Всего новостей: 2463862, выбрано 33640 за 0.155 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Гернси > Финансы, банки. Внешэкономсвязи, политика > offshore.su, 23 апреля 2018 > № 2578673

Guernsey Regulator обнародовал кодекс целостности фондового рынка

Регулятор финансовых услуг Гернси - Комиссия по финансовым услугам Гернси, опубликовала проект кодекса стандартов рыночного поведения, в котором основное внимание уделяется поведению компаний, которое, по его мнению, является злоупотреблением рынком свободного перемещения товаров и услуг.

Кодекс охватывает поведение в отношении инвестиций, обращающихся на регулируемых рынках на острове, и рынков, доступных в электронном виде от Гернси, включая Лондонскую фондовую биржу, Нью-Йоркскую фондовую биржу и Токийскую фондовую биржу.

Кодекс не влияет на изменение каких-либо обязательств по раскрытию информации регулируемого рынка или Кодекса поглощения острова.

Кодекс является предметом консультаций до 12 июня 2018 года.

Гернси > Финансы, банки. Внешэкономсвязи, политика > offshore.su, 23 апреля 2018 > № 2578673


Армения > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 23 апреля 2018 > № 2578451 Сергей Маркедонов

Протесты в Армении. Что они могут изменить

Сергей Маркедонов

Даже в случае гипотетического прихода к власти оппозиция не сможет быстро и радикально изменить сложные внешние условия, в которых находится Армения, если только не пойдет на солидные уступки. Но оппозиционеры, наоборот, активно ругают власть именно за «соглашательство». Расхождение с Россией тоже чревато для страны огромными рисками, поэтому, в случае успеха, сторонникам «евразийского скептика» Пашиняна, скорее всего, придется развернуть свою позицию на 180 градусов

В Армении очередной всплеск массовых протестов. Поводом для них стало утверждение в должности премьер-министра Сержа Саргсяна, который до этого в течение десяти лет был президентом республики, а его переход на другой пост стал возможен благодаря конституционной реформе, перераспределившей полномочия в пользу правительства. Глава государства превратился в символическую фигуру (согласно Конституции, он может находиться у власти в течение семи лет, но только один срок), а ключевые управленческие прерогативы оказались в руках премьера.

Срок премьерских полномочий Саргсяна – пять лет, но, в отличие от президента, он может выдвигаться на пост главы правительства неограниченное количество раз, лишь бы партия, которая его выдвигает, побеждала на выборах. Или успешно формировала правящую коалицию.

Обвинения и разоблачения

Над Арменией, которая со времен распада СССР не знала ни референдумов о продлении полномочий (как в Центральной Азии, Азербайджане или Белоруссии), ни рокировок (как в России в 2008–2012 годах), навис призрак несменяемости власти. Это ощущение вечности Саргсяна и возмущение президентско-премьерским круговоротом, несомненно, подстегнуло протесты. Но начались они еще до того, как депутаты проголосовали за нового главу правительства; недовольство зрело в Армении не один год и рано или поздно должно перейти в новое качество.

Сегодня протестующие и армянская оппозиция демонизируют старого нового лидера страны. О нем говорят как о диктаторе, душителе свободы, коррупционере, предателе национальных интересов. Но каждая из этих характеристик кажется не вполне корректной.

Будь Саргсян диктатором, то не позволил бы и десятой доли тех массовых протестов, что сотрясали Армению в 2013, 2015 или в 2016 годах. Не допустил бы он и тех митингов, которые бросили вызов ему и его предшественнику Роберту Кочаряну в марте 2008 года (тогда первый фактически получал власть от второго). Невозможной была бы и бурная кампания по избранию Совета старейшин Еревана (по своему значению она почти общенациональная – в столице Армении проживает треть граждан страны).

Все десять лет правления Саргсяна практически весь политический спектр Армении так или иначе был представлен в законодательных органах страны и столицы, включая самых закоренелых оппонентов власти, таких как нынешний лидер протестов Никол Пашинян или Заруи Постанджян. Эти политики активно пользовались предоставляемой им трибуной, а также время от времени становились героями уличных акций.

В Армении никогда не прекращалась широкая дискуссия по вопросам внешней и внутренней политики, а власти открыто обвинялись в недостатке патриотизма и соглашательстве по вопросам карабахского урегулирования.

Если же говорить о коррупции, то эта проблема носит системный характер, и в периоды правления Роберта Кочаряна и Левона Тер-Петросяна поводов для критики властей было ничуть не меньше. Уйди на покой нынешний глава армянского правительства, поводы для подобных обвинений, скорее всего, не исчезнут.

Сержу Саргсяну ставят в вину то, что он не признал независимости Нагорно-Карабахской республики после «четырехдневной войны» 2016 года. Что он боится испортить отношения с Россией, Западом, партнерами Еревана по евразийским проектам и отказывается настаивать на озабоченности Армении развитием ситуации в зоне конфликта. Эти тезисы постоянно звучат в армянских СМИ, блогосфере, на круглых столах в ведущих академических и экспертных центрах страны.

Но разве Саргсян был первым, кто начал строить внешнюю политику Армении на этих принципах? Еще в 1997 году первый президент страны Левон Тер-Петросян предлагал компромиссное решение карабахского конфликта «здесь и сейчас», чтобы не пришлось принимать его в худших условиях в будущем. Тогда эти призывы закончились для него отставкой.

Следующий президент Армении Роберт Кочарян пришел в кресло премьер-министра, а затем и президента непосредственно из Карабаха, но он также не добился его признания. Почему? Потому что по договоренностям «большой тройки» (сопредседателей Минской группы ОБСЕ по урегулированию конфликта: Россия, США и Франция) статус спорного региона определяется юридически обязывающим референдумом и никак иначе. И любой шаг в сторону тут рассматривается как ревизия мирных принципов.

Какой лидер Армении пойдет против согласованного подхода Москвы, Парижа и Вашингтона? Скорее всего, даже если вдруг Армению возглавит лидер нынешних протестов Никол Пашинян, этот вариант не будет реализован.

Саргсян как политик, во всем следующий в фарватере Москвы? Но разве не он стал первым среди партнеров России по Евразийскому союзу, кто подписал с ЕС Соглашение о всеобъемлющем и расширенном партнерстве? В похожем соглашении между ЕС и Казахстаном, заключенном в 2015 году, не было понятия «всеобъемлющий».

Если же говорить о якобы «спонтанном решении» Саргсяна присоединиться к Таможенному союзу в сентябре 2013 года, то оно было принято не в последнюю очередь из-за нежелания Евросоюза следовать принципу «и-и» и допустить параллельное участие Армении и в европейском, и в евразийском интеграционном проекте. Как только этот жесткий подход был пересмотрен, Ереван вернулся к многовекторной внешней политике и продолжил сближение с ЕС.

Армянский формат

Почему же сегодня неприятие «вечного Сержа» так сплотило многих людей в Армении? Лидер протеста Никол Пашинян, которого оппоненты клеймят как экстремиста и радикала, еще в начале апрельского протеста выдвинул лозунг: «Единство минус Саргсян». Тем самым он недвусмысленно давал понять прагматикам во власти, что готов к компромиссам, но без старого нового национального лидера.

Многие ответы на обозначенные вопросы можно почерпнуть в биографии главного героя нынешней истории. Серж Саргсян прожил несколько политических жизней. Первая – обычная советская, похожая на тысячи других в Армении и в тогдашнем Советском Союзе. Армия, освоение «рабочей специальности», вечернее отделение в университете, карьера комсомольского вожака. Пределом мечтаний для армянина, шедшего по карьерной лестнице в Нагорно-Карабахской автономной области Азербайджанской ССР, была позиция первого секретаря обкома.

Но перестройка круто изменила карьеру начинающего партийного активиста Саргсяна. Историки Бабкен Арутюнян и Александр Искандарян справедливо описывают ситуацию в позднесоветской и постсоветской Армении как «карабахизацию». Благодаря стремительному развитию событий в Карабахе и вокруг него Саргсян становится известен.

С 1995 года, после окончания активных военных действий в Карабахе, он начинает строить политическую карьеру уже в Армении, работает в силовых структурах (министр внутренних дел, национальной безопасности, министр обороны). В 2006 году Саргсян получает пост председателя совета правящей Республиканской партии, а после смерти тогдашнего премьер-министра Андраника Маргаряна занимает пост главы правительства Армении при президенте Роберте Кочаряне. И наконец, 19 февраля 2008 года выигрывает президентские выборы.

Президентская кампания 2008 года сыграла в карьере Саргсяна важнейшую роль. Фактически многие проблемы с его нынешней легитимностью возникли именно тогда. Во-первых, он получил трудное наследство от Роберта Кочаряна и, особенно поначалу, воспринимался как его преемник и продолжатель. У самого Кочаряна тоже за плечами были выборы 2003 года, которые оспаривались оппозицией, и конституционная реформа 2005 года – многие воспринимали ее как попытку пересесть в премьерское кресло без потери полномочий.

Во-вторых, силовой разгон акций протеста 1 марта 2008 года («кровавая суббота») сказался не только на репутации уходившего президента Кочаряна, но и на новом президенте Саргсяне. Уже первое вступление Саргсяна в президентскую должность было зарифмовано с внутригражданским противостоянием. Тогда, в 2008 году, лидер нынешних протестов Никол Пашинян сначала был объявлен в розыск, а затем, в 2009–2011 годах, находился под стражей.

Через пять лет, на президентских выборах 2013 года Саргсян снова столкнулся с массовыми протестами и отказом оппозиции признавать итоги голосования. И будь его оппоненты менее амбициозными и более консолидированными, то второй президентский срок Саргсяна мог бы пройти для него куда сложнее.

Дважды легитимность Саргсяна была поставлена под сомнение значительной частью армянского общества, но он сумел сохранить власть, не доводя до силового разгрома оппозиции. Уличная активность в Армении не прекращалась ни в 2008-м, ни в 2013-м, ни в последующие годы вплоть до недавних апрельских событий. Тот же Пашинян после своего освобождения из-под стражи стал депутатом парламента.

Особое место в политической биографии Саргсяна занимает «четырехдневная война» 2016 года, самая масштабная эскалация в Карабахе после вступления в силу Соглашения о бессрочном прекращении огня в мае 1994 года. По итогам того противостояния переговорный формат не изменился, инфраструктура непризнанной Нагорно-Карабахской республики сохранилась, а Азербайджан не добился впечатляющей победы. Но символически армянская власть все равно понесла существенные потери.

Прежде всего, сам Саргсян признал потерю «незначительных территорий». Но главное – кратковременная эскалация выявила существенные проблемы в подготовке армянской армии, масштабную коррупцию и прочие недостатки, которые ранее прикрывались победными реляциями военного начальства. Захват радикальными армянскими националистами поста ППС в Ереване летом 2016 года был прямым следствием апрельских событий в Карабахе и отражал массовые опасения того, что армянские власти готовы начать «сдачу территорий».

Наконец, последнюю крупную проблему Саргсян создал себе сам, дав публичное обещание покинуть политику после завершения конституционных реформ и перехода к парламентской республике к 2018 году. Сегодня нарушенное обещание бьет в общественном сознании десятки других резонов. В том числе и откровенную слабость армянской оппозиции, которая не смогла представить никакой серьезной критики конституционных реформ и по факту пропустила референдум 2015 года.

Сейчас протестующие не столько поддерживают оппозицию, сколько недовольны переходом Саргсяна на пост премьера. А это делает армянскую политическую систему очень неустойчивой.

Недовольство политикой властей может вынести на поверхность случайных персонажей, не обладающих достаточным уровнем компетентности и подготовки для управления страной. Такому сценарию способствует и то, что протест расширяется прежде всего за счет молодежи. Плохо организованное, без четких политических лидеров движение становится удобным объектом для манипуляций. Со временем это может привести к тому, что внутриполитический протест станет активнее взаимодействовать с внешними игроками, чтобы получить поддержку для борьбы с реальными или вымышленными угрозами.

В итоге Армения оказывается в непростой ситуации. С одной стороны власть, имеющая изрядный дефицит легитимности, а с другой – оппозиция без четкой конструктивной программы (не считать же такой создание ревкомов «бархатной революции»).

Даже в случае гипотетического прихода к власти оппозиция не сможет быстро и радикально изменить сложные внешние условия, в которых находится Армения, если только не пойдет на солидные уступки. Но оппозиционеры, наоборот, активно ругают власть именно за «соглашательство». Расхождение с Россией тоже чревато для страны огромными рисками, поэтому, в случае успеха, сторонникам «евразийского скептика» Пашиняна, скорее всего, придется развернуть свою позицию на 180 градусов.

Ситуация в Армении развивается стремительно, и сегодня сложно что-либо прогнозировать. Пока очевидно, что хотя политическая система в Армении и далека от демократических стандартов, но армянское общество не принимает среднеазиатских и азербайджанских форматов. Армянская оппозиция остается влиятельной силой, а ее праймериз с солидным отрывом выиграл Никол Пашинян. Других лидеров, сопоставимых с ним, у оппозиции нет. Власть при этом демонстрирует жесткость и не готова идти на уступки протестующим.

Тем временем 21 апреля снова обострилась ситуация на линии соприкосновения в Нагорном Карабахе. Не в первый раз нестабильность в Армении пытаются использовать для того, чтобы протестировать Ереван на предмет возможных уступок. Так было в марте 2008 года, когда через неделю после трагических событий 1 марта на линии соприкосновения произошли самые крупные на тот момент столкновения с перемирия 1994 года. Однако такой расчет вряд ли оправдается – любое внешнее давление лишь консолидирует армянское общество. Односторонние уступки Еревана как основу для карабахского урегулирования в Армении не готовы принять ни те, кто настроен провластно, ни те, кто в оппозиции.

Армения > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 23 апреля 2018 > № 2578451 Сергей Маркедонов


Украина. Молдавия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 22 апреля 2018 > № 2579080

Порошенко — «агент ФСБ» и блок ада: Украина в приднестровском конфликте

Жовто-блакитный слон в посудной лавке

Начался очередной этап давления на Приднестровье: власти Молдавии и Украины приступили к осуществлению совместного таможенного контроля в пункте пропуска Кучурган на украинской территории. Вернее, если быть точным, то запущенные процедуры практически ничего общего не имеют с реальным совместным контролем, который является нормальной практикой для граничащих друг с другом государств, когда на паритетной основе на территории смежных пунктов пропуска размещаются силовики двух государств. В случае с пунктом пропуска Кучурган никакого паритета нет: украинская сторона в одностороннем порядке пошла на уступки, дав доступ молдавским силовикам и возможность экстерриториального применения законодательства Молдовы на своей территории.

Такую позицию украинских властей объяснить сложно. Казалось бы, «выстрел себе в ногу» и «отмораживание ушей назло» кому бы то ни было не должно быть столь значимым для Киева в условиях непростой экономической ситуации. Положительное сальдо Украины в торговле с маленьким Приднестровьем измеряется десятками миллионов долларов; на Приднестровье «завязана» приграничная торговля в сопредельных районах Одесской и Винницкой областей и т.п. Естественно, что запуск полноценного таможенного контроля серьезно ухудшит показатели украинского экспорта, а также негативно отразится на социальной ситуации в приграничных районах, поскольку приднестровские покупатели, против которых будут приниматься нормы молдавского законодательства на украинской территории, будут искать новые, более оптимальные места для закупок.

Интерес Молдавии понятен. Во-первых, Кишинев стремится поставить под контроль приднестровские товаропотоки, причем не просто получать информацию, но и иметь возможность блокировать поставки в / из Приднестровья. В условиях неурегулированного конфликта, противоречия между законодательными актами Молдавии и Приднестровья такой вариант действий может быть весьма эффективным: Кишиневу не надо договариваться с Тирасполем и искать совместные компромиссные решения, достаточно договориться с Киевом и принудительно навязывать выполнение своих собственных односторонних актов, а затем ссылаться на то, что навязанные решения действуют по факту.

Во-вторых, молдавские власти заинтересованы в пополнении бюджета. Взимание платежей на приднестровский импорт (чего раньше никогда не делалось) может оказаться существенным подспорьем для молдавского бюджета.

В-третьих, официальный Кишинев рассчитывает на провоцирование напряженности внутри Приднестровья, нарастание противоречий между властью и бизнесом, в особенности индивидуальными предпринимателями, которые утратят возможность торговли через контролируемые Молдавией пункты пропуска, а также на общую деградацию социальной сферы Приднестровья. В-четвертых, Молдавия устраняет конкурента в сфере торговли его же собственными руками: лишившись возможности торговли через украинский сегмент границы, приднестровские хозяйствующие субъекты будут вынуждены переориентироваться на молдавский рынок, где будут закупать те же самые товары, но уже через спекулянтов из Молдавия с их спекулятивными наценками. Но поскольку торговлю с Приднестровьем власти в Кишиневе рассматривают как «внутреннюю», препятствовать «торговле» своих спекулянтов с приднестровцами молдавские власти не будут.

Приднестровье окажется в тяжелейшем положении. Если ранее импорт в Приднестровье поступал беспрепятственно, без требования о регистрации импортеров в Молдавии и без взимания платежей в бюджет Молдавии (таможенному оформлению в Молдавии подлежали только сырье, запчасти и другой импорт, необходимый для использования в процессе производства готовой продукции, отправляемой в последующем на экспорт), то теперь Кишинев, при содействии Киева, получает рычаг для прямого давления на Приднестровье путем ограничений импортируемых товаров и взимания платежей. Приднестровье уже столкнулось с ограничениями на ввоз медикаментов, которые допустимы к применению в ПМР, но не прошли регистрацию в Молдавии (при этом фармацевтика составляет одну из наиболее доходных позиций в торговле Украины с Приднестровьем). Кишинев и Киев полностью ломают сложившийся в 2006 году механизм внешнеэкономической деятельности Приднестровья, подтверждая уязвимость Тирасполя перед скоординированными блокадными действиями. Ожидаются огромные убытки бюджета и экономических агентов, связанные с изменением логистики, дополнительными платежами, удорожанием товаров и т.п.

Иными словами, молдавские власти стремятся к удушению Приднестровья, Приднестровье стремится избежать потерь и беспрецедентного политико-экономического давления. Интересы обеих сторон молдавско-приднестровского конфликта понятны и предсказуемы.

Иная ситуация с Украиной. Официально Украина считается гарантом и посредником в молдавско-приднестровском урегулировании. Этот статус предполагает как минимум объективность и содействие урегулированию, но никак не трансформацию в сторону конфликта.

У Украины на протяжении длительного времени был интерес именно в таком участии в урегулировании, однако уже на протяжении ряда лет наблюдается деградация украинской переговорной роли.

Этот процесс начался еще в период президентства В. Ющенко, пришедшего к власти после «оранжевой революции». С 2006 г. совместные действия Украины и Молдавии, воспринятые в Приднестровье как экономическая блокада, привели к тому, что приднестровский экспорт стал невозможен без получения товаросопроводительных документов и таможенного оформления в Молдавии. Дополнительным бонусом для Молдавии стала оплата приднестровцами таможенного оформления в молдавский бюджет.

Для Киева новый таможенный режим обернулся многомиллионными убытками (ущерб только украинских железных дорог исчислялся миллионами долларов). Имиджевые, политические и иные убытки Украины также были значительными, но в Киеве предпочли ими пожертвовать во имя «европейской интеграции». Западные «партнеры» украинских властей представили ситуацию с введением нового таможенного режима в 2006 году в качестве «теста на европейскость», и режим Ющенко, вопреки здравому смыслу и экономическим интересам Украины, пошел на введение блокадных мер против Приднестровья.

Негативный тренд в ситуации с приходом к власти В. Януковича не особенно изменился. Режим 2006 г. был сохранен, накопленные вопросы, связанные с торговлей, транспортом, иными формами трансграничного сотрудничества, также не были решены.

Украинский кризис 2013—2014 гг. лишь усугубил ситуацию, привел к ухудшению не только российско-украинских отношений, но и восприятия Приднестровья украинской властью и экспертным сообществом.

Нынешняя ситуация несколько отличается от 2006 г. Принципиальное отличие в том, что Киеву не надо никому ничего доказывать, тесты на «европейскость» заменены образцово-показательными успехами в русофобии. Никаких требований по запуску молдавских силовиков на украинскую территорию и уж тем более по возможности применения ими блокадных мер с украинских пунктов пропуска не выдвигалось. Относительно недавно на разных уровнях в Киеве говорилось, что Украина больше не будет «таскать каштаны из огня» для других субъектов. Несмотря на это, с 18 апреля ситуация изменилась, и Киев «дал добро» Кишиневу на очередной виток эскалации конфликта.

Представляется, что есть совпадение ряда факторов.

Прежде всего, надо учитывать субъективный фактор. Президент Украины П. Порошенко, проведший юность в приднестровских Бендерах и затем трудившийся на приднестровском направлении в администрации Ющенко (на посту Секретаря Совета национальной безопасности и обороны, позднее — главы МИД Украины), прекрасно знает региональную ситуацию. У Порошенко были достаточно сложные отношения с экс-президентом РМ В. Ворониным, что объяснялось личностным фактором и бизнес-интересами семьи Порошенко. Кроме того, приднестровские власти в свое время имели неосторожность проявить недопонимание в отношении бизнес-интересов людей, близких к Петру Алексеевичу, что тоже не осталось без внимания. Это налагает дополнительный отпечаток на восприятие Порошенко региональной ситуации.

Кроме того, к субъективным факторам следует отнести роль посла Украины в Молдавии И. Гнатишина. Посол, уроженец Буковины, имеющий этнические румынские корни, гораздо охотнее воспринимает всё, что связано с интересами Молдавии и Румынии, нежели с интересами Украины. Этим объясняются его регулярные контакты с наиболее известными представителями унионизма в Молдавии, его повышенное внимание ко всем сигналам, направляемым от молдавских властей, в ущерб украинским интересам. По указанию посла к минимуму сведено присутствие украинских консульских работников в Приднестровье, а с 2017 г. консульский отдел посольства прекратил принимать в работу любые приднестровские документы (хотя приднестровская сторона регулярно отвечает на запросы украинских властей, охотно принимающих в работу приднестровские документы на территории Украины). Кроме того, посол заявил о «военной опасности» для Украины из региона, поставив тем самым под вопрос роль украинских военных наблюдателей, которые участвуют в миротворческой операции на Днестре. Надо полагать, что и Киев получает от посла сильно искаженную версию реальности, на которую влияют личные интересы, пристрастия и фобии Гнатишина.

К объективным факторам следует отнести общую ситуацию на Украине. Населению настойчиво «вбивается» тезис о «войне с Россией», о «приднестровской угрозе» и о необходимости противодействовать этим факторам. Официальный Киев стремится найти любые «болевые точки», через которые смог бы нанести ущерб российским интересам и заставить Москву отвлечься от ключевого проблемного вопроса в российско-украинских отношениях.

В этом контексте решение Киева по постам — откровенно антироссийское, как и другие действия, включая захват корабля в Азовском море, выдворения российских журналистов и пр. С 2014 г. Приднестровье не первый раз выступает «точкой приложения» антироссийских усилий Украины — достаточно напомнить, что запрет на въезд граждан России призывного возраста с территории Приднестровья был введен украинскими властями на несколько недель раньше, чем в отношении «материковой» России.

Новые решения могли бы являться продолжением этих действий, но в данном случае они несут прямой ущерб украинским интересам. Во-первых, как отмечено выше, Украина понесет значительные материальные убытки. Приднестровцы будут переключаться на закупки молдавской продукции взамен украинской. Во-вторых, украинская власть берет на себя ответственность за действия молдавских силовиков на своей территории. Любые действия молдавских таможенников и других правоохранителей будут восприниматься как санкционированные Киевом, что неминуемо скажется на двусторонних контактах Тирасполя и Киева, а также вряд ли позитивно отразится на отношении многотысячной украинской общины к действиям украинских властей. Кроме того, украинской стороне придется нести ответственность за конфликтные ситуации, которые могут провоцироваться молдавскими силовиками как в пунктах пропуска, так и во время патрулирования территории. При этом неясно, что делать с товарами, которые будут запрещены к ввозу на территорию Приднестровья молдавскими таможенниками, ведь с точки зрения украинского законодательства все требования выполнены, но груз будет заблокирован именно на украинской территории. В-третьих, украинскую сторону ждет деградация сопредельных с Приднестровьем районов, выживавших в основном за счет трансграничной торговли. В-четвертых, украинские власти берут на себя ответственность за возможный кризис в политических переговорах, становясь, по сути, такой же стороной конфликта, как и Молдова. Украина вновь демонстрирует короткую память в отношении 2006 г., когда аналогичные действия Кишинева и Киева привели к 5-летней паузе в политических переговорах, и прагматикам в украинской власти пришлось «разгребать» последствия действий еврооптимистов.

Вопрос о «короткой памяти» представителей украинской власти действительно актуален. Было бы полезным, если бы посол Украины в Молдавии больше внимания уделял своим профессиональным обязанностям и сигнализировал бы в Киев о том, что экспертно-аналитическое обеспечение нынешней власти в Молдавии осуществляют люди, которые в 2005—2007 годах обвиняли Порошенко во всех смертных грехах, от работы на ФСБ России до лоббирования «криминальных приднестровских интересов» в Киеве, призывали поддержать Ю. Тимошенко во внутриукраинских «разборках» и называли усиление позиций Порошенко «катастрофой для Украины и Молдовы». Об этом писали такие известные молдавские политики и эксперты, как О. Нантой, И. Мунтян и др., которые и сейчас близки к власти, активно обозначают (по согласованию с властью) свою «экспертную» позицию и исключают любые компромиссы в приднестровском урегулировании. При этом они же составляют круг общения украинского посла — видимо, на почве русофобии, — что не позволяет Гнатишину проинформировать центр о том, с кем он на самом деле общается, выставляя П. Порошенко на посмешище.

Исходя из этого, вполне можно считать предпринятые украинскими властями совместно с Молдавией шаги по ограничению приднестровских грузопотоков не только антироссийскими, но и антиукраинскими.

В принятии антироссийских мер на приднестровском направлении есть определенная логика места и времени. Россия пока находится в послевыборной фазе, когда внимание политического класса отвлечено на ожидание кадровых решений избранного на новый срок президента РФ В. Путина. Кадровый вопрос, ожидаемые изменения конфигурации власти заботят чиновников больше, чем проблемы за рубежом. Кроме того, ужесточение санкционного режима против России ограничивает российские ресурсы, включая возможность продолжать масштабное содействие Приднестровью (при этом мы не забываем о том, сколько времени уже было упущено российской бюрократией, когда можно и нужно было усиливать своё присутствие в Приднестровье). Глобальный уровень противостояния с Западом, отношения с США, сирийский кризис, украинский вопрос — всё это проблемы, которые для российского политикума находятся на порядок выше, чем приднестровская проблематика. Этим и пользуется Запад, стремясь наращивать давление на Москву по разным направлениям, даже по малозначительным на первый взгляд. И тут роль Украины и Молдавии нельзя недооценивать: Киев, не задумываясь о собственных интересах, сразу пытается поддержать антироссийский тренд любыми средствами.

На происходящее не может оперативно отреагировать и итальянское председательство в ОБСЕ. В Италии состоялись парламентские выборы, но до сих пор не удается сформировать правительственную коалицию, распределение портфелей и сохранение свои постов теми, кто сейчас представляет Италию в приднестровском урегулировании остается под вопросом.

Впрочем, было бы неверным полагать, что Киев всего лишь слепо действует в чужих интересах. Действительно, украинские власти в своем антироссийском угаре забывают о собственных интересах, о собственных гражданах в Приднестровье — но это происходит не в первый раз. Кишинев прекрасно научился пользоваться готовностью Киева «таскать каштаны из огня» и делать черновую работу, плодами которой пользуется кто угодно, кроме Украины. Всё это так, но для целостного понимания происходящего этого недостаточно.

Киевское политическое сумасшествие имеет рациональное зерно — по крайней мере, в логике нынешних власть предержащих на Украине. В Киеве не могут не понимать, что своими действиями наносят мощнейший удар по существующим переговорным форматам, включая «5+2». Разрушая переговорный формат «5+2», украинские власти, вероятно, оценивают и последствия этого: региональный кризис будет лишь усугубляться, существующие механизмы преодоления противоречий практически не будут работать.

Как представляется, идя на такие шаги, украинские власти исходят из возможности экстраполяции молдавско-приднестровского конфликта на ситуацию в Донбассе, и наоборот. Порошенко, знающий приднестровскую ситуацию, опасается того, что модель переговоров по Приднестровью окажется востребованной при переговорах по ЛДНР и по возможной миротворческой операции в Донбассе. Поэтому Порошенко стремится сыграть на опережение и нанести удар по переговорному и миротворческому форматам на Днестре, чтобы показать их неэффективность и тем самым снять существующий (как ему представляется) риск задействования этих форматов.

Для этого Порошенко даже готов на масштабное втягивание Украины в конфликт, для этого Кишинев и Киев так настойчиво продвигают тезис о том, что вопрос совместного контроля — это исключительно двусторонний вопрос молдавско-украинских отношений, не предполагающий дискуссий в международных переговорных форматах. Порошенко, не желающий напрямую говорить с властями ЛДНР, пытается исключить Приднестровье как самостоятельную и равноправную сторону конфликта из переговоров.

Кроме того, украинские власти пытаются осуществить масштабную спецоперацию — захватить несколько сотен тысяч заложников в Приднестровье и пытаться использовать их для торга с Россией. В Киеве полагают, что ресурс границы позволит украинским властям избежать острого противостояния с Приднестровьем — дескать, если захотим, еще хуже будет.

Так что нынешние действия Киева — не только и не столько продолжение антироссийской истерии. Это, во-первых, часть скоординированной Западом политики давления на Россию на разных уровнях и по разным направлениям. Во-вторых, это следование украинской власти своей цели — разрушить любые механизмы, которые могли бы стать мирной альтернативой решения спора с ЛДНР, могли бы стать примером цивилизованного диалога. Нынешние украинские власти будут идти путем разрушения, не считаясь ни с экономическими потерями, ни со своим международным статусом, ни с правами своих собственных граждан. Киев будет разрушать любые мирные форматы по периметру своих границ, провоцировать напряженность в других регионах, рассчитывая на возможность силового решения конфликта в Донбассе.

Российская власть должна понимать разрушительный характер нынешнего киевского режима, а также то, какое разрушительное воздействие имеет внутриукраинская пропаганда на сознание украинского населения. Поэтому пора избавляться от иллюзий насчет «братского украинского народа» и «антинародного режима». Представители этого «братского народа» участвуют в геноциде в Донбассе, а потом, когда заканчиваются «боевые», едут на заработки в Россию, посмеиваясь над простодушными «москалями», которые им платят. В это самое время власти захватывают российские корабли, выносят приговоры инакомыслящим, требуют бойкота российского чемпионата мира по футболу — 2018 г., блокируют выборы президента РФ в диппредставительствах, но российская власть благородно не замечает этого. В итоге происходит то, что происходит. Украина экспортирует разрушения, пользуясь безнаказанностью. Стоит обратить внимание на это, пока еще есть время и ресурсы, пока украинские «атошники» всё еще ездят в Россию. Тогда и меньше было бы желания брать заложников в Азовском море или делать заложников из жителей Приднестровья.

Сергей Артёменко

Украина. Молдавия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 22 апреля 2018 > № 2579080


Турция > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 22 апреля 2018 > № 2579076

Макрон похвастался: «Мы разделили турок и русских»

Главное о Турции за 16–22 апреля 2018 года

В то время, как все еще появляются отголоски операции, проводимой США, Францией и Великобританией в Сирии, передает CNN Türk, Турция приняла у себя важного гостя. Генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг посетил Анкару. В первую очередь он встретился с министром обороны Турции Нуреттином Джаникли. Генсек, комментируя операцию в Сирии, заявил следующее: «Она являлась прямым сообщением для режима Асада и его сторонников, России и Ирана. Операция показала, что международная общественность не сидит тихо в сторонке. Поддержка операции Турцией также нас обрадовала». Столтенберг высказался о покупке Анкарой у Москвы систем ПВО С-400: «То, какой системой противовоздушной обороны будет владеть та или иная страна является национальным решением для стран-членов НАТО. Главным вопросом с точки зрения НАТО является интеграция этих систем». В рамках визита генеральный секретарь встретился с министром иностранных дел Турции Мевлютом Чавушоглу. Чавушоглу подчеркнул, что Турция выступает за расширение НАТО. И добавил: «Мы ожидаем еще большую поддержку со стороны альянса в борьбе с терроризмом».

Известна дата открытия проекта TANAP

Согласно информации TR724, глава консорциума Трансанатолийского газопровода (TANAP) Салтук Дюзйол заявил, что работы по нему в скором времени будут завершены. «Мы планируем начать торговый поток газа, открыв клапан 30 июня», — сказал он. Дюзйол напомнил, что они начали нагнетать первую газопроводную линию на трубопроводе 23 января, и добавил, что весь участок до Эскишехира заполнен газом, а тестовые испытания продолжаются. «Проект в настоящее время был спроектирован для поставок газа только из Азербайджана и источников к востоку от него. Однако если правительство принимающей страны внесет соответствующие изменения в соглашение, природный газ из Восточного Средиземноморья и Ирака может также войти в трубопроводную систему в будущем. На данный момент в проекте не предусмотрено никаких связей с подземными хранилищами. Сейчас мы будем обеспечивать полную транспортировку газа между точками входа и выхода. Необходимо будет оценить и обдумать возможности для хранилища», — заявил он. Дюзйол отметил, что Турция импортирует по газопроводу Баку — Тбилиси — Эрзурум 6,6 млрд кубометров газа в год. Благодаря TANAP эта цифра вырастет еще на 6 млрд кубометров, в результате чего уменьшится общая доля потребления российского газа в стране.

Жесткий доклад ЕС о Турции

Как сообщает газета BirGün, Евросоюз опубликовал доклад Европейской комиссии, в котором указывается, что Турция переживает «серьезный регресс». Отчет признан самым жестким за все время. В докладе говорится, что «Турция отдаляется от ЕС семимильными шагами». В то же время усилия Анкары по борьбе с кризисом беженцев были встречены с одобрением. ЕК хочет, чтобы всех арестованных в Турции журналистов освободили до конца этого года и просит обеспечить разделение полномочий ветвей власти. Турецкий министр по делам ЕС и главный переговорщик по вступлению в Евросоюз Омер Челик назвал критические заявления, сделанные в конце заседания Совета ЕС по иностранным делам, «безответственными», добавив, что они «не несут за собой никакой политической и человеческой чувствительности и ответственности». В докладе Евросоюза звучит призыв к отмене режима чрезвычайного положения, который длится в Турции в течение долгого времени. В рамках режима ЧП ухудшилась законодательная власть парламента, все регулируется указами. Сокращается диалог между политическими партиями. Необходимо снова ввести иммунитет для депутатов, чтобы обеспечить им свободу слова. Недостатки в борьбе с терроризмом представляют прямой риск для свободы выражения мнения членов парламента. Идет рост давления на гражданское общество вкупе с повышением значимости проправительственных организаций. Однако следует систематически и всеобъемлюще уделять приоритетное внимание гражданским общественным институтам. Позднее станет понятно, будет ли Комиссия по чрезвычайному положению помогать закрытым гражданским общественным движениям восстановиться или нет. После 15 июля 2016 года, попытки государственного переворота, правительство изменило правовое регулирование военно-гражданских отношений и заметно укрепило свою власть над армией. Хотя военные и Национальная разведывательная организация все еще далеки от того, чтобы отчитываться перед парламентом. Разведка передана в управление президенту. Наиболее важные заявления, касающиеся Турции, были сделаны в области судебной системы и основных прав человека. «Основные ценности ЕС включают в себя уважение верховенства закона и уважение прав человека. С юридической и практической точки зрения, обеспечение надлежащего функционирования судебной системы и борьба с коррупцией так же важны, как и соблюдение основных прав человека», — говорится в отчете.

Асад благодарен за ПРО

Согласно сообщению NTV, президент Сирии Башар Асад встретился с группой членов российского парламента. Где и как состоялась встреча, не сообщаются. Депутаты рассказали, что Асад пребывает в хорошем расположении духа. Сирийский президент, в свою очередь, заявил депутатам, что он благодарен российской стороне за системы противовоздушной обороны, которые использовались сирийской армией во время налета западной коалиции в субботу, 14 апреля. Стало известно, что Асад планирует посетить Россию, хотя дата пока не была озвучена.

Напряжение в Эгейском море

Как передает газета Hürriyet, премьер-министр Турции Бинали Йылдырым сделал заявление по поводу событий в Эгейском море: «Очевидно, что наш сосед Греция время от времени совершает некоторые провокационные действия, направленные на увеличение напряженности в Эгейском море. Мы наблюдаем действия, похожие на спорные вопросы с Кардакскими островами. Снова в водах рядом с Дидимом была предпринята попытка установить греческий флаг на одном из необитаемых скалистых островов. После этого в дело вмешалась наша береговая охрана. Они сняли этот флаг оттуда. Мы, как добрые соседи Греции, настоятельно советуем ей держаться подальше от подобных провокаций, сеющих напряженность. Ей следует действовать в соответствии с соседским законодательством».

Евросоюз предупреждает о киберугрозе

Как сообщает новостной портал Samanyolu Haber, Европейский союз объявил, что он предпринимает шаги для обеспечения безопасности киберпространства ввиду того, что угрозы кибератаки неуклонно растут. На заседании Совета иностранных дел ЕС в Люксембурге было принято решение о необходимости дополнительных шагов по борьбе с киберугрозой. В письменном заявлении по итогам заседания говорится, что в киберпространстве стала разворачиваться все более активная деятельность с целью связи с членами «третьего государства» и «антигосударственными» лицами, что не может не вызывать беспокойства. В заявлении подчеркивается, что Евросоюз готов внести свой вклад в работу по выстраиванию международного права в этой области, а вся деятельность в этом направлении должна соответствовать правовым нормам.

Критическое решение США по Сирии

Согласно CNN Türk, постоянный представитель США при ООН Ники Хейли заявила, что американцы не выйдут из Сирии, пока не достигнут своих целей. Хейли прокомментировала слова президента США Дональда Трампа, сказанные им после операции — «задача была успешно выполнена». Она отметила, что этот термин имеет как политический, так и военный эквивалент. Трамп использовал его в военном смысле, говоря о том, что «определенная конкретная задача» была выполнена, так, как это применяется в военной литературе. «Мы еще не сделали все, что от нас требуется в Сирии», — заявила Хейли, добавив, что в случае, если Асад снова использует химическое оружие, США готовы принять надлежащие меры. Поведение Вашингтона, по ее словам, будет полностью зависеть от действий Дамаска.

«Мы разделили турок и русских»

Портал SonDakika.com цитирует президента Франции Эммануэля Макрона, который заявил о том, что Париж, напав на Сирию совместно с США и Великобританией, смог отдалить Турцию от России. Макрон отметил, что нападение было осуществлено безупречным образом: «С помощью этих ударов мы разделили турков и русских. Турки осудили использование химического оружия». Вице-премьер Турции и пресс-секретарь правительства Бекир Боздаг жестко отреагировал на заявление президента Франции о том, что «им удалось разделить турков и русских», сказав, что «Турция не преследует общие цели ни с Россией и Ираном, ни с США».

Увольнения в МИД

Как сообщает TR724, Чавушоглу сделал следующее заявление: «В рамках борьбы с террористическими организациями после отвратительной попытки государственного переворота 15 июля 2016 года из нашего министерства иностранных дел за связь с террористическими организациями было уволено около 20% офицеров (461 человек). Общее число увольнений по всем категориям составило 568 человек. 4 сотрудника государственной службы были восстановлены в должностях».

Жесткие ответные меры

Заместитель министра иностранных дел России Сергей Рябков заявил, что отныне Москва будет сопротивляться любым будущим нападениям на Сирию, пишет газета BirGün. Российский дипломат отметил, что ответные меры будут более жесткими. Рябков ответил на утверждения о том, что наблюдателям ОЗХО (Организации по запрещению химического оружия) не разрешили посетить сирийский город Дума в связи с предполагаемым химическим нападением войск Асада. Он заявил, что это атаки США задержали расследование.

«Россия посылает Сирии военное подкрепление»

Согласно NTV, российский большой десантный корабль «Орск» пересек Босфор в Стамбуле и направился в Средиземное море. В прессе сообщалось, что российское военно-морское судно «Орск» под бортовым номером 148, принадлежащее Черноморскому флоту, прошло через Дарданеллы. Предположительно корабль направляется в гавань Тартус на побережье Средиземного моря, которая является подкрепляющей базой российского флота. На палубе корабля находятся бронетранспортеры БТР-80, бронеавтомобили «Тигр», грузовики «Камаз» и «Урал». Министерство обороны России не давало никаких комментариев по этому вопросу.

Досрочные выборы в Турции

Как сообщает CNN Turk, после заседания партийной группы главы Партии националистического движения (ПНД) Девлета Бахчели, на котором обсуждалась идея проведения досрочных выборов в Турции, состоялась встреча Эрдогана и Бахчели. Переговоры длились полчаса. Сразу после нее Эрдоган заявил: «Мы позитивно подходим к вопросу досрочных выборов». Он назначил дату выборов на 24 июня 2018 года. И далее: «Хотя, на первый взгляд, благодаря слаженной работе правительства и президента мы не сталкиваемся с серьезными проблемами, старые системные заболевания дают о себе знать. Несмотря на это, мы всегда стремились выполнять наши обязательства перед народом, сжимая зубы до момента выборов в ноябре 2019 года. Однако проводимые нами операции в Сирии и исторические события в Сирии и Ираке заставили Турцию сделать все, чтобы как можно раньше разрешить все неопределенности. Переход к новой системе управления стал приобретать все более актуальный характер, с тем, чтобы обеспечить более четкое принятие и реализацию решений во благо будущего нашей страны. Насыщенность внутренней и внешней повестки дня в Турции заставляет ее как можно быстрее справиться с неопределенностью, которая возникнет после объявления решения о досрочных выборах. Для этого мы приняли решение о проведении выборов в воскресенье, 24 июня 2018 года, после консультаций с господином Бахчели, на союз с которым во время предстоящих выборов мы согласились». Оппозиция поддерживает досрочные выборы. Республиканская народная партия и Демократическая партия народов заявили: «Попробуйте». Председатель «Хорошей партии» Мераль Акшенер, в свою очередь, сказала: «Мы не против». Эрол Биледжик, глава Союза турецких промышленников (TÜSİAD), в состав которого входят самые сильные турецкие компании и руководители, отметил, что мир бизнеса недоволен решением о досрочных выборах. «Мы ожидали, что 2018 год станет годом структурных реформ и инфляционной борьбы. Досрочные выборы полностью уничтожат процесс реформирования и борьбы с инфляцией. Выборы во время режима чрезвычайного положения ставят Турцию в трудное положение во внешнем мире. До сих пор мы полностью поддерживали все заявления президента, премьер-министра и других политических лидеров о том, что выборы будут проведены в срок», — отметил Биледжик.

Коротко, но важно

Предложение о продлении режима чрезвычайного положения еще на 3 месяца было принято в Великом национальном собрании Турции. Таким образом, режим чрезвычайного положения с 15 июля 2016 года был продлен в седьмой раз.

Турция занимает второе место в мире по производству леонардита, используемого во многих отраслях, начиная со скотоводства и заканчивая дерматологией. Леонардит, получаемый в результате преобразования отходов растений и животных в течение миллионов лет, добывается во многих частях Турции и называется «веществом столетия».

Депутаты Демократической партии народов Осман Байдемир и Сельма Ырмак были отстранены от занимаемых должностей. После объявления о досрочных выборах увольнение членов парламента вызвало бурную реакцию.

Министерство финансов объявило о том, что долг бюджета в марте составил 20,2 млрд турецких лир. В период с января по март долг составил 20,4 млрд лир. Доходы бюджета за период с января по март по сравнению с тем же периодом в прошлом году выросли на 15,7% и составили 167,4 млрд лир, расходы в свою очередь возросли на 17,7% и достигли суммы в 187,9 млрд лир.

Ариф Асалыоглу

Турция > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 22 апреля 2018 > № 2579076


Украина. Венгрия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 22 апреля 2018 > № 2579063

Киев угрожает Будапешту взять украинских венгров в заложники

И хамит премьеру Орбану

Решение президента Украины Петра Порошенко внести в Верховную раду законопроект, ужесточающий правила получения украинского гражданства и вводящий новые основания для лишения его, создает новый серьезный конфликт на линии Киев — Будапешт. Ряд изданий сделали акцент на то, что инициатива президента бьет по крымчанам. Как говорится в тексте законопроекта, «основаниями для потери гражданства Украины является… приобретение гражданства РФ в результате совершения противоправных и недобросовестных действий на временно оккупированной территории автономной республики Крым и города Севастополя», если эти граждане голосовали на выборах, организованных российскими властями. Однако поправки не относятся исключительно к российским гражданам, проживающим в Крыму, речь идет об «иностранном государстве» в принципе.

Помимо того, лишение гражданства допускается в случае «использования совершеннолетним лицом, которое приобрело гражданство Украины» паспорта иностранного государства на территории Украины, во время выезда из Украины или въезда на Украину. Как говорится в пояснительной записке за подписью руководителя администрации президента Украины Алексея Днепрова, «на сегодня является чрезвычайно актуальной проблема относительно двойного гражданства на Украине… действенный механизм предотвращения возникновения случаев двойного гражданства на законодательном уровне отсутствует». И это уже затрагивает не одних лишь крымчан. Так, на днях буковинские пограничники сообщили о «существенном росте» попыток пересечения границы гражданами Украины с паспортами Румынии и Молдавии. Пока что за это пограничники привлекают таких граждан к административной ответственности. После одобрения поправок в закон о гражданстве Украины последствия могут быть куда суровее.

Другой вопрос, что Киев может дать команду силовым ведомствам судить обладателей румынских и молдавских паспортов со снисхождением, ведь с Бухарестом и Кишиневом особых проблем нет. Зато они есть в отношениях с Венгрией, которая системно атакует украинские власти, обвиняя их в притеснениях венгерского меньшинства в Закарпатской области, и препятствует интеграции Украины с Европейским союзом и НАТО. Серьезное предупреждение Будапешту сделал в интервью Радио Свобода заместитель министра иностранных дел Украины Василий Боднар. Заметим, что беседа транслировалась уже после того, как Порошенко сообщил о запланированных нововведениях. Соответственно, реплики украинского дипломата можно расценивать как «сигналы». А они по своему тону и смыслу балансировали на грани дипломатического хамства и агрессии.

Во-первых, Боднар поставил под сомнение суверенитет Венгрии, «объяснив» ее действия в отношении Украины, Европы и НАТО давлением России: «Газ, атомная электростанция, ВПК, много других вещей, о которых можно говорить… Я могу допустить, что влияние Москвы на Будапешт, к сожалению, растет». Во-вторых, связал венгерско-украинские отношения исключительно с предвыборной кампанией премьера Виктора Орбана и его партии Fidesz: «Орбан получил высокую поддержку общественности (на выборах — Радио Свобода). Это говорит о том, что он умело проводит свою политику внутри страны, в том числе используя политически тематику национальных меньшинств». Наконец, в-третьих, от заместителя главы МИД Украины прозвучали открытые угрозы. Он заявил, что для Венгрии безопасность украинских венгров «должна была быть ключевым интересом», а затем добавил: «Я не думаю, что Будапешт заинтересован в ухудшении отношений с Украиной, имея здесь такую большую общину».

По сути, это прямой намек на то, что украинские венгры в Закарпатье рассматриваются Киевом как своего рода заложники, которым может быть плохо, если венгерские власти будут и дальше ставить палки в колеса отношений Украины с Евросоюзом и НАТО. Учитывая, как безжалостно украинские власти относятся к своим же гражданам в Донецке и Луганске, нет оснований полагать, что с закарпатскими венграми будут церемониться. Помимо того, в данном случае просматривается удар и лично по самому Орбану. Напомним, что 16 апреля в Европейском парламенте выступила евродепутат Андрея Бочкор, сама родом из Закарпатья, обладатель гражданства Украины и Венгрии. Она поздравила с победой на парламентских выборах партию Fidesz, назвав ее победой и закарпатских венгров.

По словам Бочкор, правительство Орбана «стремится сохранить венгерскую идентичность, язык и культуру в Венгрии и на зарубежных венгерских территориях». Она подчеркнула, что с 2014 года на территории Закарпатья произошло более 180 актов, направленных против 150-тысячной венгерской общины. Вспомнила об украинском законе об образовании и о полувоенных организациях, которые регулярно маршируют по улицам городов, запугивая венгров. «Только Венгрия услышала голос закарпатских венгров и выступила в их поддержку, — подчеркнула депутат. — В то время, как правозащитные организации и Евросоюз молчали… Поэтому для венгров Закарпатья было важно, чтобы в Венгрии осталось правительство, которое встает и защищает небольшую венгерскую общину!».

Если Киев начнет предпринимать действия против венгров в Закарпатье, пойдет на громкие шаги, например, лишит Бочкор гражданства Украины, а Будапешт не сможет остановить украинские власти, это подорвет репутацию и имидж премьера Орбана. Чем он ответит? Венгрия и ранее выступала с инициативой ввести в районы компактного проживания украинских венгров наблюдателей ОБСЕ, чтобы предотвратить потенциальный конфликт. Киев выступает против этого, равно как категорически отказывается даже обсуждать предложение о создании венгерской автономии на Украине. В такой ситуации Будапешту нужно создавать международную коалицию по оказанию давления на украинские власти, привлекая всех возможных союзников.

Станислав Стремидловский

Украина. Венгрия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 22 апреля 2018 > № 2579063


Россия. ПФО > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 22 апреля 2018 > № 2579061

Прецедент по делу санитарок и опальный журналист

Обзор событий и происшествий в Пермском крае за 16−21 апреля

В Пермском крае рабочая неделя (16−21 апреля) оказалась насыщенной событиями. В начале недели активно обсуждались доходы пермских сенаторов и депутатов Госдумы. Федеральные СМИ своим вниманием удостоили приговор бывшему главе УФСИН Прикамья. Региональные информресурсы в свою повестку включили такие события, как закрытие объектов с массовым пребыванием граждан из-за их потенциальной опасности, пленарное заседание заксобрания, где интерес вызвала скандальная ситуация вокруг парламентского корреспондента. Не обошли стороной СМИ и очередную ротацию кадров в Чайковском. На неделе (19 апреля) в Соликамске принято прецедентное решение по делу пермских санитарок.

Частая смена главы

В Чайковском 18 апреля гордума выбрала тайным голосованием нового градоначальника. Им стал Александр Пойлов — заместитель мэра по социальным вопросам, сообщают СМИ. По данным информресуросов, на фоне реформы органов местного самоуправления, когда создаются городские округа, идёт подковёрная политическая борьба за власть в новом образовании.

Примечательно, что в Чайковском за месяц дважды менялись градоначальники. В середине марта Алексей Третьяков подал заявление о сложении с себя полномочий главы городского поселения. Однако, по данным из открытых источников в интернете, перед началом заседания гордумы 23 марта подал новое заявление об отзыве старого, но депутаты его не приняли во внимание и проголосовали за отставку. Третьяков обратился в суд, где просил признать решение гордумы от 23 марта незаконным. Но судебная инстанция не удовлетворила эти требования.

После отставки Алексея Третьякова 23 марта на должность и.о. главы Чайковского назначили Михаила Новосёлова — первого заместителя мэра. 9 апреля бывший заместитель главы Чайковского района Александр Пойлов перешёл на работу в городскую администрацию, став заместителем главы по соцвопросам. Спустя еще два дня — 11 апреля — Новосёлов написал заявление об освобождении от должности, а 18 апреля Пойлов стал главой Чайковского, сообщает портал chaikovskie.ru.

Доходы сенаторов и депутатов

В начале недели практически все СМИ проявили интерес к обнародованным доходам сенаторов и депутатов Госдумы. Традиционно их заработок не идёт ни в какое сравнение со среднестатистическим заработком рядовых пермяков, интересы которых они представляют в Москве на федеральном уровне.

Представитель губернатора Пермского края в Совете Федерации Андрей Климов, согласно декларационным данным, за 2017 год заработал 5,1 млн рублей. Представитель Законодательного собрания Пермского края в Совете Федерации Алексей Пушков заработал за 2017 год 17,1 млн рублей.

Среди депутатов, представляющих в Госдуме интересы Пермского края, самый высокий годовой доход отмечен у Александра Василенко («Единая Россия») — 27,1 млн рублей. Замыкает рейтинг доходности Дмитрий Скриванов («Единая Россия») — 3,9 млн рублей.

Во владении и пользовании сенаторов и депутатов, а также членов их семей, внушительная недвижимость и дорогие авто. На фоне их официальных годовых доходов, которые варьируются от 4 до 27 млн рублей, очень скромно смотрится средняя заработная плата пермяков, чьи интересы они должны лоббировать. По данным Пермьстата, среднемесячная номинальная начисленная заработная плата за январь 2018 года составила 32 009 рублей.

Громкий приговор

17 апреля федеральные и краевые СМИ сообщили о судебном исходе резонансного уголовного дела, где фигурировали экс-глава УФСИН Пермского края и экс-начальник исправительной колонии — 29. Первый признан судом виновным в крупном взяточничестве, а второй фигурант — в выполнении роли посредника в этом коррупционном процессе. Общая сумма взяток составила более 1,8 млн рублей.

В качестве взяток значатся земельный участок площадью 0,5 га и рыночной стоимостью 1,2 млн рублей, коллекционные серебряные монеты, а также сертификаты на туристические поездки.

Экс-глава ИК-29 оштрафован на 2,8 млн рублей, а экс-глава УФСИН — на 3,3 млн рублей, а также приговорён к 12 годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строгого режима. Оба лишены званий и возможности занимать госдолжности в течение трёх лет.

Опальный корреспондент

В Перми журналист газеты «Звезда» лишился аккредитации в заксобрании края. Управление по связям с общественностью и СМИ краевого парламента в качестве причины для такой меры указали то, что 13 апреля в профиле корреспондента Евгения Плотникова распространены слухи, порочащие честь и достоинство Законодательного собрания Пермского края. Информация об опальном парламентском корреспонденте затмила саму повестку заксобрания на 19 апреля. Пермяки (и сочувствующие, и просто любопытные) с интересом следили за развитием ситуации — пустят ли корреспондента 19 апреля на пленарное заседание.

По словам Евгения Плотникова, он беспрепятственно попал в заксобрание. Его попросили сдать аккредитационное удостоверение. И впредь писать заявление на имя руководителя аппарата парламента края за пять дней до пленарного заседания с просьбой допустить на очередное заседание. В противном случае не пустят.

А оказался Плотников в центре скандала из-за репоста ссылки на публикацию одного из мессенджеров по поводу премий краевым депутатам и комментария к нему. Якобы ряд парламентариев по итогам 2017 года получили по 1 млн рублей.

«…Хоть кому-то повезло с работодателем))) Если в краевом парламенте премии по миллиону, то сколько же в федеральном?! Даже интересоваться страшно», — оставил запись Плотников.

Это и стало поворотным моментом. Заговорили о том, что журналистское сообщество должно сплотиться в защиту интересов своего коллеги. В противном случае никто не застрахован от подобной ситуации. Действия управления по связям с общественностью и СМИ подвергли активному обсуждению и замечаниям, поскольку только суд может вынести вердикт — опорочены или нет честь и достоинство краевого парламента. Между тем отдел заксобрания, получается, сам себя наделил правом решать этот вопрос.

Евгения Плотникова в соцсетях пользователи, оставляя комментарии, характеризуют как грамотного парламентского корреспондента, имеющего свою точку зрения.

Политконсультант Людмила Ознобишина считает, что профессиональному сообществу надо бороться за восстановление аккредитации в заксобрании парламентского журналиста «Звезды». Вместе с тем она подчеркнула, что корреспондент бывает резок в своих суждениях, в комментариях по поводу премиальных депутатов он явно переборщил, пустив в ход нецензурную лексику. Однако наказание, которое последовало, оно несоизмеримо с действиями журналиста, грамотно освещающего много лет законотворческую деятельность края.

Вопрос — насколько журналистское сообщество готово к такой борьбе. Свобода ряда информресурсов связана госконтрактами.

Свалка документов

На неделе СМИ активно подхватили информацию, которую сообщил уполномоченный по правам человека в Пермском крае Павел Миков. По его словам, в центре Перми, неподалёку от отдела судебных приставов, обнаружена свалка документов. Всё бы ничего, да на листах указаны персональные данные граждан. Среди документов есть и исполнительные листы.

«Во дворе дома по улице Петропавловской, 81, лежит огромная стопка бумаг с официальными и даже персональными данными. В Москве горят свалки, в Перми выбрасывают на помойки официальные документы!» — подписал Павел Миков свой пост в Instagram.

Миков считает, что необходимо разработать регламент, который установит порядок обработки и утилизации документов с персональными данными. Он обратил особое внимание на то, что свалка в Перми — это уже четвёртый случая халатного отношения к документам. До этого вопиющие случаи отмечены в Березниках, Большесосновскай и Кочевской больницах.

Прецедент

19 апреля в Соликамске суд по делу пермских санитарок завершилось прецедентным решением. Руководство краевого детского санатория для больных туберкулёзом «Росинка» обязано восстановить в должности первую из уволенных санитарок, а также выплатить ей заработок за период вынужденного прогула и компенсацию морального вреда.

Стоит отметить, что в санатории прошла волна сокращений. Сначала санитарок перевели в уборщицы. Затем приказы отменялись, выпускались новые. Но итог этих движений остался прежний — 23 человека лишились статуса санитарки. Пять несогласных женщин были уволены. Они обратились в суд, где потребовали признать увольнение незаконным.

Эксперты Общероссийского народного фронта и общественного движения «Здоровье нации», а также сами санитарки считают, что сокращение носило фиктивный характер и направлено на псевдоисполнение майских указов относительно целевых показателей заработной платы медиков.

 Наталья Хомутова

Россия. ПФО > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 22 апреля 2018 > № 2579061


Евросоюз. Армения > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 22 апреля 2018 > № 2579053

Евросоюз призывает власти Армении соблюдать право граждан на свободу мирных собраний. Это право является универсальным и фундаментальным, напоминает Европейская служба внешнеполитической деятельности (EEAS) в своем заявлении, обнародованном в воскресенье, 22 апреля. Армянским властям следует применять предусмотренные законом меры справедливо и соразмерно, а также соблюдать взятые на себя международные обязательства, в том числе Европейскую конвенцию по защите прав человека и основных свобод, отмечает EEAS.

Те, кто был задержан при осуществлении своего права на свободу собраний, должны быть немедленно отпущены на свободу, подчеркнули в Брюсселе. ЕС также выразил разочарование в связи с тем, что встреча лидера оппозиции Николы Пашиняна и премьер-министра Сержа Саргсяна не принесла результата, и призвал стороны конфликта проявить сдержанность и найти дипломатическое решение.

Ранее делегация Евросоюза в Армении и диппредставительства государств ЕС в этой стране в совместном заявлении выразили обеспокоенность провалом переговоров между Пашиняном и Саргсяном, отметив, что они могли бы "предотвратить дальнейшую эскалацию напряженной ситуации".

Массовые протесты в Ереване и некоторых других городах Армении продолжаются с 13 апреля. Армяне вышли на улицы, протестуя против избрания экс-президента Саргсяна премьер-министром, которое, несмотря на демонстрации, произошло 17 апреля. В соответствии с принятой ранее конституционной реформой, предполагающей переход от президентской республики к парламентской, пост премьера позволит Саргсяну снова сосредоточить власть в своих руках.

Евросоюз. Армения > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 22 апреля 2018 > № 2579053


Франция > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 22 апреля 2018 > № 2578921

Группа по расследованию коррупции в ПАСЕ представила доклад, в котором подтвердила подозрения в отношении лоббистской деятельности Азербайджана в ассамблее и привела список депутатов, нарушивших кодекс поведения парламентария — среди них экс-глава ПАСЕ Педро Аграмунт.

Летом 2016 года итальянская Corriere della Sera написала, что прокуратура Милана обвинила известного итальянского политика Луку Волонте, бывшего руководителя фракции Европейской народной партии в ПАСЕ, в получении крупных взяток от представителей Азербайджана. Спустя некоторое время в разных СМИ стали появляться сообщения о причастности депутатов к лоббистской деятельности в поддержку Азербайджана в ПАСЕ. Была создана группа для расследования ситуации.

"Группа установила, что существуют серьезные подозрения в адрес некоторых нынешних и бывших членов ПАСЕ в том, что они вели деятельность коррупционного характера в пользу Азербайджана", — говорится в пресс-релизе.

"Группа установила, что была группа лиц, действовавших в интересах Азербайджана в рамках ПАСЕ… В это связи группа констатировала что их деятельность идёт вразрез с применением этических норм ПАСЕ", — значится в документе.

В докладе названы парламентарии, которые нарушили этические нормы, среди них экс-глава ПАСЕ Педро Аграмунт, Самад Сеидов, Тадеуш Ивински, Аугустин Конде, Сезар Флорин Преда, Стефан Шеннах, Алан Дексте и Роберт Уолтер. Часть из этих людей все еще члены ассамблеи.

Глава ПАСЕ Микеле Николетти уже высоко оценил документ.

На пресс-конференции в воскресенье он напомнил об ответственности парламентариев и сообщил, что доклад будут передан главам делегаций. Что касается мер, которые могут быть приняты в отношении названных в докладе парламентариев, то этим вопросом будет заниматься комитет по процедурам, заявил председатель ассамблеи.

Испанский политический деятель, бывший председатель ПАСЕ Педро Аграмунт на торжественной церемонии присвоения ему звания Почетного доктора Российской академии народного хозяйства и государственной службы.

Corriere della Sera писала, что итальянская прокуратура предъявила Волонте обвинения в коррупции и отмывании средств, полученных преступным путем. Волонте инкриминируется получение 2,39 миллиона евро в период с 2012 по 2014 годы со счетов телекоммуникационной компании "Бактелеком". Представители следственных органов Италии предполагают, что политик получил эти средства за то, что осуществлял политическую деятельность, так называемую "икорную дипломатию" в интересах властей Азербайджана (государство-член Совета Европы с 2001 года).

В группу для расследования в ПАСЕ вошли Николас Братца (Британия, бывший судья и экс-президент ЕСПЧ), Жан Луи Брагьер (Франция, бывший судья и эксперт международных организаций в борьбе с терроризмом) Элизабет Фера (Швеция, бывший судья ЕСПЧ и бывший главный парламентский омбудсмен в Швеции, а ныне юрисконсульт).

Франция > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 22 апреля 2018 > № 2578921


Армения > Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 22 апреля 2018 > № 2578515

«Это шантаж»: премьер Армении отказал протестующим

Серж Саргсян внезапно прервал встречу с лидером оппозиции

Рафаэль Фахрутдинов

Переговоры премьер-министра Армении Сержа Саргсяна с лидером оппозиции Николом Пашиняном не увенчались успехом — глава правительства назвал предложения протестующих шантажом, призвал бунтовщиков к соблюдению законности и покинул встречу. Накануне президент Армении Армен Саркисян провел встречу с Пашиняном и выразил надежду на диалог с протестующими.

Новый премьер-министр Армении Серж Саргсян утром в воскресенье, 22 апреля, покинул переговоры с главой оппозиции Николом Пашиняном, которые проходили в гостинице Marriott Armenia на площади Республики в Ереване.

«Политическая сила, получившая на выборах 7-8%, не имеет права говорить от имени народа. То, что вы предлагаете — шантаж. Вы не можете шантажировать государство», — указала глава правительства.

Он призвал к законности лидера оппозиции и покинул зал переговоров, передает RT. Несколькими часами ранее Саргсян опубликовал ответ на открытое письмо группы выпускников фонда «Луйс», в котором заявил, что «другие деятели» могут принять участие в управлении страной после того, как будет решена проблема непризнанной Нагорно-Карабахской республики.

«Принятие мною должности премьер-министра было обусловлено одним ясным обстоятельством: в этом геополитически сложном регионе и в полный вновь возникающих вызовов период мы обязаны обеспечить безопасное развитие страны и продолжить направленные на достойное разрешение Арцахской (самоназвание Карабаха — «Газета.Ru») проблемы усилия. В моем представлении, отмеченные проблемы решаемы, после чего управление страной могут принять другие деятели. Демократию в Армении не удастся «повернуть вспять», — отметил политик.

Накануне президент Армении Армен Саркисян провел встречу с лидером оппозиции Николом Пашиняном и выразил надежду на диалог с протестующими.

Встреча состоялась на площади Республики в Ереване во время протестной акции оппозиции. В ответ на вопрос, возможны ли переговоры с протестующими, глава государства сказал: «Надеюсь».

«Нужно ослабить напряженность, нельзя позволить, чтобы преграда между сторонами стала непреодолимой. Следовательно, я готов встретиться с депутатом Национального собрания Николом Пашиняном, чтобы снизить существующую напряженность путем диалога между политическими силами», — сказал Саркисян.

В тот же день Служба национальной безопасности Армении задержала двух человек, которые планировали совершить теракты. Двое граждан Армении, по данным СНБ, намеревались устроить серию взрывов в местах массового скопления людей.

В частности, теракты планировались в одном из торговых центров Еревана, на площади Свободы, вблизи мостов и жилых домов. СНБ подозревает этих людей в связи с задержанным оппозиционером Жирайром Сефиляном и группой «Сасна Црер», передает НСН.

В Армении уже восьмой день продолжаются массовые протесты против назначения экс-президента Сержа Саргсяна на пост премьер-министра. Напомним, что в результате референдума 2015 года страна перешла к парламентской форме правления. Саргсян был избран президентом в 2008 году и переизбран на второй срок в 2013-м.

Конституционные изменения фактически позволили ему, как лидеру партийного большинства, удержать власть в премьерском формате на неопределенный срок.

При изменении Конституции, президент Саргсян публично обещал не выдвигать свою кандидатуру на пост премьер-министра, что было с воодушевлением встречено в широких массах. Нарушение этого обещания вызвало среди общественности нервную реакцию.

Митингующие блокировали движение на центральных улицах столицы Армении, а утром 17 апреля оцепили здание парламента на проспекте Баграмяна.

В ночь на вторник участники акции разбили палаточный городок на примыкающей к этой улице площади Франции, некоторые ночевали прямо на скамейках. Утром в день голосования в парламенте — 17 апреля — Пашинян объявил о начале в стране «ненасильственной бархатной революции».

Формально возглавляемый Пашиняном протест начался еще две недели назад с акции «Мой шаг» — в ее рамках он и его сторонники за 14 дней прошли пешком 215 километров от города Гюмри на границе с Турцией до армянской столицы. Добравшись до Еревана, активисты пробрались в здание Общественного радио. Оттуда они начали транслировать в национальные интернет-порталы призывы не допустить «дальнейшей узурпации власти насквозь коррумпированными людьми».

Лидер всемирно известной американской рок-группы System of a Down Серж Танкян призвал участников акций протеста в Армении избегать термина «цветная революция», передает ФАН.

«У меня есть несколько советов: первое, держаться подальше от терминологии «цветной революции», так как она ассоциируется с противостоянием между Востоком и Западом», — прокомментировал происходящее звезда мировой рок-музыки.

Армения > Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 22 апреля 2018 > № 2578515


Сирия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 22 апреля 2018 > № 2578513

Война и мир: что не так в Сирии

Что еще может сделать Россия для мира в Сирии

Михаил Ходаренок

Власть в Сирии на переходный период должна быть передана некоему временному правительству. По крайней мере, такой подход зафиксирован в резолюции Совета Безопасности ООН № 2254, принятой 18 декабря 2015 года. Однако, как это сделать на практике — никто четко ответить не может. Военный обозреватель «Газеты.Ru» Михаил Ходаренок разобрался в возможных вариантах развития событий.

По сути, резолюция № 2254 означает передачу власти непонятно куда и непонятно кому. Даже непонятно, кто вообще возглавит переходные органы власти, и как этим персоналиям будут подчиняться силовые структуры Сирии — органы государственной безопасности, министерство обороны, генеральный штаб, командующие видами вооруженных сил и крупными объединениями войск (сил). И самая главная проблема, будут ли они подчиняться переходным органам власти в Сирии в принципе.

Наши западные партнеры или не могут связно ответить на эти вопросы, или отвечают с большим трудом, путаясь в каждом слове и каждой детали. Обычно они говорят в этом случае примерно так — кого назовете, тот и будет, но только не нынешний президент Сирии Башар Асад.

Вопросы, каким Асад видит будущее своей страны, свое личное будущее, готов ли он к новой конституции, готов ли согласно резолюции 2254 через 18 месяцев сложить полномочия и не участвовать в выборах, сирийскому лидеру задавались неоднократно. Оказалось, что ко многому он готов, но не ко всему. В частности, идея сложить полномочия и не участвовать в выборах сирийскому лидеру как-то не очень по душе. Он больше склоняется к выборам после освобождения страны от террористов и под контролем экспертов ООН.

Президент считает, что если он не пользуется популярностью в самых широких народных массах Сирии, то его и не изберут. После высказывания такой позиции, на Западе, по отношению к Башару Асаду, произошло некоторое успокоение.

Как выполнить резолюцию 2254?

Первый этап на этом непростом пути, разумеется, — Астана. В Женеву невозможно было привезти тех полевых командиров, с которыми надо разговаривать и которые имеют влияние на происходящие в Сирии процессы. Вместо столицы Казахстана на этапе подготовки к первому подобному форуму назывались и другие города — Баку, Каир. Но остановились в конечном итоге все же на Астане.

Начали работать с полевыми командирами. Надо было остановить две идущие в Сирии войны — с «Исламским государством» (ИГ, запрещена в России) и собственно гражданскую войну. Шла большая предварительная работа — встречи, переговоры, консультации. Они происходили в Эр-Рияде, Каире, Катаре, в ОАЭ.

В результате Астана «состоялась». Представители вооруженной оппозиции приехали в столицу Казахстана. Причем их и командиров вооруженных формирований свозили в Астану отовсюду — из Парижа, собственно Сирии, стран Западной Европы, государств Персидского залива.

Именно в Астане было принято решение провести Конгресс народов Сирии в Сочи, впоследствии получившего название Конгресс национального диалога Сирии.

Одна из главных задач его тогда формулировалась так — сформировать конституционную комиссию и в конечном итоге принять новую конституцию страны.

Президент Египта Абдул-Фаттах Ас-Сиси предлагал провести Конгресс в Каире. Но тогда и половины участников форума собрать бы не удалось.

Другого варианта принятия новой конституции, за исключением Конгресса, нет, кто бы и что не говорил.

К примеру, афганский вариант, при котором голосование производилось с помощью отпечатков пальцев, а результаты затем в течение трех месяцев свозились на ослах в Кабул, явно не подходит.

Иракский вариант, когда три раза меняли текст конституции, но так и не создали работоспособного основного закона, тоже не очень подходит для Сирии.

То есть дальнейшая схема работы может выглядеть только следующим образом: конституционная комиссия, избранная Конгрессом национального диалога Сирии, разрабатывает конституцию страны. Потом проходит второй Конгресс национального диалога, который утверждает текст основного закона страны. Затем выборы, в которых участвует (или не участвует — это уже по обстановке) Башар Асад.

Конституционная комиссия в настоящее время по численности составляет около 150 человек. В ней приблизительно такой расклад: примерно 50 человек — от официального Дамаска со всеми племенами, 50 — по предложению спецпосланника ООН Стаффана Де Мистуры, 50 — от разного рода оппозиционеров.

Остается только убедить сирийского лидера, что это единственный для него и страны возможный путь.

А в некоторых случаях это не так просто. Асад осенью 2015 года представлял собой по сути дела мокрую курицу — государство его стремительно разрушалось, никакого света в конце тоннеля видно не было, перспективы Сирии были более чем мрачные. Но после того как Вооруженные силы России отвели сирийского лидера от края пропасти, он расправил плечи.

Асаду начинает казаться, что это именно под его руководством и именно ВС Сирии разгромили всех врагов нынешнего режима.

Что касается чисто женевского регулирования, на котором по-прежнему настаивает Запад, то представители так называемой оппозиции никого в Женеве не представляют, за ними не стоит абсолютно никаких реальных сил, а связи с родиной — Сирией — у большинства из них давно потеряны.

Однако оппозиционеры именно этой окраски в столице Швейцарии прочно окопались, укрепились, прижились, и чем больше будет продолжаться процесс якобы мирного урегулирования с их участием, тем для них лучше. 10-15 лет их устроит значительно больше, чем несколько месяцев напряженной и результативной работы. Однако никакого практического результата женевский процесс пока не дал и не даст по определению.

Что происходит с сирийской армией

В том состоянии, в котором представители Вооруженных сил России нашли армию Сирии осенью 2015 года, успешно воевать с международным терроризмом она практически никак не могла.

И боевая мощь ее союзников и попутчиков находится на примерно сопоставимом уровне.

В частности, слухи о боеспособности отрядов военизированной ливанской шиитской организации «Хезболла» и страхи, связанные с мощью этой организации, очень сильно преувеличены.

Отряды «Хезболлы» в ходе вооруженного конфликта в Сирии, взаимодействуя с проправительственными силами, практически ни разу не выполнили поставленных им боевых задач.

Примерно такой же боеспособностью обладают и многие иранские формирования. Они могут внезапно оставить боевые позиции и подставить под удар соседей. Могут просто не пойти вперед, когда все уже решено и согласовано и затеять при этом разновидность митинга. Командиры этих формирований в ходе боевых действий лгут вышестоящим и взаимодействующим начальникам без всякого зазрения совести.

Особый ужас на первых этапах конфликта на сирийскую армию наводили смертники на так называемых джихад-мобилях. Их подрывы в боевых порядках приводили к полному параличу даже крупные войсковые соединения — до бригад включительно.

В качестве джихад-мобилей террористы ИГ обычно использовали многоцелевые легкие бронированные транспортеры типа МТ-ЛБ и колесные БТР. Бронирование этих машин обеспечивало защиту механика-водителя — смертника от огня стрелкового оружия обороняющихся сирийских войск и заряда взрывчатого вещества. Иногда в качестве джихад-мобилей использовались мотоциклы, на заднем сидении которого в качестве пассажира крепился заряд взрывчатки весом не менее 50 кг.

Применение этой техники ввергало в панику и хаос целые сирийские подразделения и части. Иногда требовалось три-четыре дня, чтобы привести личный состав и командиров в чувство, восстановить порядок, организованность и дисциплину.

С помощью российских специалистов и советников была выстроена целая система борьбы с джихад-мобилями. В результате иногда за день уничтожалось до 9 джихад-мобилей и до 12 мотоциклистов-смертников.

Несмотря на весьма значительные трудности, представителям Вооруженных сил Российской Федерации удалось сформировать из состава ВС Сирии два более или менее боеспособных корпуса. Укрепили и руководство вооруженных сил. В январе этого года было сменено практически все руководство военного ведомства Сирии.

И это дает некоторые надежды на то, что конституционный процесс в Сирии будет протекать более или менее в плановом порядке.

Сирия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 22 апреля 2018 > № 2578513


Вьетнам. Мьянма > Внешэкономсвязи, политика > vietnam.vnanet.vn, 21 апреля 2018 > № 2578782

Премьер-министр Вьетнама провел переговоры с Государственным советником Мьянмы

Во второй половине дня 19 апреля сразу после церемония встречи Премьер-министр Вьетнама Нгуен Суан Фук и Государственный советник, Министр иностранных дел, Глава администрации Президента Мьянмы Аун Сан Су Чжи провели переговоры.

В ходе переговоров Премьер-министр Вьетнама Нгуен Суан Фук и Государственный советник, Министр иностранных дел, Глава администрации Президента Мьянмы Аун Сан Су Чжи договорились активизировать обмен делегациями высокого и всех уровней, содействовать сотрудничеству по каналам Партий, Государств, Правительств, Парламентов, местностей и по каналу народного обмена.

Стороны также договорились содействовать организации 9-го заседания Вьетнамско-мьянманского совместного комитета, в ближайшее время принять план действий по осуществлению всеобъемлющего партнерства и сотрудничества между Вьетнамом и Мьянмой на период 2018-2023 гг.

Глава вьетнамского Правительства и Государственный советник, Министр иностранных дел, Глава администрации Президента Мьянмы высоко оценили эффективное и плодотворное сотрудничество между двумя странами в областях обороны, безопасности, образования, экономики и др. Премьер-министр Вьетнама и Государственный советник Мьянмы предложили обеим сторонам продолжать более активно укреплять сотрудничество в предстоящее время.

Стороны обменялись мнениями по международным и региональным вопросам, договорились тесно сотрудничать и эффективно координировать действия друг с другом на региональных и международных форумах, таких как АСЕАН, Движение неприсоединения, Организация Объединенных Наций. Вьетнам и Мьянма обязуются тесно сотрудничать с целью успешного создания Сообщества АСЕАН, устойчивого и эффективного использования водных ресурсов реки Меконг.

Страны поддерживают принцип урегулирования споров, касающихся Восточного моря, мирными средствами на основе уважения международного права, в том числе Конвенции ООН по морскому праву 1982 года, выполнения в полной мере Декларации о правилах поведения сторон в Восточном море (DOC) и ускорения процесса разработки Кодекса поведения в Восточном море (COC).

После переговоров в присутствии Премьер-министра Вьетнама и Государственного советника, Министра иностранных дел, Главы администрации Президента Мьянмы состоялась церемония подписания документов о сотрудничестве между двумя странами.

В связи с этим, вечером того же дня Премьер-министр Вьетнама Нгуен Суан Фук устроил торжественный прием в честь официального визита Государственного советника, Министра иностранных дел, Главы администрации Президента Мьянмы Аун Сан Су Чжи и членов делегации.

Вьетнам. Мьянма > Внешэкономсвязи, политика > vietnam.vnanet.vn, 21 апреля 2018 > № 2578782


Сирия. США. Турция. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > gazeta.ru, 21 апреля 2018 > № 2577716

Рассорить с Россией: как НАТО давит на Турцию

Зачем западные страны ставят под сомнение российско-турецкие отношения

Ольга Шерункова

Страны НАТО твердят о «разделении» Москвы и Анкары после того, как Турция поддержала ракетный удар США, Великобритании и Франции по Сирии из-за предполагаемого применения химоружия в городе Дума. Между тем Россия и Турция вместе с Ираном являются странами-гарантами мирного урегулирования сирийского конфликта. Зачем Запад спекулирует на тему российско-турецких отношений и оказывает давление на Анкару — разбиралась «Газета.Ru».

После того, как Турция поддержала США, Францию и Великобританию, которые нанесли ракетный удар по территории Сирии за предполагаемую химатаку, страны Запада поспешили воспользоваться случаем и начали спекулировать на тему прочности российско-турецких отношений.

14 апреля генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг поддержал действия трех стран-участниц альянса — по его словам, этот шаг «уменьшит возможности режима по дальнейшим химатакам на население Сирии». Стоит отметить, что «удар возмездия» был осуществлен в отсутствие веских доказательств, подтверждающих, что в сирийской Думе действительно было применено химическое оружие.

Москва решительно осудила методы Соединенных Штатов и их союзников, а президент России Владимир Путин назвал ракетный удар по Сирии «актом агрессии против суверенного государства».

Между тем действия Вашингтона, Лондона и Парижа поддержали многие страны НАТО, в том числе Турция, которая является ярым противником режима действующего президента САР Башара Асада. В турецком МИДе ракетный удар по Сирии назвали «проявлением совести человечества».

Французский президент Эммануэль Макрон заявил, что атака США и союзников по Сирии «разделила» Россию и Турцию, которые вместе с Ираном являются странами-гарантами мирного урегулирования сирийского конфликта. «В результате этих ударов были разделены Россия и Турция. Турция осудила химическую атаку и поддержала операцию, которую мы провели», — сказал глава Франции в эфире телеканала BFM TV.

Дружить со всеми, особенно с НАТО

В отношениях Турции и России действительно есть разногласия. В то же время Турция не собирается отказываться от взаимодействия с Россией и Ираном из-за последней атаки западной коалиции на Дамаск, подчеркнул турецкий министр иностранных дел Мевлют Чавушоглу. В ответ на высказывания Макрона о «разделенных» России и Турции Чавушоглу призвал Макрона «делать заявления, подходящие уровню президента».

«У нас крепкие отношения с Россией. Однако наши крепкие отношения с ней не являются альтернативой нашим отношениям с НАТО, Францией или США, и они не должны наносить ущерба этим отношениям», — подчеркнул глава МИД Турции во время совместного брифинга с генсеком НАТО Йенсом Столтенбергом 16 апреля.

Турция — важный стратегический участник Североатлантического альянса, к тому же это одна из старейших участниц, обладающая второй по численности армией в НАТО.

По данным рейтинга Global Power на текущий год, вооруженные силы Турции оцениваются в 710 565 человек, в НАТО эта страна уступает лишь Соединенным Штатам (2 083 100 человек).

О большой значимости Турции для альянса говорил и сам Столтенберг во время своего недавнего визита в Анкару. «Отчасти Турция важна из-за своего географического положения — страна близко расположена ко всем очагам беспорядка и насилия, Ираку и Сирии. Поэтому Турция особенно важна в борьбе с терроризмом. Ни один союзник НАТО не пострадал столь сильно от терроризма, как Турция», — пояснил генсек НАТО.

Теперь же турецкая сторона рассчитывает, что, поддержав США касательно ударов по Сирии, она может претендовать на большую поддержку со стороны Североатлантического альянса.

«Разумеется, мы ожидаем от НАТО большей поддержки наших усилий в борьбе с терроризмом. Угроза должна исходить не только от одного блока или одной страны. НАТО была создана для того, чтобы защитить своих союзников от угроз безопасности. И независимо от того, откуда исходит опасность, мы должны работать с НАТО, чтобы поддерживать и защищать союзников», — обозначил позицию Анкары Мевлют Чавушоглу.

Рассорить Москву с Анкарой

При этом отношения Турции и США довольно давно переживают серьезный кризис. Бывший посол РФ в Йемене, Ливии и Тунисе Вениамин Попов связывает это тем, что США привыкли заставлять другие страны подчиняться их интересам, и отказаться от этого доминирования Вашингтону сложно.

По словам дипломата, Соединенные Штаты и дальше будут пытаться давить на Турцию. «Это всегда происходит, когда независимая политика одного государства сталкивает эту страну с другой, желающей господствовать в определенном регионе», — констатирует Попов.

Он добавил, что американцы «специально создают в Сирии проблемы и конфликты», следуя логике «разделяй и властвуй». «И тогда, когда будет конфликт, им будет легче управлять», — заключил собеседник «Газеты.Ru».

Сейчас Соединенные Штаты пытаются нивелировать договоренности между Анкарой и Москвой. Так, Вашингтон уже предупредил турецкие власти, что в случае покупки у России зенитно-ракетных систем С-400 Турция рискует попасть под санкции. Поставки российских ЗРК были утверждены президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом и президентом РФ Владимиром Путиным во время двухдневного визита российского лидера в Анкару в начале апреля.

Пентагон же, в свою очередь, уверяет Турцию в готовности предоставить своему союзнику по НАТО ракетное оборудование, соответствующее всем стандартам Североатлантического альянса.

Как поступит Турция?

Эксперт московского центра Карнеги Алексей Малашенко отмечает, что Анкара постарается максимально эффективно использовать свое нынешнее положение, по возможности не портя отношения с США.

«Турки играют свою игру, у них действительно приличные отношения с Россией, и экономически, и политически, но в конечном счете они руководствуются своими интересами. Вряд ли Турция будет нагнетать напряженность в своих отношениях с США», — утверждает Малашенко.

В свою очередь, руководитель политического направления Центра изучения современной Турции Юрий Мавашев отмечает, что Анкара озабочена и тем, чтобы продемонстрировать свою независимость от Вашингтона.

«Сейчас для Турции важно сохранить лицо и показать, что она не получает каких-либо указаний из Вашингтона. Задача достаточно сложная — ведь нужно не ударить в грязь лицом и перед западными союзниками, и перед народом Турции», — говорит эксперт.

Впрочем, у руководителей Турции есть шансы сохранить политическое влияние на Ближнем Востоке, а при успешно проведенных военных операциях против сирийских курдов — и добавить себе политических очков в глазах турецкого народа, которые понадобятся президенту Реджепу Тайипу Эрдогану в предстоящей предвыборной гонке.

«Нужно смотреть в будущее. Народы все-таки хотят более независимой политики, сейчас это все будет четче и четче проявляться в любых районах, в том числе на Ближнем и Среднем Востоке», — подытожил бывший посол РФ в Йемене, Ливии и Тунисе Вениамин Попов.

Сирия. США. Турция. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > gazeta.ru, 21 апреля 2018 > № 2577716


Украина. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 21 апреля 2018 > № 2577574

Украина отказалась от Крыма

Который ей уже не принадлежит

Ну что ж, прилетел нежданчик. От Петра Алексеевича Порошенко — Крыму. Украинский президент внёс законопроект № 8297, согласно которому крымчан могут лишить украинского гражданства. Касается это в первую очередь тех, кто участвовал в российских выборах. Впрочем, в законопроекте немало загадок, и ещё больше вопросов относительно того, как он будет реализовываться на практике.

Главная причина, по которой могут лишить украинского гражданства — это использование избирательного или другого права, предоставляемого иностранным государством (Россией). Само получение гражданства не может считаться добровольным. Ещё один важный пункт: зафиксированное использование российского паспорта на границе Украины.

Со вторым — проще. Крымчане, как правило, ездят на Украину по украинским паспортам. Сдали их на полуострове тысячи, а вот остались они у миллиона и сотен тысяч. И граница, на самом деле, никогда не закрывалась. У крымчан на Украине недвижимость, бизнес, родственники. Этого не отменить никакой геополитической пертурбацией.

А вот с первым — всё доказать можно, хоть и сложно. И доказывать будут. Собирать информацию, вычислять, смотреть соцсети. Это не сиюминутный процесс, да, однако вестись он будет. И понятно, что лишить в одночасье паспортов двух миллионов людей не смогут. Но стремиться к тому будут.

Данный законопроект Порошенко фактически означает окончательный отказ Украины от Крыма. Тем самым Пётр Алексеевич говорит: делайте итоговый выбор. И, говоря, понимает, что в нынешних условиях большинство крымчан сделают выбор в пользу России. Собственно, президентские выборы это подтвердили. А те, кто не сделали это с радостью, тем пришлось. Не судить же, например, севастопольца за то, что его призвали в армию РФ? Ранее в данном вопросе Украина руководствовалась конвенцией 1949 года, возлагая ответственность за воинский призыв на Россию. Законопроект №8297 — это во многом официальное признание крымчан гражданами России.

Но лично меня в данной истории волнует другое: то, что после принятия законопроекта случится с крымчанами. Хрущёв отдал Крым УССР в 1954 году. С 1991 года полуостров входил в состав Украины. Когда СССР резали по-живому, Ельцин не стал задумываться о полуострове. Мы потеряли Крым за 24 часа, как сказал Солженицын. Люди стали заложниками решений тех, у кого была власть, но не было совести. И понятно, что за это долгое время у крымчан сложились не просто тесные, а родственные связи с Украиной: близкие, работа, собственность. Теперь им что — от всего отказаться?

Конечно! Такие слышны голоса. После новости о новом законопроекте Порошенко из всех щелей повылазили казённые патриоты и крикуны, заявляющие о хитрости и двуличности крымчан, о том, что им, мол, пора определиться, с кем они. Эта диванная демагогия традиционна, но оттого она утомляет не меньше. Потому что за ней теряются лица простых людей, тех, кто оказывается — и уже оказался — заложниками великой шахматной игры в геополитику.

Диванной демагогией не объяснишь, отчего 56-летний водитель грузовика из Джанкоя теперь не сможет ездить к своей 90-летней матери в Херсонскую область. Не объяснишь, отчего севастопольский моряк, ходящий в рейсы по украинским документам, так как российские не котируются, должен пойти в такси, чтобы прокормить своих детей. И так далее.

Кричать о патриотизме сладко. У нас любят это делать. Но патриотизм — улица с двухсторонним движением. Не только человек думает о Родине, но и Родина — о человеке. Без этого симфония не складывается.

И фокус в том, что Крым сегодня — не Россия в полной мере. И когда крикнут о двуличности крымчан, то пусть прокричат и о том, почему, приезжая на полуостров, люди, пользующиеся «Билайн», попадают в роуминг и тратят кучу денег. Почему в Крыму нет отделений «Сбербанка», да и вообще нормальных банков. Почему бензин самый дорогой в России, а заправок «Роснефти» вы тут никогда не увидите. Почему нет торговых сетей, покрывших, как пятна далматинца, Россию. Почему нет нормальной возможности взять ипотеку и кредиты. И ещё — очень много вопросов.

Тот, кто думает, что Крым — в шоколаде, пусть делают поправку: в шоколаде те, кто контролирует денежные потоки с «материка» — чиновнички в переодетых манишках. А потоки действительно велики. И Россия сделала в Крыму за 4 года столько, сколько Украина не сделала и за 20 лет. Но только людям жить надо в реальных условиях и в реальной жизни. А не только перспективой.

Потому требовать с крымчан в полной мере нужно тогда, когда сложатся правила игры. А иначе — как с моряками судна «Норд». Украина выловила их в международных водах и заключила в тюрьму. За то, что под российским флагом. Только причём здесь простые люди? Так же моряки ходят в рейсы по украинским паспортам не от большой любви к Порошенко, а от необходимости выживать. И ездят к родственникам на Украину не от желания насладиться той жизнью, а дабы свидеться с близкими.

Думать о человеке — это не лишнее. Ни для Украины, ни для России. Лозунгами ведь можно перекидываться вечно, но в итоге побеждает тот, кто реально заботится о человеке. Хотя бы минимально. Иначе человек этот — в данном случае, крымчанин — попадает в состояние бардо, между жизнью и смерть. И там чужой, и здесь. Предсказать его невозможно. И Крым — не повод для очередного ток-шоу и не выгодная территория, а два миллиона людей, сделавших свой выбор и ждущих, чтобы, наконец, выбрали их.

Платон Беседин

Украина. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 21 апреля 2018 > № 2577574


Россия. ПФО > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 21 апреля 2018 > № 2577572

Кто за чертой бедности и кому отказались дать пособие: главное в Оренбурге

Обзор событий и происшествий за 16—21 апреля

В Оренбургской области прошедшая неделя (16—21 апреля) выдалась информационно насыщенной на события. СМИ активно освещали пленарное заседание заксобрания региона, ситуацию вокруг пожароопасных торговых центров. Средства массовой информации продолжают пристально следить за последствиями авиакатастрофы, которая произошла в Подмосковье. В центре внимания также оказались доходы оренбургских сенаторов и депутатов.

Доходы

В начале недели информресурсы активно обсуждали обнародованные сенаторами и депутатами доходы. Представитель губернатор Оренбургской области в Совете Федерации Елена Афанасьева за 2017 год заработала чуть более 6,2 млн рублей, а представитель Законодательного собрания Оренбуржья в Совете Федерации Андрей Шевченко — 4,6 млн рублей. В сравнении с прошлогодними доходами Афанасьева (2016 год — 6,6 млн рублей) несколько потеряла в заработке, а вот Шевченко существенно приобрел (2016 год — 2,6 млн рублей).

В Госдуме интересы Оренбуржья представляют пять депутатов. Самым богатым, судя по заявленной декларации, является либерал-демократ Сергей Катасонов. Его годовой доход за 2017 год составил 16,7 млн рублей. Самый низкий доход из пяти депутатов у Игоря Сухарева («Единая Россия») — 4,6 млн рублей. Стоит отметить, что если сам Сухарев замыкает рейтинг депутатов и их жён Оренбуржья, то его супруга возглавляет его. Её доход за 2017 год составил 38 млн рублей.

В Законодательном собрании Оренбургской области из 47 депутатов самый большой доход задекларировал Иван Дикман («Единая Россия») — 50,4 млн рублей, в 2016 году его доход составлял 13,6 млн рублей. Самый низкий доход среди оренбургских депутатов у Алексея Панкратова (ЛДПР) — 50 тыс. рублей.

На фоне деклараций депутатов и сенаторов уместно добавить о размере среднего размера заработной платы граждан в регионе, чьи интересы они представляют на федеральном уровне. По данным Оренбургстата, средняя номинальная заработная плата работников организаций, начисленная в январе 2018 года, составила 27 499,2 рубля.

Эхо катастрофы

16 апреля в Орск спецборт доставил останки трёх пассажиров (одного орчанина и двух новотройчан), погибших в результате авиакатастрофы в Подмосковье. На следующий день, 17 апреля, на Радоницу родственники погибших пассажиров вылетели в Москву, затем им организовали выезд на место крушения воздушного судна в Раменский район.

23 родственника жертв авиакатастрофы из Оренбуржья посетили место крушения Ан-148. Вместе с близкими погибших из других городов они приняли участие в поминальной службе, которую провел епископ Орский и Гайский Ириней. Панихида проходила на поле, на месте крушения самолета. Также в Раменский район прибыли вице-губернатор Оренбургской области Вера Баширова, сотрудники МЧС, представители социальных служб, медработники, сопровождающие лица.

Около 60 человек посетили место авиакатастрофы в день поминовения усопших, чтобы почтить память погибших и возложить цветы к мемориалу. После службы состоялся поминальный обед в Покровском храме в селе Борщево.

Напомним, что 11 февраля в Подмосковье упал самолёт, выполнявший рейс Москва — Орск, погиб 71 человек.

Отчёты и отказ

В Оренбурге 18 апреля прошло заседание заксобрания региона. На нём с отчётами выступили уполномоченный по правам человека Анатолий Чадов и уполномоченный по правам ребёнка Ольга Ковыльская.

Депутат Владимир Фролов («Справедливая Россия»), сравнивая оба доклада, подверг критике отчёт омбудсмена Анатолия Чадова, отметив, что в нём констатация фактов, тогда как в отчёте омбудсмена по правам ребёнка Ольги Ковыльской содержатся предложения и рекомендации по исправлению ситуаций. Между тем фракция ЛДПР положительно оценила доклад Чадова за работу на общественных началах представителей аппарата омбудсмена в районах Оренбургской области.

В 2017 году к уполномоченному по правам человека поступило 2 тыс. 266 обращений. Среди обратившихся граждан по-прежнему в большинстве наименее защищенные категории населения: пенсионеры, ветераны, инвалиды. Основные темы жалоб: жилищные проблемы — 20,7% и реализация социальных прав — 8,5%. Омбудсмен решил не озвучивать доклад, видимо, посчитав достаточным, что отчёт предоставлен заксобранию и опубликован. Анатолий Чадов сразу приступил к ответам на вопросы фракций.

Отвечая на вопрос фракции «Единая Россия» о реализации программы по ликвидации аварийного жилья, Чадов отметил перегибы на местах и то, что диалог с гражданами-участниками программы чиновники ведут с позиции силы.

Также он обратил внимание на неразбериху с кадрами как на уровне руководства, так и на уровне рядовых сотрудников в управлении жилполитики мэрии. Практиковалась частая передача дела переселенца от одного исполнителя к другому, причем новый исполнитель был не в курсе прежних договорённостей, переселяемые граждане отмечали грубое к ним отношении со стороны чиновников.

«Претензии граждан на протяжении ряда лет остаются неизменными: предоставление жилья без учёта интересов переселяемых граждан, низкое качество предоставляемого жилья, признание аварийными достаточно крепких домов», — констатировал в обнародованном докладе Чадов.

После выступления омбудсмена депутаты обратили особе внимание на то, что в домах престарелых плохие условия. Добавим, что официального вопроса по этому поводу к Чадову от фракций ранее не поступало, хотя проблеме в докладе отведено много места. Например, в ходе визита омбудсмена в геронтологический центр «Долголетие» пенсионеры жаловались на плохое качество питания и обеспечение лекарствами. В реабилитационном центре «Бодрость» в Медногорске кровля здания нуждается в капитальном ремонте. Нужна замена сантехники, старых деревянных оконных и дверных блоков. В Соль-Илецком психоневрологическом интернате Чадов обратил внимание на то, что в части жилых комнат ютились до девяти человек.

Ольга Ковыльская заострила внимание на увеличении конфликтных случаев в школах. Она призвала усилить психологическую службу в образовательных учреждениях, указав на такую проблему, как низкий уровень работы школьных психологов и социальных педагогов, а то и вовсе их отсутствие.

Фракцию «Единая Россия» интересовал вопрос отобрания детей из семей. Омбудсмен констатировала, что в 2017 году число отобранных детей снизилось на 29,7%. Фактов неправомерного отобрания из семей не выявлено. Ковыльская подчеркнула, что контролирующие и надзорные органы принимали все меры по сохранения кровной семьи для детей. Отобрание детей — это крайняя вынужденная мера.

Резонансной темой стал ещё один детский вопрос, который касался дошкольников. Фракция ЛДПР выступила с инициативой принять законопроект, предусматривающий ежемесячное пособие в 5 тыс. рублей на ребёнка, не посещающего детский сад. Многие родители не могут устроить своих детей в дошкольное госучреждение из-за отсутствия там мест. Предложение поддержали депутаты «Справедливой России», КПРФ. Заключительное слово дали министру образования области Вячеславу Лабузову, который подверг критике законопроект. Он подчеркнул, что не надо путать понятия, и призвал депутатов подумать не о родителе, а о ребенке. В современной жизни дошкольника должны профессионально готовить к школе. Такая подготовка возможна только в детских садах. Регион постепенно решает проблему с дефицитом мест. В результате законопроект был отклонён большинством депутатских голосов.

Примечательно, что депутаты не первый раз проявляют инициативу по поводу ежемесячного пособия за детей, которые не могут посещать детсады из-за отсутствия свободных мест. В 2011 году в таким предложением безуспешно выступала фракция КПРФ.

Закрытие торговых центров

На неделе много обсуждали злободневную тему состояния торговых комплексов. По решению суда в Оренбурге 19 апреля закрыли ТК «Мебельный базар». Все входные двери опечатаны. Эксплуатация приостановлена до устранения нарушений, выявленных в ходе проверок по соблюдения пожарных требований.

Напомним, ранее, 14 апреля, опечатали здание ТЦ «Три кита». На тех же условиях и по тем же причинам, как злостного неисполнителя предписаний. Горожане по-разному отнеслись к закрытия объекта. Кто-то посчитал, что нельзя так в одночасье закрывать торговый комплекс, там ведь работают люди. Другой пользователь отметил, что потенциально опасные объекты надо закрывать. Кроме того, еще в марте городские чиновник предупредили, что подготовили документы в суд и комплекс закроют, если его владелец не проведёт работу над ошибками.

По данным прокуратуры Оренбурга, в ходе проверки, которая проводится по поручению Генпрокуратуры после кемеровского пожара, уже проверено 78 объектов. На очереди еще сотня. Проверяются не только крупные торгово-развлекательные и торговые комплексы, но и все места массового скопления людей, включая спортивные и культурные объекты.

Наталья Хомутова

Россия. ПФО > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 21 апреля 2018 > № 2577572


Азербайджан > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 21 апреля 2018 > № 2577452

Милли Меджлис (парламент) Азербайджана утвердил премьер-министром республики помощника президента страны по внешнеполитическим вопросам Новруза Мамедова, передает корреспондент РИА Новости.

Предложенная президентом кандидатура на пост премьер-министра единогласно была утверждена на заседании парламента в субботу.

Внеочередные президентские выборы состоялись в стране 11 апреля. По итогам обработки данных со всех избирательных пунктов действующий президент Алиев победил на выборах с 86,02% голосов избирателей. ЦИК Азербайджана подвел 15 апреля итоги выборов и представил протокол для утверждения в Конституционный суд. КС на заседании во вторник утвердил итоги выборов. Согласно конституции, кабмин подал в отставку после инаугурации переизбранного президента.

Азербайджан > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 21 апреля 2018 > № 2577452


Азербайджан > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 21 апреля 2018 > № 2577441

Президент Азербайджана Ильхам Алиев сформировал в субботу новый состав правительства страны, ключевые министры сохранили свои должности.

Соответствующее распоряжение в субботу размещено на сайте главы государства. Согласно распоряжению, членами кабинета министров назначены следующие лица: первый заместитель премьер-министра — Ягуб Абдулла оглу Эюбов, заместитель премьер-министра — Али Джавад оглу Ахмедов, заместитель премьер-министра — Али Шамиль оглу Гасанов, заместитель премьер-министра — Гаджибала Ибрагим оглу Абуталыбов, министр внутренних дел — Рамиль Идрис оглу Усубов, министр энергетики — Парвиз Огтай оглу Шахбазов, министр юстиции — Фикрет Фаррух оглу Мамедов, министр труда и социальной защиты населения — Сахиль Рафиг оглу Бабаев, министр по чрезвычайным ситуациям — Кямаледдин Фаттах оглу Гейдаров, министр иностранных дел — Эльмар Магеррам оглу Мамедъяров.

Министр экономики — Шахин Абдулла оглу Мустафаев, министр сельского хозяйства — Инам Имдад оглу Керимов, министр финансов — Самир Рауф оглу Шарифов, министр обороны — Закир Аскер оглу Гасанов, министр транспорта, связи и высоких технологий — Рамин Намиг оглу Гулузаде, министр по налогам — Микаил Чингиз оглу Джаббаров, председатель Государственного комитета по градостроительству и архитектуре — Самир Рафиг оглу Нуриев, председатель Государственного комитета по делам беженцев и вынужденных переселенцев — Ровшан Шукюр оглу Рзаев, глава Государственной пограничной службы — Эльчин Исага оглу Гулиев, глава Службы государственной безопасности — Мадат Газанфар оглу Гулиев, глава Службы внешней разведки — Орхан Седйар оглу Султанов.

Внеочередные президентские выборы состоялись в стране 11 апреля. По итогам обработки данных со всех избирательных пунктов, действующий президент Алиев победил на выборах с 86,02% голосов избирателей. ЦИК Азербайджана подвел 15 апреля итоги выборов и представил протокол для утверждения в конституционный суд. КС на заседании во вторник утвердил итоги выборов. Согласно конституции, кабмин подал в отставку после инаугурации переизбранного президента.

Азербайджан > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 21 апреля 2018 > № 2577441


Армения > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 21 апреля 2018 > № 2577437

Президент Армении Армен Саркисян после встречи с лидером оппозиции Николом Пашиняном заявил, что рассчитывает на диалог с протестующими.

На вопрос, возможны ли переговоры с митингующими, он ответил: "Надеюсь".

Встреча состоялась в субботу на площади Республики в Ереване во время многотысячного митинга оппозиции. После нее Пашинян попросил своих сторонников уполномочить его на переговоры с властями.

Лидер оппозиции подтвердил, что темой переговоров будет только отставка премьера, экс-президента Сержа Саргсяна, назначенного на этой неделе вопреки протестам. "Мы готовы обсудить условия мирной передачи власти и вести переговоры вокруг предложенной нами повестки", — сказал Пашинян. Он добавил, что, в отличие от президента, он не может пригласить на площадь премьера, так как не уверен, что ситуацию в этом случае удастся контролировать.

Пашинян напомнил условия оппозиции: отставка премьера, избрание парламентом премьером кандидата от народа, формирование временного правительства, неодобрение на основе достигнутой договоренности программы правительства, что автоматически приведет к внеочередным парламентским выборам. Он добавил, что оппозиция будет добиваться изменений в избирательный кодекс и закон "О партиях".

В то же время Саргсян заявил, что руководство Арменией может перейти к другим после решения самых актуальным проблем, стоящих перед государством, таких как карабахское урегулирование.

Позже Пашинян заявил, что встретится с Саргсяном в воскресенье утром, чтобы обсудить условия передачи власти.

Протесты в Ереване

Акции против избрания премьером Саргсяна начались 13 апреля. Оппозиция обвиняет его в неэффективном управлении страной и ухудшении экономической ситуации. В понедельник митингующие пытались прорваться к зданию парламента, полицейские их оттеснили, в результате столкновений пострадали десятки человек.

На следующий день парламент избрал Саргсяна на пост премьера. Протестующие заявили о начале "бархатной революции" в стране.

Ранее вступили в силу изменения в конституции, по которым Армения переходит к парламентской форме правления, а самыми широкими полномочиями будет обладать глава правительства.

В субботу правоохранители задержали в столице 116 участников акции протеста, 92 из них уже освобождены.

Армения > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 21 апреля 2018 > № 2577437


Венгрия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 21 апреля 2018 > № 2576700 Петер Сийярто

Более тесное сотрудничество Востока и Запада — в интересах Венгрии

Истван Леко (István Léko), Česká Pozice, Чехия

Восемь лет правления Виктора Орбана, труд как традиционная христианско-демократическая ценность и миграция — эти и другие темы министр иностранных дел Венгрии Петер Сийярто прокомментировал в интервью, которое он дал Česká pozice во время визита в Прагу в марте этого года.

После выборов в Италии Европейский Союз с большой надеждой ожидал, что парламентские выборы, которые прошли в Венгрии восьмого апреля, положат конец восьмилетнему правлению консерваторов во главе с Виктором Орбаном, и к власти придут устраивающие Брюссель леволиберальные политические силы. Поэтому в Венгрии и правительство, и оппозиция считала эти выборы решающими.

Последний опрос общественного мнения, проведенный независимым агентством Medián, предрекал очередную убедительную победу партии премьера Виктора Орбана. Партия «Фидес», которая в коалиции с христианскими демократами правит с 2010 года, по опросам, могла получить в парламенте 142 из 199 мандатов, то есть более двух третей (около 70%) депутатских кресел.

Парадоксально, но намного более осторожным был прогноз проправительственного аналитического центра Nézöpont Intézet, согласно которому, правительственные партии получат 112 — 123 мандата. В итоге партия «Фидес» получила 48,89% голосов, 134 депутатских кресла и вновь конституционное большинство. Таким образом, Орбан возглавит правительство уже третий раз подряд и как премьер он занимает в Европе второе место (после немецкого канцлера Ангелы Меркель) по продолжительности правления.

В Венгрии смешанная избирательная система: 93 депутата проходят в парламент по партийным спискам, согласно партийным преференциям, а остальные — по мажоритарной системе из 106 избирательных округов. Что самое главное в венгерских выборах? Некоторые проправительственные журналисты описали это вкратце так: правительство составит или Орбан, или Сорос.

Центральной темой выборов было не образование, здравоохранение, социальные проблемы или коррупция, а нелегальная миграция, которую консервативное правительство считает угрозой. Кроме того, оно негативно оценивает не только продолжительную политическую деятельность миллиардера Джорджа Сороса, ЕС и ООН, но и ситуацию в западных странах, где проблема незаконной миграции, прежде всего из мусульманских стран, превращается в серьезную социальную проблему.

Под руководством 54-летнего Виктора Орбана Венгрия уже продолжительное время показывает очень хорошие экономические результаты. Также в его пользу и то, что венгерская оппозиция уже давно разобщена. Ее образует несколько небольших либеральных и левых партий и популистское объединение «Йоббик», которое еще недавно проповедовало крайние антицыганские и антисемистские взгляды.

Большая часть левой и либеральной оппозиции в своей ненависти к Орбану явно забыла о прежде провозглашаемых ценностях и сделала ставку на отчаянный шаг, решив объединиться с экстремистами только для того, чтобы получить шанс на максимум депутатских кресел и на самостоятельное формирование правительства. Этот странный союз проправительственные СМИ назвали «кошмарной коалицией», и возникла угроза, что избиратели либеральных левых откажутся поддерживать крайне националистического кандидата и наоборот.

Кроме того, оппозиция, о которой правительственные пропагандисты отзываются только как о кандидатах Сороса, вела кампанию в стиле, который не сработал ни в США (антиТрамп), ни в Чешской Республике (антиБабиш и антиЗеман). В Венгрии антиОрбан тоже не добился успеха.

Орбана критиковали за авторитарное правление, якобы близкие отношения с российским президентом Владимиром Путиным и некоторые (вскрытые оппозиционными журналистами) коррупционные махинации его зятя, друзей из мира бизнеса и коллег по партии. Венгрия, как и Чешская Республика, разделена на леволиберальный Будапешт и на остальную страну с преимущественными консервативными настроениями.

Министр иностранных дел Петер Сийярто заявил в интервью, которое дал во время своего визита в Прагу в марте этого года: «Нам удалось улучшить нашу экономику, которая когда-то была в очень плохом состоянии, настолько, что сегодня мы принимаем участие в решении проблем Европы, а не создаем их. Мы прошли длинный путь, и для этого нам потребовалась смелость и смелые решения председателя правительства Венгрии. На международной арене нас всецело поддерживали страны Вышеградской четверки, то есть на этот альянс мы всегда могли положиться».

Česká pozice: Как Вы оцениваете прошедшие восемь лет правления премьера Виктора Орбана?

Петер Сийярто: В 2010 году Венгрия балансировала на грани экономического коллапса. Сегодня об этом уже мало кто помнит, но тогда наше положение было хуже, чем у греков. Нашу страну поддерживал на плаву только кредит от Международного валютного фонда, и было понятно, что если мы пойдем по пути традиционной экономической политики, то максимум, чего мы достигнем, это переживем кризис, но набраться новых сил нам не удастся. Поэтому мы решили встать на путь новаторской экономической политики и сделать акцент на обществе, в основе которого лежит труд.

Это повлияло на нашу налоговую систему, экономическую стратегию и социальную систему. Сначала мы подвергались сильнейшему международному давлению, но в итоге жизнь подтвердила нашу правоту. Сегодня уровень безработицы в Венгрии очень низкий (3,8% — прим. авт.), и теперь год от года мы бьем собственные рекорды в области внешней торговли.

Таким образом, оторвавшись от дна, от экономики в очень плохом состоянии, мы достигли того, что сегодня мы принимаем участие в решении проблем Европы, а не создаем их. Мы прошли длинный путь, и для этого нам потребовалась смелость и смелые текущие решения председателя правительства Венгрии. На международной арене нас всецело поддерживали страны Вышеградской четверки, то есть на этот альянс мы всегда могли положиться.

— То есть главное — практические шаги. А на каких ценностях, идеологии и философии основывались эти изменения?

— Мы основываемся на традиционных христианско-демократических принципах. Я учился в гимназии бенедиктинцев, а их девиз: «Ora et labora!» («Молись и работай!»).

Труд — это традиционная христианско-демократическая ценность: прогресса можно достигнуть только трудом и усердием. И с этим связана наша философия: все, кто способен, должны работать и взять на себя часть нашего общего бремени. Наша политика основана на принципе, согласно которому вместо поддержки нужно обеспечить людей работой. Государство вознаграждает за труд и усердие.

В 2010 году дефицит государственного бюджета и государственный долг были огромными, поэтому политики начали экономию с самих себя. Так, в парламенте мы сократили количество депутатских мест на половину: с 386 до 199. Все усилия мы направили на государственные обязательства, но не только на словах, а и на деле.

— Нам в Европе кажется, что с тех пор, как во главе правительства стоит Виктор Орбан, Венгрия подвергается множеству нападок. Это сказывается на всей стране в целом. Сформировались два лагеря. И так произошло не только в Венгрии, но и в США и в Великобритании в связи с Брекситом. Схожая ситуация сложилась в Чешской Республике. В чем Вы видите причины этого?

— Объяснить эту ситуацию можно двумя явлениями. Во-первых, мир во всех смыслах ускоряется, и, если присмотреться, полностью изменилась роль и характер современной внешней политики. Раньше она была намного более неспешной. В солидных залах, выпуская дым из трубок и попивая утонченные напитки, политики могли вести философские разговоры часами и вдумчиво обсуждали проблемы мира. Времени было достаточно, и никто никуда не спешил.

Сегодня все иначе, и обстановка меняется за минуты или даже секунды. Интернет-СМИ распространяют новости или фальшивые сообщения мгновенно, что само по себе может быть важным фактором, создающим напряжение. С другой стороны, в европейских политических дебатах еще никогда не было столько лицемерия и политической корректности, как сегодня.

По-моему, наше общество крайне разочаровано тем, что некоторые политические элиты явно заняты чем угодно, только не народом. Эти политические элиты увлечены сами собой, и им совершенно неинтересно, чего хотят люди, которые их выбрали. И именно здесь, как мне кажется, проходит линия раздела: существуют политические силы, которые по-настоящему представляют интересы людей, а есть такие, которые совершенно оторваны от своих избирателей.

— Любого, чьи представления о политике хоть немного отличаются, противоположная сторона, которая сама себя считает либеральной, тут же клеймит популистом, расистом, ксенофобом или «путинофилом», а потом в СМИ и социальных сетях начитается кампания по дискредитации…

— Факт в том, что, к сожалению, сегодня стигматизация остальных в европейской политике наиболее выражена, чем когда-либо прежде. Хороший пример: если либералы проигрывают выборы, то, по их мнению, система вдруг уже не демократическая. Но это не так, просто они не победили в ней. И по этому поводу порой ведутся просто оскорбительные однобокие дискуссии, полные эмоций.

Например, в ноябре 2016 года я, как министр иностранных дел, сформулировал точку зрения, которая не соответствовала европейскому мейнстриму. Меня тут же назвали сторонником Путина. С тех пор ситуация изменилась только в том, что теперь у меня есть выбор: считаться сторонником Путина или поклонником Трампа.

А ведь венгерская внешняя политика всегда представляет национальные интересы, и нам совершенно неважно, кем нас считают. Вместо того чтобы обсуждать вопросы рационально и исходя из здравого смысла в поисках окончательного решения, уже на второй минуте разговора мы сталкиваемся с тем, что нас начинают клеймить и втаптывать в грязь. Это ни к чему хорошему не приведет.

— Либералы часто называют Виктора Орбана диктатором, который ловит каждое слово Путина и хочет вывести Венгрию из ЕС. По-Вашему, у этих обвинений есть реальные основания?

— Это ерунда, и мы решительно отвергаем подобные мнения. Кстати, лучше посмотреть, кто из европейских государств сотрудничает с русскими теснее всех. Это не Венгрия. Некоторые западные страны значительно обогнали нас в этом. А что касается сотрудничества в области энергетики, то и там есть несколько европейских стран, которые поддерживают с Россией на зависть тесные отношения, и я уже не говорю об экономических и торговых связях. Ситуация такова, эти государства обвиняют других, а собственные контакты умело маскируют.

Мы маленькая страна в Центральной Европе с совершенно определенным историческим опытом, который подсказывает нам, что в случае конфликта между Востоком и Западом страдает как раз Центральная Европа. Мы отстаиваем более тесное сотрудничество Востока и Запада не потому, что служим чьим-то чужим интересам, а потому, что это соответствует интересам Венгрии. А мы всегда действуем сообразно им. Исторический опыт свидетельствует о том, что Венгрии нужно, чтобы восточная и западная часть континента могли тесно сотрудничать и с уважением относиться друг к другу.

— Огромной политической проблемой является попустительство в области незаконной миграции и система квот, которую продвигает Брюссель. Это камень преткновения не только на уровне единой Европы, но и в отдельных странах ЕС. Вот уже более двух лет венгерское правительство в связи с этой проблемой предупреждает, что на кону — будущее Европы. Неужели нелегальная миграция действительно столь опасна?

— Помимо уже упомянутой политической корректности и лицемерия, одной из серьезнейших проблем современных европейских политических дискуссий являются двойные стандарты. Иногда мне кажется, что право на то или иное действие обусловлено площадью или размером ВВП государства. Это неправильно.

Если говорить о миграции, то Венгрия вместе с остальными странами Вышеградской четверки уже давно и последовательно отстаивает мнение о том, что нелегальная миграция опасна, поэтому ей надо препятствовать. Надо защитить свои границы. Сегодня уже однозначно доказано, что представители Центральной Европы были правы: за последние два с половиной года террористы из рядов мигрантов совершили в Европе 27 террористических акта, во время которых погибло 330 и было ранено 1300 человек.

Мы четко сказали, что миграцию можно остановить. Мы доказали это тем, что на южной границе Венгрии (с помощью Польши, Чехии и Словакии) сумели остановить миграционные процессы. Мы утверждали, что система квот не работает. Потом выяснилось, что так и есть, ведь нам известно, что даже те страны, которые приняли эти квоты, сумели заполнить их всего на 25%. Западные европейцы нас критикуют, а сами заполнили квоты всего на 25%. К сожалению, двойные стандарты продолжают существовать.

Думаю, что мы в Центральной Европе успешно доказали, что нужно упорно настаивать на том, чтобы Европа осталась европейской. Мы должны настаивать на том, что мы — христианский континент. Нужно настаивать на том, чтобы здесь не могли возникать смешанные общества. Наконец, нужно сказать, что утверждения, которые прежде считались неприкосновенными догмами (вроде того, что Европе удалось интегрировать всех пришлых), — это ложь.

Стоить посмотреть, что происходит там, где рапортовали об успехах интеграции мигрантов в общество. Там возникли параллельные общества, зоны «ноу-гоу». И там постоянно растет напряженность, совершается физическое насилие. Мы не хотим быть такой страной, и все должны с уважением относиться к нашей позиции.

— Западноевропейские политики, прежде всего немецкие правящие круги, говорят странам, которые отказываются от квот, что если им нужны европейские дотации, то в вопросе миграции нужно проявить солидарность. То есть эти страны должны принять часть мигрантов, прибывших в Европейский Союз. Вы согласны с этим мнением?

— Это не по-европейски, поскольку, по сути, мы имеем дело с шантажом стран Центральной Европы. Мы должны четко понимать, что европейские дотации не гуманитарная помощь. У членов ЕС есть право на эти средства, согласно договору. Когда мы, страны Центральной Европы, вступили в Европейский Союз, мы все открыли свои рынки для стран Западной Европы, благодаря чему их компании стали зарабатывать огромные суммы.

Как минимум 70% финансовых средств, поступающих к нам из ЕС, в итоге перетекают в западноевропейские компании. То есть на практике это означает, что около 70% средств, отправляемых нам Евросоюзом, возвращаются в Западную Европу. Теперь к вопросу о том, кто солидарен, а кто нет. Если бы мы с помощью Вышеградской четверки не закрыли южную границу Венгрии, то сегодня в западной части Европы было бы не полтора миллиона нелегальных переселенцев, а намного больше.

Венгрия потратила миллиард евро на защиту шенгенских границ, а от Брюсселя не получила на это ни одного евро. Я уже не говорю о том, что мы, страны Вышеградской четверки, вместе выделили 35 миллионов евро на защиту южной границы Ливии, чтобы мигранты не использовали ее в качестве зеленого коридора в Европу.

— Вот уже почти год венгерское правительство ведет жесткую кампанию против американского миллиардера венгерского происхождения Джорджа Сороса. Мы в Чешской Республике не очень понимаем, в чем суть спора с Соросом. Не могли бы Вы объяснить?

— Действительно, между Венгрией и Джорджем Соросом существуют огромные противоречия. И этот спор нужно довести до конца. Сорос представляет позицию, которая для Венгрии крайне опасна.

Я читал основные публикации Сороса и поддерживаемых им организаций о том, каким они видят будущее Европы. По их представлениям, к нам нужно пустить массы мигрантов, нужно демонтировать национальные государства и открыть границы для переселенцев. Все это совершенно противоречит интересам Венгрии и венгров.

Реализация плана Джорджа Сороса представляет для Венгрии (и для вашей страны тоже) огромный риск. Поэтому мы вступили в борьбу, и мы доведем ее до конца.

— Неужели влияние Сороса на Европейский Союз действительно столь сильно?

— Все помнят фотографии, на которых председатель Европейской комиссии Жан-Клод Юнкер радушно приветствует Сороса. Он не занимает никакого государственного поста, но тем не менее его принимают с почестями, подобающими премьеру или главе государства.

Кроме того, появился список депутатов Европейского парламента, которых сеть Сороса считает благонадежными. Совершенно очевидны невероятные масштабы сети, на которую Сорос тратит миллионы долларов. Таким образом, к сожалению, я должен сказать, что Сорос оказывает очень большое влияние на механизмы принятия решений на уровне ЕС.

— В связи с кампанией против Сороса руководство Венгрии также критикуют за то, что в кампании есть антисемитский подтекст, поскольку у американского миллиардера еврейские корни…

— Нам неинтересно, какое у Сороса вероисповедание. Мы боремся с ним не из-за его веры или происхождения, а делаем это потому, что он хочет превратить Европу в континент переселенцев, а Венгрию — в страну переселенцев.

— Кстати, Сорос не пользуется симпатией и израильского правительства…

— Я думаю, что некорректно всякий раз поднимать тему антисемитизма только потому, что мы спорим с Соросом.

— Что Вы думаете о так называемой двухскоростной Европе, о которой в последнее время говорит президент Франции Эммануэль Макрон?

— Сейчас есть страны, которые являются членами еврозоны или шенгенской зоны, а есть те, которые туда не входят. Но существует и другой аспект. Мне очень нравится подход вашего председателя правительства Андрея Бабиша. Во время визита в Будапешт он сказал, что Европа действительно двухскоростная: есть Центральная Европа, которая динамично развивается, и есть остальные, кто так не развивается. Сегодня Центральная Европа превратилась в двигатель европейского роста.

Также ясно, что кое-кто вынашивает радикальные планы по созданию Соединенных Штатов Европы. Это федералистский подход. Ему противостоим мы — рационально мыслящие жители Центральной Европы, не лишенные здравого смысла. И мы говорим, что хотим сильный Европейский Союз, основанный на суверенных и сильных странах-членах. Между этими двумя подходами и ведется борьба.

Некоторые предложения президента Франции игнорируют реальность некоторых стран-членов ЕС. В некоторых западноевропейских странах полагают, что конкурентоспособности можно достигнуть при меньших объемах труда и больших налогах. Именно поэтому им так не нравится, что в Центральной Европе налоги снижаются. Но в Западной Европе забывают, что низкие налоги не шанс, который сваливается с неба.

Страны Центральной Европы могут позволить себе низкие налоги потому, что граждане этих стран много и хорошо работали, а правительства проводили дисциплинированную фискальную политику. Если бы французы раньше были более дисциплинированными и требовательными к себе в области финансов, то сегодня они тоже могли бы снизить налоги. Давайте не будем лишать других возможности использовать экономические преимущества, которых они добились самостоятельно.

— Неужели Западной Европе действительно не нравится, что правительства нашего региона снижают налоги?

— Западная Европа говорит о налоговой гармонизации и налоговом демпинге, а также о том, что мы снижаем налоги благодаря средствам из Фонда сплочения ЕС. Это ложь. Все не так. Мы снижаем налоги благодаря собственной экономической дисциплинированности и труду людей.

— Тогда почему их это не устраивает?

— Потому что западные компании инвестируют свои средства в Центральной Европе.

— Вы расширили бы Вышеградскую четверку? Говорят о возможном участии в ней Словении и Австрии.

— Вышеградская группа является самым крепким и самым эффективным альянсом Европейского Союза, который хорош в нынешнем своем виде. Мой словацкий коллега Мирослав Лайчак как-то сказал мне, что не стоит ремонтировать то, что исправно. Я думаю, что он совершенно прав, поэтому расширение Вышеградской группы сегодня неактуально.

Напротив, актуально тесное сотрудничество Вышеградской группы с другими странами. Как правило, мы называем это V4+. Так что, Австрия и Словения — потенциальные партнеры, потому что мы активно поддерживаем расширение Европейского Союза за счет Западных Балкан.

— Как Вы оцениваете положение чешского премьер-министра и споры вокруг его правительства?

— Мы предполагаем, что премьер Андрей Бабиш воплощает собой политику, основанную на здравом смысле, которая крайне важна не только для сотрудничества в Центральной Европе, но и для будущего всего Европейского Союза. Ничто не ново под луной: совершенно ясно, что против такого типа политиков применяют все возможные средства.

Посмотрите, к примеру, каким нападкам подвергаются политики, которые отказались примкнуть к европейскому мейнстриму. Поэтому со своей стороны мы надеемся, что положение премьера Бабиша стабилизируется, и в итоге он сможет сформировать правительство, и мы сможем как можно теснее сотрудничать с ним в будущем.

Венгрия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 21 апреля 2018 > № 2576700 Петер Сийярто


Россия > Внешэкономсвязи, политика > minjust.ru, 20 апреля 2018 > № 2579028

19 апреля 2018 г. Правительство Российской Федерации одобрило разработанный Минюстом России проект федерального закона «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации (в части уточнения порядка отмены постановления о прекращении уголовного дела или уголовного преследования)» в целях реализации Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 14 ноября 2017 г. № 28-П.

Согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации следует внести изменения, гарантирующие эффективную государственную, в том числе судебную, защиту от незаконного и необоснованного возобновления уголовного преследования и от ограничения права на возмещение вреда лицу, в отношении которого уголовное дело либо уголовное преследование прекращено на досудебной стадии уголовного процесса. При этом необходимо не допускать ситуацию, при которой исключалась бы возможность отмены принятого на досудебной стадии постановления о прекращении уголовного дела или преследования, если выявились новые сведения о виновности лица и такая отмена нужна для восстановления справедливости и предупреждения совершения новых преступлений.

Законопроектом предлагается установить годичный срок, в течение которого прокурор или руководитель следственного органа вправе отменить постановление о прекращении уголовного дела или уголовного преследования. По истечении указанного срока такая отмена допускается только на основании судебного решения. Законопроект также регламентирует судебный порядок получения прокурором или руководителем следственного органа разрешения на отмену названного постановления.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > minjust.ru, 20 апреля 2018 > № 2579028


Россия > Внешэкономсвязи, политика > minjust.ru, 20 апреля 2018 > № 2579027

19 апреля 2018 г. Правительством Российской Федерации одобрен разработанный Минюстом России проект федерального закона «О внесении изменений в Федеральный закон «О судебных приставах» и Федеральный закон «Об исполнительном производстве» (в части перераспределения полномочий по распоряжению денежными средствами, поступающими во временное распоряжение Федеральной службы судебных приставов).

Законопроект разработан в целях снижения нагрузки на судебных приставов-исполнителей, повышения эффективности их деятельности, а также исключения случаев злоупотреблений, в том числе коррупционной направленности.

Предлагается исключить из полномочий старшего судебного пристава субъекта Российской Федерации право распоряжаться денежными средствами, находящимися на счете по учету средств, поступающих во временное распоряжение подразделения судебных приставов, и закрепить указанное право за главным судебным приставом субъекта Российской Федерации и старшим судебным приставом структурного подразделения Федеральной службы судебных приставов.

Также изменения коснутся терминологии Федерального закона «Об исполнительном производстве» в части уточнения наименования депозитного счета. В ряде статей закона слова «депозитный счет подразделения судебных приставов» будут заменены словами «депозитный счет структурного подразделения ФССП России или депозитный счет территориального органа ФССП России».

Россия > Внешэкономсвязи, политика > minjust.ru, 20 апреля 2018 > № 2579027


Россия > Внешэкономсвязи, политика > minjust.ru, 20 апреля 2018 > № 2579026

19 апреля 2018 г. Правительством Российской Федерации одобрен разработанный Минюстом России проект федерального закона «О внесении изменений в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации и Кодекс административного судопроизводства Российской Федерации в части уточнения оснований пересмотра и последствий отмены судебных постановлений по новым обстоятельствам».

Проект подготовлен в целях реализации Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 17 октября 2017 г. № 24-П, которым федеральному законодателю поручено предусмотреть возможность пересмотра вступившего в силу судебного постановления по новым обстоятельствам в связи с определением практики применения правовой нормы Президиумом или Пленумом Верховного Суда Российской Федерации только при условии прямого указания на придание сформулированной позиции обратной силы применительно к делам со схожими фактическими обстоятельствами. Конституционный Суд Российской Федерации также предписал законодательно закрепить недопустимость придания обратной силы толкованию правовых норм, ухудшающему положение граждан в их правоотношениях с органами государственной власти, органами местного самоуправления или организациями, наделенными публичными полномочиями, и установить срок, в течение которого допускается пересмотр дела по вышеуказанному основанию.

Проектом предусмотрено введение указанных ограничений в гражданском и административном судопроизводстве, а также шестимесячного срока для пересмотра вступивших в законную силу судебных постановлений по названному основанию.

Предлагаемые законопроектом изменения будут способствовать единообразию судебной практики и обеспечению баланса прав и законных интересов субъектов правоотношений.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > minjust.ru, 20 апреля 2018 > № 2579026


США. Франция > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 20 апреля 2018 > № 2578366

Макрон — ближайший советчик Трампа?

Ашиш Кумар Сен (Ashish Kumar Sen), Atlantic Council, США

После совместного удара США и союзников по Сирии, французского президента Эммануэля Макрона стали считать ближайшим советчиком Трампа. Станет ли такой союз спасительным для Европы и мира? 15 апреля Эммануэль Макрон сказал, что уговорил президента США Дональда Трампа не выводить войска из Сирии. «10 дней назад Трамп заявил, что «США должны вывести войска из Сирии». Мы убедили его оставить их на более длительный срок», — сообщил Макрон во время телеинтервью.

Французский президент также отметил, что после того, как Трампа «немножко занесло с твитами», он убедил его «ограничить удары по объектам хранения химического оружия». С тех пор Макрон пытается откреститься от этих комментариев. На прошлой неделе, обращаясь к России через Твиттер, Трамп написал, что ракеты, которые прилетят в Сирию, будут «красивыми, новыми и умными». Через день президент твитнул уже следующее: «Я никогда не говорил, когда состоится атака на Сирию. Может очень скоро, либо вообще не так скоро».

Трамп и Макрон сформировали уникальный союз. Они оба выступали от имени объединенной операции США, Великобритании и Франции за нанесение удара по предполагаемым объектам хранения химического оружия в Сирии. В июле 2017 года американский президент посетил Францию, чтобы присоединиться к чествованию Дня взятия Бастилии. Он был настолько поражен этим празднованием, что предложил организовать еще больший и лучший военный парад в Вашингтоне.

Государственный обед станет моментом истины

24 апреля Макрон приедет к Трампу на государственный обед — первый в истории нынешней администрации. Трамп и Макрон сформировали нехарактерную парочку. У них — немного общего: оба вступили в популистскую горячку и оба получили неожиданную победу на выборах. А также оба разрушают устоявшиеся представления о политике. «Для президента Франции, какими бы ни были его политические убеждения, важно иметь хорошие отношения с президентом США, который, несмотря на все, является наиболее влиятельным человеком мира», — говорит Жерар Аро, посол Франции в Соединенных Штатах. Сейчас Макрон довольно успешно идет к своей цели.

Аро, как и СМИ, называет нынешние отношения двух лидеров «бромансом». «Это просто взаимный интерес двух сторон», — говорит посол. Трамп и Макрон имеют некоторые различия во взглядах. Например, по ядерной сделке с Ираном (от которой американский президент хочет избавиться) и Парижского климатического соглашения (от которого Трамп и вовсе отказался). Макрон выступает в поддержку обоих договоренностей. «Очень важно, что наши президенты могут провести взрослый разговор как о том, что их объединяет, так и о том, что разделяет, — говорит Аро. — У них как джентльменские соглашения, так и джентльменские разногласия».

С начала своего президентства Макрон позиционирует себя надежным партнером для Трампа. Это стало возможным благодаря серьезным политическим движениям в Европе. Великобритания продолжает бороться с последствиями своего решения выйти из ЕС, немецкого канцлера Ангелу Меркель длительное время отвлекало многомесячное формирование коалиции. Более того, в отличие от Макрона, чей президентский срок не совпал с годами правления Барака Обамы, тесные отношения Меркель с экс-президентом США могут даже стать своеобразной преградой для формирования подобного союза с Трампом. А потому «мы переживаем наши 15 минут славы», как говорит Аро о Франции. С какими вызовами столкнется Макрон, став публичным европейским партнером Трампа, который крайне непопулярен во Франции?

Джефф Лайтфут, эксперт «Атлантик консула», напомнил о недавнем опросе Le Figaro, согласно которому 9 из 10 опрошенных очень негативно относятся к американскому президенту. «Для большинства французов он является воплощением всех худших черт американцев… в некоторой степени прообразом отвратительного американца», — добавил эксперт.

Лайтфут считает, что государственный обед станет моментом истины. По словам эксперта, самым большим вызовом для Франции, а также для большей части Европы, является желание Трампа иметь антистатус-кво и перевернуть международный порядок, основанный на конкретных правилах.

«И это то самое место, где ставки слишком высоки для Макрона», — говорит Лайтфут. Если, несмотря на встречу с французским президентом, Трамп все-таки решит разорвать ядерную сделку с Ираном, а ЕС не получит долгосрочную отсрочку действия американских тарифов по стали и алюминию, то, по мнению Лайтфута, французы должны спросить Макрона: «Что тебе дают отношения с Трампом?»

По словам посла Аро, в фокусе предстоящей встречи двух президентов будет тема трансатлантического единства. «Европа и США вместе — таким будет главный месседж Макрона».

«Американское общество имеет соблазн идти в будущее самостоятельно, — говорит Аро. — Мы хотим повторить наш месседж о том, что лучше оставаться вместе и объяснить, как мы можем это сделать».

Трамп скептически относится к такому многостороннему подходу. Аро признает, что существующая модель кооперации нации не всегда была эффективной. И именно ООН, по словам посла, служит наиболее ярким доказательством. «Мы нуждаемся в новом и эффективном многостороннем подходе. Мировой порядок, где доминирует Запад, распадается. Как решить эту проблему?» — спрашивает Аро.

После того, как Трамп раскритиковал союзников НАТО за то, что те не смогли прийти к согласию в вопросе расходов на оборону, американский президент попытался более тесно сотрудничать со своими европейскими партнерами. И уже год спустя США самостоятельно ударили ракетами в ответ на химическую атаку в Сирии. Поэтому 13 апреля, столкнувшись с аналогичным вызовом, Трамп объединился с Макроном и премьер-министром Великобритании Терезой Мэй. Поэтому Трамп достучался и до европейских лидеров. А 27 апреля, через три дня после встречи с Макроном, он будет приветствовать в Белом доме Ангелу Меркель.

Вызовы Макрона во Франции

Чтобы стать надежным партнером Трампа в трансатлантическом пространстве и Меркель в Европе, Макрон должен заручиться поддержкой собственного народа.

«Французский президент должен сделать две вещи, которые позволят ему стать на европейской арене тем реальным игроком, которым в течение последних лет была Меркель, хотя сейчас ее роль и слабеет, — говорит Фрэнсис Беруел, представитель инициативы Atlantic Council's Future Europe. — Одно дело экономическая политика, другое — дипломатическая. Он должен показать, что его союз с Трампом не только в интересах США и Франции, но и в интересах Европы тоже».

Французский президент несколько забуксовал во внедрении своих ранних экономических реформ. И он продолжил над ними работать, продвигая в том числе изменения в трудовое законодательство. Это должно повысить уровень конкурентности Франции на международной арене. Политическое движение Макрона En Marche! (Вперед!) имеет большинство во французской национальной ассамблее. Здесь он имеет законодательное преимущество. Однако на улицах все же случаются протесты.

Макрон хочет осуществить «комплексную экономическую реформу, которая позволит Франции двигаться вперед». И, по словам Беруел, от этих начинаний зависит немало.

Если французский президент пойдет на уступки местным рабочим, или его реформы провалятся, это значительно ослабит его позиции, предостерегает Беруел. «Если Франция действительно хочет стать немецким партнером на ближайшие несколько лет и осуществить совместную реформу еврозоны, надо начинать с формирования прочного внутреннего тыла», — добавляет эксперт.

США. Франция > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 20 апреля 2018 > № 2578366


Россия. ЕАЭС > Внешэкономсвязи, политика. Таможня. Транспорт > agronews.ru, 20 апреля 2018 > № 2577911

Предварительная информация о ввозимых в ЕАЭС товарах будет подаваться по единым правилам.

Вопросы таможенного сотрудничества и промышленной политики в странах Евразийского экономического союза (ЕАЭС) обсуждались на заседании Коллегии Евразийской экономической комиссии (ЕЭК) 17 апреля. Определены единые порядки представления в таможню предварительной информации о товарах, ввозимых в Союз автомобильным и железнодорожным транспортом. Утверждена форма предварительного решения о классификации товара в соответствии с Единой товарной номенклатурной внешнеэкономической деятельности ЕАЭС (ТН ВЭД ЕАЭС), порядок ее заполнения и внесения изменений.

Утверждены единые порядки представления в таможенные органы предварительной информации о товарах, предполагаемых к ввозу на таможенную территорию Евразийского экономического союза автомобильным и железнодорожным транспортом.

Обязанность перевозчиков подавать такие сведения о товарах, доставляемых автотранспортом, существует с 2012 года, железнодорожным транспортом – с 2014 года. До вступления в силу Таможенного кодекса ЕАЭС порядок представления предварительной информации частично определялся национальным законодательством, что создавало неравные условия для участников рынка из разных государств Союза.

Решения Коллегии ЕЭК определяют единые для всех союзных стран требования к срокам подачи предварительной информации, устанавливают возможные случаи ее непредставления. Кроме того, определен круг лиц, которые обязаны направлять таможенному органу данные о ввозимых товарах, а также состав таких данных в зависимости от целей их дальнейшего использования.

Напомним, что новый Таможенный кодекс позволяет участнику ВЭД наряду с представлением обязательного блока сведений, необходимых таможенным органам для исполнения своих функций, заранее подавать данные для формирования транзитной декларации, заявления о помещении товаров на склад временного хранения и других целей. Таким образом, к моменту доставки товара в пункт пропуска в отношении него уже будет вынесено решение о возможности выпуска товара или о форме дополнительного контроля при необходимости. Заранее поданная дополнительная информация позволит существенно сэкономить время перевозчиков при совершении таможенных операций непосредственно в пункте пропуска.

Решения Комиссии заработают одновременно и в комплексе с другими решениями Коллегии ЕЭК, разработка и принятие которых предусмотрена статьей 11 ТК ЕАЭС. Ожидается, что полный пакет решений в развитие института предварительного информирования будет принят до конца 2018 года.

Коллегия ЕЭК приняла к сведению информацию промышленного блока о корректировке некоторых положений национальных нормативных актов, регулирующих сферу промышленных субсидий.

Вопрос рассмотрен по итогам мониторинга и сравнительно-правового анализа законодательства государств Союза на соответствие Договору о ЕАЭС и Протоколу о единых правилах предоставления промышленных субсидий.

Коллегия ЕЭК утвердила форму предварительного решения о классификации товара в соответствии с Единой товарной номенклатурной внешнеэкономической деятельности ЕАЭС (ТН ВЭД ЕАЭС), порядок ее заполнения и внесения изменений.

Форма включает в себя десять граф, где указываются, в частности, регистрационный номер предварительного решения, дата окончания его действия, наименование и описание товара и т.д.

Такая унификация позволит упростить поиск и идентификацию в единой базе ЕАЭС предварительных решений, вынесенных таможенными органами одной страны Союза, таможенными органами другой.

Предварительное решение является вспомогательной услугой таможенных органов участникам ВЭД в целях избегания недостоверного таможенного декларирования и связанной с ним ответственностью за нарушения. Участник ВЭД вправе обращаться за вынесением предварительного решения о классификации товаров в таможенный орган той страны Союза, в которой будет производиться выпуск товара при его помещении под таможенную процедуру.

Россия. ЕАЭС > Внешэкономсвязи, политика. Таможня. Транспорт > agronews.ru, 20 апреля 2018 > № 2577911


Турция. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 20 апреля 2018 > № 2576531

Анкара уходит от ЕС семимильными шагами

Европейцы представили доклад по Турции

На пресс-конференции 17 апреля еврокомиссар по вопросам расширения и политики добрососедства Йоханнес Хан представил доклад по Турции. Хан следующим образом резюмировал взаимоотношения ЕС и Турции: «Боюсь, что Турция продолжает отдаляться от ЕС, в особенности в части верховенства права и основных прав и свобод. Комиссия ЕС неоднократно призывала Турцию остановить эту отрицательную тенденцию. Необходимо также отметить, что Турция сохраняет свое стратегическое значение для ЕС». А верховный представитель ЕС по иностранным делам Федерика Могерини высказалась следующим образом: «Мы не предусматриваем открытие новых глав в отношении Турции. Очень интересно будет услышать ответы Анкары на наши вопросы в предстоящие дни. Процесс партнерства и членства всегда является двусторонним».

Евросоюз вновь заявил о полной поддержке демократических институтов страны и согласился с законной потребностью Турции предпринимать пропорциональные действия перед лицом серьезной угрозы. Тем не менее в повестку дня до сих пор вносятся вопросы, связанные с непропорциональностью принятых мер в рамках чрезвычайного положения с момента попытки переворота июля 2016 года до настоящего времени, а также с непропорциональностью масштабных увольнений, задержаний и заключений под арест. Анкара должна незамедлительно отменить режим чрезвычайного положения. Анкара уходит от Брюсселя семимильными шагами.

31 Законодательный декрет (KHK), принятый в рамках чрезвычайного положения до настоящего времени, имеет серьезные недоработки. Парламентом не была проведена тщательная и эффективная проверка. В результате чего декреты на протяжении длительного времени закрыты для судебного рассмотрения, и ни по одному из них конституционным судом до сих пор не было вынесено никакого решения. В рамках этих декретов были значительно сокращены некоторые гражданские и политические права, в том числе право на свободу выражения, свободу собраний и процессуальные права. Кроме того, изменениям подверглись ключевые законы, которые продолжат действовать после отмены чрезвычайного положения.

С момента введения чрезвычайного положения и по настоящее время было задержано более 150 тыс. человек, 78 тыс. человек были заключены под арест, уволено более 110 тыс. государственных служащих. Введенное сразу после июльской попытки переворота чрезвычайное положение действует и по сей день. Правительство развалило движение Гюлена — неправительственную организацию, объявив его в рамках чрезвычайного положения террористической организацией и обвинив в организации попытки переворота. В целом Турция переживает травматический период. По сообщению Reuters, увольнение тысяч гражданских служащих после попытки переворота серьезно снизило вероятность членства Турции в Евросоюзе.

После публикации доклада Европейский союз опроверг утверждения турецкой прессы о том, что «движение Гюлена было впервые названо ЕС террористической организацией». Согласно информации, предоставленной AhvalNews, позиция ЕС в докладе по Турции относительно движения не отличается от прошлогодней, а аббревиатура «fetö» имеет место только в цитировании заявлений турецкого правительства. В докладе также отмечается, что приложение для обмена сообщениями Bylock используется очень произвольно, неизвестно, по каким критериям задерживаются люди. Критерии, по которым помещают под стражу сторонников Гюлена, очень расплывчаты, давление оказывается не только на последователей движения, но и на членов их семей. И это вызывает серьезную обеспокоенность.

В докладе ЕС говорится о том, что «не рассматривается открытие новых глав по переговорам в отношении Турции». В 2004 году при принятии решения об открытии глав для Турции, рассматривались комментарии. В случае ухудшения ситуации переговоры могли быть приостановлены.

Некоторые важные положения доклада:

При чрезвычайном положении посредством законодательных декретов была отменена законодательная власть парламента. В еще большей степени уменьшился диалог между возросшим политическим разделением и политическими партиями. Для обеспечения свободы выражения его членов необходимо вернуть парламентскую неприкосновенность. Сокращение депутатов свидетельствует об интерпретации конституционных гарантий в ограниченном виде, и недостатки в борьбе с терроризмом напрямую создают риск для свободы выражения мнений членов парламента.

Влияние президента на исполнительную власть было увеличено посредством полномочий, полученных благодаря законодательным декретам. Президенту были даны полномочия по назначению главы национальной разведывательной организации (MİT) и ректоров. В то время как в значительной степени было утрачено доверие ввиду назначений внешних управляющих, примером эрозии борьбы за права послужило требование ПСР об отставке 6 глав муниципалитетов после референдума.

После возросшего давления в гражданском обществе наблюдается серьезный регресс. Кардинально изменилась очевидным образом предоставленная проправительственным организациям роль и карта неправительственных организаций. Следует уделять приоритетное внимание систематическим и всеобъемлющим соглашениям о солидарности с гражданским обществом. Необходимо восстановить правовой статус закрытых НПО посредством влияния комиссии по чрезвычайному положению.

После переворота 15 июля правительство изменило исполнительно-правовую инфраструктуру в военно-гражданских отношениях, чрезмерно увеличив исполнительную власть над армией. Армия и MİT до сих пор далеки от отчетов перед парламентом. Посредством законодательных декретов было изменено правовое положение MİT, и она была передана под управление президента.

До сих пор имеются многочисленные заявления относительно пропавших без вести, которые, согласно заявлениям, были убиты сотрудниками служб безопасности и правоохранительных органов, а также факты массовых захоронений и убийств без суда и следствия. Большое количество судебных расследований с 1990-х годов в ближайшее время будут прекращены в связи с 20-летним сроком давности. До сих пор применяется система охраны. Наряду с нарушением прав охранников, их либо похищает РПК, либо убивают.

В Турции до сих пор нет масштабной общественно-административной реформы и нет политических ресурсов для этого. По-прежнему вызывает серьезную озабоченность политизация администрации и отсутствие женщин на высших бюрократических позициях. Занятость женщин на государственной службе снизилась в 2017 году до 8% по сравнению с 10% в 2016 году.

Комиссия по расследованию чрезвычайного положения должна предоставить эффективное решение для людей, подчиняющееся справедливой административной практике. Комиссия по расследованию чрезвычайного положения предоставила право для возвращения только для 3 тысяч обращений из 113 тысяч. Даже при наличии правовой инфраструктуры невозможно доказать факты по уволенным во время чрезвычайного положения людям.

Самым критическим пунктом, связанным с Турцией, стал пункт о судебных и основных правах. В главе, начинающейся со слов: «Основные ценности ЕС включают верховенство права и уважение прав человека. На законодательном и правоприменительном уровне наряду с уважением основных прав уделяется очень большое значение правильному функционированию судебной системы и эффективной борьбе с коррупцией», перед Турцией были поставлены 3 основные задачи:

Независимость судопроизводства, необходимоcть подотчетности, возвращение условий, обеспечивающих качество, эффективность и профессионализм

Эффективное внедрение законодательства ООН и Еврокомиссии по борьбе с коррупцией

Провести расследование по вопросам серьезных нарушений прав человека, включая жестокое обращение и пытки, соблюдая международные обязательства в части основных прав и свобод

Изменение структуры совета судей и прокуроров нанесло еще больший вред независимости судопроизводства. Для обеспечения возможности независимого и беспристрастного функционирования судебной системы, проявляя уважение к разделению исполнительной и законодательной властей, необходимо обеспечить политическую и правовую среду, соблюдение нижестоящими судами решений конституционного суда, которые должны подчиняться решениям ЕСПЧ.

Необходимо сократить исполнительную власть и влияние совета судей и прокуроров. Следует принять превентивные меры для предотвращения любых вмешательств в совет судей и прокуроров. Понимание того, что для возможности членства в совете судей и прокуроров некоторые кандидаты были в тесной связи с правительственной партией, усилило полемику в антиправительственных кругах о еще большей политизации судебной системы.

Суды по уголовным и гражданским делам до сих пор вызывают беспокойство. С каждым днем становится всё меньше множественности в судебной системе. Обвинения обычно основываются на утверждениях; проверенные доказательства не предоставляются. Турция до сих пор находится на начальном этапе относительно свободы выражения мнений. Около 160 журналистов до сих пор находятся в тюрьмах. Не были учтены рекомендации, предложенные в 2016 году, по этой причине Турции необходимо сделать следующее: незамедлительно освободить журналистов, правозащитников, писателей и ученых; отказаться от ограничений в части свободы выражения мнений, в том числе связанных с вопросом борьбы с терроризмом; обеспечить соответствие законодательства европейским стандартам, пересмотрев турецкий гражданский кодекс, уголовный кодекс и законодательство, связанное с интернетом.

 Ариф Асалыоглу

Турция. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 20 апреля 2018 > № 2576531


Украина > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 20 апреля 2018 > № 2576499

Петр Порошенко выступил с инициативой лишать жителей Крыма украинского гражданства. Законопроект был размещен на сайте Верховной рады.

Согласно ему, получение российских паспортов приравнивается к "противоправным действиям". Гражданами Украины считаются все, кто на момент провозглашения независимости страны постоянно проживал на ее территории и чье гражданство "установлено до 1 мая 2018 года".

Кроме того, Порошенко предложил дополнить закон о гражданстве статьей, ужесточающей основания для получения украинского паспорта. Поправки коснутся лиц, принимавших участие в геноциде и преступлениях против человечества, а также осужденных за тяжкое или особо тяжкое преступление до погашения или снятия судимости.

Желание раскачать ситуацию

Глава Крыма Сергей Аксенов предположил, что инициатива украинского президента направлена на то, чтобы дестабилизировать ситуацию на полуострове.

"У них других желаний нет, навредить хотят — больше ничего", — заявил он РИА Новости.

Аксенов отметил, что инициативы Порошенко могут ударить по тем крымчанам, у которых на Украине есть родственники или недвижимость.

"Пока не знаю, как будут развиваться события, мы понимаем неадекватность украинских властей. Моя позиция одна — чтобы у крымчан не усложнилась ситуация", — подчеркнул он.

Крымчане выбор сделали

По словам депутата Госсовета Крыма Владислава Ганжары, подобными действиями Украина фактически признает, что жители полуострова — россияне.

"Если все-таки данный законопроект будет принят Радой, то это, наверное, единственная новость из Украины, которая порадует крымчан", — заявил он телеканалу RT.

Парламентарий отметил, что жители полуострова еще в 2014 году выбрали страну, гражданами которой они хотели быть. По мнению ганжары, крымчане в целом не считают себя украинскими гражданами.

Схожую мысль выразил и вице-спикер крымского парламента Ефим Фикс. По его словам, в свете того, что жители Крыма приняли гражданство России еще в 2014 году, сегодня подобные инициативы украинских властей выглядят "просто смешно".

"Это все запоздалая реакция, об этом нужно было говорить еще четыре года назад, с момента воссоединения Крыма с Россией. Но осознание действительности доходит до них с запозданием, как до жирафа", — сказал Фикс.

Крым стал российским регионом после проведенного там в марте 2014 года референдума, на котором 96,77% избирателей республики Крым и 95,6% жителей Севастополя высказались за вхождение в состав России. Крымские власти провели референдум после госпереворота на Украине в феврале 2014 года.

Украина > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 20 апреля 2018 > № 2576499


Италия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 20 апреля 2018 > № 2576489

 Известный сицилийский следователь Нино Ди Маттео обвинил лидера партии "Вперед, Италия" экс-премьера Сильвио Берлускони в причастности к скандальному делу о секретных переговорах между высокопоставленными представителями государства и главарями "Коза ностра" в начале 1990-х годов. Сам Берлусони и его сторонники резко отвергли эти обвинения.

Ранее в пятницу суд присяжных Палермо завершил многолетнее рассмотрение этого беспрецедентного дела и вынес приговор, признав виновными семь обвиняемых из девяти, в том числе одного из старейших друзей Берлускони, бывшего сенатора Марчелло Делл'Утри. Этот политик и предприниматель, вместе с которым Берлускони в 1994 году основал партию "Вперед, Италия", получил 12 лет лишения свободы по статье об угрозе деятельности госорганов. В настоящее время Делл'Утри уже отбывает семилетний тюремный срок за причастность к мафиозной деятельности.

"Приговор суда говорит о том, что Делл'Утри играл роль приводного ремня между требованиями "Коза ностра" и тогдашним правительством Берлускони, которое незадолго до этого приступило к исполнению своих обязанностей. Суд считает это доказанным", — заявил Ди Маттео после оглашения вердикта суда присяжных. По его словам, приговор демонстрирует, что мафиози выходили на Берлускони не только как на крупного предпринимателя, но и как на видного политика.

Будучи следователем прокуратуры сицилийского Палермо, Ди Маттео принимал участие в расследовании наиболее громких преступлений мафии 1990-х годов, в том числе дела о тайных договоренностях между представителями государства и "Коза ностра". С 1993 года он живет под постоянной охраной, предоставленной государством.

В пятницу вечером руководство "Вперед, Италия" выпустило специальное заявление, в котором категорически отвергло все обвинения Ди Маттео. "Мы с негодованием отвергаем любые попытки против логики и очевидности соединить имя Берлускони с делом о переговорах государство-мафия. Тот факт, что один из следователей, вовлеченных в процесс, несмотря на это, позволяет себе комментировать приговор суда, бросая тень на Берлускони, имеет беспрецедентную тяжесть", — говорится в документе. Руководство партии пообещало принять юридические меры в связи с заявлением Ди Маттео.

Сам Берлускони также прокомментировал высказывания известного следователя в ходе своей пресс-конференции в городе Кампобассо. "Абсурдно и смехотворно связывать мое имя с переговорами государство-мафия. Мы не никогда не получали никаких угроз со стороны мафии", — заявил экс-премьер.

Некоторые местные наблюдатели указывают, что заявление Ди Маттео, как и обвинительный приговор суда Палермо в отношении Делл'Утри, могут оказать влияние на идущий сейчас процесс переговоров о формировании нового правительства Италии по итогам мартовских выборов. Лучший результат в ходе голосования показала коалиция правоцентристских сил, образованная партиями "Вперед, Италия", "Лига" и "Братья Италии", которая заручилась поддержкой 37%. В настоящее время обсуждается возможность создания правительства с участием партий этого блока и "Движения 5 звезд", которое по итогам выборов стало первой партией Италии, получив почти 33%. Руководство движения все это время отказывалось идти на союз с партией Берлускони, но после решения суда Палермо такой альянс представляется абсолютно нереальным.

Сергей Старцев.

Италия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 20 апреля 2018 > № 2576489


Украина > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 20 апреля 2018 > № 2576479

На Украине необходимо принять закон, вводящий уголовную ответственность за негативные высказывания о "евромайдане" от политиков в эфире телеканалов, заявил изданию "Обозреватель" депутат Рады Сергей Высоцкий.

Таким образом он прокомментировал слова другого парламентария Евгения Балицкого, который в эфире телеканала NewsOne сравнил действия нынешних украинских властей с фашистской оккупацией.

"Каждое государство, если оно не оберегает свои национальные святыни и свою историю, она в итоге теряет государственность. Я думаю, что нам этот законопроект стоит принимать", — сказал Высоцкий.

Депутат также выразил недоумение тем, что многие инициативы подобного рода не находят поддержки в Раде. По его словам, на Украине "никто не борется" с "врагами государства".

Главная киевская площадь — майдан Незалежности (площадь Независимости) — была занята сторонниками евроинтеграции 21 ноября 2013 года, сразу после заявления правительства о приостановке подписания соглашения об ассоциации с ЕС. Позже майдан стал эпицентром противостояния силовиков и радикалов. Результатом столкновений, в ходе которых оппозиция неоднократно применяла огнестрельное оружие и "коктейли Молотова", стали десятки человеческих жертв с обеих сторон.

Украина > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 20 апреля 2018 > № 2576479


Венгрия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 20 апреля 2018 > № 2576473

Премьер-министр Венгрии Виктор Орбан объявил в пятницу, что министр экономики страны Михай Варга сохранит пост в правительстве, а Янош Лазар, возглавлявший офис премьер-министра последние четыре года, вернется к локальной политике, сообщает издание Budapesht Business Journal со ссылкой на еженедельное радиоинтервью Орбана.

"Я по-прежнему рассчитываю на то, что Михай Варга возглавит министерство экономики", — сказал премьер-министр, описав Варгу как "невероятно талантливого" и "чрезвычайно опытного" специалиста.

Орбан добавил, что уже обсудил с министром составление бюджета на 2019 год. "Я хочу, чтобы новый парламент утвердил бюджет на 2019 год еще до летних каникул, как мы это делали в последние восемь лет, потому что это залог спокойствия, стабильности и прогнозируемости", — сказал глава кабмина.

Премьер-министр добавил, что образованное в будущем правительство будет состоять преимущественно из новых лиц и будет совершенно новой структурой, но "с прежними целями".

"Нам не нужно менять то, что было испытано и доказано", — сказал Орбан. Премьер пояснил, что вместо этого необходимо реструктурировать "мозговой центр" правительства, где он хотел бы видеть "другой тип лидерства", имея в виду, как предполагает издание, главу собственного офиса Яноша Лазара.

Издание со ссылкой на новостной портал index.hu отмечает, что Янош Лазар встретится с премьер-министром 23 апреля. Однако Лазар уже заявил, что его "работа во главе канцелярии премьер-министра закончена" и что он больше не желает принимать участие в управлении страной, и вернется в свой избирательный округ в Ходмезевашархее.

В Венгрии 8 апреля прошли парламентские выборы. По их итогам правящая коалиция во главе с Виктором Орбаном победила с 49,6% голосов, получая конституционное большинство в парламенте – 133 депутатских портфеля из 199.

Ранее издание Daily News Hungary сообщало, что объявление состава нового кабинета министров под руководством премьер-министра Виктора Орбана ожидается через несколько недель после первого заседания национального собрания, которое пройдет 7-8 мая.

Венгрия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 20 апреля 2018 > № 2576473


Россия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 20 апреля 2018 > № 2576432

Спикер Госдумы Вячеслав Володин на встрече с представителями деловых и экспертных кругов выступил за введение запрета на исполнение санкций США на территории России, сообщили в пресс-службе парламентария.

Депутат не исключил, что за такие действия будет предусмотрена уголовная ответственность.

По его словам, это коснется тех, кто будет "руководствоваться антироссийскими решениями иностранных государств" при работе на территории страны.

"В России мы должны жить по российским законам", — приводит пресс-служба его слова.

Санкции США

В начале апреля Соединенные Штаты ввели новые ограничительные меры против России.

Перечень пополнили несколько российских бизнесменов и связанные с ними компании. Среди них — Олег Дерипаска и контролируемые им En+ Group, "Группа ГАЗ", "Базовый элемент" и "РусАл", Виктор Вексельберг и его группа "Ренова", а также Кирилл Шамалов, Сулейман Керимов, глава "Газпрома" Алексей Миллер и глава ВТБ Андрей Костин.

В ответ на это группа депутатов внесла на рассмотрение Госдумы законопроект, предусматривающий санкции против США. В частности, документ содержит запрет на ввоз американской сельскохозяйственной, алкогольной и табачной продукции, а также лекарственных препаратов. Помимо этого, проект предлагает приостановить сотрудничество России и Штатов по атому, авиастроению и ракетным двигателям.

Госдума рассмотрит документ 15 мая.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 20 апреля 2018 > № 2576432


Германия > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 20 апреля 2018 > № 2576403

Фонд "Открытое общество", финансируемый известным магнатом и филантропом Джорджем Соросом закрывает свой региональный центр в Будапеште и открывает новый центр в Берлине. Переезд запланирован на ближайшее лето, сообщила вечером, 19 апреля, австрийская газета Die Presse.

По данным венгерского портала 444.hu, филиал в Будапеште будет закрыт 31 августа. Прежде чем региональный центр окончательно переедет в Берлин, будет создан временный офис в Вене, пишет далее венгерское издание. По его данным, в будапештском центре фонда Сороса работают около 100 человек, 60 процентов из них - местные сотрудники.

В свою очередь премьер-министр Венгрии Виктор Орбан заявил, что не расстроен уходом закрытием регионального центра в Будапеште. "Вы можете понять, что я не буду плакать, если фонд "Открытое общество" покинет Венгрию", - заявил он 20 апреля в интервью венгерскому радио.

В Европе у фонда Сороса есть также филиалы в Вене, Брюсселе, Париже и Лондоне. В Венгрии фонд "Открытое общество" работал с 1984 года. Стипендии, выдаваемые фондом для учебы за границей, ранее получали несколько основателей правящей в Венгрии партии "ФИДЕС - Венгерский гражданский союз", в том числе нынешний премьер-министр страны Виктор Орбан, пишет 444.hu.

Кампания против Сороса в Венгрии

Американский миллиардер венгерско-еврейского происхождения, 87-летний Джордж Сорос считается жестким критиком Орбана. В свою очередь партия ФИДЕС ведет кампанию против Сороса. В июле 2017 года парламент принял спорный закон, усиливающий контроль государства над неправительственными организациями (НПО), финансируемыми из-за рубежа. Закон направлен в первую очередь против организаций, финансово поддерживаемых Соросом и обязывает их ежегодно представлять список своих важнейших иностранных спонсоров и регистрироваться в качестве "организаций, получающих выгоду от иностранного финансирования".

20 февраля парламент Венгрии начал рассматривать законопроект, который его инициаторы именуют пакетом законов "Остановить Сороса". Инициатива нацелена на НПО, которые считаются едва ли не последними независимыми структурами, следящими за деятельностью властей в стране. В частности, Будапешт хочет обязать все НПО, "способствующие в какой-либо форме нелегальной миграции", проходить специальную регистрацию и регулярно сдавать подробную отчетность о своей деятельности.

Германия > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 20 апреля 2018 > № 2576403


Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 20 апреля 2018 > № 2576017

Каким станет наше общество, если ислам возьмет верх над светскостью?

Если верить данным Министерства по делам религий и гражданского общества, то религиозных взглядов сегодня придерживаются 79,6 процента казахстанской молодежи, причем 10 процентов исповедует их достаточно активно. Для светского государства это уже много. А что будет дальше? Каким станет наше общество лет так через 20-30, когда эти люди будут играть решающую роль в жизни страны?

Мы неоднократно поднимали вопрос, каким будет Казахстан в будущем – светским или религиозным, и пытались найти на него ответы. И хотя почти все наши эксперты, люди взрослые, больше склонялись к тому, что светский характер государства сохранится, мало кто из них отрицал возможность второго сценария, учитывая массовое увлечение современной молодежи исламом, причем не только классическим.

Пока тенденция к исламизации страны, конечно, не столь очевидна, но ее ростки уже пробиваются в виде призывов казахстанских мусульман сделать пятницу выходным днем или дискуссий о необходимости открытия частных школ с религиозным уклоном. А ведь и то, и другое еще вчера казалось абсурдным и неприемлемым. Самое интересное, что рано или поздно власть будет вынуждена искать какой-то компромисс, несмотря на свою нынешнюю вроде бы принципиальную позицию в этих вопросах. Учитывая все названные риски, мы решили попробовать заглянуть в наше будущее, предложив экспертам гипотетически представить, что Казахстан станет мусульманским государством (либо ислам будет играть в нем определяющую роль). Как в таком случае изменится наше общество, какими будут система морально-этических ценностей, семейные и гендерные отношения, содержание и уровень образования, культуры?

Сержан Аманов, блогер, кандидат биологических наук: «Единственная сила прогресса – в знании»

– Хиджабы, бороды, короткие штанишки… Не столь важно, как человек одет. Я сам люблю шорты, и у меня есть бородка. Это только атрибуты. К сожалению, в нашей стране они стали символами ортодоксального ислама. На фоне деградации идеологии в Казахстане, которая ведет к падению моральных устоев в обществе, религиозные установки кажутся спасением. Общество нуждается в наркотике идеологии, и вопрос О. Бендера «Почем опиум для народа?» уже не представляется таким смешным. Ключевым, с моей точки зрения, является вопрос образования. «79 процентов» – это на самом деле показатель резкого снижения уровня среднего и высшего образования. Кроме того, это первые симптомы религиозного государства, в нашем случае мусульманского государства. Дойдет до того, что образованная часть населения будет вынуждена принимать мнение необразованного большинства. От политики никуда не деться. Ведь очень удобно иметь покладистый народ с верой в безгрешность правителя. Тем более что все каноны поведения истинного мусульманина четко прописаны в Коране. Как при таком сценарии будет выглядеть наше общество в обозримой перспективе? Даже гадать не надо, достаточно просто посмотреть на наших соседей – Иран, Афганистан. При этом возможен весьма мирный и мягкий вариант исламского Казахстана, где женщинам разрешат водить машины и самолеты, в том числе без разрешения родителей или мужа, и даже учиться чему-нибудь и какнибудь… Поймите, единственная сила прогресса – в знании, в науке. Только знание может повлиять на ситуацию, открыть людям глаза, прочистить мозги и сделать нашу страну цветущим садом. Но всегда найдутся те, кто захочет отлучить народ от этого источника силы…

Мадина Нургалиева, политолог: «Произошла банализация религии»

– Сentral Asia Monitor cтавит достаточно интересный эксперимент, пытаясь смоделировать вероятное будущее Казахстана в качестве мусульманского государства через 20-30 лет. Это предполагает ориентацию, прежде всего, на молодежь от 15 до 29 лет. Именно ровесникам независимости в этом контексте отводится ключевая роль. Предлагаю обратиться к результатам близкого к заданной теме социологического исследования «Этнорелигиозные идентификации казахстанской молодежи», которое было проведено Ассоциацией социологов и политологов в 2016 году. В фокусе анализа были ценностные установки и суждения именно региональной молодежи (не городской). В опросе приняли участие 1404 молодых казахстанца (жители 15 малых городов и 14 сельских поселений) из всех областей Казахстана, а также 15 неформальных лидеров молодежи. Результаты исследования показали, что их религиозность носит поверхностный характер и практически ничего не значит, кроме конформизма по отношению к традиционной религии своей этнической группы. Жесткая связь между религиозностью и верой отсутствует. То есть за высоким уровнем религиозности молодежи не стоит осознанное обращение к религии. Скорее, в ее религиозном поведении преобладает внешняя, обрядово-культовая сторона. Большинство молодых людей, причисляющих себя к верующим, не выполняют религиозные обряды, не читают первоисточники (Коран, Библию и др.) и в целом религиозную литературу. Исходя из этого, можно четко зафиксировать, что религиозная принадлежность молодых людей не тождественна вере. По сути, произошла банализация религии, пропало ее сакральное содержание. Приход к вере преобладающей части региональной молодежи чаще связан с семейным воспитанием. Абсолютное большинство «верующих» – выходцы из религиозных семей, где оба родителя либо один из них (чаще всего мать) – верующие. В то же время есть определенная часть молодых людей, которые категорически не приемлют для себя учебу/ работу под руководством людей другого вероисповедания, не желают иметь никаких отношений с инаковерующими и даже хотели бы видеть Казахстан страной, где религия участвует в государственном управлении. В то же время опрос неформальных молодежных лидеров показал высокий уровень религиозности (из 15 человек 14 считают себя верующими, из которых 86 процентов исповедуют ислам), широкую распространенность религиозных практик, лояльное отношение к тенденции усиления этнорелигиозных идентификаций в молодежной среде. Также он указывает на риски безопасности, связанные с радикализацией религиозной молодежи. Ключевые из них – изменение конституционного строя (постепенный отход от светского государства к религиозному); сокращение гражданских установок при одновременном усилении религиозных; распространение повседневных религиозных практик. При всем при этом сложно предположить развитие ситуации по предложенному сценарию, учитывая сегодняшнее внимание государства в религиозной сфере, с одной стороны, и процессы, происходящие внутри верующего сообщества, с другой. Скорее, речь идет о выборе наиболее приемлемой модели светского государства.

Канат Нуров, президент научно-образовательного фонда «Аспандау»: «От нашего народа может остаться лишь имя»

– Согласен: налицо проявление тренда на дальнейшую исламизацию казахстанского общества в смысле наступления исламизма на светскость нашего государства. Причем следует учесть, что религиозная принадлежность является важным фактором социальной организованности и что как раз молодежь полна пассионарной энергии (активного протестного потенциала) в духовном поиске «смысла жизни». Однако и в исламском мире идет свой процесс секуляризации, чему подтверждением служат недавние волнения в Иране, когда женщины публично срывали с себя хиджабы. На сегодняшний день романтическая мода по отношению к религии немного снизилась, наступает период более зрелого, осознанного подхода к выбору собственной веры. Поэтому не стоит считать наблюдаемый тренд незыблемым и неизменным. Все может еще и развернуться. Тем не менее, если не развернется, то каким станет наше общество через 20-30 лет? В лучшем случае, оно станет похожим на турецкое или узбекское. Обсуждать худший вариант я пока не готов. Но что касается в целом государства, то, думаю, оно будет оставаться светским, прежде всего, в силу велико-степных традиций. Хотя то, что мы за 25 лет независимости проигрываем борьбу за их модернизацию, уступив исламистам идею справедливого мироустройства, – тоже скорее факт, чем предположение. К сожалению. Вряд ли Казахстан станет теократическим государством, но то, что ислам будет играть в нем определяющую роль, представить вполне можно. В этом случае изменится этнический облик казахов, то есть их культурно-бытовая идентичность. Будет неизбежно деформирована та велико-степная самобытность (с ее личностной открытостью и культурной толерантностью), которой мы сегодня гордимся как наиболее чистые тюрки. Синкретический ислам казахов, смешанный в том числе с тенгрианской верой в дух предков «Аруак» и вечное небо «Кудай», а также суфизмом Кожа Ахмета Яссауи, окончательно превратится в классический или ваххабито-салафитский ислам, несущий в себе больше арабские, нежели тюркские, корни духовности. Останется лишь аллах – и никаких собственных святых предков. Лично я этого не хочу, так как горжусь тем, что я казах. Это имя свободного человека, вольного батыра, благородного «рыцаря степей», поэта и певца («героя-любовника», если хотите, коим был почти каждый сал и серi)… Наша гениальная музыка может удариться в чисто восточные переливчатые мотивы, степная раскатистость в ней начнет затихать, пока не умрет. А вместе с ней умрет и дух казаков Алаша. Если Россия и Китай не смогли заткнуть голос степи, то это сделаем мы сами, став истыми мусульманами. С морально-этической точки зрения мы окажемся намного дальше от объективной системы ценностей (всеединства мира), чем сегодняшний казахский ислам, христианство или даже атеизм. Конечно, в стране будет меньше алкоголизма, наркомании и иных пороков. Не будет проблем с ростом численности населения. Но станет меньше индивидуальной (личной) свободы во всем. Необходимо будет подчиняться обрядам, регламентирующим все бытовые сферы жизни. Общество начнёт полностью доминировать над личностью. Мы станем более закрытыми, а закрытые системы обязательно погибают. Что уж говорить о падении уровня образования, если, потеряв свою историческую культуру, мы так и не сможем модернизировать казахский язык. Классический ислам – это очень мощная, тотальная система духовности. Внутри него все равны, т.е. однородны. Доходя до крайности в борьбе с русификацией и иной ассимиляцией казахов, мы можем сами при помощи ислама стереть свою национальную идентичность, потерять былую самоидентификацию. Мустафа Кемаль Ататюрк был вынужден дать туркам, по сути, новое, довольно абстрактное имя «тюрки», потому что сельджуки (огузы) стали называть себя просто мусульманами. Так и от нашего народа может остаться лишь имя, и то как симулякр. Чтобы этого не случилось, нашей нации надо на философском уровне логично и доступно для людей сформулировать объективную систему ценностей как духовную и при этом светскую мораль (и идеологию) нового, информационного общества. Тогда возможно казахская модель ислама сохранится и интегрирует мусульман мира в глобальное информационное сообщество.

Автор: Сауле Исабаева

Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 20 апреля 2018 > № 2576017


Казахстан. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 20 апреля 2018 > № 2576016

«Пикник на обочине». Брюссельские гастроли казахстанской оппозиции

Побитые молью фигуры, которые все последние годы обретались исключительно на политических задворках, решили тряхнуть стариной. И не где-нибудь, а в самом центре Европы. Но в итоге только растрясли последние извилины, окончательно потеряв связь с реальностью и впав в бессознательное.

Осколки старой оппозиционной гвардии во главе со сбежавшим от казахстанского правосудия на европейские просторы бывшим премьер-министром Акежаном Кажегельдиным и дружно влившиеся в их ряды представители национал-патриотического движения зачем-то решили выставить себя на посмешище, добровольно приняв участие в клоунаде (именуемой ими самими форумом) под названием «Новый Казахстан». И если мотивы ее зачинщика – самого Кажегельдина – более или менее очевидны, то понять, что двигало нашими согражданами, решившими стать частью этого действа, довольно сложно. Звездных ролей им в этом спектакле изначально никто не предлагал, а массовка из них вышла так себе. По крайней мере, заново огранить замутненное скандалами политическое эго беглого премьера у них явно не получилось. Подпортили торжество момента и их заявления о том, что в Брюссель они наведались как представители гражданского общества, переживающие за будущее страны. Они-де вовсе не оппозиционеры, становиться противовесом действующей власти не собираются, и то, что происходит в ней сегодня, их особенно не волнует. Неужели рассчитывают, что их время придет завтра?

Но как бы то ни было, в течение нескольких дней они корчили многозначительные рожи и, морща лбы, имитируя напряженную работу мысли, напускали на себя налет значимости – какникак руки им пожимали тамошние депутаты. Однако жонглирование такими понятиями, как «демократия», «свобода слова», «судьба народа», результата не дало и не могло дать, потому что априори в их устах они были словами-пустышками. Акежан Кажегельдин может сколько угодно убеждать политолога Аркадия Дубнова, бравшего у него интервью для сайта «Фергана», в том, что он сотоварищи является «интеллектуальной элитой страны», причислять себя и свое окружение к числу людей, «которые влияют на общественное сознание». Но провести на мякине ему уже никого не удастся – времена не те. За время отсутствия бывшего премьер-министра в Казахстане выросло целое поколение, ориентирующееся в политике так же хорошо, как в майнинге криптовалют. И то, что он и многие его вчерашние коллеги по оппозиционному движению давно уже играют роль второго лебедя у пятого пруда, а пропагандируемые ими идеи в принципе неспособны вызвать ажиотаж, ни для кого не секрет. Следовательно, мало кому интересен и предлагаемый ими вариант «перекраивания мира» – по причине его банальности и неактуальности.

Если вдаваться в детали, то наша «делегация» под четко отбиваемый такт дирижерской палочки Кажегельдина вознамерилась поразить европейцев своим глубоким видением того, куда и как должен в ближайшей перспективе двигаться Казахстан. Но обнаружившиеся проблемы и с перспективой, и с глубиной не позволили им продвинуться дальше упражнений в словесной схоластике. Собственно, так было всегда – посплетничали и разошлись. То же самое произошло и в этот раз. На руках у Кажегельдина и К не оказа-лось ни одного документа, который бы подтвердил хотя бы серьезность их намерений. Все аргументы – исключительно на языке.

Замахиваются же «форумчане» ни много ни мало на Конституцию РК, которую намереваются переписать, исходя из своих убеждений.

«... гражданскому обществу... нужен инструмент. Этот инструмент – Конституция. И мы собрали форум для ее обсуждения», – цитирует «Немецкая волна» Серика Медетбекова, руководителя «Загранбюро казахстанской оппозиции», базирующегося в Дрездене.

С другого ресурса – сайта радио «Азаттык» – ему вторит участник многих партийных движений, в том числе и кажегельдинской РНПК, Амиржан Косанов: «Будет обсуждено около десяти принципов, касающихся того, каким будет будущее Казахстана после транзитного периода, каким будет его политический облик, какие политические институты будут решать судьбу народа, каким образом будет решаться проблема преемника, какими будут полномочия парламента, какой будет свобода слова, в каком геополитическом направлении мы будем развиваться. Все это должно быть расписано в новой Конституции».

Соблюдая стилистику жанра, Акежан Кажегельдин тут же вызывается написать новый вариант Основного закона. «Я беру на себя обязательство подготовить один из проектов Конституции. Это я беру на себя. Скоро появится новая версия Конституции. В ней будет указано, что новый президент может избираться лишь на два срока», – охотно раздает направо и налево комментарии бывший премьер, отчего-то забывая, что ранее сам же настаивал на исключении президентской должности из иерархии системы власти.

Впрочем, куда более странным выглядит другое – то, что, по сути, судьбоносные для страны перспективы обсуждаются за рубежом и без участия самих казахстанцев. Видимо, это и есть венец той самой демократии, к которой намеревается привести «заблудшее стадо» команда Кажегельдина.

Эти люди не забыли наградить себя правом вопить на каждом углу, что прошедшая в Казахстане конституционная реформа незаконна, поскольку не была подвергнута процедуре голосования на референдуме. Но при этом запамятовали, что нужно отталкиваться от мнения большинства, прежде чем от имени всего народа страны презентовать какие-либо изменения, касающиеся его настоящего и будущего.

Хотя, скорее всего, они понимают, что, если вдруг решат заручиться такой поддержкой, то пролетят как фанера над Парижем. Об этом красноречиво свидетельствует попытка проведения общенационального референдума, в организации которого принимали участие некоторые из брюссельских «форумчан». Он, напомним, так и не состоялся.

Как европейцы восприняли потуги казахстанской «делегации» вернуться в большую политику – это, увы, осталось за кадром. Поживем – увидим, тем более что они вроде бы собираются с «ответным» визитом в наши пенаты. Возможно, тогда и расставят точки над i в этом вопросе. Хотя, надо полагать, впечатление после себя наши гастролеры в Брюсселе оставили двоякое – недаром европейские парламентарии пообещали апологетам «Нового Казахстана» всемерную поддержку, но только после проведения масштабных реформ. Зато на родине сразу и по достоинству оценили турне казахстанской группы под управлением Акежана Кажегельдина. Правда, при этом частенько вспоминая присказку про то, что старый конь борозды не испортит, а воздух – легко.

Некоторые аналитики на полном серьезе рассматривают брюссельский «пикник» в качестве некой новой диалоговой площадки. Площадки, которая будет интересна не только так называемой несистемной оппозиции, якобы способной перевооружиться и вновь продемонстрировать свою боеготовность, но и казахстанской власти. Последняя, мол, готова воспринимать ее как мостик для налаживания нового формата отношений с Европой на фоне сгущающихся туч мирового политического кризиса. Слышать такие оценки и выводы, как минимум, смешно. Покорявшие бельгийскую столицу фигуры явно не того масштаба, да и весьма разношерстны. Для ясности можно назвать лишь несколько имен Амиржан Косанов, Ермурат Бапи, Серик Медетбеков, Расул Жумалы, Серикжан Мамбеталин (до сих пор гордо входит в «Перечень организаций и лиц, связанных с финансированием терроризма и экстремизма»)... Способна ли эта «могучая кучка» на что-то серьезное? Очевидно, что нет, а значит, и природа ее объединения, пусть и на срок «гастролей», имеет совсем иную природу – искусственную, упирающуюся в политические амбиции Акежана Кажегельдина, который десять лет назад уже пытался оседлать практически такого же «скакуна». Тогда он тоже делал ставку на форум (правда, демократической оппозиции) и на те же самые, что и сегодня, «обмылки» политического поля. А построить новое на том, что давно пора выкинуть на помойку, вряд ли получится.

Возможно, если бы к устроенной Кажегельдиным тусовке на чужбине примкнул другой скрывающийся от казахстанского правосудия «оппозиционер» – Мухтар Аблязов (переговоры с ним, как уточняет бывший премьер, велись), то он мог бы на что-то рассчитывать. Хотя бы на резонанс, который «старшему товарищу» обеспечили бы креативные агитки с мультяшными персонажами – их успешно клепает его команда. Впрочем, Кажегельдин, судя по комментариям его соратников по гиблому делу, планирует новые гастроли – в США...

Айгуль Омарова, политолог: «В одну и ту же реку нельзя войти дважды»

– Встреча в Брюсселе лично у меня вызвала, прежде всего, чувство сожаления. Всегда жаль, когда умные люди топчутся на месте, пытаясь заново войти в одну и ту же реку. Но даже древние греки понимали, что такое невозможно.

К сожалению, искренне уважаемый мной Акежан Кажегельдин предпринимает очередную попытку возвращения в страну (а именно так я рассматриваю его активное участие в брюссельской встрече) и, увы, вновь заходит не с того конца.

В самом конце двадцатого века бывший премьер-министр создал РНПК. Не скрою, многие лозунги той партии тогда казались привлекательными и приемлемыми. И я на тот момент поддерживала как деятельность самой партии, так и ее лидера. Но шло время, и очарование лозунгов исчезло, а сам экс-премьер уже не стал казаться решительным, энергичным человеком, каким он был во главе правительства. Сказалось отсутствие навыков, необходимых большому политику, и потому партия почила в бозе.

Конечно, могут сказать, что власти закрыли партию, преследовали активистов и тому подобное. Все так и одновременно не так. Но вдаваться в историю сейчас не имеет смысла. Главное – от партии отошел сам ее лидер. И вот теперь Акежан Кажегельдин вновь появляется на политической арене, вновь призывает сомкнуть ряды. На сей раз под лозунгом того, что необходимо единство для будущего страны в период, когда действующий глава государства отойдет от власти.

Что сказать? Так и напрашивается мысль: а не слишком ли рано зашевелились разного рода клановые группы, о которых в одном из интервью Акежан Кажегельдин говорил следующее: «И как бы ни были лояльны люди из окружения президента Назарбаева, они нет-нет да и демонстрируют свои амбиции. Среди них есть люди, которые уже намекают на то, что будет, если эстафета будет передана им. И это тоже в обществе обсуждается».

Лично у меня сразу возникает вопрос: где и кем обсуждается? Возможно, кулуарные разговоры экс-премьер принял за бурление в обществе? Но это несерьезно для политика, коим считает себя Акежан Магжанович.

Другой вопрос тоже лежит на поверхности. А с кем собрался строить «Новый Казахстан» Кажегельдин? С национал-патриотами, которых в стране-то толком не знают, несмотря на якобы тысячи их подписчиков в социальных сетях? С кучкой около-оппозиционных журналистов? Ладно бы, если бы они были светочами ума, «интеллектуалами», как пышно представляют их организаторы встречи. Но ведь состав участников форума «Новый Казахстан», по большому счету, не выдерживает никакой критики.

Вместе с тем любопытно то, что среди них было несколько человек, ранее публично выступавших против Кажегельдина и известных своей близостью к отдельным персонам из власти. Очевидно, что их появление не случайно. И возможно, что Акорда собирается таким образом выстроить своего рода системную оппозицию. Но сомнения в эффективности такого шага все же остаются, ибо слишком незначительны эти фигуры для организации чего-либо.

По словам Акежана Кажегельдина, «политик – это тот, кто предлагает повестку дня». Какую же повестку он нам предлагает? Для начала, оказывается, необходимо изменить Конституцию, с тем, чтобы ограничить полномочия президента. Позвольте, но такие шаги уже предпринимаются, подтверждением чему является недавние поправки в Основной закон. Ах да, Акежан Магжанович предлагает вообще убрать пост президента страны и перейти к парламентской республике...

Увы, грустно читать подобное, ведь когда принималась действующая Конституция РК, именно Акежан Кажегельдин был самым яростным сторонником президентской формы правления и концентрации власти в одних руках. Так что выдвигаемые им сегодня инициативы говорят лишь о том, что повестку дня бывший премьер формулирует без учета реалий и вызовов времени. Кажегельдин отстал, как минимум, лет на пятнадцать с таким предложением. Сегодня во всем мире происходит брожение, и ясно просматривается один тренд – стремление к стабильности. Свидетельство тому продление полномочий председателя КНР Си Цзиньпина, с тем, чтобы он завершил начатые реформы. Такую же тягу к сохранению стабильности демонстрируют в Европе, где в Германии четвертый раз подряд канцлером избрана Ангела Меркель.

В общем, что называется, пальцем в небо попал Акежан Магжанович со своими предложениями о новой Конституции. То же самое касается национал-патриотических настроений. В Европе, где проживает Кажегельдин, всеми силами противятся активизации националистических сил. Яркий пример – Франция, где президентом был избран Эмманюэль Макрон в противовес рвущейся к власти Мари Ле Пен. А уж в многонациональном

Казахстане уповать на будущее страны во главе с националистами – утопия.

В одном из интервью, которые так щедро раздает в последнее время Акежан Кажегельдин, он вспомнил о Ленине. «Кремлевским мечтателем» назвал основателя советского государства Герберт Уэллс. Но у Ленина получилось создать страну, которая просуществовала 74 года. А у прожектеров, собравшихся в Брюсселе, повторить такое не получится. Масштабы не те.

Автор: Юлия Кисткина

Казахстан. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 20 апреля 2018 > № 2576016


Киргизия > Внешэкономсвязи, политика > kyrtag.kg, 20 апреля 2018 > № 2575800

Комитет по конституционному законодательству, государственному устройству, судебно-правовым вопросам и регламенту Жогорку Кенеша одобрил программу, структуру и состав нового правительства Кыргызстана. Такое решение депутаты приняли на внеочередном заседании комитета в пятницу.

Состав правительства Кыргызстана:

- премьер-министр - Мухаммедкалый Абылгазиев;

- первый вице-премьер-министр - Кубатбек Боронов;

- вице-премьер-министр - Жениш Разаков;

- вице-премьер-министр - Замирбек Аскаров;

- вице-премьер-министр - Алтынай Омурбекова;

- руководитель аппарата правительства - Мурат Мукамбетов;

- министр финансов - Адылбек Касымалиев;

- министр иностранных дел - Эрлан Абдылдаев;

- министр транспорта и дорог - Жамшитбек Калилов;

- министр экономики - Олег Панкратов;

- министр сельского хозяйства, пищевой промышленности и мелиорации - Нурбек Мурашев;

- министр образования и науки - Гульмира Кудайбердиева;

- министр культуры, информации и туризма - Султан Жумагулов;

- министр юстиции - Айнур Абдылдаева;

- министр труда и социального развития - Таалайкуль Исакунова;

- министр внутренних дел - Кашкар Джунушалиев;

- министр здравоохранения - Космосбек Чолпонбаев;

- министр чрезвычайных ситуаций - Нурболот Мирзахмедов;

- председатель Госкомитета национальной безопасности - Идрис Кадыркулов;

- председатель Госкомитета промышленности, энергетики и недропользования - Уланбек Рыскулов;

- председатель Госкомитета по информационным технологиям и связи - Бакыт Шаршембиев;

- председатель Госкомитета по делам обороны - Эрлис Тердикбаев;

Состав, структура, программа правительства вынесена на палату для рассмотрения.

Напомним, накануне парламент выразил вотум недоверия правительству Сапара Исакова. Президент Сооронбай Жээнбеков подписал указ об отставке правительства. Парламентская коалиция большинства выдвинула на пост премьер-министра Мухаммедкалыя Абылгазиева.

Киргизия > Внешэкономсвязи, политика > kyrtag.kg, 20 апреля 2018 > № 2575800


Казахстан > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > inform.kz, 20 апреля 2018 > № 2575771

В Казахстане установят порог для снижения цен при госзакупках

Министерство финансов РК предлагает меры для сокращения госзакупок из одного источника, а также установить порог для снижения цен при госзакупках.

Об этом сообщил вице-министр Берик Шолпанкулов в ходе обсуждения проекта Закона «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты РК по вопросам государственных закупок и закупок субъектов квазигосударственного сектора» в Мажилисе Парламента РК, передает корреспондент МИА «Казинформ».

«Законопроект состоит из двух частей. Это совершенствование законодательства о госзакупках, в том числе, внедрение единой системы госзакупок и законодательное регулирование правил госзакупок нацкомпаниями. Про законопроекту проведено 9 заседаний рабочих групп с участием всех заинтересованных сторон. На сегодняшний день от депутатского корпуса поступило свыше 240 поправок, которые были рассмотрены на заседании рабочей группы. По ряду поправок имеются вопросы, которые требуют всестороннего обсуждения», - сказал Б.Шолпанкулов.

Вице-министр перечислил эти вопросы. Первое - это вопросы антидемпинговых мер. Так, согласно законопроекту, устанавливается порог, ниже которого снижение цены не допускается. При этом, в целях гибкости регулирования данного вопроса размеры порогов предлагается определить на уровне правил. Второе - поправки, связанные с установлением квалификационных требований, особенно, в части обладания материальными и трудовыми ресурсами. Законопроект предлагает упростить требования к участникам закупок и сделать упор не на количественные, а на качественные критерии выбора поставщика, такие, как коэффициент налоговой нагрузки, финансовая состоятельность и положительный опыт, то есть, репутация. Третье - вопросы, связанные с привлечением субподрядчиков и их предельные объемы. Четвертое - поправки, касающиеся закупок способом из одного источника по несостоявшимся конкурсам.

Б.Шолпанкулов отметил, что указанные вопросы, в основном, связаны со сферой строительства, поскольку больше половины госзакупок - это ремонт и строительство школ, больниц, автодорог, инженерных сетей. При этом, 80 процентов от всего объема закупок из одного источника приходится, как раз, на эти виды работ. Несмотря на конкурентную среду - в указанных закупках участвуют, в среднем, 7-8 компаний, - закупки признаются несостоявшимися ввиду того, что к закупке допускается только один поставщик, остальные заявки отклоняются. После чего заказчики заключают договор с допущенным участником, который, как правило, представляет заявку с максимальной ценой.

Как сообщил вице-министр, ранее причины массового отклонения заявок по закупкам строительных работ были связаны с проектно-сметной документацией, которая требовала предоставления неоправданно большого количества подтверждающих документов. Вместе с тем, учитывая, что сфера строительства относится к лицензионным видам деятельности, и в закупках участвуют только компании, имеющие соответствующую лицензию, нет необходимости предоставления документа о наличии материально-трудовых ресурсов. Эта мера позволит значительно сократить необоснованное отклонение заявок участников конкурса. Соответственно, снизится доля закупок из одного источника. При этом, в целях создания здоровой конкуренции в этой сфере, предлагается широкое применение закупок с использованием предварительного квалификационного отбора.

Казахстан > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > inform.kz, 20 апреля 2018 > № 2575771


Россия. США > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > gazeta.ru, 20 апреля 2018 > № 2575767

Попали в цель: США оценили эффект от санкций

Минфин США оценил эффект от антироссийских санкций

Глава Минфина США полагает, что санкции в отношении РФ достигли своей цели и последние рестрикции, запущенные 6 апреля, были самыми эффективными. Российский рынок действительно болезненно отреагировал на апрельские меры, курс рубля упал,а парламентарии начали готовить встречные ограничения. Эксперты полагают, что ситуация вряд ли будет меняться в лучшую сторону, а ожидание новых санкций негативно влияет на настроения инвесторов.

Минфин США доволен эффектом, который произвели санкции в отношении 24 российских чиновников и бизнесменов и 16 компаний, запущенные 6 апреля. Принятые меры достигли своей цели, уверены в Белом доме.

«Введенные санкции были самыми эффективными. Используем ли мы военные меры или экономические, мы всегда будем регулировать нашу стратегию в соответствии с тем, что, возможно, происходит за кулисами», — заявил министр финансов Стивен Мнучин в интервью Fox Business.

По словам главы Минфина, «эти санкции являются чрезвычайно важными мерами, очевидно, что это очень мощные инструменты».

В конце прошлой недели постпред США при ООН Никки Хейли анонсировала новые санкции в отношении Москвы в ответ на предполагаемую химическую атаку в Сирии, за которую, по версии Вашингтона, РФ несет ответственность, так как поддерживает режим президента САР Башара Асада. Пакет ограничений ждали в понедельник, однако в Вашингтоне заявили, что пока не собираются форсировать события и ужесточать санкционный режим. В посольство РФ в Вашингтоне было направлено уведомление от администрации американского президента, что новые санкции против Москвы в ближайшее время вводить не будут.

Мнучин прояснил также этот момент. По его словам, на прошлой неделе в Совете национальной безопасности Соединенных Штатов проходили встречи, на которых обсуждалась общая стратегия по ситуации в Сирии. А во время переговоров, состоявшихся уже после заявления Хейли по санкциям, Вашингтон «усовершенствовал» ее, отметил министр.

«Мы не боимся применять их. Мы будем использовать эти рычаги, но не станем транслировать на весь мир конкретные задумки по этому вопросу», — сказал глава Минфина США.

Президент США Дональд Трамп в среду заявил, что Вашингтон введет новые санкции в отношении России, «как только они (Россия) действительно этого заслужат».

В СМИ с обеих сторон периодически просачиваются данные о том, что новые рестрикции в отношении Москвы в связи с событиями в Сирии все же готовятся, однако окончательного решения об их запуске пока не принято.

Эксперты, чиновники и представители бизнеса в России неоднократно давали понять, что санкционная история — это надолго и что страна готовится к новым мерам и прорабатывает ответные шаги.

Накануне в кулуарах весенней встречи Международного валютного фонда (МВФ) в Вашингтоне министр финансов РФ Антон Силуанов сказал CNBC, что российская сторона не сторонница политики санкций. «Тем не менее наши депутаты разработали законопроект (об ответных мерах), который позволит ввести определенные ограничения как на экспортируемые товары, так и на товары, ввозимые в страну», — добавил он.

«Любые санкции негативно влияют на состояние экономик ... я очень надеюсь, что эти санкционные процессы дальше не развиваются.

Нам нужно поговорить, нужно найти договоренности, нужно искать пути выхода, чтобы решать проблемы не путем введения санкций, а через политические договоренности», — подчеркнул Силуанов.

Речь о законопроекте, в котором предусмотрена возможность введения запрета на ввоз некоторых товаров сельхозпродукции, табака, алкоголя и лекарств, из США и стран, поддержавших санкционную политику в отношении Москвы, ограничения на сотрудничество в ряде отраслей, включая авиастроение и атомную энергетику. Рассмотреть и принять законопроект в Госдуме рассчитывают в весеннюю сессию.

Последние ограничительные меры со стороны американской администрации были введены против России 6 апреля. Тогда в санкционный список внесли 24 фамилии российских бизнесменов и политиков и 15 компаний. Больше всего от этих мер пострадал российский бизнесмен Олег Дерипаска и подконтрольные ему компании, включая «Русал» и En+, акции которых упали на десятки процентов.

Точечные санкции отразились не только на стоимости акций попавших в список компаний, но и на всей российской экономике — курс рубля стал стремительно снижаться до уровня декабря 2016 года. Центробанк не вмешивался в процесс, однако предупредил, что на фоне данных событий может взять паузу в процессе снижения ключевой ставки. Позднее рубль немного отыграл свои позиции.

Эксперты и аналитики не верят, что в отношениях двух стран может наступить ощутимое потепление. Они считают, что очередной пакет ограничительных мер может прийти из Вашингтона в любой момент.

«Инвесторы все еще напряжены, в неопределенности ожидая анонсированных и отложенных дальнейших санкций. Отношения России и Запада обострены до крайности, невиданной со времен холодной войны и почти вооруженного ядерного противостояния в Карибском кризисе», — говорит Марк Гойхман, ведущий аналитик ГК TeleTrade.

Пока не будут отменены уже принятые решения, «потепление отношений Москвы и США» можно считать фактором, сдерживающим падение рубля, но не изменившим динамику национальной валюты, добавляет Мария Сальникова, ведущий аналитик ООО «Эксперт плюс»

По информации агентства Bloomberg, в Кремле решили снизить градус напряженности в высказываниях официальных лиц в адрес США. По мнению источников издания, президент Владимир Путин все еще заинтересован в налаживании отношений с американцами и решил дать Дональду Трампу «еще один шанс». Информагентства продолжают утверждать, что по-прежнему обсуждается возможность встречи двух президентов в текущем году. Официально эта информация не подтверждается.

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > gazeta.ru, 20 апреля 2018 > № 2575767


Казахстан. Турция. ЕАЭС > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > inform.kz, 20 апреля 2018 > № 2575759

Кайрат Абдрахманов обсудил вопросы инвестиций с представителями турецких компаний

 Глава МИД Казахстана Кайрат Абдрахманов провел беседу за круглым столом с представителями крупных турецких компаний и почетными консулами Казахстана в Турции, передает МИА «Казинформ» со ссылкой на пресс-службу МИД РК. 

Министр рассказал об экономических инициативах Главы государства Н.Назарбаева, изложенных в Послании народу «Новые возможности развития в условиях четвертой промышленной революции» и обращении «Пять социальных инициатив». По словам министра, Правительство Казахстана работает над укреплением стабильности законодательства, защиты иностранных инвесторов и улучшением условий ведения бизнеса в стране.

К.Абдрахманов призвал обратить внимание на возможности, связанные с функционированием ЕАЭС, реализацией инициативы «Пояс и Путь», а также стартом Международного финансового центра «Астана», Международного центра «зеленых технологий» и инвестиционных проектов и технопарка IT-стартапов.

К настоящему времени турецкие деловые круги инвестировали в экономику Казахстана более 2 млрд.долл., а объем казахстанских инвестиций в Турцию составляет порядка 1 млрд.долл. Почетные консульства Казахстана действуют в турецких провинциях Адана, Бурса, Невшехир, Мерсин и городе Алания.

В рамках визита глава МИД Казахстана также провел встречу с руководителями ведущих политологических центров и обозревателями турецких средств массовой информации, на которой состоялся обмен мнениями о геополитической ситуации в Центральной Азии и на Ближнем Востоке.

Ранее глава МИД Казахстана встретился с Президентом страны Реджепом Тайипом Эрдоганом и с председателем Парламента Турции Исмаилом Кахраманом.

Казахстан. Турция. ЕАЭС > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > inform.kz, 20 апреля 2018 > № 2575759


Сирия. США. Турция. ООН. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > gazeta.ru, 20 апреля 2018 > № 2575745

Ударные переговоры: Москва защитит Асада через ООН

Лавров встретится со спецпосланником ООН по Сирии

Александр Братерский

Глава МИД России Сергей Лавров 20 апреля проведет встречу со спецпосланником ООН по Сирии Стаффаном де Мистурой. Это будут первые переговоры дипломатов после удара США по сирийским территориям 14 апреля. Стороны обсудят ситуацию в регионе после действий Вашингтона, а вот переговорный процесс, считают эксперты, в данной ситуации обсуждать вряд или представляется возможным.

В МИД России дают понять, что обсуждение ситуации, сложившейся после ракетных ударов США по Дамаску, станет одной из ключевых тем встречи российского министра иностранных дел Сергея Лаврова и спецпосланника ООН по Сирии Стаффана де Мистуры. «Будет комплексно рассмотрено положение дел в сирийском урегулировании и его перспективы, в том числе в контексте последствий агрессивной акции США и тех стран, которые поддержали их в этом незаконном мероприятии против Дамаска», — говорится в сообщении МИДа России.

Москва, без сомнения, будет ожидать от де Мистуры какого-либо заявления по итогам переговоров с осуждением атаки США.

Но сам де Мистура находится в сложной ситуации, так как должен продолжить дипломатические усилия по поиску мира в Сирии, несмотря на то что удары лишь усилили противоборство сторон конфликта.

Перед переговорами в Москве де Мистура побывал в Турции, где также обсуждал сирийскую ситуацию с президентом страны Реджепом Тайипом Эрдоганом. Известно, что Анкара, которая вместе с Тегераном и Москвой выступает гарантом мирного процесса в Сирии, поддержала удары США, Великобритании и Франции. Это осложняет переговоры между союзниками по урегулированию в Сирии.

Кроме того, спецпредставитель ООН посетит и Тегеран. У этого государства в последнее время усилился конфликт с Израилем — Тель-Авив опасается усиления иранского влияния в Сирии и периодически совершает атаки на иранские объекты в этой стране. Это ухудшает переговорные позиции Ирана как одного из участников тройки.

Несмотря на то что удары не ставили цель уничтожить режим президента Сирии Башара Асада, они усилили давление на сирийского лидера со стороны Вашингтона, Лондона и Парижа. При этом эти государства заявили, что по-прежнему привержены мирному процессу. После ударов по Сирии страны G7 сделали заявление, в котором говорилось, что все эти страны «остаются полностью приверженными дипломатическому решению конфликта в Сирии» и поддерживают деятельность спецпредставителя генсека ООН по Сирии де Мистуры.

Главный дипломатический процесс по урегулированию в Сирии идет в Женеве, где при посредничестве ООН проходят переговоры между представителями Дамаска и оппозиции, однако в последнее время процесс застопорился. На последних встречах в декабре 2017 года сторонам так и не удалось начать прямые переговоры. Сам спецпосланник ООН назвал тот момент «упущенной возможностью».

Параллельно женевскому процессу идет процесс в Астане, где Россия, Турция и Иран при посредничестве Казахстана также ведут межсерийские переговоры. Кроме того, в начале текущего года прошли переговоры и в Сочи с участием различных сил оппозиции — де Мистура присутствовал и на них.

Начать политический процесс в Сирии сегодня является главной задачей Москвы, однако удары США и их союзников внесли в него определенный диссонанс. Если часть наблюдателей за ситуацией считает, что Москва проявила мудрость, не вмешиваясь в конфликт с США, другие полагают, что Кремль показал свою слабость, поскольку атака была совершена против его союзника. Как считает ведущий эксперт Gulf State Analytics Теодор Карасик, встреча со спецпосланником ООН важна для российской стороны, которой необходимо задействовать эту организацию для недопущения новых атак по Сирии.

При этом ситуация сегодня обостряется. «Запад говорит, что могут быть новые химатаки. Россия будет давить на Асада не допустить их. Отец должен как следует наподдать своему сыну», — говорит Карасик.

В таких условиях довольно сложно говорить о продолжении переговорного процесса, так как стороны к ним просто не готовы. Общественное мнение в Сирии не воспримет каких-либо уступок со стороны Дамаска оппозиции. Что касается противников Асада внутри страны, то они могут, почувствовав слабость режима, начать выдвигать все новые требования.

«Сейчас, когда крупнейшие державы демонстрируют свое отношение к Асаду и свое стремление ослабить его режим, оппозиция несомненно будет подходить с еще большими запросами к перспективам переговоров. Мы будем видеть большую неуступчивость, большее желание получить то, что она бы не получила при другом раскладе», — отметила ранее в комментарии для «Газеты.Ru» эксперт клуба «Валдай», главный научный сотрудник Института востоковедения РАН Ирина Звегельская.

В этой связи от встречи де Мистуры с главой российского МИД Лавровым пока ждать нечегою «Женевских переговоров пока не планируется, Астаны тоже, так что повестка исключительно такая, чтобы затронуть те события, которые уже произошли», — говорит эксперт РСМД Юрий Бармин.

Как отмечает эксперт, сейчас — после взятия Гуты — «происходит перекалибровка позиций», а сирийские власти активно интересуется происходящим на юге страны — там, как ранее сообщил военно-дипломатический источник РИА «Новости», бойцы «Сирийской свободной армии» и «Джабхат ан-Нуcры» (запрещена в России) хотят создать автономию под патронажем США. Боевики, как рассказал российский представитель, могут начать атаку на силы Асада, используя подготовленную провокацию.

В свою очередь, американское издание The Washington Post излагает эту историю иначе. Как пишет издание, боевики, которые находятся на юге, опасаются удара со стороны правительственных сил и «большой войны». На юге Сирии проходит граница и с другим союзником США — Иорданией.

Сирия. США. Турция. ООН. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > gazeta.ru, 20 апреля 2018 > № 2575745


Казахстан. Турция. Сирия. ООН. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции. Армия, полиция > kapital.kz, 20 апреля 2018 > № 2575742

Казахстан и Турция готовятся к встрече президентов двух стран

Визит Нурсултана Назарбаева в Анкару состоится летом

Министр иностранных дел Казахстана Кайрат Абдрахманов находится с официальным визитом в Турции. В центре переговоров в Анкаре — проработка содержательных вопросов предстоящего официального визита Президента Казахстана Нурсултана Назарбаева в Турцию летом этого года. Стороны также готовятся к заседанию Совета стратегического сотрудничества высокого уровня под председательством глав двух государств. Об этом сообщает пресс-служба министерства иностранных дел РК.

Кайрат Абдрахманова и глава МИД Турции Мевлют Чавушоглу договорились в скором времени завершить согласование повестки дня и проектов документов, выносимых на подписание в рамках визита Президента Казахстана в Анкару. Также прорабатывается заключение ряда экономических контрактов. Наиболее перспективными сферами сотрудничества являются транспорт, сельское хозяйство, малый и средний бизнес, туризм. Казахстан заинтересован в развитии транспортно-транзитного потенциала двух стран.

Турция остается приоритетным инвестиционным партнером Казахстана. Правительства двух стран работают над реализацией договоренностей, достигнутых в ходе визита Президента Реджепа Эрдогана в Астану в сентябре прошлого года. Страны приняли экономическую программу «Новая синергия». В целом с участием турецких инвесторов реализовано 32 проекта в несырьевых секторах экономики на сумму 1,4 млрд долларов. Еще ряд компаний намерены выйти на рынок Казахстана.

В 2017 году товарооборот между Казахстаном и Турцией в сравнении с предыдущим годом вырос на 28% и составил 1,9 млрд долларов. Глава МИД рассказал об инициативах по модернизации казахстанской экономики, а также программе «Рухани жаңғыру». Интерес вызвало осуществление перехода казахского языка на латиницу.

Министры также обсудили подготовку саммита Совета сотрудничества тюркоязычных государств, а также деятельность Тюркской академии, базирующейся в Астане.

В ходе переговоров собеседники также выступили за дальнейшее укрепление Астанинского процесса по Сирии.

«В условиях продолжающегося конфликта в Сирии Астана остается единственной эффективной площадкой для достижения прекращения кровопролития в Сирии. Странами-гарантами — Турцией, Россией и Ираном — созданы трехсторонний механизм по мониторингу режима прекращения боевых действий, рабочая группа по обмену задержанными, передаче тел погибших и поиску пропавших без вести, подписан Меморандум о создании зон деэскалации. Сегодня Астанинский процесс нуждается не только в продолжении, но и большей международной поддержке во благо улучшения ситуации на местах. При этом мы все должны полностью поддерживать Женевскую площадку под эгидой ООН как платформу для политического урегулирования», — подчеркнул Кайрат Абдрахманов.

Казахстан. Турция. Сирия. ООН. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции. Армия, полиция > kapital.kz, 20 апреля 2018 > № 2575742


Казахстан > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > kapital.kz, 20 апреля 2018 > № 2575740

Отменить госзакупки из одного источника предлагают депутаты

По мнению мажилисменов, для предпринимателей должна создаваться конкурентная среда

Депутаты мажилиса предлагают законодательно отменить госзакупки из одного источника. Об этом сообщил руководитель рабочей группы по проекту Закона «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты РК по вопросам государственных закупок и закупок субъектов квазигосударственного сектора» Валихан Кайназаров, передает корреспондент МИА «Казинформ».

«Первый вопрос связан с демпингом. Второй — касается того, что выигравшие конкурс компании могут не иметь никакой материально-технической базы и ресурсов. Третий — это закупки из одного источника. Вице-министр финансов Берик Шолпанкулов сказал, что приходят 7−8 компаний на конкурс, но их заявки отклоняются, и остается одна компания. Поэтому, эту норму мы предлагаем исключить, чтобы конкурс проходил, как конкурс, аукцион — как аукцион. Должна быть конкурентная среда. Четвертая — это вопрос о субподряде. В правительственном варианте говорится, что можно две трети объема работ передавать на субподряд. Зачем нам тогда конкурсы? Если передается две трети, то какую ответственность будет нести выигравшая компания. Вот четыре принципиальных вопроса, по которым у нас пока нет согласованной позиции», — сказал Валихан Кайназаров.

Депутат для иллюстрации неэффективности действующих антидемпинговых мер привел пример, когда одна компания выиграла конкурс на организацию питания военнослужащих, в два раза занизив цену. При этом качество питания военнослужащих прямо связано с вопросами национальной безопасности.

Как сообщил в своем докладе вице-министр финансов Берик Шолпанкулов, законопроектом предлагается установить порог снижения цен на конкурсе на уровне правил. Депутат Серик Кусаинов предложил прописать этот порог в Законе о госзакупках в размере 15 процентов. Депутат Валихан Кайназаров внес поправку об исключении из Закона подпункта 3) пункта 2 и пункт 3 статьи 29, которые предоставляют возможность заказчику, после признания конкурса несостоявшимся, осуществить закупку из одного источника.

Казахстан > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > kapital.kz, 20 апреля 2018 > № 2575740


Япония > Внешэкономсвязи, политика > nhk.or.jp, 20 апреля 2018 > № 2574887

Японские оппозиционные партии бойкотируют парламент и требуют отставки Таро Асо

Японские оппозиционные партии бойкотируют заседания парламента после того, как правительство отвергло их требование об отставке министра финансов Таро Асо.

Правящая коалиция Либерально-демократической партии и партии Комэй заявляет, что все равно продолжит проведение заседаний.

Крупнейшая оппозиционная Конституционная демократическая партия и пять других партий требуют отставки Таро Асо.

Они желают, чтобы министр финансов ответил за сексуальные домогательства, совершенные высокопоставленным бюрократом, и за подделку официальных документов представителями министерства.

В пятницу оппозиционные партии встретились и подтвердили свое намерение добиваться отставки Таро Асо.

Они также потребовали призвать к присяге в качестве свидетелей ключевых фигур, связанных со скандалом о покровительстве, для того, чтобы установить правду и нормализовать деятельность парламента.

Большинство посетивших собрание женщин-парламентариев были одеты в черную одежду, в знак протеста против сексуальных домогательств высокопоставленного чиновника, который объявил о своей отставке на этой неделе.

Япония > Внешэкономсвязи, политика > nhk.or.jp, 20 апреля 2018 > № 2574887


Вьетнам > Внешэкономсвязи, политика > vietnam.vnanet.vn, 19 апреля 2018 > № 2578787

18 апреля во второй половине дня в здании вьетнамского Правительства в Ханое премьер-министр страны Нгуен Суан Фук провёл рабочую встречу с руководством Верховного народного суда. На встрече были подведены итоги выполнения постановления о взаимодействии между Правительством Вьетнама, Верховным народным судом и Верховной народной прокуратурой в выполнении функций, задач и полномочий каждого органа в соответствии с законодательством страны.

Глава кабмина подчеркнул, что суды разных уровней играют центральную роль в правовой реформе, и фактически, их работа меняется к лучшему, что способствует повышению авторитета всей отрасли. Судебная отрасль Вьетнама вносит важный вклад в общие достижения страны.

Что касается конкретных направлений развития сотрудничества между Правительством Вьетнама и Верховным народным судом в ближайшее время, то премьер-министр Нгуен Суан Фук предложил двум органам более эффективно выполнять программу взаимодействия, в частности, активизировать примирение при рассмотрении гражданских дел.

В тот же день премьер-министр Вьетнама Нгуен Суан Фук провёл аналогичную рабочую встречу с Верховной народной прокуратурой.

Вьетнам > Внешэкономсвязи, политика > vietnam.vnanet.vn, 19 апреля 2018 > № 2578787


Куба > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 19 апреля 2018 > № 2578346

Куба не должна ассоциироваться только с братьями Кастро

Альфред Дэвис (Alfred Davies), El Espectador, Колумбия

Бывший консультант кубинского правительства, профессор Техасского университета Артуро Лопес-Леви (Arturo López-Levy), рассуждает о том, что будет происходить на Кубе после 19 апреля — начала новой эры с назначением на пост председателя Госсовета Кубы (главы государства) Мигеля Диаса-Канеля (Miguel Díaz-Canel). «Кубинский народ готов к переменам», — считает эксперт.

Куба готовится к исторической передаче власти в этот четверг. Начавшаяся вчера сессия Национальной ассамблеи народной власти Кубы (парламента) должна завершиться назначением главой государства Мигеля Диаса-Канеля. Профессор Техасского университета, специалист в области политики Латинской Америки и США, политический консультант кубинского правительства в период с 1992 по 1994 годы Артуро Лопес-Леви рассказывает о будущем Гаваны.

El Espectador: Какое наследие оставили братья Кастро?

Артуро Лопес-Леви: Братья Кастро возглавляли группу революционеров, которые пришли к власти в 1959 году. С уходом Рауля на смену этому поколению приходит другое. Кроме того, на международном уровне и, в частности, в США политика в отношении Кубы законодательно определялась как направленная не конкретно на эту страну, а только на двух человек: Фиделя и Рауля Кастро. Сейчас есть возможность пересмотреть эту стратегию. Это уже пытался сделать Барак Обама в 2015 году, но администрация Дональда Трампа восстановила статус-кво.

- Изменится ли политика США в отношении Кубы?

— Для этого есть предпосылки. Законодательство США, а именно некоторые статьи Закона Хелмса-Бертона (Helms-Burton Act), так называемого «Закона о свободе» определяют политику в отношении Кубы как обусловленную режимом Фиделя и Рауля Кастро. Теперь США может проводить политику непосредственно в отношении страны. Куба, ее экономика, общество, политика не должны ассоциироваться только с братьями Кастро.

- Какую роль будет играть Рауль Кастро после передачи полномочий?

— Думаю, что Рауль попытается вести себя так же, как и Фидель, после перехода власти к Раулю. Он хочет быть советником или посредником при передаче полномочий. Новый глава государства не будет иметь влияния на людей, которые делали революцию с братьями Кастро, и пока не получит контроля над Коммунистической партией и вооруженными силами Кубы. Думаю, что Рауль Кастро не намеревается осуществлять чрезмерный контроль над своим преемником ни играть роль наставника, который будет вмешиваться во все начинания нового лидера страны. Надо посмотреть, как будет способствовать Рауль Кастро передаче власти в рамках Коммунистической партии (от поколения революционеров новому поколению). Говорят, что Мигель Диас-Канель должен стать председателем Госсовета и Совета министров, но лидером Коммунистической партии он автоматически не становится. И неизвестно, назначат ли его первым секретарем этой партии в 2021 году или ранее.

- Что можно ожидать от Мигеля Диаса-Канеля в качестве лидера Кубы?

— Думаю, что он будет играть роль транснационального лидера, попытается скоординировать взаимоотношения и сохранять единство внутри кубинского правящего класса. Не думаю, что он окажется реформатором, запустит множество реформ или начнет проводить новую политику, которая приведет к смене режима. Это может произойти только в случае кризиса, но не думаю, что такая вероятность высока, если не произойдет экономического коллапса.

— Какие первоочередные задачи встанут перед новым лидером?

— Думаю, что он продолжит курс на реализацию реформ, уже согласованных кубинской политической элитой. Эти реформы пока не были осуществлены по причине отсутствия консенсуса в отношении их последовательности и способа воплощения в жизнь. Речь идет о создании нового имиджа страны, децентрализации в экономике, развитии оптового рынка, легализации среднего и мелкого бизнеса.

- Куба готова к назначению нового лидера?

— Мне кажется, что кубинский народ готов к назначению нового главы государства и к изменениям, озвученным на шестом съезде Коммунистической партии. Многие считают, что реформы осуществляются слишком медленно, и высказывают беспокойство по поводу промедления в передаче власти поколением революционеров новому поколению. Неправильно, что у власти до сих пор остается такая большая группа пожилых людей. Одна из пользующихся наибольшей популярностью политических реформ предполагает ограничение времени пребывания лица на посту главы государства: будущий лидер и его последователи смогут избираться максимально на два срока. Многие думают, что революция и Куба дорого заплатили за долгое управление страной своими лидерами с 1959 года.

- Что изменится во внешней политике Кубы?

— К сожалению, Мигель Диас-Канель, будучи вице-президентом Госсовета, был очень мало представлен на международной арене. Нужно было думать об этом раньше. Что касается внешней политики, я бы сказал, что кубинские дипломаты являются профессионалами своего дела, Куба имеет дипломатические представительства практически в каждой стране Западного полушария, включая малые страны Карибского бассейна. Думаю, что Куба продолжит играть важную роль в Латинской Америке. Несмотря на это, Куба периодически будет вступать в разногласия с правительствами правого толка некоторых государств, испытывающими идеологические проблемы, например, с правыми и правоцентристами Чили, представленными Христианско-демократической партией (Partido Demócrata Cristiano), члены которой не могут прийти к единой концепции в интерпретации прав человека, протестуя против кубинского режима. С назначением нового главы государства не должны ухудшиться взаимоотношения Кубы с Бразилией, Мексикой и Колумбией, где Гавана успешно выступила в качестве гаранта мирного урегулирования. В том, что касается взаимоотношений со странами Африки, ситуация еще лучше, позиции Кубы в этом регионе достаточно сильны. Не думаю, что что-то изменится в сотрудничестве Кубы с южноафриканскими государствами, например, с ЮАР, где находится очень компетентный кубинский посол, с Анголой и другими странами Африки к югу от Сахары. Взаимоотношения Кубы с Китаем и Россией могут улучшиться, они уже нормализовались. Китай заинтересован в проведении реформ, ориентированных на развитие рынка, не отказываясь пока от модели однопартийного государства.

- А как будет развиваться ситуация с урегулированием кризиса в Венесуэле, которая является важным союзником Кубы?

— Здесь могут возникнуть проблемы, но не по причине смены главы кубинского государства, а из-за самой ситуации в Венесуэле. Это очень важный фактор, который может отрицательно сказаться на экономике Кубы. Многие говорят об энергетической зависимости Кубы от Венесуэлы, так как Гавана получает 100 тысяч баррелей венесуэльской нефти ежедневно. Но в глобальном плане это не очень много, есть и другие страны, способные обеспечить Кубу такими объемами нефти.

Куба > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 19 апреля 2018 > № 2578346


США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 19 апреля 2018 > № 2578331 Джеймс Коми

Интервью Джеймса Коми главному ведущему «Эй-Би-Си Ньюс» Джорджу Стефанопулосу

ABC News, США

Главный ведущий «Эй-Би-Си Ньюс» Джордж Стефанопулос взял интервью у бывшего директора ФБР Джеймса Коми, которое покажут в эфире в воскресенье 15 апреля 2018 года в специальном выпуске программы «20/20», перед выходом книги Коми «A Higher Loyalty» (Преданность высшего свойства). Ниже приводится запись этого интервью.

Джордж Стефанопулос: Спасибо за то, что сделали это.

Джеймс Коми: О, я с удовольствием. Спасибо, что пришли.

— Начнем с простого. Зачем вы написали эту книгу?

— Я — я не собирался писать книги. Но я решил, что эту написать должен, чтобы попытаться принести пользу. Такова была моя цель после отставки — принести пользу. И я подумал, что могу оказаться полезным, если предложу людям, особенно молодежи, свою точку зрения на то, каким должно быть руководство, и как оно должно рассматривать ценности, ставя их во главу угла. И поэтому…

— Вы излагаете качества нравственного лидера. Каковы они?

— Прежде всего, этот человек осознает, что в центре его руководства должны находиться непреходящие ценности. Работает ли он в правительстве, в частном секторе, возглавляет ли он университет — этот человек должен быть сосредоточен на таких понятиях, как честность, справедливость и, прежде всего, правда. Он должен понимать, что правда важна.

— Складывается такое ощущение, что в основе этой книги лежит тревога. Вы считаете, что мы живем в опасное для нашей страны время?

— Да, думаю, это так. А я весьма осторожен в выборе слов. Сначала, когда я употребил слово «опасный», у меня это вызвало обеспокоенность. Я подумал: «Может, это преувеличение?» Это вызвано не тем, что…

— Почему нет?

— Меня беспокоит, что нормы, лежащие в основе нашей страны… Мы как американцы можем спорить и драться в вопросах продажи оружия, налогов, иммиграции, и мы всегда это делали и делаем. Но нас объединяет набор норм. И самое важное — это правда. «Мы считаем правду самоочевидной», — ведь так гласят наши основополагающие документы, верно? Правда — третье слово в этом предложении. Таковы наши основы. И если мы их утратим, если мы прекратим требовать от наших лидеров верности правде, то в кого мы превратимся? И в этот момент я начал волноваться. По сути дела, в опасности оказываются сами основы нашей страны, когда мы прекращаем давать оценку своим лидерам по главному мерилу — по главной ценности, какой является правда.

— А мы утрачиваем эти основы?

— Да, отчасти. Но как мне кажется, сила нашей страны в том, что мы это превозможем. Да, этой норме будет нанесен вред. Но я в книге сравниваю президента Трампа с лесным пожаром. Ущерб он нанесет величайший. Нанесет ущерб всем этим важным нормам. Но лесной пожар дает возможность прорасти полезным растениям, у которых до пожара не было никакого шанса.

— И как это получится?

— Получится двояко. Во-первых, мы перестанем бесчувственно относиться к тому, что правду каждый день попирают. Мы придем к выводу, что на это нужно обращать внимание, потому что наш сегодняшний курс — это прямая дорога к утрате правды как главной ценности нашей страны. Поэтому каждый из нас должен постоянно в этом участвовать и бить тревогу, когда видит, что правда в опасности, когда видит ложь. И далее, как я уже сказал, мы должны быть вовлечены, мы не должны проявлять равнодушие. Американский народ должен выступить на улицах, на участках для голосования и сказать: «Да, мы во многом не согласны друг с другом. Но у всех у нас есть нечто общее, что исключительно важно для нашей страны. И наши лидеры обязаны соответствовать этим ценностям.

— А откуда такое название — «Преданность высшего свойства»?

— Что ж, отчасти заголовок взялся из моей странной беседы с президентом во время ужина в Белом доме в январе прошлого года, когда он попросил меня как директора ФБР проявить личную преданность к нему. Но я должен быть предан американскому народу и институтам власти. Более того, я всю свою жизнь старался быть лучше как руководитель, старался понять, что важно в руководителе, в лидере. Изучая тех лидеров, которые намного лучше меня, я осознал, что руководитель должен хранить верность и преданность чему-то более высокому, нежели вещи срочного политического порядка, более высокому, чем популярность. Мы должны думать: «Каковы ценности того института, в котором я работаю, каковы ценности страны, о которой я забочусь?»

— Вы смотрите на свою 40-летнюю карьеру, вы как Зелиг современных правоохранительных органов (герой одноименного фильма, способный перевоплощаться в разные личности, принимать облик любого, с кем он окажется рядом — прим. перев.).

— Я человек выдающийся, потому что длинный. Меня видно на любой фотографии…

— Ну, это далеко не все. Вы боролись с мафией, с Мартой Стюарт (предприниматель и телеведущая, оказавшаяся в тюрьме из-за мошеннических действий — прим. перев.), вы оказались в центре громкого скандала из-за слежки властей, из-за пыток. Какие важные уроки вы извлекли из всего этого?

— Важный урок из всего этого? У меня была странная и замечательная карьера. Не знаю, где я оказался в итоге всех этих случаев. Но один урок я извлек. Когда ты оказываешься в трудной ситуации, и у тебя в голове кричат громкие голоса, ты должен подняться над всем этим и задать вопрос: «Что же самое важное в конечном итоге? За что выступает этот орган власти? За что выступает моя страна?»

Это помогает более четко и ясно видеть и понимать, что правда важна, что честность важна. Это нравственные ценности, и они непреходящи. Когда-нибудь тебе придется объяснять своим внукам, что ты сделал и почему, и это будет очень важно. Мои внуки не поймут, как люди злились на меня, как вице-президент США говорил мне, что из-за меня умрут люди.

Они захотят узнать следующее: «Какая у тебя была путеводная звезда? Почему ты принимал такие решения?» И я надеюсь, что смогу ответить: «Потому что я не спешил и думал о том, что имеет значение. За что выступает мое ведомство, и за что выступает моя страна».

— В самом начале карьеры вы участвовали в судебном преследовании крупных мафиозных фигур. Это как-то повлияло на ваше формирование?

— Ну, это был колоссальный опыт, настоящее образование — взгляд изнутри на Коза-Ностру, мафию — как в США, так и на Сицилии. С этим пришло осознание того, что мафия — это такая же организация, как и все прочие. Что у нее есть руководитель, есть мелкие сошки, есть ценности и принципы. Это абсолютно безнравственная организация. Это прямая противоположность нравственному руководству.

Но в то время я этого не знал. Однако эта работа сформировала у меня убежденность в том, что правда должна занимать центральное место в нашей жизни. И что руководство должно сосредоточить свое внимание на важных нравственных ценностях, а не на том, что хорошо для главного начальника, или как добиться того, что хорошо для главного начальника, дать ему то, что он хочет.

— Правда должна занимать центральное место в нашей жизни. И в деле Марты Стюарт тоже?

— Да. Поначалу я ненавидел это дело Марты Стюарт.

— Почему?

— Я не хотел иметь к нему никакого отношения. В то время у нас было много других громких дел. Дело телекоммуникационной компании «УорлдКом», дело «Аделфии», дело «Энрона». Мы старались расследовать случаи корпоративного мошенничества и обмана, масштабного обмана, и подать американскому народу сигнал, что система не прогнила, что богатым это мошенничество не сойдет с рук. Это очень трудная и очень важная работа.

Посреди всего этого, в этих делах были люди, скажем, один знаменитый человек, который во время следствия по инсайдерской торговле по всей видимости солгал. Вначале я отреагировал на это так: «Ну, это пустяки, мелочи. Это отвлечет внимание. Люди начнут бросать в меня камни. Более того, это отвлечет нас от другой работы, которой мы занимаемся».

Люди этого не понимают, но я очень сильно сомневался и едва не отказался от дела против Марты Стюарт, потому что она была богатая и знаменитая. Но я тогда решил, что если бы это был другой человек, любой простой человек, то его все равно следовало бы привлечь к ответственности. Сделать такой вывод мне помогло дело, которое я вел в Ричмонде против одного проповедника-афроамериканца, будучи там федеральным прокурором.

Этот человек лгал нам во время следствия. Я умолял его: «Пожалуйста, не лгите нам, потому что если вы будете лгать, мы привлечем вас к уголовной ответственности». А он все равно солгал. В итоге нам пришлось вынести ему приговор, и он на год с лишним отправился в тюрьму. А я стоял в своем кабинете на Манхэттене — я помню этот момент — смотрел на Бруклинский мост и думал: «А ведь никто в Нью-Йорке, кроме меня, не знает этого человека по имени».

«И почему к Марте Стюарт должно быть иное отношение, нежели к тому человеку?» Причина одна: потому что она богатая и знаменитая, и потому что меня за это будут критиковать. Правда имеет значение в системе уголовной юстиции. А раз она имеет значение, то мы должны привлекать к ответственности людей, которые лгут в процессе следствия.

— Вы не лжете следователям, вы не лжете под присягой?

— Это невозможно, так как в этом случае будет нарушено верховенство права. Было время, когда люди боялись попасть в ад, если принесут присягу именем Бога, а потом нарушат ее. Сегодня мы отошли от этого. Но вместо такого страха должен быть страх перед тем, что если ты солжешь, а власти убедительно докажут твою ложь, они привлекут тебя к ответственности, дабы подать пример всем остальным, кого могут привлечь в качестве свидетелей. Надо говорить правду. Это чрезвычайно важно.

— Вы упомянули, что вице-президент Чейни один раз сказал: «Из-за того, что вы сейчас делаете, умрут люди». Разъясните, в чем тут дело?

— Дело было в западном крыле Белого дома, в комнате для сотрудников. Я тогда работал в Министерстве юстиции, был человеком номер два, заместителем генерального прокурора. Мы в то время вели с Белым домом спор о том, имеются ли законные основания для прослушивания и слежки, которые президент поручил организовать в Соединенных Штатах АНБ.

И мы пришли к выводу — точнее, очень умные юристы, работавшие у меня, пришли к выводу, и я с ними согласился, что у нас нет законных оснований активно участвовать в такой деятельности. Поэтому мы решили отказаться от такого участия. Состоялась встреча, на которой меня пытались убедить передумать. Там председательствовал вице-президент. Он сидел во главе стола.

Я сидел от него по левую руку. Он посмотрел мне в глаза и сказал: «Из-за того, что вы делаете, умрут тысячи людей». Что он имел в виду? А вот что. Поскольку вы заставляете нас прекратить эту программу слежки из-за отсутствия для нее законных оснований, умрут люди.

Моя реакция была такой, и я сказал ему: «Это не на пользу. Да, это вызывает у меня горькие чувства. Я не хочу, чтобы люди умирали. Я всю свою жизнь посвятил защите невинных людей. Но я должен сказать то, что может подтвердить Министерство юстиции, что мы считаем законным. И то, что вы хотите другого, или что это важно, не меняет суть закона. И я — я не могу поменять свою точку зрения. В комнате сгустилась напряженность, и я почувствовал, откровенно говоря, что меня могут раздавить как виноградину. Но я не мог поступить иначе. Не было другого пути. Закон совершенно ясен. И как я, будучи одним из руководителей Министерства юстиции, могу подписаться под чем-то, что не имеет под собой законных оснований? Поэтому мы настаивали на своем.

— Тот же самый вопрос привел к ставшему знаменитым столкновению в больничной палате тогдашнего генерального прокурора Джона Эшкрофта (John Ashcroft). Вы поспешили к нему в палату. Зачем?

— Да, это так. Думаю, это было на следующий день после встречи с вице-президентом Чейни, когда я направлялся домой и ехал по Конститьюшн-авеню. Слева от меня стоял памятник Вашингтону. Справа находился изгиб дороги, откуда можно было увидеть Белый дом. И тут зазвонил телефон.

Звонили от генерального прокурора, моего начальника Джона Эшкрофта. Он был в реанимации. Очень, очень серьезно болел, лежал в госпитале Джорджа Вашингтона. Номер набрал руководитель его аппарата, и он сказал, что хотя мы заявили Белому дому, будто не можем заверить данное решение, на самом деле я исполняю обязанности генерального прокурора и имею такое право, но мы не можем одобрить это беззаконие. Поэтому это дело надо прекратить.

Он звонил, чтобы предупредить, что президент направил в реанимационное отделение госпиталя Джорджа Вашингтона двоих своих главных помощников, юридического советника Белого дома и руководителя аппарата, чтобы те поговорили с генеральным прокурором. Поэтому я повесил трубку и сказал водителю: «Эд, я должен немедленно попасть в госпиталь Джорджа Вашингтона».

Ему достаточно было услышать тон моего заявления. Он тут же включил сирену, маячки и погнал машину в госпиталь так, будто это было состязание Национальной ассоциации гонок. Мы остановились перед входом. Я выскочил из машины вместе с телохранителями, забежал в госпиталь и поспешил вверх по лестнице. Лифт ждать не стал, потому что времени не было. Мне надо было как можно скорее добраться туда, чтобы ужасно больного человека не заставили подписать что-то такое, что он был неправомочен подписывать — ведь я исполнял обязанности генерального прокурора.

— И что в итоге, он не подписал?

— В итоге он повел себя исключительно. Я попал в госпитальную палату до них. Я постарался сориентировать генерального прокурора о месте и времени. Он как будто не понимал меня. В конце концов, этот человек был смертельно болен, он посерел и лежал в кровати в полубессознательном состоянии. Тогда я сел рядом с ним и подвинулся к нему как можно ближе.

Все это время с другой стороны постели стояла жена Эшкрофта, и она не отпускала его руку. А я ждал. За мной стояли два человека из моего аппарата. Я не знал, что один из них все это время делал записи. И тут входят руководитель аппарата Белого дома и советник. Они принесли с собой конверт. Они попытались убедить Джона Эшкрофта утвердить данную программу, которую, по его словам, нельзя было продолжать, так как она не имела под собой законных оснований.

Они начали с ним говорить. И тут он меня поразил. Эшкрофт приподнялся на локтях и обругал их. Она сказал, что его ввели в заблуждение, что он не понимал, что они делают. Они лишили его в момент острой необходимости юридического совета. Тут он в изнеможении опустился на подушку. А потом сказал: «Но все это не имеет никакого значения, потому что я не генеральный прокурор». Он указал пальцем на меня и заявил: «Вот генеральный прокурор». Эти люди даже не посмотрели на меня. Они просто развернулись. Один сказал: «Поправляйтесь», и они вышли из палаты.

— В книге вы описываете один произошедший после этого эпизод, эмоциональный момент между Робертом Мюллером и Эшкрофтом.

— Да. Когда мы мчались на машине как на гонках к госпиталю, я позвонил Бобу Мюллеру, который в то время был директором ФБР. Он был на ужине в ресторане вместе с семьей. Я рассказал ему о случившемся. Он следил за этим конфликтом с Белым домом. ФБР было ключевым участником этой программы.

Мнение Боба Мюллера было таково: «Если (нецензурное выражение) Министерство юстиции не может найти для этого законных оснований, то ФБР в этом никак не участвует». Как вы, наверное, знаете, ФБР это отдельная организация, но она находится в структуре Министерства юстиции. Так что я позвонил Бобу и рассказал о происходящем. Я хотел, чтобы он знал об этом, из-за его положения, авторитета и возможностей. Мы не были близки, мы не были друзьями в плане какого-то там общения. Но я знал, что он смотрит на это дело так же, как и я. И еще я знал, что его положение, его опыт, его вес будут очень важны. И он заявил: «Я сейчас приеду».

Он тоже поспешил в госпиталь. Добрался он туда уже после того, как люди из Белого дома покинули реанимацию. Он появился спустя несколько мгновений. Он стоял там, потом наклонился к этому тяжело больному человеку и сказал ему, что в жизни каждого наступает момент, когда Всевышний подвергает его испытанию. А потом он заявил: «Вы сегодня прошли это испытание».

А я… это был по-настоящему тяжелый момент. Меня захлестнули эмоции, когда я это услышал. И я почувствовал, что закон восторжествовал. Закон удержался. Для меня это было как сон. Мы стоим в госпитальной палате, высокопоставленные чиновники добиваются от смертельно больного генпрокурора, чтобы он что-то подписал. Но это был не сон. А закон не был нарушен.

— В той же самой администрации — у вас был скандал из-за пыток, из-за того, являются они обоснованными и законными или нет. И там был весьма примечательный момент с вашей женой Пэтрис. Она не знала всех подробностей того, что вам пришлось пережить, но она сказала что-то такое…

— Да, сказала, и на самом деле, это вызвало у меня небольшое раздражение. Я очень ее люблю. И она делает замечательные комментарии. Она не знала, над чем я работаю, но видела в новостях весь этот скандал, как обращаются с заключенными в американской тюрьме Абу-Грейб в Ираке.

А еще было очень много новостей и дебатов о том, занимается или нет американское правительство пытками. Она это знала, а еще она знала о том, что на меня оказывается колоссальное давление. Это было уже после той баталии со слежкой. И как-то раз Пэтрис мне сказала: «Не будь сторонником пыток». А я ей: «Ну, ты ведь знаешь, я не могу с тобой разговаривать на такие темы».

А она ответила: «А я и не хочу разговаривать. Просто не будь сторонником пыток». А потом она время от времени это повторяла. А я с тех пор говорил ей: «Слушай, это не очень-то полезно, твой голос как эхо звучит все время у меня в голове». Она хотела сказать вот что: «Будь выше этого и помни, что когда-нибудь тебе придется объяснять внукам, как ты себя вел».

— Вы до сих пор думаете, что это не очень-то полезно?

— О, нет, это пошло на пользу. Да и в тот момент это было на пользу. Но в тот момент это вызвало у меня раздражение, потому что я хотел сказать: «Ты понятия не имеешь, насколько сложны все эти юридические вопросы. Ты понятия не имеешь, что конгресс в американском уголовном кодексе дает иное толкование пыткам, не такое, как их понимаешь ты и я. Поэтому не надо говорить: «Не будь сторонником пыток». Я не хочу им быть. Но как юрист я должен говорить: «Вот что означает правовая норма». И есть очень многое, что может оказаться приемлемым по этим нормам права. Есть много вещей, которые могут оказаться пыткой, хотя ни один нормальный человек их таковыми не считает.

— Объясните это всем, кто нас смотрит в стране, так как мне кажется, что людям это сложно понять. Вы действительно не можете говорить со своей женой о работе?

— Не могу. И это создает дополнительный стресс. Так действуют правила. А правила таковы, что если ты имеешь дело с засекреченными материалами, то обсуждать их ты можешь только с людьми, обязанными о них знать по работе и имеющими соответствующий допуск. А у моей супруги нет ни того, ни другого. Ну, раз она не работает вместе со мной в правительстве и над этим конкретным вопросом.

Но поскольку мы любим друг друга, и она всю жизнь является моей советчицей, ей и не надо было ничего знать о тех секретных вопросах, над которыми я работал. И у нее не было соответствующего допуска. Она исключительно надежный человек, но соответствующего допуска не имеет.

Но во время всех этих слежек и пыток она знала, что меня что-то беспокоит во сне. Что-то заставляет меня приезжать вечером домой очень поздно, что-то заставляет уезжать рано утром. Она могла только догадываться, в чем причина. Что касается борьбы по вопросу слежки, она не могла даже догадываться, так как все было совершенно секретно. Что касается борьбы по вопросу о пытках, то она могла иметь некое представление, так как видела это в новостях.

— В самом начале книги вы… вы пишете о том, что знаете — книгу могли расценить как проявление тщеславия.

— Да.

— И что вас в этом беспокоит?

— Ну, именно поэтому я никогда не собирался писать книги. Мне всегда казалось, что это некая попытка потешить собственное эго. А я всю жизнь боролся со своим самомнением, ощущая, что не должен влюбляться в собственную точку зрения. Так что борьба с самомнением и ощущение того, что мемуары есть попытка удовлетворить свой апломб, убедили меня, что книг я писать не буду.

И я уверен, что мои друзья по колледжу и по юридическому факультету сейчас смеются и говорят: «Ага, а вот он и написал книгу». Я никогда не хотел писать мемуары. И я надеюсь, что люди будут читать мою книгу из-за того, что я хотел принести пользу. Это не мемуары. Я не включил в книгу огромное множество моментов из своей жизни, важных моментов. Но я постарался отобрать то, что относится к руководству, дабы попытаться объяснить, в том числе, через допущенные мною ошибки, что я думаю о нравственном руководстве, и каким оно должно быть.

Я не идеальный руководитель. И вообще — я считаю, что идеальных руководителей не бывает. Но из работы с великолепными людьми, из своих собственных допущенных в жизни ошибок, из совместной работы с людьми, которые не являются эффективными руководителями, я вынес собственные суждения о том, какими должны быть лидеры. И именно об этом я постарался написать в книге.

— Как вы говорите, никто не идеален. А что Джеймс Коми может рассказать по душам о Джеймсе Коми, в чем он может его упрекнуть?

— Сколько у нас времени? Ага. По душам о себе самом? Эго у меня в центре внимания. С самого детства у меня было такое чувство уверенности в себе, переходящее в самоуверенность. Я знал, что кое в чем достаточно хорош. И есть опасность, что уверенность в себе превратится в спесь, высокомерие, и тогда я уже не смогу признавать свои ошибки и то, что другие люди соображают в том или ином вопросе лучше меня.

Думаю, это основное мое беспокойство о себе самом. Это чрезмерная самоуверенность, могущая привести к завышенной самооценке, к узости мышления. Я всю свою жизнь пытаюсь оградиться от этого. Прежде всего, я женился на человеке, который в любой момент может мне сказать что угодно. Я окружил себя людьми, которые режут правду-матку и говорят: «Нет, нет, притормози. А об этом ты подумал? А о том?»

— Так что вы не будете против неудобных вопросов, ведь вы сами написали об этом.

— Я должен их выслушивать, должен на них отвечать, если меня больше всего тревожит то, что… что я могу убедить себя в собственной правоте и непогрешимости, если у меня в окружении нет людей, которые будут пробивать насквозь мою самоуверенность, показывая, что я могу принять неправильное решение, могу допустить большую ошибку.

С возрастом начинаешь понимать, что сомнение — это не недостаток, не слабость. Сомнение это достоинство, сила. Важно всегда, вплоть до принятия решения, помнить о том, что ты можешь ошибаться. И очень важно уметь сказать это себе самому. Но не менее важно, чтобы люди вокруг тебя постоянно тыкали тебя, подталкивали, указывали тебе пальцем.

— Еще одна короткая глава в вашей карьере, когда вы участвовали в сенатском расследовании компании «Уайтуотер» по делу Клинтонов. Что именно вы делали?

— Я пять месяцев работал штатным юристом в специальной комиссии банковского комитета, которая вела расследование «Уайтуотер». Моя задача была в том, чтобы расследовать самоубийство чиновника из Белого дома, который был заместителем юридического советника в Белом доме.

— Винс Фостер?

— Да, его имя Винс Фостер. Я должен был выяснить, не взял ли кто-то документы из его кабинета, чтобы использовать их ненадлежащим образом. Я проработал там всего пять месяцев. У нас с Пэтрис была личная трагедия. У нас родился вполне здоровый мальчик, Коллин Коми. Я к тому времени проработал в следственной группе пять месяцев. К несчастью, он умер от инфекции, которую можно было предотвратить. Поэтому я ушел оттуда и не вернулся.

— А позже вы участвовали в предъявлении обвинения, или по крайней мере, в расследовании того, не сделал ли Билл Клинтон что-то неподобающее, когда помиловал Марка Рича.

— Верно. Когда после 11 сентября я стал прокурором на Манхэттене, мне от моей предшественницы Мэри Джо Уайт досталось следствие по делу о том, не было ли каких-то элементов коррупции в помиловании, которое президент Клинтон предоставил беглецу Марку Ричу и его защитнику Пинкусу Грину.

Этих парней обвинили в налоговом мошенничестве и в торговле с врагом. Они бежали в Швейцарию и прожили там много лет. А президент Клинтон, когда уходил со своего поста, помиловал их, и это был из ряда вон выходящий случай.

На самом деле, я не знаю ни единого случая, когда беглеца от правосудия помиловали бы. И ФБР вместе с прокуратурой начали расследовать, не было ли каких-нибудь обещаний о пожертвованиях для Библиотеки Клинтона или чего-то еще, чтобы эти люди были помилованы. И я, как новый босс на Манхэттене, курировал это расследование.

— И что вы выяснили?

— Мы пришли к заключению, что для предъявления обвинений по этому делу улик недостаточно. Поэтому мы его закрыли.

— Сделали ли вы из этого расследования какие-то выводы о Клинтонах, о Хиллари Клинтон?

— Нет.

— Вообще никаких?

— Нет. Прежде всего, я ни разу с ней не встречался. И у меня были очень ограниченные задачи. За пять месяцев работу по делу «Уайтуотер» я занимался в основном Винсом Фостером и его аппаратом. Один из главных вопросов следствия заключался в том, не просила ли кого-нибудь тогдашняя первая леди Хиллари Клинтон забрать документы из его кабинета. Я не помню, каким было заключение, но я лично никакого вывода о ней не сделал.

То же самое и с помилованием. Я был изумлен, узнав о том, что президент Клинтон помиловал Марка Рича. Что получается? Президент США помиловал беглеца от правосудия, даже не спросив мнение прокуратуры и следствия? Это меня шокировало. Но ни к какому мнению о Хиллари Клинтон я не пришел.

— Но что вы думали о Хиллари Клинтон до начала следствия по делу об электронной переписке?

— Она мне казалась умным человеком, очень трудолюбивым. Была сенатором, имела репутацию очень трудолюбивого человека — опять же, я сужу об этом по средствам массовой информации. Упорно трудилась на посту госсекретаря. Вот, собственно, и все.

— И вдруг 6 июля 2015 года начинается рассмотрение дела о ее электронной почте. Что сделали вы?

— В начале июля генеральный инспектор разведывательного сообщества (этот человек ищет и расследует случаи мошенничества, растрат, злоупотреблений служебным положением и нарушений стандартов в разведывательном сообществе) направил несекретное представление в Министерство юстиции и в ФБР, в котором выразил обеспокоенность тем, что Хиллари Клинтон, пользуясь персональным сервером, который находился у нее дома в подвале, могла нарушить правила обращения с засекреченной информацией. Это было в начале июля. Я этим не занимался. Вскоре после этого ФБР начало уголовное расследование. Не знаю, когда оно было начато. Я был…

— Это было ниже вашего уровня?

— Да. ФБР — это огромная организация. Дело было возбуждено в обычном порядке нашим контрразведывательным управлением. Со временем о нем мне начал докладывать заместитель директора, который является старшим агентом в этой организации. И он рассказал мне, что мы начали уголовное расследование против Хиллари Клинтон.

— Но ведь о таких вещах докладывают довольно быстро, не правда ли?

— Да, да. Я просто говорю, что не знал — я не знал до… Насколько мне помнится, я не знал до того, как они завели дело, что они его завели, но ничего предосудительного в этом…

— И это не вы отдавали распоряжение о начале расследования…

— Верно. Верно.

— Расскажите, о чем именно там шла речь, что вы искали?

— Вопрос стоял так: не было ли ненадлежащего обращения с засекреченной информацией. То есть, не говорил ли кто-то о засекреченной информации за пределами той системы, где положено вести такие разговоры? Не передавал ли кто-то документы с грифом секретности людям, которые не должны их получать?

Предстояло выяснить, не использовала ли госсекретарь Клинтон этот персональный домен электронной почты для ведения служебной переписки как госсекретарь. Она не пользовалась государственной электронной почтой. А еще генеральный инспектор поднял вопрос о том, не общалась ли она и ее окружение в процессе работы на секретные темы с использованием незасекреченной системы электронной почты?

Засекреченная информация может быть разного уровня: низшего — для служебного пользования, следующего уровня — секретная, и совершенно секретная — это самый высокий уровень. И существуют правила относительно электронной переписки о такой информации, а также относительно того, где можно говорить о ней. Вопрос стоял так: общались ли они посредством незасекреченной системы на те темы, о которых нельзя переписываться через такую систему?

— И это произошло почти сразу после знаменитого дела с участием генерала Дэвида Петреуса, который нарушил правила обращения с секретной информацией. Тогда завели дело, начали расследование. Со временем он стал давать показания. Как вы знаете, многие из ваших критиков-консерваторов говорят, что дело Дэвида Петреуса было намного менее серьезным, чем дело Хиллари Клинтон. Тем не менее, вы решили не предъявлять ей обвинение. Ответьте, почему?

— Как мне кажется, дело Дэвида Петреуса было весьма серьезным. Он был директором ЦРУ. У него был роман с женщиной, с писательницей, которая собиралась написать о нем книгу. Он брал домой и хранил в рюкзаке тетради с записями о неких государственных секретах деликатного содержания. На них стоял гриф высшей степени секретности, потому что среди прочего там были записи разговоров с президентом Обамой о программах особого доступа. А это самые охраняемые у нас секреты.

А он передал эти тетради той женщине, которой не нужно было знать об этих материалах, и которая не имела соответствующего допуска. И еще он разрешил ей сфотографировать страницы, содержащие совершенно секретную информацию. А когда ФБР допрашивало его об этом, он солгал. Так что это явный случай умышленных неправомерных действий со стороны человека, отвечающего за секреты страны на посту директора ЦРУ, в том числе, по отношению к огромному объему совершенно секретной информации. А еще там было препятствование следствию.

Так что все было вполне серьезно. Я думаю, что генералу Петреусу следовало предъявить обвинение не только в нарушении правил обращения с секретной информацией, но и во лжи ФБР. Это был удар в самое сердце нашего правосудия. В итоге тогдашний генеральный прокурор Эрик Холдер решил, что Петреусу следует предъявить обвинение только в неправильном обращении с секретной информацией.

— А еще — еще вы пишете, что с самого начала знали о том, что дело против Клинтон вряд ли передадут в суд. Некоторые ваши критики, и в том числе, президент Трамп, считают, что вы предвзято отнеслись к этому делу.

— Да. Есть какое-то непонимание того, как ФБР рассматривало это дело. Люди забывают, что на самом деле я не вел это расследование. Я руководил организацией, которая вела это расследование. Люди не знают, как ведутся такие дела в мире контрразведки. А в этом мире неправильное обращение с засекреченной информацией расследуется. И мы уже 50 лет знаем, какие дела Министерство юстиции будет рассматривать и принимать в производство.

Оно будет рассматривать такие дела как дело Дэвида Петреуса. Но оно вряд ли будет поддерживать обвинение, если вы не сможете доказать, что человек типа Петреуса точно знал, что он действует в нарушение правил. Если нет свидетельств препятствования правосудию и предательства США, указаний на шпионаж.

Без этого мы имеем просто небрежность, случай крайней небрежности в обращении с секретной информацией. А такие нарушения влекут за собой административное наказание. По таким случаям обвинения не предъявляют, и дела в суд не передают. Я полвека занимаюсь такими делами. Я не знаю ни единого дела, где бы человека привлекли к суду за небрежность, причем даже за крайнюю небрежность. Когда заводится такое дело, вся эта история нам уже известна.

Поэтому следователи знали, что если они не найдут нечто неопровержимое, типа бесспорного доказательства, если они не смогут сказать госсекретарю Клинтон, что ей не следовало так поступать, или если она признается в этом, или если появятся признаки препятствования следствию, то тогда дело вряд ли будет передано в суд.

<…>

— Итак, Министерство юстиции скомпрометировало себя. Какова причина?

— А причина такая. Я должен говорить об этом крайне осторожно. В начале 2016 года американское разведывательное сообщество получило секретную информацию о том, что есть материал, вызывающий вопросы относительно того, не контролирует ли меня и ФБР Лоретта Линч (бывший генеральный прокурор США — прим. перев.), и не информирует ли она штаб Клинтон о ходе нашего расследования.

Скажу, что я в это не верю. Я не верю, что это правда. Но был материал, с которого, как мне известно, через несколько десятков лет снимут гриф секретности, и тогда у историков возникнет вопрос: «Гм, нет ли в этом чего-то странного? Не могла ли Лоретта Линч оказывать содействие штабу Клинтон и следить за тем, что делало ФБР?»

Опять же, это была неправда. Но был и материал, который после снятия с него грифа секретности в будущем мог указать на это. Все изменилось, на мой взгляд, когда это будущее превратилось в завтра. Дело было в середине июня. Тогда российские власти, действуя через подставных лиц и организации, начали сливать украденные материалы, украденные у организаций, связанных с Демократической партией США. Внезапно меня осенило, что это будущее, в котором с материалов снимут гриф секретности, вполне может наступить уже завтра. Опять же, хотя я в это не верил, материал был вполне реальный. Я не знаю, было ли правдой то, что в нем содержалось. Но он мог позволить людям, партийным активистам и их сторонникам, аргументированно заявлять, что следствие велось неправильно…

— А вы это расследовали?

— Да.

— И что вы нашли?

— Мы не нашли доказательств, что это соответствует действительности.

— Боже. Итак, вы не нашли доказательств, что это соответствует действительности. И тем не менее, вы называете это причиной, по которой вы решили самостоятельно…

— Одной из причин.

— Одной из причин. Не бросает ли это тень на генерального прокурора, необоснованную тень на генерального прокурора?

— В определенном смысле, да. Ну, то есть, мне нравится Лоретта. Я уважаю ее даже сегодня. В определенном смысле это было несправедливо по отношению к ней. Но когда ты руководишь таким институтом как Министерство юстиции, важно то, что думают люди. Вера и доверие людей — это для Министерства юстиции все.

Так что правда это была или нет, но сам факт того, что все выйдет наружу, и люди смогут говорить, что с этим расследованием происходит нечто ужасное, потребовал большей прозрачности. Я не говорю, что это правда. Но поскольку это подрывает доверие к нашей работе, надо было реагировать, надо было показать людям нашу работу. Опять же, политика Министерства юстиции позволяет это. Разница заключалась в разделении между ФБР и Министерством юстиции. Этот материал — конечно, я говорю о нем осторожно, потому что с него еще не снят гриф секретности — он стал еще одной гирей на чаше весов. И произошло это прямо перед…

— К-каким образом?

— Электронная почта Клинтон…

— Да, я хотел бы поговорить об этом…

— Показала…

— Через пару секунд. Но я понимаю, что вы не можете об этом говорить, хотя я читал об этом. Я думаю, об этом читали очень многие в нашей стране. Речь идет об электронных сообщениях и о служебных записках, которые обнародовали русские. ФБР известно, что это мусор. Почему же тогда вы позволили этому мусору повлиять на данное решение?

— Да, здесь есть для меня подвох, потому что… потому что ФБР сказало мне, что я обязан говорить об этом очень осторожно, так как материал до сих пор засекречен. Но я могу сказать, что это вполне реальный и основательный материал. Содержание вполне реальное. Другой вопрос — соответствует ли оно действительности. Опять же, насколько мне казалось, оно не соответствовало действительности.

Я… я не вижу никаких свидетельств того, что Лоретта Линч пыталась влиять на ход расследования в интересах штаба Клинтон или как-то направлять меня. Насколько я могу судить об этом, она держалась от него на расстоянии. Однако суть в том, что я знал о наличии материала, который мог в любой момент стать достоянием гласности, и тогда люди смогли бы весьма убедительно сказать, что здесь дело нечисто.

— Но ваша обязанность… в этом случае вы должны были встать и сказать: «Нет, ничего подозрительного здесь нет. Я это знаю. Я это расследовал. Я это изучал. Это неправда».

— Ну, конечно, если бы я мог это сделать. Но я не мог, с учетом правил обращения с секретной информацией. Вместо этого я мог предложить американскому народу необычайную прозрачность процесса расследования. Я мог сказать: «Вот что мы сделали, вот что мы выяснили, вот что мы думаем об этом. Вы можете нам доверять, поскольку мы показываем вам свою работу». Опять же, политика Министерства юстиции разрешает это в необычных случаях.

Да, это было досадно, это обескураживало. Я уверен, Лоретта Линч была недовольна появлением этого материала. Но на мой взгляд, мы должны были сделать нечто необычное, чтобы показать американскому народу нашу прозрачность и открытость. А потом в конце июня наступила кульминация.

— Да, через минуту мы дойдем до этого. Еще один, последний вопрос. «Нью-Йорк Таймс» привела слова бывших сотрудников Министерства юстиции, которые заявили: «ФБР не нашло доказательств, связывающих Линч и автора документа. Оно убеждено, что Коми был нужен предлог, дабы оказаться в центре внимания».

— Смотрите, я… я понимаю, почему люди так говорят. Но это просто неправда. Я рассказываю вам, как мы оценивали эту информацию. У нас не было оснований верить в правдивость сказанного в том документе. Ну, что Лоретта Линч связывалась со штабом Клинтон и контролировала нас. Но нет никаких сомнений, что это дало бы людям возможность утверждать, что именно так оно и есть.

<…>

— Пока все это происходило, ФБР начало расследование в отношении штаба Трампа. Почему?

© AP Photo, Alex Brandon

Бывший директор ФБР Джеймс Коми в сенате

— Ну, ради ясности постараюсь объяснить. Мы начали расследование в попытке узнать, есть ли какие-то американцы, связанные тем или иным образом со штабом Трампа и сотрудничающие с Россией в рамках ее усилий по оказанию влияния на наши выборы. И в конце июля ФБР получило информацию о том, что такие люди есть, а именно, что это советник по внешней политике по имени Пападопулос, работающий в штабе Трампа.

— Джордж Пападопулос.

— Да. Это человек, который говорил с кем-то в Лондоне о том, чтобы получить от русских компромат на Хиллари Клинтон. Они делали это в рамках своих попыток повлиять на нашу кампанию… э-э… на наши выборы. Это было важно, потому что задолго до этого появилась открытая информация о наличии у русских материала, который они собираются обнародовать. И они начали сливать его в середине июня.

Поэтому мы, наше контрразведывательное подразделение в конце июля начало расследование в попытке выяснить… мы знали, что русские пытаются вмешиваться в наши выборы. И мы хотели узнать, кто из американцев сотрудничает с ними, кто пытается им помочь.

— Вы также обратили внимание на Картера Пейджа, который работал со штабом Трампа.

— Верно.

— И что вас в нем беспокоило?

— То же самое. Мы хотели выяснить, не сотрудничает ли он так или иначе с русскими в рамках их кампании по оказанию влияния на наши… наши выборы. Мы постоянно слышим слово «сговор». По работе мне это слово незнакомо. Вопрос был в другом. Не замышляет ли кто-то, не помогает ли, не содействует ли русским в достижении их цели, которая заключается во вмешательстве в американские выборы? Вот на чем сосредоточилось контрразведывательное расследование.

— Какое воздействие Стил… так называемое досье Стила… оказало на расследование ФБР? Оно как-то повлияло на начало этого расследования?

— Нет. Как я уже говорил, информация, вызвавшая начало расследования, была о Пападопулосе, и появилась она в конце июля. ФБР до этого не получало никакой информации из так называемого досье Стила, насколько мне известно. Поэтому расследование было начато независимо от досье Стила.

— Итак, ФБР расследует факты российского вмешательства в нашу кампанию, пытаясь выяснить, не сотрудничали ли с русскими в рамках такого вмешательства те или иные люди, связанные с президентом Трампом. Что вы об этом думаете? Вы видели, как президент Трамп призывал русских обнародовать переписку Хиллари Клинтон; вы видели, как он отказывается критиковать Владимира Путина.

— Это те самые вопросы, которые мы сами задавали. Не сотрудничает ли кто-то из штаба Трампа тем или иным образом напрямую с русскими? Здесь все было неоднозначно, и могло иметь двоякий эффект, так как президент призывал опубликовать переписку.

Можно утверждать, что это указывает на наличие у них тайного канала связи с русскими. Либо же можно утверждать, что они близки с русскими, и что есть связи, которые мы в состоянии обнаружить. Это совершенно очевидно представляло для нас интерес, но мы к тому времени уже начали расследование.

— А как насчет нежелания критиковать Владимира Путина?

— Я не знаю, что за этим стоит. Ну, то есть… это озадачивает даже после того, как Трамп стал президентом, так как я обнаружил, что он не хочет критиковать его даже в неофициальной обстановке, в частном порядке. Я могу понять президента, который принимает геополитическое решение и говорит: «Я не должен публично критиковать лидера враждебной нам страны по такой-то и такой-то причине». Но я обнаружил, что президент Трамп отказывается делать это даже неофициально, без свидетелей. Я не знаю, почему он так поступает.

— Впервые вас проинформировали о досье Стила в августе 2015 года. Какое вы составили мнение о нем?

— В своей основе это совпадало с другой информацией, которую мы собрали в ходе расследования. То, что русские предпринимают массированные попытки вмешательства в наши выборы, преследуя при этом три цели: запятнать американскую демократию, чтобы она перестала быть светочем для других стран во всем мире; навредить Хиллари Клинтон, к которой Владимир Путин испытывает личную ненависть; и помочь Дональду Трампу стать президентом.

Эти утверждения составляют основу досье Стила, и из других источников мы уже знали, что это правда. Так что содержание этого досье в своей основе соответствовало нашим представлениям. Информация была от надежного источника, обладавшего солидной репутацией и опытом, который заслуживал доверия и пользовался уважением в спецслужбах союзников на всем протяжении своей карьеры. Нам было важно понять, что мы можем исключить, а что должны включить, и в чем мы можем удостовериться.

— То есть, вы считаете, что этот документ заслуживает доверия?

— Ну, источник определенно вполне надежный. Нет сомнений, что у него была целая сеть источников и их источников, которые имели возможность узнавать и сообщать такую информацию. Но мы обычно подходим к таким делам как бы с чистого листа, пытаясь выяснить, что мы можем подтвердить. Этот человек, заслуживающий доверия, говорит, что информация достоверная. Хорошо. Значит, мы можем продублировать эту работу, дабы убедиться, что и мы в состоянии разработать эти источники.

— Знали ли вы тогда, что в самом начале эту работу финансировали политические оппоненты президента Трампа?

— Да, мне как-то сказали, что эту работу первоначально финансировал некий республиканец, попросивший найти компромат на Дональда Трампа. А когда процесс выдвижения в Республиканской партии закончился, данную работу стала финансировать некая группа, связанная с демократами, которые тоже пытались найти компромат на Трампа. Я так и не узнал, что это были за группы, но мне известно, что когда работа начиналась, ее оплачивали республиканцы, а потом ее стали оплачивать демократы.

— Итак, в августе и сентябре в администрации Обамы шли активные дебаты: что можно раскрыть о действиях России, что можно раскрыть о вашем расследовании. Расскажите об этом подробнее.

— Да, но не про вторую часть. На самом деле, это было не так уж и сложно — сообщать или нет о том, что мы начали контрразведывательное расследование против небольшого количества американцев. Все дело в том, что тогда еще было слишком рано. Мы не знали, что у нас есть, и мы не хотели показывать, что изучаем этих людей.

Так что мы действовали в соответствии со своей политикой. Опять же, это дело очень сильно отличалось от дела Хиллари Клинтон, которое началось с публичного представления в суд. Все знали, что мы изучаем ее электронную почту. А когда мы спустя три месяца подтвердили это, никакой опасности для расследования не было.

На сей раз все было иначе. Нам не хотелось, чтобы эти американцы знали о наличии у нас подозрений в том, что они сотрудничают с русскими. Дело в том, что мы должны были добраться до сути и расследовать эту историю. Поэтому обсуждался несколько иной вопрос, вопрос довольно трудный: что мы должны рассказать американскому народу о вмешательстве русских в наши выборы?

Попытки навредить нашей демократии, навредить Хиллари Клинтон и помочь Дональду Трампу. Что с этим делать? Один из обсуждавшихся в то время вариантов состоял в следующем. Мы должны в некоторой степени обезопасить американский народ, сказав ему: «Русские пытаются влиять на вас. Вы должны знать об этом и учитывать это, когда будете смотреть новости и видеть разные подходы к тем или иным вопросам».

— Мы… мы знаем, что республиканцы в сенате очень активно возражали против открытости. Но в какой-то момент вы добровольно решили изложить все на бумаге?

— Да. Мне кажется, это было в августе. Я добровольно вызвался сделать это. Помню, я тогда сказал, что немного устал от своего независимого мнения по разным вопросам из-за той выволочки, которую я получил после 5 июля. Но на встрече с президентом я заявил: «Я готов высказаться на эту тему, чтобы помочь обезопасить американский народ, чтобы сделать ему профилактическую прививку».

Но я также понимаю, почему это такой трудный вопрос. Потому что когда ты объявляешь, что русские пытаются вмешиваться в наши выборы, ты можешь им помочь в осуществлении задуманного, в достижении их целей. Не будет ли подорвано доверие к нашим выборам, если президент Соединенных Штатов или кто-то из его высокопоставленных руководителей заявит об этом открыто?

«Понравится ли русским то, что вы это сделали?» Тогда я написал статью в колонке мнений одной ведущей газеты, которая изложила все, что происходит. Не про расследование, потому что это была слишком деликатная тема, и разглашать ее было нельзя, а про то, что русские уже здесь, и что они мешают нам. И что они и в прошлом этим занимались. И они не стали ловить меня на слове. А администрация Обамы продолжала обсуждение до начала октября.

— Вы пишете, что на президента и его администрацию повлияло их предположение о том, что Клинтон победит.

© AP Photo, Chase Stevens

Артисты переодетые в образы Хиллари Клинтон и Дональда Трампа развлекают толпу во время выборов в Лас-Вегасе

— Думаю, что так. На самом деле, я слышал, как президент говорит, и я написал об этом в книге, что «Путин поставил не на ту лошадь». То есть, мы работали в такой обстановке, где все опросы общественного мнения показывали, что у Дональда Трампа нет шансов. Поэтому, как мне кажется, президент хотел сказать: усилия русских напрасны, а поэтому зачем нам им помогать, рассказывая о их деятельности, раз их работа не достигнет цели?

— И тогда у людей появились бы основания усомниться в результатах голосования.

— Верно. Дональд Трамп уже тогда говорил: «Если я проиграю, это будет означать, что система нечестная». А если бы администрация Обамы открыто заявила, что русские пытаются помочь избранию Дональда Трампа, то это полностью соответствовало бы его заявлениям типа «Видите, я же вам говорил! Говорил, что вся система сфальсифицирована, что нельзя доверять американскому демократическому процессу». И тогда русские достигли бы своих целей.

— Но через какое-то время администрация все-таки заявила, что выявила факты российского вмешательства. И это вызывает у меня недоумение. Я… я озадачен. И еще. Когда они решили выступить с совместным заявлением комитетов по разведке, вы как директор ФБР отказались его подписывать. Почему?

— Из-за нашего подхода к этой ситуации в преддверии выборов. Может, вы слышали об этом — есть важная норма, с которой я жил всю свою карьеру на государственной службе. Это неписаная норма — подчиняться. Но если у тебя есть возможность избежать этого, ты не должен в преддверии выборов предпринимать никаких действий, могущих повлиять на них.

Я имею в виду ФБР и Министерство юстиции. Итак, нас в октябре попросили подписать заявление, в котором говорилось: «Русские вмешиваются в наши выборы». На мой взгляд, и на взгляд ФБР, было уже слишком поздно. И мы могли избежать вредных действий.

Потому что цель уже была достигнута. Американский народ уже знал об этом, потому что многие руководители из правительства говорили об этом с прессой, и кандидаты тоже об этом говорили, члены конгресса об этом говорили. Так что прививка уже была сделана, а на дворе стоял октябрь. И мы решили поступить в соответствии со своей политикой, которая гласит, что по мере возможности нам надо избегать действий. И мы это не подписали.

<…>

— Вы решили скрыть то обстоятельство, что ведете расследование на предмет возможных связей штаба Трампа с Россией. Вы скрыли это, дабы не дать ему повод сказать: «Ага, здесь все подтасовано».

— Ну нет. Это не относится к расследованию контрразведки по небольшому числу американцев. На самом деле, выбор был несложный, поскольку следствие было засекречено и продолжалось. Мы не хотели разглашать секретную информацию и делать намеки. Но вы правы — в том плане, какое решение принял президент Обама о том, как говорить о российском вмешательстве в американские дела.

Он сказал мне об этом на той встрече, о которой я рассказывал. Он сказал: «Путин поставил не на ту лошадь». Он явно думал: «Я не хочу это разглашать с учетом того, что Трамп все равно проиграет. А так возникнет впечатление, что я положил свой палец на весы и повлиял на результат».

— Вы уже не один раз об этом сказали. Вы считаете, что в этом нет ничего зазорного. Но ваши критики говорят, что это явный, явный двойной стандарт. Вы раскрыли информацию о Хиллари Клинтон; вы скрыли информацию о Дональде Трампе. Это помогло Трампу победить на выборах.

— Да, я понимаю. Я понимаю, почему они так говорят. Но я бы хотел попросить их сделать шаг назад и взглянуть на два дела в ретроспективе. Дело об электронной почте Хиллари Клинтон, которое началось с публичного представления. Все было публично, они вели следствие против самого кандидата. А контрразведка в ходе своего расследования пыталась выяснить, действовала ли маленькая группа в интересах Трампа. Мы не вели следствие против Дональда Трампа.

Контрразведка пыталась выяснить, не взаимодействовала ли небольшая группа американцев с русскими. Мы только начали это расследование. Мы не знали, есть ли у нас хоть что-то. Поэтому было бы жестоко и несправедливо по отношению к этим людям открыто говорить на эту тему. И это поставило бы под угрозу все расследование.

И как я уже говорил, Министерство не соглашалось рассказывать об этом вплоть до марта, ограничиваясь лишь высказываниями самого общего содержания. Поэтому я надеюсь, что критики — я понимаю их первоначальную реакцию. Это кажется непоследовательным. Но если не спешить и внимательно посмотреть на два этих дела, то станет ясно, что они очень сильно отличаются друг от друга. И они иллюстрируют то правило, которому мы следуем.

<…>

— Итак, вы не захотели менять важные решения. О чем вы сожалеете?

— Ну, я сожалею о многом. Я сожалею о том, что создал всю эту путаницу и причинил боль тем, как описывал поведение Клинтон; что заставил людей идти всевозможными окольными путями. Я глубоко сожалею о том, что участвовал во всем этом, но это было неизбежно.

А еще я сожалею, что у меня не было возможности подробно все объяснить. Сказать: «Мы делаем то-то и то-то». У меня был такой шанс, единственный шанс, когда я выступал за закрытыми дверями перед всем сенатом, где сенатор Франкен… мы… я пришел туда, чтобы поговорить о России.

Но сенатор Франкен поднял руку и сказал: «А нельзя ли поговорить о слоне в комнате? Что вы сделали с Хиллари Клинтон?» Тогда я повернулся в сторону лидера сенатского большинства Макконнела, который вел заседание, и сказал: «Я могу отвечать на этот вопрос?» А он ответил: «Да, можете не спешить и подробно все рассказать».

Поэтому я ответил и изложил все, что мы сделали. «Смотрите, вот где я был 5 июля и почему. А вот 28 октября». А сенатор Франкен прервал меня и буквально заорал: «Но вы ничего не нашли!» А я ему ответил: «Сенатор, у вас склонность воспринимать события как более предсказуемые, чем они есть на самом деле».

Теперь я знаю, что ничего не нашел. Но надо вернуться вместе со мной в 28 октября. Сесть там рядом со мной. Что бы вы сделали? Я вижу две двери. Я не могу найти дверь, где написано: «Никаких действий не предпринимать». Рассказать? Это было бы ужасно. Скрыть? Это была бы катастрофа«.

<…>

— Вспомним январь 2017 года. Разведывательное сообщество и ФБР сделали заключение о том, чем занималась Россия во время выборов. И вам надо было пойти и рассказать обо всем избранному президенту. Но для начала, за день до…

— Да.

— За день до этого вы проинформировали президента Обаму. Расскажите нам об этом.

— Конечно. Это было 5 января в Овальном кабинете. Директор Клэппер, директор национальной разведки, руководитель ЦРУ, руководитель АНБ и я встретились с президентом Обамой, с вице-президентом Байденом и с их командой национальной безопасности. Мы расселись в Овальном кабинете возле камина.

Президент и вице-президент сидели в креслах спиной к камину, а я сидел немного справа, так что президенту надо было поворачиваться немного влево, чтобы видеть меня. Директор Клэппер сидел посередине и докладывал о выводах из совместной оценки разведывательного сообщества и о заключениях по действиям России.

Было много вопросов, особенно о том, что надо делать, чтобы не допустить такого в будущем, вопросов об источниках и о многом другом. Он сообщил, что это совместная оценка, что спецслужбы говорят об этом с высокой степенью уверенности. Это очень необычно. Услышать от аналитиков из… из разных ведомств, что русские это сделали, что их цель состояла в том, чтобы очернить американскую демократию, навредить Хиллари Клинтон и помочь с избранием Дональда Трампа.

Мы намеревались пойти дальше. На следующее утро он рассказал об этом «банде восьми», в состав которой входят лидеры палаты представителей и сената, руководители комитетов по разведке, спикер, лидеры большинства и меньшинства с обеих сторон. А затем мы направились в Нью-Йорк, где проинформировали избранного президента и его команду.

<…>

— На том совещании вы также обсуждали с президентом информацию из досье Стила об избранном президенте?

— Да, директор Клэппер рассказал президенту и вице-президенту, что есть дополнительный материал, что он от надежного источника, и что мы включили его в приложение к докладу. Этот материал мы выделили особо, не включив его в сам доклад, но он был достаточно достоверен, и мы подумали, что он должен составить часть доклада.

Там были скабрезные детали, относящиеся к утверждениям о сексуальных похождениях Трампа до того, как он стал кандидатом. И президент спросил… президент Обама спросил: «Что вы планируете делать с этим материалом?»

Клэппер рассказал о нашем решении — что директор Коми встретится с избранным президентом с глазу на глаз после того, как мы проинформируем его и его команду об общих выводах. Встретится и поговорит конфиденциально, потому что это весьма деликатный вопрос.

— Так сказал Клэппер. А что на это ответил президент Обама?

— Он не сказал ни слова. У президента Обамы бесстрастное выражение лица. Он просто повернулся вот так, немного влево, посмотрел на меня, а потом снова перевел взгляд на директора Клэппера. Не сказал ни слова, но подал мне этакий молчаливый сигнал. Я могу ошибаться, так как не очень хорошо знаю, когда и по какой причине президент Обама поднимает брови. Но это был сигнал сочувствия и обеспокоенности. Типа «Удачи вам». И… и все.

— А выбор какой-то был? Зачем это делать — если это было непристойно, и если эта часть досье не нашла подтверждения, на тот момент не нашла подтверждения?

— Да, когда меня отправили в отставку, она не была подтверждена.

— Зачем тогда говорить ему?

— Потому что мы, разведывательное сообщество, в том числе, ФБР, знали эту информацию о проститутках в России. СМИ сообщили нам о том, что намерены это опубликовать. А еще были две особые причины. У нас в контрразведке, если у противника есть компрометирующая информация на кого-то, и он может ею воспользоваться, то мы должны сказать человеку, который может подвергнуться шантажу, что мы в правительстве уже знаем об этом, и что он не сможет это скрыть, когда на него станут оказывать давление.

И второе. Он станет президентом США и главой всей исполнительной власти. Как можем мы, руководители разведывательных ведомств, зная что-то лично о нем, о чем также знают русские, не рассказать ему об этом, особенно если это может стать достоянием гласности? Поэтому нам показалось вполне логичным, что мы должны рассказать ему. И откровенно говоря, логичнее всего было рассказать ему об этом один на один, хотя мне такая идея не понравилась. Вот так мы и решили это сделать.

— Итак, вы все на следующий день отправились в Нью-Йорк, это было 6 января, на встречу в Башню Трампа. Вы получили еще одно предупреждение — от министра внутренней безопасности.

— Да, я написал об этом в книге. Джей Джонсон, с которым мы дружим с конца 80-х, когда работали федеральными прокурорами на Манхэттене, он позвонил мне после встречи с президентом Обамой в Овальном кабинете. Джей присутствовал на встрече, и он просто хотел сказать, что его беспокоит этот план — чтобы я один на один рассказал избранному президенту об этом материале.

Я ответил ему: «Меня он тоже беспокоит». А он спросил: «Ты когда-нибудь встречался с Дональдом Трампом?» Я ответил, что нет. Джей тогда сказал: «Будь осторожен, Джим, будь крайне осторожен». Это как раз то, что мы ценим в своих друзьях. Они говорят такое, что на самом деле не помогает, а лишь заставляет еще больше нервничать, и тяжесть в желудке ощущается еще сильнее. Но Джим позвонил — не знаю, звонил ли он по просьбе президента Обамы — и озвучил это президентское поднятие бровей.

— Что в данном контексте означали слова «Будь осторожен»?

— Ну, я не знаю. Я поблагодарил своего друга, но мне его предупреждение не помогло. Я воспринял это так, что мне следует тщательно подбирать слова. Не говорить больше, чем необходимо, постараться изложить суть дела, добиться своей цели и затем убраться оттуда. Вот как я это расценил.

— И когда вы в тот день направились в Башню Трампа, вы нервничали?

— Да.

— Чего еще вы боялись?

— Ну, я собираюсь встретиться с человеком, который меня не знает, которого только что избрали президентом США. Судя по всему, по тому, что я увидел во время кампании, Трамп может быть неуравновешенным. А я собираюсь поведать ему о слухах, будто бы он занимался сексом с проститутками в Москве, а русские все записали, и теперь могут оказывать на него давление.

А еще меня тревожило то, что избранный президент может подумать: ага, это ФБР решило меня достать. По моему личному опыту, люди обычно переносят собственное мировоззрение на других. И хотя я не намеревался загонять Дональда Трампа в угол, у меня возникла такая мысль, что с учетом его отношения к миру он может подумать, будто я играю в Гувера и пытаюсь прижать его, оказать на него давление. Поэтому я был встревожен — ведь я мог не только испортить отношения с президентом, но и, что гораздо важнее, создать ситуацию, когда президент и ФБР окажутся в состоянии войны еще до его инаугурации.

— Итак, вы поехали на лифте на самый верх Башни Трампа. Опишите эту сцену.

— Мы прошли через задний вход, вход в жилую зону. Мы постарались пройти незаметно, чтобы нас не увидела пресса. Мы поднялись наверх и встретились в конференц-зале, где-то в штаб-квартире «Организации Трампа». Это был конференц-зал со стеклянной стеной, и там повесили большой и плотный занавес, чтобы закрыть это окно-стену.

© РИА Новости, Алексей Филиппов | Перейти в фотобанк

Вид на Трамп-тауэр в Нью-Йорке

Я вошел туда вместе с директором ЦРУ, с директором АНБ и с директором национальной разведки. Мы стали дожидаться избранного президента. Маленький конференц-зал, он показался мне каким-то обыкновенным и заурядным. Спустя несколько минут вошел он, избранный президент Трамп, вошел вместе с новым вице-президентом и со своей командой национальной безопасности.

Они группой уселись за стол. Часть из них села рядом с нами, а другая часть напротив. У меня за спиной был занавес. Директор Клэппер вел встречу, делая это точно так же, как и за день до этого на Капитолийском холме с участием президента Обамы.

— Вы впервые встретились с Дональдом Трампом. Какое у вас сложилось впечатление?

— Мне показалось, что он выглядит точно так же, как и на телеэкране, разве что он показался мне менее рослым, чем в телевизоре. А в остальном он был точно такой же. Почему я это говорю? Потому что большинство людей на экране выглядят иначе, чем в жизни. Не знаю, хорошо это или плохо, но он выглядел точно так же, как и на экране.

— То есть?

— У него — большое впечатление производили его тщательно зачесанные волосы, казалось, что они все его. Признаюсь, я смотрел на них довольно пристально и подумал: «У него по утрам уходит уйма времени на прическу, но она впечатляет». Галстук у него был слишком длинный, как всегда. Вблизи он казался немного оранжевым, и у него под глазами были такие маленькие белые полумесяцы — думаю, от очков для солярия. А в остальном он выглядел точно так же, как и на экране телевизора, так мне показалось.

— Вы даже заметили, какого размера у него ладони?

— Да. Я пишу об этом в своей книге, потому что стараюсь быть честным, и потому что кое-кто высмеивает его за размер рук. Подробности я не помню, помню лишь, как пожал ему руку, и мне показалось, что ладони у него обычного среднего размера.

— А потом был брифинг. Что вы им рассказали, какова была их реакция?

— Директор Клэппер все изложил, как я уже говорил, сделав это точно так же, как и на встрече «банды восьми». «Вот что попытались сделать русские. Они попытались навредить нашей демократии, навредить Хиллари Клинтон, они попытались добиться вашего избрания». Мы… он говорил об этом вполне конкретно. «Мы не проводили анализ американской политики, потому что разведывательное сообщество этим не занимается», — сказал Клэппер.

«Мы не обнаружили никаких последствий для подсчета голосов, и мы не можем представить свое мнение о том, повлияли ли как-то усилия русских на результаты голосования». Он все это изложил, и президент Трамп задал свой первый вопрос — избранный президент Трамп задал свой первый вопрос. Он попросил подтвердить, что никакого воздействия на выборы это не оказало.

Директор Клэппер объяснил еще раз. «Нет, мы не проводили такой анализ. Мы не выявили российских манипуляций с подсчетом голосов. Мы не проводили анализ эффективности их усилий по воздействию на голосование, по изменению настроений электората».

А потом, к моему удивлению, беседа пошла о пиаре, о том, как команде Трампа позиционировать то, что она может сказать об этом. Они прямо в нашем присутствии заговорили о черновике пресс-релиза. Меня это просто поразило, ведь разговор еще не был закончен.

Разведывательное сообщество занимается разведкой, Белый дом занимается пиаром и политтехнологиями. И как я объяснил в своей книге, болезненный урок иракской войны состоит в том, что смешивать эти две вещи нельзя. Мы даем факты, а потом уходим, и вы сами решаете, что рассказать о них людям, и надо ли вообще что-то рассказывать. Но они сразу перешли к этому, начали обсуждать, что об этом рассказать.

— Вас также удивило то, о чем они не спрашивали.

— Очень. Никто, насколько я помню, не задал вопрос: «Чего дальше ждать от русских?» Вы руководите страной, которую атаковал противник, и вы не задаете ни единого вопроса типа «Что они сделают еще, и как мы можем это остановить? Что нас ждет в будущем? Ведь мы отвечаем за безопасность в нашей стране». Ничего этого не было. Ничего. Только одно: «Что мы можем сказать о их действиях, и как это отразилось на только что прошедших выборах?»

<…>

— Вы не думали, что вам следует что-то сказать?

— Наверное. Я… я думаю, это разумный вопрос. Я должен был сказать: «Эй, господин избранный президент. Мы, руководители разведывательного сообщества, пришли сюда не за этим». Да, это логичный вопрос. Почему я ничего не сказал? Надеюсь, это очевидно, я… мы только что заявили ему: «Русские пытались помочь вам победить на выборах».

А еще я собирался остаться и поговорить с президентом на тему утверждений о его похождениях с проститутками в Москве. Я тогда подумал, что мне следует сосредоточиться на этом. Поэтому я не стал… Не знаю, осознанно ли я промолчал. Я не особо задумывался об этом, о том, надо ли преподнести им урок, как взаимодействовать с разведывательным сообществом.

— Как вам кажется, тот брифинг убедил президента, что русские вмешивались в выборы?

— Я не… я не знаю. Не думаю, что это так, с учетом того, что он сказал позже, с учетом того, что он говорил о разведывательном сообществе впоследствии. Мне кажется, это убедило сотрудников его аппарата, а что касается его самого — я так не думаю.

<…>

— Когда мы остались вдвоем, я рассказал ему о подозрениях, что он в 2013 году во время поездки на конкурс «Мисс Вселенная» был с проститутками в московском отеле, и что русские сняли этот эпизод. Когда я начал говорить об этом, он довольно резко оборвал меня и заявил: «Я похож на человека, которому нужны шлюхи?»

Я полагал, что это вопрос риторический, и поэтому не стал на него отвечать. Я просто продолжил свой рассказ и объяснил: «Сэр, я не говорю, что мы это вам приписываем, я не говорю, что мы этому верим. Мы просто подумали, что вам важно об этом знать». Затем я сказал: «Одна из задач ФБР — защищать президента от принуждения. Если есть такие попытки, мы проводим защитный брифинг и даем знать человеку, который может стать объектом такого принуждения, что все это значит, и как надо действовать, как защититься от противника».

— А вы сказали ему, каково ваше мнение на сей счет: правда это или нет?

— Я сказал: «Мы это не утверждаем, я не говорю, что верю в эти заявления, я не приписываю вам эти действия». Я никогда не говорил, что не верю в это, потому что я не мог сказать ни да, ни нет. Однако я сказал: «Я не говорю, что мы этому верим». Или я мог использовать фразу «Мы не относим эти утверждения на ваш счет».

— Насколько подробно вы все рассказали?

— Думаю, настолько подробно, насколько это было необходимо. Я не стал вдаваться в такие подробности, как… как люди мочатся друг на друга. Я просто подумал, что с моей стороны достаточно странно рассказывать новому президенту США о проститутках в московском отеле. Поэтому некоторые детали я пропустил. Мне показалось, что я рассказал ему вполне достаточно, чтобы он понял суть материала и взял это себе на заметку.

— И какое у него было выражение лица?

— Он сразу перешел в оборону, пустился в… по непонятным мне причинам начал перечислять имена женщин, которые обвиняли его в том, что он их неподобающе трогал, что он к ним приставал. Трамп доказывал, что не делал ни того, ни этого.

Меня беспокоило то, что разговор закончится ничем, потому что он вел себя так, будто бы мы начали против него расследование и пытаемся выяснить, что у него там было с проститутками в Москве. Тогда я начал разговор по существу, сказав, что мы не ведем против него расследование. Я добавил: «Нам это небезразлично, и мы хотим, чтобы вы знали, что такие утверждения существуют».

— Вы поверили его опровержениям?

— Я не… я не знаю. Работа следователя состоит не в том, чтобы верить или не верить. Ты задаешь вопрос: «Какие у меня есть доказательства и улики? Какие доказательства указывают на то, что человек говорит правду или лжет?». Честно говоря, я даже не думал, что произнесу эти слова. Я не знаю, был ли нынешний президент США в 2013 году в Москве с проститутками, которые мочились друг на друга. Это возможно, но я не знаю.

— Насколько странным был тот брифинг?

— Он был очень странный. Не знаю, показался ли он странным избранному президенту Трампу, но я — у меня было очень странное ощущение. Я как будто поднялся вверх, посмотрел оттуда на происходящее и сказал: «Ты сидишь здесь и информируешь нового президента США о московских проститутках». И конечно же, в моей голове непрестанно звучал голос Джея Джонсона. Я вспоминал, как поднял брови президент Обама. Я просто хотел сделать дело и поскорее убраться оттуда.

— Вы сказали ему, что досье Стила финансировали его политические оппоненты?

— Нет. Я, как мне кажется, вообще не говорил про досье Стила. Я сказал ему просто о дополнительном материале.

— А он — он имел право знать об этом?

— Что исследование финансировали его политические оппоненты? Ответ на этот вопрос мне неизвестен. Вообще-то моя цель заключалась в другом, предупредить его о имеющейся у нас информации. Опять же, я довольно ясно выразился насчет того, правда это или нет. Важно, чтобы он знал об этом, как по контрразведывательным причинам, так и из-за того, что все это могло попасть в СМИ.

— И как все закончилось?

— Потом все закончилось довольно быстро. Когда я сказал ему, что мы не ведем против него следствие, он уже через несколько минут спросил: «Что-нибудь еще?» А я сказал: «Нет, сэр». Мы обменялись рукопожатием, и я вышел.

— Вас предупреждали, по крайней мере, некоторые люди из вашего аппарата, чтобы вы не говорили «Мы не ведем против вас следствие». А вы сказали. Это была ошибка?

— Это могло быть ошибкой. Главный юридический советник ФБР говорил: «Смотрите, по факту это правда, что мы не завели дело на избранного президента Трампа. Мы изучаем других людей» Но вместе с тем, он выдвигал следующие аргументы: «Вы не должны об этом говорить по двум причинам. Во-первых, когда расследование будет продвигаться, когда нам станет ясно, работал ли кто-то с русскими, предвыборный штаб неизбежно окажется в центре внимания. А кандидат всегда возглавляет предвыборный штаб, и поэтому нам неизбежно придется изучать и его тоже. И во-вторых, вы создадите необходимость вносить поправки. Но если вы скажете ему, что он под следствием, а ситуация изменится, вам не придется возвращаться и сообщать ему об этом».

— Прошло несколько дней, и все выплыло наружу.

— Да.

— «Баззфид» целиком публикует досье Стила — как вы и боялись. И тогда вам впервые позвонил президент Трамп.

— Да, верно. На следующей неделе СМИ, как вы сказали, опубликовали… все целиком, и президент Трамп позвонил мне в ФБР. Он был очень расстроен из-за этой утечки информации, и решил выразить свою обеспокоенность.

Я объяснил ему, что это… это не государственный материал. Что он подготовлен частными лицами, что ФБР за него не платило, что ФБР его не заказывало. «Как вы помните, сэр, мы говорили, что у СМИ есть эта информация, и что они собираются ее обнародовать. Поэтому это нельзя считать утечкой секретной информации. Она не была засекречена, и это не была государственная информация».

Тогда он пустился — я ничего не спрашивал его о проститутках — но он начал объяснять, что я-то должен знать, что все это неправда, что он поговорил с друзьями, которые были с ним, и вспомнил, что даже не ночевал в отеле, а просто переоделся там и отправился на конкурс «Мисс Вселенная».

Не знаю, правда ли это, но он так сказал. Сказал, что не ночевал в отеле, а сразу вернулся назад. И потом он добавил: «Есть еще одна причина, почему это неправда. Я гермафоб, у меня боязнь микробов. Я ни в коем случае не позволил бы людям мочиться друг на друга в моем присутствии». Меня это настолько удивило, что я даже чуть слышно засмеялся. Меня это просто поразило.

<…>

Помню, я тогда подумал, что весь мир сошел с ума. Закончив свои объяснения, о которых я не просил, он повесил трубку. А я пошел искать руководителя своего аппарата, чтобы сказать ему, что мир сошел с ума.

— На самом деле, он ночевал в Москве.

— Не знаю. Мне эти факты неизвестны. Но он сказал мне, что не ночевал.

— Итак, на тот момент у вас было два содержательных разговора с президентом. И в основном речь шла о его предполагаемой связи с проститутками в Москве.

— Да.

<…>

— Понимаю, это лишь предположения, но как вы думаете, что творилось у него в голове, о чем он думал? Вы дважды его информировали, вы дважды с ним беседовали. Мы знаем тему разговора. Вы говорили с ним о Москве. Он это забыл?

<…>

— Был прием в Белом доме, куда меня пригласили, и там он подошел ко мне, приблизился и сказал на ухо: «Я с нетерпением жду совместной с вами работы». Работали камеры, и весь мир, включая мою любимую семью, вообразил, будто президент США поцеловал человека, который помог ему победить на выборах.

Я имею кое-какое представление о складе ума Дональда Трампа. Поэтому могу высказать свою догадку. Мне кажется, он хотел утвердить свое превосходство и подгрести всех под себя.

Получается, что на приеме он обнял и поцеловал меня, сделав меня своим собственным директором ФБР. Он и директора секретной службы заставил стоять рядом с собой, как на выставке. И после этого мнимого поцелуя, который не был поцелуем, он попытался и меня поставить рядом с собой, как бы показывая: «Это мои люди».

А я отпрянул от него, как бы показывая: «Не стоит этого делать, не стоит». Про себя я думал: «Я же не самоубийца». Потом я начал отходить от него все дальше и дальше. Не знаю, может быть, я неправ, но мне кажется, он хотел сказать: «Это мои люди».

— Потом было приглашение на ужин <…> и он снова заговорил об этом золотом душе.

— Верно. Он поднимает этот вопрос и говорит, что хочет, чтобы я провел расследование и доказал, что этого не было. А потом он сказал нечто такое, что сбило меня с толку. Он заявил: «Знаете, даже если есть хотя бы один процент вероятности того, что моя жена считает это правдой, это ужасно».

А я… я тогда подумал: «Ну как такое возможно? Как твоя жена может подумать, что существует однопроцентная вероятность того, что ты был с московскими проститутками, которые мочились друг на друга? Я человек со множеством недостатков, но нет никаких шансов на то, что моя жена поверила бы в такое. Что же это за брак такой, что же это за муж, если его жена верит ему на 99%?»

Помню, я даже не слушал его, потому что у меня в голове вертелась одна мысль: как такое возможно? Когда Трамп начал говорить об этом, он заявил: «Я могу приказать вам провести это расследование». Я ответил: «Сэр, вам решать. Но надо быть осторожнее, потому что могут пойти разговоры, будто мы ведем расследование лично против вас. И второе: очень трудно доказать, что чего-то не было».

— Он с этим согласился?

— Он сказал, что подумает. А потом добавил: «Надеюсь, что и вы об этом подумаете».

<…>

— Знаете, поскольку речь зашла о досье Стила — вы говорили, что та информация о проститутках, она не подтверждена. Вы не знаете, правда это или нет. А как насчет остальной информации из досье? Она подтверждается? Этот документ заслуживает доверия?

— Ответ таков: я не знаю. Когда я ушел из ФБР в мае прошлого года, когда меня отправили в отставку, там шла работа по проверке этой информации — что исключить, а что включить. Эта работа продолжалась и дальше. Поэтому ответ мне неизвестен. Но источник заслуживает доверия.

Как я уже говорил, главная посылка досье нашла свое подтверждение. Русские пытались повлиять на выборы, и были некие связи между людьми из штаба Трампа и русскими. В частности, была информация о Пападопулосе, положившая начало расследованию ФБР.

— Таким образом, к моменту вашего ухода из ФБР связи между штабом Трампа и Россией подтвердились?

— Могу сказать лишь одно — работа шла, работа продолжалась, началось расследование, так как появилась инф… надежная информация о том, что Джордж Пападопулос вел разговоры о получении информации от русских. Наверное, это все, что я могу сказать в данный момент.

— Теперь о том известном интервью Трампа…

— Да. Это было перед игрой Суперкубка. Я не задавал никаких вопросов, но президент говорил об этом, он дал ответ Биллу О'Рейли, за что подвергся острой критике со всех сторон политического спектра. Отвечая на вопрос, он сказал, что уважает Владимира Путина, а потом добавил: «Это не значит, что я с ним полажу».

© РИА Новости, Михаил Климентьев | Перейти в фотобанк

Президент РФ Владимир Путин и президент США Дональд Трамп в перерыве рабочего заседания на саммите АТЭС

А Билл О'Рейли сказал: «Но он убийца». А президент ответил, и его ответ по сути дела свелся к следующему: «Мы тоже убийцы. Вы думаете, наша страна невинна?» Я забыл точные слова, но суть именно в этом. И этот знак морального равенства между нашим государством и путинскими бандитами, это вызвало большой скандал.

Президент во время своего монолога на том ужине сказал, что это был хороший ответ, что иначе он поступить не мог, что вопрос был трудный, и он дал лучший ответ. И так далее. Что мы втайне все с этим согласны.

Услышав это во время ужина, я подумал: этого нельзя допустить. Потому что этот был не трудный, а простой вопрос. А вторая часть ответа была ужасной. Он в один из моментов дал мне возможность вставить слово, когда сказал: «Вы согласитесь, это был хороший ответ».

— Президент хотел от вас услышать, что это был хороший ответ.

— Да. Фактически он утверждал, что это был хороший ответ, и добивался от меня подтверждения. Потом он хотел продолжить. Но я перебил его и заявил: «Господин президент, первая часть ответа была замечательной, но не вторая. Мы не такие убийцы, как Путин».

Когда я это сказал, атмосфера в комнате переменилась. Как будто тень легла на его лицо, и у него появилось такое странное, жесткое выражение в глазах. Я в тот момент подумал, что сделал нечто необычное. Затем все прошло, и встреча закончилась. Он поблагодарил меня, а Прибус проводил.

<…>

— Вы это видели воочию, и мы говорили об этом раньше. Почему президент Трамп так не хочет бросать вызов Путину?

— Я не знаю. Меня это удивляет и поражает. Я могу понять аргументы, почему президент США не хочет критиковать лидера другой страны. Потому что всегда есть веские причины для налаживания и улучшения отношений, даже когда лидер другой страны убивает собственных граждан и занимается нападками на вашу страну. Но так можно думать про себя. А в разговоре с директором ФБР, задача которого — отражать российские атаки, президент мог бы и признать, что это наш враг. Но я этого не увидел, не видел ни разу. Поэтому причины мне неизвестны. Я действительно не знаю.

— Как вы думаете, у русских есть что-то на Дональда Трампа?

— Мне кажется, это возможно. Я не знаю. Я никогда не думал, что скажу такое о президенте Соединенных Штатов, но такое возможно.

— Поразительно. Вы не можете сказать наверняка, что русские не в состоянии дискредитировать президента Соединенных Штатов?

— Это поражает, и об этом очень не хочется говорить, но это правда. Я не могу этого сказать. Я всегда думал, и по-прежнему думаю, что такое маловероятно, и я с большой долей уверенности могу сказать, что такое было невозможно с другими президентами, с которыми мне приходилось иметь дело. Но здесь я не могу этого сказать. Это возможно.

<…>

— По поводу генерального прокурора…

— Мы думали, и думали правильно, что он возьмет самоотвод, и не будет заниматься ничем, что связано с Россией. Другой вопрос — надо ли говорить человеку, выступающему в качестве заместителя генерального прокурора, который занимается этим делом временно? Мы решили, что это нецелесообразно, что надо дождаться нового человека. А уже потом министерство решит, что делать со всем этим материалом о России.

— А если бы президент вас не уволил?

— Ну, тогда мы получили бы какие-то указания, как нам вести расследование российского вмешательства, а потом решили, что можно сделать, чтобы подтвердить это. Что с этим делать. Но моя отставка определенно все ускорила.

— Что вы думали в тот день, покидая Овальный кабинет?

— Что произошло нечто очень важное, и что у меня в очередной раз возникло это странное чувство. Ведь президент только что вышвырнул генерального прокурора и попросил меня прекратить уголовное расследование. Мир продолжал сходить с ума.

— Потом он опять позвонил — пару недель спустя. Следующий звонок был — своего рода проверочным. Правильно?

— Да. Я же говорил, что мир сошел с ума. Я собирался сесть в вертолет, и в этот момент позвонил президент, чтобы… Он этого не сказал, но я услышал это в его голосе: «Эй, в чем дело?» Он хотел выяснить. Он сказал: «Как ваши дела?» А я ответил: «Прекрасно, сэр. А как вы?» Это была проверка.

— И было это 1 марта. Вы когда-нибудь задумывались, чем был вызван тот телефонный звонок?

— Нет, не задумывался.

— Потом он позвонил вам еще раз — это было 30 марта. Он был в большей степени взволнован…

— Да.

— Почему?

— Две причины. Главное — были слушания, где я по указанию Министерства юстиции впервые подтвердил, что мы начали контрразведывательное расследование, дабы понять, сотрудничали ли с русскими американцы из предвыборного штаба Трампа. Совершенно очевидно, что это привлекло его внимание.

А еще — еще было множество новостей о расследовании российского вмешательства. Так что он звонил, чтобы выразить своей недовольство всем этим и сказать, что это мешает ему заключать сделки для своей страны. Трамп хотел снять завесу, он сказал — «убрать тучу». Президент хотел, чтобы я рассказал, что он не под следствием.

— Если он не был под следствием, о чем вы ему сказали, то почему бы не сказать об этом всей стране?

— Ну, потому что юридический советник ФБР беспокоился обо мне. Если я скажу, что избранный президент Трамп не под следствием, это может ввести в заблуждение, если потом что-то изменится и придется вносить поправки. И еще, где ограничивающий принцип? Если тебя спрашивают, не под следствием ли вице-президент, ты должен давать ответ?

А если тебя спросят, не под следствием ли генеральный прокурор, ты должен давать ответ? Где — где предел? Поэтому Министерство юстиции подумало и решило, что в связи с моими показаниями оно разрешает мне сказать лишь то, что идет следствие, не говоря, кто находится под следствием. Но они сделали кое-что еще. Они поручили мне рассказать руководству разведывательного сообщества, кто именно находится под следствием, что весьма необычно, назвать имена американцев, среди которых президента не было.

— Вы не думали о том, чтобы собрать улики против президента?

— Из-за противодействия… из-за возможного противодействия правосудию я думал об этом. И продолжал считать убедительными аргументы главного юридического советника ФБР, который говорил, что нам придется расследовать действия президента. Даже моя беседа с ним о Флинне, в ней было потенциальное препятствование правосудию. Ну, можно сказать, что это совсем не то, что это не расследование российского влияния. Но была убедительная сила в аргументах о том, что нам неизбежно придется взглянуть на его поведение и действия, поскольку он глава этого штаба.

— Какое-то время они предпринимали попытки построить башню в Москве.

— Да.

— 11 апреля. Последний телефонный звонок.

— Да. Это было продолжение, и как мне кажется, это был единственный разговоры без преамбулы о том, какой я замечательный и как это великолепно. Он сразу начал выражать свое неудовольствие, спросив: «Итак, что вы сделали по поводу моей просьбы снять завесу и рассказать, что я не под следствием?»

Я объяснил, что передал его просьбу исполняющему обязанности генерального прокурора, и что он пока ничего не ответил. Это — это вызвало у него большое недовольство. Потом я объяснил, как это должно быть. Его юридический советник из Белого дома должен связаться с Министерством юстиции, если он хочет выяснить. Ему следует обратиться с просьбой. Больше он со мной не разговаривал.

— Получается, он думал, что между вами есть уговор. Он сделал вас директором ФБР, сохранил вам эту должность, и поэтому вы в долгу перед ним. Потом была пятница, 9 мая, когда ваш срок пребывания в должности директора ФБР — прошу прощения — закончился.

— Да. Я был в Лос-Анджелесе, в отделении ФБР в Лос-Анджелесе. Мы тогда устраивали мероприятие по набору.

— И что там произошло?

— Я занимался тем, что делал много-много раз во время таких посещений. Ходил, всех лично благодарил. Там была группа сотрудников, у которых не было своих столов, они были из службы режима и безопасности и из службы связи. Все они собрались в большом центральном зале, а я говорил с ними.

В задней части зала там висят телевизоры. А я стоял в центре, благодарил их за службу в ФБР, объяснял, что у каждого есть своя миссия, что они не какие-то второстепенные люди. И тут я увидел на одном из экранов надпись: «Коми уходит в отставку».

— Уходит в отставку?

— Именно так, уходит в отставку. В ФБР есть много чего замечательного, и одна из таких замечательных вещей — это любители розыгрышей, пранкеры. Вот я и подумал, что это шутка кого-то из моих сотрудников. Я поворачиваюсь к ним и говорю: «Кто-то неплохо над этим потрудился». А потом продолжил разговор.

А потом надпись на экранах поменялась, и другие каналы выдали другую информацию: «Коми отправлен в отставку». Я смотрю на экраны, и аудитория видит, как меняется мое выражение лица. Люди следят за моим взглядом и начинают смотреть на экраны. Я тогда сказал: «Не знаю, правда это или нет. Но я выясню».

«Но от этого ни капли не изменится то, что я хочу вам сказать». И я закончил свое выступление о задачах ФБР, о том, что каждый должен вносить свою лепту. Я поблагодарил людей за работу, пожал всем руки и пошел выяснять, уволили меня или нет, потому что я не ожидал никакой отставки.

— А кто вам сказал?

— Моя помощница Алтия Джеймс (Althea James). На Пенсильвания-авеню действительно пришел посыльный с письмом от президента. Она послала кого-то вниз, взяла письмо, отсканировала его и направила мне по почте. На это ушло примерно полчаса. В письме говорилось, что я отправлен в отставку «с настоящего момента».

— Вы тогда понимали, могли понять последствия своего увольнения?

— Нет, я на какое-то время просто остолбенел. И подумал: «В отставку? Меня? Это какое-то безумие». Я веду следствие о российском влиянии, пытаясь выяснить, не вступал ли кто-то из окружения Трампа в сговор с русскими, не было ли между ними какой-то координации действий. Это же бессмыслица. И причины, которые они выдвинули, они тоже нелепы, это чистой воды притворство.

Но я тогда как будто оцепенел, думая про себя: «Что ж, президент вправе меня уволить, и мне теперь надо думать о том, чему посвятить остаток жизни». Я пытался выбросить это из головы, думал, что надо будет отоспаться, больше общаться с женой и детьми. К реальности я начал возвращаться только в пятницу утром, когда президент после моей отставки написал в твиттере: «Джеймс Коми, лучше надейся на то, что записей наших бесед нет».

<…>

— Президент также… несколько раз назвал вас в Твиттере лжецом.

— Да.

— И что?

— А что я должен был сделать? Люди сами должны составлять мнение о других людях. Когда ты оцениваешь свидетелей, ты всегда задаешь вопросы. Каковы основные факты? Какие они? Какая у них манера поведения, привычки, характер? Нет ли противоречий в их показаниях? Задокументировал ли ты их? Но о себе я такие вопросы задать не мог.

— На следующий день после вашей отставки президент встретился в Овальном кабинете с российским министром иностранных дел. Назвал вас чокнутым. Сказал, что теперь давление сброшено, давление на него. Что вы подумали, когда услышали это?

— Я был удивлен. Прежде всего, что русские делают в Овальном кабинете? Как контрразведчик я подумал, что это безумие, он беседует с ними один, нет ни одного американца. И второе. Притворство постепенно исчезает, тает. Ну, это насчет того, что меня уволили из-за неправильного ведения расследования против Хиллари Клинтон, по делу об электронной почте. Вот суть того, что я подумал.

— Вы говорите, что заместитель генерального прокурора, который сегодня ведет следствие по делу о российском вмешательстве, вы говорите, что его доводы в пользу вашей отставки это только предлог, и что притворство исчезло, растаяло. Так может ли американский народ с доверием относиться к человеку, который руководит расследованием российского вмешательства?

— Да, в этом смысле да. Прежде всего, американский народ может полностью доверять Роберту Мюллеру. Я знаю его, я наблюдал за его работой… Он не станет становиться ни на чью сторону. Для него главное — это правда.

— Если президент Трамп попытается уволить Роберта Мюллера, что это будет означать?

— Надеюсь, это станет сигналом тревоги, указанием на то, что нанесен самый серьезный удар по власти закона. Это будет намного важнее всего того, чем занимается наша страна, демократы, республиканцы. Это будет важнее обычной политической борьбы. Речь идет о ценностях нашей страны и о верховенстве права. И если приверженцы наших партий не смогут должным образом оценить уровень опасности, не смогут дать отпор, это будет вечный позор.

— Как вы думаете, заместитель генерального прокурора выполнит этот приказ?

— Нет, вряд ли. Учитывая его обращение со мной… Следя за расследованием Мюллера… он имеет возможность хотя бы частично восстановить свою профессиональную репутацию. Я… я в высшей степени убежден, что он откажется подчиниться такому приказу.

— А если Роберт Мюллер решит возбудить судебное дело, вы выступите свидетелем обвинения?

— Конечно, если он меня попросит. Я свидетель, который может дать показания об обстоятельствах дела. Это относится — я уверен в этом — к препятствованию следствию. Не знаю, к чему это приведет, но — да, я выступлю в качестве свидетеля. Такое возможно.

— Вы читаете газеты. Вы следите за ходом расследования. Считаете ли вы, что связанные с президентом Трампом люди вступили в сговор с русскими?

— Если честно, то я не знаю ответ на этот вопрос. Мы пытались выяснить это в свое время. Помогал ли кто-нибудь русским, сговаривался ли с ними? Дыма было много, это несомненно. А есть ли огонь? Я занимался этим недостаточно долго, так что не знаю.

— Вы пишете, что президент Трамп аморален, не привержен правде. Дональд Трамп непригоден быть президентом?

— Да. Но не в том смысле… я часто слышу, как люди говорят об этом. Я не верю, что он умственно отсталый, или что у него слабоумие в ранней стадии. Мне он кажется человеком со средним уровнем интеллекта, следящим за ходом разговора и понимающим, что происходит. Я не думаю, что он по состоянию здоровья не годится в президенты. Я думаю, он морально непригоден быть президентом.

Я думаю, что лесной пожар пройдет, а мы станем лучше и сильнее, как это было после предыдущего лесного пожара — Уотергейта. Он привел к перебалансировке власти между ее ветвями. Мне кажется, мы еще увидим это. И я думаю, что благодаря этому мы станем лучше.

США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 19 апреля 2018 > № 2578331 Джеймс Коми


Россия. ПФО > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > tpprf.ru, 19 апреля 2018 > № 2577759

Принят Закон Пермского края «О Пермской торгово-промышленной палате».

19 апреля 2018 года, на заседании Законодательного собрания Пермского края во втором чтении единогласно был принят Закон Пермского края «О Пермской торгово-промышленной палате», который был представлен на рассмотрение комитетом по промышленности, экономической политике и налогам.

В заседании ЗС принял участие президент Пермской ТПП Олег Жданов.

Согласно принятому закону установлены правовые и экономические основы деятельности торгово-промышленной палаты на территории Пермского края, основные принципы и формы ее взаимодействия с органами государственной власти Пермского края и местного самоуправления. В частности, Закон определяет круг вопросов, по которым Пермская ТПП участвует в разработке и реализации государственных и муниципальных программ и проектов и т.д.

Необходимость принятия Закона связана с изменением федерального законодательства, в соответствии с которым расширены права и функции торгово-промышленных палат страны по вопросам развития предпринимательства, защиты и представления интересов предпринимателей в органах государственной власти, участия в развитии внешнеэкономического сотрудничества, модернизации региональной экономики.

Отдел по связям с общественностью Пермской ТПП, И. Рязанова

Россия. ПФО > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > tpprf.ru, 19 апреля 2018 > № 2577759


Россия. УФО > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > tpprf.ru, 19 апреля 2018 > № 2577749

Бизнес-объединения региона готовят свод предложений по совершенствованию законодательства о контрактной системе.

Представители Уральской ТПП Андрей Беседин и Светлана Окулова приняли участие в заседании комиссии Свердловского областного союза промышленников и предпринимателей. Тема - проблемные вопросы государственных и муниципальных закупок.

18 апреля состоялось заседание Комиссии по развитию малого и среднего бизнеса Свердловского областного союза промышленников и предпринимателей (СОСПП), посвященное теме государственных и муниципальных закупок. В центре внимания - проблемные вопросы государственных и муниципальных закупок, новеллы и типичные нарушения законодательства о контрактной системе, правовая грамотность предпринимателей участвующих в закупочных процедурах.

Модераторы встречи - исполнительный вице-президент СОСПП Марина Вшивцева и председатель комиссии Татьяна Колотова. Отправной точкой для обсуждения стал доклад вице-президента Уральской ТПП Светлана Окулова. "Нельзя говорить о том, что проблемы, которые мы сегодня обсуждаем - это исключительно беда бизнеса. Это большая задача государства, требующая корректного решения. Встает вопрос и об эффективности расходования бюджетных средств, и о возможности исполнения государственных программ, и об обязательствах государства перед гражданами. Нормы и требования, декларируемые государственными органами, в ряде случаев явно противоречат друг другу", - отметила Светлана Окулова, начиная свое выступление.

Речь в докладе шла об искажении экономического смысла, заложенного в законодательство о контрактной системе, о необоснованном формировании начальной минимальной цены контракта и демпинге при формировании цены, который не позволяет добросовестным участникам закупок получить заказ, а государству производить качественную закупку товаров и услуг. Отдельно были затронуты вопросы грамотности технических заданий, составляемых заказчиками, требуемых банковских гарантий и формальности причин, по которым предприниматели зачастую "отсекаются" от рынка госзакупок.

Тезисы, обозначенные представителями Уральской ТПП, нашли поддержку у участников заседания. В обмене информацией и мнениями по теме эффективности государственных и муниципальных закупок участвовали эксперты СОСПП, Аппарата уполномоченного по защите прав предпринимателей в Свердловской области, Аппарата Полномочного представителя Президента РФ в Уральском федеральном округе, Свердловского УФАС, Минфина Свердловской области, регионального отделения "Деловой России", Агентства стратегических инициатив, СРО "Российский союз аудиторов", СРО "Союз "Уральское объединение строителей" и др.

Все инициативы по совершенствованию законодательства о контрактной системе, прозвучавшие в ходе заседания комиссии, зафиксированы и будут сведены СОСП в единый документ, обозначающий консолидированную позицию бизнес-объединений и экспертного сообщества.

Отдел по связям с общественностью Уральской ТПП

Россия. УФО > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > tpprf.ru, 19 апреля 2018 > № 2577749


США > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 19 апреля 2018 > № 2577576

Турции будет сложно провести свободные, честные и прозрачные выборы в условиях режима чрезвычайного положения, заявила в четверг журналистам официальный представитель госдепартамента США Хезер Науэрт.

"В условиях режима чрезвычайного положения (Турции) будет сложно провести полностью свободные, честные и прозрачные выборы так, чтобы это соответствовало турецкому законодательству и международным обязательствам Турции", — сказала Науэрт.

По ее словам, США следят за развитием ситуации и обеспокоены тем, что выборы в Турции пройдут в условиях режима ЧП.

Совет национальной безопасности Турции 17 апреля рекомендовал продлить режим чрезвычайного положения в стране еще на три месяца.

Режим ЧП был введен в Турции после попытки переворота в июле 2016 года сроком на три месяца. Он шесть раз продлевался на трехмесячный срок решением правительства, одобренным парламентом.

Турецкая оппозиция, а также ряд лидеров ЕС критиковали продление режима ЧП, так как это, по их мнению, угрожает правам и свободам граждан страны.

США > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 19 апреля 2018 > № 2577576


Киргизия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 19 апреля 2018 > № 2577483

Президент Киргизии Сооронбай Жээнбеков подписал указ об отставке правительства в связи с вотумом недоверия парламента, сообщила его пресс-служба.

Парламент Киргизии по предложению коалиции оппозиционного меньшинства вынес в четверг недоверие действующему правительству по итогам его отчета за 2017 год. В прошлом году правительством в течение восьми месяцев руководил нынешний президент страны Сооронбай Жээнбеков, который сложил полномочия в связи с участием в президентских выборах. Самый молодой по составу кабинет министров под руководством сорокалетнего Сапара Исакова принес присягу в сентябре прошлого года. За недоверие кабмину Исакова проголосовал 101 парламентарий, против — пять.

"Президент Кыргызской Республики Сооронбай Жээнбеков сегодня, 19 апреля, подписал указ "Об отставке правительства Кыргызской Республики"", — говорится в сообщении.

Это первая в истории Киргизии отставка правительства в связи с вотумом недоверия.

Согласно законодательству страны, правительство формирует парламент по представлению премьер-министра, назначенного коалицией парламентского большинства. В случае, если парламент выражает недоверие правительству, президент вправе либо принять решение об отставке кабмина, либо не согласиться. Однако если парламент повторно в течение трех месяцев примет решение о недоверии правительству, президент обязан отправить кабмин в отставку.

Киргизия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 19 апреля 2018 > № 2577483


Киргизия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 19 апреля 2018 > № 2577456

Коалиция большинства в парламенте Киргизии выдвинула в четверг главу аппарата президента Мухаммедкалыя Абылгазиева кандидатом на пост премьера республики, сообщил РИА Новости представитель пресс-службы парламента.

Ранее в четверг парламент Киргизии поддержал вотум недоверия коалиционному правительству, предложенный оппозиционным меньшинством. Через несколько часов президент республики Сооронбай Жээнбеков отправил кабмин Исакова в отставку. Самый молодой по составу кабинет министров Исакова принес присягу в сентябре прошлого года и проработал всего около семи месяцев. В этот же день стало известно, что к коалиции правящего большинства в парламенте присоединилась еще одна фракция — "Республика-Ата-Журт", ранее входившая в оппозиционное меньшинство.

"Коалиция выдвинула на пост премьер-министра руководителя администрации президента Мухаммедкалыя Абылгазиева", — сообщили в пресс-службе парламента.

В 1994 году он окончил агрономический факультет сельскохозяйственного института, а позднее — факультет экономики и бизнеса международного университета Кыргызстана. Госслужбу начал с должности эксперта отдела госфонда поддержки малого и среднего бизнес, возглавлял департамент столичного муниципалитета. После апрельской революции 2010 года и свержения режима Курманбека Бакиева стал председателем Социального фонда республики. В кабинете, возглавляемом нынешним президентом Сооронбаем Жээнбековым, занимал пост первого вице-премьера. После победы Жээнбекова на президентских выборах осенью 2017 года был назначен советником, а затем — руководителем аппарата президента Киргизии.

Согласно законодательству Киргизии, правительство формирует парламент по представлению премьер-министра, назначенного коалицией парламентского большинства. В 120-местный Жогорку Кенеш Киргизии входят фракции шести политических партий. На сегодняшний день четыре из них — СДПК, "Республика – Ата-Журт", "Бир Бол" и "Киргизстан" составляют коалицию большинства, еще две "Ата-Мекен", и "Онугуу-Прогресс" остаются в оппозиции.

Киргизия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 19 апреля 2018 > № 2577456


Турция > Внешэкономсвязи, политика > rosbalt.ru, 19 апреля 2018 > № 2577377

Президент Турции Реджеп Эрдоган решил устроить в стране новые выборы — он намерен совместить избрание президента и парламента. Голосование пройдет 24 июня. Таким образом, Эрдоган перехватил инициативу у умеренной оппозиции (другой в Турции практически не осталось).

Дело в том, что ранее о необходимости проведения досрочных выборов говорил председатель Партии националистического движения Турции (MHP) Девлет Бахчели. Он предложил провести голосование в конце лета, 26 августа, когда страна отмечает патриотический праздник — день битвы при Манцикерте (победоносного для турок-сельджуков сражения с византийцами в 1071 году). По словам Бахчели, проведение выборов в условиях усиления давления на официальную Анкару со стороны зарубежных держав, позволит гражданам страны выбрать правильного лидера и депутатов, «преподав тем самым заслуженный урок врагам Турции».

Речь идет, во-первых, о резком ухудшении отношений Турции с Европейским Союзом, прежде всего, с Германией. Эрдоган и ранее демонстрировал презрительное отношение к требованиям Брюсселя и сомневался в необходимости присоединения страны к Евросоюзу. Однако резкое изменение произошло после провалившегося военного переворота 2016 года. Тогда турецкие власти обвинили в его организации проповедника и мецената Фетуллаха Гюллена, проживающего в эмиграции в США. Соответственно, в помощи ему обвинили американцев, а заодно и европейцев.

Сирию сообразили на троих

Противостояние усугубилось тем, что после провала переворота, который многие вообще считают провокацией, организованной режимом Эрдогана, европейские страны, особенно Германия, получили тысячи запросов о политическом убежище со стороны турецких дипломатов, военных, чиновников и преподавателей. Это стало следствием массовых репрессий развернутых властями в самой Турции. Там по обвинению в сотрудничестве с Гюлленом сотни тысяч человек лишились работы, а десятки тысяч, часто без предъявления формального обвинения, оказались за решеткой. Позднее к ним в тюрьмах присоединились и представители политической оппозиции, в том числе некоторые законно избранные депутаты, в основном представлявшие интересы курдского меньшинства.

Пиком борьбы с оппозицией стала конституционная реформа, проведенная при помощи референдума ровно год назад, в апреле 2017 года. По ее итогам президент Эрдоган стал не только формальным главой государства, но и полновластным правителем Турции, которая перестала быть парламентской республикой.

Однако даже после всех этих изменений и фактического лишения большей части потенциальных оппозиционеров гражданских прав, турецкие власти опасаются за устойчивость своей власти. В конце концов, введенный после попытки переворота режим чрезвычайного положения, который как раз на днях был продлен в седьмой раз, рано или поздно придется отменить. Тогда на свободу выйдут сотни тысяч «политически неблагонадежных» граждан. И даже если разжалованным судьям, полицейским, чиновникам и профессорам не вернут их работу, они все равно смогут оказывать влияние на общественные настроения.

Никто не знает, где остановится Эрдоган

С этим, вероятно, и связано решение поскорее провести досрочные выборы президента и парламента. Причем одновременно — чтобы задавить оппонентов авторитетом Эрдогана. Тогда не возникнет даже малейшей вероятности того, чтобы в законодательное собрание страны опять просочилась оппозиция.

Кроме того, как верно отметил лидер MHP Девлет Бахчели, Эрдоган наверняка хочет укрепить свою легитимность и в связи с недружественными действиями Запада. Во-первых, как уже говорилось, на Анкару давит Европейский Союз, от вступления в который Турция при нынешнем президенте отказалась. Во-вторых, США грозят ввести против режима Эрдогана санкции, если он все же решится закупить российские зенитно-ракетные системы С-300. Наконец, с Россией у Турции тоже возник конфликт, после того, как глава МИД РФ Сергей Лавров предложил ей передать под контроль Башара Асада регион Африн на сирийской границе. Турецкая армия вытеснила оттуда курдов, но передавать никому ничего не собирается, да и исторически эта территория является спорной — турки считают Африн своей землей, а не сирийской.

Совокупность всех этих факторов, очевидно, и привела к тому, что правительство во главе с Эрдоганом, которое ранее отвергало возможность проведения досрочных выборов, теперь поддержало это идею. «Султан», как сейчас многие называют турецкого президента, пока явно не готов отказаться от элементов электоральной демократии. Опыт той же России или, например, Венгрии, показывает, что самые устойчивые режимы сегодня исповедуют именно электоральный авторитаризм, так что возможно именно поэтому Турция решила остаться в их рядах.

Иван Преображенский

Турция > Внешэкономсвязи, политика > rosbalt.ru, 19 апреля 2018 > № 2577377


Казахстан. Белоруссия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 19 апреля 2018 > № 2576032

Батька – в пекло? О том, чему Нурсултан Назарбаев научил Александра Лукашенко

В Беларуси по примеру Казахстана заговорили о перераспределении властных полномочий и ослаблении вертикали власти. Ровно год назад на аналогичные меры пошла Акорда, чей пример, вероятно, и вдохновил белорусского лидера на готовность внести необходимые изменения в Конституцию страны.

«Считаю, что некоторые функции от президента должны перейти к другим ветвям власти. Важно не перечеркнуть все то, что уже сделано. Мы должны это передать нашим детям и внукам», - сказал Александр Лукашенко во время встречи с руководителями государственных СМИ 10 апреля.

Председатель ЦИК республики Лидия Ермошина заявила, что подготовка конституционного референдума по внесению соответствующих изменений в Основной закон может занять 70 дней и что провести его можно «на внебюджетные средства».

Стоит отметить, что после референдума 1996 года президентская власть в Беларуси оказалась фактически неограниченной: один и тот же человек получил право избираться на главный в стране пост неограниченное количество раз.

Отвечая на вопросы журналистов 10 апреля, белорусский лидер признал, что в республике сильная президентская власть, что, по его словам, и спасло страну от разорения. При этом он скромно заметил, что роль Лукашенко в Беларуси как руководителя объективно, наверное, значима. Но не надо думать, что только Лукашенко работает, а все остальные спят и ничего не делают, не управляют и не производят. Выстроены система управления и определенная система власти в суверенном независимом государстве, подчеркнул он.

«Я недавно говорил о том, что придет время, когда мы должны будем и Конституцию подкорректировать. Может быть, какие-то нормы поменять. Естественно, какие-то функции от президента передать исполнительным органам власти, правительству, парламенту и тому подобное. К этому мы и идем. Да, сегодня нет этого времени. Но оно завтра может прийти. И мы должны быть готовы. Поэтому мы будем работать над Основным законом, чтобы это не было какой-то уличной акцией, после которой власти начинают шевелиться. Я это прекрасно понимаю. И вы знаете: у нас, кроме Лукашенко, достаточно умных, крепких политиков, которые, пусть не единолично, но в команде могут решать вопросы», - заявил президент.

Эксперты предполагают, что 24 апреля в ходе обращения к народу и парламенту Лукашенко озвучит дату конституционного референдума и вопросы, которые на него могут быть вынесены.

Судя по всему, Беларусь полностью последует примеру первопроходца в этом вопросе на евразийском, да и, по сути, на постсоветском пространстве – Казахстана. Как известно, 10 марта 2017 года президент Нурсултан Назарбаев подписал закон «О внесении изменений и дополнений в Конституцию Республики Казахстан», предусматривающий перераспределение полномочий между ветвями власти.

Согласно официальной трактовке, теперь роль правительства и парламента в РК существенно возросла: подписанный закон расширил роль мажилиса при формировании правительства и полномочия парламента в плане контроля за деятельностью кабинета министров. Кроме того, от президента правительству были переданы функции по утверждению государственных программ. Кабинет министров будет слагать свои полномочия не перед вновь избранным президентом, а перед вновь избранным мажилисом.

Что значат новые формы политического консенсуса на постсоветском пространстве? Можно ли говорить о трансформация суперпрезидентских систем в сторону парламентских или же парламентско-президентских? Об этом Central Asia Monitor поговорил с экспертами.

Дмитрий Михайличенко, координатор аналитических проектов евразийского центра «Самрау»:

«Инициатива с прицелом на последующий безболезненный транзит власти»

Известно, что во многих странах постсоветского пространства действует сверхпрезидентская власть. Это рабочая конструкция с точки зрения управляемости, формирования вертикали власти, но с точки зрения экономического развития и создания конкурентной среды в общественно-политической жизни такая конфигурация власти является, скорее, ограничителем. В ее рамках многое зависит от уровня гибкости и компетентности первого лица.

Александр Лукашенко – это политик с устоявшимся взглядом на мир и сформированным (еще в период работы в парткоме колхоза имени Ленина в середине 1980-х годов) набором практик и технологий власти. Вряд ли он сейчас способен на кардинальную смену модели управления. Скорее, его нынешний маневр, как и действия казахстанских властей, - это попытка решить комплекс вопросов. Прежде всего, попытка в условиях конфликта Запада и России сохранить отношения с обеими сторонами. И Минск, и Астана пытаются сформировать более демократический имидж, чем есть на самом деле. Конечным получателем такой конструкции, безусловно, является Вашингтон и Брюссель, причем последний даже в большей степени.

Безусловно, инициатива Лукашенко ориентирована в среднесрочной перспективе на безболезненный транзит власти. Причем нужно оговориться, что в ближайшие годы речь о таком транзите не идет. Эта инициатива, кстати, перекрывает высказанные ранее идеи об увеличении президентского срока с 5 до 7 лет. И президент Беларуси, таким образом, рассчитывает укрепить свою независимость от России. Переход, даже номинальный, к парламентской республике приведет к усилению роли подконтрольных руководству страны партий. Но здесь для элит суверенных государств опасен условный сценарий под названием «молдавизация». Он предполагает появление новых политических сил, которые поначалу будут иметь номинальный статус и будут полностью подконтрольны. Однако в дальнейшем под влиянием геополитических акторов и под эгидой процессов демократизации они будут работать на демонтаж власти. В случае реализации такого сценария страна, не исключено, ввергнется в период турбулентности.

Нужно быть реалистами: Беларусь в нынешних условиях не рассматривается Западом как самостоятельное государство. Там видят ее назначение в качестве буфера или моста между Россией и самим Западом. «Буферизация» предполагает очаг нестабильности, а сценарий «мост» (более оптимальный) невозможно реализовать без участия России. Которая, в отличие от Запада, четко показала, что готова к сотрудничеству с разными политическими режимами, и ключевым критерием здесь является геополитический и прагматический аспект, а не идеологический фактор.

Я бы не стал говорить, что на постсоветском пространстве начался этап трансформации президентских систем правления в парламентские. Скорее, нужно говорить о том, что многие руководители постсоветских стран испытывают проблемы с обеспечением транзита власти и постоянно пытаются найти приемлемые его варианты.

Юрий Царик, председатель наблюдательного совета Центра стратегических и внешнеполитических исследований Беларуси, политолог:

«Создание атрибутов партийно-парламентской жизни, уже давно осуществленное в Казахстане, для Беларуси еще впереди»

Действительно, в Беларуси сейчас идет активная, хотя в основном и закрытая, дискуссия о внесении изменений в Конституцию. Уже несколько раз в течение последних месяцев информация об этом целенаправленно «вбрасывалась» официальными лицами в масс-медиа, вероятнее всего, в целях мониторинга общественного мнения как внутри страны, так и за рубежом. При этом никакой конкретики относительно содержания изменений пока нет. Вполне возможно, это связано с тем, что и само руководство страны еще не приняло решения о характере реформ.

В ходе общения с руководителями крупнейших государственных СМИ 10 апреля Александр Лукашенко вновь поднял данную тему. По его словам, необходимо передать некоторые функции другим ветвям власти. При этом, по мнению главы государства, особенно необходимо усилить исполнительную власть. Ранее схожие идеи были озвучены президентом Казахстана Нурсултаном Назарбаевым, а еще раньше - реализованы в рамках конституционной реформы в Армении. Безусловно, усиление исполнительной власти за счет верховной президентской предполагает и расширение политической роли парламента. Скажем, в Беларуси он утверждает кандидатуру премьер-министра, который также отчитывается перед парламентом. То есть даже без дополнительных изменений в избирательной системе усиление роли правительства предполагает и усиление роли законодательного органа власти. Однако вполне возможно, что будущая реформа будет включать в себя и более глубокую трансформацию, связанную с усилением зависимости правительства от парламента, переходом на голосование по партийным спискам и так далее.

В настоящее время в Беларуси условий для такой трансформации нет, прежде всего, в силу отсутствия сильных партий и, самое главное, отсутствия сильной партии власти, возникновение которой противоречило бы авторитарному характеру политического режима в стране. И не вполне понятно, как можно решить эту структурную проблему, поскольку создание атрибутов партийно-парламентской жизни, уже давно осуществленное в России, Казахстане, Армении, для Беларуси в значительной степени еще впереди. И здесь, конечно, есть проблема непропорционального влияния России на белорусское политическое пространство. В условиях открытой границы и комплексной зависимости Беларуси от России возможности Москвы для скрытого и открытого участия во внутренней политике Беларуси просто огромны. Поэтому при создании менее авторитарного политического режима возникнет вопрос о том, как получить гарантии лояльности политических субъектов белорусской государственности, а не Москве или отдельным акторам в России. Сейчас эту роль гаранта выполняет сам Лукашенко. Но в случае перехода к большему плюрализму и одновременного транзита власти этот ограничитель перестанет работать. Причем даже создание действительно сложной системы сдержек и противовесов не даст необходимых гарантий.

Это связано как с огромными ресурсными возможностями России в Беларуси, так и с наличием у Кремля возможности активно воздействовать одновременно на несколько важнейших политических (или политически значимых) институтов, таких, как отдельные силовые структуры (КГБ, МВД), парламент, политические партии, СМИ. Именно поэтому ожидаемы и логичны слова Лукашенко о том, что страна пока не готова к выборам. Именно поэтому ожидаемы и логичны перестановки в менеджменте государственных СМИ и требование Лукашенко перейти на национальную платформу, ликвидировать зависимость от российских поставщиков контента. Даже если воспринимать это как подготовку к созданию сугубо виртуальных, декоративных демократических институтов, то все равно такой шаг требует опоры в большей степени на внутренние резервы, снижения возможностей внешних игроков в плане вмешательства во внутреннюю политику.

При этом следует отметить, что, несмотря на многочисленные экономические трудности, препятствующие оформлению среднего класса, в целом внутренние предпосылки для демократизации складываются, прежде всего, под влиянием распространения информационно-коммуникационных технологий. Власти тоже пытаются найти ответ на данный вызов – правда, полагаясь в основном на запретительные и контрольные меры. Однако полностью нивелировать их влияние они не в силах.

В целом, думаю, Лукашенко не решил окончательно, какой сценарий транзита власти он будет реализовывать: выдвигать ли «преемника», проводить ли глубокую конституционную реформу. А самое главное – не решил, какую позицию занимать ему самому в условиях этого транзита – нынешнюю верховную или какую-то менее обременительную и более символическую. Предпочтительным в плане стабильности, на мой взгляд, является сценарий постепенной трансформации, связанный с сохранением на время транзита нынешнего верховного положения президента в системе власти, наращиванием полномочий правительства как центра принятия экономических решений и формированием в течение нескольких лет основ полноценной партийно-парламентской жизни.

Проблема, однако, в том, что в условиях усиления внешнего давления, наличия экономических проблем и сомнительного качества государственного управления ресурс прочности у политической системы может оказаться недостаточным. Это, в частности, наглядно демонстрируют нам события в Армении, где руководство страны настолько оторвалось от реальности, что пытается использовать конституционную реформу для продления собственных полномочий, а не для развития политической системы и демократии.

Максим Крамаренко, председатель общественного объединения «Республиканское движение «Лад», политолог:

«В ближайшее время мы увидим появление такой формы государственного правления, как постсоветская квазимонархия»

Известно, что Александр Лукашенко сделал пока несколько туманное заявление о перераспределении властных полномочий в Беларуси. Политологи и комментаторы предполагают, что более детально о своей инициативе лидер одной из постсоветских республик заявит 24 апреля, когда будет выступать с очередным обращением к своему народу.

Следует отметить, что Александр Григорьевич - не первый реформатор на пространстве бывшего СССР, который стремится добровольно отказаться от части своих полномочий. И то, что такое заявление сделано практически через год после того, как об этом же заявили в Казахстане, подводит к мысли, что источник этих инициатив один – Запад, оказывающий влияние на постсоветское пространство с помощью различных рейтингов демократизации политических систем. Поэтому, чтобы избавится от звания «последний диктатор Европы», президент Беларуси сообщил о желании провести в своей стране конституционную реформу, которая де-юре должна продемонстрировать Западу прогресс в демократизации республики. Александр Григорьевич наверняка хотел бы, чтобы его радушно принимали в Белом доме. Но это не значит, что Лукашенко отказался от идеи передачи верховной власти по наследству, как это удалось сделать в Азербайджане. В ближайшее время вслед за конституционной реформой следует ожидать, что в Беларуси, вероятнее всего, начнут создавать такую политическую конструкцию, при которой станет легче контролировать переход верховной власти к «своему» человеку. Примерно так же, как это сделал в X веке Гуго Капет, который после избрания его королем назначил себе соправителем своего сына, отказавшись тем самым от процедуры выборов короля франков и основав династию Капетингов. Скорее всего, этот принцип в измененном под демократию виде будет воплощен в Беларуси и в ряде других республик бывшего СССР. Поэтому не исключено, что в ближайшее время мы увидим появление такой формы государственного правления, как постсоветская квазимонархия, при которой пост главы государства будет передаваться по наследству, но внешне демократическим путем.

Григорий Трофимчук, эксперт в области внешней политики, обороны и безопасности:

«Другого такого, как Лукашенко, в небольшой стране просто нет»

Надо смотреть на вещи просто и видеть их так, как они выглядят на самом деле. Никакого чрезмерного парламентского «разгула» в ряде стран СНГ, в том числе в евразийских, естественно, не предполагается. А предполагается продление властного ресурса действующих руководителей в каком-то ином формате, чтобы никого особо не раздражать, в том числе в США. Для Беларуси это не ослабление властной вертикали, а, скорее, ее усиление, видоизменение. Так как при всех этих движениях происходит изменение конституционных норм согласно заблаговременно принятым законам и в силу соответствующим образом проведенных референдумов. При этом страны СНГ, вставшие на путь такого рода реформ, должны отдавать себе отчет в том, что стремительное усиление негативного внешнеполитического фона может помешать размеренным планам транзита суверенной власти. Проблема в том, что такие видоизменения не усилят страны – они останутся такими же, как есть.

Что касается президента Лукашенко, то он не собирается «уходить на покой», поскольку находится в достаточно работоспособном возрасте. Также надо понимать, что любое ослабление его власти автоматически создаст предпосылки для усиления внешних угроз в сторону Беларуси. Другого такого, как Лукашенко, в небольшой стране просто нет.

Таким образом, действительно можно говорить о начале периода формальной трансформации власти, которая, к сожалению, не повлияет на общую ситуацию. Надо также брать в расчет и во многом схожий менталитет наших стран и народов. Нам вряд ли нужно распыление полномочий и ответственности по каким-то партиям и парламентариям. Мы всегда хотим только одного: чтобы ответственность за результаты своей работы нес конкретно взятый чиновник. Думаю, что надо стремиться именно в эту сторону, а не идти по пути размывания полномочий. Парламентская система в чистом виде у нас работать не будет, это ясно уже сейчас, и все это чётко видели в конце «перестройки».

Автор: Аскар Муминов

Казахстан. Белоруссия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 19 апреля 2018 > № 2576032


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter