Всего новостей: 2162209, выбрано 1987 за 0.105 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Казахстан > Финансы, банки > kapital.kz, 21 июля 2017 > № 2250320 Александр Тен

Александр Тен: Моя задача — чтобы больше людей получали свой выигрыш

Как происходили изменения на лотерейном рынке Казахстана

В офисе «Сәтті Жұлдыз», официального оператора лотереи Казахстана, кипит работа. И пока мы ждем, когда освободится переговорная, Александр Тен, руководитель компании, рассказывает о новом для себя проекте. «До этого я никак не был связан с лотерейной деятельностью и, прежде чем согласиться на предложение акционеров возглавить компанию, много изучал рынок. Это очень технологичный бизнес», — рассказывает он.

Интересно, думаю я, а мои ассоциации с лотереей — это все еще советское «Спортлото» с его знаменитой музыкальной заставкой и дедушки на скамейке во дворе, карандашом зачеркивающие 6 из 49. Но после разговора с Александром твердо решаю купить лотерейный билет.

— В регулировании лотерейного бизнеса произошли большие изменения. Считаете ли вы Закон «О лотереях и лотерейной деятельности» шагом вперед?

— Закон, принятый в нашей стране, очень похож на подобные законы в России, странах Восточной и Западной Европы. Вообще, есть всего две схемы. Либо государство монопольно этим занимается и делегирует полномочия в виде одной лицензии бизнесу на основе государственно-частного партнерства. Когда же рынок начинает расти, чтобы условия были конкурентными, выдается еще одна лицензия. Либо — второй вариант — рынок никак не регулируется, как это было до принятия закона в Казахстане.

Нашу компанию часто обвиняют в лоббировании этого законопроекта. На самом деле я абсолютно уверен, что это неправильно с точки зрения бизнеса. Точно так же, как и компании, занимающиеся игорным бизнесом, а хочу уточнить, что лотерея — это не игорный бизнес, не лоббировали в свое время принятие закона об отдельных зонах для размещения казино.

По данным Министерства культуры и спорта РК, на апрель прошлого года в нашей стране было выдано порядка 70 лицензий на осуществление лотерейной деятельности. При этом за 20 лет Казахстан даже близко не достиг по объемам продаж и по весу лотереи в доходах бюджета того уровня, который есть в соседних странах или в Восточной Европе.

Очень большая проблема в том, что рынок было трудно регулировать, многие сомневались в тех цифрах, которые декларировали его участники. Кроме этого, появились электронные виды лотерей, которые на самом деле лотереями не являются, потому что это в чистом виде игорный бизнес — казино, терминалы, слот-машины. Как бы это ни называлось, люди играли против той математики, которая заложена в терминале. А принцип лотереи совершенно иной — это равное распределение возможностей среди игроков.

На лотерейном рынке могут быть только три действующих стороны: государство, регулирующее эту деятельность, игроки и сама лотерея. При этом задача оператора лотереи и государства сделать максимум для того, чтобы игроки понимали, что все прозрачно, честно и соответствует утвержденным правилам. Сама компания оператор не играет с игроками, участники между собой разыгрывают тот шанс, который может получить один или несколько человек. Лотерейная компания только организует это, а государство регулирует.

— По вашему мнению, в чем плюсы и минусы монополизации этого рынка?

— Действительно, только один оператор получил право на осуществление лотерейной деятельности. Но рынок будет жестко регулироваться, и это правильно. Мы этого не опасаемся, потому что те правила, которые устанавливает для нас мировое лотерейное сообщество, намного жестче внутристрановых требований.

Эти правила сосредоточены вокруг безопасности, прозрачности и недопущения игровой зависимости. Те лотерейные компании, которые хотят стать членами Всемирной лотерейной ассоциации, а это одна из наших бизнес-задач, в своей стратегии закладывают аспекты, связанные с программой responsible gaming. Это значит — мы должны обеспечить такие условия, чтобы человек не заболел игровой зависимостью.

Есть такая мировая практика: на обратной стороне лотерейного билета размещен номер телефона психологической помощи. По нему могут обращаться люди, которые считают, что они сами или их родственники стали покупать слишком много билетов. Таким людям за счет лотерейной компании будет оказана квалифицированная психологическая поддержка. Зачастую человек понимает, что болен, просто сам ничего с этим уже не может сделать.

— А не получается ли абсурдная ситуация с точки зрения бизнеса — пчелы против меда?

— У нас нет желания сделать так, чтобы какой-то гипотетический человек всю свою зарплату спускал на наши билеты. Мы хотим, чтобы все общество получало удовольствие от игрового процесса. И при этом люди, которые вовлечены в процесс, понимали, что у всех абсолютно равные шансы на выигрыш.

Когда вы играете в казино, вы же понимаете, что у владельца казино вариантов выиграть больше, чем у остальных. В лотерее же все транспарентно и прозрачно: если пять человек вложили по одному тенге, кто-то из этих пяти получит выигрыш и станет победителем. Так вот задача лотерейной компании — чтобы эти пять человек превратились в пятьдесят и разыграли между собой уже большую сумму. Вот в чем принцип лотереи. Если страхование — это перераспределение рисков, то лотерея — это распределение шансов, возможностей, удачи.

Мы правильные пчелы и делаем правильный мед. Мы не хотим, чтобы кто-то этим травился, мы хотим, чтобы люди наслаждались его вкусом. Наша задача расширять, а не «выдаивать».

— Как вы будете обеспечивать криптографическую защиту передаваемой и хранимой информации?

— В законе самые жесткие требования к потенциальным операторам лотереи предъявлялись по технологической составляющей, криптография — одно из них.

Но если внимательно почитать требования, все становится ясно. Согласно этому документу, юридическое лицо, претендующее на получение статуса оператора лотереи, должно соответствовать следующим требованиям. Пункт 7: размещение центра обработки лотерейной информации в дата-центре, имеющем собственную транспортную сеть и т. п., а также лицензию для обеспечения криптографической защиты передаваемой и хранимой информации. У нас еще до тендера было соглашение о стратегическом партнерстве с АО «Казахтелеком». Наше оборудование и центр лотерейной отчетности будут размещены в современном ЦОДе в Парке информационных технологий. Вообще, центра два, но работают они едино, и если что-то происходит с одним из них, игроки ничего не ощущают. По этому параметру мы полностью соответствуем требованиям.

Вообще, лотерея — это очень технологичный бизнес, мы на самом острие технологий. Наш партнер — компания Scientific Games — это мировой лидер лотерейного рынка в области технологий и разработок.

Практически сейчас мы строим «завод», у нас одновременно запущено огромное количество технологических процессов, ультрасовременное оборудование, которое будет стоять не только в ЦОДах, но и в точках продаж. Именно это оборудование обеспечивает полную прозрачность и полную защищенность сети, а также обеспечивает одинаковые шансы на выигрыш для всех, несмотря на должность и регалии.

Единственный момент — я и все сотрудники нашей компании приняли решение, что не будем играть в собственную лотерею, с целью построения максимального доверия со стороны казахстанцев, хотя закон это не запрещает.

— Сколько составят инвестиции в проект?

— Инвестиции в оборудование составят порядка $15 млн. Это сопоставимо с объемом всего лотерейного рынка Казахстана до принятия закона. Это только основные средства. Но в лотерее очень много процессов, и если где-то маркетинг считается условно операционными затратами, в таком сегменте, как лотерея, это можно воспринимать как условно постоянные затраты. Помимо фиксированных капитальных затрат, о которых мы говорим, у нас существует еще очень много издержек, которые сопоставимы с тем объемом инвестиций, которые мы делаем. А это уже два года продаж всего лотерейного рынка до этого времени.

Но нам мало инвестировать в основные средства, в маркетинг, нам сейчас необходимо вкладывать в людей и развивать культуру игры.

— Вы можете назвать источник инвестиций?

— Я могу сказать, что это казахстанские деньги, средства наших акционеров и финансовых институтов. Точнее, мы сможем сказать об этом, когда закончится действие договора о неразглашении. У нас очень хорошие условия договора с Scientific Games, и в определенном смысле она тоже инвестирует в нас.

Но деньги надо возвращать, потому что акционерный капитал — самый дорогой. Наш горизонт планирования — 15 лет, так как право быть оператором нам выдано именно на 15 лет, и мы инвестируем с этим расчетом, но рассчитываем, что в течение ближайших 7 лет выйдем на break-event или на самоокупаемость проекта.

— Есть ли у вас статистика по объему лотерейного рынка Казахстана в 2016 году, до принятия нового закона? Сколько в среднем тратили казахстанцы на покупку лотерейных билетов?

— Объем продаж, который официально показывали лотерейные компании, — от $15 млн до $18 млн в год, то есть удельный вес — порядка доллара на душу населения. Это очень мало. Вот одна из причин, почему государство приняло решение полностью реформировать этот рынок. Если мы посмотрим на опыт восточноевропейских стран, например, Венгрии, которая по ВВП на душу населения сопоставима с нашей страной, а по населению меньше нас примерно в два раза, там продажи на душу населения составляют порядка $120. То есть в 120 раз больше, чем у нас! Таких показателей они достигли за 15 лет. Я уже не говорю про Италию с ее $400 на человека. Наш оптимистичный прогноз — достичь за 15 лет таких же показателей, каких сейчас удалось достичь странам Восточной Европы.

И даже когда мы ставим пессимистичный прогноз порядка $20 на душу населения, мы имеем потенциал роста в 20 раз. В целом те прогнозы, которые мы заложили, более пессимистичные, чем те прогнозы, которые дали нам исследование нашего рынка и сравнительное исследование нескольких рынков.

- Вы говорили, что в сфере распространения билетов готовы сотрудничать с ранее действовавшими игроками. Как сейчас обстоят дела в этом вопросе? Достигнуты ли какие-то договоренности?

— Наши планы по развитию сети на начальном этапе — 3000 точек продаж, далее — 5000 и затем 10 000. На одной точке будут задействованы два-три человека. Поэтому ранее распространяемая информация об исчезновении рабочих мест в лотерейном бизнесе не совсем верна, рабочие места будут, и их число будет расти.

Мы уже обсудили со всеми компаниями, обладающими развитыми сбытовыми сетями, возможность сотрудничества в будущем и готовы налаживать полноценное взаимовыгодное партнерство. Но не так, как мы получали предложения вначале, — «работаем под вашей крышей, продаем свои билеты и платим вам определенный процент». Такого нам не нужно. Я лично встретился со всеми активными игроками и объяснил наш подход. Сейчас мы формируем агентскую сеть, договор практически готов, он будет абсолютно открытый, прозрачный и одинаковый для всех. Мы не придумываем этот подход, это бизнес-процессы компании Scientific Games. Математика лотереи, точность, секьюритизация — все будет соответствовать мировым стандартам.

— Расскажите немного о первом запуске. Как это будет проходить?

— Наш запуск будет состоять из двух этапов. Для того чтобы закрыть тот вакуум, который сейчас есть на рынке, мы согласились стартовать с пилотным проектом. В сентябре мы запускаем моментальную лотерею на технологической базе Scientific Games. Все затраты на нее идут сверх основного проекта, но мы осознанно идем на это, чтобы закрыть вакуум. Мы рассчитываем набить руку, отработать все технологии и обучить персонал, который в последующем станет тренерами агентов, которых мы будем обучать за свой счет. Научимся понимать рынок не на стандартных фокус-группах, это будет разведка боем. А когда мы будем переходить с пилотного проекта на основной, люди даже не почувствуют момента перехода.

А уже в первом квартале 2018 года система заработает в полную силу: 2 дата-центра, 3000 терминалов, тиражная и моментальная лотереи. Есть у нас в планах и запуск электронной лотереи.

- Насколько надежна защита лотерейных билетов от подделок? И, вообще, можно ли взломать математику игры?

— Невозможно. Подделывать лотерейные билеты нет смысла, потому что каждый билет учитывается в системе и каждому билету присваивается уникальный штрих-код, а выплата призов идет в автоматическом режиме. Система выстроена таким образом, что она отторгает возможность внедрения билетов со стороны, это вообще бессмысленно. В тиражной лотерее сам лототрон дистанцирован от системы, хакать розыгрыш бесполезно.

А если билет был украден со склада и не валидирован в IT-системе как проданный, то при попытке получить какое-либо вознаграждение система не только его не примет, но и укажет, что данный билет был украден. Вообще, разработчики системы защиты, которая будет внедрена у нас, по устойчивости неформально ее сравнивают с системой противоракетной обороны.

— Сколько будет стоить билет и каков максимальный выигрыш?

— В рамках пилотного проекта будет запуск моментальной лотереи, в которой представлено несколько разных игр и по цене, и по структуре выигрыша. В среднем цена лотерейного билета будет в районе 300 тенге.

На формирование призового фонда мы намерены направить от 65% до 70% от собираемых денежных средств от продажи билетов.

При тиражных лотереях немного ниже, но там и принцип формирования выигрыша совсем другой. Джекпот в тиражных лотереях может составить миллиарды тенге.

65% от общего пирога доходов от лотерейной деятельности — призовой фонд, это не наши деньги, они принадлежат людям. Оставшиеся 35% распределяются следующим образом: отчисления на развитие спорта — 15%, значительная часть — агентская комиссия для сбытовых сетей, операционные расходы, выплата налогов и обязательных платежей и только потом оставшаяся часть фиксированной прибыли.

С точки зрения бизнеса есть два подхода максимизации прибыли: попытаться расширить внутри этого пирога свою долю, но это можно сделать, только нарушив закон: ограничить или каким-то образом обманывать людей, забирая часть их призов, либо каким-то образом зажимать наших партнеров-агентов, либо не показывать государству эти цифры.

Или второй вариант — делать пирог больше. Но не за счет количества денег, которые тратит один человек, а за счет массовости — это единственно приемлемое для нас решение.

— Вам же увеличили налог на развитие спорта с 10 до 15% от разницы между выручкой от реализации лотерейных билетов и призовым фондом.

— Мы сами предложили это, потому что наши международные партнеры подсказали, что это общемировая практика, это нормально. Мы посчитали и согласились.

У нас есть центр лотерейной отчетности, вся информация напрямую в режиме онлайн будет идти из нашего центра обработки данных непосредственно регулятору. При этом в этом аппаратно-программном комплексе мы ничего не можем сделать, международные стандарты корпорации Scientific Games не позволят директору казахстанской лотереи что-то там подкрутить.

Моя основная задача — чтобы как можно больше казахстанцев участвовали и выигрывали в лотерее, чтобы они могли гарантированно и просто получить свои выигрыши и призы. Чтобы государство получило реальный контроль над оборотом от лотереи и взимало все причитающиеся налоги, а люди, покупающие лотерейные билеты, понимали, что это и их вклад в развитие спорта в нашей стране. Я хочу, чтобы как можно больше казахстанцев становились миллионерами, выигрывая в лотерею, поскольку только благодаря этому наша компания будет получать свой доход. Это единственно правильное решение.

Казахстан > Финансы, банки > kapital.kz, 21 июля 2017 > № 2250320 Александр Тен


Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > dknews.kz, 21 июля 2017 > № 2250296 Тулеген Аскаров

Индустриальный шаг по-прежнему неровный

Хотя впервые за последнее время отечественная промышленность вышла в «плюс» одновременно по всем временным методикам измерения динамики, из данных статистиков следует, что этим позитивом она обязана исключительно горнодобывающей отрасли.

Тулеген АСКАРОВ

В целом физический объем промышленного производства увеличился в июне по сравнению с маем на 1,1% после снижения на 2,7% месяцем ранее и на 2,0% в апреле к марту. В годовом выражении, то есть при сравнении с первым месяцем прошлогоднего лета, прирост составил 7,5% против майских 10,7%, а в среднегодовом (первое полугодие к аналогичному периоду прошлого года) – остался на уровне в 7,8%.

В горнодобывающей отрасли произошел впечатляющий разворот месячной динамики в лучшую сторону. После апрельского обвала здесь на 5,6% и майского сокращения на 3,8% в июне сложился прирост на 7,0%, что и сказалось благотворно на общей динамике всей промышленности. При этом добыча сырой нефти увеличилась за первый месяц лета на 5,8%, руд цветных металлов – 11,5%, железной руды – 4,9%, природного газа – 1,5%, угля и лигнита – на 1,0%. В годовом выражении июньский прирост сложился на уровне в 10,3%, среднегодовом – 9,4%.

Зато в обрабатывающей отрасли месячная динамика развернулась в негативном направлении. Если в мае к апрелю здесь сложился прирост на 0,1%, то в июне произошел обвал на 7,0% по сравнению с последним месяцем весны. Минорный тон задавали здесь производство продуктов питания, сократившееся на 6,6%, напитков (4,4%), кожаной продукции (29,1%), текстильных изделий (0,7%), бумаги и бумажной продукции (1,0%), продуктов нефтепереработки (4,9%), химической промышленности (12,9%), черных металлов (8,8%), основных благородных и цветных металлов (7,1%), компьютеров, электронной и оптической продукции (4,4%), электрического оборудования (14,2%), автотранспортных средств (1,8%) и мебели (0,5%). Но был в июне и позитив в виде увеличения выпуска табачных изделий (18,9%), одежды (10,2%), деревянных изделий (9,1%), основных фармацевтических продуктов (25,2%), резиновых и пластмассовых изделий (8,1%), готовых металлических изделий (3,6%). В годовом выражении в обрабатывающей отрасли сохраняется позитив в виде прироста на 4,8%, в среднегодовом – на 6,5%.

Неважно сложились дела в минувшем месяце еще в двух отраслях. Спад июньского выпуска в электроснабжении, подаче газа, пара и воздушном кондиционировании по сравнению с маем составил 3,7%, в том числе по электроэнергии – 1,6%. В годовом выражении статистики зафиксировали здесь прирост на 5,8%, в среднегодовом – 5,1%. А в отрасли по водоснабжению, канализации и контролю над сбором и распределением отходов в июне к маю произошел обвал объема производства более чем на четверть – точнее, на 26,8%. При подсчетах годовой динамики здесь пока еще сохраняется слабый позитив в виде увеличения выпуска на 0,8%, тогда как в среднегодовом выражении сложилось снижение на 0,2%.

Если перейти к ситуации в регионах Казахстана, то из данных статистиков выясняется, что в 7-ми из них произошло сокращение объема промышленного производства в июне по сравнению с маем. При этом наибольший спад сложился в Жамбылской области (10,9%) и Алматы (9,1%). Попали в группу аутсайдеров также Акмолинская (7,2%), Актюбинская (0,9%), Кызылординская (1,4%), Павлодарская (2,5%) и Северо-Казахстанская (2,4%) области. Лидером же по темпам увеличения индустриального выпуска оказалась Южно-Казахстанская область с приростом на 11,6%, второе место заняла Астана (8,7%).

По темпам динамики в годовом и среднегодовом выражении уверенно лидирует Атырауская область – соответственно 23,0% и 19,3%. Абсолютным аутсайдером же стал другой нефтедобывающий регион – Кызылординская область, где сложился спад соответственно на 7,5% и 3,7%.

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > dknews.kz, 21 июля 2017 > № 2250296 Тулеген Аскаров


Казахстан > Финансы, банки > kapital.kz, 20 июля 2017 > № 2248785 Умут Шаяхметова

Умут Шаяхметова: Без оздоровления Казком был бы убийственным для Халыка

Глава Народного банка о сделке года и программе оздоровления

Когда-то интеграция БТА Банка и Казкома обещала объединенному банку рыночное преимущество, лидерство по финансовым показателям и большие перспективы на рынке страны. Тогда было сложнейшим процессом объединить два банка, один из которых все еще был обременен проблемами.

В январе 2016 года Магжан Ауэзов, будучи председателем правления Казкома, победоносно отчитывался о том, что интеграция Казкома и БТА стала «лучшей сделкой M&А 2015 года на рынке СНГ»: «Завершив интеграцию, мы приняли на себя важную социальную роль по выполнению обязательств перед вкладчиками проблемного банка, а также по оздоровлению банковских активов. Перед нами стоит амбициозная цель — сделать Казком национальным чемпионом на рынке банковских услуг, и сегодня у нас есть все необходимые ресурсы для ее достижения».

Прошло всего полтора года, а несостоявшийся «национальный чемпион» Qazkom (уже не отягощенный долгом БТА) был куплен Halyk Bank. За этой покупкой пристально следили аналитики, эксперты, инвесторы и общественность. Некоторые из них не верили в то, что сделка может состояться, другие полагали, что у сторон нет выбора и покупка все же произойдет. «Зачем Халыку такой проблемный банк?» — задавались вопросом третьи. Другие и вовсе ратовали за банкротство ККБ. Тем не менее покупка была завершена в рекордно короткие сроки.

Как проходила 2-тенговая сделка, что будет с «чистым» Казкомом и должен ли кто-то понести ответственность за проблемы, возникшие в крупнейшем системообразующем банке страны, в эксклюзивном интервью «Капитал.kz» рассказала глава Народного банка Умут Шаяхметова.

— Умут Болатхановна, начнем с самого начала… Как вашему банку поступило предложение стать акционером Казкома? Было ли это решение экономическим или все-таки политическим?

— Предложение купить Казком нам поступило от его основного акционера Кенеса Ракишева. Решение о приобретении Казкома было принято исключительно на экономической основе. Мы, как группа Halyk, всегда действуем, основываясь на наших коммерческих интересах. Это подтверждает то, что в 2013 году мы отказались от покупки акций БТА. Напомню, тогда нам поступило предложение от государства через фонд «Самрук-Казына» (который был акционером банка) обменять наш пенсионный фонд на БТА Банк. Позже было предложено просто купить БТА и стать его акционером. Мы провели полный due diligence фининститута и поставили свои условия государству, но «Самрук-Казына» они не устроили. Предложение тоже было негативным для нас, поскольку предполагалось, что в БТА нужно было вливать дополнительный капитал. Хотя, если сравнивать цифры с Казкомом, они были значительно меньше, но государство решило продать банк другому инвестору, и мы тогда отошли от сделки.

В этот раз мы приняли предложение о покупке ККБ, провели большую работу по оценке банка и структуре сделки. В итоге мы выкупили больше 96% акций банка и уже 12 июля докапитализировали Казком на 185 млрд тенге. На сегодняшний день мы являемся основным акционером этого финансового института.

- Почему 185 млрд тенге? Агентство Bloomberg, например, оценивало сумму докапитализации в $750 млн?

— Не могу сказать, на каких данных строило свои расчеты Bloomberg. У нас эта цифра сложилась в результате очень подробного due diligence, который мы провели в рекордно короткие сроки — работали буквально круглосуточно, включая все мартовские, майские праздники и выходные. Иногда приходилось работать посменно — и до 12, и до 2 часов ночи. Мы понимали, что нужно достаточно быстро дать свой ответ, согласны мы или нет, и понять, интересен ли нам этот актив, и на каких условиях. Могу сказать, что отработали мы ударно. По итогам due diligence сложилась вся структура сделки и определен тот капитал, который необходим Казкому для поддержания его пруденциальных нормативов и дальнейшей деятельности. Так и сформировалась цифра в 185 млрд.

- И все же почему так спешили? Было принципиально закончить сделку как можно скорее?

— Если была бы возможность закончить ее раньше, мы бы сделали это. Как вы знаете, в процессе переговоров участвовало множество сторон: помимо Халыка и группы, участие приняли Кенес Ракишев, госфонд «Самрук-Казына», правительство, Нацбанк. В июне мы подписали рамочное соглашение, где были прописаны все шаги и обязательства каждой из сторон. Но достичь этого взаимопонимания и подписать рамочный документ было более трудоемко, чем провести саму сделку.

- Вернусь к сумме сделки. 185 млрд тенге — это почти 30% вашего собственного капитала. Как вы оцениваете в целом сумму покупки для такого крупного банка? Адекватна ли она?

— Если быть точной, это порядка 27% от нашего капитала. Повторюсь, что эта сумма должна была поддержать Казком, но она также должна была быть выгодной и для Халыка с точки зрения инвестиций. Для нашего банка также важно было сохранить наш уровень капитала, чтобы не было ухудшения по рейтингам. Здесь важно было соблюсти интересы двух сторон — Казкома и Халыка.

В итоге после завершения сделки мы видим реакцию рынка — наши акции на фондовом рынке подросли в цене. Я думаю, инвесторы верят в нас.

Если вы посмотрите на динамику наших акций с конца прошлого года, то, когда мы объявили о том, что Халык только вошел в переговоры с Казкомом о возможности сделки, наши бумаги значительно упали. Это была очень негативная новость для инвесторов и рейтинговых агентств. Последние сразу внесли наши рейтинги в список CreditWatch Negative. У нас был шквал звонков от аналитиков, внешних инвесторов, и все они задавались вопросом: зачем вам Казком, лучше выплатите нам дивиденды. Мы отвечали, что Халык будет принимать решение о покупке только того актива, который приносит добавочную стоимость группе. Так вот, тогда акции значительно упали, а сейчас они восстанавливаются до уровня, который был до сделки или чуть выше.

- Истории интеграции БТА и Казкома не так много лет. И многие полагают, что БТА утянул на дно Казком. Нет ли опасений, что этот шлейф утянет и Халык?

— Без процедуры оздоровления баланса Казком был бы убийственным для Халыка. Такой вариант приобретения мы даже не рассматривали. Поэтому первое наше условие заключалось в том, что заем БТА в объеме 60% от общего баланса Казкома должен быть отстегнут, то есть передан в Фонд проблемных активов. Только после его погашения Казком можно было считать оздоровленным. В итоге этот заем был погашен в объеме 2,4 трлн тенге: из этой суммы 650 млрд тенге в этот же день ушло на возврат стабилизационного займа Нацбанка, 202 млрд тенге — на погашения по операциям репо от Нацбанка, которые направлялись на поддержание ликвидности Казкома, плюс к этому 1 трлн тенге был направлен на покупку государственных ценных бумаг, и остаточная сумма в 565 млрд тенге — на поддержание текущей ликвидности ККБ.

- Означает ли это, что проблемы Казкома заключались только в «наследии» БТА? Если нет, то должна ли какая-то из предыдущих команд топ-менеджеров понести фидуциарную ответственность за то, каким стал Казком?

— Наверное, этот вопрос не ко мне, а к регулятору или, возможно, другим органам.

— В свое время вы называли сумму спасения БТА в $14 млрд. Если сложить суммы спасения БТА и Казкома, сколько в результате получится?

— Я думаю, что это большие цифры. Не задавалась целью посчитать эту сумму. Думаю, правильнее задать этот вопрос фонду «Самрук-Казына», который был акционером и БТА Банка, и Казкоммерцбанка, и на нем, как на крупном акционере, я думаю, тоже лежит большая ответственность за управление данными институтами все эти годы.

- Умут Болатхановна, и все же многие задаются вопросом: почему отказались от идеи слияния двух банков? Зачем вам второй банк?

— Здесь несколько факторов, но самый главный — юридически слияние в Казахстане провести невозможно. Для этого необходимо оценить акции одной и второй компании, и затем слить их — это очень сложная схема. В таких условиях самой понятной и приемлемой схемой было приобретение банка, а затем рассмотрение сценариев дальнейшего развития двух банков. Нам многие задают очень правильный вопрос: есть ли смысл содержать два фининститута? По сути, мы очень схожи по клиентской базе, продуктам, даже по размеру активов. Мы сейчас занимаемся стратегией развития Казкома и рассматриваем наиболее оптимальный и эффективный вариант для группы. Я думаю, что уже осенью мы сможем представить новую стратегию Казкома. Сегодня банки продолжают работать как два отдельных юридических лица. В Казкоме ничего не меняется, он обслуживает клиентов, кредитует и развивается, но мы будем искать синергию от существования этих двух институтов в одной группе.

- Мы помним историю про ребрендинг Казкома осенью прошлого года, будете ли вы продолжать менять вывески на Qazkom?

— Мы пока оставляем все как есть. Для меня, как управленца, это только расходы. Если бы этот ребрендинг приносил добавочную стоимость в виде новых клиентов или повышения комиссионных, то, конечно, продолжать его имело бы смысл, но этого нет.

- От Казкома вам досталось «наследство» в виде дочерних компаний. Что будет с ними?

— Они также остаются дочерними структурами Казкома, так скажем, «внучки» Халыка. По ним будут реализованы разные сценарии — объединение или продажа, содержать две одинаковые структуры неэффективно. Если говорить по банкам-«дочкам», то у Халыка не было банка в Таджикистане, а у Казкома не было «дочек» в Грузии и Кыргызстане, хотя у обоих институтов есть банки в России, но там, я думаю, тоже будет синергия. Мы будем выстраивать комплиментарный подход в развитии группы.

— Какие вызовы, риски вы видите от покупки ККБ для группы Halyk?

— Мы понимаем высокий груз ответственности, который лег на нас. Я думаю, будет более пристальное внимание к нам не только в Казахстане, но и на рынках СНГ, где мы присутствуем, потому что группа Halyk после приобретения Казкома — третья по размерам активов частная финансовая группа в СНГ.

Если говорить о рисках, то главный — быстро и эффективно реагировать на рынок и потребности клиентов. Понятно, что, когда становишься большим, можешь стать слишком забюрократизированным и неповоротливым в части принятия решений. Думаю, сейчас это самый большой вызов. Для того чтобы избежать этого, мы планируем сформировать команды по направлениям, которые смогут быстро решать те или иные вопросы.

— И все же, не ждет ли Казком судьба Altyn Bank? Последний был вами куплен, а затем продан китайским инвесторам…

— У нас нет планов по продаже Казкома, мы нацелены на построение оптимальной, эффективной, прибыльной коммерческой структуры. Не имеет смысла покупать банк, оздоравливать его, а потом продать и создать конкурента себе. Я бы, как менеджер, так бы не сделала.

- Тем не менее сделка с Altyn Bank — это больше исключение, чем правило. Согласитесь, что казахстанский рынок уже не тот и не так интересен иностранцам…

— Не могу согласиться. Мы видим, что сейчас идет сделка по Altyn Bank с Citic Bank, который покупает 60% акций. Я вижу интерес со стороны некоторых российских и ближневосточных банков. Насколько мне известно, еще один китайский банк собирается выйти на казахстанский рынок, но пока не могу озвучить какой.

Если говорить о западных банках, то они действительно свернули тут свою деятельность. Но это произошло не потому что казахстанский банковский рынок плохой, а потому что в целом развитые страны смотрят на развивающиеся рынки негативно. Это касается не только Казахстана, но и России, Латинской Америки, Азии. Причинами стали глобальный экономический кризис, а также ужесточение требований к комплаенс-контролю. Если говорить о Казахстане, то, помимо прочего, негативное влияние оказали упавшие цены на нефть, девальвация. У нас есть показательные примеры, когда иностранные банки закрывают корреспондентские счета казахстанским банкам. Банкиры и государство должны задуматься, как дальше работать и развиваться в этих условиях. Полагаю, правильным ответом будут экономические, структурные и политические реформы, а также борьба с коррупцией.

— Говоря о банковском секторе, как вы считаете, своевременно ли регулятор проводит программу оздоровления? Поддерживаете ли вы ее?

— В целом, да. Я не знаю, как будет решаться вопрос выделения средств отдельным игрокам, но это полезное для рынка начинание. Помните, два года назад была инициатива провести оценку активов банков — стресс-тестирование, чтобы понять, какие есть проблемы. Тогда мы, как Халык, выступали против, потому что не видели необходимости в проведении такого длительного дорогостоящего процесса, ведь у Нацбанка была и есть вся необходимая информация, которая позволяет ему оперативно принимать решения по каждому игроку. И все, что сейчас происходит на рынке, означает, что Нацбанк перешел к действиям, — это и лишение лицензии Казинвестбанка, и ограничение по приему депозитов у Дельтабанка, и то, что подтолкнуло акционеров Казкома искать стратегического инвестора. Все те шаги, которые сегодня делает регулятор, — это его определенное мужество и политическая воля. Эти проблемы видели управленцы Нацбанка с 2009 года, но, вероятно, надеялись, что все само собой разрешится. К сожалению, не только не разрешилось, а еще больше усугубилось. Особенно негативно отразилась девальвация 2015 года, когда в одночасье все кредиты, выданные в долларах, в два раза увеличились. У клиентов не было возможности их гасить, а у банков не было капитала для формирования провизий. И эту проблему нужно было решать. Мое мнение: средние банки тоже нужно поддерживать, потому что, если кто-то из них уйдет в дефолт или обанкротится, это негативно скажется на всем рынке. А вот если возникли проблемы у маленьких, то пусть они либо докапитализируются за счет акционеров, либо сливаются, либо сдают лицензию и спокойно уходят с рынка. Я вижу, что уже в социальных сетях обсуждается, что 40% от выделенных Нацбанком 500 млрд тенге уйдет Казкому. Это не так. Ни Казком, ни Халык в этой программе оздоровления банковского сектора не участвуют.

В целом Национальный банк делает правильные шаги, и я надеюсь, эта программа оздоровит рынок. Как только мы сможем оздоровить финансовую систему Казахстана, в среднесрочной перспективе должны начаться позитивные процессы — кредитование экономики, а значит и ее рост, что повлечет приток инвестиций в страну, рост ВВП на душу населения. Регулятор должен продолжать полноценно мониторить риски в системе, не допускать «надувания пузырей» в банках, а главное — заниматься развитием финансового рынка, смотреть вперед и думать о том, как банковская система Казахстана сохранит свою конкурентоспособность в новых реалиях и вызовах. Менять законодательство под ВТО, под такие вызовы, как цифровой глобальный мир, кибербезопасность, криптовалюты и управление данными. Работы много и для банкиров, и для Национального банка — надо успевать реагировать на вызовы времени.

Казахстан > Финансы, банки > kapital.kz, 20 июля 2017 > № 2248785 Умут Шаяхметова


Россия. Казахстан > СМИ, ИТ > comnews.ru, 19 июля 2017 > № 2248931

Биометрия внедряется в почту Казахстана

Мария Андреева

Национальный оператор почтовой связи Казахстана АО "Казпочта" и ТОО "Техносерв Евразия" ("дочка" ГК "Техносерв") завершили первый этап внедрения биометрической системы верификации клиентов кредитной системы оператора. В "Техносерве" подчеркнули, что проект внедрения биометрического решения стал первым в Казахстане. Представители системного интегратора считают, что так как "Казпочта" является национальным оператором, то в перспективе она может стать центром по национальной биометрической идентификации, оказывающей услуги другим местным компаниям и ведомствам.

Как рассказал корреспонденту ComNews представитель "Техносерва", внедрение ядра биометрической системы в "Казпочте" было завершено зимой 2017 г., затем весной этого года были внедрены 800 автоматизированных рабочих мест операторов заказчика. "По сути, первой частью внедрения была разработка системы под задачи и бизнес-процессы заказчика, а второй частью проекта стала установка и внедрение системы в отделения "Казпочты", - пояснили в пресс-службе системного интегратора.

В разговоре с корреспондентом ComNews руководитель пресс-службы ГК "Техносерв" Екатерина Андреева добавила, что в этом и следующем году планируется расширение системы до 3 тыс. рабочих мест в отделениях почтовой связи по всему Казахстану. Помимо этого, продолжится развитие процесса верификации заемщиков, будут разрабатываться новые алгоритмы биометрического сравнения. "Кроме того, "Казпочта" заинтересована в создании мобильной версии системы для выдачи онлайн-кредитов", - уточнила Екатерина Андреева.

В пресс-службе "Техносерва" корреспонденту ComNews рассказали, что в момент обслуживания клиента биометрическая система, установленная на рабочем месте оператора "Казпочты", в режиме реального времени осуществляет анализ лица заявителя. В частности, по биометрическому шаблону лица клиента выполняется проверка на соответствие личности предоставленным документам, а также идет сравнение лица клиента с его существующей фотографией, имеющейся в базе оператора, даже если фото было сделано несколько лет назад.

Кроме того, выполняется проверка по базе данных лиц, подозреваемых в мошенничестве, и неблагонадежных заявителей. Система также исключает возможность внутреннего мошенничества путем подлога документов несуществующих клиентов. Благодаря ряду инновационных решений сравнение по всем базам проходит в течение нескольких секунд.

Представители "Техносерва" отметили, что созданное системным интегратором решение позволяет выявлять лиц, манипулирующих своими данными при обслуживании, в том числе подаче заявки на кредит или использующих поддельные документы.

"В частности, благодаря биометрической системе верификации клиентов могут выявляться случаи использования мошенниками документов добросовестных клиентов, даже если мошенник пытается, к примеру, получить кредит по чужим документам первый раз, когда одно и то же лицо подает документы под двумя разными фамилиями или одинаковые паспортные данные вносятся на два разных лица", - пояснили в "Техносерве", добавив, что решение также позволяет обеспечить контроль собственного персонала и предотвратить внутрикорпоративное мошенничество.

Как заметил в разговоре с корреспондентом ComNews директор департамента программных решений компании "Техносерв" Александр Кондратенко, система была внедрена на базе собственного биометрического решения "Техносерва" по кредитной верификации заемщиков.

"Система делится на два основных блока. Первый – биометрическое ядро, содержащее комплекс биометрического анализа, систему учета черных списков и блок различных алгоритмов проверок, призванных выявлять различные схемы мошенничества. Вторая часть системы – автоматизированное рабочее место оператора", - пояснил Александр Кондратенко.

Он уточнил, что технологической частью проекта занимались как сотрудники головной компании "Техносерв", так и "Техносерв Евразия". Всего над проектом работало порядка 15 специалистов.

В пресс-службе системного интегратора отметили, что в настоящее время "Техносерв" ведет переговоры по внедрению системы с другими казахстанскими коллегами – в основном с представителями банковского сообщества. По словам представителя "Техносерва", переговоры ведутся также с российскими компаниями: с банками, телеком-операторами, промышленными предприятиями.

Александр Кондратенко отмечает, что проект "Казпочты" очень перспективен, так как он позволяет предприятию выйти на новый технологический уровень в качестве серьезного игрока на рынке предоставления финансовых услуг в масштабе всей страны. "Кроме того, так как "Казпочта" является национальным оператором, то в перспективе она может стать центром по национальной биометрической идентификации, оказывающей услуги другим местным компаниям и ведомствам", - добавил представитель "Техносерва".

По его словам, проекты в области биометрии весьма перспективны, так как они позволяют выполнить однозначную верификацию личности. "Такой тип идентификации востребован не только для выявления финансовых мошенничеств или подтверждения личности клиента, но и при выполнении любых официальных процедур, где требуется однозначная персональная идентификация будь то расширение клиентского договора у телеком-оператора или удаленное оказание государственных слуг, телемедицина, биометрические системы контроля доступа на предприятиях и пр.", - резюмировал Александр Кондратенко.

Комментируя внедрение биометрической системы, управляющий директор по финансовым услугам "Казпочты" Айнур Кунхожаева отметила, что на текущий момент компания активно ведет процесс модернизации и предоставления своих услуг на новом уровне.

"В этой работе мы делаем ставку на новые технологии. Внедрение системы распознавания лиц позволит нам ввести еще один критерий для своевременного выявления мошенничества, привлечь к сотрудничеству сторонние компании и повысить конкурентоспособность компании на финансовом рынке Казахстана", - заметила Айнур Кунхожаева.

Она добавила, что выбор и оценка биометрической системы производились по большому числу параметров. "В результате мы остановили свой выбор на решении компании "Техносерв", показавшем необходимые для нас высокие результаты", - уточнила Айнур Кунхожаева.

"Проект внедрения биометрического решения для АО "Казпочта" стал первым в Казахстане, что подтверждает за компанией статус инновационного лидера Республики. Уникальность созданного решения заключается еще и в том, что данная система была специально доработана нашей компанией для распознавания типов лица, характерных для столь многонациональной страны", – отметил вице-президент по продажам компании "Техносерв" Теюб Кафаров.

В разговоре с корреспондентом ComNews заместитель директора департамента информационных технологий, директор по бизнес-приложениям "Крок" (ЗАО "КРОК инкорпорейтед") Максим Андреев сказал, что финансовый сектор в России довольно давно начал использование подобных решений, в первую очередь, при оценке кредитных рисков заемщиков. Он напомнил, что известны сценарии применения идентификации по лицу для приоритезации VIP-посетителей в электронных очередях офисов обслуживания.

"Россия идет на несколько лет впереди стран СНГ по использованию таких решений, причем не только финансовый сектор, но и государственные структуры активно применяют подобные системы в рамках построения проектов "Безопасный город", - считает Максим Андреев. Кроме того, добавил представитель "Крока", такие решения активно начинает использовать ритейл. Он добавил, что "Крок" уже работает с крупным заказчиком в этой сфере, решая вопрос распознавания лиц и выявления различных мошеннических схем.

Финансовый аналитик группы компаний "Финам" Леонид Делицын считает, что спрос на такую систему будет очень высок в первую очередь среди новых организаций, предоставляющих финансовые услуги, в особенности – приходящих из ИТ и онлайна, поскольку они, как правило, не обладают широкой сетью точек присутствия. "Следовательно, им придется работать в партнерстве с теми, кто такими точками обладает, и на местах общаться с клиентом будут специалисты других организаций, обладающие другими навыками, и не контролируемые финансовой организацией, - заметил аналитик. Поэтому значительная часть процедур оформления и проверки клиентов будет перекладываться на информационные технологии"

Леонид Делицын отметил, что Казахстан традиционно считается пионером в том, что касается финансовых услуг, многие инновации первоначально внедрялись в этой республике.

Напомним, что в 2015 г. российский "Почта Банк" (банковский проект ФГУП "Почта России") внедрил систему биометрического распознавания клиентов по лицу для предотвращения попыток кредитного мошенничества. Поставщиком решения выступила компания VisionLabs.

В пресс-службе "Почта Банка" корреспонденту ComNews рассказали, что ежедневно система обрабатывает несколько сотен тысяч фотографий. В 2016 году ее применение было значительно расширено за счет активного роста розничной сети банка. Объем предотвращенного кредитного мошенничества исчисляется сотнями миллионов рублей.

В мае текущего года банк ВТБ24 завершил пилотный проект по тестированию системы голосовой идентификации клиентов в контакт-центре. Конкретные сроки запуска этой системы в промышленную эксплуатацию ВТБ24 планирует определить в конце II квартала 2017 г. В банке уверены, что использование голосовой биометрии позволит сократить количество мошеннических операций (см. новость ComNews от 4 мая 2017 г.).

Кроме того, в июне 2017 г. в Сбербанке стартовал пилотный проект по идентификации клиента по лицу (проект по биометрии лица) при помощи банкоматов Сбербанка. Как сообщали представители Сбербанка, пилот будет проводиться до конца 2017 г. По результатам пилота в 2018 г. будет рассматриваться возможность тиражирования этого функционала (см. новость ComNews от 12 июля 2017 г.).

Россия. Казахстан > СМИ, ИТ > comnews.ru, 19 июля 2017 > № 2248931


Казахстан > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > kapital.kz, 19 июля 2017 > № 2248790 Дана Жунусова

Процесс закупок кардинально пересмотрят

«Атамекен» держит руку на пульсе по принимаемым мерам совершенствования закупок

31 января этого года в своем Послании глава государства отметил, что сфера закупок нуждается в совершенствовании, поручив кардинально пересмотреть подходы по проведению закупок в государственном и квазигосударственном секторе, сфере естественных монополий и недропользования. О том, что делается в этом направлении и над какими вопросами еще надо поработать, в беседе с заместителем председателя правления НПП РК «Атамекен» Даной Жунусовой.

— Расскажите, какова роль НПП РК «Атамекен» в данном процессе?

— Действительно, сфера закупок остается актуальной темой для наших предпринимателей. Данный факт подкрепляется растущим количеством обращений в «Атамекен».

За весь прошлый год поступило 930 обращений по линии защиты бизнеса с проблемами в сфере закупок, что на 30% больше, чем в 2015 году. Также в Реестре проблемных вопросов Нацпалаты, формируемом на региональном уровне, зарегистрировано 24 системные проблемы, в основном указывающие на необоснованные отклонения от участия в тендерах и «заточенной» технической спецификации под конкретного поставщика.

В 2016 году суммарный объем фактических закупок государственного сектора, Фонда «Самрук-Казына» и недропользователей составил 9,3 трлн тенге.

Поэтому НПП РК «Атамекен» уделяет очень большое внимание данному вопросу.

В реализацию Послания Президента с февраля текущего года Нацпалата принимает непосредственное участие в совершенствовании систем видов закупок. Проведено более 10 совещаний по вопросам закупок на площадке Правительства. И хотелось бы отметить, что за 4 месяца работы при поддержке Правительства нам удалось добиться весьма серьезных результатов в пользу наших предпринимателей.

— Не могли бы вы рассказать подробнее о результатах вашей работы?

— Изучая закупочные системы, мы выявили множество системных проблем для предпринимателей, которые могут быть разделены на 4 категории:

1. Отсутствие стабильности и информативности;

2. Отсутствие транспарентности закупок;

3. Вопросы повышения конкурентоспособности товаропроизводителей;

4. Слабый контроль за процессами закупок.

Исходя из этих аспектов, «Атамекеном» совместно с бизнес-сообществом были подготовлены и представлены в Правительство ряд поправок по совершенствованию системы закупок гос/квазисектора, а также предложения по совершенствованию закупок Фонда «Самрук-Казына», недропользователей и субъектов естественных монополий.

— Какие шаги предпринимаются для решения этих проблем?

— Планирование. Ключевым фактором результативности каждого производства, да и любой деятельности в целом, является продуктивное планирование.

Проанализировав системы госзакупок и закупок квазигоссектора, мы выявили, что информация по планам закупок на текущий год, которая должна публиковаться на портале закупок, не публикуется вовремя либо публикуется не в полном объеме. Нами было зафиксировано, что по состоянию на 1 марта 2017 года из более 18 тыс. госучреждений только половина разместила планы на веб-портале.

В данной ситуации у потенциальных поставщиков отсутствует возможность планирования своего производства.

В связи с этим мы в рамках проекта нового разрабатываемого Закона о совершенствовании закупок предложено привлекать заказчиков к адмответственности за неполное и несвоевременное опубликование планов закупок. Данная поправка была одобрена Министерством финансов РК и включена в законопроект.

Централизация. Одной из важных инициатив Нацпалаты, которая была поддержана в Правительстве, является проведение закупок методом централизации.

Централизация госзакупок предполагает консолидацию потребностей заказчиков, т. е. объединение многочисленных мелких однотипных закупок в крупные лоты с учетом регионального принципа. Централизация закупок обеспечит сокращение субъектов-организаторов и повышение транспарентности, а также даст возможность отечественным товаропроизводителям (ОТП) концентрировать свое производство на одном конкретном крупном заказе вместо многочисленных мелких и однотипных заказов. Это в первую очередь создает стабильность для наших предпринимателей. Кроме того, укрупнение заказов может стимулировать мелкие ОТП, формировать консорциумы, кластеры в целях оптимизации производства.

Консолидация таких товаров, работ, услуг (ТРУ) будет осуществляться согласно утвержденному МФ РК перечню. В настоящее время перечень ТРУ, закупаемых централизованным методом, ограничен только 7 видами товаров (автомобильные средства, вертолеты, сервера, периферийное оборудование, программное обеспечение, мебель, медицинская техника).

Учитывая, что централизация закупок может быть использована как эффективный инструмент поддержки предпринимателей, «Атамекен» предложил расширить данный Перечень, исходя из анализа наиболее закупаемых товаров в сопоставлении с данными по внутреннему рынку.

В этой связи нами предложена централизация товаров мебельной и легкой промышленности в пилотном режиме. На текущий момент товары мебельной промышленности включены в данный Перечень, вместе с тем ведется работа по внедрению закупки централизованным методом товаров легкой промышленности.

Также хочу отметить, что это только начало и работа по расширению данного перечня будет продолжаться.

— Расскажите о работе по совершенствованию антидемпинговых мер.

— К сожалению, не всегда принятые меры приносят желаемые результаты. Например, в конце 2015 года в Закон «О государственных закупках» была включена статья об антидемпинговых мерах. Есть категория потенциальных поставщиков, которые ставят целью выиграть конкурс, но не знают, что с ним делать после этого, т. к. цена сильно занижена, и, конечно, они не просчитывают и не планируют, в этом их минус, и эта статья должна была предусмотреть барьер для такой категории потенциальных поставщиков.

Однако в скором времени это новшество получило обратный эффект и позволило отдельным поставщикам таких услуг в сфере строительства, как проведение технадзора и строительно-монтажных работ, разработка проектно-сметной документации, снижать цены до необоснованно низких и таким образом побеждать в конкурсе с минимальным ценовым предложением. Конечно, такого рода демпинг цен ограничивает участие добросовестных предпринимателей, не говоря о качестве поставляемых работ и услуг, тем более если учитывать, что цены в строительстве могут быть снижены только за счет грамотной организации строительства и производительности труда в лучшем случае на 5−8%.

В этой связи Нацпалата при поддержке Правительства добилась усовершенствования действующего механизма в части установления экономически и технологически обусловленных порогов демпинговых цен для услуг технического надзора, проведения СМР и разработки ПСД. В ближайшее время «Атамекен» совместно с отраслевыми ассоциациями и уполномоченным органом завершит работу по вычислению соответствующего условного порога.

— Какова ситуация с интеграцией систем закупок?

— В настоящее время имеются четыре разрозненных баз данных, которые находятся в ведении Минфина (www.goszakup.gov.kz), МИРа (reestr.nadloc.kz), Фонда (tender.sk.kz), АО «НУХ Байтерек» (mitwork.kz). При этом классификации товаров, работ, услуг у всех разные.

Отсутствует статистическая информация об объемах закупок, номенклатуры закупок, а также другая информация, необходимая потенциальным поставщикам для определения потребностей рынка закупок.

В этой связи Правительством одобрено наше предложение об онлайн-интеграции существующих информационных систем по закупкам с информационной системой Нацпалаты путем создания Единой точки доступа.

Мы считаем, что это не только позволит предпринимателям получать информацию по принципу «единого окна», но и существенно повысит общественный контроль за процессами.

Получив доступ к необходимым данным в режиме реального времени, мы сможем анализировать объемы закупок, корректировки планов, обоснованность проведения закупок способом из одного источника и мониторить процессы закупок на всех стадиях.

— Каковы единые подходы в ПКО в государственных закупках и закупках Фонда?

— Отмечу, что предварительный квалификационный отбор потенциальных поставщиков предусмотрен и в госзакупках. Однако указанные системы ПКО значительно разнятся не только подходами, но и основной целевой направленностью.

Учитывая, что концептуальной целью ПКО является выявление добросовестных поставщиков, нами предложено внедрить единые подходы в ПКО в целях исключения необходимости предпринимателя проходить аналогичные процедуры отбора для участия на разных площадках закупок.

Данное предложение было поддержано Минфином РК, в связи с чем достигнута договоренность об определении единых подходов, а также о признании результатов ПКО Фонда.

— Что скажете об ответственности в закупках квазигоссектора?

— Одной из задач Нацпалаты является защита интересов бизнеса. Поэтому для нас крайне важно, чтобы в отношении предпринимателей не ущемлялись их права в сфере закупок.

В настоящее время не предусмотрена ответственность в отношении должностных лиц за нарушение законодательства закупок в квазигоссекторе — максимально строгим наказанием за нарушение правил осуществления закупок является выговор.

Поэтому в разрабатываемом проекте закона внедрена норма по установлению адмответственности за нарушение законодательства в сфере закупок квазигосударственного сектора.

— Есть ли единые правила закупок для всех субъектов квазигоссектора?

— Несмотря на одинаковую природу субъектов квазисектора (организационно-правовую форму), подходы по регулированию закупок являются разными. Если, например, закупки госпредприятий регулируются Законом о госзакупках, то нацхолдинги и нацкомпании закупаются в соответствии с постановлением Правительства, а закупки Фонда и вовсе проводятся согласно внутренним Правилам.

Мы считаем, что это крайне неэффективно и неудобно для предпринимателей. Для участия в закупках по одному и тому же ТРУ на разных площадках бизнесу приходится руководствоваться тремя разными регулирующими документами. Такого рода разрозненность отнимает как много времени, так и порой приходится нанимать дополнительные человеческие ресурсы, что несет и дополнительную финансовую нагрузку.

Поэтому в целях установления единых подходов и принципов проведения закупок, по настоянию Палаты, в новом законе будут установлены единые правила закупок для всех субъектов квазигоссектора.

— Как обстоит работа по переводу всех закупок квазигоссектора, естественных монополий и недропользователей на электронный формат?

— Крайне важно, что в условиях цифровизации, для того чтобы быть конкурентоспособными, нам нужно идти в ногу со временем. То же касается и сферы закупок. Электронный формат закупок имеет множество преимуществ для предпринимателей: удобство, экономия времени, прозрачность.

К сожалению, на сегодняшний день закупки таких учреждений, как «СК-Фармация», «Казавтожол», «Казагро», «Зерде» и др., все еще проводятся в бумажном формате.

В этой связи в целях упрощения и обеспечения прозрачности процедур закупок все закупки квазигоссектора, естественных монополий и недропользователей будут переведены в электронный формат.

Есть также ряд моментов, которые нуждаются в совершенствовании.

Первое — отсутствие транспарентности. Другим немаловажным фактором совершенствования закупок является обеспечение транспарентности их проведения. Это в первую очередь позволит снизить риск проявления коррупции, тем самым повысит эффективность процессов закупок, поэтому Национальная палата добивалась принятия ряда важных предложений на этот счет.

Второе — усиление контроля. Как уже было сказано ранее, одним из наиболее беспокоящих предпринимателей является вопрос необоснованных отклонений от участия в тендерах и «затачивания» технической спецификации. Мы считаем, что причиной этих проблем наряду с непрозрачностью проведения закупок является отсутствие должного контроля за их процессом.

Хотелось бы отметить большую работу, проведенную «Атамекеном» совместно с Фондом «Самрук-Казына». 14 июня текущего года было подписано Дополнительное соглашение, предусматривающее внесение поправок в Соглашение о взаимодействии между НПП и Фондом «Самрук-Казына» по следующим направлениям.

Третье — кодификация. В январе 2013 года закупки группы компаний «Самрук-Казына», а в 2016 году и все государственные закупки были переведены в электронный формат. Естественно, для идентифицирования товаров, работ и услуг при проведении электронных закупок применяется кодификация товаров, работ и услуг.

Основываясь на лучшем международном опыте, в 2012 году коллеги из «Самрук-Казына» создали Единый номенклатурный справочник товаров, работ и услуг (ЕНС ТРУ). Данный классификатор является основным инструментом предпринимателей в поиске ТРУ в закупках.

За основу разработанного кода был принят Классификатор продукции по видам экономической деятельности (КПВЭД), в соответствии с которым ранее формировались планы закупок государственных органов и компаний Фонда.

Стоит отметить высокую значимость ЕНС ТРУ, так как госзакупки и закупки Фонда, чьи объемы составляют более 5 трлн тенге ежегодно, проводятся с применением данного справочника. Кроме того, в дальнейшем планируется внедрение ЕНС ТРУ в закупки недропользователей и субъектов естественных монополий.

Вместе с тем имеется ряд проблем, таких как пробелы в методологии формирования новых кодов, что приводит к дублированию кодов. Мы обсудили эту проблему с руководством Фонда и совместно решили дальше совершенствовать классификатор, провести полную ревизию кодов с последующим их утверждением и пересмотром методологии. К этой большой работе также привлечен и наш бизнес.

И последнее, четвертое — повышение конкурентоспособности товаропроизводителей. В условиях интеграционных процессов и ужесточения конкуренции мы считаем важным уделять более серьезное внимание повышению конкурентоспособности отечественных предпринимателей, в том числе и в сфере закупок.

Как известно, в рамках проводимой трансформации Фонда ведется работа по совершенствованию закупочной политики компаний Фонда.

В реализацию данного направления работы в мае 2016 года Фондом в пилотном режиме внедрена система предварительного квалификационного отбора поставщиков (ПКО), которая в дальнейшем будет использоваться во всех закупках Фонда. После прохождения по ПКО у потенциальных поставщиков отпадает необходимость подтверждения квалификации персонала и опыта работы в ходе каждой закупки. Это облегчает участие в закупках Фонда.

Несмотря на заявленные преимущества, стоит отметить, что ПКО не ограничивает поставщиков, среди которых могут присутствовать наравне с товаропроизводителями и дилеры, и импортеры, которые, как правило, находятся в более выигрышном положении.

В связи с этим в целях повышения конкурентоспособности товаропроизводителей по инициативе «Атамекена» и при поддержке Правительства на сегодняшний день прорабатывается механизм закрепления преимущества потенциальным поставщикам в ПКО при наличии Индустриального сертификата.

— Борьба с «заточкой» идет полным ходом? Данный вопрос неоднократно всплывал.

— К сожалению, даже перевод закупок на электронный формат не решает проблемы лоббирования интересов определенных поставщиков.

По данным Комитета по внутреннему госаудиту и финансового мониторинга, в 2016 году выявлено более 42 тыс. лотов госзакупок с нарушениями на 464 млрд тенге. В 2015 году установлены нарушения только по 10 тысячам процедур на сумму 170 млрд тенге. Таким образом, рост выявленных нарушений составил более чем четыре раза.

Основными нарушениями являются: необоснованное отклонение конкурсных заявок предпринимателей; установление в конкурсных документациях дополнительных требований, не предусмотренных правилами закупок; необоснованный выбор поставщиков, несоответствующих квалификационным требованиям.

При этом важно понимать, что это только статистика выявленных нарушений.

Хотя «заточка» техспецификаций и тесно связана с вышеназванными проблемами, с ней весьма нелегко бороться законодательно.

В качестве оперативной меры мы предложили Фонду «Самрук-Казына» внедрить институт независимых отраслевых экспертов, который обеспечит качественный контроль против «заточки» путем предоставления доступа в онлайн-режиме к процессам закупок (на стадии объявления, проекта технических спецификаций), с предоставлением публичных отчетов экспертов по итогам их деятельности. Мы продолжаем работу в данном направлении.

— Резюмируя пересмотр закупок в рамках внутрихолдинговой кооперации Фонда, что можете сказать об этом?

— Одним из способов проведения закупок является закуп ТРУ из одного источника в рамках внутрихолдинговой кооперации. В свою очередь, информация о таких закупках является закрытой, в связи с чем не исключены риски ограничения добросовестной конкуренции и возможности создания условий для скрытой монополии.

В этой связи Нацпалата совместно с Фондом будет проведена работа по определению основных видов деятельности дочерних организаций Фонда и исключению возможности закупа ТРУ, находящихся в конкурентной среде.

Результатом данной работы станет Перечень ТРУ, разрешенный к использованию для проведения закупок в рамках внутрихолдинговой кооперации.

— Спасибо за содержательную беседу!

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > kapital.kz, 19 июля 2017 > № 2248790 Дана Жунусова


Казахстан > СМИ, ИТ > camonitor.com, 18 июля 2017 > № 2247088 Ербол Жумагул

Ербол Жумагул о кино, Родине, советском наследии, Олжасе и революции…

Автор: Сара САДЫК

«Страна, которая может произвести хотя бы одного такого Ербола, - великая страна», - сказал о Ерболе Жумагуле в своем недавнем интервью нашей газете Бахыт Кенжеев. Сегодня 35-летний литератор и кинематографист, однажды назвавший Олжаса Сулейменова «средним поэтом», возглавляет собственную продакшн-студию. Он продолжает смотреть на жизнь с оптимизмом и призывает к революции. Виртуальной.

«А чего это ты нас мочишь?»

- Помнится, перед тем как уйти на вольные хлеба, вы получили приглашение стать редактором тогда еще радикальной газеты «Свобода слова».

- На тот момент у меня были два предложения. Либо снимать кино, либо стать главным редактором с миллионной зарплатой и двухкомнатной квартирой. Было это в канун очередных президентских выборов. Ну, если бы не кино, может, и покрасовался бы, зная, что через месяц меня уволят. А сегодня как публицист я неинтересен нашим СМИ. Видимо, я плохой журналист. За пять лет не было ни одного предложения. Но я даже рад. Благодаря трусости редакторов я стал сам себе хозяином. Несколько лет фрилансил - писал, снимал, а год назад создал Studio TEK - продакшн-студию полного цикла. Занимаюсь любимым делом – съемками документальных фильмов и рекламы. Это не только заработок. Отныне мне не нужно ломать себя в профессиональном плане - могу послать заказчика, с которым не хочу работать, к чертовой матери. Это счастье – позволить себе уйти от профанов и тех, кто не уважает интеллектуальный труд. Как заработаю достаточно, буду снимать малобюджетное игровое кино по цене двух-трех условных «крузаков». Было бы кощунством в наше время и в нашем месте говорить, что это небольшие деньги: все же это не 2-3 млн. тенге, а вполне реальная сумма - и для заработка, и для поиска инвесторов.

- Кстати, как вы, выпускник физкультурного вуза, попали в кино?

- Телеканал «Астана» снял как-то документальный фильм обо мне. После него на меня вышел «Казахфильм» с вопросом: «Ербол, а чего это ты нас мочишь?». «Если ты такой умный, сними сам. Подай заявку», - сказал тогдашний руководитель киностудии Ермек Аманшаев, разглядев, видимо, в моих частых текстах о «казахфильмовском» кино не только досаду и едкую критику, но и некую творческую перспективу. Я принес заявку, худсовет, найдя тему актуальной, утвердил мой сценарий, и я снял фильм. Кстати, Аманшаев, несмотря на отдельные недостатки (а у кого их не бывает?), оказался на удивление адекватным человеком. Когда я показал ему фильм практически в чистовом монтаже, он сказал: «Получается добротное авторское кино, но мне хотелось бы «упаковать» его еще лучше. Давай пригласим сильного монтажера из Франции». Не скрою, я скептически отнесся к такому предложению, но чтобы не обидеть, не стал отказывать: ладно, ваши деньги - ваши капризы. Монтажер приехал, поработал. Я, конечно, потом его правил, но в целом француз приподнял картину. Ну и я у него кое-чему научился.

Кино как искусство и кино как бизнес

- А как сложилась судьба картины? Ваша «Книга» ведь так и не вышла в прокат.

- Все вопросы к заказчикам - «Казахфильму» и Министерству культуры. Мое дело - снять картину. Я свою часть работы выполнил. Организация премьеры, проката – их обязанность. Но к моменту, когда можно было делать премьеру и пускать хотя бы в ограниченный прокат, сменилось руководство киностудии. Новое начальство месяцами отсутствовало физически, да и ходить выпрашивать мне не с руки. Режиссеры, к сожалению, подписывают такие договоры, которые делают их бесправными рабами. А, на мой взгляд, только свободный человек способен на честное искусство, в противном случае зачем тратить столько денег и целый год напрягать полсотни людей? В общем, спасибо, что обрел профессию, но на «Казахфильм» я больше ни ногой.

Правда, мне еще повезло, что моей «Книгой» занималась продюсерская компания «КИНО». Ее руководитель Саин Габдуллин помог мне собрать вокруг себя настоящих профессионалов. Но если отвлечься от меня и моей картины, то у нас все странно: продюсеры сидят и ждут, когда режиссер принесет им деньги. А на фига они в таком случае нужны?

- А, может, ваша «Книга» была, мягко говоря, не очень, раз ее нет в прокате?

- Будь фильм совсем беспомощным, вряд ли мировая премьера «Книги» прошла бы на крупнейшем фестивале Азии в южнокорейском Пусане. Да и экспертное сообщество в Бангладеше или России не отобрало бы фильм в программы своих фестивалей. Я далек от мысли, что снял шедевр, но попасть с абсолютным дебютом (без образования) сразу на несколько МКФ - тоже неплохо. Многие фильмы других, казалось бы, более именитых казахстанских режиссеров почему-то вообще неинтересны международным киноэкспертам. Кстати, «Книгу» пару раз показывали по ТВ, насколько я могу судить по сообщениям друзей. В общем, фильм живет своей жизнью.

Я отношусь к кино как к искусству. Учусь, ошибаюсь, что-то нахожу, дальше ищу, но мысли мои вокруг киноязыка, а не кассы. Что это значит? Скажем, есть Адильхан Ержанов, и есть и Ахан Сатаев. Первый занимается киноискусством, а второй – кинобизнесом. И то, и другое имеет право на существование, на любое кино уходит очень много труда, но бюджетные деньги должны тратиться строго на авторское кино.

- А кто из казахстанских режиссеров вызывает у вас уважение?

- Дарежан Омирбаев. Я считаю его в какой-то степени своим наставником, потому что прошел у него мастер-класс по режиссуре. Он смотрит на кино как на способ самовыражения, а не как на средство заявить о себе. Из молодых уважаю Адильхана Ержанова.

- Но он снимает сплошь чернуху…

- Философ Мераб Мамардашвили сказал применительно к поэтам, что они – шпионы неизвестной родины и зеркало общества. То же самое можно сказать и о кино. Понятно, что оно должно быть разным. Если вы нуждаетесь в легком и смешном кино, смотрите «Келинку Сабинку» или «Районы». Но я считаю, что в Казахстане проблем больше, чем радости. У нас, знаете, усеновы безнаказанно давят по семь человек за раз, по ипотеке надо переплачивать в три раза, чтобы потом тебя все равно из дому выгнали. Это что – не чернуха?

Настоящий художник – как фурункул, появившийся от холода. И больно, и гнойно, и противно, но если этот чирей не вылезет на теле и не лопнет, все останется в организме. Поэтому режиссеры, снимающие проблемное кино, мне интереснее, чем те, кто занимается хвалебно-елейным лизоблюдством. Тут еще важно понимать: можно и спагетти-вестерн снять как образчик киноискусства. Просто 95 процентов наших режиссеров даже не понимают природы кино, а потому не могут толком и внятно объяснить, что такое киноязык. Тех, кто входит в ставшиеся пять процентов, я знаю лично.

Предэмигрантское уныние и электронный ключ

- Вы сказали в одном из интервью, что в Казахстане вам некомфортно.

- Да, я сказал, что в этой стране мне некомфортно, в ней пока не чувствуется, что она для всех граждан. Но это моя страна. Не только президента и его приближенных. Если мы соберем чемоданы, кто здесь останется? Я не хочу расщеплять эти слова на атомы, но я свою страну никому не отдам. Я буду жить и умру здесь, тут мой пуп земли! Хотел бы - давно уехал бы. Да, власть сделала все, чтобы предэмигрантское уныние стало модным трендом, а превращение журналистики в стенгазетную чушь приучило общество к неверию и апатии. Но как бы пафосно это ни звучало, никто, кроме нас самих, нашу страну не изменит.

- И что лично вы намерены менять в ней?

- Делать все, что в моих силах, то есть проявлять личное участие. Опыт показывает, что львиную долю проблем можно решить, не выходя из дома. Сейчас я с друзьями работаю на общественных началах над одним проектом - создаем сообщество людей, которое пользуется услугами электронного правительства.

Маленький пример. Представьте стандартный городской двор. Кто виноват в том, что зимой здесь десятки стариков получают переломы шейки бедра? Вороватая и неэффективная начальница КСК? Или аким лично распорядился не убирать лед и не контролировать деятельность КСК? А, может, самим гражданам нравится по полгода возить своих стариков по больницам, коль они не хотят взять ситуацию в свои руки? Ведь закон на их стороне.

Это я к тому, что 50 человек, одновременно решающие проблему посредством электронного ключа, эффективнее двух тысяч митингующих по тому же вопросу.

Советская привычка прятаться за коллектив берет свои корни из тоталитарного страха. Поэтому наиболее частой реакцией на ту или иную проблему является петиция или словесное заявление. Но бумажку с двумя сотнями подписей, за которой не стоит ничего, кроме эмоций, можно порвать или «потерять». Однако если это две сотни официальных запросов, то дело обретает совсем иные очертания. Пока этого не будет, можно сколько угодно жечь покрышки возле Ак-Орды – ничего не произойдет! Нет, я не против стоять на майдане, но с кем? И где он, этот майдан? А коль нет его, давайте устроим виртуальную революцию! Ведь есть примеры. Скажем, в городе Абай Карагандинской области есть улица, на одной стороне которой имелось центральное отопление, на другой - нет. И так продолжалось 20 лет. Мой друг года два убеждал жителей сделать электронные ключи, потом, еле-еле собрав с десяток активных жителей, нажал в своем компьютере на пару кнопок – и через три месяца провели отопление. К нему тут же сбежались жители соседней улицы. А самим кнопку нажать слабо, что ли?

Еще один знакомый, услышав от меня про электронное правительство, сделал ключ и уже через неделю решал проблемы родственников-ветеринаров из Жамбылской области. Теперь ему постоянно приходят письма от e-gov: мол, посмотрите, мы обсуждаем такие-то изменения. Нужно выкинуть из головы мысль о том, что начальник будет строить твое счастье вместо тебя. Никогда не будет строить. И пока мы сами не сметем своим образом жизни всех хапуг и временщиков, наши «слуги» будут продолжать строить себе виллы в Испании и Чубарах, покупать яхты и любить только елбасы - их так учили в партшколе. Проблема несменяемости власти, конечно же, ужасна, но, изменив гражданское самосознание, мы решим эту проблему гораздо эффективнее. А не решив ее, мы ничего не построим, кто бы ни стоял у власти. Даже чудо, которое совершил Саакашвили, опиралось на поддержку огромного числа социально активных грузин.

Классик советского пошиба

- В 2006 году в издательстве «Ел орда» вышла «Ерболдинская осень» - сборник ваших стихов. Говорят, издать ее помог акординец Ермухамбет Ертысбаев.

- Ну как помог? Ему нравились стихи, и когда он стал министром культуры, посчитал нужным их издать. Повторюсь, я никогда ни у кого ничего не просил. То, что книга издавалась по линии Минкульта, сыграло свою абсурдную роль. Там в шести местах есть мат. Издание было заморожено на полгода, но маты я отстоял: прапорщики не могут говорить изящно и нормативно. Но из двух тысяч экземпляров ничего в продажу не поступило. Московские друзья стали спрашивать: «Ты же книжку издавал. Где она?». В итоге несколько человек из Москвы и Израиля собрали деньги и в 2007 году сами переиздали мою книгу тиражом в 500 экземпляров. «Хоть раздавать будешь», - сказали они.

«Меломан» переиздал в прошлом году роман «Легенда о Nomenclatura», который я написал в соавторстве с политологом Досымом Сатпаевым. Готова книга сатирических стихотворений на злобу дня, написанных в 2008-2009 годах. Буквально на днях завершил редактуру книги стихов «Трюк драматюрка».

- Когда вам был 21 год, вы назвали аксакала отечественной литературы Олжаса Сулейменова «посредственным поэтом», а Евгения Евтушенко вообще не держали за поэта. Вы до сих пор так думаете?

- Мне кажется, вы тогда слишком сильно акцентировались на той моей фразе. Причем «средний» интерпретировали как «посредственный»! А средний – это уже хорошо, быть в компании таких поэтов «второго ряда» как, скажем, Слуцкий, Багрицкий или Чичибабин, совсем непросто. Олжас-ага был заметным советским поэтом, но для меня он перестал быть интересным, когда вдобавок ко всем прочим своим общественным нагрузкам решил реформировать казахский язык, убрав букву «ы» в словах «ауыл», «бауыр» и так далее. Это уже не смешно. Если человек, не владея языком, произносит казахские слова без «ы», то причем здесь язык? В чем здесь реформа и будут ли дальнейшие предложения по линии евразийства? Что касается просоветской деятельности Олжаса Омаровича, то она меня абсолютно не привлекает и не трогает. Но у меня нет к нему негатива, я ведь очень любил его в юности. Скорее, есть большая досада. Хотелось, чтобы он был с нами, а не с ними. Больше писал, оставил учеников. То же самое могу сказать и о потрясающем прозаике Кекилбаеве: был совестью нации, но некролог себе испортил.

- Неужели вы не испытываете пиетета перед мэтром хотя бы за то, что он написал «Аз и Я»?

- Не могу не признать, что эта книга в нужное время сделала нужное и большое дело для подъема национального самосознания, но тем обиднее все остальное. Очень люблю «Глиняную книгу». На мой взгляд, это лучшая его вещь. Но складывается ощущение, что он по большей части писал для карьеры.

- Ничего себе – для карьеры! Поэта заставили публично покаяться, а весь тираж уничтожили!

- Завидна судьба поэта, за которого встревает первый секретарь ЦК КП Казахстана. И если говорить «по чесноку» (разговор же должен быть откровенный, да?), то ничего ни плохого, ни хорошего в том, что он написал поэму «Земля, поклонись человеку», нет. Это классик советского пошиба. Но убери административный ресурс - и останется просто местами очень хороший поэт, который умел красиво и афористично ввернуть. Но на мой личный вкус - не выдающийся. Выдающимся его делали поступки. И «Аз и Я» - это в гораздо большей степени поступок, чем научная работа. Поэт – это ведь не только стихи, это еще и биография, и репутация, и душа. Складывать слова не так уж и трудно, если есть определенные талант, умения и усидчивость, а вот быть достойным «высокой болезни» - намного сложнее. Можно написать сорок пламенных томов и не иметь авторитета среди соплеменников, а можно нацарапать сорок стихотворений и остаться Абаем. Или Рембо.

- А вас лично кем считать – казахским или русским поэтом?

- Я считаю себя казахским поэтом, пишущим о казахах и об этой стране. При этом стихи имеют отношение и к русской поэзии, раз уж написаны на русском и печатаются в так называемых «толстых журналах». В литературе, как и в кино, мне до известной степени важно некоторое признание экспертного сообщества (желательно не только в Казахстане), к тому же я постоянный автор «Дружбы народов», а дружба обязывает. И еще. Русский язык на 40% тюркский, и еще непонятно, кто у кого что позаимствовал. Моя казахская русскоязычная рифмованная деятельность может служить тем культурным мостом, который мог бы примирить две стороны по очень многим вопросам, начиная с геноцида казахов посредством голодомора и заканчивая адекватным, добрососедским и равноправным отношением. Переосмысление горчайшего и кровавого опыта колонизации - одна из центральных тем, которая занимает меня, не только в писательстве, но и собственно в жизни.

Казахстан > СМИ, ИТ > camonitor.com, 18 июля 2017 > № 2247088 Ербол Жумагул


Казахстан. Малайзия > Приватизация, инвестиции. Внешэкономсвязи, политика > kapital.kz, 14 июля 2017 > № 2244450 Датук Хаджи Ахмад Хаджи Маслан

Малайзия готова открыть рынок АСЕАН для казахстанских инвесторов

Вице-министр торговли Малайзии призывает крупный бизнес РК обратить внимание на рынок емкостью 625 млн человек

Малайзия является одним из самых быстрорастущих рынков Азиатско-Тихоокеанского региона. Эта страна готова вкладывать инвестиции в Казахстан, примером чему могут служить проекты в нефтегазовом и агропромышленном комплексе нашей страны. Однако в рамках Недели Малайзии в Астане и отдельно казахстанско-малайзийского бизнес-форума вице-министр международной торговли и промышленности Малайзии г-н Датук Хаджи Ахмад Хаджи Маслан предложил казахстанским инвесторам самим обратить внимание не только на рынок Малайзии, но и на более глобальный рынок АСЕАН с его чрезвычайно привлекательной экономической зоной. Об этом с министром Малайзии побеседовал корреспондент центра деловой информации Kapital.kz.

Малайзия — это офшор, которого не следует бояться

— На казахстанско-малайзийском бизнес-форуме были подписаны рамочные соглашения о сотрудничестве между малайзийскими инвесторами и казахстанской стороной. Какие бы основные направления сотрудничества между нашими странами вы бы выделили?

— Я бы, конечно, выделил соглашение малайзийской компании Reach Energy Berhad — разведка и добыча нефти и газа, которая обменялась меморандумами о взаимопонимании с акимом Мангистауской области г-ном Ералы Тогжановым. Согласно их договоренностям компания Reach Energy будет оказывать поддержку в привлечении малайзийских компаний к инвестированию в приоритетные отрасли региона. Например, инвестиции должны сфокусироваться на таких отраслях, как нефть и газ, инфраструктурные проекты, строительство, электроэнергетика, водоснабжение и туризм — все это в Мангистауской области. Первоначальная сумма инвестиций должна составить 200 млн долларов, затем в самое ближайшее время она может возрасти до 500 млн долларов, а в дальнейшем и до 1 млрд долларов.

Также в Казахстане продолжает работать малайзийская агрокомпания AGROSTAN FARMS SDN BHD, желающая осуществить проект по выращиванию мясного и молочного скота на юге Казахстана.

— А каково состояния взаимной торговли между Казахстаном и Малайзией в настоящий момент?

— Мое министерство, а именно министерство международной торговли и промышленности Малайзии (МІТІ), играет ключевую роль в развитии двусторонней торговли и инвестиций между нашими двумя странами. В частности, мы рассматриваем Казахстан как важную страну, полную возможностей и перспектив, которые являются взаимодополняющими между двумя национальными государствами.

Малайзийская Корпорация развития внешней торговли (МАТРАDЕ) — агентство под моим министерством, офис которого расположен в городе Алматы, контролирует рост двусторонней торговли между Малайзией и Казахстаном. Соответственно, мы будем поддерживать все усилия, направленные на повышение и развитие наших экономических связей. К ним относятся такие платформы, как этот бизнес-форум, который принесет взаимную выгоду для обеих стран.

Несмотря на неопределенную глобальную экономическую ситуацию, я рад отметить, что экономические связи Малайзии с Казахстаном расширяются крепко и стабильно. В настоящее время Казахстан является четвертым по величине торговым партнером Малайзии среди Содружества независимых государств.

В 2016 году общий объем торговли Малайзии с Казахстаном составил 49,22 млн долларов США, что на 36,1% больше в сравнении с предыдущим годом, где объем торговли был равен 38,81 млн долларов США. Наш общий объем экспорта в Казахстан составил 43,78 млн долларов, что на 30,4% выше по сравнению с 36,06 млн долларов за соответствующий период в 2015 году. Импорт Малайзии из Казахстана в 2016 году увеличился на 109% с 2015 года.

В настоящее время в Малайзии ведут свою деятельность более 8 тыс. компаний, в состав которых входят международные корпорации из более чем 40 стран. Эти компании сделали Малайзию своим офшорным местом для производства и услуг. Я надеюсь, что Малайзия также станет важным инвестиционным направлением для казахстанских инвесторов.

Рынок АСЕАН — это не предел, мы выведем вас на рынок в 3 млрд человек

— Как работает механизм инвестирования в Малайзию, которым могли бы воспользоваться казахстанские бизнесмены?

— Малайзийское управление инвестиционного развития (МIDА) — другое агентство под моим министерством, является первой контактной организацией для инвесторов, заинтересованных в инвестировании в Малайзию.

По состоянию на 31 декабря 2016 года у нас было 20,610 промышленных проекта с общим объемом инвестиций в 208,6 млрд долларов США. Из них 54,5%, или 113,8 млрд долларов, приходится на иностранные инвестиции.

В 2016 году Малайзия одобрила в общей сложности 6,1 млрд долларов иностранных инвестиций в производственный сектор, поднявшись на 19,3% по сравнению с 2015 годом.

Это свидетельствует о том, что иностранные бизнесмены продолжают проявлять уверенность в инвестировании в Малайзию.

Правительство Малайзии продолжает внедрять проделовую политику. К ним относятся меры по укреплению логистики и бизнес-взаимодействию, а также по устранению препятствий для облегчения ведения бизнеса. В результате на сегодня Малайзия известна как одна из хорошо интегрированных экономик. У нас есть хорошие возможности стать региональной или глобальной операционной базой для многонациональных компаний.

Правительство также внедрило новую схему «основного интегратора» для стимулирования компаний, которые используют Малайзию в качестве базы для ведения своих региональных и глобальных предприятий и операций: для управления, контроля и поддержки ключевых функций, включая управление рисками, принятие решений, стратегической бизнес-деятельности, торговли, финансов, управления и человеческих ресурсов.

Все больше многонациональных корпораций приняли малайзийскую модель «основного интегратора», которая позволяет быстрее принимать решения и поддерживает меняющиеся тенденции в цепочке поставок. Транснациональные компании теперь обладают большей гибкостью в обслуживании своих сетевых компаний для поставок в Азиатско-Тихоокеанский регион и на другие глобальные рынки.

Помимо регионального учреждения, в 2016 году получили развитие проекты вспомогательных услуг с утвержденными налоговыми льготами. Они увеличились на 156,3%, до 2,09 млрд долларов США. Значительное увеличение было обусловлено многими крупными инвестициями, которые были одобрены для деятельности в области экологически чистых технологий и комплексных логистических услуг.

Мы помним, что сектор услуг помог повысить эффективность других секторов в стране. Например, глобальные учреждения и комплексные услуги по управлению цепочками поставок быстро становятся ключевыми компонентами в экономике страны. Эти услуги повысят эффективность торговли и конкурентное преимущество для малайзийских отраслей.

— Какие еще преимущества для иностранного, в том числе казахстанского, бизнеса может предложить Малайзия?

— Преимущества ведения бизнеса в Малайзии обильны. Экономическое сообщество АСЕАН (АЕС), образованное в 2015 году, создало единую рыночную и производственную базу в регионе. Полная реализация АЕС приведет к созданию прочно интегрированной региональной экономики, которая будет способствовать беспрепятственной, трансграничной торговле и инвестициям между десятью государствами — членами АСЕАН.

Этот рынок имеет огромный потенциал. Численность населения АСЕАН составляет 625 миллионов человек. Мы смотрим на растущий средний класс с увеличением объема располагаемых доходов и регионального среднегодового экономического роста, составляющего 5%. Годовой ВВП в настоящее время оценивается более чем на 2,5 триллиона долларов США, что делает нас седьмой по величине экономикой в мире. К 2020 году в АЕС, ожидается увеличение ВВП почти в два раза, до 4,7 трлн долларов.

Совместно с АЕС, с Зоной свободной торговли АСЕАН (АҒТА) и партнерами по диалогу, такими как Китай, Индия, Япония, Южная Корея, Австралия и Новая Зеландия, это послужит дополнительным стимулом для инвесторов, заинтересованных в Малайзии.

В настоящее время АСЕАН ведет переговоры с партнерами по диалогу для заключения Регионального соглашения о всеобъемлющем экономическом партнерстве (RСЕР). RСЕР включает страны, население которых превышает 3 миллиарда, и в совокупности экономики на общую сумму 17 триллионов долларов США, где доля мировой торговли оценивается в 40%.

В качестве одной из крупнейших экономик среди стран — членов АСЕАН Малайзия предлагает инвесторам множество стратегических инвестиционных предложений. К ним относятся стратегическое географическое расположение Малайзии, наша прагматичная, предусмотрительная и благоприятная для бизнеса политика, а также наша развитая инфраструктура и связь.

По этой причине вместо конкуренции с другими странами — членами АСЕАН Малайзия приняла дополнительный метод привлечения инвестиций в регион.

Очевидно, что потенциал для укрепления деловых связей и сотрудничества в регионе является массовым. И я бы настоятельно призвал казахстанских инвесторов обратить внимание на рынок АСЕАН, чтобы рассмотреть Малайзию как дверь на рынок экономического союза АСЕАН.

Малайзия освобождает от налогов «зеленый» бизнес

— Скажите, насколько привлекательным является для иностранных инвесторов в Малайзии ниша использования "зеленых" технологий?

— Конечно, правительство Малайзии глубоко осознает важность сохранения баланса между потребностями экономического роста и сопутствующим воздействием на окружающую среду. «Зеленая» технология была определена как движущая сила будущей экономики для страны, которая будет способствовать всеобщему «зеленому» росту и устойчивому развитию.

Были введены налоговые льготы для «зеленых» технологий в виде налоговых льгот по «зеленым"инвестициям с частичным или полным освобождением от корпоративного налога на покупку активов «зеленых» технологий. И освобождение от налога на прибыль от использования услуг и системы «зеленых» технологий для их дальнейшего укрепления и развития.

Проекты, которые претендуют на этот стимул, включают в себя возобновляемые источники энергии, энергоэффективность, комплексное управление отходами и зеленое строительство, зеленый центр обработки данных. Кроме того, приемлемые услуги включают в себя системную интеграцию возобновляемых источников энергии, энергетические услуги, услуги, связанные с зеленым строительством и зеленым центром обработки данных. А также экологической сертификацией продукции, оборудования и строительства, строительством зеленого города.

Пользуясь случаем, хочу пригласить казахстанские компании и участников ЭКСПО-2017 инвестировать в эти сферы в Малайзии либо самостоятельно, либо в сотрудничестве с малайзийскими компаниями.

К тому же в 2016 году Малайзийское управление промышленного развития (МIDA) одобрило общие инвестиции в размере 579 млн долларов на 146 проектов. Для сравнения в 2015 году было профинансировано 160 проектов на сумму 419 млн долларов в секторах зеленой экономики. Это свидетельствует о значительном росте развития зеленых технологий с помощью инициативы правительства посредством постоянной политики и продвижения.

Ранее я упомянул о привлекательности Малайзии в качестве инвестиционного направления. Мои слова могут подтвердить рейтинги более чем нескольких влиятельных международных организаций. К ним относятся: недавний ежегодный сборник по конкурентоспособности, составленный Швейцарским институтом развития менеджмента. Он поставил Малайзию на 19-ю позицию среди 60 стран. Более того, Малайзия заняла 23-е место с точки зрения удобства ведения бизнеса в Докладе Всемирного банка Doing Вusіnеss 2016. Малайзия также была награждена первым местом в рейтинге самого привлекательного производственного рынка в качестве выбора для будущей передислокации в соответствии с американским индексом рисков производства Cushman & Wakefield 2017. В его установленный индекс входят 30 крупнейших стран по объемам производства, в пионерский индекс входят 10 крупнейших производственных мест. Наконец, третье место в рейтинге Всемирного Банка «Ведение бизнеса 2017» по индексу защиты инвесторов, а также восьмое место в рейтинге наиболее перспективной принимающей экономики среди развивающихся стран на период с 2015 года по 2017 год в рейтинге ЮНКТАД.

Позиции Малайзии в этих рейтингах являются независимым подтверждением усилий правительства к тому, чтобы Малайзия к 2020 году достигла статуса экономики с высоким уровнем доходов. Я приглашаю всех членов бизнес-сообщества Казахстана присоединиться к нам в этом путешествии.

Хотел бы еще раз подчеркнуть, что Малайзия готова расширять наши отношения с Казахстаном и другими странами — будь то культурная связь между людьми, торговля или инвестиции.

— Спасибо за содержательное интервью!

Казахстан. Малайзия > Приватизация, инвестиции. Внешэкономсвязи, политика > kapital.kz, 14 июля 2017 > № 2244450 Датук Хаджи Ахмад Хаджи Маслан


Казахстан > Образование, наука. Медицина > camonitor.com, 14 июля 2017 > № 2242232 Гульнара Ташенова

Можно ли в наших школах вырастить здорового ребенка?

Автор: Адольф Арцишевский

Со времен Советской власти в нашем сознании неистребимо живет категоричный лозунг: «Все лучшее – детям!» Он, правда, в ту эпоху имел под собой солидную базу: Дворцы пионеров, летние и зимние пионерлагеря, спортивные секции, клубы «Кожаный мяч» и «Золотая шайба»... Быть может, какие-то рудименты всего этого уцелели и до наших дней, но по большей части все оно кануло в лету и осталось лишь в пионерском гимне «Взвейтесь кострами, синие ночи!». При желании можете сделать «клик» в Интернете и прослушать этот бравурный марш, его хором споют вам пышущие здоровьем красногалстучные ребятишки тех лет, которые делу Ленина и партии были верны. Сейчас собрать такой хор тинейджеров весьма проблематично. Спеть-то они, может, споют, а вот насчет пышущего здоровья – большой вопрос. Там через одного будут либо страдающие от ожирения подростки, либо впадающие в анемию совсем еще юные барышни.

«Все лучшее – детям!»

Мы не без содрогания вспоминаем, как выживали в эпоху перемен и, твердя словно мантру «Все лучшее – детям!», не очень-то берем в расчет, что больше всех и в первую голову пострадали именно дети.

Начнем с того, что школу, естественно, лихорадило от реформ, причем не только в части просвещения. В школах были медкабинеты, школьный врач и медсестра, они следили, худо ли бедно, за здоровьем детишек, у них была своя наработанная десятилетиями практика, но их переподчинили из Минздрава Министерству образования. Шаг был явно непродуманный и роковой, поскольку Министерство образования занималось, как нетрудно догадаться, образованием, но никак не здравоохранением, в котором оно в общем-то мало что смыслило, и врачебный контроль за здоровьем детишек оказался безхозным. Школьный врач под давлением обстоятельств и во всей этой неразберихе как-то незаметно исчез из жизни школы, должность эту попросту упразднили, что не лучшим образом сказалось на здоровье школяров.

Но и в дошкольной жизни ребенка ждали тоже нелегкие испытания. Чья-то умная голова, воодушевившись европейскими ценностями, решила внедрить в нашу жизнь семейных врачей, никак не учитывая казахстанские реалии. В результате исчезли детские поликлиники, педиатрам дали как бы отставку, детей стали лечить на общих основаниях врачи для взрослых. Мединституты перестали готовить педиатров, они тоже стали фигурой неуместной. Но при всем при том деторождаемость росла, и проблемы детского здоровья не теряли своей актуальности и остроты. Коридоры наших поликлиник наполнились детскими голосами. Наши участковые врачи и без того света белого не видели, так теперь они работали в две-три смены, поскольку, отстояв вахту в поликлинике и разобравшись с пенсионерами и прочим людом, они устремлялись по домам на помощь занедужившим детям, о болезнях которых имели весьма смутное представление.

В общем, ребенок теперь поступает в школу уже с букетом тех или иных болячек, или, как говорят в таких случаях англичане, «с малым джентльменским набором недугов». За школьной партой ему предстоит марафон в одиннадцать лет. Естественно, за эти годы он не станет здоровее и обретет вместе с аттестатом зрелости «большой джентльменский набор».

О нем мы скажем чуть позже. А сейчас хотелось бы обратиться к специалисту и понять, кто же сегодня в ответе за здоровье школьника.

Зуд реформаторства и его последствия

Наша собеседница – доктор медицинских наук, руководитель управления организационно-методической работы и медицинской статистики Научного центра педиатрии и детской хирургии Гульнара Ташенова. До недавнего времени она сверх того была главным внештатным педиатром Минздрава РК, но статус этот стал как бы неактуален и неуместен вследствие судорожных преобразований, связанных с педиатрией, которые лихорадили в последние годы Казахстан.

– Сразу же хочу сказать, что сегодня у нас настали кардинальные перемены, – говорит она. – Во-первых, медицинское обслуживание школьников наконец-то передано в ведение Минздрава. Во-вторых, возобладал здравый смысл и с подготовкой педиатров. В-третьих, принимаются меры для восстановления детских поликлиник.

– Так-то оно так, но вернуть все на узаконенные места непросто. Меня поразил ваш капитальный труд (другого определения я не нахожу) «Совершенствование школьной медицины в РК». Там лишь одна страничка посвящена передаче школьной медицины в ведение Минздрава, но у меня было такое ощущение, будто я вникаю в технико-экономическое обоснование ЭКСПО-2017. Вот уж действительно – ломать не строить…

– Перекос этот со школьной медициной возник в 1990-е годы в связи с трудностями финансирования и с необходимостью так называемой оптимизации. В советское время все было устроено по уму. Школы были прикреплены по территориальному принципу к детским поликлиникам. Естественно, школьные подростковые медкабинеты находились в ведении Минздрава. Контроль за здоровьем детей был неукоснительный. Представить себе школу без школьного врача было просто невозможно. А сейчас вообще нет такой должности. Но, повторяю, в конце прошлого года началась передача медицинского обслуживания школьников в ведение Минздрава. Школы вновь территориально прикрепили к поликлиникам, провели аудит медицинских пунктов, они, естественно, за минувшие годы утратили необходимое оборудование, работали по старой схеме, погрязнув в бумажном документообороте. Медсестры забыли о повышении квалификации, в основном это люди предпенсионного возраста, тянут себе лямку по инерции. Тут нужны усилия не одного министерства, тут необходим межведомственный комплексный подход.

– То есть все это не произойдет в одночасье. А дети… Что дети? Ведь все это время здоровью учеников не уделялось должного внимания…

– Видите ли, профилактические осмотры проводились, как и прежде, но они носили по большей части формальный характер. Для галочки, как говорят в таких случаях. На профилактические осмотры должны выезжать бригады узких специалистов во главе с педиатром. Офтальмолог, ЛОР-врач, хирург, ортопед, невропатолог, гастроэнтеролог, уролог и т.д. Но как раз узких специалистов в таких бригадах почти нет. И какой толк от подобных осмотров? По отчетам мы видим, что они проводились, но, в сущности, осмотром педиатра все и ограничилось.

– То есть большинство имеющихся болячек осталось при школьнике как бы не выявленными, а значит, никто лечить их не будет?

– Вот именно. Ребенок и без того приходит первый раз в первый класс уже не очень здоровым. А к одиннадцатому классу он обзаводится целым букетом хронических заболеваний. Это и близорукость, и нарушение осанки, и гастроэнтерологические проблемы как следствие пристрастия к фастфудам и газировкам.

– То есть статистика, должно быть, ужасающая?

... Тут возникает целый ряд «но». В отсутствии офтальмолога близорукость в отчете осмотра детей не будет отражена; не было хирурга, а значит, начальную стадию сколиоза не учтут; отсутствовали гастроэнтеролог, кардиолог, уролог – ну и так далее. Много чего будет упущено в том отчете, на основании которого и появляется статистика.

Колыбельная для министра и туалеты в школах не типа «сортир»

И тут мне вспомнился бородатый анекдот времен советской власти. Многоопытный Рабинович устраивается на работу главбухом. Дабы проверить его грамотность, начальство спрашивает: «Сколько будет дважды два?». Испытуемый на вопрос отвечает вопросом: «А сколько вам надо?»… Статистика порой подобна этому главбуху, ясный ответ она едва ли даст.

Два года назад автор этого текста уже обращался в Министерство тогда еще здравоохранения и социального обеспечения, пытаясь уточнить, действительно ли Казахстан, согласно данным ООН, занимает 111-е место в мире по состоянию здоровья своих граждан. Наш диалог слепого с глухим длился почти неделю. А завершился резонным советом из чиновничьих глубин департамента: «Обратитесь с письмом к министру, и, если она даст согласие и спустит распоряжение, мы дадим вам ответ». Думается, логика действий того самого главбуха живет и процветает по сей день. Так не будем особо углубляться в статистику, она порой уклончива и рассчитана на то, чтобы усыпить бдительность высокого начальства, мы просто обратимся к фактам.

– Здоровье детей требует к себе повышенного внимания, – говорит Гульнара Талиповна. – Я неоднократно выступала в печати, указывая на то, что до тридцати процентов выпускников школ у нас страдают хроническими заболеваниями, а это болезни органов дыхания, нервной системы, желудочно-кишечного тракта. Мальчики с плоскостопием, нарушением зрения, осанки, ожирением. Из-за неправильного питания и потребления газированных напитков, которые вымывают кальций и необходимые микроэлементы из детского организма, у них начинается искривление костей. И потом многие негодны к службе в армии. А у девочек неблагополучие с репродуктивными способностями.

– Наверное, виновата в этом не только школа, но школа в первую очередь. В чем вы видите выход из положения?

– В Европе получили распространение школы здоровья. Там и учебный процесс, и материальное оснащение направлены на то, чтобы укреплять здоровье учащихся. В этом направлении сейчас работают и российские школы. Это не только три урока физкультуры в неделю, это расширение спортивных мероприятий, школьники все до единого должны заниматься каким-либо видом спорта, желательно не одним. Полагается активный отдых и во время перемен. Должна быть деятельная альтернатива малоподвижному образу жизни, поскольку почти у всех учеников есть навороченные мобильники, iPadы, оснащенные сверхновыми гаджетами, ноутбуки. Дети готовы часами пребывать в оцепенении, находясь в виртуальном мире, отсюда многие беды со здоровьем. А потому каждый ребенок должен – обязан! – посещать спортивные секции. Школа должна создать все условия для развития спортивной культуры учащихся. Естественно, одним медработникам это не по плечу, здесь нужны совместные усилия врачей, учителей, родителей. У школ забрали прилегающие к ним территории для хозяйственных нужд, их надо школам вернуть, оборудовать спортивными снарядами, создать площадки для игр в футбол, баскетбол, волейбол, чтобы дети каждую свободную минуту могли ринуться в стихию игры.

– На республиканском съезде педиатров вы отметили рост алкоголизма среди детей и подростков. Потребление алкоголя у наших детей начинается с 10 лет, а к старшим классам увеличивается…

– Ну и что теперь – опускать руки? Надо этому противопоставить здоровый образ жизни, надо вовлекать детей в спорт. По динамометрии нынешние подростки отстают от своих сверстников двадцатилетней давности, сила сжатия кисти рук у сегодняшних тинэйджеров на 10-15 килограммов ниже. Надо наверстывать упущенное. Занятия спортом отвлекают от дурных привычек, воспитывают в детях соревновательность, командность, стремление к взаимовыручке. Надо вспомнить о физкультминутках, которые практиковались некогда в советских школах, они снимают напряжение у ребенка, застойные явления в мышечной системе. Это ведь не требует ни затрат особых, ни усилий. Школы здоровья как раз и внедряют такие контенты.

– А у нас эти школы есть?

– В Алматы? Да, 23 такие школы. По крайней мере, на бумаге они есть. Но на самом деле сколько надо работать, чтобы довести их до ума!

– Спорт – это хорошо. А что требуется еще?

– Школам нужны нормальные, цивильные туалеты, чтобы ребенок не боялся в них заходить – туалеты не типа «сортир». Чтобы там было чисто и светло, чтобы ребенок мог помыть руки и вытереть их разовым полотенцем. Школам нужна доступная для детей питьевая вода. Это все рекомендации ВОЗ, их надо брать за основу и внедрять. Мы говорим: «профилактика ожирения», «профилактика утомления». Для начала вот она, эта профилактика – обычная питьевая вода. Пора понять простую вещь: ребенок большую часть своей жизни проводит в школе, так создайте здесь для него нормальные условия. А у нас как? Детям, наоборот, запрещают пить, чтобы они лишний раз не просились в туалет. Куда это годится!..

Грабли как знак неудавшихся реформ

…Гульнара Талиповна говорила простые, понятные каждому из нас истины. Слушал я ее и думал вот о чем. Мы, взрослые, в поисках новых горизонтов и следуя духу искательства, яростно отстаиваем право на реформы, ну неодолим в нас этот зуд! Потом, погрязнув в них, наступив в очередной раз на грабли, мучительно и трудно возвращаемся к здравому смыслу, тратим на это силы, нервы, время, деньги. А наши дети, неповинные в нашей дури, либо жиреют от гиподинамии и черт знает какой жратвы, либо впадают в анемию, тут хрен редьки не слаще. Или хуже того – от долгого сидения за партой обзаводятся сколиозом.

Во! Школьная парта – еще один непотопляемый «титаник» школьной жизни. Безобидное вроде бы сооружение и, очевидно, жизненно необходимое. В сетях есть даже сайт, посвященный истории школьной парты, можете «кликнуть» и прочитать. Ее придумали, изобрели еще в XIX веке, и очень гордились этим изобретением. Каждый из нас на всю свою жизнь запомнил этот неизменный атрибут школьной жизни. И теперь вот наш растущий ребенок или внук одиннадцать лет (нет, вы только подумайте – одиннадцать лет!) изо дня в день по 5-6-7 часов высиживает на этом сооружении. А оно не всегда, не во всем соответствует его изменяющейся психофизике, формируя далеко не спортивную осанку, сутулость, а то и вовсе искривление позвоночника. Вот где надо бы нам, взрослым, одолеваемым зудом искательства, в век высочайших технологий подключить мозги и что-то сделать, наконец-то, чтоб не ребенка приспосабливать к школьной парте, к этому бессмертному монстру из железа, пластика и дубовых плах, а ее, школьную парту, приспособить к живому растущему детскому организму.

Ау, где вы, умельцы, искатели, мать вашу за ногу! Наконец-то займитесь этим франкенштейном и доведите его до ума, чтобы он не уродовал наших детей, а был им другом, помощником, братом.

Пишу все это, а сам невольно думаю. Не дай Бог, если такое жизненно важное дело попадет в руки инициативному дураку. Его ведь не остановишь, его энтузиазм неодолим, он лоб расшибет от усердия. И в очередной раз таких дров наломает, что и щепок не соберешь!.. Причем пострадают, как всегда в таких ситуациях, все те же ни в чем неповинные дети.

А Гульнара Талиповна говорит о том, что раньше в наших школах были зубоврачебные кабинеты, они были нужны как воздух, потому что подавляющее число детей – 90 процентов! – страдает от кариеса, а кариес коварен, как затаившаяся мина, он тянет за собой цепочку гастроэнтерологических заболеваний. Сейчас стоматолог в школе столь редкая птица, что кариес чувствует себя здесь вольготно как никогда. Стоматолога нет даже в тех проверочных бригадах эскулапов, которые с профилактическими осмотрами хоть редко, но все же навещают школы. Весне и осени сопутствуют ОРЗ, это естественно. А вот дальше идет анемия, особенно у детей младшего школьного возраста, поскольку ребенок недостаточно получает железа. Порою это скрытый дефицит железа, ребенок хуже растет. Потом идут нарушения нервной системы и костно-мышечной. И, наконец, близорукость. Это и есть набор школьных болезней.

– Кстати говоря, 70 процентов болезней, которые мы обнаруживаем в нашей взрослой жизни, имеются в виду инфаркты, сахарный диабет, нарушения артериального давления, онкология, все они имеют свое начало и предпосылки в школьном возрасте.

«Равняйсь. Смирно! В туалет – шагом марш!»

А еще она с тревогой говорила о том, что школе свойственно присутствие авторитарного типа учителей, подавляющих личность ребенка. Доброжелательность по отношению к ребенку в дефиците. А потому ребенок часто видит в учителе потенциального врага.

И тут мне вспомнилось вот что. О школьных проблемах мне удалось поговорить с врачом-психиатром Маратом Асимовым. Вот, в частности, что он рассказал. Недавно его попросили выступить в одной из алматинских школ. Он пришел чуть раньше. В ожидании стоял в коридоре, радовался, глядя на ребятишек. И вдруг видит: вереница детей, взявшись за руки, строем куда-то идет. А учитель у дверей класса наблюдает за ними. Потом так же строем они шли обратно. Он спросил учителя:

– Куда они ходили?

– В туалет.

– А какой это класс?

– Нулевой.

И все бы оно ничего. Возникла, правда, какая-то тревога, он не придал ей особого значения. Но вдруг увидел: так же строем идут четвероклассники.

– Вот здесь меня охватил ужас, – говорит Марат Абубакриевич. – Что же происходит в этой школе? Чего от детей добиваются учителя? Казалось бы всего-навсего дисциплины. Они зажимают их в определенные рамки. Но не учитывают при этом одного: как только дети выйдут за порог школы, вся энергия, которую в них сдерживали учителя, вырвется наружу. И последствия непредсказуемы. А учителям, я думаю, следовало бы научить детей энергию эту правильно распределять и использовать. Но учитель, стоящий на пороге класса, умеет лишь завинчивать гайки на котле, таящем в себе термоядерную энергию. Это же страшно! Отсюда и сколиоз, и гастрит, и близорукость, и прочие прелести.

– То есть джинна не нужно загонять в бутылку?

– Надо чтобы ученик умел джинном пользоваться. Можно ли пробудить в человеке талант, когда человека заставляют ходить строем?

Казахстан > Образование, наука. Медицина > camonitor.com, 14 июля 2017 > № 2242232 Гульнара Ташенова


Казахстан > Образование, наука > camonitor.com, 14 июля 2017 > № 2242229 Жолдасбек Нусенов

Диплом или образование? О проблемах частных вузов в Казахстане

Автор: Мади АЛИМОВ

Нынешнее поколение граждан среднего возраста нашей страны столкнулось в свое время с нововведением – оказалось, что для получения диплома достаточно четырех лет обучения вместо привычных пяти. Но при этом диплом бакалавра означал, что вы получаете неполное высшее образование. Некоторые из новшеств такого рода непонятны большинству казахстанцев до сих пор. Об этом и о других проблемах частного высшего образования мы беседуем с ректором Каспийского университета Жолдасбеком Нусеновым.

– Как бы вы оценили уровень вузовского образования в Казахстане на сегодняшний день?

– Сейчас наиболее популярны две точки зрения. Консерваторы сетуют на то, что чуть ли не до основания разрушена советская система высшего образования, остатки которой исчезают вместе с уходом генерации преподавателей старой закалки. Их оппоненты призывают идти до конца и решительно избавляться от всего советского. Я думаю, что истина лежит где-то посередине.

Отчасти проблема заключается в том, что большинство сегодняшних работодателей получили образование в СССР. А потому не все они ясно осознают, что такое бакалавриат, магистратура, PhD. Плюс ко всему мир претерпел большие изменения – он стал более информативным и мобильным. И тот факт, что Казахстан принял условия европейского образовательного пространства, нельзя оценивать категориями «хорошо» или «плохо». Это данность, которую нужно осознать и с которой следует считаться. Иначе мы можем отстать от основополагающих мировых трендов в данной сфере.

– Тем не менее, встает вопрос о том, насколько конкурентоспособны выпускники нынешних казахстанских вузов на международном рынке труда. Что вы можете сказать по этому поводу?

– Выпускник выпускнику рознь – так было всегда. Очень многое зависит от человека, от уровня его знаний, подходов к учебе и т.д. Один из первых в Казахстане частных вузов взял за основу своей деятельности североамериканскую концепцию преподавания. Он начал обучать студентов на английском языке. И это возымело эффект – спрос на выпускаемых им специалистов изначально был высоким и остается таковым по сей день. При этом следует понимать, что родители платят деньги сугубо за обучение, а все остальное зависит большей частью от самих студентов, от степени их добросовестности и ответственности. И это, если вспомнить, какой была наша ментальность прежде, является принципиально важным. Хочешь – ходи на лекции, не хочешь – не ходи. Никто не считает, сколько занятий ты пропустил, и не отчисляет за это из вуза, как при прежней системе обучения. Сдаешь успешно экзамены – получаешь диплом. Не сумел освоить в должном объеме учебную программу – плати дальше. По этой причине очень многие студенты учатся по семь-восемь лет. Но зато такой жесткий подход позволяет избежать выдачи дипломов по формальному принципу. Дескать, заплатил — получи…

Опять же я не говорю, хорошо это или плохо. Такова данность, продиктованная требованиями нового времени.

До того как начался Болонский процесс, системы образования в европейских странах сильно разнились. Унифицировать их было очень сложно. А рынок труда в зоне Шенгена сквозной. Поэтому и была выработана система общих принципов высшего образования. Теперь полученные в ее рамках дипломы бакалавров, магистров и PhD котируются во всех странах, участвующих в Болонском процессе. Думаю, что для Казахстана, поставившего перед собой цель войти в когорту самых передовых стран мира, присоединение к этому процессу имеет очень важное значение. Это почти как билет в клуб избранных.

Тут следует понять некоторые принципиальные моменты. Например, европейцам само слово «специалист», которое раньше использовалось у нас, ни о чем не говорит. Соответственно они не знали, куда и на какую должность брать человека. Другими словами, эти дипломы там просто не признавались. Многие мои знакомые, окончившие такие серьезные и достаточно высоко котируемые учебные заведения, как, например, Ташкентское авиационное училище, испытывали серьезные затруднения при трудоустройстве за рубежом. А вот если бы они обучались по унифицированной системе, то этих проблем не возникло бы. И сегодня выпускник, скажем, Каспийского университета может трудоустроиться практически в любой стране. Разумеется, если он обладает необходимыми знаниями и соответствующей квалификацией.

– Как бы вы оценили уровень Единого национального тестирования (ЕНТ) на сегодняшний день?

– По этому поводу в нашем обществе нет однозначного мнения. Каждый год повторяется одна и та же картина: переживания, скандалы, стрессы вплоть до суицидов. Есть немало тех, кто призывает вернуться к существовавшей до 2004-го системе вступительных экзаменов. Но ведь тогда субъективизма было в разы больше, чем сейчас. Ответственный секретарь приемной комиссии был царем и богом. Если он давал отмашку – абитуриент поступал в вуз. И соответственно наоборот. Многое решали связи, блат, взятки. Тогда как ЕНТ, при всех его издержках, дает возможность более объективно оценивать знания абитуриентов и создает равные для них условия. Другой вопрос, что процесс внедрения ЕНТ иногда сопровождался мерами административного давления и потому воспринимался достаточно болезненно.

– Почти каждый год возникают скандальные ситуации, связанные с тестовыми заданиями на ЕНТ. Вопросы либо некорректно формулируются, либо касаются малозначащих вещей, знание которых необязательно. Например, в тестовые задания включаются вопросы об артистах эстрады…

– Следует признать, что у ЕНТ, как и у любого другого новшества, есть огрехи. Но, по большому счету, это детали, частности. А в целом система правильная. В то же время есть одна серьезная проблема, которую нельзя замалчивать. Она связана с дефицитом квалифицированных кадров. Если раньше вопросы для тестовых заданий составляли целые научно-исследовательские институты, то сегодня с этим возникают большие сложности. Кроме того, в последние годы все очевиднее проявляется еще одна негативная тенденция: школьники не столько учатся, сколько готовятся к ЕНТ.

– Вы имеете в виду банальную зубрежку?

– Вот именно. Сюда же следует отнести и проблему бюрократизации системы ЕНТ, когда госаппарат оказывается включенным в этот процесс, и начинается гонка за показателями и рейтингами. Власти района, области, страны – все требуют высоких результатов. Есть опасения, что ЕНТ может трансформироваться в некий валовый критерий типа урожайности или количества произведенной продукции. Это было бы крайне нежелательно, поскольку такой подход может нивелировать изначальную цель внедрения системы ЕНТ.

Но повторюсь: при всех своих издержках ЕНТ, на мой взгляд, позволяет более объективно оценить образовательный уровень выпускников школ. Да, пока еще есть много недостатков, но давайте наберемся терпения и дождемся момента, когда количество трансформируется в качество. Я уверен, это время не за горами.

– Но не слишком ли затянулся этот процесс?

– Возможно, и затянулся. Однако, возвращаясь к началу нашего разговора, хочу сказать: все упирается в вопрос качества кадров. У нас мало толковых специалистов. Хотя справедливости ради следует отметить, что так обстоят дела не только в системе образования…

***

Справка:

Болонский процесс — процесс сближения и гармонизации систем высшего образования стран Европы с целью создания единого европейского пространства высшего образования. Официальной датой начала процесса принято считать 19 июня 1999 года, когда была подписана Болонская декларация.

Решение участвовать в добровольном процессе создания европейского пространства высшего образования было оформлено в Болонье представителями 29 стран. На сегодня процесс включает в себя 47 стран-участниц из 49 стран, которые ратифицировали Европейскую культурную конвенцию Совета Европы (1954). Болонский процесс открыт для присоединения других стран.

Европейские элитарные вузы (Кембридж, Парижский институт политических наук и т.д.) тактично отказались участвовать в Болонском процессе. Ведущие российские (московские) вузы пока тоже не спешат присоединиться (хотя РФ подписала Болонскую декларацию в 2003 году), потому как считают его положения неприменимыми по отношению к своим учебным планам: все самые важные предметы специализаций идут именно на пятом курсе, и никакая индивидуальная магистратура не заменит этот год. Кроме того, дипломы этих университетов и без того котируются за рубежом.

Казахстан > Образование, наука > camonitor.com, 14 июля 2017 > № 2242229 Жолдасбек Нусенов


Казахстан > Финансы, банки > dknews.kz, 13 июля 2017 > № 2242263 Тулеген Аскаров

Весна для страховщиков завершилась непросто

Как выясняется из данных оперативной отчетности регулятора, к началу лета страховой сектор подошел не в лучшей форме по совокупному собственному капиталу и активам.

Тулеген АСКАРОВ

Правда, если в апреле значение первого показателя сократилось весьма заметно по сравнению с мартом – на 5%, то за последний месяц весны потери уменьшились до 0,3%, а в абсолютном выражении снижение составило лишь 1,1 млрд тенге до 389,0 млрд тенге. Совокупные же активы страховщиков в апреле подросли на 0,3%, но в мае эта прибавка была «съедена» сокращением на 0,5% до 882,8 млрд тенге.

Если перейти к «персоналиям», то есть к динамике этих показателей у ведущих участников рынка, то выясняется следующая картина. Наибольший вклад в общие потери по размеру активов внесла лидирующая здесь «Евразия», у которой за последний месяц весны потери составили почти 7% до 199,9 млрд тенге, в абсолютном выражении – на 15,1 млрд тенге. У занимающей второе место «Виктории» активы уменьшились в мае в гораздо меньшей степени – на 0,1% до 76,1 млрд тенге. 50-миллиардную планку по этому показателю пересекли к началу лета также «Халык-Казахинстрах» (0,5% до 59,4 млрд тенге), «Номад Life», у которой активы увеличились на 4,6% до 58,6 млрд тенге, «Казкоммерц-Life» (0,9% до 56,4 млрд тенге) и «Халык-Life» (2,2% до 53,8 млрд тенге). Такой разнобой в динамике объема активов можно объяснить в определенной степени укреплением тенге к доллару в мае на 0,7%, из-за чего большие потери понесли страховщики, имеющие значительную их часть в инвалютных инструментах.

По размеру собственного капитала также лидирует «Евразия», потерявшая в «весе» в апреле 13,8% и сумевшая за последний месяц весны лишь частично восполнить столь значительное снижение прибавкой на 2,1% до 101,8 млрд тенге. Тем не менее, отрыв лидера от идущей и здесь второй «Виктории» увеличился, так как у последней в мае произошло незначительное снижение активов до 69,5 млрд тенге (в апреле потери этого страховщика составили 6,7%). Другим участникам рынка до этого тандема далеко. Отметку в 20 млрд тенге сумели преодолеть к 1 июня лишь еще два страховщика – «KazakhExport» с приростом на 0,5% до 39,5 млрд тенге и «Халык-Казахинстрах», потерявший 5,3% до 28,8 млрд тенге.

Зато по совокупному финансовому результату страхового сектора динамика остается весьма позитивной. После роста в апреле в 5,7 раза по сравнению с предыдущим месяцем его прибыль (нераспределенный доход) за последний месяц весны увеличилась еще в полтора раза до 11,8 млрд тенге, в абсолютном выражении – на 3 млрд тенге. Основной вклад в этот позитив внесла лидирующая по размеру прибыли «Евразия» – у нее после относительно скромного апрельского прироста на 16,4% в мае сложилась более солидная прибавка в 1,6 раза до 5,9 млрд тенге, в абсолютном выражении – на 2,1 млрд тенге. Как нетрудно подсчитать, на лидера приходится половина совокупной прибыли страхового сектора и 70% ее майского прироста. Концентрация рынка и по этому показателю весьма велика, так как миллиардную отметку к началу лета превысили еще лишь две компании – «Kaspi Страхование» с приростом почти на четверть до 2,5 млрд тенге и «Халык-Казахинстрах» (40,9% до 1,4 млрд тенге). Число же страховщиков, показавших убытки, уменьшилось за последний месяц весны до 10, так как эту группу покинули «Standard Life» и «Сентрас Иншуранс», вышедшие в небольшую прибыль. В аутсайдерах же по-прежнему числятся «Виктория» ( минус 1,8 млрд тенге), «Интертич» (минус 382,2 млн тенге), «KazakhExport» (минус 399,3 млн тенге), «Альянс-Полис» (минус 396,9 млн тенге), «ТрансОйл» (минус 364,5 млн тенге), «АСКО» (минус 109,4 млн. тенге), «Standard» (минус 43,4 млн тенге), «Нурполис» (минус 145,2 млн тенге), «Азия-Life» (минус 45,7 млн тенге) и «Архимедес-Казахстан» (минус 9,7 млн тенге).

Продолжился в мае и значительный рост собранных страховщиками премий, хотя динамика здесь заметно замедлилась. Если в марте их совокупный объем увеличился на 40,6%, а за второй месяц весны – на 33,7%, то майская прибавка составила 26,3% до 184,3 млрд тенге, в абсолютном выражении – на 38,4 млрд тенге. При этом группа участников рынка, сумевших собрать премий более чем на 10 млрд тенге, пополнилась еще одним членом – «Халык-Life», прибавившей за май 32,5% почти до 13 млрд тенге. Возглавляет же эту группу «Евразия» (13,4% до 29,2 млрд тенге), за ней следуют «Казахмыс» (42,6% до 23,1 млрд тенге), переместившаяся с четвертого места на третье «Халык-Казахинстрах» (23,0% до 16,4 млрд тенге) и «Казкоммерц-Полис» (10,5% до 15,0 млрд тенге).

Что касается страховых выплат, то их совокупный объем вырос за последний месяц весны в меньшей степени – на 20,0% до 37,9 млрд тенге. Лидируют по этому показателю «Евразия» (13% до 5,5 млрд тенге), «Казкоммерц-Полис» (6,7% до 4,2 млрд тенге), «Халык-Казахинстрах» (24,8% до 3,3 млрд тенге) и «Казкоммерц-Life», сумевшая преодолеть двухмиллиардную отметку за счет прироста на 20,8% до 2,1 млрд тенге.

Казахстан > Финансы, банки > dknews.kz, 13 июля 2017 > № 2242263 Тулеген Аскаров


Казахстан > Медицина. Финансы, банки > dknews.kz, 13 июля 2017 > № 2242248 Тулеген Аскаров

...Если нет разницы, зачем платить больше?

Запущенная с начала этого месяца система государственного обязательного медицинского страхования пока остается для большинства соотечественников вещью в себе, вызывая решительные протесты со стороны делового сообщества и экспертов-экономистов.

Тулеген АСКАРОВ

На первый взгляд все в новой системе выглядит просто и понятно. Вступили в силу соответствующие закон и нормативно-правовые акты (точнее, лишь часть последних из необходимых). Десятки тысяч казахстанцев воспользовались услугой портала электронного правительства Egov для прикрепления к поликлинике и к другим медицинским организациям, оказывающим первичную медико-санитарную помощь, либо сделали свой выбор, подав личное заявление.

На кону – большие деньги

Нынешний министр здравоохранения Елжан Биртанов, потомственный медик, обладатель трех дипломов о высшем образовании, включая американский, настроен оптимистично и активно присутствует в информационном пространстве. На днях он даже выразил готовность встретиться на теледебатах с одним из оппонентов новой системы, экономистом Рахимом Ошакбаевым!

Государством создано некоммерческое АО «Фонд социального медицинского страхования». Его руководителем назначена Елена Бахмутова, вошедшая в финансовую историю нашей страны, прежде всего, как сокрушитель сразу нескольких ведущих банков в кризисную пору 2009 года в качестве главы АФН, тогдашнего регулятора. Уже работает сайт ФСМС, правда, не все его рубрики еще наполнены информацией, указан на нем и телефон call-центра. Известны и расходы на содержание ФСМС. Как заявила в парламенте г-жа Бахмутова, речь идет о сумме в 8,5 млрд тенге.

Банки второго уровня с понятным энтузиазмом извещают юридические лица, индивидуальных предпринимателей и приравненных к ним частных нотариусов, частных судебных исполнителей, адвокатов, профессиональных медиаторов, а также физические лица, получающие доход по договорам гражданско-правового характера, о реквизитах для уплаты отчислений и (или) взносов на обязательное социальное медицинское страхование (ОСМС).

Интерес у банков здесь не бескорыстный – с миллионов транзакций они получат вполне солидные комиссионные! Деньги эти через банки и «Казпочту» будут стекаться в НАО «Государственная корпорация «Правительство для граждан» вместе с пенями за несвоевременное перечисление отчислений и взносов на ОСМС. И только потом средства попадут в ФСМС, из которого пойдут в медицинские организации.

В общем, речь идет о больших деньгах и массе заинтересованных посредников. Г-н Биртанов оценивает ежегодные финансовые нужды ФСМС в 600 млрд тенге. При этом все второе полугодие нынешнего года, начиная с 1 июля, пока услуги по ОСМС не будут доступны гражданам, деньги будут просто стекаться в ФСМС! По расчетам министра, к началу следующего года должно набежать более 20 млрд тенге. Инвестировать эти немалые средства будет все тот же Нацбанк, «отличившийся» на ниве вложения пенсионных активов ЕНПФ, и также получающий свои комиссионные.

Основная часть денег ФСМС, который пока не оплачивает медицинские услуги, наверняка пойдет на финансирование дефицита бюджета, то есть будет вложена в ГЦБ Минфина, а также в собственные ноты Нацбанка, с помощью которых он выводит с рынка избыточную тенговую ликвидность.

Свой кусок лакомого пирога согласно постановлению правительства получат организации квазигосударственного сектора, банки второго уровня и частные компании, поскольку ФСМС разрешено вкладываться в их облигации.

По давней традиции, не обошлось и без иностранных займов для нового проекта, как это было когда-то и с накопительной пенсионной системой. Здесь первую скрипку играет Всемирный банк, выделивший $80 млн, за которые расплачиваться придется опять таки налогоплательщикам. Кстати, и Всемирным банком, и нашим Минздравом движет благая цель – по мере внедрения и развития ОСМС увеличить общие расходы на здравоохранение, снизив частные расходы граждан и неформальные платежи, то есть взятки и поборы, процветающие в отечественной медицине. Ведь уже сейчас по данным аналитиков Всемирного банка частные расходы граждан на медицину выше, чем в развитых странах ОЭСР, – соответственно 35% и 20%!

Посчитали – прослезились

Поскольку, как говорится, «закон суров, но он закон», с первого дня июля находящаяся в зачаточном виде система ОСМС начала действовать в нашем здравоохранении в том его далеком от развитых стран состоянии, в котором оно, увы, сейчас существует. Как выяснилось в ходе недавнего заседания правительства, в информационном плане отечественная медицина явно не готова к исполнению задач, стоящих перед ней в рамках ОСМС.

Согласно сведениям, предоставленным главой Минздрава, оснащение компьютерной техникой организаций здравоохранения в среднем по республике составило 74% к концу первого полугодия. А доступ к интернету имели лишь 53%. Но это в среднем, тогда как в Северо-Казахстанской области последний показатель составил 15%, Акмолинской – 23,2%, Костанайской – 27,7%, Восточно-Казахстанской – 29,4%. На 100% медицинские организации будут обеспечены информационными системами лишь к концу следующего года. Но это еще не все, поскольку системы поликлиник нужно интегрировать с Минздравом, порталом электронного правительства и другими, а также создать единое хранилище данных на основе платформы в рамках проекта все того же Всемирного банка.

Кстати, в системе здравоохранения сейчас функционируют 22 (!) информационные системы для сбора статистических сведений и обеспечения финансирования сферы здравоохранения!

Пока же, со слов министра, пилотное внедрение этой платформы предполагается лишь в одной из столичных поликлиник. А для повсеместного внедрения электронного паспорта здоровья необходимо, чтобы каждая медицинская организация предоставляла клинические данные о пациентах. Этот тяжкий ежедневный информационный труд ляжет на плечи врачей, которым помимо своей работы придется теперь просиживать часами и за компьютерами.

Найдется ли среди них достаточно желающих портить себе здоровье этой дополнительной нагрузкой, вопрос, как говорится, риторический. Не удивительно, что охват всего населения электронными паспортами здоровья планируется лишь к 2020 году! Кстати, нет пока собственной информационной системы и у ФСМС.

Бьет в тревожный набат и отечественный бизнес вместе с экспертами. На недавнем съезде НПП «Атамекен» было принято обращение к правительству с просьбой перенести сроки внедрения системы ОСМС до 2020 года в связи с непродуманностью и неготовностью этой реформы.

По расчетам экспертов Центра прикладных исследований «Талап», расходы республиканского бюджета на медицинскую помощь вырастут по сравнению с текущим годом на 20% к 2019 году, а общие расходы на здравоохранение – на 59%.

Получается, что внедрение ОСМС не даст оптимизацию бюджетных расходов, снижение нагрузки на бюджет с повышением ответственности граждан за состояние своего здоровья. Проще говоря, болеть и по-прежнему будет выгодно, ибо стоит это «удовольствие» относительно небольших денег для миллионов соотечественников.

Значительная часть финансовых вливаний в ФСМС будет формироваться государством опять-таки за счет средств бюджета, то есть налогоплательщиков, которым государство в ответ предусмотрительно забыло снизить ставки налогообложения. При этом по подсчетам экспертов суммы, которые поступят от работодателей и работников в ФСМС, общую погоду не сделают. На задний план отодвигается давно назревшая проблема повышения эффективности бюджетных расходов на здравоохранение. Эксперты опасаются также, что население с низкими доходами вообще не будет делать взносы в ОСМС и останется за бортом медицинской помощи. Серьезный удар получит и система добровольного медицинского страхования, поскольку ее участники не будут освобождены от взносов в ОСМС.

Отметим также, что значительным коррупционным привкусом отдают в ОСМС массированные закупки медицинской помощи от имени государства. Единым стратегическим закупщиком услуг здесь определен ФСМС, который и будет их оплачивать. Кстати, сама г-жа Бахмутова медицинского образования не имеет, так что остается лишь надеяться, что в ее команде топ-менеджеров найдутся толковые специалисты-медики, способные хотя бы не переплачивать за предлагаемые услуги.

Отдельная тема – обеспечение сохранности средств ОСМС и прозрачность их использования. Как известно из печального опыта ЕНПФ, доходность по пенсионным накоплениям казахстанцев долгое время была ниже инфляции, а деньги доставались дефолтным компаниям. Кстати, непонятно, что будет делать правительство, когда деньги в ФСМС закончатся? Такой вариант представляется весьма реалистичным с учетом слабеющего здоровья казахстанцев.

Напомним читателям ДК, что в «лихих» 90-х годах прошлого века государство уже создавало Фонд обязательного медицинского страхования (ФОМС). Накопленные в нем деньги в итоге были расхищены, руководитель ФОМС сбежал за границу.

В общем, вопросов к ОСМС больше, чем ответов. Тем временем многие соотечественники так и не поняли, к каким поликлиникам им прикрепляться, ибо всеобъемлющей разъяснительной кампании фактически и не было. К тому же за пределами больших городов нет не только поликлиник и интернета, но и элементарных удобств, не говоря уже об отсутствии нормального доступа жителей к отечественной прессе и электронным СМИ. А те из коллег по редакции ДК, которые все же успели прикрепиться к государственным медицинским организациям, за минувшую пару недель с начала действия ОСМС каких-то особых перемен в их работе не заметили. Там по-прежнему царят очереди и талончики, квалифицированных узких специалистов днем с огнем не сыщешь – они либо вышли на заслуженный отдых, переехали за рубеж на ПМЖ или перешли в частный сектор. Похоже, что не так уж далеки были от грустной истины отечественные юмористы, представившие в сериале «Наша Kzаша» единственного из оставшихся врачей в вымышленной больнице им. Гиппократ-ага – Даригера Даригеровича Вишневского. Ведь он в итоге стал весьма редким специалистом универсального профиля – венеролого-патолого-гинеколого-ЛОР-врачом!

Казахстан > Медицина. Финансы, банки > dknews.kz, 13 июля 2017 > № 2242248 Тулеген Аскаров


Казахстан > Армия, полиция > dknews.kz, 13 июля 2017 > № 2240915 Карим Масимов

Надежный щит Отечества

25 лет назад, 13 июля 1992 года Указом Президента Республики Казахстан Нурсултана Назарбаева была образована самостоятельная спецслужба независимого государства – Комитет национальной безопасности.

В 1991 году, на осколках рухнувшей «красной империи» – Советского Союза – в условиях неопределенности, тревогах и сомнениях зарождалась история нашего суверенного государства.

И именно сегодня, спустя четверть века, приходит осознание верности и исторической важнос­ти решений Первого Президента, принятых в первые и последующие годы строительства независимой Республики Казахстан.

Феномен Елбасы, его стратегическое видение, взвешенная внут­ренняя и внешняя политика сохранили общество от потрясений, а страну от развала, позволили преодолеть все риски и трудности переходного периода. За короткий по историческим меркам период Казахстан уверенно вошел в число 50 самых конкурентоспособных стран мира, стал полноправным членом международного сообщества, образцом поступательного развития, стабильности и согласия.

Уникальная формула Президента – «нет национальной безо­пасности – нет государства» с позиций сегодняшнего дня становится еще и универсальной. Воля и стратегическое видение Нурсултана Абишевича стали судьбоносными как для всей страны, так и для органов национальной безопасности как самостоятельной спецслужбы, начавшей отсчет своей новой истории с 13 июля 1992 года. Тогда, 25 лет назад, все приходилось начинать практически с чистого листа, выстраивать работу КНБ в непростых и динамично меняющихся условиях политической и оперативной обстановки, появления новых вызовов и угроз жизненно важным интересам Казахстана. Все это требовало от руководства и личного состава ведомства наличия нравственного стержня и понимания ситуации, умения своевременно выделить главные приоритеты, совершенствовать стратегию, тактику и методы работы, «на марше» решать возникающие проблемы.

Невероятная трудоспособность и воля, колоссальная харизма и потрясающая интуиция Елбасы помогали Комитету национальной безопасности последовательно накапливать профессиональные навыки, интеллектуальный и технический потенциал. За годы независимости была выстроена принципиально новая система обеспечения национальной безо­пасности, которая гарантирует защиту личности, общества и государства от любых внешних и внутренних угроз. Преодолев синдром периферийного органа бывшего КГБ СССР, перелистнув мрачные страницы тоталитарного прошлого и отойдя от репрессивных методов работы, молодая спецслужба Казахстана взяла на вооружение лучшие традиции и опыт сильнейших спецслужб мира. Поэтому любые попытки ставить знак равенства между историческим наследием советских спецслужб и современной деятельностью КНБ Казахстана в корне неверны. Органы нацио­нальной безопасности были соз­даны на заре независимости, развивались и состоялись вместе со страной и своим Президентом. Были на этом пути сложности и потери, предательство и ошибки, но они только сделали нас сильнее.

Сегодня КНБ – современная, мобильная и эффективная спецслужба, надежно стоящая на страже национальных интересов государства и основ региональной безопас­ности. Его история – это история успешного лидерства Елбасы. Развитие главной спецслужбы страны с первых дней независимости пользовалось повышенным вниманием и постоянной поддержкой Нурсултана Абишевича. За 25 лет были законодательно закреплены правовые основы деятельности органов КНБ, их роль и место в сис­теме обеспечения безопаснос­ти. Принят целый ряд важнейших законодательных и подзаконных актов, в числе которых законы «О национальной безопасности», «О специальных государственных органах», «О контрразведывательной деятельности», «О Государственной границе», «О противодействии терроризму», «О государственных секретах».

15 лет назад Глава государства посетил КНБ и уже тогда четко обозначил свое видение и приоритеты, вокруг которых должна строиться работа спецслужбы. Время показало, что они актуальны и поныне. Елбасы подчерк­нул: «По мере возможности мы оснащали вас необходимым оборудованием, укомплектовывали высококвалифицированными кадрами. Всем нам приходилось учиться новым условиям, новым понятиям. Все мы вышли «из одной шинели» – были традиции, все это пригодилось, но эти понятия пришлось менять. Непросто было сотрудникам комитета. Я уделил особое внимание соз­данию правовой базы, которая регламентирует деятельность казахстанских спецслужб. Органы национальной безопасности совместно с другими правоохранительными структурами надеж­но обеспечивали верховенство закона, защиту интересов личности, общества и государства. В этом – коренное отличие КНБ нового, независимого Казахстана. Сегодня вы призваны решать самые сложные государственные задачи, а их перед органами безо­пасности стоит немало. Время выдвигает новые вызовы, угрозы, на которые спецслужба должна адекватно реагировать».

Строя новую государственность, Елбасы очень четко видел и понимал функциональную роль спецслужбы как одного из важнейших инструментов реализации государственной политики, помогал синтезировать лучший международный опыт. Поэтому сегодня КНБ имеет правовую платформу, детально регламентирующую все аспекты его работы и позволяющую эффективно решать поставленные задачи. Реализуются государственные программы в сфере обеспечения национальной безопасности, важнейшая из которых – Государственная программа по борьбе с терроризмом и религиозным экстремизмом. Усилия органов КНБ также сосредоточены на реализации установок Президента, озвученных им в ежегодных Посланиях народу Казахстана и других программных документах.

Благодаря мудрой политике и выверенным действиям Елбасы за четверть века заинтересованным силам не удалось «раскачать лодку» и повлиять на выбранный Казахстаном курс поступательного демократического и экономичес­кого развития. В русле его стратегии КНБ совместно с другими государственными органами обеспечиваются внут­риполитическая стабильность, межнациональное и межконфессиональное согласие.

Сегодня Казахстан и органы КНБ впервые столкнулись с такими явлениями, как международный терроризм и религиозный экстремизм. Мы получили тяжелейшие уроки, заплатив за них жизнями наших товарищей. Тогда Президент поставил конкретную задачу – защитить казахстанцев от этих угроз. В сжатые сроки органам КНБ удалось сделать правильные выводы и взять ситуацию под контроль. Были сорваны попытки создания в стране террористической инфраструктуры, на стадии подготовки пресечен ряд терактов. Только за истекшие 10 лет Службой антитеррора КНБ предотвращено около 100 насильственных акций террористического характера. Нейтрализованы устремления к Казахстану со стороны международных террористических организаций. Проведены уникальные по сложности операции – ликвидация структур «Жамаата моджахедов Центральной Азии», «Джунд-аль-Халифат», «Хизб-ут-Тахрир» и других. Совместно с партнерскими спецслужбами разысканы и экстрадированы десятки террористов и экстремистов.

Огромный вклад в успех этих операций внесли сотрудники Службы специального назначения «А», которые провели более 160 антитеррористических и оперативно-боевых мероприятий. Многие из них за мужество и героизм были удостоены государственных наград, некоторые, к сожалению, посмертно. Сейчас Служба спецназначения «А» представляет собой высокопрофессиональное подразделение, оснащенное самыми современными образцами вооружения, экипировки и техники. Ее бойцы – элита спецназа, которой по силам круглосуточно решать самые сложные боевые задачи. Это особо подчеркнул Глава государства во время своего посещения службы в декабре 2016 года, где он тепло общался с личным составом и ознакомился с материально-технической базой под­разделения.

Учитывая рост угрозы терроризма, двенадцать лет назад распоряжением Президента был создан межведомственный ­Антитеррористический центр Республики Казахстан. Время показало дальновидность Елбасы­ и абсолютную правильность этого шага. Сегодня с позиций АТЦ РК выстроена общегосударственная система противодействия терроризму и координация дея­тельности государственных и местных исполнительных органов, совершенствуется правовое, организационное и материально-техническое обеспечение данной работы. Под эгидой АТЦ реализованы 3 государственные программы борьбы с терроризмом и религиозным экстремизмом, действуют антитеррористические комиссии и оперативные штабы, проводятся совместные учения и тренировки. Усилена профилактика терроризма и экстремизма, создан Объединенный банк данных государственных органов.

Наработан бесценный опыт обеспечения безопасности крупных общественно-политических, культурных и спортивных мероприятий. В их числе саммиты ОБСЕ, СНГ и ШОС, Съезд мировых религий, Азиада и Универсиада. Сегодня, по поручению Главы государства, с позиций АТЦ проводится работа по обеспечению безопасности Международной выставки «ЭКСПО-2017». Наши сотрудники гордятся тем, что на недавней встрече в Акорде ­Нурсултан Абишевич в числе других ведомств поблагодарил органы КНБ за эффективное обеспечение безопасности церемонии открытия ЭКСПО.

«Хочу объявить благодарность всей полицейской службе страны, Комитету национальной безопас­ности, Службе внешней разведки «Сырбар» и другим органам, которые обеспечивали безопас­ность на церемонии открытия ЭКСПО-2017 с участием большого количества глав государств и других гостей. Мы провели открытие организованно», – сказал Президент Казахстана.

Доверие окрыляет. Но для нас не менее важно и другое – мы работаем в команде политика с огромным авторитетом и умением действовать рационально и решительно. Поэтому органами КНБ на постоянной основе обеспечивалось информирование Президента и инстанций о возможных угрозах национальным интересам. Добывались важные сведения, ставшие основой для принятия руководством страны выверенных политических решений. За прошедшие 25 лет наши контрразведчики наработали такой опыт и навыки. Была выстроена собственная система защиты государственных секретов, противодействия разведывательно-подрывной деятельности и незаконному вмешательству во внутренние дела Казахстана. Сорван ряд попыток инициативного шпионажа, а также планы отдельных зарубежных спецслужб и организаций по проникновению в государственные органы и получению доступа к секретной информации.

Достоянием истории стали блес­тящие операции контрразведки «Сапфир» и «Виктория». И не случайно в 2007 году Президент США Дж. Буш сказал: «В истории США еще не было лучшего партнера в деле ядерного нерас­пространения, чем Казахстан».

Региональное лидерство и активная позиция Казахстана в решении проблем глобальной безопасности нацеливает сотрудников КНБ принимать превентивные меры, призванные поставить заслон негативному внешнему воздействию на нашу страну и дискредитации инициа­тив республики. Как и у каждой спецслужбы, перед КНБ стоит задача своевременно выявлять потенциальные угрозы и конфликты, прогнозировать возможные последствия для упреждения негативных сценариев.

Кризисные явления в мировой экономике несут риски стагнации бизнеса, сокращения инвестиций, снижения благосостояния населения. Поэтому органы национальной безопасности обеспечивают сопровождение реформ Главы государства, выявляют факторы, способствующие нанесению ущерба экономическим интересам страны, включая искусственно создаваемые административные барьеры. В нынешних условиях обществу важно понять, что все меры, принимаемые на государственном уровне, направлены на повышение благосостоя­ния нации.

Мировой прогресс ведет к активному появлению и применению новых технологий и отраслей. Мы стоим на пороге глобальной промышленной революции. Казахстан должен быть готов к новым реалиям. Искусственный интеллект и автоматизация, биоинженерия и другие прорывные проекты в ближайшие 10–15 лет значительно изменят структуру экономики, рынок труда, системы образования и социального обеспечения. По некоторым оценкам, в ближайшие годы от 10 до 40% различных специальностей попросту перестанут существовать, что вызовет массовую безработицу.

Этот тревожный прогноз требует надежной защиты экономического потенциала страны, конкретных мер по ограждению государственных программ и инвестиционных проектов от прес­тупных посягательств. Пример этому – ряд резонансных уголовных дел и предотвращение Службой экономической безопас­ности КНБ только за последние пять лет ущерба на сумму свыше 2,4 трлн тенге, а также возврат государству более 80 млрд тенге.

Нанесены серьезные удары по транснациональной организованной преступности и международному наркобизнесу. Проведенными КНБ операциями, в том числе совместно с инопартнерами, было ликвидировано 120 международных наркогруппировок, из незаконного оборота изъято более 400 тонн наркотиков. В 2013–2015 годах во взаимодействии со спецслужбами стран СНГ и правоохранительными органами республики была проведена единовременная операция по нейтрализации лидеров транс­национального преступного сообщества «Братский круг». По итогам расследования 90 уголовных дел впервые в практике стран СНГ осуждены 59 фигурантов.

Мы видим, как динамично меняются формы и методы работы спецслужб. КНБ Казахстана тоже перестраивается, чтобы соответствовать вызовам времени. Это – современные средства защиты информации, интернет-технологии, анализ больших объемов данных, проведение форсайт-исследований и долго­срочного прогнозирования, обмен опытом и применение достижений лучших зарубежных спецслужб. Мы должны уметь моделировать различные решения и в упреждающем режиме выявлять риски, которые могут нанести ущерб национальным интересам. Время требует адаптации и к стремительной виртуали­зации социальных отношений. Негативные тренды, такие как «арабская весна» и другие, имеют возможность молниеносно распространяться по всему миру и в считанные часы дестабилизировать ситуацию.

Поэтому не случайно в Послании «Третья модернизация Казахстана: глобальная конкурентоспособность» Елбасы еще раз акцентировал внимание на том, что «состояние безопасности становится мерилом сильного и дееспособного государства». Среди новых глобальных угроз, с которыми неизбежно столкнется наша страна, Президент особо выделил киберпреступность и поручил Правительству и КНБ принять меры по созданию системы «Киберщит Казахстана». Этой же теме было посвящено заседание Совета безо­пасности, которое состоялось 11 июля текущего года. Елбасы также обратил внимание на последствия деструктивной деятельности террористических группировок в стране и мире, подчеркнул необходимость выстраивания эффективной работы по противодействию им. Надо сказать, что это только часть масштабных поручений и установок Главы государства в сфере обеспечения национальной безопасности.

Особым предметом внимания Президента постоянно являются вопросы обустройства границы и совершенствования деятельности Пограничной службы КНБ. По его инициативе принята и реализуется соответствующая среднесрочная государственная программа, в которую включены все аспекты обеспечения охраны границы, внедрения современных систем контроля и вооружения, авиа- и морской техники, развития инфраструктуры пограничных застав и отрядов, в том числе приграничных населенных пунк­тов. Благодаря данной программе только за последние 2 года были введены в эксплуатацию 15 погранзастав, начато строительство еще 7 современных комплексов. Морской и авиапарк Погранслужбы пополнился 2 современными кораблями, 6 вертолетами и 1 самолетом. Последовательно решаются социально-бытовые проблемы пограничников. Ярким примером этому является недавнее решение Елбасы о повышении денежного содержания военнослужащим ПС КНБ. Эти меры укрепляют уверенность и боевой дух воинов-пограничников, способствуют повышению авторитета и имиджа Пограничной службы. Попасть служить в пограничные войска снова становится мечтой многих молодых людей.

Какой бы совершенной ни была любая система, успех начатого дела решают люди, работающие в ней. И можно с уверенностью констатировать – нами восстановлена элитарность и престижность службы в КНБ. За годы независимости в работе органов национальной безопасности сложились свои уникальные принципы и ценности. Они основаны на преданности Родине, служении долгу, народу и Президенту Казахстана, профессионализме и командной работе. Это основной стержень, характеризующий и пронизывающий профессию сотрудника Комитета национальной безопасности. Мы гордимся своей 25-летней историей и накопленными традициями. В своей статье «Взгляд в будущее: модернизация общественного сознания» Елбасы написал: «На наших глазах мир начинает новый, во многом неясный, исторический цикл. Занять место в передовой группе, сохраняя прежнюю модель сознания и мышления, невозможно. Поэтому важно сконцентрироваться, изменить себя и через адаптацию к меняющимся условиям взять лучшее из того, что несет в себе новая эпоха».

В складывающихся условиях меж­дународной обстановки КНБ продолжает работу по модернизации и ребрендингу ведомства. Время ставит перед страной новые вызовы, требует от ее главной спецслужбы большей бдитель­ности, мобиль­ности, технической оснащенности и нестандартных решений. Мы уже научились дейст­вовать на упреждение, и сегодня можно сказать, что органам КНБ по плечу решать самые сложные задачи. К этому нас обязывало и обязывает доверие народа и Президента Казахстана.

В день 25-летнего юбилея поздрав­ляю весь личный состав и ветеранов органов национальной безопасности с профессио­нальным праздником, желаю крепкого здоровья, семейного благополучия и новых успехов!

Автор: Карим Масимов, председатель КНБ Республики Казахстан

kazpravda.kz

Казахстан > Армия, полиция > dknews.kz, 13 июля 2017 > № 2240915 Карим Масимов


Казахстан. Германия > Внешэкономсвязи, политика > kursiv.kz, 12 июля 2017 > № 2241292

Президент Германии: Казахстан является «якорем» стабильности в регионе

Выступая перед представителями средств массовой информации, глава государства отметил символичность визита Президента Германии, происходящего в год 25-летия установления дипломатических отношений между двумя государствами.

"Сегодня мы выходим на уровень стратегического партнерства по самому широкому спектру политических и экономических отношений. Я поделился с президентом Германии о процессах развития в Казахстане, внешнеполитических задачах, стоящих перед республикой. Германия – наш надежный друг и ключевой экономический партнер. В Казахстане успешно работают свыше 900 предприятий с участием немецкого капитала, а сумма прямых инвестиций составила более 4 млрд долларов", - сказал Нурсултан Назарбаев.

Президент Казахстана подчеркнул, что постоянная работа по углублению взаимоотношений имеет динамику роста.

"Обсуждена возможность участия германского бизнеса в процессах индустриализации Казахстана с использованием передовых технологий. Ключевое внимание уделяется эффективной реализации Соглашения о партнерстве в сырьевой, промышленной, технологической сферах. Необходимо усилить взаимодействие в рамках проводимой приватизации, подготовке профессионально-технических кадров", - резюмировал глава государства.

Также Назарбаев отдельно остановился на вопросах активизации двусторонних отношений в сельском хозяйстве, транспортно-транзитной сфере.

"Учитывая выгодное географическое расположение Казахстана, мы намерены объединить усилия по дальнейшему продвижению идеи сухопутной доставки грузов из Китая через Центральную Азию в Германию. Значительный интерес представляют совместные проекты по внедрению в Казахстане элементов Четвертой промышленной революции. Большое значение имеет продуктивная работа Межправительственной комиссии и Делового совета. По итогам сегодняшнего дня подписано более 20-ти документов на общую сумму порядка $1 млрд", - заключил президент Казахстана.

Кроме того, глава государства обратил внимание на проводимую работу в научно-образовательной и культурно-гуманитарной сферах.

"Важны дружеские, родственные связи многотысячной немецкой общины Казахстана с казахстанскими немцами, проживающими в Германии. Хотел бы отметить общность подходов наших стран по актуальным вопросам международной политики. Благодаря поддержке Германии и лично господина Штайнмайера была принята первая Стратегия Европейского союза по Центральной Азии на 2007-2013 годы, а также запущена Водная инициатива для нашего региона. Выражаем признательность Вам и Вашей стране за ратификацию Соглашения о расширенном партнерстве Казахстана с Европейским союзом", - резюмировал Назарбаев.

Глава Казахстана высоко оценил роль Германии в мировой политике, отметив прошедший в Гамбурге саммит G-20.

Наряду с этим, он проинформировал представителей СМИ об обмене мнениями с президентом Германии по конфликтам, имеющим место на юго-востоке Украины и Ближнем Востоке.

Президент Федеративной Республики Германия в своей речи отметил, что в ходе диалога по проблематике на Ближнем и Среднем Востоке и на юго-востоке Украины был проведен открытый разговор.

"За 25 лет с момента установления дипломатических отношений сотрудничество между нашими странами не ограничивается только экономическими вопросами, оно стало более разнообразно. В первую очередь, это различные образовательные институты, фонды, которые активно работают в Казахстане. Это положительная тенденция совместного развития", - сказал Штайнмайер.

Президент Германии высоко оценил внешнеполитическую роль Казахстана в регионе.

"Казахстан является «якорем» стабильности в регионе, уверенным в себе государством. Для обеспечения мира в целом регионе и придания импульса успешному развитию страны Вы, господин Президент, отказались от ядерного наследия. На протяжении 25 лет Независимости Вы наглядно показываете приверженность и пример справедливого разрешения споров и конфликтов дипломатическими способами, успешно выполняете свою роль в качестве ответственного партнера в Совете Безопасности ООН. Казахстан предоставил площадку для урегулирования сирийского конфликта", - подчеркнул Франк-Вальтер Штайнмайер.

Также президент ФРГ остановился на идее Китая по развитию Нового Шелкового пути.

"Мы надеемся, что данная инициатива, которая являлась в историческом прошлом не только инфраструктурным проектом, но и выполняла роль культурного моста между народами, в настоящее время будет рассматриваться не только с позиций инвестиционной привлекательности, но и будет служить реальному сближению Востока и Запада. Уверен, что Казахстан, находясь между Китаем и Западом, сыграет большую роль в этом процессе, - сказал президент ФРГ.

Казахстан. Германия > Внешэкономсвязи, политика > kursiv.kz, 12 июля 2017 > № 2241292


Казахстан. Германия > Внешэкономсвязи, политика > kursiv.kz, 12 июля 2017 > № 2241287

В Акорде проходит встреча главы Казахстана с федеральным президентом ФРГ

В резиденции «Акорда» в Астане проходит встреча президента Казахстана Нурсултана Назарбаева с Федеральным президентом ФРГ Франком-Вальтером Штайнмайером, прибывшим в Казахстан с официальным визитом.

После официальной церемонии, президенты провели переговоры в узком составе. Нурсултан Назарбаев поприветствовал высокого гостя, который не первый раз в Казахстане, но первый раз в должности президента.

«Вы известный всему миру политик, очень позитивный, уважаемый. Я думаю, что германский народ приобрел очень авторитетного президента. Мы давно с Вами знакомы, сотрудничаем, наши встречи всегда были приятны, обсуждали разные вопросы, когда Вы были министром иностранных дел», - отметил глава государства.

Нурсултан Назарбаев подчеркнул, что у Казахстана с одной из крупнейших экономик мира - Германией - хорошие отношения.

«Сейчас есть новая программа нашего сотрудничества. Мы заинтересованы развивать эти отношения по всем направлениям. В настоящее время проходит деловой совет в рамках Вашего визита, подписываются около 20 соглашений между бизнес-структурами. Мы проведем эти переговоры, посетим с вами вместе ЭКСПО, посмотрим павильон Вашей страны. Есть у Вас по плану целый ряд встреч», - сообщил Нурсултан Назарбаев.

«В этом году мы празднуем особую веху - это четверть века дипломатических отношений между нашими странами. Это четверть века, когда мы крепли, становились все более тесными экономические, культурные и политические взаимоотношения между нашими странами. Одним из выражений этих дружественных взаимоотношений является активное участие германских организации на выставке ЭКСПО в Астане. Эта выставка посвящена одной из центральных тем нашего будущего - энергообеспечение», - отметил президент Штайнмайер.

Германский президент поблагодарил Нурсултана Назарбаева за гостеприимство и теплые слова в его адрес.

Казахстан. Германия > Внешэкономсвязи, политика > kursiv.kz, 12 июля 2017 > № 2241287


Казахстан. Россия. США > Финансы, банки. Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 12 июля 2017 > № 2240957 Андрей Белов

Национальный банк РК подчиняется ФРС США?

Автор: Сара САДЫК

«ЦБ является государством в государстве, и это государство подчиняется Вашингтону. Даже не Белому дому, а Федеральной резервной системе (ФРС). Все подчиняются ФРС — Банк России, правительство нашей страны, Барак Обама». Это выдержка из комментария Валентина Катасонова, профессор кафедры международных финансов МГИМО, доктора экономических наук, на статью Марата Селезнева «Пятая колонна с Неглинной», опубликованную на ресурсе lenta.ru.

Относительная независимость

Приведенную выше цитату можно спроецировать и на Казахстан, в законодательстве которого прямо говорится: «Органы представительной и исполнительной власти не вправе вмешиваться в деятельность Национального Банка Казахстана, его филиалов, представительств, ведомств и организаций по реализации его законодательно закрепленных полномочий». То есть, наш Нацбанк тоже представляет собой государство в государстве.

Получается, теоретически он может, используя находящиеся в его распоряжении инструменты (например, через резкие изменения курса национальной валюты), оказывать давление на правительство, влиять на политические процессы в стране? Этот весьма интересный вопрос мы попросили прокомментировать нашего давнего эксперта, профессора университета префектуры Фукуи (Япония), доктора экономических наук Андрея Белова:

- Центральные банки в разных странах могут быть полностью независимыми, наполовину независимыми и совсем зависимыми от своего национального правительства, - говорит он. - Примерно с начала 1990-х заговорили о том, что если центробанк будет независимым от правительства, то он, ограничивая число низкопроцентных и длительных кредитов последнему, тем самым поставит барьер инфляции. Поэтому многие государства стали брать курс на независимость своих ЦБ.

- Но ведь, снижая инфляцию, надо одновременно и другие задачи решать, чтобы не задушить экономику и национального производителя.

- Этими-то задачами как раз и занимается правительство, а центробанк, как правило, следит за устойчивостью в сфере денежного обращения и за инфляцией. И чтобы все эти задачи решались, ЦБ должен стремиться не только к независимости, но и к конструктивному обмену мнениями с правительством. Кстати, многие страны, особенно развитые, такую политику и проводят.

Приведу конкретный пример: 2008 год, в США разворачивается колоссальный кризис. И Бен Шалом Бернанке, председатель центробанка - Федеральной резервной системы (утверждаемый, кстати, конгрессом США) – начинает программу «количественного смягчения», т.е., в сущности, колоссального вброса денег в обращение. И эта программа в точности совпадает с установками правительства. В 2009-м у председателя заканчивается первый срок полномочий, и сенат утверждает его на второй. Разумеется, ФРС остается независимой с точки зрения техники регулирования и конкретных инструментов политики, но стратегические цели вырабатываются совместно всеми участниками политической элиты. Другими словами, когда в обществе формируется консенсус по вопросу необходимости изменения установок, председатель ФРС обязательно участвует в обсуждении. А затем самостоятельно определяет конкретные меры и приступает к их реализации. Поэтому на самом деле так называемая независимость центрального банка – вещь относительная. Это, извините за избитую фразу, не догма, а руководство к действию.

То же самое происходит и в Японии, хотя и с поправкой на особенности местной политической системы. До начала 2013 года японский ЦБ проводил сравнительно сдержанную денежную политику. После смены парламента и правительства в руководстве страны сложилось представление о целесообразности увеличить бюджетные расходы и нарастить предложение денежной массы для оживления экономического роста. И началась работа над тем, чтобы сменить руководителя центрального банка другим, который имел бы такую же точку зрения, что сформировалась в правительстве. Это вполне логично. В Японии центробанк – это акционерная компания, в которой 55% капитала принадлежит правительству, а 45% - частным акционерам. «Частники» в управлении банком не участвуют, его главу подбирает правительство, а утверждает парламент.

Профессор Катасонов говорил, что центробанки многих развивающихся стран фактически зависят от ФРС. В определенном смысле так и есть. Но это очень образное и запоминающееся выражение требует пояснений. На самом деле, политика обменных валютных курсов, принятая в России и Казахстане, в значительной степени зависит от бивалютной корзины (доллар-евро), где ведущую роль играет доллар. На его курс по отношению к другим мировым валютам влияет все – и цены на нефть, и политическая ситуация в мире, и внутренняя ситуация в США. Поэтому мы, конечно же, зависим от решений Федеральной резервной системы. Только в этом смысле можно и нужно понимать слова профессора. Он наверняка и сам пояснил это, но когда дошло до цитирования, взяли самую яркую фразу.

Курс доллара и «цветные» революции

- Так воздействуют внешние силы на ситуацию в наших странах через курс доллара или нет?

- Они воздействуют, но не через курс, а через агентов влияния. А курс – это как погода: попробуй-ка из Америки разогнать облака над Москвой или Астаной. Когда правительства России и Казахстана решили отпустить свои валюты в свободное плавание, то, сохранив механизмы влияния на валютный курс, большую часть работы по его поддержанию отдали доллару и евро. Это решение было принято самостоятельно в условиях, когда расходы на поддержание курса оказались непосильными. Однако очень трудно представить, что кто-то, даже не знаю, кто («Вашингтонский обком» что ли?) будет пытаться каким-то образом поднять резко доллар, с тем, чтобы в Казахстане или в России произошла «цветная» революция. От этого, прежде всего, сами американские производители и пострадают. Кроме того, это приведет к огромным и плохо предсказуемым социальным последствиям, которые выйдут далеко за пределы наших стран.

- Но практика показывает, что «плохо предсказуемые последствия» для мировых лидеров мало что значат… Та же война во Вьетнаме, распад СССР или наплыв беженцев в Европе...

- Так ведь там не колебания курса вызывали войну, а наоборот! Поэтому нет причин полагать, что американская сторона, прибегая к манипуляциям с долларом, будет пытаться реализовать какие-то политические цели или оказывать давление на наши страны. Об этом, я считаю, даже говорить серьезно не стоит. Для смены режимов используются иные методы.

Но есть другой вариант. Если, скажем так, внутри наших стран какие-то политические силы будут иметь достаточно влияния для того, чтобы в свою пользу попытаться изменить курс рубля или курс тенге, - это да, вполне возможно.

- Есть мнение, что эти «политические силы», как правило, от кого-то зависят и кем-то поддерживаются. Они же не на пустом месте возникают.

- Вот именно. Более того, в России такие ситуации были. В 1990-е годы Центробанк принимал определенные решения, и рубль на время резко опускали, а потом вновь поднимали. Делали это для того, чтобы коммерческие банки, имевшие хорошие личные или деловые связи с руководителями ЦБ, смогли провести какие-то выгодные для них операции, то есть получить прибыль, которую они будут использовать по своему усмотрению. Более того, некоторые исследователи говорят, что этот механизм все еще применяется. Правда, в последние годы в России это происходит все реже. Кроме того, необязательно менять курс. В арсенале центробанков есть менее заметные для широкой публики механизмы взаимодействия с коммерческими. Возьмем, например, уровень обязательного резервирования. Ведь комбанки должны держать на счетах в ЦБ определенный объем средств. Их количество определяется в процентах от капитала каждого банка. Вот этот элемент можно чуть-чуть изменить.

- И все же, можно ли использовать колебания валютного курса для сознательного ухудшения экономической, социальной или политической ситуации?

- Теоретически - да, но зачем это центробанку? Ведь те, кто там работает, прекрасно обеспечены. Им вообще не нужны революции, это совершенно не в их интересах. Более того, принимаются даже специальные законы, позволяющие использовать прибыль для оплаты работников ЦБ. Это делается сознательно, чтобы у них не возникало соблазнов лезть в сомнительные операции.

- Но ведь помимо денег есть соблазны более высокого уровня – например, влиять на политику…

- А вот здесь надо смотреть на то, какие люди сидят в руководстве. Эльвира Набиуллина из российского Центробанка – ученица широко известного Владимира Ясина. Я знаю многих ее коллег по Высшей школе экономики, читал ее работы и слышал о ней только хорошее. О Данияре Акишеве из Нацбанка РК я знаю намного меньше, но это немногое - опять-таки только хорошее.

- Словом, никто не заинтересован в революции, спровоцированной очередной девальвацией. Но если она, девальвация, все же необходима?

- Тогда нужно не резко, а потихоньку менять курс. И если девальвация неизбежна, то следует просто разъяснять населению, что да, сейчас курс опускается, но за этим последует экономический подъем. Я все это испытал на собственном опыте. Работая в конце 1990-х в комитете по финансам Санкт-Петербурга, я видел, как после девальвации 1998 года резко упал жизненный уровень, но прошло несколько месяцев - и начался быстрый промышленный подъем. Это произошло вследствие того, что от снижения курса выиграли внутренние производители.

- Выходит, рост экономики связан только с колебаниями валюты? А как же другие, более фундаментальные факторы – мотивация населения, уровень образования, наличие технологий…

- ...И особенно свободные производственные мощности. А тогда в России их было с избытком, да и всех остальных «фундаментальных факторов» - тоже. Только вот дешевый импорт забил все магазины. Опустили курс, поднялись цены на итальянские макароны, и их начали делать дома.

Прогнозы – дело неблагодарное

- В Казахстане за последние месяцы курс доллара и евро по отношению к национальной валюте упал примерно на 10%. Попытки объяснить, почему это происходит, у финансовых аналитиков и экономических обозревателей получаются туманными и малопонятными. Это делается специально?

- Я не сторонник теории заговоров. У нас уже столько потрясений было, что и наши, и ваши, и японские правители уже научились через эти катастрофы перебрасывать мостик, чтобы не упасть в глубокое ущелье и не свернуть шею. Поэтому, надеюсь, каких-то значительных колебаний курса они просто не допустят. Однако не стоит забывать, что курс зависит от многих вещей. Напомню про одну простую тенденцию, набирающую силу в сегодняшней России. Рубль ведь тоже нестабильный, и многие задаются вопросом, что с ним будет. Так вот, в стране во время летних отпусков, когда 10 с лишним миллионов человек выезжают за рубеж, традиционно растет спрос на валюту. В сентябре он сойдет на нет. Нам нужно пережить этот период, а после уже смотреть за тем, как будут вести себя «фундаментальные факторы», определяющие движение курса, и какой очередной фокус придумает нынешний президент США.

- В феврале вы говорили, что к середине лета ожидается паритет доллара и евро.

- Значит, ошибся. Ситуация в Европе менялась так быстро, что было очень сложно что-то предсказать. Зимние прогнозы были связаны с предстоящими выборами во Франции и с тем, как будет развиваться ситуация в Великобритании. В этих двух странах вроде бы все устоялось, и евро стабилизировался. Данный случай говорит о том, что длительные прогнозы - вещь неблагодарная, и нам, экономистам-специалистам, нужно избегать их.

Это, кстати, является еще одной причиной того, почему некоторые обозреватели и аналитики говорят таким непонятным языком. Потому они и выражаются так витиевато, что предсказать все равно ничего не могут…

Казахстан. Россия. США > Финансы, банки. Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 12 июля 2017 > № 2240957 Андрей Белов


Казахстан. Германия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > akorda.kz, 12 июля 2017 > № 2240949

Брифинг для представителей средств массовой информации по итогам официального визита Президента Федеративной Республики Германия Франка-Вальтера Штайнмайера

Выступая перед представителями средств массовой информации, Глава государства отметил символичность визита Президента Германии, происходящего в год 25-летия установления дипломатических отношений между двумя государствами.

- Сегодня мы выходим на уровень стратегического партнерства по самому широкому спектру политических и экономических отношений. Я поделился с Президентом Германии о процессах развития в Казахстане, внешнеполитических задачах, стоящих перед республикой. Германия – наш надежный друг и ключевой экономический партнер. В Казахстане успешно работают свыше 900 предприятий с участием немецкого капитала, а сумма прямых инвестиций составила более 4 млрд долларов, - сказал Нурсултан Назарбаев.

Президент Казахстан подчеркнул, что постоянная работа по углублению взаимоотношений имеет динамику роста.

- Обсуждена возможность участия германского бизнеса в процессах индустриализации Казахстана с использованием передовых технологий. Ключевое внимание уделяется эффективной реализации Соглашения о партнерстве в сырьевой, промышленной, технологической сферах. Необходимо усилить взаимодействие в рамках проводимой приватизации, подготовке профессионально-технических кадров, - резюмировал Глава государства.

Также Нурсултан Назарбаев отдельно остановился на вопросах активизации двусторонних отношений в сельском хозяйстве, транспортно-транзитной сфере.

- Учитывая выгодное географическое расположение Казахстана, мы намерены объединить усилия по дальнейшему продвижению идеи сухопутной доставки грузов из Китая через Центральную Азию в Германию. Значительный интерес представляют совместные проекты по внедрению в Казахстане элементов Четвертой промышленной революции. Большое значение имеет продуктивная работа Межправительственной комиссии и Делового совета. По итогам сегодняшнего дня подписано более 20-ти документов на общую сумму порядка 1 млрд долларов, - заключил Президент Казахстана.

Кроме того, Глава государства обратил внимание на проводимую работу в научно-образовательной и культурно-гуманитарной сферах.

- Важны дружеские, родственные связи многотысячной немецкой общины Казахстана с казахстанскими немцами, проживающими в Германии. Хотел бы отметить общность подходов наших стран по актуальным вопросам международной политики. Благодаря поддержке Германии и лично господина Штайнмайера была принята первая Стратегия Европейского союза по Центральной Азии на 2007-2013 годы, а также запущена Водная инициатива для нашего региона. Выражаем признательность Вам и Вашей стране за ратификацию Соглашения о расширенном партнерстве Казахстана с Европейским союзом, - резюмировал Нурсултан Назарбаев.

Президент Казахстана высоко оценил роль Германии в мировой политике, отметив прошедший в Гамбурге саммит G-20.

Наряду с этим, Глава государства проинформировал представителей СМИ об обмене мнениями с Президентом Германии по конфликтам, имеющим место на юго-востоке Украины и Ближнем Востоке.

Президент Федеративной Республики Германия в своей речи отметил, что в ходе диалога по проблематике на Ближнем и Среднем Востоке и на юго-востоке Украины был проведен открытый разговор.

- За 25 лет с момента установления дипломатических отношений сотрудничество между нашими странами не ограничивается только экономическими вопросами, оно стало более разнообразным. В первую очередь, это различные образовательные институты, фонды, которые активно работают в Казахстане. Это положительная тенденция совместного развития, - сказал Ф.-В. Штайнмайер.

Президент Германии высоко оценил внешнеполитическую роль Казахстана в регионе.

- Казахстан является «якорем» стабильности в регионе, уверенным в себе государством. Для обеспечения мира в целом регионе и придания импульса успешному развитию страны Вы, господин Президент, отказались от ядерного наследия. На протяжении 25 лет Независимости Вы наглядно показываете приверженность и пример справедливого разрешения споров и конфликтов дипломатическими способами, успешно выполняете свою роль в качестве ответственного партнера в Совете Безопасности ООН. Казахстан предоставил площадку для урегулирования сирийского конфликта, - подчеркнул Ф.-В. Штайнмайер.

Также Президент ФРГ остановился на идее Китая по развитию Нового Шелкового пути.

- Мы надеемся, что данная инициатива, которая являлась в историческом прошлом не только инфраструктурным проектом, но и выполняла роль культурного моста между народами, в настоящее время будет рассматриваться не только с позиций инвестиционной привлекательности, но и будет служить реальному сближению Востока и Запада. Уверен, что Казахстан, находясь между Китаем и Западом, сыграет большую роль в этом процессе, - сказал Ф.-В. Штайнмайер.

Казахстан. Германия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > akorda.kz, 12 июля 2017 > № 2240949


Казахстан > Нефть, газ, уголь > dknews.kz, 11 июля 2017 > № 2238248 Глеб Люксембург

Трансформация «КазМунайГаза» - не эксперимент, а мировая практика

Национальная компания переходит непосредственно к стадии реализации проектов Программы трансформации, выполняемой в рамках новой идеологии холдинга «Самрук-Казына», передает МИА «DKNews» со ссылкой на МИА «Казинформ». Чего ожидают нефтяники от масштабной перестройки деятельности компании, и какие выгоды она несет? Об этом мы беседуем с вице-президентом по трансформации КМГ Глебом ЛЮКСЕМБУРГОМ.

- Глеб Валерьевич, позади три этапа кропотливой подготовки к практической реализации проектов трансформации. Не могли бы Вы рассказать подробнее, что именно было сделано? Как будет проводиться реорганизация компании и ее дочерних структур? В чем отличие нынешнего проекта трансформации от прежних попыток оптимизации «КазМунайГаза»?

- Прежде всего, хочу отметить, что проект, который мы сегодня реализуем уникален в силу своей комплексности. Он направлен не на улучшение в каком-то отдельном секторе или структуре, а в целом охватывает все подразделения компании «КазМунайГаз» и виды ее деятельности. Однако трансформация - длительный многогранный процесс и не стоит ожидать каких-то мгновенных результатов.

Что сделано, дабы войти в этот процесс подготовленными, осмысленно, без «пробуксовки»? Этап «Диагностика и дизайн» был посвящён детальному анализу процессов в компании, тому, как они выстроены в настоящее время (так называемая модель «аs is» - «как есть»). Затем проведено сравнение КМГ с другими компаниями отрасли, как в Казахстане и России, так и в дальнем зарубежье (gap-анализ). На базе этой детальной проработки в ходе этапа Программы трансформации под названием «Планирование» выбрано целевое состояние процессов компании, к которому мы хотим прийти (описана модель «to be» - «как должно быть»).

Опираясь на этот фундамент, команда трансформации инициировала 31 проект, направленный как на изменение корпоративной системы управления, так и на совершенствование бизнес-процессов. В частности, мы разрабатываем единую для группы КМГ методологию бухгалтерского и налогового учета, бюджетного планирования, закупок, кадрового управления и др. Результаты этих проектов послужат входными данными для проектов автоматизации на базе SAP и 1С, причем процесс рассчитан не только на головной офис, но и все дочерние компании. Наша цель - единая методологическая база, унификация корпоративных стандартов в едином ИT- пространстве, а для этого нужно устранить существующий «лоскутный» характер автоматизации. Сегодня на отдельных предприятиях используется 1C в различных версиях, на других Гэлактика, на третьих - SAP. Разные версии и разные программные модули, какие-то даже уже не поддерживаются самими производителями...

Параллельно с системно-методологическими изменениями поэтапно будет реализовываться комплекс инициатив, условно называемых «Quick wins» («Быстрые победы») - 32 конкретных проекта в производственной сфере. Основное их отличие - быстрая окупаемость и возможность тиражирования в последующем на дочерние организации КМГ. Кроме того, данные проекты являются операционными улучшениями, реализуемыми во многом самим бизнесом, продиктованными и экономической целесообразностью, и необходимостью активного вовлечения производственного персонала в процесс трансформации.

Следует учитывать, что все инициативы имеют разные этапность и сроки завершения. Они взаимосвязаны и проистекают одна в другую. Экспертами трансформации проведено детальное планирование, составлены календарно-ресурсный план и карта зависимостей проектов. На основании этого разработана Дорожная карта на 2017 год, но некоторые проекты перейдут и на 2018, и на 2019 годы.

- Вы сказали, что проект трансформации КМГ уникален. Но что все-таки взято за его основу, на чьем опыте строилась методологическая база?

- Я бы сказал, что сама инициатива по трансформации Фонда «Самрук-Казына» в целом уникальна. Прежде всего, тем, что на столь высоком уровне осознается необходимость перемен, и изменения всячески поддерживаются в портфельных компаниях, в том числе в «КазМунайГазе» мы переосмыслили, систематизировали и адаптировали международный и российский опыт с учетом специфики. Мне посчастливилось работать в трех крупнейших российских нефтегазовых компаниях - ЮКОС, ТНК ВР и «Новотек». Каждая компания идет своим путем и имеет свою специфику. Там трансформация проходила в отдельных стримах. В то же время есть примеры «Сбербанка России», «Росатома» и «Северстали», которые выбирали более комплексный подход. Однако не все из этого применимо в условиях нефтегазовой отрасли Казахстана.

В отличие от трансформации «Самрук-Казына», где за основу взяли обобщение лучших практик управляющих фондов стран Юго-Восточной Азии, мы следуем целям, продиктованным мировыми трендами и обновленной стратегией КМГ.

Конечной целью трансформации Фонда является отход от операционного управления деятельностью дочерних компаний и переход к функциям стратегического инвестора. «КазМунайГаз» же, в свою очередь, переходит на модель активного операционного управления.

Согласно анализу, проведенному нами и подтвержденным консалтинговыми компаниями, у КМГ большой потенциал в операционных улучшениях. Но чтобы эти улучшения делались быстро и эффективно, нужно создать необходимые условия, в частности, повысить управляемость через упразднение некоторых уровней менеджмента. Что здесь имеется в виду? Холдинг, под которым субхолдинг со своим советом директоров, правлением, штатом административных служащих, дублирующими функции друг друга, в нынешней рыночной ситуации менее эффективен. Поэтому КМГ переходит на двухуровневую систему управления. Первый уровень - корпоративный центр, сформированный по дивизиональному принципу со специализацией на профильных видах деятельности. Второй - дочерние производственные организации, подчиняющиеся дивизионам.

Примером движения в данном направлении может служить решение об упразднении дочерней компании «КазМунайГаз - переработка и маркетинг». Функции от КМГ-ПМ переходят напрямую в нацкомпанию. Все управленческие, стратегические и бюджетные задачи, планирование, инновационное развитие и прочее будут осуществляться непосредственно в корпоративном центре. Дочерние компании, а это нефтеперерабатывающие заводы и розничная сеть, концентрируют ресурсы только на производстве.

Таким образом, по новой операционной модели головная компания «КазМунайГаз» становится единым центром по всем стратегическим, поддерживающим и обеспечивающим процессам. А дочерние организации выполняют исключительно производственную программу, концентрируясь на ее эффективности.

- Что сегодня в приоритете - структурно-методологические проекты или производственные?

- Все инициативы запускаются поэтапно в соответствии с календарно-ресурсным графиком. Возьмем системно-методологические проекты. Есть проект по охране труда и промышленной безопасности. Есть по кадровому администрированию - это строительство принципиально новой единой для всех компаний КМГ системы с учетом принципов меритократии, с переходом на грейды, ротацией и обучением персонала. Реализуются два проекта по совершенствованию системы закупок - создание Центра компетенций по категорийному управлению и разработка и внедрение процесса обеспечения товарами, работами и услугами (ТРУ). Им предшествовала совместная с «Самрук-Казына» разработка нового отраслевого регламента закупок.

Есть также шесть проектов сугубо методологических - по казначейству, бухгалтерии, планированию, бюджетированию и т.п. Остальное - проекты автоматизации, ведь спроектированные процессы нужно «положить» на реально работающую единую для всех ИТ-платформу.

Теперь что касается улучшений в производстве. Выделю несколько проектов, часть из которых уже завершена, а часть близка к завершению. В первую очередь, это «интеллектуальное месторождение» в АО «Разведка Добыча КазМунайГаз», реализованное на месторождении Уаз АО «Эмбамунайгаз». По предварительным данным, дополнительный объем нефти за счет улучшения коэффициента эксплуатации в рамках проекта составил 773 тонн, экономия электроэнергии достигла 33%. Теперь стоит вопрос тиражирования этого опыта на других месторождениях, разумеется, с учетом их специфики.

В АО «Озенмунайгаз» принята в промышленную эксплуатацию специализированная IT-система для анализа оптимизации добычи на базе программного продукта REPOS. Система позволит повысить производительность пластов и улучшить процессы оперативного управления месторождением. После успешного опытно-промышленного тестирования в ОМГ система будет внедрена в других дочерних организациях и, возможно, принята в качестве стандарта в группе компаний «КазМунайГаз».

Уже внедрена и успешно обкатывается программа CODO в сфере маркетинга. Она представляет собой построение новых отношений между малым и средним бизнесом и КМГ по принципу «Компания владеет - дилер управляет». Сегодня почти половина региональных АЗС под брендом «КазМунайГаз» передана в частное управление. Тем самым, компания, не уменьшая свою долю на рынке сбыта нефтепродуктов, привлекает предпринимательство для эксплуатации заправок, а также сокращает операционные затраты.

Отдельно хочу отметить проект ТОРО - техническое обслуживание и ремонт оборудования. Это, к слову, зачастую вторая статья по затратам для любых производственников. Цель проекта - ремонты должны делаться как можно реже, качественно, чтобы оборудование реже выходило из строя, а межремонтный период был куда более длителен. В основе инициативы также заложена автоматизация - программный продукт, куда заносятся паспорта на все оборудование, где нормируется расходная часть и запасные части, что обеспечивает эффективность контроля. Программа позволяет легче и оперативнее получать данные по фактически проведенным ремонтам, расходам на ремонты и планировать их на следующие периоды.

В направлении нефтепереработки выделяется проект по переходу на трехлетний межремонтный период. Сейчас плановые капремонты заводов проводятся ежегодно, тогда как очень многие давно перешли на трех- и пятилетний цикл. В КМГ ставится задача грамотного перехода на трехлетний график ремонта. Что это дает? Мы не будем каждый год останавливать предприятия на 30-40-дневный плановый капитальный ремонт за счет автоматизации, правильного планирования и повышения качества проводимых ремонтов, подходов к нормированию и контролю текущих ремонтов. Это позволит избежать потерь от ежегодной остановки производства, сэкономить средства и повысить надежность работы оборудования.

Добавлю, что в текущем году на ремонт становится Атырауский НПЗ, а в следующий раз это произойдет только в 2020 году.

- Из общего ряда несколько выбивается проект создания Общего центра обслуживания (ОЦО) КМГ. Можно о нем чуть подробнее?

- По прошествии многих лет становится ясно, что своего рода прототип Общего центра обслуживания создавался еще в 1997 году в нефтяном секторе России. Тогда из состава всех компаний холдинга ЮКОС была выведена во внутренний аутсорсинг консолидированная бухгалтерия. В 2002 году ТНК ВР (ныне эта компания вошла в состав «Роснефти») создала специализированные дочерние предприятия по оказанию услуг бухгалтерского учета и IT-сервису. Подобный подход успешно себя зарекомендовал. Централизация функций в едином центре, единая автоматизированная база и ИТ-платформа, единые стандарты значительно повысили качество и время предоставления данных услуг. В дальнейшем компании стали выводить в ОЦО и другие функции (снабжение, кадровое администрирование), есть даже примеры вывода и централизации юридических служб.

Один из успешных примеров у «Северстали», где Общий центр обслуживания стал автономной структурой, выполняющей заказы даже для зарубежных предприятий холдинга.

В чем суть проекта ОЦО «КазМунайГаза»? Мы объединяем в едином центре все ИТ-услуги, услуги в сфере бухгалтерского и налогового учета, казначейства. Создается центр на единой ИT-платформе и единой методологии, где компании обслуживаются на основе договора «Об уровне обслуживания». Причем перечень услуг в договоре может меняться и диктуется компаниями. Контроль осуществляется на принципах взаимоотношений заказчика и подрядчика. Сразу хочу развеять миф о том, что это делается с целью экономии средств за счет сокращения персонала. Оптимизация издержек произойдет, но это не первоочередная задача. Главное, что дочерние компании, освобождаются от не совсем профильных функций, получают возможность сконцентрироваться на своей основной деятельности - разработке месторождений, геологии и т.д. ОЦО обеспечивает специализацию, концентрацию ресурсов, единые стандарты и требования к соответствующему персоналу, плюс повышение качества услуг. Также достигается автоматизация процессов, позволяющая экономить время, деньги и усилия. Наконец, за счет унификации и стандартизации операций произойдет рост эффективности данных функций для группы «КазМунайГаз» в целом. Последнее, к слову, и есть главный драйвер экономии за счет внедрения ОЦО.

Сегодня Общий центр обслуживания КМГ по ИT-сервисам уже функционирует. Идет процесс применения разработанной процессной модели ОЦО на текущие взаимоотношения. Хочу подчеркнуть, наш проект - не эксперимент, а распространенная мировая практика. Есть наработанный опыт других компаний, который можно взять на вооружение и учесть некоторые несовершенства, допущенные ранее. Я уже говорил, что сегодня многие корпорации создают специализированные или многофункциональные ОЦО. Считаю, что проект применим и будет эффективным для КМГ. К тому же в Казахстане подобная структура создается впервые.

- Для отечественного нефтегазового комплекса, в особенности для КМГ, чувствительным сектором является нефтесервис, сильнее всех страдающий от снижения объемов производства. Как затрагивает трансформация эту сферу?

- В структуре КМГ сегодня есть три модели функционирования нефтесервисных предприятий. В одних компаниях они выделены в самостоятельные подразделения-филиалы, в других - в дочерние организации, в-третьих - находятся в составе добывающих предприятий. В новой организационной структуре КМГ создан блок «Нефтесервис». Его задача - сконцентрировать под своим управлением, профильным и специализированным, все нефтесервисные предприятия. Этим корпоративный центр сейчас и занимается. Поскольку большинство из упомянутых компаний находятся в структуре АО «Разведка Добыча «КазМунайГаз», разработана совместная программа развития блока нефтесервисных услуг.

Параллельно этому процессу будет идти внедрение раздельного учета затрат, чтобы можно было четко оценить себестоимость услуг, сравнить одно предприятие с другим.

Управлять нефтесервисными активами наиболее эффективно можно в составе специализированного блока со своими KPI, программой развития и инноваций, концентрирующегося исключительно на профильном виде деятельности. Добывающие предприятия в таком случае становятся заказчиками и контролируют только качество предоставленных услуг. А нефтесервисные превращаются в подрядчиков, работая над производственной эффективностью, промышленной безопасностью и себестоимостью услуг.

Формирование блока «Нефтесервис» идет не просто, поскольку работники на местах, разумеется, считают себя в системе нефтедобычи более защищенными. Есть и боязнь самого слова «аутсорсинг». Но речь же идет только о внутреннем аутсорсинге, внутригрупповой концентрации, специализации на данном виде, безусловно, необходимых для нефтяников услуг. Задача вывода всех нефтесервисных компаний на внешний аутсорсинг не ставится. В целом, мы видим, что нефтяники нас поддерживают. Они заинтересованы в повышении производительности труда, понимая, что это скажется и на их благосостоянии.

- Какие экономические выгоды получит КМГ в результате трансформации?

- Хочу подчеркнуть, что все проекты в нефтегазовой отрасли имеют отложенный и кумулятивный эффект. Выступая с любой производственной инициативой, направленной на повышение уровня добычи, увеличение межремонтного периода и т. д., нужно учитывать специфику месторождений, геологические нюансы или особенности какого-то конкретного актива компании. В целом мы планируем получить от проектов трансформации значительные выгоды. Конечные цифры могут быть выше или ниже, поскольку экономические эффекты иногда рассчитываются более точно, а иногда - по бенчмаркам, то есть на основе аналогичного опыта близких по сфере деятельности компаний.

Казахстан > Нефть, газ, уголь > dknews.kz, 11 июля 2017 > № 2238248 Глеб Люксембург


Казахстан > Финансы, банки. СМИ, ИТ > kapital.kz, 11 июля 2017 > № 2238238 Ерлан Смайлов

Ерлан Смайлов: Мы делаем из «кредитных девственников» ответственных заемщиков

Исполнительный директор Казахстанской ассоциации ФинТех о перспективах отрасли

Исполнительный директор «Казахстанской ассоциации ФинТех» о перспективах отрасли, мифах, которые сложились вокруг сервисов онлайн-кредитования, и регуляторной песочнице.

- Ерлан, что сейчас представляет собой финтех Казахстана?

— Сегодня финтех представлен разнообразными сервисами. Даже то, что мы можем оплатить парковку автомобиля с помощью мобильного телефона, — это тоже финтех. Помимо этого, отрасль представлена сервисами онлайн-кредитования, и этот сегмент представляет наша ассоциация. В будущем «Казахстанская ассоциация ФинТех» станет площадкой для всех финтех-компаний. По крайней мере мы к этому стремимся.

Немного о рынке онлайн-кредитования. Портфель рынка в 2016 году вырос, по данным RAEX («Эксперт РА Казахстан», — прим. редакции), на 356% - до 8,9 млрд тенге. На тот момент это было 0,3% от всего рынка потребительского кредитования в Казахстане, сегодня — 0,4%. Охват отрасли онлайн-кредитования по итогам 2016-го — 239 тыс. контрактов. Совокупный портфель игроков рынка на начало 2017 года составил 3,1 млрд тенге.

— Да, я помню это исследование — очень хорошие цифры.

— Я бы еще отметил, что в мире вряд ли что-то можно придумать нового в том, что касается денег. Люди деньги хранят, приумножают, инвестируют, люди деньги занимают, люди рассчитываются деньгами — платят за товары и услуги. И когда мне задают вопрос: мол, что вы концептуального привнесли, я честно отвечаю: принципиально нового в финансах придумать невозможно. Но можно придумать новые интересные технологии — от доставки денег до учета, от платежей и инвестирования до хранения и кредитования. И здесь происходит много интересного. Вот сейчас горячая тема — биометрия и идентификация. Вообще, в финтехе всегда что-то бурлит, что-то происходит. И скорость, с которой происходит трансформация, — просто огромная. Возможно, в обозримой перспективе мы достигнем достаточных компетенций, чтобы стать стартап-хабом. Но я придерживаюсь принципа поэтапного эволюционного развития: нужно шагать по штанам. Очень не хочется этих помпезных штампов, их и без нас предостаточно.

— Получается, наиболее интересные прорывы происходят на стыке каких-то традиционных отраслей?

— Именно! Все новые технологии сокращают путь денег до потребителя. В том числе это сервисы онлайн-кредитования. Но это видимая часть, а ведь есть еще и невидимая — скоринг, процессинг — эти технологии работают с Big Data, строятся на сложных нейронных и математических моделях, используют новейшие алгоритмы принятия решений — и это тоже финтех. Кстати, когда на различных площадках, на которых обсуждаются отраслевые вопросы, некоторые коллеги нам говорят: ну, мол, что такого в кредитовании. А я отвечаю: а что такого в платежах? Это неправильная постановка вопроса. Мы все — часть финтеха. Кто-то занимается платежными системами и придумывает инновации в этом вопросе, а кто-то занимается шлифовкой скоринга, который выдает результат за пару минут.

— Отчасти я понимаю, почему так происходит. Отношение к ростовщикам было всегда и во все времена очень сложное.

— Вообще, вокруг отрасли довольно много мифов. И один из них — это то, что якобы сервисы онлайн-кредитования зарабатывают какие-то сногсшибательные деньги на заемщиках. Это в корне неверно. Я разрушу этот миф прямо сейчас. Во-первых, нужно правильно понимать продукт, который мы предлагаем: это не долгосрочное кредитование — это заем, рассчитанный на месяц. Применять к этому методологию, характерную для долгосрочных займов, неверно. Во-вторых, затраты на организацию займа. Нет большой разницы с точки зрения стоимости организации займа — короткий ли это или длинный кредитный продукт, получается, что по затратам небольшие займы значительно дороже, чем кредиты с внушительными суммами. Далее. Сервисы онлайн-кредитования берут деньги на рынке, как и банки, и по рыночной ставке. В-четвертых, нужно понимать, что займы без обеспечения — достаточно рисковые, а значит сервис онлайн-кредитования должен учитывать и эти риски. Большие затраты у игроков рынка и на продвижение — на маркетинг, персонал, программное обеспечение, ИТ и т. д. Все это и формирует стоимость сервиса, то есть стоимость займа для его получателя.

— Кстати, ваш коллега Алексей Сидоров, директор «Кредит24», высказался менее политкорректно: «Мы никогда не будем „белыми и пушистыми“, просто потому что мало кто видит, что происходит под „капотом“ нашего бизнеса, какие риски мы несем». Ерлан, все-таки, какова в среднем маржинальность у сервисов онлайн-кредитования?

— Около 20%. И это не так много.

— Хорошо, вы привели данные прошлого года по рынку онлайн-кредитования. А есть более актуальные цифры?

— Итоги полугодия мы еще не подвели, поэтому назвать абсолютных цифр мы не можем, но объективно — мы органично растем, растет спрос на онлайн-займы. Темпы очень хорошие.

— Как вы понимаете слово «органично» в данном контексте?

— Это не какие-то навязанные, искусственные сервисы, на них есть устойчивый растущий спрос, он не стимулируется нерыночными методами. Это удобно, это хорошо принято населением, на стороне этого процесса и демографические события — поколение Y становится очень заметным в структуре экономически активного населения. И то, что эти сервисы нужны, говорит тот факт, что доля лояльных клиентов в компаниях — 60−70%.

— Тем не менее есть ощущение, что медийно тема перегрета — говорят о сервисах онлайн-кредитования много, но на практике мы видим, что реально сегмент консолидирует всего 0,4% от всего рынка потребительского кредитования.

— Я бы с вами не согласился. С другой стороны, если об этом говорят, то это значит, что тема востребованная, интересная. Это очень большой тренд, его нельзя игнорировать, замолчать. Сюда придут большие инвестиции. Вся история инноваций так устроена — позже появится что-то новое, и в сравнении с этим новым финтех станет уже традиционным сектором. Это и есть технологическая эволюция.

Если рассматривать вопрос медийности в негативной коннотации, то разубеждать тех, кто настроен негативно к сервисам онлайн-кредитования, мы не будем. Но информировать — компетентно, содержательно, аргументировано — будем. Потребители должны знать, что этот рынок полностью, на 100%, находится в правовом поле, потребители в нем защищены законами и нашими отраслевыми стандартами и правилами, этот рынок создает положительную синергию для разнообразных отраслей, для тех же банков, МФО, для всей финансовой системы.

Поясню: финтех, будучи более быстрым, мобильным, отрабатывает практики и сервисы, которые вскоре возьмут на вооружение банки. Кроме того, мы вырабатываем регуляторные подходы — и это очень важная задача. Фактически мы опережаем рынок. Нужно понимать, что вся эта технологическая и регуляторная история может стать точкой роста в долгосрочной перспективе, заметьте, несырьевой точкой роста для финансовой системы страны и экономики.

И еще. Очень часто говорят, что мы конкурируем с банками. Это неверно. Наша аудитория — это граждане, которые не охвачены банковскими услугами. Это могут быть так называемые «кредитные девственники», которые, вступив во взрослую жизнь, разумеется, не имеют кредитной истории. Это могут быть граждане, которые когда-то допустили просрочки по платежам. Наконец, это краткосрочные займы. То есть мы работаем на одном рынке, но с разными аудиториями. Если грубо, то банки просто не кредитуют на 15 тыс. тенге на 15 дней — у них на сегодня нет таких продуктов.

Кроме того, мы передаем данные о заемщике в ПКБ (Первое кредитное бюро, — прим. редакции), и с этого момента они становятся «видимыми» для банков, МФО и т. д.

Сейчас мы готовим исследование, которое должно аргументировано подтвердить наши тезисы.

— Ерлан, в последнее время стали чаще говорить о том, чтобы приступить к регулированию отрасли. Насколько оправданы такие предложения?

— У нас в ассоциации очень простая позиция: регулирование рано или поздно наступит. Как бы это парадоксально ни звучало, но мы сами выступаем за то, чтобы нас регулировали. Мы — это часть финансового рынка страны, мы имеем дело с гражданами страны — так что тут все логично. Но, с другой стороны, когда горячие головы предлагают зарегулировать отрасль, закрутить гайки, я не совсем понимаю такой подход. Вместо того чтобы определить правила игры, развивать новые технологии, создавать возможность для синергии, предлагается создать условия, которые уничтожили бы отрасль. Легальную, заметьте, отрасль, абсолютно прозрачную, которая платит налоги и работает в правовом поле, где есть ассоциация, которая разрабатывает стандарты по защите потребителей. А граждане? Они не прекратят занимать и пойдут на серый рынок или криминальный, или полукриминальный, где они не защищены. Он и сейчас существует, мы же все это понимаем. Я вообще считаю, что нужно делать наоборот — вытаскивать из серого сектора займы и заемщиков в видимый, легальный рынок.

— Вы как-то говорили о «регуляторной песочнице». Возможно, эта модель была бы оптимальной?

— Я повторю мнение членов ассоциации. Регулировать отрасль нужно, но со временем. На период, пока такое регулирование не наступило и формируется понимание, как нас регулировать, хорошо бы дать нам режим «регуляторной песочницы». Это абсолютно правильный ход, отвечающий современным реалиям, интересам заемщиков, игроков рынка. За это время мы консолидируемся, созреем как отрасль, как рынок. И в то же время параллельно созреет понимание у государства, каким образом нас регулировать, какие регуляторные подходы есть в мире, как лучше сделать, чтобы сектор отвечал интересам и населения, и развития предпринимательства, и финансового сектора.

Эти год-два-три дали бы нам возможность наработки архитектуры для отрасли, некоего видения, о котором я говорил.

И еще я бы добавил, что созреть должен и бизнес — мы должны научиться работать в рамках нормативов, в рамках этой самой «регуляторной песочницы». На днях, кстати, мы согласовали документ — внутренние стандарты ассоциации по досудебной работе при взыскании задолженности — проще говоря, по коллекшену, — подготовленные на базе вступившего в силу закона. То есть мы идем впереди регулирования. У нас уже действуют ограничения, которые запрещают членам ассоциации брать более четырех «тел» займа со штрафами за просрочку. Более того, сейчас мы обсуждаем дорожную карту для отрасли и к осени планируем презентовать ее, так вот, этот показатель мы еще будем снижать.

— А как в Нацбанке смотрят на идею «регуляторной песочницы»?

— Диалог происходит в очень конструктивных тонах, Нацбанк очень продвинут, в том числе и в финтехе. Есть у регулятора и понимание, что новые технологии — это точка роста для всего финансового сектора. Это новый тренд, его нужно развивать. Пока мы не говорим о регулировании, и это важно понимать: государство дает нам карт-бланш, рационально подходит к этому вопросу. Сегодня мы, то есть сервисы онлайн-кредитования, — это всего 0,4% от всего розничного кредитования, и нас регулировать, наверное, будет дорого. Поэтому тут, скорее, уместнее говорить о «регуляторной песочнице», о саморегулировании. Смотрите, что происходит: президент подписал закон о коллекшене в июне, а мы уже приняли свои правила, стандарты для участников ассоциации. И это несмотря на то, что мы под действие закона не подпадаем. Вот это и есть саморегулирование: мы работаем с опережением, защищая потребителя.

— Звучит убедительно. Здесь как раз будет уместен пример Грузии, где регулятор настолько закрутил гайки, что отрасль фактически прекратила свое существование.

— Да, это эпик фейл. Если есть полюс, то этот кейс располагается как раз на негативной стороне. В Казахстан приезжали коллеги из Грузии, и они очень высоко оценивали наш опыт, позицию регуляторов, говоря о том, что если бы у них был такой внутриотраслевой диалог, то негативного сценария можно было бы избежать. Сегодня мы в ассоциации консолидировали 80% рынка, мы являемся членами АФК. А те, кто еще не входят в ассоциацию, прекрасно знают нашу повестку, то, над чем мы работаем. Мы доносим свою мысль, что мы не конкуренты, мы «цифровые разведчики», которые на передовой, мы тестируем и апробируем технологии первыми.

Ну, а Грузия? Потребность в деньгах у людей после действий регулятора не исчезла, просто, как я уже говорил ранее, люди уйдут на серый рынок.

— Ерлан, перейду от общего к частному. Какова ваша сверхидея как руководителя ассоциации? Какую надбавленную стоимость вы хотели бы привнести?

— Есть дорожная карта, о которой я говорил. Первая часть этой карты — донести свою позицию до всех стейкхолдеров: государственных органов, потенциального регулятора, депутатского корпуса, финансового сектора, показать наше видение, нашу открытость к обсуждению самых острых вопросов, стоящих перед отраслью. Вторая часть — саморегуляция. Мы уже, как я говорил, сами идем в этом направлении. И, наконец, то, что выходит за пределы ассоциации, — развитие технологий в финансовом секторе, создание несырьевого фактора для роста. И это не громкие слова — некоторые члены ассоциации уже накопили компетенции, достаточные для выхода на внешние рынки.

По большому счету уверен, что финтех окажет влияние на все отрасли — экономику, образование и социальную сферу, госуправление и здравоохранение.

Казахстан > Финансы, банки. СМИ, ИТ > kapital.kz, 11 июля 2017 > № 2238238 Ерлан Смайлов


Казахстан. Германия > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > kapital.kz, 10 июля 2017 > № 2238157 Дитрих Меллер

Чем Казахстан интересен компании «Сименс»?

О проектах, «Индустрии 4.0» и «умной» энергетике

«Казахстан для нас является перспективным рынком, куда мы готовы поставлять решения для энергетики и инфраструктуры», — Дитрих Мёллер, президент «Сименс» в России, говорит об интересе концерна к нашей стране. В Казахстане глобальный игрок присутствует более двух десятков лет и за это время реализовал масштабные проекты в сфере нефтедобычи, переработки нефти и газа, металлургии, электроэнергетики и здравоохранения. В числе проектов — модернизация системы наружного освещения Алматы. Также использование элементов «умных» сетей на территории выставочного комплекса ЭКСПО-2017. Об этом Дитрих Мёллер рассказал в интервью деловому еженедельнику «Капитал.kz».

— Д-р Мёллер, какие проекты интересуют «Сименс» в Казахстане?

— Компания «Сименс» представлена в Казахстане по всем традиционным направлениям своей деятельности. Мы активно участвуем в модернизации ключевых отраслей экономики и инфраструктуры и к настоящему времени реализовали несколько десятков масштабных проектов в сфере нефтедобычи, переработки нефти и газа, металлургии, электроэнергетики и здравоохранения.

Приведу несколько примеров. В этом году был завершен уникальный проект концепции «умного» города — «Освещение Алматы». Модернизация системы наружного освещения позволила сократить энергетические и эксплуатационные расходы почти на 50%. Элементы «умных» сетей также начали использоваться на территории выставочного комплекса ЭКСПО-2017. Подобный проект осуществляется в распределительных сетях Казахстана и стран СНГ впервые.

Среди знаковых проектов есть и поставки оборудования для газопровода Бейнеу — Бозой — Шымкент, электростанции газохимического комплекса «Карабатан», газопровода Казахстан — Китай (часть транснационального газопровода Центральная Азия — Китай).

Также были реализованы такие проекты, как оснащение современным оборудованием рельсобалочного завода в городе Актобе, модернизация тяговых подстанций для АО «НК «Қазақстан темiр жолы» и поставка оборудования для подстанции «Бозарык» 110−220 кВ.

— Сколько было инвестировано «Сименс» за время присутствия в Казахстане?

— Компания «Сименс» работает в Казахстане с 1994 года. В 2016 финансовом году (на 30 сентября 2016 года) оборот «Сименс» в Казахстане составил 194 млн евро, количество сотрудников — около 130. Казахстан для нас является перспективным рынком, куда мы готовы поставлять решения для энергетики и инфраструктуры. В модернизации нуждаются многие отрасли, и «Сименс» может выступать здесь технологическим партнером по внедрению современных решений в промышленность.

— У «Сименс» есть производства в России. Планируется ли открытие производств в Казахстане?

— К настоящему времени у «Сименс» в России функционируют 10 локальных предприятий, в том числе такие крупные, как «Уральские Локомотивы», «Сименс Технологии Газовых Турбин» и «Сименс Трансформаторы». За последние годы в российские проекты было инвестировано около 1 млрд евро. Всего на производственных площадках задействовано около 4 тыс. сотрудников. Сейчас мы концентрируемся на работе и загрузке этих предприятий. Вместе с тем мы продолжаем искать новые возможности, в том числе и в Казахстане.

— По вашему мнению, когда в Казахстане начнет развиваться «Индустрия 4.0», будут появляться цифровые заводы? Рассматривает ли «Сименс» возможность создания в Казахстане такого производства, применив тот опыт, который наработан на цифровых заводах «Сименс»?

— В Казахстане делается упор на инновации, новые технологии, диверсификацию экономики. Новые технологии, «Индустрия 4.0», дигитализация — это как раз то, в чем «Сименс» является одним из глобальных лидеров. Казахстанская экономика более зависима от нефтегазового сектора и горно-металлургической промышленности. В связи с этим внедрение цифровых технологий на объектах энергетической отрасли было бы серьезным шагом для модернизации отрасли в целом.

Сегодня мы стоим на пороге больших изменений. Будущее за созданием полностью цифровых производств. Именно поэтому в нашей компании выработана стратегия Digital Enterprise («Цифровое предприятие»). Здесь речь идет о выводе на рынок различных программных и аппаратных продуктов для полной дигитализации производственного процесса — создании цифрового двойника реального производства. Несмотря на то, что в этом направлении многое еще предстоит сделать, сегодня «Сименс» является одной из немногих компаний, предлагающих объединить реальный и цифровой миры с помощью программных решений.

Именно дигитализация промышленности, которую мы называем четвертой промышленной революцией («Индустрия 4.0»), будет иметь решающее значение в будущем. Мы уже видим интерес у наших клиентов и партнеров к созданию цифровых производств и внедрению подобных технологий. И Казахстан не станет исключением.

Дигитализация — это очень емкое понятие, которое включает в себя не только цифровые фабрики и создание двойников производственного процесса, но и прежде всего внедрение «умных технологий» во всех отраслях экономики. Например, использование интеллектуальных сетей (Smart Grid) в энергетике является частью дигитализации. И в этом направлении у нашей компании есть хороший опыт построения «умных» сетей, в том числе в Казахстане и в России. В Астане на территории ЭКСПО можно увидеть практическое воплощение решений Smart Grid.

— На ЭКСПО вы представите проект создания интеллектуальной сети Smart Grid на территории выставки. Могли бы вы рассказать подробнее, в чем его суть и механизм работы? Планирует ли компания реализовывать подобные проекты в городах Казахстана?

— На территории всего выставочного комплекса ЭКСПО-2017 в Астане используются элементы «умных» сетей. В рамках проекта запущен новый диспетчерский центр (ДЦ) управления электросетями. Современный энергообъект консолидирует работу сетей и выполняет полный мониторинг нагрузки оборудования. В настоящее время центр является одним из самых инновационных и технологичных в Казахстане. С его помощью до 100% увеличивается наблюдаемость распределительной сети и снижается риск ошибок персонала при эксплуатации.

В ходе работ внедрены решения «Сименс», позволяющие объединить все ключевые элементы энергоснабжения выставочного комплекса в единую интеллектуальную сеть. Впервые были применены микропроцессорные устройства релейной защиты пятого поколения, способные не просто автоматически отключать поврежденные участки, но и передавать информацию об аварии на пульт диспетчера в режиме онлайн. Также внедрены устройства учета и контроля качества, способные обрабатывать данные о потреблении энергии на территории выставки, а также проверять качество электроэнергии, поступающей из городских сетей Астаны.

Уверены, что демонстрация возможностей системы в рамках ЭКСПО станет убедительным аргументом для внедрения аналогичных решений в повседневной жизни городов и промышленной инфраструктуры.

— По вашим оценкам, каков интерес инвесторов к интеллектуальным энергетическим системам в мире и в Казахстане? За какой период могут окупиться инвестиции в такие системы?

— Мы полагаем, что интерес к интеллектуальным сетям со стороны инвесторов и государственных институтов с каждым годом будет только увеличиваться. Мы это наблюдаем не только в европейских странах, но и в России, и в Казахстане.

К примеру, в 2013 году мы запустили первый проект по интеллектуальным сетям в партнерстве с «Башкирской электросетевой компанией» в Уфе. Уже тогда мы задумывались о том, что данный пилотный проект станет своеобразным центром компетенций для последующего тиражирования технологий интеллектуальных сетей в других регионах России. Так, в ближайшее время аналогичный проект мы начнем реализовывать с «Ленэнерго» в Санкт-Петербурге, есть намерение внедрить Smart Grid и в Ярославле.

Отвечая на вторую часть вопроса об окупаемости подобных проектов, приведу тот же пример с Уфой. Модернизация электросети в соответствии с концепцией интеллектуальных сетей в одном из спальных микрорайонов города позволила на 70% сократить коммерческие потери. Окупаемость проекта составляет около 10 лет.

Здесь гораздо важнее другое. Инвестируя в переоснащение сетевого хозяйства, компании получают максимальную наблюдаемость, что снижает аварийность, простои и коммерческие потери, а потребители могут быть уверены в безопасном, надежном и бесперебойном электроснабжении.

— Что представляет собой проект модернизации системы наружного освещения в Алматы? Какие проблемы удалось решить с помощью модернизации?

— В 2017 году совместно с ТОО «Казахстан электро» мы завершили проект концепции «умного» города — «Освещение Алматы». Модернизация системы наружного освещения позволила сократить энергетические и эксплуатационные расходы от 30% до 50%, а также внести реальный вклад в решение проблемы эффективного использования ресурсов.

В рамках проекта «Освещение Алматы» мы применили интеллектуальные системы для управления SCADA, WinCC OA. Они позволяют одновременно измерять, анализировать и снижать потребление энергии. Благодаря этим технологиям возможен удаленный мониторинг и управление электросетевым хозяйством. Интеллектуальная система способна рассчитать суммарную продолжительность горения городских светильников и предусмотреть время их выхода из строя.

Использование современных решений оптимизировало график отключения и включения наружного освещения, что ведет к экономии электроэнергии на 30%. Для оперативного реагирования в аварийных случаях создан Центральный диспетчерский пункт (ЦДП). Там осуществляется обработка и хранение данных. Каждые 30 минут показания с приборов учета поступают в ЦДП и анализируются.

В современных городах около 40% общего расхода энергии приходится именно на наружное освещение, которое помимо функционального освещения улиц и автострад включает в себя также декоративную иллюминацию. Мы надеемся, что «Освещение Алматы» — это первый, но не последний подобный проект в Казахстане.

Казахстан. Германия > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > kapital.kz, 10 июля 2017 > № 2238157 Дитрих Меллер


США. Евросоюз. Казахстан > Агропром > kapital.kz, 8 июля 2017 > № 2235306 Анатолий Лаврентьев

Зачем в Казахстане нужны чемпионаты бариста

Соревнования в свое время изменили весь рынок

Первый в мире чемпионат бариста был собран энтузиастами в далеком 2000 году и представлял собой соревнование-классику. Две крупнейшие кофейные организации, европейская SCAE и американская SCAA, объединили усилия для продвижения культуры specialty-кофе в массы. Причем инициатором профессиональных соревнований в Монако стала Норвегия (там кофе еще более популярен, чем в Италии). Среди скромных 12 участников победил именно северянин.

Нынешний год привел на World Barista Championship специалистов более чем из 60 стран. В Казахстане чемпионаты проводятся с 2012 года, правда, классике предпочитают латте-арт.

2017 год для наших кофе-специалистов особенный — именно в этом году страна планирует заявить о себе на мировой арене. О том, как судят кофейные чемпионаты, зачем они нужны и как почувствовать в напитке вкус персика и винограда, рассказывает один из наиболее авторитетных казахстанских обжарщиков, судья чемпионатов и баттлов Алматы, Астаны и Бишкека Анатолий Лаврентьев.

- Анатолий, зачем вообще нужны чемпионаты бариста? Обывателю не понять.

— Чемпионаты нужны в первую очередь для выработки дисциплины, обмена опытом и общения. Обычно они проходят в рамках продуктовой выставки. Каждый бариста приносит свой кофе и кофемолку, остальные составляющие одинаковые. Воду, например, заранее регламентируют и тестируют. При этом важно сорсить (искать) свой сорт кофе, который станет для вас визитной карточкой. Человек работает с обжарщиком, выстраивает профиль, тестирует вкусы, отбирает лучшие и находит свой. Две главные оценочные графы — это вкус кофе и техника приготовления. Если говорить о технике, то здесь важно то, как человек работает с оборудованием — насколько чисто, какой остаток молока и кофе, сколько просыпает и так далее. Подготовка к чемпионату — очень тяжелый труд. Ты полностью абстрагируешься от мира, оставляя друзей и домашние дела. Когда я готовился к астанинскому чемпионату 2014 года, я не выходил с базы подготовки в течение двух недель.

- Какие вообще бывают чемпионаты?

— Самый главный чемпионат — классика, где подаются четыре вида эспрессо, капучино и коктейля на основе кофе. На мировом уровне в нем участвует 60 участников из каждой страны. Ее в нашей стране давно не было. У нас в основном проводятся латте-арт-конкурсы. Количество участников на сегодняшний день достигает 30. В этом году мы надеемся создать национальный комитет и местный чемпионат для того, чтобы отправить победителя на мировой чемпионат бариста в Сеул. Существуют чемпионаты по кофе латте-арт (с уклоном в эстетику), кофе в джезве (по-турецки), good spirits (кофе с алкоголем), cup tasting (дегустационные навыки) и брюверс (альтернативные способы заваривания для полного раскрытия потенциального вкуса зерна — кемикс, аэропресс, воронки и другие) и соревнования для обжарщиков.

- Как стать судьей в таком чемпионате?

— Конечно же, нужно иметь хороший опыт. Я прошел путь от обычного буфетчика до обжарщика, судьи и специалиста по обучению. Чтобы обучать кого-то, я учился сам у специалистов с мировыми именами — как обжарке, так и самому искусству приготовления кофе. Причем пришел в профессию после того, как меня исключили из института. Сегодня я являюсь совладельцем бизнеса — у меня с партнером кофейня и собственная обжарочная.

- Какие навыки нужны судье на чемпионате бариста?

— Вы должны разбираться к дескрипторах (тонах вкуса), ведь в кофе и капучино можно найти разные оттенки — персик, ваниль, яблоко, виноград, ну и, конечно же, карамели. А еще оценивать степень кислотности, горечь и сладость, а также саму подачу напитка. Ваше осязание должно быть в идеальном состоянии — нельзя курить, пить газированные напитки, употреблять тяжелый алкоголь и есть острое — рецепторы после такой пищи будут восстанавливаться до 14 дней.

- Участвовать может каждый?

— Не совсем. Нужно быть членом всемирной ассоциации Speciality Coffee Association, которая базируется в Лондоне, но попасть в нее довольно просто. Британцы, кстати, и проводят международный чемпионат. С ростом количества участников в каждой стране выбирают и назначают 5 координаторов — главного координатора, который курирует систему, а также тех, кто отвечает за обучение (education), проведение мероприятий (event) и поиск новых членов (membership). В Казахстане национальный комитет уже сформировался, правда, из-за некоторых проволочек мы можем не успеть к нынешнему чемпионату. Ну, тогда поедем на следующий.

- А чем занимается ассоциация SCA?

— Вообще, их две. Мы работаем с европейской. Все взносы, которые поступают в ассоциацию, идут на содержание небольшой команды, а главное — развитие кофейной культуры. Ребята проводят различные мероприятия, устраивают поездки на плантации, встречаются с фермерами. Европейская SCA очень тщательно контролирует качество зерна. Ассоциация, например, следит за тем, чтобы бариста принципиально не жарили робусту и использовали только светлый кофе. Большая степень обжарки убивает все вкусовые качества кофе.

- Какую роль в становлении рынка сыграли чемпионаты Казахстана?

— До чемпионатов 2014 года казахстанские бариста в принципе не имели понятия о том, что такое specialty-кофе и что существует напиток, который не горчит. Они наблюдали за нашей работой, нашим подходом и тем, как мы выстраивали станцию, общались с судьями и так далее. В 2012 году люди приходили на чемпионат в спортивных штанах. Сегодня мы соблюдаем дресс-код — брюки, туфли, рубашка. Без сомнения, можно сказать, что чемпионаты в свое время изменили весь рынок. Количество бариста возросло примерно на 60%. Появилась культура проведения соревнований.

США. Евросоюз. Казахстан > Агропром > kapital.kz, 8 июля 2017 > № 2235306 Анатолий Лаврентьев


Белоруссия. Казахстан. Корея > Авиапром, автопром > belta.by, 6 июля 2017 > № 2234755

В Алматы (Казахстан) на автосборочном предприятии компании ТОО Hyundai Trans Auto состоялся запуск производства автотехники Минского автомобильного завода. Такая информация размещена на сайте МАЗ, сообщает БЕЛТА.

Автосборочное предприятие Hyundai Trans Auto приступило к выпуску большегрузных грузовиков - самосвалов МАЗ 5516Х5 и МАЗ 6501Н9 грузоподъемностью 20 т. При этом осуществляется полный цикл сварки, сборки и окраски.

Заместитель коммерческого директора ОАО "МАЗ" Сергей Захаревич отмечает: "При выборе партнеров в Казахстане мы опирались на опыт производства автотехники и репутацию компании. Сегодня мы видим отличные результаты проделанной работы. МАЗы, произведенные в Казахстане, полностью соответствуют всем техническим параметрам, качественные, надежные и ничем не отличаются от автотехники, собранной на Минском автомобильном заводе".

В Казахстане функционируют 12 авторизированных станций технического обслуживания автотехники МАЗ."Минский автомобильный завод заинтересован в развитии сотрудничества с Казахстаном, готов принимать участие в выставочно-ярмарочных мероприятиях и представлять новые образцы грузовой, специальной и пассажирской техники МАЗ", - говорится в сообщении.

Минский автомобильный завод активно сотрудничает с Казахстаном с 2010 года, когда в Астане открылся ТОО "Торговый Дом "МАЗ-Казахстан". В настоящее время в этой стране сформирована товаропроводящая сеть, включающая в себя девять дилеров. Компания Hyundai Trans Auto, входящая в группу компаний "Астана Моторс", с 2016 года является официальным партнером Минского автомобильного завода и официальным дилером МАЗ в Республике Казахстан.

Белоруссия. Казахстан. Корея > Авиапром, автопром > belta.by, 6 июля 2017 > № 2234755


Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > kursiv.kz, 6 июля 2017 > № 2234057 Айгуль Ибраева

ТОП-20 высокооплачиваемых и востребованных профессий в Казахстане

Айгуль ИБРАЕВА

Какие профессии в Казахстане самые перспективные на сегодняшний день? Чтобы ответить на данный вопрос, Kursiv Research, основываясь на данных официальной статистики РК, определил двадцатку наиболее высокооплачиваемых и востребованных профессий в стране.

Сколько зарабатывает среднестатистический казахстанец?

Согласно данным Комитета по статистике МНЭ РК, в I квартале 2017 года среднемесячная номинальная заработная плата одного работника в РК составила 140,27 тыс. тенге. По сравнению с итогами предыдущего квартала показатель уменьшился на 9,3%. В номинальном выражении заработная плата казахстанцев за год выросла на 5,6%, в реальном — сократилась на 2%.

По данным за I квартал текущего года наибольший рост среднемесячной номинальной зарплаты за год наблюдался в таких сферах, как «Деятельность в области административного и вспомогательного обслуживания» (24,8%), «Финансовая и страховая деятельность» (16,5%) и «Сельское, лесное и рыбное хозяйство» (16,3%).

Работники других сегментов экономики, напротив, стали получать зарплату меньше, чем годом ранее. К примеру, зарплата работников сферы туризма сократилась на 37,8%. А среднемесячная номинальная заработная плата в сфере профессиональной, научной и технической деятельности уменьшилась на 20,2% по сравнению с показателем за I квартал 2016 года.

Наиболее обеспеченные казахстанские работники живут в Атырауской области. Здесь среднемесячная номинальная зарплата составляет 256,23 тыс. тенге. В Мангистауской области в среднем зарабатывают 247,33 тыс. тенге. В столице страны средняя зарплата за I квартал текущего года составила 203,47 тыс. тенге. А меньше всего получают работники в Северно-Казахстанской области — 93,91 тыс. тенге. Сравнительно маленькая зарплата в Жамбылской (94,36 тыс. тенге) и Южно-Казахстанской (95,71 тыс. тенге) областях.

Многие бы не согласились с фигурирующей на сегодня цифрой средней номинальной зарплаты в 140 тыс. тенге, в то время как в регионах есть зарплаты величиной в 30 и 50 тыс. тенге. Данный вопрос был затронут министром Национальной экономики РК Тимуром Сулейменовым, который согласился, что расчет средней заработной платы по стране не характеризует уровень жизни казахстанцев.

«Конечно, есть минусы. Чем меньше коэффициент отклонения, тем лучше, это говорит о равенстве в стране. К сожалению, у нас действительно есть зарплаты в миллион, полтора миллиона и в 100 тыс. и меньше. Статистика учитывает все и выводит среднюю», — отметил министр в ходе недавней отчетной встречи с населением, заявив о необходимости введения медианных величин при учете доходов населения.

На запрос «Къ» в Комитете по статистике МНЭ ответили, что в Казахстане уже осуществляется расчет медианного размера заработной платы, который отражает сумму заработной платы работника, находящегося в центре списка, ранжированного по возрастанию заработных плат.

«Расчет медианного значения среднемесячной заработной платы производится комитетом на основе единовременного обследования по статистической форме 1-Т (ЗП) «Отчет о распределении численности работников по размерам начисленной заработной платы». В связи c большой нагрузкой на респондентов данное обследование проводится с периодичностью один раз в два года», — разъяснили в комитете.

Согласно результатам обследования за июнь 2015 года медианное значение заработной платы составило 68 308 тенге. Данные за июнь текущего года будут опубликованы в сентябре.

В КС МНЭ отметили, что в статистической практике медианное значение среднемесячной заработной платы ранжированного ряда распределения заработных плат работников применяется как дополнительный инструмент анализа. Вместе с тем комитет сообщил, что с 2018 года расчет и публикация медианной заработной платы будет осуществляться на ежегодной основе. При этом пересмотр методики расчета среднемесячной заработной платы в Казахстане не планируется.

Кто «рубит капусту»?

Так какие же профессии в Казахстане самые перспективные на сегодняшний день? Чтобы ответить на данный вопрос, Kursiv Research определил двадцатку наиболее высокооплачиваемых и востребованных профессий в стране согласно данным официальной статистики РК. Для ясности картины заработные платы руководителей организаций всех уровней не учитывались.

В поисках лучшей зарплаты стоит искать работу в таких сферах деятельности, как «Добыча сырой нефти и природного газа», где средняя зарплата 481,62 тыс. тенге, «Воздушный транспорт» — 472,92 тыс. тенге и «Производство продуктов нефтепереработки» — 219,97 тыс. тенге. Представители двадцатки наиболее высокооплачиваемых профессий работают именно в данных областях экономической деятельности, преимущественно на технических специальностях. Здесь наблюдается большая концентрация иностранных фирм, чем можно объяснить сравнительно высокие заработные платы наемных работников.

Уровень оплаты труда между отдельными видами экономической деятельности может достигать пяти, а в некоторых случаях и более раз, рассказывает старший научный сотрудник КИСИ Биекенова Никара.

«Необходимо отметить, что проблема межотраслевой дифференциации доходов порождает и другие проблемы на рынке труда – это снижение занятых рабочих на низкооплачиваемых должностях (в сельском, рыбном и лесном хозяйстве). Отсюда возникает проблема отраслевой структуры безработных», - подчеркивает эксперт.

По словам ученого, во многих странах к числу важнейших факторов определения заработной платы относят производительность труда, далее уровень образования и квалификации, а затем уже тяжелые условия труда. Политику оплаты труда следует ориентировать на реформирование системы. В современных реалиях процесса инновационной экономики, необходимо уделять внимание рациональному использованию человеческих ресурсов, человеческого капитала. Совершенствование рынка труда в сторону регулирования вопросов оплаты труда с целью коррекции отраслевых, квалификационных диспропорций.

Самая высокооплачиваемая профессия в Казахстане — летчик. По данным 2016 года в среднем летчики в Казахстане зарабатывают 1,19 млн тенге в месяц. На пятой позиции с зарплатой 805,57 тыс. тенге обосновались пилоты. В отличие от летчиков, пилоты управляют воздушными судами гражданской авиации. Бортоператоры грузовых самолетов (19 позиция) зарабатывают в среднем 536,40 тыс. тенге. Штурманы в авиации завершают двадцатку самых высокооплачиваемых профессий с месячным доходом в 519,20 тыс. тенге.

Представители нефтегазового сектора занимают 13 позиций из 20 наиболее высокооплачиваемых видов деятельности в Казахстане. Так, второе, третье, четвертое, шестое и девятое место занимают инженеры различного профиля, работающие в нефтегазовом секторе, в среднем они зарабатывают от 664,07 тыс. тенге до миллиона тенге в месяц.

Кроме специалистов технических специальностей в списке также вспомогательный персонал, работающий на нефтегазовых предприятиях. К примеру, переводчики на «нефтянке» зарабатывают в среднем 625,22 тыс. тенге (12 позиция), а юрисконсульт среднего уровня квалификации — 554,11 тыс. тенге (17 позиция). Отметим, что в других сферах экономической деятельности данные кадры получают в разы меньше.

Работники сферы производства продуктов нефтепереработки представлены в списке тремя профессиями, которые занимают 10, 14 и 15 позиции: фрезеровщик в Казахстане в среднем в месяц зарабатывает 656 тыс. тенге, инженер-механик — 615,45 тыс. тенге и техник по добыче нефти и газа — 513,6 тыс. тенге.

Судя по средней заработной плате по обследованным профессиям, мужчины в Казахстане зарабатывают на 15,7% больше, чем женщины. Наибольшая разница в заработной плате мужчин и женщин зафиксирована в таких профессиях, как техник-химик (почти в шесть раз), механик (в 4,68 раз) и переводчик (в 3,57 раз).

Тенденция к разнице в зарплате по гендерному признаку увеличивается на руководящих должностях. Мужчины, занимающие высшие управленческие должности, в среднем получают на 33,5% больше, чем женщины на аналогичных постах.

Гендерный разрыв по заработной плате существует не только в Казахстане, но и во всем мире, отмечает Биекенова Никара. Между тем, экономисты утверждают об общеизвестных факторах, которые формируют неравную заработную плату у женщин по сравнению с мужчинами. Так, это касается ожидаемого уровня оплаты – у мужчин он в среднем выше, чем у женщин. Далее, все исследователи отмечают в качестве фактора уход женщины в декретный отпуск и последующее воспитание ребенка. По данным Международной организации труда (МОТ) доход женщины с детьми составляет на 25% меньше, чем у женщин без детей.

«Есть еще один нюанс, в структуре занятости женщины составляют численное большинство в таких экономических видах деятельности как здравоохранение, образование, гостинично-ресторанный бизнес, финансовая сфера, торговля женщины. Тогда как мужчины больше представлены в строительстве, горнодобывающей промышленности, транспорте, те отрасли, где заработная плата намного выше, нежели в других отраслях экономики», - заметил в комментариях ученый КИСИ.

Помимо этого, по словам эксперта, существует региональная дифференциация, например, в Мангистауской области наблюдается высокий уровень трудоустроенности мужчин, но высокий уровень безработных женщин.

Однако есть профессии, где женская половина зарабатывает больше мужской. К примеру, станционный работник на железнодорожном транспорте женского пола в среднем зарабатывает в 4,4 раза больше, чем мужчина на такой же должности. Женщины также получают больше на таких должностях, как «инженер по охране труда и технике безопасности» — 2,71 раз, «уборщик служебных и производственных помещений и территорий» — 2,67 раз.

Самый высокооплачиваемый топ-менеджмент в Казахстане, по итогам 2016 года, работает в сфере финансов и страхования, где руководители организаций в среднем получают 1,59 млн тенге в месяц. Здесь также наблюдается наибольшая разница между доходами руководителей организаций и специалистов среднего звена — 10,7 раз, а наименьшая — 2,22 раз существует в области образования.

Высокая зарплата также у «топов» в нефтегазовом секторе — в среднем 1,41 млн тенге в месяц, в металлургической промышленности руководители организаций получают в среднем 1,39 млн тенге в месяц.

Требуются рабочие…

Согласно официальной статистике, списочная численность работников на начало I квартала 2017 года достигла 2370,5 тыс. человек, вакантных мест насчитывалось 22,11 тыс. Удельный вес вакантных рабочих мест в общей численности работников при этом составил 1%. То есть на сто уже работающих кадров приходится одно вакантное место.

Согласно КС МНЭ, наибольшее число вакантных мест среди средних и крупных предприятий сложилось в сфере промышленности — 5242 единицы, в сфере транспорта и складирования — 4095 единиц, наименьшее — в сфере услуг по проживанию и питанию — 417 единиц.

По профессиям — наибольшая потребность наблюдалась в специалистах в области естественных и инженерных наук (5,4 тыс. человек), специалистах в области биологических, сельскохозяйственных наук и здравоохранения (2,1 тыс. человек), работниках сферы обслуживания (2,1 тыс. человек), квалифицированных рабочих промышленных предприятий (3,2 тыс. человек), рабочих транспорта и связи (1,6 тыс. человек), неквалифицированных рабочих (3,1 тыс. человек).

Медицинские работники в I квартале 2017 года пользовались наибольшим спросом. Так, на начало данного периода было зарегистрировано 1 796 вакантных мест врачей разного профиля при списочной численности работников в 53,6 тыс. человек. В сфере здравоохранения к тому же требуются медицинские сестры и медицинский персонал по уходу — 619 человек, средний медицинский персонал — 452 человека.

В I квартале 2017 года были нарасхват рабочие специальности. Так, требовался 1441 рабочий транспорта. Спросом пользовались машинисты, водители, операторы, аппаратчики, инженеры различного профиля.

Несмотря на переполненный рынок предложений, бухгалтеры, специалисты по финансам и кредиту, менеджеры по сервису насчитали 279 вакансий в I квартале текущего года. Работодатели также искали преподавателей вузов, специалистов по коммерческой деятельности и кассиров и строителей-монтажников.

Согласно данным рекрутингового портала hh.kz, рыночный спрос на кадры по профобластям по Казахстану на сегодня сложился следующим образом:

Наибольшим спросом на рынке пользуются работники в сфере продаж — 27,4% от всех объявлений, это так называемые «продажники», продавцы-консультанты, риелторы и т. д. Довольно большой спрос в области бухгалтерии, административного персонала (офис-менеджеры), информационных технологий (программисты) и маркетинга.

Дорогу молодым!

В 2016 году численность безработных составила 445,5 тыс. человек (в I квартале 2017 года — 439,2 тыс. человек), уровень безработицы — 5% (в I квартале 2017 года — 4,9%). В 2016 году в Казахстане на крупных и средних предприятиях в связи с сокращением численности выбыло 17,3 тыс. человек, из них наибольшее число сокращений было в промышленности — 3540 человек и в строительстве — 2784 человека.

Удельный вес безработных среди молодежи за последние 16 лет значительно сократился. В I квартале 2001 года уровень молодежной безработицы в Казахстане составлял 19,4%, тогда как к I кварталу 2017 года показатель уменьшился до 3,9%. Несмотря на положительную статистику, молодым кадрам достаточно трудно устроиться на работу, особенно по выбранной специальности.

«В 2016 году из числа окончивших высшие учебные заведения в отчетном году на крупные и средние предприятия было принято 29 964 человека, из них наибольшее число принято в сферу образования — 5602 человека, в оптовую и розничную торговлю — 4086 человек, в промышленность — 3759 человек, наименьшее число принято в сельское, лесное и рыбное хозяйство — 69 человек», — рассказали в Комитете по статистике. То есть каждый пятый выпускник вузов остался работать в сфере образования, а каждый седьмой пошел в ритейл.

Сегодня выпускникам вузов отказывают при трудоустройстве главным образом из-за отсутствия опыта работы. В начале июля 2017 года на рекрутинговом портале hh.kz насчитывалось около 18 тыс. вакансий, из которых лишь 17% были рассчитаны на кадры без опыта работы. Треть из них представлены в области продаж.

«Существует извечная проблема — кого брать: молодых или опытных? Тут есть свои нюансы. С одной стороны, опытные кадры, несмотря на свое преимущество, не всегда проявляют инициативу. Молодые, напротив, ничего не боятся, но совершают ошибки в силу своей неопытности», — рассказывает ведущий специалист по кадрам АО «Технодом Оператор» Малика Макажанова.

При этом в молодежной безработице виновны не всегда работодатели. По словам эксперта, зачастую студенты, которые только вчера закончили вуз, запрашивают заоблачные оклады. А два из трех студентов не хотят стажироваться бесплатно. Другой момент, руководство компаний предпочитает брать выпускников зарубежных вузов со знанием иностранных языков, пренебрегая другими кадрами.

Данный вопрос требует комплексного решения проблем, считает Никара Биекенова. Во-первых, вузам необходимо постоянно контролировать тенденции рынка труда, что поможет содействию в трудоустройстве будущих молодых специалистов, не имеющих стажа. Во-вторых, вузам необходимо контактировать с потенциальными работодателями, которые могли бы взять молодых людей на практику с последующим трудоустройством. В-третьих, само государство уделяет особое внимание вопросам занятости молодых специалистов.

Помимо направления в «Программе продуктивной занятости и массового предпринимательства», существуют отдельные государственные проекты, предназначенные для молодежи, рассказывает эксперт. Это, например, проект «С дипломом в село!». Так, переехавшим в сельскую местность выделили подъемное пособие на общую сумму 9,3 млрд тенге (в период реализации проекта 2009-2016).

В проекте «Жасыл ел» приняло участие около 241 тыс. молодых людей, в том числе безработных, студентов, школьников.

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > kursiv.kz, 6 июля 2017 > № 2234057 Айгуль Ибраева


Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > camonitor.com, 6 июля 2017 > № 2232624 Мурат Машкенов

Как наладить полноценное социальное партнерство?

Автор: Кенже ТАТИЛЯ

Сфера социального партнерства у нас всегда оставалась вне поля зрения широкой общественности. А между тем, именно она является фундаментом стабильности любого государства. О том, как обстоит с этим у нас, мы беседуем с генеральным секретарем Казахстанской конфедерации труда Муратом Машкеновым.

Гарантированный минимум

– Как вы оцениваете сегодняшнее состояние дел в сфере трудовых отношений в нашей стране?

– Если отвечать коротко, то как весьма сложные и трудно прогнозируемые. В том смысле, что правовые механизмы, заложенные в ныне существующем Трудовом кодексе (ТК) РК, и сложившаяся система взаимоотношений по их регулированию, плохо между собой стыкуются и слабо увязаны друг с другом. Поясню на примере. Согласно действующему законодательству, основные механизмы регулирования трудовых отношений и в целом сам процесс осуществляются на самом низовом уровне (на предприятиях, в организациях, учреждениях) посредством заключения коллективных договоров между наемными работниками в лице их представителей (приоритет здесь отдается профсоюзам), с одной стороны, и работодателем, с другой.

С введением, начиная с 1 января 2016 года, ныне действующего ТК государство заложило принципиально новую модель формирования системы взаимоотношений между субъектами трудового процесса – речь идет об установлении размеров заработной платы и материальных стимулов, механизмах обеспечения безопасных условий труда и т.д. В то же время государство сегодня фактически выступает лишь гарантом сохранения минимумов в размерах оплаты труда и социальных пособий, продолжительности отпусков, предоставления возможностей работникам и работодателям для выполнения каких-то общественно значимых функций и т.д.

По сути, этим права работников и ограничиваются. А влиять на трудовой процесс они не могут, поскольку у них отсутствуют соответствующие рычаги и механизмы.

Односторонние приоритеты

– Значит, опасения по поводу одностороннего характера Трудового кодекса (в том смысле, что он защищает интересы работодателей), которые неоднократно высказывались в ходе предварительного обсуждения, в том числе и со стороны представителей профсоюзов, подтвердились?

– Да. К примеру, если раньше в трудовом законодательстве было 18 оснований для увольнения работников, то теперь их уже 25. Сегодня у работодателей реально больше прав в плане регулирования трудовых отношений. Упрощены процедуры, связанные с изменениями условий труда, перемещениями, увольнениями работников, в том числе по таким основаниям, как сокращение численности штатов, ликвидация предприятий и организаций. Если раньше профсоюзные организации уведомлялись за два месяца до начала процесса сокращения численности штатов, то теперь этот срок составляет всего один месяц, а при снижении объемов производства – и вовсе лишь 15 рабочих дней. Если раньше работодатель, прежде чем кого-либо уволить, обязательно должен был обосновать все причины, по которым он это делает, то сегодня эта процедура даже не прописана. Фактически теперь у него развязаны руки, и он может спокойно уволить работника, который просто стал ему неугодным. Такой подход снижает уровень государственных социальных гарантий для людей наемного труда и создает профсоюзам массу проблем при защите их прав.

– Как новый Трудовой кодекс отразился на механизмах начисления заработной платы? Как соотносятся в этом плане права работодателей и работников? Это как-то сказывается на социальном самочувствии людей наемного труда?

– Здесь тоже приоритет отдается работодателям. У них есть только одно препятствие — они не имеют права платить ниже установленного государством минимального размера заработной платы.

В остальном же работодатель получил массу возможностей устанавливать свои правила игры, начиная с размера оплаты труда. А в условиях дефицита рабочих мест выбор у наемного работника, как правило, невелик, и он не может выдвигать какие-то свои условия при заключении трудового договора. Ему остается надеяться разве что на «доброго барина».

Более того, хотя закон обязывает при трудоустройстве заключать письменный трудовой договор в двух экземплярах (один из которых должен оставаться у работника), на практике эта норма часто не соблюдается. А многие и вовсе работают без трудовых договоров, при этом теряя возможность правовой защиты своих законных интересов в случае их нарушения. Работодателям же такое положение вещей только на руку.

Буксующий кодекс

– Но из этого можно сделать и другой грустный вывод – о правовом нигилизме, который сохраняется в массовом сознании…

– Абсолютно с вами согласен. Часть проблемы кроется и в этом тоже. Но, кроме того, правовой нигилизм является порождением проблем, существующих в самом механизме регулирования трудовых отношений в нашей стране. Например, многие работодатели в своем негласном стремлении уйти от налогообложения выплачивают «серую» зарплату. Им выгодно иметь работников, с которыми не заключены правильно оформленные трудовые договоры, которые в случае нарушения их прав не смогут обратиться в суд и от которых в любой момент можно легко избавиться.

– А не присутствует ли в этом и доля вины государства, которое фактически самоустранилось от процесса трудовых отношений, отдав его на откуп, прежде всего, работодателям?

– Я отношу себя к людям, стремящимся мыслить современными категориями. Но при этом я все-таки убежден: чрезмерная либерализация трудовых отношений была преждевременной. Получается так, что не только установление государственных минимумов по оплате труда, но и норм труда мы сегодня не можем предложить работодателям и работникам. Мы уже говорили о том, что государство переложило свои проблемы и свою ответственность в сфере регулирования трудовых отношений на работодателя и работника. Но сама по себе эта связка сегодня не в состоянии быть полноценным регулятором. Причины банальны. Сейчас у работника зачастую нет защитника в лице сильных и имеющих достаточные полномочия профсоюзов. Не секрет, что сегодня охват профсоюзным движением очень маленький. Думаю, что даже в Алматы он не превышает цифры в 30%. Хотя в промышленно развитых регионах этот показатель может доходить и до 70-80%. Но в целом по стране он все же низок. И это одна из причин того, почему новый Трудовой кодекс явно буксует.

Правила игры в… беспредел

– Получается какой-то замкнутый круг. С одной стороны, принят закон, который не вполне адекватно отражает существующие трудовые отношения. А с другой, юридическая безграмотность основной массы наемных работников не может не приводить к тем коллизиям, которые квалифицируются как нарушение норм трудового законодательства. Что делать?

– У нас все перевернуто с ног на голову. Система взаимоотношений в рамках социального партнерства должна регулироваться не снизу вверх, а как раз таки наоборот — сверху вниз. Чтобы работодатель установил достойный уровень оплаты труда (а он руководствуется законом о бюджете), необходимо обсуждение ее минимального размера социальными партнерами по трудовым взаимоотношениям. Но этого не происходит. Почему? А потому, что у нас МЗП устанавливается парламентом по остаточному принципу, исходя из возможностей бюджета.

Возникает вопрос: а откуда вообще берется размер прожиточного минимума, который сегодня соответствует минимальному размеру заработной платы? На основании каких расчетов его выводят? Давайте посмотрим, каков сегодня уровень инфляции, затрагивающей и продовольственную корзину, и жилищно-коммунальные услуги, – мы увидим перманентный рост всех цен и тарифов. Маленький пример из дня сегодняшнего: уже в открытую обсуждается вопрос о повышении стоимости проезда в общественном транспорте Алматы до 120-150 (!) тенге в случае оплаты наличными. Это же не лезет ни в какие ворота! И так каждый раз, когда начинается повышение размеров социальных выплат работникам бюджетной сферы. Сразу начинает действовать механизм «пожирания» всех этих надбавок через рост тарифов. Между тем, каждая семья имеет еще массу других расходов, которые остаются вне поля зрения официальной статистики, а значит, не учитываются при расчетах показателей прожиточного минимума и МЗП.

Получается, что цифры социальных минимумов утверждаются парламентариями непонятно по какому принципу, без учета мнений социальных партнеров (работодателей и работников) и без их участия. Все это выглядит, по меньшей мере, странно. Полное торжество остаточного принципа. Времена новые, а подходы к социальной сфере остались старые.

Поэтому если мы, профсоюзы, наши партнеры в лице объединений работодателей и само государство не научимся правильно рассчитывать размеры прожиточного минимума и минимальной заработной платы, то никогда не наведем порядок внизу. Ведь, по сути, мы навязываем работодателям такие правила игры, которые позволяют им творить беспредел. Можно ли после этого рассчитывать на то, что работники будут удовлетворены своей зарплатой?

– Сегодня права на труд нет, но есть свобода выбора труда. А право на достойную зарплату есть?

– По логике, да. А на практике – нет.

Никакой революции и никакого патернализма...

– Что нужно делать? Менять природу трудовых отношений? Законы, которые их регулируют? Или что-то еще?..

– Необходимо менять всю систему трудовых отношений.

– Это же не призыв к революции?..

– Нет, конечно. Надо менять принципы партнерства трех сторон: во-первых, государства в лице его уполномоченных органов, во-вторых, профсоюзов, и, в-третьих, работодателей. И двигаться надо всем вместе в одном направлении. Пока же это парт­нерство больше смахивает на действия персонажей из известной басни Крылова про лебедя, рака и щуку.

К этому следует добавить несовершенство законодательной базы.

– А ваши апелляции к государству – дескать, приди и вмешайся – не попахивают банальным патернализмом?

– Извините, но вы передергиваете. Я сторонник демократизации процесса трудовых отношений. Я всегда говорил, говорю и буду говорить, что профсоюзы как важнейший институт общества должны присутствовать в представительных органах всех уровней. Почему в парламенте есть депутаты от Ассамблеи народа Казахстана, а от профсоюзов никого нет? Или, например, приняли закон об общественных советах, и теперь на конкурсной основе в них может быть включен любой, но только не профсоюзные активисты. Я никого никому не хочу противопоставлять, но это нонсенс.

Если профсоюзы сегодня отлучены от принятия решений государственного уровня, то о каком социальном партнерстве можно вести речь? Поэтому я и предлагаю реанимировать его, но уже на совершенно новой основе. Для этого необходимы несколько важных шагов.

Первый. Нужно пересмотреть базовые принципы расчетов государственных минимумов.

Второй. Сфера трудовых отношений, говоря образно, выглядит как улица с односторонним движением, когда государство через уполномоченные органы диктует свою волю другим участникам процесса социального партнерства. Работодатели не возражают, поскольку им такая ситуация выгодна: чем меньше социальных гарантий, тем меньше у них проблем. Но это неумный подход, поскольку чреват крайне негативными последствиями.

Третий. Профсоюзы сегодня выключены из системы координат трудового законодательства, а также из системы представительных (парламент, маслихаты) и уполномоченных (правительство, отраслевые министерства, акиматы) органов. Их мнение, а они отражают точку зрения многотысячных трудовых коллективов, никогда и никем не учитывается при принятии решений, затрагивающих интересы государства и общества. И если даже представителей профсоюзов куда-то приглашают, то больше для приличия и формального соблюдения норм международного права. В этом плане наша конфедерация только приветствует намерение Министерства труда и социальной защиты населения наладить цивилизованный диалог по многим аспектам социально-трудовых отношений.

Наши членские организации выдвигают требования, касающиеся увеличения прожиточного минимума, отмены базового должностного оклада работников бюджетной сферы, индексации доходов. Однако решений до сих пор нет. Почему? Да по той же банальной причине: профсоюзы не стали полноценным участником социального партнерства. И не станут до тех пор, пока не обретут реальные юридические права. Гарантии, закрепленные законами, надежнее любого «Генерального соглашения по социальному партнерству», так как они дают реальные юридические права, а не декларируемые намерения сторон трудовых отношений.

***

Информация к размышлению:

Законом о государственном бюджете на 2017 год статьей 7 установлены с 1 января 2017 года:

1) минимальный размер заработной платы (МЗП) — 24 459 тенге;

2) размер государственной базовой пенсионной выплаты — 12 802 тенге;

3) минимальный размер пенсии — 28 148 тенге;

4) месячный расчетный показатель (МРП) для исчисления пособий и иных социальных выплат, а также применения штрафных санкций, налогов и других платежей в соответствии с законодательством РК — 2 269 тенге;

5) величина прожиточного минимума для исчисления размеров базовых социальных выплат — 24 459 тенге;

Статьей 8 установлено, что средства, направленные на пенсионные выплаты по возрасту и пенсионные выплаты за выслугу лет, предусмотрены с учетом повышения их размеров с 1 января 2017 года на девять процентов.

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > camonitor.com, 6 июля 2017 > № 2232624 Мурат Машкенов


Казахстан > Недвижимость, строительство > newskaz.ru, 6 июля 2017 > № 2232587 Василий Тоскин

Архитектор: генплан Целинограда - один из лучших в мире

Sputnik Казахстан удалось побеседовать с архитектором Василием Тоскиным, который создавал все значимые здания старого города

Асем Миржекеева

Спустя годы известный в Казахстане архитектор Василий Тоскин вспоминает, с чего для него начала строиться столица Казахстана — Астана.

Дворец "Жастар" — грандиозная стройка в советское время, записи в блокноте под грифом "секретно", проекты невысоких зданий, позже превратившиеся в высотки. Зодчий помнит каждую деталь, которую однажды, благодаря буйству фантазии, изложил на бумаге: многое было учтено при строительстве столицы, а чему-то не нашлось места в генеральном плане главного города страны.

Почти всю свою жизнь Василий Тоскин посвятил Астане. Приехав в тогда еще Целиноград в начале 70-х годов, он так и не смог разлучиться с этим городом. Отстраивая главный город Целины, будучи молодым специалистом, архитектор даже представить не мог, что однажды его созидательный труд станет достоянием столицы XXI века.

Город целины и Хрущева

"Начинал я в Омске и в Москве, а здесь я состоялся", — говорит специалист.

Василий Тоскин родился в Целиноградской области, учиться поехал в Новосибирск, а работал в Москве и Омске. Его величество случай распорядился так, что Тоскин вернулся в родной город.

"Когда я был в Москве, один великий зодчий сказал другому великому зодчему, что я из Целинограда, и мне предложили вернуться. Я с удовольствием поехал, потому что это грандиозное событие. К тому же я тогда встречался с девушкой, которая меня ждала в Целинограде", — с улыбкой отмечает собеседник.

Первый проект — Дворец молодежи — на момент возвращения Василия Тоскина в Целиноград уже несколько лет был заморожен. В 1972 году постановлением ЦК КПСС решат возобновить строительство. Позже нынешний Дворец Жастар станет всесоюзной стройкой, а через несколько лет его назовут лучшим и удостоят Госпремии СССР.

"Для города когда-то был Дворец Железнодорожников знаковым зданием, следующий — Дворец Целинников, Дворец Молодежи, потом — центр. Дворец пионеров — уже мой проект, реализацией которого я очень доволен. На определенном этапе он был признан лучшим объектом в Союзе. Редчайший случай, когда Госархстройконтроль Союза выставил на государственную премию объект. Такой люстры, как там, нет больше нигде. Это был один из самых экономичных проектов за счет архитектурного решения", — вспоминает Тоскин.

Целинному краю в то время предавалось большое значение. Грандиозное освоение целинных и залежных земель, а как следствие и массовая стройка.

"Как-то в Москве мне встретилась интригующая надпись в пояснительной записке по Целинограду — "рассматривать как столицу государства". Красным карандашом была написана в 1964 году. Генеральный план Целинограда разрабатывался еще при Никите Хрущеве. Он лично приезжал сюда. В 90-е я поехал в Москву и хотел найти эту пояснительную записку, но не нашел этих материалов. Тогда же не было такого, чтобы сфотографировать. Теперь мне можно верить, можно не верить", — рассказывает архитектор.

От Целинограда до Астаны

О том, что в скором времени маленький, почти захолустный городок станет столицей страны, Василий Филиппович Тоскин узнал одним из первых. Он до сих пор хранит блокнот, в котором черным по белому написаны первые ценные указания, приходившие по этому поводу "сверху".

"Я тогда был главным архитектором области. В силу моей должности ко мне она (новость об Астане — прим.) пришла раньше, чем многим другим. Меня привлекли к этому, когда еще никто ничего не знал. У меня где-то даже сохранились документы "особой секретности", — перелистывая пожелтевшие от времени страницы записной книжки, архитектор показывает на дату — 31 мая 1993 года. Он же о переносе столицы из Алматы в Акмолу узнал еще годом раньше.

По словам зодчего, перенос столицы в Астану обоснован, с точки зрения геополитического расположения.

"Мы находимся в таком месте, которое будет развиваться, хотим мы этого или нет. Чикаго, Новосибирск и Целиноград — три города, которые имели прирост населения в год равный или превышающий 300 тысяч человек. Больше таких нет. Это геополитическое место. Связь Азии с Европой. Неслучайно вопросы Сирии рассматриваются здесь. Я этой темой занимался, когда был молодым, и не думал тогда, что пройдет время, и я об этом буду рассказывать молодому журналисту", — отмечает архитектор.

Интересно, что перенос столицы приравнивается к чрезвычайной ситуации в стране и для этого проводятся все необходимые мероприятия, как при ЧС. Какие именно, архитектор не стал рассказывать.

"Комиссию по передислокации вначале возглавлял министр ЧС, потом — Госстрой. Передислокация — это такое ЧС. Сейчас некоторые моменты смешными кажутся, но тогда это было очень серьезно. Вначале одну схему города делали, потом все пошло по-другому. Мне довелось докладывать главе государства. Я докладывал разные варианты", — поясняет Василий Филиппович.

"Строить левобережье в инженерном отношении было гораздо сложнее. Местность болотистая, повышенная кислотность, агрессивная среда. У нас вообще везде грунтовые воды. Но специалисты нашли инженерные решения по защите от грунтовых вод. Теперь город развивается, вопреки всему. Была возможность нам дана, с этой задачей мы справились частично", — рассказал архитектор.

По его словам, столица Астана — это великолепный коммерческий политический проект.

"Город-миллионник будет и полуторамиллионником", — уверен Тоскин.

Личное мнение

- Вы жили сначала в Целинограде, а потом в Акмоле. Как отнеслись к переносу столицы в ваш город?

Нормально отнесся.

- А сколько построили в Астане? Можете сказать число объектов, которые лично вы создали?

Я не считал, сколько построил по Астане. Когда занимался дворцом, после этого ушел в ГПИ "Целингорсельпроект", потом стал главным архитектором института. Практически весь старый город так или иначе проходил через меня.

- Наверняка взгляд архитектора всегда критичный. Спустя годы, как вы смотрите на новую Астану? Хотели бы что-то изменить?

Я вижу это с другой стороны. Я участник этого в той или иной степени, поэтому мне что, себя ругать? У города, получается, сейчас очень хорошие руки. Генеральный план Целинограда — это один из лучших генеральных планов в мире. Если я вам возьму и покажу книгу "Города мира", там четко и ясно об этом написано. Этот генплан — один из немногих в мире, который был разработан в полном объеме. Над ним работал весь Союз. Сам город хороший, у людей осталась ностальгия по Целинограду. Значит, город имел свое лицо и свою атмосферу.

- Как вы относитесь к тому, что некоторые объекты, которые вы проектировали, сносятся или подлежат капитальной реставрации?

Мы не ценим того, что было. Гостиница на Абая была признана лучшей в Союзе. Во что превратился этот ресторан — в позор столицы. Нельзя, чтобы владелец решал, что и как должно быть. Это печально, что из-за одного человека объект города имеет потом неприглядный облик.

- Жители столицы постоянно на узкие дороги в Астане, считая, что их можно было сделать шире. Могли?

Все вопросы, которые обсуждают обыватели, для меня известны. Нужно ценить старый и новый город. Совсем не надо расширять дороги. Все великолепно разбираются в медицине и архитектуре, но двум специальностям не учат заочно — медицине и архитектуре. Мы создаем пространство, объемы. Всегда есть исполнитель. Чтобы говорить о транспорте, нужно говорить о социальном устройстве общества. Транспорт начинается со двора. Почему, покупая машины, никто не задумывается, куда будет ставить их? Проблема транспорта не в ширине проезжей части улиц, а в организации транспортной системы города, ее совершенствование и соблюдение, нами жителями этого города, правил этой системы. Мы живем в своем дворе и сами себе создаем плохие условия. Почему у нас все балконы застеклены? Это невежество, нарушение пожарной безопасности и прочего, этого нельзя делать. В любой европейской стране, если вы построили на собственном участке, начали ремонт, не согласовав с архитектурной полицией, вы будете платить большой штраф. А мы еще этого не делаем

- Город буквально топит после дождей и снова мы ругаем власти, что неправильно произвели расчеты.

Дело не только в расчетах, сколько в реализации системы ливневой канализации. У этой проблемы есть много объяснений. Есть определенная очередность реализации разделов любого генплана. С ливневкой часть не реализована. Ливневка строится и реализуется, но когда затапливаются те или иные районы или участки города – это не нормально. Со временем все решится. Точно так же, как и с транспортом. Ширина магистрали старого города могла пережить любую столицу, потому что все советские города были с гипертрофированной системой инженерных коммуникаций. Мало того, в Целинограде была предусмотрена транспортная коммуникация в несколько этажей и реализована частично только на Мира, где бетонка и асфальт. После Целины денег не хватило. Город постепенно будет реконструироваться. Сейчас последний генплан разрабатывается местными высокопрофессиональными архитекторами. Так или иначе, мне доводится участвовать в этом процессе. Мои коллеги знают, видят и стараются решать эти проблемы, на стадии проектирования и реализации.

Мы знаем и видим проблемы, правительство тоже знает.

- Какая динамика развития у Астаны, на ваш взгляд?

Город развивается хорошо и интересно. Меня больше всего тревожит очень слабый уровень строителей, отечественных строителей. Есть хороший уровень, но он мал для этого города. Из моих проектов, последний проект, который реализован так, как я хотел, — это Дом пионеров. Все остальное не реализовано так, как я хотел. Это очень слабый уровень наших и не только наших строителей. Мы построим и через некоторое время перестраиваем.

- А молодые архитекторы?

Хорошо оцениваю. Я как бы убережен от одной участи: не дружу с компьютером и делаю все вручную. У меня есть команда, которую я каким-то образом учу. Компьютер в свое время не освоил, а сейчас лень.

- Все ли проекты, которые вы создали, появились на карте Астаны?

Нет, не все. Но я не переживаю по этому поводу. Я уверен, что создам еще, и эти проекты будут гораздо лучше.

Казахстан > Недвижимость, строительство > newskaz.ru, 6 июля 2017 > № 2232587 Василий Тоскин


Казахстан > Финансы, банки > dknews.kz, 5 июля 2017 > № 2236922 Тулеген Аскаров

Delta Bank добавил негатива

В завершение начатого в предыдущем номере «ДК» обзора ситуации в банковском секторе, сложившейся к началу лета, сегодня, увы, придется сообщить читателям неприятную новость о значительном увеличении объема «плохих» займов.

Тулеген АСКАРОВ

Их совокупный размер за последний месяц весны вырос более чем на треть (точнее, 39,5%) до 1 трлн 705 млрд тенге, а в абсолютном выражении – на 482,7 млрд тенге, или примерно $1,5 млрд. Однако основным источником этого негатива не стал лидирующий здесь «Казкоммерцбанк», хотя у него объем таких кредитов (к ним относятся займы с просрочкой платежей свыше 90 дней) увеличился за май почти в полтора раза до 467,8 млрд тенге, в абсолютном выражении – на 152,2 млрд тенге. Главный же вклад внес Delta Bank, вышедший на второе место по этому показателю с шокирующим ростом объема «плохих» займов в 251,7 раза с 1,3 млрд тенге на начало мая до 327,2 млрд тенге к 1 июня! Шедший ранее вторым Народный банк Казахстана теперь опустился на ступеньку ниже, к тому же показав снижение на 8,9% до 205,6 млрд тенге. Успешно боролся с «плохими» займами и дочерний Сбербанк Казахстана, сократив их объем на 16% до 114,9 млрд тенге. А вот АТФБанк стал новым членом группы участников рынка, у которых этот показатель превышает 100-миллиардную отметку, после того как у него в мае сложился прирост почти на треть до 109,9 млрд тенге.

Заметно выросла за последний месяц весны и доля «плохих» кредитов в совокупном ссудном портфеле банковского сектора – с 8,0% на его начало до 11,08% к 1 июня. Сменился и лидер по этому показателю – им стал Delta Bank с феноменальным значением в 98,39%, тогда как шедший впереди ранее дочерний «Национальный банк Пакистана в Казахстане оказался вторым с 33,01%. В группе ведущих участников рынка наиболее высокая доля таких займов на начало лета оказалась у АТФБанка (14,37%), Казкоммерцбанка (13,40%) и дочернего Сбербанка России (11,23%), а минимум аналитики Нацбанка зафиксировали у Цеснабанка (4,84%) и Bank RBK (4,99%).

Общая сумма просроченной задолженности по кредитам, включая просроченное вознаграждение, увеличилась в мае незначительно – на 1,4% до 1 трлн 876,0 млрд тенге, в абсолютном выражении – на 26,8 млрд тенге. Лидирует по ее объему Казкоммерцбанк с 613,5 млрд тенге на начало лета, прибавивший за май 9,3%. Вторым идет Delta Bank (6,1% до 252,9 млрд тенге), далее расположились Народный банк Казахстана, добившийся снижения «просрочки» на 8,1% до 236 млрд тенге, АТФБанк с приростом на 4,1% до 129,4 млрд тенге, и впервые переваливший за планку в 100 млрд тенге по этому показателю Банк ЦентрКредит, отметившийся весьма значительным увеличением на 20,6% до 109,9 млрд тенге.

В завершение приведем позитивную новость от регулятора о хоть и небольшом, но все же приросте за май объема совокупного ссудного портфеля банковского сектора на 0,7% до 15 трлн 394,1 млрд тенге, в абсолютном выражении – на 106,5 млрд тенге. Впереди по объему выданных кредитов на начало лета все также шел Казкоммерцбанк с 3 трлн 490,4 млрд тенге, ссудный портфель которого уменьшился на 0,7%. На второй позиции по-прежнему держался Народный банк Казахстана, но у него сложился прирост на 0,6% до 2 трлн 333,5 млрд тенге. Цеснабанк, у которого этот показатель остался на уровне начала мая в 1 трлн 606,7 млрд тенге, сохранил за собой третью позицию, тогда как новым членом группы «триллионеров» стал дочерний Сбербанк России, прибавивший 2,3% до 1 трлн 22,7 млрд тенге. Вплотную к триллионной отметке придвинулся за май и Банк ЦентрКредит, выделившийся значительным приростом ссудного портфеля на 4,1% до 919,3 млрд тенге. Замкнули же первую десятку по объему выданных кредитов Kaspi Bank (2,7% до 849,8 млрд тенге), АТФБанк (2,0% до 764,7 млрд тенге), Bank RBK, у которого произошло снижение на 1,4% до 736,9 млрд тенге, Евразийский банк с наибольшим приростом в этой группе на 5,1% до 712,8 млрд тенге и ForteBank (3,3% до 533,8 млрд тенге).

Казахстан > Финансы, банки > dknews.kz, 5 июля 2017 > № 2236922 Тулеген Аскаров


Казахстан > Финансы, банки > dknews.kz, 5 июля 2017 > № 2236916 Тулеген Аскаров

Парадоксы нефтяной «кубышки» Казахстана

С начала текущего года средства Национального фонда РК в тенговом эквиваленте уменьшились на 4,1%, а инвестиционный убыток от управления ими составил за первый квартал почти 800 млрд тенге.

Тулеген АСКАРОВ

Такие данные приведены в информации о поступлениях и использовании Нацфонда по состоянию на 1 июня, опубликованной на сайте Министерства финансов РК, выступающего формальным владельцем этих средств. На начало текущего года Нацфонд располагал деньгами в объеме 23 трлн 865,6 млрд тенге, тогда как к началу лета в нем было 22 млрд 877,8 млрд тенге. Как нетрудно подсчитать, в абсолютном выражении объем средств Нацфонда сократился за январь-май почти на 1 трлн тенге, точнее на 987,8 млрд тенге.

На первый взгляд, такая ситуация выглядит парадоксальной, поскольку мировые цены на нефть держатся сейчас на относительно высоком уровне по сравнению с началом прошлогоднего лета. Эта благоприятная конъюнктура повлекла значительное увеличение поступлений в Нацфонд от организаций нефтяного сектора. Так, поступления прямых налогов от них (за исключением отчисляемых в местные бюджеты) выросли по сравнению с январем-маем прошлого года в 1,8 раза до 965,3 млрд тенге. Другие поступления от операций, осуществляемых этими организациями, увеличились в 4,7 раза до 22,3 млрд тенге. Увы, эта весомая прибавка была «съедена» инвестиционным убытком от управления деньгами Нацфонда в размере минус 784,2 млрд тенге. Напомним, что доверительное управление ими осуществляет Нацбанк, привлекающий также и иностранные компании в качестве внешних управляющих. В итоге объем поступлений в Нацфонд на 1 июня сложился в 212,7 млрд тенге против 542,4 млрд тенге на эту же дату в прошлом году, или в 2,6 раза меньше.

Объемы же использования денег Нацфонда значительно выросли – с 826,9 млрд тенге на начало прошлогоднего лета до 1 трлн 200,5 млрд тенге в этом году к 1 июня, или почти в полтора раза. Основным источником увеличения расходов нефтяной «кубышки» стали гарантированные трансферты из нее в бюджет, увеличившиеся в 1,8 раза до 1 трлн 90,0 млрд тенге, а в абсолютном выражении – на 475 млрд тенге. Объем же целевых трансфертов, напротив, сократился почти наполовину до 207,0 млрд тенге, а расходы на покрытие расходов, связанных с управлением Нацфондом и проведением ежегодного аудита, – в 3,3 раза до 1,5 млрд тенге.

Тем не менее, вряд ли стоит бить в набат по поводу скорого истощения средств Нацфонда в течение ближайших 5-7 лет, о чем предупреждают некоторые аналитики. Ведь в долларовом эквиваленте объем денег в нем не сократился, а вырос с начала текущего года на 2,4% до $62 млрд 680 млн. Правда, основной прирост пришелся на первые месяцы года – январь (2,70% к предыдущему месяцу) и февраль (0,78%), тогда как в марте и мае произошло снижение соответственно на 0,94% и 0,34%, а в апреле сложилось небольшое увеличение на 0,2%.

Казахстан > Финансы, банки > dknews.kz, 5 июля 2017 > № 2236916 Тулеген Аскаров


Казахстан. СЗФО > Образование, наука > dknews.kz, 5 июля 2017 > № 2236878 Татьяна Баталова

До Питера… всего четыре семестра

Получить диплом престижного российского вуза, с включенными дисциплинами «Казахский язык» и «История Казахстана», соответствующий всем требованиям казахстанского образования, – такую возможность предоставляет Алматинский филиал Санкт-Петербургского Гуманитарного университета профсоюзов. За 4 года студенты, обучаясь выбранной специальности вначале в Алматы, а затем в Санкт-Петербурге, приобретают знания, предусмотренные образовательными стандартами двух стран. Соответственно и диплом равнозначно признается как в Казахстане, так и в России.

Алевтина ДОНСКИХ

На отечественном образовательном рынке АФ СПбГУП – ветеран. Он был образован в 1984 году как учебно-консультационный пункт Высшей профсоюзной школы культуры. В марте 1993 года решением ученого совета СПбГУП ему был присвоен статус филиала. И все эти годы, несмотря на трудности, вуз готовит востребованных специалистов. Школьники заранее присматриваются к вузу, отмечая не только преподаваемые здесь востребованные рынком дисциплины, но и его толерантность, высокий уровень преподавания и открывающиеся профессиональные возможности.

Недавно большая группа потенциальных абитуриентов побывала в информационном туре в Санкт-Петербурге. И многие из них укрепились в своем выборе вуза. Чем еще примечательна учеба в СПбГУП, об этом поговорим с директором Алматинского филиала Санкт-Петербургского Гуманитарного университета профсоюзов Татьяной Леонидовной БАТАЛОВОЙ.

– Татьяна Леонидовна, идея филиала не нова: многие вузы заходили в Казахстан, открывая свои представительства, но с тех времен СПбГУП – один из немногих, которому удалось закрепиться в стране. Что укрепляет репутацию филиала?

– Думаю, во многом это заслуга моей предшественницы Лидии Ивановны Павловой, которая более 23 лет возглавляла филиал. Совместно с коллективом они создали в Алматы островок на тот момент еще ленинградской культуры. Культуры, пропитанной духом прекрасного и мужественного города, который был очень близок казахстанцам. Этот стержень культуры сохраняется у нас и по сей день. Мы поддерживаем теплые отношения с носителями этого духа – бывшими блокадниками, которых в Алматы, к сожалению, осталось всего трое.

Особенность филиала и в том, что мы соблюдаем лицензионные требования и Казахстана, и России, базируясь на требованиях министерств образования двух стран. При этом наш филиал, живя в юрисдикции образования двух государств, вобрал все лучшее от наших народов: предлагая современные, наиболее востребованные специальности из программы российского вуза, мы дополняем их теми предметами, которые обязательны в Казахстане. В том числе и преподавание казахского языка. Отмечу, что по завершении учебы последние курсы и выпускные экзамены студенты сдают в головном вузе, а в диплом выставляется оценка и за знание казахского языка.

– То есть, казахский язык идет как обязательный предмет?

– Да. Мы считаем, что граждане, проживающие на территории Казахстана, должны его знать. Государственный язык должен быть в приоритете – здесь мы едины: и преподаватели, и студенты. В нашем филиале создана Малая студенческая Ассамблея народа Казахстана. Это не обязательный предмет или дисциплина, а общественная организация, которая позволяет нашим студентам не только воспринимать единство народа Казахстана, как сложившуюся реальность, но и понимать, изучать ее сущность.

Наши студенты ведут в этой сфере различные исследования. Например, готовясь к Восьмой сессии нашей Малой студенческой АНК, они изучали тему межнацио­нальных браков и особенности влияния одного языка на другой, анализировали, что представляет собой общество, где происходит симбиоз культуры, языков и традиций разных народов. Для нас оба языка, плюс третий – английский, являются рабочими и на студенческих конференциях, и в учебных аудиториях.

Хотя мы базируемся на программах головного вуза, но включаем казахстанский национальный приоритет – трехъязычие. Это позволяет нам быть конкурентоспособными на рынке. Наша особенность и в том, что будучи иностранным вузом на территории РК, своей основной целью мы ставим подготовку кадров для суверенного Казахстана.

– В Алматинском филиале СПбГУП преподают юриспруденцию. Это более чем точная наука, но у вас своя специфика. В чем она?

– Одно из направлений подготовки в филиале – экономика. Законы экономики едины для всех, а что касается юриспруденции, то здесь имеются отличия. Например, сегодня Казахстан принял Предпринимательский кодекс, чего нет в РФ. И когда мы читаем студентам такие дисциплины, как «Предпринимательское право», то проводим параллель двух юрисдикций. Думаю, это очень важно для будущих современных специалистов. Сегодня в рамках ЕАЭС стоит вопрос гармонизации законодательства, и наши выпускники будут востребованы в данном формате.

Расширенные знания наших студентов отмечают и в головном вузе, поскольку при защите дипломной работы дается сравнительный анализ экономических показателей в определенных направлениях, а также законодательств Казахстана и России.

Мы знаем и о различиях в конституционном праве двух стран. Например, в Казахстане сегодня стоит вопрос о перераспределении полномочий власти. А в России большую роль играет Общественный совет. Другими словами, имеется много интересных моментов, которые одна сторона может перенять у другой, поэтому к процессу гармонизации того же законодательства можно прийти с наименьшими потерями. Наши выпускники в этом смысле являются носителями очень ценных «запараллеленных» знаний, очень важных для практической работы.

– Будучи в головном вузе, я услышала немало добрых слов в адрес казахстанских студентов…

– Это так. Наши студенты, приезжая в Санкт-Петербург, удивляют российских преподавателей своим высоким уровнем образования и культуры, воспитанностью и обходительностью. Мы гордимся этим и можем сказать, что наши студенты – это молодежная элита Казахстана.

Не секрет, что самый чистый и литературный русский язык в Санкт-Петербурге. Но когда наши студенты приезжают в Санкт-Петербург, то коренные петербуржцы и приезжие из других городов России отмечают, что казахстанцы владеют хорошим русским языком. И это тоже наша фишка!

– Что дает вузу название «профсоюзный», не отпугивает ли оно абитуриентов?

– Нам слово «профсоюз» никоим образом не мешает. Даже в определенной степени выделяет нас из общего ряда. Это еще один пункт, который позволяет нам сказать, что мы самобытны. В программу обучения включены специальные дисциплины, связанные с профсоюзным движением. Глубоко изучается трудовое и социальное законодательство. Мы поддерживаем хорошие отношения с Федерацией профсоюзов РК и готовим специалистов, в том числе и для этой организации.

– Фишка головного вуза – специальность «Конфликтология». Думаю, спрос на нее есть и в Казахстане…

– К сожалению, мы не можем реализовывать у себя это направление подготовки из-за отсутствия специальности в казахстанском классификаторе. Но по поручению головного вуза принимаем вступительные экзамены у абитуриентов, которые хотят получить эту профессию, и направляем их в Санкт-Петербург. Уже состоялись первые выпуски конфликтологов, в том числе и магистров. В их числе два казахстанца, получивших дипломы с отличием. Как только законодательный пакет позволит нам, мы откроем это направление подготовки в Алматы.

– Кто инициирует в Казахстане эту идею?

– Общественное объединение медиаторов. Закон о медиации вышел в 2011 году, и с этого момента медиация развивается в стране. Уже есть определенные нормы, которые включены в Уголовно-процессуальный и Гражданский процессуальный кодексы РК, где участие медиатора четко расписано. Именно в этой сфере сейчас может быть особенно востребован конфликтолог – высокопрофессиональный психолог, обладающий определенным уровнем знаний в юриспруденции.

– Как профсоюз поддерживает ваш вуз?

– У нас тесные контакты с Федерацией профсоюзов РК. Ректор СПбГУП Запесоцкий А.С. по ходатайству ФП РК устанавливает специальную цену за обучение для казахстанских студентов, направляемых профсоюзами на учебу. Это 20% скидка за оплату обучения для всех направлений подготовки.

Есть и другие формы партнерства: совместные научные конференции, обсуждение законопроектов, в частности, при обсуждении Закона о профсоюзах нами вносились свои предложения, а в реализацию договора с ФП РК включены вопросы практики и трудоустройства студентов.

– В головном вузе появились предметы, связанные с цифровыми технологиями, есть ли эти специальности в филиале?

– Сегодня мы можем предложить такое направление подготовки, как «Прикладная информатика». К сожалению, мы не можем представить весь список направлений, который есть в СПбГУП. Но в Алматы мы принимаем вступительные экзамены и направляем студентов в головной вуз.

– То есть абитуриенты, желающие поступить в головной вуз, могут сдавать экзамены в Алматы?

– Да. Приемная комиссия создается приказом ректора СПбГУП. В нее включаются отечественные специалисты из этих отраслей. Мы также являемся членами приемной комиссии головного вуза. Например, в Алматы принимаются экзамены по таким направлениям, как режиссура мультимедиа, актерское мастерство.

– За 30 лет работы филиала менялся ли набор специальностей?

– Да. Мы изучаем рынок профессий и вслед за спросом рынка добавляем или убираем ту или иную специальность. Мы обязаны держать руку на пульсе времени, иначе будем неконкурентоспособными.

– Отличаются ли ваши правила приема от тех, которые есть в казахстанских вузах?

– Учитывая, что мы работаем на базе международного законодательства, составляющие которого – это межведомственные, межправительственные акты, отличия, конечно же, имеются. Мы соблюдаем правила приема головного вуза и оцениваем абитуриента по результатам ЕНТ. Но к нам могут прийти ребята, которые не прошли тестирование. И если на вступительных испытаниях они показывают соответствующий уровень, то могут быть зачислены в состав студентов и филиала, и головного вуза.

– Поступившие на учебу в филиал студенты могут перевестись в СПбГУП и сменить специализацию?

– Определенная свобода есть. Но в рамках требований законодательства. Если говорить о стандартных процедурах, то по очной форме обучения направлений подготовки «Экономика» и «Юриспруденция» учатся 2 года в филиале и 2 года – в головном вузе. По направлениям подготовки «Прикладная информатика», «Социально-культурная деятельность», «Психология» 3 года обучаются в Алматы, на 4-й уезжают в Санкт-Петербург.

При желании могут уехать и раньше. Филиал и головной вуз обучают по одним и тем же программам. Поэтому наши студенты имеют одинаковую базу и академические дисциплины. У нас программа даже шире, поскольку присутствует национальный государственный компонент РК.

Может возникнуть академическая разница, если студент переводится с одной формы обучения на другую. Возможен перевод с одного направления подготовки на другое, если академическая разница в тех пределах, которые устанавливаются вузом. Как правило, это 6-8 академических дисциплин.

– Есть ли у вас гранты?

– Филиал не имеет казахстанских грантов. Но головной вуз выделяет нам определенное количество мест. Это квота, которая устанавливается приказом ректора. Это места за счет российского федерального бюджета в рамках программы «Соотечественники». Головной вуз не обращает внимания на национальность и гражданство: если студенты успешны в учебе, то могут наравне с гражданами России учиться в вузе и иметь все льготы. Поэтому в СПбГУП есть казахстанцы, которые учатся либо за счет российских грантов, либо по льготам вуза.

– Что для этого надо?

– Высокий уровень знаний и определенные личные достижения. Например, вуз ежегодно проводит «Лихачевские чтения», в которых участвует более 1500 известных ученых со всего мира. На этой же площадке проводится и конкурс «Идеи Д.С. Лихачева и современность» – это своего рода «чтения» для выпускников школ и абитуриентов вузов. Ребята пишут творческие работы, а победители, независимо от национальности и страны, получают право на безвозмездное обучение в вузе на любом направлении подготовки.

СПбГУП устанавливает общие квоты. Принцип таков: если ты талантлив, имеешь определенные достижения, являешься победителем различных международных и всероссийских олимпиад, то вполне можешь претендовать на квоту. Но студенты должны держаться на высоком уровне весь период обучения. При низких показателях можно лишиться этой возможности. Ежегодно по окончании второй сессии в университете проводят собрания, где объявляются результаты учебы. И студенты, показавшие высокий результат, получают возможность снизить цену обучения или перейти на бюджетное место. Кто-то же это право теряет. У нас есть примеры, когда казахстанцы, поступив на общих основаниях на платные места, благодаря высоким показателям в учебе получали такие льготы.

В филиале также есть льготы. Студенты, набравшие высокий годовой рейтинг, могут получить сертификат на снижение цены за обучение на следующий год. Поэтому есть мотивация учиться на «отлично» и «хорошо» и бороться за высокие показатели. Мы вручаем сертификаты студентам всех курсов каждый год на ежегодном празднике Посвящения в студенты. И это хороший стимул не только для первокурсников, но и для старших курсов.

– Велик ли у вас конкурс на место, и есть ли порог отсечения?

– Конкурс есть. В разные годы на различные специальности он колеблется: бывает 1,5 человека на место, а по некоторым специальностям доходит и до 7 человек на место. Порог отсечения есть по каждому направлению подготовки, и он устанавливается головным вузом. В этом году правила приема в казахстанские вузы позволяют определять свой собственный порог. Поэтому все, кто получают на вступительных экзаменах «тройки», имеют очень маленькую, но все-таки возможность стать нашим студентом.

– Иногородним студентам предоставляется общежитие?

– Да, к нам поступают ребята из различных регионов, поэтому мы имеем комфортабельное общежитие на 50 мест из двух- и трехместных комнат.

– Есть ли у алматинских студентов доступ к библиотеке в СПбГУП?

– У них есть прямой доступ ко всей интеллектуальной базе головного вуза. Поступив к нам, каждый из студентов получает свой логин и пароль для доступа к фондам и учебным материалам СПбГУП. Студент из любой точки мира может воспользоваться информацией, которая находится на электронных носителях в библиотеке вуза. Рассматривается вопрос о возможности приема преподавателями СПбГУП экзаменов и зачетов у алматинских студентов в режиме он-лайн.

Но ректор СПбГУП Запесоцкий А.С. справедливо настаивает на том, что если студент получает диплом нашего университета, то он физически должен присутствовать в Санкт-Петербурге, прочувствовать его атмосферу, приобщиться к истории и культуре города. Поэтому, несмотря на все цифровые достижения, это правило пока неизменно. И возможность закончить вуз в Санкт-Петербурге и получить диплом в этом великолепном городе студентов радует.

– Когда нужно подавать заявление, чтобы поступить в СПбГУП?

– В любое время. Абитуриенты могут зайти на сайт нашего филиала https://gup.kz и заполнить документы в электронном варианте. Наши сотрудники обработают информацию и, если все соответствует требованиям, пригласят абитуриента в приемную комиссию.

К сведению: у нас есть очные и заочные подготовительные курсы. Занятия на них помогут абитуриентам устранить некоторые различия в образовательных программах двух стран.

– Можно ли поступить к вам без экзамена на основании аттестата с отличием?

– Можно, только если речь идет о победителях различных конкурсов, золотых медалистах, для которых предусмотрены особые условия в Правилах приема в головной вуз.

Казахстан. СЗФО > Образование, наука > dknews.kz, 5 июля 2017 > № 2236878 Татьяна Баталова


Казахстан. ЦФО > Приватизация, инвестиции. Образование, наука > kapital.kz, 5 июля 2017 > № 2232563 Дмитрий Зверев

Бизнес-психолог: пятый элемент для создания dream team

Что мешает коллективу выкладываться на 100%

Что мешает коллективу выкладываться на 100%, откуда берутся конфликты и как сделать так, чтобы сотрудники были дружны? Вопрос качественной работы команды волнует почти каждого казахстанского руководителя.

О том, как справиться с задачей создания команды мечты и зачем для этого приглашать компетентного специалиста, «Капитал.kz» рассказал практикующий бизнес-психолог и преподаватель российского Национального исследовательского университета «Высшей школы экономики» Дмитрий Зверев.

- Кто такие бизнес-психологи и чем они отличаются от бизнес-тренеров?

— Бизнес-тренер занимается обучением и развитием персонала, а это лишь часть процесса бизнес-психологии. Человек, умеющий выстраивать бизнес-процессы, не всегда способен обучать. Задачи, которые раньше лежали на бизнес-тренере, сегодня делегируют психологу. Популяризировать услуги помогают аудиторские компании. Консалтинг все более активно развивает направление бизнес-психологии, которое раньше называлось управленческим конструированием, или консультированием по управленческим процессам.

- Услуги бизнес-психологов в странах СНГ — явление достаточно новое и тем не менее уже довольно популярное. Кто он — ваш заказчик?

— Действительно, новое. И сам класс профессиональных бизнес-психологов появился недавно. В России, например, история началась с формирования первой в мире магистерской программы подготовки бизнес-психологов НИУ ВШЭ. Сейчас уже более пяти поколений выпускников получили дипломы и вышли на работу в компании, которые нуждаются в подобных услугах. К нам обращаются и государственные органы, и заводы, и спортивные команды. Но все же чаще других поступают запросы от крупных игроков рынка FMCG и индустриалистов, которые тесно сотрудничают с консалтингом. В ХХI веке cильные игроки укрепляются, поэтому рынок сотрясает множество сделок по слияниям и поглощениям — «Вимм-Биль-Данн» стал частью Pepsico Group, Gillette был куплен Procter&Gamble. Вот здесь и открывается огромное поле для деятельности бизнес-психологов — коллективы сливаются и обновляются, а их нужно реорганизовывать, формировать новую идентичность.

- Какие тренды существуют на рынке услуг бизнес-психологии?

— Как я уже сказал, это явление для наших стран новое, явных трендов пока не наблюдается. Отмечу лишь один — объективизация оценок. Если раньше главным было участие или прохождение тренинга, то сегодня считается нормальным пройти обучение и не получить сертификат. Например, вы покупаете тренинг Ernst&Young за баснословные $8 тыс. и не получаете диплом участника. Те знания и умения, которые должны были быть сформированы по итогам обучения, просто не прошли проверку. То есть общество учится оценивать реальные результаты таких обучений.

- Востребованы ли подобные услуги для малого бизнеса?

— Востребованы, правда, им важнее решать маркетинговые задачи. Для небольших компаний в первую очередь нужно расти, а уже затем заниматься выстраиванием и укреплением организации. Бизнес-психологи помогают малому бизнесу сформировать идентичность бренда и правильно его позиционировать.

- С какими проблемами чаще всего обращаются руководители?

— С разными. Более того, их появление зависит от стадии развития рабочей группы. По Такмену, их пять: формирование (forming), накопление трудностей, установление норм и правил взаимодействия (norming), активная деятельность (performing) и распад (adjourning). У кого-то проблема в разном уровне вклада. Одни сотрудники выполняют львиную долю работы, а другие просиживают рабочие часы. Для выявления проблемы можно предложить игро-технические задания. Бизнес-психолог использует набор-конструктор и проводит реальную оценку вклада сотрудника в построение, например, вавилонской башни. Затем коллектив рефлексирует. Обычно происходит чудо — отрицать очевидный результат невозможно, человек осознает меру своего вклада и часто меняет поведение. Кого-то беспокоит низкий уровень взаимозаменяемости. Тогда психологом проводится работа по повышению навыков командной работы.

- Обычно управленец пытается просто собрать лучших. Правильно ли это?

— Тема тимбилдинга неразрывно связана со способами формирования любого вида коллектива — будь то музыкальная группа или футбольная команда. Хороший пример — ФК «Реал Мадрид». Клуб ничего не выигрывал, пока просто скупал лучших — Зидана, Бекхэма, Фигу. Сегодня там 2−3 ярчайшие звезды, остальные — просто игроки высокого уровня, при этом команда берет Лигу чемпионов впервые два раза подряд. Получается, самые компетентные вместе работают менее эффективно, чем коллектив, который способен подстроиться, а не тянуть одеяло на себя. Кстати, команда или коллектив — не лучшие определения, лучше — рабочая группа. Руководители должны сделать из группы рабочую группу, заставить ее эффективно работать, в этом одна из их задач и часто им помогают бизнес-психологи.

- Часто руководители видят проблему, но не знают, в чем ее причина. С чем же обращаться к бизнес-психологу?

— Выявить причины — и есть задача бизнес-психолога. А их может быть множество. Есть такое выражение — «an elephant in the room», или «слон в комнате» — все в коллективе знают о проблеме, но никто о ней не говорит. Нахождение этих «слонов» и вынесение их на общий дискурс — задача бизнес-психолога.

- В какой момент нужно подключаться руководителю и воплощать полученные результаты в жизнь компании?

— Управленец подключается после рефлексирования от проведенных мероприятий. Рефлексия — важнейшая часть работы с группой. Идет она по 6 шагам: какие получили эмоции; что именно происходило, какая получилась картина; какие выводы из упражнений, эмоции из этих выводов; перенесение выводов на реальную рабочую деятельность, и самый последний и главный вопрос — что сотрудник или группа будут делать иначе. Здесь подключается начальник, приводит негативные или позитивные примеры из работы и подводит итог, дополнительно проговаривая полученные от работы бизнес-психолога результаты. Важно вывести опыт игрового задания в коллективную работу.

- Как быть компаниям, у которых нет возможности обратиться за помощью к бизнес-психологу?

— В конце концов все сводится к простой философии — быть этичным, корректным руководителем. Если вы допускаете ошибки и искренне в них раскаиваетесь, то коллектив вас простит. Постарайтесь действовать в общих интересах, учитывайте мнение коллег, идите на компромисс. Лучшая стратегия — win-win, или взаимная выгода. Можно использовать простые и понятные способы мотивации — показывать видео с историями успеха или предлагать прочесть книги о миллиардерах, которые достигли процветания благодаря тому, что выходили за рамки должностных инструкций. Обменивайтесь своими идеями по улучшению компании и обязательно вкладывайтесь в свою группу!

Если коллектив создается с нуля

Лучше всего пригласить специалиста. Бизнес-психолог проведет тренинг по формированию рабочей группы, состоящий из знакомства, упражнений на сплочение и правильное принятие решений, достижение совместных целей. Вне тренинга человеческие отношения выстраиваются хаотично, а с ним есть возможность узнать о коллегах что-то интересное. Это и помогает сформировать доверительные дружеские отношения. Правильно проведенный тренинг c 3−4 заданиями за 1,5 часа ускорит и сделает более качественными процесс формирования группы, который в случае его отсутствия шел бы до 3−4 месяцев.

Это поможет:

1. Берем у новичка интервью на любую тему — как провел последний отпуск, какой любимый фильм и почему именно он и проч.

2. Заполняем заранее распечатанную форму странички Facebook: где родился, чем интересуется, за какие команды болеет, в детстве мечтал быть и проч. Знакомим со страничкой весь коллектив.

3. Рассказываем 3 факта о себе: 2 ложных, один настоящий. Коллектив угадывает, какой.

4. Рисуем на доске хронологию событий: родился, поступил в университет, устроился на работу, впервые поехал за границу и проч. Коллектив может задавать интересующие вопросы.

Если коллектив находится в процессе формирования

Вы обновляете команду, дополняя новыми сотрудниками, или сливаете несколько коллективов в один. До тех пор, пока мы не поймем, в каком составе участников мы планируем работать, тренинги проводить не стоит. В случае замены членов повторный тренинг может быть воспринят негативно. Достаточно формальных процедур — знакомство и мини-задания новичкам — для понимания того, как они будут сосуществовать со старичками. Когда состав коллектива сформируется, можно будет приступать к полноценным тренингам.

Это поможет:

1. Подключаем новичка к решению простых рабочих вопросов вне его обязанностей.

2. Разделяем рабочие вопросы по группам и назначаем конкретных наставников.

3. Беседуем с новичком после недели, 2 недель, месяца в дружеском ключе: говорим о впечатлениях, сложностях и успехах.

Если группа сформировалась и стабильно работает, но в ней присутствуют конфликты

Здесь нужно понимать, что мы имеем дело с людьми, у которых опыт работы в команде различен: кто-то прошел четырех руководителей, кто-то только после стажировки. Можно проводить планерки и встречи с совместным обсуждением и решением текущих задач. Если конфликты открытого типа, нужно найти их причину. Корень бытовых проблем кроется в плохо выстроенных управленческих процессах — ищите менеджера! Если конфликт обусловлен конкурирующей средой (например, в отделе продаж или маркетинга), то его нужно не устранять, а перенаправлять. Из деструктива (оскорбления, переходы на личность, подковерная борьба и проч.) — в конструктив. Деструктивное поведение стоит изобличать, обсуждать всем коллективом и не допускать. Зачинщики будут недовольны, однако нужно приучить коллег вести справедливую игру.

Это поможет:

1. Коллектив анонимно пишет об имеющихся проблемах на бумаге.

2. Результаты зачитывают, затем ранжируют сложность решения по баллам. Выявляют самые упоминаемые проблемы и самые простые для решения. Затем проводится голосование за способ решения задач.

Легче начать с простых — кто-то мог не знать о том, что в коллективе не принято обедать на рабочем месте или разговаривать по телефону в open space. Их мы решаем сразу. Самым упоминаемым и более сложным вопросам стоит уделить особое внимание — это то, что вредит всему коллективу. Финансовые и карьерные вопросы решать еще сложнее, однако о них тоже стоит позаботиться.

Примеры эффективных упражнений тренинга формирования рабочей группы

Когда все получается, но руководителю хочется еще лучше. Создаем творческий конфликт

Задание «Кораблекрушение» — это часть тренинга, которая применяется на разогретой группе. Ваш корабль тонет, но рядом находится плот, на котором можно спастись. На корабле есть предметы, которые стоит захватить с собой на плот. Правда, брать их можно по одному, поэтому плавать придется много раз. Среди списка — спички, зажигалка, рыболовная сеть, плеер, фаеры, бутылка пресной воды и многое другое. Задача: обозначить порядок, в котором вы будете плавать за предметами. Есть правильное решение (сначала фаеры, чтобы привлечь внимание спасателей, затем зажигалка, затем спички, чтобы высушить спички и так далее по списку), от которого будет зависеть ваше спасение. Задача выполняется индивидуально, затем в паре, мини-группе и всем коллективом. Высчитывается коэффициент выживаемости, далее команда рефлексирует — где и в чем потеряли, почему не услышали партнеров, что помешало.

Цель задания: выявить отклонения в групповой работе и подчеркнуть выгодность принятия совместных решений. Ведь на неудачу в спасении повлияли неумение слушать или договариваться, желание продвинуть собственную точку зрения.

Когда в коллективе проблемы. Решаем их изнутри с помощью менеджера. После этого даем участникам конфликта высказаться

Упражнение из тренинга «Горячий стул». Проводится только с помощью специалиста. Бизнес-психолог приглашает одного из участников конфликта в центр круга из коллег. Объявляется, что каждый по очереди может (если хочет) сесть на «горячий стул». Сидящему на таком стуле участники вправе дать обратную связь, особенно неудобную, ту, о которой было сложно сказать без тренинга.

Цель задания: завершить в настоящем ситуации, не законченные в прошлом.

Дмитрий Зверев — бизнес-психолог и преподаватель факультета НИУ ВШЭ. Закончил НИУ ВШЭ, дополнив образование повышением квалификации в области бизнес-психологии в британских University of Westminster и London Metropolitan University. Дмитрий начал свою карьеру в крупной компании в качестве HR-менеджера, в дальнейшем сконцентрировал внимание на преподавании и частном консультировании многочисленных клиентов.

Казахстан. ЦФО > Приватизация, инвестиции. Образование, наука > kapital.kz, 5 июля 2017 > № 2232563 Дмитрий Зверев


Казахстан. США > Транспорт. СМИ, ИТ > kapital.kz, 3 июля 2017 > № 2232567 Алексей Стах

Глава Uber по СНГ: Автомобиль в один клик

Uber подводит итоги первого года в Казахстане

С самой первой поездки и по сегодняшний день компанией движет простая идея — дать возможность каждому заказать автомобиль одним касанием экрана смартфона. Генеральный менеджер Uber по странам СНГ Алексей Стах рассказал об итогах первого года Uber в Казахстане, особенностях рынка и о том, что пришлось изменить в системе Uber ради пользователей. А также приоткрыл завесу тайны над тем, как изменится наша жизнь в ближайшем будущем.

— Алексей, расскажите, удалось ли воплотить в жизнь глобальные задачи Uber на рынке Казахстана? Что наша страна приобрела с приходом Uber на рынок?

— Мы гордимся результатами, которых нам удалось добиться за этот год: Uber стал привычным способом передвижения для тысяч жителей Алматы, Астаны и Шымкента, нам доверяют и пользователи, и водители, которые по достоинству оценили возможности сотрудничества с Uber и стали нашими партнерами. Если в начале нашей работы большинство пользователей совершали поездки по каким-то особым случаям, то сегодня наши клиенты все чаще стали воспринимать Uber как реальную альтернативу собственному автомобилю и пользоваться сервисом ежедневно для поездок с работы и на работу либо в течение дня.

Именно поэтому, как это ни парадоксально звучит, но наш главный конкурент — это личный автомобиль. Не так давно мы провели исследование, в котором подсчитали, что минимальные расходы в день на поддержание автомобиля — 10 долларов. А если пользоваться Uber, то в день на поездки уходит 3−5 долларов. Экономия очевидна. В Алматы на каждые сто жителей приходится 27 автомобилей. Эта избыточность транспортных средств ведет к множеству проблем для города: постоянные пробки, загазованность, проблема парковок и так далее. А ведь всего этого можно избежать либо минимизировать при помощи использования современных технологий.

Как выглядел Казахстан до нас? Здесь работали либо официальные службы такси, которые было сложно вызвать, приходилось ждать порядка 20 минут, да и стоимость поездки была достаточно высокая, либо это был нелегальный извоз — «бомбилы», которые брали большие деньги, но не обеспечивали ни комфорта, ни безопасности, ни качества.

Если говорить о главных изменениях, произошедших с приходом Uber, то это, безусловно, доступность, качество и удобство сервиса. Теперь заказать автомобиль очень легко, с этой задачей справится даже ребенок: все, что нужно, это просто коснуться экрана смартфона, и через 5 минут автомобиль будет в нужном для вас месте. Мы обеспечили прозрачность и удобство оплаты — сегодня еще до начала поездки можно увидеть ее стоимость, деньги же списываются с карты автоматически, гарантировали пассажирам безопасность: уже при заказе автомобиля они видят его номер, имя и контакты водителя, его фотографию. Особенно радует и тот факт, что пользователи стали активно использовать систему рейтингов и отзывов, это постоянный диалог и обмен мнениями в режиме реального времени помогает нам постоянно совершенствовать качество сервиса, а также вводить дополнительные функции, которые важны для пользователей или водителей-партнеров.

Отдельно я бы хотел поговорить о водителях. Uber — это универсальный инструмент с точки зрения получения дохода: каждый водитель решает для себя сам, как, когда, а главное, сколько времени он будет работать. Многие используют Uber как дополнительный источник дохода.

— Оправдал ли казахстанский рынок ваши ожидания? Что вы можете сказать, подводя итоги года?

— Мы довольны запуском в Казахстане. Повторюсь, что три города на новом для нас рынке — это не только огромные усилия, которые были приложены для реализации этих планов, но и серьезная заявка с нашей стороны, подтверждение наших амбициозных планов и намерений. У каждого города своя специфика. Особенным стал для нас запуск в Шымкенте. Мы, честно сказать, не ожидали такого же объема поездок, как в Алматы и Астане. Время подачи автомобиля в Шымкенте составляет менее 5 минут. Это очень хороший показатель, но всегда есть, куда стремиться.

Для оценки деятельности компании в той или иной стране мы используем следующую метрику — среднее число поездок на одного зарегистрированного пользователя. Казахстан по этому показателю ощутимо опережает страны СНГ. Так, в Казахстане в среднем в неделю совершается 3,5 поездки на пользователя. Это очень высокий результат, который лишь подтверждает, что сервис очень востребован.

— Сможете ли раскрыть редакции некоторые цифры?

—Мы стартовали в июне 2016 года в Астане. Почти сразу в Алматы, а весной 2017 в Шымкенте. На сегодняшний день зафиксировано более 400 тысяч скачиваний приложения в Казахстане. Десятки тысяч водителей подключены к платформе. В целом количество водителей на платформе достаточное, чтобы обслуживать имеющиеся заказы и подавать машину в течение 5 минут. Средний рейтинг водителя 4,78 из 5, это довольно высокий рейтинг.

Средний чек по Алматы составляет порядка 550 тенге. В Казахстане предпочитают UberХ — это говорит о том, что населению важнее цена и доступность.

— Основной проблемой, обсуждаемой в сетях и не только, является человеческий фактор. Каким образом будет решаться данная проблема? Связано ли поднятие цен с улучшением качества предоставляемых услуг? А именно ориентировано ли оно на пересмотр партнеров и более жесткий отбор?

— Uber — это технологическая платформа, которая соединяет проводников услуг — водителей с потребителями услуг — пользователями. Мы стремимся обеспечивать безопасные, быстрые и комфортные поездки по городу.

Обеспечение безопасности поездок с Uber — наш безусловный приоритет. Несмотря на то что ни один вид транспорта не может быть безопасным на 100%, технология Uber позволяет повысить безопасность до, во время и после совершения поездки благодаря отбору водителей, проверке документов, системе рейтингов, возможности отследить маршрут в режиме реального времени в приложении и поделиться им при необходимости с родными и друзьями, а также прозрачности системы — пользователи заранее получают информацию о водителе, включая его имя, номер и марку машины, фотографию.

Наша система рейтингов — эффективный инструмент для получения быстрой обратной связи как от водителей-партнеров, так и пассажиров. Если водитель стал получать низкие оценки, то мы даем советы, как улучшить свой рейтинг и качество предоставляемых услуг, если же ситуация не меняется, то он будет отключен от платформы. В этой связи хочу привести любопытный факт: количество поездок, когда пользователи оценивают поездку на 3 балла и ниже, минимально.

— Схож ли уровень сервиса Uber в Казахстан с западным исполнением?

— Есть некоторые вещи, которые нам пришлось адаптировать к нуждам казахстанских пользователей. Например, изначально мы стартовали как безналичный сервис. Но получали массу обращений о том, что оплата наличными будет удобнее для пассажиров, поэтому сейчас им доступны два варианта оплаты, можно выбрать наиболее удобный. Стоит отметить, что безналичный расчет все равно доминирует. Мы заметили, что те, кто начинали расплачиваться наличными, постепенно переходили на безналичный расчет. Также мы пошли на такой шаг, как увеличили возраст автомобилей для доступа в систему. Но на то были серьезные причины. Как вы понимаете, мы нацелены на максимальный охват города. И мы поняли, что с тем количеством автомобилей, возраст которых составляет 5 лет и менее, мы не сможем удовлетворить спрос. Это привело к росту пиковых расценок. Перед внедрением этого изменения мы провели анализ рейтингов, который показал, что пользователю все равно, один год автомобилю или 10 лет. Пожалуй, в этом отличия.

— Какова стратегия развития Uber в Казахстане на второй год? Ждут ли кардинальные изменение сервиса на ближайшее будущее?

— Открыть три города в одной стране за год для нас это большой рывок. Пока сосредоточимся на этих трех городах и будем совершенствовать то, что наработали. Мы постоянно инвестируем в развитие цифровой платформы. Напомню, что недавно мы внедрили непрерывную цепочку заказов, когда система автоматически агрегирует в буфер новые заказы. К моменту завершения одной поездки система автоматически считывает заказы в небольшом радиусе от водителя и сразу дает ему новый заказ. Таким образом, водитель фактически не находится в режиме ожидания. Благодаря этому мы можем существенно повысить эффективность автомобилей, контролировать цены, а также обеспечивать хороший заработок для водителей.

— Ожидается ли внедрение новых продуктов?

— Мы запустили в Москве UberEats — сервис по доставке еды. Он очень успешно стартовал. Я думаю, в ближайшее время мы будем внедрять его в СНГ. Есть также продукт UberRush — курьерская доставка посылок, товаров.

Кстати, сейчас в США уже тестируется подписка для постоянных активных пользователей. Возможно, в скором будущем появится такая опция, как приобретение подписки на месяц с фиксированной ценой даже в периоды действия пиковых расценок.

Особое внимание сейчас уделяется теме создания беспилотного автомобиля — это самая большая технологическая инновация, которую мы будем представлять в ближайшие годы, от 3 до 5 лет. Миллионы людей гибнут каждый год по причине человеческой ошибки за рулем. Такие технологии будущего, как беспилотные автомобили, в которые Uber инвестирует сейчас, позволят сделать мир безопасней, а поездки еще дешевле.

Казахстан. США > Транспорт. СМИ, ИТ > kapital.kz, 3 июля 2017 > № 2232567 Алексей Стах


Казахстан. США. Евросоюз. РФ > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 30 июня 2017 > № 2232633 Юрий Булуктаев

Чем чреват межпоколенческий разрыв в Казахстане?

Автор: Кенже ТАТИЛЯ

Проблема «отцов и детей» существует с незапамятных времен. Но то, что случилось с нашим обществом в 90-е годы прошлого века, когда произошел страшный разрыв между поколениями на ментальном уровне, может считаться явлением беспрецедентного характера. И хотя это был бескровный процесс, вряд ли кто возьмется предсказать, насколько долго его последствия будут сказываться на морально-нравственном состоянии общества.

Причин тут немало. Рухнула всепроникающая идеология, и общество в одночасье предалось философии потребительства. А на смену так называемой морали строителей коммунизма, которая жестко табуировала поведенческие стандарты, ничего вразумительного никто предложить не смог. Сегодня, судя по некоторым тенденциям, этот ментальный разрыв не сокращается, а, наоборот, грозит превратиться в непреодолимую пропасть между поколениями.

Мы попросили высказать свое мнение по этому поводу известного эксперта, профессора Юрия Булуктаева.

– Проблему межпоколенческого разрыва у нас кто-то изучает? Есть ли шанс как-то выправить ситуацию? Если да, то что необходимо для этого сделать?

– Разрыв поколений можно рассматривать как социологический феномен, при котором культурные ценности младшего поколения («детей») сильно разнятся с культурными и прочими ценностями старшего («родителей»). Дети и родители могут воспринимать друг друга как представителей совершенно иной культуры, чуждых интересов, взглядов и мировоззрений.

В 90-е годы прошлого века в Казахстане в молодежной среде (и не только в ней) начался процесс формирования новых культурных (в широком смысле) ценностей, никак не связанных с разрушенной общественно-политической формацией, а поэтому резко отличных от тех ценностей, которыми прежде руководствовались представители старшего поколения. Например, людям в возрасте сложно было на ментальном уровне осуществить идеологический сдвиг от главного принципа социализма – коллективизма – к главному принципу либерализма – индивидуализму. Однако существенного межпоколенческого разрыва и ценностных конфликтов не было, потому что новым ценностям молодые люди обучались, а старики, которые были носителями прежней ценностной системы, к тем же новым ценностям приспосабливались. Иначе они бы не выжили в условиях перехода от плановой экономики к рыночным методам хозяйствования. И, конечно же, было нечто такое, что всех объединяло и нивелировало разрыв между поколениями – это обретение независимости. Именно независимость вдохновляла людей на поиск новых путей развития, на новые дела и свершения. И в этот процесс единовременно включились представители всех поколений – условно говоря, старшего, среднего, молодого. Причем для старшего поколения это было напрямую связано с осознанием перемен, с определением ситуации как изменившейся, с необходимостью жить в новое время.

Здесь следовало бы заметить, что ситуация поколенческого (генерационного) сдвига, когда одновременно одно поколение теряет силу своего влияния на жизнь общества, а другое обретает ее, – это естественный процесс, происходящий во всех без исключения государствах.

То есть можно говорить о смене поколений как о важнейшей динамике, заложенной в истории. Если спроецировать этот принцип на сегодняшний день, то, к примеру, некоторые эксперты утверждают, что суть прошедших в этом году выборов в США и Франции заключается в образовавшемся в этих странах поколенческом разрыве. В США сегодня 30-летние граждане беднее своих сверстников из 1969 года на 30%, а во Франции – на 20%. В то же время у них проявляется чувство исторической боли за грехи, совершенные отцами и дедами – за колониализм, рабовладение, евгенику, мировые войны, пауперизм и прочие вещи. Срок деятельности поколения составляет порядка тридцати лет и распадается на два периода: сначала оно распространяет свои идеи и склонности, а затем последние утверждаются и становятся господствующими. Таким образом, в качестве базовых черт поколения выступают единство возраста (это совокупность сверстников) и общее жизненное пространство.

Ученые выделяют три характеристики поколения: как объективного возрастного статуса, определяемого включенностью в биологический ритм жизни и смерти; как социологически значимой реальности, основанной на общей исторической и социальной судьбе; как духовной общности, единства ценностей и идеалов, предполагающего осознание индивидами своей принадлежности к одному поколению. Для человека возраст – важный компонент самоидентификации. Отсюда как бы объединяющие и идентифицирующие людей термины: «сверстники», «ровесники», «одноклассники», «однокурсники», «однополчане» и так далее. Но ведь можно выделять или противопоставлять поколения и по социальному (типам жизненных стратегий и ценностей), а не по возрастному критерию. Социальный смысл поколения может быть раскрыт через понимание его как определенного местоположения (позиции) в социальном пространстве. Эта позиция определяется тем, что люди одного возраста в определенный период (наиболее значимый для формирования мировоззрения, освоения моделей поведения и усвоения идей) объективно оказываются в конкретно-исторической ситуации, которая характеризуется «ограниченным» набором представленных в обществе образцов поведения, стилей, идей и т.д., то есть общим культурным и историческим контекстом. Именно такой конкретно-исторической ситуацией и таким контекстом для казахстанцев и стало обретение независимости.

Значимые общественные события могут объединить несколько демографических когорт в одно символическое поколение, так же как хронологические сверстники по своим социальным установкам могут сформировать разные. Например, советское поколение так называемых «шестидесятников» – не демографический феномен, а меньшинство среди сверстников, включавшее в себя и представителей других возрастных когорт, элитарное общественное движение образованного слоя, в основном гуманитарной интеллигенции, достаточно пестрое по идеологическим воззрениям, но сильное по своей поколенческой идентичности, групповому доверию. Об этом писал в своих воспоминаниях Мурат Ауэзов, который в бытность студентом МГУ, в те самые 60-е годы основал в Москве движение «Жас Тулпар»: «Дух «жастулпаровского» товарищества и сегодня крепко связывает участников движения. Они сохранили верность своим идеалам, нравственный стержень, готовность служить истине. Пока они живы, им важно передать новому поколению высокий заряд духовности и потребность действовать на пути к достойному будущему». Здесь как раз сформулирована и выражена одна из важнейших функций старшего поколения – передавать свой жизненный опыт новым поколениям.

Поколенческая проблематика давно уже является предметом пристального внимания ученых во всем мире. Еще древнегреческий философ Демокрит говорил: «Благоразумие отца есть самое действенное наставление для детей». Огюстом Контом, французским философом и одним из создателей позитивистской философии и социологии, в первой половине 19-го века впервые была выдвинута идея о взаимосвязи межпоколенной динамики и темпов социального прогресса: рост продолжительности жизни и медленное обновление поколений приводят к инертности и доминированию консерватизма; сокращение жизни и быстрая смена поколений не позволяют стабилизировать инновации и нарушают общественный порядок.

Известен и марксистский подход, в соответствии с которым «история есть не что иное, как последовательная смена поколений»: «поколение, с одной стороны, продолжает унаследованную деятельность при совершенно изменившихся условиях, а с другой – видоизменяет старые условия посредством совершенно измененной деятельности». Постклассический этап поколенческого анализа связан с работами американских социологов второй половины ХХ века. Поколение в них трактуется либо как объект социализации (Т. Парсонс, Ш. Айзенштадт, М. Мид, П.А. Сорокин), либо как субъект социально-политического конфликта. Имеет право на существование и точка зрения сторонников обоснования причины всех межпоколенных конфликтов извечным соперничеством отцов и сыновей («эдиповым комплексом» по Фрейду). Например, в наше время некоторые из исследователей обозначили в современном западном обществе довоенное (1910-1930 г.р.), молчаливое (1930-1940), поколение протеста (1940-1955), потерянное (1955-1970) и поколение «икс» (родившиеся после 1970 г.).

В российском обществе отдельные эксперты выделяют околовоенное (1920-1940 гг.р.), доперестроечное (1940-1960), поколение переходного периода (1960-1970) и послеперестроечное поколение (родившиеся после середины 1980-х гг.). И хотя подобная поколенческая периодизация истории различных обществ весьма условна, она позволяет обозначить проблему специфики и неоднородности поколенческих общностей, определяющую различные типы мышления и поведения людей.

Если мне не изменяет память, в Казахстане специально поколенческая проблематика (и разрыв между поколениями в частности) за последние два с половиной десятка лет практически не поднималась. Но фрагментарно отдельные вопросы рассматривались в ходе научных проектов и исследований, посвященных в основном молодежи, реже – проблемам старшего поколения. Вообще же, любой уважающий себя и свою профессию социолог, проводя опрос населения, соблюдает стандартную выборку респондентов, которая включает и возрастной срез. Поэтому при желании в ходе изучения общественного мнения по тому или иному вопросу всегда можно отследить динамику становления поведенческих стереотипов и ценностей различных возрастных когорт, механизмы наследования культурных устоев и т.д. Оптимальной тактикой качественного исследования в рамках поколенческого анализа является также биографический метод, ведь именно биографические характеристики (жизненный путь, ценностные ориентации, поведенческие образцы, причины межпоколенческих конфликтов) составляют специфику каждого конкретного поколения. Например, как считают некоторые исследователи, историями жизни всего двух женщин – матери и дочери – может быть показан поколенческий разрыв в видении гендерных ролей.

– Если предположить, что в наших условиях точка бифуркации в этом смысле уже пройдена, то чем это может грозить обществу? И что нужно делать в таком случае?

– Несмотря на участившиеся в последнее время случаи геронтологического насилия, растущее отставание представителей старшего поколения от молодежи в деле освоения IT-технологий и интернет-пространства, а также факты вопиющего игнорирования норм морали и нравственности в поведении людей различных возрастных когорт, межпоколенческий разрыв в Казахстане не огромен и не является критическим. К примеру, связь и преемственность поколений, стремление хранить в памяти народной подвиги своих предков демонстрирует массовый характер акции «Бессмертный полк». Это действительно всплеск общественного сознания, ведь люди всех возрастов идут на гражданский парад Победы с портретами отцов, дедов и прадедов не по принуждению, а по зову сердца и души. И потому уж совсем жалкими выглядят провокационные потуги некоторых «диванно-фейсбучных батыров» (как их нарекли в соцсетях) вбросить в сознание масс лозунги типа «это не наша война», «9 мая – это не праздник, а день скорби» и т.п. К счастью, большинство вменяемых людей, представителей разных поколений, понимает, что говорить «это не наша война» просто кощунственно, а день скорби – это 22 июня, день начала Великой Отечественной войны.

Если бы в сегодняшней ситуации сохранялся огромный разрыв между поколениями, то это могло бы стать фактором дестабилизации общества в будущем. Поскольку преемственность и солидарность поколений не только в огромной мере формируют социум, но и являются условием, мерилом и важным элементом общественного прогресса. Поэтому так важно крепить межпоколенческую связь и солидарность. Необходимо в рамках объявленной модернизации социогуманитарного знания, наряду с актуализацией ряда научных направлений и тем, вычленить и предмет поколенческого анализа – «Возрастные группы как агенты социального изменения». Ну и конечно, в целом на динамику и качество межпоколенческих связей решающее воздействие будут оказывать системные процессы воспитания, образования, социализации.

Казахстан. США. Евросоюз. РФ > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 30 июня 2017 > № 2232633 Юрий Булуктаев


Казахстан > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > kursiv.kz, 30 июня 2017 > № 2227179

Эксперты: сделку Chocolife и BeSmart без преувеличения можно назвать знаковой для Казнета

Ирина ТРОФИМОВА

На этой неделе крупнейший в Казахстане сервис коллективных покупок Chocolife.me объявил о покупке своего ближайшего конкурента BeSmart.kz. Сделку без преувеличения можно назвать знаковой для Казнета: объединенная компания займет более 95% отечественного рынка купонных сервисов.

Еще одна сделка, о которой объявили представители холдинга, связана с покупкой ChocoFamily 40% доли в сервисе онлайн-записи к врачам iDoctor.kz. Это событие вкупе с недавней сделкой, реализованной проектом Рамиля Мухоряпова, показало: рынок электронной коммерции готов концентрироваться вокруг крупнейших игроков.

Сумма сделки, связанной с покупкой BeSmart.kz, не раскрывается, поскольку стороны связаны соглашением о конфиденциальности. К моменту совершения сделки аудитория BeSmart.kz насчитывала свыше 900 тыс. пользователей, установлено свыше 200 тыс. мобильных приложений. По словам партнера ChocoFamily и директора Chocolife.me Геннадия Кима, главная цель сделки заключается в увеличении ценности сервиса для пользователей и партнеров. «Ранее пользователям Chocolife.me было доступно около 1 тыс. эксклюзивных акций в день, пользователям BeSmart.kz — около 400, теперь пользователям обоих сервисов доступны эксклюзивные предложения двух витрин. Аналогично с партнерами: мы прогнозируем рост их продаж примерно на 20% за счет размещения на обеих платформах одновременно», — прокомментировал г-н Ким.

Важной для развития Казнета считает сделку инвестиционная группа The FARM, ранее управлявшая BeSmart.kz. «Это знаковый пример для рынка электронной коммерции Казахстана, когда выход из интернет-проекта осуществляется со значительной прибылью. BeSmart.kz — проект Made in KZ. Наш пример даст другим игрокам знак, что exit из бизнеса в нашем секторе реален, более того, это можно сделать без привлечения иностранных компаний. Для нашей инвестиционной группы и наших инвесторов — это отличная сделка и возврат вложенного капитала. Уже с июля мы начнем активный поиск новых казахстанских стартапов и продолжим развитие других сервисов в Центрально-Азиатском регионе», — резюмирует управляющий партнер The FARM Рустам Халиков.

Позитивную оценку сделка получила и со стороны представителей экспертного сообщества. Как сообщил в своем комментарии «Къ» эксперт по рынку e-commerce, экс-директор Ассоциации казахстанского интернет-бизнеса и мобильной коммерции Манарбек Абенов, у Chocolife.me и BeSmart.kz имелись эксклюзивные договоры с определенными компаниями, и после объединения у пользователей однозначно увеличится выбор предложений. Объединение положительно скажется и на составе участников. «Некоторые компании — клиенты купонаторов пользовались наличием конкурента и могли недобросовестно исполнять условия своих же акций. Деньги, которые раньше шли на маркетинговое соревнование, Chocolife теперь сможет направить на развитие бизнеса в регионах. В целом покупка показывает, что казахстанский рынок взрослеет. Кроме того, подобные сделки — это бенчмарк для последующих сделок на рынке e-commerce», — считает эксперт.

Это две совершенно разные сделки и совершенно разные основания продавать свои доли для владельцев BeSmart и iDoctor, считает директор по развитию и сооснователь финтех-компании Wooppay Александр Дорошенко. «Не знаю подробностей сделок, но предполагаю, что в случае с iDoctor платежей в покупке доли не было или они были незначительны. Возможно, вместо оплаты ChocoFamily предложил iDoctor доступ к базе своих клиентов и выделил команду разработки. Что касается BeSmart, то владельцы этого проекта уже давно перешли из предпринимателей в инвесторов, управляющих портфелем проектов, поэтому продавали этот бизнес как один из своих активов, а не проект всей жизни. Для ChocoFamily обе покупки на бумаге смотрятся отличным решением: покупка основного конкурента Chocolife — BeSmart дает возможность улучшить экономику обоих проектов за счет оптимизации дублирующих отделов и выставления монополии. iDoctor — хороший вариант дополнительно монетизировать свою аудиторию и, тем самым, поднять стоимость нового проекта. Поздравляю Рамиля и всю команду ChocoFamily, желаю им как можно быстрее и гармоничнее интегрировать две новые команды в структуру управления», — сообщил Александр Дорошенко в своем комментарии «Къ».

ChocoFamily намерен развивать оба бренда — Chocolife.me и BeSmart.kz — аудитория сервисов отличается и хорошо друг друга дополняет. В частности, этой покупкой Chocolife.me откроет для себя рынок Шымкента. В Chocolife.me прогнозируют существенную синергию и рост рентабельности. «Мы продолжаем консолидацию ключевых для нас секторов электронной коммерции. Холдинг лидирует на рынке коллективных покупок и на рынке food-tech, у нас отличная рыночная позиция в сегменте е-travel и рост более чем в два раза год к году. Мы также приобрели существенную долю в онлайн-сервисе №1 по записи к врачам — iDoctor.kz, и планируем существенный рост этого бизнеса на нашем трафике. Эти сделки соответствуют нашей стратегии по созданию е-commerce холдинга №1 в Казахстане и выходу на IPO к 2020 году — говорит основатель и CEO ChocoFamily Рамиль Мухоряпов.

Напомним, что для ChocoFamily это уже вторая за последнее время сделка по покупке конкурента. В мае интернет-холдинг сообщил о поглощении своего ключевого конкурента на рынке онлайн-заказа еды Foodpanda.kz, входящего в состав международного сервиса по онлайн-заказу и доставке еды Delivery Hero. Представители холдинга сообщили, что после консолидации двух компаний сервис Chocofood станет лидирующим игроком рынка food-tech сервисов с долей более 70%, делающим свыше 1 тыс. заказов в день. «От сделки выиграют все стороны: пользователи обоих сервисов получат доступ к объединенной базе ресторанов, количество которых увеличится до 700, рестораны-партнеры должны ощутить рост заказов на 20–100%», — прокомментировал директор Chocofood.kz Николай Щербак.

В результате сделки образовался игрок, который занимает более 70% казахстанского рынка по онлайн-заказу еды из ресторанов, делающий более 1 тыс. заказов в день. В конце апреля 2017 года ChocoFamily также сообщил о привлечении инвестиций в размере 700 млн тенге. Средства вложили структуры Тимура Турлова (ИК «Freedom Finance») и партнер фонда I2BF Global Адиль Нургожин. В настоящее время доли участников ChocoFamily Holding распределены следующим образом: 63,87% принадлежит ТОО «Choco Capital Partners», 16,76% — Тимуру Турлову, 11,06% — Мурату Абдрахманову, 7,23% — ТОО «Demus Capital», 1,09% — Адилю Нургожину. Оборот холдинга ChocoFamily в 2016 году составил более 11 млрд тенге, в нынешнем году компания прогнозирует рост оборота до 18 млрд тенге, на ресурсах группы зарегистрированы 1 млн 200 тыс. человек.

Казахстан > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > kursiv.kz, 30 июня 2017 > № 2227179


Казахстан. Германия. Япония > Агропром. Внешэкономсвязи, политика > newskaz.ru, 28 июня 2017 > № 2224415

Депутат мажилиса парламента РК Мейрам Пшембаев призвал правительство уделить внимание экспорту сухого кобыльего и верблюжьего молока в другие страны.

Свой запрос он адресовал премьер-министру страны Бакытжану Сагинтаеву. Депутат отметил, что одним из потенциальных экспортных продуктов Казахстана может стать сухое кобылье и верблюжье молоко. В Казахстане имеются три крупных производителя сухого кобыльего молока.

"Из-за схожести структуры с материнским молоком, ряд зарубежных компаний используют кобылье молоко для производства детского питания и парфюмерной продукции. Аналогичное свойство имеет также и верблюжье молоко. В долгосрочной перспективе экспортная выручка от продажи данного продукта, по оценкам экспертов, может достигать более 1 миллиарда долларов в год", — сказал Пшембаев.

Вместе с тем, по его словам, в настоящий момент казахстанские производители не могут экспортировать данный продукт из-за отсутствия его в перечне разрешенных для ввоза продуктов в странах-импортерах.

"Для решения вышеуказанного вопроса необходимо включить данный продукт в этот перечень, при этом сделать основной акцент для таких стран-импортеров как Германия, Япония, Китай, которые сегодня уже готовы в большом количестве импортировать к себе данную продукцию", — отметил мажилисмен.

Особенное внимание следует уделить взаимодействию с уполномоченными органам из стран-импортеров. В случае необходимости правительству нужно разработать Дорожную карту по продвижению кобыльего и верблюжьего сухого молока на экспортные рынки, заключил Пшембаев.

Казахстан. Германия. Япония > Агропром. Внешэкономсвязи, политика > newskaz.ru, 28 июня 2017 > № 2224415


Казахстан. Турция. Египет > Миграция, виза, туризм > kapital.kz, 28 июня 2017 > № 2224372 Асель Нуркебаева

Как чувствует себя туристический рынок Казахстана

Повлияли ли проблемы России и Турции на казахстанских туристов рассказала Асель Нуркебаева

На российском туристическом рынке продолжается история о возможной приостановке чартерных рейсов из Москвы в Анталью. Росавиация (Федеральное агентство воздушного транспорта) ранее рассылала телеграмму, в которой содержалось предупреждение о возможной приостановке — может появиться фактор, который повлияет на перевозки. После этого, как писал «Коммерсант», туроператоры «начали массово переходить на перевозку туристов регулярными рейсами». Доля регулярных рейсов в результате увеличилась в два раза, стоимость перелета в цене на туры выросла на 8−12%.

Повлияли ли проблемы России и Турции на казахстанских туристов и как в целом чувствует себя туристический рынок Казахстана, деловому еженедельнику «Капитал.kz» рассказала Асель Нуркебаева, президент Ассоциации туристских агентств Казахстана.

— Асель, с чем туристические компании подошли к новому сезону? Как чувствует себя рынок?

— Сезон начался очень хорошо в отличие от, так сказать, кризисного прошлого года. Финансовое состояние рынка действительно дает надежду. Я могу судить об этом по стоимости путевок — она достаточно высока. Это значит, что спрос есть, цены держатся на уровне средних, отсутствует большое количество горящих путевок. Как вы знаете, горящие путевки появляются тогда, когда идет незаполнение по рейсам, авиабилетам, и туроператоры скидывают стоимость в общем на всю путевку. В этом году с февраля-марта хорошо отработали раннее бронирование, даже несмотря на то, что происходило с курсом «тенге — доллар». Рынок восстанавливается.

Могу также сказать, что и зимний сезон прошел неплохо: и чартерные рейсы в Таиланд стояли, и регулярные — в Объединенные Арабские Эмираты, Египет. Через Эмираты можно было на регулярных рейсах улететь на Мальдивы. Стояла Индия, в частности Гоа, — очень популярное направление зимой, особенно для молодежи. Но, естественно, Турция остается лидером.

— Изменилось ли количество игроков за последний год?

— По количеству игроков больших изменений не было. Естественно, с каждым днем растет количество турагентов, которые непосредственно работают с туристами. А по туроператорам изменения есть, но не глобальные. Появляются новые туроператоры, но каждый из них занимает свою нишу. А если судить по масс-маркету, то остались те же игроки.

— Как изменилось предложение по направлениям?

— Если говорить о развитии туристического рынка, естественно, новые направления рынок пытается внедрить. Самыми сильными направлениями являются Турция, Египет, сейчас чартерные рейсы стоят, если также говорить о масс-маркете. Предложения на казахстанском рынке всегда было много, и по разным странам. Сейчас активно продается экзотика, даже такие далекие направления, как Мозамбик, Занзибар. То есть на казахстанском рынке турист, даже самый искушенный, сможет найти хорошие предложения.

Нужно отметить, что казахстанские туристы выбирают то, что им удобно. У нас много семейных туристов. Для детей в любом случае лучшим вариантом остается, конечно, Турция.

— У россиян возвращается интерес к Европе, это показывает отчет Европейской туристической комиссии, эксперты это связывают с укреплением рубля. Какие «отношения» у казахстанских туристов с Европой?

— У казахстанцев, конечно, возникали опасения после взрывов. Но тенденции массового оттока туристов не было. То есть Европа всегда была интересна, потому что цена хорошая. Это показывает статистика визовых центров, в частности Испании, Италии, Франции. Эти три страны всегда были самыми популярными среди казахстанских граждан направлениями, но на них никогда и не наблюдался бешеный спрос. Поэтому мы такого оттока после взрывов не наблюдали. В день взрыва во Франции наши туристы даже и не думали сдавать билеты.

— Сказались ли проблемы России и Турции на казахстанских туристах, которые хотят выехать в Турцию?

— На наш туристический рынок российско-турецкие отношения не влияли. У казахстанских туристов не было такого, что россияне не едут и мы не поедем. Наоборот, в прошлом году вся надежда у наших турецких партнеров была на Казахстан. Но наша страна из-за количества населения не может дать такой туристический поток, какой дает Россия.

Конечно, в прошлом году для наших турецких коллег был очень трудный туристический сезон. Мы как могли, так их поддерживали. Даже когда были взрывы, произошел переворот (попытка военного переворота в 2016 году, — прим. ред.), наши чартерные рейсы останавливались, наши туристы сдавали путевки. Но по большей части они пережидали — меняли на более отдаленные даты, надеясь на то, что политическая ситуация в Турции изменится. И потом, когда настали спокойные времена, уже начали выезжать. Так что можно сказать, что мы не ориентировались на российских граждан.

— Какова сейчас ситуация с Египтом, летают ли туда казахстанские туристы?

— Безусловно, у казахстанцев есть интерес к этому направлению. Это объясняется тем, что Египет дешевле Турции, также есть all inclusive, привлекает красота Красного моря. Очень много туристов любит отдых в Египте за дайвинг. Ну и сервис тоже на неплохом уровне, мировые цепочки отелей привлекают. Поэтому чартерный рейс в Египет стоял всю зиму, планируется также сезонно ставить чартер. Египет — это второе направление, удобное для наших туристов в плане детского отдыха и all inclusive.

Казахстан. Турция. Египет > Миграция, виза, туризм > kapital.kz, 28 июня 2017 > № 2224372 Асель Нуркебаева


Казахстан > Образование, наука > dknews.kz, 28 июня 2017 > № 2224369

В 2015 году в Кызылординской области решили вопросы трехсменного обучения и обеспечения дошкольным образованием детей от 3 до 6 лет, передает пресс-служба акима области.

«В сфере среднего образования проблема трехсменного обучения в школах у нас решена. В текущем году планируем полностью решить проблему и аварийных школ. Охват детей от 3 до 6 лет дошкольным воспитанием мы досрочно довели до 100% во многом благодаря развитию государственно-частного партнерства - 70% кызылординских детских садов функционируют на основе ГЧП», - сообщил аким области Крымбек Кушербаев, выступая на совещании по вопросам модернизации экономики региона в ходе визита Премьер-Министра РК Бахытжана Сагинтаева в Кызылординскую область.

Еще одно достижение региона – в прошлом учебном году свыше 95 % выпускников продолжили обучение в вузах и колледжах.

«В течение трех последних лет, мы направляем выпускников школ на обучение в лучшие российские и отечественные вузы и колледжи. Сегодня почти 400 наших выпускников за счет образовательных грантов Российской Федерации получают знания в ведущих технических вузах России. Кроме того, 500 талантливых ребят из социально-уязвимых сельских семей обучаются в вузах страны по гранту акима», - отметил Крымбек Кушербаев.

Кроме того, по поручению Главы государства с сентября 2017 года запускается проект бесплатного профессионально-технического образования, в рамках которого порядка шести тысяч выпускников школ, самозанятых и безработных пройдут переподготовку на основе разработанного в регионе баланса трудовых ресурсов с учетом Стратегии развития области до 2020 года.

Казахстан > Образование, наука > dknews.kz, 28 июня 2017 > № 2224369


Казахстан > Медицина > dknews.kz, 28 июня 2017 > № 2224336

Лечение сахарного диабета останется бесплатным в Казахстане после внедрения обязательного социального медицинского страхования (ОСМС), передает МИА «DKNews» со ссылкой на МИА «Казинформ».

«Вы знаете, что у нас внедряется система обязательного социального медицинского страхования. В рамках данной системы сахарный диабет относится к социально-значимым заболеваниям, то есть будет возмещаться также за счет средств государства. То есть тот объем медицинской помощи, который был ранее, он не снижается, а наоборот благодаря тому, что внедряется ОСМС, появляется возможность для удовлетворения потребностей населения в данном виде медицинской помощи», - сообщила вице-министр, выступая на международной конференции «Современные подходы в управлении социально-значимыми заболеваниями. Сахарный диабет», прошедшей в павильоне Франции на выставке «ЭКСПО-2017».

По данным представителя Минздрава, в Казахстане за последние 10 лет количество больных увеличилось более чем в два раза, при этом основную долю составляют пациенты с диабетом второго типа (инсулиннезависимый диабет).

«Проводятся мероприятия по профилактике раннего выявлению, эффективному лечению больных сахарным диабетом. Начиная с 2011 года внедрена национальная программа, направленная на раннее выявление сахарного диабета второго типа, и ежегодно проходят скрининг около полутора миллионов человек старше 40 лет. В рамках гарантированного объема бесплатной медицинской помощи все пациенты с сахарным диабетом обеспечиваются современными аналоговыми инсулинами и сахароснижающими препаратами, средствами доставки инсулина и самоконтроля, тест-полосками для определения глюкозы в крови и глюкометрами», - рассказала Ляззат Актаева.

По данным Международной диабетической федерации распространенность диабета второго типа на земном шаре составляет 7% от численности взрослого населения

Казахстан > Медицина > dknews.kz, 28 июня 2017 > № 2224336


Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 27 июня 2017 > № 2223368 Досым Сатпаев

Досым Сатпаев: «Геополитика вносит сильный раскол в наше общество»

Автор: Сауле Исабаева

Нурсултана Назарбаева недаром называют гроссмейстером внешней политики – до сих пор ему удавалось искусно лавировать между мировыми вихрями и не вмешивать Казахстан в нежелательные политические процессы. Однако не все зависит от лидера государства, особенно в ситуации, когда внутри страны нет даже намека на единство в геополитических предпочтениях и все активнее проявляют себя мутные идеологические течения. И тем более когда на носу транзит власти... О том, какие внешнеполитические настроения на самом деле царят в Казахстане и куда они нас могут завести, мы беседуем с директором Группы оценки рисков Досымом Сатпаевым.

Говорит и делает Москва!

– Досым Асылбекович, на ваш взгляд, какой геополитический вектор больше всего поддерживают казахстанские граждане?

– Как показали события последних лет (начиная с российско-украинского конфликта и заканчивая войной в Сирии), геополитические эксцессы вносят очень сильный раскол в наше общество именно с точки зрения того, с кем Казахстан должен в большей степени себя ассоциировать — с Западом, Востоком, мусульманским миром – или вообще занимать нейтральную позицию. В случае с Россией мы видим, что определенная часть наших граждан явно занимает ее сторону во всех последних конфликтах, продолжая рассматривать Казахстан лишь в качестве некоего сателлита Москвы. В значительной степени это результат сохраняющегося доминирования российского зомби-ящика на отечественном информационном поле, вследствие чего на многие мировые события казахстанцы продолжают смотреть глазами кремлевских пропагандистов. Как я уже не раз говорил, многие наши граждане телом живут в Казахстане, а головой давно уже в России.

В то же самое время другая часть наших сооте­чественников, напротив, опасается того, что Россия своими непредсказуемыми геополитическими играми создаст проблемы и потенциальные угрозы для Казахстана. Например, конфликт с Украиной, война санкций и торговые ограничения уже нанесли удар по ЕАЭС. Участие Казахстана в ОДКБ Кремль тоже может рассматривать как некую гарантию нашей перманентной лояльности к тому, что говорит и делает Россия на международной сцене. При этом и в дальнейшем будут предприниматься попытки сузить нам дипломатическое поле для маневров, что может нанести серьезный удар по нашей многовекторной политике, которая пока еще приносит определенные внешнеполитические и экономические дивиденды.

Есть в казахстанском обществе и сторонники тюркоязычного вектора. В частности, речь идет о создании более тесного и эффективного политического и экономического альянса на основе Совета сотрудничества тюркоязычных государств, в котором активное участие принимают Турция, Азербайджан, Казахстан и Кыргызстан. В скором времени к ним могут присоединиться Туркменистан и Узбекистан. При Исламе Каримове Ташкент по политическим мотивам занимал позицию неучастия в деятельности этой межгосударственной структуры, но после смены власти велика вероятность того, что новый президент Шавкат Мирзиеев активизирует деятельность своего государства в этом тюркоязычном альянсе.

Кроме того, по мере роста религиозных настроений в казахстанском обществе, особенно среди молодых людей, могут появиться (если уже не появились) сторонники более активного позиционирования Казахстана в качестве мусульманского государства, являющегося составной частью исламского мира...

Что касается прокитайских настроений, то я бы не стал пока говорить о существовании в Казахстане некой доминирующей группы сторонников более тесного сближения с КНР. В данном случае пессимистов в нашем обществе гораздо больше, и прошлогодние земельные митинги это хорошо показали. Думаю, тех, кто с оптимизмом смотрит на взаимодействие с Китаем, можно найти разве что на уровне нашей политической элиты.

Комплекс многовекторности

– Раз уж мы заговорили об элите, то к какому внешнему игроку, на ваш взгляд, она тяготеет в большей степени?

– Здесь нужно учитывать один важный момент. Наша внешняя политика чересчур персонифицирована. Это характерно для большинства постсоветских стран. Обратите внимание: даже после искусственного перераспределения полномочий между президентом, правительством и парламентом глава государства оставил в своих руках все вопросы, связанные с реализацией внешней политики Казахстана, как, впрочем, и вопросы обеспечения безопасности страны.

Следует отметить, что в большинстве стран Центральной Азии внешняя политика формируется единолично главами государств, которые сами определяют приоритеты в данной сфере. Более того, огромное влияние на этот процесс оказывают личностные характеристики президентов, которые реализуют внешнюю политику, исходя из субъективного представления о месте их государств в системе международных отношений. Своеобразный экстравертный подход в этих вопросах, присущий казахстанскому лидеру, в значительной степени определяется его чертами характера и амбициями. Формально все это легло в основу «Концепции внешней политики РК на 2014-2020 гг.». В ней отмечается, что главными внешнеполитическими принципами Казахстана являются многовекторность, сбалансированность, прагматизм, взаимная выгода и твердое отстаивание национальных интересов страны. А значит, все те, кто находится внутри нашей системы государственного управления, должны (по крайней мере, формально) придерживаться этой линии.

Что касается казахстанских приоритетов, то, согласно упомянутой концепции, первые места в списке наших партнеров занимают Россия, Китай, США, Евросоюз, государства Центральной Азии. Но раз уж политика у нас многовекторная, то также упоминаются наши связи с Ираном, Саудовской Аравией, Турцией и другими странами. В то же время, в отличие от некоторых других государств, Казахстан не страдает комплексом сверхдержавы. Астана пытается лишь закрепить за собой статус одного из влиятельных игроков субрегионального плана.

Таким образом, на формальном уровне внутри нашей политической элиты четкого деления на явно пророссийское, прокитайское, протурецкое или прозападное лобби пока не существует, поскольку это противоречит заявленным принципам внешней политики РК. Хотя теневое лоббирование интересов бизнес-структур разных государств у нас все-таки может быть. И дело здесь не только в многовекторной политике. Просто если для некоторых представителей нашей элиты Казахстан – это больше «кормушка», а не страна, с которой они хотят связать свое будущее или будущее своих детей и внуков, то в общем-то им все равно, чьи интересы лоббировать, главное – чтобы было прибыльно. Сегодня это может быть Россия, завтра – Китай, послезавтра – какая-то западная компания. Ведь шутка про три столицы (Астана, Лондон и Дубаи) для наших «слуг народа» возникла не просто так. Хотя, возможно, после BREXIT у них, помимо Лондона, появятся дополнительные предпочтения при поиске места, где стоит провести безбедную старость.

Последний транзитный пассажир

– А есть ли риски в «персонификации» внешней политики?

– Конечно, есть. Речь идет о транзите власти в нашей стране, который рассматривается как один из самых ключевых вызовов с точки зрения сохранения внутриполитической и региональной стабильности. Актуальными являются вопросы: «Какой будет внешняя политика Казахстана после ухода из политики действующего президента?» и «Сможет ли новый президент Казахстана обеспечить преемственность не только внутренней, но и внешней политики страны?». От ответов на эти вопросы будет зависеть и перспектива выстраивания отношений с разными геополитическими игроками. При этом существует угроза, что Казахстан может стать уязвимым перед вешними игроками именно во время транзита власти.

– В чем эта угроза может выражаться? И как мы можем повысить свой «геополитический иммунитет»?

– На данный момент большинство крупных геополитических игроков в лице России, Китая, США, Европейского Союза и других заинтересованы в сохранении политической стабильности. Но если такую стабильность в случае транзита власти местные элиты не смогут обеспечить, то вмешательство «третьих сил» во внутренние дела наших стран (под разными предлогами и в разной форме) станет вполне реальным сценарием. Некоторые внешние игроки, особенно те, которые связывают стабильность в Казахстане со своей собственной безопасностью, могут попытаться поставить у руля своих марионеток. И этот вариант самый опасный для нас, поскольку он грозит ни много ни мало потерей суверенитета.

В принципе, нам выгоден любой вариант мирного транзита власти. Казахстану стабильность нужна не для застоя, а для модернизации, когда будущую политическую повестку дня будут определять внутри страны, а не из-за ее пределов. Ведь, как показывает опыт некоторых государств, любая внутренняя дестабилизация может спровоцировать внешних игроков на более активные действия по созданию в нем своей «пятой колонны», причем как в обществе, так и внутри элиты, чтобы обеспечить свои геополитические интересы. Понятно, что никто из нас не желает каких-то серьезных конфликтов, дестабилизации обстановки, поэтому конструктивная часть общества с тревогой смотрит в будущее. Но если мы сами не сможем обеспечить эту стабильность за счет эффективных экономических и политических реформ, то эту будущую повестку за нас будут формировать уже другие государства.

Как показывает практика многих стран, которые до сих пор находятся в состоянии конфликта, к примеру, той же Украины, первые признаки потери части территории или суверенитета появились внутри них самих. Речь идет об «идейном сепаратизме». Причем сначала раскол образовывался в элите, а затем перекидывался на общество. Нам следует учесть эти уроки. Тем более с учетом ухудшающейся ситуации на границах Афганистана со странами Центральной Азии: любая дестабилизация в регионе может слиться еще и с афганским фактором. И это тот самый негативный сценарий, которого нужно избежать.

Стоит заметить, что почти все страны Центральной Азии уже реализовали свои модели смены власти. Мы оказались последними пассажирами на станции в ожидании своего транзитного поезда. И это дает нам массу преимуществ. Ведь мы можем извлечь уроки из ошибок соседей, а также изучить их опыт в плане обеспечения стабильности. От нашей способности созидательно мыслить и смотреть в будущее не с точки зрения конфликтов или целенаправленных расколов, а с точки зрения того, что мы все сидим в одной лодке, зависит, сможем ли мы без потерь добраться до другого берега, нейтрализовав при этом любые внутренние и внешние риски.

Спящий медведь или дипломатия воды?

– Каких конкретно внешних игроков вы имеете в виду?

– Скорее всего, конкуренция за Казахстан пойдет между нашими ближайшими соседями – Россией и Китаем. Не исключено, что они уже ищут своих сторонников, причем как внутри политической элиты, так и внутри общества. Если речь идет о преемственности внешней политики Казахстана с точки зрения участия страны в таких региональных организациях, как ОДКБ и ЕАЭС, то, конечно, Россия будет внимательно следить за всеми процессами, связанными с транзитом власти. Тем более что в недавно принятой военной доктрине РФ в числе новых угроз названы также смена власти в соседних государствах и появление там враждебных режимов. Этот тезис, возникший под влиянием украинского фактора, имеет, на мой взгляд, довольно широкое толкование: например, под «враждебное намерение» со стороны Казахстана может попасть гипотетическое желание выйти из ЕАЭС.

Что касается Китая, то его политика «мягкой силы» чаще всего начинается с «купца», с экономического измерения своего имиджа, с лейбла «Made in China». Но в последнее время в Пекине стали задумываться над «священником», который взял бы на себя роль продвижения интересов Китая через образовательные, гуманитарно-культурные, а также информационные каналы. В одних случаях это делается для того, чтобы нивелировать уже существующие антикитайские настроения в тех или иных странах, в других это работа на опережение, чтобы китаефобия не возникла в будущем.

Кстати, в том числе этим объясняется готовность Китая активно привлекать в свою образовательную систему многих молодых людей из Центральной Азии, которые завтра, вернувшись в свои страны, могут стать новой политической и бизнес-элитой. И здесь Пекин не изобрел ничего нового. Примерно по такой же схеме действовали США с начала 1990-х после развала СССР, когда через многочисленные образовательные и прочие программы пытались участвовать в формировании новой постсоветской элиты.

К слову, с запуском проекта «Экономический пояс Шелкового пути» (ЭПШП) у Китая появились дополнительные поводы для увеличения «гуманитарных инвестиций» в этом направлении. Своего рода «дипломатия воды». В принципе это согласуется с тезисом древнекитайского философа Лао-цзы, который как-то сказал: «В мире нет предмета, который был бы слабее и нежнее воды, но она может разрушить самый твердый предмет». И эта «вода» еще может показать свою силу, если Китай увидит явную угрозу своим инвестициям, вложенным в Казахстан, или почувствует, что любая дестабилизация обстановки в нашей республике может вызвать эффект домино в том же СУАР.

– А что скажете про западное лобби? Насколько оно может быть активным и опасным?

– Сегодня мы наблюдаем определенный кризис прозападных либеральных идей в нашем обществе. Как следствие, с политической сцены сошли многие провайдеры этих ценностей в лице политических партий, НПО, отдельных общественных деятелей. Думаю, что сама общественная среда для прозападного лобби сильно сузилась по сравнению с 1990-ми, когда после развала СССР казахстанское гражданское общество строилось на западных либеральных ценностях. Параллельно с этим снижается и политическая активность западных стран, в первую очередь США и государств ЕС, во всем регионе Центральной Азии, в том числе и в Казахстане. В нашей республике эта активность в основном сохраняется только в экономической сфере. Хотя и там она в скором времени отойдет на второй план под натиском активности Китая.

С приходом Дональда Трампа в Белый дом интерес США к нашему региону стал падать. Впрочем, это двусторонний процесс. В Казахстане тоже закончилась эпоха прозападного романтизма, сократилось количество его носителей. Возможно, с реинкарнацией гражданского общества в нашей стране и появлением новых политических активистов на базе тех же социальных сетей либеральные ценности снова окажутся в тренде. Но складывается ощущение, что США и Евросоюзу сейчас не до нас, не до Центральной Азии. На Западе сейчас немало своих политических и экономических проблем, а также ценностных кризисов, что хорошо видно на примере роста интереса населения к «популистским» правым силам.

Размытая идентичность

– А какими ценностями сегодня живем мы?

– Если говорить про верхи, то они постоянно пытаются спустить вниз те или иные идеологические программы, которые должны сформировать такие ценности. Самая последняя из них – «модернизация сознания». Но возникает ощущение, что в чиновничьих кабинетах сидят не столько идеологи, сколько «портные», которые шьют эту эрзац-идеологию второпях и к тому же некачественно. Разработчики многочисленных идеологических конструкций часто сами не верят в то, что хотят предложить обществу. Элиту «золотой телец» интересует больше, чем какие-то общественные идеалы. Есть такая поговорка: «Компромисс – это равноценность двух компроматов». И система держится в основном на таком компромиссе, где коррупция, синдром временщика, фаворитизм и т.п. пока еще явно превалируют над меритократией. А коррупционер никогда не будет патриотом. Поэтому все выходит вкось и вкривь.

Например, несколько лет назад была предпринята попытка разработать и внедрить в сознание казахстанцев «Доктрину национального единства». Но уже после презентации выяснилось, что часть общества ее не приняла, посчитав очередным искусственным суррогатом, который не поможет многим гражданам страны вырваться из ловушки «размытой самоидентификации». До сих пор продолжаются споры о том, что должно быть заложено в основу казахстанской государственности: этническая, религиозная или гражданская самоидентификация? И эти споры идут уже двадцать с лишним лет, грозя в будущем заложить основу для серьезного конфликта. Добавьте сюда тот факт, что значительная часть населения находится под мощным информационным давлением иностранных государств, о чем я уже упоминал. А это уже вопрос национальной безопасности, поскольку речь идет о внедрении инородных идеологических бомб.

Таким образом, кризис самоидентификации у многих наших граждан продолжается. В результате идентичность в Казахстане воспринимается по-разному. С точки зрения власти, она должна строиться на основе гражданской самоидентификации, по аналогии с теми же США, где вне зависимости от этнической принадлежности люди идентифицируют себя как граждане Америки. С точки же зрения национал-патриотических групп, нет никакой казахстанской идентичности, а есть идентичность казахская, которая должна базироваться на этническом принципе, то есть акцент делается на главенстве титульной нации. Кто-то больше идентифицирует себя с российским политическим, идеологическим, а также информационным полем. А вот участники религиозных движений считают, что человек, в первую очередь, должен идентифицировать себя с той религией, к которой он принадлежит, а уже потом со своей этнической группой. Есть и такие, кто до сих пор думает, что на первом месте должна стоять родоплеменная идентичность.

Понятно, что борьба между этими разными концепциями идентичности будет только усиливаться. В обществе уже немало групп, имеющих абсолютно разное представление о политическом будущем страны и дифференцированное восприятие политического настоящего...

Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 27 июня 2017 > № 2223368 Досым Сатпаев


Казахстан > СМИ, ИТ > dw.de, 24 июня 2017 > № 2220330

Если кто-то из высоких зарубежных гостей Евразийского медиафорума, который с 22 по 24 июня проходит в Астане, захотел бы поинтересоваться, что пишут казахстанские коллеги-журналисты в местной прессе, и, пройдясь по новой столице, решил бы купить газету-другую на улице, то он бы удивился сложности задачи - киоск или лоток, где бы в изобилии продавались газеты, ему пришлось бы специально разыскивать.

Охота на газетные киоски в Алма-Ате

По словам главного редактора "Новой газеты - Казахстан" Александра Краснера, эта ситуация сейчас типична для всего Казахстана, а тенденция на уменьшение точек продажи газет сохраняется. Даже в Алма-Ате, имевшей развитую сеть розничной продажи прессы, в июне городские власти продолжают "охоту" на пункты торговли газетами. Особенно, когда это касается частных точек, называемых "развалами", которые еще недавно наблюдались почти на каждом перекрестке города и в которых можно было купить не только провластные, но и оппозиционные газеты.

У владельцев частных "развалов" есть свои объяснения происходящему. Например, говорится о том, что после утверждения акиматом Алма-Аты в январе 2017 года плана по реконструкции города в соответствии с проектом датского архитектора Яна Гейла им, владельцам, было заявлено, что их киоски не соответствуют новому облику мегаполиса.

По словам хозяйки газетного киоска, собеседницы DW Юлии, в конце прошлой недели пешеходную часть проспекта Жибек Жолы инспектировало руководство города во главе с акимом Алма-Аты Бауыржаном Байбеком. Проходя мимо двух частных газетных киосков, глава города кинул только одно слово - "убрать". В воскресенье Юлии позвонил представитель акимата и потребовал через два часа ее киоск либо сломать, либо увезти. "Хорошо, что все газеты и журналы я оттуда увезла, поскольку через час, когда я приехала к своему киоску, обнаружила его уже разрушенным", - рассказала Юлия DW, заметив, что какой-либо альтернативы потерянному месту ей никто не предложил. Юлия винит в этом общую кампанию по уничтожению всех нестандартных киосков в городе, как это рекомендовал архитектор Гейл.

Торговцы винят акимат и Яна Гейла

Схожую историю рассказала и ее соседка-конкурентка, чей газетный киоск, расположенный рядом, тоже убрали. Но поскольку в день инспекционного похода акима она находилась на своем рабочем месте и лично слышала его команду снести киоски, то в тот же день она арендовала для продажи газет и журналов бутик в расположенном рядом торговом центре. "Мне, можно сказать, повезло, поскольку новая точка находится всего в нескольких метрах от прежнего места. Но все равно, у меня был свой киоск, теперь же я вынуждена арендовать помещение, что все-таки дороже. Но мне деваться некуда, должна же я хоть как-то выживать", - отметила она в разговоре с корреспондентом DW.

Постоянные клиенты оставшихся "развалов" хорошо осведомлены о вероятном закрытии частных газетных киосков. "Я уже больше десяти лет покупаю прессу только на "развалах". По сравнению с киосками от "Каравана" и "Дауыс" (две оставшиеся в Алма-Ате сети продажи печатных СМИ; "Дауыс" - бывшая "Союзпечать". - Ред.), здесь и выбор газет куда больше, и цены намного ниже. Я понимаю, что акимат Алма-Аты хочет улучшить городскую среду, но надо помнить и о своих гражданах, которые желают читать не только официоз. Тем более что не официозной прессы в Казахстане и так почти не осталось", - заметил один из покупателей, назвавшийся Аскаром.

Письмо в парламент и объяснение министра информации

Впрочем, казахстанские газетчики исходят из того, что дело не в архитекторе Гейле, и не в акимате Алма-Аты. "По всей стране такое положение. Это целенаправленная кампания, и началась она не в январе 2017, а раньше. У нас есть соответствующая информация от инсайдеров из "Ак-Орды" (президентская резиденция в Астане. - Ред.), и это подтверждают факты. С газетами, критикующими власти, технически бороться сложнее, чем с интернетом", - говорит в интервью DW Александр Краснер. Ведь в Казахстане все провайдры зависят от монополиста "Казахтелекома", так что "отрубить" интернет можно моментально и объявить это сбоем. А арестовывать тиражи в типографиях или изымать газеты из киосков - скандальный трудоемкий процесс, продолжает он.

"Группа главных редакторов, генеральных директоров изданий, главы Академии журналистики и Союза журналистов Казахстана, председатель Евразийской ассоциации полиграфистов и распространителей, в конце 2016 года направили коллективное письмо в парламент. Туда вызвали министра информации и коммуникаций Даурена Абаева и задали ему ряд неприятных вопросов о том, что его ведомство намерено сделать для восстановления системы распространения газет в Казахстане. Он обещал исправить ситуацию, но она ухудшается и по сей день", - рассказал DW Александр Краснер.

К его словам можно добавить, что министр, отвечая на претензии газетчиков, в качестве причины сокращения "развалов" назвал снижение интереса к чтению газет и призвал журналистов улучшать контент, рекламу, экономическую составляющую, а также следовать примеру западных стран, где, по его словам, продажа газет осуществляется в специальных киосках и комбинируется с торговлей табаком или билетами.

Газетам, не имеющим принудительной подписки, грозит гибель

"Газетные развалы - неотъемлемая часть современной городской культуры. Например, в Европе они постоянно попадают в "картинку" репортажей о тех или иных громких политических событиях. А тезис о нерентабельности газет опровергает то, что сейчас рекламодатель на Западе возвращается в газеты и журналы. Кроме того, в Европе отлажена финансовая помощь государства распространителям печатных СМИ и типографиям. Там печатные СМИ считаются социально значимыми продуктами. Сейчас к этому возвращается и Россия. За счет государства восстанавливаются газетные киоски в Москве, Воронеже, Белгороде и так далее", - говорит казахстанский журналист.

"Была большая республиканская сеть киосков "Номад", но больше года назад ее закрыли. А после того, как "Дауыс" пару лет назад попал в частные руки, там больше продают напитки и другие сопутствующие товары, нежели газеты. Хорошо, что осталась сеть распространения "Караван", и то только в Алма-Ате. Но там немного киосков, они не могут продать даже весь тираж своей газеты "Караван", не говоря о других газетах", - сказал DW на условиях анонимности генеральный директор одного из казахстанских изданий.

По его словам, обращает на себя внимание то, что газету "Караван" связывают с именем депутата Сената Казахстана Дариги Нурсултановны Назарбаевой, и при этом она не говорит своего веского слова в защиту сети распространения ни в парламенте, ни на евразийском медиафоруме, который проходит под ее патронажем.

"Но если не будет розницы, то все газеты, не имеющие господдержки, вскоре прекратят существование. Так как подписка на печатную прессу, если она не принудительная, как на пропрезидентские издания, минимальна, ведь ее цена намного выше розничной", - подчеркивает этот собеседник DW.

Казахстан > СМИ, ИТ > dw.de, 24 июня 2017 > № 2220330


Казахстан > Образование, наука > camonitor.com, 23 июня 2017 > № 2222954 Мурат Абдиров

Академия наук РК: храм науки превращается в ее мавзолей

Автор: Мурат Абдиров, доктор исторических наук, профессор Университета международного бизнеса

В 1961-м я впервые приехал в тогда еще Алма-Ату и стал студентом исторического факультета КазГУ. Солнечный и зеленый город у подножий Алатау удивил своей красотой, чистым воздухом, журчащими арыками, монументальными зданиями, такими, как Театр оперы и балета имени Абая и Дом правительства (ныне КБТУ). Но больше всего поразило мое воображение величественное здание Академии наук – бессмертный памятник научному и творческому гению ее основателя и первого президента К.И.Сатпаева.

За что так с учеными?

У меня до сих пор хранится читательский билет научной библиотеки академии, выданный еще в студенческие годы. А в 2002-м мне вручили билет почетного читателя Центральной научной библиотеки Академии наук, чем я безмерно горжусь. И до сих пор регулярно хожу туда.

Конечно, у всех у нас в студенческие годы была мечта заниматься наукой. После окончания университета руководитель моей дипломной работы профессор Г.Ф.Дахшлейгер представил меня директору Института истории, археологии и этнографии им.Ч.Ч.Валиханова академику А.Н.Нусупбекову, и тот согласился принять меня на работу младшим научным сотрудником.

Но поскольку я уже получил распределение в Уральский педагогический институт, пришлось поехать туда, и только через 10 лет я смог вернуться в Алматы.

Позже мне пришлось поработать в ряде вузов Алматы и Астаны, но Академия наук обладала какой-то особой аурой и притягательной силой, в ее здании еще витал дух Сатпаева и первого поколения советских академиков – элиты общества.

Академия наук, наряду с Союзом писателей, являлась интеллектуальным штабом страны, центром научного свободомыслия, там часто проводились конференции, форумы и «круглые столы», на которых происходило наше научное и гражданское становление. Мы горячо обсуждали научные новости, книги маститых ученых, дискутировали по проблемам отечественной и мировой науки.

Поэтому все, что вытворяли с АН после обретения независимости горе-реформаторы, болью отзывалось в наших сердцах. Это упразднение статуса государственного научного учреждения, образование РОО НАН РК, передача научно-исследовательских институтов в Министерство образования и науки, скудное финансирование и отток кадров, распыление и ослабление научного потенциала, поспешный переход на европейскую модель организации науки при университетах… За что так обошлись с ней? Видимо, за свободолюбие и независимость ученых, чего до сих пор очень боится власть.

Среди ученых, в отличие от министров, акимов, депутатов, генералов и прочих, практически нет отъявленных коррупционеров (за очень-очень редким исключением). Поэтому понятия «академик» (имеется в виду подлинный) и «вор» несовместимы. Не потому, что в науке нечего красть (кроме разве что скрепки), а потому, что настоящему ученому этого не позволят происхождение, образование и воспитание.

В соседней России в РАН кипят те еще страсти, но президенту В.В.Путину даже в голову не приходит мысль упразднить ее. Реформировать – да, но не закрывать как какую-то сельскую психушку. Поскольку он хорошо понимает (хотя и не академик РАН), что наука – это огромная материальная сила, и без интеллектуального потенциала страна обречена на вечную догоняющую модернизацию.

Академики действительные и недействительные

Совсем недавно, в начале июня, состоялись очередные выборы действительных членов (академиков) и членов-корреспондентов НАН. Такое событие всегда вызывает интерес у научной и ажиотаж в среде околонаучной общественности.

Действительными членами (академиками) и членами-корреспондентами в большинстве своем были избраны известные ученые, отличившиеся разработкой крупных научных и научно-технических проблем, подготовкой научных кадров. Это, на мой взгляд, математики Сураган Дурвудхан, Рыскул Ойнаров и Максат Калимолдаев, географ Ахметкал Медеу, нейрохирург Серик Акшулаков, уролог Мырзакарим Алчинбаев, онколог Диляра Кайдарова, литературоведы Уалихан Калижан, Дихан Камзабекулы и Амантай Шарип, историк Мамбет Койгелдиев, востоковед-арабист Абсаттар Дербисали, социолог Марат Тажин, педагог Динара Кулибаева и другие.

В Казахстане быть академиком, как и чиновником или депутатом, весьма престижно – таковы традиции консервативного восточного аграрно-архаического общества. Поэтому среди действительных членов НАН порой встречаются и «недействительные», т.е. случайные люди, никогда профессионально не занимавшиеся наукой: бывшие министры, акимы, бизнесмены, сенаторы и прочие.

В этой связи вспоминается, как в прошлом году Путин выгнал с госслужбы чиновников, которые, пользуясь своим положением, избрались в академики РАН. Все правильно: или государева служба, или наука.

Знающие люди утверждают, что и у нас немалую роль при избрании играют не только научные достижения, но и такие субъективные факторы, как занимаемая должность, связи в коридорах власти, финансовое положение, клановая принадлежность, а также родоплеменное и жузовое происхождение (куда же казахам без этого?) и т.д.

Также почему-то считается, что если человек стал руководителем научного учреждения или вуза, то он автоматически должен стать академиком. По этой причине сегодня академиками скоропостижно стали почти все ректора ведущих университетов и директора научных институтов, хотя вклад в науку некоторых из них весьма сомнителен. А теперь эти ряды пополняют и руководители провинциальных пединститутов. Глядишь, скоро академиками НАН РК станут директора колледжей и лицеев...

Между тем, у педагогов есть своя Казахская Академия образования, членством в которой лично я очень горжусь. Потому что уже почти полвека тружусь на педагогическом и научном поприще. И хотя являюсь автором десяти книг по отечественной и мировой истории, даже не помышляю об участии в выборах в НАН. Настолько для меня высок ее научный и моральный авторитет.

В этот раз меня и моих коллег интересовало, прежде всего, то, кто же будет избран из ученых-историков, среди которых, к счастью, все еще немало достойных профессионалов.

Например, доктор исторических наук, профессор, член-корреспондент НАН РК Меруерт Абусеитова. Она автор трудов «Казахское ханство во второй половине XV века» (1985 г.), «Казахстан и Центральная Азия в XV–XVI веках: история, политика, дипломатия» (1998 г.) и других. Ввела в научный оборот массу бесценных документов из архивов и музеев Китая, Англии, Франции, Швейцарии и других стран, в течение 15 лет возглавляла Институт востоковедения им.Р.Б.Сулейменова.

Или зав.кафедрой истории Казахстана КазНУ им.Аль-Фараби, доктор исторических наук, профессор, член-корреспондент НАН РК Берекет Карибаев. Он – автор фундаментального труда «Қазақ хандығының құрылу тарихы» (2015 г.), где впервые в отечественной историографии комплексно исследована самая актуальная научная проблема – образование первого национального государства казахов и дан всесторонний анализ этнонима «казах». Всего по данной теме им в последние годы написано и издано несколько оригинальных книг.

И каково же было наше удивление, когда мы узнали, что действительным членом (академиком) НАН РК среди прочих был избран Х.М.Абжанов – пенсионер, до сего дня директор Института истории и этнологии им.Ч.Ч.Валиханова, автор докторской диссертации и давно теоретически и методологически устаревшей книги «Сельская интеллигенция Казахстана в условиях совершенствования социализма» (1988 г.). Она вышла еще в приснопамятные колбинские времена, и в ней содержатся пассажи той далекой эпохи, в частности, о нарушении принципов интернационализма при формировании контингента студентов, что выразилось в преобладании среди них казахской молодежи. О чем еще можно говорить после этого?

Невольно подумалось: а какими такими инновационными индикаторами оценки вклада в науку пользовались седобородые аксакалы-академики, забаллотировавшие подлинных ученых и выбравшие псевдоученых? Неужели не понимали, что таким образом дискредитируют не только высокое звание академика, но и саму Национальную академию?

Наверное, во время голосования они руководствовались какими-то конспирологическими мотивами, и под воздействием внешних сил у них отключился участок мозга, отвечающий за мыслительную деятельность. Иначе чем объяснить их совершенно неадекватный выбор? Видимо, правы нейрофизиологи, утверждающие, что сегодня эволюция идет в обратном направлении и что человечество постепенно деградирует из-за уменьшения объемов головного мозга по причине умственной лени, конформизма и возрастающего потребительства.

Непризнанные, но достойные

Ни для кого не секрет, что в академики сегодня стремятся пролезть любыми путями, вплоть до использования различных ухищрений, интриганства, угодничества, лести, подкупа и т.д. И некоторые весьма преуспели в этом. Причем подобное случается не в первый раз. Еще в советское время в силу разных причин, чаще далеких от науки, не стали академиками известные специалисты по отечественной истории П.Г.Галузо, Г.Ф.Дахшлейгер и Ж.К.Касымбаев, знаменитый археолог К.А.Акишев, этнограф Халел Аргынбаев, крупные исследователи аграрной истории А.Б.Турсунбаев и Б.С.Сулейменов, видный ученый в области мировой истории Б.Б.Ирмуханов и другие. Не успел стать академиком АН КазССР и выдающийся ученый Е.Б.Бекмаханов.

А такой уникальный специалист по средневековым письменным источникам, как В.П.Юдин, воспитавший не одно поколение отечественных востоковедов, из-за происков недоброжелателей не смог защитить даже кандидатскую диссертацию.

Можно еще вспомнить, что в свое время косные и завистливые к чужим успехам академики провалили на выборах в Санкт-Петербургскую Императорскую Академию наук России выдающегося ученого-химика Д.И.Менделеева.

Есть и обратные примеры, свидетельствующие о принципиальности и честности ученых. Например, в свое время английская королева изъявила желание стать почетным профессором Чикагского университета. Ученый совет ответил: «Нет проблем. Пусть только представит список научных трудов...». Естественно, по причине их отсутствия коронованной особе вежливо отказали в ее неуместной просьбе.

Гениальный российский математик Григорий Перельман, доказавший в 2006 году «гипотезу Пуанкаре», с достоинством отверг международную премию в 1 млн. долларов и заманчивое предложение стать академиком РАН. Видимо, для него наука важнее денег, славы и академического звания.

Кстати, после выборов очевидцы рассказывали, что некоторые свежеиспеченные академики искренне радовались, что их, наконец, прикрепят к совминовской больнице...

Беда еще в том, что в будущем эти горе-ученые станут проваливать на выборах в НАН истинных ученых-подвижников. Голосование ведь тайное, а академическое звание пожизненное.

Поэтому, на мой взгляд, пока еще не поздно, нужно вливать в академию свежую и молодую кровь в лице новой волны неиспорченных и самобытных ученых с собственным мнением, выросших вопреки всему за годы независимости. Таких, как, например, единственный в стране профессиональный синолог доктор наук К.Л.Сыроежкин, известный своими фундаментальными трудами по современному Китаю. Или директор Центрального госмузея Нурсан Алимбай, автор нескольких крупных монографий и около 30 статей в самых рейтинговых мировых изданиях. И хотя он лишь кандидат исторических наук, но в научном и теоретико-методологическом отношении намного превосходит иных докторов, член-корреспондентов и академиков.

Давно достойны быть членами академии известные ученые-историки Клара Хафизова и Аширбек Муминов, археологи Зейнолла Самашев, Виктор Зайберт и Александр Подушкин, этнографы Серик Ажигали и Аманжол Калыш и многие другие. Почему бы не избрать в академию и таких известных специалистов по международным отношениям и мировой политике, как доктора наук Куралай Байзакова, Фатима Кукеева и Булат Султанов, кандидаты наук Султан Акимбеков, Ерлан Карин, Санат Кушкумбаев, Чокан Лаумуллин и другие молодые и талантливые ученые? К тому же все они прекрасно владеют иностранными языками, чего не скажешь о многих академиках и член-корах.

Вполне мог бы быть почетным академиком НАН РК такой выдающийся специалист по тюркской филологии, как Олжас Сулейменов. За одну его книгу «Аз и Я» (1975 г.) ему при жизни нужно поставить памятник, поскольку он на десятилетия опередил свое время. Эта книга произвела в умах ученых, особенно молодых, настоящий переворот и вызвала небывалый интерес к истории наших предков-кыпчаков.

Кто виноват и что делать?

Проблемы Академии наук начались еще на исходе советской власти и в первые годы независимости. На мой взгляд, если бы в свое время очередным президентом АН КазССР избрали не А.М.Кунаева, а Е.А.Букетова, если бы пришел К.А.Сагадиев вместо В.М.Школьника или сегодня М.М.Тажин либо И.Н.Тасмагамбетов вместо М.Ж.Журинова, все могло бы быть по-другому.

Жаль также, что не была до конца реализована вполне здравая идея об объединениии Академии наук с Министерством науки и новых технологий и создании мощного государственного научно-производственного объе­динения. Оно сыграло бы очень важную роль в осуществлении двух планов индустриализации и третьей технологической модернизации.

А сегодня Академия наук – это всего-навсего республиканское общественное объединение (РОО), подобие некоего клуба ученых по интересам, и государство тут как бы ни при чем.

Но речь ведь идет не о конторе «Рога и копыта», а о фундаментальной Науке с большой буквы, о будущем страны и ее интеллектуальном потенциале, в конце концов о преемнице знаменитой сатпаевской академии, которая в СССР была второй после АН Украины. И если украинскую науку возглавлял ученый с мировым именем Борис Патон, то лидером казахстанской науки также был не менее известный Каныш Сатпаев.

Сегодня правительство не должно безучастно взирать на то, что в ней происходит. В советское время в ЦК партии был специальный и весьма авторитетный отдел науки и учебных заведений, который тщательно контролировал положение в этой сфере, в том числе и выборы в академию. Сегодня же, как представляется, все пущено на самотек, что чревато негативными последствиями для отечественной науки.

Сейчас настоящие ученые «от бога» постепенно становятся вымирающим видом, в отличие от ученых «не дай бог», которые размножаются в геометрической прогрессии. И остается лишь надеяться на то, что когда-нибудь случится чудо, и, получив знак свыше от самого Аль-Фараби, будущие благонамеренные и добродетельные руководители государства повернутся лицом к отечественной науке и возродят знаменитую сатпаевскую Академию наук. Разумеется, в ином качестве: молодой, инновационной, креативной, целеустремленной, полной энергии и творческих сил.

Иначе вряд ли сможет Казахстан, как мечтает президент Н.А.Назарбаев, оказаться в самой сердцевине мирового научного прогресса и войти в число наиболее 30 развитых стран.

P.S.

Данной статьей автор не преследовал цель кого-то разоблачить или обидеть. Он хотел лишь напомнить уважаемым коллегам о философии морали и нравственности в науке, о том, что нужно любить науку в себе, а не себя в науке. Забвение этого бессмертного постулата ведет ко многим негативным явлениям, и в том, что происходит сегодня, виноваты не только власти, но и сами мы, ученые.

Казахстан > Образование, наука > camonitor.com, 23 июня 2017 > № 2222954 Мурат Абдиров


Белоруссия. Казахстан. Армения. ЕАЭС. РФ > Агропром > belta.by, 22 июня 2017 > № 2237085

С 1 июля 2017 года вступают в силу единые карантинные фитосанитарные требования, предъявляемых к подкарантинной продукции и подкарантинным объектам в Евразийском экономическом союзе (ЕАЭС), которые утверждены решением Совета Евразийской экономической комиссии (ЕЭК) от 30 ноября 2016 года №157, сообщает БЕЛТА.

Согласно требованиям, с 1 июля будет допускаться ввоз на территорию ЕАЭС подкарантинной продукции высокого фитосанитарного риска без сопровождения фитосанитарных сертификатом общим весом не более 5 кг, а также цветов в количестве не более 3 букетов, перемещаемых через таможенную границу в ручной клади, сопровождаемом и несопровождаемом багаже пассажиров судов, самолетов, пассажирских вагонов, автотранспортных средств, членов экипажей судов, самолетов, подземных бригад и водителей автотранспортных средств.

К подкарантинной продукции высокого фитосанитарного риска относятся овощи (помидоры, огурцы, баклажаны, кабачки и т.д.), фрукты (яблоки, груши, абрикосы, арбузы, дыни, персики и т.д.), ягоды (клубника, малина, вишня, черника и т.д.), грибы (включая культивируемые и дикорастущие), зелень (салат, петрушка, укроп и пр.), орехи и другие товары растительного происхождения. Полный перечень подкарантинной продукции высокого фитосанитарного риска определен решением Комиссии Таможенного союза от 18 июня 2010 года № 318 "Об обеспечении карантина растений в Евразийском экономическом союзе".

Ввозимый в ЕАЭС и перемещаемый по его территории семенной и посадочный материал (включая семенной и продовольственный картофель и материал для селекционных и научно-исследовательских целей) должен сопровождаться фитосанитарным сертификатом, выданным уполномоченным органом по карантину растений страны-экспортера и (или) страны-реэкспортера.

Единые карантинные фитосанитарные требования будут действовать на территории всех стран - участниц интеграционного образования.

Белоруссия. Казахстан. Армения. ЕАЭС. РФ > Агропром > belta.by, 22 июня 2017 > № 2237085


Казахстан > Медицина > dknews.kz, 22 июня 2017 > № 2236869 Светлана Краснова

Спасибо, доктор!

Каждый из нас хотя бы раз в жизни обращался за помощью к людям в белых халатах. Конечно, они не боги, но нередко представители именно этой профессии дарят людям вторую жизнь. На прошлой неделе отмечался профессиональный праздник медицинских работников, день тех, кто многие годы идет рядом, помогая сохранять здоровье. В беседе с нашим корреспондентом кандидат медицинских наук, врач-эндокринолог Светлана Александровна Краснова рассказала, что симптомы эндокринных заболеваний крайне разнообразны и могут иметь множество причин, о которых нужно задуматься как можно раньше.

Айгуль БЕЙСЕНОВА

Еще со школьной скамьи Светлана Александровна знала, что посвятит свою жизнь медицине, причиной тому стала болезнь отца. Он регулярно лечился в больнице скорой медицинской помощи, где была кафедра госпитальной терапии, под руководством Райхан Сатпаевой (сестры академика Каныша Сатпаева), а доцентом этой кафедры была Лариса Зюзина, которая, познакомившись с ней, сказала: «Ты в будущем станешь врачом!».

– С тех пор я осознанно и целенаправленно шла к цели, – вспоминает Светлана Краснова. – В 1968 году я закончила алматинскую среднюю школу №35 с серебряной медалью. В тот же год подала документы в мединститут, поступить было сложно, 10-12 человек на место, но я поступила на лечфак. Училась с большим удовольствием. В роду медиков у нас практически не было, за исключением тети, младшей сестры отца, которая в войну была фронтовой медсестрой, а в последствии работала в поликлинике рентген-лаборантом и жила в Москве. В общем, ждать поддержки мне было неоткуда, поэтому я всегда стремилась к серьезному освоению профессии. После успешного окончания института, получив диплом с отличием, началась медпрактика. В это время профессору-эндокринологу Анне Труниной понадобились помощники. При кафедре Райхан Сатпаевой был создан курс эндокринологии, там и началась моя трудовая деятельность.

Имея опыт, приобретенный еще в студенческие годы во время субординатуры на кафедре профессора Михаила Брякина, я решила стать хирургом-эндокринологом. Это очень редкая специальность в Казахстане, и мы были первопроходцами здравоохранения в этой области. Дважды побывала в Москве по специализации эндокринной хирургии. В 1985 году поступила на заочную аспирантуру, тема моей диссертации была связана с щитовидной железой и называлась: «Современные методы диагностики и лечение основных заболеваний щитовидной железы». Считаю, что тема моей диссертации была актуальной, именно мне удалось впервые в СССР объединить все методы диагностики и обосновать достоверность каждого метода, а в Казахстане все, что я делала, было впервые. В 1990 году по этой теме я защитила диссертацию в Москве, после чего была открыта дорога к преподавательской работе. На тот период я продолжала работать в Центральной городской больнице, подрабатывала в поликлинике и преподавала в мединституте. Вот уже 25 лет как преподаю в вузе и имею мед. стаж около 40 лет. Одновременно как эндокринолог консультирую в онкодиспансере, в роддоме ГКБ №1, продолжаю заниматься научной деятельностью. У меня 68 научных работ, из них 12 учебных пособий, не считая и того пособия, в котором я являюсь соавтором с гигиенистами, 54 научные статьи на тему практического здравоохранения, методической и учебной работы, из них 3 на английском языке, изданные в зарубежных изданиях, являюсь также консультантом студенческих научных работ.

Надо сказать, что щитовидная железа участвует в жизнедеятельности всех органов и систем. Все эти вопросы мною были обследованы и обоснованы в моих научных трудах. Большая проблема сейчас – это ожирение, которое чаще всего наступает от неправильного питания и образа жизни. Все чаще встречается диабет 2-го типа (92%) и 1-го ( 8-10% ). Провоцирующие факторы: стрессы, переедание, избыток веса, малоподвижный образ жизни на фоне наследственной предрасположенности. Многие пациенты замечают, что при похудении сахар снижается. По незнанию, многие радуются тому, что родился 5-6 кг богатырь, ничего хорошего в этом нет. Если ребенок рождается с избыточным весом это уже риск развития у женщины сахарного диабета. С развитием техники даже у детей наблюдается малоподвижный образ жизни. Опять же сладкое, хот-доги, гамбургеры, газированные напитки, все это также приводит к раннему диабету. Ожирение – это мировая проблема, которая чаще всего возникает от неправильного образа жизни.

Все высокогорные местности и внутриконтинентальные степные районы являются йододефицитными зонами. Сейчас это называется био-геойододефицитные провинции. Западный Казахстан, где есть Каспийское море, более благополучный регион. Йод, в первую очередь, влияет на работу головного мозга. Иммунные процессы также страдают от нехватки йода. Йод участвует в синтезе гормонов щитовидной железы, при его нехватке может наступить гипотиреоз. Поэтому я всем жителям нашего региона рекомендую принимать йодсодержащие продукты и препараты, особенно детям и беременным женщинам. Еще нужно отметить, что в советский период в школах проводилась специальная йодопрофилактика, потом эта тенденция исчезла, а зря. Уже несколько поколений детей растет без профилактики, у них чаще всего и наблюдается сбой работы щитовидной железы. Нередко в нашем регионе встречается субклинический гипотиреоз, то есть гипотиреоз без клинических проявлений. В этом случае только определение уровня гормонов щитовидной железы и гипофиза могут позволить назначение правильного лечения или только профилактики йоддефицита. У нас есть институт питания академика Торегельды Шарманова, где производятся йодсодержащие продукты питания, как, например, йодированная соль, хлеб, морская капуста и многое другое. В рационе правильного питания должны содержаться креветки, рыбные блюда и другие морепродукты. Абсолютно здоровым людям, живущим в йодо дефицитной местности, целесообразно назначение йодсодержащих препаратов, как, например, йодомарин, йодактив, калия йодид, их арсенал в городских аптеках сейчас довольно широк и разнообразен. А когда мне задают вопрос: «Как долго употреблять эти йодсодержащие препараты?», обычно отвечаю: «Когда поедете к морю тогда и прекратите употреблять».

Всем своим пациентам я всегда рекомендую делать утреннюю гимнастику, как можно чаще выезжать к морю, плавать, организовывать различные походы, подвижные игры с детьми на свежем воздухе. Люди, которые борются за здоровый образ жизни, стараются жить так, чтобы было поменьше стрессов. Они учатся не волноваться по пустякам, не портить себе настроение, ведь, как говорится, нервные клетки не восстанавливаются.

В заключение хотелось бы выразить слова глубокой признательности в адрес всех тех, кто ежедневно спасает десятки, а то и тысячи людских жизней. Искренне поздравляем всех медиков страны с их профессиональным праздником и выражаем большую благодарность за их бескорыстный труд, за их желание служить людям.

Казахстан > Медицина > dknews.kz, 22 июня 2017 > № 2236869 Светлана Краснова


Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 22 июня 2017 > № 2222969 Данияр Ашимбаев

Казах, какой ориентации ты будешь?

Автор: Сауле Исабаева

В Казахстане принято делиться по жузам, кланам, родам, землячествам, по идейным убеждениям и т.д. Но мало кто, особенно во власти, открыто выражает свои геополитические пристрастия, хотя наверняка можно говорить о тяготении (историческом, культурном, экономическом) представителей элиты и простых граждан к тем или иным внешним игрокам. О том, почему у нас не принято говорить об этом вслух и в чью сторону чаще всего поглядывают казахстанцы, мы беседуем с автором биографической энциклопедии «Кто есть кто в Казахстане» Данияром Ашимбаевым.

- Данияр Рахманович, есть ли в казахстанской политической верхушке деление на «западников», «русофилов», «тюркистов», сторонников движения в сторону Китая и т.д.? Если да, то как это проявляется? И кто побеждает?

- Надо заметить, что в нашей стране нет такого вектора, по которому не было бы разделения в обществе или в элите. Это касается и религии, и культуры, и геополитики, и системы управления, и оценки тех или иных исторических фактов - практически во всех направлениях имеются определенные линии противоречия.

Другое дело, что в казахстанских условиях невыгодно откровенно заявлять о своей позиции в пользу того или иного лагеря. У нас и без того достаточно много поводов для обвинений друг друга, в том числе в трайбализме, коррупции и т.д. Поэтому чиновники стараются быть подчеркнуто многовекторными, особенно если они имеют реальный уровень влияния и тем более если их рассматривают в качестве потенциальных преемников действующего главы государства. Им приходится выглядеть равноудаленными от, допустим, Москвы и Вашингтона, Анкары и Пекина, чтобы избежать возможных обвинений в пророссийской, прозападной, протюркистской или прокитайской ориентации.

К примеру, сторонниками прокитайского направления многие называют спикера сената Касым-Жомарта Токаева и экс-премьера Карима Масимова, которые определенное время работали в КНР и владеют китайским языком. Но однозначно утверждать это сложно. Допустим, тот же Токаев, будучи министром иностранных дел, много времени проводил в России и на Западе. А Масимов, хотя и привлекал активно китайские инвестиции, немало времени уделял евразийской интеграции и контактам с западными странами. То же самое можно сказать о бывшем госсекретаре Канате Саудабаеве: он был послом в Турции, активно занимался российско-казахстанскими отношениями и, будучи послом в США, работал с Западом.

Однозначно прозападной ориентации у нас придерживался разве что Акежан Кажегельдин . В отношении остальных утверждать что-то достаточно сложно.

- Как можно различить, какой «ориентации» тот или иной политик? И почему они так тщательно это скрывают?

- Понятно, что каждый из них в душе тяготеет к какой-то стране, но открытая демонстрация этого может помешать им в налаживании связей с другими странами, поэтому они пытаются диверсифицировать свои личные, деловые и политические контакты. То есть, декларируя многовекторность, вип-чиновники пытаются на случай возможных политических баталий заработать известность в высших органах власти всех крупных игроков — и России, и Китая, и США, и Турции. Но порой настолько переусердствуют в этом, что их начинают называть двойными и даже тройными агентами разных стран, хотя четкой ориентации у них на самом деле может и не быть.

Тут есть еще вот такой момент. Как известно, некоторые чиновники связаны с крупными транснациональными корпорациями. Головные офисы каких-то из ТНК могут находиться, к примеру, в Лондоне. Но это же не значит, что данные чиновники являются проанглийскими. Они, грубо говоря, ставленники тех или иных корпораций, не имеющих гражданской принадлежности.

Что касается религиозного фактора… Мы видим, как многие наши высокопоставленные госслужащие и бизнесмены активно декларируют свою принадлежность, например, к исламу как на уровне личной жизни, так и на уровне политических и деловых контактов с арабским миром. Но при этом никого из них религиозным не назовешь. Все-таки они не производят впечатления людей, которые строго следуют обрядам или каким-то морально-этическим ценностям ислама.

Нашу элиту сложно назвать безыдейной. И ее отношение к геополитическому вектору (собственному, страновому или отраслевому) по большому счету сдобрено огромной долей профессионального цинизма. Ведь в условиях, когда ключевые вопросы решаются в трех-четырех столицах, делать ставку лишь на одну из них бессмысленно.

Проамериканскую повестку могут позволить себе наши либерасты (именно либерасты, а не либералы) из грантоедских организаций. Пантюркистскую – некоторые представители творческой интеллигенции и молодые чиновники. Пророссийской позиции в основном придерживаются активисты славянских организаций, а также значительная часть русскоязычного населения, представители старшего поколения, те, кто не отрицает позитивного значения советской истории.

Что касается прокитайского вектора, то здесь вообще наблюдается парадокс. В Казахстане очень любят китайские инвестиции (причем зачастую не все могут ответить на здравый вопрос, насколько они нам выгодны и на каких условиях мы их привлекаем) и положительно относятся в целом к товарам из Поднебесной. Но при этом со стороны населения наблюдается отрицательное отношение к самим китайцам. Учитывая эти моменты, никто в элите не станет занимать откровенно прокитайскую позицию. Хотя мы видим, что активное вовлечение в экономику КНР - это курс, одобряемый высшим руководством нашей страны.

- А к какому вектору тяготеет в целом наше общество?

- Как я уже сказал, в Казахстане не поддерживают прокитайский вектор. Наше население вообще достаточно настороженно относится к китайцам (на уровне бизнеса, культурных ценностей) и в целом к этому государству. Оно хорошо воспринимает только китайские товары, и то в силу их дешевизны. Безусловно, ситуацию усугубляет и распространенное мнение о территориальных претензиях КНР к Казахстану, тем более что отдельные эксперты и политические деятели не опровергают их наличие.

Примерно то же самое можно сказать и о пантюркистском векторе. Наше население в массе своей воспринимает его достаточно абстрактно и из всех «общетюркских ценностей» ценит разве что продукцию турецкой легкой промышленности и тамошние курорты. Причина в том, что все эти разговоры о тюркском братстве в основном умозрительны и, как правило, не находят подтверждения на практике.

Довольно сумбурно у нас присутствует и исламский вектор. Сейчас в Казахстане мы наблюдаем борьбу традиций, процесс псевдовозрождения определенного уровня религиозности. При этом духовенство не в состоянии четко сформулировать свою политику, а потому в зависимости от региона и уровня имамов одни и те же нормы трактуются по-разному. В целом роль религии в жизни казахстанцев достаточно невелика, она, скорее, имеет обрядовую форму — праздники, свадебные, похоронные церемонии и т. д. Поэтому серьезного, массового тяготения к арабскому, исламскому миру у нашего населения не просматривается.

Не испытывают особых симпатий казахстанцы и к своим соседям — среднеазиатским республикам. Слово «Центральная Азия» вошло в наш лексикон сравнительно недавно, прежде наш регион всегда называли “Казахстан и Средняя Азия” (как многие любят иронизировать: «очень средняя Азия»). То есть отношение к таджикам, узбекам, туркменам и киргизам у нас чисто соседское. Доброжелательным назвать его сложно. Более или менее тесные связи налажены разве что в южных областях нашей страны, где казахи уже привыкли жить совместно с узбеками в силу многочисленности этой диаспоры в тех районах. Но в целом центрально-азиатский вектор, так же, как общетюркский и исламский, серьезной роли в нашем массовом сознании не играет.

Что касается прозападной ориентации, то позволить ее себе в Казахстане могут немногие. Это в основном те люди, которые там отдыхают, бывают в командировках или дают образование своим детям. То есть, если не считать узкую прослойку граждан (как правило, состоятельных), симпатий к Западу среди нашего населения нет. Одни не любят его за продолжающуюся империалистическую экспансию, другие - за политику мультикультурализма со всеми ее гей-парадами и миграционными кризисами.

В итоге остается традиционная пророссийская ориентация (я бы сказал: советская). Надо понимать, что речь тут идет о симпатиях населения, а не о цивилизационном выборе. То есть можно сказать так: в силу культурных и исторических традиций, а также в силу нахождения Казахстана в российском информационном, образовательном и научном пространстве наше общество тяготеет к северному соседу больше, чем ко всем остальным внешним игрокам вместе взятым.

- Вариантов больше нет?

- Конечно, есть! Это ориентация на создание самостоятельного государства. И это сейчас базовый вектор. За четверть века Казахстан научился жить самостоятельно, отвык ждать помощи или справедливости извне. Поэтому у здоровой части нашего населения уже вызывают раздражение шараханья власть имущих в сторону пантюркизма, панисламизма и т. д., не говоря уже о подзабытых «азиатских тиграх».

Но, к сожалению, ориентация на собственное государство, на нациостроительство сталкивается с такими известными проблемами, как коррупция, непотизм, трайбализм, которые стимулируют в нашем обществе протестные и – зачастую - эмигрантские настроения. Многие граждане все чаще смотрят в сторону других стран, когда дело касается получения образования, лечения, достойной работы и в целом переезда. Понятно, что далеко не все могут себе это позволить. Но мы видим, как многие молодые казахстанцы уезжают учиться (не только в страны дальнего зарубежья) и остаются там. Тем более что есть примеры людей, добившихся там успеха – в бизнесе, политике, культуре – и без всякой коррупции. Этот тренд становится, увы, все более привлекательным для нашей молодежи.

Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 22 июня 2017 > № 2222969 Данияр Ашимбаев


Казахстан > Медицина. Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки > inform.kz, 22 июня 2017 > № 2222374 Эрик Байжунусов

Государство будет страховать здоровье 10 миллионов казахстанцев - Эрик Байжунусов

В беседе с корреспондентом МИА «Казинформ» управляющий директор НАО «Фонд социального медицинского страхования» Эрик Байжунусов рассказал о том, что изменится в здравоохранении Казахстана, когда начнет работать система обязательного социального медицинского страхования.

- По поручению Главы государства в нашей стране начата работа по внедрению обязательного социального медицинского страхования. Не отразится ли это на качестве медицинского обслуживания социально уязвимых слоев населения?

- Нет, не отразится. Потому что государство берет на себя расходы на социальное медицинское страхование 14 социально уязвимых категорий населения - это свыше 10 миллионов человек. О каком-то снижении качества медицинского обслуживания этих людей говорить не приходится. Это мы можем гарантировать.

- После принятия Закона «Об обязательном социальном медицинском страховании» осенью 2015 года дважды принимались поправки в законодательство - об отсрочке внедрения системы и о снижении размера взносов. Изменилось ли что-то существенно для граждан?

- Поправки принимались после оценки экономической ситуации в стране. Была проведена большая экспертная работа, проводились обсуждения с активным участием Национальной палаты предпринимателей «Атамекен». После этого было принято решение, что первоначально утвержденные размеры взносов могут негативно отразиться на ситуации в развитии бизнес-сферы. Поэтому было решено снизить эти ставки. Взносы работодателей были снижены в 2 раза, а взносы, которые будет уплачивать государство, вместо 4 процентов были снижены до 3,75 процента. То есть, по всем группам населения размеры взносов были снижены.

- То есть, общие суммы поступлений в Фонд будут меньше изначально запланированных?

- Снижение размера взносов будет компенсировано тем, что увеличилось количество групп населения, за которые будет платить государство. То есть, взносы за эти 14 категорий, или 10 миллионов человек, составят тот пул денежных средств, которые будет давать государство. В общем объеме финансирования здравоохранения сокращения не произойдет.

Надо признать, что мы ожидали с 2018 года, с учетом тех ставок, которые были утверждены вначале, прогнозно, поступление дополнительно около 300 миллиардов тенге в год. Были уже готовы программы, на которые пошли бы средства из этой суммы. Сейчас мы заканчиваем расчеты, таких объемов, конечно, не будет. Теперь наша задача - за счет поступающих средств сохранить существующий уровень качества и объем медицинских услуг.

- Все ли готово для приема денежных средств, которые уже с 1 июля, то есть, через несколько дней, начнут поступать в виде взносов от работодателей, граждан и государства?

- С 1 июля начнут уплачивать взносы работодатели и индивидуальные предприниматели. Это будет, как уплата налогов, в части бухгалтерии никаких сложностей нет. Поэтому, думаю, что особых проблем не будет.

Главным контролером за поступлением и главным распределителем этих средств является Национальный банк. То есть, это не коммерческая система. В целом, уровень контроля будет повышенным, средства никуда не уйдут, кроме медицины. Теперь не будет зависимости от того, сколько денег из бюджета области, например, выделено на здравоохранение. Это будет общий бюджет здравоохранения, который будет формироваться независимо от каких либо уровней бюджета.

- Каким образом будет происходить оплата медицинских услуг в рамках ОСМС, будет ли зависеть объем и качество этих услуг от размеров заработной платы и, соответственно, взносов граждан?

- Почему наша система называется «социальное медицинское страхование»? Все работодатели, работники, государство будет уплачивать определенные суммы в зависимости от доходов гражданина в Фонд социального медицинского страхования. И вне зависимости от места проживания, размера доходов, граждане будут получать одинаковую по объему и качеству медицинскую помощь. Это и есть социальность системы. Маленькие взносы вы платите, или большие - на выходе система обеспечит вам качественную медицинскую помощь.

Мы знаем, что у многих казахстанцев до сих пор сохраняется неправильное представление об ОСМС. Подчеркиваю, наша система - социальная. Страхового полиса, как, например, в Америке, нет. Там накопительный фонд, размер вклада зависит от зарплаты, и вкладчикам нужно выбирать из различных пакетов услуг. Это жесткая рыночная система, поэтому в США 17 процентов населения, вообще, не имеет доступа к медицине. А у нас объем медицинских услуг не будет зависеть от размера доходов и, соответственно, размера взносов гражданина. Основную долю затрат на здравоохранение в нашей стране берет на себя государство.

- Как повлияет внедрение системы ОСМС на развитие системы здравоохранения в нашей стране?

- Главная наша задача заключается в том, чтобы построить конкурентоспособную систему здравоохранения. Чтобы она соответствовала уровню здравоохранения в странах Организации экономического сотрудничества и развития. То есть, в тридцати самых развитых государствах мира. Мы должны повысить качественно уровень нашего здравоохранения, чтобы оказывать нашим гражданам такие медицинские услуги, какие оказываются в этих странах. На это и нацелена система обязательного социального медицинского страхования, которая начнет работать уже с 1 января следующего года.

В нашей системе будет конкуренция между организациями здравоохранения, как государственными, так и частными. К частным организациям, которые захотят участвовать в системе ОСМС, будут предъявляться определенные требования. Пациент сможет выбирать, где ему лечиться или оперироваться. Конкуренция вынудит медицинские организации повышать качество своих услуг.

Ожидается также, что, со временем, будут отменены квоты на лечение. Сейчас пациенты вынуждены ждать своей квоты, потому, что на те, или иные медицинские услуги есть повышенный спрос, а денег в бюджете не хватает. Рыночные механизмы, которые заработают после полного внедрения ОСМС, будут способствовать более полному удовлетворению спроса - там, где спрос высокий, будут построены новые клиники или переориентированы старые, подготовлены специалисты. Думаю, через 3-4 года сегодняшних очередей уже не будет.

- Спасибо за беседу.

Казахстан > Медицина. Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки > inform.kz, 22 июня 2017 > № 2222374 Эрик Байжунусов


Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 21 июня 2017 > № 2216017 Талгат Мамырайымов

Есть ли в Казахстане межэтническая нетерпимость, и кому она выгодна?

Автор: Сауле Исабаева

Мы продолжаем искать ответ на вопрос, что такое толерантность по-казахстански: миф или реальность? Если обобщить мнения наших экспертов, то вырисовывается следующая картина: межнациональной нетерпимости в стране нет, однако кому-то очень выгодно нагнетать ее. Впрочем, неважно, какие корни у этого зла — искусственные или естественные, в любом случае последствия могут быть плачевными. Но самое главное заключается в том, что спасти ситуацию может отнюдь не государственная политика в этой сфере, а сам народ, в котором толерантность, как утверждают наши собеседники, заложена генетически... Предлагаем вниманию читателей два разных, но при этом во многом пересекающихся взгляда на столь деликатную проблему.

Искусственная реальность

Талгат Мамырайымов, политолог:

- Да, соцсети в некотором смысле могут служить показателем того, какие на самом деле межэтнические отношения сложились в нашей стране. Но в последнее время интернет-пространство в Казахстане активно моделируется разными властными группировками. Поэтому не следует принимать за чистую монету то, что вы читаете, например, в «Фейсбуке»…

- Вы хотите сказать, что нетерпимости на межнациональной почве в нашем обществе нет?

- Почему же? Определенный градус межэтнической напряженности в нашем обществе, конечно, присутствует. Но это проявляется больше на латентном уровне в некоторых регионах, где наблюдаются избыток трудовых ресурсов и острая конкуренция на рынке труда, в том числе экономическая конкуренция. Причем бывает даже так: чиновники на местах за взятки способствуют тому, чтобы эта экономическая конкуренция принимала межэтническую окраску - когда нарушаются, главным образом, социально-экономические права малоимущих казахов.

Дело в том, что большинство таких людей - это внутренние мигранты, выходцы из села, которые рассматриваются определенными властными кругами как источник угроз своей безопасности и устойчивости. Поэтому последние огораживаются от них временной регистрацией, уголовным преследованием за разжигание сословной розни и другими дискриминационными инструментами. То есть депривационные настроения данной социальной группы зачастую создаются искусственно.

- Но кем и зачем?

- Парадокс состоит в том, что это делают те силы, которые, по идее, должны выступать за межэтническое спокойствие в стране и которые везде трубят о какой-то непонятной межконфессиональной гармонии. Но именно они и нагнетают обстановку.

То есть межэтническая напряженность у нас — это, по большому счету, артефакт, искусственная реальность, которая создается определенными кругами, приближенными к центру принятия решений, и делают они это в своих интересах. Причем интересы могут быть самые разные — от внутриполитических до геополитических. Им просто выгодно в определенные моменты нагнетать страх вокруг того или иного вопроса, чтобы «аккуратно» манипулировать общественными настроениями в выгодном для себя русле ради укрепления своей власти.

Такая практика характерна для многих современных режимов – в тех странах, где усиливается роль государства в общественной сфере.

- Насколько опасной может быть такая игра?

- Режим может не удержать под контролем этот процесс либо в какой-то момент и в каких-то целях «разжечь» ситуацию еще больше. Тогда все пойдет на самотек, а это способно привести к самым печальным последствиям.

- Это могут быть крупные межэтнические конфликты?

- Думаю, что крупные межэтнические конфликты в нашей стране невозможны, поскольку для казахов такой сценарий – нонсенс.

Властные группы считают, что управляют ситуацией в межэтнических отношениях. На самом же деле здесь все гораздо проще - сама целевая группа «подопытных» благодаря своим культурным архетипам имеет очень высокий порог толерантности, не позволяющий взорваться всей этой ситуации…

Настороженный нейтралитет

Николай Осипов, политолог:

- На мой взгляд, говорить о существовании в Казахстане проблемы нарастающей межнациональной и межконфессиональной нетерпимости было бы заведомым преувеличением. В нашем обществе не ощущается наличия какого-то социального заказа либо настроенности общественного сознания на вражду, злобу, ненависть, агрессию по национальному или конфессиональному признаку. Скорее, наоборот, казахстанцы в подавляющем большинстве своем хотят согласия, мира, спокойствия, стабильности, безопасности и порядка.

Да, у отдельных неуравновешенных, политически, творчески и интернет-активных русскоязычных и казахоязычных граждан Казахстана есть претензии на национальное духовное самовыражение в острых негативных формах. Но нельзя забывать, что открытое и публичное выражение настроений национальной и религиозной нетерпимости в нашей стране является уголовно наказуемым, то есть преступным деянием.

Настораживает другое – это некая культурная и духовная самоизоляция, добровольная социально-групповая сегрегация национальных и религиозных групп казахстанцев. У нас мультикультурность состоит не в уважительном принятии, учете имеющихся национальных и религиозных различий для достижения социальной солидарности и сотрудничества, а в автономном сосуществовании этно-культурных и этно-конфессиональных сообществ при направляемой и жестко контролируемой государственными органами любой их общественно-политической деятельности. Подобные отчужденность и зарегулированность можно считать достаточными условиями для сдерживания конфликтов на межнациональной и межконфессиональной почве, но не для их предотвращения.

- А как вы вообще оцениваете ситуацию в межнациональных и межрелигиозных отношениях в нашей стране?

- В самых общих словах современное состояние межнациональных и межрелигиозных отношений в Казахстане можно оценить как настороженный нейтралитет. Звучат взаимные заверения в дружбе и согласии, но высказываются опасения по поводу определенных настроений, распространяемых предложений и инициатив, неконтролируемых религиозных исламских и протестантских сект, течений и направлений. Государственные инициативы последних четырех лет в языковой, образовательной и культурной политике встречают неоднозначное понимание и толкование в различных этнических и религиозных сообществах. В молодежной среде усиливается влияние различных радикальных воззрений националистической и религиозной направленности.

Провозглашение таких лозунгов, как «новый казахстанский патриотизм», «конкурентоспособная нация», «нация единого будущего», «казахстанская идентичность», «большая страна – большая семья», «вечная страна», «прекрасная будущность», «модернизация общественного сознания», и принятие соответствующих программ – это, скорее, тревожное свидетельство неблагополучия в развитии общественного сознания, а также того, что власть пытается упреждающими пропагандистскими мерами нейтрализовать опасные тенденции в развитии межэтнических и межрелигиозных отношений.

- Действительно ли есть повод для тревоги?

- Отток из страны немалой части русскоязычной молодежи, маргинализация казахскоязычной молодежи, не получившей качественного образования, резкая социальная поляризация населения, общий рост социальной напряженности, активная деятельность разного рода религиозных миссионеров – все это создает предпосылки для быстрого распространения радикальных политических и религиозных настроений, взглядов и идей.

На мой взгляд, предлагаемая консолидация казахстанцев на основе казахского языка и вокруг казахского этноса (посредством преимущественного обращения к номадическому, тюркско-исламскому историко-культурному наследию) плохо совместима с реалиями объединяющей роли двуязычных казахов, преобладания в общественном сознании причудливой смеси евразийских и советских культурных традиций. Причем провозглашение курса на трёхъязычное образование, принятие латинского алфавита, повсеместное внедрение глобалистских культурных стандартов явно противоречат и тому, и другому.

И, кстати, произвольные запреты на отдельные исламские элементы одежды и внешнего облика явно провоцируют настроения религиозного протеста и нетерпимости.

- А к чему, по-вашему, могут привести подобные настроения?

- На мой взгляд, наиболее вероятными негативными сценариями в развитии межнациональных и межрелигиозных отношений в Казахстане являются светский авторитарный этнократизм или политический исламизм как варианты перерождения казахстанской государственности. Причем формирование казахской нации или тюрко-исламской казахстанской нации станет неизбежным следствием такого перерождения.

- Можно ли переломить этот тренд и как?

- Думаю, воспитанием евразийского самосознания казахстанцев. Казахи состоялись и выжили после советских социалистических экспериментов как евразийский этнос, казахстанская государственность сформировалась как евразийская, обращенная к евразийским культурно-цивилизационным традициям, сочетающим тюркские, исламские, европейские, русско-православные, советско-социалистические культурные влияния.

То есть «переломить» можно введением казахско-русского государственного двуязычия, соединяющего в себе все эти влияния, развитием институтов этно-культурного и этно-религиозного плюрализма в соотнесении с институтами политического плюрализма и гражданского общества.

Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 21 июня 2017 > № 2216017 Талгат Мамырайымов


Казахстан > Финансы, банки > kursiv.kz, 20 июня 2017 > № 2216089 Эльдар Сарсенов

Эльдар Сарсенов: Наших клиентов я знаю в лицо

Айгуль ИБРАЕВА

Банковский сектор, как таковой, в следующие пятнадцать лет изменится и изменится сильно. О взаимоотношениях с клиентами, проделанной работе по улучшению кредитного портфеля, новой стратегии развития и актуальных событиях сектора в интервью «Къ» рассказал председатель правления АО «Нурбанк» Эльдар Сарсенов, комментируя актуальные последние финансовые показатели банка.

— Эльдар Рашитович, у АО «Нурбанк» очень хорошие показатели по итогам 2016 года. Если не ошибаюсь, банк входит в тройку лидеров по использованию доходных активов. Чистый доход, связанный с получением вознаграждения Нурбанка за 2016 год увеличился больше чем в 6 раз по сравнению с 2015 годом. Как вам удалось достичь этой положительной динамики ключевых финансовых показателей?

— На этот вопрос есть короткий и длинный ответ. Если говорить коротко – то мы работаем. Если длинно – мы очень старались за последние два года преодолеть последствия как кризиса 2008 года и его отголосков, что еще чувствуются на рынке недвижимости, так и шока после девальвации на всем рынке. Как вы заметили, мы подросли по основным финансово-экономическим показателям, но самое главное на что мы сделали упор – это подушка безопасности. Сильно укрепили депозитную базу физических лиц. Это наши самые прилежные, стабильные и перспективные вкладчики.

Процентные доходы подросли благодаря таргетированной работе. Мы очень аккуратно подходим к выбору наших заемщиков. Во-первых, у нас достаточно емкий и сжатый процесс отбора, можно сказать, даже консервативный. При этом, учитывая, что у нас очень хорошая база фондирования, мы можем конкурировать с первой тройкой банков по предоставляемым услугам и ставкам, здесь мы чувствуем себя комфортно как в Алматы и Астане, так и в других регионах.

Второе – это клиентская база. Многие банки делают упор в своих рекламных кампаниях на привлечение новых клиентов, но когда такой банк выдает заем физическому лицу либо компании на этом дело в основном заканчивается. То есть, если бы я был традиционной бизнес единицей, я бы произвел продукцию или услугу, далее реализовал товар или предоставил услуг – и все, на этом мои взаимоотношения с клиентом бы закончились. А когда Нурбанк выдает заем, наши отношения только начинаются. Поэтому, мы не делаем упор на завлекающую рекламу, она нам нужна просто для того чтобы освещать наши продукты, мы делаем упор на взаимоотношения в долгосрочной перспективе.

Банковский сектор, как таковой, в следующие пятнадцать лет изменится, и изменится сильно. Поэтому мы уже сегодня делаем акцент, первое – на комфортные условия, что касается залога или кредитной истории наших заемщиков, и второе – на персональное обслуживание. Наших всех клиентов я и мои коллеги знаем в лицо и поэтому мы можем вести диалог, находя взаимовыгодные условия.

— В начале 2016 года уровень NPL Нурбанка составлял 9,32%, к концу года он был снижен до 6,94% от общего объема выданных кредитов. Как банком велась работа по улучшению кредитного портфеля?

— Это диалог один на один с клиентом. Не один из адекватных людей не хочет быть в долговой яме не хочет этого и банк. 99% из них просто попали в какую-то сложную жизненную ситуацию и нуждаются в диалоге. Банк не заинтересован в том, чтобы принимать на баланс какие-либо залоги, будь то квартиры, заводы и прочее. Это не наш бизнес. Поэтому нам гораздо выгоднее помочь подняться на ноги нашему клиенту, у которого какие-то временные трудности, и работать в дальнейшем с ним как с доходогенерирующим лицом. Здесь нет ничего запредельного, это персонализация, терпение и эмпатия.

— Недавно S&P изменил долгосрочный рейтинг Нурбанка с «В» до «В-» и подтвердил краткосрочный рейтинг на уровне «В». По мнению S&P Global Ratings, бизнес-позиция АО «Нурбанк» пересмотрена в связи с низкими показателями прибыльности на фоне неопределенной внешней среды. А с чем связано изменение рейтинга?

— Если вкратце, S&P отметил, в частности, что наша доля рынка и показатели прибыльности не соответствуют их ожиданию. Нам хотелось бы отметить, что мы являемся консервативным банком. Институт, который работает соссудами или, тем более, со вкладами, не может быть агрессивным, это очень опасная стратегия. Поэтому наша консервативная политика отразилась на прибыльности банка. Мы не гоняемся за сверхдоходами, для нас стабильность и уверенность в завтрашнем дне является главной составляющей

Тот консерватизм, с которым мы работаем, себя оправдал. В этом году нам исполняется 25 лет, за это время мы пережили не один кризис. Если бы мы следовали всем пожеланиям наших партеров, не важно, кого именно, мы бы с вами здесь не беседовали. У рейтинговых агентств своя задача –показать оптимальную картину того, как должна развиваться страна, компания. А моя задача – это соблюдение интересов акционеров, и самое главное – вкладчиков.

— Нурбанк заявил о запуске новой стратегии к своему 25-летию. Каковы основные направления данной стратегии? Действительно ли это нечто новое, и чем оно отличается от того, что предлагают другие игроки рынка? Чем Нурбанк удивит своих клиентов?

— Какими-то громкими заявлениями мы не привыкли бросаться. Чем мы будем удивлять своих клиентов, так это повседневной бесперебойной работой. То есть, самое главное мы будем предоставлять комфортные условия кредитования. Как это будет выражаться?

Во-первых, сегодня мы уже работаем с десятью госпрограммами: это совместные программы с «Даму», к тому же мы успешно закрепили наши взаимоотношения с Банком Развития Казахстана, Единым накопительным пенсионным фондом.

Те линии, которые нам были выделены, мы успешно освоили в сроки. Наряду с льготными программами кредитования, Банком успешно используются инструменты субсидирования – удешевление ставки по кредиту для конечного заемщика и гарантирования кредитов конечных заемщиков при недостаточности залоговой массы обеспечения. Такая мера поддержки со стороны государства является одной из эффективных и пользуется успехом среди предпринимателей. Своевременная поддержка, оказанная государством, позволяет обеспечить доступ предпринимателей к льготному и долгосрочному финансированию, что в свою очередь позволяет избежать ухудшения и замедления темпов развития предпринимательства. В этом отношении, как я говорил в ранних интервью, господдержка продолжается.

Мы зашли также в региональные программы Даму – это «Алматы-туризм», «Астана-ритейл», схожие программы в ВКО, в планах у нас Атырау, Шымкент и Караганда,Тараз. Мы подписали предварительное соглашение на получение транша с Азиатским Банком Развития, также планируется заключение соглашения с Европейским инвестиционным банком. Эти соглашения рассчитаны на на микрокредитование субъектов малого бизнеса, которым традиционное банковское кредитование недоступно.

Во-вторых, сегодня мы работаем с нашими проблемными заемщиками – физическими лицами, у кого в свое время были займы в иностранной валюте. Сумму, которую нам выделили, мы освоили своевременно. К тому же, для физических лиц мы запустили ипотеку на выгодных условиях, несмотря на то, что многие банки сворачивают данную программу. Условия предоставления традиционных беззалоговых займов, скорость выдачии.т.д. постоянно совершенствуются. Прямая задача, которую я поставил перед нашими сотрудниками –каждыймесяц улучшать нашу продуктовую линейку для физ. лиц.

– В последние месяцы казахстанский банковский рынок лихорадит. Происходят объединение капиталов, слияние финансовых структур. Одни игроки уходят с рынка, появляются другие. Какова в данном случае позиция Нурбанка?

– Продаваться мы точно не будем, как я до этого уже говорил. Причиной таких сделок обычно служит нехватка ликвидности или нехватка капитала. При этом основной причиной недостатка капитала являются проблемные активы, так как именно они съедают капитал. В свою очередь мы имеем подчищенную структуру, над которой мы работали много лет. И на текущий день мы имеем достаточный капитал, который в полтора раза превышает нормативный уровень.

После банкротства АО КазИнвест Банка, а также в связи с проблемами других некоторых банков на рынке образовался кризис недоверия. Данный кризис недоверия вызвал отток ликвидности с более мелких и не устойчивых банков. Но наш Банк не испытал ощутимый отток клиентов. У банка имеется достаточно большая база клиентов, в том числе несколько тысяч надежных и долговременных клиентов. То есть у нас есть достаточно стабильное фондирование, чему свидетельствует коэффициенты ликвидности, которые превышают нормативный уровень в несколько раз. Следовательно для нас нет предпосылок для продажи или объединения.

А в покупке мы пока не видим необходимости. Мы больше ориентированы на расширение текущего бизнеса. Для этого уже в этом году мы открываем 16 отделений. Данное расширение было продиктовано объективной необходимостью, учитывая физический разброс нашего населения. Помимо этого, мы ни в коем случае не сворачиваем нашу программу онлайн.

– Как вы полагаете, насколько актуально и необходимо на сегодняшний день предложение Нацбанка по новому инструменту сохранения денег, капиталовложения – золотых слитков?

– Это первые шаги для того чтобы предоставить нашему потребителю возможности фондового рынка. Физическая покупка золотых слитков это первый шаг к становлению финансово образованного инвестора. У нас, к сожалению, фондовый рынок находится все еще в начальной стадии развития. Но он представляет очень интересную площадку, в первую очередь, для нашего широкого круга населения как источник прибылис неограниченным уровнем доходности.

Покупка золота – это капиталовложение, которое зависит от конъектуры цен, которое мало чем отличается от покупки недвижимости. Скорее всего, уровень доходности такого инструмента не будет превышать ставку депозита в банках.

Следующий этап – покупка акций через приложение. В фондовом рынке важна скорость. Именно сегодня компьютерные алгоритмы выполняют приказы в нано секундах, поэтому здесь приложение будет играть на руку инвестору.

–В последнее время довольно актуальным для банков и их клиентов является вопросом вторжении извне и сохранении данных (хакерских атаках, антивирусных атак, спама). Как этот вопрос решает Нурбанк?

–Те хакерские атаки, которые начались этой весной, еще продолжаются. Я если честно, их ожидал. Мы были предупреждены нашими зарубежными коллегами. Организации, которые занимаются данной неправомерной деятельностью, работали и на Кавказе, Бангладеше, России. Это был лишь вопрос времени, когда они придут в Казахстан, так как в отличие от Европы и Америки наши системы защиты не такие совершенные.

Здесь идет принцип защищенности. Хакеры нападают на ту организацию, которая меньше всего защищена. У нас на протяжении последних пяти-шести лет идут очень хорошие закупы по системам раннего обнаружения, защиты, как от вирусных атак, так и взломам извне. Поэтому во времени весенних атак мы пострадали меньше всего.Можно сказать, что наш консерватизм отражается и в системах защиты.Этот случай был уроком для всех, что не надо экономить на информационной безопасности.

Казахстан > Финансы, банки > kursiv.kz, 20 июня 2017 > № 2216089 Эльдар Сарсенов


Казахстан > Образование, наука > dknews.kz, 20 июня 2017 > № 2214362

В Казахстане разработана научная основа повышения качества среднего образования

Как показывают международные и внутренние исследования, по ряду показателей, качество среднего образования в Казахстане снижается. На основе внимательного изучения истории развития отечественной системы образования, развитие систем образования ведущих стран мира, стран-призеров в области образования ученым-компаративистом Аскарбеком Кусаиновым разработана «Концепция повышения качества Среднего образования Республики Казахстан».

Система образования является сложной комплексной системой и состоит, как и другие сложные системы, из многих подсистем (составляющих). Для повышения качества образования необходимо повысить качество всех ее составляющих. Ими являются: стандарты и учебные программы, учебная литература, профессионализм педагогических кадров, мониторинг образования, духовно-нравственное и патриотическое воспитание, качество и эффективность НИР в области образования, система управления.

Аскарбек Кусаинов, президент Академии педагогических наук Казахстана:

"Сначала нужно проводить системную работа по повышению качества всех составляющих, обеспечивающих повышение качества образования 1-го класса. К началу следующего учебного года такая же работа должна была быть проведена для 2-го, 5-го и 7-го классов, которые будут обучатся по новому содержанию образования. Тогда повысится качество образования в этих классах на новый уровень.

В последующих учебных годах должны быть выполнены такие же работы.

Это требует организованной и планомерной работы многих институтов, центров, организаций, управлений образования, вузов, колледжей, школ, издательств, ученых и учителей."

Научно обоснованными принципами повышения качества среднего образования являются:

– последовательность и поэтапность проведения работ по повышению качества образования;

– сбалансированность распределения ответственности за повышение качества образования между государством, управлениями образования, научными учреждениями, учебными заведениями и педагогической общественностью;

– защита прав и интересов учителей и учащихся;

– прозрачность процесса повышения качества образования;

– системность перехода на новое содержание образования и их осуществление во взаимосвязи всех участников процесса.

На августовском совещаний в 2014 г. в Астане Вице-министр образования и науки Эльмира Суханбердиева заявила: «Выделяются колоссальные средства на переподготовку учителей, а в образовательных организациях работают тысячи специалистов с неопределенным уровнем владения знаниями по-своему предмету и низким качеством работы».

Со стороны правительства уделяется большое внимание на повышение квалификации педкадров. Только Национальному центру повышения квалификации "Өрлеу" ежегодно выделяется более 5 млрд. тенге. Огромные средства выделяются ТОО «Центру педагогического мастерства». Слушатели приезжают к ним на длительное время, им читают лекции и проводятся семинарские занятия. Однако, эти методы являются не эффективными. Представление, что привнесенные извне идеи автоматически приведут к изменениям в классе и школе, глубоко ложно с точки зрения теории деятельности.

В развитых странах признано, что хороших учителей могут воспитыват только хорошие учителя. Самым эффективным путем повышения квалификации является работа учителей с наставниками. Поэтому нам надо создать полноценно действующий институт наставников.

В Казахстане в школах работают более 275 тысяч учителей, из них более 70 тысях в МКШ. Среди них более 56 тысяч являются учителями высшей категории, из них более 5,5 тысяч работают в МКШ.

Аскарбек Кусаинов, президент Академии педагогических наук Казахстана:

"Во всех школах, кроме малокомплектных, работают более 50 тысяч учителей высшей категории. НЦПК «Өрлеу» и ЦПМ по своим программам подготовили тренеров, которые должны были работать наставниками в своих школах. Так как эта работа не оплачивается, они ее выполняют формально.

Мы предлагаем Министерству образования и науки РК 10 тысяч опытных учителей-методистов выбрать наставниками и, доплачивая им в месяц по 40 тысяч тенге, поручить им в течение года повысить квалификацию шестерым учителям. При такой постановке вопроса, они будут качественно повышать квалификацию в течение года 60 тысячам учителям. Для этого, этим 10 тысяч наставникам, надо будет оплатить в течение года 4,8 млрд тенге. Т.о., квалификацию всех учителей школ, где обучаются около 90 процентов всех учащихся Казахстана, можно качественно повысить в течение 2-3 лет, создавая реально действующий институт наставников.

В МКШ в среднем работают чуть более 20 учителей. Учитывая реальную ситуацию каждой школы, необходимо реализовать эффективный механизм работы учителей МКШ с наставниками.

Для повышения компетентности учителей в Казахстане необходимо:

– определить опытных учителей, работающих в настоящее время в школах и использовать их в качестве наставников;

– создать институт наставников (коучеров);

– для повышения качества проводимых уроков молодыми учителями, оказать им всемерную поддержку и помощь без критики, без унижения, но с особой заботой;

– опираясь на опыт Южной Кореи, нужно подготовить мини-стандарты для учителей начальных классов по всем предметам, т.е. поурочные планы, все учебно-методические, мультимедийные материалы и указать методы их эффективного применения;

– создать систему государственной поддержки и стимулирования труда учителей.

Создание качественной учебной литературы является сложным комплексным научным процессом. Ученые Франции считают, что для создания хороших учебников необходимо 3-5 лет времени. У нас не развита наука учебниковедения, авторам не создаются необходимые условия, они пишут свои учебники в свободное от основной работы время и в кратчайшие сроки за 9-10 месяцев.

Для создания качественной учебной литературы необходимо:

– создать теоретическую основу разработки учебной литературы и инновационных учебно-методических комплексов (ИУМК) с учетом мирового опыта;

– организовать обучение авторских коллективов;

– организовать единый авторский коллектив для разработки линейных учебников или ИУМК, состоящих из учебников с мультимедийными пособиями и УМК, по одному предмету для всех классов обучения;

– создать единую концепцию разработки линейных ИУМК;

– разработать систему критериев теоретической и практической экспертизы учебников и УМК;

– подготовить экспертов по оценке качества учебной литературы;

– определить ответственность авторов, экспертов и издательств по созданию учебной литературы и т.д.

В развитых странах признается, что нельзя усовершенствовать то, что не было предватительно измерено. Мониторинг нужен для того, чтобы система получила достоверную информацию, необходимую для принятия решений о корректирующих мерах, т.е. о мерах по повышению качества образования. У нас не создан единый инструментарий по оценке достижений образования, не развита наука о педагогических измерениях оценки достижения образования – педагогическая квалиметрия и тестология. Поэтому в настоящее время мы не можем осуществить мониторинг качества среднего образования.

Для повышения качества мониторинга образования необходимо:

– разработать дидактическую теорию проектирования, моделирования и конструирования тестов;

– совершенстовать систему мониторинга образования;

– разработать систему тестового контроля и других диагностических контрольных работ для получения достоверной оценки об учебных достижениях каждого ученика во всех школах на основе цели, задачи стандарта и ожидаемых результатов по основным предметам.

– совершенствовать деятельность Национального центра образовательной статистики и оценки;

Аскарбек Кусаинов, президент Академии педагогических наук Казахстана:

«Мы представляем эту Концепцию для широкого обсуждения в обществе, в педагогической общественности и, надеемся, что со стороны Министерства образования и науки РК и Правительства будет уделено должное внимание. В дальнейшем предлагаем разработать на ее основе Комплексную программу повышения качества Среднего образования РК, которая дополнит Государственную программу повышения качества образования и науки РК на 2016-2019 годы, только в части Среднего образования. Там будут описаны пошаговые действия всех ее участников по годам.

Разработка и принятие такой программы, несоменно, приведет к повышению качества среднего образования на новый уровень.

Для реализации такой программы не требуется дополнительных финансовых средств со стороны государства. Она будет осуществляться в пределах выделенных средств из республиканского бюджета в МОН РК.

Мнение экспертов:

Аягуль Миразова, Герой Труда Казахстана, отличник народного просвещения Казахской ССР:

«Считаю, что выводы, представленные в Концепции господина Кусаинова по определению путей направленных для повышения качества образования в средних школах страны, являются результатом фундаментальных исследований. Также эти выводы обоснованы с общественно-социальной, экономической точки зрения. Безусловно, такие инициативные исследования послужат общей цели – вхождения нашей страны в тридцатку развитых стран мира, а также укрепят нашу независимость в мировом сообществе."

Наталья Новосельцева,учитель начальных классов гимназии № 105:

"В случае принятия Концепции Кусаинова будут созданы качественные учебные программы, где каждая цель будет достижима и измерима, будут созданы авторские коллективы из компетентных профессионалов, которым дадут возможность написать действительно качественные учебники, и у каждого молодого учителя будет наставник, который по-отечески , с заботой и пониманием проблем поможет организовать учебный процесс."

Казахстан > Образование, наука > dknews.kz, 20 июня 2017 > № 2214362


Казахстан > Финансы, банки > dknews.kz, 20 июня 2017 > № 2214358

Председатель Национального банка РК Данияр Акишев назвал долларизацию в стране большой проблемой. При этом глава финрегулятора рассказал, какими способами ее удалось преодолеть, передает МИА «DKNews» со ссылкой на МИА «Казинформ».

Он отметил, что высокий уровень долларизации отрицательно влияет на работу как БВУ, так и Нацбанка. Но это можно избежать несколькими способами, при этом не используя жесткие методы вытеснения доллара из оборота.

«Долларизация экономики - большая проблема. Она препятствует осуществлению политики Национального банка, потому что он является эмитентом национальной валюты. И когда в стране уровень депозитов, а я напомню, что в январе 2016 года долларизация составляла 80%, и все депозиты физлиц были в иностранной валюте, на таких условиях ни банки не могли работать, потому что у них не было тенге, ни Центральный банк не мог проводить нормальную денежную политику, потому что мы апеллируем ставками на тенговом рынке, а в банках только доллар», - отметил Акишев.

«Поэтому долларизацию надо преодолевать. Это можно сделать, на наш взгляд, рыночными способами. Понятно, что есть административные способы - способы прямых запретов, а в Казахстане такой путь не приемлем. Поэтому мы подняли ставки по депозитам в тенге и снизили ставки по иностранным валютам. Что мы видим сегодня, физические лица, предприятия и организации стали свои активы переводить в нацвалюту. И, согласно анализу, за последние 15 месяцев долларовая графика снизилась», - добавил глава Нацбанка.

Стоит отметить, еще в 2015 году в Казахстане был разработан План мероприятий по снижению уровня долларизации экономики, который одобрен на заседании Правительства и заседании правления Нацбанка. В план были включены три основных стратегических направления: обеспечение макроэкономической стабильности, развитие безналичных платежей и сокращение теневого оборота, приоритет национальной валюты над иностранной.

По состоянию на конец апреля 2017 года, объем депозитов в национальной валюте составил 9 090,2 млрд. тенге (увеличение за месяц на 2,6%), депозиты в иностранной валюте за месяц сократились на 1,4% и составили 8 654,7 млрд. тенге. Второй месяц подряд объем депозитов в национальной валюте превышает объемы депозитов в иностранной валюте. Уровень долларизации за апрель продолжил снижение с 49,8% до 48,8%. Депозиты юридических лиц в национальной валюте увеличились в апреле 2017 года на 0,6% и составили 5 752,5 млрд. тенге, в иностранной валюте сократились на 0,3% и составили 4 415,9 млрд. тенге (43,4% от депозитов юридических лиц).

Казахстан > Финансы, банки > dknews.kz, 20 июня 2017 > № 2214358


Казахстан > Медицина > inform.kz, 18 июня 2017 > № 2212733 Орал Оспанов

Ожирение в Казахстане должно быть признано серьезной проблемой - профессор О.Оспанов

В канун Дня медицинского работника, который традиционно отмечается в третье воскресенье июня, корреспондент МИА «Казинформ» побеседовал с известным хирургом Оралом Оспановым.

Хирург, доктор медицинских наук, профессор Орал Оспанов - обладатель престижных зарубежных наград: европейского ордена имени Н.И. Пирогова; медали имени академика РАМН Л.В. Полуэктова «За выдающиеся достижения в хирургии»; медали имени Роберта Коха; званий «Почетный Ученый Европы» и «Медицинская Персона года», присвоенных Международным Оксфордским комитетом в 2014 году. Автор более 270 публикаций и 11 монографий, имеет 21 патент на изобретения. Доктор Оспанов первым в отрасли медицины награжден званием «Заслуженный Изобретатель Республики Казахстан».

О.Оспанов является действительным членом Европейской ассоциации эндоскопических хирургов, основателем и почетным президентом Казахстанского общества эндоскопических хирургов.

В 2006 году прошел обучение по бариатрической хирургии в Берлине. Является членом Генерального Совета международной федерации хирургии ожирения и метаболических нарушений (IFSO), основателем и действующим президентом Казахстанского общества бариатрических и метаболических хирургов.

- Орал Базарбаевич, расскажите, как Вы пришли в медицину?

- Я родился в 1961 году в Омской области в простой семье, где было пятеро детей. Мы рано приобщились к труду, помогая по хозяйству отцу и матери. В детстве и юности я не мечтал посвятить свою жизнь медицине. Не имел ни малейшего представления о ней и не знал, чем фельдшер отличается от врача или медсестры. После школы пошел служить в армию, где попал в школу санитарных инструкторов в Закарпатском Военном Округе на Украине. Именно там, обучившись полгода на курсах у военных врачей, поучаствовав с военным хирургом Платициным в хирургических операциях в окружном госпитале, понял, какой это высокоинтеллектуальный и мужественный труд, и решил, что стану хирургом. После окончания службы поступил на лечебный факультет престижного Омского медицинского института.

Со второго курса я начал дополнительно заниматься в хирургических кружках, оперировал в виварии животных, ассистировал в больницах. С самого начала обучения в мединституте я стал думать, как усовершенствовать имеющиеся скудные для выбора инструменты для облегчения труда хирурга и повышения эффективности операций. Появился так называемый «изобретательский зуд».

После окончания вуза отработал три года в отдаленной районной больнице в Омской области. А потом, по личной рекомендации главного хирурга, как перспективный специалист, поступил в клиническую ординатуру Омской государственной медицинской академии. Там и сделал свое первое изобретение - дренаж для желчных протоков. Получил первый международный патент на изобретение. Это было большое событие в моей жизни, я был оценен на кафедре и в академии, как подающий надежды ученый.

Дальше я уже совершенствовал методы соединения органов - желудочно-кишечные анастомозы. В хирургии, по большому счету, есть две большие проблемы: разъединение тканей и их соединение. Для того, чтобы не страдала функциональность органов, соединение должно быть очень качественным. Более 20 лет я посвятил совершенствованию методов создания анастомоза. Изобрел сшивающий аппарат, анастомозные клипсы, инструменты и аппараты в других областях хирургии.

- Каким из изобретений Вы гордитесь больше всего?

- Больше всего я горжусь своим методом эндохирургического прошивания и лигирования, запатентованным в 2006 году. Этим методом я и сотни других хирургов пользуемся каждый день, поэтому он для меня ценен. В лапароскопической хирургии наибольшую сложность представляет именно сшивание тканей. Этот метод значительно облегчает процесс и дает более качественный результат. К тому же это более дешевый метод, по сравнению с другими, для которых требуется использование дорогостоящих импортных технических средств.

- Как Вы оказались в Казахстане?

- В 2004 году я уже имел степень доктора медицинских наук и меня пригласили работать в Национальный научный медицинский центр в Астане, за что я благодарен директору ННМЦ профессору Абаю Кабатаевичу Байгенжину и тогдашнему министру здравоохранения Жаксылыку Акмурзаевичу Доскалиеву. В то время мы внедряли лапароскопические операции в Казахстане.

- Как Вы оцениваете уровень отечественной медицины?

- За последние лет десять прогресс медицины в Казахстане стал стремительным: закупается передовое оборудование, построены современные медицинские центры и главное - появились настоящие профессионалы в медицине, прошедшие серьезные зарубежные стажировки в лучших клиниках мира, создающие свои школы мастерства. Радует наличие признанных орденоносцев из практического здравоохранения. Есть даже два «Героя Труда» в медицине, получивших такое свидетельство из рук нашего Президента.

Могу сказать, что многие операции у нас проводят, по крайней мере, не хуже, чем в лучших западных клиниках. Уровень отечественной медицины сейчас такой, что при оперативных вмешательствах риск минимальный. Люди идут к нам, чтобы улучшить качество жизни, а не только для спасения жизни, как было раньше. В былые времена на операцию шли с настроем, как на «экзекуцию с наркозом» - из-за низкого уровня медицины и хирургии, в частности. Сейчас во всем развитом мире на операцию идут легко и обыденно, как на получение определенного «бонуса для здоровья».

- Какая у Вас специализация в хирургии?

- Бариатрия. Это для нашей страны относительно новое направление. Я специализируюсь на операциях в сфере бариатрической и метаболической хирургии. Это хирургическое лечение патологического, то есть нездорового, ожирения и сахарного диабета второго типа, а также других проблем со здоровьем, вызванных лишним весом. Говоря о бариатрических методиках, я прежде всего, имею в виду лапароскопическую хирургию лишнего веса. «Золотым» стандартом является лапароскопическое шунтирование желудка. В ходе операции значительно уменьшается объем желудка и поверхность всасывания желудочно-кишечного тракта за счет сокращения длины тонкого кишечника. Операция выполняется через проколы и ничего из организма не удаляется. Это малотравматичная функциональная реконструкция, обеспечивающая быстрое наступление чувства сытости. Как правило, в тот же день пациент начинает вставать, ходить и даже пить воду, а на третий или четвертый день может быть выписан из клиники.

- Насколько востребованы такие операции в нашей стране?

- Ожирение - это болезнь, признанная Всемирной организацией здравоохранения, и она имеет свой шифр в международной классификации болезней. На одну тысячу пациентов с ожирением должна выполняться 1 операция. Для Казахстана это примерно 4 тысячи бариатрических операций в год. Исключением является некоторые страны Европы, где на такое число выполняется от 5 до 9 операций, например, в Швеции, где при населении в два раза меньше, чем у нас, выполняется 8 тысяч бариатрических операций в год. Хотя Швеция считается почти идеальной страной по уровню жизни и уровню медицины.

Сейчас и в Казахстане много людей, в том числе и молодых, с проблемой лишнего веса. По официальным данным, четверть населения имеет ожирение, еще четверть населения имеет лишний вес. И это серьезная проблема, ведь она влечет за собой другие болезни: гипертоническую болезнь, вызывающую инсульты и инфаркты, болезни суставов, бесплодие, сахарный диабет второго типа, жировую болезнь печени... И почти все эти болезни можно вылечить, если вовремя решить проблему лишнего веса. По нашему опыту, далеко не всегда она решается методами психологического, лекарственного и диетологического лечения.

К сожалению, не только население, но и некоторые врачи не понимают, что даже фитнес может быть опасен при серьезном ожирении, а бариатрические операции - это безопасная и эффективная альтернатива, при нынешнем высоком уровне хирургии и анестезиологии в нашей стране.

- Это дорогая операция?

- На ожирении сейчас многие зарабатывают огромные деньги. Очень часто это просто бизнес. Нечистоплотный бизнес, в основном. В том числе и хирургический, когда предлагают малоэффективные и краткосрочные операции, например, типа гастропликации, как они называют эту операцию «слив 2». Различные коммерческие организации, на самом деле, мало заботятся о здоровье самого клиента, предлагая «чудодейственные» таблетки, коктейли, комплексы препаратов, заманивая клиентов быстрыми результатами за короткий срок, незаконно используют имена известных людей и бренды известных телепрограмм.

Я призываю наших граждан обращаться с проблемой ожирения к официальной медицине, к специалистам, аккредитованным в IFSO. Но, подчеркиваю, хирургический метод - последний в списке методов лечения данного заболевания.

Сотни казахстанцев платят огромные деньги за бариатрические операции за рубежом в то время, когда мы сами все больше оперируем людей с ожирением из-за границы, конечно, в первую очередь по причине наших низких цен.

- Если ожирение принимает уже масштаб национальной проблемы, шутка ли - почти половина населения имеет лишний вес, - может быть, и государство озаботится данной проблемой? Что-то для этого делается?

- Проблема ожирения в Казахстане должна быть признана серьезной и угрожающей здоровью и жизни. Незадолго до нашей встречи я был на встрече с министром здравоохранения Ельжаном Амантаевичем Биртановым. Мы договорились, что будем проводить «круглые столы» по данной проблеме с другими врачами: эндокринологами, кардиологами, терапевтами. Мы будем добиваться того, чтобы людям, которым по медицинским показаниям необходима такая операция, могли получить ее совершенно бесплатно уже в ближайшее время.

Вообще, я считаю, что необходима эффективная пропаганда здорового образа жизни. Правила здорового питания нужно прививать еще с детского сада, воспитывать в семье культуру питания и давать элементарные знания по диетологии в школе.

- Расскажите о Вашей педагогической деятельности, ведь Вы еще заведуете кафедрой в Медицинском университете «Астана».

- Я имею более 20 лет педагогического стажа, заведую кафедрой эндохирургии факультета непрерывного профессионального развития и дополнительного образования. Ректор университета «Астана» профессор Мажит Зейнуллович Шайдаров впервые организовал такую кафедру в Казахстане, и в 2012 году пригласил меня заведовать ею. Мы сделали много нового и подготовили сотни врачей по новым направлениям. Под моим руководством защитили кандидатские и докторские диссертации 12 врачей. Сейчас я «веду» трех докторантов и двух магистрантов.

- Что Вы хотите пожелать своим коллегам в преддверии профессионального праздника - Дня медицинского работника?

- Я желаю своим коллегам здоровья, уважения и достойной оплаты труда, понимающих и благодарных пациентов. Я хочу, чтобы у врачей в Казахстане были все возможности заниматься своим делом, не думая о хлебе насущном, чтобы мы, доктора, не испытывали недостатка ни в оборудовании, ни в материальном обеспечении, и могли посвятить себя любимому и благородному делу - лечению больных людей.

- Спасибо за беседу.

Хирург, доктор медицинских наук, профессор Орал Оспанов - обладатель престижных зарубежных наград: европейского ордена имени Н.И. Пирогова; медали имени академика РАМН Л.В. Полуэктова «За выдающиеся достижения в хирургии»; медали имени Роберта Коха; званий «Почетный Ученый Европы» и «Медицинская Персона года», присвоенных Международным Оксфордским комитетом в 2014 году. Автор более 270 публикаций и 11 монографий, имеет 21 патент на изобретения. Доктор Оспанов первым в отрасли медицины награжден званием «Заслуженный Изобретатель Республики Казахстан».

О.Оспанов является действительным членом Европейской ассоциации эндоскопических хирургов, основателем и почетным президентом Казахстанского общества эндоскопических хирургов.

В 2006 году прошел обучение по бариатрической хирургии в Берлине. Является членом Генерального Совета международной федерации хирургии ожирения и метаболических нарушений (IFSO), основателем и действующим президентом Казахстанского общества бариатрических и метаболических хирургов.

Казахстан > Медицина > inform.kz, 18 июня 2017 > № 2212733 Орал Оспанов


Казахстан. Весь мир > Образование, наука. Нефть, газ, уголь. Электроэнергетика > camonitor.com, 16 июня 2017 > № 2209687 Бакытжан Жумагулов

Энергия будущего: мозговой штурм на казахской земле

Автор: Кенже ТАТИЛЯ

ЭКСПО-2017 набирает обороты. 19 июня на его полях начинает свою работу Всемирный конгресс инженеров и ученых – WSEC-2017. Повестка дня определена следующая: «Энергия будущего: инновационные сценарии и методы их реализации».

Мы попросили рассказать об этом уникальном форуме председателя оргкомитета WSEC-2017, президента Национальной инженерной академии РК, академика Бакытжана Жумагулова.

– Как возникла идея проведения такого форума, и что является главной его целью? Каков уровень представительства на этом форуме?

– Идея провести в Казахстане Всемирный конгресс появилась у нас еще три года назад. Тогда все мы были под впечатлением инициативы президента Нурсултана Назарбаева о проведении международной выставки ЭКСПО-2017 в Астане и последующей победы Астаны в конкурсе за право принять ее.

Предстоящая выставка особо привлекла внимание наших ученых и инженеров, поскольку ее тематикой была выбрана «Энергия будущего». А это большое поле для научно-технологической деятельности. Ведь энергия будущего – это не то затратное и экологически вредное сжигание углеводородного топлива, которое еще в начале XXI века было доминирующим во всем мире (да и сейчас оно не слишком быстро уступает свои позиции). Нет, это, прежде всего, экологически чистая возобновляемая энергия, безопасная и доступная всему человечеству, а кроме того, эффективное и экономное потребление энергоресурсов.

Даже обычная энергетика не обходится без научного совершенствования, а альтернативная энергетика – это тем более настоящий «клондайк» для ученых, инженеров, инноваторов. Она пока еще не так развита, как традиционная, и по ряду направлений пока не может выдержать конкуренцию с ней. А значит, нужны новые массированные исследования и разработки, которые и создадут огромную наукоемкость данной отрасли.

Поэтому научно-инженерный корпус Казахстана живо откликнулся на предложение организовать в рамках ЭКСПО-2017 специальное мероприятие, причем не просто научное, что уже апробировано на других ЭКСПО, а именно уникальное научно-инженерное, чего еще не было и что столь хорошо отвечает тематике выставки в Астане.

В продвижении данной идеи мы объединили усилия двух крупных казахстанских академий – Национальной инженерной академии РК и Казахстанской национальной академии естественных наук, возглавляемой академиком Нуртаем Абыкаевым. И этот тандем продемонстрировал высокую эффективность. Была разработана концепция Всемирного конгресса и поставлена цель: стать глобальной площадкой, на которой ведущие ученые и инженеры мира обсудят важнейшие достижения и тенденции, складывающиеся в современной энергетике, пути и методы решения глобальных энергетических проблем. Это будет очень важным дополнением к международной выставке, демонстрирующей лучшие достижения человечества, послужит поиску новых решений большого числа задач в данной сфере.

Что касается уровня представительства на этом форуме, то, прежде всего, следует назвать его ключевых участников-соорганизаторов. Это ряд министерств РК – энергетики, иностранных дел, образования и науки; крупнейшие энергетические компании страны; ведущие мировые организации: Международное агентство по возобновляемым источникам энергии IRENA, Межправительственная группа экспертов по изменению климата (организация – лауреат Нобелевской премии мира), Международная инженерная академия, Федерация инженерных институтов исламских стран, Китайская корпорация Sinopec, Российская академия естественных наук, Китайская инженерная академия, Международная ассоциация водородной энергетики, Институт наук и технологий Masdar (ОАЭ), Международное общество по солнечной энергии (США) и другие.

В конгрессе принимают участие свыше тысячи ученых и специалистов из 51 страны мира. Среди них лауреаты Нобелевской премии и международной премии «Глобальная энергия», президенты международных и национальных академий, руководители крупнейших энергетических компаний и международных организаций, ректора вузов, руководители международных и национальных научных центров, инновационных компаний и т.д.

Так что уровень конгресса очень солидный и вполне соответствует тому высокому значению, которое придается всей международной выставке ЭКСПО-2017, впервые проходящей в Казахстане.

– Какова повестка дня конгресса, и на каких проблемах будет сделан главный упор при обсуждении?

– Программа конгресса очень насыщенная и рассчитана на два дня. За это время пройдут два пленарных заседания, пресс-конференции и брифинги, три «круглых стола», организаторами которых выступят ведущие мировые организации – уже упомянутое Агентство IRENA, катарская компания Networked Energy Services и Международная геотехническая ассоциация.

Большое внимание мы уделим секционным заседаниям, на которых участники конгресса будут группироваться по интересам. Обсуждения в них будут проходить по четырем главным тематическим направлениям:

Перспективы и сценарии развития мировой энергетики до 2050 года.

Баланс энергетической трилеммы: безопасность, доступность и экологическая устойчивость.

Развитие энергоресурсов: мировые тенденции, конкурентоспособность, инновации и перспективы использования в Казахстане.

Научное кадровое обеспечение.

Эти направления будут детализированы для работы в десяти специализированных секциях. В них состоится обсуждение таких вопросов, как фундаментальные тренды и перспективы энергии будущего, инновации, инвестиции и технологии низкоуглеродного развития, концепция энергоэффективности, системы энергообеспечения и их влияние на экологию, инновационный потенциал атомной энергетики, инженерное образование, его роль в устойчивом развитии общества, международное сотрудничество и другие.

Обсуждение будет совершенно свободным, жестких рамок или каких-либо научно-идеологических ограничений нет. Поэтому сегодня я могу только предположить, на чем будет сделан особый упор в дискуссиях. Думаю, что это будут вопросы, имеющие особое стратегическое значение. Такие, например, как особенности и последствия гигантского научного и технолого-экономического прорыва человечества в новое качество возобновляемой и альтернативной энергетики, который произошел за последние полтора десятилетия; процесс удешевления технологий и снижения стоимости электроэнергии; рост доли возобновляемых источников энергии (ВИЭ) в мировом производстве; инвестиции в исследования и разработки; новое понятие распределенной энергетики; разработки новых накопителей энергии для решения критической задачи компенсации нестабильности ВИЭ и т.д.

– Чего лично вы как ученый и организатор науки ждете от этого конгресса?

– Прежде всего, повышения степени узнаваемости и авторитета казахстанской науки и инженерии. Ведь столь масштабное научно-инженерное мероприятие у нас проводится впервые. Так что появляется прекрасная возможность для того, чтобы, как говорится, и на других посмотреть, и себя показать. А еще наладить более тесные творческие контакты с зарубежными коллегами. Кстати говоря, уже сам процесс подготовки конгресса позволил нам выстроить новые цепочки связей с известными мировыми организациями и научными центрами – это несомненный плюс.

Во-вторых, я жду уточнения ориентиров и перспектив казахстанской науки и инновационной деятельности в сфере новой энергетики, так как к нам приезжают мировые светила в данной области.

В-третьих, хотелось бы оживить международный аспект сотрудничества ученых и инженеров – в плане не только совместных форумов, но и реальных исследований, в которых участвуют интернациональные группы специалистов. Это ведущий тренд в мировой практике для таких новаторских областей, как возобновляемая энергетика, – здесь очень трудно добиться успеха, «варясь в собственном соку». Вообще, интернационализация науки – неоспоримая тенденция, и, к сожалению, здесь мы пока отстаем.

Наконец, я жду обретения нашими специалистами опыта организации самых масштабных международных мероприятий, который затем можно использовать и в других важных отраслях знаний. Это будет несомненная польза для всего научно-инженерного сообщества Казахстана.

И, конечно же, я жду того, что конгресс внесет реальный вклад в общий успех международной выставки ЭКСПО-2017 в Астане.

– Какими вам видятся перспективы развития возобновляемых источников энергии в Казахстане? На каких направлениях отечественным ученым и инженерам необходимо сконцентрировать усилия, чтобы преодолеть существующие в этом плане технологические проблемы?

– Перспективы развития возобновляемых источников энергии в нашей стране четко обозначил президент Нурсултан Назарбаев в Стратегии «Казахстан-2050» и в выступлении на торжественном открытии международной выставки ЭКСПО-2017 в Астане. Он заявил, что Казахстан, несмотря на наличие огромных запасов углеводородного сырья, будет активно переходить на возобновляемые источники энергии и сможет за их счет производить к 2050 году почти половину общего объема электроэнергии.

Так что перспективы очень большие. Более детальную информацию мы услышим уже в ходе конгресса: на первом пленарном заседании с докладом «Форсайт-2050: Новый мир энергии и место Казахстана в нем» выступит министр энергетики нашей страны Канат Бозумбаев.

Если же говорить в целом, то естественным было бы ожидать, что в области возобновляемой энергетики наша страна будет ориентироваться, прежде всего, на использование энергии солнца и ветра (этим природа нас не обделила). Здесь есть особенности, например, сильные ветры Джунгарских ворот – они обладают высоким энергопотенциалом, но создают проблемы для использования серийных ветростанций вплоть до их разрушения. Тут есть над чем поломать головы. Наверняка мы будем использовать и энергию малых рек – здесь у наших ученых и инженеров уже есть опыт, например, по Южному Казахстану, а также впечатляющий пример соседнего Китая.

Но существуют и другие важнейшие направления, требующие новых исследований и разработок, даже коренной модернизации. Это сжигание топлива, где крайне важно поднимать эффективность и добиваться сокращения вредных выбросов – такие научно-инженерные разработки у нас уже имеются.

Есть также примеры совершенствования очистки газов, выбрасываемых в атмосферу, например, с использованием технологий электрического разряда. При этом возвращается в твердом виде углерод, бывший в виде газообразных окислов, и его можно направить на какие-либо практические цели.

Кстати говоря, в работе нашего конгресса примут участие представители Межправительственной группы экспертов по изменению климата. Она была основана в 1988 году Всемирной метеорологической организацией и Программой ООН по окружающей среде и удостоена Нобелевской премии мира. Эта группа еще в 2005 году акцентировала внимание на необходимости улавливания и удаления из атмосферы углерода в виде СО2. Так что наши ученые здесь в тренде.

Наконец, важной задачей для всей экономики является сокращение ее энергоемкости. Об этом тоже говорил глава нашего государства на торжественном открытии ЭКСПО-2017.

– Одна из последних ваших публикаций называется «Если бы глобального потепления не было, то его надо было бы придумать». Вы не верите в глобальное потепление?

– Я ученый, а в науке не принято оперировать понятиями «верю – не верю». И хотя я математик, а не специалист по климатологии, ситуация в данном вопросе мне известна.

Прежде всего, глобальное потепление существует. Наукой давно доказано, что Земля пережила не одно изменение климата – были и похолодания вплоть до великого оледенения, и периоды потепления. Все это происходит циклично вследствие природных факторов. В последнее время наблюдается именно потепление, это факт.

Но если еще сто лет назад его можно было с полным на то основанием объяснить природными причинами, с которыми ничего не поделаешь, то теперь ситуация изменилась. Человечество стало выбрасывать в атмосферу такое количество СО2, что оно заметно повышает его концентрацию, и чем дальше, тем больше. А ведь углекислый газ относится к парниковым, способным накапливать тепло и повышать температуру Земли. То есть в игру вступает антропогенный фактор.

А если так, то надежды на будущее естественное похолодание становятся призрачными, и во весь рост встает вопрос «Что делать?». Ведь если так будет продолжаться и дальше, то человечество не только «загазует» атмосферу, но и перегреет планету. Получается, с данным явлением нужно бороться, сокращая объемы выбросов и переходя на возобновляемые источники энергии. Эту точку зрения с 1990-х годов прорабатывали солидные коллективы ученых, и в результате она нашла поддержку у ООН, а Парижское соглашение 2015 года по изменению климата подписало беспрецедентное число стран мира – 194.

Есть и другие мнения – как ученых, так и политиков (например, в США), сомневающихся в роли антропогенного фактора. В этом, собственно, и заключается спор. Сам я в нем не участвую, да и спорщиков не так уж много. А в своей статье я писал о взрывном развитии технологий возобновляемой энергетики. Оно произошло именно благодаря вниманию, которое было вызвано тревогой по поводу глобального потепления и формированием соответствующей идеологии. Если бы ее не было, то для получения такого результата пришлось бы подобную идеологию просто придумать (великий Вольтер в свое время намекал на такую возможность). Но сейчас технологический результат в новой энергетике уже есть, поэтому мы можем не оглядываться назад и смело идти вперед.

Казахстан. Весь мир > Образование, наука. Нефть, газ, уголь. Электроэнергетика > camonitor.com, 16 июня 2017 > № 2209687 Бакытжан Жумагулов


Казахстан. Испания > Миграция, виза, туризм. Алкоголь > camonitor.com, 16 июня 2017 > № 2209668 Шухрат Хакимов

Винодел Шухрат Хакимов: наш человек в Испании

Автор: Сара Садык

«В Казахстане гораздо легче открыть свое дело, чем в Европе, потому что у нас меньше бумажной волокиты и бюрократии», – утверждает наш соотечественник Шухрат Хакимов, соучредитель и генеральный директор компании WINEX FOOD, работающей на Пиренейском полуострове.

За место под солнцем

– Компании пошел уже 6-й год, но я все еще чувствую себя новичком в сфере, связанной с производством и экспортом вина, – признается Шухрат. – У меня не хватает навыков, времени и опыта, и я как заведенный бегаю с утра до вечера, чтобы решить вопросы, возникающие по ходу.

29-летний бизнесмен родился в интернациональной семье: отец – уйгур, мать – узбечка. Все его детские воспоминания связаны с Темиртау. Учился в лучшей школе этого города – гимназии имени Тохтара Аубакирова. Потом изучал науки в Карагандинском экономическом университете (бывшем кооперативном институте). Оттуда пытался уехать учиться по «Болашаку» за границу. Три раза отправлял документы, но по каким-то причинам не проходил.

– Дальше было проще, – продолжает Шухрат. – Окончил университет и, выиграв стажировку в онлайн-игре, поступил на работу в один из алматинских банков. Но стремление продолжить свое образование оставалось, и я параллельно искал по всему миру такой университет, куда можно поступить на грант. Когда почти одновременно пришли приглашения из России и Франции, выбрал Европу. Так я стал изучать основы виноградарства и виноделия в аграрной школе в городе Анже. Окончив ее, работал в компании, которая занимается продвижением французских вин в других странах. А поскольку я выходец из постсоветской страны, то мне досталась Россия. Через год решил открыть свое дело и уехал в Испанию. Почему туда? Потому что во Франции заниматься сегодня бизнесом равносильно самоубийству: очень высокие налоги – они могут в совокупности доходить до 60%.

Испания тоже не самая лучшая страна в мире, проблем у нее хватает. В 2007-2012 годах безработица здесь доходила до 24%. Посчитав это единственным выходом из экономического коллапса, правительство ввело политику максимального экспорта, и все, что было связано с этим и созданием рабочих мест, поощрялось. После долгих переговоров с местными инвесторами весной 2012 года был составлен бизнес-план и открыта совместная компания. Вначале мы планировали заниматься, помимо вина, пива и крепкого алкоголя, еще и производством и экспортом продуктов питания, но не было (и нет до сих пор) ресурсов – ни человеческих, ни финансовых.

На сегодняшний день компания уже не убыточная, но все доходы мы вкладываем в развитие. У нас работают всего 10 человек, при этом адвокаты, маркетологи и дизайнеры, являясь частными предпринимателями, – по аутсорсингу. Это оправданный шаг. Когда у тебя изначально ограниченные ресурсы, самый лучший вариант – иметь квалифицированных работников за корректные деньги. Потом, когда такие мини-компании, как наша, выходят на собственные оборотные средства, можно позволить иметь своих специалистов, если, конечно, в этом возникнет необходимость. Чтобы сэкономить, стараемся не тратить деньги на производственные мощности. В Испании в докризисное время построили очень много виноделен. Часть их постоянно перепродается или сдается в аренду. Работая на минимальных маржах, стремимся, чтобы наш продукт был доступен потребителю на рынках тех стран, где покупательская способность низкая. Средняя цена закупа там в два-три раза меньше, чем, например, в Сингапуре, Таиланде, Тайване, Корее, Японии и даже Европе, где это вино производится.

Бюрократия в Европе – та еще

– Каково это – открыть иностранцу свое дело в чужой стране?

– Сказать, что Испания, Англия или Франция – лучшие страны в мире для ведения бизнеса, нельзя. Там, где независимость насчитывает не 25 лет, а гораздо больше, та еще бюрократия. Чтобы иностранец мог работать как частный предприниматель или наемный работник, необходимо иметь вид на жительство с разрешением на работу в конкретной зоне и именно в том рабочем секторе, куда планируешь вкладывать свой труд. А чтобы получить вид на жительство, нужно пройти очень много процедур. В первую очередь – в стране, гражданином которой являешься.

А в Казахстане просят документы, которые необходимо получить в Испании. Этот двойной бюрократизм не облегчает жизнь начинающим бизнесменам.

– Словом, получить вид на жительство с разрешением на работу суперсложно?

– Я вам честно скажу: это настолько тяжело, что даже вспоминать не хочется. Так меня это достало! Вся молодежь, которая, отучившись в Европе, осталась там, знакома с этим. Плюс рабочую визу дают только на год, и то лишь в том случае, если сможешь подтвердить свою нужность этой стране. Поэтому я и не понимаю людей, которые срываются и едут в чужую страну в поисках лучшей жизни. Среди них есть такие, которые плохо живут на родине, но, напрягаясь изо всех сил, копят деньги, приезжают, к примеру, в Испанию и живут еще хуже, чем дома.

Так вот, вид на жительство с разрешением на работу бывает разных категорий, и в каждой провинции свои правила. Общепринятым является лишь то, что социальные службы в первую очередь трудоустраивают испанцев, и только после того, как не найдут среди них кандидатов на свободную вакансию, приглашается иностранный работник. Я имею в виду квалифицированный труд – учителей, медиков, инженеров, банковских работников и т.д. Есть адвокаты, которые занимаются этим вопросом, но я сам легально прошел все процедуры. Правда, потратил очень много времени – год, если не больше.

Но получение вида на жительство с разрешением на работу – еще не все. Теперь компания, которую ты сам создал, должна нанять тебя на работу. В связи с тем, что в Испании высокий уровень безработицы, необходимо три месяца подряд выставлять на бирже труда все вакансии. Это несмотря на то, что ты уже давно знаешь, кого возьмешь на работу. В нашей компании работа с бумагами заняла два года.

Я все это рассказываю опять же к тому, что многие наши, уехав, начинают говорить, что в Казахстане все было плохо. На самом деле это не так. Документы на ведение бизнеса куда легче получить у нас. Сейчас меня наверняка спросят: почему в таком случае я здесь, в Испании, а не дома?

– Да, кстати, почему?

– Когда я начинал, мне нужно было набраться опыта. А испанские вина достаточно хорошо чувствуют себя на мировом рынке. С ними могут конкурировать разве что итальянские и французские. С тех пор прошло пять лет, а мне все еще надо учиться и учиться технологическим процессам. Да, сегодня я произвожу вино, но рядом со мной всегда консультант-технолог, который контролирует его качество.

В Казахстане вино тоже можно делать, но чтобы продвинуть его на рынок, кроме четкого плана, терпения, поддержки государства, нужно еще убедить местных дистрибьюторов проявить лояльность к отечественному продукту, выделив квоту на его реализацию на местном рынке. Если этого не будет, то заниматься экспортом нереально. В той же Испании приезжающие на отдых иностранцы видят, что 40-50% испанских вин, которые стоят на прилавках любых винных магазинов мира, имеют локальное потребление.

…У меня есть много друзей-казахстанцев, которые, получив образование за границей, вернулись домой. Большинство из них – «болашаковцы». Все они говорят, что есть проблема реинтеграции. То есть ты приезжаешь весь такой образованный, хочешь развивать все вокруг, но получается далеко не всегда. Хотя сейчас, говорят, стало намного легче, потому что выпускники этой стипендиальной программы, повзрослев, сформировали свой круг и теперь пытаются совместно вносить свой вклад в развитие общества. А у меня получилось так: моя работа связана с Испанией, но я считаю себя казахстанцем.

Если придется когда-нибудь менять гражданство (во-первых, в связи с тем, что я женат на испанке, а во-вторых, в силу коммерческих интересов), это не изменит моих патриотических чувств. Да, в Казахстане есть такие проблемы, как безответственность, недообразованность, но я поработал и в Италии, и во Франции, и в России, и если сравнивать с тем, что видел там, то у нас и не хуже, и не лучше. Поэтому наша компания начала с Казахстана, а не с России, хотя в первом рынок значительно меньше: для нас он не столько стратегический, сколько имиджевый.

Да, в Казахстане очень тяжело с логистикой. Например, отправка 20-тонного контейнера с вином из Испании в Китай стоит 1200 евро. А чтобы отправить этот же контейнер машиной в Казахстан, потребуется минимум 7,5 тысячи. Плюс к этому надо добавить расходы таможенные и дистрибьюторов. Наши люди, накладывая 100-300-процентную маржинальность, не думают о потребителе. Делают они это не от жадности. Просто наша азиатская система ведения бизнеса предполагает какие-то уникальные условия. Например, продавая товар, нужно вкладываться еще, назовем это так, в маркетинг.

Листинг вместо взяток и откатов

– Вы имеете в виду банальные взятки?

– Нет, их время уже прошло. Теперь, если у вас что-то просят, то для «коммерческих целей», а не для своих личных нужд. Например, если нужно продать товар, то просят на развитие бренда, иначе говоря, на организацию мероприятий по его продвижению. К сожалению, эта схема присуща не только Казахстану. Просто слово «взятка» поменяли вначале на «откат», а «откат» – на «листинг», определенные ритейлером правила и требования для допуска товара к продаже в торговой точке. Хотите с нами работать – значит, поставляя товар, вы еще должны заплатить за это согласно официально существующему прайсу – листингу. Но что касается нашей компании, то поскольку мы работаем с минимальной маржой, то договариваемся без него. Объясняем, что даем хорошую цену и качество, а коль маржинальность ниже, чем у конкурентов, то на этом можно больше заработать и стать лидером на рынке.

– А на испанке вы женились до открытия своего бизнеса или после?

– Мы учились вместе во Франции, то есть познакомились задолго до того, как я открыл компанию, – в 2009 году. Это сейчас я хорошо говорю на испанском, а тогда, взяв в руки официальный документ на испанском, я не мог понять, что и в какие сроки от меня требуется. Дана мне очень много помогала, да и сейчас помогает с их оформлением, хотя у нее есть свое небольшое дело – она поставляет в рестораны кондитерские изделия собственной выпечки. Детей у нас с ней пока нет. Мне самому интересно, что получится в нашем с ней союзе. Смесь, думаю, будет сильной.

– В Казахстане сейчас у многих чемоданные настроения. Люди уезжают из страны, в том числе и в Испанию. Что вы им посоветуете?

– Если есть деньги, то хорошо жить можно везде. Я могу еще оправдать пенсионный переезд – это когда люди доживают жизнь в теплом месте. Но просто так взять и переехать в зрелом возрасте и начинать все с нуля в 35-40 – тяжело. По крайней мере, в первые пять лет свою жизнь в чужой стране точно не улучшишь. Интеграция, поиск себя, непонятно, как сложится ситуация с документами… Судить и осуждать не буду, но, на мой взгляд, переезд без четкого плана – несколько безответственный поступок перед семьей и самим собой.

Я поехал за границу с конкретной целью – не эмигрировать и не искать свою идентичность, а учиться. И я остался работать, нет, даже не остался, а приехал работать в Испанию, уже понимая, что буду здесь делать. Мне кажется, что любой человек должен выехать из своей страны как минимум на год. Это поможет понять, что происходит в мире, сравнить и стать более открытым. Те же мало путешествующие испанцы, французы, итальянцы, россияне гораздо более консервативны, чем мы, казахстанцы. Сам я, отучившись во Франции, поработав в Италии, России и Испании, сейчас могу работать где угодно. Правда, в родном Темиртау было бы уже тяжело из-за ограниченности в действиях, но если обстоятельства сложатся так, что нужно будет уехать туда, то могу жить и там. Мне многого не нужно, самое главное – заниматься любимым делом. Кстати, не исключено, что я вернусь домой, в Казахстан. Я хочу, чтобы мои будущие дети понимали, что это моя родина, что там живет вся моя семья. Что скрывать – мне хочется видеть родных почаще, а не раз в год. Моим родителям нравится родина моей жены, они здесь любят отдыхать, но вопрос переезда сюда они не рассматривают. К слову, родители жены ничем не отличаются от моих. Так же хотят, чтобы в стране все было стабильно и спокойно. Поэтому Казахстан в этом плане счастливая страна.

– Это правда, что испанцы по своей натуре ленивы?

– Я первое время тоже так думал. Скажу другое: здесь очень много праздников, что лично меня напрягает. А в смысле трудолюбия все зависит от зоны и человека. Например, жители севера Испании, согласно официальной статистике, по продуктивности не хуже немцев. Но если сравнить нашего постсоветского работника и испанца, то, например, мой отец-металлург будет работать лучше и продуктивнее раза в два любого испанца, потому что у него ментальность такая – не уходить, пока не закончил работу. А здесь неважно, закончена она или нет, но прошло 6 часов – и до свидания. То, что у местных прав много, а обязанностей поменьше, для меня как для работодателя является проблемой. Все-таки я плачу за труд, который должен быть выполнен. И тем не менее, я не считаю, что испанцы ленивые. Если бы это было так, то Испания не была бы 12-й экономикой в мире и 6-й в Европе.

Казахстан. Испания > Миграция, виза, туризм. Алкоголь > camonitor.com, 16 июня 2017 > № 2209668 Шухрат Хакимов


Казахстан. Китай > Внешэкономсвязи, политика. Нефть, газ, уголь. Электроэнергетика > dknews.kz, 16 июня 2017 > № 2209651 Чжан Ханьхой

Мосты между Казахстаном и Китаем укрепляются - Посол КНР в РК

Об основных итогах двустороннего сотрудничества за 25-летний период с момента установления дипломатических отношений между Казахстаном и Китаем и видении перспектив взаимодействия в эксклюзивном интервью рассказал Чрезвычайный и Полномочный Посол КНР в РК Чжан Ханьхой, передает МИА «DKNews» со ссылкой на МИА «Казинформ».

- Ожидается, что китайская сторона примет активное участие в международной выставке ЭКСПО-2017. Как Вы оцениваете ЭКСПО? Назовите особенности павильона КНР.

- ЭКСПО-2017 - это очень успешный проект. На открытии выставки было много высокопоставленных гостей. Состоялась только официальная часть открытия, ожидается приезд многочисленных туристов из разных стран, в том числе из Китая. 24 провинции и города центрального подчинения КНР представят в китайском павильоне ЭКСПО свои экспозиции.

Главная тематика ЭКСПО - «Энергия будущего». Для всех стран, в том числе Китая, это очень важная тема. Китайская сторона представит свои последние технологические достижения в сфере ядерной, ветровой и солнечной энергетики (Китай лидирует в мире по производству такого оборудования), передачи электрической энергии высокого напряжения на большие расстояния по высоковольтным линиям постоянного тока (ВЛПТ).

Большое внимание мы также уделяем энергоемкости и эффективному использованию электроэнергии. В Китае мы также развиваем технологии производства электромобилей, для чего принимаем различные меры, в том числе льготы и преференции для производителей и покупателей. Например, известной маркой электромобилей в КНР является BYD. Сейчас ведется активная работа по совершенствованию технологий зарядки и увеличению емкости аккумуляторов электромобилей.

Китай является крупнейшим в мире потребителем углеводородных ресурсов. Поскольку в КНР большие запасы угля, использование которого неэффективно и оказывает отрицательный эффект на окружающую среду, наша страна развивает технологии переработки угля в нефть и газ. В этих же целях активно развивается и биоэнергетика.

В целом, тематика ЭКСПО отражает дальновидность руководства Казахстана, способствует развитию страны на основе инноваций и сотрудничества с технологически продвинутыми государствами. К примеру, с Китаем у Казахстана реализуется программа сотрудничества в сфере производственных мощностей. Это 51 проект в добывающей и перерабатывающих областях, то есть производстве продукции с высокой добавленной стоимостью. НПЗ в Атырау и Шымкенте позволят обеспечить страну бензином, даст толчок химической продукции. Ведутся переговоры об открытии в Казахстане производства карбамида (азотное удобрение), что очень важно для сельского хозяйства.

Все это позволит Казахстану выбрать самое нужное направление для собственного развития и, на мой взгляд, перспективными сферами являются агропромышленный комплекс и телекоммуникации, которые повысят конкурентоспособность РК.

- В этом году исполняется 25 лет с момента установления дипломатических отношений между Казахстаном и Китаем. Какие достижения двух государств Вы бы отметили?

- Визит Председателя КНР Си Цзиньпина в Казахстан, совмещенный с его участием в Астанинском саммите глав государств-членов Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), носит исторический характер.

Во-первых, визит состоялся в период 25-летия установления дипломатических отношений между нашими государствами. За 25 лет мы успели сделать много, создали прочную базу для взаимодоверия и взаимопонимания.

Произошло сближение наших народов, что выступает гарантией будущих отношений. Мы успешно урегулировали пограничные вопросы, создали мощную правовую базу двусторонних отношений и взаимовыгодного сотрудничества. За 25 лет построили железные дороги, нефтепровод и газопроводы, открыли пограничные пункты. Развиваем телекоммуникации, открыли авиасообщение. Можно сказать, что из всех сопредельных государств Китай так всесторонне выстроил инфраструктурные стыковки только с Казахстаном.

Китай за 25 лет инвестировал в Казахстан 43 млрд. долларов, это первое место на евразийском пространстве. Во время визита Си Цзиньпина в Казахстан только Банк развития Китая заключил с казахстанскими партнерами соглашения на общую сумму 6 млрд. долларов.

За это время создана основа в области гуманитарного сотрудничества, учащаются взаимные поездки студентов, артистов. В течение следующих 5 лет китайская сторона дополнительно предоставит 200 грантов для казахстанских студентов.

Самое главное - это признание успехов Казахстана в Китае, результатов и потенциала нашего сотрудничества. В Казахстан приезжает много китайских инвесторов, растет число китайских студентов в казахстанских вузах.

Более 1000 китайских предприятий будут представлены на ЭКСПО, самая минимальная делегация будет состоять из 100 человек.

Казахстан проводит открытую политику и расширяет контакты с внешним миром, что позволяет перенимать самые передовые технологии и получать необходимую информацию. Это очень важно.

- На прошедшем недавно в Пекине международном форуме «Один пояс, один путь» председатель КНР Си Цзиньпин назвал Казахстан «Чемпионом трансконтинентальных транзитных перевозок». Какое значение придается в КНР вопросу транзита товаров?

- Провинция Гуандун и город центрального подчинения Чунцин - мощные базы производства электронной продукции, а также товаров широкого потребления, которые поставляются на европейские рынки. Для доставки товаров из Китая в Европу через территорию Казахстана по железной дороге затрачивается 15 дней - это очень удобно. Сейчас свыше 20 городов КНР открыли маршруты поставок своих товаров в Европу через Казахстан. Мы везем на Запад одежду, обувь и бытовую электронику, а обратно в Китай - вино, косметику и пиво, автомобили, запчасти к ним. Расширяем ассортимент экспортируемых товаров, снижаем их себестоимость, совершенствуем условия транспортировки продукции в вагонах и рефрижераторах.

Со своей стороны, Казахстан обеспечивает безопасность перевозок грузов. Все идет быстро, повышается конкурентоспособность маршрутов через Казахстан.

Недавно мы открыли телемост между Хоргосом и Ляньюньганом, что стало важным событием в рамках стратегии «Одного пояса, одного пути». Действительно, поставщики все больше стали выбирать сухопутные пути доставки товаров из Азиатско-Тихоокеанского региона в Европу. В 2016 году 1200 контейнерных железнодорожных составов направились по этому направлению.

Пора открыть транзитные перевозки грузов по автодороге, в первую очередь, в направлении Китай - Казахстан - Россия. Для этого необходимо согласовать тарифы, визовые вопросы для водителей, снизить себестоимость и привлекать больше продукции. Этому также будет способствовать вступление в силу в начале 2017 года соглашения об автомобильных перевозках в рамках ШОС.

К примеру, открытие маршрутов Синьцзян-Уйгурский автономный район - Восточно-Казахстанская область - Омск позволит оживить торговлю между нашими странами.

Надо восстанавливать дороги. Будут дороги - будет и туризм между нашими странами. Для развития транспортных коридоров можно привлекать средства не только китайских финансовых институтов, но и таких международных структур, как Азиатский банк инфраструктурных инвестиций (АБИИ).

Параллельно необходимо укреплять сотрудничество в области безопасности в рамках «Одного пояса, одного пути», противодействовать угрозам со стороны «сил трех зол» - терроризма, экстремизма и сепаратизма. Важно гарантировать защиту инвестиций, людей и оборудования. Казахстан уделяет большое внимание этому вопросу.

- Эксперты часто говорят о созвучии программ Казахстана «Нурлы Жол» и Китая «Один пояс, один путь». Что Вы думаете по этому поводу?

- Что касается стыковки Новой экономической политики «Нурлы жол» и «Одного пояса, одного пути», можно сказать, что этот процесс идет не только в сфере инфраструктуры, но и торговле, инвестициях, логистике, телекоммуникациях.

«Нурлы жол» - это мудрая экономическая политика Н.Назарбаева, направленная на оживление экономики Казахстана и обеспечение его выхода на мировой рынок.

В этом плане состыковка «Один пояс, один путь» с «Нурлы жол» обусловлено общими интересами и взаимной выгодой.

- Вы с 2014 года работаете Послом в Казахстане? Этот год объявлен годом китайского туризма в РК. Какие регионы Вы смогли посетить за это время?

- Я был в Алматинской области. У меня напряженный график работы, в связи с чем я не успел посетить другие регионы РК.

У Казахстана очень большой потенциал для развития туристического кластера - Боровое, Чарынский каньон, Балхаш, Алтай, Алатау.

Китайские туристы проявляют интерес к Казахстану, крупная китайская авиакомпания «Air China» открыла линию Пекин - Астана.

Китайские инвесторы хотят инвестировать в туризм, отели и рестораны, но для этого нужно время. Самое главное - подготовить продукцию, поскольку китайцы любят совершать покупки. Например, Москве в прошлом году китайцы потратили 1 млрд. долларов.

- Димаш Кудайбергенов, принявший участие в китайском проекте «I am a Singer», стал, как бы мостом, соединяющим казахский и китайские народы в культурном отношении. Какие сходства в культурах казахов и китайцев Вы замечаете?

- Недавно Димаш Кудайбергенов выступил на гала-концерте ШОС. У него есть талант, и его любит молодежь. Искусство не имеет границ. Своим выступлением в Китае Димаш не только пропагандировал искусство и талант казахского народа, но и дружбу между Китаем и Казахстаном.

Казахстанский народ трудолюбивый и талантливый, добрый и гостеприимный. Люблю казахскую кухню (казы, бешбармак), беру казы и казахстанскую муку, мед в качестве подарков для своих близких и друзей. Высококачественные и экологически чистые продукты РК пользуются большим спросом в КНР. Я вижу оживленность и духовный подъем казахстанского общества, его веру в светлое будущее страны. Особенно молодое поколение Казахстана, у него больше знаний о мире, возможности выехать за границу и работать с другими странами - это схоже с молодым поколением Китая.

- Спасибо за интервью!

Казахстан. Китай > Внешэкономсвязи, политика. Нефть, газ, уголь. Электроэнергетика > dknews.kz, 16 июня 2017 > № 2209651 Чжан Ханьхой


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter