Всего новостей: 2626775, выбрано 3860 за 0.181 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Саудовская Аравия. Турция. США > СМИ, ИТ. Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 16 октября 2018 > № 2759525 Марианна Беленькая

Треугольник союзников. Как исчезновение журналиста столкнуло США, Турцию и Саудовскую Аравию

Марианна Беленькая

Положение саудовского наследного принца может пошатнуться, если будут появляться все новые доказательства причастности саудовских властей к исчезновению и убийству журналиста. Тогда будет расти международное давление на Эр-Рияд, а американский Конгресс будет все активнее требовать от президента США переступить через дружбу и сделки. Ведь «дело Хашогги» – это прекрасный шанс продемонстрировать неэффективность внешней политики президентской администрации и лично Дональда Трампа

Непростым испытанием для американо-саудовских отношений стало дело об исчезновении и вероятном убийстве в Турции саудовского журналиста Джамаля Хашогги, известного своей критикой наследного принца Саудовской Аравии Мухаммада бин Салмана. Вызов брошен и самому саудовскому принцу, старательно выстраивающему образ реформатора, который выводит королевство из Средневековья в XXI век. Этот образ никак не сочетается с новостями о жестоком убийстве журналиста и расчленении его тела на территории чужого государства.

Если до сих пор в США и многих других странах закрывали глаза на сообщения об арестах саудовских правозащитников, делая ставку на глобальные изменения в королевстве – реформы в экономике и общественной жизни, то историю колумниста The Washington Post высокопоставленным политикам и бизнесменам, тесно сотрудничающим с Эр-Риядом, проигнорировать слишком трудно.

Западные компании и медиакорпорации одна за другой отказываются от участия в крупном саудовском инвестиционном форуме Future Investment Initiative, известном как «Давос в пустыне». Мероприятие должно состояться 23–25 октября. Американские сенаторы требуют от президента США Дональда Трампа рассмотреть в течение 120 дней возможность введения санкций против Саудовской Аравии в соответствии с «Глобальным актом Магнитского». К санкциям может присоединиться и Великобритания. На фоне угрозы санкций цены на нефть растут, а акции компаний, связанных с Саудовской Аравией, падают.

Свой среди своих

Дело об исчезновении Джамаля Хашогги оказалось слишком громким. Он не один из десятков арестованных в Саудовской Аравии правозащитников, чьи имена мало кто знает, а известный журналист с мировым именем. Последний год после добровольно-вынужденного отъезда из Саудовской Аравии он писал для The Washington Post, у него влиятельные друзья и покровители – медиамагнаты, политики, сотрудники спецслужб.

Сам Хашогги не считал себя оппозиционным журналистом, вся его карьера связана с королевской семьей Саудовской Аравии. Славу журналисту принесли его интервью с Усамой бен Ладеном. В начале карьеры он освещал конфликты в Афганистане, Судане, Алжире. Его контакты с «Аль-Каидой» и талибами были бы невозможны без одобрения и опеки саудовской разведки, которой руководил принц Турки ибн Фейсал.

В 2005–2007 годах, десятилетия спустя, когда принц стал послом Саудовской Аравии в Вашингтоне, Хашогги назначили его медиасоветником. Журналист также занимал пост заместителя главного редактора англоязычной саудовской газеты Arab News, дважды возглавлял газету «Аль-Ватан», при этом дважды его отправляли в отставку за либеральные взгляды. Впрочем, как пишет главный редактор издания The Middle East Eye Дэвид Хёрст, много лет друживший с Хашогги, его критика властей королевства всегда была «нюансирована».

По сути Хашогги был рупором саудовских элит, которые сами хотели перемен. И во многом эти перемены начались с назначением наследником престола принца Мухаммада бин Салмана. Но Хашогги не нравился авторитарный стиль наследника, он считал молодого принца авантюристом, который приведет страну к хаосу и разорению. В итоге Хашогги отстранили от всех медиаресурсов и запретили комментировать политику королевства в СМИ.

Все это совпало с избранием Дональда Трампа на пост президента США и резким сближением между Эр-Риядом и Вашингтоном. Хашогги открыто критиковал политику Трампа. Кроме того, он был близок к министру внутренних дел Мухаммеду бен Наифу Аль Сауду, который до июня 2017 года был наследным принцем Саудовской Аравии, а после того, как король Салман решил сделать наследником своего сына, был вынужден уйти в отставку.

Тогда Хашогги покинул страну. И, как утверждают его друзья, отказывался возвращаться, несмотря на все посулы саудовских властей предоставить ему хорошую должность. Для молодого принца возвращение Хашогги, пользующегося огромным влиянием среди западных СМИ и элиты, могло бы стать серьезным имиджевым подспорьем. Но вышло наоборот.

Трамп угрожает, но сомневается

Дональд Трамп хоть и пригрозил наказать Эр-Рияд, если будет доказана причастность саудовских властей к исчезновению журналиста, но не торопится с выводами. Он не теряет надежды, что санкции вводить не придется. За прошедшие дни несколько представителей американской администрации обсуждали ситуацию с наследным принцем. Для поиска приемлемого решения в Эр-Рияд направился госсекретарь США Майк Помпео.

Особенно Трампа беспокоит перспектива разрыва военных контрактов, на чем настаивают некоторые американские политики. Такое развитие событий Трамп считает катастрофой.

По словам президента, оборонный контракт между двумя странами, заключенный во время его визита в Эр-Рияд в мае прошлого года на рекордные $109,7 млрд, дал возможность создать в США 450 тысяч рабочих мест. «Если они не купят его у нас, они купят его у России, у Китая или у других стран, а Россия и Китай очень бы этого хотели», – сказал Трамп журналистам, комментируя возможность прекращения поставок американского оружия в Саудовскую Аравию.

Мало было Вашингтону беспокойства из-за переговоров Эр-Рияда и Москвы по С-400, так теперь можно потерять все. Тем более ни Россия, ни Китай точно не будут рвать отношения с Саудовской Аравией из-за пропавшего журналиста. Напротив, воспользуются ситуацией, чтобы укрепить сотрудничество.

Эр-Рияд важен для Дональда Трампа не только с точки зрения контрактов. Вся ближневосточная политика его администрации была построена именно на близких связях с Саудовским королевством. В первую очередь это был союз, направленный на изоляцию Тегерана, что является одним из приоритетов для обеих стран. Взамен на политическую и военную поддержку Эр-Рияда США также получили саудовское одобрение для американской инициативы по примирению Израиля и Палестины. Разлад с Вашингтоном может примирить Эр-Рияд с Тегераном, который всегда готов к такому сценарию.

Помимо прочего, Дональду Трампу нравилось демонстрировать успехи своей внешней политики, хвастаясь контрактами с Эр-Риядом и своим влиянием на власти этой страны. Действуя из прагматических интересов, он закрывал глаза на нарушение прав человека в Саудовской Аравии, никогда не осуждал ни внутреннюю, ни внешнюю политику Эр-Рияда. Трамп поддержал наследного принца, когда тот год назад санкционировал арест 11 членов королевской семьи и около 30 министров и бизнесменов по обвинению в коррупции. Уже тогда многие западные инвесторы засомневались – можно ли иметь дело с молодым наследником, но настрой американской администрации заставил скептиков замолчать.

Принц Мухаммад бин Салман продолжал очаровывать Запад, продвигая свой план реформ Vision 2030, цель которого – избавить страну от нефтяной зависимости, полностью трансформировав экономику и общественную жизнь королевства. Масштабные стройки, локализация производства, создание рабочих мест для молодежи и повышение роли женщин в экономике, что привело в том числе к предоставлению им права водить машину, развитие индустрии развлечений.

Все это сулило огромные возможности для многих зарубежных компаний. И большинство предпочитало не обращать внимания на борьбу принца с инакомыслием. В конце концов, реформы легко не даются. Те же, кто все же решался осудить политику молодого наследника, лишались возможности сотрудничать с Эр-Риядом. Так под давлением немецкого бизнеса, который потерял часть контрактов с саудовскими фирмами, Берлин был вынужден извиниться за то, что обвинил Эр-Рияд в авантюризме.

Сейчас саудовские власти тоже пригрозили серьезными мерами против тех, кто решится ввести санкции против королевства или будет распространять «фальшивую информацию», к которой в Эр-Рияде относят обвинения в убийстве Джамаля Хашогги. Впрочем, вслед за угрозами, озвученными неназванным официальным источником через агентство новостей SPA, последовало разъяснение от имени саудовского посольства в Вашингтоне в виде благодарности тем, кто не спешит делать выводы до окончания расследования. Особо была отмечена американская администрация.

Таинственное убийство

Впрочем, не одни только США не спешат с обвинениями в адрес Эр-Рияда, но и Турция, на чьей территории исчез саудовский журналист. Официальной версии случившегося за две недели так и не появилось. Зато СМИ полны деталей, которые могут посоперничать с голливудским сценарием.

Из публикаций известно, что 2 октября Джамаль Хашогги пришел в генконсульство Саудовской Аравии в Стамбуле, чтобы оформить документы, необходимые для свадьбы с гражданкой Турции. Невеста осталась ждать его снаружи. Больше журналиста никто не видел. Эр-Рияд утверждает, что Хашогги пропал уже после того, как покинул генконсульство. Но подтверждений этому нет. Зато публикации в турецких и американских СМИ со ссылкой на данные полиции и спецслужб свидетельствуют, что журналиста пытали и убили в здании генконсульства.

Также из СМИ известно, что в тот же день в Стамбул на двух бизнес-джетах и нескольких регулярных рейсах прилетели 15 граждан Саудовской Аравии. Они пробыли в городе меньше суток, но успели посетить генконсульство. Опубликовано видео, где к зданию подъезжают машины, в которых могли быть приезжие. Известны и их имена. Среди них журналисты обнаружили имя сотрудника отдела судмедэкспертизы Департамента общей безопасности МВД Саудовской Аравии.

Турецкие СМИ не сомневаются, что 15 саудовцев причастны к убийству журналиста. Сообщается, что Хашогги пытали, а после убийства его тело разрезали на куски медицинской пилой, чтобы без подозрений вынести из здания и спрятать. Версия о пытках подкреплена информацией о наличии записи убийства, полученной якобы благодаря часам Apple Watch.

Турецкая газета Sabah утверждает, что при входе в генконсульство Хашогги включил микрофон на умных часах и они синхронизировались с его iPhone, который журналист оставил невесте, ожидавшей снаружи. Правдивость этой публикации вызывает сомнения, так как синхронизация часов с iPhone происходит через Bluetooth. Это возможно сделать только на близком расстоянии и уж никак не через стены дипмиссии. Впрочем, турецкие спецслужбы могли прослушивать посольство или получить информацию из других источников, которые решили скрыть, придумав версию про Apple Watch. То, что записи реально существуют и их продемонстрировали в Вашингтоне, пишут уже американские СМИ.

Согласно последней версии телеканала CNN, Эр-Рияд готов признать смерть журналиста в ходе допроса, который пошел не так, как планировалось.

Слишком много вопросов

Помимо происхождения записи пыток, в истории исчезновения Хашогги есть немало других вопросов. Зачем журналист, проживавший в Вашингтоне, направился оформлять документы для свадьбы в генконсульство в Стамбуле? Версии варьируются от заговора спецслужб до бытовых причин. По одной из них, похищение журналиста планировалось заранее, об этом знали американские спецслужбы, и они не хотели, чтобы инцидент произошел на их территории. Предупреждать журналиста не стали: не думали, что попытка похищения приведет к убийству, что в целом подтверждает версию CNN.

Так или иначе, журналиста могли намеренно направить в Стамбул. По другой версии, он сам не хотел посещать дипмиссию в Вашингтоне, так как посол Саудовской Аравии в США – родной брат наследника престола принц Халед бен Салман. Есть и банальный вариант – журналист после свадьбы планировал жить в Стамбуле.

Еще один вопрос: если Эр-Рияд планировал похищение или убийство журналиста, почему это надо было делать на территории Турции, которую с Саудовской Аравией связывают очень непростые отношения? Две страны постоянно соперничают за влияние в исламском мире, а также право называться главным союзником США на Ближнем Востоке. И в последнее время саудовцы преуспели в этом гораздо больше.

При этом на публике Турция и Саудовская Аравия сохраняют видимость ровных, даже близких отношений, растут саудовские инвестиции в турецкую экономику и это перевешивает дипломатическое соперничество. Возможно, все просто: других шансов у саудовских властей могло и не быть, да и Турция не та страна, которая будет сильно переживать из-за нарушения прав журналиста, каким бы известным он ни был. Но в результате, если убийство действительно было, саудовские спецслужбы дали турецким коллегам серьезный козырь для шантажа и внесения разлада в союз Эр-Рияда и Вашингтона. Демонстрация братских отношений между лидерами двух стран при этом продолжается.

Зато американо-турецкие отношения резко улучшились. Спустя два года после ареста в Турции внезапно был освобожден пастор Эндрю Брансон. Дональд Трамп добивался этого от Анкары с начала своего президентства. И это наконец произошло в тот момент, когда турецким властям понадобилась поддержка Вашингтона в расследовании «дела Хашокджи». То есть в Анкаре, видимо, не исключают, что им, возможно, придется идти на конфронтацию с Эр-Риядом.

Сам президент США назвал факт освобождения пастора в разгар расследования событий в Стамбуле «совпадением». Но мало кто поверил. Впрочем, уступка Анкары может быть связана не только с «делом Хашогги», а и с торгом вокруг судьбы сирийских курдов на восточном берегу Евфрата, который контролируют американские военные. Козыри лишними не бывают.

Важен и еще один вопрос. Даже если Эр-Рияд решился разобраться с Хашогги в Стамбуле, зачем подставляться с фактически демонстративным прибытием в город 15 саудовцев? Потому что убийство изначально не планировалось и события просто вышли из-под контроля? Или это вера в свою безнаказанность и акт устрашения, как полагает, например, The New York Times?

А если убийство и даже похищение не планировалось и события просто вышли из-под контроля, то зачем такой внушительный десант в Стамбул? И что это в принципе за допрос в присутствии 15 человек свидетелей? И еще один вопрос – что хотели узнать у Хашокджи? На кого искали компромат? Не исключено, что история могла быть продолжением внутренних чисток в Саудовской Аравии и интриг внутри королевского клана.

Есть и другая версия, которая обсуждается в арабских экспертных кругах. Хашогги убили, чтобы подставить саудовскую королевскую семью. Слишком очевидным был конфликт между журналистом и молодым наследником престола. Желающих удалить от престола Мухаммада бин Салмана целая очередь. Это могут быть обиженные арестами и потерей влияния кланы внутри королевской семьи и саудовской элиты.

В ослаблении Мухаммада бин Салмана может быть заинтересован и Вашингтон, который понял, что молодого наследника сложно контролировать – слишком он амбициозен и непредсказуем. Свидетельством этому стала заочная полемика между Трампом и принцем, разгоревшаяся на фоне новостей о пропаже Хашогги. Президент США намекнул, что Эр-Рияд должен платить за свою безопасность Вашингтону, иначе нынешний король не продержится у власти и двух недель. Эти слова прозвучали буквально через несколько часов после того, как саудовский журналист бесследно исчез, но новость об этом еще не облетела мировые СМИ.

Ответ принца прозвучал спустя несколько дней, в разгар скандала. В интервью Bloomberg он обратил внимание на то, что Саудовская Аравия существует дольше США, а за полученное оружие платит немалые деньги, так необходимые Вашингтону. При этом принц сгладил ответ, сказав, что между друзьями может быть разное и слова Трампа не испортили отношения между странами, но очевидно он был задет.

Тем временем слова Трампа оказались практически пророческими. Положение наследного принца может пошатнуться, если будут появляться все новые доказательства причастности саудовских властей к исчезновению и убийству журналиста. Тогда будет расти международное давление на Эр-Рияд, а американский Конгресс будет все активнее требовать от президента США переступить через дружбу и сделки. Ведь «дело Хашогги» – это прекрасный шанс продемонстрировать неэффективность внешней политики президентской администрации и лично Дональда Трампа.

Поэтому не исключено, что Вашингтон рассматривал возможность сменить курс и сделать ставку на другого наследника. Впрочем, для такого сценария должны сойтись сразу несколько факторов. Но может быть и так, что Анкара, Эр-Рияд и Вашингтон найдут удобный для всех вариант и «дело Хашогги» постепенно стихнет. В поиске таких вариантов, среди которых добровольное признание Эр-Рияда в непреднамеренном убийстве, по всей видимости, и отправился в Саудовскую Аравию госсекретарь США Майк Помпео. Если найти компромисс получится, то Эр-Рияд попадет в еще большую зависимость от Вашингтона.

Саудовская Аравия. Турция. США > СМИ, ИТ. Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 16 октября 2018 > № 2759525 Марианна Беленькая


Казахстан. США. Россия > Образование, наука. Госбюджет, налоги, цены > camonitor.com, 16 октября 2018 > № 2759513 Тимур Палташев

Тимур Палташев: В стране, где нет морали, науку не построишь

Как могут быть связаны мораль и развитие технологий? Почему дети уезжают из Казахстана и не возвращаются? Как остановить «утечку мозгов» и возможно ли это? – об этом Central Asia Monitor поговорила со всемирно известным учёным Тимуром Палташевым в его октябрьский приезд в Алматы. Когда-то он дышал с нами одним воздухом, ходил по одним с нами улицам – алматинским.

Тимур Палташев родился в Самарканде, а учиться пошёл в Политех – Казахский технический университет имени Ленина. Потом поступил в аспирантуру в России. Сейчас он авторитетный специалист по компьютерной графике, микро- и нано-электронике, доктор технических наук, профессор Санкт-Петербургского национального исследовательского университета информационных технологий, механики и оптики, профессор Северо-Западного политехнического университета (Калифорния), основатель компании «GTnano» – Gatchina Nanoelectronics LLC (штат Аризона), один из создателей известной международной конференции «ГрафиКон».

Тимур Палташев 10 лет проработал в Кремниевой долине США, участвовал в создании мощных технопарков на Тайване и в Шанхае. Он часто бывает и в Казахстане – на его глазах создавался казахстанский парк инновационных технологий «Алатау», профессор консультирует местных специалистов, читает лекции, навещает здесь друзей и родных.

– Тимур Турсунович, в одном из интервью вы довольно критично высказывались в отношении инновационного центра «Сколково», который задумывался как российская «Силиконовая долина», с оглядкой на американскую – где вы работали. А в отношении казахстанского парка инновационных технологий «Алатау» были не так критичны. Когда журналист вас спросил, в чём причина большей благосклонности к «Алатау», вы ответили, что масштабы другие, и что Алматы – ваш родной город. Почему вы считаете его родным?

– Мои детство и юность прошли в Алматы, я алматинец. Как мне его считать-то по-другому? Только родным. У меня два родных города – Алматы и Петербург, в которых я провёл больше всего времени в жизни.

А по «Сколково» – это, конечно, совсем не то, что Кремниевая долина. Нельзя копировать чужую жизнь, надо прожить свою. Инновационный центр нужен, но не надо кричать, что мы свою Кремниевую долину построим – это разные вещи. В России другая структура экономики и другой менталитет, поэтому надо использовать то, что есть, и бороться за конечный результат.

– Тем более, находящийся под Алматы «Алатау» – это совсем другая история в отличие от «Сколково» и Силиконовой долины?

– «Алатау» – это многострадальный проект. Тут всё время чего-то хотят от него. Сейчас его вообще забросили, потому что все средства были брошены на «ЭКСПО», на строительство. А сейчас – я был в Астане вчера – здания «ЭКСПО» заброшенные, никому не нужные стоят. Я не знаю, что вообще они с ними делать будут – с этой «Звездой Смерти» из «Звездных Войн». И то же самое с гостиницами и хостелами – они там их вокруг понастроили – они пустуют, площади огромные.

– Вас это расстраивает?

– Ну, конечно, расстраивает. Потому что на эти деньги можно было в ПИТ «Алатау» что-то построить, довести до ума, лабораторию бурения там не могут достроить для КБТУ, ещё что-то... Я просто вижу год от года там какие-то изменения – раз! – асфальт положили, фонари, а здание университета построить не могут. Ну и вообще жизнь запустить не могут, потому что надо ключевую инфраструктуру объекта наладить, торговый центр поставить большой, чтобы люди могли там жить и работать. Там просто идеальное место для инновационного центра.

– Возвращаясь в Алматы. Сейчас он стремительно меняется. Вы буквально несколько дней назад приехали и наверняка заметили, как город перестраивается: появились выделенные полосы для общественного транспорта; появились велодорожки, целые пешеходные улицы; автомобили методично вытесняются; власти заявляют, что строят город для людей, для пешеходов; заборы, наконец, снесены. Вы инженер, человек, поживший и поработавший во многих передовых странах – интересны ваши мнения и наблюдения: влияет ли как-то жизненное пространство – чистота улиц, их благоустроенность, удобство инфраструктуры – на сознание людей, на их желание развиваться, совершенствоваться, учиться?

– Мы недавно переехали в новый офис – целый такой городок в Санто-Кларе в Калифорнии – там наша штаб-квартира вместе с другими корпорациями. Это просто пример. Там по последним пискам моды градостроительства всё устроено: очень удобный многоэтажный паркинг, который электронно управляется, есть розетки для электромобилей. И это хорошо - людям нравится, они пользуются. Но рядом стоят парковки для велосипедов в аренду. Но я ни разу не видел, чтобы кто-то пользовался этими велосипедами. Они стоят, а мы ходим сами по себе. Вопрос в том, что среда должна быть удобной, функциональной, она должна отражать конкретные нужды людей. Если она им не соответствует, значит, она будет обузой с никому ненужными расходами.

А в Алматы я посмотрел на улицу Тимирязева – тех архитекторов, которые перепланировали там дорожное движение, надо поставить к стенке общественного осуждения, понимаете? Это хаос и пробка постоянная. Я вырос на этой улице, а сейчас как люди по ней ездят – непонятно. Есть идеи, которые нужно воплощать, но они не должны ухудшать транспортную логистику города. Надо аккуратно, не сделать хуже, понимаете? Рецепт любого доктора – не навредить пациенту, а здесь во многих случаях может быть эффект отрицательный. Алматы – не тот город, в котором круглый год можно ездить на электросамокатах и велосипедах, это же не Калифорния. Эти дурацкие крики, что мы все пересядем на велосипеды – надо же тулупы выдавать к этим велосипедам, чтобы человек не околел, пока доедет до дома (смеётся).

– Вы сделали карьеру, о которой сегодня мечтает, наверное, каждый студент IT-факультета. При этом базовое образование получили здесь – учились на инженера-электрика в Казахском политехническом институте имени Ленина. Можно ли сказать, что вас хорошо выучили, что вы получили здесь хорошее образование? Сыграла ли в вашей карьере свою роль крепкая советская инженерная школа?

– Сейчас этот университет, к сожалению, мёртв, его практически убили. И, возможно, он уже больше никогда не оживёт. Но тогда – в 60-70-е годы – это была очень сильная школа: учили хорошо математике, учили хорошо физике, электротехнике вообще отлично учили. Это была такая классическая советская инженерная школа. Понадобилось 20 лет, чтобы её разрушить до основания и потерять профессуру.

– Что её разрушило, по вашему мнению?

– Развал большого государства, куда система образования была интегрирована, – это разорвало все связи. Потом финансовая катастрофа 90-х и 2000-х годов. А окончательно добило эту школу нарушение академических принципов управления – ректора стали назначаемыми сверху, а там уже кто больше чемодан занесёт, тот и ректор. Точка. В Политехе именно так и произошло во второй половине 2000-х.

– А насколько вообще успешность специалиста зависит от качества образования? Современные родители буквально помешаны на том, чтобы «дать детям хорошее образование»: стараются пристроить их в «сильную гимназию» с большой нагрузкой и огромным количеством дополнительных предметов, кроме этого – нанимают им репетиторов, водят в языковые школы, в кружки по робототехнике и так далее, и так далее, считая, что это поможет нашим детям быть успешным. Вы же перевидали множество крутых профессионалов – понаблюдав за ними, оглядываясь на личный опыт, что можете сказать о связи «образование – успех»? Или дело всё-таки в характере, в целеустремленности, в способностях человека?

– В комбинации. Если нет у тебя специфического набора способностей, то образование некуда прилепить, честно говоря. Если человек не может, зачем его мучить и ломать? Нельзя калечить человека.

Я сам закончил РФМШ в 1973-м году. Это известная школа, из неё очень много успешных людей вышло. Не только Политех, в значительной степени физматшкола дала мне знания – там были великолепные учителя.

Поэтому хорошее школьное образование – базис, он обязателен. Причём всякие кружки – это хорошо, но они вторичны. Если говорить об инженерных специальностях, то у людей математика великолепная должна быть и физика. Всё. Ну, язык коммуникаций должен быть. Остальное всё вторично, хорошо иметь, но совсем необязательно.

Поэтому надо осторожно относиться к этому и не перегружать детей тем, что им может быть и не нужно. Я сейчас смотрю на своих внуков, их тоже нагружают. С другой стороны, солдат должен быть занят всё время, чтобы у него дурных мыслей не возникало в голове (смеётся). Но надо делать так, чтобы это его не давило и, самое главное, не травмировало, если у него что-то не получается.

– Есть ли у вас предположения как дальше мир будет развиваться, какие технологии вскоре появятся? Какую профессию вы считаете профессией будущего, к чему готовить детей, чему их учить?

– Нужно образование обычное: чтобы они знали естественные науки, математику, физику и умели пользоваться инструментарием – будь то гаечные ключи или компьютеры. И чтобы могли сказать чего-то – коммуникации тоже важны, этому надо учить. А какие профессии будут нужны, какие не нужны? Ну, понятно же, что стране не нужно пять миллионов экономистов, шесть миллионов юристов и ещё пять миллионов финансистов – как в Казахстане было недавно. Стране нужны все профессии. Трудно сказать насчёт профессий будущего, но сложные производства всё равно всегда останутся на людях.

– С высшим образованием в Казахстане такая ситуация. Многие родители после школы отправляют детей учиться в Россию – надо отдать должное расторопности российских вузов, они создают для этого все условия: агитируют будущих абитуриентов, когда они ещё в 10-11 классах, проводят экзамены раньше ЕНТ, зачисляют детей ещё до выпускного. И таким образом рекрутируют детей. Как вы к этому относитесь?

– Качество российского технического образования вообще в другом измерении относительно казахстанского, потому что здесь большие проблемы, здесь инженерная школа вообще в целом разрушена. В Караганде она ещё осталась, в Алматы в КБТУ есть. И… больше и не знаю, где есть… Больше нигде нет. По факту всё сломано, поэтому родители делают абсолютно правильный вывод – если они хотят, чтоб дети не тратили время зря на бесплодное образование в Казахстане, пусть едут в Россию, учатся – может, там найдут и работу. Российские вузы более или менее хорошие на самом деле. Просто раньше какие-то не те люди этим управляли… А сейчас вроде всё нормализуется – развернулись назад, к парадигме советского образования. Я только что был в Томске, в государственном университете и в политехе. Университет лучше, конечно, но и Политех тоже ничего, нормально работает. Ещё университет электроники есть у них большой. Они связаны с промышленностью. А здесь промышленность уничтожена была вся, и вузы инженерные исчезли сразу, потому что без промышленности вузы не нужны – нужны только те, кто скважины обслуживает, открывает и закрывает ворота. А инженеры не нужны, тем более – учёные.

– Вы же в Америке долгое время работали. И Америка в плане технологий, инженерии, не знаю, на сколько лет опережает постсоветские страны, но при этом вы с удовольствием констатируете, что Россия возвращается к советской модели образования. То есть, по вашему мнению, советская модель образования всё же лучше западной?

– Речь о Болонской системе – она была навязана англосаксонской системой подготовки. А в инженерных вузах Германии как учили раньше пять с половиной лет, так и учат сейчас. Им совершенно наплевать на бакалавров и магистров, потому что ты не подготовишь инженера за четыре года – это полуфабрикат, непригодный к использованию вообще. Поэтому советская система обучения – пять с половиной лет – она вполне нормальная.

Модели разные, потому что разные цели, все эти рейтинги и так далее. Мы говорим так: «У нас продукт образования куда идёт, на экспорт или в нашу собственную индустрию?» Если он идёт на экспорт, тогда надо признать – «да, мы экспортируем мозги» – и гнать их по Болонской системе. А Германия мозги не экспортирует никуда вообще, она готовит людей для своей промышленности. И они готовят так, как им надо, а не так, как Болонская система хочет. И нормальное государство будет думать о будущем, а не о том, как бы торговать мозгами детей. Говорят: «Вот, мы сделаем так, что у нас будет прямо как в Англии или Сингапуре». Да наплевать, как там! Главное – чтобы у нас дома всё работало. А здесь железные дороги разваливаются к чертям, хозяйство дорожное всё кривое, специалистов не найти. Сантехников нормальных нет в стране!

– Одни юристы…

– Одни юристы и балаболы. Автомехаников нормальных тоже практически нет…

– То есть не нужно население с высшим образованием поголовно, а нужны люди, которые умеют делать что-то руками?

– Они всегда нужны. В Америке как раз основная масса специалистов вообще без высшего образования – после колледжей и профессиональной подготовки, то есть это уровень техникумов и ПТУ. И на них всё держится. Инженеры есть, но их относительно мало, потому что они нужны на верхних позициях только, а там, где эксплуатируют оборудование, не нужны специалисты с высшим образованием, достаточно хорошего средне-технического. Этих специалистов прекрасно выпускали в советском Казахстане, а сейчас все техникумы и ПТУ разрушили и превратили в университеты разнообразные.

– В Америке же тоже Болонская система, если я не ошибаюсь?

– Она не Болонская. Это американская система, которая была навязана в виде Болонской Европе.

– Но им же удаётся готовить инженеров и вообще людей, которые могут что-то придумать, iPad, я не знаю…

– Они работают на чужой школе, не на своей. У них своих людей, которые работают в инженерии, мало совсем. Если вы возьмёте любой вуз в области IT, он на 80% заполнен китайскими и индийскими студентами.

– Они как раз покупают мозги?

– Да, и Россия это делает, потому что ей нужны мозги. Поэтому она выдаёт грантов – госстипендий для студентов из Казахстана – больше, чем здесь выдаёт министерство для всех инженерных специальностей. Я сталкивался как-то с цифрами, по-моему, 60 тысяч стипендий Россия даёт. Поэтому талантливым студентам из Казахстана нет никакого смысла учиться в технических вузах здесь. Во-первых, на родине грант тяжело получить, а во-вторых, потом с дипломом работу найти невозможно. А с российским дипломом работа хоть как-то находится.

Наш университет информационных технологий, механики и оптики Санкт-Петербурга традиционно брал студентов в магистратуру из Политеха. Сейчас не берёт, потому что их нет, Политех номинально есть, но нет школы, там не из кого выбрать. А вот со школ берём, привозим на первый курс – причём в существенном количестве. У нас есть хорошее общежитие для студентов, поэтому родители радостно отправляют детей учиться в Санкт-Петербург.

– Мне показалось, у вас двоякое отношение к этому. С одной стороны, как профессора петербургского университета вас радует, что у детей есть возможность получить хорошее образование, но как человека, для которого Казахстан не чужая страна, вас удручает, что отсюда уезжают молодые и талантливые, я правильно поняла?

– Это обескровливание. Эти дети получают высшее образование в России и их

приглашают на работу, а в условиях ЕврАЗэС они имеют право работать без патента. Значит, они получают гражданство по ускоренной системе – российские законы таковы.

Америка абсорбирует всех специалистов со всего мира, Россия – со всех бывших республик. И этот процесс будет неминуемо продолжаться, пока Казахстан окончательно не превратится в страну третьего мира.

– Стоит ли попытаться остановить этот процесс и можно ли это сделать?

– Не знаю. Это сложная проблема, конечно. Основной вопрос: как восстановить систему технического образования здесь, в Казахстане, которая была демонтирована фактически за последние 20 лет? Той мощной академической и индустриальной среды, которая была в советском Казахстане, уже нет. Тогда ясно было, где ты учишься и куда ты пойдёшь работать, а сейчас ничего непонятно. Где бы ты ни учился, работу по специальности всё равно не найти…

– Вы видели много наших студентов – они едут с намерением выучиться и остаться? Вряд ли – выучиться и вернуться?

– Многие хотят вернуться, но непонятно, куда возвращаться. И любой родитель, который отправляет своего талантливого ребёнка учиться в Россию или в США, должен понимать, что ребёнок останется там навсегда с вероятностью 90%.

– Дело не в том, что наши дети не патриоты? Дело в том, что страна не готова их принять как спецов?

– Молодёжь же сейчас практичная. Они думают о том, где будут работать и жить. Ну, закончит молодой человек политех наш... С этим дипломом ни одно агентство не берёт, резюме выпускников даже не рассматривают, их откидывают их сразу.

– HR-cлужбы казахстанских или иностранных компаний не рассматривают их резюме?

– И иностранных, и казахстанских. Существует же репутация у университетов. Резюме выпускников КБТУ рассматривают, потому что считается, что там учат, университета энергетики всегда рассматривают, потому что они там бьются за уровень, а политеха – нет. Раньше – да, сейчас – нет. А все эти новые вузы, которые были созданы, это всё – макулатура. Они там понаоткрывали технические специальности, потому что правительство начало гранты раздавать, но все эти специальности – пустышки, так как нет базы.

– Как вы думаете, почему на постсоветском пространстве существует пиетет к иностранным специалистам, почему для серьёзных проектов приглашают экспатов? Как-то в интервью вы говорили, что визит инженера для замены небольшой платы на оборудовании добывающей промышленности обходится Казахстану в 250 тысяч долларов. Вы не преувеличивали их гонорар?

– Это не гонорар инженера, инженер-то лично деньги не получает. Есть сервисные компании, они выставляют счёт и инженера присылают.

– Но это реальная сумма, из практики?

– Да, реальная. Бывает и дороже. На практике от 100 тысяч до 250 тысяч долларов стоит вызов инженера. Дешевле вообще не бывает.

– Если представить, что несколько раз в год необходимо вызывать инженера, не проще ли стране подумать, как взрастить своих специалистов? Если их невозможно здесь выучить, может быть, их отправить за счёт государства учиться за границу, в ту же Россию или Германию? Он бы вернулся и, возможно, здесь кого-то бы научил…

– Дело не в специалистах. Это модель. Дело в том, что в стране должны быть собственные сервисные инженерные компании, но та модель капитализма, которая есть сейчас в Казахстане, этого не подразумевает. Я 10 лет назад ещё про это говорил и очень откровенно писал – что нужны сервисные компании и нужно их поддерживать. Модель вот этих тендеров, распилы превратили инженеров в таджикских гастарбайтеров, а потом они все просто вымерли, поэтому не знаю, есть ли надежда на создание нормальных инженерных компаний. Здесь не люди решают, а логистика. Если нет логистики, то какие люди бы ни были, они всё равно уедут, потому что специалисты в любой стране нужны.

– Согласны ли вы с мнением, что приглашённый специалист, экспатриант не работает на благо страны, в которую его пригласили – он зарабатывает?

– Экспаты – это люди, которые на работу приехали. Их не интересует, что будет дальше. Их интересует собственный контракт – сколько денег они получат. Это в любой стране так. И Казахстан не исключение. А местные специалисты тоже зарабатывать хотят, но в то же время это место для них не чужое, потому что они здесь жить планируют дальше. Это, естественно, их дискурс меняет немножко.

А если говорить про патриотизм. На работе все патриоты своего кармана, честно говоря. Если бы были государственные структуры как в Советском Союзе, предприятия, где есть профсоюзы, люди бы были патриотами предприятия – как воспитываются сотрудники в Китае, в Корее и в Японии в значительной степени. А здесь сейчас всё абсолютно приватизировано, принадлежит каким-то олигархам, а с людей они дерут три шкуры. Каким патриотом нужно быть, их личным патриотом, что ли (усмехается)?

– Что, по вашему мнению, должна сделать страна, какие условия создать, чтобы в ней развивалась наука, производство, технологии?

– В стране мораль должна быть. Если морали нет, остальное бесполезно. Казахстан – это абсолютно деморализованное общество. Никаких признаков, что мораль когда-то будет восстановлена, не видно пока.

– Это неординарная мысль.

– Она стандартная. Вы знаете, что деморализованная армия – это свора вооружённых бандитов. Деморализованное общество вообще не способно к развитию. Это с библейских времён известно. Просто всем вам мозги забила жёлтая пресса и либеральное телевидение, свора проплаченных идиотов. А по факту ничего не менялось – как было пять тысяч лет назад, так и осталось.

– А под моралью вы что понимаете? Существует же ещё псевдомораль, уятмены, которые пытаются контролировать чужую личную жизнь, осуждают девушек в коротких юбках, в то время как сами спокойно могут брать взятки, не считая это аморальным поступком…

– То, что вы назвали, вообще не имеет отношения к морали. Десять заповедей возьмите – это мораль. Или семь смертных грехов – мораль. А всё остальное – бред от лукавого. Коррумпированное общество не имеет никакого отношения к моральному – оно не может развиваться. Если вы покупаете должность, разве начальник сможет требовать, чтобы вы нормально работали? А если вы каждый месяц должны ему ещё давать взятку, чтобы оставаться на этой должности? А если он сам тоже несёт деньги наверх? Система в нынешнем Казахстане так построена. Какое развитие? Общество не может никуда прийти. Это тупиковая ветвь, которая закончится хаосом.

Либо в эту страну любой противник с голыми руками войдет. Китайцы, честно говоря, считают Казахстан страной варваров и продажных дикарей. И они это прямо говорят в частных беседах. И они правы, к сожалению. Американцы считают туземцами. Можно строить столицы, выставки – показывать, всему миру, «какие мы продвинутые». Но понятно же, что люди не строят свою обычную жизнь, а стараются доказать кому-то что-то.

Да наплевать, кто о нас что думает! Надо свою жизнь строить. Поэтому талантливая молодёжь и бежит. Что им тут делать – должность себе покупать?

Автор: Марина Михтаева

Казахстан. США. Россия > Образование, наука. Госбюджет, налоги, цены > camonitor.com, 16 октября 2018 > № 2759513 Тимур Палташев

Полная версия — платный доступ ?


США. КНДР. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 15 октября 2018 > № 2759210 Дональд Трамп

CBS (США): Президент Трамп о Кристине Блэзи Форд, отношениях с Владимиром Путиным, Ким Чен Ыном и о многом другом

В интервью с «Си-би-эс» Дональд Трамп прокомментировал свою симпатию к Владимиру Путину и Рашагейт. Трамп утверждает, что в личном общении с Путиным проявляет жесткость, однако, как замечает интервьюер, на публике это незаметно. Насчет причастности Путина к отравлениям у Трампа уверенности нет, а что касается вмешательства в выборы, то он скорее склонен обвинять Китай.

Лесли Стал обсуждает с президентом Трампом широкий спектр тем в своем первом 60-минутном интервью с момента его вступления в должность

Лесли Стал (Lesley Stahl), CBS News, США

Когда в следующем месяце американцы будут голосовать на промежуточных выборах, вполне вероятно, что президент Трамп и его повестка при принятии решения будут мотивировать их так же, как любой кандидат в бюллетене или местный вопрос.

Почти два года назад, когда мы в последний раз беседовали с тогда только избранным президентом Трампом, он, казалось, был удивлен тем, что выиграл. В то же время он ни разу в этом не признался.

И когда в прошлый четверг мы сидели с ним друг напротив друга в Белом доме, то он был, по нашему мнению, уверен в себе и хвастлив. Он сказал, что учился на работе. Ему не терпелось взяться за актуальные вопросы: экономику, Китай, Россию и, конечно же, «фейковые новости».

Фрагмент интервью

Президент Дональд Трамп говорит, что Путин, «вероятно», причастен к убийствам.

Лесли Стал: Путин.

Дональд Трамп: Да.

— Хорошо, но люди не понимают, почему у вас никогда не находится резких слов для Владимира Путина.

— Окей, вы готовы?

— Я этого не понимаю.

— Вы не знаете, о чем я говорил с Путиным на встрече перед пресс-конференцией…

— Нет, я имею в виду, публично. Вы никогда не говорите о нем ничего резкого…

— Извините.

— …публично.

— Разве я этого не делал? Я передал Украине летальное оружие и противотанковые средства. Обама этого не сделал. Вы знаете, что он им прислал? Он прислал подушки и одеяла. Он отдал часть Украины, где сейчас Россия имеет…

— Ну, я имею в виду его лично, Владимира Путина…

— Я думаю, что я очень жестко веду себя с ним лично. У меня была с ним встреча. Один на один. Это была очень жесткая встреча, очень хорошая встреча.

— Вы согласны с тем, что Владимир Путин причастен к убийствам? К отравлениям?

— Наверное, да. Наверное. Я имею в виду, я не…

— Наверное?

— Но я же полагаюсь на них, это было не в нашей стране.

— Почему бы и нет… они не должны этого делать. Это просто ужасно.

— Конечно, они не должны этого делать…

— Вместо этого вы верите…

— Это ваш [неразборчиво]…

— …вы верите, что русские вмешивались в предвыборную кампанию 2016 года? Наши выборы…

— Они вмешивались. Но я думаю, что Китай тоже вмешивался.

— Но почему вы…

— И я думаю, что другие страны…

— …говорите, что Китай тоже вмешивался?

— И что же вы хотите узнать?

— Почему вы говорите «Китай»? Почему бы вам просто не сказать…

— Позвольте спросить вас…

— …что русские вмешивались?

— Потому что я думаю, что Китай тоже вмешивался. И я думаю, честно говоря, что Китай…

— Это потрясающе.

— …это большая проблема.

— Вы отвлекаете внимание от России.

— Я ничего не делаю.

— Отвлекаете, отвлекаете.

— Я говорю о России, но также говорю и о Китае.

Расследование вмешательства России в выборы 2016 года, которое висит над администрацией, вызвало раскол в отношениях с генеральным прокурором Джеффом Сешнсом, потому что он отказался его вести.

— А как насчет генерального прокурора Джеффа Сешнса?

— Ну, посмотрим, что будет на промежуточных выборах. Но…

— Но все думают, учитывая то, что вы сказали…

— Я был разочарован тем, что он взял самоотвод, и многие думают, что я был прав. Я был очень разочарован. Зачем ему надо было брать самоотвод? Таким образом, я был очень…

— Так…

— …разочарован, но…

— Могу ли я предположить…

— …посмотрим, что получится.

— Могу ли я предположить, что он ушел?

— Нет. Вы не можете сделать этого допущения.

— Пообещаете ли вы, что вы не прекратите расследование Мюллера?

— Ну, я ничего не обещаю. Но я скажу вам, что я не собираюсь это делать. Я думаю, это очень несправедливое расследование, потому что не было никакого сговора.

— Но вы не будете обещать…

— Никакого сговора нет. Я не хочу давать обещаний. Почему я должен давать вам клятву? Если я обещаю, то я обещаю. Я не обязан давать вам клятву. Но у меня есть…

— Хорошо.

— Я не намерен этого делать.

На сегодняшний день, в ходе расследования специального прокурора Роберта Мюллера были обвинены или признаны виновными 32 человека. Среди них — руководитель кампании президента Трампа, главный помощник руководителя кампании, бывший советник по национальной безопасности, а также бывший личный адвокат. Все они сотрудничают со следствием, которое президент называет охотой на ведьм.

— Вы действительно думаете, что я обратился бы к России, чтобы просить помощи с выборами? Дайте мне передохнуть. Они вообще не могут мне помочь. Обратиться к России. Это просто нелепо.

США. КНДР. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 15 октября 2018 > № 2759210 Дональд Трамп


Саудовская Аравия. США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 15 октября 2018 > № 2759199

Запутанное дело Хашогги: верная служба короне и исламистские симпатии (The New York Times, США)

Известный критик правящей династии в Эр-Рияде зашел в консульство Саудовской Аравии второго октября. С тех пор Джамала Хашогги никто не видел. Президент США Дональд Трамп предупредил, что Саудовская Аравия будет сурово наказана, если выяснится, что она ответственна за убийство пропавшего журналиста. «Нью-Йорк таймс» рассказывает о взлетах и падениях саудовского диссидента.

Бен Хаббард (Ben Hubbard), Дэвид Кирпатрик (David Kirkpatrick), The New York Times, США

Бейрут, Ливан — Прошлой осенью Джамал Хашогги приземлился в Вашингтоне. В багаже у него был целый груз дурных вестей.

После успешной карьеры советника и неофициального представителя королевской семьи Саудовской Аравии он получил от нового наследного принца запрет на журналистскую деятельность — даже писать в «Твиттере» ему запретили. Его колонку в арабской газете, издающейся на саудовские деньги, закрыли. Его брак рушился. Чтобы отвадить его от критики саудовских правителей, его родственникам запретили выезжать за границу.

Уже после его прибытия в Штаты, по Саудовской Аравии прокатилась волна арестов, которая отправила многих его друзей за решетку, и он принял трудное решение: в самое ближайшее время (а, возможно, и впредь) возвращаться на родину опасно.

Уже в Штатах он открыл себя как критика, вел колонку в «Вашингтон Пост» (The Washington Post) и полагал, было, что обрел на Западе убежище.

Как оказалось, его безопасность простиралась лишь на страны Запада.

В последний раз господина Хашогги видели 2 октября, когда он вошел в консульство Саудовской Аравии в Стамбуле, откуда ему нужно было забрать некую справку для предстоящей свадьбы. Турецкие чиновники считают, что его убила и расчленила команда саудовских агентов.

Официальные лица Саудовской Аравии причинение какого бы то ни было вреда Хашогги отрицают, но за те две недели, которые прошли с момента его исчезновения, они так и не представили о произошедшем достоверного отчета, равно как и не привели доказательств, что он покинул консульство целым и невредимым.

Его исчезновение спровоцировало разрыв между Вашингтоном и Саудовской Аравией, главным арабским союзником администрации Трампа. Кроме того, оно подмочило репутацию принца Мухаммеда ибн Салмана, 33-летнего наследника саудовского престола — даже самые стойкие его последователи на Западе признают, что на сей раз он зашел слишком далеко.

Сама мысль о том, что приказ о ликвидации диссидента мог отдать сам молодой наследный принц грозит осложнениями президенту Трампу и рискует превратить некогда дружеские отношения в напряженные. Исчезновение Хашогги может убедить правительства и корпорации, ранее сквозь пальцы смотревшие на кровавую агрессию в Йемене, похищение ливанского премьер-министра и волну арестов, направленную против духовенства, бизнесменов и особ королевский кровей, в истинной сущности принца: он — безжалостный автократ и, чтобы добраться до своих врагов, не остановится ни перед чем.

И хотя исчезновение высветило фигуру наследного принца в резком свете, оно также привлекло внимание к запутанным симпатиям самого господина Хашогги, в чьей карьере за годы службы королевской семье причудливо переплелись любовь к демократии и исламизму.

Пристрастие к политическому исламу помогло Хашогги заручиться личной поддержкой президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана: теперь он требует, чтобы Саудовская Аравия прояснила судьбу его друга.

Добровольное изгнание на Западе стало тяжким ударом для 60-летнего Хашогги, который за свою долгую карьеру стал одним из ведущих репортеров, публицистов и редакторов королевства. Международное внимание он привлек, взяв интервью у молодого Усамы бен Ладена. Чуть позже он стал доверенным лицом особ королевского двора.

Карьера снабдила его массой полезных связей: казалось, что рослый, добродушный и говорливый Хашогги знает всех, кто имел какое-либо отношение к Саудовской Аравии за последние три десятилетия.

Однако проживание в Вашингтоне давало и свои преимущества. На прошлый День благодарения, который он отмечал вместе с другом, Хашогги опубликовал в своем «твиттере» фото, как он вгрызается в индейку с ямсом. В соцсетях у него было более 1,7 миллиона подписчиков.

Когда настал его черед говорить тост, он сказал: «Я благодарен, что стал свободен и могу писать, что хочу».

Десятки людей, которые лично знали Хашогги и подоплеку его отношений с руководством Саудовской Аравии, полагают, что к столкновению с наследным принцем его привела именно манера писать, что вздумается, а также тяга к реформам извне.

Хотя Саудовская Аравия традиционно управляется консенсусом старших князей, наследный принц Мухаммед эту систему демонтировал, сосредоточив в своих руках всю полноту власти. Если кто и приказал заткнуть рот «предателю», то у него были на то все основания.

Усама, дядя Аднан и «Братья-мусульмане»*

Первым шагом Хашогги к признанию стало его знакомство с Усамой бен Ладеном. Какое-то время Хашогги прожил в Джидде, родном городе бен Ладена. Как и сам бен Ладен, он происходит из знатного, пусть и не королевского рода. Дед Хашогги был врачом и лечил первого короля Саудовской Аравии. Его дядей был Аднан Хашогги, известный торговец оружием. Однако богатством своего дяди Джамал так и не воспользовался.

Хашогги закончил Университет штата Индиана и, вернувшись в Саудовскую Аравию, поступил на работу в местную англоязычную газету. Некоторые из его друзей говорят, что по молодости он был близок к «Братьям-мусульманам».

Хотя на собрания «Братьев» он вскоре ходить перестал, верность консервативной, исламистской и нередко антизападной риторике он сохранил — пряча или, наоборот, выпячивая ее в зависимости от того, чьей дружбой он стремился заручиться.

Его коллеги-газетчики запомнили его дружелюбным, вдумчивым и набожным. Он часто вел в редакции общинную молитву, вспоминает редактор из Индии Шахид Раза Берни (Shahid Raza Burney).

Подобно многим другим саудовцам, в 1980-х годах Хашогги был сторонником джихада против Советов в Афганистане — его поддерживали ЦРУ и само руководство Саудовской Аравии. Поэтому, когда ему предложили познакомиться с бен Ладеном, еще одним молодым саудовцем, Хашогги не преминул этим шансом воспользоваться.

В Афганистане Хашогги носил местную одежду и даже попал на фото со штурмовой винтовкой в руке — к большому огорчению начальства. Но в боях он, похоже, не участвовал.

«В первую очередь, он был там как журналист. Афганскому джихаду он, безусловно, симпатизировал, однако так делало большинство арабских репортеров, да и часть западных, пожалуй, тоже», — объясняет норвежский журналист Томас Хеггхаммер, расспрашивавший Хашогги об Афганистане.

Хеггхаммеру вторят и бывшие коллеги Хашогги.

«Несправедливо лепить из Джамала какого-то экстремиста — это неправда», — говорит Берни, ныне редактор одной индийской газеты.

Однако неудачи, которые принесла афганскому обществу война, еще долго мучили Хашогги — равно как и последующий разворот бен Ладена к терроризму.

«Он был глубоко разочарован, что после всей этой борьбы афганцы так и не смогли сплотиться», — говорит один из саудовских друзей Хашогги. Своего имени он попросил не называть из страха репрессий.

Поездки Хашогги в Афганистан и его дружба с принцем Турки аль-Файсалом, возглавлявшим саудовскую разведку, навели некоторых его друзей на подозрения, что он шпионил на саудовское правительство.

Уже потом, в 2011 году, когда американский спецназ уничтожит бен Ладена в Пакистане, Хашогги оплачет своего старого друга.

«Я скорблю, убитый горем по тебе, Абу Абдулла, — твитнул Хашогги, назвав бен Ладена старым прозвищем, — в те лучезарные дни в Афганстане ты был прекрасен и смел, ненависть и страсти еще не обуяли тебя».

Из репортеров — в доверенные лица королевской семьи

Журналистская карьера Хашогги пошла в гору: он побывал в Алжире, а во время Первой войны в Персидском заливе отправился в Кувейт. Он карабкался вверх по корпоративной лестнице саудовских СМИ — где газетами владеют принцы, где действует жесткая цензура, а скандалы вокруг королевских особ тщательно замалчиваются.

После терактов 11 сентября 2001 года он обрушился на теории заговора, которыми тогда пестрил арабский мир, написав, что угнанные самолеты «также ударили по исламу как религии и проповедуемым им ценностям терпимости и мирного сосуществования».

В 2003 году он получил назначение на пост редактора саудовской газеты «аль-Ватан», однако спустя всего два месяца был уволен из-за критической статьи в адрес одного уважаемого исламского богослова — его обвинили в том, что он якобы призывает к атакам против «неверных». В 2007 он вернулся на пост редактора, на сей раз продержавшись немногим дольше.

Хашогги входил в свиту короля Абдуллы и дружил с принцем Аль-Валидом ибн Талалом, инвестором-миллиардером, которого впоследствии арестовал наследный принц Мухаммед. Принц Турки, бывший начальник разведки, в бытность свою послом в Великобритании и США нанял Хашогги советником.

В это самое время Хашогги приобрел недвижимость в Маклине, штат Виргиния, где и обосновался, сбежав из Саудовской Аравии.

Поддержка бунтов за рубежом, реформ на родине

Многие из друзей Хашогги говорят, что все то время, пока он служил саудовской монархии, ему приходилось скрывать свою любовь как к выборной демократии, так и политическому исламу в стиле «Братьев-мусульман».

Когда в 1992 году надежды исламистской партии на политическую победу в алжирском парламенте разрушил военный переворот, Хашогги с другом-исламистом создали в Лондоне организацию «Друзья алжирской демократии».

Перед выборами группа опубликовала в английских газетах рекламные объявления, которые гласили: «Когда вы пойдете отдать свой голос, не забудьте, что это роскошь, которой многие жители планеты, включая алжирцев, лишены», — вспоминает Аззам Тамими, бывший тогда лицом организации, дабы не привлекать внимание к фигуре Хашогги.

К тому времени, когда он разменял шестой десяток, с «братьями-мусульманами» у Хашогги сложились отношения неоднозначные. Ряд членов организации сообщили на этой неделе, что его считали «своим». Светские же друзья Хашогги в это никогда бы не поверили.

Г-н Хашогги никогда не призывал ни к чему, кроме постепенных преобразований саудовской монархии. В конечном итоге он даже поддерживал военные вмешательства, направленные на предотвращение так называемого «иранского влияния» в Бахрейне и Йемене. Вместе с тем, Хашогги пришел в восторг от «арабской весны» — череды восстаний, вспыхнувших по арабскому миру в 2011 году.

Однако, как и в случае с афганским джихадом, он быстро разочаровался в «арабской весне», которая в скором времени вылилась в беспорядки и насилие. К тому же Саудовская Аравия и США бросили свои богатства на то, чтобы сокрушить оппозицию и поддержать автократов.

«Ему не нравилось, что Саудовская Аравия использует свое влияние, нагнетая реакцию по всему арабскому миру», — говорит Сигурд Нойбауэр (Sigurd Neubauer), знаток Ближнего Востока из Вашингтона, лично знавший Хашогги.

Однако толерантность королевства даже к самой щадящей критике исчезла, когда взошедший на трон 2015 году король Салман передал огромную власть своему сыну, наследному принцу Мухаммеду, ранее известному по инициалам МБС.

Юный принц объявил диверсификацию экономики, пообещал ослабить общественное давление и даже согласился предоставить женщинам право водить автомобиль.

Хашогги эти шагам аплодировал, но авторитарные замашки принца поругивал. Так, когда Хашогги разругал новоизбранного президента США Дональда Трампа, саудовские чиновники запретили ему говорить, опасаясь, что он навредит отношениям с новой американской администрацией.

Наследный принц Мухаммед обрушился на своих критиков со всей силой: одним запретили выезд за границу, других швырнули за решетку. Хашогги покинул королевство в прошлом году, когда его друзей арестовывали десятками, а сотни видных саудовцев заперли в гостинице «Ритц-Карлтон» в Эр-Рияде по обвинению в коррупции. Некоторые из них, включая двух бывших наследников, все еще содержатся под стражей.

Хашогги начал писать для «Вашингтон Пост», сравнивая наследного принца Мухаммеда с российским президентом Владимиром Путиным. Друзья заключили, что место в черном списке принца он снискал себе как раз такими статьями.

«Мухаммед ибн Салман потратил миллионы долларов на то, чтобы создать себе определенный имидж, а Джамал Хашогги разрушил его росчерком пера, — считает Тамими, друг Хашогги. — Наследный принц, должно быть, вне себя от ярости».

Но Хашогги не собирался останавливаться на достигнутом.

Он планировал создать сайт для публикации переводных отчетов об экономике арабских стран, включая Саудовскую Аравию. Ему казалось, что многие не понимают всех масштабов коррупции — равно как и того, что нефтяное богатство не вечно.

Он также основал организацию «Демократия в современном арабском мире» для занятия пропагандистской работой. По словам друзей, перед своим исчезновением Хашогги пытался выбить финансирование и сколотить совет директоров.

Получив в апреле награду от Центра изучения ислама и демократии, организации, склоняющейся в сторону исламизма, Хашогги заявил, что демократия по всему арабскому миру под ударом со стороны радикальных исламистов, автократов и элит, которые опасаются, что участие в политической жизни народных масс приведет лишь к хаосу. Разделение властей, считал он, — единственный способ избежать гражданских войн и усовершенствовать систему государственного управления.

Наследный принц Мухаммед «инвестирует в будущие проекты сотни миллиардов долларов, однако он руководствуется лишь собственной оценкой ситуации и полагается на способности узкого круга доверенных лиц. Достаточно ли этого? Нет, не достаточно», — пишет Хашогги.

С самого момента его переезда в Вашингтон его осаждали представители наследного принца Мухаммеда с призывом хоть как-нибудь смягчить критику и вернуться домой, признавался он друзьям.

Однако Хашогги уже строил новую жизнь. Они с турецкой исследовательницей Хатидже Дженгиз собирались пожениться и обосноваться в Стамбуле.

Его давнишняя подруга Мэгги Митчелл Салем (Maggie Mitchell Salem) очень за него переживала и всякий раз, когда он отправлялся в саудовское посольство в Вашингтоне, просила писать смски.

«А он всякий раз отшучивался: „Мэгги, Мэгги, не валяй дурака"», — вспоминает она.

* Запрещенная в России организация.

Саудовская Аравия. США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 15 октября 2018 > № 2759199


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 14 октября 2018 > № 2759113 Николас Гвоздев

The National Interest (США): Как Америка может восстановить свои испорченные отношения с Россией

Запад пытается найти пути сохранения отношений с Россией — так, чтобы при этом не потерять лица. Бесконечное расширение и ужесточение санкций, в конечном счете, может обернуться против самого Запада. Аналитик издания «Нэшнл Интерест» предлагает сосредоточиться на новой форме сосуществования — стратегии «сотрудничества, конкуренции и конфронтации».

Николас Гвоздев (Nikolas K. Gvosdev), The National Interest, США

Есть способ разорвать тот порочный круг, который мешает восстановлению отношений между Москвой и Западом.

В своем новом исследовании Джордж Биб (George Beebe) предложил политикам довольно полезную парадигму для понимания тех действий, которые российские спецслужбы недавно предприняли в ряде западных стран: тест Скрипаля-Роршаха.

Биб рассматривает покушение на бывшего российского двойного агента Сергея Скрипаля, совершенное на территории Великобритании с применением вещества нервно-паралитического действия, в результате которого Скрипаль и его дочь Юлия получили серьезное отравление, — на фоне растущего числа доказательства причастности к этому покушению офицеров российской военной разведки (ГРУ). Рамки этого дела можно расширить, включив в них целую серию хакерских атак и дезинформационных операций в Соединенном Королевстве, США, Канаде и Нидерландах, о которых стало известно за последние несколько недель и которые тоже приписываются ГРУ. Теперь в центре дискуссий оказался вопрос о том, действовали ли те, кого обвиняют в совершении этих преступлений, вопреки приказам российского режима или в соответствии с ними.

Во всех случаях, как пишет Биб, «ход дискуссий вокруг улик зависит от того, как, с вашей точки зрения, работает политическая система России и какие цели Москва преследует в мире».

Я бы хотел немного дополнить этот вывод Биба: ход дискуссий также зависит от того, насколько правительство, оценивающее эти улики, стремится или не стремится к сотрудничеству с Россией. И, как показывают недавние совещания внутри Евросоюза, целью которых была выработка последовательной политики в отношении России — а также горячие споры в США между администрацией Трампа, готовой к диалогу с Россией, и Конгрессом, стремящимся оказать максимальное давление на правительство Владимира Путина, — отношение Запада к России до сих пор определяется давно сложившимися убеждениями.

После 2007 года, когда Владимир Путин выступил со своей знаковой речью на Мюнхенской конференции по безопасности, Запад пришел к выводу, что Россия будет пытаться изменить параметры миропорядка, сложившегося после окончания холодной войны, особенно в Европе и Евразии. Она будет пытаться делать это в сотрудничестве с другими странами там, где это будет возможно, и при помощи как традиционных, так и нетрадиционных методов и приемов в тех случаях, когда это будет необходимо. Таким образом, преследуя свои цели, Москва была готова вести как политику примирения, так и политику вражды по отношению к западным странам, а порой ту и другую одновременно.

Хотя такой подход далеко не всегда приводил к успеху — порой случались чрезвычайно серьезные просчеты (к примеру, последствия попыток России вмешаться в американские президентские выборы 2016 года) — он, тем не менее, позволяет Кремлю демонстрировать признаки наличия масштабной стратегии. В своем выступлении на пресс-конференции на Российской энергетической неделе Путин отметил, что «возня между спецслужбами» идет уже очень и очень давно, но при этом призвал к налаживанию отношений с Западом.

С другой стороны, Запад рассматривает свои отношения с Россией сквозь призму того, что Москва «должна» делать, а не того, что она уже делает. С точки зрения некоторых стран, таких как Италия, Венгрия, Австрия, а также, в меньшей степени, Германия и Франция, Россия «должна» быть партнером Европы. Поэтому правительства этих стран предпочитают концентрироваться на сферах сотрудничества с Москвой и сводить к минимуму количество тех случаев, когда поведение России неконструктивно. С точки зрения других стран, в первую очередь США, Россия «должна» вести свою внутреннюю и внешнюю политику в соответствии с западными ценностями, нормами и предпочтениями. Когда Россия отклоняется от этих стандартов, первый порыв этих стран — исправить ее поведение и наказать. Нынешние внутриатлантические разногласия (как внутри, так и между западными странами) в вопросах политики в отношении России объясняются этим базовым расхождением — между теми, кто видит в проступках России лишь временные отклонения от курса на интеграцию России с Западом, и теми, кто считает эти проступки неотъемлемой составляющей режима и политики России. Таким образом, когда офицеров ГРУ обвиняют в хакерских атаках, одна сторона готова преуменьшать серьезность обвинений, тогда как другая стремится отбросить все положительные моменты отношений, чтобы отомстить. Если постоянно колебаться между этими двумя противоположными подходами, это не приведет к формированию эффективной политики.

В течение всего прошлого года дискуссии по вопросу «Долгосрочной стратегии США в отношении России» (Sustainable Bipartisan U.S. Strategy Towards Russia) были направлены на то, чтобы найти решение этой дилеммы. С одной стороны, площадь территорий, геополитическая позиция и военный потенциал России означают, что США не могут позволить себе роскошь выборочного взаимодействия и конфронтации, то есть они не могут ввести против России такие санкции, которые не будут заключать в себе риски для самих США. В то же время необходимость поддерживать стратегическую стабильность в отношениях с другой крупной ядерной державой вовсе не означает, что США обязаны кротко уступать всем требованиям России.

Итогом этих дискуссий стали выводы, которые можно назвать парадигмой «3-С»: «сотрудничество, конкуренция и конфронтация» (cooperate, compete and confront). Другими словами, США — и соответственно Запад — должны научиться перемещаться внутри этой шкалы 3-С, сотрудничая с Россией в тех областях, которые имеют большое значение для обеих стран (к примеру, нераспространение ядерного оружия), одновременно устанавливая правила игры в тех областях, где эти две страны конкурируют друг с другом (к примеру, продажа энергоресурсов в мире). Что еще важнее, США должны быть готовы к тому, чтобы вступить в конфронтацию с Россией — но сделать это, четко осознавая цену конфронтации и ее последствия. Одна из тех вещей, которая больше всего расстраивала, когда мы наблюдали дискуссии в Сенате США во время августовских слушаний, — это настойчивое требование максимальной конфронтации с Россией в военном и финансовом смыслах — но при наличии гарантий того, что никаких негативных последствий для США не будет. Это ограничение — администрация Обамы честно призналась в том, что она руководствовалась этим ограничением, разрабатывая свои антироссийские санкции, — в значительной мере снижает эффективность сдерживания и служит Кремлю дополнительным свидетельством того, что ему по силам пережить западные санкции.

Проблема заключается в том, что российское государство относится к протестам Запада менее серьезно, чем следовало бы, и полагает, что, если оно продолжит предпринимать агрессивные шаги (хакерские атаки или отравления), ему будет под силу справиться с последствиями. В свою очередь, поведение России все больше злит западных политиков, которые уже начинают рассматривать возможность введения более жестких санкций или уже готовы пойти на жертвы в тех областях, где сотрудничество принесет выгоду всем, только чтобы наказать Кремль. В результате мы движемся к ситуации, в которой проиграют все.

Подход «3-С», в основе которого лежит трезвая оценка цены и последствий, может помочь нам разорвать этот порочный круг. Он основан на предпосылке о том, что вражда между Россией и Западом вовсе не неизбежна, и при этом он не подталкивает к партнерству любой ценой. Он дает шанс извлекать выгоду из возможностей для налаживания отношений, но при этом позволяет нам твердо противостоять тем вызовам, которые Россия бросает интересам и ценностям США. Однако пока США, по всей видимости, не готовы разрабатывать такой подход. Для этого требуется определенная гибкость — то есть возможность вводить и отменять санкции — которой Конгресс не хочет обеспечить президента. Для этого также требуется способность расставлять приоритеты — не всякий проступок или спор России с Вашингтоном должен влечь за собой полномасштабную ответную реакцию.

Возможно, промежуточные выборы позволят стабилизировать американскую политическую систему и наладить более мирное сосуществование президента и Конгресса США на ближайшие два года, когда можно будет заняться разработкой более эффективного подхода к отношениям с Россией. Если этого не случится, тогда тот кризис, который мы наблюдаем последние несколько лет, продолжит усугубляться.

Николас Гвоздев — пишущий редактор издания «Нэшнл Интерест»

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 14 октября 2018 > № 2759113 Николас Гвоздев


Китай. США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 октября 2018 > № 2759153

National Review (США): Новая эра для треугольника «Китай-Россия-США»

Более полувека назад госсекретарь Генри Киссинджер разработал стратегию сдерживания СССР и Китая. Он стремился наладить дружеские связи с обоими государствами, добившись ситуации, при которой Пекин и Москва были бы расположены друг к другу не более дружелюбно, чем к США. Сейчас администрация Трампа пытается использовать Россию для сдерживания Китая, пишет «Нэшнл ревью».

Виктор Дэвис Хансон (Victor Davis Hanson), National Review, США

Администрация Трампа разумно признает угрозу, исходящую от Пекина. И для того, чтобы отвести эту угрозу, она может воспользоваться помощью России.

Почти полвека назад госсекретарь президента Ричарда Никсона Генри Киссинджер разработал успешную стратегию США в отношении двух самых опасных противников Америки. Он стремился к более тесным связям как с Советским Союзом, обладавшим семью с лишним тысячами единиц ядерного оружия, так и с коммунистическим Китаем, самой большой в мире страной по численности населения.

Разработанный Киссинджером подход иногда называли «триангуляцией», принципом трехстороннего взаимодействия. Но, по сути своей, эта фраза означала необходимость обеспечить взаимоотношения, в которых Китай и Россия будут расположены друг к другу не более дружелюбно, чем к Соединенным Штатам.

Учитывая, что Советский Союз в то время был намного сильнее Китая, Киссинджер особенно искал расположения Пекина, проявляя к нему особое внимание.

Сама идея была похожа на британскую и французскую политику середины 1930-х годов, целью которой было помешать гитлеровскому Третьему рейху стать партнером столь же мощного и опасного сталинского Советского Союза. К сожалению, эти усилия оказались тщетными, и нацистско-советское сотрудничество привело к их совместному вторжению в Польшу в 1939 году и началу Второй мировой войны.

Мы забыли о здравом смысле и мудрости Киссинджера, когда администрация Обамы обхаживала Китай и в шизофреническом порыве добивалась «перезагрузки» в отношениях с Россией.

Эта перезагрузка изначально была провальной попыткой умиротворения России с ее конвенциональной и кибер- агрессией. Провал перезагрузки вскоре привел к резкой смене курса и демонизации президента России Владимира Путина как авторитарного правителя и противника демократии — словно он до этого не был тираном или когда-нибудь перестал бы быть тираном.

Россия методично «вернула» себе Крым, использовала рычаги давления на Восточную Европу, спровоцировала беспорядки на Украине, наводила ужас на Западную Европу, вернулась после 40-летнего перерыва на Ближний Восток и взламывала избирательные системы и политические институты США.

За период с 2009 по 2017 годы руководство США пришло к разумному пониманию того, что Китай вскоре станет не просто азиатско-тихоокеанской сверхдержавой, но в конечном итоге затмит саму Америку — словно ее возможное превосходство не является результатом безразличия США, а предначертано судьбой.

Затем началось систематическое и бесконтрольное мошенничество Китая в сфере торговли и интеллектуальной собственности. Пекин воровал американские технологии, нарастил огромный торговый профицит и деформировал всю мировую торговую систему. Такой односторонний китайский меркантилизм оправдывали, называя его «свободной торговлей».

Вашингтон смотрел сквозь пальцы и на военную агрессию Китая в Южно-Китайском море. Поэтому китайцы создали в архипелаге Спратли искусственные острова и расширили существующие и построили на них военные базы, чтобы запугивать соседей и использовать в своих целях тихоокеанские торговые пути.

Администрация Обамы вновь выразила незначительное недовольство. В результате председатель КНР Си Цзиньпин хвастливо заявил, что к 2025 году Китай будет доминировать в мировой высокотехнологичной промышленности, еще через 10 лет будет доминировать в Тихоокеанском регионе, а к середине века — править миром.

На протяжении многих лет и Путин, и Си испытывают презрение к США. Они стремятся использовать Сирию, Иран и Северную Корею, чтобы ослабить влияние США, ведя при этом кибервойну против американских компаний и организаций.

Америка, может, и самая сильная в мире держава в экономическом и военном отношении, но она нарушила все принципы Киссинджера. Россия и Китай сошлись во мнении, что США не обладают сильной политической волей, и, несмотря на свои собственные экзистенциальные различия, они сочли взаимовыгодным действовать в сговоре с целью ослабления позиций США.

Наши союзники — от Скандинавии до Ближнего Востока и Азии — это заметили. Они сочли, что Америка либо не может, либо не собирается восстанавливать свой международный престиж.

Администрация Трампа стремится остановить этот процесс ослабления позиций США и кардинально изменить ситуацию.

Несмотря на все безосновательные обвинения в «сговоре» с Россией, Трамп «прижал» Путина «к стенке», введя экономические санкции и одобрив оказание военной помощи Украине. Он увеличил расходы на оборону, потребовал повысить боеготовность сил НАТО и ускорил добычу нефти в США. Но при этом он риторически протягивает Путину руку.

Гораздо мудрее вести себя дружелюбно, имея в руках дубину, чем быть высокомерным и враждебным, держа в руках хворостину.

Теперь Америка вводит пошлины на китайский импорт, чтобы заставить Китай сократить свой торговый профицит с США, составляющий почти 400 миллиардов долларов. И отправляют американские военные корабли еще дальше в Южно-Китайское море, чтобы наши союзники знали, что Китай больше не будет их запугивать.

Трамп попытался вести прямые переговоры с Северной Кореей о денуклеаризации и наладить новые партнерские отношения в сфере обороны с Австралией и Японией. Он также заключает двусторонние торговые сделки с Южной Кореей, Мексикой и Канадой в обход Китая.

Китай обеспокоен. Может, внутренние оппоненты Трампа и списывают его со счетов, считая его грубым неграмотным шутом, но Пекин опасается, что Трамп — это коварный Макиавелли или Сунь-цзы (Sun Tzu), уже сокращающий мощь и власть Китая.

Китайский фондовый рынок падает. Рост китайской экономики замедляется, а валюта дешевеет. Простые граждане Китая задаются вопросом, почему в трудные времена их лидеры предоставляют щедрую помощь африканским странам и другим азиатским странам, в то время как сам Китай погряз в торговой войне с США.

Поскольку Россия гораздо слабее Китая, Соединенным Штатам следует протянуть Москве руку и наладить отношения, чтобы найти общие интересы в ограничении могущества Китая. Россия могла бы принести пользу, время от времени оказывая поддержку странам, которые начинают сообща оказывать противодействие Китаю. Среди них — Австралия, Индия, Япония, Филиппины, Южная Корея и Тайвань.

Россия, конечно же, не заинтересована в том, чтобы у нее в соседях был ядерный Иран или потерявшая рассудок ядерная Северная Корея — или иметь разногласия с китайским колоссом, с которым у нее общая граница протяженностью более четырех тысяч километров.

Несмотря на проводимую Америкой политику умиротворения и торговых уступок, а также невероятное китайское богатство, Китай, как «гражданин мира», лучше не стал. Возможно, добиться этого поможет более серьезное противодействие со стороны США при поддержке их многочисленных азиатских союзников. И при попустительстве России, с которой можно было бы договориться.

Китай. США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 октября 2018 > № 2759153


США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 октября 2018 > № 2759152

Javan (Иран): Санкционная политика Дональда Трампа обречена

Глава одной из самовлюбленных стран мира — США — пытается компенсировать нехватку опыта навыками, которые он получил в бизнесе. В отношении Ирана он выдумал не отличающуюся изобретательностью стратегию — он пытается запугать Тегеран санкциями и экономической войной, пишет «Джаван».

Javan, Иран

Президент одного самовлюбленного государства в мире, то есть Дональд Трамп, похоже, старается заполнить нехватку своего опыта как руководителя и как политика теми навыками, которые он получил в свое время как торговец, а также как завсегдатай кабаре и игорных домов.

Относительно Ирана он выдумал стратегию, не отличающуюся большой изобретательностью. Суть ее заключается в том, чтобы постараться запугать Исламскую Республику санкциями и экономической войной.

Запугать для того, чтобы сделать Иран более сговорчивым и в итоге заставить капитулировать. Он в свое время много потрудился для того, чтобы втянуть в свои темные политические игры и нечистоплотные сделки как ряд нефтеносных государств региона (Ближнего Востока), так и крупные экономические организации во всем мире. Делал это господин президент для того, чтобы, путем войны против праведного народа Исламской Республики посеять в иранском обществе хаос и вызвать раскол между руководством страны и населением. И сейчас, провозгласив свое намерение ввести крупнейшие в истории санкции против Ирана, он не оставляет своих попыток лишить народ Ирана душевной стойкости и крепости духа, вызвать в нем отчаяние и побудить к новым волнениям и беспорядкам. Он полагает, что если не война реальная с оружием в руках, то война экономическая приведет его к желанной цели.

Поэтому, именно с таким расчетом он и затеял серию перестановок в своем политическом окружении. С одной стороны, он назначает на ключевые политические посты наиболее отъявленных «ястребов», резко враждебно настроенных против Ирана, наподобие Джона Болтона или Майка Помпео. Последние поддерживают господина Трампа в его устремлениях выйти из ядерной сделки с Ираном, нарушить те обязательства, которые Америка сама же согласилась выполнять относительно Исламской Республики Иран.

С другой стороны, он применяет тактику угроз не только относительно Ирана, но и против других стран, пытающихся сохранять с этой страной экономические отношения и экономическое сотрудничество. Так Трамп пытается сформировать вокруг Ирана особый политический и морально-психологический климат, чтобы заставить всех поверить в успех своих замыслов. Именно для этого в начале года была все же найдена и пущена в ход горстка из проамерикански настроенных пособников и выкормышей терроризма внутри самого Ирана — они должны были подготовить почву для широкомасштабных мятежей и политических беспорядков. Кроме того, таким образом Трамп со своими помощниками пытался породить и у других мировых политических лидеров и руководителей других государств сомнения в прочности и устойчивости политического режима в Иране и привлечь их таким образом на свою сторону.

Следуя своей стратегии, основанной лишь на собственных черных замыслах и мечтах, Дональд Трамп не гнушается даже применения языка угроз в отношении своих некогда самых верных союзников и среди стран Европы. Он пытался требовать от них покорности, разговаривая с союзниками исключительно языком приказов и военных инструкций, постоянно резко критикуя их за «неподобающе мягкий» и «чересчур мирный» подход в отношении Ирана.

Пребывая в плену своих иллюзий и несбыточных фантазий, Дональд Трамп не отказался даже использовать силы контрреволюций в самом Иране, представленные лишь жалкой горсткой «политиков» с полукриминальным прошлым — контакты с последними устанавливались практически на официальном уровне. В регионе он пытался сколотить вокруг Ирана коалицию, своего рода «арабское НАТО», заправляют которым самые одиозные политики современного мира, типа наследного принца Мохаммеда Бин Салмана.

Однако же, несмотря на все эти ухищрения и все эти планы, которые весьма дорого обходится самим Соединенным Штатам и вызывает лишь еще большую ненависть в самом иранском народе к Америке, государству, не привыкшему соблюдать им же подписанные договоренности, проводящему вероломную политику и применяющему откровенно средневековые и гнусные политические методы, уже сейчас можно видеть признаки несостоятельности и полного провала всей этой американской стратегии. Наиболее важнейшие из этих признаков — следующие.

Первое: явная неспособность Соединенных Штатов добиться успеха в замыслах по сведению к нулю иранского нефтяного экспорта. Ряд наиболее промышленно развитых стран мира даже настаивал на том, чтобы иметь возможность продолжать ввозить нефть из Ирана. В итоге США даже пришлось освободить ряд стран от «нефтяных санкций», введенных за торговлю с Ираном или предусмотреть для них некоторые послабления.

Второе: появление признаков явного недовольства подобной политикой со стороны ряда наиболее авторитетных европейских политических лидеров, которые даже стали предпринимать шаги, чтобы гарантировать себе более независимый политический курс и иметь возможность противодействовать откровенно экстремистскому внешнеполитическому курсу США против независимых стран Европы. Европейские лидеры даже нарочно стали использовать иранскую повестку дня как возможность открыто возражать агрессивным устремлениям Белого дома.

Третье: появление в подобной международной обстановке подходящих условий для исключения из мировой торговли американского доллара. Некоторые страны стали искать пути для того, чтобы не использовать доллар в экономических связях с Исламской Республикой Иран. Крупные же державы, и кроме того, экономические конкуренты США, такие, например, как Китай, стали открыто демонстрировать, что более не будут считать доллар неким категорическим императивом или некой «объективной реальностью» в мировой торговле. Возможно, это грозит стать даже общемировой реакцией на агрессивную политику США, самого Дональда Трампа и его команды в Белом Доме, для которых не существует ни принципов дипломатии, ни понятий о суверенитете других государств, ни даже элементарного представления о человеческой этике.

Четвертое: появление на международной арене уже целого блока государств, которые объявили противодействие экстремизму США и защиту национальных интересов фактически официальным принципом своей внешней политики. После того как официально, одна за другой, провозгласили оппозицию политике США и намерение игнорировать вводимые ими экономические санкции такие страны, как Китай, Турция, Ирак, Россия, Индия, влияние «трамповских» санкций на Иран становиться минимальным, если вообще не нулевым.

И весьма вероятно, одной из причин недавнего давления, произведенного на Саудовскую Аравию, и тех требований, сводящихся к тому, что Эр-Рияд должен, дескать, платить большую цену за поддержку, которую ему оказывает Вашингтон, как раз и является то обстоятельство, что антииранская политика становится для Америки уже практически невыносимым тяжелым бременем. Бременем, которое необходимо как-то и из каких-то источников компенсировать. Некоторые из этих требований Трамп озвучил, несомненно, в ответ на чрезмерно возросшие аппетиты своего ближневосточного союзника, который превратился в «жандарма Ближнего Востока» исключительно благодаря помощи и поддержке США.

Автор — Расул Санаирад, политический руководитель корпуса «мусульманских добровольцев» при Корпусе стражей Исламской революции

США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 октября 2018 > № 2759152


Украина. США > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 11 октября 2018 > № 2759183

Апостроф: У президентов Украины есть «бронежилет», который развязывает им руки для преступлений

Размах коррупции на Украине достиг в последнее время такого уровня, что стал темой обсуждения в ЕС и США. В интервью «Апострофу» народный депутат Украины Сергей Лещенко рассказал о причастности США к коррупции на Украине, и о том, почему Порошенко пытается ликвидировать антикоррупционное бюро до того, как уйдет с поста президента.

Екатерина Шумило, Апостроф, Украина

Апостроф: Сергей, в США продолжается суд над Полом Манафортом, бывшим политтехнологом Виктора Януковича. Как считаете, достаточный ли резонанс это дело получило на Украине?

Сергей Лещенко: Речь идет о «черной бухгалтерии» Партии регионов. Это рукописные документы, манускрипты о том, как нелегально тратились сотни миллионов долларов на политику во времена Януковича — сначала, когда он был премьер-министром, лидером оппозиционной партии, а потом уже президентом.

Дело Манафорта касается нарушения Манафортом американских законов, он предстал перед американским правосудием как гражданин Америки. Украина здесь стала толчком для расследования. Я бы сказал, «черная бухгалтерия» послужила точкой входа следствия в эту историю. То есть его фигурой заинтересовались, когда появилась эта «черная бухгалтерия» и его упоминания в ней. И искать его нелегальные доходы начали после того, как эта «черная бухгалтерия» была опубликована, в том числе с моим участием. Но осужден он, как вы знаете, за уклонение от уплаты налогов.

Думаю, что Манафорт в Америке стал ценным источником информации для прокурора [Роберта] Мюллера в его главном деле, которое касается вмешательства России в американские выборы, влияния россиян на Дональда Трампа. Манафорт присутствовал на той легендарной встрече в Трамп-Тауэр, на которой был сын Трампа и россияне, в открытых источниках есть упоминание о том, что Манафорт вел определенные записи на этой встрече, они зашифрованы, и никто другой не смог их расшифровать. Наверное, это часть договоренностей касательно Трампа между Манафортом и Мюллером. Чем это закончится, можно только предполагать. Ясней станет после выборов в Америке в ноябре этого года. Если демократы получат контроль над Конгрессом, они смогут начинать процедуру импичмента, это вполне вероятно.

Здесь Украина послужила точкой отсчета для большого расследования. Жаль, что украинская коррупция рассматривается в американском суде. Но это ведь не первый раз, началось еще с дела [Павла] Лазаренко 20 лет назад. Надеюсь, когда-то и на Украине это станет так же быстро и эффективно расследоваться, коррупционеры или нарушители закона будут нести наказание, украинские граждане будут получать достойное правосудие.

— Почему не расследуются дела против фигурантов «черной бухгалтерии» на Украине? Мы понимаем, что для США важно расследовать дело Манафорта. Почему украинскую сторону не интересуют украинские политики в том списке и природа уплаченных денег политтехнологу?

— Манафорт — гражданин Америки, он нарушал американские законы, уклонялся от уплаты налогов, поэтому он осужден в США. Украина не может судить за его нарушения.

Насколько я знаю, сейчас «черная бухгалтерия» — это часть следствия, которое ведет Департамент специальных расследований ГПУ. Предъявлены подозрения братьям Калюжным, которые вели «черную бухгалтерию». Один из эпизодов — это платежи, которые осуществляли из бюджета Украины американской компании «Скаден», там подозрения уже предъявлены [экс-министру юстиции Александру] Лавриновичу, дело в суде. Правда, полтора года судьи затягивали предварительное заседание. Компания «Скаден» ведь тоже связана с Манафортом, его дочь работала в этой компании, когда «Скаден» привлекали к так называемому «независимому аудиту» по делу [Юлии] Тимошенко, за что Украина заплатила миллион долларов из бюджета. Эти деньги были потрачены незаконно, якобы это готовилась позиция для Европейского суда по правам человека, хотя на момент, когда этот вывод был подготовлен, все сроки рассмотрения этого дела в ЕСПЧ уже вышли. Я думаю, что у главы компании «Скаден», американского юриста [Грегори] Крейга тоже будут проблемы, его привлекут по этому делу, потому что часть денег он получал нелегально от Манафорта, часть денег — из украинского бюджета.

— В так называемом списке Манафорта фигурирует множество известных фамилий: Сергей Левочкин, Сергей Тигипко, Борис Колесников, Ринат Ахметов и другие. Кто еще из украинских политиков может быть в этом списке? В СМИ гуляла информация, что якобы лидер «Свободы» тоже как-то причастен.

— Я могу подтвердить, что «Свобода» фигурирует в «черной бухгалтерии» Партии регионов и не в самом лучшем свете. Это расследовать невозможно, потому что фигуранты, как я понимаю, сбежали из Украины, скорее, может быть политическая оценка.

Моя просьба, которую я выражаю публично, чтобы всю «черную бухгалтерию» Януковича опубликовали как она есть — от первой до последней страницы. Я кое-что видел оттуда, и то, что я видел, меня поражает. Опубликовано совсем немного, целостной картины нет. А в тех документах есть конкретные депутаты, которые получали огромные суммы за переход в Партию регионов, конкретные суммы судьям, членам Центральной избирательной комиссии, чтобы признать Януковича президентом. Конкретные суммы платились даже некоторым иностранным политикам, которые на тот момент были на должностях. Упоминается Тягнибок и «Свобода». Я бы хотел, чтобы эти документы были опубликованы рано или поздно. Но мне кажется, следствие еще не потеряло надежды расследовать какие-то эпизоды из этого дела. Повторюсь, там более 800 страниц.

— Могут ли Украина и США в этом деле как-то сотрудничать?

— Насколько я знаю, украинская прокуратура направляла запросы в ФБР, но не получала ответа. Они просили о допросе Манафорта и Крейга, главы компании «Скаден», которая довела Лавриновича до уголовного дела. Но допросов не было. ФБР действует достаточно абстрагировано, только в своих интересах. Всю информацию берут, но никакой не дают. Я им лично передавал документы, которые касаются перевода 750 тысяч долларов Манафорту со счета белизского офшора, который был открыт в киргизском банке. У них эти документы есть, в том виде, в котором я их получал, то есть оригинал.

— Если в списке есть конкретные фамилии депутатов, то в чем сложность провести расследование?

— Это нужно спрашивать у сотрудников Генеральной прокуратуры, которые ведут дело «черной бухгалтерии», насколько они могут продвинуться. Какие это были переводы? Наличные или безналичные? Скорее всего, наличные. Не имея в руках Калюжного, который, по моим данным, вел эту «черную бухгалтерию», доказать это очень сложно, это только мои допущения.

— Давайте перейдем к следующей теме. Что вы думаете о конфликте между НАБУ и САП?

— Я не знаю, о каком конфликте идет речь, я вижу нападки на НАБУ со всех сторон. Тут нет конфликта НАБУ и САП, есть попытка создать такую картинку со стороны людей, которые обогащаются за счет коррупции, нынешних коррупционеров. Пытаются представить это как конфликт двух антикоррупционных органов, мол, они оба виноваты. Это то же самое, что говорить, что жертва насилия и насильник оба виноваты. Нет! Виноват тот, кто осуществляет агрессию в отношении безвинной жертвы. Здесь «агрессия» старых, коррумпированных органов по отношению к НАБУ.

Все знают, как САП во главе с Холодницким сливала информацию, давала доступ к материалам дела тем, против кого расследовали дела в НАБУ, генпрокурор Луценко пытался подготовить на Сытника подозрение, СБУ возбуждает дела против набушников. [Первый замглавы СБУ Павел] Демчина открыл дело в отношении детектива, который расследовал его незаконное обогащение, то есть исполнял свои служебные обязанности. МВД тоже против НАБУ проявляло агрессию. Все видели, как водили титушек, которые были сотрудниками МВД, в суд и какие нападки были со стороны титушек на НАБУ, как они защищали Холодницкого, когда был митинг под САП. Вся старая коррумпированная правоохранительная система сплотилась против НАБУ — единственного правоохранительного органа, неподконтрольного власти. НАПК полностью уже легло под Банковую, САП — на крючке. Поэтому единственное, что осталось, — это НАБУ.

План Порошенко понятен и читается на раз-два. Пока он президент — ему нужно уничтожить НАБУ. У него должен быть план «Б» на случай, если он проиграет выборы. В случае поражения на выборах им сразу займется НАБУ. Даже если они этого не хотят, давление общества заставит наказать всех, кто был при власти. Как только Порошенко потеряет иммунитет, запрос общества будет велик. Закон прописан так, что НАБУ может заниматься только бывшими президентами. На нынешних действует процедура импичмента, которая не прописана. Это такой «бронежилет» для президентов, у них развязаны руки для любых преступлений. А как только они уходят с поста, НАБУ сразу может браться за расследование. Поэтому Порошенко делает все, чтобы к тому времени НАБУ было уничтожено, обезглавлено, дискредитировано — не важно.

— То есть дело не в самом Сытнике?

— Сытник оказался неподконтрольным, поэтому Банковой нужно, чтобы он ушел. Каким образом? Неважно. Либо убрать НАБУ, либо присоединить его к ГБР, либо сместить Сытника с должности — по итогам аудита или судом. Если нет Сытника, легитимность органа под вопросом. Нужно конкурс объявлять.

— Все-таки насколько вероятен сценарий снятия Сытника с должности в ближайшее время?

— Пока Порошенко — президент, ему нужно подготовить пути отступления. Ему нужно обезопасить свой уход. В случае проигрыша НАБУ должно быть уничтожено или должен уйти Сытник. Так что очень вероятный сценарий.

— А как будет осуществлен этот сценарий?

— Через аудит или через отстранение по решению суда. Именно поэтому Луценко занимается этим никчемным делом о разговоре Сытника с журналистками. Луценко нужно готовить подозрение Сытнику.

— Артем Сытник выступил с докладом о работе НАБУ за полугодие. Как оцените его продуктивность?

— Смотрите, вы производите конфеты, машины их развозят по магазинам, а магазины продают. Если у вас нет магазинов, то фабрика не виновата, что у вас бизнес не пошел. Это разные производственные цепи.

Когда они собрали фейковый митинг под антикоррупционным комитетом, там бедные бабушки стояли за 100-200 гривен. Там был человек, который прямо сказал, что отсидел за убийство 15 лет. Другая бабушка сказала, что она не знает, кто такой Сытник, ей заплатили деньги. Третий сказал, мол, мы просто бедствуем, нам дали деньги, мы стоим. Я спросил их: «Вы знаете, что Сытник не сажает, а сажает суд?» Сытник расследует и его ответственность заканчивается, когда подозрение согласовано или не согласовано Холодницким или его замами. САП сворачивает уже готовые дела, как по Демчине. Как можно обвинять Сытника в том, что Холодницкий свою работу не сделал, потому что он на крючке у Банковой, или в том, что продажные суды дело Насирова уже год не могут начать или затягивают дело Мартыненко? При чем здесь Сытник? Это то же, что вас обвинять в том, что метро плохо ходит или что троллейбусы старые. Это не ваша зона ответственности.

— Вы согласны, что ситуация с НАБУ и САП негативно влияет на всю цепочку антикоррупционных органов в стране, их функционирование?

— В первую очередь коррупция негативно влияет. А ситуация с НАБУ и САП (повторюсь, это не конфликт, это нападки на НАБУ со стороны коррумпированных органов) разрушает борьбу с коррупцией. В этом и цель, это не последствия. Цель — такую атаку начать, разрушить работу правоохранительных, антикоррупционных органов, дальше воровать деньги и подготовить пути отступления в случае проигрыша на выборах.

— Что делать, чтобы эта антикоррупционная цепочкой заработала?

— Как говорится, слона нужно есть по частям. Нужно защищать НАБУ, требовать снятия с Сытника обвинений. Нужно создавать честный, независимый антикоррупционный суд. Прокурор Холодницкий должен уйти, это очевидно. Это человек, который сливал дела и был сообщником подозреваемых в коррупции, поддерживал не детективов, а обвиняемых, поэтому он должен уйти с должности. Это не только украинское общество так считает, но и международное сообщество. Партнеры Украины дают деньги в это тяжелое время, а мы не способны свои собрать, потому что у нас сплошные коррупционеры, которые не сидят, а договариваются с прокурором. Наши партнеры говорят: «Мы же не благотворительная организация, мы собрали деньги наших налогоплательщиков и отдали Украине. Соберите в своей стране деньги. У вас прокурор — коррупционер? Так уберите его!» Их логика понятна. Эти товарищи должны уйти, а то я сомневаюсь, что даже деньги МВФ придут.

— А если убрать и Сытника, и Холодницкого, это решение может помочь?

— Я не вижу смысла. Какие претензии к Сытнику? Что он совершил? Он является жертвой насилия. Мы должны жертву посадить в тюрьму с насильником?

— Вы не голосовали за санкции против телеканалов «112 Украина» и NewsOne, почему? И что вы в целом думаете об этой ситуации?

— Парламент — это орган представительской демократии. Это не тот орган, который должен закрывать телеканалы, это не его компетенция. Парламент — это срез общества, это представители народа. И орган демократии точно не решает, какие каналы правильные, а какие — неправильные.

Если есть вопрос к каналу, в стране есть регулятор — Национальный совет по телевидению и радиовещанию во главе с [Юрием] Артеменко. Конечно, его распределили по группам влияния, Порошенко имеет контрольный пакет в этом регуляторе. Но при чем тут парламент? Зачем грязную работу давать в руки депутатов? Вы хотите разобраться? Обращайтесь в Нацсовет.

Насколько я понимаю, у каналов есть нарушения. У «112» точно. История со «112» вообще очень сомнительная. Было пять региональных пакетов, которые во времена Януковича отдали сыну Януковича, а тот отдал [экс-министру внутренних дел Виталию] Захарченко. Они создали из пяти региональных одну всеукраинскую компанию, таким образом обошли закон. Но это все должен рассматривать Нацсовет. Из того, что я знаю, на последнем заседании Нацсовета звучал вопрос о лицензии «112». Но глава комиссии сказал, что у него есть письмо СБУ, в котором просьба этот вопрос не рассматривать. Так пусть они решат между собой.

А парламент просто использовали. Первая цель — пропиарились псевдопатриоты, в частности «Народный фронт», который эту тему активно раскачивал. У них просто такой ворох коррупционных дел — Мартыненко, Поляков, Журило. И чтобы это от себя отстранить, они патриотами стали. Конечно же, через каналы они пытаются эту мантию патриота надеть. Вот они и раскачивают историю с телеканалами, чтобы перевести фокус своей идентичности. Второе — дали Порошенко дубинку от парламента. Теперь он пойдет договариваться с Медведчуком, разделят как-то сферу влияния на канале. Скажет: «Я тебя защищу от парламента, давай договоримся. Мы же уже договаривались по газу, по дизелю, по заправкам Glusco. Давай и сейчас сферу влияния поделим по каналам». Парламент сделал Порошенко подарок. В темную использовали депутатов.

Если есть подозрения в финансировании терроризма, то существует СБУ, которая является главным источником проекта санкционного списка. Это они предлагают список структур, которые потом с одобрения СНБО и подписью Порошенко идут под санкции. Но при чем здесь парламент?

— Как так оперативно удалось насобирать столько голосов?

— Видимо, ура-патриотическая риторика сработала. Мне понятно, что это за схема. С одной стороны — развод для лохов, с другой стороны — усилили президента, с третьей стороны — мы выглядим как страна непуганых папуасов, где парламент принимает решение закрыть каналы. Выглядит это очень глупо, но повторюсь: каналы имеют нарушения, эти каналы Порошенко давно хотел контролировать. Он пытается играть с людьми, которые контролируют эти каналы.

— Так почему не покажут нарушения, где доказательства?

— Порошенко это невыгодно. Он хочет их держать на крючке. Ему невыгодно их закрыть, ему выгодно, чтобы они за свои деньги показывали и рекламировали его.

— Вы думаете их не закроют?

— Я думаю, это способ для Порошенко шантажировать владельцев каналов. Он же хотел купить «112», есть записи в интернете, где его банкир [Макар] Пасенюк приходил на так называемые переговоры, он хотел эти каналы забрать. Не смог забрать — теперь будет контролировать редакционную политику. А чтобы за свои деньги не финансировать эту политику, подсадили на крючочек.

— То есть перед президентскими выборами Порошенко хочет взять под контроль все медиа?

— Да. Вот был у сына Януковича телеканал «Тонис». Янукович тогда решил построить свой медиахолдинг, не хотел зависеть от Фирташа и Ахметова. Кто чем занимался? Клименко занимался «Вестями». Арбузов занимался БТБ, банковским телевидением. А Саша Янукович — «Тонисом». Сейчас «Тонис» — это «Прямой» Порошенко. И «Радио Пятница» пытается Порошенко забрать. Все эти действия — попытка влиять на медиасреду. Тут выбор — или вступать в право собственности, или лучше не вступать и не давать денег, а просто контролировать, держа на крючке.

Украина. США > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 11 октября 2018 > № 2759183


Россия. США > Армия, полиция. Авиапром, автопром > inosmi.ru, 11 октября 2018 > № 2759182 Дейв Маджумдар

National Interest (США): По мнению России, американские истребители и бомбардировщики-невидимки — это «бумажная фикция»

В связи с поставками комплексов С-300 в Сирию, где они должны сразиться с истребителями-невидимками Ф-35, не утихают споры об эффективности технологии «стелс». Автор «Нэшнл интерест» задался вопросом: если Москва считает эту технологию бесполезной, то почему Кремль вкладывает миллиарды долларов в истребитель пятого поколения ПАК ФА и в бомбардировщик-невидимку ПАК ДА?

Дейв Маджумдар (Dave Majumdar), The National Interest, США

Даже если Кремль нашел способ одержать верх над американской техникой с низким уровнем демаскирующих признаков, со стороны Москвы было бы неразумно сообщать об этом своим противникам в Вашингтоне.

Почему Кремль вкладывает миллиарды долларов (рублей) в истребитель пятого поколения ПАК ФА и в бомбардировщик-невидимку ПАК ДА, если Москва считает технологию «стелс» бесполезной?

Недавно российские СМИ в ответ на написанную мною статью раскритиковали технологию «стелс», назвав ее бессмысленной. Они заявили, что самолет F-22 «Раптор» компании «Локхид Мартин» и единый ударный истребитель F-35 станут легкой добычей для современной российской ПВО. Моя статья явно задела за живое российских экспертов ПВО. Дошло до того, что бывший начальник штаба российских сил противовоздушной обороны генерал-полковник Игорь Мальцев заявил информационному порталу «Газета.ру» (Gazeta.ru), что технология «стелс» — это «бумажная фикция».

Тем не менее, русские продолжают тратить миллиарды долларов на разработку технологии малозаметности для самолетов ПАК ФА, ПАК ДА и крылатых ракет Х-101 и Х-102. Последние очень важны для обеспечения стратегического ядерного сдерживания. Но если технология «стелс» — это не более чем «бумажная фикция», то почему Москва беспричинно бросает на ветер миллиарды?

«Малозаметности далеко до невидимости, но если данный элемент авиационной техники пятого поколения „бумажная фикция", то почему Россия строит ПАК ФА, мечтает о ПАК ДА, и то же самое можно сказать о разработке китайских опытных образцов?— сказал научный сотрудник Центра военно-морского анализа Майкл Кофман (Michael Kofman), специализирующейся на российских вооруженных силах. — Вряд ли они просто решили потягаться в расходах с американской программой единого ударного истребителя».

Москва предполагает, что сможет использовать альтернативы высокочастотным РЛС, работающим в сантиметровых диапазонах (C, X и Ku), чтобы осуществлять пуски ракет по F-22 или F-35. Среди таких альтернатив командное наведение, инфракрасные, оптические системы и так далее. На самом деле, русские могли уже попытаться это сделать. Использовать командное наведение можно, поскольку оно весьма распространено. В то же время, систем ПВО дальнего действия с ИК-наведением или с оптическим наведением не существует.

Инфракрасное и оптическое наведение эффективны лишь на относительно небольших расстояниях. Это означает, что русским придется использовать низкочастотный радар, чтобы направить ракету, снабженную ИК или оптическим прибором обнаружения, в зону, где она сама сможет обнаружить цель. Это если им удастся разработать такую систему. Тем не менее, аналитики и представители военного ведомства говорят, что для противодействия подобной системе достаточно будет сменить тактику.

Как я уже писал на страницах «Нэшнл Интерест» и «Эвиэйшн Уик энд Спейс Текнолоджи» (Aviation Week & Space Technology), есть ряд западных экспертов, таких как полковник Майкл Петруха (Michael Pietrucha), которые ищут возможные способы борьбы с самолетами-невидимками при помощи РЛС, использующих УВЧ и ОВЧ. Однако, как отмечают эксперты ВВС США по технологии стелс и тактике ее применения, хотя теоретически идея Петрухи может дать результат, на практике она, скорее всего, окажется неосуществима.

«Я не могу аргументировать с конкретными фактами в руках — все это основы физики — но как мне кажется, было бы неправильно говорить, что разработка технологии „стелс" является пустой тратой денег. Могут быть созданы более современные системы, которые заполнят пробелы, но мы уже сделали стартовый рывок, — сказал мне один очень опытный эксперт по технологии малозаметности из ВВС США. — Плюс к этому, мы никогда не работаем в одиночку. РЭБ (радиоэлектронная борьба) — это другое дело, но и там идет подгонка систем. А что касается ракет с активной системой самонаведения, то пусть попробуют установить на них высокочастотную антенну».

Таким образом, даже если стелс-технология сегодня уже не столь результативна, как сразу после распада Советского Союза в начале 90-х, Москва, скорее всего, пока не располагает эффективными средствами противодействия F-22 и F-35.

Даже если Кремль нашел способ одержать верх над американской техникой с низким уровнем демаскирующих признаков, со стороны Москвы было бы неразумно сообщать об этом своим противникам в Вашингтоне. Кроме того, было бы вдвойне безответственно разбазаривать миллиарды долларов на бесперспективную затею, разрабатывая технологию, которую ты считаешь устаревшей или «бумажной фикцией» — особенно в непростые для экономики страны времена.

Таким образом, сам факт того, что Россия инвестирует в ПАК ФА и ПАК ДA, является достаточно весомым доказательством того, что технология «стелс» работает и является перспективной. В противном случае, зачем ею заниматься?

Россия. США > Армия, полиция. Авиапром, автопром > inosmi.ru, 11 октября 2018 > № 2759182 Дейв Маджумдар


Россия. США > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 10 октября 2018 > № 2755963 Мика Зенко

Foreign Policy (США): Проблема не в фейковых новостях из России. Проблема в нас

Пропаганда уже давно влияет на выборы во всем мире, потому что у общественности есть к ней аппетит

Мика Зенко (Micah Zenko), Foreign Policy, США

В 1934 году журналист и новеллист Аптон Синклер баллотировался на пост губернатора от движения «Конец бедности в Калифорнии» (EPIC). Он предлагал очень прогрессивную программу изменений, в которую входило введение пенсий, увеличение налогов на доходы и недвижимость для состоятельных жителей штата Калифорния, создание государственной сети кооперативов, которые будут нанимать безработных.

Лидеров бизнеса и профсоюзов тогда встревожили социалистические элементы его программы. Поэтому они вложили четыре миллиона долларов в поддержку действующего губернатора Фрэнка Мерриама. Эти деньги были использованы на распространение лжи и дезинформации через листовки, радиоточки, статьи в газетах, а также через новое медиа-изобретение — политическую агрессивную рекламу, которую показывали перед фильмами в калифорнийских кинотеатрах.

В роликах актеры, которые изображали простых граждан, читали специально написанные строки с ложью о движении EPIC и Синклере. Такие фейковые новости тех времен оказались очень эффективными. Мерриам легко победил своего оппонента.

Перед выборами Синклер написал жалобу в Конгресс с требованием расследовать то, что он называл «ложной пропагандой», добавляя: «Симпатизируете вы мне и моей платформе или нет — это не важно». Он добавил, что если киноиндустрия «может быть использована для справедливого влияния на избирателей, то ее могут использовать и несправедливо». Никакого расследования тогда не было.

Кампании влияния и дезинформации стали нормальной частью выборов в США. Роль дезинформации в избирательных кампаниях и того, как она транслируется и распространяется, а также как она влияет на избирателей стала темой для национального обсуждения в Америке после президентских выборов 2016 года. Чаще всего виновниками называют Россию, Иран и Китай.

Разведывательные управления США, комитеты по вопросам разведки обеих палат Конгресса, специальный представитель Департамента юстиции Роберт Мюллер очень тщательно документируют российские усилия, нацеленные на то, чтобы тайно подорвать американский демократический процесс.

В августе, тем временем, компания FareEye, которая занимается проблемами кибербезопасности, описала «с определенной уверенностью» то, как Иран использовал социальные сети для продвижения политических подходов, «которые совпадают с иранскими интересами». Опираясь на отчет компании, Фейсбук удалил 652 страницы, группы и аккаунты за «скоординированное неподобающее поведение».

В конце концов, выступая перед Советом безопасности ООН, президент США Дональд Трамп заявил, что «Китай пытался вмешаться в наши среднесрочные выборы, которые пройдут в ноябре 2018 года, против моей администрации». Когда его спросили о доказательствах, он сказал: «У нас есть доказательства. Они будут обнародованы».

Но при этом Трамп всех озадачил, назвав лидера Китая Си Цзиньпина своим «другом». Но если присмотреться ко всем этим обвинениям, возникает ощущение отсутствия точности в том, что именно считается неприемлемым поведением, которое нужно запретить. Заявленные цели «врагов» смешиваются с их реальными действиями. К примеру, разведывательные службы США предупреждают о стремлении России «подорвать либеральный демократический порядок во главе с Америкой» так, будто это уже преступление.

В этом же можно упрекнуть и действующего американского лидера, который, похоже, преследует ту же цель, когда унижает союзников, принимает протекционистские торговые политические подходы, разводит национализм и публично хвалит автократических лидеров.

Похожим образом Комитет по вопросам разведки Палаты представителей в отчете указал, что с 2015 года Москва «пыталась посеять раздор в американском обществе и подорвать нашу веру в демократические процессы». Но первое американцы сделали и сами. А тайные политические оперативники воплотили второе еще задолго до появления социальных сетей.

О том, как интернет стал инструментом для достижения политических и социальных целей, хорошо написали эксперты по вопросам обороны Сингер и Эмерсон Брукинг в своей книге «Как война: превращение социальных сетей в оружие». Разложив по полочкам всю ненависть, ложь и государственную пропаганду, а также государственный мониторинг, который сделал возможным интернет, книга стала незапланированно тревожной.

Но учитывая то, как страшные истории разоблачаются, сообщаются, а потом быстро забываются, авторы отмечают, что очень трудно оценить их последствия для гражданских свобод, личной безопасности, политики и даже национальной безопасности или внешней политики. В измерении безопасности и дипломатии книга делает весьма смелое заявление: стратегическое использование интернета, особенно социальных сетей, похоже на войну. А значит, сейчас это главное поле боя в мире. И все мы невольно стали или целями, или комбатантами. Это утверждение весьма неудобное для всех, кто вырос, изучая кинетические тактики боя и балансирование между вполне физическими силами.

Но интернет очень сильно повысил значение информации. Доказательство этому — то, как политики и военные лидеры постоянно пытаются и успешно используют ее. Они больше не могут недооценивать иностранные попытки повлиять на население их стран. Тут либо вы формируете восприятие граждан, либо кто-то другой это сделает за вас.  Интерпретация таких усилий зависит от источника, умысла распространения сообщений и толерантности к лицемерию.

Как заметил профессор Гонконгского университета Дов Левин, бывшие крупнейшие мировые силы СССР/Россия и США за период с 1946 до 2000 года прямо или косвенно вмешались в 117 избирательных кампаний из 938 по всему миру. Опасный баснописец для одних — это смелый «правдоруб» для других. Аналогичным образом распространение правдивой информации одними может казаться информационным оружием для других. Проблема, которую американцы игнорировали последние 20 месяцев, — в том, почему общество так сильно поверило и бросилось распространять ложь из России, Китая или Ирана.

Политики и исследователи решили свалить вину за раскол общества в США на внешних врагов. Но это все равно, что пытаться сократить распространение наркотиков, сосредоточившись сугубо на иностранных производителях (забыв, конечно, что большое количество наркотиков производится и внутри страны). Аппетиты к выборочной, предвзятой или политизированной информации растут. И этот тренд продолжится, несмотря на уровень информационной грамотности американского общества, его критического мышления и политизированности. Страна не может просто так взять и смыть все свои предубеждения.

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 10 октября 2018 > № 2755963 Мика Зенко


Южная Осетия. США. Азербайджан. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 10 октября 2018 > № 2754735 Джеймс Койл

The Hill (США): Российское влияние увеличивается за счет уменьшения американского

Автору веб-сайта «Хилл» не нравится внешняя политика России — видимо, потому, что Индия, Турция, Армения и многие другие страны предпочли Москву Вашингтону. Он заявляет, что и на Востоке, и на Западе влияние России растет за счет уменьшения влияния Америки. Поэтому США должны активно восстанавливать связи с мировым сообществом.

Джеймс Койл (James J. Coyle), The Hill, США

В то время как Россия демонстрирует свои военные и основанные на нефтедолларах экономические мускулы, Соединенные Штаты продолжают терять влияние на всем пространстве бывшего советского мира. Под воздействием российской активности и в результате нерадивости Соединенных Штатов столицы Старого мира все больше обращаются в сторону Кремля за помощью. Достаточно посмотреть на добровольное экономическое порабощение Западной Европы за счет ее поддержки строительства газопровода «Северный поток — 2». Его строительство означает, что Европа передает свою экономическую независимость Газпрому в тот момент, когда русский медведь душит Украину, своего южного соперника.

В то же время показанные Россией результаты в Сирии побудили Турцию приобрести российские зенитно-ракетные комплексы С-400. Индия тоже возвращается на кремлевский рынок оружия. Рискуя нарваться на американские санкции, Нарендра Моди, тем не менее, завершает сделку в объеме пять миллиардов долларов по приобретению российского оружия.

Армения и Азербайджан с 1994 года конфликтуют друг с другом по поводу международно признанной азербайджанской территории Нагорного Карабаха. В конце 1990-х годов существовала надежда на то, что Соединенные Штаты будут иметь влияние на две эти воинственные стороны конфликта. В Азербайджане частные компании подписали «Контракт века», который предусматривал поставку каспийской нефти на международный рынок в обход российской трубопроводной системы. Но после того как Соединенные Штаты в 2008 году не смогли значимым образом ответить на вторжение России на территорию Грузии, Азербайджан обратился к Москве по поводу закупки вооружений на сумму, которая, как говорят, составляет шесть миллиардов долларов.

Несмотря на протесты и заверения по поводу неприсоединения, Армения уже давно порабощена Кремлем. Москве принадлежит большая часть командных постов в армянской экономике, и, кроме того, Ереван считает, что Москва играет первостепенную роль в обеспечении независимости Армении. Существовала надежда на то, что недавний приход к власти независимого лидера Николы Пашиняна будет означать, что Армения, возможно, повернется в сторону демократического Запада. Его предшественник Серж Саргсян вышел из переговоров о заключении договора об ассоциации с Европейским Союзом и предпочел присоединиться к ориентированному на Кремль Евразийскому экономическому союзу.

Однако спад в отношениях Армении с Россией продолжается. Осознавая это, Москва в июле 2018 года направила в Ереван вооружений на сумму 200 миллионов долларов. Министр обороны Армении Давид Тоноян похвастался тем, что некоторые образцы поставленного оружия настолько современны, что еще даже не приняты на вооружение в самой российской армии. Во время встречи с российским президентом Владимиром Путиным Пашинян заявил о существовании консенсуса — внутри Армении никто не сомневается в стратегическом характере российско-армянских отношений.

Грузия ведет борьбу против российского военного вмешательства с начала 1990-х годов. Российские войска патрулируют территории сепаратистских анклавов Абхазии и Южной Осетии, и в результате Грузия сталкивается с феноменом «демаркации административной границы» (borderization). Это означает, что Россия переносит пограничные знаки все дальше вглубь территории Грузии. Стратегический трубопровод Баку-Супса еще в июле 2015 года полностью находился на контролируемой Грузией территории. А сегодня на часть его уже находится на тех землях, на которые претендует Южная Осетия.

Несмотря на наличие проблем, Россия и Грузия на регулярной основе проводили двусторонние переговоры, и экономические связи в настоящее время возобновляются. По мнению журнала «Экономист» (Economist), туристические указатели в Тбилиси сегодня чаще можно встретить на русском, а не на грузинском или английском.

Одним из самых ранних примеров постсоветского российского военного вмешательства можно считать небольшую Республику Молдову. Российские военнослужащие воевали на стороне приднестровских сепаратистов в начале 1990-х годов, и они продолжают препятствовать правительству Молдавии в установлении контроля над этим регионом. Вместе с тем, Молдавия также предпринимает шаги, направленные на улучшение отношения с Москвой. Российские туристы продолжают посещать эту страну без необходимости получать визу, а ее президент Игорь Додон выступает за установление более тесных связей с Москвой.

И на востоке, и на Западе влияние России растет за счет уменьшения влияния Америки. Соединенные Штаты должны активно восстанавливать связи с мировым сообществом, и нужно сделать это до того момента, когда русский язык начнет заменять английский как язык торговли.

Джеймс Койл является приглашенным старшим научным сотрудником «Атлантического Совета» (Atlantic Council). Ранее он был директором программ по изучению Ближнего Востока Военного колледжа Армии США (U.S. Army War College), первым секретарем по политико-военным делам посольства США в Турции, а также специальным советником совместных антитеррористических сил ФБР и Нью-Йорка. Кроме того, он автор вышедшей в 2017 году книги «Пограничные войны России и замороженные конфликты» (Russia's Border Wars and Frozen Conflicts).

Авторы публикуемых статей высказывают свое собственное мнение, а не мнение редакции газеты и веб-сайта «Хилл».

Южная Осетия. США. Азербайджан. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 10 октября 2018 > № 2754735 Джеймс Койл


США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 10 октября 2018 > № 2754731 Стивен Бэннон

Стив Бэннон: «Моя цель - дать слово простым людям» (Le Figaro, Франция)

Лор Мандевиль (Laure Mandeville), Le Figaro, Франция

«Фигаро»: Вы помогли Дональду Трампу завоевать Белый дом. Сейчас вы хотите помочь «популистским партиям» завоевать Европу. Почему?

Стив Бэннон: Это во многом личная борьба. Она началась девять лет назад с Движением чаепития. Причина проста: моя семья — это семья простых американских рабочих. Я всегда считал американский рабочий класс столпом нашего общества: именно они тренируют спортивные команды, содержат церкви, ходят каждый день на работу, отправляют детей в армию и объединяют страну. Тем не менее после 2008 года стало ясно, что эти люди лишены голоса. У меня самого была счастливая возможность учиться в Джорджтауне и Гарварде, и поэтому я поставил перед собой простую цель: дать голос обычным людям. Эта одна и та же категория людей как в США, так и в Европе.

— Какова ваша цель? Способствовать пересмотру глобализации или развалить Европейский союз, чего многие здесь опасаются?

— У нас нет ни малейшего желания разваливать Евросоюз, и мы не говорили ни с одним движением, которое ставит перед собой такую задачу. С нами говорят евроскептические партии, но это не значит, что они хотят разрушить ЕС. Марин Ле Пен очень верно охарактеризовала нынешнее противостояние. Одни считают, что через нацию можно переступить, тогда как другие считают, что нация должна остаться в центре системы, является драгоценностью, которую нужно беречь. Все люди, с которыми мы говорим, категорически не приемлют проект Макрона: он рассматривает Европу как продолжение проекта Жана Монне (Jean Monnet) и выступает за большую политическую, торговую и финансовую интеграцию. Маттео Сальвини и Виктор Орбан в свою очередь не согласны с идеей Соединенных Штатов Европы и превращения Франции в Северную Каролину. Им нужны суверенные и независимые национальные государства в рамках конфедерации. Идея о том, что мы хотим развалить ЕС, это инструмент запугивания в руках глобалистов. Им не нужны дебаты. Это напоминает теологию в Средневековье: если вы говорите об изменении правил, вас сразу же называют фашистом и напоминают о событиях Первой и Второй мировой войны. Вам говорят, что доверять народу нельзя, потому что он состоит из варваров и расистов, которые изберут диктаторов. На самом деле, люди умнее и достойнее этого.

— Во всяком случае ликвидация промежуточных властей может обернуться серьезной угрозой…

— В теории такая опасность есть. Но взгляните на вполне конкретный ущерб от действий глобалистов. Они допустили неограниченную иммиграцию, которую не в состоянии впитать ни одна социальная система в Европе. Нельзя просто так говорить, что мы разрушим систему, учитывая, что они сделали с финансовым крахом 2008 года. Банки были спасены, но из простых людей выжали все до капли. Пострадало даже поколение Y. С 2008 года рождаемость в Италии упала на 18% из-за отсутствия экономической безопасности. Зарплаты снизились, а в страну пускают дешевую рабочую силу из-за границы, которая конкурирует с итальянской. Такова реальность, а не теоретическая угроза возможного появления диктаторов. Фитиль наблюдаемого нами популистского взрыва был подожжен десять лет назад партией Давоса во время финансового кризиса в Вашингтоне и на Уолл-стрит. И кому приходится за все это расплачиваться?

— Вы называете себя экономическим националистом и говорите, что хотите спасти христианско-иудейский мир. Но вас при этом обвиняют в расизме…

— Люди, с которыми я веду борьбу, не хотят давать ответ по описанной мной ситуации, хотя вопрос касается именно ее. Поэтому они называют нас фашистами, расистами, антисемитами… Из их уст такие обвинения звучат как похвала, потому что они ничем не подкреплены. Кстати говоря, мне хотелось бы подчеркнуть кризис еврейского населения в Европе и подъем антисемитизма в результате наступления радикальных исламистских движений, которые продвигают свою идеологию джихада при потворстве левых. Взгляните на Джереми Корбина (Jeremy Corbyn)! Это неприемлемо.

— В некоторых статьях отмечаются ваши связи с консервативным крылом церкви и в частности ваша дружба с кардиналом Берком. Говорят, вы вместе плетете заговоры против Папы…

— На прошлой неделе, когда мне задали вопрос насчет призыва кардинала Вигано к отставке Папы, я открыто заявил, что категорически против этого. Папа — наместник бога на Земле. По церковной догме, он непогрешим, и его нельзя заставить уйти. Это не означает, что его политические позиции безупречны. Церковь провела в Риме конференцию, на которой национал популизм был заявлен главной сатанинской силой в мире. Папа сказал, что раз Европа пустеет, мигранты должны это исправить. Я бы предпочел, чтобы правительства занялись проблемой рождаемости и, следовательно, положением народа. Нам нужно вновь дать простым людям перспективу. В противном случае это будет революция. Десятая доля процента мировой элиты держит в руках больше богатств, чем 90% населения мира!

— Через несколько недель в США пройдут довыборы в Конгресс. Вы сказали, что если Трамп потеряет Палату представителей, демократы сделают все для его смещения.

— Позвольте мне выразиться еще конкретнее. Если Трамп потеряет Палату 6 ноября, его ждет процедура импичмента. Это не означает, что он лишится власти. У импичмента есть две фазы. Палата представителей запускает ее, а Сенат принимает окончательное решение и выносит вердикт, причем для смещения президента нужны две трети голосов сенаторов. Иначе говоря, на отставку Трампа нет никаких шансов. Если республиканцы сохранят за собой Палату, они поблагодарят прокурора Мюллера, и на этом все закончится. Тем не менее в случае победы демократов будет сформирован комитет из демократов-«убийц» и умеренных республиканцев для запуска процедуры импичмента.

— В одном интервью вы назвали предательством встречу с россиянами 9 июня 2016 года.

— Впоследствии я уточнил, что имел в виду Пола Манафорта, а не Дональда-младшего или какого-то другого из семьи Трампа. Организация такой встречи профессионалом вроде Манафорта была огромной ошибкой. Как бы то ни было, за ней ничего не последовало, никакого сговора не было. Если, конечно, прокурору Мюллеру не известно что-то, чего мы не знаем. Единственное, о чем сегодня говорят, это возможное препятствие правосудию. Как бы то ни было, все это — политика. Если республиканцы победят, все закончится. Если победят демократы, они попытаются закрепить преимущество. Со дня победы Трампа демократы стараются аннулировать его избрание. Клинтон и ее друзьям с Уолл-стрит было трудно принять поражение. Именно в такой перспективе следует рассматривать нынешние довыборы. Как показала борьба вокруг судьи Кавано, демократы будут пытаться блокировать всю работу президента Трампа и его законодательную программу.

— Возвращаясь к вашему проекту, не конкурируете ли вы с Владимиром Путиным, у которого сложились тесные отношения с европейскими популистами? Нет ли сейчас российско-американской борьбы за «сердца» популистов?

— Вы переоцениваете роль США и России. Перед вашими глазами явление местного значения. Брюссельским кругам никак не удается понять, что европейский рабочий их не любит. Это напоминает старую аристократию, которая не понимает недовольство крестьян. Поэтому они говорят, что виной всему русские и американцы, новая холодная война. Либералы ненавидят россиян по той причине, что они — националисты и верят в христианско-иудейскую цивилизацию. Я всегда считал клептократический путинский режим угрозой. Тем не менее Россия как угроза меркнет по сравнению с Китаем. Ее экономика сравнима по размеру с экономикой штата Нью-Йорк.

— Как вы рассматриваете китайскую угрозу?

— Китайцы — самая большая угроза для международного порядка. Их режим и финансовая модель приведу нас к куда более серьезному кризису, чем в 2008 году. Их поддерживает западная элита, которая немало заработала на их подъеме, хотя тот вовсе не был неизбежным и привел к деиндустриализации Запада. Отметьте, что те же самые люди, которые в 1970-х годах говорили об упадке Америки и неизбежном превосходстве СССР, сегодня утверждают то же самое об усилении Китая. Обе эти концепции появились с подачи одного человека: Генри Киссинджера. Как бы то ни было, после прихода к власти Рональда Рейгана одним из ключевых моментов стало предложение его советника Билла Кейси о переоценке силы СССР. Выяснилось, что советская экономика была наполовину меньше того, что считалось! Это означало, что советские власти тратят на военные нужды 44 цента с каждого заработанного доллара, а эта модель нежизнеспособна в экономическом плане. Хотя считалось, что для того, чтобы покончить с СССР, потребуется порядка 40 лет, на самом деле понадобилось всего восемь благодаря проекту «звездных войн».

— Вы хотите сказать, что Трамп ведет с Китаем экономическую войну, которую может выиграть?

— Китай вот уже 25 лет ведет с нами экономическую войну. Трамп всего лишь сказал: «Проснитесь, Уолл-стрит и Вашингтон». Китайцы использовали всю силу своего государства, чтобы подорвать экономику США. Сегодня они напуганы таможенными пошлинами Трампа, потому что не могут перейти в контрнаступление, так как сами не импортируют промышленную продукцию. Устанавливаемые нами сейчас пошлины находятся на невиданном ранее уровне. Трамп довел их до 500 миллиардов! Деиндустриализация лишает наших рабочих смысла существования. Именно поэтому Трамп пытается вернуть в страну рабочие места на производствах. Действия китайцев куда страшнее кражи интеллектуальной собственности. За десять лет они добились передачи технологий на 3,5 триллиона долларов! Инновации — это основа западной экономики (40%), наша главная ценность. Но китайцы заставляют нас передавать эти технологии. Их лозунг «Сделано в Китае 2025» нацелен на доминирование в области искусственного интеллекта, робототехники, инженерии… Трамп собирается дать этому отпор.

США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 10 октября 2018 > № 2754731 Стивен Бэннон


Россия. США. Арктика > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 9 октября 2018 > № 2754545 Джед Бэббин

The Washington Times (США): Захват Путиным арктических земель

Как ослабить российский экспансионизм и агрессию в Арктике.

Джед Бэббин (Jed Babbin), The Washington Times, США

30 сентября министр обороны Великобритании Гэвин Уильямсон объявил, что в следующем году 800 британских коммандос будут отправлены в Арктику для проведения совместных с Норвегией военных учений, чтобы помочь остановить захват арктических территорий Россией.

Согласно сообщению газеты «Сан» Уильямсон (Гэвин Уильямсон, министр обороны Великобритании — прим. ред.) сказал следующее: «За пределами Крайнего Севера и Арктики мы должны показать, что готовы бороться с угрозами по мере их возникновения».

При всем уважении к нашим британским союзникам временное развертывание нескольких сотен военнослужащих для совместных британско-норвежских учений не приведет к каким-либо результатам. Оно не сделает ровным счетом ничего для того, чтобы остановить усилия президента России Владимира Путина по установлению контроля над обширными частями Арктики, а также находящимися там месторождениями нефти и газа с помощью военной силы. В Арктике, по данным Геологической службы США, содержится около 20% неиспользованных мировых запасов на сумму около 20 триллионов долларов.

В 2002 году Россия подала иск в Комиссию ООН по вопросу признания притязаний на обширную часть арктического региона. Он был отклонен. В 2007 году команда российских подводников установила российский флаг прямо под Северным полюсом на глубине 14 тысяч футов. В ответ на это министр иностранных дел Канады Питер Маккей недовольно фыркнул: «На дворе не XV век. Вы не можете разъезжать по миру, просто устанавливать флаги и говорить: „Мы претендуем на эту территорию"». Однако Путин явно не разделяет точку зрения Маккея.

В 2015 году Россия подала новый иск в ООН, чтобы включить в свою территорию около 463 тысяч квадратных миль Арктики. Комиссия ООН, которая должна заниматься арбитражем таких исков, еще не вынесла по нему решения.

В соответствии с Конвенцией ООН по морскому праву — договором, который Соединенные Штаты никогда не ратифицировали — страны могут претендовать на исключительные экономические права на расстоянии до 200 миль от своих берегов. Россия утверждает, что районы хребта Ломоносова и хребта Менделеева являются продолжением ее континентального шельфа, простирающегося на 350 миль от береговой линии.

Дания подала аналогичный иск на примерно такую же часть территории Арктики. Законные притязания на Арктику имеют Канада, Норвегия и Соединенные Штаты.

Чтобы подчеркнуть претензии России, в марте 2017 года Путин посетил Землю Франца-Иосифа, архипелаг за Полярным кругом, на котором Россия строит — и уже практически построила — ряд военных баз, включая взлетно-посадочные полосы для военной авиации. При этом, отметил Владимир Путин, «в этом регионе сосредоточены природные ресурсы, имеющие первостепенное значение для российской экономики». Приверженность Путина получению и поддержанию контроля над этими ресурсами посредством военной оккупации слишком очевидна, чтобы недооценивать ее.

С тех пор, как 11 месяцев назад в этой колонке поднималась проблема российской экспансии в Арктике, в Белом доме или Пентагоне ни разу об этом не заговорили. Представления Конгресса — если таковые вообще существуют — противоречат установлению какого бы то ни было американского влияния в Арктике. Все дело в ледоколах.

Самолеты могут работать в Арктике, но погода часто мешает им это делать. Таким образом, большое число людей и большое количество оборудования придется перевозить на судах.

Двигатели ледокола толкают его нос на льдину, вес корабля давит вниз, ломая лед снова и снова, чтобы медленно создавать путь для судна. Хотя рост температуры в Арктике в летние месяцы открывает новые арктические судоходные маршруты, круглогодичная работа в Арктике зависит от сопровождения ледоколами.

В распоряжении береговой охраны США находится наш единственный тяжелый ледокол — «Полярная звезда», возраст которого составляет 40 лет. Русские имеют 41 такое судно (некоторые из которых оснащены ядерными силовыми установками — прим. автора) и строят, по крайней мере, еще восемь, не считая многих других судов. Запрос береговой охраны о средствах для начала строительства второго тяжелого ледокола потерпел фиаско на фоне споров в Конгрессе по поводу финансирования приоритетов Белого дома, таких как пограничная стена между США и Мексикой.

Мы не собираемся вступать с русскими в гонку по строительству ледоколов. Если комиссия ООН вынесет решение против претензий России 2015 года на территории в Арктике, Россия проигнорирует это. Поэтому наши ответные меры должны быть как прямыми, так и асимметричными.

Во-первых, совместные британо-норвежские военные учения в следующем году должны стать ежегодным мероприятием, в котором будут принимать участие значительные контингенты американских войск, самолетов и кораблей. Чтобы поддержать эти усилия, Пентагон должен быстро предоставить контракты на разработку и производство средств ведения войны — от винтовок до компьютеров и транспортных средств — которые могут функционировать в условиях экстремальных холодов арктической зимы.

Наши асимметричные ответы должны быть нацелены на растущее использование Путиным средств гибридной войны для дестабилизации европейских правительств, а также на слабую, по сути, экономику России.

Например, Польша хочет иметь на своей территории постоянную военную базу США. Мы должны создать ее и оснастить нашими лучшими противоракетными системами, которые Путин будет рассматривать как угрозу. Президент Трамп предоставил Украине военную помощь, которую бывший президент Обама отказывался поставлять. Эта помощь должна быть расширена за счет включения бронетехники и зенитно-ракетных батарей.

Россия знает, что наша противоракетная оборона несовершенна. Если бы мы разместили противоракетную систему в космосе, модернизированный проект 1980-х годов «Бриллиантовая галька», Россия была бы вынуждена потратить сотни миллиардов рублей, чтобы попытаться создать способ бороться с ней.

Это лишь некоторые из имеющихся у нас многих вариантов по усилению нашей национальной безопасности и ослаблению в то же самое время экспансионизма и агрессии России в Арктике, на Ближнем Востоке и других местах. Этих вариантов гораздо больше, и все они должны быть реализованы.

Джед Бэббин — помощник заместителя министра обороны администрации Джорджа Буша-младшего, является автором книги «In the Words of Our Enemies» («В словах наших врагов»).

Россия. США. Арктика > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 9 октября 2018 > № 2754545 Джед Бэббин


США. МВФ > Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 9 октября 2018 > № 2754543

The Financial Times (Великобритания): Тайные опасности для здоровой глобальной экономики

Угроза мирового финансового кризиса присутствует постоянно, говорится в статье. Формирующиеся рынки действуют в непростой окружающей среде, поскольку усиливающийся доллар и повышающиеся процентные ставки в США создают угрозу экономикам, зависящим от иностранного финансирования. Но под поверхностью скрываются серьезные риски, которые накапливаются и усиливаются.

У политиков нет ни данных, ни инструментов для борьбы с будущим финансовым кризисом

Редакционная статья, Financial Times, Великобритания

На ежегодной встрече МВФ, которая состоится на следующей неделе, делегаты будут рассматривать уже знакомую картину глобальной экономики. В американской экономике все прекрасно. Пока единственный вопрос заключается в том, как быстро Федеральный резерв будет поднимать процентные ставки (в том, что он будет их поднимать, нет никаких сомнений). Два других крупных центробанка, такие как Банк Японии и Европейский центробанк, пойдут по этому пути медленнее. ЕЦБ намерен отменить политику количественного смягчения, а Банк Японии пока стоит на месте.

Между тем, формирующиеся рынки действуют в непростой окружающей среде, поскольку усиливающийся доллар и повышающиеся процентные ставки в США создают угрозу этим экономикам, зависящим от иностранного финансирования.

Но под этой благостной в целом поверхностью скрываются серьезные риски. И они накапливаются и усиливаются, как это было перед мировым финансовым кризисом в 2008 году. Угроза финансового кризиса присутствует постоянно, и при этом неважно, пойдет ли спад по уже хорошо известному пути, наступив в конце цикла повышения ставок ФРС. Прошлый хаос не всегда является хорошим ориентиром на будущее.

Длительные периоды сверхнизких процентных ставок были правильным курсом для центробанков. Но длительный период очень дешевых кредитов для финансовых институтов неизбежно создает опасность чрезмерного привлечения заемных средств и рискованных действий. Руководство ЕЦБ, включая его президента Марио Драги и главного экономиста Питера Праета, хором выражает свою озабоченность, предупреждая, что внебанковская финансовая система очень быстро разрослась, и в ней чрезмерно велика доля заемных средств.

Прает отмечает, что к сожалению, данных в этих областях довольно мало. Несмотря на многочисленные исследования и дебаты о макропруденциальном менеджменте, руководители отрасли признают, что им не хватает инструментов для уменьшения рисков в теневом банковском секторе, и он начинает наносить удары по реальной экономике. Сам МВФ довольно оптимистично оценивает эволюцию регулирования с 2008 года, но это не единодушная точка зрения. Велик риск того, что китайское долговое бремя в какой-то момент приведет к взрыву, и поэтому руководители не могут по-настоящему расслабиться.

Между тем, центробанки и министерства финансов имеют дело с более краткосрочными рисками, возникающими из экономического цикла, в частности, из-за повышенной доходности американских облигаций и укрепления доллара, что зачастую негативно отражается на формирующихся рынках. К счастью, признаков общего недомогания всего сектора довольно мало. Есть существенная дифференциация, но не между регионами, а между теми экономиками, которые допустили серьезные политические ошибки (Аргентина, Венесуэла, Турция), и теми, которые ошибок не допускали.

Исследования экономистов МВФ показывают, что качественная разница политических решений на формирующихся рынках существенно влияет на их способность справляться с потрясениями. На таких рынках справляться с падением валютных курсов проще таким странам как Чили и Польша, где укоренившиеся ожидания инфляции ведут к тому, что более слабые обменные курсы не вызывают существенных скачков цен. Труднее таким странам как Россия и Аргентина, где девальвация зачастую требует более жесткой внутренней кредитно-денежной политики.

Если не считать такие страны как Турция, мало кто из руководителей экономики в данный момент допускает вопиющие ошибки. Кредитно-денежная политика в передовых экономиках проводится примерно так, как и должна проводиться. Даже бестолковая торговая война Дональда Трампа пока еще не привела к серьезным макроэкономическим последствиям. Но в такой благостной на первый взгляд атмосфере таятся неизвестные риски. Если и когда наступит очередной кризис, реальной проблемой станут не ошибки реагирования на него, а отсутствие специальных инструментов для его предотвращения.

США. МВФ > Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 9 октября 2018 > № 2754543


Россия. США. Сирия > Армия, полиция. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 9 октября 2018 > № 2754524

Мнение британского генерала: Россия выигрывает информационную войну в Ираке и Сирии (Defense One, США)

Кэти Бо Уильямс (Katie Bo Williams), Defense One, США

Высокопоставленный генерал западной коалиции, ведущей борьбу против «Исламского государства» (запрещенная в России организация — прим. ред.), выступил с предупреждением в адрес правительств стран Запада, направивших своих солдат в Ирак и Сирию: русские нас переигрывают.

Русские и сирийский режим проводят «исключительно агрессивные» информационные операции, распространяют дезинформацию и искаженные нарративы в социальных сетях, рассчитывая создать соответствующий стратегический ландшафт на фоне подходящей к своему завершению борьбе против Исламского государства, сказал генерал британской армии Феликс Гедни (Felix Gedey), который только что завершил свою продолжавшуюся год работу в качестве заместителя командующего операцией «Непоколебимая решимость» (Inherent Resolve).

В качестве примера Гедни привел постановочные фотографии российских солдат, раздающих гуманитарную помощь, а также тщательно подбираемые изображения российского президента Владимира Путина рядом с сирийским президентом Башаром Асадом. Настоящие «военные операции проводятся ради одной цели — получить фотографии или видеозапись, нужные этим людям», — казал он. По его словам, подобного рода вводящие в заблуждение изображения распространяются весьма эффективно, а возглавляемая Америкой Коалиция мало что может этому противопоставить.

«Русские, на самом деле, очень хорошо делают это. Лучше нас, — подчеркнул Гедни в понедельник на ежегодном съезде Ассоциации Армии США (Association of the U.S. Army). — Мы были свидетелями очень умной и тщательно подготовленной кампании, направленной на дискредитацию проводимых Коалицией мероприятий. И я готов поспорить, что в столицах многих наших государств люди не отдают себе отчета в том, что нас переигрывают».

В Соединенных Штатах влиятельные политики все еще занимаются попытками Кремля воздействовать на результаты президентских выборов 2016 года. Некоторые сторонники Демократической партии называют эти действия «актом войны», тогда как президент Дональд Трамп и некоторые его союзники считают эту историю мистификацией.

Однако более широкая концепция информационных операций — она включает в себя все аспекты от кибератак до использования дезинформации для достижения краткосрочных тактических целей на поле сражения и до распространения пропаганды — все еще представляет собой неустоявшуюся область, в которой негосударственные и государственные игроки имеют возможность использовать передовые технологии для достижения преимущества. Генди также указал на способность Исламского государства распространять пропаганду по радио, в том числе на местном уровне; в целом он назвал «беспрецедентными» масштабы информационной активности, окружающей эту операцию в более широком смысле.

«В области информации наша свобода действий часто является ограниченной, что обусловлено соображениями более высокого стратегического порядка, — отметил он. — Однако воздействие этой определенности во время моего участия в операции «Непоколебимая решимость» выливалось в образование зияющего вакуума в точки зрения этого нарратива, что позволяло нашим соперникам заполнить его своим собственным нарративом».

Правительство Соединенных Штатов пытается противодействовать российской дезинформации; в управлении Госдепартамента, занимающемся в глобальном масштабе борьбой с пропагандой и другими формами превращаемой в оружие дезинформации, пытаются получить доступ к полному бюджету, выделенному Конгрессом в ответ на действия в ходе выборов 2016 года.

«Это не та борьба, которая может вестись специалистами в области работы с общественностью, пишущими тексты для последующей записи, — подчеркнул Гедни. — Эта работа должна превращаться в элемент настоящего многоуровневого сражения».

Кэти Бо Уильямс является старшим корреспондентом интернет-издания «Дефенс уан». Помимо прочего, она занимается вопросами, связанными с обороной, борьбой с террором, деятельностью НАТО, ядерным оружием. До этого она работала в журнале «Хилл», где в сферу ее обязанностей входили связанные с Россией расследования, а также российские вооруженные силы.

Россия. США. Сирия > Армия, полиция. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 9 октября 2018 > № 2754524


США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 8 октября 2018 > № 2752353

The New York Times (США): Получая деньги от отца, Трамп участвовал в сомнительных налоговых схемах (ч. 1)

Дэвид Барстоу (David Barstow), Сьюзан Крейг (Susanne Craig), Расс Бютнер (Russ Buettner), The New York Times, США

Президент уже давно утверждает, что стал миллиардером благодаря собственным усилиям. Но проведенное «Нью-Йорк таймс» расследование позволило выяснить, что Трамп получил по меньшей мере 413 миллионов в сегодняшних долларах от империи недвижимости своего отца, причем значительная часть этой суммы досталась ему в результате уклонения от уплаты налогов в 1990-е годы.

Газета «Нью-Йорк таймс» провела журналистское расследование и выяснила, что президент Трамп в 1990-е годы участвовал в сомнительных налоговых схемах, в том числе в откровенном мошенничестве, благодаря чему многократно увеличил состояние, полученное от родителей.

Трамп говорит о себе как о «миллиардере, который сам себя сделал». Он уже давно настаивает на том, что его отец, легендарный нью-йоркский застройщик Фред Трамп (Fred C. Trump), не оказывал ему почти никакой финансовой помощи.

Но авторы журналистского расследования, изучив огромный объем конфиденциальной налоговой отчетности и финансовой документации, выяснили, что Трамп получил от девелоперской империи своего отца сумму, соответствующую как минимум 413 миллионам долларов в пересчете на нынешние деньги, причем началось это, когда он был маленьким ребенком, а продолжается по сей день.

Значительная часть этих денег попала к Трампу из-за того, что он помогал родителям уходить от налогов. Вместе со своими братьями и сестрами он создал фиктивную корпорацию, чтобы скрыть подарки своих родителей на миллионы долларов, о чем свидетельствуют документы и интервью. Документы указывают на то, что Трамп помогал своему отцу получать необоснованные налоговые вычеты, на которых он заработал еще несколько миллионов. Он также помог с разработкой стратегии по занижению стоимости недвижимости родителей на сотни миллионов долларов в налоговых декларациях, и в результате налоговые отчисления резко уменьшились, когда эти объекты недвижимости были переданы ему и его братьям и сестрам.

Как выяснила газета, такие уловки не встречали особого сопротивления со стороны налогового управления США. Родители Трампа Фред и Мэри передали своим детям имущество, стоимость которого намного превышала миллиард долларов. Налог на него мог бы составить не менее 550 миллионов (тогда действовала 55-процентная ставка налогообложения на дарение и наследство).

Трампы заплатили в общей сложности 52,2 миллиона долларов, то есть около 5%, о чем свидетельствует налоговая отчетность.

Президент на протяжении нескольких недель отказывался дать комментарии для этой статьи. Но в понедельник его адвокат Чарльз Хардер (Charles J. Harder) представил письменное заявление, сделав это на следующий день после того, как «Нью-Йорк таймс» подробно рассказала о своем расследовании и выводах из него. «Утверждения «Нью-Йорк таймс» о мошенничестве и уклонении от уплаты налогов на 100% лживы и являются исключительно клеветническими, — написал Хардер. — Никто не совершал никакого мошенничества или уклонения от уплаты налогов. Факты, на которых газета основывает свои ложные утверждения, чрезвычайно неточны».

Хардер также попытался отгородить Трампа от той налоговой стратегии, которой пользовались его родственники. Он заявил, что Трамп перепоручил эти дела семье и специалистам по налогам, и «не имел буквально никакого отношения к этим вопросам». «Этими делами занимались другие члены семьи Трампа, сами не являющиеся экспертами, а потому полагавшиеся исключительно на вышеуказанных специалистов, которые должны были обеспечить полное соблюдение законов», — отметил Хардер.

Брат президента Роберт Трамп выступил от имени семьи с заявлением следующего содержания:

«Наш дорогой отец Фред Трамп скончался в июне 1999 года. Наша любимая мать Мэри Энн Трамп умерла в августе 2000 года. Все необходимые налоговые декларации на дарение и наследство были поданы, а требуемые налоги уплачены. Федеральная налоговая служба США и налоговые органы штата Нью-Йорк закрыли завещание нашего отца в 2001 году, а нашей матери — в 2004 году. У нашей семьи нет никаких других комментариев по поводу этих событий двадцатилетней давности, и мы просим с уважением относиться к неприкосновенности частной жизни наших покойных родителей, да упокоит Господь их души».

Выводы журналистского расследования «Нью-Йорк таймс» вызывают новые вопросы о том, почему Дональд Трамп отказывается предать огласке свои налоговые декларации, действуя вопреки сложившейся за многие годы практике, которой придерживались прежние президенты. По мнению налоговых экспертов, Трампу вряд ли грозит уголовное преследование за помощь родителям с уклонением от налогов, поскольку эти правонарушения были совершены слишком давно, и срок давности по ним истек. Но по гражданским штрафам за налоговое мошенничество срока давности не существует.

Выводы журналистского расследования основаны на интервью с бывшими сотрудниками и советниками Фреда Трампа, а также на ста с лишним тысячах страниц документов, которые показывают всю внутреннюю кухню его исключительно высокодоходной империи. Среди прочего там есть документы из открытых источников, такие как закладные, бумаги о передаче права собственности, копии завещаний, финансовая отчетность, отчеты по соблюдению требований регламентирующих органов и гражданские дела.

Журналисты также черпали информацию из десятков тысяч страниц конфиденциальной документации, такой как банковские выписки, аудиты финансовых отчетов, бухгалтерские книги, отчеты о денежных расходах, счета на оплату и аннулированные чеки. Особого внимания заслуживают 200 с лишним налоговых деклараций Фреда Трампа, его компаний и различных партнерств и трастов Трампов. Хотя среди этих документов нет личных налоговых деклараций президента, и они мало что говорят о его недавних деловых договоренностях на родине и за рубежом, десятки налоговых деклараций корпораций, партнерств и трастов представляют собой первый публичный отчет о доходах, которые Трамп получал десятилетиями от различных семейных предприятий.

Из этой совокупности доказательств складывается финансовая биография 45-го президента США, которая полностью противоречит истории, тиражируемой Трампом в его книгах, телепередачах и политической деятельности. Согласно версии самого Трампа, он разбогател благодаря тому, что виртуозно заключал сделки, что он вырвался из «крохотной» компании своего отца, которая работала на окраинах Нью-Йорка, и превратил полученный от отца один-единственный миллион долларов («Я должен был вернуть ему долг с процентами!»), в империю стоимостью 10 миллиардов, которая называет именем Трампа отели, небоскребы, казино, авиакомпании и гольф-клубы по всему миру. По версии Трампа, все препятствия он преодолевал исключительно благодаря своей стойкости и сообразительности, а Фред Трамп просто болел за него.

«То, что я построил, я построил сам», — говорит Трамп, и легковерные порой средства массовой информации, включая нашу газету, давно уже повторяют эти слова.

Конечно, немногочисленные журналисты и биографы, прежде всего Уэйн Баррет (Wayne Barrett), Гвенда Блэр (Gwenda Blair), Дэвид Кей Джонстон (David Cay Johnston) и Тимоти Л. О'Брайен (Timothy L. O'Brien), оспаривали заявления Трампа, особенно о том, что его состояние выросло до 10 миллиардов долларов. Они описывали, как Трамп использовал связи своего отца в банках, чтобы закрепиться в сфере недвижимости на Манхэттене. Они обнаружили нестыковки в его дежурном рассказе о кредите от отца на миллион долларов, приведя доказательства того, что на самом деле он получил 14 миллионов. Они рассказали о том, как однажды Фред Трамп помог сыну с выплатой по облигациям казино в Атлантик-Сити, купив фишек на 3,5 миллиона долларов.

Однако журналистское расследование финансов семейства Трампов беспрецедентно по размаху и точности. Оно дало возможность впервые всесторонне оценить унаследованное состояние и факты уклонений от уплаты налогов, которые гарантировали Дональду Трампу роскошную жизнь. Расследование показало, что во все периоды жизни Трампа его финансы были тесно переплетены с состоянием отца и зависели от него.

В возрасте трех лет Трамп зарабатывал на империи своего отца 200 тысяч долларов в пересчете на нынешние деньги. К восьми годам он стал миллионером. Когда ему исполнилось 17 лет, отец сделал его совладельцем дома на 52 квартиры. Вскоре после окончания колледжа Трамп уже получал от отца сумму, эквивалентную одному миллиону долларов в год. Со временем эти суммы увеличивались, и когда Трампу перевалило за 40, а потом за 50, он получал по пять с лишним миллионов ежегодно.

Империя Фреда Трампа состояла не только из бесчисленных многоквартирных домов. Выписки из банковских счетов показывают, что в ней были горы денег, десятки миллионов долларов доходов от развития бизнеса. За шестилетний период с 1988 по 1993 годы Фред Трамп указал общую сумму доходов в 109,7 миллионов долларов, что сегодня соответствует 210,7 миллионам. Через его личные банковские счета ежемесячно проходили десятки миллионов долларов в виде казначейских векселей и депозитных свидетельств.

Фред Трамп неустанно и весьма изобретательно изыскивал способы передачи своего состояния детям. Он не только принял Дональда на работу сотрудником с зарплатой, но также сделал его своим управляющим недвижимостью, домовладельцем, банкиром и консультантом. Он выдавал ему один кредит за другим, и многие так и не были возвращены. Он давал ему деньги на машину, на зарплаты сотрудникам, на покупку акций, на его первые офисы в Манхэттене и на ремонт этих офисов. Он подарил ему три доверительных фонда. Он передал ему акции многих партнерств. На Рождество он выписывал ему чеки на 10 тысяч долларов. Он передавал ему доходы от прачечных в своих зданиях.

Многие его подарки передавались таким образом, чтобы уйти от налогов на дарение и наследство. При этом применялись методы, которые специалисты по налогам в интервью нашей газете называли неподобающими и даже, возможно, незаконными. Сам Фред Трамп разбогател за счет федеральных субсидий на жилье, однако он уверял, что со стороны правительства крайне несправедливо облагать налогом его состояние, поскольку оно переходит детям. Когда ему перевалило за 80 и у него появились симптомы старческого слабоумия, уклонение от налогов на дарение и наследство стало семейным делом, а Дональд Трамп играл в этом ключевую роль, о чем свидетельствуют интервью и полученные недавно документы.

Разница между законным уходом от налогообложения и незаконным уклонением от уплаты налогов часто бывает размытой, и изобретательные адвокаты по налоговым делам постоянно ходят по краю. Суды, как и сама Федеральная налоговая служба, довольно часто благословляют хитрые трюки по минимизации налогов. Самые богатые американцы почти никогда не платят то, что им положено. Но эксперты по налогообложению, с которыми беседовали журналисты «Нью-Йорк Таймс», заявили, что Трампы, по всей видимости, использовали не только законные лазейки. По их словам, описанные в этой статье действия представляют собой систематический обман и умышленное искажение, особенно что касается стоимости недвижимости Фреда Трампа. Такие действия неоднократно мешали Федеральной налоговой службе облагать налогом крупные сделки по передаче имущества детям.

«Во всех этих оценках стоимости я вижу одно: стремление уйти от налогов, — сказал преподаватель права из Флоридского университета профессор Ли Форд Тритт (Lee-Ford Tritt), являющийся ведущим экспертом по вопросам налогообложения подарков и недвижимости. — В зависимости от их цели налицо огромные расхождения».

Манипуляции с оценкой стоимости в целях уклонения от уплаты налогов стали главной составляющей в одном из самых важных финансовых событий в жизни Трампа. Об этом раньше никто не писал, но 22 ноября 1997 года, за полтора года до смерти Фреда Трампа, Дональд Трамп, его брат и сестры стали владельцами большей части империи своего отца. Важнейшей составляющей этой сложной операции была оценка стоимости недвижимости. Чем ниже стоимость, тем меньше налог на дарение. Трампы уклонились от уплаты сотен миллионов долларов в качестве налогов на дарение, подав налоговые декларации, где объекты недвижимости были сильно недооценены, и утверждалось, что они стоят всего 41,4 миллиона долларов.

Та же группа зданий в следующем десятилетии будет продана по цене, в 16 с лишним раз превышавшей эту сумму.

Самым откровенным обманом была компания «Олл Каунти Билдинг Сапплай энд Мейнтенанс» (All County Building Supply & Maintenance), созданная семьей Трампов в 1992 году. В ее уставе утверждалось, что она является агентом по закупкам для зданий Фреда Трампа и намерена покупать все, начиная с бойлеров и кончая материалами для уборки. Но, как показывают отчеты и интервью, ничем подобным она не занималась. Вместо своей работы «Олл Каунти» выводила из империи Фреда Трампа миллионы долларов, просто завышая в отчетности стоимость покупок, которые делали ее сотрудники. Эти миллионы, по сути являвшиеся необлагаемым налогом подарком, затем попадали в руки ко всем собственникам компании: к Дональду Трампу, к его брату и сестрам, а также к другим родственникам. После этого Фред Трамп брал подделанные квитанции и кассовые чеки и на их основании повышал квартплату тысячам жильцов.

Когда во вторник была опубликована эта статья, представитель Департамента налогообложения и финансов штата Нью-Йорк заявил, что его ведомство «проверяет прозвучавшие обвинения» и «проведет тщательное расследование по всем направлениям».

При этом «Нью-Йорк таймс» документально подтвердила 295 потоков доходов, созданных Фредом Трампом на протяжении полувека для обогащения своего сына. В большинстве случаев остальные четверо его детей получали равную выгоду. Но поскольку Дональд Трамп попадал из одной финансовой катастрофы в другую, со временем его отец находил способы давать ему значительно больше денег. И даже несмотря на это, в 1990 году, согласно ранее засекреченным письменным показаниям, Трамп пытался сделать так, чтобы завещание его отца было переписано. Встревоженный и разгневанный Фред Трамп испугался, что изменение завещания может привести к тому, что его империю используют для погашения долгов обанкротившихся компаний сына.

Безусловно, историю обогащения Дональда Трампа невозможно объяснить одними только подачками отца. До прихода в Белый дом его уникальное достижение заключалось в создании бренда «Дональд Трамп, миллиардер, сделавший себя сам» — бренда настолько сильного, что он приносил сотни миллионов долларов доходов от телепередач, книг и лицензионных сделок.

Для создания такого имиджа одних только денег Фреда Трампа было недостаточно. Не менее важны были исключительные таланты его сына в сфере рекламы и умение создать видимость кипучей конкуренции. Фред Трамп финансировал внешнюю атрибутику богатства, а мастер саморекламы Дональд Трамп превращал эту атрибутику в увлекательный сюжет. Так, деньги отца помогли сыну построить Башню Трампа, ставшую талисманом привилегированного положения Дональда, который со временем превратился в важного игрока в Нью-Йорке. Но Дональд Трамп признавал и всячески эксплуатировал легендарную силу небоскреба, сделав его главной сценой как для «Ученика», так и для своей президентской кампании.

Однако главную награду от отца он получил через несколько лет после его смерти. Это произошло 4 мая 2004 года — тихо и спокойно, без традиционных трамповских пресс-конференций. В этот день Трамп вместе с братом и сестрами распродал империю, которую их отец собирал по частям на протяжении 70 лет, мечтая, что она всегда будет принадлежать семье.

Доля Дональда Трампа — 177,3 миллионов долларов, или 236,2 миллионов по сегодняшним деньгам.

«Строительное шоу одного человека»

Рано обретенный опыт, хорошо налаженные связи и федеральные субсидии на жилищное строительство помогли Фреду Трампу заложить фундамент состояния своего сына.

К 20 годам Фред Трамп уже построил и продал свой первый дом. В 35-летнем возрасте он ежегодно строил сотни домов в Бруклине и Куинсе. К 45 годам он строил самые большие многоквартирные дома в стране.

Основой поразительного трудолюбия Фреда Трампа был лозунг «Сон — пустая трата времени». Вместе с тем, он умело применял технологии массового производства. Издание «Бруклин Дейли Игл» называло его «Генри Фордом домостроения». Он возводил леса длиной в целый квартал, чтобы каменщики, порой работавшие во вторую смену при свете прожекторов, могли за неделю возвести дюжину стоящих цепочкой домов. А потом он продавал их примерно за 115 тысяч долларов по сегодняшним деньгам.

К 1940 году Фреда Трампа заметил журнал «Американский строитель», посвятивший ему статью под заголовком «Самое крупное строительное шоу одного человека». Автор статьи описал самодовольного бизнесмена-одиночку, за все расплачивающегося из толстой пачки денег, с которой никогда не расстается (зарплаты, материалы, земля), а в помощниках у него — один только секретарь, отвечающий на телефонные звонки в офисе размером с парковку. «Он — сам себе агент по закупкам, кассир, казначей, прораб, инженер-строитель и директор по продажам», — говорится в статье.

Работать так было непросто. Фред Трамп также на протяжении многих лет втирался в доверие к аппарату демократов в Бруклине, давая им деньги, оказывая услуги и водя дружбу с людьми типа будущего мэра Абрахама Бима (Abraham D. Beame), которые могли облегчить застройщику жизнь. Он также собрал целый легион адвокатов по недвижимости, оценщиков и бухгалтеров по налогообложению, которые стояли на страже его интересов.

Все эти особенности — большой опыт, проворство, связи, неослабная сосредоточенность на эффективном строительстве домов для среднего класса — сделали Фреда Трампа идеальным кандидатом на получение федеральных субсидий для жилищного строительства, которых становилось все больше. Выделение субсидий началось с провозглашением «Нового курса» администрации Рузвельта. В годы Второй мировой войны их объем увеличился, поскольку надо было строить больше жилья для возвращающихся с войны солдат. Фред Трамп стал мультимиллионером, обогатившись на дешевых кредитах на строительство жилья, которые выдавались при поддержке государства. Об этом пишет Гвенда Блэр в своей книге «Трампы. Три поколения строителей и президент» (The Trumps: Three Generations of Builders and a President).

Эти же самые кредиты стали неистощимым источником обогащения Дональда Трампа. В конце 1940-х годов его отец получил федеральный кредит на 26 миллионов долларов для строительства двух самых крупных жилых комплексов. Первый назывался «Апартаменты Бич-Хевен» и находился в Бруклине недалеко от Кони-Айленда. Второй комплекс под названием «Апартаменты Шор-Хевен» располагался в нескольких километрах от первого. Затем Фред начал думать о том, как сделать своих детей домовладельцами и арендодателями.

Плата за аренду земельных участков обогащала доверительные фонды его детей, и тогда Фред решил приступить к передаче состояния в гораздо больших объемах. Полученные «Нью-Йорк таймс» документы показывают, как он начал строить и покупать многоквартирные дома в Бруклине и Куинсе, а затем постепенно, без публичных следов, передавал права собственности детям, действуя через обширную сеть партнерств и корпораций. В целом Фред Трамп собрал почти 13 миллионов долларов наличности и ипотечных долгов на создание мини-империи внутри собственной империи. Это восемь домов на 1032 квартиры, которые он решил передать своим детям.

Передача началась как раз накануне 16-го дня рождения Дональда Трампа. 1 июня 1962 года Фред Трамп перевел участок земли в Куинсе в собственность созданной недавно корпорации. Как показывают документы, отец решил стать ее президентом, а детей сделать собственниками. Потом он построил дом на 52 квартиры, назвав его «Клайд-Холл».

Это были легкие деньги для детей Трампа. Отец позаботился обо всем. Он купил землю, построил квартиры, получил ипотеку. Его сотрудники управляли зданием. А прибыль шла детям. К началу 1970-х годов Фред Трамп начал точно так же передавать в их собственность еще семь домов.

Для Дональда Трампа это был быстро увеличивающийся источник нового дохода. Когда он учился в старших классах, его доля в прибыли составляла около 17 тысяч долларов в год в сегодняшних деньгах. Вскоре после окончания колледжа она превысила сумму в 300 тысяч долларов в год.

Непонятно, каким образом Фред Трамп передал в собственность своим детям 1032 квартиры, не заплатив при этом сотни тысяч долларов налога на дарение. Анализ имущественных документов на восемь зданий не дал никаких доказательств того, что дети приобрели их в результате обычной сделки купли-продажи. Полученные журналистами «Нью-Йорк таймс» финансовые документы указывают лишь на то, что все доли в партнерствах и корпорациях, учрежденных ради создания мини-империи, в какой-то момент перешли от Фреда Трампа к его детям. Однако его налоговые декларации показывают, что он не платил налог на дарение по семи домам, а сумма такого налога по восьмому зданию составила всего несколько тысяч долларов.

Этот дом в Куинсе на 158 квартир под названием «Саннисайд Тауэрс» показывает, что в отношениях с Федеральной налоговой службой Фред Трамп действовал по принципу «попробуй поймай меня». Эта служба в 1950-х и 1960-х годах неоднократно указывала ему на то, что он недоплачивает налоги.

«Саннисайд Тауэрс» в 1968 году купило за 2,5 миллиона долларов товарищество «Мидленд Ассошиэйтс» (Midland Associates), которое Фред Трамп учредил вместе со своими детьми специально ради этой сделки. В своей налоговой декларации он указал, что дал каждому из своих детей 15-процентную долю в этом товариществе. Если исходить из суммы, выделенной на покупку дома, то получается, что стоимость дарения должна быть 93 750 долларов. Но Фред задекларировал подарок всего на 6516 долларов.

Окончив в 1968 году Пенсильванский университет, Дональд Трамп начал работать на своего отца. Отец сделал его вице-президентом нескольких компаний. В это же самое время Фред Трамп осознал то, что было вполне понятно и очевидно как его семье, так и его сотрудникам: его старший сын Фред не сможет стать достойным наследником дела отца.

Фред Трамп-младший был на семь с половиной лет старше Дональда. После колледжа он тоже работал у отца. Но, как рассказывали в интервью родственники и бывшие сотрудники, дела у него шли не лучшим образом. Отец открыто насмехался над ним, называя слишком мягким, щепетильным, ленивым и охочим до выпивки. Ему не нравилось, что сын интересуется полетами и музыкой, и он не мог понять, почему тот настолько безразличен к семейному бизнесу. Дональд, видя усиливающееся разочарование отца, старался предстать полной противоположностью брату Фреду в образе этакого крутого и нахального парня с инстинктом убийцы. В качестве награды он хотел унаследовать династические мечтания своего отца.

Фред Трамп начал предпринимать шаги по обогащению одного Дональда. Он познакомил его с такой очаровательной тонкостью строительного бизнеса, как дешевые государственные займы. В 1972 году отец и сын учредили товарищество для строительства высотного дома для пожилых людей в местечке Ист-Оранж, штат Нью-Джерси. Благодаря государственным субсидиям товарищество получило почти беспроцентный кредит на 7,8 миллиона долларов, что на 90% покрыло затраты на строительство. Остальное заплатил Фред Трамп.

Но как показывают документы, основная часть материальной выгоды отошла не к отцу, а к сыну. Дональд Трамп получал не только часть прибыли и гонорары за консультации, но и зарплату за управление домом, хотя повседневной хозяйственной работой занимались сотрудники Фреда Трампа. Он также получал деньги, которые жильцы платили за аренду кондиционеров воздуха. К 1975 году доходы Дональда Трампа от этого здания соответствовали сегодняшним 305 тысячам долларов в год.

Фред Трамп также оказал сыну дополнительное содействие своими инвестициями, которые он в начале 1970-х вложил в масштабный строительный проект в Бруклине под названием «Старрет-Сити». Это был самый крупный в стране объект жилищного строительства с федеральным финансированием. Инвестиции, обещавшие большие налоговые списания, были подогнаны специально под Фреда Трампа. Он планировал использовать убытки от «Старрет-Сити» для того, чтобы не платить налог на прибыль от своей империи.

Фред Трамп вложил в это дело пять миллионов долларов. Созданное на имя детей отдельное товарищество инвестировало еще миллион, благодаря чему дети Трампа получили налоговые льготы на многие годы вперед. Благодаря этому Дональд Трамп в 1978 и 1979 годах вообще не платил никаких федеральных подоходных налогов. Однако Фред Трамп также уполномочил его продать небольшую долю в «Старрет-Сити». Это была очень прибыльная сделка, принесшая более одного миллиона долларов «гонорара за консультации».

Деньги за консультации, управленческие гонорары, поступления от аренды земли, от мини-империи, а также зарплата — все это сделало Дональда Трампа неоспоримо богатым человеком еще задолго до того, как он продал свою первую квартиру на Манхэттене. К 1975 году, когда ему было 29 лет, он получил от своего отца почти девять миллионов долларов в пересчете на сегодняшние деньги.

Богатый? Да. Но отец и сын Трампы хотели создать несколько иной имидж.

Молчаливый партнер

Фред Трамп сыграл важнейшую роль в создании и поддержании мифа о миллиардере Дональде Трампе, который сам себя сделал.

«Он высокого роста, поджарый и белокурый. У него ослепительно белые зубы, и он поразительно похож на (актера) Роберта Редфорда. Он ездит по городу в серебристом «Кадиллаке» с шофером, а номера машины украшены его инициалами Д. Дж. Т. Он встречается с соблазнительными моделями, состоит в самых изысканных клубах и в свои 30 лет обладает состоянием в 200 с лишним миллионов долларов».

Так начиналась статья в номере «Нью-Йорк таймс» за 1 ноября 1976 года. Это был один из первых кратких биографических очерков о Дональде Трампе, заложивший основу мифотворчества о его состоянии, которое продолжается десятилетиями. Как он мог утверждать, что его состояние превышает 200 миллионов долларов, если спустя много лет он сообщил регулирующим органам казино, что его облагаемый налогом доход на 1976 год составил 24 594 доллара? Дональд Трамп попросту присвоил империю отца, сделав ее своей собственной.

В своем «Кадиллаке» с шофером Дональд Трамп возил репортера «Нью-Йорк таймс» по разным местам, которые он называл «работы». Он рассказывал об отеле на Манхэттене, который собирался переделать в «Гранд Хаят» (отец обещал ему кредит на строительство), а также о сортировочной станции на реке Гудзон, которую намеревался застроить (права на застройку купила компания его отца). Он демонстрировал свои «благотворительные усилия»: высотный дом для престарелых в Ист-Оранж (строительство которого профинансировал его отец), жилой комплекс в Статен-Айленде (которым владел его отец), а также свой «флагман» — комплекс «Трамп-Вилидж» в Бруклине (которым также владел его отец) и, наконец, «Апартаменты Бич-Хевен» (владелец — Фред Трамп). Даже «Кадиллак» был арендован его отцом.

«Пока, — похвастался Трамп, — я не заключил ни одной плохой сделки».

Это было эффектное жульничество, вплоть до того бесценного момента, когда Трамп сознался, что «стесняется публичности». Утверждая, что отцовское богатство принадлежит ему, Дональд Трамп изменил свое место в мире. Нахальный 30-летний плейбой с состоянием в 200 с лишним миллионов долларов стал неотразим для нью-йоркских банкиров, политиков и журналистов.

Но, несмотря на все эти рассказы о том, как Дональд Трамп сам себе пробивал дорогу на Манхэттене, он все больше зависел от отца. Через несколько недель после публикации биографического очерка о сыне в «Нью-Йорк таймс» Фред Трамп учредил еще несколько трастовых фондов для своих детей, выделив каждому по 4,3 миллиона долларов в сегодняшнем эквиваленте. Даже в начале 1980-х, когда Дональд Трамп провозгласил себя одним из самых богатых людей в Америке, он был на содержании у отца, получая от него зарплату в сумме 260 тысяч долларов в год в сегодняшних деньгах.

Тем временем Фред Трамп со своими компаниями начал предоставлять Дональду крупные займы и кредиты. Эти суммы многократно превосходили все то, что получали остальные дети Трампа. Этот денежный поток порой становился настолько непрерывным, что казалось, будто у Дональда Трампа есть собственный печатный станок. Возьмем для примера 1979 год, когда он занял 1,5 миллиона долларов в январе, 65 тысяч в феврале, 122 тысячи в марте, 150 тысяч в апреле, 192 тысячи в мае, 226 тысяч в июне, 2,4 миллиона в июле и 40 тысяч в августе, что подтверждается документами, предоставленными в регулирующие органы казино в Нью-Джерси.

Теоретически эти деньги надо было возвращать. Но как показывают документы, на практике многие займы были больше похожи на подарки. Некоторые были беспроцентными, без графика погашения. И даже когда проценты начислялись, Дональд Трамп часто пропускал сроки платежей.

Этот бурный поток заемных средств, о котором раньше не писали, показывает четкую закономерность в действиях щедрого Фреда Трампа. Когда Дональд Трамп приступил к осуществлению новых дорогостоящих проектов, его отец увеличил размеры помощи. В конце 1970-х, когда сын перестраивал старую гостиницу «Коммодор», превращая ее в «Гранд Хаят», отец помог ему, на полную открыв заемный вентиль. В начале 1980-х Фред Трамп сделал то же самое, когда началось строительство Башни Трампа.

В середине 1980-х годов, когда Дональд Трамп стал совершать свои первые набеги в Атлантик-Сити, отец придумал план, благодаря которому резко увеличился поток денег на счета сына.

План этот касался мини-империи в виде восьми зданий, которые Фред Трамп передал своим детям. Семь из них он превратил в кооперативы и помог детям сделать то же самое с восьмым домом. Кооператив — это когда жильцам предлагают выкупить арендуемые квартиры. Таким образом, потоки прибыли пошли с трех сторон: от продажи квартир, от аренды непроданного жилья и от платежей по ипотеке.

В 1982 году восемь зданий принесли Дональду Трампу сумму, соответствующую сегодняшним 380 тысячам долларов. Продажи продолжались, жильцы покупали все новые квартиры, и доля его прибыли росла. К 1987 году, когда процесс преобразований был завершен, Трамп-сын получал с восьми зданий 4,5 миллиона долларов в год (в сегодняшних деньгах).

Фред Трамп осуществил еще одно структурное изменение в своей империи, что дало новый крупный источник дохода Дональду Трампу и другим детям. Он сделал их своими банкирами.

«Нью-Йорк таймс» не смогла найти указаний на то, что детям Трампа пришлось покупать закладные отца на собственные деньги. В основном их покупали у банков Фреда Трампа доверительные фонды и товарищества, которые он создал и профинансировал.

Продажи кооперативных квартир, ипотечные выплаты, аренда земли — Фред Трамп мастерски находил способы для обогащения своих детей в целом и Дональда Трампа в особенности. Некоторые были похожи на ленивые ручейки. Другие больше напоминали бурные потоки. Было и несколько гейзеров. Но со временем все они соединились в одну могучую денежную реку. Как удалось выяснить журналистам, к 1990 году главный молчаливый партнер Фред Трамп передал своему сыну в сегодняшнем эквиваленте не менее 46,2 миллиона долларов.

Дональд Трамп надел на себя маску непобедимости. В 1987 году случился крах на бирже, и в экономике начался мощный спад. Но он удвоил усилия, отчасти благодаря банкам Фреда Трампа, которые с готовностью предоставляли кредиты молодому царьку. В 1988 году он купил отель «Плаза» за 407,5 миллиона долларов. В 1989 он приобрел парк челночных авиаперевозок «Восточных авиалиний» (Eastern Airlines) за 365 миллионов долларов и назвал его «Трамп Шатл». Его новому казино «Трамп Тадж Махал» нужен был как минимум один миллион долларов в день на погашение долга.

Журнальные обложки одна за другой затыкали рты скептикам, сомневавшимся в разумности таких безумных трат заемных средств. СМИ восхищались молодым человеком, идущим на такие ошеломляющие риски. Но какую бы азартную игру ни начинал Дональд Трамп, какие бы ставки ни делал, он ни на секунду не рисковал своим полученным без малейших усилий и проблем состоянием. Фред Трамп всегда его страховал.

Страховочная сеть

Срочная финансовая помощь, гарантии по ссудам, наличные деньги — Фред Трамп был хорошо подготовлен. Он не мог допустить, чтобы плохие ставки потопили его сына.

Когда закончились 1980-е, крупные ставки Дональда Трампа начали лопаться. Компания «Трамп Шатл» не могла погасить кредит в течение 15 месяцев. Погрязшая в долгах «Плаза» через четыре года обанкротилась. Казино в Атлантик-Сити, также барахтавшиеся в долгах, одно за другим становились банкротами.

Но страховочная сеть никогда не подводила Трампа. Когда финансовое положение Дональда Трампа ухудшалось, семейные партнерства и компании резко увеличивали выделение денежных средств ему, а также его брату и сестрам. Как показывают налоговые документы, с 1989 по 1992 годы созданные Фредом Трампом для поддержки детей четыре компании выплатили Дональду сумму, соответствующую сегодняшним 8,3 миллионов долларов.

Щедрость отца также стала очень важной опорой для сына, когда тот в 1990 году умолял банкиров предоставить ему срочный кредит. Поскольку многие проекты Дональда Трампа оказались убыточными, у него осталось очень мало собственных жизнеспособных активов для обеспечения такого кредита. Об этом никогда не сообщалось, но факт остается фактом: он использовал свою долю в мини-империи и высотный дом для престарелых в Ист-Оранже в качестве гарантийного обеспечения кредита на 65 миллионов долларов.

Налоговые документы также показывают, что на пике финансовых неурядиц Трампа его отец получал колоссальную прибыль от своей империи. В 1990 году доход Фреда Трампа увеличился до 49 638 928 долларов.

По словам бывших сотрудников Фреда Трампа, он очень не любил без необходимости забирать распределяемую прибыль у своих компаний, потому что по ней надо было платить подоходный налог. Так зачем же считающему центы и ненавидящему налоги 85-летнему бизнесмену на закате карьеры забирать огромные деньги из своей обожаемой собственности, налоги на которую составили более 12,2 миллиона долларов?

Журналисты не нашли свидетельств того, что Фред Трамп делал какие-то значительные долговые выплаты или выделял средства на благотворительность. Бережливость в бизнесе была его отличительной чертой всю жизнь. Согласно учетам его личных расходов, в 1991 и 1992 годах Фред Трамп потратил на поездки и развлечения в общем и целом 8562 доллара. Расточительство Трампа (если его можно назвать таковым) сводилось к тому, что он изредка покупал жене подарок в магазине мехов или устраивал семейное торжество где-нибудь в бруклинском ресторане. Его дом на Мидленд-Паркуэй в Куинсе был построен из непритязательного кирпича, как и многие его многоквартирные здания, и ничем не отличался от соседних построек, если не считать белые колонны и лепнину на фронтоне.

Но есть немало признаков того, что наличные деньги были нужны Фреду Трампу в больших количествах — чтобы выручать сына в случае необходимости.

Так было во время операции по спасению трамповского казино «Касл». Дональд Трамп допустил огромный перерасход средств на ремонт, из-за чего у казино осталось очень мало расчетных средств. Конечно, ни у казино «Касл», ни у его владельца не было 18,4 миллиона долларов на выплаты по облигациям, срок которых истекал в декабре 1990 года.

17 декабря 1990 года Фред Трамп направил своего надежного бухгалтера Говарда Снайдера (Howard Snyder) в Атлантик-Сити с чеком на 3,35 миллиона долларов. Снайдер купил в казино фишек на всю эту сумму и уехал, не сделав ни одной ставки. Видимо, даже этого вливания оказалось недостаточно, ибо в тот же день Фред Трамп выписал второй чек для казино «Касл» на сумму 150 тысяч долларов, о чем свидетельствуют банковские документы.

Благодаря такой уловке (по законам штата Нью-Джерси об азартных играх такой заем на 3,5 миллиона долларов является незаконным, а поэтому он повлек за собой штраф в 65 тысяч долларов) Дональду Трампу удалось избежать невыполнения денежных обязательств по облигациям.

Два сапога пара

И отец, и сын мастерски манипулировали стоимостью своих активов, и в зависимости от ситуации их состояние казалось то больше, то меньше.

Как показала история с казино, отец и сын придерживались единого мнения о правилах и нормах, видя в них досадное неудобство, которое следует ловко обходить, а при необходимости игнорировать. Как рассказали в интервью и в показаниях под присягой члены семьи и коллеги Трампов, отец и сын сформировали прочный и тесный кровный союз, в основе которого лежали общие тайны и гоббсовская точка зрения на то, что нужно для достижения господства и победы. Они разговаривали почти каждый день, а встречались почти каждые выходные. Дональд Трамп сидел по правую руку от отца во время семейных застолий и участвовал в ежемесячных совещаниях Фреда Трампа с ближайшими советниками, где обсуждались вопросы стратегии. Отец молча, но очень внимательно следил за многочисленными пресс-конференциями своего сына.

«Наверное, я знал отца лучше, чем все остальные», — заявил Дональд Трамп в 2000 году, давая показания под присягой.

Отец и сын свободно владели языком полуправды и лжи, о чем свидетельствуют интервью и документы. Оба с упоением совершали нарушения, за которые их не наказывали. Оба умело манипулировали стоимостью своих активов, сильно завышая или занижая ее в зависимости от своих потребностей.

Эти таланты очень пригодились, когда 26 сентября 1981 года от последствий алкоголизма в 42-летнем возрасте скончался Фред Трамп-младший, оставив после себя сына и дочь. Его душеприказчиками стали отец и брат Дональд.

Самым крупным активом Фреда Трампа-младшего была его доля в семи из восьми зданий, право собственности на которые отец передал детям. Через несколько лет после его смерти Трампы сделали из этих домов кооперативы и заявили, что стоимость этой недвижимости составляет 90,4 миллиона долларов. При такой стоимостной оценке налог на наследство по доле Фреда Трампа-младшего мог составить почти 10 миллионов долларов.

Но в налоговой декларации, которую подписали Дональд Трамп и его отец, утверждалось, что доля Фреда Трампа-младшего составляет всего 737 861 доллар. Такой результат был достигнут за счет занижения стоимости всех семи домов. Фред и Дональд Трампы представили оценочную ведомость, где была указана стоимость 13,2 миллиона долларов.

Еще одним образчиком их дерзости стал жилой комплекс на 150 квартир в Куинсе под названием «Парк Бриар». Так уж получилось, что за 18 дней до смерти Фреда Трампа-младшего его братья и сестры представили план по превращению «Парка Бриар» в кооператив. Тогда же они заявили под присягой, что здание стоит 17,1 миллиона долларов. Но после смерти Фреда Трампа-младшего Дональд Трамп и его отец как душеприказчики указали в налоговой декларации, что «Парк Бриар» стоит 2,9 миллиона долларов.

Федеральная налоговая служба практически не возражала против столь фантастического утверждения, как будто не заметив, что стоимость «Парка Бриар» за 18 дней уменьшилась на 83 процента. Правда, один аудитор начал настаивать на том, чтобы увеличить ее на 100 000 долларов до трех миллионов.

В 1980-е годы случилась одна скандальная история. Дональд Трамп дал понять, что займется акциями, и намекнул на возможное приобретение контрольного пакета одной компании, чтобы потом продать их с выгодой, либо выбить из этой компании уступки за свой отказ от поглощения. Это была такая гадкая форма биржевого манипулирования с малопривлекательным названием «гринмейлинг» (выкуп компанией своих акций по повышенной цене при угрозе поглощения). Журналисты отыскали доказательства того, что Трамп в ходе этой операции пользовался содействием своего отца.

26 января 1989 года Фред Трамп за 934 854 доллара купил 8,6 тысяч акций компании «Тайм инкорпорейтед», о чем свидетельствует его налоговая отчетность. Спустя семь дней финансовый обозреватель Дэн Дорфман (Dan Dorfman), который был на дружеской ноге с Дональдом Трампом, сообщил, что младший Трамп приобрел «значительную долю» в компании «Тайм инкорпорейтед». Естественно, акции компании подскочили, благодаря чему Фред Трамп за две недели получил прибыль в размере 41 614 долларов.

В том же году Фред Трамп купил акции «Американ эйрлайнс» на пять миллионов долларов. Если исходить из цены за акцию (81 доллар 74 цента), то, по всей видимости, приобрел он их незадолго до сообщения Дорфмана о покупке акций этих же авиалиний Дональдом Трампом. Уже через несколько недель эти акции стоили более 100 долларов. Продай их Фред Трамп в тот момент, он бы выручил 1,3 миллиона долларов. Но он не стал этого делать, и акции упали из-за разговоров о широко рекламируемых, но неудачных приобретениях его сына. В январе 1990 года Фред Трамп продал эти акции, потеряв на них 1,7 миллиона долларов. Спустя неделю Дорфман написал, что Дональд Трамп тоже продал свою долю.

С другими членами семьи Фред Трамп мог вести себя раздражительно и грубо, о чем свидетельствуют показания его родственников. Когда кто-то его разочаровывал, он обычно рявкал: «Глупее этого я никогда ничего не слышал». Но с Дональдом он вел себя иначе. Он мог пожурить его, сказав: «Сначала сделай это дело, а уж потом принимайся за другое». Но чаще всего он старался прощать Дональда и ладить с ним.

Например, к 1987 году долг Дональда Трампа перед отцом увеличился как минимум до 11 миллионов долларов. Но если бы Фред Трамп его аннулировал, сыну пришлось бы заплатить несколько миллионов налогов. Отец с сыном нашли иное решение проблемы, о котором ранее не сообщалось. Похоже, что это был многомиллионный незадекларированный подарок и одновременно незаконное списание налогов.

Как показывает налоговая отчетность, в декабре 1987 года Фред Трамп купил 7,5-процентную долю в 55-этажном жилом комплексе «Трамп Палас», который его сын возводил в восточной части Манхэттена. Большая часть его инвестиций на общую сумму 15,5 миллиона долларов была сделана в форме обмена непогашенных долгов сына на акции «Трамп Палас», что подтверждается документами.

В декабре 1991 года Фред Трамп продал свою долю в «Трамп Палас» всего за 10 тысяч долларов, что подтверждается его налоговой декларацией и финансовой отчетностью. В документах о продаже не указано, кто был покупателем. Но есть и другие документы, которые показывают, что эти акции Фред продал обратно своему сыну.

По закону штата, застройщик обязан представить «пакет документов на недвижимость», в котором указаны спонсоры проекта, то есть его владельцы. В пакете «Трамп Палас», представленном в ноябре 1989 года, фигурируют два собственника: Дональд Трамп и его отец. Но, в соответствии с тем же законом, если бы Фред Трамп продал свою долю третьей стороне, Дональду Трампу пришлось бы указать нового собственника в исправленном пакете документов на недвижимость, который подается в прокуратуру штата. Согласно документам, он этого не сделал.

Спустя месяц после того, как отец продал свою долю, он дал письменные показания под присягой. Это были показания по делу о неоплаченных счетах подрядчика «Трамп Палас», и там Дональд Трамп назвал себя владельцем этого комплекса.

По правилам Федеральной налоговой службы США, продажа сыну акций на 15,5 миллиона долларов за 10 тысяч равноценна переданному ему подарку на 15,49 миллиона, который при этом облагается налогом. Фред Трамп не сообщил налоговикам о таком подарке.

По словам экспертов по налогообложению, Фред Трамп мог столкнуться с необходимостью задекларировать дарение только в одном случае: если бы к моменту передачи акций «Трамп Палас» обанкротился. Однако до банкротства там было далеко.

Учетная документация показывает, что продажи жилья в 1991 году шли полным ходом. В этом жилом комплексе продали 57 апартаментов за 52,5 миллиона долларов. Это 94% от начальной продажной цены этих апартаментов.

Сам Дональд Трамп провозгласил «Трамп Палас» «самым защищенным в финансовом плане жилым комплексом из всех имеющихся на рынке». Эту идею он выдвинул в размещенной в 1991 году рекламе, чтобы дать отпор критике покупателей, которые жаловались, что его неудачи в бизнесе могут отразиться на реализации проекта «Трамп Палас». За 17 дней до того, как отец продал свои акции, Дональд Трамп запустил рекламное объявление, в котором говорилось, насколько это разумно и мудро — вкладывать деньги в «Трамп Палас»: «Умные деньги говорят, что лучшего времени для покупки еще не было».

Не задекларировав подарок своему сыну на 15,49 миллиона долларов, Фред Трамп уклонился от 55-процентного налога на дарение и сэкономил около 8 миллионов долларов. В то же время он объявил Федеральной налоговой службе, что «Трамп Палас» приносит одни убытки и что это доказывает его действия, когда он от 15,5 миллиона инвестиций получил всего 10 тысяч долларов.

Федеральный налоговый закон запрещает вычитать любые убытки из сделок по продаже недвижимости между членами одной семьи, потому что это чревато злоупотреблениями. Однако Фред Трамп именно так и поступил, не заплатив еще примерно 5 миллионов долларов подоходного налога.

Партнерство Фреда и Дональд Трампов имело целью не только обогащение. В его основе лежал более амбициозный замысел, который за долгие годы был доведен до совершенства. Суть этого замысла заключалась в создании истории о происхождении, в формировании мифа о миллиардере Дональде Трампе, который сам себя сделал.

Фундамент этого мифа Дональд Трамп заложил в 1970-е годы, когда говорил об империи своего отца как о своей собственной. Но к концу 1980-х он вместо того, чтобы присвоить эту империю, начал умалять ее достоинства. «Это не был великолепный бизнес, это был просто хороший бизнес», — говорил он, как будто Фред Трамп был владельцем сети прачечных самообслуживания. Да, заявлял Трамп-младший газетчикам, его отец — замечательный наставник, но бизнес у него не очень большой, а поэтому максимум, на что может рассчитывать сын, — это заем на миллион долларов, да и то под проценты.

Все это время Фред Трамп подыгрывал своему сыну. Он ни разу открыто не усомнился в его утверждениях о займе на миллион. «Похоже, что все, к чему он прикасается, превращается в золото», — сказал Трамп-старший в 1976 году, давая интервью «Нью-Йорк таймс». «Он превзошел меня, это точно», — заявил он в 1983, когда газета готовила новый биографический очерк о его сыне. Но хотя Фред Трамп очень помог в создании мифа о миллиардере Дональде Трампе, который сам себя сделал, оказывается, была одна черта, которую он не позволял ему пересекать.

США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 8 октября 2018 > № 2752353

Полная версия — платный доступ ?


Россия. Евросоюз. США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 8 октября 2018 > № 2752351 Николас Гвоздев

National Interest (США): Как Европа и Россия борются против американских санкций

Ослабит ли эта борьба американское финансовое господство в отдаленной перспективе?

Николас Гвоздев (Nikolas K. Gvosdev), The National Interest, США

Верховный представитель Европейского союза по иностранным делам и политике безопасности Федерика Могерини объявила на прошлой неделе, что ЕС во взаимодействии с Россией и Китаем создаст механизм, позволяющий Ирану и дальше торговать с участниками ядерной сделки, несмотря на повторное введение Соединенными Штатами санкций против этой страны.

Выступая на полях Генеральной Ассамблеи ООН, Могерини сказала: «На практике это означает, что страны-члены ЕС создадут самостоятельный субъект права, который будет содействовать осуществлению законных финансовых операций с Ираном. Это позволит европейским компаниям и дальше торговать с данной страной».

Реакцию американского внешнеполитического сообщества можно разделить в основном на две категории: высмеивание и неверие. Как считают американцы, Европа не может даже надеяться на то, что ей удастся создать такой особый механизм расчетов, и в любом случае этот механизм не будет работать. Более того, американцы полагают, что европейцы не станут рисковать своими корпоративными и финансовыми интересами в США. Может, это и так — однако Соединенным Штатам следует серьезно задуматься о тех угрозах, которые европейское предложение создает для американского экономического влияния.

В 2018 году американский доллар остается оптимальной валютой для проведения международных торговых и финансовых операций. Финансовая система США является самым удобным расчетно-клиринговым механизмом для всякого рода транзакций. Более того, клиенты со всего мира отдают предпочтение высокотехнологичным товарам, передовым приборам и технологиям, производимым компаниями из стран «Большой семерки». Американские санкции, призванные отнять у той или иной страны возможность использовать в таких операциях доллары, а также лишить занимающиеся бизнесом в США компании стимулов хранить свои активы в американской юрисдикции и использовать доллары в торговле с подвергнутым санкциям государством, могут нанести серьезный экономический ущерб. Но это далеко не всегда фатальный ущерб.

В отличие от прежних международных санкций против Ирана, Европа сейчас считает, что пока эта страна соблюдает условия ядерной сделки, нет никаких оснований для возобновления санкций. Кроме того, хотя крупные европейские фирмы с активами и банковскими счетами в Америке будут подчиняться американским санкциям, сейчас легко можно увидеть, как начинается процесс раздвоения, когда европейские компании поменьше решаются на «особые» торговые сделки с Ираном. Например, не привязанные к доллару и к американскому рынку торговые компании смогут продавать иранскую нефть на внешнем рынке и покупать для этой страны товары.

Между тем, Москва тихо наблюдает за тем, как все это переживает Иран, и размышляет о том, нельзя ли и ей применить предложенный механизм платежей, чтобы он стал для нее очередным амортизатором, ослабляющим удары американских экономических санкций.

Санкции США, ЕС и стран «семерки» действуют против России с 2014 года, будучи введенными за ее политику в отношении Украины. Соединенные Штаты вводят дополнительные карательные меры за эти и другие нарушения. Но расчет на то, что поведение Москвы можно изменить, ограничив ей доступ к финансам, инвестициям и технологиям, совершенно не оправдался. Сейчас американский конгресс рассматривает новые и довольно серьезные санкции, призванные существенно усилить экономическое давление на Россию.

Как и с Ираном, с Россией у Америки намного более слабые экономические связи, чем у ее европейских, ближневосточных и восточноазиатских союзников. В то же время эти страны, стремящиеся сдерживать политику России по некоторым направлениям, хотят расширять с ней сотрудничество в областях, которые представляют для них интерес. Они также не желают идти на меры, способные вызвать крах российской экономики. Поэтому Соединенные Штаты задумались о более мощных санкциях третьих стран против тех партнеров, чьи компании и банки продолжают заниматься бизнесом с Россией.

Москва во взаимодействии с некоторыми своими экономическими партнерами из Европы уже испытала ряд изобретательных мер по уклонению от санкций, введенных против ее энергетической отрасли. Так, французская компания Тоталь не захотела отказываться от своих высокодоходных инвестиций в российские проекты СПГ в Арктике. Но в то же время она не желает нарушать ограничения ЕС на инвестиции в России. Часть этих ограничений была введена параллельно антироссийским санкциям администрации Обамы. Поэтому Тоталь для получения средств на инвестирование проекта «Ямал» обратилась за финансированием в китайские банки, попросив, чтобы оно было деноминировано в евро и юанях и находилось в полной недосягаемости для западной финансовой системы.

Смысл западных санкций заключался еще и в том, чтобы лишить Россию доступа к современным товарам и услугам, необходимым для разработки и эксплуатации энергетических месторождений в Арктике. На протяжении нескольких лет часть российских проектов в Заполярье была заморожена. Однако летом появилась возможность для их дальнейшей реализации. Россия смогла развернуть в своих северных широтах китайскую технику и оборудование, а норвежские компании, воспользовавшись лазейками в санкционных ограничениях, могут «предоставлять услуги по снабжению» китайским клиентам, против которых не действуют санкции, а те в свою очередь будут работать на Россию.

Никто не считает эти обходные маневры идеальными. Москва по-прежнему отдает предпочтение беспрепятственному доступу к западным банкам и финансовым институтам, и желает, чтобы западные компании поставляли ей важнейшие товары и услуги. Юань менее удобен для финансирования, а китайские копии высокоточного западного оборудования могут в итоге оказаться дороже и ненадежнее. Но Москва получила возможность хоть как-то продвигаться вперед в ожидании того момента, когда ее экономика вернется к скромным показателям роста.

Поэтому неудивительно, что русские очень сильно заинтересовались специальной системой расчетов и тем, заработает ли она. Такой механизм потребует пересчета нефтяных цен в евро, наряду с долларом. Более того, если Иран в торговле энергоресурсами с Индией и Китаем будет использовать индийскую рупию и юань — опять же, во избежание американских долларовых санкций — то это поможет ослабить подавляющее господство доллара в международных торговых операциях. Если такой европейский механизм будет создан, Россия наверняка постарается вовлечь в него свои финансовые институты, чтобы в своих транзакциях использовать и евро, и юань, и рупию. В то же время, торгующие с Ираном европейские компании могут расширить сферу своей деятельности на Россию, если будут введены новые американские санкции.

По всеобщему признанию, все это пока на уровне догадок и предположений. У нас очень мало информации о том, как ЕС будет осуществлять на практике предложение Могерини. Но Америка должна всерьез задуматься над тем, как будет создаваться такой механизм, и в какой мере европейские страны будут его поддерживать и защищать. Бывший министр финансов Джек Лью (Jack Lew), завершая в январе 2017 года свое пребывание на этом посту, выступил с предостережением, которое может оказаться пророческим. Он сказал: «Риск того, что санкции станут непосильными, выдавит деловую активность из американской финансовой системы, особенно если альтернативы Америке как мировому финансовому центру и американскому доллару как главной резервной валюте станут играть более существенную роль в глобальной финансовой системе». Вместе с тем, Лью признал: «Существующие альтернативы не в состоянии в полной мере выполнять функции американских рынков и американского доллара, и кроме того, есть много других факторов, из-за которых США будут и дальше самой привлекательной финансовой системой в мире». Но как уже продемонстрировала Россия, она готова нести дополнительные издержки, чтобы использовать другие валюты, а также товары и услуги не западных фирм ради спасения своих экономических планов.

Предложение о создании особого механизма платежей может потерпеть неудачу. Не исключено, что потребители и производители не согласятся ни на какую другую валюту, кроме доллара, поскольку евро в структурном плане слаб, а юань не пользуется большим доверием. Но эта первая попытка будет не последней. И Соединенные Штаты должны подготовиться к новым угрозам своему финансовому лидерству.

Николас Гвоздев — пишущий редактор «Нэшнл интерест».

Россия. Евросоюз. США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 8 октября 2018 > № 2752351 Николас Гвоздев


США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 8 октября 2018 > № 2752344

The New York Times (США): Получая деньги от отца, Трамп участвовал в сомнительных налоговых схемах (ч. 2)

Дэвид Барстоу (David Barstow), Сьюзан Крейг (Susanne Craig), Расс Бютнер (Russ Buettner), The New York Times, США

Первую часть читайте здесь

Семейные разборки

Дональд Трамп пытался изменить завещание своего больного отца, вызвав тем самым негативную реакцию. Вместе с тем, Фред Трамп признал, что надо реализовать некоторые планы, прежде чем он уйдет из жизни.

Фред Трамп часто задумывался о том, что станет с его империей после того, как он умрет. Он нанял одного из лучших в стране юристов для составления завещания. Но в декабре 1990 года Дональд Трамп направил отцу документ, составленный одним из его собственных юристов с целью внести существенные поправки в это завещание.

Фред Трамп, которому на тот момент исполнилось 85 лет, раньше никогда не видел этот документ, полный юридической зауми. Да и разрешения на его подготовку он тоже не давал. И он не встречался с составившим его юристом.

Однако сын уведомил отца, что он должен немедленно подписать этот документ.

О том, что случилось дальше, спустя годы рассказывали члены семьи Трампа, давая показания во время урегулированного позднее спора о наследстве, оставленном Фредом Трампом детям Фреда Трампа-младшего. Журналисты «Нью-Йорк таймс» читали эти показания и увидели в них нечто поразительное. Фред Трамп считал, что присланный сыном документ мог поставить под угрозу дело всей его жизни.

В этом документе, носящем название «дополнительное распоряжение к завещанию», было много интересного. Он защищал долю Дональда Трампа в наследстве от кредиторов и от предстоящего бракоразводного процесса с его первой женой Иваной Трамп. Он подкреплял положения завещания о том, что Дональд Трамп будет единственным распорядителем имущества своего отца. Но больше всего Фреда Трампа встревожили не детали этого документа, а само его появление и подача как свершившегося факта. Он признавался родственникам, что увидел в этом распоряжении к завещанию попытку сына обойти его сзади и установить полный контроль над его делами. Отец выразил опасение, что Дональд Трамп выпотрошит его империю и даже использует ее в качестве залога для спасения своего терпящего неудачи бизнеса. Надо сказать, что это случилось как раз в том месяце, когда Фред Трамп спас казино сына, купив фишек на 3,5 миллиона долларов.

Хотя они были близки (а может, как раз из-за их близости), Фред Трамп не решился на открытый разговор с сыном. Вместо этого он обратился к своей дочери Мэриэнн Трамп Бэрри (Maryanne Trump Barry), которая в то время работала федеральным судьей и часто давала советы отцу по правовым вопросам. «Это плохо пахнет», — сказал он ей, о чем Мэриэнн вспоминала позже, давая показания. Когда судья Бэрри прочла дополнительное распоряжение к завещанию, она пришла к такому же выводу. «Дональд, по его собственному признанию, был в непростой финансовой ситуации, — сказала она, — и папа был очень обеспокоен как человек, всю жизнь зарабатывавший эти деньги упорным трудом и не желавший, чтобы они уходили из семьи».

В кратком интервью по телефону судья Бэрри отказалась комментировать этот эпизод.

Фред Трамп начал незамедлительно действовать, чтобы расстроить планы своего сына. Он отправил свою дочь на поиски новых юристов по имущественным вопросам. Один из них записал инструкцию, переданную Мэриэнн Трамп Бэрри со слов отца: «Защитить собственность и активы от Д.Т. и от кредиторов Дональда». Юристы быстро составили новое дополнительное распоряжение к завещанию, лишив Дональда Трампа единоличного права распоряжаться имуществом отца. Фред Трамп без промедлений подписал этот документ.

Хотя Дональд Трамп действовал неуклюже, и его попытка изменить отцовское завещание не удалась, семье пришлось задуматься о двух взаимосвязанных проблемах: ухудшающееся состояние здоровья Фреда Трампа и его нежелание отказываться от прав собственности на свою империю. За несколько лет до этого Фреду Трампу удалили опухоль на шее. Вскоре ему предстояла операция по замене тазобедренного сустава, а еще он страдал старческим слабоумием в мягкой форме. Несмотря на щедрую финансовую помощь, которую он неизменно оказывал своим детям, и несмотря на отвращение к налогам, Фред Трамп упрямо отказывался прислушаться к рекомендациям советников передать права собственности на империю детям, дабы свести к минимуму налоги на наследство.

С каждым годом возрастала вероятность, что Фред Трамп умрет, владея жилыми домами на сотни миллионов долларов, облагаемыми 55-процентным налогом на наследство. Столь же слабо была защищена и куча денег, на которой он сидел. Его здания поддерживались в хорошем состоянии и неизменно приносили миллионные прибыли, а долги по ним были минимальные. С 1988 по 1993 годы он заплатил себе 109,7 миллионов долларов, но даже после этого, как показывает финансовая отчетность, его компаниям принадлежали 50 миллионов долларов в виде наличности и инвестиций. Десятки миллионов долларов ежемесячно проходили через лабиринт лицевых счетов в многочисленных банках, таких как «Чейз Манхэттен Банк» (Chase Manhattan Bank), «Кемикал Банк» (Chemical Bank), «Мэньюфэкчурерс Хэновер Траст» (Manufacturers Hanover Trust), «Ю-бэ-эс» (UBS), «Бауэри сэйвингс» (Bowery Savings) и израильский «Юнайтед Мизрахи» (United Mizrahi).

Попросту говоря, не приняв незамедлительных мер, наследники Фреда Трампа могли потерять сотни миллионов долларов, заплатив налог на наследство.

Несмотря на имевшиеся разногласия, Трампы разработали план во избежание таких последствий. Как они это сделали — об этом никто раньше не рассказывал.

В этой истории Дональд Трамп сыграл центральную роль. С согласия и при участии отца и его ближайших советников он руководил совещаниями, на которых разрабатывался этот план. Самый младший брат Роберт Трамп, во всем подчинявшийся Дональду, получил задачу следить за всеми повседневными деталями. Роберт долгие годы работал у своего брата, а в конце 1991 года стал работать на отца.

План Трампов, реализованный в следующем десятилетии, включал в себя смесь традиционных приемов, скажем, внесение изменений в завещание Фреда Трампа ради минимизации налоговых выплат, и неординарных методов, которые, по словам налоговых экспертов, с юридической точки зрения были сомнительными, а в некоторых случаях напоминали мошенничество. В итоге дети Трампа должны были стать собственниками буквально всех домов своего отца, не заплатив при этом ни цента из своего кармана. Гору денег им предстояло превратить в маленький холмик. А сотни миллионов долларов, которые должны были пойти в американскую казну, дети Фреда Трампа решили забрать себе.

«Замаскированный подарок»

Семейная фирма позволила Фреду Трампу направить деньги детям, затребовав с него завышенную цену за ремонт и реновацию недвижимости.

Один из первых шагов был предпринят 13 августа 1992 года, когда Трампы учредили компанию под названием «Олл Каунти Билдинг Сапплай энд Мэйтнанс» (All County Building Supply & Maintenance).

У нее не было головного офиса. Компания была зарегистрирована в Манхассете, штат Нью-Йорк по адресу проживания любимого племянника Фреда Трампа Джона Уолтера (John Walter). Умерший в январе Уолтер долгие годы работал у Фреда Трампа, занимаясь в основном компьютеризацией его систем учета и выплаты зарплаты. Он также был неофициальным хранителем личных и деловых бумаг Фреда Трампа, и подвал в его доме был до отказа забит коробками со старыми финансовыми отчетами. Согласно документации, Джону Уолтеру и четверым детям Трампа принадлежало по 20% компании «Олл Каунти».

Как удалось узнать журналистам «Нью-Йорк таймс», главная цель этой фирмы заключалась в том, чтобы дать возможность Фреду Трампу дарить щедрые денежные подарки своим детям под видом вполне законных коммерческих операций, что позволяло им уйти от уплаты 55-процентного налога.

Работала эта схема элементарно.

Каждый год Фред Трамп тратил миллионы долларов на ремонт и улучшение своей недвижимости. Некоторые продавцы, поставлявшие его прорабам и обслуживающему персоналу материалы и инструменты, на протяжении десятилетий обналичивали чеки Фреда Трампа. Но в августе 1992 года на их чеках появилось новое название — «Олл Каунти Билдинг Сапплай энд Мэйтнанс».

Между тем компьютерные системы Уолтера выписывали счета «Олл Каунти» на оплату услуг и материалов, но с одной малозаметной разницей: все цены там были завышены на 20-50%.

Разницу дети Фреда Трампа делили между собой, не забывая про Уолтера.

Самым ярким примером этого мошенничества стал Роберт Трамп, которому отец платил полмиллиона долларов в год. Он утверждал многочисленные платежи империи Фреда Трампа компании «Олл Каунти». Он также был ее генеральным директором и совладельцем. Что касается работы компании — готовить счета на оплату, то эту задачу выполнял Уолтер, также находившийся на финансовом довольствии Фреда Трампа, и его личный помощник, которому Уолтер приплачивал за эту шабашку.

Спустя годы Роберт Трамп в своих показаниях во время спора о наследстве Фреда Трампа скажет, что «Олл Каунти» экономила ему деньги, заключая выгодные сделки. Но Фред Трамп и сам умел выбивать более низкие цены из своих подрядчиков, и поэтому данное утверждение кажется весьма неожиданным. Кроме того, оно не соответствует действительности.

Журналисты изучили тысячи страниц финансовой документации по жилым домам Фреда Трампа, которые показывают, что с появлением на сцене «Олл Каунти» его расходы резко выросли.

Жилой комплекс «Апартаменты Бич-Хевен» стал наглядной иллюстрацией того, как это делалось. В 1991 и 1992 годах Фред Трамп купил у оптовика для «Бич-Хевен» 78 комплектов холодильников и плит. Средняя цена была 642 доллара 69 центов. Но в 1993 году, когда он начал платить за ту же технику компании «Олл Каунти», цена на нее увеличилась на 46%. Стоимость уборки мусора возросла на 64%. Уборочный инвентарь подорожал на 100% с лишним. Ремонт водопровода и канализации, а также сантехнические материалы выросли в цене на 122%. Это происходило в одном доме за другим. Чем больше платил Фред Трамп, тем богаче становилась «Олл Каунти». Как и было задумано.

Эта компания систематически завышала цены по тысячам позиций, но переговорами с поставщиками, как и всегда, занимался Фред Трамп со своими сотрудниками.

Это может подтвердить Леон Истмонд (Leon Eastmond).

Он владеет компанией из Бронкса «Истмонд и сыновья», которая производит промышленно-отопительные котлы. В 1993 году он встретился с Фредом Трампом в старом итальянском ресторане «У Гарджуло», где тот любил ужинать, чтобы договориться о цене на 60 котлов. Фред Трамп, приехавший в сопровождении секретаря и Роберта Трампа, торговался отчаянно. Добившись 10-процентной скидки, он выдвинул последнее требование. «Мне пришлось оплатить счет за ужин», — с улыбкой вспомнил Истмонд.

Никаких упоминаний «Олл Каунти» не было. Впервые Истмонд узнал о ее существовании, когда стали приходить чеки. «Я помню, как открыл однажды конверт, а оттуда выпал чек на 100 тысяч долларов, — рассказал он. — Я не знал эту компанию. Я не понимал, кто они такие».

«Олл Каунти» платила Истмонду по оговоренной цене, но приходившие от нее Фреду Трампу счета были завышены на 20-25%, о чем свидетельствуют полученные журналистами документы. Таким образом, стоимость 60 котлов по бумагам увеличилась на сотни тысяч долларов, и все эти деньги перетекли в карманы детей Фреда Трампа — без уплаты налога на дарение.

Собственники «Олл Каунти» изобрели еще одну хитрость, чтобы получить дополнительный «навар» с котлов Истмонда. Чтобы получить от Фреда Трампа контракт, Истмонду пришлось согласиться бесплатно предоставить ему мобильные котлы на время установки стационарных. Однако «Олл Каунти» выставила Фреду Трампу счет за аренду этих самых мобильных котлов, которые Истмонд предоставил ему бесплатно, сопроводив его счетами за транспортировку, монтаж, эксплуатацию и обслуживание. Так со счетов империи Трампа удалось вывести еще несколько сотен тысяч долларов.

Когда Уолтера во время дачи показаний спросили, почему Трамп не стал совладельцем «Олл Каунти», он ответил: «Потому что ему пришлось бы платить налог на наследство».

Когда журналисты рассказали историю про «Олл Каунти» профессору Тритту из Флоридского университета, он назвал «крайне подозрительным» факт использования Трампами этой компании, заявив, что это можно расценить как преступную налоговую махинацию. «Это определенно похоже на замаскированный подарок», — сказал он.

«Олл Каунти» приносила исключительные выгоды Дональду Трампу и его братьям и сестрам, но для жильцов Фреда Трампа она создавала большие неудобства.

Будучи владельцем нью-йоркской недвижимости с лимитированной арендной платой, Фред Трамп нуждался в разрешении штата на ее повышение сверх тех пределов, которые ежегодно устанавливала государственная комиссия. Чтобы обосновать повышение квартплаты, можно было, например, провести капитальную реконструкцию здания. В таком случае получить разрешение было несложно. Если затраты казались разумными, одного счета на оплату или погашенного чека было достаточно.

Трампы использовали счета «Олл Каунти» с завышенными ценами, чтобы обосновать повышение квартплаты в домах Фреда Трампа, где цена аренды лимитировалась. По словам Уолтера, Фред Трамп видел в этой компании средство получить и вершки и корешки. Если он при помощи своих «исключительных переговорных навыков» покупал холодильник стоимостью 350 долларов за 200 долларов, он мог поднять арендную плату, исходя из последней цены, а не из 350 долларов, за которые холодильник покупал «обычный человек», объяснил Уолтер. Компания «Олл Каунти» позволяла обойти эту проблему. «Надо понимать, какие соображения за этим стояли», — сказал он.

Как сообщил Роберт Трамп в своих показаниях, «чем больше завышались цены, тем больше можно было поднять арендную плату».

Как показывают документы, после создания «Олл Каунти» Трампы получили разрешение повысить квартплату для тысяч квартир, заявив, что затратили на благоустройство и реконструкцию более 30 миллионов долларов. Жильцы неоднократно протестовали против повышения, но это почти всегда заканчивалось безрезультатно.

Говоря об улучшениях, Трампы чаще всего упоминали отопительные котлы.

«Все это сильно смахивает на преступление», — сказал бывший руководитель следственного отдела районной прокуратуры Манхэттена Адам Кауфман (Adam S. Kaufmann), ныне работающий партнером в юридической фирме «Льюис, Баах, Кауфман, Мидлмисс». Срок исковой давности в данном случае уже давно прошел, но, по словам Кауфмана, поскольку Трампы использовали «Олл Каунти», дело можно возбудить по фактам обмана жильцов, налогового мошенничества и подделки документов.

Адвокат президента Хардер оспорил сообщение «Нью-Йорк таймс», заявив: «Если газета заявит или даст понять, что президент Трамп причастен к обману, уклонению от уплаты налогов и любым другим преступлениям, она может быть привлечена к ответственности за клевету».

«Олл Каунти» была не единственной компанией, которую создали Трампы для выкачивания денег из империи Фреда Трампа. Существенным источником дохода для отца семейства была плата за управленческие услуги, которую он взимал с жильцов своих домов. Его основная управленческая фирма «Трамп Менеджмент» за один только 1993 год заработала 6,8 миллиона долларов. Он нашел способ для перевода детям и этих средств тоже.

21 января 1994 года семья создала управленческую компанию «Апартмент Менеджмент Ассошиэйтс» (Apartment Management Associates), зарегистрировав ее по адресу Уолтера в Манхассете. Как показывает документация, спустя два месяца эта компания начала получать управленческий гонорар, который раньше уходил на счета «Трамп Менеджмент».

Единственное отличие заключалось в том, что владельцами «Апартмент Менеджмент» был Дональд Трамп с братом и сестрами.

Гора денег Фреда Трампа быстро уменьшалась. Согласно документам, к 1998 году две компании («Олл Каунти» и «Апартмент Менеджмент») ежегодно приносили каждому из детей Трампа по 2,2 миллиона долларов в сегодняшнем эквиваленте.

Тот подоходный налог, который они выплачивали с этих сумм, был значительно ниже 55-процентного налога, который должен был заплатить Фред Трамп, просто даря каждому из детей по 2,2 миллиона долларов ежегодно.

Однако эта экономия была пустяком по сравнению с тем, что удалось сэкономить, когда Трамп передал детям свою империю недвижимости.

Алхимия стоимости

Передача основной части империи Фреда Трампа началась с «благоприятной» оценки и с невероятного ее уменьшения.

На 90-м году жизни Фред Трамп по-прежнему появлялся на работе несколько раз в неделю — неизменно в элегантном костюме и галстуке. Но он уже с трудом запоминал имена людей и мог запутаться, поскольку старческое слабоумие брало свое. В мае 1995 года он трясущейся рукой подписал документы, предоставлявшие Роберту Трампу право действовать от его имени.

Спустя шесть месяцев 22 ноября Трампы начали передачу прав собственности на большую часть империи Фреда Трампа (некоторые активы под передачу не подпадали.) Для этого они использовали особый доверительный фонд с зубодробительной аббревиатурой ДРТНП, которая могла понравиться только налоговому адвокату. Расшифровка дает мудреное название «доверительный рентный траст с нераспределяемой прибылью)

ДРТНП — это один из величайших подарков налогового кодекса супербогачам. Он позволяет династическим семьям типа Трампов передавать состояния от одного поколения другому (акции, недвижимость и даже коллекции произведений искусства), не выплачивая при этом ни цента налога на наследство.

Детали этого механизма чрезвычайно сложны, но работает он довольно просто. Одна половина собственности была переведена в ДРТНП на имя Фреда Трампа, а вторая — на имя его жены. Затем Фред и Мэри Трамп передали своим детям примерно две трети своих активов из ДРТНП. Оставшуюся треть дети выкупили за два года, внося ежегодные (аннуитетные) платежи на счета родителей. К 22 ноября 1997 года все было сделано. Дети Трампа стали владельцами почти всей империи отца, сделав это даром и без уплаты налога на наследство.

Что касается налога на дарение, то и здесь Трампы нашли лазейку.

Вся операция вращалась вокруг одного: рыночной стоимости империи Фреда Трампа. Она определяла сумму налогов на дарение, которую Фред и Мэри Трамп должны были заплатить за ту часть империи, которую они подарили детям. Она также определяла сумму аннуитетных платежей, которую дети должны были заплатить за остальное.

Федеральная налоговая служба США признает, что ДРТНП создает сильнейший соблазн занижать стоимость активов, особенно когда они не являются котируемыми на бирже ценными бумагами с прозрачными ценами. Занижение стоимости империи Фреда Трампа на 10 миллионов долларов давало семье экономию по аннуитетным платежам на 10 миллионов либо по налогу на дарение на 5,5 миллиона. Именно по этой причине Федеральная налоговая служба требует, чтобы использующие ДРТНП семьи представляли независимые оценки, и грозит штрафами тем, кто занижает стоимость.

Но на практике Федеральная налоговая служба слабо контролирует отчетность по налогам на дарение. Для налоговых экспертов не секрет, что уклонение от уплаты налогов на дарение широко распространено и что за это редко наказывают. Наказание, если оно применяется, обычно состоит в том, что аудитор требует заплатить столько, сколько должно быть заплачено. «Механизм ДРТНП обычно выстраивается таким образом, чтобы не было подлежащих выплате налогов, а поэтому у налоговой службы мало стимулов для проведения аудита, — рассказал преподаватель налогового права из Университета Хофстра профессор Митчелл Ганз (Mitchell Gans). — Поэтому если стоимость дарения занижается, это вполне может остаться незамеченным».

Похоже, что именно на это сделали ставку Трампы. Журналисты нашли доказательства того, что Трампы уклонились от уплаты сотен миллионов долларов налогов на дарение, подав налоговую отчетность, в которой очень сильно занижена стоимость недвижимости, помещенной в доверительный рентный траст Фреда и Мэри Трамп.

«Нью-Йорк таймс» отыскала отчетность Фреда Трампа по налогам на дарение за 1995 год, в которой утверждается, что недвижимость в составе 25 жилых комплексов с 6998 квартирами площадью больше Эмпайр Стейт Билдинг стоит всего 41,4 миллиона долларов. Неправдоподобность такого утверждения станет ясна в 2004 году, когда банки ту же самую недвижимость оценят почти в 900 миллионов долларов.

Методы, которыми пользовались Трампы, столь невероятным образом занижая стоимость своей собственности, разрабатывались в начале 1990-х годов на важных совещаниях, в которых принимал участие Дональд Трамп. Об этом свидетельствуют документы и интервью. В основе этой стратегии лежали два компонента: получить так называемую «благоприятную» оценку стоимости империи, а затем еще больше занизить эту цифру, изменив структуру собственности так, чтобы империя казалась Федеральной налоговой службе менее ценной.

Очень важно было найти оценщика недвижимости, с пониманием относящегося к их потребностям. Тот, кто продавал или покупал дома, знает, что разные оценщики могут дать далекие друг от друга оценки недвижимости, исходя из своих методов и допущений. Известно, что оценщики недвижимости, как и биржевые аналитики, могут манипулировать своей методикой таким образом, чтобы это соответствовало интересам их клиентов.

Трампы пользовались услугами Роберта фон Анкена (Robert Von Ancken), ставшего любимцем нью-йоркских семей, обладавших многочисленной недвижимостью. За свою 45-летнюю карьеру фон Анкен оценил многие достопримечательности города, включая Рокфеллеровский центр, Всемирный торговый центр, Крайслер Билдинг и Эмпайр Стейт Билдинг. Дональд Трамп нанял его, когда умер Фред Трамп и семье понадобились благоприятные оценки, дабы защитить свою недвижимость от налогов.

Фон Анкен провел оценку 25 жилых комплексов и прочей недвижимости из ДРТНП Трампов и пришел к заключению, что их общая стоимость составляет 93,9 миллиона долларов, на что указывает налоговая документация.

Чтобы проверить точность этих оценок, «Нью-Йорк таймс» проанализировала цены, по которым покупали похожие многоквартирные дома в том году, когда фон Анкен оценивал недвижимость Трампов. Очень быстро картина стала проясняться. Жилье, находившееся в тех же районах, что и здания Трампа, продавали (за квадратный фут) в два-четыре раза дороже стоимостной оценки фон Анкена, хотя многие из этих домов были построены на десятилетия раньше, имели меньше удобств, квартиры там были меньше, а городские оценщики считали их менее ценными.

Фон Анкен провел оценку шестиэтажного кирпичного здания Трампа в Бруклине «Аргайл Холл» и сделал вывод, что квадратный фут жилой площади там стоит 9,04 доллара. В шести кварталах от него стоял другой шестиэтажный дом на 20 лет старше, и там за несколько месяцев до этого жилье продавалось почти по 30 долларов за квадратный фут. Здание Трампа «Белкрест Холл» в Куинсе он оценил в 8,57 доллара за квадратный фут. Стоимость жилья похожего шестиэтажного дома из кирпича в паре кварталов от него, который был на 40 лет старше, а квартиры в нем — на треть меньше, составляла 25,18 доллара за квадратный фут.

Такая система применялась при оценке недвижимости Трампа настойчиво и постоянно. Фон Анкен оценил дом Трампа в Бруклине под названием «Лоуренс Тауэрс» с просторными апартаментами и балконами в 24,54 доллара за квадратный фут. За несколько месяцев до этого в паре километров от него продали многоквартирный дом, примыкающий к автомастерской, где квартиры были на 20% меньше по площади. Там цена жилья составляла 48,23 доллара за квадратный фут.

Журналисты отыскали еще больше несоответствий, сравнивая оценки доверительного рентного траста Трампов, которые делались по разным случаям и с разными целями. Выяснилось, что когда им была нужна высокая цена жилья, оценщики неизменно шли навстречу.

Так было с жилым комплексом «Патио Гарденс» в Бруклине, насчитывающим почти 500 квартир.

Из всей недвижимости Фреда Трампа «Патио Гарденс» приносил наименьшую прибыль, и, видимо, поэтому он решил использовать его для получения налоговых льгот. В 1992 году он подарил этот комплекс Национальному фонду почечных заболеваний Нью-Йорка/Нью-Джерси. Это было одно из самых крупных благотворительных пожертвований Фреда Трампа. Правило было такое: чем выше стоимость «Патио Гарденс», тем больше налоговая скидка. В оценке, на которую Фред Трамп ссылается в налоговой отчетности за 1992 год, указанная стоимость «Патио Гарденс» составила 34 миллиона долларов, то есть 61,90 доллара за квадратный фут.

В отличие от этой оценки, фон Анкен оценил главные сокровища империи Трампа «Бич Хевен» и «Шор Хевен» в совокупности всего в 23 миллиона долларов (11,01 доллара за квадратный фут), хотя квартир там было в пять раз больше.

Давая интервью, фон Анкен сказал, что поскольку ни у него, ни у «Нью-Йорк таймс» нет рабочих документов с описанием того, как он пришел к таким цифрам, сейчас просто нет возможности оценить методику его расчетов. «Обоснования такой стоимости в оценке есть, — заявил он. — По сути дела, когда мы готовим такие оценки, мы знаем, что они будут представлены в Федеральную налоговую службу для проверки, а поэтому лучше все сразу делать правильно».

Из всех оценок, которые фон Анкен сделал для ДРТНП Трампов, больше всего поражает оценка 886 сдаваемых внаем квартир в двух домах комплекса «Трамп Вилидж» на Кони-Айленде. Фон Анкен утверждал, что их стоимость вообще отрицательная — минус 5,9 миллиона долларов, если быть точным. Но в том же году городские налоговые оценщики оценили те же самые 886 квартир в 38,1 миллиона долларов, а один банк в 2004 году дал им оценку в 106,6 миллиона долларов.

Похоже, что фон Анкен сделал такую оценку с отрицательным значением не по той методике, которую он неоднократно называл самой подходящей для объектов недвижимости типа «Трамп Вилидж» и в которой прежние прибыли дают неверное представление о будущей стоимости жилья.

В 1992 году Трампы вывели два дома в «Трамп Вилидж» из программы доступного жилья, чтобы поднять арендную плату и увеличить прибыль. Но из-за этого они лишились налоговых льгот на недвижимость, и эти здания временно стали убыточными. Фон Анкен, действуя по своей методике, скорее всего, проигнорировал бы такое сползание в минус и оценил здания исходя из поднятой Трампами арендной платы. Но, похоже, он произвел свою оценку на основании убытков, и из-за этого Фред Трамп столкнулся с необходимостью заплатить миллионы долларов, чтобы сбыть с рук эту недвижимость.

По словам фон Анкена, он не помнит, какую методику оценки использовал для двух домов из «Трамп Вилидж». «Я могу сказать лишь то, что мы оцениваем недвижимость исходя из рыночной информации, а также из ожидаемого дохода, расходов по домам и их продажной цены», — сказал он. А что касается огромных расхождений между его оценками с одной стороны и оценками налоговиков от 1995 года и банка в 2004 году с другой, то фон Анкен отметил бессмысленность таких сравнений. «Я не могу сказать, что было после, — заявил он. — Может быть, у них произошло колоссальное увеличение доходов».

Неосновной владелец

Чтобы еще больше уменьшить оценочную стоимость империи, семья Трампов создала видимость, что ее главе принадлежат всего 49,8%.

Вооружившись оценкой фон Анкена в 93,9 миллиона долларов, Трампы сосредоточились на урезании даже этой суммы, для чего стали вносить изменения в структуру собственности империи Фреда Трампа.

Федеральная налоговая служба уже давно смирилась с мыслью о том, что владение контрольным пакетом намного ценнее, чем владение без такого контрольного пакета. Человек, владеющий контрольным пакетом здания, может принимать решение, продавать ли этот дом и когда это делать; как рекламировать сделку; на какую цену соглашаться. Но поскольку человек, владеющий, скажем, 10% дома за 100 миллионов долларов, не может влиять на такие решения, налоговики разрешают ему сделать так, чтобы его доля облагалась налогом, как будто она составляет всего 7 или 8 миллионов.

Однако Фред Трамп полностью контролировал свою империю более 70 лет. За редкими исключениями, он владел 100% своих зданий. Поэтому Трампы решили создать видимость того, что Фред Трамп — неосновной собственник. Для этого нужно было лишь изменить структуру собственности его империи. В итоге Фред и Мэри Трамп стали собственниками 49,8% тех корпоративных юридических лиц, которые владели его домами. Остальные 0,4% были поделены между его четырьмя детьми.

Такое разделение собственности на миноритарные доли широко используется при уклонении от уплаты налогов. Но есть одно обстоятельство, из-за которого это порой считается незаконным. В налоговом законодательстве это называется концепцией пошаговой операции, когда можно показать, что корпоративная реструктуризация является элементом быстрой последовательности отдельных на первый взгляд маневров, которые на самом деле замышлялись и осуществлялись для уклонения от налогов. По словам налоговых экспертов, главный вопрос в случае с империей Трампа состоял в том, когда они поделили империю Фреда Трампа — до или после создания доверительного рентного траста Трампов.

Всего Трампы разделили 12 компаний для создания видимости неосновного владения. Журналисты не смогли определить, когда произошел раздел пяти из 12 компаний. Однако по остальным семи компаниям документация показывает, что структура их собственности была изменена накануне учреждения доверительного рентного траста.

Обнаружилась четкая система. На протяжении десятилетий компании находились в единоличном владении Фреда Трампа, и каждая из них занималась эксплуатацией своего жилого комплекса или торгового центра. В сентябре 1995 года Трампы сформировали семь новых обществ с ограниченной ответственностью. С 31 октября по 8 ноября они передали права собственности на семь объектов недвижимости этим новым ОАО. 21 ноября они официально зарегистрировали шесть таких документов о передаче права собственности. Седьмой был зарегистрирован 24 ноября. А 22 ноября 49,8% акций этих семи ОАО были переведены в ДРТНП Фреда Трампа, а еще 49,8% — в ДРТНП Мэри Трамп.

Это позволило Трампам уменьшить стоимостную оценку фон Анкена, причем с правовой точки зрения это была весьма сомнительная операция. Они заявили, что, поскольку Фред и Мэри Трамп стали миноритарными владельцами, а здание невозможно продать так легко, как пакет акций, из оценки стоимости фон Анкена в 93,9 миллиона долларов надо вычесть 45%. Эта заявка в сочетании с нормативным вычетом из облагаемого дохода в объеме 18,3 миллиона долларов позволила завершить процесс превращения недвижимости стоимостью почти в 900 миллионов долларов в собственность с ценой 41,4 миллиона.

По словам специалистов по налогообложению, заявка на 45-процентную скидку не внушала доверия даже в то время, поскольку сегодня стандартная скидка, которую дает Федеральная налоговая служба, составляет от 20 до 30%.

Тем не менее ДРТНП Трампов привлекли к себе определенное внимание налоговиков. Полученные редакцией газеты документы указывают на то, что они провели проверку налоговой отчетности Фреда Трампа по дарению за 1995 год, придя к выводу, что Фред Трамп и его жена существенно занизили стоимость активов, переведенных через их ДРТНП.

Федеральная налоговая служба определила, что недвижимость Трампов стоит 57,1 миллиона долларов — на 38% больше, чем утверждала эта семейная чета. С точки зрения аудиторов, дополнительные доходы почти на 5 миллионов долларов нельзя считать правильными. Но для Трампов оценка налоговиков в 57,1 миллиона была настоящей победой.

«Всеми вопросами недвижимости занимались лицензированные юристы, дипломированные бухгалтеры и оценщики с соответствующими разрешениями, которые строго придерживались всех законов и правил», — отметил в своем заявлении адвокат президента Хардер.

В итоге передача собственности на империю обошлась Фреду и Мэри Трампам в 20,5 миллиона долларов налога на дарение, а их детям — в 21 миллион долларов аннуитетных выплат. Это на сотни миллионов долларов меньше, чем они заплатили бы исходя из рыночной стоимости семейной недвижимости.

Но дети Трампов получили еще один подарок, поскольку из своего кармана им не пришлось платить ни цента. Они просто использовали империю отца в качестве залога обеспечения кредита, полученного от банка M&T. Этот кредит они использовали для выплаты 21 миллиона долларов, а потом на доходы от империи отца вернули заемные деньги.

В тот день, когда дети Фреда Трампа стали владельцами его империи, состояние Дональда Трампа мгновенно увеличилось на многие десятки миллионов долларов. Теперь доходы от отцовской империи потекли напрямую в его карманы и в карманы братьев и сестер. Журналистам удалось выяснить, что уже на следующий год доля Дональда Трампа соответствовала сегодняшним 9,6 миллиона долларов.

Такой внезапный прилив богатства случился спустя всего несколько недель после того, как он опубликовал книгу «Искусство возвращения» (The Art of the Comeback).

«В эти сложные времена я очень многое узнал о себе, — писал он. — Я узнал, как справляться с нагрузками. Я научился фокусировать внимание, серьезно и решительно браться за дело для достижения успеха, возвращаться к основам и приводить все в движение. Я начал работать намного упорнее, я сосредоточился, я снял с глаз шоры».

На протяжении всего этого повествования длиной в 244 страницы он ни разу не упомянул о том, что получил почти четверть империи своего отца.

Остатки империи

После смерти Фреда Трампа его дети продолжали пользоваться знакомыми методами для занижения стоимости того, что еще принадлежало ему.

В последние годы жизни Фреда Трампа старческое слабоумие украло у него остатки памяти. Когда его посещали дети, он уверенно вспоминал только одного из них. Дональда.

7 июня 1999 года Фреда Трампа поместили в Еврейский медицинский центр на Лонг-Айленде с диагнозом «пневмония». Он скончался там 25 июня в 93-летнем возрасте.

Спустя 15 месяцев душеприказчики Фреда Трампа Дональд, Мэриэнн и Роберт заполнили его налоговую декларацию. Она стала яркой иллюстрацией эффективности той налоговой стратегии, которую Трампы разработали в начале 1990-х годов.

На момент своей кончины Фред Трамп, один из самых преуспевающих нью-йоркских застройщиков, владел всего пятью жилыми комплексами, двумя маленькими торговыми центрами и кучкой кооперативов. Человек, который в 1990 году заплатил себе 50 миллионов долларов, умер, имея на банковском счету всего 1,9 миллиона долларов. У него не было ни единой акции, облигации или казначейского векселя. Согласно налоговой отчетности, самым ценным его активом была долговая расписка Дональда Трампа на 10,3 миллиона долларов. По всей видимости, сын позаимствовал эти деньги у отца за год до его смерти.

Основную часть империи Фреда Трампа невозможно было отыскать по данным налоговой отчетности. Тем не менее Дональд Трамп со своими родственниками и на этом не успокоился. Переработав сомнительные с точки зрения права методы, которые они освоили, работая с ДРТНП, Трампы уклонились от уплаты десятков миллионов долларов посмертного имущественного налога на остатки империи, которыми владел Фред Трамп на момент своей кончины.

Как и раньше, они получили от фон Анкена оценки, в которых реальная рыночная стоимость этих остатков была существенно занижена. Далее они еще больше уменьшили оценки фон Анкена. Каков результат? Трампы заявили, что пять жилых комплексов и два торговых центра стоят 15 миллионов долларов. Как показывают документы, в 2004 году банкиры оценили ту же самую недвижимость в 176,2 миллиона долларов.

Самой невероятной была оценка жилого комплекса из восьми зданий с 1019 квартирами «Апартаменты Тайсенс Парк», расположенного в Статен-Айленде. В той графе налоговой декларации, где надо было указать стоимость этого комплекса, Трампы просто поставили прочерк, заявив, что никакого налога на наследство по нему им платить не надо.

Как и при оценке «Трамп Вилидж», это семейство, по всей видимости, скрывало от налоговых органов важнейшие факты и обстоятельства. «Апартаменты Тайсенс Парк», как и «Трамп Вилидж», долгие годы входили в программу доступного жилья, что по закону предусматривало ограничение прибылей Фреда Трампа. Такое ограничение существенно снижало рыночную стоимость данной недвижимости.

За исключением одного важного момента. Как выяснили журналисты, за год до смерти Фреда Трампа его дети вывели «Апартаменты Тайсенс Парк» из программы доступного жилья. Когда Дональд Трамп со своими родственниками подал налоговые документы, никаких ограничений на прибыль там не было. Надо сказать, что к тому моменту они уже начали повышать арендную плату.

Будучи душеприказчиками отца, Дональд, Мэриэнн и Роберт по закону отвечали за точность заполнения налоговой декларации на наследство. Они были обязаны не только представить в налоговое ведомство полную отчетность по стоимости наследства, но и указать в ней все налогооблагаемые подарки, которые отец подарил при жизни, например, 15,5 миллиона долларов непогашенных долгов Дональда по «Трамп Палас», а также миллионы, которые отец передал детям через «Олл Каунти» посредством завышения стоимости работ и цен.

«Если они знали, что что-то не так, они могли действовать в нарушение закона, — сказал профессор Флоридского университета Тритт. — Они не могли просто так прятать головы в песок».

Но в налоговой отчетности по наследству Фреда Трампа не только была существенно занижена стоимость жилья и торговых центров. В этих документах вообще не упоминается ни «Трамп Палас», ни «Олл Каунти».

Только после смерти жены Фреда Трампа Мэри, которая скончалась 7 августа 2000 года в возрасте 88 лет, Федеральная налоговая служба провела аудит их наследства. Аудиторы сделали заключение, что их наследственное имущество стоит 51,8 миллиона долларов, то есть на 23% дороже, чем указали Трамп с братьями и сестрами. Теперь им предстояло дополнительно заплатить 5,2 миллиона долларов налогов.

Тем не менее сумма выплаченных Трампами налогов была лишь малой долей того, что они должны были бы заплатить, сообщив рыночную стоимость собственности Фреда и Мэри Трамп на момент их смерти.

Президентский адвокат Хардер выступил в защиту той налоговой документации, которую подали Трампы. «Декларации и налоговые позиции, которые сегодня критикует «Нью-Йорк таймс», были проверены в режиме реального времени соответствующими налоговыми органами, — сказал он. — Налоговые органы потребовали внести небольшие изменения, что и было сделано, а затем полностью утвердили всю налоговую отчетность. Этот вопрос закрыт более десяти лет назад».

Пора продавать

Дональд Трамп, снова оказавшийся в трудном финансовом положении, выдвинул идею продать приносившую прибыль империю, которую его отец хотел сохранить для семьи.

В 2003 году родственники Трампа собрались в Башне Трампа на совещание по оценке работы унаследованной империи, которое проводилось с определенной периодичностью.

Как всегда, Роберт Трамп приехал на Манхэттен с несколькими помощниками. Дональд Трамп прибыл с Алленом Вейсельбергом (Allen Weisselberg), который 20 лет проработал на Фреда Трампа, а потом стал финансовым директором его сына. Туда же приехали сестры Мэриэнн Трамп Бэрри и Элизабет Трамп Грау (Elizabeth Trump Grau).

Встреча шла в соответствии с заведенным порядком. Финансовый отчет, список оперативных вопросов, а потом главное — распределение прибыли среди Трампов. Задачу вручать чеки поручили финансовому директору империи Стивену Гурьену (Steve Gurien)

В этот момент Дональд Трамп резко изменил курс семейной истории. Он объявил, что сейчас хорошее время для продажи.

На самом деле империя Фреда Трампа продолжала приносить приличную прибыль, и предложение о продаже противоречило его желанию сохранить наследство в семье. Однако Дональд Трамп настаивал, что рынок недвижимости на пике, а поэтому нельзя упускать момент. Об этом рассказал один человек, знакомый с содержанием того совещания.

Дональд Трамп снова столкнулся с финансовыми проблемами. Его казино в Атлантик-Сити приближались к очередному банкротству. Кредиторы начинали грозить ему лишением собственности, если он не обязуется инвестировать 55 миллионов собственных денег.

Внезапное предложение Дональда Трампа о продаже поразило собравшихся, но не встретило особого сопротивления со стороны брата и сестер. Он поручил брату собрать негласные предложения, сказав, что хочет осуществить сделку по продаже быстро и тихо. На сей раз знаменитый талант Дональда Трампа — реклама бренда Трампа — был отставлен в сторону.

Потенциальных покупателей познакомили с финансами империи Фреда Трампа в составе 37 жилых комплексов и нескольких торговых центров. Крупный нью-йоркский домовладелец Руби Шрон (Ruby Schron) быстро стал фаворитом гонки. В декабре 2003 года Шрон позвонил Дональду Трампу, и они пришли к соглашению. Шрон заплатил за большую часть империи 705,6 миллиона долларов, в том числе погасив ипотечные кредиты Трампов. Остатки собственности были проданы другим покупателям, и общая сумма сделок составила 737,9 миллиона долларов.

4 мая 2004 года дети Фреда Трампа почти весь день подписывали бумаги, расставаясь с империей, которую их отец упорно строил 70 лет. Сделка по продаже не привлекла особого внимания СМИ, а в статье на страницах «Статен Айленд Адванс» прозвучала редчайшая фраза: «Трамп не откликнулся на просьбу дать комментарий».

Еще более необычным стал следующий малоизвестный факт: банки, финансировавшие покупку Шрона, оценили империю Фреда Трампа почти в один миллиард долларов. Иными словами, гениальный мастер сделок Дональд Трамп продал империю отца на несколько сотен миллионов долларов дешевле ее реальной стоимости.

За год после продажи Трамп потратил 149 миллионов долларов наличности на серию сделок, которые укрепили его миллиардерский имидж. В июне 2004 года он согласился заплатить 73 миллиона долларов за выкуп доли партнера в проекте строительства отеля в Чикаго. («Я покупаю ее на собственные деньги», — заявил он тогда репортерам.) Трамп заплатил 55 миллионов долларов своим кредиторам за казино. Затем он выделил 21 миллион на покупку поместья «Мезон де ля Амитье» в Палм-Бич, которое затем продал российскому олигарху.

***

Первый сезон «Ученика» показали в 2004 году, когда Дональд Трамп завершал продажу империи своего отца. Первые кадры шоу, в которых можно увидеть сверкающее казино Трампа, затем Башню Трампа, его вертолет в полете, лимузин, из которого Трамп выходит перед трапом своего самолета, сменяют друг друга под музыку песни For the Love of Money («За любовь к деньгам»), напоминая нам о том, что история Дональда Трампа в основе своей является историей о деньгах.

Деньги находятся в центре того бренда, который Трамп так успешно рекламирует во всем мире. Но для такого мифотворчества было очень важно скрыть или замаскировать правду об этих деньгах — сколько у него есть в действительности, а также откуда и от кого он эти деньги получил. При помощи и попустительстве пассивной журналистики Трамп на протяжении десятилетий делал бурную сенсацию из своей не такой уж и замечательной финансовой истории.

В этом году бывший репортер «Форбс» Джонатан Гринберг (Jonathan Greenberg) написал для «Вашингтон пост» статью-признание, в которой сообщил, что Трамп, представляясь своим пресс-секретарем Джоном Бэрроном (John Barron), неоднократно и нагло лгал, добиваясь того, чтобы его включили в список самых богатых американцев, который журнал начал публиковать в 1982 году. Поскольку Трамп отказывается обнародовать свою налоговую отчетность, публика вынуждена сама истолковывать противоречивую информацию о его доходах, поступающую из анонимных утечек. В сентябре 2016 года «Нью-Йорк таймс» получила по почте несколько страниц из одной налоговой декларации. Они показывают, что Трамп в 1995 году задекларировал умопомрачительные убытки в 916 миллионов долларов. А в программе Рэйчел Мэддоу показали пару страниц из другой декларации, из которой следует, что в 2005 году он заработал внушительную сумму в 150 миллионов долларов.

В заявлении для «Нью-Йорк таймс» пресс-секретарь президента Сара Хакаби Сандерс отметила, что Трамп всегда сообщал об изменениях в своем состоянии: «Отец президента дал ему первоначальный капитал в один миллион долларов, который он вернул. Президент Трамп на эти средства создал невероятно успешную компанию, а также состояние в 10 с лишним миллиардов долларов, став владельцем огромного количества недвижимости».

Блумберг оценил его состояние в 2,8 миллиарда долларов, и такая разница свидетельствует о глубокой неоднозначности этой одной из самых публичных фигур в американской истории. Возникает все больше вопросов о новых источниках доходов — из-за расследований связей с Россией и судебных исков, в которых утверждается, что Трамп нарушает конституцию, продолжая вести дела с зарубежными странами.

Во время расследования следователи получили более 100 тысяч страниц документов, которые позволяют развеять многолетний туман дезинформации и прийти к ясному пониманию того, что, а вернее, кто был изначальным источником состояния Трампа. Это его отец.

Вот что можно сказать с полной определенностью. Если бы Трамп ничего не делал, а просто инвестировал переданные ему отцом деньги в фонд, который следит за 500 компаниями из индекса «Стандард энд Пурс» (Standard & Poor's), сегодня ему принадлежало бы состояние в 1,96 миллиарда долларов. А что касается пресловутого займа на миллион, то на самом деле Фред Трамп ссудил сыну как минимум 60,7 миллиона долларов, или 140 миллионов по нынешним деньгам.

Скоро Дональд Трамп сорвет еще один неожиданный куш из империи отца. Бруклинский жилой комплекс «Старрет Сити», построенный на деньги Трампов в 1970-е годы, был продан в этом году за 905 миллионов долларов. Согласно документам, доля Дональда Трампа превысит 16 миллионов.

Это вложение было сделано на деньги Фреда Трампа и благодаря его связям. Но, по версии Дональда Трампа, «Старрет Сити» всегда был и навсегда останется «одним из лучших моих капиталовложений».

США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 8 октября 2018 > № 2752344

Полная версия — платный доступ ?


Япония. США. Россия > Образование, наука. Медицина > forbes.ru, 6 октября 2018 > № 2750065 Михаил Югай

Рак и робот: как искусственный интеллект ставит диагноз

Михаил Югай

Генеральный директор Международного медицинского кластера

В онкологии своевременно поставленный диагноз — вопрос жизни и смерти для больного. В этом нелегком деле врачам все чаще помогают системы искусственного интеллекта

Злокачественные опухоли становятся причиной практически каждой шестой смерти. В 2015 году от диагностированного рака умерло 8,8 млн человек — каждый тысячный житель планеты. Онкологические заболевания занимают второе место среди основных причин смерти в мире. В России, по данным Росстата, среди причин смерти рак тоже на втором месте. Консалтинговая компания BCG проводила для Международного медицинского кластера исследование системы здравоохранения в России и выявила ряд направлений медицины, в которых необходимо улучшать ситуацию. На первом месте находятся онкологические заболевания.

Совокупный показатель распространенности злокачественных новообразований в 2016 году составил 2403 случая на 100 тыс. населения, что выше уровня 2006 года на 38,8%. По словам директора Российского общества клинической онкологии Ивана Тимофеева, увеличение этого показателя связано с улучшением диагностики.

Есть ли возможность еще повысить точность постановки диагноза на ранних стадиях онкологических заболеваний? В онкологии стоимость диагностической ошибки особенно высока. Специалисты отмечают, что основная сложность заключается не в обнаружении злокачественного процесса, а в выявлении его фенотипа. В последнее время ученые стали активно использовать для диагностики искусственный интеллект. Уже доказано, что использование умных систем позволяет повысить точность диагностики: так, результаты исследования агентства Frost & Sullivan показали, что технологии искусственного интеллекта повышают точность постановки диагнозов на 30–40%. Специалист по патологиям Энди Бек из Гарвардской медицинской школы считает, что дальнейшее использование ИИ-технологий позволит снизить уровень ошибок при диагностике на 85%.

Обучение на наглядных примерах

По данным World Cancer Research Fund, самыми часто встречающимися видами рака в 2018 году являются рак легких, рак молочной железы, колоректальный рак и рак простаты. Могут ли новые технологии помочь в диагностике этих видов рака, составляющих 48,8% от всех диагностированных в мире в 2018 году случаев?

Согласно исследованиям Американского онкологического общества в 2018 году, самая высокая онкологическая смертность — от рака легких. Процент выживаемости при раке легких составляет 17% для мужчин и 24% для женщин: такие низкие показатели объясняются большим числом случаев диагностики рака легких на последней стадии. Разработки для ранней диагностики рака легких ведутся активно, но, к сожалению, эффективных решений на сегодняшний день немного.

Стартап Optellum, основанный в Великобритании в 2016 году, направлен на разработку системы, позволяющей максимально быстро диагностировать рак легких. Там разрабатывают первое в мире автоматизированное программное обеспечение для оценки риска на основе компьютерной томографии. Для обучения алгоритмов специалисты собрали самую крупную в мире кураторскую базу пациентов с опухолевыми узлами. В отличие от врачей, не имеющих возможности определить, являются ли эти узлы безвредными, и вынужденных наблюдать за дальнейшим развитием образований, система, анализируя внутреннюю структуру утолщений, способна поставить правильный диагноз намного раньше. Научный и технический сотрудник стартапа доктор Тимор Кадир отмечает, что система позволяет диагностировать рак на ранних стадиях более чем у 4000 больных в год, что увеличивает их шансы на выживание.

В диагностике рака груди себя проявила нейросеть GoogLeNet, выявляющая метастазы в лимфоузлах молочной железы. После обучения на базе изображений с результатами биопсии система показала точность распознавания рака 89%, в то время как опытный врач-патолог, работающий без ограничения времени, определяет его с точностью 73%. Несмотря на впечатляющий результат, исследователи отметили, что искусственный интеллект не сможет заменить патоморфологов, так как система хуже справляется с выявлением доброкачественных новообразований. Поэтому лучшим вариантом будет совместная работа врача с системой, где искусственный интеллект будет выделять подозрительные изменения и новообразования, а специалист — определять, является ли опухоль злокачественной или нет.

Ученые планируют полностью перевести диагностику в автоматический режим, так как полученные результаты сопоставимы с результатами лучших диагностов.

В России также существует проект, способный минимизировать риск неправильного диагноза. Компания Unim проводит морфологическую диагностику онкологических заболеваний в цифровом виде. По статистике компании, 84% диагнозов, требующих подтверждения в их лаборатории в течение одного квартала, оказываются изначально неправильными.

В Японии команда Юичи Мори, доктора медицинских наук из Showa University, сосредоточила внимание на разработке искусственного интеллекта, способного диагностировать рак кишечника менее чем за минуту. Разработанная в 2017 году система проводит оптическую биопсию в режиме реального времени во время обследования. Для обучения искусственного интеллекта использовалось 30 000 снимков с колоректальными аденомами — доброкачественными опухолями, которые могут со временем превратиться в рак. Оценивая снимки 250 пациентов, система практически мгновенно выдавала результат, ставя диагноз с точностью 94%. Авторы исследования уверяют, что искусственный интеллект может обнаруживать раковые опухоли и игнорировать неопухолевые полипы во время процесса колоноскопии независимо от компетентности врачей, проводящих осмотр. Интеграция подобной системы по всему миру позволит приблизиться к ситуации в Южной Корее: там, если рак прямой кишки обнаружен на третьей стадии, это предмет особого разбора с участием министерства здравоохранения. Такая несвоевременная диагностика для корейских врачей равносильна полному провалу.

Рак простаты, занимающий четвертое место среди наиболее часто встречающихся видов рака, — одно из самых распространенных заболеваний у мужчин. Чрезвычайно важно диагностировать его на ранней стадии, когда опухоль успешно лечится. Заняться повышением вероятности выявления рака простаты решили специалисты из Китая. Команда профессора Гуо представила в марте 2018 года на Конгрессе Европейской ассоциации урологов систему искусственного интеллекта, которая, по мнению исследователей, в будущем сможет заменить врачей-диагностов. Систему обучали на образцах, где наличие рака не вызывало никаких сомнений. После этого способности системы опробовали на 918 образцах, взятых у 283 человек: точность постановки диагноза составила 99,38%. После проведения доклинических исследований ученые планируют полностью перевести процесс диагностики в автоматический режим, так как полученные результаты сопоставимы с результатами лучших диагностов.

Роботы в белых халатах

Наблюдая за подобными изменениями в медицинской сфере, многие специалисты чувствуют тревогу, боясь, что умные системы займут место человека. Но не стоит думать, что искусственный интеллект когда-нибудь полностью заменит врачей. Благодаря системе, вобравшей в себя и проанализировавшей огромный пласт информации, врачи смогут эффективнее и успешнее выполнять свою работу, получая помощь в постановке точного диагноза. Все упомянутые выше решения для диагностики злокачественных опухолей используют одну методику — изучение базы снимков опухолей и последующее сравнение с текущим случаем. Из этого можно сделать вывод, насколько важно увеличивать базу данных, фиксировать все разнообразие клинических случаев и делать этот массив данных доступным для изучения учеными всего мира. Использование подобной базы для разработки и совершенствования «умных» диагностических систем помогают человеку двигаться к цели: такому будущему, где случаи обнаружения рака на последних стадиях или постановка неправильного диагноза станут нонсенсом.

Япония. США. Россия > Образование, наука. Медицина > forbes.ru, 6 октября 2018 > № 2750065 Михаил Югай


Сербия. Евросоюз. США. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > dknews.kz, 6 октября 2018 > № 2749600 Александр Вучич

«Балканы хотят уважительного к себе отношения»: Вучич о нежелании вступать в НАТО, поддержке в России и проблеме Косова

Сербия в ближайшем будущем может остаться в регионе единственным государством, которое не стремится в Североатлантический альянс. Об этом в интервью программе SophieCo на RT заявил президент страны Александр Вучич. По его словам, нежелание становиться частью НАТО связано с тем, что сербский народ хорошо помнит трагические события 1999 года. Другой вопрос — Евросоюз. ЕС Вучич называет «рациональным выбором, ориентированным на улучшение экономических связей». При этом сербский лидер признаёт, что проблема Косова по-прежнему стоит остро и в Брюсселе не прилагают усилий к её разрешению. Это происходит потому, что в Западной Европе к голосу Белграда не прислушиваются, отмечает президент. Совсем иначе обстоят дела в отношениях с Москвой, которая «слышит» Белград, подчёркивает политик.

— Президент Вучич, добро пожаловать в Москву! Спасибо, что уделили нам время, на нашей программе вы впервые.

— Очень рад находиться здесь. В Москве мне очень нравится.

— Вы прибыли сюда, чтобы обсудить многочисленные темы с Владимиром Путиным. Вы ищете его совета и поддержки в косовском вопросе. Только что состоялась ваша встреча. Что он вам посоветовал?

— Мы обсудили все важные вопросы, связанные с политической ситуацией на Западных Балканах и в целом в Юго-Восточной Европе, вопросы двусторонних отношений как в политической, так и в экономической сфере. Вкратце отмечу стабильное развитие нашего экономического сотрудничества. Растёт товарооборот. В 2017 году он увеличился на 23% по сравнению с показателями 2016–го, и в этом году ожидается рост на уровне 20%.

Наши экономические отношения развиваются в правильном направлении. Что касается важнейших политических тем, то в самых серьёзных и значимых вопросах Сербия всегда встречала со стороны России помощь, поддержку и одобрение. Обнадёживающе звучали слова Путина о дальнейшей поддержке территориальной целостности Сербии. Ведь этот вопрос актуален не только для Сербии, но и для многих суверенных государств, которые из-за односторонних действий оказались в опасности — в том, что касается каких-то их территорий или народов.

— Если позволите, обсудим каждую из этих тем. Особенно косовскую.

— Я к вашим услугам.

— Она никогда не теряла своей значимости, но сейчас к тому же вернулась в поле зрения СМИ. Вы намерены наладить отношения с Косовом, но говорите, что усилия должны прилагаться с обеих сторон. Вы выступаете за территориальное соглашение, по которому Косово следует разделить по этническому принципу. Сейчас Приштина категорически отвергает любое разделение Косова.

— Прежде всего я никогда не предлагал какого-то территориального разделения по этническому принципу. Я всегда говорил одно и то же: нам необходимо найти компромиссное решение между сербами и албанцами. То есть это не может быть решение, по которому албанцы получают всё, а сербы — ничего. Такова была моя, наша сербская изначальная позиция, от которой мы никогда не отказывались. Разные стороны реагировали на неё по-разному. Россия говорила: «Хорошо. Сербия — это суверенное государство. Если она о чём-то договорится, мы это поддержим». Это в полной мере соответствует принципам международного права, и поэтому мы столь высоко ценим и уважаем политическую позицию президента Путина. С другой стороны, некоторые страны Евросоюза ясно и категорически высказались против, заявляя, что если такое произойдёт, то Сербия откроет новый ящик Пандоры в том, что касается изменения границ и так далее.

— Вы с этим не согласны?

— Совершенно не согласен. И объясню почему. Как мы можем открыть ящик Пандоры? Кто его уже открыл в 2008 году, приняв и признав провозглашённую в одностороннем порядке независимость Косова? Они же это и сделали, не мы! Когда я слышу от них: «Мы не хотим изменения границ!» — сразу же отвечаю им: «Хорошо. В таком случае Косово является частью Сербии — и тогда никаких изменений границ!» — «Нет-нет-нет! Те изменения границ, которые мы сами произвели десять лет назад, мы признаём. Но сейчас вам такого делать нельзя! Даже если вы придёте к соглашению с албанской стороной».

И у меня возникает вопрос: «Какими принципами вы руководствуетесь? Существуют вообще хоть какие-то принципы? Вам, значит, можно менять наши границы, а нам непозволительно? Десять лет назад, стало быть, ящик Пандоры не открывали, а сейчас — да?»

— Ну, они воспринимают ситуацию таким образом: ящик Пандоры может быть открыт вновь. Имеются в виду боснийские сербы, албанское меньшинство в Македонии. Что вы им скажете на это?

— Во-первых, мы поддерживаем территориальную целостность Боснии (и Герцеговины. — RT) и никоим образом этой темы не касались. Но я говорю о Косове. Эти страны вначале согласились и признали отделение Черногории от бывшей Югославии — так? Если помните, это произошло в 2006 году. В 2008–м признали независимость Косова от Сербии. Хочется спросить: «Откуда у вас это право? Каким образом вы его получили?» И всё это ящика Пандоры не открывало! А теперь мы его откроем, даже если сербы и албанцы придут к соответствующим договорённостям! Это лицемерие.

— Но, как вы отметили, эти страны выступают против. Да, вас поддерживает Россия. Даже Америка заявляет: «Если Сербия и Косово придут к обоюдному согласию, мы их поддержим». Но европейские партнёры говорят о ящике Пандоры. Насколько это в принципе здоровая ситуация? Вы хотите быть частью Евросоюза, всеми силами стараетесь улучшить отношения с Косовом, а ваши важнейшие европейские партнёры говорят: «Нет-нет-нет, продолжайте-ка конфликтовать!» Это здоровая ситуация? Она кажется противоестественной.

— Да, вы даёте ей такое определение, я скажу немного иначе: ситуация очень сложная. Но мы смотрим по-разному на ряд других вопросов. Так, что касается НАТО — весьма вероятно, что Сербия в ближайшем будущем останется в регионе единственной страной, которая не стремится в Североатлантический альянс, и мы этого не скрываем. Такая политическая позиция обусловлена рядом причин. В том числе мы помним всё, что происходило с нашей страной и с нашим народом в 1999 году. И в этом ещё одно различие между Сербией и всеми остальными — у нас особая ситуация. Вы сейчас видите, что происходит в Македонии. Народ не поддержал прошедший там референдум (о смене названия республики и членстве в ЕС и НАТО. — RT) и не проголосовал за, но кому какое дело до результатов? Они готовы гнуть свою линию.

— Да, это никого не смущает.

— О чём бы ни договорились Македония и Греция, мы готовы их поддержать, и для них это будет очень важно.

Но нельзя пренебрегать волей народа. Люди на Балканах, как и все остальные, ждут нормального, уважительного к себе отношения и хотят, чтобы их голос был услышан. Могу сказать, что в наших двусторонних отношениях Россия слышит Сербию, и для нас это немаловажно. Мы чувствуем, что наши российские коллеги, наши российские друзья относятся к нам с уважением.

— Правильно ли я понимаю, что вы, наверное, первый президент за долгое время, открытый для возможной нормализации отношений с Косовом? И вы об этом говорите. Но особого отклика от косовской стороны не встречаете.

— Вы правы. Мы подписали Брюссельское соглашение и исполнили все свои обязательства по нему. У другой стороны было всего одно обязательство, составляющее 40—45% всего Брюссельского соглашения: сформировать ассоциацию или сообщество сербских общин. И этого не сделали.

Не сделали даже одного маленького шажка вперёд. И международное сообщество это стерпело. Под словами «международное сообщество» я здесь подразумеваю западный мир. Никаких комментариев не последовало.

Мы же исполнили все пункты: в вопросах региональной полиции, судебной власти, телекоммуникаций и так далее. Они не сделали ничего. Мы сказали: «Итак, вы будете исполнять соглашение или нет? Будете оказывать давление на своих ребят, чтобы они выполнили то, под чем подписались? И вы вместе с нами тоже поставили под этим документом свои подписи». Тогда нам сказали: «Давайте поговорим об урегулировании проблем в целом». Хорошо, мы открыты для обсуждения.

С самого начала я надеялся, что некоторые люди в Приштине (и многие в Брюсселе) приложат все усилия для достижения компромисса. Я всегда буду готов продолжать диалог и вести любые переговоры, но со временем мы потеряли уверенность в том, что албанская сторона действительно стремится к какому бы то ни было компромиссному решению. Потому что они всеми силами устраивали провокации, старались подорвать все наши усилия и, вместо того чтобы умерить собственные аппетиты, постоянно их увеличивали — и вы видите, что благодатная почва для достижения договорённостей отсутствует. Сербия всегда будет готова возобновить и продолжить диалог, но особых ожиданий насчёт его результатов у меня нет.

— Господин президент, совсем недавно сербская армия была приведена в боевую готовность из-за визита косовского лидера в район с преобладанием сербского населения.

— Не из-за этого.

— А из-за чего?

— Это взгляд извне. Рассуждая так, можно сказать: «Ну ладно, эти ребята решили посетить какой-то район Косова, а вы тут армию подняли!»

— Нет, я понимаю, почему вы привели армию в боевую готовность. Они нарушили договорённости.

— Да, они туда отправились с пулемётами, длинноствольными винтовками и так далее, при этом не имея права заявляться туда с таким оружием! Эти договорённости были устными, хотя после Брюссельского соглашения было заявление НАТО, а также албанцев и сербов (сделанное тоже в Брюсселе), в котором говорилось, что если кто-то, скажем, решит объявиться на севере Косова с пулемётами, должны быть соблюдены два условия. Первое — и важнейшее — согласие местного сербского населения. Ни у одного серба не поинтересовались мнением о визите Хашима Тачи.

И речь не самом о визите, а о том, с каким оружием туда явились эти люди. Это были очередная провокация и стремление показать, что они здесь хозяева и могут себе позволить что угодно и когда угодно, и, разумеется, запугать сербов. Вот что они хотели сделать. И сделали. Вторым условием было согласие НАТО. Мы не знаем, что делал Североатлантический альянс, но если он и дал своё согласие, не было выполнено важнейшее условие. Не было согласия сербского населения. Мы были обязаны реагировать. В противном случае они могут завоевать север Косова, изгнать всех сербов, а на Западе большинство скажут: «Ну что ж, бывает… Теперь вам нужно жить в мире. Теперь у нас такие границы, какие надо!» Но Сербия с этим согласиться не может. Нашей задачей было направить чёткий сигнал: мы готовы защитить наш народ на севере Косова от тех, кто будет использовать тяжёлое вооружение.

— Мне кажется, сигнал услышали.

— Да.

— И поняли. В начале нашей беседы вы говорили о том, что Сербия — единственная страна региона, которая не хочет вступить в НАТО.

— Да.

— Но спустя 20 лет после бомбардировок у вас с Североатлантическим альянсом замечательные отношения: проводятся совместные манёвры, натовские учения на территории Сербии…

— И такие же учения мы проводим с Россией.

— Да, конечно. Но в случае с этим инцидентом никаких действий со стороны НАТО не последовало. А ведь это территория, подконтрольная НАТО. Что вы получаете от столь активного сотрудничества с НАТО? Вы считаете, что Сербия получает от этого достаточную пользу?

— Поставьте себя на наше место. Мы не Россия. У нас небольшая страна. Пусть и крупнейшая на Западных Балканах, но всё же маленькая. А нам нужно её защищать. Защищать наш народ, поддерживать в регионе мир, спокойствие и стабильность.

Стимулировать развитие нашей экономики, привлекать больше инвесторов. Мы не можем говорить каждому всё, что мы думаем. Просто не можем. Ни российских размеров, ни российской силы у нас нет. Нам нужно добиваться продолжения или даже расширения и углубления сотрудничества со всеми остальными. Но при этом не забывайте: речь не только о том, что мы не хотим в НАТО. Сербия — единственная страна, которая не вводила никаких санкций в отношении России. Вы действительно думаете, что такое решение нам далось легко, что мы не сталкивались с огромным давлением с разных сторон? Сталкивались.

— Господин президент, вы неоднократно утверждали, что никогда не пожертвуете отношениями с Россией ради членства в Евросоюзе, и демонстрировали в этом вопросе превосходную стойкость. Но настанет момент (и вы это знаете), когда вам скажут: «Александр, почему бы вам не присоединиться к антироссийским санкциям? Тогда процесс принятия Сербии в ЕС будет ускорен». Сам вопрос, быть может, прозвучит в ином виде, но смысл вы поняли.

— Да, понял.

— Как вы тогда поступите?

— Вы очень хорошо подготовились к этому интервью, но, по правде говоря, я слышу этот вопрос на протяжении более чем пяти лет. Во-первых, посмотрим, зададут ли мне его теперь. Во-вторых, посмотрим, в каком виде это может произойти.

В-третьих, посмотрим, на что будет похож Европейский союз через четыре, пять, шесть лет — или семь-восемь, не знаю. Это должно быть нашим самым последним условием для вступления в ЕС. Неизвестно в принципе, настанет ли этот момент, поскольку самым главным предварительным условием для нашего вступления в Евросоюз является разрешение косовского вопроса. Он куда важнее и сложнее для нас, чем любой другой. Как видите, здесь слишком много «но» и «если». Надеюсь, мы будем обладать достаточной силой и авторитетом и все будут всегда ценить и уважать наше отношение к России и российскому народу. Мы не можем менять свою позицию по данному вопросу. Надеюсь, в Европе это поймут. Но, повторюсь, кто знает, что будет через несколько лет...

— Задам вопрос о вступлении Сербии в Европейский союз, за которое вы ратуете. И в должности премьер-министра, и на посту президента вы постоянно говорили, что Сербия хочет вступить в ЕС. Представим себе некую идеальную ситуацию, когда вы в одночасье решаете все вопросы с Косовом, и этого препятствия больше не существует. Ведь, как вы сами говорили, никогда не знаешь…

— Не реалистично, но допустим.

— Но ведь мы всегда упираемся в косовский вопрос и никогда не обсуждаем членство Сербии в ЕС. Забудем на мгновение о Косове. Допустим, эта проблема решена. И вот препятствий на пути в ЕС у вас больше нет. Вы всё ещё горите желанием туда вступить? Посмотрите, что там происходит: южные страны беднеют, северные богатеют. Восточноевропейские страны препираются с западноевропейскими по вопросам миграции и многим другим. А грядущие выборы грозят полностью изменить всю конфигурацию Европейского союза. Сейчас он, можно сказать, трещит по швам. Почему вы так сильно хотите стать его частью?

— Дело не в отчаянном желании, а в рациональном выборе. Сербия ориентирована на вступление в ЕС по ряду причин.

Во-первых, мы хотим принадлежать к данному типу общества. Во-вторых, на страны Евросоюза приходится наибольшая доля нашего товарооборота — 68%. Ещё 20% составляет торговля с соседями по региону, остальное приходится на долю России и Китая плюс немного на долю Турции. Кроме того, наша страна расположена в Европе. В то же время я думаю, что членство в ЕС не будет исключать не только нашей дружбы, но и очень тесных связей с Россией. И я не скрываю своей позиции.

Вы с самого начала нашего интервью заострили внимание на моих высказываниях относительно Евросоюза, из которых я не делаю секрета. Однако не упомянули того, что и в Вашингтоне, и в Брюсселе, и сейчас я открыто говорю, что мы всегда будем поддерживать тесные связи с Россией. Что случится в будущем, мы не знаем. Но мне кажется, что наши европейские партнёры всегда будут с пониманием относиться к позиции Сербии в отношении России.

— Напоследок мне бы хотелось задать пару вопросов о президенте Трампе. Для американского лидера он крайне необычный человек. Его взгляды на мир и на то, какой должна быть Америка, расходятся с точкой зрения его предшественников. Он не слишком симпатизирует ЕС, вводит пошлины на китайские и европейские товары. Не жалует НАТО, поскольку считает, что взносы должны платить все, а не только Америка. Это меняет что-то для Сербии? Вы приглашали Трампа посетить Сербию.

— Да, но пока он так и не приехал. В любом случае для сербов Трамп, без сомнения, предпочтительнее.

— Чем Обама?

— Разумеется.

— Почему?

— Возможно, дело в том, что сербы всегда винили Демократическую партию США в агрессии против Сербии, а потому их симпатии, скорее, на стороне республиканцев. Как вы и сказали, Трамп весьма необычный президент. О его политике по Балканам почти ничего не известно, но хотя бы Джон Болтон открыл двери для потенциального взаимодействия между Белградом и Приштиной. Мы это очень ценим. Это, конечно, совсем маленький политический сдвиг, но поживём — увидим. В данный момент я не могу делать какие-то выводы.

— Я спрашиваю, потому что россияне радовались победе Трампа, полагая, что республиканцы для России будут лучше демократов. На личностном уровне Путин и Трамп симпатизируют друг другу, но американский истеблишмент не позволяет ему действовать.

— Именно поэтому я придерживаюсь трезвого, рационального подхода. Я не спешу радоваться или проявлять какие-то иные эмоции. Как я уже говорил, необходимо подождать и посмотреть, какими будут окончательные результаты их позиции по отношению к Сербии и Западным Балканам.

Сербия. Евросоюз. США. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > dknews.kz, 6 октября 2018 > № 2749600 Александр Вучич


США. Евросоюз. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 5 октября 2018 > № 2752407

Pew Research Center (США): Рейтинг Трампа в мире остается низким, особенно среди ключевых союзников США

Ричард Уайк (Richard Wike), Брюс Стоукс (Bruce Stokes), Джейкоб Пуштер (Jacob Poushter), Лаура Силвер (Laura Silver), Джаннлл Феттеролф (Janell Fetterolf), Кэт Девлин (Kat Devlin), Pew Research Center, США

Авторитет Америки в мире резко упал после избрания президента Дональда Трампа — на фоне широко распространенного несогласия с политикой его администрации и отсутствием уверенности в нем как в лидере. Теперь, когда приближается вторая годовщина избрания Трампа, новое исследование, проведенное аналитическим центром «Пью Рисеч Сентер» (Pew Research Center) в 25 странах, показало, что уровень популярности Трампа в мире остается низким, а рейтинг США сегодня гораздо ниже рейтинга США в период администрации Барака Обамы.

Как показал опрос, международная общественность также испытывает серьезную тревогу в связи с ролью Америки в международных делах. Большинство респондентов считают, что США не учитывают интересы других стран в процессе принятия внешнеполитических решений. Многие считают, что сегодня США прикладывают меньше усилий для решения международных проблем, чем прежде. Кроме того, есть признаки того, что мягкая сила Америки тоже постепенно иссякает — включая тот факт, что, хотя США пока сохраняют репутацию страны, уважающей личную свободу, сегодня в это верит меньше людей, чем еще десять лет назад.

Несмотря на то, что имидж Америки немного испортился после избрания Трампа, в целом США все еще получают достаточно много положительных оценок: в 25 странах, принявших участие в исследовании, в среднем 50% респондентов заявили о своем положительном отношении к США, а об отрицательном отношении сообщили 43% респондентов. Однако в среднем всего 27% выразили уверенность в том, что президент Трамп принимает правильные решения в международных делах, а 70% заявили о своем недоверии к нему.

Недовольство и разочарование США и Трампом особенно широко распространены в странах, являющихся ближайшими союзниками и партнерами США. В Германии, где всего 10% респондентов выразили уверенность в правильности действий Трампа, три человека из четырех сказали, что сегодня США прикладывают меньше усилий для решения глобальных проблем, а доля тех, кто убежден в том, что США уважают личные свободы, снизилась на 35 процентных пунктов по сравнению с 2008 годом. Во Франции только 9% верят в Трампа, тогда как 81% опрошенных убеждены, что США не учитывают интересы других стран, таких как Франция, в процессе принятия внешнеполитических решений.

Критическое отношение к США также широко распространено среди ближайших соседей Америки. Только 25% канадцев оценивают Трампа положительно, а 63% убеждены, что сегодня США делают гораздо меньше для решения глобальных проблем, чем прежде. 82% канадцев считают, что США игнорируют интересы Канады в процессе принятия решений. Между тем самый низкий рейтинг Трампа оказался в Мексике, где только 6% респондентов выразили уверенность в правильности его политики.

Исключением из этого правила стал Израиль. Спустя год после того, как администрация Трампа спровоцировала массу споров, перенеся посольство США из Тель-Авива в Иерусалим, рейтинг Трампа повысился с 56% в 2017 году до 69%.

Мнения международной общественности о силе и влиянии США в мире разделились. В 25 странах, где проводилось исследование, в среднем 31% респондентов считают, что сегодня США играют более важную роль в мировых делах, чем десять лет назад, 25% считают, что роль США в мировых делах уменьшилась, а 35% убеждены, что США сегодня играют такую же роль в мире, как и десять лет назад.

Между тем отношение мировой общественности к мощи Китая более определенно: в среднем 70% респондентов считают, что роль Китая на международной арене за последние десять лет выросла. Тем не менее, число респондентов, называющих США ведущей экономической державой в мире, немного превышает число тех, кто считает такой державой Китай (39% считают, что это США, и 34% — Китай).

Кроме того, несмотря на недовольство, которое многие сейчас испытывают в связи с поведением США, большинство респондентов все еще находят идею миропорядка во главе США более предпочтительной. На вопрос, какую страну они предпочли бы видеть в роли ведущей мировой державы — Китай или США, респонденты практически во всех странах выбрали США. Это было особенно характерно для некоторых стран-соседей Китая в Азиатско-Тихоокеанском регионе, таких как Япония, Филиппины, Южная Корея и Австралия.

Ниже приведены основные выводы, сделанные в результате исследования аналитического центра Pew, которое проводилось с 20 мая по 12 августа 2018 года в 25 странах с участием 26 112 респондентов. В разделах 3, 4 и 5 были дополнительно использованы данные исследования Pew, которое проводилось с 14 мая по 15 июня 2018 с участием 1,5 тысячи взрослых американцев.

Наиболее негативные оценки США получили в Европе

Хотя восприятие США в мире в целом все же остается положительным, различия в восприятии между отдельными странами оказалось довольно значительным. 10 из 25 стран, принявших участие в исследовании в этом году, — это страны Евросоюза, и в них в среднем только 43% опрошенных относятся к США положительно. Между тем в четырех странах Азиатско-Тихоокеанского региона подавляющее большинство респондентов сообщили о своем положительном отношении к США, включая 83% филиппинцев, среди которых рейтинг США оказался одним из самых высоких. США также получили высокую оценку от Южной Кореи, где к США положительно относятся 80% респондентов и где доверие к политике президента Трампа за последний год выросло с 17% до 44%.

Отношение в США в странах Африки южнее Сахары в основном положительное: в ходе опроса кенийцы, нигерийцы и южноафриканцы выразили в основном положительное отношение к США. Три страны Латинской Америки продемонстрировали различия в их отношении к США: бразильцы давали США в основном положительные оценки, в то время как аргентинцы и мексиканцы — в основном негативные. Две ближневосточные страны, принявшие участие в исследовании, — Израиль и Тунис — дали абсолютно противоположные оценки США.

Страной, которая поставила США самую низкую оценку и в которой уровень положительного отношения к США за последний год снизился заметнее всего, стала Россия. Только 26% россиян относятся к США положительно — для сравнения, в 2017 году их доля составляла 41%. 55% россиян утверждают, что за последний год отношения между странами испортились, а доля респондентов, относящихся к Трампу положительно, уменьшилась с 53% до 19%.

Положительные оценки для Меркель и Макрона, низкие оценки для Си, Путина и Трампа

В рамках исследования было изучено отношение респондентов к пяти мировым лидерам, и среди них самый низкий рейтинг оказался у Трампа. В среднем 70% опрошенных из 25 стран сообщили о своем недоверии к американскому лидеру. Российский лидер Владимир Путин и китайский лидер Си Цзиньпин тоже получили в основном негативные оценки.

Между тем отношение опрошенных к канцлеру Германии Ангеле Меркель и президенту Франции Эммануэлю Макрону оказалось в основном положительным. Оба лидера пользуются популярность в Европе, хотя внутри Евросоюза есть некоторые расхождения: Меркель и Макрон получили достаточно высокие оценки на севере Европы и менее высокие оценки в Восточной и Южной Европе.

Отношение европейцев к Трампу оказалось чрезвычайно негативным, особенно если сравнивать его рейтинг с рейтингом его предшественника. Если посмотреть на данные из тех четырех европейских стран, в которых аналитический центр «Пью» регулярно проводил свои исследования с 2003 года, можно увидеть четкую тенденцию касательно восприятия американских президентов. Джордж Буш-младший, чья политика не пользовалась популярностью в Европе, имел низкий рейтинг в период своего президентства, тогда как Барак Обама, чья политика была популярна среди европейцев, имел достаточно высокий рейтинг в этих четырех странах. После выборов 2016 года уровень доверия к американскому президенту резко упал, и рейтинг Трампа сейчас очень похож на рейтинг Буша ближе к концу его президентского срока (хотя в этом году в Соединенном Королевстве рейтинг Трампа слегка вырос).

В некоторых европейских странах Трамп получил более высокие оценки от сторонников правых популистских партий. К примеру, в Великобритании среди респондентов, поддерживающих Партию независимости Соединенного Королевства, 53% выразили доверие к Трампу, а среди тех, кто не поддерживает взгляды этой партии, доверие к Трампу выразили только 21%. Подобные различия существуют также среди сторонников и противников популистских партий правого крыла в Швеции, Франции, Италии, Нидерландах и Германии. Однако стоит отметить, что помимо Соединенного Королевства больше нет ни одной европейской страны, где больше половины сторонников популистских партий правого крыла выразили бы доверие к Трампу.

Мало кто верит, что США учитывают интересы других стран

Одним из главных пунктов критики в адрес внешней политики США за последние 15 лет является то, что в процессе принятия решений США учитывают только свои собственные интересы, игнорируя интересы других. Как показывали результаты исследований «Пью», эта точка зрения была особенно широко распространена в период администрации Джорджа Буша-младшего, когда многие были убеждены в том, что США ведут одностороннюю и непопулярную политику. Решительное сопротивление войне в Ираке и другим элементам внешней политики Буша спровоцировало множество жалоб на то, что США действуют в одиночку и игнорируют интересы и тревоги других стран.

Мнение мировой общественности изменилось с приходом Барака Обамы, после которого больше людей стали говорить о том, что США учитывают интересы их стран, хотя в целом в годы администрации Обамы большинство респондентов по всему миру считали, что Америка игнорирует интересы их родных стран. После избрания Трампа число людей, убежденных в том, что США не прислушиваются к другим странам в процессе принятия внешнеполитических решений, выросло.

Эта тенденция особенно заметна среди ближайших союзников и партнеров Америки. К примеру, хотя доля французов, считающих, что США учитывают интересы их страны, никогда не была особенно высокой за последние 15 лет, она достигла самой низкой отметки на втором сроке Буша (11% в 2007 году), немного выросла при администрации Обамы (35% в 2013 году) и снова упала при Трампе. Сегодня только 18% французов говорят, что США считаются с интересами других стран.

Тех, кто считает, что США уважают личную свободу, стало меньше, особенно в Европе

Репутация США как страны-защитницы личной свободы в целом была довольно сильной с тех пор, как центр «Пью» впервые начал задавать этот вопрос в своих исследованиях, то есть с 2008 года. Большинство респондентов обычно отвечали, что правительство США уважает личные свободы своих граждан, и в этом году это снова подтвердилось. Однако стоит отметить, что со временем степень убежденности в этом постепенно снижалась, и это снижение оказалось особенно заметным среди ключевых партнеров США в Европе, Северной Америке и Азии.

Это снижение началось с эпоху администрации Обамы после публикации информации о том, что Агентство национальной безопасности прослушивает разговоры людей по всему миру, и тенденция к снижению сохранялась в первые два года президентства Трампа. Особенно это снижение заметно в странах Западной Европы, где доля респондентов, ответивших, что Вашингтон уважает личные свободы, резко уменьшилась с 2013 года.

Точно такую же динамику демонстрируют и другие союзники США, включая Канаду, где процент респондентов, считающих, что США уважают личную свободу, снизился с 75% в 2013 году до 38% сейчас, и Австралию, где этот показатель упал с 72% до 45%.

В Китае видят набирающую мощь державу

Респондентам предложили список из семи крупных стран и попросили их ответить, считают ли они, что эти страны стали играть более важную, менее важную или такую же, как и прежде, роль в международных делах, нежели десять лет назад. Среди этих семи стран особое место занял Китай: в среднем 70% респондентов ответили, что сегодня Пекин стал играть более важную роль, чем десять лет назад. В 23 странах из 25 так ответили более половины респондентов.

Многие респонденты дали такой же ответ о России. В среднем 41% считают, что за последние десять лет роль Москвы на международной арене увеличивалась — в Греции, Израиле, Тунисе и России так думает больше половины респондентов. В целом по миру мнения респондентов о том, играет ли Германия сегодня более важную роль, чем десять лет назад, разделились, но многие европейцы считают, что роль Германии все же выросла. С другой стороны, многие европейцы сегодня считают, что роль Соединенного Королевства уменьшилась.

Что касается роли Америки в международных делах, то здесь нет четкого консенсуса. В среднем 35% респондентов считают, что сегодня она играет такую же важную роль, как и десять лет назад, 31% — что она стала играть более важную роль, и 25% — что ее роль уменьшилась. Япония — это единственная страна, где большинство респондентов ответили, что роль Вашингтона в международных делах уменьшилась.

Большинство респондентов хотят, чтобы роль лидера взяли на себя США, а не Китай

Помимо вопроса об изменениях степени влияния государств на мировой арене, респондентам задали вопрос о том, кого они предпочли бы видеть в роли ведущей мировой державы — США или Китай: «Подумайте о будущем. Если бы вам пришлось выбирать, то какой из ниже приведенных сценариев вы считаете более благоприятным для всего мира — США в качестве ведущей мировой державы или Китай в качестве ведущей мировой державы?» Как показывают результаты, подавляющее большинство респондентов выбрали США.

Большинство респондентов выбрали США во всех странах, где проводилось исследование, кроме трех — Аргентины, Туниса и России — хотя во многих странах респонденты указали, что было бы неплохо, если бы ни США, ни Китай не были ведущими державами, или если бы обе эти страны были ведущими державами.

Некоторые из союзников Америки в Азии и других странах в большинстве случаев делали выбор в пользу будущего, в котором ведущей мировой державой являются США. Так ответили две трети респондентов в Японии, на Филиппинах, в Швеции, Южной Корее, Австралии, Канаде, Нидерландах, Польше и Соединенном Королевстве.

Основные тенденции в разных странах: Германия, Мексика, Канада, Япония и Израиль

Германия: резкое падение рейтинга США в эпоху Трампа

Германия выделяется среди других стран, принимавших участие в исследовании, тем, что сегодня немцы стали относиться к США значительно хуже, чем в эпоху администрации Обамы. Обама был чрезвычайно популярен в Германии (хотя после скандала со слежкой АНБ его рейтинг несколько снизился), в то время как сегодня только один человек из 10 выражает доверие к Трампу — точно такой же рейтинг доверия был у Буша-младшего ближе к концу его второго срока. Германия выделяется и по другим показателям. В Германии оказался самый высокий процент респондентов (80%), считающих, что за последний год отношения между Берлином и Вашингтоном испортились, и, как и в Швеции, в Германии зафиксирован наибольший процент людей (75%), утверждающих, что сегодня США прикладывают меньше усилий для решения глобальных проблем. Кроме того, в Германии наблюдается самое резкое за последние несколько лет уменьшение числа людей, считающих, что США уважают личные свободы и что Вашингтон прислушивается к другим странам.

Мексика: решительная оппозиция Трампу

Мексика — это страна, где Трамп получил самую низкую оценку: всего 6% мексиканцев выразили доверие к нему. В прошлом году более 90% мексиканцев выступали против плана Трампа по строительству стены на американо-мексиканской границе. В этом году 66% респондентов в Мексике сказали, что за последний год отношения между странами стали хуже.

Канада: рейтинг США достиг самой низкой точки

Только 39% канадцев сообщили о своем положительном отношении к США в 2018 году — это самый низкий показатель с 2002 года, когда центр Pew начал проводить свои исследования. Только 25% выразили доверие Трампу, хотя он получил более высокую оценку от тех канадцев, которые поддерживают Консервативную партию (44%), по сравнению с теми, кто поддерживает Новую демократическую партию (17%) и правящую Либеральную партию (10%). 82% канадцев убеждены, что в процессе принятия внешнеполитических решений США игнорируют интересы Канады.

Япония: низкий рейтинг Трампа, но уровень доверия к США немного вырос

При Трампе доверие японцев к президенту США тоже пострадало, однако в целом имидж Америки в Японии не претерпел особых изменений. В 2018 году только трое из 10 японцев ответили, что они доверяют Трампу в международных делах, что свидетельствует о незначительном улучшении по сравнению с 2017 годом, однако это чрезвычайно низкий уровень по сравнению с эпохой администрации Обамы. Отношение японцев к Трампу сравнимо с их отношением к Бушу-младшему в эпоху его президентства. Однако 67% японцев положительно относятся к США, что на 10 процентных пунктов больше, чем в прошлом году. Несмотря на высокий рейтинг США, японцы обеспокоены динамикой влияния Америки в мире: Япония — единственная страна, где большинство респондентов (55%) сказали, что сегодня США стали менее влиятельными, чем десять лет назад.

Израиль: рейтинг Трампа вырос

Уровень доверия к президенту Трампу в Израиле существенно вырос с 2017 года. Трамп также получил гораздо более высокую оценку от израильтян, чем Обама ближе к концу его второго президентского срока, хотя нынешний рейтинг Трампа почти такой же, каким был рейтинг Обамы в 2014 году, до возникновения напряженности в отношениях между его администрацией и премьер-министром Биньямином Нетаньяху из-за иранской ядерной сделки. Как в последние несколько лет, примерно восемь израильтян из 10 положительно относятся к США. 52% израильтян сказали, что сегодня США стали прикладывать больше усилий для решения глобальных проблем, чем несколько лет назад. Израиль также возглавляет список стран по показателю доли респондентов (79%), утверждающих, что отношения их стран с США за последний год улучшились.

Оставшаяся часть доклада посвящена подробному рассмотрению результатов проведенного исследования. В Разделе 1 рассматривается отношение разных стран к США, к подходу Америки к внешней политике, вопрос о том, уважает ли правительство США личную свободу, а также каковы отношения между различными странами и США. Раздел 2 посвящен рейтингу Трампа и других мировых лидеров. В Разделе 3 рассматривается вопрос о том, стали ли отдельные страны играть более значительную роль в мировых делах. Раздел 4 посвящен вопросу о балансе сил между США и Китаем, а в Разделе 5 речь идет о глобальном имидже Китая.

1. Международный имидж Америки продолжает ухудшаться

Спустя год после резкого падения глобального рейтинга США уровень благоприятного отношения к США остается на исторически низком уровне во многих странах, принимавших участие в исследовании. Кроме того, многие респонденты утверждают, что за прошедший год двусторонние отношения их стран с США скорее ухудшились, чем улучшились. Среди вероятных причин недовольства можно назвать широко распространенную убежденность в том, что в процессе принятия внешнеполитических решений США не принимают в расчет интересы других стран. В целом, относительное большинство респондентов считают, что США стали принимать менее активное участие в решении глобальных проблем.

В отношении к США произошли некоторые изменения по сравнению с прошлым годом, но имидж Америки существенно не улучшился

В 2018 году мнения различных стран мира о США существенно разнятся: довольно высокую оценку США ставят в Израиле, на Филиппинах и в Южной Корее, в то время как рейтинг США в Германии, России и Мексике остается крайне низким.

Расхождения в отношении к США довольно заметны в Европе: к примеру, в Польше семь человек из 10 относятся к США положительно, а в соседней Германии положительно к США относятся только три человека из 10. Если в Соединенном Королевстве к США положительно относятся половина респондентов, то во Франции — только 38% опрошенных.

В целом, в десяти европейских странах перевес оказался на стороне тех, кто относится к США негативно, — 43% относятся положительно и 52% отрицательно.

По сравнению с концом президентского срока Барака Обамы доля тех, кто относится к США положительно, заметно уменьшилась в семи из десяти европейских стран, принявших участие в исследовании. В Германии этот показатель упал на 27 процентных пунктов, во Франции — на 25 процентных пунктов, в Соединенном Королевстве — на 11 процентных пунктов. Однако за тот же период времени доля тех, кто положительно относится к США, практически не изменилась в Польше, Греции и Венгрии.

Между тем в Северной Америке доля тех, кто относится к США положительно, резко уменьшилась по сравнению с последним годом президентства Обамы: в Мексике она уменьшилась на 34 процентных пункта, а в Канаде — на 26 процентных пункта. Эти показатели оставались примерно на одном уровне в течение первых двух лет президентства Обамы.

Среди союзников США в Азии отношение людей к США немного ухудшилось с тех пор, как Трамп стал президентом. В целом, отношение к США остается положительным в Южной Корее (80%), Японии (67%) и Австралии (54%). Отношение к США остается очень благосклонным на Филиппинах, но весьма смешанным в Индонезии.

Из 25 стран, принимавших участие в исследованиях «Пью» в последние два года, в 14 доля респондентов, относящихся к США положительно, существенно не изменилась.

Увеличение доли положительных отзывов о США было зафиксировано в пяти странах, включая Кению (+16 процентных пунктов), Испанию (+11 процентных пунктов), Японию (+10 процентных пунктов) и Тунис (+10 процентных пунктов).

Самое значительное снижение доли тех, кто относится к США положительно, по сравнению с 2017 годом было зафиксировано в России, где сейчас только 26% отзываются об Америке положительно — в 2017 году их доля составляла 41%. Между тем в 2015 году только 15% россиян относились к США положительно.

В 2018 году подавляющее большинство израильтян (83%) признались в положительном отношении к США, в то время как живущие в Израиле евреи ответили так практически единодушно (94%). Но только 43% живущих в Израиле арабов разделяют их точку зрения.

Жители трех государств Африки к югу от Сахары относятся к США очень положительно. В Южной Африке на отношение людей к США во многом влияет их раса. К США положительно относятся 69% белых южноафриканцев, 56% чернокожих южноафриканцев и 54% людей смешанной расы.

В Латинской Америке мнения разделились: бразильцы очень хорошо относятся к США, в то время как мексиканцы относятся к ним очень плохо.

В 10 из 25 стран, принимавших участие в исследовании, молодые люди в возрасте от 18 до 29 лет придерживаются в целом более позитивного взгляда на США по сравнению с людьми в возрасте от 50 лет и старше. К примеру, в Бразилии 72% респондентов в возрасте от 18 до 29 лет испытывают к США теплые чувства, а среди людей в возрасте от 50 лет и старше таких оказалось всего 42% — разница в 30 процентных пунктов.

Существенные различия между возрастными категориями также зафиксированы в таких странах, как Россия (разница в 27 процентных пунктов), Испании (20 процентных пунктов), Тунисе (19 процентных пунктов), Германии (16 процентных пунктов) и Аргентине (16 процентных пунктов).

Помимо различий между возрастными группами в некоторых странах были также зафиксированы различия между представителями разных полов. В большинстве случае мужчины чаще относятся к США положительно, нежели женщины.

К примеру, в Канаде к США положительно относятся 46% мужчин и только треть женщин. Такой же разрыв между мужчинами и женщинами (выражаемый двузначным числом) существует также в Австралии, Швеции и Испании.

Только в одной стране женщины продемонстрировали более благосклонное отношение к США — в Тунисе. Там хорошего мнения о США придерживаются 42% женщин и только 32% мужчин.

Другим важным фактором, определяющим отношение к США, является идеология: те, кто придерживается правых взглядов, как правило, испытывают более теплые чувства по отношению к США, нежели те, кто придерживается левых взглядов.

В этом смысле наглядным примером является Израиль. Практически все израильтяне, которые считают себя приверженцами правых взглядов, относятся к США положительно: 97% среди правых и только 57% среди левых. Такая разница в 37 процентных пунктов является самым большим разрывом идеологического характера, зафиксированным в ходе исследования.

Кроме того, США также больше нравятся сторонникам правых взглядов в Швеции (с разницей в 26 процентных пунктов), Австралии (25 процентных пунктов), Испании (21 процентный пункт), Франции (20 процентных пунктов) и Соединенном Королевстве (20 процентных пунктов).

Более того, более благосклонно к США относятся те европейцы, которые внутри своих стран поддерживают популистские партии.

К примеру, среди французов, которые поддерживают партию «Национальное объединение» (прежде она называлась «Национальным фронтом») Марин Ле Пен, 57% положительно относятся к США, а среди противников этой партии к США положительно относятся только 36%. Подобный разрыв существует между сторонниками и противниками немецкой партии «Альтернатива для Германии», «Лиги» (ранее «Лиги Севера») и движения «Пять звезд» в Италии, Партии независимости Соединенного Королевства в Великобритании, «Йоббик» в Венгрии и «Партии свободы» в Нидерландах.

Репутация Америки в вопросе защиты гражданских свобод все еще остается положительной, однако она несколько пострадала среди ключевых союзников США

В 25 странах, где проводилось исследование, большинство респондентов считают, что правительство США уважает личные свободы собственных граждан. Однако некоторые изменения, особенно в Европе, указывают на то, что люди стали более критически относиться к ситуации с защитой свобод при президенте Трампе, нежели при прежних администрациях.

Европейцы, а также канадцы и мексиканцы наиболее скептически относятся к утверждению о том, что правительство США уважает свободы американцев. Большинство респондентов в Испании, Мексике, Германии, Швеции, Нидерландах, Франции и Канаде считают, что США не уважают права своих граждан. Поляки, венгры и итальянцы не согласны с их мнением, и более половины респондентов в этих трех странах убеждены, что власти США действительно уважают гражданские свободы.

Что касается Азиатско-Тихоокеанского региона, то большинство респондентов там полагают, что США защищают личные свободы своих граждан. Австралия является исключением: половина респондентов ответили, что США не уважают свободы своих граждан, и 45% ответили, что уважают.

В Израиле 81% респондентов убеждены, что американское правительство уважает личные свободы, и 71% респондентов из Туниса с ними согласны.

Примерно половина респондентов в Кении, Нигерии и Южной Африке разделяют их точку зрения.

По сравнению с прошлым годом отмечается заметное снижение доли европейцев, считающих, что американское правительство уважает свободы своих граждан. Во всех 10 европейских странах, кроме Греции, наблюдается существенное уменьшение доли тех, кто полагает, что США уважают личные свободы, и самое значительное снижение было зафиксировано в Нидерландах — там этот показатель уменьшился на 17 процентных пунктов.

По сравнению с прошлыми годами гораздо меньше людей теперь говорят, что американское правительство уважает права своих граждан. В 17 странах из тех, которые приняли участие в исследованиях 2013 и 2018 годов, наблюдается существенное уменьшение доли тех, кто считает, что в США благоприятная ситуация с защитой личных свобод. Только в Тунисе было зафиксировано увеличение этого показателя.

Мнения людей в вопросе о том, уважает ли правительство США личные свободы своих граждан, существеннее всего изменились в тех пяти европейских странах, в которых центр Pew проводит свои исследования со времен администрации Буша — с 2008 года. В этих пяти странах (Франция, Германия, Польша, Испания и Соединенное Королевство) теперь стало больше людей, которые говорят, что американское правительство не уважает свободы своих граждан (в среднем 57%), чем тех, кто считает, что власти США уважают свободы своих граждан (40%).

Эти изменения начались на шестом году работы администрации Обамы после того, как разразился скандал вокруг Национальной администрации по безопасности, однако в прошлом году их темпы увеличились. С 2013 года в пяти европейских странах наблюдается существенное увеличение доли тех, кто считает, что власти США не уважают личные свободы, и сопутствующее уменьшение доли тех, кто думает иначе.

Лишь немногие считают, что США стали прикладывать больше усилий для решения глобальных проблем

Когда речь заходит о вкладе США в решение проблем международного сообщества, мнения людей обычно разделяются между убеждением, что вклад США уменьшился (в среднем 37%), и убеждением, что он остался примерно таким же (34%), как и два года назад. Только небольшое число респондентов (14%) считают, что степень участия США за эти два года выросла.

Точка зрения о том, что США стали прикладывать меньше усилий для решения международных проблем, особенно распространена Канаде и Западной Европе. В Германии так считают 75% респондентов, в Швеции — 75%, в Нидерландах — 62%, в Соединенном Королевстве — 55% и во Франции — 53%. Между тем менее четверти греков (25%) и поляков (22%) считают, что США постепенно уходят с мировой арены.

В Азиатско-Тихоокеанском регионе мнения респондентов разделились примерно поровну между теми, кто считает, что степень участия США в мировых делах уменьшается, и теми, кто считает, что степень участия США почти не изменилась. В Индонезии и на Филиппинах большинство респондентов считают, что степень участия США осталась почти такой же, как и несколько лет назад.

Израиль — это страна, где больше всего респондентов ответили, что роль США в мире за последние два года увеличилась: более половины (52%) считают, что сегодня США прикладывают больше усилий для решения глобальных проблем.

Что касается Африки к югу от Сахары, мнения кенийцев разделились: 42% считают, что США стали делать больше, а 38% убеждены, что США стали делать меньше. Почти половина нигерийцев (48%) убеждены, что США стали прикладывать больше усилий, и только 27% респондентов ответили, что роль Америки в решении глобальных проблем уменьшилась.

В трех латиноамериканских странах примерно половина респондентов считают, что степень участия США практически не изменилась.

Мнения о степени вовлеченности Америки в решение глобальных проблем во многом зависят от степени доверия респондентов к президенту Трампу. В 17 из 25 стран те респонденты, которые не доверяют Трамп в международной политике, гораздо чаще говорили, что степень участия США в мировых делах уменьшилась, по сравнению с теми, кто выразил доверие к Трампу. В некоторых странах этот разрыв оказался поразительным: разница превысила 20 процентных пунктов в таких странах, как Канада, Нидерланды, Израиль, Австралия, Швеция, Соединенное Королевство, Южная Корея, Тунис, Италия и Япония.

Лишь немногие считают, что США учитывают интересы других стран

В тех 25 странах, где был задан такой вопрос, в среднем 28% респондентов сказали, что в процессе принятия внешнеполитических решений США учитывают интересы их стран. Большинство участников исследования в Европе и соседних с США Канаде и Мексике считают, что США не учитывают интересы их стран, принимая внешнеполитические решения.

Ощущение, что Америка не учитывает интересы других стран в процессе принятия внешнеполитических решений, широко распространено в Южной Корее, где США вели особенно активную политику в вопросе северокорейской ядерной программы. Три четверти респондентов в Южной Корее считают, что Вашингтон не принимает во внимание их интересы.

Только в Израиле, на Филиппинах, в Кении, Нигерии и Южной Африке половина или более респондентов считают, что американское правительство учитывает интересы их стран, принимая решения касательно своей внешней политики.

С 2013 года, когда аналитики центра Pew предложили респондентам ответить на этот вопрос, произошло резкое уменьшение доли тех, кто считает, что США учитывают интересы их стран.

Наиболее заметное снижение было зафиксировано в Германии, где в 2013 году половина опрошенных сказали, что США учитывают интересы Германии, а в 2018 году так ответили только 19% — разница в 31 процентный пункт.

Резкое снижение этого показателя также было зафиксировано в Южной Африке, Бразилии, Мексике, Франции, Италии и Кении.

С 2013 года в трех странах — в Греции, Тунисе и Израиле — доля людей, считающих, что США учитывают интересы их стран, увеличилась. В Израиле она увеличилась значительнее всего — вероятно, благодаря таким действиям США, как выход из соглашения по иранской ядерной программе и перенос посольства США в Иерусалим.

Если рассмотреть те 14 стран, в которых исследования проводились в 2007, 2009, 2013 и 2018 годах, то мнения людей в вопросе о том, учитывают ли США интересы их стран, менялись при трех разных американских президентах.

В 2007 году, в конце президентского срока Буша, в среднем 71% респондентов в этих 14 странах ответили, что США не принимают во внимание интересы других стран, и только 26% сказали, что принимают. В начале эпохи администрации Обамы, то есть в 2009 году, мнения поменялись. В таких странах, как Германия (+27 процентных пунктов), Франция (+23 процентных пункта), Соединенное Королевство(+19 процентных пункта), Южная Корея (+19 процентных пунктов), Канада (+18 процентных пунктов) и Россия (+12 процентных пунктов), произошло увеличение доли респондентов, считающих, что США учитывают интересы их стран в процессе принятия внешнеполитических решений. Однако в целом большинство респондентов, опрошенных в 2007 и 2009 году, считали, что США не учитывает интересы их стран. К 2013 году ситуация почти не изменилась. Теперь же, после прихода администрации Трампа, в 14 странах в среднем 72% респондентов считают, что США игнорируют интересы других стран, и только 27% считают иначе.

Большинство респондентов считают, что отношения их стран с США за прошедший год не изменились

Хотя многие считают, что США не учитывают интересы их стран, относительно мало респондентов сказали, что отношения их стран с США испортились. Большинство опрошенных примерно в половине из 25 стран ответили, что отношения их стран с США за последний год не изменились.

Среди тех, кто заметил перемены в отношениях с США, доля тех, кто считает, что отношения ухудшились (в среднем 21%), немного превышает долю тех, кто считает, что они улучшились (в среднем 16%).

Большинство канадцев полагают, что отношения их страны с США ухудшились. Примерно две трети (66%) утверждают, что отношения стали хуже, и только 4% опрошенных канадцев считают, что они стали лучше.

Наиболее негативно изменения в отношениях с США оценивают немцы. Восемь из 10 немцев говорят, что с 2017 года отношения стали хуже. Для сравнения, как минимум четверо из 10 респондентов в других европейских странах считают, что их отношения с США остались более или менее прежними.

Большинство россиян тоже убеждены, что отношения их страны с США ухудшились. Примерно каждый третий не видит никаких изменений в отношениях с США по сравнению с прошлым годом, а 11% россиян убеждены, что отношения с США стали лучше.

Между тем Израиль оценивает перемены в отношениях с США наиболее положительно. Почти восемь из 10 израильтян говорят, что отношения их страны с США стали лучше.

Жители стран Африки к югу от Сахары тоже в основном считают, что их отношения с США налаживаются. Более половины респондентов в Кении и 48% нигерийцев говорят, что за последний год отношения улучшились.

Мнения жителей стран Латинской Америки оказались смешанными. С точки зрения большинства респондентов в Аргентине и Бразилии, отношения их стран с США не изменились, а примерно две трети мексиканцев утверждают, что отношения с США стали хуже. Их мнения очень схожи с мнениями жителей Канады.

2. Уровень доверия к президенту США остается низким

За прошедший год степень уверенности в том, что американский президент принимает правильные решения касательно международной политики, практически не изменилась. В среднем 27% опрошенных в 25 странах говорят, что они доверяют президенту Дональду Трампу, тогда как 70% признались в том, что они ему не доверяют. Только в четырех странах — Филиппины, Израиль, Нигерия и Кения — больше половины респондентов сказали, что они доверяют президенту США. Уровень доверия к нему существенно вырос только в трех странах — в Южной Корее (на 27 процентных пунктов), Израиле (на 13 процентных пунктов) и Польше (на 12 процентных пунктов). В России уровень доверия к американскому президенту упал на 34 процентных пункта.

В среднем 18% европейцев говорят, что они положительно относятся к Трампу, однако 82% признаются, что они не доверяют нынешнему лидеру США. Во многих странах это чувство выражено достаточно сильно: 69% французов, немцев и испанцев, 56% шведов и примерно половина опрошенных в Греции и Нидерландах говорят, что они не испытывают вообще никакого доверия к Трампу.

Рейтинг Трампа в Азиатско-Тихоокеанском регионе держится на немного более высоком уровне: там в среднем 32% опрошенных относятся к нему положительно, и 54% не доверяют ему. Но мнения опрошенных в этом регионе в значительной мере разделились: 78% филиппинцев доверяют Трампу, в то время как 66% японцев и австралийцев не доверяют ему. В трех странах Латинской Америки подавляющее большинство респондентов признались, что они не доверяют Трампу, а 78% мексиканцев сказали, что они не испытывают вообще никакого доверия к Трампу. В странах Африки большинство кенийцев и нигерийцев выразили доверие к американскому президенту.

В 11 из 25 стран, даже там, где уровень доверия к Трампу низкий, мужчины выражали доверие к нему чаще, чем женщины. Самый значительный разрыв между мужчинами и женщинами зафиксирован в Австралии (14 процентных пункта), Соединенном Королевстве (13 процентных пункта) и Японии (12 процентных пункта).

В некоторых странах религия и этническая принадлежность тоже играют определенную роль в том, как люди оценивают Трампа. В Израиле 82% евреев и только 19% арабов уверены в том, что Трамп принимает правильные решения касательно международных отношений. В Нигерии ему доверяют две трети христиан и только половина мусульман.

Идеология — мощный фактор, оказывающий влияние на то, как люди оценивают Трампа. Респонденты, придерживающиеся правых взглядов, как правило, гораздо чаще выражали доверие к президенту США, нежели те, кто придерживается левых взглядов. К примеру, в Израиле сторонники правых взглядов гораздо чаще выражали доверие к Трампу, чем сторонники левых взглядов (разница в 49 процентных пунктов). Довольно значительный разрыв, обусловленный идеологией, наблюдается в Австралии (разница в 28 процентных пунктов), а также в Канаде и Швеции (разрыв в 21 процентный пункт). Однако стоит отметить, что даже в тех странах, где мнения респондентов разделились по идеологическим причинам, Трамп зачастую пользуется доверием менее половины из тех, кто причисляет себя к правому крылу.

По уровню доверия Трамп сильно отстает от Меркель и Макрона

По сравнению с другими влиятельными мировыми лидерами рейтинг президента Трампа выглядит весьма слабым.

Примерно половина опрошенных выразили доверие к канцлеру Германии Ангеле Меркель, а о своем недоверии к ней сообщила примерно треть респондентов. Уровень доверия к ней является самым высоким в Нидерландах (85%), Швеции (82%) и Франции (78%) — в этих трех странах ей доверяют больше, чем в ее родной стране. Стоит отметить, что, хотя сейчас доверие к Меркель выражают 68% немцев, этот показатель снизился на 13 процентных пунктов по сравнению с прошлым годом. В Европе самые низкие оценки ей поставили в Греции (15% греков доверяют ей), Венгрии (31%) и Польше (37%). Достаточно большое доверие к Меркель выразили жители Азиатско-Тихоокеанского региона, за исключением Индонезии, где ей доверяют только 32% опрошенных. Меркель — консерватор, однако немцы, называющие себя приверженцами левых взглядов (74%), выразили больше доверия к ней, чем те немцы, которые придерживаются правых взглядов (59%). Подобным же образом, поляки, придерживающиеся левых взглядов (75%) гораздо чаще выражали доверие к Меркель, нежели поляки, придерживающиеся правых взглядов (26%). Такая же картина характерна для Венгрии, Соединенного Королевства и Израиля.

В среднем немногим менее половины респондентов (46%) выразили доверие к тому, как президент Франции Эммануэль Макрон ведет свою внешнюю политику. Примерно треть опрошенных не доверяют ему. Более семи человек из 10 в Германии, Нидерландах и Швеции считают, что Макрон действует правильно в вопросах международных отношений. Такого же мнения придерживаются почти две трети французов (64%). Однако французы, придерживающиеся правых взглядов (72%), и убежденные центристы (71%) выражают больше доверия к французскому президенту, чем те, кто придерживается левых взглядов (49%). Интересно, что немцы (30%) в два раза чаще, чем французы (15%), говорили, что они абсолютно доверяют французскому президенту. Менее половины опрошенных в странах Африки и примерно один человек из пяти в Латинской Америке выразили доверие к Макрону, однако в этих странах доля респондентов, не давших четкого ответа на этот вопрос, оказалась довольно высокой, что, возможно, объясняется тем, что они просто не знали, о ком идет речь.

В среднем 34% опрошенных в 25 странах выразили доверие к лидеру Китая Си Цзиньпину, а 56% ответили, что они ему не доверяют. Наибольшую поддержку он получил на Филиппинах (58%), в Кении, Нигерии и Тунисе (по 53%) и в России (50%). Уровень доверия к нему вырос на 22 процентных пункта в Тунисе и на 12 пунктов в Канаде. Особенно низкий уровень доверия к Си был зафиксирован в Латинской Америке, где многие вообще не смогли определиться с их отношением к китайскому лидеру, и в некоторых странах Европы. Только 9% поляков и 11% греков доверяют Си. Уровень доверия к Си в трех латиноамериканских странах оказался выше, чем в любой отдельно взятой европейской стране. Стоит отметить, что в Австралии и Польше доверие к Си гораздо чаще выражали молодые люди в возрасте от 18 до 29 лет, нежели представители возрастной категории 50 лет и старше.

Уровень доверия к президенту России Владимиру Путину в среднем составил 30%, а 62% опрошенных заявили, что они не доверяют ему в вопросах международной политики. Примерно восемь россиян из 10 доверяют Путину. Доверие к нему выразили 61% филиппинцев и 53% тунисцев. В Европе больше всего ему доверяют в Греции (45%) и Германии (35%). Меньше всего ему доверяют в Польше (7%). В среднем по Европе 48% опрошенных ответили, что они вообще не доверяют Путину. Существенно меньше половины опрошенных в Африке и Латинской Америки и большинстве стран Азиатско-Тихоокеанского региона выразили доверие к Путину, однако в Африке и Латинской Америке многие респонденты не смогли определиться со своим отношением к нему.

3. С точки зрения респондентов, Китай наращивает свою мощь стремительнее других ведущих стран

В странах, где проводилось исследование, широко распространено убеждение, что Китай стал играть более значимую роль в мировых делах, нежели 10 лет назад. Во всех странах, кроме двух, половина или более респондентов считают, что влияние Китая выросло. Респонденты считают, что из тех семи стран, в отношении которых был задан этот вопрос, только Китай и Россия наращивают свое влияние.

Хотя с утверждением о том, что влияние Германии выросло, согласилось гораздо меньше опрошенных, в среднем 35% респондентов считают, что Берлин сегодня играет более значимую роль, чем 10 лет назад. Рост влияния Германии сильнее всего ощущается в Европе.

Люди как правило оценивают роль США в сравнении с ролью других стран, таких как Соединенное Королевство, Франция и Индия, которые, как считают большинство респондентов, сегодня играют примерно такую же роль в международных делах, как и 10 лет назад. Мнения разделились в зависимости от региона. В большинстве стран Латинской Америки и Африке к югу от Сахары большинство респондентов ответили, что сегодня США стали более влиятельным игроком, чем 10 лет назад. Между тем большинство европейцев не почувствовали никаких изменений в роли Вашингтона.

Всеобщая убежденность в том, что Китай находится на подъеме

Практически во всех странах, где проводилось исследование, большинство респондентов считают, что за прошедшее десятилетие роль Китая в мировых делах выросла. В среднем 70% респондентов ответили, что сегодня Китай играет в мировых делах более значительную роль, чем 10 лет назад. Жители Южной Кореи продемонстрировали наибольшее единодушие в своей оценке влияния Китая: 92% считают, что сегодня Китай стал играть более значительную роль. Стоит отметить, что осознание того, что роль Китая в мировых делах выросла, далеко не всегда воспринимается как нечто положительное. К примеру, только 38% южнокорейцев относятся к Китаю хорошо.

Многие считают, что влияние России растет

В среднем 41% опрошенных ответили, что за прошедшее десятилетие роль России в мировых делах выросла. Однако в этом вопросе мнения сильно разнятся.

Греки чаще всех отвечали, что влияние России выросло (65%). Такая точка зрения широко распространена и в двух ближневосточных странах: и в Израиле, и в Тунисе примерно шесть из 10 респондентов ответили, что за прошедшие 10 лет влияние России увеличилось. В США 52% опрошенных сказали, что сегодня Россия играет более важную роль.

В Европе в среднем 46% считают, что Москва сегодня играет более значимую роль, чем десять лет назад. Во всех странах, где проводилось исследование, доля людей, считающих, что влияние России выросло, превысила долю тех, кто говорил то же самое про США.

Однако ощущение роста влияния России оказалось наиболее ярко выраженным в самой России, где 72% респондентов ответили, что сегодня Россия играет более значимую роль, чем десять лет назад — для сравнения, в прошлом году так ответили только 59% россиян.

Стоит отметить, что даже в тех странах, которые не считают, что влияние России выросло, лишь немногие респонденты ответили, что влияние России на международной арене уменьшилось. Менее трети опрошенных во всех 25 странах сказали, что за прошедшие 10 лет влияние России уменьшилось.

По мнению многих, США продолжают играть важную роль в мировых делах

На вопрос о той роли, которую США играют в мировых делах, респонденты чаще всего отвечали, что роль США стала более значимой (31%) или что она не изменилась (35%).

В 2017 году уровень положительного отношения к роли США резко упал во многих странах. Но даже несмотря на эти перемены, взгляды на США в мире остались относительно стабильными — а в некоторых странах они даже улучшились — с тех пор, как этот вопрос был задан в 2016 году. К примеру, в Австралии уровень одобрительного отношения к США снизился с 60% в 2016 году до 54% в 2018 году. Однако сегодня австралийцы стали чаще говорить, что США играют важную роль в мировых делах, нежели в 2016 году.

Восприятие роли США различается в зависимости от региона. В большинстве европейских стран большинство респондентов утверждают, что роль США сегодня остается такой же значимой, как и 10 лет назад. Во многих странах Латинской Америки и Африки к югу от Сахары большинство респондентов ответили, что роль США стала более значимой.

Заметным исключением оказалась Япония, где большинство респондентов ответили, что сегодня США играют менее значительную роль, чем 10 лет назад. Только 16% японцев считают, что роль Вашингтона стала более значимой, а 28% ответили, что степень влияния США не изменилась за прошедшие десять лет.

В нескольких странах — особенно в Европе — люди, получившие хорошее образование, чаще отвечали, что сегодня роль США на мировой арене уменьшилась. К примеру, в Германии треть людей, закончивших только школу, ответили, что влияние США уменьшается, тогда как среди тех, кто получил высшее образование, так ответила почти половина опрошенных.

Лишь немногие считают, что влияние Индии в мире увеличилось

Хотя Индию часто ставят в один ряд с Китаем как стремительно развивающуюся экономику, в ней редко видят набирающего мощь игрока в международных делах. Респонденты чаще отвечали, что сегодня Индия играет такую же роль на международной сцене, как и десять лет назад (в среднем 34%), нежели говорили, что ее влияние выросло (27%).

Если говорить о ее региональных соседях, то растущее влияние Индии сильнее всего ощущается японцами и южнокорейцами (по 48%). Некоторые западноевропейские страны тоже считают, что роль Индии в мировых дела выросла — 49% французов, 47% шведов и 46% британцев. Хотя всего 40% американцев ответили, что роль Индии на мировой арене увеличилась за последние 10 лет, только 17% американцев сказали, что Индия утратила часть своего влияния, и 33% ответили, что уровень влияния Индии не изменился.

Люди с более высоким уровнем образования и доходов — особенно в Европе — чаще отвечали, что за прошедшие 10 лет роль Индии в международных делах выросла. К примеру, 59% французов с университетским образованием сказали, что влияние Индии выросло, и 40% французов, закончивших только школу, ответили так же. Примерно половина британцев с высоким уровнем доходов сказали, что роль Индии стала более значительной, и только 39% британцев с низким уровнем доходов ответили так же.

Стоит отметить, что лишь немногие считают, что Индия утрачивает свое влияние (в среднем 22%). Гораздо больше респондентов считают, что уровень ее влияния не изменился за последние 10 лет (34%). Единственная страна, где более трети опрошенных сказали, что за последние несколько лет влияние Индии уменьшилось, — это Южная Африка (37%), где проживает многочисленная индийская диаспора, поддерживающая тесные связи с Нью-Дели.

По мнению респондентов, особенно в Европе, роль Германии растет, а роль Соединенного Королевства уменьшается

Из тех трех стран, в отношении которых был задан вопрос об их роли в международных делах, — Германия, Франция и Соединенное Королевство — только про Германию респонденты отвечали, что ее влияние в мире растет, чаще, нежели что ее влияние осталось прежним или уменьшилось. В среднем 35% респондентов сказали, что Германия стала играть более заметную роль в мировых делах, чем 10 лет назад. Только 22% опрошенных считают, что роль Франции увеличилась, а о Соединенном Королевстве так сказали всего 21% респондентов. В целом, по мнению опрошенных, Франция и Соединенное Королевство скорее сохранили прежний уровень влияния в международной политике, чем лишились части этого влияния.

Рост влияния Германии сильнее всего ощущается в других европейских странах. В девяти европейских странах в среднем 46% респондентов считают, что влияние Германии выросло за последние 10 лет. Сильнее всего в этом убеждены страны на юге Европы — Греция (81%), Испания (56%) и Италия (55%). Возможно, это является результатом тех экономических трудностей, с которыми им пришлось столкнуться, и той роли, которую сыграла Германия в переговорах по вопросу об оказании финансовой помощи и внедрению программ жесткой экономии.

Большинство немцев (51%) тоже считают, что роль их страны в мировых делах увеличилась. Однако в 2018 году так ответили меньше немцев, чем в 2016 году (62%). Тем не менее, немцы с большей вероятностью назовут растущей державой именно свою страну, нежели какую-то другую страну, за исключением Китая.

Примерно половина немцев (52%) считают, что влияние Соединенного Королевства уменьшается. И 39% британцев считают, что их страна утратила часть своего влияния за последние 10 лет. Доля тех, кто считает, что роль их страны осталась прежней, — 36%, а тех, кто отмечает рост влияния, — 23%. Примерно такого же мнения придерживаются и большинство европейцев: 53% шведов, 51% французов и 50% голландцев считают, что влияние Соединенного Королевства на мировой арене уменьшается.

В большинстве этих европейских стран люди, поддерживающие правые популистские партии, говорят, что роль Соединенного Королевства уменьшается, реже, чем те, кто негативно относится к этим партиям. К примеру, в Соединенном Королевстве 25% тех, кто положительно относится к Партии независимости Соединенного Королевства, считают, что роль Великобритании уменьшилась — для сравнения, так считают 45% тех, кто отрицательно относится к этой партии. Европейцы с более высоким уровнем образования тоже чаще говорят, что влияние Соединенного Королевства на мировой арене уменьшилось за прошедшие 10 лет.

Только в странах Африки к югу от Сахары значительная доля опрошенных считают, что влияние Соединенного Королевства выросло: Нигерия — 47%, Кения — 46% и Южная Африка — 43%.

Если сравнивать с Соединенным Королевством, то множество респондентов воспринимают Францию скорее как страну, сохранившую прежний уровень влияния, нежели как страну, утратившую часть своего влияния. В среднем 40% респондентов ответили, что за прошедшие 10 лет роль Франции не изменилась, 27% сказали, что она уменьшилась, и только 22% — что она увеличилась. В Европе большинство респондентов считают, что влияние Франции не изменилось: Испания — 53%, Нидерланды — 47%, Швеция — 46%, Германия — 44%, Италия — 41% и Соединенное Королевство — 40%.

Французы чаще отвечали, что влияние Франции не изменилось (43%), нежели что оно выросло (26%) или уменьшилось (30%). Это свидетельствует о некоторых улучшениях в восприятии роли Франции среди самих французов: в 2016 году 46% французов сказали, что влияние Франции уменьшилось, и 30% — что оно не изменилось.

США. Евросоюз. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 5 октября 2018 > № 2752407

Полная версия — платный доступ ?


Казахстан. США. Евросоюз. ООН. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inform.kz, 5 октября 2018 > № 2750453

Мы продолжим сотрудничество с США и Евросоюзом - Нурсултан Назарбаев

Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев поделился планами по ведению внешней политики страны, передает корреспондент МИА «Казинформ».

«В ходе моего январского визита в Вашингтон в переговорах с Президентом (США Дональдом) Трампом достигнута договоренность о расширенном стратегическом партнерстве Казахстана и США в XXI веке. Мы продолжим активное сотрудничество с Европейским союзом - нашим крупнейшим новым инвестиционным партнером. Развивается взаимовыгодное сотрудничество с государствами СНГ, Турцией, Ираном, странами Арабского мира и Азии», - сказал Глава государства в ходе ежегодного Послания народу Казахстану.

Президент также отметил важность принятия Конвенции о статусе Каспийского моря и завершениии Астанинской части Сирийского процесса.

«Принятая на Актауском саммите конвенция о правовом статусе Каспийского моря открывает новые возможности сотрудничества с прикаспийскими странами и ставит жирную точку в вопросах всех наших границ по периметру Казахстана. Казахстан достойно завершает свою работу в Совете безопасности (ООН). Астанинский процесс по Сирии стал практически единственным эффективно работающим форматом переговоров по мирному урегулированию и выходу из кризиса этой страны», - отметил Нурсултан Назарбаев.

Глава государства напомнил, что на днях состоится Съезд представителей мировых традиционных религий.

«Это тоже является символом доверия к нашей стране и межконфессионального согласия в нашей стране, которое у нас царит сейчас. Мы должны этим дорожить, также как и межэтническим согласием и дружбой в нашей стране, Ассамблеей народа Казахстана. Вместе с тем, в непростых современных условиях внешняя политика Республики Казахстан требует адаптации, продвижения национальных интересов на принципиальных и прагматических параметрах. Министерству иностранных дел надо проводить эту работу», - заключил Президент Казахстана.

Казахстан. США. Евросоюз. ООН. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inform.kz, 5 октября 2018 > № 2750453


Казахстан. США. Весь мир > Образование, наука. СМИ, ИТ > inform.kz, 5 октября 2018 > № 2750434

КазНУ удостоен престижной награды Web of Science

Ведущий университет страны КазНУ им. аль-Фараби занял первое место среди научно-исследовательских организаций и вузов Казахстана по количеству опубликованных статей в рейтинговых изданиях с ненулевым импакт-фактором, индексируемых в международной базе данных Web of Science за последние 5 лет, сообщила пресс-служба вуза.

Международная компания Clarivate Analytics провела торжественную церемонию вручения независимой награды «Лидер науки - Web of Science Awards», где за выдающийся вклад в развитие науки были отмечены авторы публикаций и научно-исследовательские организации Казахстана.

КазНУ им. аль-Фараби стал обладателем независимой награды в номинации «Лидер по количеству публикаций в Web of Science Core Collection» среди университетов и научных организаций страны.

«Данная награда в очередной раз продемонстрировала лидирующие позиции КазНУ как ведущего центра науки, образования и инноваций, а также высокий уровень исследований и публикационную активность ученых университета в международных рейтинговых журналах. Количество цитирований публикаций ученых КазНУ ежегодно растет на 40%. Это результат системной работы по трансформации КазНУ в исследовательский университет мирового уровня, реализации политики интернационализации и интеграции в глобальное научно-образовательное пространство»,- говорится в сообщении.

Web of Science Core Collection является ведущей базой данных научных изданий мира. В ней индексируются более 18 тыс. журналов, из которых более 12 тыс. имеют импакт-фактор.

Казахстан. США. Весь мир > Образование, наука. СМИ, ИТ > inform.kz, 5 октября 2018 > № 2750434


США > СМИ, ИТ > ria.ru, 5 октября 2018 > № 2749643

Операционная система Windows начала удалять файлы с компьютеров в ходе обновления. Об этом пишет портал MSPoweruser.

Отмечается, что файлы пропадают из папки "Мои документы" в процессе обновления до Windows 10 (1809). Обратившиеся в техподдержку пользователи утверждают, что не смогли вернуть файлы с помощью отката до предыдущей версии.

По данным портала, проблема может быть связана со сбоем в работе одной из новых функций клиента OneDrive, которая должна проводить автоматическое копирование данных.

При этом некоторые пользователи в комментариях посоветовали попробовать восстановить удаленные файлы, открыв папку windows.old, расположенную на системном диске.

США > СМИ, ИТ > ria.ru, 5 октября 2018 > № 2749643


Сирия. США. Турция. Ближний Восток. РФ > Армия, полиция > dn.kz, 5 октября 2018 > № 2749465 Юрий Сигов

Оказывается, в Сирии все только начинается ...

Казалось бы, ну при чем тут ИГИЛ, Аль-Каеда и прочие?

Юрий СИГОВ, ВАШИНГТОН

Недавно в Вашингтоне состоялась одна очень примечательная конференция. На ней собравшиеся ученые мужи, представители госструктур, а также ранообразных военных ведомств США обсуждали последствия так называемой "арабской весны", которой минуло семь лет.А началась она, если вы помните, вроде как в Тунисе, а теперь, как решили собравшиеся, неплохо и подвести всего этого "демократического преобразования Ближнего Востока" промежуточные итоги.

Символично, что обсуждались на этом мероприятии в основном какие-то полностью оторванные от реалий аспекты этого самого "весеннего арабского наваждения" - где свергли какого диктатора, где женщины получили теперь больше прав, чем прежде, а где к власти вот-вот придут настоящие демократически настроенные силы, сотрудничать с которыми для Соединенных Штатов будет истинным удовольствием. И только про Сирию говорили в каком-то прошедшем времени. Словно и нет ее на свете больше, а все, что там творится, - так давно уже ни одному нормальному человеку не только не понять, но и перестало все это поддаваться какому-нибудь разумному осмыслению.

Зато мировая печать каждый божий день только и пестрит сообщениями о том кошмаре, который уже седьмой год продолжается именно в этой, некогда вполне себе процветавшей арабской стране. Причем сводки оттуда все чаще напоминают предверие чего-то поистине всемирно-катастрофического. Пахнущего уже не региональной, а настоящей мировой военной схваткой, в которой будут участвовать напрямую как минимум с десяток государств.

Причем чем ближе момент этой так называемой "сирийской развязки"(а к нему все идет семимильными шагами), тем больше ощущения чего-то непоправимого, с чем не смогли справиться ни многочисленные спецпосланники Генсека ООН, ни разного рода отставные и действующие политики, ни так называемое мировое сообщество. Которое, с одной стороны, вообще не представляет, что там на деле происходит. А с другой - и не может при всем желании ничего сделать, потому как там до самой Сирии никому из воюющих сторон нет никакого дела. И не было изначально, как бы печально подобное не звучало.

Одни говорят, что Сирия по-прежнему жива. А другие уверяют, что ее давно уж похоронили. Так кто же прав?

Поскольку сейчас сирийская эпопея входит в свою, пожалуй, самую опасную фазу, то неплохо было бы посмотреть на то, что же за все это время на территории страны произошло и что может произойти именно в Сирии и вокруг нее в самые ближайшие недели.

Прежде всего, никакой Сирии в том виде, какой она была до 2011 года, уже нет и никогда не будет. Сообщения о том, что сирийская армия, выступающая на стороне ее нынешнего президента, якобы контролирует все больше и больше территорий- натуральный блеф и пропагандистский миф. Даже если какие-то квадратные километры заняты сирийскими правительственными войсками под "крышей" российской авиации сегодня, завтра все может быть с точностью до наоборот. Сколько на сирийской территории так называемых джихадистов-исламистов да сторонников ИГИЛ, никому доподлинно неизвестно. Но, уверен, вполне достаточное количество, чтобы вести войну в Сирии годами, если не десятилетиями (если это кому-то действительно будет нужно).

Принципиально и то, что целый ряд районов сирийской территории по прошествии семи лет бесконечной войны всех против всех контролируют нынче уже не просто "ребята из ИГИЛ" или родственных ей организаций, а, по сути дела, кадровые воинские части армий США, Турции, Франции, Ирана и России. Все они там находятся потому, что так нужно их правительствам (война с ИГИЛ - это для интервью с журналистами). А кто пришел туда по просьбе "законного правительства в Дамаске", а кто - сам по себе - так какое это и для кого имеет значение?

С кем и кто воюет в Сирии на данном этапе - самый запутанный и неподдающийся осмыслению вопрос. Каждая из вышеперечисленных стран вроде бы воюет (как умеет, и с какими целями их послали туда правители- с такими и находятся) с таинственными силами мирового исламского радикализма и международного терроризма. Но, по сути дела, "гибридно" воюют они друг с другом. А Сирия- так это просто тренировочная площадка, на которой против любого противника можно применять любые средства и методы, пригодные для достижения конечной победы (правда, непонятно, над кем именно).

То, что сирийское правительство осталось пока у власти - не благотворительная миссия России и Ирана, а скорее жизненная необходимость для руководства обеих этих стран попытаться вытеснить из региона своих любимых и глубоко уважаемых "западных партнеров". Вот только "партнеры" эти никак из Сирии не "выдавливаются". Как раз напротив - они в Сирии намерены остаться надолго, если не насовсем. А самый активный участник так называемой "тройственной коалиции" вместе с Россией и Ираном - Турция - так и вовсе считает северные районы сирийской территории своими, и никак иначе.

Кто, где и какие конкретно районы страны контролирует - загадка даже для самых всезнающих спецслужб и спутников слежения. Дело в том, что на какую-то там Сирию и ее территорию вообще никто не обращает уже давно внимания. Каждый решает свои, сугубо "вопросы национальной безопасности". Под них захватываются новые районы, создаются так называемые "зоны разъединения", какие-то "районы карантина" для вывода боевиков вместе с их вооружением.

Про столь ранее популярную "высокую дипломатию" в этом вопросе вообще уже никто даже не вспоминает. А ведь шли сравнительно недавно бесплодные переговоры в Женеве. Не забылись еще ритуальные посиделки в Астане, где Анкара, Москва и Тегеран "на троих" что-то все время вроде как соображали. А в итоге интересы-то у них у всех настолько разные, что на местности, в той самой многострадальной Сирии, где они "случайно встретились", ни о каком взаимопонимании и речи ведь идти не может.

А ведь после Астаны минимум два десятка раз первые лица России, Ирана и Турции встречались в самых разных местах. Проводили они и двусторонние консультации, "сверяли часы", обещали добиться "полной де-экскалации" в Сирии (хотя никто толком-таки не может объяснить, что же это такое на понятном человеческом языке), а результата от этих всех заседаний-выступлений практически никакого.

Ведь как "откусывала" Турция кусочки (причем существенные вполне по размерам) от некогда сирийской единой территории - так и благополучно продолжает это делать. Как размещены были как минимум в трех районах бывшей единой Сирии американские спецподразделения, так они там и остаются - и никуда "без боя" уходить не собираются. Про российские войска даже и упоминать нет смысла: уже четырежды Москва официально объявляла о том, что боевая фаза пребывания российских подразделений в Сирии якобы "завершена". Но проходит неделя - и вновь то сбитый самолет (какая разница кем конкретно?), то вертолет, то обстрелы, то взрывы, и так - без конца и края.

Кто виноват во всем этом кошмаре, в принципе, понятно. А вот что дальше делать- неведомо никому

Когда только начиналась вся эта эпопея с так называемой "арабской весной", то ее ключевыми виновными дружно признавались радикальные исламские группировки, которые вознамерились и халифаты собственные на Ближнем Востоке и севере Африки посоздавать, и правя ими, распространить свою радикальную идеологию на другие регионы мира. Но как-то совсем иную причину всего этого до сих пор продолжающегося бардака никто особо не выпячивает. А зря, как мне кажется.

Дело здедсь ведь не только во всяческих "подпольных кознях" "американского империализма" и поддерживающих его других западных союзников. Да и исламисты-джихадисты ни с того ни с сего появиться нигде не могут. А главная причина взрывоопасных последствий продолжающегося на Большом Ближнем Востоке кризиса - в полной беспомощности тамошних правителей. Именно они несут, прежде всего, и самую главную ответственность за то, что там все повалилось-разрушилось вне зависимости от того, какова степень участия в этом ужасе различных посторонних сил.

Так вот, там, где руководство страны оказалось вполне вменяемым и дальнозорким (то же Марокко, Бахрейн, Иордания, Саудовская Аравия), "арабскую весну", а точнее, запрограммированный социальный бардак удалось предотвратить мирными и весьма эффективными средствами. А именно - выделением наиболее малоимущим группам населения адресной финансовой помощи, создание рабочих мест для безработной молодежи и наказание наиболее проворовавшихся чиновников на радость трудящимся массам.

Но вот там, где правители оказались совершенно неспособны разрешать кризисные ситуации в стране заранее, предчувствуя возможные последствия, то как в Сирии, Ливии или Йемене, все не просто обрушилось, а развалилось до основания. И теперь и в Сирии, и ряде других государств региона мира не только нет сейчас, его не будет не при каких правителях на обозримую перспективу.

А уж в том, что происходит уже семь лет в Сирии, повинен исключительно нынешний президент страны Башар Асад. Именно при его попустительстве и началась вся эта межсирийская война, и перешла она уже в фазу всемирного конфликта. Когда территорию, оставленную ему в правление отцом Хафезом Асадом, теперь делят между собой иностранные руководители. Причем каждый делает это только для своей выгоды, не принимая во внимание никаких именно сирийских интересов.

Да разве дело в Идлибе? Или разве только в нем?

Сейчас в центре внимания сирийской бойни все чаще упоминается город Идлиб, за который сирийской армии надо воевать с американцами, либо с ними должны будут воевать российские военные. Потому как иначе придется о едином государстве под началом Дамаска забыть навсегда. А про север Сирии так забыть и вовсе, потому как его к своим рукам (как и планировалось в Анкаре изначально) приберет Турция. Причем что символично: изменить здесь ничего нельзя - никакими переговорами и никакими призывами к всеобщему разуму.

Уже не первую неделю продолжаются тщетные попытки России и Ирана найти какое-то приемлемое решение с Турцией по поводу ее стремления фактически присоединить к себе бывшие теперь уже сирийские территории, где ранее проживали курды. А с Соединенными Штатами так и переговоров вести некому: Россия и Иран - в списках "оси зла" для Вашингтона, ну не с Б. Асадом же американцам обсуждать свое военное присутствие на территории этого государства!

Аналитики да политологи все никак не подсчитают, какое же количество "умеренных оппозиционеров", которых вооружали всю дорогу что американцы, что турки, скопилось именно в районе Идлиба. Кто называет цифру 30 тысяч, кто - 50. Но разве в этом дело? Факт в том, что для "зачистки" этой территории воевать той же сирийской армии и российской авиации придется с американцами. А вовсе не с джихадистами или "умеренными сирийскими оппозиционерами". Страшно? А что делать? Если страшно, то тогда надо расписаться в том, что Сирия теперь будет тем, что от нее осталось, а не тем, что было раньше.

Важно здесь то, что если из Ирака или Афганистана какие-то воинские части теми же американцами планировалось выводить, то из Сирии никто - а уж Турция и США особенно- больше никуда не уйдут. Иран также будет держать свои воинские части (не важно, как они конкретно называются и под каким "прикрытием" там находятся) в Сирии, потому как это единственный для него рычаг давления на Израиль (по крайней мере пока Б. Асад находится у власти). А вот что делать дальше России в этом "змеином котле" - вопрос на засыпку ее руководству, которое, как уже отмечалось, неоднократно объявляло об окончании сирийской военной кампании.

Между тем и сам Идлиб, и те, кто там по той или иной причине находится - большая увесистая дубинка и над головой Б. Асада, и тех, кто его поддерживает. Никакого мира, пока там будут находиться все те, кто напрямую заинтересован в продолжении бесконечной войны в регионе, быть просто не может. А следовательно обсуждать руководителям тех же России и Ирана надо не разгром так называемых боевиков и антиправительственных сил (это все зависит от того, кто и кого так будет дальше называть: к примеру, Б. Асада законным президентом Сирии признают только Россия и Иран, а вот США и Турция считают его международным преступником, достойным суда в Гааге), а совсем иное.

На сегодня существует лишь три варианта дальнейшего развития событий в Сирии. Первый - признать, что этого государства больше как такового нет (в его старых границах), и очерчивать (с помощью военных гарантий) границы новые. Вдоль которых официальный Дамаск при помощи России и Ирана сможет худо-бедно поддерживать свою власть.

Второй - все-таки воевать до победного конца, штурмовать Идлиб, уничтожать под корень (что 30 тысяч, что 50) оставшихся там боевиков, и заявлять о победе войск Б. Асада над мировым терроризмом и исламским радикализмом. Однако подобное- из области фантастики, потому как этого не допустят ни США, ни Турция (как бы они между собой публично не ругались). Есть еще, не забывайте, Израиль, который, пока сирийская армия пойдет на Идлиб, может "дать под дых" Дамаску совсем на ином направлении. И если в сирийском небе упадут еще российские самолеты, то мало никому не покажется.

И , наконец, третий вариант, который вообще никому не нужен. Оставить Сирию сирийцам - какие они есть, пусть такие там и живут. Без всяких Россий, Иранов, Турций и США. Ведь жили же они раньше, и при всех издержках "отсутствия демократии" западного образца никто и ни на что особо там не жаловался. Но кто же подобное допустит? Так что, скорее всего, именно раздел Сирии на анклавы, полугосударства и прочее- ее реальное будущее. Вот только, как мне видится, войну это и в Сирии, и вокруг нее не остановит. Потому что в этом никто не заинтересован, и потому что этого никто из "внешних участников конфликта" ни за что не допустит.

Сирия. США. Турция. Ближний Восток. РФ > Армия, полиция > dn.kz, 5 октября 2018 > № 2749465 Юрий Сигов


Россия. США. ЦФО > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция. СМИ, ИТ > carnegie.ru, 5 октября 2018 > № 2748984 Глеб Павловский

Позабытые в Фермопилах. Битва за глобальный мейнстрим у Белого дома

Глеб Павловский

Картины Москвы в передаче CNN октября 1993 года роскошны по убедительности: усмирение варваров всей мощью грядущего мейнстрима. Белый дом стал Фермопилами нового мирового порядка. За ним раскинулось необъятное поле будущих славных войн и новых сетевых миров, к которому надо было прорваться через парк «Пионер»

В «Ленинградском апокалипсисе» Даниила Андреева впечатляет картина, где демон русской государственности Жругр сталкивается над Ленинградом с немецким демоном Уицраором. Великая битва демонов, результат которой не предрешен и амбивалентен при всяком исходе. Нечто подобное воздвиглось в атмосфере Москвы октября 1993 года.

Сегодня запоздалые присяги указу Ельцина №1400, равно лицемерные сожаления о Хасбулатове – лишь ходы в нашей игре-считалке: «могло быть то лишь, что было». Нет, могло быть очень по-разному. Не только в смысле «чья возьмет» – какая сторона выйдет временным победителем (временным вышел Ельцин). Куда важнее была перспектива появления того или иного образа Российского государства в итоге схватки.

Альтернатива боя была в двух путях российской государственности, ни один из которых не был ясно назван. Лишь один, осуществленный, можно рассмотреть пристальнее – другой остался в октябрьских туманах 1993-го и требует деконструкции. Для его осуществления нужна была победа другой стороны – впрочем, столь же временная, как триумф ельцинских «демократов».

Дело вовсе не в Конституции по Олегу Румянцеву. Сама она еще ничего не предопределяла. Дело в развилке двух версий государства – экстравертного и интравертного. Глобального в случае Ельцина и провинциально-скучного, хозяйственно-устроительного в случае Верхового Совета РФ. Состав хасбулатовского большинства (замечу – после бегства демократов из Белого дома друг за дружкой, чиновниками в кремлевский аппарат) – красные директора, крепкие хозяйственники, полудемократическое советское офицерство и т.н. «националисты» не смели претендовать на сверхдержавный масштаб и глобалистский эксцесс. Недаром все они после рассеялись, осев обслуживающим персоналом региональных властей и второстепенных политиков Российской Федерации.

Их общим вектором могла быть только версия внутреннего развития РФ. А любая такая модель неизбежно оказалась бы скучной моделью небыстрого nation building, национально-государственного обустройства РФ. Не имея иллюзий об уровне противостоявших Ельцину, могу утверждать, что от них нельзя было ждать ни двух войн на Кавказе, ни возвратной конфронтации с Западом – масштаб не тот.

Чем быть России – аппаратурой Системы-преемницы СССР как мировой сверхдержавы? Или слабым государством новой нации – композитной российской республикой поневоле? Упрощая, можно сказать, что на Краснопресненской набережной столкнулись две неоформленные партии, представлявшие два различных пути развития России: один глобалистский, другой – домостроительный. С nation building связан был только внутренний, представленный бестолково и недемократично. Ельцинский же притязал на трон Политбюро в центре земной вселенной. Потеряв былую силу, он полагался на мировой мейнстрим – глобальный спрос на непостижимую Россию. Но только в версии Верховного Совета речь шла о внутреннем развитии, речь путаная и осложненная невразумительной эклектикой «советской демократии»: гибрид если возможный, то не выглядевший передовым в те дни.

Нельзя не осудить кровавой акции 4 октября. Но нельзя не видеть, что именно в результате возникло. Смешно читать, что путинизм начался тогда, хотя это в общем-то верно. Однако не слишком ли жалкий вывод 25 лет спустя, – вывод, который тогда еще, в 1993-м, вслух сделали такие умы, как Дмитрий Фурман и Михаил Гефтер?

Пора говорить определеннее. Система Российской Федерации в победоносном мейнстриме 1993 года уже не могла стать регулярной государственностью – ей следовало оставаться победоносной всегда. Когда через год, летом 1994-го, президентский рейтинг Ельцина упал вдвое, ответом на это были не внеочередные выборы (обещанные им же на то самое лето), а вопрос о войне. Вопрос (цитирую меморандум по памяти) о «показательном разгроме какого-либо одного региона, противящегося центру реформ». И не то беда, что первую годовщину Конституции танки праздновали на подходе к городу Грозному: срывы у демократий бывают. Все еще можно было остановить и передоговориться. Но договоренность теперь была не нужна Системе – ей требовалась только Победа, пускай в собственной стране.

Дудаевская Чеченская республика не была глобальной проблемой России. Зато новая глобализированная Москва после 1993 года нуждалась в Победе над глобальным злом. Флюиды иллюзорного величия слабой государственности влекут, как феромоны: интернационализация Кавказа притянула интерес столь знаменитых в будущем людей, как Хоттаб, бен Ладен и Шамиль Басаев. Страсть Кремля к масштабированию нашла идеальных контрагентов в мировых авантюристах, внутри и вовне РФ. Система искала, чем укрупнить себя, не строя государство: этим могла стать эскалация, военная и политическая. Любимой мечтой фронтменов Системы стало «вбить последний гвоздь в гроб» кого и чего бы то ни было – коммунизма, международного терроризма, цветных революций и т.п. Они верили, что решается вопрос о «России в семье цивилизованных наций». Казалось бы, столь благородная мысль должна сдерживать страсти? Но нет – она искушала.

Важно или не важно, что гражданской войне в Москве предшествовала война в Заливе, и обе стали войнами CNN? Войны, где вокруг Белого дома заранее расставляли камеры для съемки будущего боя, а когда стемнело, помнится, и осветительную аппаратуру. Саддама Хусейна не сравнить с Хасбулатовым и Олегом Румянцевым, но всех их наказывали как варваров.

Что бы мы ни думали о Ельцине, Хасбулатове и Конституции, не их обиды занимали многомиллионную аудиторию, прилипшую к телеэкранам всех континентов. Борьба шла не за жалкие институты страны, интересовавшие мир куда меньше, чем советский металлолом. То была война за новый мировой порядок, New World Order, и Кремль вел ее (отчасти в воображении) как верный глобальный proxy – «по поручению». Белый дом стал Фермопилами NWO. За ним раскинулось необъятное поле будущих славных войн и новых сетевых миров. Но к нему еще надо было прорваться через Новоарбатский мост и парк «Пионер». Их следовало взять любой ценой – Грачев взял.

Картины Москвы в передаче CNN роскошны по убедительности: усмирение варваров всей мощью грядущего мейнстрима. Как раз появилось понятие мейнстрима и людей вне его, out of the mainstream. Мейнстрим однополярного мира не был только внутренним или внешним, он охватывал всесторонне. Те, кто приказывал танкам, делали это именем цивилизованного человечества. Силы соединились, и через год танки цивилизации пойдут на Чечню.

Президент России зато снова был в перекрестье всемирных прожекторов. Сцена действий раздвинулась, и Борис Ельцин обживался в самом центре мира. Вкусивший этой амброзии захочет ее еще и еще.

Ельцин и Хасбулатов тех дней в Москве были неравны в главном и стояли за разномасштабные вещи. На стороне Ельцина было советское сверхдержавное правопреемство в его геноме – претензии на величие мировых масштабов. Столь частый тогда мем о «России, вернувшейся на путь цивилизованных наций» кажется пошловатым, но фраза выражала нечто страстно-опасное – экспансивность новой страны. Притязание на сверхдержавность иного типа: слабым государством решить непосильные ему сверхзадачи. Вот, например: войти в семью цивилизованных наций за год! Всех поразив успехом и восхитив быстротой.

Москву усмиряли, как Афганистан, и победили, как Ирак в Заливе. Тогда уже вышло эссе Бодрийяра «Войны в Заливе не было». Все, что написано там про войны CNN, легко отнести к 4 октября 1993 года. Разница та, что мы были внутри картинки, а не снаружи. Мы еще не смели шутить, что развезти трупы 4 октября по подмосковным моргам (занижая общую цифру потерь) – это постмодерн. Мы не были еще столь изысканны.

Битва при Кутузовском проспекте покончила с шансами России на что-то всего лишь внутрироссийское. Зато центр Российской Федерации преобразовался в глобальный Центр, с амбициями, выходящими далеко за пределы РФ. Россия случайно нашла возможность государственно существовать, не строя государство. Инфраструктура величия, основанного на импровизированных проектах и эскалациях, – вот новая Россия. Население и власть вошли в симфонию не на базе «военно-промышленного комплекса», того не стало, а комплекса танко-медиа-сырьевого. Панорама такой государственности – грандиозные битвы людей в экзоскелетах с варварами Пандоры из фильма «Аватар».

Мировая война в отдельно взятом городе выиграна. С той поры 25 лет идут войны за то, кого считать победителем.

Россия. США. ЦФО > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция. СМИ, ИТ > carnegie.ru, 5 октября 2018 > № 2748984 Глеб Павловский


США. Евросоюз > Финансы, банки > inosmi.ru, 4 октября 2018 > № 2752463

Bloomberg (США:): Тирания доллара США

Питер Кой (Peter Coy), Bloomberg, США

В основе системы глобальных финансов лежит парадокс. Доля США в мировой экономике снижалась на протяжении десятилетий, и теперь президент Трамп отступает от традиционной роли руководителя американской исполнительной власти как лидера свободного мира. Но доллар США остается, как говорится, всемогущим. «Американская исключительность никогда не была столь резкой», — заявил 24 сентября на симпозиуме Совета по международным отношениям глава департамента развивающихся рынков и главный глобальный стратег-аналитик «Морган Стенли инвестмен менеджмент» (Morgan Stanley Investment Management) Ручир Шарма.

По последним данным Европейского центрального банка, американская валюта составляет две трети международного долга и аналогичную долю глобальных резервных активов. Нефть и золото оцениваются в долларах, а не в евро или иенах. Когда сомалийские пираты захватывают корабли в море, они требуют доллары. А угрозы быть отрезанными от долларовой глобальной платежной системы наводят ужас на такие страны, как Иран, Северная Корея и Россия. Не будет преувеличением сказать, что первенство доллара, по крайней мере, столь же ценно для США, как и пара авианосных ударных групп.

Сейчас парадокс доллара показывает признаки разрушения. Политические лидеры, которые когда-то приняли гегемонию доллара — охотно или нет — теперь сдают назад. Председатель Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер в сентябре назвал «абсурдной» ситуацию, когда европейские компании покупают европейские самолеты за американскую валюту вместо своей собственной. В марте Китай бросил вызов доминированию доллара на мировых энергетических рынках посредством фьючерсного контракта на сырую нефть, номинированного в юанях. Россия в этом году сократила свои долларовые активы, заявив (неточно — прим. автора), что доллар «становится рискованным инструментом в международных расчетах». А министр финансов Франции Бруно Ле Майр сказал журналистам в августе, что хочет иметь финансовые инструменты, которые «полностью независимы» от США: «Я хочу, чтобы Европа была суверенным континентом, а не вассалом».

Это нарушение баланса сил не является хорошей новостью для США. Исключительная роль доллара в глобальных финансах является «запредельной привилегией», как в 1965 году сказал Валери Жискар Д'Эстен, тогдашний министр финансов Франции. Если доллар потеряет свою центральную роль — это, безусловно, не угроза ближайшего времени — США окажутся более уязвимы после того, как произойдет потеря доверия инвесторов. Федеральной резервной системе, возможно, даже придется делать то, что делают другие страны, когда глобальные инвесторы паникуют: поднимать процентные ставки до болезненных уровней, чтобы спекулятивные деньги не вытекали из экономики. Как и сейчас, когда вспыхивает беда, ищущие убежища инвесторы наводняют американские рынки — как ни странно, даже тогда, когда США сами являются источником проблем, как это было в ходе глобального финансового кризиса прошлого десятилетия.

Сползание доллара также можно рассматривать как симптом изоляционизма США. Согласно декабрьской статье Барри Эйхенгрина из Калифорнийского университета в Беркли и двух исследователей из Европейского центрального банка, «в гипотетическом сценарии, если США будут изъяты из мира», падение позиций доллара может привести к росту средних процентных ставок в США на 0,8 процентного пункта.

Хотя любая серьезная эрозия статуса доллара займет годы, США не могут принимать свое превосходство как должное, говорит Эйхенгрин: «Быть действующей международной валютой — это преимущество, но это не единственное, что имеет значение».

Наиболее непосредственный риск для доллара заключается в том, что США переиграют политику своих финансовых санкций, особенно против Ирана и стран, которые ведут с Ираном бизнес. В мае администрация Трампа вышла из сделки 2015 года, которая ослабила санкции в отношении Ирана в обмен на обещание этой страны прекратить определенную ядерную деятельность. США вновь введут санкции 4 ноября и будут успешно давить на компании за пределами США, чтобы те не имели дел с Тегераном. Европейские компании и банки могут быть наказаны США в случае непреднамеренного совершения сделок с попавшими под санкции иранскими группами, такими как Корпус стражей исламской революции.

Европейские лидеры в ответ на то, что они воспринимают как посягательство на свой суверенитет, открыто работают над платежной системой, которая позволила бы их компаниям вести бизнес с Ираном, не будучи зажатыми Министерством финансов США и его мощным Управлением по контролю за иностранными активами. Одна из идей состоит в том, чтобы создать финансируемую правительством организацию, которая была бы менее уязвима для действий США, чем частная компания или банк, чтобы организовать обмен иранской нефти на продукты из Европы и, возможно, России и Китая. Французские чиновники говорят, что сделки могут быть структурированы как бартер, чтобы избежать привлечения банков. «Мы как европейцы не можем принять, что кто-то другой, даже если это наши ближайшие союзники и друзья, определяет, с кем мы можем вести бизнес», — сказала глава внешней политики Европейского Союза Федерика Могерини на глобальном бизнес-форуме «Блумберг» 26 сентября.

Продвижение европейцев к пониманию ситуации было медленным, поэтому вовремя не будет готово ничего, что сможет смягчить санкции, вступающие в силу в ноябре, говорит бывший чиновник Европейской комиссии говорит Карстен Бжески, который теперь является главным экономистом «ИНГ-ДВ» (ING-DiBa), немецкого филиала голландской банковской компании «ИНГ групп» (ING Group). Действительно, советник по национальной безопасности США Джон Болтон в конце сентября отверг европейский план в кулуарах заседания Генеральной Ассамблеи Организации Объединенных Наций, назвав Евросоюз «сильным в риторике и слабым в последующей деятельности». Он издевательски отметил: «Таким образом, мы будем наблюдать за развитием этой структуры, которая еще не существует и не имеет целевой даты для создания».

И все-таки Болтон может пожалеть о том, что отверг план европейцев. Даже если решение Европы не будет готово к прайм-тайму, его нужно рассматривать как часть широкого недовольства господством доллара. Это недовольство только нарастает. В 2016 году тогдашний министр финансов в администрации Обамы Джейкоб Лью в своем выступлении в ходе мероприятия «Фонд Карнеги за международный мир» предупредил, что «чрезмерное использование санкций может подорвать наши лидерские позиции в глобальной экономике и эффективность самих санкций». Широкая поддержка — это лучшая мера, сказал он. Он добавил, что США «должны быть готовы предложить смягчение санкций, если мы хотим, чтобы страны изменили свое поведение». Восстановление Трампом санкций вопреки пожеланиям партнеров по коалиции, без четких доказательств того, что Иран серьезно нарушил свои обязательства, похоже, нарушает оба принципа Лью (пресс-секретарь заявила, что Лью не был доступен для комментариев — прим. автора). Даже Марк Дубовиц, главный исполнительный директор Фонда защиты демократии, который выступает за действия против Ирана, говорит, что «всегда есть риск чрезмерного использования одного инструмента…. Нужны тайные действия, военные, региональная стратегия, политическая и информационная война».

Из всего того, что мы сейчас наблюдаем, лучше всего для доллара то, что его соперники слабы. Евро представляет собой валютный союз, но нет центрального налогового и расходного органа. Недавние проблемы Италии — это только последний вызов долговечности еврозоны. Китай — еще один претендент на трон. Но недемократическое руководство Китая настороженно относится к открытости глобальной торговли и потокам капитала, которые требуются при наличии широко используемой валюты. В декабрьском интервью новостному сайту «Кварц» (Quartz) Эйхенгрин сказал: «Каждая настоящая глобальная валюта в истории мира была валютой демократии или политической республики, еще в республиканских городах-государствах Венеции, Флоренции и Генуе в XIV-XV веках».

С другой стороны, и США в наши дни вряд ли привлекательны. «Что, если остальной мир обратится к США и спросит: „Что вы сделали для меня за последнее время?"», — сказала главный экономист «Стандард энд Пурш глобал рейтинг» (S&P Global Ratings) в США Бет Энн Бовино на ежегодном собрании Национальной ассоциации экономики и бизнеса в Бостоне 30 сентября.

Самой большой долгосрочной проблемой для состояния доллара является то, что экономисты называют дилеммой Триффина. Бельгийско-американский экономист Роберт Триффин заметил в 1959 году, что для того, чтобы США поставляли доллары остальному миру, они должны иметь торговый дефицит. Торговые партнеры оставляют доллары, которые они зарабатывают на экспорте, на своих резервных счетах, вместо того, чтобы тратить их на американские товары и услуги. Однако, в конечном счете, хронический торговый дефицит США подрывает доверие к доллару. Именно это заставило президента Ричарда Никсона отказаться от конвертируемости доллара в золото в 1971 году.

Экономист из Гарварда Кармен Рейнхарт привела долларовую дилемму Триффина на встрече бизнес-экономистов в Бостоне. «Теперь вы говорите, что это не проблема, наш долг не обеспечен золотом, — сказала она. — Но наш долг, как и любой долг, в конечном счете поддерживается товарами и услугами, которые производит экономика». И, отметила она, «наша доля в мировом [ВВП] сокращается».

Когда Жискар д'Эстен придумал формулировку «запредельные привилегии», он имел в виду тот факт, что США получают то, что составляет постоянный беспроцентный кредит от остального мира, когда доллары держатся за пределами США. Как отмечает Эйхенгрин, Бюро гравюры и печати США обойдется всего в несколько центов выпустить счет за 100 долларов, но другие страны для их получения должны произвести на 100 долларов фактические товары и услуги. Доллары, которые иностранцы охотно принимают и торгуют ими между собой, похожи на небольшие зеленые долговые расписки для остального мира. Они позволяют американцам коллективно потреблять больше, чем они производят, чтобы жить не по средствам.

Недостатком привилегий Америки является то, что иностранный спрос на доллары повышает обменный курс, делая американскую продукцию менее конкурентоспособной на мировых рынках. Особенно во время спада в экономике, когда американские рабочие могут быть уволены с работы, и когда США импортирует продукты, которые могли бы быть произведены внутри страны. А накопление долларов за пределами США представляет собой передачу богатства другим странам. Если другие страны вдруг решат использовать свои доллары для покупки американских товаров и услуг, то у США внезапно появится много работы, но потребителям придется переключиться с жизни не по средствам к жизни на свои.

В целом, однако, руководство США выигрывает от наличия валюты, которая пользуется большим спросом. Вопрос в том, как удержать доллар в позиции предпочтительной мировой валюты. Одним из способов является сохранение дипломатических союзов. Исследования Эйхенгрина показывают, что страны, которые полагаются на ядерный зонтик США (Япония, Германия — прим. автора), имеют гораздо большую долю долларов в своих валютных резервах, чем страны, которые имеют свои собственные ядерные бомбы, такие как Франция, по-видимому, в связи с тем, что они чувствуют — их долларовая зависимость укрепляет связь с ними. Другой способ — сделать доллары свободно доступными для торговых партнеров, как это сделала Федеральная резервная система через «своп-линии» во время глобального финансового кризиса при председателе Бен Бернанке. И еще один — воздержаться от использования доминирования доллара в качестве дубинки для союзников. Как сказал Лью в 2016 году, «чем больше мы обусловливаем использование доллара и нашей финансовой системы приверженностью внешней политике США, тем больше растет риск миграции в другие валюты и другие финансовые системы в среднесрочной перспективе».

В создании материала принимали участие Ник Уэдхэмс (Nick Wadhams), Грэгори Вискьюси (Gregory Viscusi), Джоанна Смайэлик (Jeanna Smialek).

США. Евросоюз > Финансы, банки > inosmi.ru, 4 октября 2018 > № 2752463


Украина. США > Агропром. Экология > interfax.com.ua, 4 октября 2018 > № 2750498

Предприятие с иностранными инвестициями (ПИИ) "МакДональдз Юкрейн Лтд." (Киев), развивающее в Украине американскую сеть ресторанов быстрого питания McDonald's, открыло первый ресторан на территории АЗС по ул. Киевская, 2, в с.Софиевская Борщаговка в пригороде Киева.

"3 октября начал работу первый в Украине McDonald's, который частично будет работать на солнечной энергии. Это также первый ресторан сети, находящейся на территории автозаправочного комплекса KLO…", - сообщила пресс-служба компании в четверг.

По ее данным, площадь нового заведения составляет почти 400 кв. м. Зал рассчитан на 69 посетителей, летняя терраса – на 170 мест. Инфраструктура объекта также включает McDrive.

По словам генерального директора "МакДональдз Юкрейн Лтд." Гжегожа Хмелярского, на крыше ресторана установлено почти 100 солнечных панелей, что позволит экономить 25% электроэнергии в солнечный период года.

Первое заведение McDonald's в Украине было открыто 24 мая 1997 года в Киеве.

Развитием сети занимается ПИИ "МакДональдз Юкрейн Лтд."

Как сообщалось, рестораны McDonald's в Украине в 2017 году посетили около 100 млн человек, что почти на 9% больше, чем в 2016 году. Сеть увеличила собственную долю рынка на 1,2%, достигнув показателя в 12%. В настоящее время занимает лидирующую позицию.

Сеть ресторанов McDonald's в Украине обслуживает около 350 тыс. посетителей ежедневно. Штат сотрудников насчитывает около 7,5 тыс. человек.

Согласно данным Единого госреестра юрлиц и физлиц-предпринимателей, участниками ПИИ являются Golden Arches European Holdings B.V. (99,975%, Амстердам, Нидерланды) и Global Restaurant Operations Of Ireland Limited (0,025%, Дублин, Ирландия).

Уставный капитал ПИИ "МакДональдз Юкрейн Лтд." на 9 ноября 2017 года составлял 789,575 млн грн.

Украина. США > Агропром. Экология > interfax.com.ua, 4 октября 2018 > № 2750498


Казахстан. Великобритания. США > Образование, наука > inform.kz, 4 октября 2018 > № 2750394

КазНУ стал лучшим из вузов Центральной Азии в рейтинге ТНЕ

По результатам исследования Британского агентства «Times Higher Education» (THE), КазНУ им. аль-Фараби первым и единственным среди университетов Центральной Азии вошел в группу 1000 лучших вузов мира «THE World University Rankings-2019». Всего в список данного рейтинга вошли 1250 университетов из 86 стран мира, сообщила пресс-служба вуза.

ТНЕ является одним из наиболее влиятельных глобальных рейтингов университетов, который разработан в 2010 году «Times Higher Education» совместно с «Thomson Reuters» в рамках глобального проекта «Global Institutional Profiles Project».

«Отличительная особенность рейтинга ТНЕ заключается в том, что значительная доля критериев оценки приходится на научно-исследовательскую и инновационную составляющие деятельности вузов. Для обеспечения наиболее полного и сбалансированного сравнения используются 13 индикаторов по пяти направлениям: исследовательская и образовательная деятельность, трансферт знаний и вклад в инновации, интернационализация, цитируемость научных публикаций ученых, международное взаимодействие»,- говорится в сообщении.

Традиционно рейтинг ТНЕ возглавляют университеты США и Великобритании.

«КазНУ динамично продвигается в международных рейтингах, этому способствует успешная трансформация университета в исследовательский вуз мирового уровня. Новые достижения ведущего вуза страны свидетельствует о высокой конкурентоспособности университета и системы высшего образования Казахстана в глобальном научно-образовательном пространстве»,- сообщили в вузе.

Как отмечается, КаЗНУ им. аль-Фараби занимает 220 место в международном рейтинге «QS World University Ranking» входит в топ-50 самых технологически развитых университетов мира по версии международной организации «Great Value Colleges» и в топ-200 «зеленых» университетов мира в рейтинге «UI Green Metric Ranking of World Universities.

Казахстан. Великобритания. США > Образование, наука > inform.kz, 4 октября 2018 > № 2750394


США. Украина > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 4 октября 2018 > № 2749021

Сенат США единогласным решением принял резолюцию о признании голодомора 1932-1933 годов геноцидом украинского народа. "Благодарим сенат США и главных соавторов резолюции - сопредседателей "украинского кокуса" в Сенате Роберта Портмана и Ричарда Дурбина за это решение исторического значения", - заявило в четверг, 4 октября, посольство Украины в Вашингтоне.

В принятом накануне документе осуждаются систематические нарушения прав человека, в том числе права на самоопределение и свободу слова, совершенные властями СССР против украинского народа, а также высказываются глубочайшие соболезнования пережившим голодомор и их семьям. Кроме того, резолюция призывает распространять информацию о трагедии украинского народа с целью повышения осведомленности о ней в мире.

Украина - "важный стратегический партнер США"

Кроме того, принятый Сенатом документ указывает на "продолжающиеся усилия украинцев по обеспечению демократических принципов, свободной рыночной экономики и полного уважения прав человека", а также на потенциал Украины "как важного стратегического партнера Соединенных Штатов в регионе".

Как отмечается в заявлении украинского диппредставительства, проект аналогичной резолюции был утвержден также комитетом по иностранных делам Палаты представителей США и будет рассмотрен на одном из пленарных заседаний.

По данным украинского Института демографии и социальных исследований НАН, потери Украины из-за массовой смертности в 1932-1934 годах в результате голодомора составили 3,9 млн человек, что соответствует 13% от численности населения Украины. По данным исследователей, всего в СССР в тот период от голода погибли 8,7 млн человек. Ежегодно в последнюю субботу ноября в Украине проходит день памяти жертв голодомора. В этот день в 2017 году президент Украины Петр Порошенко призвал Москву взять на себя ответственность за преступления властей СССР.

США. Украина > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 4 октября 2018 > № 2749021


США > СМИ, ИТ > ria.ru, 3 октября 2018 > № 2747875

Со следующего года мессенджер WhatsApp начнет показывать пользователям таргетированную рекламу, сообщает портал Silicon.

Отмечается, что рекламные сообщения могут появиться в верхней части интерфейса.

Ранее один из создателей мессенджера Брайан Эктон в интервью журналу Forbes рассказывал о разногласиях с руководством Facebook, которая в 2014 году приобрела сервис за 19,3 миллиарда долларов. По его словам, компания планировала монетизировать WhatsApp еще до его покупки.

Кроме того, Эктон заявил, что Facebook рассматривала возможность отказа от сквозного шифрования в мессенджере. Программист подчеркнул, что в случае реализации этой идеи доступ к сообщениям пользователей получит третья сторона.

Британский таблоид The Sun со ссылкой на источники в WhatsApp сообщал, что появление рекламы действительно рассматривается руководством Facebook, однако о смене способа шифрования сообщений речи пока не идет.

США > СМИ, ИТ > ria.ru, 3 октября 2018 > № 2747875


США. Нидерланды. Иран > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 3 октября 2018 > № 2747848

Высшая судебная инстанция ООН - Международный суд в Гааге - предписал США отменить санкции против Ирана, имеющие отношение к импорту гуманитарной продукции, а также к товарам и услугам, связанным с безопасностью гражданской авиации.

В предварительном постановлении, вынесенном в среду, 3 октября, указывается, что Вашингтон должен "отменить любым способом по своему выбору все ограничения, проистекающие" от восстановления санкций на поставки Ирану медикаментов и медицинской аппаратуры, продовольствия и сельскохозяйственных товаров, а также запчастей и оборудования, необходимого для обеспечения безопасности гражданской авиации.

Президент США Дональд Трамп объявил о восстановлении суровых санкций против Ирана в мае этого года после одностороннего выхода из международной атомной сделки с Тегераном. Иран в июле подал жалобу на США в Международный суд, обосновав свои претензии тем, что США, восстановив санкции против Тегерана, нарушили условия американо-иранского договора о дружбе от 1955 года.

Ожидается, что США обжалуют постановление Международного суда.

США. Нидерланды. Иран > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 3 октября 2018 > № 2747848


США. Кипр. РФ > Финансы, банки. Внешэкономсвязи, политика > offshore.su, 3 октября 2018 > № 2746002

США активизировали борьбу с отмыванием российских денег на Кипре

Не надо быть экспертом, чтобы увидеть всю серьезность намерений США начать активную фазу борьбы с отмыванием финансовых ресурсов, имеющих российское происхождение. Кипр попал под «прицел» американской администрации практически сразу вслед за Балтийскими государствами. Даже по официальным данным Банка России 2017 год стал поистине рекордным по притоку средств из РФ. Более 21 млрд $ поступило в эту солнечную страну. Занимающая «почетное» второе место Австрия получила российских потенциально «грязных» средств в 2017 в три с половиной раза меньше. Американцы настроены решительно, они желают максимально перекрыть каналы для отмывания денег российской элиты, близкой к президенту.

Горячая фаза на финансовых фронтах

Начало активных действия было положен в апреле, когда были введены санкции, направленные против ведущих топ-менеджеров крупных государственных компаний и нескольких богатейших людей страны. Руководство Bank of Cyprus сразу же связалось со своим ведущим акционером Виктором Вексельбергом вскоре после того, как миллиардер попал в санкционный список. Влиятельного российского предпринимателя попросили изъять свои средства из банка. Кипрские неприятности русских олигархов показывают возрастающее давление американцев на «кошельки» Путина. Параллельно усиливается давление на другие государства ЕС, замеченные в попытках отмыть средства, поступившие из России. К числу таких стран относятся Мальта, Латвия.

В мае Маршалл Биллингсли пообщался с регуляторами Кипра. В ходе непростой беседы помощник министра финансов США предъявил список граждан РФ, которые могут вскоре попасть под действие санкций. Неприкрытой угрозой можно назвать упоминание в речи высокопоставленного чиновника ABLV Bank, прекратившего деятельность в Латвии сразу же после обнародования доказательств в отмывании денег. Прямолинейный Биллингсли заявил, что он не хотел бы, чтобы финансовые структуры Кипра понесли тяжелые, невосполнимые потери.

Однако, чиновники островного государства не собираются сдаваться без боя. С финансистами проявляют солидарность рядовые граждане страны. Не без оснований один из ведущих специалистов банковского сектора Мариос Скандалис заявил, что американцы проявляют избирательный подход. Они почему-то не угрожают банкирам Лондона и Берлина, куда поступают значительные объемы российских капиталов. Скандалис считает, что жесткая позиция Белого Дома вызвана незначительными размерами Кипра, его небольшим весом на мировой политической арене.

Достаточно давно богатые россияне облюбовали Кипр для вывода финансов. 8-9 лет назад суммарный размер вкладов в банках островного государства в 5 раз превышал показатели ВВП! Такими показателями мог похвастаться лишь Люксембург. Грянувшие в 2013 году кризис больно ударил по банковскому сегменту острова. Правительство тщетно просило о помощи. Структуры ЕС, МВФ не оказали ее в необходимых объемах. Поэтому большие депозиты были переведены в акции финансовых учреждений. Что получилось в итоге? О результатах красноречиво свидетельствует то факт, что бывший офицер КГБ стал членом совета директоров Bank of Cyprus. Зовут этого человека Владимир Стржалковский, одновременно с ним в совет вошел американский финансист Уилбур Росс, вскоре ставший министром торговли США. В 2015 году американец пожаловался европейским регуляторам на мошеннические действия Стржаловского. Убедительные доказательства вынудили россиянина покинуть занимаемый пост. В 2017 году Росс также покинул свой пост для того, чтобы занять ответственную должность на родине.

После этого давление американских официальных органов лишь возрастает. В результате банкиры Кипра вынуждены тщательно интересоваться российскими деньгами. Посредников практически исключили из схем сделок, общение ведется с непосредственными обладателями средств. Соискатели теперь должны предъявлять значительный объем официальных бумаг, доказывающих не только легальное происхождение средств, но и взаимодействие с налоговыми органами РФ. Центробанк Кипр распорядился закрыть сотни фиктивных компаний, он теперь значительно жестче контролирует финансовые потоки. Влиятельный финансист Кристофер Писсаридес, который является обладателем Нобелевской премии в сфере экономики заявляет, что нельзя отказываться от сотрудничества со всеми россиянами без исключения. Понятие «российские деньги» вовсе необязательно предполагает их автоматический перевод в категорию «криминальных денег».

Следствием столь «драконовских» мер стало составление десятков тысяч писем персоналом финучреждений. В этих письмах адресатам сообщалось, что их счета закрыты ввиду несоответствия введенным требованиям. Характерно, что одним из «счастливцев» оказался Пол Манафорт, категорически отказавшийся сообщать об источниках поступления финансовых ресурсов.

В конечном счете объемы, как и общее количество вкладов на острове сократились. Но цифра все остается весьма значительной — сумма вкладов более чем в два раза превышает показатели ВВП. Далеко не все крупные предприниматели из России свернули свою деятельность на Кипре, многие из них активно продолжают вести бизнес. Руководство Bank of Cyprus официально заявляет, что с удвоенным вниманием следит за действиями российских коммерсантов в стране. Об уровне влияния российских денег на небольшое государство красноречиво говорит побережье Лимассола. Там расположено немало объектов элитной недвижимости, собственниками которых являются состоятельные россияне. Недовольные кипрские банкиры говорят, что не хотят прекращать отношения с весьма выгодными клиентами, при помощи которых была построена ныне действующая экономика небольшой страны.

США. Кипр. РФ > Финансы, банки. Внешэкономсвязи, политика > offshore.su, 3 октября 2018 > № 2746002


США > СМИ, ИТ > ria.ru, 2 октября 2018 > № 2749158

Социальная сеть Twitter опубликовала новые, расширенные критерии, которыми будет руководствоваться при принятии решения о блокировке учетных записей.

"Поскольку число вариантов различных манипуляций с платформой продолжает расти, мы обновляем и расширяем наш список правил, которые лучше отражает то, как мы идентифицируем поддельные учетные записи, и какие виды деятельности, связанные с неподлинной информацией, нарушают наши рекомендации", — говорится в релизе Twitter.

Причиной для блокировки аккаунта теперь является использование в качестве аватара чужих фотографий или любых из открытых фотобанков, указание чужой биографии, а также вводящей в заблуждение информации о профиле и неверного местоположения профиля.

Twitter также теперь будет блокировать аккаунты, которые берут на себя ответственность за взлом, угрожают или призывают ко взлому других профилей.

В сообщении также отмечается, что Twitter продолжает борьбу с профилями, преднамеренно публикующими вводящий в заблуждение контент, связанный с предстоящими выборами в США. Так, в августе были удалены примерно 50 аккаунтов, которые позиционировали себя как официальные страницы республиканской партии в различных штатах. Twitter также принял меры в отношении постов, касающихся выборов и политических тем с вводящей в заблуждение или неверной информацией о тех или иных партиях.

Американская компания Twitter Inc. была основана в 2006 году. Основной продукт компании — социальная сеть для обмена короткими сообщениями. Штаб-квартира находится в Сан-Франциско, штат Калифорния.

США > СМИ, ИТ > ria.ru, 2 октября 2018 > № 2749158


США > СМИ, ИТ > ria.ru, 2 октября 2018 > № 2749148

Американская корпорация Google объявила об ужесточении требований к расширениям в браузере Chrome, говорится в сообщении на блоге Chrome.

"Недавно мы предприняли ряд шагов по повышению безопасности в расширениях (браузера. — Прим. ред.), запустив технологию многопоточных фреймов (OOPIF) и отказавшись от встраиваемой установки (установка расширений со сторонних сайтов. — Прим. ред.), а также значительно продвинулись в способности обнаруживать и блокировать вредоносные расширения. Теперь мы вносим более фундаментальные изменения в работу расширений Chrome", — говорится в сообщении.

Теперь у пользователей будет возможность ограничить для самих расширений доступ к информации. Разрешение доступа расширения к конкретной странице в интернете пользователю придется подтверждать щелчком. Компания также обещает ужесточить процедуру проверки сложных дополнений.

Изменения будут работать по умолчанию в новой 70-й версии браузера, запуск которой, как ожидается, произойдет в период с октября по декабрь. Некоторые изменения вступили в силу уже в понедельник. Так, официальный магазин браузера Chrome Web Store стал запрашивать повышенные требования по доступности кода расширения.

"Chrome Web Store больше не разрешает размещение расширений с запутанным кодом… Существующие (в магазине. — Прим. ред.) расширения с таким кодом могут разместить обновления в течение следующих 90 дней, а если все еще не будут соответствовать новым требованиям, будут удалены из магазина в начале января", — сообщила компания.

Google Chrome — бесплатное программное обеспечение от компании Google. Поддерживается в различных операционных системах. Впервые запущен в 2008 году.

США > СМИ, ИТ > ria.ru, 2 октября 2018 > № 2749148


Сирия. Турция. США. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 2 октября 2018 > № 2747126

Cumhuriyet (Турция): У каждой страны есть своя Сирия

Всемирно известный французский политолог Жиль Кепель дал развернутый комментарий по Сирии. Он считает, что теперь нельзя говорить о единой Сирии — есть Сирия России, Ирана, Запада с центром в США, Турции и Израиля. Россия стала стороной, которая изменила игру. Но она не сможет урегулировать кризис в одиночку, у нее нет достаточных возможностей для самостоятельного восстановления страны.

Мине Эсен (Mine Esen), Cumhuriyet, Турция

Французский политолог Жиль Кепель дал примечательный комментарий картине в Сирии. По его словам, есть разделенная Сирия. Сирия России, Ирана, Запада с центром в США, Турции и Израиля… Кепель полагает, что предсказать исход в Идлибе сложно, и, по его мнению, если сирийская администрация не вернет контроль над нефтяными месторождениями на востоке страны, она не сможет остаться у власти, а на севере Сирии начнется борьба между Турцией и Ираном.

Война в Сирии, которая продолжается около восьми лет, имея региональные и международные отражения хаоса, сейчас с событиями в Идлибе, протягивающемся к границам Турции, вступила в новую фазу. Регион, в котором размещены и ВС Турции в рамках астанинского соглашения о зонах деэскалации, с достижением Турцией и Россией договоренности о демилитаризованной зоне таит в себе трудный процесс с точки зрения Анкары. Французский политолог и эксперт по Ближнему Востоку Жиль Кепель (Gilles Kepel) дал примечательный комментарий сложной картине в Сирии, которая в процессе эволюции от гражданской войны до «опосредованных войн» претерпела большие разрушения с человеческой и экономической точек зрения: «Теперь перед нами есть разделенная Сирия… Есть Сирия России, Ирана, Запада с центром в США, Турции и Израиля…» А среди проблем на фронте США — Россия, которые вложены одна в другую по примеру матрешки, самая обжигающая тема — Иран, по мнению Кепеля.

На прошлой неделе Кепель, который, как известно, специализируется на исламистских движениях и происхождении джихада в Европе, принял участие в конференции на тему «Новые балансы на Ближнем Востоке», организованной Босфорским университетом совместно с турецкой ассоциацией промышленности и бизнеса. Мы встречаемся с экспертом и беседуем во время прогулки по Стамбулу в светлый солнечный день, направляясь из Тюнеля (подземный фуникулер, расположенный в европейской части Стамбула, — прим. пер.) в сторону Галатской башни. Кепелю не чужд Стамбул, ему хорошо знакомы вымощенные булыжником, переполненные людьми улицы…

Четыре партнера России

Кепель, часто подчеркивая, что в Сирии Запад потерпел провал, а Россия стала стороной, которая изменила игру, говорит, что вместе с тем у Москвы есть четыре отличающихся друг от друга партнера: Израиль, Саудовская Аравия, Иран, Турция. А эта картина разных интересов таит в себе трудности с точки зрения обеспечения политического решения сирийской проблемы за короткое время. «Прежняя система на Ближнем Востоке рушится, а на ее месте не создается новая», — говорит Кепель.

Мы попросили эксперта поделиться его мыслями по поводу отражающегося на поле боя в Сирии американо-израильского давления в ответ на активность близкого союзника Дамаска Ирана. «Для Израиля, Саудовской Аравии, видимо, нет никаких проблем относительно России и сохранения администрации Асада, — отмечает Кепель. — Но они решительно отвергают Иран. Поэтому оказывают максимальное давление. С точки зрения Израиля одна из тревог: с сохранением присутствия Ирана в Сирии он может быть уязвим перед ракетными атаками со стороны очень близкого пограничного региона, Голан. Эр-Рияд — тоже в оппозиции как из-за суннито-шиитского противостояния в Персидском заливе, так и в силу конкуренции в энергетическом секторе. Наряду со всем этим для России Саудовская Аравия и Израиль — весьма важные партнеры с экономической точки зрения. Но картина сложная, потому что, с другой стороны, реальность на поле боя такова, что в данный момент России нужен Иран».

Ожидается, что в ближайшие месяцы на полках книжных магазинов появится книга «По ту сторону хаоса», недавно написанная Кепелем, который также является автором таких работ, как «Фитна: война в сердце ислама» и «Терроризм во Франции: подъем джихада на Западе». К тому же Кепель — в центре комментариев лиц, которые привели к власти либерала Макрона во Франции. В ходе предвыборной кампании в стране, которая в этот период стала сценой атак джихадистов, Макрон, обвинив ультраправый фронт Ле Пен (Le Pen) в использовании терактов для получения политических очков, сослался на идею Кепеля: «раскол общества и язык ненависти» — вот чего на самом деле добиваются террористы.

Мине Эсен: Если учесть всех игроков на поле боя в Сирии, насколько реалистичны шаги в направлении политического урегулирования?

Жиль Кепель: После того как Россия повысила свою активность на поле боя и изменила ситуацию в пользу дамасской администрации, она увидела, что теперь необходимо политическое урегулирование. Путин в том числе под влиянием своего прошлого в КГБ, по событиям в Афганистане в период СССР знает, что здесь он не сможет продолжать такое широкое военное развертывание более продолжительное время. Но с точки зрения Дамаска и Тегерана ситуация выглядит иначе. Они склоняются к военному решению. Сирия стремится полностью восстановить свое доминирование.

Иран в Ираке может сохранять свое влияние благодаря весу шиитского населения. Но в Сирии другая ситуация. Суннитское население преобладает. А Турция меняет свою позицию в сирийской политике. После поддержки сил оппозиции, если представить период Давутоглу (Davutoğlu, министр иностранных дел, премьер-министр Турции с 2009 по 2016 годы — прим. пер.), и особенно вслед за попыткой госпереворота в 2016 году наблюдается это изменение. Фронт Эрдогана отдалился от администрации США, стал союзником Путина. Сейчас приоритет для него — борьба с Отрядами народной самообороны (YPG), Рабочей партией Курдистана. Анкара перестала быть сосредоточенной на оппозиции в Сирии и теперь придерживается политики националистической направленности. Один из важных переломных моментов в войне в Сирии в ходе этого изменения политики Турции произошел тогда, когда сирийская армия при поддержке России отняла Алеппо у оппозиции. В дальнейшем стала возникать тема Идлиба как новой зоны конфликта.

— В дорожных картах политического решения озвучивается надежда на суверенную, целостную Сирию. Как все обстоит на самом деле, при нынешней картине Сирия — разделенная страна? Возможен ли выход иностранных сил из Сирии в скором времени?

— Да, мы можем говорить о разделенной стране. Есть Сирия Турции, Сирия Запада с центром в США, Сирия России, Сирия Ирана, Сирия Израиля… Вы знаете, что на востоке есть нефтяные месторождения. В Сирии правительство не сможет остаться у власти, не имея доходов от этих нефтяных месторождений. Но если Запад откажется от них, то тогда в регионе начнется борьба между Турцией и Ираном. Поэтому, несмотря на ту или иную реакцию, есть и довольные тем, что Запад присутствует в регионе в виде США, Франции и благодаря этому пока не возникает новая зона конфликта. Внешне отношения на оси Тегеран — Анкара выглядят благоприятными. Однако есть определенные «но»… Иран в то же время близок к YPG. Нужно помнить и об отношениях России с YPG, сообщениях о том, что в прошлом часть из них обучалась российскими спецслужбами.

Решение в Сирии не реализуется, пока не будет проведена международная конференция. Россия знает, что она не сможет урегулировать кризис в одиночку, у нее нет достаточных возможностей для самостоятельного восстановления страны. Но в данный момент Иран не сторонник решения проблемы. Определенную роль играет то, что Иран является объектом давления со стороны США.

— Каков взгляд Европы на положение джихадистов в Сирии?

— Подобно тому, как Турции будет непросто выдержать новую волну миграции, на Западе тоже никто не хочет, чтобы эти люди прибыли в их страны. Мы знаем, что в Идлибе находится более тысячи французских джихадистов. Это ультрарадикалы. Правда, по оси Париж — Анкара, кажется, есть хорошее сотрудничество в этом вопросе с точки зрения безопасности. В этих рамках мы видим, что из соображений безопасности Турция состоит в более благоприятных отношениях с Францией, чем с Германией. Кроме того, мы также знаем, что на стороне YPG находится большое количество французских джихадистов.

— Как будут развиваться события в Идлибе, где Россия и Турция договорились о создании демилитаризованной зоны?

— Предсказать исход трудно. Очевидно, Дамаск и Иран, хотя вслух не говорится об этом, хотели бы, чтобы Россия вела бомбардировки, для устранения оппозиции из Идлиба. Главная из проблем — положение джихадистов в регионе. Умеренные или «ан-Нусра» (запрещена в РФ — прим. ред.) — кто и как это будет определять, что будет с этими силами, куда они уйдут. Допустим, решение не осуществилось, начались бомбежки — что будет с мирными жителями… Направление возможной миграции — Турция, и такая ситуация будет означать большое давление на вашу страну. Для Турции, которая дала приют более чем трем миллионам сирийцев, взять на себя еще большую нагрузку не представляется возможным с социально-экономической точки зрения.

Сейчас в Идлибе Россия и Турция достигли консенсуса. Должно пройти какое-то время. Но не стоит забывать, что на поле боя есть множество неизвестных… К тому же есть восток от Евфрата, проблема YPG. Наряду с военным присутствием Турции в регионе также есть американские и французские военные. Россия и Турция не единодушны во мнении относительно будущего на северо-западе Сирии. Давайте вспомним броский выпад России в том духе, что после операции в Африне Турция должна отдать эти территории дамасскому правительству.

Сирия. Турция. США. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 2 октября 2018 > № 2747126


США. МВФ > Госбюджет, налоги, цены > ria.ru, 1 октября 2018 > № 2749203

Экономические риски, о которых предупреждали в Международном валютном фонде (МВФ), стали материализоваться и негативно повлияли на прогноз развития мировой экономики, заявила глава МВФ Кристин Лагард, выступая в Вашингтоне в понедельник.

"Год назад я говорила: "Солнце светит — время ремонтировать крышу". Полгода назад я указала на облака на горизонте. Сейчас некоторые из этих рисков стали материализоваться", — заявила Лагард. По ее словам, глобальный рост "становится менее синхронным, и меньше стран делают свой вклад в этот рост".

Она напомнила, что в июле МВФ прогнозировал рост мировой экономики в 2018-2019 годах на уровне 3,9%. "Прогноз стал менее радужным, как вы увидите на следующей неделе", — сказала она, не уточнив, насколько фонд понизил прогноз. Ожидается, что фонд опубликует данные в рамках World Economic Outlook (WEO) на следующей неделе. Прогноз будет касаться как крупнейших мировых экономик, так и глобального роста в целом.

В качестве первой из причин снижения экономического роста Лагард указала то, что риторика торгового противостояния "постепенно переросла в реальные торговые барьеры". Темпы роста в Китае будут дополнительно сдерживаться и торговыми спорами.

Кроме этого, многие развивающиеся экономики находятся под давлением из-за бегства международных инвесторов в доллар.

На этом фоне наблюдается рост публичного и частного долга. Этот показатель превысил почти на 60% порог докризисного 2007 года — 182 триллиона долларов, подчеркнула глава фонда. В этой связи она призвала правительства стран внимательно отнестись к происходящему и приложить все необходимые усилия усилия для преодоления кризисных тенденций.

США. МВФ > Госбюджет, налоги, цены > ria.ru, 1 октября 2018 > № 2749203


Македония. Евросоюз. США. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 1 октября 2018 > № 2748981 Максим Саморуков

Переименование без кворума. Что означает для Балкан, ЕС и России провал референдума в Македонии

Максим Саморуков

Присоединение Македонии к НАТО никак не усиливает альянс – наоборот, только создает ему дополнительные проблемы. А от России эта страна и так отделена сплошным поясом других участников альянса. Так что потери тут разве что репутационные. Но их Россия придумала себе сама, а потом своими частыми заявлениями об этом убедила остальных, что они действительно существуют

Референдум о переименовании Македонии должен был стать мощным символом того, что Запад опять берет на себя активную стабилизирующую роль на Балканах. Что старые обещания не забыты и балканские страны – при должных реформах и примирении между собой – тоже смогут присоединиться к процветанию единой Европы. Вот Македония и Греция договорились о разрешении многолетнего спора из-за названия бывшей югославской республики, и перед македонцами сразу же открылась дорога в ЕС и НАТО. Также и соседним странам надо всерьез заняться поисками компромисса в старых балканских конфликтах, потому что это единственный способ влиться в евроатлантические структуры.

Но мощного символа не получилось. Референдум, на котором македонцы должны были одобрить соглашение с Грецией, провалился из-за низкой явки – вместо положенных по закону 50% голосовать пришли всего 37%. Теперь македонскому правительству и его западным партнерам придется искать способ, как сохранить лицо и сделать вид, что все идет по плану.

Назначенный передовик

Из всех балканских конфликтов спор Греции и Македонии из-за названия последней действительно лучше всего подходил для того, чтобы быстро его урегулировать и таким образом задать темп всем остальным. Потому что, по сути, конфликт был давным-давно исчерпан.

Это в начале 1990-х Греция была настолько возмущена названием недавно отделившейся югославской республики, что не стала ее признавать, уговорила отложить признание США и Западную Европу и ввела против Македонии торговое эмбарго. Тогда всерьез обсуждалась возможность, что Македония вернется в состав уменьшившейся Югославии, а македонская экономика была на грани коллапса, зажатая между греческим эмбарго и международными санкциями, введенными против Милошевича.

Но такое жесткое противостояние было урегулировано еще в 1995 году. Тогда Греция признала Македонию, сняла блокаду и согласилась не препятствовать вступлению соседней страны в ООН и прочие международные организации под техническим названием БЮРМ (Бывшая югославская республика Македония). Македонцы в ответ поменяли вергинскую звезду на флаге на солнце и заверили греков в отсутствии территориальных претензий. Две страны установили нормальные дипотношения, а США, страны ЕС, Россия, Китай и многие другие официально признали Македонию именно под таким названием.

То есть спор Греции и Македонии стал чисто формальным еще в середине 1990-х, но он очень пригодился Западу уже в XXI веке. В 2001 году завершалась последняя из войн распада Югославии – вооруженное противостояние македонцев и македонских албанцев. При посредничестве Запада стороны подписали Охридское соглашение, которое значительно расширяло права албанского меньшинства и его участие во власти. В обмен на реализацию этого соглашения македонцам обещали прогресс в деле евроинтеграции.

Вскоре македонцы выполнили соглашение, но брать небогатую и нестабильную страну в ЕС и НАТО по-прежнему никто не хотел. Отказать прямо было бы непедагогично, поэтому пригодилось греческое вето. Афины охотно приняли весь македонский гнев на себя, блокируя вступление Македонии и в ЕС, и в НАТО, пока та не сменит официальное название на то, которое устроит греков. Программа-максимум греков была такая, что слово «Македония» там вообще не должно фигурировать ни в каком виде.

Понятно, что при такой позиции Греции переговоры с Македонией могли тянуться десятилетиями, что до недавнего времени вполне устраивало ЕС и НАТО. Но в последние пару лет события на Украине, миграционный кризис и активизация на Западных Балканах Китая, России и Турции заставили Запад пересмотреть свое отношение к этому региону. Чтобы не дать Западным Балканам превратиться в источник серьезной нестабильности, было решено окончательно урегулировать в регионе старые конфликты и вернуть эти страны на путь активной интеграции в ЕС и НАТО.

Македония лучше всего подходила на роль передовика этого процесса, который бы подавал пример остальным странам. Старый, но чисто формальный спор с Грецией; новое реформаторское правительство Зорана Заева, отстранившее от власти многолетнего автократа Груевского на волне антикоррупционных протестов; корректная правящая коалиция, состоящая из македонских и албанских партий (на том, что албанцев хватало и в правительстве Груевского, внимание старались не акцентировать). Приверженность реформам, межэтнический мир – оставалось только урегулировать конфликт с Грецией.

Сушка явки

Правительству Заева оказалось легко найти компромисс с греками, хотя он не предложил им ничего особенно нового. Благодаря Wikileaks известно, что в 2008 году премьер Груевский предлагал Греции то же самое: добавить к названию страны слово «Северная», а название языка и нации оставить без изменений. Но десять лет спустя Запад был на стороне уже не Афин, а Скопье, поэтому в июне 2018 года две страны заключили Преспское соглашение, по которому Македония добавляла к своему названию слово «Северная», а Греция отзывала вето на ее вступление в ЕС и НАТО.

В Греции для одобрения соглашения нужно простое большинство в парламенте. А вот Македонии надо менять Конституцию, поэтому в дополнение к двум третям голосов депутатов решили добавить консультационный референдум, чтобы вся страна могла приобщиться к внешнеполитическому прорыву в западный мир.

Вопрос в бюллетенях сформулировали так, чтобы все преимущества прорыва были максимально очевидны, а недостатки, наоборот, скрыты: «Поддерживаете ли вы вступление страны в ЕС и НАТО, принимая договор между Республикой Македония и Республикой Греция?» Ни слова про переименование, зато есть сразу и ЕС, и НАТО, чтобы в будущем по этим поводам уже не надо было голосовать.

Наконец, окончательной гарантией успеха должна была стать мощная агитационная кампания перед референдумом, когда в течение сентября в Македонии успело побывать больше западного начальства, чем за всю ее предыдущую историю. Практически ежедневно македонцы лицезрели то генсека НАТО, то канцлера Германии, то министра обороны США, то президента Евросовета и так далее. И все они твердили македонцам одно: у вас уникальный шанс попасть в ЕС и НАТО, пользуйтесь обязательно, потому что если сейчас не согласитесь на сделку с греками, то следующая такая возможность выпадет бог весть когда.

Успех референдума казался настолько неизбежным, что никто не отваживался агитировать против, чтобы потом не оказаться чужим на всеобщем празднике. Даже крупнейшая оппозиционная партия, националистическая ВМРО-ДПМНЕ заняла очень уклончивую позицию, не желая выставлять себя антизападной. Партийное руководство хоть и ругало правительство Заева и формулировку вопроса, но прямо не призывало ни к голосованию против, ни к бойкоту. И только президент Джорге Иванов, второстепенная фигура в парламентской Республике Македония, однозначно высказался за бойкот.

Однако в итоге торжество было испорчено. Вариант «за» набрал туркменские 91,5% – тут проблем не возникло. Но явка оказалась намного ниже ожиданий. Несколько недель ведущие западные лидеры лично объясняли македонцам, как важно прийти и проголосовать. Вся агитация шла прежде всего за явку, потому что в победе «за» никто не сомневался. Но македонцы не вняли: вместо необходимых 50% голосовать пришли всего 36,9%.

Проевропейский раскол элит

У такого провала есть и чисто технические причины. Списки избирателей в Македонии явно раздуты и содержат немало мертвых душ. Нынешний премьер Заев, когда еще был в оппозиции, постоянно обвинял правительство Груевского в том, что оно специально не приводит списки в порядок и накручивает себе таким образом голоса. Но когда сам Заев оказался у власти, он тоже не стал торопиться решать эту проблему.

Но мертвые души для фальсификаций не так уж и многочисленны. Гораздо сильнее списки избирателей раздувают уехавшие. Когда в ходе кампании европейские лидеры твердили македонцам, что это их единственный шанс попасть в ЕС, это было не совсем правдой, потому что многие македонцы уже давно вступили в ЕС в индивидуальном порядке, не дожидаясь специального приглашения от Брюсселя. По данным ООН, в 2017 году за пределами Македонии проживало 535 тысяч македонцев, то есть около четверти всего населения страны.

Цифры внушительные, но и их все равно недостаточно для объяснения такой низкой явки. В конце концов, на парламентских выборах в декабре 2016 года голосовать пришло почти 1,2 млн человек, а сейчас на референдум – всего 640 тысяч. И эта разница связана уже не с раздутыми списками, а с тем, что Запад решил, что сможет продавить тему вступления в ЕС и НАТО на одном народном воодушевлении, не добившись консенсуса среди македонской правящей элиты.

Все серьезные македонские партии выступают за вступление в ЕС и НАТО, но в каждой есть свои представления, на каких условиях должно проходить это вступление. Десять лет, с 2006 по 2016 год, Македонией правила националистическая партия ВМРО-ДПМНЕ во главе с Николой Груевским. Они тоже стремились в евроатлантические структуры, но международная обстановка к этому не располагала.

К концу своего долгого правления Груевский завяз в обвинениях в коррупции, авторитарных тенденциях и заигрывании с Россией. После многомесячных протестов в Скопье ему пришлось согласиться на досрочные выборы, на которых его партия не смогла набрать достаточно голосов, чтобы удержаться у власти. Премьером стал Зоран Заев, собрав коалицию социал-демократов и албанских партий. А Груевский отправился под суд по обвинениям в коррупции, рискуя утянуть с собой значительную часть руководства ВМРО-ДПМНЕ.

Параллельно с коррупционными процессами начался еще и суд над организаторами и участниками нападения на македонский парламент в апреле 2017 года, когда группа радикальных националистов ворвалась в здание и ранила там около ста человек, включая самого Заева. Это были последние дни правления ВМРО-ДПМНЕ, которая до упора отказывалась уступать власть новой коалиции. Тут обвинения касаются высших чинов в силовых структурах Македонии.

Перед референдумом ВМРО-ДПМНЕ вела долгие переговоры с правительством: националисты были готовы поддержать соглашение с Грецией, но только в обмен на амнистию за то, что случилось во времена их правления. Правительство Заева отказалось, потому что реформы, европейская законность и вообще сами справимся.

Но не справились. За десять лет у власти многочисленная клиентела ВМРО-ДПМНЕ широко расползлась по македонскому госаппарату, бизнесу, силовым структурам. Заменить их всех за год невозможно да и не на кого. А из-за показательных процессов новой власти многие из этих людей сейчас всерьез опасаются за свое будущее и не исключают, что дальнейшая евроинтеграция для них лично может означать потерю должности и даже тюрьму. Поэтому в день референдума они если и использовали админресурс, то только для бойкота.

Теперь, после провала явки, ситуация стала гораздо более благоприятной для ВМРО-ДПМНЕ. Референдум был ярким событием, но юридически – всего лишь консультативным. При явке менее 50% его результаты недействительны, но это никак не мешает македонскому парламенту собрать две трети голосов депутатов, чтобы принять соглашение с Грецией и внести необходимые поправки в Конституцию. Для двух третей правящей коалиции нужны голоса депутатов от ВМРО-ДПМНЕ, и премьеру Заеву, лишенному моральной силы референдума, придется договариваться с ними на более выгодных для них условиях.

Будущее и Россия

Дальше все участники процесса будут смотреть на ту цифру итогов референдума, которая им больше нравится. В своих заявлениях премьер Заев, а также представители ЕС и НАТО трубят об успехе, полностью игнорируют низкие показатели явки и напирают только на 92% проголосовавших за. ВМРО-ДПМНЕ, наоборот, говорит о провале референдума, после которого правительство должно уйти в отставку и назначить досрочные выборы.

Две эти позиции, очевидно, сойдутся во время торга перед голосованием в парламенте. Правительству, чтобы провести соглашение с Грецией, нужно всего 9–10 голосов от фракции ВМРО-ДПМНЕ, и оно почти наверняка их получит, особенно при поддержке западных партнеров. Поддержавшие правительство националисты вряд ли останутся внакладе.

Запад сделает вид, что никакой промашки с референдумом не было, но в будущем, скорее всего, станет вести себя более осторожно. Македонская явка сокрушила надежды, что на Балканах можно через голову элит предложить людям какую-то позитивную повестку и те придут и за нее проголосуют. Такое предложение могла бы воспринять активная, заинтересованная в интеграции в большой мир часть общества, но ее на Балканах почти не осталось, эти люди уехали в Европу, не дожидаясь приглашений и референдумов. А осталось коррумпированное частно-государственное партнерство и его клиентская база. И сделать что-то без их поддержки будет почти невозможно.

Наконец, для России референдум о переименовании предоставляет хорошую возможность выпутаться из многочисленных обвинений во вмешательстве во внутренние дела Македонии, которые накопились за последние несколько лет.

У России нет никаких важных интересов в Македонии. Газ играет незначительную роль в македонской энергетике, а после закрытия македонского НПЗ «Окта» в 2013 году российская торговля с этой страной сократилась до символических величин. И даже то, что Македония не присоединилась к западным санкциям против России, тут ничего не изменило.

С бывшим премьером Груевским Москву связывает попытка провести через Македонию ветку «Турецкого потока» после того, как Болгария отказалась участвовать в «Южном». Но от этой идеи давно отказались, Россия вернулась к переговорам с болгарским руководством.

Сейчас интерес Москвы к Македонии поддерживает только перспектива вступления страны в НАТО. Некоторые неосторожные высказывания российских дипломатов и публикации в госСМИ на эту тему дали основания обвинить Россию в том, что она пытается сорвать соглашение Македонии с Грецией, чтобы задержать расширение НАТО.

К счастью для России, теперь и македонское правительство, и Запад заинтересованы в том, чтобы представить результаты референдума как максимально легитимные, поэтому вряд ли станут напирать на обвинения в российском вмешательстве. Это создает хорошие условия для того, чтобы попытаться закрыть эту тему хотя бы для Македонии.

Аналогичным образом можно было бы закрыть и тему вступления Македонии в НАТО, которое регулярно подвергается критике со стороны российских властей. Референдум о переименовании наглядно показал, что остановить этот процесс невозможно. Ни жесткие заявления России, ни попытки Москвы найти союзников среди македонской элиты тут не помогут. Выбор давно сделан, уточняются лишь мелкие детали.

Присоединение Македонии к НАТО никак не усиливает альянс – наоборот, только создает ему дополнительные проблемы. А от России эта страна и так отделена сплошным поясом других участников альянса. Так что потери тут разве что репутационные. Но их Россия придумала себе сама, а потом своими частыми заявлениями об этом убедила остальных, что они действительно существуют.

Македония. Евросоюз. США. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 1 октября 2018 > № 2748981 Максим Саморуков


США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 1 октября 2018 > № 2747156 Дуг Бэндоу

National Interest (США): Америка полна решимости бороться со всем миром

Америка — это сильнейшая страна мира. Однако ее мощь уже превратилась в проблему. Вашингтон охватила гордыня. Создается впечатление, что сегодня администрация Трампа готова начать войну — военными, политическими и экономическими средствами — практически с любым государством мира, пишет «Нэшнл интерест». Но, по всей видимости, Вашингтон не учел последствий одновременной реализации своей политики в отношении своих союзников и противников.

Вдохновленная своей победой в холодной войне, Америка позволила гордыне доминировать в процессе принятия внешнеполитических решений.

Дуг Бэндоу (Douglas «Doug» Bandow), The National Interest, США

США ввели санкции против Пекина в связи с покупкой Китаем российского военного оборудования. Неужели администрация действительно верит в то, что Китай аннулирует эту сделку из-за экономического давления Америки? Тем не менее Вашингтон снова ловко подтолкнул Китайскую Народную Республику к России, поспособствовав формированию между ними неестественной дружбы или даже альянса.

Америка — это сильнейшая страна мира. Однако ее мощь уже превратилась в проблему. Вашингтон охватила гордыня. Создается впечатление, что сегодня администрация Трампа готова начать войну — военными, политическими и экономическими средствами — практически с любым государством мира.

Высокомерие Вашингтона формировалось довольно долго. В период холодной войны США были вынуждены сдерживать свои амбиции. Военная мощь СССР не уступала военной мощи США, у Москвы было множество альянсов в Европе и других регионах мира, и СССР бросал вызов Америке в идеологическом смысле. Хотя Советский Союз был более слабым, чем принято думать, — ЦРУ постоянно преувеличивало экономическую мощь СССР — Москва была способна противостоять США в тех случаях, когда речь шла о важных советских интересах.

В 1950-х годах влияние СССР усилилось благодаря возникновению Китайской Народной Республики, где при содействии советских властей был свергнут поддерживаемый США националистский режим. В конечном счете между двумя коммунистическими гигантами возникли разногласия, хотя в Вашингтоне не было единого мнения касательно степени отдаления. Президент Ричард Никсон усмотрел в этом возможность воспользоваться их разногласиями и отправился в свою знаменитую поездку в Пекин. Президент Джимми Картер переключился с Китайской Республики на Тайване на КНР. Торговля между КНР и Америкой стремительно развивалась, создавая твердое основание для будущего сотрудничества.

Хотя Вашингтон и Пекин никогда не были военными союзниками, их отношения казались более надежными и взаимовыгодными, нежели отношения между Америкой и Россией. Россия предлагала меньше экономических выгод, но оставалась сильной военной державой. Китай и Россия не были особенно близки: в их отношениях с Америкой ставки были гораздо выше, нежели в их отношениях друг с другом. Европа была ближе к России в силу местоположения, однако экономические связи Европы с КНР устойчиво укреплялись.

Тем не менее, за последние несколько лет США и их союзники стали вести более конфронтационную политику по отношению к Китаю и России. Европейцы ввели против России санкции, тогда как Австралия, Япония, Филиппины и другие государства Восточной Азии постепенно наращивали свой военный потенциал и в конечном счете стали гораздо активнее оспаривать территориальные претензии Китая. Вашингтон, между тем, принялся как за Китай, так и за Европу. Более того, Вашингтон, в сущности, выступил в роли зачинщика борьбы против Пекина и Москвы, расширяя свои альянсы, заставляя дружественные государства принимать больше военных мер и вводить более жесткие санкции и всеми доступными способами сдерживая геостратегические амбиции этих двух стран.

В этой стратегии присутствует определенная логика, но Вашингтон, по всей видимости, не учел последствия одновременной реализации своей политики в отношении своих союзников и противников. Американские политики от природы неспособны расставлять приоритеты.

К примеру, администрация Трампа угрожает наказать Индию за покупку российских зенитных ракетных комплексов С-400. Нью-Дели — это важный противовес Китаю, и Индия вряд ли спокойно отнесется к такому шагу США. Кроме того, президент США не только вышел из иранского ядерного соглашения, но и пригрозил наказать своих союзников в том случае, если они не поддержат его в том, что будет сродни смене режима в Иране. Это заставило европейцев сблизиться с Китаем и Россией и даже начать разработку плана по созданию системы, которая сможет стать альтернативой финансовой системе во главе с США.

Однако самым драматичным поворотом в американской политике стал последовательный отказ от результатов тектонического сдвига Никсона-Мао. Несомненно, кардинальная трансформация КНР, а также существенное расширение границ ее власти и влияния, сделали перемены в ее отношениях с США неизбежными. Однако разрушение связей с Россией оказалось гораздо более драматичным. Путин — опасный человек, но Вашингтон, по всей видимости, сознательно ведет политику, направленную на то, чтобы превратить Москву в нового врага — вместо СССР.

Пекин уже давно закупает российское оружие и уже успел заслужить репутацию страны, которая «перепроектирует» свои приобретения. Тем не менее, Москва вполне довольна той выручкой, которую она получает с продаж. В прошлом году КНР купила самолеты Су-35, а в этом году — ракеты С-400, в связи с чем США ввели санкции. Но Китай резко отреагировал на репрессалии Вашингтона. Представитель Министерства иностранных дел Китая Гэн Шуан (Geng Shuang) заявил: «Мы настоятельно призываем США немедленно исправить ошибки и отменить так называемые санкции. В противном случае им придется столкнуться с негативными последствиями».

Между тем продажа оружия — это только цветочки. Россия и Китай провели совместные военные учения. В сентябре Москва провела учения «Восток-2018», ставшие самыми масштабными учениями со времен холодной войны, и в них приняли участие 3,2 тысячи китайских военнослужащих. Учения прошли в том районе, где полвека назад между этими двумя странами вспыхнул короткий приграничный конфликт. Хотя правительства этих стран не стали упоминать Америку и заявили, что все их маневры носят исключительно оборонительный характер, «они понимают, что им необходимо сотрудничать, чтобы справиться с нарастающим давлением со стороны США», как сказал Юэ Ган (Yue Gang), военный аналитик, прежде служивший в китайской армии. Маневры включали в себя отработку приемов преграждения доступа/блокирования зоны и, казалось, были ориентированы на Азию, хотя они вполне применимы и к Европе.

Правительства России и Китая отправляют четкий сигнал. Джеффри Мэнкофф (Jeffrey Mankoff) из Центра стратегических и международных исследований сказал следующее: «Россия показывает Пекину, что Китай больше не находится в фокусе военного планирования России на Дальнем Востоке, и сигнализирует США и НАТО, что, если отношения с ними будут оставаться плохими, у нее есть и другие варианты».

Разумеется, сотрудничество меду Россией и Китаем имеет свои границы. Российский генерал Леонид Ивашов отметил, что «эти учения направлены, прежде всего, на сдерживание агрессивных устремлений США и НАТО». Однако в данном случае речь не идет о военном альянсе, в рамках которого правительства двух стран готовы бросить вызов США и побороться за господство в мире. Никто не хочет воевать с Америкой — и уж точно не ради интересов какой-то другой страны.

Тем не менее, эти учения позволят повысить боеспособность обеих стран. Пекин, который последний раз воевал 40 лет назад, может многому научиться у России, которая получила ценный опыт в Сирии. Действительно, хотя во время учений имя противника никто не называл, они были направлены на то, чтобы отработать реакцию на возможные боевые действия Вашингтона. Майкл Кофман (Michael Kofman) из Центра военно-морского анализа сказал: «На самом деле то, что они отрабатывают, — это в первую очередь реакция на атаку со стороны США».

Однако факт укрепления связей в более широком геополитическом ракурсе заслуживает более пристального внимания. Чиновники России и Китая говорят о создании «стратегического партнерства». Марк Симаковский (Mark Simakovsky) из Атлантического совета отметил: «Несомненно, эти две страны продолжат сотрудничать с целью подрыва интересов США в Азии». Шанхайская организация сотрудничества позволяет этим двум гигантам сблизиться с другими странами Центральной Азии. Пекин и Москва уже инициировали реализацию совместных проектов на общую сумму более чем в 100 миллиардов долларов.

Американские чиновники закрывают глаза на угрозу для США. Министр обороны США Джим Мэттис (Jim Mattis) заявил: «Я считаю, что страны действуют исходя из своих интересов. Я не вижу практически ничего, что могло бы объединить Россию и Китай в долгосрочной перспективе». А разногласия между ними весьма значительны. Сейчас именно Китай стал старшим партнером. Россия обеспокоена нарушениями китайцев в области защиту интеллектуальной собственности и их геополитическими амбициями на Дальнем Востоке. Москва так же считает, что Китай угрожает ее позициям в Арктике. Благодаря огромной экономической мощи КНР стремительно расширяет свое влияние в Средней Азии, которая прежде входила с состав СССР.

Кроме того, Россия исповедует христианские традиции. Президент Владимир Путин использует христианские образы и принципы ради достижения своих политических целей. Китайские власти, напротив, исповедуют воинствующий атеизм, враждебный той культуре, которую продвигает Путин.

Тем не менее, Вашингтон неосознанно сформировал общий интерес — объединяющий Россию и Китай страх перед общим врагом. В Стратегии национальной безопасности администрации Трампа говорится, что эти две страны стремятся «создать мир, противоречащий ценностям и интересам США». Однако самые агрессивные и неустанные попытки изменить мир исходят именно от Вашингтона. Несмотря на то, что Вашингтон на словах выступает за «стабильность», политика Америки привела к радикальной дестабилизации Ближнего Востока, Центральной Азии и периферии России.

Таким образом, для Москвы сдерживание новой сверхдержавы с имперскими амбициями имеет огромное значение. Заявления о том, что Пекин и Москва никогда не смогут тесно сблизиться, опасны. Вильгельмовская Германия точно так же относилась к перспективе объединения революционной Франции и царской России, однако они объединились. Страх перед Берлином заставил Францию и Россию создать крепкий альянс, который привел Германию к поражению в Первой мировой войне.

Противостоять альянсу России и Китая со временем будет все сложнее. Проецирование влияния дорого обходится Вашингтону, в то время как Москва и Пекин, вероятнее всего, будут наращивать свой потенциал преграждения доступа/блокирования зоны. Американских граждан будет довольно трудно убедить в необходимости увеличить военные расходы, чтобы сдержать страны, которые не угрожают безопасности Америки напрямую. В этом году дефицит США достигнет триллиона долларов, и в будущем он продолжит расти, если не будут проведены серьезные бюджетные реформы, которые ведущие партии не поддерживают. Со временем американским пенсионерам, возможно, придется пожертвовать своей социальной и медицинской страховкой, чтобы защитить состоятельных союзников.

Это заставит американских политиков расставить приоритеты. США придется решить, какая из стран будет представлять собой более серьезную потенциальную угрозу. Несомненно, эта страна — Китай. Несмотря на множество проблем, включая потенциально серьезные демографические и экономические вызовы, КНР — это сверхдержава, ожидающая своей очереди. Россия, напротив, переживает упадок. Ее экономика основана на продаже энергоресурсов, ее население сокращается, а по уровню состоятельности она сильно уступает странам Европы и США.

Что еще важнее, амбиции России выглядят ограниченными: сегодня она ведет себя как великая держава эпохи до 1914 года, требуя уважения к своим интересам и безопасности для своих границ. Ничто не указывает на возможную дальнейшую агрессию против ее соседей. На протяжении большей части своей истории Крым был частью России; поддержка, оказанная Россией сепаратистам Донбасса, привела к замороженному конфликту, который мешает Украине вступить в НАТО; поддержка, которую Россия оказывает формально независимым Абхазии и Южной Осетии, делает то же самое с Грузией и служит ответом США за Косово. Хотя эти действия не слишком оправданы, они представляют собой тактические маневры, а вовсе не план по завоеванию региона, не говоря уже обо всем мире.

Все это говорит о том, что Вашингтону необходимо стремиться к налаживанию отношений с Россией, а не к конфронтации с ней. Запад рискует надолго отдалиться от России без каких-либо веских на то причин. США вправе требовать, чтобы Россия не вмешивалась в американские выборы, однако они также должны дать такое обещание и другим странам. У США и России, несомненно, есть потенциал для заключения соглашения: нужно отказаться от расширения НАТО в обмен на прекращение дестабилизации Украины и Грузии Россией. Потом нужно отменить санкции.

А затем сблизить Москву с Западом. Цель будет заключаться не в том, чтобы подтолкнуть Владимира Путина к войне с Китаем, а в том, чтобы устранить те разногласия, которые сближают Пекин и Москву, — то есть образ общей угрозы, исходящей от Америки. В этом случае США начнут избавляться от потенциальных врагов, а не накапливать их.

Санкционная политика Вашингтона помогает Вашингтону обзаводиться врагами, а не друзьями. Американским политикам следует сконцентрироваться на практической безопасности США, а не поддаваться абстрактному нравственному тщеславию. Несмотря на свои очевидные недостатки, Ричард Никсон понимал, как работает принцип разобщения потенциальных врагов. Президенту Дональду Трампу и его советникам следует учиться на опыте своих предшественников.

Дуг Бэндоу — старший научный сотрудник Института Катона и бывший специальный помощник президента Рональда Рейгана. Он является автором книги «Внешнеполитическое безрассудство: Новая глобальная империя Америки» (Foreign Follies: America's New Global Empire).

США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 1 октября 2018 > № 2747156 Дуг Бэндоу


США > Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 29 сентября 2018 > № 2747221

American Thinker (США): Триумфальная трампономика

Автор американского журнала полемизирует с теми, в частности, с авторами газеты «Вашингтон пост», кто утверждает, что экономическая политика президента Трампа — или трампономика — в США не работает. На его взгляд, нет никаких оснований полагать, что экономика не продолжит расти высокими темпами, если Америка будет и дальше действовать в рамках этой политики.

Джек Хеллнер (Jack Hellner), American Thinker, США

Трампономика работает исключительно хорошо, она способна и дальше это делать, если мы сами все не испортим.

Я видел заголовок в газете «Вашингтон пост», на основании которого можно было сделать вывод о том, что трампономика не работает, и тогда я спросил себя: чем, черт возьми, обкурились эти люди, поскольку экономика явно работает без сбоев почти на всех фронтах.

Трампономика, по сути, является очень простой концепцией. Следует избавиться от ненужного регулирования и дать возможность бизнесу сохранить больше заработанных денег, что послужит стимулом для всего частного сектора.

Мы все должны помнить, что многие экономисты предсказывали полный конец света в этот период, но они сильно ошиблись, и поэтому теперь утверждают, что это будет небольшой конец света. Мало кто предсказывал рост, который мы сегодня имеем. И почему мы в таком случае должны верить их прогнозам на будущее?

Давайте посмотрим на текущую экономическую статистику, чтобы понять, как сегодня работает экономика:

— экономический рост составляет 4,2%;

— показатели безработицы для всех возрастных групп, для людей с разным образовательным уровнем, для представителей разных полов и рас находятся на рекордно низких уровнях;

— уровень безработицы является самым низким за 50 лет;

— количество частично занятых людей уменьшилось больше чем на миллион человек;

— фондовые рынки более 100 раз достигали рекордных отметок с момента прихода Трампа к власти;

— значительно увеличились капитальные вложения;

— растут показатели промышленности и розничных продаж;

— импорт и экспорт растет;

— объемы добываемой нефти близки к рекордным уровням;

— средний доход семьи растет быстрее, чем за последние десять лет;

— корпоративные доходы находятся на высоком уровне;

— бонусы увеличиваются, уровень заработной платы растет;

— реальная заработная плата увеличилась в результате сокращения налогов;

— доходы от дивидендов, доходы по процентам и прирост капитала увеличиваются.

Цены на нефть в настоящее время ниже уровня 2008 года и периода с 2012 года по 2015 год, когда доходы и экономический рост были ниже. Разве не удивительно то, что появляется все больше буровых установок, а объемы добычи повышаются?

Правительственные ведомства по всей стране получают дополнительные доходы в результате роста экономики. Более высокие цены на акции, более высокие процентные ставки, дивиденды и прирост капитала помогают пенсионным фондам.

Использование продуктовых карточек уменьшается, как уменьшается и количество заявлений о нетрудоспособности, что помогает бюджету. Расходы на здравоохранение и страховые премии, похоже, впервые за долгое время будут стабильными в 2019 году. Разве не удивительно то, что больше конкуренции, свободы выбора и избавление от обязательного приобретения медицинской страховки делают свое дело?

Я на самом деле столкнулся с проблемой, пытаясь найти какие-то указания на то, что трампономика не работает.

Однако журналисты поддерживают демократов и более активное участие государства в экономике, поэтому в газете «Вашингтон пост» появляется такое сообщение:

«Так работает ли трампономика? За исключением одной оговорки, можно сказать, что не работает. С одной стороны, торговая политика Трампа становится еще хуже, чем ожидалось. С другой стороны, значительный рост экономики отражает, в основном, временное оживление, вызванное принятым в декабре прошлого года решением о сокращении налогов. Экономисты уже начали говорить о рецессии в 2020 году».

А вот еще одно предсказание рецессии из журнала «Форчун»:

«Участники дискуссий предсказывали рост ВВП страны на 2,7% в 2019 году. Однако участники панельной дискуссии, проведенной Национальной ассоциацией бизнес-экономистов (NABE), также согласны с тем, что показатели роста экономики сократятся в результате наступающей рецессии, а две трети участников обсуждения полагают, что рецессия начнется в конце 2020 года, тогда как 18% считают, что снижение роста может начаться уже в конце 2019 года.

По мнению этих экономистов, одной из главных причин сокращения показателей роста является нынешняя торговая политика Трампа; три четверти участников этой панельной дискуссии уверены в том, что введенные Трампом тарифы на импорт стали и алюминия из Канады, Мексики и Европейского союза, а также тарифы в отношении китайского импорта приведут к глобальной торговой войне, поскольку указанные страны, судя по всему, готовы принять ответные меры».

Что касается торговли, то большинство экономистов, похоже, не обращают внимания на теорию, в соответствии с которой рабочие места в промышленности потеряны навсегда, и что нет никакого вреда от того, чтобы они продолжали утекать за границу. Но трампономика — это не только простой рост. На мой взгляд, было бы весьма близоруко не понимать долгосрочные риски, возникающие в том случае, если такие страны как Китай контролируют такое большое количество товаров, которые нужны нашей экономике. Кто-нибудь из этих экономистов понимает, что Китай может в любое время прекратить поставки? Может быть, экономисты полагают, что Китай, взяв под контроль большую часть производственного сектора, не направит своего внимания и на сектор услуг?

Смогли ли эти экономисты заметить, что Европа, Южная Корея, Мексика и Канада явно готовы к переговорам? Может быть, они думают, что Китай позволит их экономике полностью укрепиться тем, что не пойдет ни на какие уступки Трампу?

Нам говорили: если Трамп выйдет из Транстихоокеанского партнерства, то страны — члены этого партнерства перестанут с нами торговать. Это свидетельствует лишь о полном отсутствии мысли. Эти страны нуждаются в Соединенных Штатах, потому что мы являемся крупнейшей в мире экономикой.

Нам также говорят, что введенные тарифы повысят цены, а еще нам говорят, что тарифы снижают цены на зерно. Но почему ничего не говорится о том, что выигрыш потребителей от снижения цен на зерно составит до 100%? Разве это не снижает ущерб от введения незначительных тарифов в отношении Китая?

Нет совершенно никаких оснований полагать, что экономика не продолжит расти высокими темпами, если мы будем и дальше действовать в рамках трампономики. Существует больший риск возникновения рецессии, если мы будем двигаться в сторону социалистической политики, которую поддерживают авторы газеты «Вашингтон пост» и некоторые другие люди. Мы можем вызвать падение роста, если отменим введенные сокращения корпоративных и индивидуальных налогов, если мы перейдем к единой системе в оплате медицинских услуг и вновь увеличим регулирование. Мы можем вернуться назад к самым медленным темпам восстановления за последние 70 лет, которые мы получили из-за обаманомики.

США > Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 29 сентября 2018 > № 2747221


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 29 сентября 2018 > № 2747218

The New York Times (США): Наши журналисты-расследователи объясняют роль России в предвыборной кампании Трампа

Двое журналистов «Нью-Йорк таймс», которые опубликовали на прошлой неделе большой материал «об истории отношений между Россией и Трампом», решили на этой неделе ответить на вопросы читателей, стараясь сохранить интригу. Однако в ответе на первый же вопрос интрига не удалась: «у нас нет никаких доказательств того, что русские действительно помогли Трампу получить номинацию».

Скотт Шейн (Scott Shane), Марк Мазети (Mark Mazzetti), The New York Times, США

Марк Мазети и Скотт Шейн отвечают на вопросы читателей о вмешательстве России в выборы 2016 года, расследовании Мюллера и нюансах своего освещения произошедшего.

На прошлой неделе «Нью-Йорк таймс» опубликовала специальный раздел из пяти глав или статей, проливающий свет на историю отношений между Россией и Трампом. Грандиозное расследование, проведенное нашими журналистами Марком Мазети и Скоттом Шейном, всесторонне излагает основные события и подробности вмешательства Москвы в выборы 2016 года — и то, что мы узнали о них за последние два года.

Мы попросили читателей отправить нам свои вопросы о русском вмешательстве; продолжительном расследовании спецпрокурора Роберта Мюллера; и о том, как подготавливался тот специальный раздел. Мы получили более шестисот вопросов. Марк и Скотт ответят на некоторые из них.

Имеют ли русские какое-то отношение к тому, что Трамп стал кандидатом от республиканской партии? Вмешивалась ли Россия в праймериз?

— Джим Хоутон, Энсино, Калифорния.

Марк Мазети: Основываясь на хронологии событий, известной из обвинительных заключений г-на Мюллера и из многочисленных сообщений в СМИ, российская операция по вмешательству в выборы началась всерьез только после весны 2016, когда г-н Трамп, по сути, стал республиканским кандидатом.

В своей статье мы упомянули, что в Кремле наверняка обрадовались появлению кандидата, выступающего за более тесные связи с Россией в противовес остальной республиканской партии. Тем не менее у нас нет никаких доказательств того, что русские действительно помогли Трампу получить номинацию.

Существуют ли веские доказательства подделки голосов за Дональда Трампа вместо Хиллари Клинтон на основании фиктивных учетных записей?

— Дэвид Мерциг, Онеонта, Нью-Йорк.

Скотт Шейн: Практически невозможно отследить, почему конкретный человек проголосовал так или иначе, чтобы вы не рассматривали, будь то реклама по телевизору, речь кандидата или сотни поддельных страниц на Фейсбуке.

С учетом того, насколько близок был Трамп к поражению, мнение о значимости российского влияния представляется достаточно правдоподобным, хоть и не установленным однозначно (то же самое, разумеется, может быть сказано и о многих других факторах, таких как публичные заявления Джеймса Коми, тогдашнего главы ФБР, о почтовом сервере Клинтон; решение г-жи Клинтон не проводить более активную кампанию в некоторых ключевых штатах; преобладание Трампа в «Твиттере»). Журнал «Нью-йоркер» сообщает о новой книге уважаемого академика Кэтлин Холл Джеймисон из Университета Пенсильвании, которая более уверенно утверждает, что роль российского вмешательства не просто вероятно, но и «скорее всего» стала залогом успеха Трампа.

Почему ФБР и ЦРУ не спохватились вовремя? Чем занимались американские шпионы в России? Некоторые источники утверждают, что у США есть осведомитель из числа близкого окружения Владимира Путина; возможно ли, что этот человек владел, но не хотел делиться информацией?

— Кристиан Вахтелл, Копенгаген.

Мазети: Следует полагать, конечно, что у ЦРУ были осведомители в России в 2016 году, но в настоящий момент мы не можем сказать, насколько близки они были к Путину. Один из классических вопросов внешней разведки, — когда опубликовывать находки спецагентов, чтобы не поставить их под угрозу и потенциально не потерять источник информации.

Тем не менее, возникают сомнения в том, что правительство Соединенных Штатов достаточно серьезно отнеслось к деятельности России. Отрывок из книги, опубликованный в «Вашингтон пост», содержит подробный отчет об опасениях ЦРУ в тот период, и как заявил бывший глава ФБР, г-н Коми, его контрразведчики были настолько обеспокоены контактами между советниками Трампа и россиянами, что в июле 2016-го они начали расследование. Сделали ли Белый дом, ФБР, ЦРУ или другие достаточно, будет обсуждаться еще долго.

Можно ли быть уверенными, что русские не взломали машины для голосования и базы данных регистрации избирателей в колеблющихся штатах, тем самым позволив Трампу выиграть? Как это вообще можно установить?

— Рон Балассанян, Сан-Франциско

Шейн: Как частные специалисты, так и эксперты из департамента внутренней безопасности обнаружили доказательства попыток российских хакеров внедриться в избирательные компьютерные сети по меньшей мере в 21 штате, — в отдельных случаях им удалось получить доступ к спискам избирателей. Но при этом доказательств того, что у взломщиков получилось повлиять на подсчет голосов, найдено не было.

Проблема заключается в том, что в большинстве штатов не проводилось детальной экспертизы компьютерных серверов для однозначного исключения вероятности вмешательства. За последние два года многие штаты укрепили свою компьютерную безопасность. Но эксперты по кибербезопасности предупреждали, что децентрализованная система голосования Америки, в которой штаты и местные власти контролируют технические аспекты, не позволяет выработать единое решение проблемы.

Какое из доказательств наиболее очевидно свидетельствует о связи Трампа с россиянами, пытающимися повлиять на выборы 2016 года?

— Джон Инглиш, Восточный Лансинг, Мичиган.

Мазети: До сих пор не было найдено свидетельств, доказывающих прямую связь между президентом Трампом и россиянами, задействованными в операции по вмешательству в выборы 2016 года. Г-н Трамп познакомился с некоторыми русскими во время своего участия в конкурсе «Мисс Вселенная» в 2013-м в Москве, и некоторые из тех людей позднее участвовали в организации июньской встречи в «Башне Трампа» в 2016-м. Президент Трамп отрицал свою осведомленность об этой встрече, и нет никаких доказательств противоположного.

Чего я не понимаю, так это того, почему Россия хотела, чтобы Трамп стал президентом вместо Клинтон? Почему России и господину Путину лучше с мистером Трампом?

— Тони Олдс, Лансинг, Мичиган.

Шейн: В числе прочего, Путин неоднократно вступал в конфликт с Клинтон в ее бытность госсекретарем США. Он считал ее ястребом, готовым защищать НАТО и другие западные институты. Кандидат в президенты Трамп, напротив, выражал симпатию к Путину и на тот момент выглядел готовым к улучшению отношений с Москвой в ущерб НАТО и Евросоюзу.

На деле администрация Трампа повела себя иначе: Трамп сохранил свою дружественную к Путину риторику, однако его министры убедили его принять ряд жестких мер, — к примеру, ввести новые санкции, выгнать подозреваемых в шпионаже российских дипломатов и предоставить оружие Украине.

Стремится ли Путин превзойти мировое влияние США? Считает ли Путин, что президент Трамп даст России возможность возродиться в качестве глобальной сверхдержавы, снизив роль США?

— Джон С. Турли, Чикаго.

Шейн: 142-миллионное население России более чем в два раза уступает американскому; ее экономика зависит от нефти и составляет порядка пятой доли от экономики США, а также страдает от западных санкций; ее армия, хоть и модернизированная при Путине, обладает крохотным бюджетом в сравнении с бюджетом американских вооруженных сил. Так что нет никакой реальной вероятности, что в ближайшем будущем Россия сумеет занять место США на мировой арене.

Тем не менее Путин продемонстрировал, что Россия может доставить США и другим странам неприятности при помощи современных и общедоступных хакерских средств, утечек и пропаганды в соцсетях. Вероятно, одной из задач Путина является доказать россиянам и соседним странам, что США — глубоко расколотая страна с массой проблем, чьей разновидности демократии не следует подражать. Россия — игрок на мировой арене, к которому привлечено активное внимание, и которого многие боятся; возможно, для Путина этого достаточно.

Осуществлялись ли когда-то такие крупномасштабные иностранные вмешательства во внутренние дела США? Или же Россия достигла такого влияния на американские выборы, какого никому не удавалось прежде?

— Джеффри Раман, штат Вашингтон.

Шейн: наше исследование не обнаружило ни одного иностранного вмешательства в американские выборы, хоть отдаленно сравнимого с таковым в 2016 году. Согласно советским архивам, Советский Союз предпринимал вялые попытки предотвратить переизбрание президента Рональда Рейгана в 1984-м, однако это закончилось не слишком эффективной пропагандистской кампанией. Министерство юстиции и Конгресс провели расследование политических пожертвований демократам со стороны связанных с китайцами доноров в 1996-м, — среди получателей была и кампания Клинтона-Гора, — однако доказательств организованной государственной операции Китая обнаружено не было.

Ситуация в 2016-м изменилась за счет доступности дешевых средств политического влияния — взломов, утечек и махинаций в социальных сетях; а также из-за готовности Путина рискнуть и применить все эти средства самым агрессивным образом.

Кто будет принимать решение об обнародовании результатов расследования Мюллера? Кто будет решать, в какой форме эта информация будет предана огласке? Мне кажется, что грядут новые «документы Пентагона».

— Рената Симон, Массачусетс.

Мазети: Прежде всего, команде Мюллера нужно закончить расследование. Что будет дальше, пока неизвестно. Когда все будет готово, Мюллер передаст конфиденциальный доклад представителю министерства юстиции, который курирует расследование. Сейчас этим занимается заместитель генерального прокурора Род Розенштейн.

Затем Розенштейну предстоит решить, передавать ли доклад в Конгресс, который, в свою очередь, получит возможность обнародовать его содержание. Принято считать, что на Розенштейна будет оказываться мощное политическое давление, чтобы он передал любую информацию в Конгресс, и вероятнее всего результаты работы Мюллера будут официально обнародованы.

На чем основываются ваши «мысли» и «мнения» касательно Путина, о которых вы пишете в статье? На его интервью? Его статьях? Впечатлениях его приближенных?

— Тоня Мэттью, Нью-Йорк.

Шейн: Путин всегда был достаточно откровенен в том, что касается его взглядов на Клинтон, Трампа и того, что кажется ему американским вмешательством в российскую политику; некоторые из его комментариев приведены в нашей статье. Согласно совместному докладу разведывательных служб США, опубликованному в январе 2017 года, российский президент «приказал осуществить кампанию влияния в 2016-м», задачей которой был «подрыв веры общества в демократические процедуры США, ущерб госсекретарю Клинтон и предотвращение ее вероятной победы в выборах». В этом докладе говорилось, что Россия «определенно предпочла» Трампа. Наши представления о мышлении и поступка Путина частично основываются на таких документах, экспертных интервью и логических суждениях.

Что шокировало вас больше всего, когда вы изучали российское вмешательство в выборы 2016?

Уильям Брэдли, Канада.

Мазети: Мы наблюдали за происходящим почти два года, так что с самого начала нашей работы над этим проектом мы уже неплохо представляли, что произошло. Главной задачей было сложить все факты в одну последовательную историю, понятную для тех, кто не следил за малейшими деталями расследования. Когда мы, наконец, выстроили определенную структуру повествования, разбитого на пять тематических глав, нам стало куда легче представить читателю что-то помимо длинного списка имен и дат.

Не думаю, что мы обнаружили какой-то отдельный, особенно шокирующий факт во время нашего расследования, — однако когда все сложилось в одну картину, это выявило весьма шокирующую степень российского вмешательства. Кроме того, для нас стало откровением то, насколько российская кампания набрала обороты сразу после номинации Трампа в качестве кандидата от республиканцев, и после того, как стало ясно, что его противником станет Клинтон.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 29 сентября 2018 > № 2747218


США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 29 сентября 2018 > № 2747217 Дональд Трамп

CBS News (США): Пресс-конференция президента США Дональда Трампа в Нью-Йорке

Трамп: У меня была встреча с президентом Путиным. ...сказали, что он слишком мягок с президентом Путиным. У меня была замечательная встреча… она длилась два часа. Мы обсудили все: Украину, Сирию, Израиль и защиту Израиля, мы провели большую встречу. И знаете, что? Если бы я был убийственно жестким с президентом Путиным, они бы сказали, что он был слишком жестким.

CBS News, США

Трамп: Большое спасибо всем вам. Мы провели замечательные три дня в Организации Объединенных Наций в Нью-Йорке. И это серьезное собрание. Много людей, много СМИ.

(СМЕХ)

Мы охватили большую территорию. Только что ушел, как вы знаете, премьер-министр Японии Абэ, мы начинаем торговые переговоры с Японией. В течение многих лет они не желали говорить о торговле. И теперь они готовы говорить о торговле. И я уверен, что мы заключим очень хорошую сделку.

Как вы знаете, два дня назад подписали сделку с Южной Кореей, торговую сделку, масштабную сделку с Южной Кореей. Это много значит для наших фермеров. Мы открываемся для фермеров. Мы открываемся для множества разных групп.

Мы сможем продать автомобилей гораздо больше — более чем в два раза — по сравнению с тем, что нам было разрешено по сделке, которая была там раньше, и которая была абсолютно ущербной. И поэтому мы очень довольны этим. Эта сделка фактически завершена.

Мы очень хорошо продвигаемся с Мексикой. Отношения очень хорошие. А с Канадой посмотрим, что получится. Они взимают с нас 300-процентные тарифы на молочные продукты, мы не можем этого допустить. Мы не можем этого допустить.

Трамп: С Китаем, как вы знаете, мы сегодня сделали объявление. Они хотели бы, чтобы я проиграл выборы, потому что они никогда ничего не делали в этом направлении. Но я хочу открыть Китай для наших фермеров, для наших промышленников, для наших компаний. А Китай не открыт. Но мы открыты для них. Они берут с нас 25, 35, 55 процентов за товары, а мы ничего с них не берем, с точки зрения ввоза в страну.

На автомобили, у них 25 процентов, а у нас 2 процента и 2,5 процента, и мы даже не взимаем их сейчас. Так что мы очень хорошо ведем себя в наших взаимоотношениях с Китаем в торговле. У меня прекрасные отношения с председателем КНР, председателем Си Цзиньпином.

Но это должна быть улица с двусторонним движением, а 25 лет или дольше ее не было. Триллионы и триллионы долларов были вывезены из Соединенных Штатов на благо Китая, и мы просто не можем этого допустить. Мы должны делать это по справедливости. Итак, у нас сейчас 250 миллиардов долларов, 25-процентная пошлина, и в нашу казну поступает много денег.

И это никак не повлияло на нашу — абсолютно, кстати — никак не повлияло на нашу экономику, о чем я и говорил, что оно не повлияет. В действительности, самая горячая отрасль это — сталь. Если вы посмотрите, что произошло со сталью, то мы взимаем 25-процентный тариф с дэмперов. Они дэмпингуют, продавая огромное количество стали. Они хотят вывести металлургические компании из бизнеса, и после этого, прийти и установить цену в пять раз больше, чем вы могли бы себе представить.

Нам нужна сталь, нам нужен алюминий. И эти отрасли работают хорошо, но сталь это что-то невероятное. Американские производители стали открывают минимум восемь заводов, «Nucor» открывает заводы, и в некоторых случаях это большие заводы — за 750 миллионов долларов и за один миллиард долларов. То, что происходит со сталелитейной промышленностью, меня очень волнует. Она перестраивается.

Если вы посмотрите на шахтеров и уголь, если вы посмотрите на энергетику, СПГ — просто Япония дала нам некоторые цифры, которые невероятны. Они удвоили объемы, которые собираются покупать для Японии. Они берут СПГ и удваивают его.

Я сказал: «Ты должен сделать мне одолжение. Мы не хотим этих больших дефицитов. Тебе придется покупать больше». Они покупают огромное количество военной техники, и другие страны делают то же самое, потому что у нас есть торговый дисбаланс почти со всеми. За редким исключением, которое к нам не относится.

Так что у нас все отлично, как у страны. К сожалению, они немного повысили процентные ставки, потому что у нас все хорошо получается. Меня это не радует, потому что я знаю, что будут вопросы. Я не в восторге от этого. Я лучше расплачусь с долгами или займусь другими делами, создам больше рабочих мест. Меня беспокоит тот факт, что им нравится повышать процентные ставки. С деньгами можно делать другие вещи.

Но они подняли их, и они поднимают их, потому что у нас все хорошо, как вы знаете. У нас все намного лучше, чем я предполагал, когда проводил свою кампанию. Я говорил: «Мы собирались это сделать. И мы сделаем гораздо лучше, чем кто-либо когда-либо думал». И я скажу, если бы пришли другие, было бы как раз наоборот, потому что они собирались наложить ограничения, они собирались поставить заслоны. Они собирались задушить экономику, так как она уже задыхалась, но это было бы еще хуже, и они собирались поднять налоги. Это то, что они хотят сделать сейчас, если у них когда-нибудь будет контроль, однако я не думаю, что у них будет контроль в течение длительного времени.

С учетом сказанного, мы ответим на несколько вопросов и… да, пожалуйста.

Джон, давай. У нас достаточно времени.

— Господин президент, большое спасибо. Но, конечно же, вы с нетерпением ждете завтрашних слушаний с судьей Кавано…

Трамп: Да.

— … перед Судебным комитетом.

Трамп: Да.

— В 1991 году, когда Джо Байден передал Белому дому Буша-старшего обвинения, которые Анита Хилл выдвинула против Кларенса Томаса, Белый дом Буша попросил ФБР изучить их, как часть расследования судьи Томаса, а не уголовного расследования…

Трамп: Правильно, правильно.

— …но предварительное расследование. Когда были выдвинуты эти обвинения, почему Белый дом не сделал то же самое? И со всеми обвинениями, которые сейчас выдвигаются в отношении судьи Кавано, была ли упущена возможность, чтобы следователи изучили это и получили так или иначе какую-либо ясность?

Трамп: Ну, ФБР сообщило нам, что они проводили расследование в отношении судьи Кавано шесть раз, пять раз — много раз за эти годы. Они его очень хорошо знают. Но здесь не было ничего такого, что можно было расследовать, по крайней мере, с одной точки зрения — они не знали местоположения, они не знали времени, они не знали года — они ничего не знали. И это похоже на то, к чему вы клоните?

Кроме того, это не для ФБР, если вы посмотрите на то, что сказал Джо Байден. Он сказал: «Они этого не делают», и он сказал это очень четко. Поэтому я думаю, когда вы действительно посмотрите на все это, это не изменит ни одного мнения в среде демократов; их обструкционистов. Они на самом деле мошенники, потому что они знают, насколько квалифицирован этот человек. Они разрушили его репутацию, и хотят сломать его еще сильнее.

И я думаю, что люди увидят это на промежуточных выборах. Что они сделали с этой семьей, что они сделали с этими детьми — с его прекрасными детьми, и что они сделали с его женой. И они знают, что это большая, жирная афера. Я гарантирую вам, когда они остаются наедине, то смеются, как черти, над тем, что они сделали из вас. И на публике, они смеются, как черти.

Так что это не имело бы значения, если бы ФБР вернулось с самым чистым счетом, и вы это прекрасно понимаете, Джон. Если бы они пришли к выводу, что он самый безупречный, и все мы нашли, что он совершенно невиновен во всем, это не имело бы значения; вы бы не получили ни одного голоса.

Теперь мы получим голоса демократов, если победим. У вас будет три, четыре или пять демократов, которые отдадут нам голоса, потому что они в штатах, где я выиграл в 30 и 40 очков, и они отдадут нам голоса. Но, кроме того, вы Джон, вероятно, ничего не получите.

Давайте дальше, пожалуйста.

— Господин президент, сейчас три женщины обвиняют судью Кавано в сексуальных домогательствах. Вы хотите сказать, что все эти три женщины лгут? Это все, что можно сказать…

Трамп: Да.

— …завтра это может заставить вас отозвать кандидатуру? Хотя бы что-нибудь…

Трамп: Я не буду участвовать в этой игре. Я только говорю вам — это один из самых квалифицированных людей, которых я когда-либо встречал. И все, кто его знает, говорят одно и то же, и это все ложь. В некоторых случаях это ложные обвинения, и в некоторых случаях даже СМИ с этим согласны. Я могу только сказать, что то, что они сделали с этим человеком, невероятно.

Вы знаете, это очень интересно, я подбираю много судей — у меня будет 145 судей, которых я назначу к концу довольно короткого периода времени, потому что президент Обама не особо занимался подбором судей. Когда я добрался до этого, я спросил, как такое возможно? У меня 145 судей, включая Апелляционный суд. И они просто не делали этого, знаете почему? Они устали, расслабились — что-то случилось. У меня 145 судей. Каждый хочет быть федеральным судьей, а не только судьей Верховного суда. Я говорю об Апелляционном суде. Я говорю о районных судах. Не думаю, что они захотят этого так уж сильно. Я буду звать людей, и у нас будут люди, подыскивающие людей для этой работы.

Трамп: Люди будут бояться, потому что это могли бы сказать о вас. 35 лет назад… вы, возможно, уже не знаете, что там было. Что здесь происходит? Почему они так долго ждали? Почему сенатор Файнштейн ждала окончания слушаний, чтобы сделать это? Почему она не сказала об этом начале?

Когда вы спрашиваете, например, о ФБР — почему они не вынесли это прямо в начале слушаний? У ФБР было все время мира. Все было бы в порядке. Итак, ФБР, как вы знаете, проводило расследование на этот раз, также так еще пять или шесть раз ранее, и они провели очень тщательное расследование. Но это большая афера.

Я хотел бы оказаться в комнате с демократами за закрытыми дверями, когда вы, ребята, все ждете снаружи, а Шумер и его приятели там над вами смеются. Как они вас всех одурачили. Давайте остановим их. Большая, жирная афера.

Давайте дальше.

— Но, господин президент, я бы хотел продолжить, у вас же есть дочери. Можете ли вы понять, почему жертва сексуального насилия не сообщила об этом в то время? Неужели вы не понимаете?

Трамп: Я, кстати, так и говорю. 36 лет. Никаких обвинений. Нет ничего…

— Но так часто бывает. Я имею ввиду…

Трамп: Людям придется принять решение. 36 лет, никаких обвинений. Внезапно слушания закончились, и начали появляться слухи. Тогда у нас есть еще один мошенник, Авенатти, еще один красавчик. Я лишь говорю, что вы должны взглянуть на факты.

Сенаторы очень способные люди. Они очень хорошие люди. Я знаю многих из них, они мои друзья. Это очень талантливые, очень хорошие люди, и они собираются голосовать. Им придется поверить в то, во что они верят.

Когда я смотрю на то, что случилось с репутацией превосходного джентльмена — замечательного интеллектуала, блестящего человека, у которого есть шанс стать одним из вдающихся судей нашего Верховного суда в истории — я думаю, что это позор.

Да, пожалуйста.

— Да, господин Президент. Меня зовут Томас Регаладо, радио и ТВ «Марти».

Трамп: Окей.

— Господин президент, вчера во время выступления в ООН вы говорили о том, что проблема Венесуэлы связана с Кубой и Кастро, поскольку они проникли туда и принесли в Венесуэлу социализм и коммунизм, а теперь и в Никарагуа. Господин президент, собираетесь ли вы сейчас проявлять большую активность и в отношении Кубы? И…

Трамп: Я очень активно выступал против Кубы. Мне не нравится то, что происходит на Кубе. Как вы знаете, президент Обама открыл им дорогу, и мне это не понравилось, как и кубинцам, живущим в Майами, живущим в нашей стране, которые прибыли с Кубы и пострадали на Кубе.

Мне не нравится то, что он сделал, я почти все это отменил. Мне не нравится то, что происходит на Кубе, и мне, конечно, не нравится то, что происходит в Венесуэле.

Трамп: Да, пожалуйста, продолжайте.

— Господин президент, только чтобы быстро закончить с этим, вы также говорили, что у вас есть призыв — попросить лидеров всего мира положить конец социализму. Хотели бы вы быть признаны (неразборчиво)…

Трамп: Ну, я бы не сказал, что социализм очень хорошо работает во всем мире, верно? Вы можете взглянуть на Венесуэлу как на пример номер один для вас — я думаю, он наиболее очевиден. Но посмотрите по всему миру: социализм не очень-то и на коне.

Пожалуйста.

— Спасибо, господин президент.

Трамп: Давайте.

— Большое спасибо. Если вы не возражаете, после того, как я закончу, Вегенер, Галлей, Вивиан или одна из наших коллег-женщин могут последовать за мной, это было бы здорово. Господин президент, в развитие этих обвинений против Бретта Кавано.

Трамп: Что он имеет в виду под этим? Объясните. Что это значит?

— Я думаю, было бы здорово, если бы женщина-репортер получила…

Трамп: Что это значит? Нет, что это значит?

— … Я думаю, было бы здорово, если бы женщина-репортер задала вам вопрос по этому поводу. Поэтому, если вы не возражаете, можно мне…

Трамп: Я бы не возражал против этого вообще, нет.

— Хорошо.

Трамп: Не возражал бы против этого вообще.

— Хорошо, хорошо, позвольте мне, если можно…

Трамп: Для меня это не имеет значения.

— Все в порядке.

Трамп: Давайте.

— Если последовать за вопросом Джона, то почему, господин президент, вы всегда оказываетесь на стороне обвиняемого, а не обвинителя? У вас здесь три женщины, которые делают заявления и просят, чтобы их истории были услышаны.

— И вы знаете, если вы посмотрите на дело Роя Мура, если вы посмотрите на дело одного из ваших сотрудников, вы, кажется, снова и снова на стороне обвиняемого, а не обвинителя. Это из-за множества обвинений, которые выдвигались против вас на протяжении многих лет?

Трамп: Ну, во-первых, я не был доволен Роем Муром, давайте это проясним. Но Рой Мур был кандидатом от республиканцев, и я бы предпочел победу кандидата от республиканцев. Я был очень доволен Лютером Стренджем, который был потрясающим человеком из Алабамы, но Лютер Стрендж имел много вещей, заставляющих идти против него. Что касается женщин, будь то мужчина или женщина, это, вы знаете, может происходить по-разному.

Обвинения могут пойти и в другую сторону, вы это понимаете. Был ли это мужчина или была женщина, 30 лет назад, 36 лет назад, на самом деле я даже не знаю, сколько лет назад, потому что этого никто не знает. Это долгое время, и я мог бы выбрать, в качестве примера что угодно. Надеюсь, мне не придется это делать, потому что, надеюсь, это будет очень хорошо продемонстрировано в четверг. Все будет очень хорошо в понедельник, субботу, воскресенье или когда все проголосуют. Но я могу выбрать женщину, и она также может получить обвинения о совершенном много лет назад.

— Потому что…

Трамп: И смотрел бы я на характер — нет. Что мне нужно сделать…

— …или неохотно выступать. Вы поставили под сомнение слова этих обвинителей. Многие из них…

Трамп: Я не думаю, что люди неохотно выступают. У них будет шанс сказать… У них есть большой шанс выступить, и это будет завтра, я полагаю. Мы отложили это, то есть сенаторы-республиканцы, а не я, сенаторы-республиканцы отложили это на несколько недель. Они дают женщинам шанс говорить. Теперь, возможно, я услышу их слова и скажу: «Эй, я передумал». Это возможно. Мы хотим дать им возможность говорить, и им это дано…

— Дать шанс всем трем? Шанс должен быть у всех трех.

Трамп: Ну, кому бы то ни было. Мы надолго все задержали, но у них будет серьезный шанс выступить и сделать свое дело. И знаете, что? Меня тоже можно убедить. ОК? Да, пожалуйста, давайте.

— Спасибо, господин президент. И еще пара вопросов для вас, чтобы прояснить некоторые моменты, которые я не совсем понял, если вы позволите мне задать еще пару вопросов. Во-первых, думаете ли вы, что эти женщины, все три, лгуньи, да или нет?

Трамп: Я не могу вам сказать, я должен посмотреть завтра. Я услышал об одном совсем недавно. Я могу сказать, что ее адвокат — ничтожество. Так что я не могу сказать, лгут они или нет, пока не услышу их. Я не знаю, что произошло сегодня, потому что, как вы знаете, я был очень занят переговорами с Японией, Южной Кореей, Китаем и еще семью странами. И я председательствовал в Совете безопасности. Так что я не знаю о человеке, который сегодня выступил. Я знаю о его адвокате, и у него — если не сказать хуже — плохая репутация, если взглянуть на его прошлое.

Что касается других женщин, я посмотрю, что будет завтра. Я собираюсь понаблюдать за этим. Верьте или нет, но я посмотрю, что будет сказано. Вполне возможно, что они окажутся убедительными. Сейчас, учитывая все сказанное, нужно отметить, что судья Бретт Кавано на протяжении многих лет был одним из самых уважаемых людей в Вашингтоне. Я думаю, его можно назвать вторым высшим судом. Каждый человек знает его, многие люди знают его хорошо, и эти люди не верят в то, что происходит. Меня всегда можно убедить. Я должен послушать.

— Звучит так, словно вы говорите, что есть сценарий, согласно которому вы снимите кандидатуру Бретта Кавано. Верно ли это?

Трамп: Если бы я думал, что он виновен в чем-то подобном, да, конечно.

— И вы будете ждать до завтра, чтобы принять решение?

Трамп: Я хочу посмотреть. Надеюсь, я смогу посмотреть. Завтра я встречаюсь с представителями многих стран. Но я уверен, что в какой-то форме смогу посмотреть, и я также буду полагаться на некоторых очень справедливых и талантливых сенаторов-республиканцев… Послушайте, если мы приведем сюда Джорджа Вашингтона и скажем, что у нас есть Джордж Вашингтон, демократы проголосуют против него. Просто чтобы вы поняли. И у него могло быть плохое прошлое. Кто знает, вы понимаете?

(СМЕХ)

Возможно, у него были какие-то приобретения. Разве у него не было парочки вещей в прошлом? Шумер и его мошенники на 100 голосовали бы против Джорджа Вашингтона. Я имею в виду, 100%, 100%. Так что это действительно не имеет значения, с их точки зрения.

Вот Джон спросил о ФБР. Он потерял бы все голоса, если бы ФБР провело самое тщательное расследование в истории ФБР. Они бы обнаружили, что он на 100 процентов безупречен.

Итак, если республиканцы выиграют завтра, я думаю, вы получите голоса от демократов. Знаете почему? Мы все знаем почему. Потому что это называется политикой. Тогда вы, вероятно, получите несколько голосов.

Трамп: Хорошо. Поехали. Еще один вопрос. Да. Она встает, хотела бы задать три вопроса. Это не очень справедливо по отношению ко всем остальным. Должен ли я позволить ей задать еще один вопрос?

— В продолжение вопроса, заданного коллегой, о пользе презумпции невиновности, которую вы ли таким людям, как Рой Мур, Роджер Эйлз, Билл О'Рейли, Бретт Кавано. Все они мужчины. Почему так?

Трамп: Это не вызывает сомнений…

— Имел ли когда-нибудь место случай, когда вы давали презумпцию невиновности женщине?

Трамп: Я знаю их, Холли. Я знаю в течение длительного времени и многих из этих людей. Очень многих людей. И некоторые из них меня разочаровали. Я был разочарован некоторыми. Как вы знаете, есть обвинения, которые довольно слабы. Но я знаю этих людей в течение длительного времени. Я никогда не видел от них ничего плохого. И есть некоторые вещи, с которыми я, вероятно, согласен. Я могу сказать вам, есть некоторые вещи, которые я наблюдал в течение длительного времени. И в некоторых случаях они не были республиканцами, во многих случаях они ими не были. Все было с точностью наоборот. Но я наблюдал за ними в течение долгого времени, и я знал в течение долгого времени, что это не хорошие люди, и что их никогда не перевоспитать.

— Господин президент, когда обвинения впервые всплыли, вы изначально сказали, как для доктора Форд важно давать показания, и что вы хотели выслушать ее.

Трамп: Да.

— Но…

Трамп: Хотелось бы, чтобы все ускорилось.

— Ну, вы также сказали, что если бы все было так плохо, как она утверждает, конечно, ее родители сообщили бы об этом. Только сегодня вы сказали…

Трамп: Ну, правда здесь есть. Я имею в виду, что ее родители могли сообщить об этом 36 лет назад.

Это не означает, что они должны были сообщать об этом, потому что в некоторых случаях люди молчат. Это очень сложная ситуация для женщины, в этом нет никаких сомнений. И в некоторых случаях они сообщают об этом.

Честно говоря, если бы они сообщили об этом, было бы довольно удивительно, не так ли? Но я думаю, что они этого не сделали, и это нормально. Я не говорю, что они должны были сообщить об этом, потому что это очень личное, это очень большая проблема. В этом нет никаких сомнений.

Давайте дальше.

— Вы бы хотели услышать ее историю о том, что было раньше?..

Трамп: Я бы хотел услышать ее историю, да. Мы дадим ей немного времени.

— Вы уже приняли решение?

Трамп: Они могли бы дать ей время на прошлой неделе. Это Сенат Соединенных Штатов. Это самая важная позиция, которую может занять президент, я думаю, можно сказать, безусловно. Я слышал, что это самое важное решение, которое может принять президент. Я с этим не согласен. Война и мир. Я всегда говорю, «война и мир», и после этого Верховный суд, правильно.

Я с нетерпением жду от нее ответа. Мы могли выслушать ее на прошлой неделе. Мы уже долгое время можем услышать ее. Будет интересно услышать, что она скажет. ОК.

— Позвольте мне развить вопрос Джима. Господин президент, позвольте мне развить вопрос Джима. Я не думаю, что у нас есть ответ.

Трамп: Какой? Какой вопрос? Чей?

— Как быть с вашим личным опытом в связи с обвинениями от более чем…

Трамп: Меня обвинили. Меня обвинили.

— …дюжины женщин в сексуально-…

Трамп: Ложные обвинения.

— …-неправомерном поведении?

Трамп: Извините.

Трамп: И меня обвиняли — я полагаю, это были четыре женщины. Вы можете уточнить у Шона Ханнити, вы можете уточнить у «Фокс», потому что они очень основательно это освещали.

Трамп: Кому заплатили. Извините. Меня обвинили четверо или пятеро женщин, которым заплатили кучу денег, чтобы они придумывали истории обо мне. Мы поймали их, и средства массовой информации отказались показывать это по телевидению. Они отказались даже писать об этом. Там было четыре женщины, а может и больше. Думаю, число четыре или пять. Но одна выплатила ипотеку за свой дом стоимостью в 52 тысячи долларов. У другой было еще что-то. И той, которая сообщила об этом, насколько я знаю, было предложено 750 тысяч долларов за то, чтобы говорить обо мне плохие вещи.

И именно она сообщила об этом. Эта женщина невероятна. Она сообщила, вместо того, чтобы взять деньги. Так что у меня было много обвинений в мой адрес.

Трамп: Я имею в виду, они сделали ложные заявления обо мне, зная, что они ложные. Я никогда с ними не встречался. Я никогда не встречал этих людей. И что же они сделали? Чем они занимались? Они брали деньги, чтобы говорить плохие вещи. У меня были истории, написанные в «Нью-Йорк Таймс», на первой полосе, о четырех женщинах — вся главная страница «Нью-Йорк Таймс». Кажется, там было четыре больших картины. Я сказал Ничего себе, это серьезная штука, что это такое.

Это были женщины, которые говорили обо мне плохие вещи. Не худшие вещи обо мне, но плохие вещи. И я сказал, что это очень плохо. Я знал их давным-давно. 15 лет назад, 20 лет назад. Я сказал, что это очень плохо, я удивлен из-за них. И вдруг я вижу их по телевизору, и это не имеет ко мне никакого отношения. На следующий день или через день они пришли в ярость. Они сказали, что Дональд Трамп хороший парень, мы никогда этого не говорили. «Нью-Йорк Таймс» привела ложные сообщения.

Это фейковые новости. И знаете, что? «Нью-Йорк Таймс» не сообщит, что их история оказалась поддельной. Эти женщины говорили превосходные вещи. Мало того, что они не говорили плохих вещей, они говорили превосходные вещи обо мне. Первая страница. А эти женщины… они невероятные женщины. Они пошли на телевидение — они не хотели этого, и я не просил их — и они сказали, что «Нью-Йорк Таймс» все это придумала. Они дали ложные цитаты.

И они пошли на множество шоу. Они были в ярости и не могли в это поверить. Вот почему… люди знают, что многие новости фейковые, и многие сидящие здесь — фейк. Но 20% из этих людей замечательные, ОК?

— Как это повлияло на ваше мнение по обвинениям против судьи Кавано?

Трамп: Ну, это влияет на мое мнение, и знаете, почему? Потому что против меня было много ложных обвинений. К сожалению, я очень известный человек. Я являюсь известным человеком долгое время. Но против меня было много ложных обвинений, действительно ложных обвинений. Я знаю друзей, которые сталкивались с ложными обвинениями. Люди хотят славы, денег, чего угодно. Поэтому, когда я вижу это, я смотрю на это иначе, чем кто-то, сидящий дома у телевизора.

Это случалось со мной много раз. У меня было много ложных обвинений. У меня была женщина, сидящая в самолете, на которую я напал, когда люди заходили на борт, и это у меня бестселлер номер один. Я имею в виду, это была полная чушь. Такого очень много. Поэтому, когда вы говорите, влияет ли это на меня с точки зрения моего мышления в отношении судьи Кавано — абсолютно, потому что у меня это было много раз.

Трамп: И если бы в новостях сообщили об этих четырех людях — я не мог бы в это поверить. Когда я услышал, что они обвиняют этих четверых, я сказал: «Ничего себе, серьезная история». И это было для «Фокса». ОК.

— Благодарю вас, господин Президент. Ранее сегодня и сейчас, вы сделали значительное заявление против китайского правительства, вы предположили, что китайцы вмешивались или вмешиваются в среднесрочные выборы 2018 года. Какие у вас есть доказательства, сэр? Есть ли анализ (неразборчиво)…?

Трамп: У нас есть доказательства, они всплывут. Да, я не могу сказать вам о них сейчас, но они не появились из ниоткуда. Вот, что я могу вам сказать. Сейчас они действительно признались, что они идут за фермерами, я имею в виду, что большинство из вас может это дать. Мне нравится, что вы качаете головой, да, я собираюсь задать вам следующий вопрос из-за всего этого, хорошо? Вероятно, это будет убийца всех вопросов.

Но позвольте мне просто объяснить…

— То есть, вы не собираетесь выдвигать доказательства, сэр?

Трамп: Китай сейчас поставил товаров на 250 миллиардов долларов, и они платят 25% за это. Они платят миллиарды и миллиарды — такого никогда не случалось с Китаем. Мне нравится Китай, и мне очень нравится президент Си. Я думаю, что он мой друг. Хотя, возможно, он больше не мой друг, но я думаю, что он, вероятно, уважает — из того, что я слышу, если вы посмотрите на ведущего авторитета в Китае мистера Пиллсбери.

Он недавно был на хорошем шоу, я не буду упоминать название шоу, и он говорил, что Китай тотально уважает Дональда Трампа и очень, очень большой ум Дональда Трампа. Он сказал, они не знают, что делать с Дональдом Трампом — такого никогда не было.

Ну, одна вещь, которую они пытаются сделать, это убедить людей пойти против Дональда Трампа, потому что нормальный, обычный политический деятель, который понятия не имеет, что, черт возьми, он делает — мог бы позволить Китаю продолжать забирать из нашей страны 500 миллиардов долларов в год и отстраивать свою страну. Они строили 29 огромных мостов, как мост Джорджа Вашингтона.

Они строят вещи, которые мы больше не строим, но мы начинаем строить их снова. И наша экономика сейчас горячее, чем когда-либо. Я не знаю, видели ли вы сегодня утром показатели уровней уверенности, которые только что пришли, это фантастика. И, справедливости ради, ФРС поднимает ставки. Они повышают ставки, потому что мы никогда не делали того, что делаем сейчас.

И одна из приятных вещей в их ставках — люди, которые пострадали больше всего от этих нулевых процентных ставок, когда у президента Обамы была экономика, которая была худшей со времен Великой депрессии и все такое, вы все это слышали. Но вспомните, он играл с нулевыми процентами. Он играл на смешные деньги, попросту.

Я играю с довольно дорогими деньгами — поэтому, когда он делает это, люди, которые зарабатывают на процентах, это люди, которые на самом деле, за всю свою жизнь они сэкономили бы 10, 15, 20% своей зарплаты — эти люди были убиты. Потому что они вложили свои деньги в банк, они собираются жить на проценты, а им не было никакого интереса.

Эти люди начинают проявлять интерес, и эти люди, честно говоря, того заслуживают… знаете, они проделали большую работу. Люди, которые делали все правильно, люди, которые проделали большую работу, пострадали больше всего. Так что в каком-то смысле мне это нравится, но в основном я человек низких процентных ставок.

Да, мэм. Да, давайте.

— Господин президент…

Трамп: Да?

— Завтра у вас будет еще одна встреча с Родом Розенштейном…

Трамп: Да.

— Вы планируете уволить Рода Розенштейна?

Трамп: Я разговариваю с ним, у нас был хороший разговор. Он сказал, что никогда не говорил этого, он сказал, что не верит этому. Он сказал, что очень уважает меня, и он был очень мил, посмотрим. И он является членом администрации Трампа, в смысле Министерства юстиции.

Я, конечно, предпочел бы этого не делать, не было никакого сговора, не было никаких препятствий. Я имею в виду, если вы не называете препятствие тем фактом, что я сопротивляюсь — а я сопротивляюсь, я действительно сопротивляюсь. Я имею в виду, если вы называете это препятствием, это нормально. Но нет никаких препятствий, никакого сговора — я встречусь с ним завтра. Я могу позвонить Роду сегодня вечером или завтра и попросить немного отсрочить встречу, потому что я не хочу делать ничего, что встанет на пути этого очень важного выбору Верховного суда. Поэтому я не хочу, чтобы это соревновалось и вредило решению, так или иначе.

Опять же, я хочу услышать, что она скажет, но я не хочу этого делать — я могу отложить это. Я собираюсь на это посмотреть. Я не хочу делать ничего, что конфликтовало бы с этим. Но я бы предпочел оставить их и позволить ему закончить. Знаете, я называю это «охотой на ведьм», это и есть охота на ведьм.

Я имею в виду вот, что происходит. Вы посмотрите на ужасные заявления вроде: «Иди сюда, Пейдж, отличная история, чтобы поместить в газету». По существу, теперь мы пойдем и займемся расследованием в отношении этой группы. Это ужасно. Мы поймали людей, делающих ужасные вещи. Я бы в гораздо большей степени предпочел оставить Рода Розенштейна.

Многие говорят, что я имею право уволить его. Он сказал, что не говорил этого, он сказал, что не верит, и никто в этой комнате не верит этому. Кстати, я имею дело с людьми в этой комнате. Я был с Майком Помпео раньше. Мы имели дело на очень высоком уровне с Японией.

И я говорил то, что никто в комнате даже не понял, а я сказал им давным-давно. И я был прав. Он сказал: «Это не 25-я поправка, на которую я смотрю». Думаю, я могу сказать это от имени Майка.

— То есть вы думаете, что никто в вашей администрации никогда не обсуждал… использование 25-й поправки против вас?

Трамп: Я так не думаю… ну, да, враги, конечно. Вы используете все, что можете.

— …в вашей администрации или в вашем кабинете?

Трамп: Эй, вы используете все, что можете. Они не влюблены в меня. Они не победят меня на выборах. Они это знают. Они не собираются побить меня. Люди, на которых я смотрю, тотальные легковесы. Я мечтаю выступить против этих людей. Может, я кого-нибудь найду…

— Но с вашей администрацией…

Трамп: Они не собираются побить меня. Я против того, что они хотят сделать. Я за правоохранительные органы. Я сторонник безопасности и низких налогов. Я хочу низкие налоги. Я хочу границы. Мы получим еще 1,6 миллиарда долларов на границах. Я хочу границы. Мы потратили 3,2 миллиарда и получим еще 1,6 миллиарда. А потом, в конце концов, мы получим все это, и мы завершим стену.

Они не хотят этого. Они не хотят того, что есть у меня. Теперь я должен сказать. Я знаю многих демократов. Они что-нибудь скажут, а потом подмигнут мне. И опять же, это все та же старая история. Они говорят, они не понимают. Это политика.

Причина, по которой они не хотят меня, в том, что они хотят управлять шоу. Они хотят этого. Это сила, называй ее как хочешь. Но то, что они сделали здесь — это позор, полный позор. И то, что они делают, я знаю, это интересно.

В одном случае они говорят: «Он фашист. Он возглавляет правительство. Он самый могущественный президент на свете. Он ужасный человек. Он хочет захватить все правительство, и он это сделает. Мы не можем его остановить».

Это не сработало. На следующей неделе, он сказал: «Он некомпетентен». Я сказал: «Хорошо, подождите минутку». То я захватываю мир, то некомпетентен. Они пробовали это неделю, но ничего не получилось.

Послушайте, это очень бесчестные люди. Это мошенники, и пресса сейчас сказала… но пресса не пишет этого.

— Почему вы получаете послания от Ким Чен Ына. Зачем так скоро нужен второй саммит и для чего?

Трамп: Итак, я получил два письма от председателя Кима. В какой-то момент, я… знаете, отдам эти письма. Это невероятные письма. Это письма, которые великолепны в смысле его чувства, что он хочет сделать. Я действительно верю, что он хочет сделать это. Возможно, я ошибаюсь.

Я слышал, как вчера вечером кого-то на одном из телеканалов, я не буду упоминать, на каком, сказал, почему президент Трамп так много дал Северной Корее? Я сказал, подождите минутку. Я попросил Сару Хакаби позвонить этому человеку. Я не дал ему ничего, кроме того, что встретился с ним. Что я ему такого подарил?

Я не делал того, что сделал Обама, который дал ему 1,8 миллиарда долларов наличными, чтобы вернуть четырех заложников. Я вернул заложников, но никогда ничего ему не платил. Я не заплатил ему и десяти центов. Но он хочет заключить сделку, и я хочу заключить сделку. На самом деле у нас очень хорошие отношения, они сильно отличаются от тех, что были в прошлый раз в Организации объединенных наций. Это было немного грубо. Не забывайте, что в тот раз они сказали: «О, Трамп говорит эти ужасные вещи». Он собирается втянуть нас в войну.

У вас была бы война… если бы меня не избрали, вы были бы на войне. И президент Обама, по сути, сказал то же самое; он был готов начать войну. У вас была бы война, и вы потеряли бы миллионы, а не тысячи, вы потеряли бы миллионы людей. В Сеуле миллионы людей, 40 миль и 30 миль от этой очень опасной границы.

Если бы меня не избрали, у вас была бы война. Президент Обама думал, что вы должны пойти на войну. Ты знаешь, как он был близок к тому, чтобы нажать на спусковой крючок? Миллион человек. Со мной никто об этом не говорит. Никто об этом не говорит.

У нас очень хорошие отношения. Я ему нравлюсь. Он мне нравится. Мы ладим. Он написал мне два самых прекрасных письма. Когда я показал одно из них, только одно, премьер-министру Абэ, он сказал, что это действительно новаторское письмо. Это невероятно… И это историческое письмо. Это прекрасное… прекрасное произведение искусства.

И я думаю, что мы заключим сделку. Мы заключим сделку, Стив? Я на самом деле не знаю. Но я думаю, что мы собираемся. В то же время ни ракет, ни ракет, ни ядерных испытаний, вы знаете, больше года мы вы не видели.

До того, как я пришел сюда, все в этой комнате думали, что вы собираетесь на войну. И что случилось потом? Это было забавно. Они сказали, что он был ужасен. Он был так груб с председателем Кимом, Ким Чен Ыном. Он был таким грубым, это ужасно. Он собирается вызвать… ну, у меня была встреча с президентом Путиным.

И на этот раз они сказали, что он слишком мягок с президентом Путиным. У меня была замечательная встреча… она длилась два часа. Мы обсудили все: Украину, Сирию, Израиль и защиту Израиля, мы провели большую встречу. Они хотели, чтобы я закончил боксерский поединок.

И знаете, что? Если бы я был убийственно жестким с президентом Путиным, они бы сказали, что он был слишком жестким. Вы не можете победить этих людей, но вы просто продолжаете идти. Тем временем, у нас все хорошо.

Давайте дальше.

— Как вы думаете, сколько времени потребуется Северной Корее для денуклеаризации?

Трамп: Я не знаю. Я не хочу в это ввязываться…

— Мы видели оценки один год, два года.

Трамп: Стив, я не хочу ввязываться в игру времени. Знаете почему? Я сказал Майку Помпео… Я сказал, Майк, не ввязывайся в игру времени. Мы остановили их. Они демонтируют заводы. Они закрывают много разных полигонов. Они собираются закрыть еще немного, вы услышите об этом очень скоро. Я не хочу забегать вперед, но вы скоро об этом услышите.

Сейчас они не заинтересованы в проведении ядерных испытаний. Вы знаете, у нас был случай… примерно… когда я пришел в Белый дом, вы помните это, было массивное… они думали, что это землетрясение. Гора сдвинулась на полтора дюйма. Мы говорим о горах. Знаете, Северная Корея очень гористая. Прекрасная земля, прекрасная.

Эта гора действительно сдвинулась. Она сдвинулась. И кто-то подумал, что это землетрясение, а потом они узнали, что нет, это были ядерные испытания. Сдвинул гору. Я говорю о серьезных вещах, серьезных размерах. Когда я пришел — и, конечно, до того, как пришел — у меня был риторический вопрос. Вы знаете, это соперничество, я думаю, вы могли бы назвать это так, с председателем Кимом, о котором мы оба сейчас говорим улыбкой и смеемся, но все думали, что это ужасно.

У нас было много президентов, которые ничего не могли сделать с Северной Кореей. Сейчас у нас хорошие отношения. У нас хорошие отношения. И самое главное, все то, о чем вы слышали, страшилки, на мой взгляд, исчезли. Теперь, они могут начать снова? Да. Я люблю заключать сделки. Они могут начать? Да. Может быть, мы ничего не придумаем. Я думаю… прямо здесь. Я думаю, что то, что мы сделали за кулисами… о чем никто не знает, и я не виню вас за то, что вы не знаете.

Знаете, личные письма, личные письма. Но говорят, что они хотят это сделать. Об изменениях мы знаем гораздо больше, чем СМИ. Куда больше. Но если бы вы увидели, что происходит за кулисами, я думаю, вы были бы очень впечатлены. Мы были страной, идущей на войну. Я действительно считаю, что президент Обама признал бы, что он сказал, что это, безусловно, его самая большая проблема. Когда я сидел с ним перед тем, как идти в администрацию, он сказал мне, что это, безусловно, самая большая проблема.

И он сказал мне, что был очень близок к войне. И миллионы людей — не тысячи — миллионы людей были бы убиты. И это могло бы быть — прямо рядом с Китаем, вы правы — это очень легко могло бы стать мировой войной. Сейчас мы находимся в отличном положении. Я не хочу играть в игру времени. Я сказал Майку Помпео, не позволяй им так с тобой поступать. Я ничего вам не давал.

И вдруг мы вернулись… это было несколько недель назад. Я думаю, что мы вернулись через два с половиной месяца после саммита, который прошел с большим успехом. А люди кричат, что так долго. Я сказал: о, я понял. Ты должен понимать СМИ. Я имею дело со СМИ всю свою жизнь. Слишком долго. Слишком. Они кричат, и я это видел. И наши ребята были… и не Майк, но наши ребята были… ну, мы работаем как можно быстрее.

Я сказал, что у меня есть время в мире. Мне не нужно торопиться. Нет, вы знаете, о прекращении санкций речь не идет. Мы получили санкции. Я не снимал никаких санкций. Прошлой ночью я видел репортера, парня, который мне очень нравится. И он задал вопрос президенту Южной Кореи Муну, почему президент так много отдал. Я ничего вам не давал. Я ничего не отдал.

Что я отдал, кроме некоторого времени. Да, я летал в Сингапур. У нас была назначена встреча… Если вы спросите генерала Мэттиса, почему бы нам не прекратить эти нелепые, на мой взгляд, военные игры. Я называю их военными играми. Если бы я сказал вам, сколько стоят эти игры — и, честно говоря, я сказал Южной Корее, что они должны платить за эти игры. Мы расплачиваемся за них. Говорят, хорошо, что нашим самолетам нужно пролететь небольшое расстояние.

Я сказал, где это находится. Гуам. О, да. Сколько это займет времени? Семь часов. О, здорово. Мы летаем на этих массивных бомбардировщиках… Я давно хотел остановить это. Я считаю это ценным приобретением. Но мы это сделали — мы экономим, кстати, только для налогоплательщиков, целое состояние. И если нам нужны они, то мы можем начать снимать это немедленно.

Если я думаю, что они нам нужны, я начну это раньше генералов. Дело в том, что репортер так сказал. Я спрашиваю, что мы сделали? Я ничего вам не давал. И мы действительно на пике — я думаю, мы действительно собираемся сделать что-то очень важное.

Но мы не играем в игру времени. Если это займет два года, три года или пять месяцев, это не имеет значения. Там нет ядерных испытаний и нет испытаний ракет.

— Вас вообще беспокоит месседж, отправленный женщинам, которые смотрят это, когда вы используете такие слова, как «мошенничество» в отношении утверждений о сексуальном насилии?

Трамп: В своей жизни я произносил гораздо худшие слова, чем «мошенничество». Это, наверное, самая милая фраза, которую я когда-либо использовал. Я имею в виду мошенничество… так и есть. Это мошенничество на доверии. Это работа с доверием, но они… это мошенничество демократов. Они это знают.

ВОПРОС: Так как насчет сообщения, отправленного женщинам, которые это смотрят?

Трамп: Они делали то же самое с российским расследованием. Они пытались убедить людей, что я как-то связан с Россией. Не было никакого сговора. Подумайте об этом. Я в Висконсине. Я в Мичигане. Я говорю, Ну и дела, у нас не очень-то хорошо. Я выиграл в обоих этих штатах. У нас не очень хорошо. Позвольте мне позвать русских на помощь. Кто-нибудь действительно в это верит? Это мошенничество.

Я наблюдаю за этими ребятами, маленьким Адамом Шиффом и всеми парнями, кто принимает звонки от русских, которые оказываются обманщиками, как вы знаете — это комики или что-то вроде того… Почему он принимает звонок от русского? Сенатору Уорнеру поступил звонок от русского. Тот был комиком или вроде того, но при этом сказал: «У нас есть фотографии президента Трампа» — «Вау, где я могу их достать?». Если бы мы когда-нибудь это сделали, это было бы очень важно. Да, это афера. И это неплохой термин. Это совсем не плохой термин.

Трамп: Я скажу вам одну вещь, которую я могу отметить. У меня было много людей, которые говорили со мной относительно того, что происходит, потому что это ужасный прецедент. Мне придется назначить других судей и, возможно, других судей Верховного суда. Это может быть несколько судей Верховного суда, больше двух.

И когда я позвонил Бретту Кавано, поговорил с ним и его семьей, сказав, что выбрал их, они были так счастливы и польщены, как будто… я имею в виду самое главное, что когда-либо случалось. И я их прекрасно понимаю. Верховный суд США.

Я не хочу оказаться в положении, когда люди скажут: «Нет, спасибо, нет, я не хочу этого». Знаете, я говорил с кем-то 38 лет назад, и это может быть не очень хорошо.

Нам нужно управлять страной. Мы хотим лучшего таланта в мире. Но вот что я вам скажу, люди, которые жаловались мне больше всего на то, что происходит, это женщины. Женщины очень злые.

Вы знаете, что я получил 52% среди женщин. Все говорили, что этого не может быть — 52%. Женщины так злы, и я, честно говоря, думаю, что… я думаю, им нравится то, что делают республиканцы, но думаю, они хотели бы видеть, что это происходит намного быстрее.

Трамп: Но дайте им день в суде. Пусть она проведет свой день в суде. Пусть кто-нибудь другой проведет день в суде. Но те, с кем я сталкиваюсь… я имею в виду, есть мужчины, которым это не нравится, но есть и женщины, которые возмущены тем, что происходит. Я всегда говорил, что женщины умнее мужчин. Я говорил это много раз, и я серьезно. Но женщины… женщины возмущены тем, что происходит.

— Господин президент, вы всегда говорите, что поддерживаете своих союзников, курды сейчас после разгрома ИГИЛ* находятся под большим давлением в Сирии и в Ираке со стороны многих противников. Что будет сделано для того, чтобы облегчить их позиции, после того как они помогли США победить ИГИЛ?

Трамп: Ну, мы им очень помогаем, и мы с ними очень дружим. И, как вы знаете, мы сражались бок о бок, и мы победили ИГИЛ, по сути, совсем недавно на Ближнем Востоке, и мы сделали это с большой помощью курдов. И они, они отличные бойцы. Знаете, некоторые народы — отличные бойцы, а некоторые — нет… курды — отличные бойцы. И они замечательные, замечательные люди. И мы собираемся… мы обсуждаем эту ситуацию прямо сейчас.

— Что вы сделаете, чтобы поддержать их, сэр?

Трамп: Ну, я просто говорю, что мы будем обсуждать эту ситуацию. Мы уже начали обсуждать эту ситуацию. Но у нас была огромная поддержка со стороны курдов в поддержке ИГИЛ, ОК?

— Господин президент, Сьюзан Ли, «Фокс Бизнес». Вы отменили встречу один на один с премьер-министром Канады Джастином Трюдо?

Трамп: Да, это так.

— Почему?

Трамп: Потому что его пошлины слишком высоки, он, похоже, не хочет двигаться, и я сказал ему забыть об этом. И, честно говоря, мы думаем о том, чтобы просто обложить налогом автомобили, приезжающие из Канады, это материальная нагрузка, и большая. Мы очень недовольны переговорами и стилем ведения переговоров в Канаде.

Нам не очень нравится их представитель — я люблю Канаду, кстати, у меня так много друзей. Но это не имеет никакого отношения к этому — я представляю Соединенные Штаты. Мексика была абсолютно… я имею ввиду, они были великолепны. Кстати, новый президент был великолепен.

Сделка завершена, теперь она должна пройти через Конгресс, и вы знаете, многое должно произойти. Но мы это сделали… Боб Лайтайзер, который где-то здесь, где Боб? Боб Лайтайзер проделал большую работу по переговорам, как и они, но сделка готова, за исключением одобрения Конгресса.

Но Канада относилась к нам очень плохо, они относились к нашим фермерам в Висконсине и штате Нью-Йорк, и во многих других штатах очень плохо. Молочные продукты, 300%… 300%. Как вы продадите молочный продукт за 300%?

Ответ: никак. Что и является барьером. По сути, они говорят, что у нас нет никаких барьеров — между прочим, это 300%, поэтому туда ничего не отправляют, поскольку невозможно конкурировать. Так что Канаде предстоит пройти долгий путь. Я должен быть честен с вами, мы совсем не ладим с их переговорщиками — мы думаем, что они уже давно используют нашу страну.

У нас были люди, которые не знали, что они делают, и почему у нас было за последние пять или шесть лет в среднем 800 миллиардов долларов в год торговых потерь. Это смешно, этого больше не будет.

— Что это означает для НАФТА, будете ли вы выходить из НАФТА?

Трамп: НАФТА мне не нравится, никогда не нравилась. Это было очень плохо для Соединенных Штатов, и было здорово для Канады, было здорово для Мексики — очень плохо для нас.

Я не собираюсь использовать название НАФТА. Я отказываюсь им пользоваться. Я видел тысячи закрытых заводов и фабрик. Я видел миллионы потерянных рабочих мест в автомобильных компаниях, которые переехали. Вспомните, в Мексике из-за НАФТА сейчас сосредоточено 25% нашего автомобильного бизнеса. Нас в этой сделке больше не будет… Мы будем сохранять компании, и я сказал мексиканцам, что мы должны сохранить компании.

Но они также получают немало. Они получают другие вещи. Они получают много хороших вещей. Мексика заключила очень хорошую сделку. Но с Канадой все очень тяжело. То, что мы сделаем, это заключим сделку с Канадой — для чего, как вы знаете, все еще сохраняется хороший шанс, — это и близко не то, что они хотят сделать. Было бы несправедливо.

— Но вы собираетесь уведомить Конгресс о выходе из НАФТА?

Трамп: То, что мы, вероятно, собираемся сделать, это USMC… который расшифровывается как US Mexico Canada. Но здесь, возможно, останется только USM. Это будут Соединенные Штаты и Мексика.

Канада придет. Теперь, если Канада не заключит с нами сделку, мы заключим сделку намного лучше. Мы собираемся обложить налогом машины, которые поступают к нам. Мы вложим миллиарды и миллиарды долларов в нашу казну и, честно говоря, будем этому очень рады. Потому что это на самом деле больше денег, чем можете заработать при любых обстоятельствах совершения сделки. ОК? Хорошая работа, весьма. Вы делаете очень хорошую работу. Очень.

— Какими будут отношения США с курдами после ИГИЛ?

Трамп: ОК. Мы пытаемся хорошо ладить — мы отлично ладим с курдами. Мы очень стараемся им помочь. Не забывайте, что это их территория. Мы должны им в этом помочь. Я хочу им в этом помочь. Посмотрим, что будет дальше. Они сражались вместе с нами. Они погибали вместе с нами. Они умирали. Мы потеряли десятки тысяч курдов, которые сражались с ИГИЛ. Они погибли за нас и вместе с нами, и за себя. Они погибли ради себя. Но они замечательные люди. И мы не забываем, я не забываю, что произойдет когда-нибудь позже, но я могу сказать вам, что я не забываю. Это замечательные люди.

— По поводу Ирана, один вопрос. Каков ваш четкий план по прекращению иранского влияния в Ираке, в Сирии и особенно в…?

Трамп: Я думаю, что не было никаких больших изменений — кроме, может быть, Китая, потому что, к сожалению, их рынки упали — на 30% за последние четыре месяца, не так ли?… Я думаю, что на самом деле на 32. Но это нормально. Но много… Китай — очень особенное место. И Иран — это совершенно особое место.

Но я думаю, что за последние шесть месяцев ни одна страна не изменилась так сильно, как Иран, с тех пор как я разорвал ужасную, ужасную ядерную сделку с Ираном, как они называли, одну из самых глупых сделок, когда-либо заключенных. Например, почему они не позаботились о Йемене в этой сделке? Почему они не позаботились о Сирии? Знаете, почему? Керри сказал, что это было слишком сложно. Мы даем 150 миллиардов долларов, мы заплатили 1,8 миллиарда долларов наличными. Наличные деньги. Целую комнату можно заполнить стодолларовыми купюрами.

Трамп: И вам понадобится, вероятно, пять таких комнат, как эта. Мы выделили 1,8 миллиарда долларов наличными. Почему мы не заботились о Йемене? Почему мы не позаботились о Сирии и других — он сказал, потому что это было слишком сложно. Ну, ты просто отдал все свои карты. Вы дали им 150 миллиардов долларов. И теперь в Йемене бардак, но сейчас там становится лучше. И в Сирии был беспорядок, и я несу за это ответственность, и я надеюсь, что буду нести и дальше.

Несколько недель назад я писал в социальных сетях о провинции Идлиб: «Не делайте этого». И я вам сейчас расскажу. Это было, когда я присутствовал на встрече с большим числом сторонников. Одна женщина встала и сказала: «В Сирии есть провинция с тремя миллионами человек населения. Прямо сейчас иранцы, русские и сирийцы окружают эту провинцию, они собираются убить мою сестру, и они собираются убить миллионы людей, чтобы избавиться от 25-35 тысяч террористов или врагов, но я думаю, что мы можем назвать их террористами».

И я сказал: «Этого никогда не произойдет. Я не слышал о провинции Идлиб». Я вернулся в Нью-Йорк, и я взял провалившуюся «Нью-Йорк Таймс». Я ненавижу признавать, что это был Нью-Йорк, но это была провалившаяся «Нью-Йорк Таймс». И открыл ее, не на первой странице, там была очень большая статья. Я сказал: «Вау, это та же самая история, которую рассказала мне женщина, в которую мне было трудно поверить, потому что зачем кому-то что-то делать с тремя миллионами человек?».

И там говорилось, что их окружают, что они начинали буквально на следующий день, собираясь сбросать бомбы повсюду и, возможно, убить миллионы людей, чтобы достать 35 тысяч террористов.

Я написал в социальных сетях и дал указания Майку Помпео, Джону Болтону: «Не позволяйте этому случиться». Я сказал: «Не позволяйте этому случиться». Это не значит, что они не могут оказаться избирательными, что они не могут так войти, и они должны делать то, что они должны делать, с террористами — я предполагаю, что это террористы — но не убивать миллионы людей.

И это прекратилось. Вы видели это. Никто не собирается благодарить меня, но это нормально — это нормально, потому что люди знают. Еще за это меня благодарят сирийцы — это было около четырех недель назад, когда я это потушил. Я сказал: «Они окружают город с населением три миллиона человек, они начнут бомбить город. Не позволяйте этому случиться».

И это я тоже имел в виду. Я серьезно. И миллионы людей были спасены, и я… я сегодня воздал Ирану большую честь. Не знаю, слышали ли вы это. Я воздал большую честь Ирану, России и Сирии за то, что они этого не сделали. Теперь я надеюсь, что это будет хирургическое вмешательство, то есть, войти и сделать — это долго. И им, возможно, придется это сделать. Но я думаю, что миллионы людей были бы убиты, и это было бы позором.

И, надеюсь — мне придется рассказать вам. Турция оказала большую помощь. Турция была великолепна. Турция нам очень помогла во всей этой ситуации.

— Возвращаясь к Ирану. На этой неделе вы обратились с призывом к другим странам вместе с Америкой оказать давление на Иран. Рухани все еще призывает США вернуться к старой сделке. Но после встречи с мировыми лидерами на этой неделе вы добились какого-либо прогресса в направлении потенциального нового курса?

Трамп: Не важно, что думают мировые лидеры по Ирану. Иран вернется ко мне, и, я думаю, заключит хорошую сделку, а может быть, и нет — никогда не знаешь. Но они сильно страдают. У них протесты в каждом городе, гораздо больше, чем было в период президентства Обамы, гораздо больше.

Президент Обама заступался за правительство, а не за народ, и у него, вероятно, был бы совсем другой Иран, если бы он этого не сделал. Но я заступаюсь за людей. Я с народом Ирана. Но вот в чем дело — у них необузданная инфляция. Их деньги ничего не стоят. Все идет не так. У них беспорядки на улицах. Невозможно купить хлеб. Ничего нельзя сделать. Это просто катастрофа.

В какой-то момент, я думаю, они захотят вернуться и они скажут, Эй, мы можем что-нибудь сделать? И я — это очень просто — я просто не хочу, чтобы у них было ядерное оружие. Вот и все. Неужели я прошу слишком многого? Я не хочу, чтобы у них было ядерное оружие. Я хочу, чтобы у них была отличная экономика.

Я хочу, чтобы они продавали много нефти, поскольку цены на нефть… я не доволен ОПЕК. Я сказал им, что не доволен работой ОПЕК. Мы заботимся обо всех этих людях, защищаем их. Они не продержались бы там в течение двух недель, если бы не я, и Соединенные Штаты и наши гораздо более сильные вооруженные силы. Потому что наши вооруженные силы истощены. У нас старое снаряжение.

Вы знаете лучше, чем кто-либо. 700 миллиардов долларов и 716 миллиардов долларов. У нас самые невероятные новые самолеты и все такое. Нам это нужно. Не то, чтобы я хотел их потратить, хотя это работа. Это все сделано в Соединенных Штатах.

Но Иран должен вернуться и поговорить. Я делаю это не из-за силы или слабости. Я просто говорю, что в какой-то момент им придется возвращаться. Если вы посмотрите на то, что там происходит, то компании уходят налево и направо. «Мерседес Бенц» только что ушел. Они все собираются уходить. Они не хотят оставаться в Иране. Потому что у них есть выбор, хотят ли они быть с Ираном или хотят быть с нами, и мы… мы собрали десять триллионов долларов с момента моего избрания.

Нас поймал Китай, теперь все идет в обратном направлении. Люди не могут в это поверить. Люди никогда не видели такой ситуации с Китаем. Все всегда было… 20 лет говорили: О, Китай такой великий, Китай такой великий. Больше вы этого не услышите.

Обожаю Китай. Я думаю, что они великие. Но вы больше этого не услышите. Знаешь, кто сейчас великий? Сейчас мы великие снова.

— Просто чтобы не было недоразумений: я знаю, что Вы указывали на меня, но сейчас я работаю в «Пи-би-эс ньюсауор» (PBS NewsHour)…

Трамп: Я это знаю. Я знаю.

— Тогда у меня такой вопрос: вчера в Организации Объединенных Наций Вы говорили о достижениях Вашей администрации, и многие лидеры начали смеяться. Какова, по Вашему мнению, причина этого смеха?

Трамп: Ну, это поддельные новости.

— И как Вы себя ощущали в такой ситуации?

Трамп: Да, это фальшивые новости, и именно так это преподносилось в СМИ.

Я сказал, что с момента моего избрания наша экономика начала показывать самые впечатляющие результаты в мире: уровень снижения налогов, уровень нормативного регулирования, уровень доверия — самый высокий за последние 18 лет. Уровень безработицы — самый низкий за всю историю нашей страны, скоро это будет историческим рекордом. Посмотрите на безработицу среди темнокожих, посмотрите на безработицу среди азиатов, среди женщин, среди людей, которым за 65 — таких хороших показателей у нас никогда не было. Посмотрите на число компаний, вливающихся в нашу страну. Никто и не думал, что такое возможно, и я говорил об этом. И я стоял перед большой группой профессионалов высочайшего класса, большинство из которых либо представители стран ООН, либо других стран, это люди, которые редко хлопают, аплодируют, улыбаются. И когда я сказал, что наша страна сейчас сильнее, чем когда-либо прежде — и это правда — я услышал в зале легкий шелест. И я услышал смешки и сказал: «О, я не и думал, что это будет так…». Они смеялись не надо мной. Они смеялись вместе со мной. Нам было весело. Это не была насмешка.

А теперь мы слышим фальшивые новости: мол, люди смеялись над президентом Трампом. Они не смеялись надо мной. Людям просто было приятно в моей компании. Мы делали это вместе. Мы хорошо провели время. Они ценят то, что я сделал. Соединенные Штаты вернули себе уважение.

Раньше к Соединенным Штатам относились без уважения. Каждый использовал нас, как мог: или это были рабочие места, или они забирали наши компании и не платили по счетам, много всего.

Даже в области обороны. В последние несколько дней я сказал целому ряду стран: слушайте, у вас очень богатая страна. Мы вас защищаем. Без нашей протекции у вас были бы серьезные проблемы. Я сказал им: вы должны компенсировать нам эту защиту. Почему мы вас защищаем? И знаете, что они сказали? Где-то на третьей минуте разговора они со мной согласились. И вы можете спросить эту группу весьма талантливых людей. Они согласились со мной. Правда, они сказали, один из них сказал: «Но господин президент, нас никто никогда об этом не просил. Они нас никогда об этом не просили. Никто никогда не говорил, что мы должны платить». Это действительно богатые страны. Я буду с вами честен.

Я вот тут спросил Японию. Я сказал: мы предоставляем вам защиту. Вы очень богатая страна. Вы отправляете нам миллионы автомобилей. Вы наживаете на нас целое состояние. У нас с вами гигантский дефицит торгового баланса. И мы вас защищаем и выделяем вашему военному сектору внушительные субсидии.

Я сказал это Южной Корее. У нас 32 тысячи солдат в Южной Корее. И это очень богатая страна. Это великие страны. Это очень богатые страны. Я сказал: почему же вы никак не возмещаете нам эти убытки. И вы знаете что: они смотрят на меня и даже не знают, что ответить, потому что ответа нет. Если бы речь шла о бедной стране, которой нужна защита, потому что там могут погибнуть люди, я обеими руками за то, чтобы обеспечить им эту оборону. Я с них не возьму ни копейки.

Но если это богатые страны, у которых с нами чрезвычайно активное сальдо торгового баланса, чрезвычайно, и вдобавок ко всему мы оплачиваем расходы на их оборону, а порой это очень большие расходы. Тогда это не работает. Еще два вопроса, и закругляемся.

— Господин президент, Вы сказали, что чувствуете родство с Бреттом Кавано (Brett Kavanaugh). Вы сказали, что ложные обвинения, сделанные против Вас, заставляют Вас испытывать недоверие к этим женщинам.

Трамп: Нет, я этого не говорил. С чего Вы взяли? При чем тут поддельные новости? Разве я это говорил?

— Тогда не могли бы Вы объяснить, что Вы имеете в виду, говоря о ложных обвинениях в свой адрес?

Трамп: Прошу прощения. Кстати, я ценю вашу работу, я вас смотрю периодически. Но я этого не говорил.

— Тогда не могли бы Вы объяснить, что Вы имели в виду?

Трамп: Я сказал так. Мне не терпится на нее посмотреть. Я действительно хочу услышать, что она скажет. И, может быть, ее слова меня во всем убедят. Может быть, она скажет что-то важное. Но в то же время я должен вам сказать, что он один самых выдающихся людей современности. Он потрясающий человек. Он потрясающий гений. У него отличные мозги. Он был, по-моему, лучшим студентом в Йельском университете. Разве не так? Первым в своем классе в Йельском университете. Он был отличным студентом-правоведом. Раньше я уже слышал его имя. Но не знал его лично. Не знал его до поры. Но его имя было у меня на слуху на протяжении десяти лет. И знаете, в каком контексте его произносили? Все говорили, что его место в Верховном Суде. Я спросил: о ком вы? Его зовут Бретт Кавано, это самый блестящий человек, самый блестящий адвокат. Они десять лет назад прочили ему место Председателя Верховного Суда. Учитывая все это, теперь я хочу услышать, что скажет она.

— Но Вы сказали, что чувствуете себя еще одним объектом многочисленных ложных обвинений…

Трамп: В мой адрес делалось много ложных заявлений, и если бы о них сообщала пресса, я был бы счастлив. Думаю, Джон Робертс (John Roberts) сказал бы вам, что вы освещали в СМИ эту историю о том, как женщинам заплатили за их клевету на меня. Об этом рассказал Шон Хэннити (Sean Hannity). Признаюсь, когда я увидел это в его шоу, я даже позвонил ему.

Верьте или нет, я не очень много с ним общаюсь, но я его уважаю. Я позвонил ему. И сказал, что это реально важная новость, очень большая новость. Он со мной согласился. На следующий день я стал просматривать газеты — там не было об этом ни слова. На следующий день я смотрел «Эй-би-си ньюз» (ABC News), я смотрел «Эн-би-си» (NBC), я смотрел «Си-би-эс» (CBS), я не смотрел «Си-эн-эн» (CNN), но в следующий раз я и его посмотрю… Я посмотрел все — никто кроме «Фокс» (Fox) об этом не рассказал. А это большая новость. Стыдно.

— Господин президент, ничего, если я передам микрофон «Нью-Йорк таймс»?

— Господин президент, поскольку я из «Нью-Йорк Таймс», могу ли я задать вопрос перед этим джентльменом?

Трамп: Поскольку Вы откуда?

— На самом деле я из «Нью-Йорк таймс». Ямиче — моя бывшая коллега, и мы скучаем по ней. Но я надеялся…

Трамп: Я дам Вам слово после вот этого человека, хорошо? Я сделаю это в знак уважения к газете, которую когда-то любил, спасибо.

— Господин президент, я представляю «Тру ньюс» (TruNews). Сегодня Вы встречались с израильским премьер-министром Биби Нетаньяху (Benjamin Netanyahu) и коснулись темы палестинско-израильского кризиса, сказав, что поддерживаете двухгосударственное решение этого конфликта. Могли бы Вы немного подробнее рассказать об этой великой сделке, о мирном соглашении.

Трамп: Я бы очень хотел договориться с израильтянами и палестинцами. Всю жизнь мне говорили, что это самая трудная сделка. Но я не согласен: по-моему, реформу здравоохранения провести труднее. В общем, вы хотите знать правду.

Там все сложно. Но думаю, что в итоге мы заключим сделку. Думаю, у нас получится. Поэтому на одном из наших многочисленных совещаний сегодня я встречался с Биби Нетаньяху, человеком, которого очень уважаю. Этот человек все время был со мной чрезвычайно любезен, он с большой радостью воспринял мою инициативу по переносу посольства в Иерусалим, которое, кстати, мы открыли за четыре месяца, потратив меньше $500 тысяч, при бюджете, составлявшем более миллиарда долларов. В общем, мы сэкономили, скажем так, миллиард долларов, не так уж плохо. И посольство открыто, и оно, кстати, очень красивое. Иерусалимский камень — один из моих любимых.

Я расскажу вам об одном вопросе, который мне задали. Мне сказали: это первая пресс-конференция после длительного перерыва. А я: что вы имеете в виду? У меня сегодня их было пять. Каждый раз, когда я присаживаюсь, на меня обрушиваются с вопросами орущие с галерки репортеры. Так вот один из них спросил о варианте с одним или двумя государствами, и я ответил, что, по-моему, это будут два государства. Думаю, это более сложный путь, потому что это сделка с недвижимостью, потому что вам нужно проводить границу, нужно оговаривать множество случаев, которые соглашение не охватывает, много всего. На самом деле это более сложный вариант, но, с другой стороны, он лучше работает, потому что люди будут управлять собой сами, в общем, мне задали этот вопрос. И я сказал, что, скорее всего, будет два государства. Мне кажется, мы движемся в этом направлении.

И я рад, что я перепоручил этот вопрос Джареду (Jared Kushner), который так любит Израиль. Он любит Израиль. Но также будет справедлив с палестинцами. Он понимает, что довольными должны остаться обе стороны. Нужно всем угодить. И еще все так сложно потому, что за многие годы накопилось очень много ненависти и гнева. Это пожалуй ключевой фактор.

Но они спросили меня, я сказал, что, по-моему, это будет двухгосударственное решение. И знаете, что я сделал сегодня? Я выдвинул эту идею. И если вы спросите у израильтян, большинство из них с ней согласятся. Но никто не хотел высказать эту мысль вслух. Так что это большая новость. Короче говоря, если израильтяне и палестинцы хотят иметь одно государство — я не против. Если им нужны два государства — я тоже не против. Я счастлив, если счастливы они. Я посредник, я хочу понять, смогу ли я заключить сделку, чтобы люди больше не убивали друг друга.

Когда мы были в Саудовской Аравии, там проходила одна из величайших конференций в истории. Многие из вас, наверное, там были. Это одно из самых красивых мероприятий — там и в Китае — на которых мне довелось побывать. Я никогда не видел ничего подобного. И там собрались лидеры, кажется, 58 мусульманских государств: их короли, эмиры, наивысшие правители каждой страны — не было ни одной второстепенной фигуры.

И, явно не сговариваясь друг с другом, эти люди подходили ко мне по отдельности — их никто не подсылал, они сами подходили и говорили: «Сэр, вы не сможете установить мир на Ближнем Востоке без мира между израильтянами и палестинцами». Я спрашивал: почему, в чем разница, почему это так важно? И они говорили: «Просто мир на Ближнем Востоке не возможен без мира между израильтянами». Такие слова я слышал от одного из лидеров, короля Саудовской Аравии, отличного парня, короля Салмана (Salman). Потом подходил еще кто-то. Мне об этом сказали, наверное, 12 лидеров. И я начал понимать, что мир между Израилем и палестинцами очень важен для Ближнего Востока — и мы прикладываем большие усилия, чтобы его достичь. Думаю, двухгосударственное решение более вероятно, но, если они решат оставить одно государство или сделать два — мне все равно, лишь бы обе стороны были довольны.

— «Нью-Йорк таймс»! Спасибо, сэр.

Трамп: «Нью-Йорк таймс» в любом случае про меня ничего хорошего не напишет. Тогда ваш вопрос, и закончим.

— У нас сейчас вроде как процветание, не упадок.

Трамп: У нас отлично идут дела. Скажите спасибо мистеру Трампу.

— Я, пожалуй, воздержусь.

Трамп: Мне даже интересно, как вы это делаете? Знаете, раньше про меня довольно мало писали, но пару раз я все-таки появлялся на первых полосах «Нью-Йорк таймс». Сейчас про меня выходит в среднем три или четыре статьи в день, так? И все они ругательные — что бы я ни делал. Но знаете что? Я не в обиде, мне все равно нравится эта газета. Продолжайте.

— Я хотел вернуться к Китаю, потому что, на мой взгляд, то, о чем Вы объявили сегодня, действительно важно…

Трамп: Я согласен.

— Вы говорите о дружбе, которая связывает Вас с Си Цзиньпином, но при этом сегодня Вы по сути обвинили его правительство во вмешательстве в наши внутренние дела…

Трамп: Так и есть.

— В том, что они подрывают наш демократический процесс и делают это, чтобы навредить Вам, Республиканской партии и Вашим сторонникам.

Трамп: Делают это, чтобы помочь самим себе.

— Тогда как же этот человек может быть вашим другом?

Трамп: Я думаю, что мы еще в состоянии поддерживать эту дружбу — а он, возможно, уже нет, Скажу честно: я думаю, что у нас были очень хорошие отношения, мы понимаем друг друга. Они пишут исследования о Дональде Трампе, они пытаются во всем этом разобраться, потому что такого с ними никогда не случалось раньше. Только подумайте: вы такого никогда не видели, вы же в курсе дела, такого никогда не было. У них большие проблемы, я не хочу, чтобы они у них были. Но сделка должна быть справедливой, Канаде тоже пришлось с этим смириться. По-моему, мы с Си пришли к взаимопониманию, то же самое я могу сказать и о многих других лидерах.

Я также могу назвать вам тех, с кем, по-моему, я этого контакта никогда не налажу, я не хочу иметь с ними дело. И для этих людей у меня есть Помпео (Mike Pompeo), Никки (Nikki Haley), Болтон (John Bolton), Джаред, а, если они не смогут, я обращусь к Саре Хакаби (Sarah Huckabee Sanders), так? Но по большей части у меня складываются очень хорошие отношения например, с премьер-министром Абэ (Синдзо Абэ) или с президентом Муном (Мун Чжэ Ин).

Кстати, вчера вечером Брет Байер (Bret Baier) брал интервью у президента Муна и спросил его обо мне. Я не могу это рассказать, потому что вы назовете меня хвастуном, но вчера вечером он сказал обо мне что-то невероятное: «Без президента Трампа этого не могло случиться, без президента Трампа этого бы никогда не произошло. И никто другой не смог бы этого сделать».

Китай — очень своеобразная страна. Там невероятный народ. Это невероятная страна. То, что они сделали, в это трудно поверить. И все началось с ВТО. Это была неправильная сделка, хотя все началось еще до ВТО. Китай был не таким, каким мы его знаем сегодня. И это началось, в том числе, при посредстве наших людей, которые занимали вот этот самый пост в Овальном кабинете — иначе говоря, они позволили им действовать безнаказанно, им все сошло с рук. Я думаю, что у нас по-прежнему хорошие отношения. Но вы знаете что? В знак уважения к вам я завтра ему позвоню и спрошу: «Эй, как дела? Вы не против платить несколько миллиардов долларов в месяц за пошлины?»

— У меня всего два небольших наблюдения. Во-первых, как бы Вы сравнили уровень нынешнего вмешательства со стороны китайцев с тем, что делала Россия в 2016 году?

Трамп: Ну, по-моему, здесь все по-другому. Если вы полистаете «Де Мойн Режистер» (Des Monies Register), вы увидите, что у них есть рекламные объявления, которые выглядят как редакционные статьи и где говорится: «О, вы должны остановить Трампа. Вы должны голосовать против него». Мои фермеры, они, знаете ли, патриоты. На канале, который меня не очень любит, они опросили фермеров, и те признались, что им туго, потому что внезапно Китай перестал делать закупки. Кстати, они их возобновили. Не знаю, заметили ли вы. И производство соевых бобов растет, и вообще дела идут в гору. И нанесенный мною ущерб оказался минимальным. На самом деле рыночные показатели выросли, и фермеров ждет большой успех. Это потрясающие ребята. Я люблю их, и они голосовали за меня, и они меня любят. И они сказали: «Ничего, если мы пострадаем — он делает все правильно».

Это сложная игра. Многие люди не имеют ясного представления, что это такое. Они не знают, как определять пошлины. Они не знают, что это не то же самое, что налог, хотя смысл примерно тот же. Но они знают, что впервые за многие-многие годы у них есть президент, который борется за них, который не позволяет другим странам отнимать у них рабочие места, не позволяет такого рода злоупотребления.

Посмотрите, что произошло, например, с НАФТА — и это продолжалось на протяжении многих лет, потому что никаких изменений не было. НАФТА было ущербной сделкой с самого начала. Почему? Потому что у них был 17-процентный налог на добавленную стоимость, и никто в этой стране об этом не знал. А когда узнали, примерно неделю спустя, никто не пошел и не изменил условия. Мексика получала налог на добавленную стоимость. Таким образом, прежде чем начать, мы уже отставали на 17 или 16 пунктов. НАФТА было ужасным соглашением.

Значит, вернемся к фермерам и, кстати, к сталеварам. Я покончил с демпингом. Он был ужасен. И теперь, если они хотят демпинговать, пожалуйста, сколько угодно — только заплатите Соединенным Штатам 25 процентов. Но, как я уже говорил, у нас феноменальные показатели производства стали.

Но фермеры говорят: «Этот человек борется за нас. Ни один президент никогда не боролся за нас раньше». И вам действительно стоит посмотреть, что произошло с нашими фермерами за последние 15 лет — их разорили в пух и прах. По ним прошлись катком. Но фермеры это преодолеют. Это великие люди. Настоящие патриоты. Давайте на этом закончим, хорошо? Ну ладно, давайте еще, быстро.

Мне всегда нравится заканчивать на хорошей ноте. Элтон Джон говорил, что, если вам удается закончить на хорошей ноте, не возвращайтесь назад. Я это видел — а вы когда-нибудь видели? Когда все проходит отлично. Исполнители отличные. Они играют последнюю песню, и все сходят с ума. А потом возвращаются на бис, так? И уже не попадают в настроение. И все уходят. А потом говорят, что концерт был так себе. Ну, давайте.

Вопрос: Один последний вопрос о завтрашнем слушании. Мой коллега из «Скай ньюс» (Sky News) на пресс-конференции уже спрашивал Вас о том идейном посыле, который Вы направляете американским женщинам.

Трамп: Верно.

Вопрос: А что Вы можете сказать молодым людям, американцам? Вы отец. В нынешнем культурном контексте…

Трамп: Мы сейчас переживаем очень важный культурный момент. Вы правы. По-моему, это прекрасный вопрос. Это очень важный момент для нашей страны, потому что есть выдающийся человек, против которого выдвигаются очень серьезные обвинения — и, вероятно, их никто не сможет доказать. Поэтому я мог бы выбрать на эту должность вас — вас или вас, или вас, кого-нибудь еще — а потом кто-нибудь придет и что-нибудь скажет. Со мной это много раз случалось, эти ложные обвинения. И, честно говоря, никто не знает, кому верить. Я мог бы выбрать другого Председателя Верховного Суда. Потом еще одного, и еще — это может продолжаться до бесконечности.

Кто-нибудь придет и скажет, что 30, 25, 10, 5 лет назад он сделал мне какую-то ужасную вещь. Он сделал это, он сделал то. Честно говоря, это очень опасный период для нашей страны. И наши недоброжелатели — некоторые из них, должен заметить, демократы — повторяют это снова и снова, потому что они знают: это просто игра, в которую они играют. Это «развод». На самом высоком уровне. Мы говорим о Верховном Суде Соединенных Штатов.

Это может продолжаться вечно. Я могу выбрать еще пять человек. В какой-то момент люди начнут говорить: «нет, спасибо». Это, возможно, самая завидная должность в мире. И знаете что? Я честно скажу, что это была прекрасная кандидатура — потому что я проводил собеседование и с другими отличными профессионалами. Я вполне могу представить себе ситуацию: пойду к одному из них и скажу, мол, все, что случилось с этим замечательным человеком, печально, и теперь я собираюсь выбрать тебя. Хочу, чтобы ты занял эту должность. И этот человек, который отчаянно боролся за это место два месяца назад, вполне может отказаться от моего предложения.

Это не имеет отношения к Верховному Суду. Это имеет отношение к нашей стране. Когда вас считают виновным до того, как ваша вина доказана — так не должно быть. Я всегда слышал, что, пока ваша вина не доказана, вы считаетесь невиновным. Я слышу это всю жизнь, это очень красивая фраза. В данном случае человека считают виновным до того, как это доказано. По-моему, это очень опасный для нашей страны стандарт. С учетом всего сказанного я с нетерпением жду, что скажет она. Я также жду ответа судья Кавано. Думаю, это будет очень, очень важный день в истории нашей страны. Благодарю вас за внимание.

* Террористическая организация, запрещенная на территории России

США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 29 сентября 2018 > № 2747217 Дональд Трамп

Полная версия — платный доступ ?


Китай. США > Внешэкономсвязи, политика. Таможня > russian.china.org.cn, 29 сентября 2018 > № 2746792

Умный ход со стороны Китая! Иностранные СМИ: Китай снижает таможенные пошлины, что демонстрирует его решимость проводить политику открытости

26 сентября Китай принял решение о резком снижении таможенных пошлин на ряд импортных товаров, начиная с 1 ноября. Сюда входит 1585 наименований товаров, таких как электромеханическое оборудование, текстильные изделия, бумажная продукция и др. На фоне того, что США еще сильнее склоняются к протекционизму, Китай поступает наоборот и снижает таможенные пошлины, что показывает его отношение к защите свободной торговли.

По сообщениям веб-сайта американской газеты The Wall Street Journal от 26 сентября, Китай заявляет о своем решении принять новые меры по снижению таможенных пошлин на импортные товары. В ситуации обострения торговых отношений с США, Китай изыскивает способы борьбы с замедлением экономического развития.

Вечером 26 сентября Китай обнародовал общие детали, касающиеся мер по сокращению пошлин, однако не объяснил, будут ли данные меры распространяться на товары из США. В статье говорится, что с помощью снижения таможенных пошлин Китай стремится удешевить потребительские товары и строительные материалы, что поможет активизировать потребление и торговые инвестиции. Благодаря этому также выполняются обещания китайских руководителей о том, что «ворота открытости Китая никогда не затворятся».

По информации Госсовета КНР, ожидается, что новые меры по сокращению таможенных пошлин и июльское снижение таможенных пошлин на импортные потребительские товары помогут предприятиям и потребителям сэкономить 60 млрд. юаней в этом году. В целом, уровень таможенных пошлин в Китае снизится с прошлогодних 9,8% до 7,5%.

Веб-сайт испанской газеты El Economista 26 сентября опубликовал статью на тему «Умный ход со стороны Китая» о том, как Китай реагирует на политику США резким снижением таможенных пошлин исторического характера.

Статья сообщает, что поскольку Китай не может предпринять аналогичные тарифные меры в отношении США, он решил снизить таможенные пошлины на импорт механизмов, электроники и текстильных изделий в ответ на «агрессивную атаку» США.

Как подчеркивают экономисты, с помощью снижения таможенных пошлин Китай подает международному сообществу сигнал о том, что он поддерживает свободный рынок и экономические реформы. Китай погрузился в торговую войну с США, многие страны мира также стали склоняться к протекционистским мерам, то, что на этом фоне Китай может выдвигать такие меры, заслуживает всеобщего одобрения.

В статье говорится, что с помощью этого Китай выбирается из безвыходного положения торговой войны. Скорее всего китайско-американская торговая война значительно влияет на мировую торговлю, и наносит всем странам урон, который нельзя игнорировать.

Статья также отмечает, что хотя решение Китая является неожиданным, однако оно соответствует последовательной экономической политике. Пекину не только следует реагировать на торговую войну с США, в то же время он должен поднимать развитие экономики в новом нормальном состоянии. Поэтому, постоянно предпринимается стимулирующая политика по расширению внутреннего спроса для содействия экономическому развитию, а снижение таможенных пошлин непременно активизирует импорт.

Эксперты делают акцент на том, что снижение таможенных пошлин соответствует логике поведения Китая в последние годы. Это действие дает Трампу звонкую пощечину и в то же время вызывает у предприятий США еще большее недовольство решением американского президента, которое заключается в препятствии импорту китайских товаров.

Китай. США > Внешэкономсвязи, политика. Таможня > russian.china.org.cn, 29 сентября 2018 > № 2746792


Узбекистан. США > Образование, наука. СМИ, ИТ. Приватизация, инвестиции > podrobno.uz, 29 сентября 2018 > № 2744745

В Узбекистане сегодня, 29 сентября, запустили первую краудфандинговую платформу MFond.uz для народного образования, сообщает корреспондент Podrobno.uz.

Платформа станет удобным инструментом для руководителей школ по привлечению спонсорских средств на развитие материально-технической базы образовательных учреждений, которая, к тому же, обеспечит прозрачность использования привлеченных финансовых средств.

С помощью платформы MFond доноры и благотворители, родители, бывшие выпускники школ, в том числе соотечественники, проживающие за рубежом, смогут оказать спонсорскую помощь школам Узбекистана. Денежные средства можно будет перечислить через местные платежные системы Payme, Upay, Click или международные Visa, Mastercard и другие.

При этом доноры смогут перечислить средства на счет конкретной школы или на общий счет MFond. Платформа со своей стороны будет направлять аккумулированные средства на развитие школьной инфраструктуры, реализацию социально важных проектов, оснащение лабораторий, создание умных классов и другие проекты.

"В Узбекистане сейчас функционируют около 10 тысяч школ и 60% из них нуждаются в укреплении материально-технической базы. Только 37% школ имеют компьютерные классы и всего 7% из них подключены к интернету. Руководство Узбекистана выделяет средства для улучшения инфраструктуры школ. Но для достижения поставленных целей в короткие сроки нам необходимо мобилизовать ресурсы доноров", – отметил руководитель проекта Рустам Каримжонов.

По его словам, используя систему народного финансирования, платформа поможет улучшить состояние школ и создать комфортные условия для обучения и развития детей.

"Отмечу, что это инструмент именно для школ. С помощью платформы они смогут обеспечить прозрачность и отчетность привлекаемых средств, а также их использования. Система полностью прозрачная. Периодически мы будем публиковать данные о поступивших средствах и как они были использованы", – добавил он.

Узбекистан. США > Образование, наука. СМИ, ИТ. Приватизация, инвестиции > podrobno.uz, 29 сентября 2018 > № 2744745


США > СМИ, ИТ > forbes.ru, 27 сентября 2018 > № 2750659 Никита Цаплин

Обучение в облаке: как защитить нейросеть от хакеров

Никита Цаплин

Управляющий партнер и основатель российского хостинг-провайдера RUVDS

Новые технологии дарят великолепные возможности, но иногда они плохо совместимы. Исследователи MIT нашли способ нивелировать недостатки процесса обучения нейросетей в облачном сервисе

Опасность кражи биометрических и медицинских данных стала одной из причин замедления развития рынка облачных сервисов. Как бы ни заверяли поставщики услуг, что данные находятся в надежных руках, гарантировать их неприкосновенность никто не может. Ученые Массачусетского института технологий (MIT) взялись решить эту проблему с помощью технологий искусственного интеллекта (ИИ). В предложенной ими системе GAZELLE обеспечение безопасности данных не сказывается на скорости их обработки.

Последний рубеж

Рынок публичных облачных сервисов достиг в 2017 году $154 млрд и превысит $186 млрд в 2018-м, согласно расчетам Gartner. Но он мог бы расти быстрее, если бы не проблемы с направлением SaaS (программное обеспечение как услуга). Существующие облачные сервисы позволяют пользователю самостоятельно позаботиться о шифровании данных и даже застраховать возможные риски при модели IaaS (инфраструктура как сервис). Но такой подход требует продвинутой ИТ-экспертизы. Другой вариант — использовать облачные сервисы в виде SaaS, когда пользователю достаточно лишь передать свои данные для работы системы и дожидаться результата. В последнем случае обработку информации и ее безопасность должен обеспечить оператор. Но из-за обострившихся проблем с киберпреступностью клиенты стали осторожнее относиться к этой модели, что существенно замедлило рост всего сегмента SaaS на рынке облачных услуг.

Этот вопрос особенно актуален для компаний, использующих технологии ИИ. Для его быстрого обучения необходимы большие компьютерные мощности, чтобы не тратиться на собственное оборудование, и многие компании предпочитают переносить расчеты в облако. Например, этим пользуются медицинские компании, проводящие диагностику заболеваний с помощью ИИ. По оценкам компании Accenture, рынок искусственного интеллекта в области медицины ждет рост более чем в 10 раз за ближайшие три года, в результате чего он достигнет $6,6 млрд.

Нейронные сети сверточного типа эффективно распознают изображения, поэтому их пытаются применить для помощи врачу в поиске признаков заболеваний на магнитно-резонансной томографии (МРТ), рентгенограммах и т. п. Накопление большого объема сканов позволило бы качественно обучить нейросеть, но этому мешают законы о персональных медицинских данных. К тому же кибератаки все чаще направлены и на получение или порчу информации о пациентах: в апреле 2018 года вирус WannaCry атаковал Национальную службу здравоохранения Великобритании (NHS). Поэтому инфраструктура для обработки данных пациентов нуждается в соблюдении строгих стандартов безопасности.

Быстрая, как газель

Большинство известных на текущий момент методов защиты информации существенно замедляет работу нейронной сети, в некоторых случаях в миллион раз, из-за необходимости постоянно кодировать и декодировать данные. В таких условиях облачная обработка данных теряет свое основное преимущество — скорость.

В исследовании MIT, представленном на конференции по безопасности USENIX в августе 2018-го, была презентована система под названием GAZELLE, сочетающая в себе две распространенные технологии: гомоморфное шифрование и протокол искаженного контура. Их сочетание позволяло обучать нейросеть в 20-30 раз быстрее, чем самые современные модели, при этом уменьшая требуемую пропускную способность сети на порядок.

Механизм работы GAZELLE схематично можно описать следующим образом: зашифрованное изображение отсылается на сервер, который производит распознавание, используя систему GAZELLE, после этого обе стороны обмениваются зашифрованной информацией для классификации изображения пользователя. Картинка и данные пользователя отсылаются отдельно, и система следит, чтобы сервер не узнал ничего о загруженных данных, в то время как пользователь — ничего не знал о сетевых параметрах.

Понятные технологии

Гомоморфное шифрование позволяет обрабатывать зашифрованную информацию и генерировать зашифрованный результат. То есть потенциальный хакер, перехватив информацию, все равно будет вынужден ее декодировать, но при этом сервер сможет провести операции, необходимые для обучения ИИ. Пользователь получит результат, который легко расшифрует, так как имеет необходимые ключи. Казалось бы — идеальный метод, чтобы безопасно обучать нейросети на удаленных компьютерах. К сожалению, этот вид шифрования накапливает ошибки на каждом шаге вычислений. Фильтрация шума требует дополнительной компьютерной обработки, и в результате скорость операций замедляется. Типичная проблема при шифровании данных.

Протокол искаженного контура позволяет двум участникам системы провести вычисление, которое требует от них предоставить данные (например, сравнить представленные ими значения), не давая участникам информацию о входных данных друг друга, а также не привлекая третью сторону (арбитра). Этот метод хорошо работает, когда количество вычислений невелико, но требует слишком больших мощностей, если надо совершать много операций. К сожалению, обучение нейросети — как раз второй вариант.

Ноу-хау исследователей Массачусетского технологического института заключается в объединении и чередовании этих методов таким образом, чтобы обойти их неэффективность. Работа сверточной нейронной сети по распознаванию изображений выполняется с использованием гомоморфного шифрования, а обмен данными и вычисления на стороне пользователя — с помощью протоколов искаженных контуров.

Фактически операции разделены так, чтобы каждый из алгоритмов мог показать свою сильную сторону. Распределяя нагрузку, система ограничивает гомоморфное шифрование на выполнение сложной математики на один уровень за раз, не позволяя накапливать ошибки и повышая производительность системы.

Третьим компонентом системы GAZELLE является модуль GAZELLE Network Inference для вывода результатов обработки нейронной сети. Когда пользователь отправляет зашифрованные данные в облачную службу, они разделяются между обеими сторонами. К каждой доле добавляется секретный ключ (случайные числа), который знает только владеющая сторона. Во всех вычислениях каждая сторона всегда будет иметь некоторую часть данных, а также случайные числа. По окончании вычислений обе стороны синхронизируют свои данные, и только тогда пользователь запрашивает у облачной службы свой секретный ключ и получает результат, вычитая секретный ключ из всех данных, полученных после обработки. Если хакер вмешается на любом этапе, кроме конечного, то получит только закодированные данные.

Кому это нужно

Несмотря на экспериментальный характер системы GAZELLE, возможно, уже в ближайшее время она будет применена для защиты алгоритма машинного обучения, распознающего наличие диабетической ретинопатии по снимку глаза. Этот медицинский подход был одобрен американской FDA (аналог Министерства здравоохранения в США) в апреле 2018 года.

Ценность системы, разработанной учеными MIT, в том, что она открывает дорогу в облако аналитическим системам, работающим с чувствительными данными, например при распознавании лиц и в сфере финансов. Если GAZELLE успешно пройдет испытания, то ее влияние на распространение технологий распознавания изображения может быть сопоставимо с появлением безопасных протоколов SSL/TLS, которые сейчас обеспечивают защищенную передачу данных через интернет.

США > СМИ, ИТ > forbes.ru, 27 сентября 2018 > № 2750659 Никита Цаплин


Гонконг. Сингапур. США. Весь мир. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > prian.ru, 27 сентября 2018 > № 2742933

Названы самые экономически свободные страны мира

Канадские эксперты из института Фрейзера составили рейтинг 162 стран мира по уровню экономической свободы. Позиции России и Украины не впечатляют.

Гонконг и Сингапур вновь возглавляют список. В топ-10 также вошли Новая Зеландия, Швейцария, Ирландия, США, Грузия, Маврикий, Великобритания. Канада и Австралия разделили между собой десятую строчку в рейтинге института Фрейзера https://www.fraserinstitute.org/ .

Соединенные Штаты, занявшие шестое место, впервые с 2009 года входят в десятку наиболее экономически свободных стран. Улучшил свою позицию и Тайвань - 12 место по сравнению с 15-м в прошлом году.

Германия заняла 20-ю строчку, Япония – 41-ю, Болгария – 46-ю, а Франция – 57-ю. Казахстан расположился на 69-м месте, Россия – 87-м, Молдова – 95-м, Беларусь – 123-м, а Украина – 134-м.

Страны с самым низким рейтингом: Судан, Гвинея-Бисау, Ангола, Центральноафриканская Республика, Республика Конго, Сирия, Алжир, Аргентина, Ливия и последнее место у Венесуэлы.

Некоторые страны, такие как Северная Корея и Куба, и вовсе не попали в рейтинг из-за отсутствия данных.

Страны c высоким уровнем экономической свободы (25% стран), такие как Великобритания, Япония и Ирландия, имели средний доход на душу населения в размере $40 376 в 2016 году по сравнению с $5 649 для стран с низким уровнем экономической свободы (таких как Венесуэла, Иран и Зимбабве). Существенное отличие этих стран и по ожидаемой продолжительности жизни – 79,5 лет простив 64,4 лет.

Исследователи отметили, что рейтинг этого года составлен на основе анализа информации за 2016 год. Сопоставимых и исчерпывающих данных за прошлый год, по их информации, не было.

Индекс экономической свободы измеряет 42 показателя в пяти областях:

– бремя налогов и государственные расходы;

– правовая структура и защита прав собственности;

– доступ к стабильным, обеспеченным деньгам;

– свобода международной торговли;

– регулирование кредитования, труда и бизнеса.

Prian.ru

Гонконг. Сингапур. США. Весь мир. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > prian.ru, 27 сентября 2018 > № 2742933


Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 27 сентября 2018 > № 2742795 Андрей Мовчан

Foreign Policy (США): Новые санкции России не навредят

Российский экономист иронизирует над Конгрессом США, который надеется сломать Россию «сокрушительными» санкциями, и подчеркивает, что российская экономика хорошо от них защищена. Её главной структурной уязвимостью он считает зависимость от экспорта углеводородов в Европу. Однако там вряд ли ограничат такие продажи, поскольку негативные последствия почувствуют в первую очередь европейские потребители.

Андрей Мовчан (Andrei Movchan), Foreign Policy, США

Несмотря на всю бравурную риторику на Капитолийском холме в отношении новых «сокрушительных» санкций против России, можно подумать, что кто-то, видимо, заранее хорошо подготовился и навел справки о том, что на самом деле придает российской экономике сил. Не говоря уже о том, могут ли какие-то идеи, витающие в рядах американских политологов, изменить расчеты Кремля.

Неприятный секрет заключается в том, что российская экономика теперь хорошо защищена от санкций. Благодаря традиционной модели денежно-кредитной политики России, одобренной Международным валютным фондом, и начавшемуся в последнее время росту цен на нефть валютные резервы Москвы восстановились после сокращения, начавшегося после 2014 года, и сейчас находятся на рекордно высоком уровне почти в полтриллиона долларов. (Это эквивалентно одной трети ВВП России и может обеспечить покрытие импорта в течение 17 месяцев).

Хотя западные политики любят говорить об обесценивании рубля, падение российской валюты с начала этого года на 25% на самом деле является благом для госбюджета. К счастью для президента Владимира Путина, долларовые поступления в Россию обусловлены экспортом углеводородов, а социальные расходы правительства и его собственные проекты оцениваются в рублях.

Размеры государственного долга России не выходят за рамки разумного и вполне поддаются контролю — он составляет всего 17% ВВП (по состоянию на 2017 год) или около 50% резервов. При том, что некоторые сторонники санкций хотят заставить Россию отказаться от выпуска новых ценных долговых бумаг, у её правительства нет ни особого желания, ни особой необходимости занимать деньги, поскольку его казна и так уже переполнена средствами, полученными от экспорта нефти.

Дополнительную защиту Кремлю обеспечивает неустанный контроль государства над экономикой. Как минимум 80% процентов российской экономики либо принадлежит государству, либо контролируется так называемыми олигархами, которые фактически являются назначенцами режима. Около 38% занятого населения работает в государственном секторе. Это означает, что экономическое благополучие большинства россиян зависит не от взлетов и падений рынка, а от готовности государства перераспределять часть доходов от экспорта углеводородов.

Кремль, не теряя времени понапрасну, использует санкционный режим в политических целях. Как говорит Путин, во всех проблемах, безусловно, виноват Вашингтон, а не Кремль. Санкции резко сократили отток капитала из России. Государство использовало оставшиеся средства для укрепления своей политической власти, мобилизуя элиту и нагнетая в обществе антизападные настроения. Непопулярную (и, возможно, ненужную) пенсионную реформу в стране также вменяют в вину Западу, — у правительства не хватает денег якобы потому, что Запад ввел санкции и поверг в смятение иностранных инвесторов.

Крайне важно, что санкции оказали серьезное давление на цены на российские активы. Согласно последним опросам, 89% российских предпринимателей хотят продать свой бизнес, что радует примерно 12 ключевых семей из окружения Путина, которые хотят монополизировать источники богатства и доходов от недвижимости в стране. Сейчас они покупают такие активы по дешевке, используя кредиты, предоставляемые государственными банками.

Но самые полезные для российского правительства — это санкции персональные. Введение санкций в отношении различных олигархов попросту приближает их к Кремлю.

Это объясняется тем, что в России реального владения компаниями не бывает, — есть только временное управление. Любой олигарх, который уклоняется от выполнения желаний режима, на следующий же день все потеряет. Голодные рты в окружении Путина с удовольствием помогут организовать продажу их активов.

Возьмем случай с Олегом Дерипаской, алюминиевым магнатом, попавшим в этом году под санкции США вместе со своей компанией производителем алюминия «Русал», с работающей в сфере энергетики группой En+ и многими другими предприятиями (чтобы спасти свой бизнес, ему пришлось продать государству свою долю в En+). Хотя после объявления в апреле о введении санкций акции «Русала» обрушились, рыночная капитализация и прибыль компании на самом деле — совершенно ничтожны по сравнению с российскими нефтегазовыми гигантами. Не пострадал и экспорт российского алюминия, поскольку администрация Трампа была занята выдачей лицензий и освобождением от применения самих санкций, которые она только что ввела. Дело в том, что в администрации нет никого, кто чувствовал бы себя спокойно, разрушая глобальную сеть поставок или выбрасывая на улицу американских рабочих или рабочих стран ЕС.

Безусловно, главной структурной уязвимостью российской экономики является непомерная зависимость от экспорта углеводородов и другого сырья — в основном в Европу. Однако правительство делает ставку на то, что Запад не будет ограничивать такие продажи, поскольку негативные последствия этого почувствуют в первую очередь европейские потребители.

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 27 сентября 2018 > № 2742795 Андрей Мовчан


Сирия. США. Израиль. РФ > Армия, полиция > inosmi.ru, 27 сентября 2018 > № 2742785 Дейв Маджумдар

National Interest (США): Нагоняя геополитическую волну

Москва заявляет, что поставит в Сирию С-300 несмотря на возражения Вашингтона и Тель-Авива. Но похоже, что Россия планирует очень серьезно заняться всей сирийской ПВО, пишет "Нешнл интерест", и работать на С-300 будут русские экипажи. Это сильно ограничит военные действия Израиля в этой стране. Присутствие дополнительных российских сил станет для Израиля сдерживающим фактором.

Кремль принял решение поставить Дамаску эффективные ЗРК С-300, когда сирийские ПВО по ошибке сбили российский самолет во время израильского авианалета.

Дейв Маджумдар (Dave Majumdar), The National Interest, США

Россия заявляет, что поставит в Сирию зенитно-ракетный комплекс С-300, несмотря на возражения Вашингтона и Тель-Авива. Кремль принял решение о поставке этой мощной системы после того, как сирийцы 17 сентября своей ракетой С-200 по ошибке сбили российский самолет-разведчик Ил-20М во время налета израильской авиации на войска Асада.

«Россия в ближайшие две недели поставит сирийским вооруженным силам зенитно-ракетный комплекс С-300, — сказал 24 сентября министр обороны Сергей Шойгу. — С-300 способен перехватывать средства воздушного нападения на дальности более 250 км и одновременно поражать несколько воздушных целей».

Российское решение

Кремль решил поставить сирийскому режиму современную систему С-300, поскольку Москва обвиняет Израиль в уничтожении ее самолета Ил-20М, хотя сбит он был сирийской ракетой. Русские обвинили Тель-Авив в том, что израильские летчики прикрылись этим большим самолетом во время авианалета четырех истребителей F-16 на объект сирийского режима.

«Подчеркну, в 2013 году по просьбе израильской стороны мы приостановили поставку в Сирию комплекса С-300, который был подготовлен к отправке, а сирийские военнослужащие прошли соответствующую подготовку. Сегодня ситуация изменилась. И не по нашей вине», — отметил глава российского военного ведомства.

Шойгу также заявил, что Москва направит в Сирию современные системы боевого управления и опознавания, чтобы сирийские войска в будущем могли должным образом распознавать российские самолеты. «Командные пункты сирийских соединений и воинских частей противовоздушной обороны будут оснащены автоматизированными системами управления, которые поставляются только в российские вооруженные силы, — сказал министр. — Это обеспечит централизованное управление всеми силами и средствами ПВО Сирии, ведение мониторинга воздушной обстановки и оперативную выдачу целеуказаний. Самое важное то, что сирийские средства ПВО смогут гарантированно идентифицировать российские самолеты».

Если вначале российский президент Владимир Путин объяснил этот инцидент неясностью боевой обстановки, то потом Кремль начал заявлять, что вину за потерю своего самолета возлагает на Израиль. «Представленная израильскими военными информация о действиях их авиации над сирийской территорией расходится с выводами Минобороны России, — отметил Кремль в своем заявлении. — Российская сторона исходит из того, что именно действия ВВС Израиля стали основной причиной трагедии».

В телефонном разговоре с израильским премьер-министром Биньямином Нетаньяху было заявлено, что, по мнению Кремля, поставка дополнительных систем вооружений в Сирию является единственным способом защитить действующих в этой стране российских военнослужащих. «Владимир Путин подчеркнул, что решение России об укреплении боевого потенциала сирийских ПВО в данный момент является вполне уместным, а его основная цель состоит в том, чтобы свести на нет вероятные угрозы жизни российских военнослужащих, выполняющих задачи по борьбе с международным терроризмом», — заявил Кремль.

Безответственные руки

Во время беседы с Путиным Нетаньяху подчеркнул, что, по мнению Израиля, «передача современных систем вооружения в безответственные руки усилит существующие в регионе опасности». Он отметил, что Израиль будет и дальше «защищать свою безопасность и свои интересы».

Вашингтон тоже не стал молчать по этому поводу. Советник по национальной безопасности Джон Болтон назвал решение России поставить Сирии С-300 «большой ошибкой» и «значительной эскалацией напряженности». Госсекретарь Майк Помпео сказал, что поднимет этот вопрос на встрече с российским министром иностранных дел Сергеем Лавровым, которая состоится в Нью-Йорке на полях заседания Генеральной Ассамблеи ООН.

Виновата Сирия

Израиль также подчеркнул, что в гибели российского Ил-20М виновата Сирия. «После трагического события в небе над Сирией я дважды разговаривал с президентом Путиным. Я выразил ему наши глубокие соболезнования в связи с гибелью экипажа российского самолета, который был сбит безответственным огнем сирийских ПВО, — сообщил израильский премьер-министр Биньямин Нетаньяху в Твиттере. — Этим утром я созвал кабинет безопасности, который был в полной мере проинформирован о недавних событиях. Министры кабинета безопасности также выразили глубокие соболезнования семьям погибших и российскому народу».

Но хотя Тель-Авив выражает сожаление в связи с гибелью российских военнослужащих, израильские власти заявляют, что у них нет выбора, и они будут бороться против посягательств Ирана. Израиль продолжит сотрудничество с Москвой, однако не откажется от действий против Ирана. «Мы полностью поддерживаем Армию обороны Израиля в ее действиях по защите государства, — сказал Нетаньяху. — Мы продолжим действия, имеющие целью не допустить установления иранского военного присутствия в Сирии, и мы продолжим взаимодействие в вопросах безопасности между Армией обороны Израиля и российскими военными…. В этих целях я договорился с президентом Путиным о том, чтобы рабочие группы Армии обороны Израиля и российских военных провели встречу в ближайшее время. Мы сделаем все необходимое для обеспечения безопасности Израиля».

Стратегические последствия

Русские пока не сказали, какая модификация С-300 будет передана Сирии, но вполне вероятно, что это будет довольно современный вариант С-300ПМУ-2. С учетом того, что на подготовку сирийских экипажей современных комплексов уйдет несколько месяцев, можно с уверенностью сказать, что вначале на них будут работать русские.

«Я думаю, сирийцы вряд ли будут готовы работать на них в ближайшем будущем без российских советников и их поддержки, — заявил „Нешнл интерест" научный сотрудник Центра военно-морского анализа (Center for Naval Analyses) Майкл Кофман (Michael Kofman). — Здесь налицо некая неопределенность, и нельзя с уверенностью сказать, кто именно будет работать на этих комплексах».

Неоспоримо то, что российский Ил-20М был сбит сирийскими военными, а поэтому вполне возможно, что русские не позволят экипажам Асада эксплуатировать С-300. А с учетом заявления Шойгу о том, что Москва оснастит командные пункты режима Асада «автоматизированными системами управления, которые поставляются только в российские вооруженные силы», дабы «обеспечить централизованное управление всеми силами и средствами ПВО Сирии», нельзя исключать, что Кремль планирует переподчинить себе всю сирийскую ПВО. Безусловно, при такой системе подчинения слабо подготовленные и плохо мотивированные сирийские военные не смогут в панике атаковать своих, оказавшись под огнем противника.

Более того, если русские будут управлять сирийскими средствами ПВО, Израилю будет намного сложнее наносить удары по войскам Асада и иранским силам, которые действуют в Сирии. Израиль вряд ли сможет наносить удары непосредственно по сирийским целям во время своих авианалетов, зная о том, что в перекрестье его прицела могут попасть русские, потому что Кремль не оставит безнаказанным второй инцидент такого рода. Таким образом, присутствие дополнительных российских сил станет для Израиля сдерживающим фактором и ограничит его возможности по ведению боевых действий в Сирии.

Конечно, если Россия все-таки передаст комплексы С-300 сирийским операторам, появится вполне определенная вероятность того, что Израиль попытается уничтожить эти комплексы. У него для этого есть идеальное средство — недавно закупленные единые ударные истребители F-35. Но в ближайшем будущем, когда на сирийских С-300 будут работать российские экипажи, возможности Израиля по нанесению ударов по целям в Сирии будут ограничены.

Дейв Маджумдар — редактор «Нэшнл интерест», освещающий военные вопросы.

Сирия. США. Израиль. РФ > Армия, полиция > inosmi.ru, 27 сентября 2018 > № 2742785 Дейв Маджумдар


США. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика. Финансы, банки > inopressa.ru, 26 сентября 2018 > № 2753614

У Европы наконец появился повод бросить вызов доллару

Леонид Бершидский | Bloomberg

План обхода санкций против Ирана может стать испытанием для американского господства в мировой финансовой системе, считает колумнист Bloomberg Леонид Бершидский.

"Поскольку все больше европейских компаний бегут из Ирана после повторного введения санкций США, американцам может захотеться списать со счетов усилия Европы по спасению иранской ядерной сделки. Но мудрее будет не поддаваться этому искушению. Новый план Германии, Франции, Британии, Китая и России по созданию специальной финансовой инфраструктуры для сотрудничества с Ираном может убедительно бросить вызов давнему мировому господству доллара США", - пишет автор статьи.

Верховный представитель ЕС по иностранным делам Федерика Могерини дала понять, что Германия, Франция и Великобритания создадут международного финансового посредника с господдержкой, который будет работать с компаниями, заинтересованными в операциях с Ираном и его контрагентами.

"Такие операции (надо полагать, в евро и фунтах стерлингов) не будут видны американским властям. Европейские компании, работающие с государственным посредником, технически, возможно, даже не будут нарушать американские санкции в нынешнем варианте. Эта система, вероятно, будет открытой также для России и Китая", - предполагает Бершидский.

"Европа таким образом обеспечит инфраструктуру для законного, безопасного нарушения санкций и гарантии того, что о транзакциях не будет сообщаться американским регуляторам. Вводить санкции против "специального целевого механизма" будет бессмысленно, потому что у США не будет возможностей узнать, кто и почему с ним взаимодействует", - отмечает автор статьи.

Все, что США могут сделать, это наложить санкции против центральных банков стран-участниц или SWIFT, добавляет журналист. Однако это лишь ускорит усилия Европы по созданию защищенной банковской инфраструктуры, что вполне может быть конечной целью европейцев, Китая и России.

Усилия по подрыву доллара в конечном счете не сводятся к Ирану, отмечает автор. Президент Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер недавно призвал укрепить роль евро в мире и отойти от традиционных долларовых расчетов в международной торговле. "Россия и Китай давно добиваются того же, но только вместе с Европой, родиной второй мировой резервной валюты, у них есть шанс оспорить американское господство", - пишет Бершидский.

Убедит ли "механизм специального назначения" европейские компании вернуться к бизнесу с Ираном, предстоит увидеть. Учитывая, какая широкая зона досягаемости у правоохранительных органов США, здесь все еще остаются риски. "Тем не менее, некоторые фирмы поддадутся искушению испытать новую инфраструктуру, и общественность вряд ли об этом узнает. Как бы то ни было, Европе, США и России стоит провести эксперимент со свободным от доллара бизнесом", - считает автор.

"Международное господство ни одной валюты не длилось вечно, и нет оснований для того, чтобы доллар США стал исключением из этого правила. Уверенность Трампа в своей способности обратить доллар в оружие против противников и упрямых союзников может в конечном итоге обернуться против США, поскольку попытки сместить доллар с его пьедестала становятся все более серьезными", - резюмирует Бершидский.

США. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика. Финансы, банки > inopressa.ru, 26 сентября 2018 > № 2753614


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inopressa.ru, 26 сентября 2018 > № 2753611

Новая российская тактика вмешательства у всех на виду?

Кевин Руз | The New York Times

"Тому, у кого нет наметанного глаза, USAReally может показаться похожим на любое другое молодое СМИ, соперничающее за внимание в тесном медийном мире", - пишет журналист The New York Times Кевин Руз. Но это не обычный стартап: USAReally получает финансирование от "Федерального агентства новостей", связанного с "фабрикой троллей" - "Агентством интернет-исследований", чьим сотрудникам предъявлены обвинения во вмешательстве в выборы.

Основатель USAReally Александр Малькевич - российский журналист без особого опыта работы в американских СМИ. Проект анонсировался в пресс-релизе на сайте ФАН. В нем говорилось, что USAReally призван продвигать "информацию и проблемы, которые замалчиваются основными американскими изданиями, подконтрольными политической элите США".

На сайте USAReally США изображаются как демократия в упадке, пронизанная преступностью и раздираемая межпартийной враждой. Многие материалы напоминают контент, который распространяли в соцсетях российские тролли, вплоть до конспирологических интонаций и грамматических ошибок. Некоторые из статей, похоже, украдены с законопослушных американских сайтов, отмечает Руз.

"Многие критики, исходя из дилетантского вида USAReally, предположили, что это либо странный проект, призванный потешить самолюбие, либо это средство для отвода глаз - отвлечения внимания от тайных российских кампаний где-то еще. Но некоторые эксперты по кибербезопасности полагают, что на самом деле сайт может быть частью преобразованной пропагандистской операции России. Он экспериментирует с новыми методами в преддверии ноябрьских промежуточных выборов и исследует границы дозволенного в американских социальных сетях", - пишет автор статьи.

Описывая свои впечатления от интервью с Малькевичем, журналист The New York Times отмечает, что тот был в футболке с карикатурными шпионами и надписью "Родина слышит" и говорил в основном по-английски с сильным акцентом. Его речь изобиловала популярными в американской политике фразами, например, "фейковые новости" и "охота на ведьм", а вмешательство России в выборы Малькевич назвал параноидальной теорией заговора.

"Я не могу понять, как несколько человек из России, или Австралии, или Японии могут изменить ситуацию с выборами в США. Почему некоторые представители "глубинного государства" (deep state) держат американцев за дураков?" - сказал он.

Малькевич признает, что получал финансирование от "Федерального агентства новостей", но отрицает какие-либо связи с "Агентством интернет-исследований". "Сын за отца не отвечает", - привел он российскую поговорку. "Я не знаю никого из так называемых фабрик троллей", - заявил он.

По словам Малькевича, он стремится превратить USAReally в своего рода версию RT и Sputnik, сосредоточенную прежде всего на цифровом контенте и служащую противовесом финансируемым США организациям вроде "Радио Свобода".

Американская разведка пришла к выводу, что RT и Sputnik являются частью "российской государственной пропагандистской машины", но им позволили остаться на Facebook и в Twitter. USAReally же быстро забанили. Пресс-секретарь Twitter сообщил, что аккаунт USAReally нарушил правила о рассылке спама, а представитель Facebook заявил о "скоординированном неаутентичном поведении" страницы. По его словам, проводится расследование в отношении второй страницы организации.

На прошлой неделе пользователи Reddit пожаловались, что ссылки на материалы USAReally публиковались на крупнейшем протрамповском форуме портала - r/the_donald. "Ссылки были замаскированы и с виду вели на такие сайты, как geotus.army и geotus.band. Но когда пользователи кликали по ссылкам, их перенаправляли на статьи на сайте USAReally (G.E.O.T.U.S. - God Emperor of the United States, "Бог-император США" - прозвище президента Трампа, популяризованное пользователями r/the_donald)", - сообщает Руз.

Reddit забанил USAReally, geotus.army и geotus.band в связи с нарушением политики компании, запрещающей манипулятивные действия. Малькевич назвал бан "очередным примером цензуры в Америке". По его словам, у USAReally нет необходимости размещать свои материалы на Reddit, поскольку трафик с этого сайта небольшой.

"Я легкая жертва для американских СМИ, - сказал Малькевич. - Вы можете продемонстрировать этого российского журналиста - он хочет уничтожить нашу демократию своим плохим английским. Но я не хочу разрушать. Я хочу строить".

По словам Малькевича, в Москве у USAReally 15 сотрудников. Для сайта также пишут несколько американцев. Один из них, Джеффри К. Сильверман, сообщил, что и раньше писал для прокремлевских сайтов. За каждую статью USAReally ему платил 50-100 долларов и не требовал освещать конкретные темы или тиражировать линию партии. "Всякий раз, когда я пишу для каких-нибудь российских изданий, меня не подвергают цензуре, - сказал Сильверман. - Если я пишу для американских, я сталкиваюсь с цензурой".

Многие авторы USAReally используют настоящие имена, некоторые из них пишут также для других прокремлевских СМИ и аналитических центров. "В сети есть широкий спектр российских пропагандистских сайтов, связанных между собой, - сказала директор по исследованиям компании New Knowledge Рене ДиРеста. - USAReally заимствует у многих из них для создания сайта, где, похоже, используется менее научный стиль контента "Агентства интернет-исследований", чтобы охватить намного более широкую американскую аудиторию".

Малькевич заявил, что, невзирая на мрачный образ Америки на его сайте, он не заинтересован в том, чтобы сеять раздор. "Я заинтересован в сотрудничестве и дружбе между двумя нашими великими странами", - сказал он.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inopressa.ru, 26 сентября 2018 > № 2753611


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter