Всего новостей: 2525913, выбрано 3294 за 0.157 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки. СМИ, ИТ > kursiv.kz, 16 июня 2018 > № 2645367

Размер базовой пенсии теперь можно узнать на eGov.kz

Справку по расчету размера базовой пенсионной выплаты можно получить через портал eGov.kz. Об этом сообщили в пресс-службе АО "Национальные информационные технологии".

Воспользовавшись данным сервисом, расположенным на главной странице портала eGov.kz, пенсионер получает справку о том, в каком размере он будет получать новую базовую пенсионную выплату.

Для получения справки, можно зайти на портал без ЭЦП, авторизовавшись лишь по ИИН, и при помощи SMS-пароля или ЭЦП подтвердить свой запрос.

«Главная цель интегрирования информационных систем Министерства труда и социальной защиты населения РК, ЕНПФ и портала электронного правительства – это возможность получения всей информации о своих пенсионных отчислениях и накоплениях, не выходя из дома. Теперь, при изменениях расчетов базовой пенсионной выплаты, граждане пенсионного возраста смогут получить необходимую информацию в режиме онлайн», - отметил председатель правления АО «Национальные информационные технологии» Асет Турысов.

На портале электронного правительства можно заказать услуги: «Выдача информации о состоянии пенсионных накоплений (с учетом инвестиционного дохода) вкладчика (получателя) ЕНПФ» и «Получение справки о пенсионных отчислениях». Услуги расположены в категории «Гражданам», рубрика «Трудоустройство и занятость», раздел «Трудовые отношения». Данные услуги оказываются бесплатно.

Напомним, что в 2018 году были введены изменения в пенсионном законодательстве. С 1 июля 2018 года в Казахстане будет изменен механизм начисления базовой пенсии. Если на данный момент все пенсионеры получают базовую пенсию в одинаковом размере, то начиная с названного срока размер базовой пенсии будет пересматриваться в зависимости от стажа.

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки. СМИ, ИТ > kursiv.kz, 16 июня 2018 > № 2645367


Казахстан > Образование, наука > inform.kz, 15 июня 2018 > № 2647164

ЕНТ на английском предложили сдавать североказахстанским выпускникам

В прошлом учебном году в 57 школах Северо-Казахстанской области 99 учителей вели уроки химии, физики, биологии, информатики за счёт вариативного компонента на английском языке, передает корреспондент МИА «Казинформ».

Об этом на брифинге в региональной службе коммуникаций рассказала руководитель управления образования Гульмира Каримова.

По ее информации 54 педагога области имеют сертификаты уровня В1 и В2.

«С 2018 года преподавание химии, физики, биологии и информатики на английском языке продолжится в 205 школах 349 педагогами», - отметила Г.Каримова.

Она отметила, что стратегическая цель трёхъязычного образования заключается в том, чтобы создать необходимые условия для одновременного владения тремя языками.

«Мы завершили второй этап внедрения обновленного содержания. И уже на следующий год у нас будет семь параллелей, которые будут работать в этом направлении. Это 1,2,3 классы, 5-6-7 и 8 классы. Остается еще два этапа, чтобы мы полностью могли перейти на обучение по обновленной программе», - сказала Г. Каримова.

На прошлой неделе в регионе прошли переводные, выпускные экзамены в школах. Теперь североказахстанским выпускникам предстоит единое национальное тестирование. Его можно сдавать на английском языке.

В этом году в Северо-Казахстанской области окончили школу 3894 выпускника. ЕНТ намерены сдать 2748 человек.

Казахстан > Образование, наука > inform.kz, 15 июня 2018 > № 2647164


Казахстан. Россия > Таможня. Приватизация, инвестиции. СМИ, ИТ > kursiv.kz, 15 июня 2018 > № 2645372

Казахстан и Россия протестируют навигационные таможенные пломбы на транзите из ВКО в Новосибирск

Дмитрий ПОКИДАЕВ

Комитет государственных доходов (КГД) Казахстана и Федеральная таможенная служба России планируют провести пилотный проект по использованию навигационных (электронных) таможенных пломб на товарах, идущих транзитом из Восточно-Казахстанской области в Новосибирск, сообщил 15 июня председатель КГД Ардак Тенгебаев.

Навигационная пломба – часть механизма контроля за перевозками с использованием средств электронной идентификации: при опломбировании партии товаров на таможне, такая пломба начинает выдавать сигнал, который позволяет в режиме онлайн отслеживать его перемещение от таможенного поста. С помощью этого «маячка» таможенники, в частности, имеют возможность видеть, действительно ли товар был доставлен в тот пункт назначения, который заявлялся декларантом, либо ушел «налево».

При этом обязанности по наложению и снятию навигационных пломб возлагаются на отправителей или получателей грузов, их представителей или перевозчиков, то есть стоимость такой пломбы погашается, в конечном счете, владельцем груза.

«Мы планируем провести пилотный проект с Российской Федерацией по навешиванию электронных пломб при доставке товаров с таможенного поста «Бахты» в Восточно-Казахстанской области до пунктов таможенного оформления в Новосибирске и в Алтайском крае», - сказал Тенгебаев в кулуарах 67-го заседания Совета руководителей таможенных служб государств – участников СНГ в Астане.

По его словам, в Казахстане уже был проведен внутренний «пилот» по использованию электронных пломб, при доставке товаров с таможенного поста «Жаркент» до центра таможенного оформления «Алмалы» в Алматы.

«В принципе, из 76 единиц доставки вышли только два факта нарушения этой пломбы, связано это было с техническими проблемами», - отметил глава КГД.

По его словам, таможня Казахстана в будущем обязательно перейдет на повсеместное использование навигационных пломб.

«Но здесь есть вторая сторона – мы должны сделать стоимость этих пломб и условия навешивания этих пломб очень комфортными для нашего бизнеса, вот над этими вопросами мы работаем, и обсуждение на сегодняшнем совещании тоже касалось этого вопроса», - сказал Тенгебаев.

Его поддержал руководитель Федеральной таможенной службы Российской Федерации Владимир Булавин.

«Здесь вопрос в том, что, защищаясь от недобросовестных участников внешнеэкономической деятельности, которых у нас все-таки меньшинство, мы не должны затронуть интересы добросовестных участников ВЭД с точки зрения увеличения на них административной и финансовой нагрузки», - сказал Булавин.

Он отметил, что ныне действующие свинцовые пломбы морально и физически устарели с точки зрения степеней их защиты.

«С точки зрения возможности их (свинцовых пломб – Кь) воспроизводства кустарным способом – нынешняя техника позволяет это делать. Но если мы оцифровали все таможенные процессы и процедуры, то создать «умную» пломбу не так сложно. Я думаю, что мы когда-нибудь придем к тому, что у нас будут и «умные» контейнеры, и «умные» платформы, и насыщенность цифровой среды будет такой, что любое неправомерное действие декларанта или должностного лица таможенной службы будет оставлять свой электронный след, который тут же будет идентифицирован и по нему будет приниматься решение», - заявил глава ФТС.

Казахстан. Россия > Таможня. Приватизация, инвестиции. СМИ, ИТ > kursiv.kz, 15 июня 2018 > № 2645372


Казахстан > Финансы, банки. СМИ, ИТ > kursiv.kz, 15 июня 2018 > № 2645371

«Казахтелеком» вступил в ОЮЛ «Национальная ассоциация развития блокчейн и криптотехнологий в РК»

Соглашение о вступлении подписали сегодня в г. Астана председатель правления АО «Казахтелеком» Куанышбек Есекеев и президент Ассоциации блокчейн Алан Дорджиев, сообщает служба по связям с общественностью АО «Казахтелеком».

Мероприятие было организовано в формате информационного мастер-класса по блокчейн-технологиям, по итогам которого, в рамках церемонии подписания соглашения о вступлении, АО «Казахтелеком» получил свидетельство о своем участии в Ассоциации.

«Потенциал блокчейн-технологий применим ко всем сферам нашей жизни и не только для внутренней инфраструктуры страны. В силу выгодного расположения Казахстана между КНР и Европой, имеется транзитный цифровой потенциал. Именно поэтому сейчас идет реализация пилотного проекта с гигантом GenesisMining на базе технических возможностей «Казахтелекома». Крупнейший дата- центр компании стал ключевым объектом в рамках проекта по новым облачным вычислениям, где будет находиться оборудование для обработки данных для решений в области искусственного интеллекта, облачных технологий и блокчейн», - пояснил Куанышбек Есекеев.

При этом, президент Ассоциации по развитию блокчейн Алан Дорджиев, отвечая на вопрос журналистов отметил, что Ассоциация создана не для того, чтобы получить какую-то прибыль.

«Участники в первую очередь заинтересованы в развитии блокчейн-технологий в Казахастане. Поэтому скорее всего участниками будут выступать компании или структуры действительно работающие в этом направлении» - отметил он.

Алан Дорджиев добавил, что на определенном этапе Ассоциации также придется работать с госорганами для улучшения законодательного фона и налоговой системы.

Отметим, что на протяжении ряда лет «Казахтелеком» проводит исследования технологий, инициирует обсуждения возможностей и перспектив применения технологии блокчейн в различных областях экономики, а также изучает примеры успешного применения в разных странах. Мероприятия по обсуждению возможностей блокчейн начинались с формата мастер-классов и панельных сессий в рамках международных форумов. На сегодняшний день мультисервисный оператор выступает в роли генерального партнера полноценной конференции «Блокчейн-регулирование: возможности и риски».

Казахстан > Финансы, банки. СМИ, ИТ > kursiv.kz, 15 июня 2018 > № 2645371


Казахстан. Германия. Люксембург > Финансы, банки > kursiv.kz, 15 июня 2018 > № 2645368

Государственные ценные бумаги Казахстана в июле включат в список бумаг в системе Clearstream

Национальный банк Казахстана совместно с Clearstream реализует проект по включению государственных ценных бумаг (ГЦБ) Казахстана в список ценных бумаг, рассчитываемых в системе Clearstream, сообщает пресс-служба Нацбанка.

Сейчас, по информации пресс-службы финрегулятора, проводятся заключительные мероприятия по настройке канала связи с казахстанским рынком.

Запуск проекта ожидается в июле 2018 года.

«Реализация совместного проекта позволит проводить расчеты по всем государственным ценным бумагам, выпущенным в рамках казахстанского законодательства в тенге, через международную расчетную систему Clearstream и расширит доступ иностранных инвесторов к казахстанскому фондовому рынку. Запуск системы будет способствовать увеличению спроса со стороны иностранных инвесторов на казахстанские государственные облигации, повышению их ликвидности и привлекательности на внешнем рынке», - отмечается в распространенном письме Нацбанка РК.

В сообщении также отмечается, что реализация проекта позволит расширить источники долгосрочного фондирования и снизить стоимость заимствований для государства.

«Данная инициатива окажет положительное влияние на формирование кривой доходности и дальнейшее развитие казахстанского рынка ценных бумаг. В целом проект нацелен на развитие инфраструктуры местного рынка, его узнаваемости в мировых инвестиционных кругах», - поясняется в письме.

Отметим, 27 июня Нацбанк РК при содействии Bloomberg и Clearstream планирует провести в Лондоне специальную конференцию для зарубежных инвесторов «Investment opportunities in Kazakhstan», приуроченную к запуску новой линии.

Казахстан. Германия. Люксембург > Финансы, банки > kursiv.kz, 15 июня 2018 > № 2645368


Казахстан > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > kursiv.kz, 15 июня 2018 > № 2645364

Сагинтаев: Цифровизация выведет экономику из тени

Салим САКЕНОВ

Премьер-министр Бакытжан Сагинтаев уверен, что цифровизация выведет компании из тени в реальный сектор экономики. Об этом он заявил в ходе совместного заседания палат парламента в пятницу в Астане.

«Большая работа должна проводиться по диверсификации экономики. Глава государства в прошлом году в своем послании обозначил третью модернизацию экономики нашей страны, и объявлена новая модель экономического роста. В этой связи проводится большая работа, мы обследовали практически 500 предприятий крупных и средних по всей стране, проанализировали готовность их к параметрам 4.0», - рассказал премьер-министр.

Он отметил, что сегодня «14 крупных компаний имеют свою программу, большая работа проводится по цифровизации экономики».

«Мы сегодня говорим о цифровизации, мы говорим о том, что необходимо выводить экономику из тени. У нас по разным расчетам почти 38% (предприятий) находится в тени. И вот переход к цифровизации, к электронной коммерции приведет к тому, что мы все больше и больше те компании, которые будут работать в тени, будем выводить в реальный сектор», - уверен Сагинтаев.

При этом он отметил, что согласно расчетам, предполагалось, что к 2022 году порядка 200 тыс. человек будут работать в сфере электронной коммерции. «Но сегодня в течение пяти месяцев мы имеем уже 40 тысяч человек, работающих в этой сфере. В ближайшее время мы достигнем этих 200 тысяч работников. Это говорит о том, что все больше и больше людей вовлечены в сферу реального открытого бизнеса», - заявил он.

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > kursiv.kz, 15 июня 2018 > № 2645364


Казахстан > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > kursiv.kz, 14 июня 2018 > № 2645375

Минтруда: Электронная биржа труда набирает популярность

 Мадина МАМЫРХАНОВА

Услугами Электронной биржи труда (ЭБТ) воспользовались более 41 тыс. работодателей, 133 тыс. соискателей. Трудоустроено посредством ЭБТ 112 тыс. соискателей. Наибольшая востребованность среди соискателей, по информации Министерства труда и социальной защиты населения РК, приходится на специалистов среднего звена, передает корреспондент Kursiv.kz.

Как сообщил в ходе брифинга на площадке СЦК вице-министр труда и социальной защиты населения РК Нуржан Альтаев, на сегодняшний день на портале ЭБТ размещено более 35 тыс. вакансий, более 70 тыс. резюме от работодателей, центров занятости, частных агентств занятости и соискателей. За период январь-май 2018 года частными агентствами занятости на Электронной бирже труда было опубликовано 5 398 вакансий.

«С начала текущего года по инициативе министерства труда и социальной защиты создана Электронная биржа труда. Это очень удобная единая цифровая площадка для предприятий и работодателей, для работников, для того, чтобы искать работу и для того, чтобы искать себе работника. Если ранее находить себе работу нужно было через какие-то соответствующие газеты, кучу всяких разрозненных сайтов, которые по разным городам, либо же нужно было искать через знакомых, либо через центры занятости, идти туда, обращаться и, непосредственно, заходить. На сегодняшний день - это электронная площадка, на которую можно заходить через интернет, через компьютер, через смартфон и видеть все имеющиеся и зарегистрированные вакансии на этой электронной бирже труда по всему Казахстану», - сообщил Нуржан Альтаев.

При этом он отметил, что на ЭБТ имеется форма обратной связи, где каждый, у кого возникли какие-либо технические вопросы, может обратиться к специалистам за разъяснением и ему окажут необходимую консультационную помощь. Количество уникальных посетителей в месяц за прошедший год возросло до 141,4 тыс., количество просмотров в месяц – до 2,5 млн.

Имеется также опция по проведению онлайн-собеседования в целях экономия времени, если работодатель и соискатель находятся в разных городах.

«Можно зайти на один портал и видеть все вакансии, можно забивать желаемую заработную плату, можно забивать желаемую специальность, вакансию и её таким образом находить. Услугами ЭБТ уже воспользовались более 41 тысячи предприятий в Казахстане и 133 тысячи соискателей. Уже через нашу электронную биржу труда с начала года было трудоустроено 112 тысяч тех, кто ищет работу. То есть через ЭБТ они нашли работу и на сегодняшний день трудоустроились», - сказал вице-министр.

Между тем, в планах развития ЭБТ министерством предусматривается реализация следующего функционала:

- размещение в личном кабинете работодателя информации о прогнозируемых рабочих местах и о планируемом высвобождении работников и передача в Центры занятости населения в онлайн-режиме;

- совершенствование мобильных приложений для операционных систем IOS и Android с учетом современных тенденций и анализа использования мобильных сетей;

- взаимодействие с частными агентствами занятости в части аутсорсинга услуг по трудоустройству;

- интеграция с единой системой учета электронных трудовых договоров, книжек.

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > kursiv.kz, 14 июня 2018 > № 2645375


Казахстан > СМИ, ИТ > kursiv.kz, 14 июня 2018 > № 2645358

В Казахстане утверждены правила регистрации мобильных телефонов

В Казахстане утверждены правила регистрации абонентских устройств сотовой связи на территории Республики Казахстан. Об этом сообщает пресс-служба Министерства информации и коммуникаций (МИК) РК.

Согласно Правилам регистрации подлежат абонентские устройства сотовой связи, произведенные или завезенные на территорию Республики Казахстан. Правила регистрации абонентских устройств сотовой связи были разработаны в соответствии с подпунктом 8-8 пункта 1 статьи 8 Закона Республики Казахстан от 5 июля 2004 года «О связи».

В МИК рассказали, что регистрация абонентского устройства сотовой связи для абонентов будет осуществляться на безвозмездной основе в течение 4 часов для физических и 8 часов для юридических лиц с момента подачи заявки.

Также регистрация устройства несовершеннолетними в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет совершается с согласия их законных представителей, для несовершеннолетних, не достигших четырнадцати лет, совершается от их имени законными представителями.

Для регистрации или перерегистрации абонентского устройства сотовой связи его владельцу необходимо посредством автоматической системы обслуживания либо обратившись в офис обслуживающего его оператора сотовой связи, представить следующие данные:

1) ИИН (для физического лица) или БИН (для юридического лица);

2) идентификационный код абонентского устройства сотовой связи;

3) абонентские номера, используемые в регистрируемом абонентском устройстве сотовой связи.

Пользователям мобильных телефонов необходимо зарегистрировать свои устройства до конца 2018 года, так как с 1 января 2019 года по незарегистрированным абонентам услуга сотовой связи не будет оказана.

Кроме того, для регистрации сотовых телефонов абонентам не обязательно посещать абонентские отделы операторов сотовой связи. Абоненты смогут осуществить регистрацию в режиме онлайн или посредством SMS (интернет- ресурс операторов сотовой связи и SMS,USSD и т.д.).

Казахстан > СМИ, ИТ > kursiv.kz, 14 июня 2018 > № 2645358


Казахстан. Оман > Миграция, виза, туризм > kursiv.kz, 14 июня 2018 > № 2645355

Между Казахстаном и Оманом вводится безвизовый режим для владельцев спецпаспортов

Мадина МАМЫРХАНОВА

Согласно договору, подписанному 11 июня 2018 года в Маскате правительствами Республики Казахстан и Султаната Оман, от визовых требований освобождаются владельцы дипломатических, специальных и служебных паспортов.

Напомним, что в конце прошлого года по решению оманского правительства Казахстан включен в список 25 стран, граждане которых могут получать туристические визы через веб-сайт без местного спонсора, при условии, что они являются обладателями въездной или резидентной визы США, Канады, Австралии, Великобритании и стран Шенгенской зоны. Это дало дополнительную возможность для активизации взаимных поездок граждан.

В свою очередь, Оман входит в число 48 стран мира, граждане которых в упрощенном порядке могут получить краткосрочные визы в Казахстан без приглашения.

Казахстан. Оман > Миграция, виза, туризм > kursiv.kz, 14 июня 2018 > № 2645355


Казахстан > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > kursiv.kz, 14 июня 2018 > № 2645354

Веб-портал госзакупок может стать платным

Мадина МАМЫРХАНОВА

В Казахстане потенциальных поставщиков могут обязать платить за использование веб-портала госзакупок. Такую норму в проект закона «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам государственных закупок и закупок субъектов квазигосударственного сектора» внесли депутаты Мажилиса в рамках рассмотрения.

Между тем, как пояснили в министерстве финансов, ежегодно на сопровождение, развитие и обслуживание веб-портала расходуются из республиканского бюджета порядка 1,5 млрд тенге.

«Учитывая, что в госзакупках участвуют субъекты предпринимательства в целях извлечения дохода, предлагается применить рыночные механизмы использования веб-портала. То есть предлагается взимать плату за использование веб-портала только с потенциальных поставщиков, с которыми заключен договор. Предлагаемая модель взимания платы только с победителя закупок является справедливой. Предлагаемые меры уменьшат нагрузку на республиканский бюджет, а может и вовсе стать самоокупаемым», - сообщили в пресс-службе ведомства.

Для сравнения были приведены практика, применяемая в странах постсоветского пространства. Так, в Российской Федерации, Грузии услуги по использованию электронных систем государственных закупок предоставляются на платной основе. Причем, плата взимается со всех участников закупок, независимо от присуждения контракта.

В то же время введение платности процедуры подачи жалоб на заказчиков призвано, по оценке минфина, уменьшить количество злоупотреблений в закупках.

Как пояснили в министерстве, сегодня подача жалоб на итоги госзакупок влечет приостановление срока заключения договора. Зачастую жалобы направлены на затягивание закупочных процедур и срыв сроков заключения договоров. Так, половина всех жалоб связана с неправомерным допуском потенциальных поставщиков к участию в закупках, то есть большинство жалоб подаются по принципу «не себе, не людям». Имеет место быть и появление профессиональных жалобщиков, для которых обжалование стало инструментов незаконной выгоды от срыва госзакупок.

«Неограниченный доступ к системе обжалования приводит к нарушению прав третьих лиц, заказчик и победитель несут убытки вследствие задержки исполнения контракта. Поэтому возникает необходимость взимания платы за подачу жалоб, что позволит уменьшить количество таких злоупотреблений в закупках», - сообщили в министерстве.

При этом сослались на опыт взимания платы за подачу жалоб, применяемый во многих странах, в том числе в Грузии, Украине и Армении. В настоящее время в Государственной думе Российской Федерации рассматривается законопроект, предусматривающий установление платы за рассмотрение жалоб.

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > kursiv.kz, 14 июня 2018 > № 2645354


Казахстан > Финансы, банки. Недвижимость, строительство > kursiv.kz, 14 июня 2018 > № 2645352

Нацбанк создал «дочку» для ипотечной программы «7-20-25»

Проект программы «7-20-25» уже разработан и будет опубликован на официальном интернет-ресурсе Национального Банка Казахстана в ближайшее время. Запуск программы ожидается во второй половине текущего года.

Данияр Акишев отметил, что Национальным Банком Казахстана уже создана требуемая инфраструктура – действует оператор новой ипотечной программы – дочерняя организация АО «Ипотечная организация «Баспана».

«Данная компания выпустит облигации и за счет привлеченных средств будет выкупать займы у банков в объеме до 1 трлн тенге. В настоящее время организация плотно взаимодействует с банками по обсуждению практической реализации технических вопросов взаимодействия», - рассказал Д.Акишев.

Глава Национального Банка Казахстана подчеркнул, что программа, предлагая беспрецедентно льготные условия, ни при каких условиях не должна восприниматься потенциальными заемщиками как безвозмездная помощь от государства.

«Платежеспособность и строгое соблюдение справедливых рыночных принципов, как со стороны заемщиков, так и банков – вот фундамент, на котором будет построена новая ипотечная программа. Наличие у заемщика первоначального взноса в размере 20% является одним из ключевых условий Программы. Кроме того потенциальным заемщикам важно понимать, что предоставление банку этого взноса обеспечивает им меньший размер получаемого займа, а значит и меньшие процентные расходы по займу», - прокомментировал председатель Национального Банка Казахстана.

На вопрос об использовании пенсионных накоплений в качестве первоначального взноса, Д.Акишев ответил, что пенсионные накопления граждан должны быть направлены исключительно на обеспечение их нетрудоспособности по достижению пенсионного возраста, но не для того, чтобы решать их жилищные проблемы сейчас.

«Это концепция пенсионного обеспечения, которой придерживается Национальный Банк Казахстана. В то же время, для тех граждан, которые не имеют возможности предоставить первоначальный взнос одномоментно, существует возможность приобретения жилья через участие в системе жилищных строительных сбережений, путем пополнения денег на вкладе в АО «ЖССБК» и получения в последующем жилищного займа на условиях не менее привлекательных, чем условия программы», - подытожил Д.Акишев.

Казахстан > Финансы, банки. Недвижимость, строительство > kursiv.kz, 14 июня 2018 > № 2645352


Казахстан > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > kt.kz, 14 июня 2018 > № 2642247

У казахстанцев, желающих получить электронную справку на другого человека, появилась возможность сделать это через портал egov.kz при помощи одноразового СМС-пароля, передает Kazakhstan Today.

"На портале egov.kz физическому лицу, желающему получить электронную справку на другого человека, достаточно авторизоваться на портале без ЭЦП и подтвердить свой запрос посредством одноразового СМС-пароля", - сообщили в АО "Национальные информационные технологии".

В компании пояснили, что заинтересованное лицо, авторизовавшись на портале электронного правительства, выбирает раздел "Сервис получения справок третьими лицами" и заполняет в поле "ИИН" данные человека, на которого запрашивает справку. Если гражданин зарегистрирован в базе мобильных граждан, то заинтересованное лицо выбирает вид справки и подтверждает запрос посредством одноразового пароля.

После этого гражданину направляется сообщение в личный кабинет портала и СМС-сообщение с просьбой в течение двух часов разрешить получение справки на него или отказать в ее получении. В случае разрешения заинтересованному лицу поступает электронная справка на пользователя в его личный кабинет.

При этом если справку на гражданина запрашивает юридическое лицо или госорган, то запрос подписывается ЭЦП.

К числу справок, которые могут запрашивать через egov.kz третьи лица, отнесены адресная справка с места жительства, справка об отсутствии (наличии) недвижимого имущества, справка о зарегистрированных правах на недвижимое имущество, справка о наличии либо отсутствии судимости.

Как напомнили в компании, в январе этого года в рамках пилотного проекта "Услуги без справок" был запущен сервис по получению электронных справок третьими лицами.

По данным АО "НИТ", по состоянию на 1 июня текущего года третьими лицами получены 4344 адресных справок, 853 справки об отсутствии (наличии) недвижимого имущества физического лица, 290 справок о зарегистрированных правах на недвижимое имущество и 306 справок о наличии либо отсутствии судимости.

Чтобы воспользоваться данным сервисом, необходимо быть зарегистрированным в базе мобильных граждан. Для этого нужно в "Личном кабинете" на портале egov.kz, в графе "телефон" указать номер телефона, тем самым зарегистрировав себя в базе мобильных граждан, или же привязать номер телефона к ИИН, обратившись во фронт-офисы (ЦОН/СпецЦОН) НАО Госкорпорации "Правительство для граждан".

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > kt.kz, 14 июня 2018 > № 2642247


Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > inform.kz, 14 июня 2018 > № 2642243

Как получить отсрочку по уплате налогов

Благодаря новому Налоговому кодексу у казахстанцев появилась возможность получить отсрочку по уплате налогов. В департаменте госдоходов Алматы пояснили, как ее получить, передает корреспондент МИА «Казинформ».

По состоянию на 1 июня 2018 года сумма долга по налогам перед бюджетом налогоплательщиков города Алматы составляет 38,5 млрд. тенге. Большая часть недоимки - 32,8 млрд. тенге, или 85,2%, приходится на юридические лица и индивидуальных предпринимателей (ИП), тогда как сумма недоимки физических лиц составила 5,7 млрд. тенге.

В свою очередь, органы государственных доходов обязаны применять способы и меры принудительного взыскания задолженности.

Однако, в целях оздоровления общего климата, в новом Налоговом кодексе РК предусмотрены нормы, позволяющие изменение сроков уплаты налогов и плат.

«Введены понятия отсрочки, позволяющей перенести срок единовременной уплаты налогов до шести месяцев, и рассрочки, предоставляющей возможность поэтапной уплаты налогов в срок до трех лет (с 2018 год этот срок увеличен с 12 месяцев до 3 лет). Рассрочка предполагает ежемесячную или ежеквартальную уплату налогов и плат равными долями. Условия и порядок предоставления отсрочки и рассрочки уплаты налогов предусмотрены статьей 51 Налогового кодекса»,- сообщили в ДГД Алматы.

Как рассказали налоговики, за 5 месяцев 2018 года, по Алматы уже получили рассрочку 26 ИП на сумму 1,3 млрд. тенге, которые будут поэтапно погашать свою задолженность в течении 3-х лет. В 2017 году сроки уплаты налогов перенесли 69 налогоплательщиков на сумму 2,4 млрд. тенге, в 2016 году - 31 лица на сумму 1,1 млрд. тенге.

«Преимуществом является свобода от ограничения в распоряжении своими банковскими счетами и имуществом должника, за исключением имущества, предоставленного в качестве залога.

Также упрощена сама процедура предоставления отсрочки или рассрочки путем введения принципа «одного окна» при оказании услуги. Решение о предоставлении отсрочки или рассрочки будет приниматься налоговым органом по месту нахождения налогоплательщика либо по месту уплаты налогов. Новым Налоговым кодексом сохранены нормы, предусматривающие изменение сроков исполнения налогового обязательства по уплате налогов под залог имущества налогоплательщика и (или) третьего лица, и (или) под банковскую гарантию», - подчеркнули в налоговом органе.

Департамент государственных доходов по Алматы сообщает, что налогоплательщику, финансовое положение которого не позволяет уплатить налог в установленный срок, однако имеются достаточные основания полагать, что возможность их уплаты возникнет в течение срока, на который предоставляется отсрочка или рассрочка, может быть предоставлена отсрочка или рассрочка сроком до трех лет, в установленном законом порядке.

«Отсрочку и рассрочку уплаты налогов можно получить, согласно статье 51 Налогового кодекса. Это причинение налогоплательщику ущерба в результате непреодолимой силы - чрезвычайные ситуации социального, природного, техногенного, экологического характера, военные действия, производство и реализация товаров, работ или услуг, носящее сезонный характер. Также если основной вид деятельности налогоплательщика относится к отрасли экономики, имеющей стратегическое значение согласно законам страны, налогоплательщик предоставляет дополнительную налоговую отчетность, принятие судом решения о применении процедуры урегулирования неплатежеспособности, то может применяться рассрочка. Также имущественное положение физического лица, не состоящего на регистрационном учете в качестве индивидуального предпринимателя (без учета имущества, на которое в соответствии с законодательством не может быть обращено взыскание), исключает возможность единовременной уплаты налога.

В то же время согласие налогоплательщика с суммами начисленных налогов, указанными в уведомлении о результатах проверки. Положения настоящего подпункта не распространяются на налогоплательщиков, период с даты регистрации которых в качестве налогоплательщика до даты подачи заявления о предоставлении отсрочки или рассрочки составляет не менее пяти лет»,- говорится в Налоговом кодексе.

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > inform.kz, 14 июня 2018 > № 2642243


Казахстан > Финансы, банки > kapital.kz, 14 июня 2018 > № 2642120

В Казахстане появилась альтернатива банковским депозитам

О новых возможностях инвестирования рассказали в НОМАД LIFE

Как известно, доллар США используют в качестве международной резервной валюты, и многими согражданами он воспринимается долгосрочным и надежным инструментом формирования и сохранения накоплений. По статистике Национального Банка РК, в конце 2017 года казахстанцы хранили более 4,4 трлн тенге на валютных депозитах в БВУ, большей частью именно в американских долларах.

Ставки вознаграждения, предлагаемые банками по вновь открывающимся или пролонгирующимся валютным депозитам, снизились до 1% годовых, а, глядя на реальные предложения БВУ на текущий момент, можно отметить, что большинство банков на рынке предлагают ставку по долларовым депозитам 0,5%. На фоне этих тенденций очень своевременным оказался ввод на рынок финансовых инструментов нового продукта накопительного страхования жизни «Золото номадов» Компании по страхованию жизни «НОМАД LIFE». Продукт позиционируется как консервативный и гарантированный инструмент для людей, изъявивших желание в долгосрочной перспективе хранить и приумножать свои сбережения в привязке к курсу иностранной валюты. О новых возможностях инвестирования мы побеседовали с региональным директором «НОМАД LIFE» в г. Астане Розой Махановой.

— Роза, расскажите о программе «Золото номадов».

— Механизм действия продукта «Золото номадов» очень схож с тем, как работают банковские депозиты: клиент заключает договор, оплачивает страховой взнос, а «НОМАД LIFE» принимает на себя обязательства по условиям договора вернуть деньги вместе с начисленным инвестиционным доходом. Сумма к выплате индексируется относительно курса тенге к доллару США по курсу Национального банка в день момента операции, соответственно, данный продукт подходит для всех людей, изъявивших желание в долгосрочной перспективе хранить и приумножать свои сбережения в валюте. От банковского депозита «Золото номадов» выгодно отличается рядом параметров. Во-первых, гарантированная ставка вознаграждения, начисляемая клиенту, у нас достигает 3,26%. Эта цифра учитывает конвертацию наших обязательств относительно курса тенге к доллару. Во-вторых, срок, в течение которого действует страховой полис, может быть от трех до десяти лет, т. е. клиент может зафиксировать гарантированный процент на долгосрочной основе. В-третьих, имеется страховая защита. Весь период действия программы риск финансовых проблем семьи клиента, которые могут возникнуть, если он уйдет из жизни, минимизируется обязательствами «НОМАД LIFE» выплатить наследникам клиента, выбранным в момент заключения договора, всю сумму будущих накоплений (с учетом инвестиционного дохода) независимо от того, когда произойдет страховой случай.

Приведу пример. Открыта программа накопительного страхования жизни «Золото номадов» с размером страхового взноса 50 000 долларов. Срок действия договора — 10 лет. По окончании этих десяти лет мы выплатим 68 805 долларов. Разница, 18 805 долларов, — это гарантированный начисленный доход клиента. Если бы деньги находились все это время в банке и работали под 1% процент, вознаграждение клиента за 10 лет составило бы только 5231 доллар. И нужно учитывать, что банковские депозиты сроком более 3 лет редко встречаются. При этом у нас все десять лет действует страховая защита! Если бы наш клиент ушел из жизни, 68 805 долларов были бы выплачены в качестве страхового возмещения.

— Имеются ли дополнительные опции?

— Предлагаю переформулировать вопрос. Имеются условия, характерные только для накопительного страхования жизни. В соответствии с нормами гражданского права оплаченные страховые взносы не включаются в список взыскиваемого имущества, на них не могут претендовать третьи лица при имущественном споре, получатели и сроки страховых выплат назначаются только самим клиентом, не подлежат разделу между супругами при бракоразводном процессе. Также в соответствии со страховым законодательством каждый клиент имеет возможность получать займы в «НОМАД LIFE» в тенге по низкой процентной ставке под залог своего полиса, но при этом действие договора продолжится, и накопления также будут производиться в долларах США.

— То, что касается клиентов, кто они, владельцы полисов накопительного страхования по программе «Золото номадов»?

— Могу выделить две основные категории клиентов. Части страхователей «Золото номадов» интересно как альтернатива валютным банковским депозитам. Им интересна ставка доходности, гарантированная на долгий срок, консервативность бизнес-стратегии компании по страхованию жизни в отличие от банков или управляющих компаний. Другая часть клиентов принимает решение о покупке полиса, руководствуясь своими долгосрочными финансовыми планами. Страховые суммы, которые будут выплачены, будут отправлены на оплату обучения в вузах детей, выросших к тому времени, на обеспечение нашего клиента в пенсионном возрасте, на финансирование крупных покупок…

— Относительно предложения БВУ условия «Золото номадов» действительно интереснее, а если сравнить его с инвестициями на фондовом рынке?

— Для эффективного инвестирования на фондовом рынке необходимо иметь высокую квалификацию и соответствующие компетенции. Можно нанять специализированную управляющую компанию, но в этом случае клиента ждут высокие комиссии за сопровождение. И даже наличие такого договора не гарантирует доходность инвестиций. При неблагоприятном результате инвестирования доходность может быть и отрицательной. Обязательства по ее гарантированию управляющие компании на себя не берут, они лишь декларируют прогнозные показатели. Также при использовании таких инструментов не закрыты вопросы взыскания имущества или претензий третьих лиц на инвестированные средства.

Зачастую управляющие компании инвестируют деньги своих клиентов за рубеж, поэтому важен и нюанс декларирования своих инвестиций клиентами. Казахстан ратифицировал Страсбургскую конвенцию, которой предусматривается взаимообмен данными по имуществу и деньгам за рубежом. Если компанией-партнером деньги выводятся за пределы РК, и эта операция не была задекларирована, владельцу денег придется нести ответственность. При приобретении программы «Золото номадов» подобные риски у наших клиентов исключены.

Важно учесть, по ценным бумагам, эмитенты которых зарегистрированы за пределами Республики Казахстан, подлежат обязательному декларированию по индивидуальному подоходному налогу и с суммы дохода необходимо заплатить подоходный налог.

Казахстан > Финансы, банки > kapital.kz, 14 июня 2018 > № 2642120


Казахстан > Транспорт > inform.kz, 14 июня 2018 > № 2642116

Сенаторы обсудили вопросы дальнейшего развития железнодорожного машиностроения

Сегодня состоялась встреча депутатов Сената с руководством АО «НК Казахстан темир жолы» по вопросам дальнейшего развития железнодорожного машиностроения и повышения эффективности транспортно-логистической инфраструктуры в рамках реализации Послания Президента РК «Новые возможности развития в условиях четвертой промышленной революции», передает пресс-служба Сената Парламента.

Он отметил, что машиностроение является важнейшей отраслью экономики индустриально развитого государства.

Устойчивое развитие и надежное функционирование машиностроения во многом определяют производительность труда, уровень экологической безопасности производства и в конечном итоге экономическую безопасность страны.

А.Бейсенбаев напомнил, что Глава государства Н. А. Назарбаев в Послании народу Казахстана от 10 января 2018 года «Новые возможности развития в условиях четвертой промышленной революции» среди десяти поставленных задач на первый план выдвинул индустриализацию, которая должна стать флагманом внедрения новых технологий и развития всей страны.

По мнению сенатора, необходимо обеспечить масштабное внедрение цифровых технологий, таких как блокчейн, для отслеживания движения грузов в онлайн-режиме и беспрепятственного их транзита, а также упрощения таможенных операций.

А.Бейсенбаев подчеркнул, что современные задачи требуют от машиностроителей внедрения новейших технологий, повышения производительности и выпуска конкурентоспособной экспортоориентированной продукции. Предприятиям, которые намерены добиваться успеха, повышать эффективность, вкладывать средства в техническое обновление, выпускать конкурентоспособную продукцию и завоевывать новые рынки, будет оказано всестороннее содействие.

С докладом о целях и задачах железнодорожного машиностроения выступил депутат Сената Ерик Султанов. Он отметил, что отрасль дала стабильную и престижную работу тысячам молодых специалистов. В смежных отраслях созданы десятки тысяч рабочих мест. Частным бизнесом инвестированы миллиарды в технологическое перевооружение производств и внедрение новых технологий. Е.Султанов подчеркнул, что государством создаются все необходимые условия для успешной реализации задач, стоящих перед транспортно-логистическим комплексом Казахстана, в том числе перед транспортным машиностроением. Со стороны законодательного органа принимаются меры по правовому обеспечению развития отрасли.

В мероприятии приняли участие представители АО «НК «ҚТЖ» во главе с председателем правления Канатом Алпысбаевым. В рамках заседания сенаторы посетили железнодорожный вокзал «Нурлы Жол», АО «Локомотив кұрастыру зауыты», ТОО «Электровоз құрастыру зауыты», ТОО «Тұлпар - Тальго» и Центр оценки и развития персонала железнодорожного транспорта АО «НК «ҚТЖ» в Астане.

Казахстан > Транспорт > inform.kz, 14 июня 2018 > № 2642116


Казахстан > Приватизация, инвестиции > kursiv.kz, 12 июня 2018 > № 2645324

Предприниматели не смогут многократно получать госпомощь

Жанболат МАМЫШЕВ

Количество требуемых для получения государственной помощи документов сократится, но предприниматели не смогут получать госпомощь многократно, заявил министр национальной экономики РК Тимур Сулейменов.

«Важным фактором цифровизации малого и среднего бизнеса является создание портала единого окна по мерам государственной поддержки малого и среднего бизнеса. В рамках данной работы министерствами национальной экономики, сельского хозяйства, по инвестициям и развитию составлен список из 52 инструментов поддержки, подлежащих оптимизации и автоматизации. Межведомственной комиссией по отбору государственных услуг, подлежащих оказанию через «Государственную корпорацию «Правительство для граждан», одобрены подходы по оптимизации и автоматизации по 46 инструментам государственной поддержки, 6 инструментов исключены из списка мер господдержки», - сказал он на заседании правительства 12 июня.

На данный момент проведена полная автоматизация 15 мер господдержки. Оставшаяся 31 мера будет автоматизирована до октября 2018 года. Вместе с тем, проводимая работа по оптимизации мер господдержки направлена на решение 4 ключевых задач.

«Первое – перевод требуемых документов на декларативный вид. Тем самым предлагается отказаться от запрашивания документов в пользу заполнения установленных бланков. Второе – замена работы различных экспертных групп и комиссий на автоматизированные процессы, которые позволят исключить практику принятия решений на основании субъективных мнений членов экспертных групп и комиссий», - сказал министр.

«Третье – сокращение более 50% документов, полей заполнения и срока рассмотрения. Четвертое – создание единого реестра учета объектов поддержки для оценки результативности всех инструментов господдержки и исключения практики оказания господдержки одним и тем же предпринимателям», - добавил Тимур Сулейменов.

К примеру, по инструменту господдержки в предоставлении госгарантии по кредитам субъектов частного предпринимательства в рамках «Дорожная карта бизнеса-2020» сокращается срок оказания услуги с 15 до 2 рабочих дней, количество запрашиваемых документов с 8 до 1, количество полей заполнения с 59 до 5.

Казахстан > Приватизация, инвестиции > kursiv.kz, 12 июня 2018 > № 2645324


Казахстан > Агропром > kursiv.kz, 12 июня 2018 > № 2645317

За последние 5 лет в республике выявлено более 16 млн га неиспользованных земель

Мадина МАМЫРХАНОВА

Такие данные озвучил сегодня в сенате в ходе встречи с руководством министерства сельского хозяйства по вопросам ведения государственного земельного кадастра председатель Комитета по управлению земельными ресурсами Ермек Карентаев.

По результатам принятых мер 5 млн 973 тыс га начали осваиваться, 8 млн 375 тыс га возвращено в госсобственность, из них 6 млн 600 тысяч га повторно вовлечены в оборот.

Полностью вовлечены в оборот земли в Актюбинской, Жамбылской, Карагандинской и Северо-Казахстанской областях. Слабо ведется работа в Атырауской(около 40%), Западно-Казахстанской(55%) и Алматинской областях. В результате чего более 1 млн 700 тыс га сельскохозяйственных угодьи остаются не вовлеченными в оборот. Еще по 2 млн 100 тыс га земельными инспекциями выданы предписания и по мере истечения сроков будут приниматься меры по их изъятию.

«После передачи в 2014 году функции контроля за использованием и охраной земель акиматам контроль в отношении земель сельскохозяйственного назначения ослаблен. В 2017 году списки выборочных проверок были утверждены лишь 4 областях: Алматинской, Восточно-Казахстанской, Кызылординской и Западно-Казахстанской областях. В других регионах земли сельхозназначения выпали из контроля», - посетовал спикер.

Казахстан > Агропром > kursiv.kz, 12 июня 2018 > № 2645317


Казахстан > Агропром. Недвижимость, строительство. Госбюджет, налоги, цены > kursiv.kz, 12 июня 2018 > № 2645316

Минсельхоз намерен установить границы 3 218 населенных пунктов страны

Мадина МАМЫРХАНОВА

Во всех регионах Казахстана, в рамках ревизии земель сельскохозяйственного назначения, населенных пунктов и частично земель особо охраняемых природных территорий на общей площади 127,8 млн га выявлены расхождения в учете как по количеству субъектов, так и по площади земель. Об этом сегодня в сенате в ходе встречи с руководством МСХ РК по вопросам ведения государственного земельного кадастра сообщил председатель Комитета по управлению земельными ресурсами Ермек Карентаев.

Так, расхождения по агроформированиям составила по количеству 2 594 единицы, по площади – более 1 млн 800 тыс га. По земельным участкам граждан расхождение по количеству субъектов составило 17 782 единиц на площади более 2,5 млн га. Кроме того, в кадастре не были учтены более 4 900 субъектов.

«На сегодня выявлены и в 2017 году недостатки устранены, учетные данные приведены в соответствие с фактическим состоянием», - поспешил он успокоить депутатов.

В текущем году, по его данным, ревизия будет продолжена на землях промышленности и особо охраняемых природных территорий.

«Одной из целей ревизии земель является актуализация сведений по обеспечению сельских населенных пунктов, установленными на местности границами. В республике имеется 6 725 населенных пунктов, из них только в 3 507 установлены границы. Отсутствие в населенных пунктах границ способствует нарушениям при предоставлении и использовании земель, их недостоверной оценки, возникновению земельных споров и судебных тяжб. А также не позволяет выделить сельчанам вокруг населенных пунктов пастбищные угодья для содержания скота», - посетовал спикер.

Для решения указанной проблемы, по словам Ермека Карентаева, совместно с акиматами утверждены планы мероприятий, согласно которым до 2021 года предусмотрено установить границы по 3218 населенным пунктам, в том числе в текущем году 1275 селам.

Казахстан > Агропром. Недвижимость, строительство. Госбюджет, налоги, цены > kursiv.kz, 12 июня 2018 > № 2645316


Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > dknews.kz, 4 июня 2018 > № 2634956 Светлана Жакупова

Как изменится пенсионная система Казахстана с 1 июля

С 1 июля 2018 года пересчитают государственную базовую пенсионную выплату, передает МИА «Казинформ». Подробнее об этом рассказала вице-министр труда и социальной защиты населения Светлана Жакупова.

- Светлана Кабыкеновна, прежде всего, сколько у нас пенсионеров по стране и каковы базовые параметры пенсий?

- По состоянию на 1 мая 2018 года численность получателей пенсионных выплат по возрасту составила 2 141 548 человек, минимальный размер пенсии (с учетом базовой пенсии) - 49 019 тенге, средний размер (с учетом базовой пенсии) - 70 756 тенге, максимальный размер (с учетом базовой пенсии) - 98 247 тенге.

- Что послужило толчком для перерасчета?

- Глава государства в своем Послании к народу Казахстана отметил, что с 1 июля 2018 года базовая пенсия увеличится в среднем в 1,8 раза в зависимости от трудового стажа.

- Какие изменения ожидаются в связи с этим?

- Размер базовой пенсии, выплачиваемой государством из бюджета всем гражданам, достигшим пенсионного возраста, будет привязан к трудовому стажу и длительности участия в пенсионной системе. Данное изменение коснётся всех пенсионеров. При этом, всем состоявшимся пенсионерам, численность которых на сегодняшний день более 2-х млн. человек, автоматический перерасчет базовой пенсии будет произведен единовременно. Лицам, впервые выходящим на пенсию, размер базовой пенсии будет устанавливаться по новой методике.

- Перерасчет проводится, несмотря на происходящие изменения экономических условий. Насколько осуществима столь нелегкая задача?

- Государство неизменно и в полном объеме выполняет обязательства, принятые на себя по повышению и поддержанию уровня жизни населения. В рамках проводимой по поручению Главы Государства модернизации пенсионной системы была принята Концепция дальнейшей модернизации пенсионной системы Республики Казахстан до 2030 года, которая призвана обеспечить адекватность пенсионных выплат для достойного уровня жизни в пенсионном возрасте. Концепцией предусмотрено ежегодное повышение размеров пенсионных выплат с опережением уровня инфляции на два процента. Так, с 1 января 2018 года размеры пенсионных выплат по возрасту (солидарных пенсий) повышены на 8% с учетом прогнозируемой инфляции на уровне 6%. Размер базовой пенсии повышен до 6% и составил 15 274 тенге. В целях предупреждения бедности пенсионеров и стимулирования экономической активности граждан в трудоспособном, в продолжение дальнейшей реализации Концепции, предусмотрен переход к назначению базовой пенсии лишь при достижении гражданами пенсионного возраста, а также в зависимости от стажа участия граждан в пенсионной системе.

- С какого времени ожидается перерасчет?

- Уже с июля этого года меняется порядок назначения базовой пенсии, всем пожилым гражданам вне зависимости от наличия или отсутствия трудового стажа будут обеспечен демогрант. Размер базовой пенсии, выплачиваемой государством из бюджета всем гражданам, достигшим пенсионного возраста, будет привязан к трудовому стажу и длительности участия в пенсионной системе. Если сегодня все пенсионеры получают одинаковую базовую пенсию в размере 54% от величины прожиточного уровня (далее - ПМ), т.е. 15 274 тенге, то с 1 июля текущего года ее размер будет увеличиваться в зависимости от стажа участия в пенсионной системе.

- Каким будет минимальный уровень базовой пенсии?

- Минимальный уровень базовой пенсии в размере 54% от ПМ будет устанавливаться гражданам, имеющим стаж менее 10 лет или вовсе не имеющим его. За каждый год сверх 10 лет размер базовой пенсии будет увеличиваться на 2%. Базовую пенсию в максимальном размере 100% ПМ или 28 284 тенге будут получать граждане, имеющие трудовой стаж 33 и более лет.

- Что будет учтено в стаже участия в пенсионной системе?

- Трудовой стаж, выработанный до 1 января 1998 года и учтенный при назначении солидарной пенсии. Трудовой стаж с 1998 года, на основе периодов уплаты обязательных пенсионных взносов (далее - ОПВ) в накопительную пенсионную систему. При исчислении периодов участия в накопительной пенсионной системе будут учитываться особенности в сроках и размерах уплаты ОПВ индивидуальными предпринимателями, крестьянскими и фермерскими хозяйствами и других хозяйствующих субъектов, применявших специальный налоговый режим в соответствии с налоговым законодательством; Будут включены и иные социально-значимые периоды, к примеру: - периоды ухода за ребенком до 3 лет (в общей сложности 12 лет) и инвалидом с детства до 16 лет; - периоды проживания супругов сотрудников силовых структур в местностях, где отсутствовала возможность их трудоустройства; - период проживания за границей супругов дипломатических служб РК, международных организаций, - время ухода за инвалидом 1-ой группы, одиноким инвалидом 2-ой группы и пенсионером по возрасту, нуждающимися в посторонней помощи, а также за престарелым, достигшим 80-летнего возраста. Это новшество будет распространяться как на будущих, так и на состоявшихся пенсионеров.

- Какие документы необходимо будет представить пенсионерам?

- Перерасчет будет произведен без истребования дополнительных документов, так как сведения о трудовом стаже имеются в пенсионных делах, а период, за который осуществлялись обязательные пенсионные взносы, имеется в базе данных о перечислении обязательных пенсионных взносов. В рамках подготовительной работы к предстоящему перерасчету базовой пенсии проведена инвентаризация всех пенсионных дел на предмет правильности исчисления стажа участия в пенсионной системе, по каждому получателю индивидуально.

- Каким будет средний размер базовой пенсии?

- В результате ожидается, что средний размер базовой пенсии составит порядка 25 456 тенге. При этом порядка 44% или 947 тыс. пенсионеров будут получать базовую пенсию в максимальном размере, и еще 956 тыс. человек (44,5%) будут получать в размере от 20 930 до 28 284 тенге (от 74% до 100% от ПМ). Для граждан, которые будут обращаться по вопросу пересчитанной базовой пенсии, предусмотрена отдельная форма справки, содержащая подробные сведения о стаже участия в пенсионной системе, учтенного при расчете базовой пенсии.

- Сколько будет выделено средств на эти цели?

- В республиканском бюджете предусмотрены средства в сумме - 128 млрд. тенге. Новая методика назначения базовой пенсии соответствует принципу социальной справедливости, так как не только позволит улучшить материальное положение пенсионеров, но и послужит усилению трудовой мотивации и формализации трудовых отношений граждан. Таким образом, чем дольше человек работает - тем больше будет его пенсия.

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > dknews.kz, 4 июня 2018 > № 2634956 Светлана Жакупова


Казахстан > СМИ, ИТ. Армия, полиция > dknews.kz, 4 июня 2018 > № 2634891 Асемгуль Койшина

Активность вербовщиков с соцсетей сместилась в мессенджеры – эксперт

Методика вербовщиков международных террористических организаций постоянно совершенствуется. Несмотря на систематическую работу спецслужб по нейтрализации вербовки в социальных сетях и мессенджерах, работа эмиссаров будет продолжаться, ибо от новых адептов и слепых исполнителей терактов международные террористические организации никогда не откажутся, заявила в интервью Zakon.kz культуролог, независимый эксперт по вопросам информационной безопасности Асемгуль Койшина.

- Асемгуль, каким образом идет поиск сочувствующих и вербовка?

- Сейчас пропаганда деструктивной идеологии нетрадиционных течений и экстремистских организаций активно ведется посредством социальных сетей и мессенджеров. Не секрет, что все существующие международные террористические организации широко представлены на площадках социальных сетей и популярных мессенджеров, где они отчитываются о своей текущей деятельности, ведут пропаганду радикальной идеологии и рекрутируют в свои ряды новых последователей.

В большей степени вербовка ведется среди людей, интересующихся религиозными основами, а также среди верующего контингента. Цель одна, методики разные. Можно сказать, вербовщики это люди, которые знают тонкости психологии человека. Как правило, в начале вербовки они говорят на самые обычные темы. Например, узнать, как у него дела, все ли в порядке, не нуждается ли он в какой-либо помощи, особенно материальной.

Такая своего рода забота со стороны незнакомого или малознакомого человека начинает вызывать симпатию, после чего вербовщик подбирает ключ к сознанию личности и, оказывается, что у человека с вербовщиком достаточно много общих интересов, увлечений и самое главное, взгляды на жизнь. Такой подход помогает добиться доверия и раскрытия человека, чтоб в него дальше можно было закладывать основы ложных ценностей.

Далее вербовщик говорит, что в мире существует несправедливость, хотя все люди в жизни сталкиваются с несправедливостью и находят обоюдное решение проблем. Но тут вербовщик преподносит это в иной форме, что они должны с этим бороться и что это их долг, что это принесет пользу для братства. А если человек не уверен в себе, легко раним, то начинает мотивировать его более глубоко, внушая ему, что он не отбросок общества и что именно его действия могут спасти многих незащищенных людей. Внушая таким образом уверенность, приглашают на собрания, где он находит подобных себе друзей, где все делятся своими знаниями, говорят о том, что является дозволенным, а что нет, узнают, где найти интересующую их литературу и чьи проповеди нужно слушать. Такой процесс коммуникации может проходить достаточно долго, до готовности сделать что-либо на деле.

- Как именно происходит радикализация верующей молодежи, можете описать этот процесс более подробно?

- Большинство молодых людей подвергаются идеологии деструктивных религиозных течений в интернете поэтапно. Многие из числа верующего контингента, интересуясь религией, ходят за знаниями не в библиотеку, а начинают читать все в интернете, благо, там сейчас можно найти всё, причем в любое время суток. В случае необходимости свои вопросы они могут задать в различных группах и сообществах в соцсетях и получить ответ быстрее, чем сидеть в библиотеке. Однако насколько правдивый и верный ответ можно получить в интернете, ведь человек, сидящий за монитором, может интерпретировать любую информацию, связав со своим жизненным опытом, взглядами.

В последующем они получают ссылки на пропагандистские видео и слушают проповеди разных идеологов. Так, одними из популярных проповедников среди верующей молодежи стали мединские студенты, чьи проповеди являются в основном поучительными и тем самым завораживают слушателя, но у них в некоторых лекциях имеются также экстремистские призывы. Именно такие лекции способствуют радикализации взглядов молодых и амбициозных людей.

Таким образом, посредством дозированного увеличения доступа к материалам сомнительного религиозного характера и умелых действий вербовщиков, человек постепенно становится на путь радикала, готового по первому же зову исполнить пожелание своего наставника или «шейха».

Подобного совершенства достигла пропагандистская машина ИГИЛ (запрещена в Казахстане решением суда), которым из международных террористических организаций удалось организовать высокую пропаганду в сети. Они используют призывающие к действию высококачественные видеоматериалы, инфографику, глянцевые журналы, нашиды, газеты и новостные агентства, а также ведут переписку через мессенджеры и социальные сети.

Ввиду окончательного разгрома сил боевиков в Сирии и Ираке, подобная информационно-пропагандистская работа ИГИЛ в Интернете только увеличится.

- Каковы идеологические установки и месседжи вербовщиков?

- Необходимо понимать, методика вербовщиков совершенствуется так же, как и сама тематика пропаганды. Подобные изменения идеологических установок наглядно фиксируются на примере деятельности террористической организации ИГИЛ. Допустим, на ранней стадии ИГИЛ пропагандировали идею участия в «священной войне», «идею мести против неверных», «участие в строительстве Халифата», которые, по сути, были не новы и повторяли установки международной террористической организации «Аль-Каиды».

Однако эмиссары ИГИЛ пошли дальше. Они предложили сочувствующим идею комфортного проживания на территории Сирии и Ирака, освещая мирную жизнь в своих пропагандистских роликах по законам шариата вместе с семьей, и наличие условий для карьерного роста в рядах боевиков, которые, по мнению экспертов, оказали большее психологическое воздействие на пользователей Интернета в разных странах.

Для этого эмиссары активно распространяли видео и фотографии пустующих коттеджей, используемых рядовыми боевиками предметов роскоши, элитных автомашин и наличия ежемесячной оплаты денег, выделяемых на проживание семей. Именно последние месседжи ИГИЛ, по мнению экспертов, привели к массовому оттоку колеблющихся и сочувствующих сторонников с семьями на подконтрольную ИГИЛ территорию Сирии и Ирака. Эти данные подтверждаются информацией правоохранительных органов и спецслужб. В последующем успешная идеологическая установка ИГИЛ получила название среди экспертного сообщества как призыв «на пятизвездочный джихад», «джихад с семьей».

Пугает не только количество выехавших граждан, откликнувшихся на призыв ИГИЛ, но и массовая слепая вера в непреложность лозунгов вербовщиков, что, по сути, еще раз подтверждает высокий профессиональный уровень вербовщиков международных террористических организаций.

По заявлению Антитеррористического центра СНГ, эффективная работа органов безопасности и специальных служб заставила вербовщиков снизить активность в социальных сетях. Но это не говорит о том, что они отказались от преступной деятельности. Нет, теперь их активность сместилась в различные мессенджеры и, прежде всего, Instagram, Telegram, WhatsApp, Viber и другие. Как пояснил экс-руководитель Антитеррористического центра государств-участников СНГ Андрей Новиков, этот тренд заметен при анализе содержания компьютерных экспертиз в ходе расследования конкретных уголовных дел.

- Сейчас любой сайт можно заблокировать без проблем, может ли это ослабить деятельность эмиссаров?

- Несмотря на постоянную работу спецслужб по нейтрализации вербовки в социальных сетях и мессенджерах, работа эмиссаров будет продолжаться, ибо от новых адептов и слепых исполнителей терактов международные террористические организации никогда не откажутся. Поэтому молодежи нужно быть крайне осторожными при поиске материалов в Интернете и всегда полагаться только на проверенные источники и избегать нежелательных контактов с незнакомыми людьми, в особенности тех, кто пытается дать вам новые знания.

- Асемгуль, давайте сказанное подтвердим статистикой.

- Пожалуйста. Что касается статистики по религиозным убеждениям казахстанской молодежи, то по данным научно-исследовательского центра «Молодежь» за 2016, 80% опрошенных в нашей стране молодых людей назвали себя верующими. 76,1% из них – мусульмане. Наиболее религиозно активны подростки в возрасте от 14 до 18 лет.

А вот статистика по участию казахстанцев в сирийско-иракском конфликте. По информации Комитета национальной безопасности, за четыре года предотвращен выезд в зоны террористической активности 440 рекрутов-казахстанцев (в 2014 году — 136, 2015 — 151, 2016 — 91, 2017– 62).

Также с 2014 по 2017 год на стадии подготовки были предотвращены 30 терактов (в 2014 — 3, 2015 — 4, 2016 —12, 2017 – 11).

Согласно информации КНБ, в декабре 2017 года в сирийско-иракской зоне находились 390 детей в возрасте до 16 лет — 214 мальчиков и 176 девочек.

В Казахстан из лагерей террористов в 2017 году вернулись 125 человек, принимавших участие в боевых действиях за рубежом.

Торгын Нурсеитова

Казахстан > СМИ, ИТ. Армия, полиция > dknews.kz, 4 июня 2018 > № 2634891 Асемгуль Койшина


Казахстан. ЕАЭС > Финансы, банки > bankir.ru, 4 июня 2018 > № 2630286 Кайрат Келимбетов

Кайрат Келимбетов, управляющий Международным финансовым центром «Астана»: «Мы создали для бизнеса стран Евразии финансовую инфраструктуру мирового уровня»

Кайрат Келимбетов, управляющий Международным финансовым центром «Астана»

Беседовал: Николай Зайцев, корреспондент

Развитие Евразийского экономического союза, китайского инфраструктурного проекта «Пояс и Путь» требует наличия в евразийском регионе современного финансового центра. Такой проект реализуют в Астане – международный финансовый центр «Астана» (МФЦА) начал принимать резидентов в начале этого года.

30 апреля в Москве состоялась презентация МФЦА, созданного для привлечения “длинных” инвестиций не только в Казахстан, но и в экономику всего евразийского региона. Управляющий МФЦА Кайрат Келимбетов рассказал Банкир.ру, каким образом новый центр намерен привлекать инвесторов в экономику страны и региона.

— Как родилась идея создать финансовый центр в Астане и почему именно сейчас?

— Создать финансовый центр для всего евразийского региона в Астане президент Казахстана Нурсултан Назарбаев предложил глобальному сообществу впервые еще в 2015 году. Создание МФЦА - это часть программы «100 конкретных шагов». Реформы, прописанные в этой программе, направлены в том числе на развитие экономики Казахстана и всего евразийского региона. МФЦА, с его английским правом и льготной налоговой средой, станет той финансовой экосистемой, которая решит задачу привлечения инвестиций в регион.

— Чем, по вашему мнению, Астана привлечет глобальных инвесторов?

— Для начала подчеркну, что здесь не идет речи о конкуренции с другими финансовыми центрами. У каждого финцентра есть своя ниша, наша – это постсоветское пространство.

Успех МФЦА я связываю с несколькими факторами. Во-первых, с тем, что до настоящего момента в регионе не было своего финансового центра. Во-вторых, сейчас в Евразии активно развиваются глобальные инфраструктурные и интеграционные проекты, здесь я говорю про китайскую инициативу «Пояс и Путь», а также про ЕАЭС. Эти проекты потребуют развитой финансовой инфраструктуры, которую мы и предоставим. Ближе нас - как физически, так и экономически - к этим проектам никого нет.

В-третьих, Казахстан проводит масштабную приватизацию крупнейших госактивов – AirAstana, Казатомпром, Казмунайгаз, КазакстанТемирЖолы, СамрукЭнерго, Казтелеком выйдут на IPO на бирже МФЦА. Думаю, сложно выбрать наиболее удачный момент для создания финцентра в Астане.

— Глобальную геополитическую ситуацию сегодня можно охарактеризовать как нестабильную – напряженность в отношениях между крупнейшими державами, обмен санкциями, выход США из ряда международных соглашений. Как такая сложная ситуация, сложившаяся в мире, может повлиять на развитие финансового центра в Астане?

— Я считаю, что любые ограничения всегда открывают новые возможности. Многие крупные российские компании, особенно занимающиеся трейдинговым бизнесом, имеют офисы в Европе – в Бельгии или Швейцарии, например. Но санкционная ситуация, конечно, не вселяет уверенности в инвесторов в безоблачном будущем их европейских подразделений. К тому же, затраты на их содержание со скачками курса постоянно растут. На наш взгляд, такие компании могли бы рассмотреть МФЦА как новый базис для своего трейдингового бизнеса в регионе Евразии, чему, опять же, будут способствовать принципы британского права, на основе которых у нас будут заключаться все сделки.

— Вы рассчитываете привлечь в Астану бизнес не только из стран ЕАЭС, но и из стран азиатского региона?

— Да, в первую очередь ждем инвесторов из стран ЕАЭС и Азии. Один из наших ключевых партнеров в Азии – Шанхайская биржа. Также мы нацелены на партнерство и с Фондом Шелкового пути, который аккумулирует огромный поток капитала – по оценкам Китая, это триллион долларов - направленный на этот проект. Участие в этой инициативе открывает как для нас, так и для инвесторов из России хороший доступ к ликвидности из Китая, что более чем актуально в условиях традиционно недешевых китайских кредитов, получаемых напрямую.

— Одно из важных направлений работы МФЦА – развитие новых финансовых технологий. Почему большое внимание уделяется развитию финтех-стартапов?

— Развитие новых финансовых технологий - очень важный для нас вопрос. Цифровизация всех сфер жизни и, в первую очередь, финансового сектора - это глобальный тренд, игнорировать который при создании столь крупной финансовой структуры просто невозможно. Но здесь очевидно, что нельзя просто брать и копировать чужие технологии, иначе мы окажемся в хвосте этого тренда. Нужно создавать свои новые финансовые технологии. Поэтому мы приняли решение создать центр компетенций новых финансовых технологий здесь, в Казахстане, и начать привлекать в Астану молодых предпринимателей, работающих в этом направлении. Я думаю, что с учетом выстроенной нами правовой системы защиты интеллектуальной, да и в принципе любой собственности, нам это скоро удастся.

Казахстан. ЕАЭС > Финансы, банки > bankir.ru, 4 июня 2018 > № 2630286 Кайрат Келимбетов


Казахстан. Россия > Внешэкономсвязи, политика > newskaz.ru, 31 мая 2018 > № 2633634 Алексей Бородавкин

Посол: Казахстан и Россия не должны позволять подтачивать наши отношения

Жания Уранкаева

Новый посол России в Казахстане Алексей Бородавкин был назначен на этот пост в феврале текущего года. До назначения в Астану он занимал высокие должности в МИД России и международных организациях. Алексей Бородавкин дал первое эксклюзивное интервью корреспонденту Sputnik Казахстан

- Алексей Николаевич, послом в Казахстане Вы были назначены в феврале текущего года, и это Ваш первый опыт работы в СНГ. Какие принципиальные отличия от предыдущих мест видите здесь?

– За годы работы в министерстве иностранных дел я занимался как многосторонней, включая региональную, так и двусторонней дипломатией, курировал различные аспекты деятельности СНГ, вел вопросы Закавказья.

В качестве посла в Словакии, а затем постпреда России при ОБСЕ работал с европейской повесткой. Будучи заместителем министра иностранных дел занимался азиатским и тихо-океанским направлениями российской внешней политики. Перед назначением в Астану трудился на посту постпреда России при отделении ООН и других международных организациях в Женеве, одновременно являясь постпредом при Конференции по разоружению и главой российской делегации в Совете ООН по правам человека. Почти на всех участках работы так или иначе присутствовала тематика СНГ, так что с ней я неплохо знаком.

– Ранее были в Казахстане?

– Да, бывал. Несколько раз приезжал в Астану и Алматы на международные мероприятия, но ненадолго. Ведь у дипломатов командировки короткие: участие в переговорах или конференции, проведение двусторонних консультаций и встреч, "отписаться" в посольстве и домой.

– Расскажите о своем выборе профессии. Почему решили стать дипломатом и выбрали в качестве второго языка столь оригинальный китайский?

– Я учился в московской школе с углубленным изучением английского языка. Многие выпускники этой школы поступали в МГИМО, и в какой-то степени это повлияло на мой выбор. Мне с моим складом характера импонировала профессия дипломата. Но в роду у нас дипломатов не было, я – первый. А что касается языка, то в то время, когда я поступил в МГИМО, его никто не выбирал. Распределение проводило руководство института. Тем, кто заканчивал лингвистические школы, давали языки посложнее.

– Планируете ли изучать казахский язык?

– Пока нет. Но если будет больше свободного времени, то может быть решусь на такой "подвиг" – язык-то ведь непростой.

– Один из Ваших коллег, посол Ливана, назвал Астану скучной, а людей неулыбчивыми. За полтора месяца своего пребывания как бы Вы охарактеризовали нашу столицу? Как Вам здешний климат?

– Я Астану пока, к сожалению, во многом воспринимаю из окна автомобиля. Хотя за то непродолжительное время, что я здесь нахожусь, успел трижды посетить Библиотеку Первого Президента Республики Казахстан. Был в театре "Астана Опера" на премьере "Біржан – Сара", на фестивале балета в "Астана Балет". Также посмотрел спектакли "Смешанные чувства" и "Евгений Онегин" в Государственном академическом русском театре драмы им. М.Горького. Побывал в нескольких астанинских ресторанах с превосходной кухней и запоминающимися интерьерами.

От самого города у меня, в отличие от ливанского посла, впечатления вполне позитивные. Мне нравится архитектура, люди, с которыми я общаюсь, всегда открытые и благожелательные. А к суровому климату русским, как и казахам, не привыкать.

– Алексей Николаевич, насколько осложнилась жизнь дипломатов в связи с непростой международной обстановкой и отношением к России в связи с введением санкций рядом стран?

– Я в дипломатии уже немало лет. И могу с уверенностью сказать, что были времена не менее напряженные.

В этих обстоятельствах важно, чтобы политические деятели, стоящие у "руля", понимали, где находится "край". Российское руководство всегда подчеркивает готовность вернуться к нормальным межгосударственным отношениям с западными партнерами. Мы приглашаем их к диалогу на основе взаимной заинтересованности, уважения и соблюдения общепризнанных норм и принципов международного права.

А что касается санкций, то, как сказал президент России В.В.Путин, выступая на XXII Петербургском международном экономическом форуме (ПМЭФ), "это бессмысленно, но вредно". Совместно с партнерами по ЕАЭС, в том числе Казахстаном, нам нужно научиться минимизировать их негативное влияние. Ну и еще вот что: состав участников ПМЭФ-2018 наглядно продемонстрировал, что об "изоляции" России, о которой так любят порассуждать в некоторых западных столицах, нет и речи. Президентский и премьерский уровень официальных участников Форума, представленность 400 крупнейших международных корпораций и в целом прибытие порядка 17 тысяч гостей из 143 стран камня на камне не оставляют на этих недобросовестных домыслах и фальшивках.

– Знакомы ли Вы с послом Казахстана в России Имангали Тасмагамбетовым? Есть ли у вас совместные проекты, которые планируете осуществить?

– Да, мы знакомы с Имангали Нургалиевичем. В Москве он любезно пригласил меня в посольство, и у нас состоялся очень дружеский разговор. Установили хороший контакт и будем его поддерживать. Это входит и в мои, и в его планы. Каких-то двусторонних специальных проектов у нас пока нет. Но есть огромная российско-казахстанская повестка, над реализацией которой мы совместно работаем под руководством наших президентов.

– Назовите ТОП-5 отраслей, кроме экономики, в которых Казахстану и России необходимо усилить сотрудничество?

– Обстановка в мире сейчас напряженная. Мы все это видим. Не уменьшается угроза международного терроризма. Очаг находится недалеко – в Афганистане. Его проекцию и влияние нам пока удается предотвращать и пресекать. Но опасность сбрасывать со счетов нельзя. Поэтому я бы особо выделил наш российско-казахстанский военно-политический союз, как в двустороннем формате, так и в рамках ОДКБ.

Другое очень важное направление – гуманитарное сотрудничество между нашими странами. Здесь нет предела для развития и совершенствования. Я бы хотел, чтобы интенсивный, активный приток деятелей культуры и искусства, который сейчас существует, был не только из России в Казахстан, но и из Казахстана в Россию. Уверен, что у наших стран отличные перспективы для таких обменов в обоих направлениях.

Весьма важно сотрудничество в сфере образования. Нужно ввести в практику регулярные студенческие обмены. Российские учащиеся могли бы по нескольку семестров постигать знания в казахстанских вузах, а казахстанские студенты по обмену – в России.

Еще одно направление, на котором у наших стран огромный потенциал развития – это туризм. Российским гражданам просто необходимо попробовать алматинские яблоки, побывать на Медео, в Боровом и на горе Белухе, а казахстанцам пройтись по московским переулкам, застать "белые ночи" и развод мостов в Санкт-Петербурге, позагорать в Крыму и на Кавказе, попить целебную минеральную воду в Ессентуках и Кисловодске.

Ведь в России и Казахстане можно увидеть живописнейшие места, которых нет больше нигде в мире. Было бы здорово, если бы приграничные области усилили сотрудничество в сфере туризма. Кстати, этой теме будет посвящен XV Форум межрегионального сотрудничества России и Казахстана с участием глав государств, который пройдет 9 ноября текущего года в Петропавловске.

– Алексей Николаевич, отслеживаете ли Вы настроения людей в социальных сетях? Как, на Ваш взгляд, необходимо реагировать на критику георгиевской ленты, "Бессмертного полка" и в целом продвижения "русского мира" в Казахстане?

– Начнем с того, что и Россия, и Казахстан – страны демократичные. У нас существует плюрализм мнений, и то, что люди высказывают свою точку зрения – это их право.

Не так давно состоялась 26-я сессия Ассамблеи народа Казахстана. Глава государства Н.А.Назарбаев очень точно сказал, что в многонациональных государствах нужно хорошо чувствовать грань между национальным единством и национализмом. Президент жестко заявил, что по отношению к тем, кто пытается посеять раскол в казахстанском обществе, поблажек не будет. Такая дестабилизирующая деятельность будет пресекаться в соответствии с законодательством Республики Казахстан. И это, безусловно, правильно, мудро.

Что касается отношений между казахстанским и российским народами, то мы должны дорожить и гордиться нашим единством и братством и не позволять кому-либо подтачивать их.

– Отдельного внимания заслуживает вопрос русского языка. Ежегодно в Казахстане уменьшается доля учеников, обучающихся на русском языке, и это вполне естественный процесс. Однако некоторые члены общества болезненно восприняли переход казахского языка на латиницу. Как считаете, почему?

– Русский язык играет важную роль в провозглашенной казахстанским руководством политике трехъязычия. Причем наши казахстанские коллеги особенно в последнее время обращаются к России с предложениями активизировать участие в образовательном процессе на школьном уровне в плане обучения русскому языку. Это перспективная тема сотрудничества между нашими странами.

В основе русской культуры и русского языка – гуманизм. Произведения А.С.Пушкина, М.Ю.Лермонтова, Л.Н.Толстого, Ф.М.Достоевского, М.Горького, М.А.Шолохова – перечислять можно очень долго – воспитывают у молодежи лучшие качества, создают интеллектуальный иммунитет у молодого поколения против попыток насаждения идеологии экстремизма и насилия. Причем это в равной степени относится как к казахстанской молодежи, так и к российской.

– Алексей Николаевич, будучи отцом троих сыновей Вы имеете огромный опыт в вопросах воспитания. Поделитесь секретом хорошего семьянина.

– Моя супруга Елена вместе со мной приехала в Астану. За годы нашего брака мы надолго никогда не расставались. У меня – три сына, и они уже взрослые люди. Все женаты, двое старших имеют детей. Я рад, что они нашли себя в жизни, их профессии им нравятся. В плане совета по воспитанию, думаю, что нужно быть строгим, но понимающим другом. Если мама всегда ласковая, нежная и прощающая, то отец должен своими поступками показывать пример, особенно, когда воспитываешь сыновей.

– Расскажите о своих увлечениях, какую слушаете музыку? Знакомы ли с творчеством рэперов Скриптонита и Jah Khalib?

– Я слушаю классическую музыку, иногда ретро и джаз. Что касается рэпа, то, на мой взгляд, это не вполне музыка. Ничего не имею против рэпа, но это просто другой вид творчества.

– Назовите свою любимую книгу. Что, на Ваш взгляд, должен прочитать каждый человек?

– Какой-то настольной книги, которую я постоянно перечитываю, у меня нет. Но, конечно, есть любимые произведения: "Степь" Антона Чехова, "Жизнь Арсеньева" Ивана Бунина, "Красное колесо" Александра Солженицына, "Жизнь Клима Самгина" Максима Горького, из поэзии – Александр Кушнер, из современных российских писателей – Алексей Иванов. Сейчас нахожусь в процессе знакомства с казахстанскими авторами, мне рекомендовали "Путь Абая" Мухтара Ауэзова.

Казахстан. Россия > Внешэкономсвязи, политика > newskaz.ru, 31 мая 2018 > № 2633634 Алексей Бородавкин


Казахстан. Россия. США > Транспорт. СМИ, ИТ > kapital.kz, 31 мая 2018 > № 2632148 Мушег Саакян

Такси в Казахстане становится цифровым

Страхование пассажиров, биометрический контроль состояния водителя и расширение географии услуг – ближайшее будущее «Яндекс.Такси»

Год назад стало известно о слиянии двух крупнейших сервисов онлайн-заказа такси — Uber и «Яндекс.Такси». По версии российского издания Forbes, это событие стало «сделкой 2017 года». Получившаяся в итоге объединенная платформа повлияла на рынок такси в России, Армении, Беларуси, Казахстане и еще нескольких странах СНГ. В январе этого года суммарная стоимость поездок через сервисы объединенной компании составила 206 млн долларов.

Сегодня «Яндекс.Такси» считает рынок Казахстана вторым по важности после российского. Что это значит для клиентов, какие перемены сервиса нас ожидают — об этом «Капитал.kz» рассказал Мушег Саакян, директор по международному развитию «Яндекс.Такси».

— Какие преимущества получил сервис, объединивший платформы «Яндекс.Такси» и Uber?

— От «Яндекса» — лучшие на наших рынках технологии: картография, навигация, поисковая система, распознавание речи, компьютерное зрение, машинное обучение, умение работать с большими данными. От Uber — глобальную экспертизу на рынке онлайн-заказа услуг перевозки. Наконец, и мы, и Uber — одни из буквально нескольких компаний в мире, которые разрабатывают полноценные беспилотные технологии. Так что мы решили объединить усилия, чтобы вместе создать действительно устойчивый бизнес. Из конкурентов мы превратились в партнеров, которые принесут на рынок Казахстана лучшее, что есть в обоих сервисах, помогут развивать транспортную инфраструктуру городов и регионов страны. «Яндекс.Такси» работает уже в 20 городах Казахстана, Uber пока в трех.

— Насколько сложной технически была интеграция двух систем?

— Объединение технологических платформ «Яндекс.Такси» и Uber заняло больше трех месяцев, сейчас мы завершаем этот процесс. Города Казахстана в числе первых перешли на объединенную платформу на базе «Яндекс.Таксометра» — на прошлой неделе мы переключили на нее Алматы, Астану и Шымкент. Все прошло хорошо, нареканий нет, довольны все. К пользователям обоих сервисов теперь еще быстрее приезжают машины — потому что база водителей теперь общая, приложениям проще найти машину близко к пользователю. Водители тоже получают еще больше заказов, чем раньше, и меньше простаивают за рабочую смену, это хорошо отражается на их заработке.

Но общими стали не только платформа для приема заказов, карты и навигация. Мы распространили на водителей, подключенных к Uber, наш подход к безопасности и управлению качеством сервиса — взять хотя бы тот же дистанционный контроль качества. Все водители, которые ранее работали напрямую с Uber, теперь подключены через таксопарки, следовательно, появилось больше контроля. Более того, переход на новую платформу поможет исключить ситуации, когда водитель за плохую работу или некорректное поведение был заблокирован в одном из сервисов, но продолжал приезжать к пользователям другого. Мы считаем, что объединение позволит повысить надежность и безопасность сервиса в целом.

— Как это отразилось на финансовых показателях?

— Данные по доле прибыли мы не раскрываем. В целом по странам ситуация разная. В Казахстане число заказов, сделанных через «Яндекс.Такси», всегда было намного большим. Суммарно в январе этого года через сервисы объединенной компании было сделано 62 млн поездок, и с тех пор их число выросло еще сильнее.

— Какие перспективы это объединение открыло для рынка Казахстана?

— Казахстан — самый большой рынок объединенной компании за пределами России, и мы планируем и дальше его расширять. Будем внедрять собственное бесплатное страхование пассажиров и водителей, как сделали это в России. Законодательство РК не требует этого от нас, но мы хотим, чтобы пользователи и водители обоих сервисов чувствовали себя защищенными. Водитель и все пассажиры автомобиля (в количестве, разрешенном для перевозки в этом автомобиле) будут автоматически застрахованы на все время поездки. Это никак не повлияет на тарифы и на заработок водителя — они останутся прежними. Сейчас мы выбираем партнеров среди крупных страховых компаний Казахстана, с которыми запустим эту программу. Также планируем выходить в небольшие города и наращивать обороты в городах, где мы уже есть. Такси уже давно перестало быть элитным видом транспорта для мегаполисов, оно нужно везде. Наконец, будем развивать программы поддержки парков по закупке новых машин. Мы уже начали это делать в Алматы и Астане — это тоже повысит безопасность перевозок, ведь не секрет, что менять подвижной состав очень дорого, не всем таксопаркам это по плечу.

— Существование таких технологических проектов, как «Яндекс.Такси», часто противоречит законодательным нормам, сформированным еще в «доцифровое» время. Как это отражается на работе вашей системы?

— В любой стране мира темпы обновления законодательства значительно отстают от темпов развития технологий. Мы сталкиваемся с этим во всех странах нашей работы и совместно с регулирующими органами обсуждаем такие правила и нормы, которые будут содействовать развитию и рынка такси, и деятельности онлайн-сервисов заказа такси. В конечном итоге важно, чтобы и водители, и пассажиры были в безопасности, первые при этом получали от взаимодействия с платформами стабильный заработок, а вторые — качественные и безопасные услуги. В Казахстане мы видим очень активную работу органов власти и бизнеса, связанную с цифровизацией экономики, — наши партнеры уделяют много внимания анализу мировой практики, общаются с представителями ИТ-сообщества. Это позволяет надеяться, что шаги в сфере нормотворчества будут выверенными и конструктивными.

— Клиентам важно, чтобы машина была комфортной, а водитель — адекватным, не утомленным круглосуточной погоней за заработками. Как справляетесь с этими задачами?

— Постоянно совершенствуемся в этом направлении. Визуальный контроль качества автомобиля у нас уже есть — это и дистанционный фотоконтроль с помощью компьютерного зрения и асессоров, и контроль на стороне парков, и «тайные покупатели», и работа с жалобами пользователей. А контролировать нагрузку водителя можно по времени, которое он провел в системе приема заказов без перерыва. Но этого, конечно, мало. Кто-то отключится и поспит, но всего час-два, кто-то отработает 12 часов на заказах таксопарка и затем подключится к нам. Поэтому мы начали разрабатывать собственную биометрическую систему, которая сможет следить за глазами, выражением лица водителя, отслеживать другие параметры его состояния и поведения. И если система считает, что он устал или находится «не в том» эмоциональном состоянии, она будет советовать ему отдохнуть, а далее просто лишит его возможности принимать новые заказы. Мы уже тестируем ее в нескольких машинах, а до конца года планируем внедрить массово во всех странах.

— Рынок такси в Казахстане не отрегулирован. Власти поощряют неофициальный извоз, мотивируя это важностью расширения денежного оборота. Вне закона оказываются право пассажира на получение качественной услуги и возможности для развития официальных таксопарков. Тарифы на поездки балансируют на границе нормы самоокупаемости. Планирует ли «Яндекс.Такси» лоббировать наведение порядка в этой сфере?

— Безусловно, важно, чтобы в стране было хорошо проработано регулирование сферы таксомоторных перевозок с учетом современных реалий и помогало развивать рынок. Законы не должны загонять водителей и таксопарки в «серые» схемы — напротив, они должны способствовать «обелению» рынка, повышать его прозрачность. Государство и бизнес должны вместе определять правила игры, вести диалог. Только тогда будут созданы условия для появления действительно цивилизованного рынка. И технологические платформы готовы участвовать в этом диалоге. У нас накопился большой опыт по этой части.

Москве понадобилось пять-шесть лет, чтобы городские власти и онлайн-сервисы заказа такси в тесном сотрудничестве друг с другом смогли навести порядок на рынке таксоизвоза, и наши усилия дали результат. В этом году «Яндекс.Такси» впервые заработало в странах Евросоюза — Латвии, Эстонии, — и могу сказать, что выходить в страну с понятным и прозрачным регулированием, где законы четко отделяют информационный сервис от перевозчиков, где продуманы все моменты их деятельности, легко и приятно. Да, много правил, но они понятны и логичны. Нужно просто им следовать.

В Казахстане мы находимся в тесном контакте со всеми государственными органами, ответственными за развитие рынка перевозок: у нас налажен диалог, мы обмениваемся мнениями по различным вопросам. Одновременно мы в одностороннем порядке принимаем на себя обязательства, которые не зафиксированы законодательно. Пока что никто не заставляет нас разрабатывать те же системы контроля усталости водителей, вводить страхование, проводить фотоконтроль машин. Но мы понимаем, что тем самым повышаем стандарты рынка. Да, не все местные игроки способны позволить себе то, что могут крупные международные платформы — но мы можем и видим в этом свою ответственность, пусть и добровольную.

— Акимат Астаны проводит эксперимент, в рамках которого отказался от собственного автопарка, доверив оказание транспортных услуг для чиновников столичным таксопаркам. Общеизвестно сотрудничество городских властей Москвы с таксопарками города. Какие перспективы, исходя из этого опыта, возможны в Казахстане?

— Подобные эксперименты, когда госорганы вместо своих автопарков пользуются услугами такси, проводятся и в России, в ряде городов — с участием «Яндекс.Такси». Во всем мире идет постепенный отказ от личных автомобилей, и очень хорошо, когда власть становится примером для остальных. Мы вот-вот запустим в Казахстане корпоративную услугу «Яндекс.Такси» и с удовольствием подключимся к проекту акимата, если такое желание возникнет.

— Мы видим серьезное изменение всей парадигмы развития общественного транспорта. Каким вы видите будущее на рынке автомобилей в целом?

— Во всем мире модель потребления транспортных средств меняется от личной к совместной. В больших городах с пробками, ограниченным местом для парковки, с частой потребностью бросить машину в одном месте, а забрать в другом или не забирать вообще, собственный автомобиль становится, скорее, головной болью. Добавьте к этому проблемы экологии. В то же время, благодаря технологическим платформам вроде нашей, такси из услуги для избранных превратилось в еще один вид дешевого и безопасного общественного транспорта. Появились тарифы и сервисы для совместных поездок, появился каршеринг. Уже тестируются беспилотные автомобили, которые уберут зависимость пассажира от опыта и состояния водителя. Своя машина становится, в общем-то, и не нужна. Так что будущее — определенно за совместным потреблением и отказом от личных автомобилей.

Казахстан. Россия. США > Транспорт. СМИ, ИТ > kapital.kz, 31 мая 2018 > № 2632148 Мушег Саакян


Казахстан > СМИ, ИТ. Приватизация, инвестиции > kapital.kz, 30 мая 2018 > № 2632128 Адиль Абдрахман

Почему юрист бросил карьеру ради музыкальных инструментов

Адиль Абдрахман окончил магистратуру в Великобритании, успешно работал по профессии, но потом решил заняться семейным ремеслом

Изготовление казахских национальных инструментов — узконаправленная сфера бизнеса. Одного умения хорошо владеть ремеслом тут порой бывает мало. Важна способность найти своего клиента и наработать имя, которое впоследствии будет работать на мастера. Адилю Абдрахман в этом плане повезло. Уже в четвертом поколении ремесленников он продолжает семейную династию. Если кому-то на первый взгляд может показаться, что это занятие из разряда простых, то он ошибется. Изготовить качественный музыкальный инструмент, добиться его красивого и яркого звучания довольно трудоемкий процесс, требующий немалых знаний, умений и специальных инструментов. Адиль Абдрахман с удовольствием поделился с корреспондентом центра деловой информации Kapital.kz нюансами этого дела и рассказал, почему решил сменить профессию юриста, о которой когда-то мечтал, и продолжить семейное дело.

Мастер проводит нас в небольшую, но уютную мастерскую. Инструменты разложены аккуратно, каждый на своем месте. Именно тут проходит основная работа.

— Адиль, расскажите, почему вы решили заняться изготовлением казахских национальных музыкальных инструментов? Кто для вас стал примером?

— Мой отец — мастер национальных музыкальных инструментов. Этим ремеслом занимался и мой дед. А прадеды были ремесленниками, которые изготавливали необходимые для быта вещи. Обучался я юриспруденции, окончил магистратуру в Великобритании. Потом работал по профессии. Но в какой-то момент понял, что мне чего-то не хватает. В компании я разрабатывал договора, заключал сделки. Но конечного итога никогда не видел. А хотелось заниматься тем, что каждый день давало бы возможность увидеть результат своей работы. И тогда я решил попробовать заняться семейным делом, перенять опыт, чтобы он не ушел с отцом. И теперь я могу наблюдать инструменты в деле, вижу их на концертах. Понимаю, что они работают для народа. И я ни о чем не жалею. Даже о том, что оставил такую крупную позицию, о которой раньше мечтал. Но когда мечты сбылись, я начал смотреть более обширно и понял, что надо заниматься тем, что тебе нравится, что ложится тебе на душу.

— Что нужно, чтобы открыть свою мастерскую?

— Чтобы открыть свою мастерскую, в первую очередь важно иметь хорошего наставника. Учиться самому долго и тяжело. Второе — хороший инструмент для работы. Нужно знать, какие инструменты позволят тебе сделать работу не за три дня, а за час. В-третьих, если ты занимаешься этим делом профессионально, необходимо помещение (для черновой работы, распилки, покраски, чистки). Отдельно помещение для хранения инструментов, чтобы не было лишней влаги и качество древесины не пострадало. Из всего этого складывается сумма начального капитала.

Я сравниваю нашу работу с приобретением автомобиля. Сначала ты обзаводишься более дешевым, потом более дорогим. Так же и с древесиной. Когда учишься, берешь более дешевую, потом подороже. Тут сложно посчитать минимальный капитал для начала работы, так как есть несколько видов развития этой отрасли: одиночные мастера, семейное ремесло и с привлечением рабочей силы. Поэтому, какой начальный капитал нужен, чтобы начать это дело, зависит от выбранного вами направления. Я пришел в это дело с нулевым капиталом. Мне все подготовил отец. У него было и оборудование, и помещение. Он знал, где брать древесину и другие необходимые материалы. Он всему меня научил.

— А где вы берете сырье?

— Музыкальные инструменты в основном изготавливаются из древесины. Для деревообработки есть специальная технология. После приобретения дерева мы его сушим. Дальше идет распил. Потом сборка, чистка, покраска, лакировка. В основном мы закупаем местную древесину. Для изготовления музыкальных инструментов классика — это сушеная ель для деки (из нее делается большинство акустических инструментов). Наша тянь-шаньская ель, которая произрастает в Алматы, достаточно хорошая, поэтому мы пользуемся ею. Сейчас на рынке за кубометр нужно отдать 60−70 тыс. тенге. Можно использовать зарубежную, но она будет дороже, что отразится на себестоимости инструмента.

Дальше корпус инструмента. Для него в основном используется твердая древесина. Но классика — это клен. Издревле казахские инструменты изготавливались из материала, который растет на территории Казахстана (яблони, груши, урюк, арча). Мы сейчас используем и другие более твердые сорта дерева, такие как клен. Из зарубежных это бук, палисандр, красное дерево. У них есть природная текстура и цвет, который не требует покраски, и она достаточно красивая.

Также используем металлические струны, кости, конский волос и так далее. Для кобыза — конский волос. Для деки — обычную кожу крупного рогатого скота. Что касается струн — раньше на домбру и на инструменты использовали струны из козьих кишков, плюс еще конского волоса. Но так как это материал природный и часто рвется, подвержен изменениям при влаге и жаре, то недостаточно удобен для музыкантов. Поэтому сейчас используем для домбры жилки, для шертере, бас шертере, жетыгена струны с металлической обмоткой, нейлоновой обмоткой, стальные струны. Они долговечные и дают хороший звук. Главное тут — не потерять естественное казахское звучание.

— Что в этом деле самое важное?

— В изготовлении музыкальных инструментов я считаю главными несколько вещей. Первое — добиваться красивого и яркого звучания. Это самое главное. Второе — идти в ногу со временем: покупать новые станки, использовать новые материалы, такие как струны, колковые механизмы, придерживаться новых стандартов качества в сфере изготовления музыкальных инструментов. И, конечно же, очень важно всегда придерживаться национальных особенностей музыкальных инструментов. Нельзя сделать на домбре пять струн. Получится уже гитара.

Чтобы не отставать, приходится всегда использовать какие-то новшества. Но они минимальны. Мы не можем менять сильно облик и звучание инструмента. Важно, чтобы он оставался исконно казахским.

— Насколько в Казахстане велик рынок музыкальных инструментов? Есть ли крупные компании, с которыми вам приходится конкурировать?

— Я бы не сказал, что это масштабный рынок. Население Казахстана малочисленно. Музыкальными казахскими инструментами в основном пользуются казахи. И не каждая казахская семья намеревается приобрести домбру, например. Из-за рубежа покупают люди, в основном коллекционеры или казахская диаспора. Но таких не много. Контингент весьма ограничен. Наши потенциальные клиенты — это учащиеся музыкальных школ, кружков, студенты консерваторий, училищ, профессиональные музыканты, сольные исполнители.

Что касается конкурентов. Я знаю, что производство музыкальных инструментов активно развивается в Алматы, зарождается в Астане. В Алматы есть две фирмы с большим штатом, есть около 10 мастерских, где работают ребята по пять человек. Но, в этой сфере остаются те, кто действительно хочет этим заниматься.

— Из чего складываются цена и себестоимость инструментов?

— Цена формируется из следующих пунктов. Во-первых, из какого материала сделан инструмент. Фильтрует ли мастер, отбраковывая древесины, у которой часто бывают пороки в виде сучков, трещин, загнивания или повреждения насекомыми? Убирает ли недостатки? У каждого материала своя стоимость. Если исчислять себестоимость инструмента, сюда нужно включать и лакокрасочный материал, струны, механизмы, серебро или камни, используемые для декорации. Дальше дизайн. Сколько времени на него было потрачено. Мы каждый год стараемся что-то менять, вносить новое. Стоять на одном месте считаем нецелесообразным. Третье — чистота сборки и покраски. Это может занять неделю, если делать качественно. Но самое важное, как уже было отмечено выше, это звучание. Без этого самый красивый инструмент не будет иметь ценности. Каждая древесина звучит по-своему. В этом деле нет стандарта. Ты должен всегда чувствовать материал, с которым работаешь. Следующая составляющая — узнаваемость мастера. Новые мастера не могут поставить большую цену. Начинают с 50−70 тысяч тенге.

Себестоимость складывается из материала и затраченного времени. Некоторые могут затратить три дня на изготовление одного инструмента, другие неделю. Мы делаем акцент на качестве и тратим на это около недели. Тщательно осуществляем сборку, покраску, чистку. Точную себестоимость я сказать не могу, потому что с каждым годом все меняется. Мы всегда стараемся придумывать механизмы, которые облегчают наш труд. Если мы нашли, как упростить нашу работу, то себестоимость становится ниже. Играет роль совершенствование, поиск нового. Если ты тратишь на это время, потом хочется включить это в стоимость. Например, некоторые механизмы отец придумывал только после 40 лет опыта.

— Насколько прибыльно это дело?

— С каждый годом мастеров в этой сфере становится все больше, но конкуренция все еще не жесткая, поэтому она достаточно привлекательна. Насчет прибыльности скажу, что я на этом деле зарабатываю не меньше, чем когда зарабатывал юристом. Прибыль складывается из грамотных продаж. Недостаточно просто изготавливать что-то, надо уметь это продавать. Искать пути и знать, кому ты продаешь. Мы нацелены на профессионалов.

Сейчас вы можете найти домбру от 10 тысяч тенге. Что касается кобыза, жетыгена, то они начинаются от 80 тыс. до 450 тыс. тенге — это средняя стоимость. Для каждого слоя населения есть конкретный мастер. Стоимость наших инструментов начинается от 150 и выше. Мы устанавливаем цену, исходя из финансовых возможностей потребителей. Обязательно ориентируемся на спрос. Все зависит от рынка. Каждый по-разному. Мертвый сезон — это лето. «Жаркий» сезон — с осени до зимы. Среднего показателя по клиентам нет. Из года в год они меняются.

— Насколько велик ваш ассортимент?

— Сейчас у нас 10 наименований музыкальных инструментов: три вида шертера (альт, бас и контрабас), три вида кобызов (кыл кобыз, прима кобыз, альт кобыз). Они различаются между собой по объему, по звучанию. Домбра двух видов: двухструнная и трехструнная. Жетыген, сыбызгы (духовой инструмент). Это основные виды, которые мы сейчас делаем. Но мы не делаем акцент на ударных инструментах и духовых. В основном на щипковые и смычковые. Очень мало мастеров, изготавливающих абсолютно все инструменты. В основном специализируются на одном или двух. Например, на домбре, шертере и т. д. Так легче развивать свое мастерство, плюс на все времени не хватает.

— Планируете ли вы открыть специализированный магазин?

— Да, я считаю, это необходимо, если мы будем продолжать заниматься этим делом. Тут все упирается в средства, возможности. Если открывать музыкальный магазин, то не только с инструментами, но и различными аксессуарами, необходимыми для мастеров. Может, какие-то составляющие, чтобы человек сам мог изготовить музыкальный инструмент. Собрать его, как конструктор.

Казахстан > СМИ, ИТ. Приватизация, инвестиции > kapital.kz, 30 мая 2018 > № 2632128 Адиль Абдрахман


Казахстан. Сербия > Агропром. Приватизация, инвестиции > kapital.kz, 29 мая 2018 > № 2632138 Градимир Митич

Почему в Алматы стало мало премиальных ресторанов?

Елена Тумашова

Ресторатор Градимир Митич сравнивает прибыльность концептов

В Казахстане ресторатор Градимир Митич уже десять лет. Работал в разных заведениях — и как шеф-повар, и как сооснователь. Запускал рестораны в премиальном сегменте — рыбный LaBarca и мясной AndMEAT. Год назад открыл в Алматы сербскую бургерную Andrić burgers — стрит-фуд, о котором давно мечтал. В конце прошлого года начал заниматься рестораном GATO с кухней фьюжн (сочетание перуанской, азиатской, средиземноморской), в конце марта это заведение открылось.

Вместе с экспертом деловой еженедельник «Капитал.kz» попытался разобраться, на чем рестораны Алматы могут заработать больше — на рыбе или на мясе, сохраняется ли у посетителей интерес к премиальному сегменту и насколько проходимость в бургерной может увеличиться летом по сравнению с зимой.

– Градимир, если рассматривать все заведения, в которых вы работали в Алматы, какой концепт – рыба, мясо, бургеры, фьюжн – запускать было сложнее всего?

– Ни с одним не было больших сложностей. Когда открываешь заведение, всегда требуется лишь время для того, чтобы работа была налажена. Невозможно все сделать так, чтобы работало идеально с самого начала, и не дорабатывать, не улучшать что-то в процессе.

– С бургерами вы попали в свое время в тренд?

– Все сравнивают наш бургер с обычным бургером. Я объясняю: не надо, это другое. Обычно в заведениях фастфуда вам дают готовый продукт: вот такая булочка, вот такая котлета, вот такой топинг (соус – кетчуп, майонез, горчица и пр. – Прим. ред.). У нас же вы можете сконструировать свой бургер сами: на витрине есть салаты, топинг, и вы выбираете, что добавить к хлебу с плескавицей (балканская котлета. – Прим. ред.).

Идею открыть заведение стрит-фуда я вынашивал с первого дня своего пребывания в Казахстане. Просто, видимо, время было неподходящим для ее реализации. Работал в разных ресторанах, в том числе в премиальном сегменте, поднимал свой профессиональный уровень. И, конечно, вопрос заключался еще и в деньгах. Но, да, мы открылись в самый бум.

– Какую проходимость вы ожидали получить, открываясь на волне интереса к бургерам?

– Определенной задачи не было, потому что формат, который предлагаем мы, был новым для города. К тому же в Казахстане, в Алматы в частности, пока еще нет культуры уличной еды. Но, думаю, со временем она придет. Наше заведение по площади 30 кв. м, летник чуть больше, пришлось перестраивать, чтобы получить большую посадку. Проходимость увеличивалась с каждым днем. Зимой в день мы продаем по 60-70 бургеров, летом – по 400. При хорошей погоде летом в пятницу-субботу-воскресенье проходимость может достигать 600 человек.

В GATO, к слову, тоже хорошая проходимость: воскресенье считается более спокойным днем, но в целом за три последних дня недели здесь может пройти 1,5-2 тыс. человек. В пятницу вечером – 2,5-3 посадки, это 350-400 человек, плюс дневная посадка. Мы рассчитывали на 1,5 посадки.

– Для премиального сегмента какое количество посадок считаете хорошим?

– По-разному. Бывает, ресторан премиального сегмента работает 3-4 дня в неделю, а в понедельник-вторник посетителей очень мало, а, бывает, всю неделю работает хорошо. В ресторане премиального сегмента не должно быть больше 30-40 посадочных мест, 50 – максимум. Идти с большим помещением, где 100-120 посадочных мест, в премиальный сегмент – это поработать пару месяцев, не больше. Люди хотят качество. Понятно, что в среднем и ниже среднего они тоже хотят качество. Но не всегда может так получиться. Хорошее качество – не означает только качественный продукт, это также и качество приготовления, и качество обслуживания.

– Сколько потребовалось средств для открытия бургерной?

– Для запуска – $30 тыс. Но, по факту, каждый раз, как только поступали какие-то деньги, мы вкладывали дополнительно в развитие бизнеса. Я сторонник того, чтобы не сразу возвращать вложенные деньги, а сделать так, чтобы бизнес хорошо работал. Если я не успел сделать что-то или закупить что-то до запуска, стараюсь в течение полугода-года устранять эти недоработки, вкладывая дополнительные средства.

– Насколько это прибыльный бизнес?

– Как и каждому бизнесмену, мне хотелось бы зарабатывать много. Но это не настолько прибыльный бизнес. Прежде всего, потому что это что-то новое для города. На показатель прибыли сильно влияет сезонность: зимой спад, летом подъем, и разница между сезонами может достигать 60-70%, а то и 100%. Если делить на двух партнеров, то мы бы хотели получать примерно по $5-10 тыс. Но первый год, как и у многих заведений, был не особо прибыльным.

– Какой из четырех концептов самый доходный?

– GATO не буду сравнивать, поскольку слишком мало времени прошло с открытия этого ресторана. Учитывая, что La Barca мы запустили четыре года назад и год назад я оттуда ушел, но она работает до сих пор, думаю, этот ресторан хорошо зарабатывает. Был какой-то момент, когда все места там были зарезервированы на месяц вперед, это о чем-то говорит.

– Сколько там составлял средний чек?

– По-разному. Человек мог заказать, например, недорогую бутылку вина, заказать какое-то блюдо и на двоих оставить 40 тыс. тенге. А могло быть и так: заказали пасту за 4 тыс., а вино купили за 150 тыс. тенге. Но если все же говорить о средних цифрах, то приблизительно 25-30 тыс. на человека.

– Поставщиков рыбы сложно найти?

– Нет. Проблема найти у правильных поставщиков правильный продукт – свежий, качественный, если замороженный – то правильно замороженный.

– Можно сказать, что рыбные рестораны более доходные, чем мясные?

– Да, сели они правильно сделаны. Казахстан – мясная страна, но удержать правильное качество мяса в ресторане очень тяжело. Подводят именно поставщики. Не люди, которые работают в ресторане, не сам ресторан. Начинаешь работать с каким-то поставщиком, первая партия идеальна, последующие три – все хорошо, мясо отличное, даже мариновать не нужно. Но потом качество начинает ухудшаться. Ты хочешь заказать 10 килограмм, тебе говорят – нет, не можем столько привезти, заказывайте больше. Заказываешь 30 килограмм, из них 15 оказываются некачественными – мясо жесткое. Ты как повар ищешь способы, как сделать его мягким. Но гости чувствуют: что-то не то, иначе, чем в прошлый раз. Проблема еще и в том, что круг поставщиков довольно узкий. Качественного мяса меньше, чем потребителей. Поэтому иногда легче просто взять рыбу, приготовить и подавать клиентам.

– Не раз слышала от рестораторов, что довольно сложно в Алматы работать в рамках одного концепта, приходится делать что-то дополнительно – вводить в меню блюда, которые не совсем в концепте…

– Проблема в том, что люди избалованы, как, например, в Москве, так и в Алматы. Именно поэтому ресторанная сфера в Москве постоянно и сильно движется вперед. Я сам сталкивался с таким явлением: человек заглядывает в ресторан впервые, ему нравится кухня, он приходит несколько раз, пока не попробует все блюда, которые есть. А потом говорит: когда будет что-нибудь новенькое. С этим мы сталкивались и в La Barca, и в And MEAT. Я же не могу ориентироваться на 10-20-30 человек, я готовлю по меню.

Но самое интересное – когда приходят люди и говорят: а что, у вас суши и пиццы нет? Нет, мы не готовим эти блюда. А, ну, тогда мы уходим – вот такая реакция в ответ. Или то же самое: я не ем мясо с кровью. Но почему? Ты же приходишь ко мне на протяжении четырех лет, значит, доверяешь как повару. Если нет запретов, связанных с религией, национальностью, здоровьем, то почему нельзя попробовать? Конечно, люди меняются в своем отношении к ресторанной кухне, но это очень долгий процесс.

– Какова рентабельность в каждом из четырех форматов?

– В рыбных ресторанах наценка на рыбу хорошая, но небольшая. Поставить 300-400-500%, как раньше, уже невозможно, продукт сам по себе дорогой. Если я рыбу, купленную за 20 тыс. тенге за килограмм, например, сибас, дорадо, лосось, буду продавать за 60-70 тыс., ее никто покупать не будет. Люди понимают цену, они стали много путешествовать. И я не вижу смысла в завышении цены на рыбу. Потому что есть вещи, на которых можно хорошо заработать, а есть вещи, на которых хорошо заработать нельзя. Салаты всегда будут продаваться хорошо, но дорогая рыба – нет. Наценка на рыбу может достигать 100%: купил за 20 тыс., продал за 35-40 тыс. тенге. Нужно понимать, что есть норма: дешевле определенной планки продавать не можешь. Есть плата за коммунальные услуги, заработные платы персоналу, множество процессов, которые посетителям не видны. Например, у меня все продукты хранятся в вакуумных пакетах, каждый такой пакет стоит 100 тенге.

– В чем, на ваш взгляд, главное отличие премиального ресторана от «обычного»?

– Премиальных ресторанов в городе было много, сейчас стало мало. Премиальный – это там, где средний чек больше 30 тыс. тенге и где правильный сервис. Но, как мне кажется, у «обычных» ресторанов есть преимущество перед премиальными – хорошая отдача от кухни, все блюда отдаются вовремя. Для меня идеальный ресторан – это когда кухня и зал находятся рядом, вынесли блюдо с кухни – оно сразу же попало к посетителю. Поэтому я люблю маленькие рестораны. Поэтому GATO для меня – новый опыт, эксперимент. Я всегда работал в небольших заведениях, до 50-70 посадочных мест вместе с летником. Здесь – почти 200.

– Почему ресторанов в премиальном сегменте стало меньше в Алматы?

– Люди перестали видеть смысл в трате больших денег в ресторанах. Конечно, останется процент богатых гостей, которые готовы платить много, и это так в любой стране. Но люди среднего и выше среднего дохода уже выбирают, что, где и как будут есть. Они начали считать деньги, смотреть меню, обсуждать. И так и должно быть.

Казахстан. Сербия > Агропром. Приватизация, инвестиции > kapital.kz, 29 мая 2018 > № 2632138 Градимир Митич


Казахстан. Узбекистан. Белоруссия. ЕАЭС > Агропром > oilworld.ru, 26 апреля 2018 > № 2584881 Евгений Ган

"Посыпать голову мукой: Казахстану объявили торговую войну", "Караван".

Казахстану объявили войну. И она в разгаре уже семь лет. Проигравшая сторона – перерабатывающая промышленность нашей страны. Все эти годы отрасль несет потери. На пике развития работало 350 мукомольных предприятий, сейчас, в 2018 году, – около 100. Остальные 250 крупных и малых мельниц и комбинатов – это жертвы тарифной политики соседей. В живой силе это более 30 тысяч человек. Две дивизии полного состава.

В этом году экспорт муки из Казахстана сократится на 300–500 тысяч тонн.

Потери нашей экономики могут составить 9 миллиардов тенге. Работы лишатся около тысячи человек. Закроется примерно 20 мельниц. Они теперь не нужны.

Еще около 10 тысяч казахстанцев, работающих в инфраструктурных отраслях, пострадают, так как работы для них будет меньше.

– Мы прямым текстом говорим, что мукомольной отрасли плохо. В этом году она потеряет четверть нашего экспорта. Если это случится, то предприятия станут банкротами, – рассказал “КАРАВАНУ” президент Союза зернопереработчиков Казахстана Евгений ГАН.

Мукомолов активно вытесняют с их традиционных рынков: Узбекистана, Таджикистана и Киргизии. Причем вытесняют строго по графику. Бьют по самому больному месту – по ценам.

Для казахстанских экспортеров установлен НДС в 18 процентов плюс акциз 5 процентов. Также применяются разные железнодорожные тарифы на провоз. Для муки больше, для зерна – меньше.

Так, Ташкент подталкивает бизнес ввозить в страну не готовый продукт, а сырье.

– Основным нашим покупателем всегда был Узбекистан, – рассказал генеральный директор мукомольного комбината “Мутлу” Досмукасан ТАУКЕБАЕВ. – Но затем правительство этой страны поменяло политику ведения бизнеса. Там поставили очень много мельниц. Переработчики покупают наше зерно и продают муку у себя. Они полностью освобождены от уплаты налогов. Более того, если мельница продает свою муку за рубеж, то для нее применяется толлинговая схема: она заявляет о покупке импортного зерна и обязуется полученный продукт экспортировать. После вывоза компания получает весь НДС обратно.

Примерно так же действует и Таджикистан. Душанбе просто установил разный НДС: на муку – 18 процентов, на зерно – 10 процентов.

Справка “КАРАВАНА”

Страны Центральной Азии последовательно уменьшают импорт муки и переходят на закуп зерна. В 2012-м Узбекистан брал 1,2 миллиона тонн муки и в два раза меньше зерна. В прошлом году – всего 627 тысяч тонн муки, но 1,6 миллиона тонн зерна. Таджикистан в 2010 году купил 463 тысячи тонн муки и 367 тысяч тонн зерна. В прошлом году всего 53 тысячи тонн муки, но больше 1 миллиона тонн зерна. То есть этот рынок мы уже потеряли.

Для обеих стран хлеб из Казахстана – товар стратегический. Например, в Таджикистане это более половины всего каравая. Для Узбекистана – четверть. Страны зависят от импорта. Своего зерна им не хватает. Наше положение на этих рынках всегда было твердым. Мука из казахстанской пшеницы – бренд, который мы теряем. Но его подхватывают местные мукомолы.

Во время своего выступления на форуме “Хлебопродукты-2018” в Алматы Евгений Ган показал фото мешков муки узбекского производства, на которых без ложной скромности было написано “Kazakhstan” и “Произведено из казахстанской пшеницы”.

Ситуация с экспортом постепенно усугуб­ляется. В ближайшие годы наши комбинаты могут потерять и афганский рынок. В прошлом году мы поставили в эту страну 1,5 миллиона тонн муки. Теперь это наш единственный крупный рынок сбыта. Но соседи поджимают нас уже и оттуда.

– За транзит тонны муки Узбекские железные дороги берут 65 долларов. У своих мукомолов просят на 22 доллара меньше. Для них действует внутренний тариф. Эти 22 доллара играют очень большую роль. Особенно на таком рынке, как Афганистан. Если мы поставляем условно 1 000 тонн, то 500 тонн поставляют уже узбеки, – рассказал директор “Мутлу” Досмукасан Таукебаев.

– Фактически то, что происходит с мукомольной промышленностью сегодня, – это тренировка, как будут встречать другие казахстанские экспортные товары в будущем, – уверен Евгений Ган. – Так получилось, что мы опередили в развитии другие отрасли. Их будут точно так же ограничивать, пытаться выдавить.

У всех стран есть заинтересованность в покупке сырья и организации производства из него своего продукта. Поэтому мы должны строить свою экспортную политику так, чтобы нашим парт­нерам было интересно покупать не сырье, а продукт.

Ответные меры могут быть зеркальными – снизить тарифы на экспорт муки, поднять на зерно. Или использовать опыт Китая. НДС в Поднебесной составляет 13–17 процентов. При экспорте сельхозпродукции возврат НДС составляет 0 процентов, при вывозе переработанной продукции – 100 процентов. Никто не заинтересован вывозить сырье.

Справка “КАРАВАНА”

Торговые конфликты – нормальная и обычная ситуация. Даже в рамках Таможенного союза. Например, в феврале Россия запретила ввоз из Беларуси 500 видов молочной продукции. Киев и Москва начали антидемпинговое расследование в отношении Минска, который активно поставлял ржаную муку на рынки соседей. Тем не менее Беларусь и Россия остаются ближайшими партнерами и союзниками.

Мы должны приходить к этому же. Тем более у Казахстана уже есть опыт по защите своих интересов в отношениях и с Узбекистаном, и с Киргизией.

Но лучше должны быть системные меры, направленные на развитие экспортного потенциала в целом, а не только муки. Мука – это только пазл в системе, уверен глава ассоциации. Однако минсельхоз и министерство нац­экономики работают не от продажи товара, а от производства. Поэтому они не понимают таких проблем.

– Наша задача сегодня – изучение товарных рынков и изменчивость на перспективу. Что будут есть китайцы через 3–5 лет? Откуда они это будут брать? Как будут меняться потребительские привычки в Узбекистане? Может быть, они “уйдут” в макароны и будут меньше есть хлеба? Это главное, – считает Евгений Ган. – В 2010 году я был на конференции во Франции. И первая презентация была об изменении потребительских привычек населения.

Что будет востребовано через десять лет: французская булка с хрустящей коркой или английская с мягкой? Я сначала смотрел на них широко раскрытыми глазами, сомневался в их адекватности. А потом до меня дошло: они говорят о рынках! Что будут покупать и к чему надо готовиться.

Два дня была конференция. Два дня я не выходил из зала. Мне было интересно всё! Например, развитие сети французских кофеен в Японии. Какие они должны использовать цветовые гаммы. Какой высоты должны быть стулья. Это на две головы выше наших проблем. У нас всё по-другому.

У нас вся информация – коммерческая тайна. Делиться знаниями никто не хочет.

Поэтому я думаю, что у МСХ должна быть крупная аналитическая служба, которая должна понимать, как будут формироваться потребительские предпочтения на перспективу. Исходя из этого, рекомендовать, сколько надо засеять пшеницы, сколько кукурузы и сколько гречихи.

Справка “КАРАВАНА”

Идеал такой системы – минсельхоз в Штатах. Его прогнозами пользуются все производители продуктов питания в мире. Вне страны работает Иностранная сельскохозяйственная служба. Глобальная сеть охватывает 171 государство. В их офисах работают сельскохозяйственные атташе. На основе своих прогнозов МСХ США рекомендует, что и сколько надо вырастить фермерам. Система выстроена так, что тех, кто выращивает лишнее, накажут, а тем, кто работает согласованно с минсельхозом, помогают субсидиями. Мы до этого не доросли.

Для этого надо выстраивать экспортную политику от целей и задач правительства до работы отдельного фермера. И расписать функционал игроков в системе, чтобы каждый занимался своим делом: кому выращивать хлеб, кому его перерабатывать, кому продавать, а кому следить, чтобы все получали прибыль.

Но прежде всего – определить один государственный орган, который мог бы курировать отрасль. В идеале это должно быть самостоятельное агентство, отвечающее за экспорт казахстанской продукции.

– Две недели назад меня пригласили на выставку турецкого мукомольного оборудования, – рассказал Евгений Ган. – И говорят: мол, мы вас пригласили, оплатили проживание в гостинице, поэтому настоятельно вам рекомендуем лететь турецкими авиалиниями. Где мукомолы и где самолеты?! В билете читаю, что мне можно провезти самолетом не 10, а 30 килограммов. Понятно, что это 20 килограммов тех товаров, что я куплю в Турции и вывезу в Казахстан! Вот это и есть цельная национальная стратегия плюс элементарный патриотизм.

Казахстан. Узбекистан. Белоруссия. ЕАЭС > Агропром > oilworld.ru, 26 апреля 2018 > № 2584881 Евгений Ган


Казахстан > Недвижимость, строительство. СМИ, ИТ > kapital.kz, 26 апреля 2018 > № 2582099 Ануар Ускенбаев

Цифровые принципы

Новые возможности развития

В своем Послании Глава государства упоминал о внедрении современных технологий в строительстве и коммунальном секторе. Он отметил, что благодаря реализуемым программам объемы ввода жилья в Казахстане значительно возросли. Об этом пишет издание Вечерний Алматы.

Президент напомнил и об эффективной работе системы жилищных сбережений, которая сделала жилье доступным для широких слоев населения. Также во всех отраслях экономики идет цифровизация многих процессов. По информации руководителя Управления жилья и жилищной инспекции Алматы Ануара Ускенбаева, активная работа по этим направлениям ведется и в его ведомстве.

В 2017 году управлением было распределено 5885 квартир, это почти в три раза больше, чем в 2016 году. Тем самым в прошлом году был решен жилищный вопрос 30 процентов очередников. На сегодняшний день по мегаполису в очереди на жилье стоят 20 827 человек.

— В рамках системной работы по обеспечению прозрачности и предупреждению коррупции при распределении жилья очередь полностью переведена на портал электронного правительства (egov.kz), что исключило любую возможность манипуляций с ней, — говорит Ануар Ускенбаев. — Ранее очередь на жилье велась в таблице excel на компьютере у сотрудников, и информация предоставлялась очередникам один раз в год при прохождении перерегистрации. Теперь любой очередник при наличии ЭЦП может ежедневно просматривать свою очередь и видеть динамику движения.

Кроме того, имелась проблема ежегодной перерегистрации очередников, подтверждения своей льготной категории. Большое количество людей ежегодно приходило в управление жилья. Сегодня впервые в республике нами внедрена электронная перерегистрация, теперь очередникам не нужно приходить в управление, они смогут это сделать на портале egov.kz самостоятельно. Как правило, ранее перерегистрацию проходило не более 30 процентов очередников. В основном самые ответственные — это инвалиды, пенсионеры и другие социально уязвимые слои населения.

При этом многие очередники свои льготы не подтверждали. Были даже такие, которые, один раз встав в очередь, тут же забывали про нее.

Однако, по словам руководителя управления, отсутствие перерегистрации не является основанием для исключения из очереди. Поэтому возникла необходимость провести полную инвентаризацию очереди на предмет выявления лиц, которые перестали быть нуждающимися. По итогам ревизии из списка очередников были сняты 2047 граждан (10%). Из них: 1241 приобрели жилище; 372 выехали на ПМЖ в другой населенный пункт; 434 потеряли льготы; 31 в связи со смертью.

Также в рамках исключения рисков при принятии решений о распределении жилья разработана информационная система, которая позволяет распределять квартиры без участия человеческого фактора полностью в электронном формате. Данная система работает сейчас в тестовом режиме.

Тем самым полностью завершилась информатизация процессов распределения жилья от постановки в очередь до выдачи квартир.

Автоматизированы и такие государственные услуги, как «Выдача справки о наличии (отсутствии) в постоянном пользовании жилища из коммунального жилищного фонда» и «Приватизация жилищ из коммунального жилищного фонда Алматы». В дальнейшем они будут производиться исключительно в электронном формате.

Также, по его словам, налажен учет квартир и арендных платежей на базе программы «1С: Бухгалтерия», что обеспечило прозрачность поступлений, возможность отслеживать неплательщиков и принимать меры по недопущению просрочек. Эта работа также положительно сказалась на пополнении местного бюджета.

Кроме того, в прошлом году управлением проведена электронная инвентаризация всех договоров найма, в ходе которой были выявлены факты нарушения их условии. Это несвоевременная уплата арендных платежей. А также выявлены случаи покупки жилья 64 нанимателями, то есть это граждане, которые получили жилье как нуждающиеся в нем. Вместе с тем после получения социального жилья они приобрели в частную собственность другое жилье, следовательно, потеряли основание проживать в социальном жилье. На этом основании 29 квартир были освобождены и распределены между другим очередникам. По 35 квартирам материалы переданы в суд для принудительного выселения.

— В прошлом году нами совместно с АО «ЖССБК» была реализована программа «Алматы жастары», — рассказывает руководитель управления. — Ее уникальность в том, что, во-первых, она направлена только на молодых алматинцев до 35 лет. Во-вторых, кредиты выдаются с самым низким процентом (5%) без обязательного первоначального взноса при наличии залога. Из местного бюджета для реализации данной программы выделен 1 млрд тенге на 100 займов по 10 млн тенге. В-третьих, участвует молодежь вне зависимости от места работы — как из бюджетной сферы, так и из предпринимательского сообщества. Для обеспечения прозрачности работы по программе управлением был разработан специальный портал www. almaty-zhastary.kz, куда участники подавали заявки. Большая часть документов автоматически формировалась информационной системой регионального шлюза электронного правительства. Они рассматривались жилищной комиссией, сформированной из представителей общественности, молодежи, СМИ и госорганов.

Нами была разработана и справедливая балльная система, учитывающая многообразие алматинской молодежи. Программа также направлена на поддержку молодых семей. Так, за первого ребенка присуждается 10, а за каждого последующего по 15 баллов. Каждый год брака оценивается в два балла. Дополнительные бонусы присуждаются молодежи, работающей в социальной сфере вне зависимости от формы собственности.

Также для представителей социально уязвимых слоев населения предусмотрены дополнительные 10 баллов. Учитывая, что Алматы — город бизнеса, отдельная поддержка была оказана молодым предпринимателям — по полтора балла за каждый год работы.

Помимо распределения жилья в курацию управления входит контроль за деятельностью КСК, напомнил Ануар Ускенбаев. Жилищный фонд мегаполиса является крупнейшим в стране и насчитывает более 8 тысяч многоквартирных жилых домов, которые обслуживают 824 КСК.

В отличие от других регионов в Алматы почти половина домов (3,5 тысячи) построены в 70−80-х годах и, соответственно, требуют надлежащего содержания и ремонта.

— К сожалению, сегодня сфера содержания жилых домов имеет множество проблем, — говорит руководитель управления. — Поскольку фонд жилья продолжает стремительно изнашиваться, их необходимо срочно решать.

В этом направлении нами была проведена комплексная работа.

Так, на сессии городского маслихата были впервые приняты Правила содержания жилого фонда. При их разработке учтены проблемные вопросы жителей и проанализировано более трех тысяч жалоб горожан на деятельность КСК. Этими правилами мы преследовали цель предоставления горожанам и представителям КСК четкого механизма взаимоотношений.

Те вопросы, которые не могли быть урегулированы на уровне правил, мы включили в проект закона «О жилищных отношениях». Сегодня законопроект находится на согласовании в соответствующих госорганах. Также, следуя принципам открытого диалога, нами реализуется проект «Электронный КСК», в рамках которого предполагается автоматизация таких процессов, как составление сметы расходов, планов работ КСК. Жители получат автоматически сформированные квартальные и годовые отчеты. Таким образом, будет обеспечена прозрачность данных и оперативная обратная связь — это электронные заявки КСК, онлайн-обращения к председателю, объявления и оповещения, опросы и голосования, а в перспективе и возможность участия в общих собраниях онлайн.

Кроме того, был запущен сайт «Портал КСК». Здесь размещается информация о проводимой работе, последние нормативные акты в жилищной сфере, создана возможность для обсуждения актуальных вопросов, обмена мнениями между представителями КСК и жильцами. Проведена паспортизация всех многоквартирных домов. Информация собрана в единой электронной системе, которую можно увидеть на портале КСК.

Тем не менее, по его словам, в управление все еще продолжают поступать жалобы на работу КСК. Только в текущем году их количество составило порядка трех тысяч. Большая часть связана с непрозрачностью расходования средств собственников.

— В прошлом году были осуществлены проверки 264 КСК, — рассказывает руководитель управления. — По их результатам вынесены предписания в отношении 221 КСК, составлено 104 адмпротокола. Большое внимание нами уделяется предоставлению всеми КСК отчетов о своей деятельности перед жильцами домов. За четвертый квартал 2017 года КСК города предоставили более пяти тысяч отчетов по каждому дому. Они размещены на сайте управления www.uzh-almaty.kz, и любой желающий имеет возможность ознакомиться с ними в открытом доступе.

Достигнута договоренность с банками второго уровня (АО «Цесна Банк») о снижении ставок с 2000 до 200 тенге в месяц за обслуживание счетов КСК и начислении вознаграждений на деньги жильцов, накапливаемых на капремонт дома, до 9 процентов годовых. Впервые накапливаемые средства жителей будут работать и увеличиваться, находясь на счетах банка.

Законодательство требует от органов управления домами (КСК) открывать на каждый обслуживаемый ими дом один текущий банковский счет на его содержание и один сберегательный счет на его капитальный ремонт.

Сегодня же КСК открывают один банковский счет на все обслуживаемые дома, количество которых порой составляет от 10 до 80.

Теперь жители домов смогут контролировать расходы по своему дому через выписки по движению средств с банков, что является еще одним шагом к приведению в нормальное состояние жилищного фонда Алматы и прозрачности использования средств на содержание домов.

Напомнил Ануар Ускенбаев и о проблеме задолженности жителей перед КСК. Для борьбы со злостными неплательщиками управление заключило меморандум с ТОО «Первое кредитное бюро» по передаче информации о злостных задолжниках перед КСК в банки второго уровня.

Данные о неплательщиках будут размещены и на сайте управления.

В рамках Программы развития регионов до 2020 года подведомственная организация управления ТОО «Алматы тургын уй» осуществляет ремонт многоквартирных жилых домов. За все время ее реализации (2011−2017 гг.) уже отремонтировано 539 жилых домов (5,25 млрд тенге).

Только в прошлом году заменено 199 лифтов в 94 многоэтажках, произведен капитальный ремонт 143 домов. В жилом фонде Алматы находится около 3700 лифтов, из которых отработали нормативный срок эксплуатации более 25 лет и требуют замены более 1700 единиц (45%). За все время реализации программы заменено 375 лифтов (22% от требующих замены). В текущем году планируется замена 222 лифтов.

Казахстан > Недвижимость, строительство. СМИ, ИТ > kapital.kz, 26 апреля 2018 > № 2582099 Ануар Ускенбаев


Казахстан. Китай > Агропром. Приватизация, инвестиции > kapital.kz, 25 апреля 2018 > № 2582108 Гульбану Майгарина

Бизнес с быстрой рентабельностью

История «Ланьчжоу» – от уникального рецепта до франшизы

Три с половиной месяца назад Гульбану Майгарина открыла в Алматы китайскую лапшичную Lanzhou Kafe и через три недели после этого вышла на рентабельность. Сейчас планирует открыть еще два заведения и продавать свой формат по франшизе. О том, за счет чего произошел взрывной рост, бизнесвумен рассказала деловому еженедельнику «Капитал.kz».

«Родина» лапши — Китай

Двери распахнуты, в широком проеме видны столики и диваны с высокими спинками. Заходим внутрь. Аромат специй, звуки кухни. Угощение готовят здесь же, на глазах у посетителей. Пока ждем хозяйку, наблюдаем за тем, как повара делают лапшу: один разминает огромный кусок теста, второй — вытягивает его, ловко пропуская податливую массу между ладонями, третий — подхватывает палочками уже приготовившиеся лапшинки и отправляет их в тарелки, где к ним добавят пряный бульон, фирменный соус и зелень. Выглядит аппетитно и атмосферно.

«Каждый на кухне отвечает только за одно действие. Все поставлено на конвейер, мы ведь зарабатываем на оборотах», — говорит, подсаживаясь за столик, Гульбану Майгарина.

Заведение быстрого питания, где подают лапшу с говяжьим бульоном, — китайский концепт, привезен с родины лапши — из города Ланьчжоу, провинция Ганьсу. «Вообще, в каждом регионе Китая готовят свои виды лапши, тот вариант, который предлагаем мы, появился в 1915 году. Готовим на основе говяжьего бульона. Наша лапша специфична на вкус и отличается от того, что уже хорошо знакомо на нашем рынке, — например, от лагмана, пасты, корейского рамена или вьетнамского фо», — поясняет собеседница.

Бульон — фишка, специи — секрет

Бульон — фишка ланьчжоуской лапши. Само тесто, технология его приготовления, у всех по сути одинаковое, а вот способ приготовления бульона (он варится в течение шести часов вместе со специями и потому получается концентрированным) и состав специй, которые в него добавляются, — суть и особенность лапшичного блюда. Рецепт Гульбану купила в Ланьчжоу у «серьезной компании» (его стоимость — коммерческая тайна).

Ароматная смесь состоит из 82 двух трав, ее поставляют на кухню в уже готовом виде. Ни один повар не знает точной комбинации и пропорций составляющих ее специй. «Поэтому даже если кто-то из поваров захочет уйти и открыть заведение именно с такой лапшой, у него ничего не получится», — говорит хозяйка.

Особый вкус создается и за счет способа приготовления бульона: его варят в специальных казанах. У них очень высокая температура нагрева: бульон в емкости на 80 литров закипает за три минуты. Это необходимо по технологии приготовления. И плюс такие казаны можно использовать круглосуточно, что отвечает потребностям концепта. Казаны, к слову, были куплены также в Ланьчжоу, их стоимость достаточно велика, но было решено не использовать более дешевые варианты.

Вкус требует постоянного контроля

Бренд-шеф Жаркын Кезат несколько раз в день проверяет вкус лапши — точное попадание в стандарт. Это очень тонкий вопрос: достаточно сделать одно неправильное движение в процессе приготовления — ошибиться с температурой, например, — и нужный вкус не получится.

Жесткость воды, кстати, тоже имеет значение. Это одна из причин, почему изначальный рецепт пришлось адаптировать. Отличается и мука, соответственно, это влияет на консистенцию теста, это тоже причина для адаптации рецепта. «Почти месяц до открытия мы работали вхолостую — только для того, чтобы отработать рецепт. Замешивали тесто — и выкидывали, заваривали бульон — и выливали. Пока не добились нужного вкуса», — вспоминает Гульбану.

За счет чего зарабатывает лапшичная

Вообще, в Китае такой концепт работает на одном блюде — лапше. Предлагаются также салаты, небольшие десерты, чай, сок. «Мы с самого начала продвигали себя как лапшичную и сейчас позиционируем себя именно так. Но не знали, как примут такую лапшу в Казахстане, тем более в Алматы — самом большом городе страны. Поэтому для подстраховки запустили лагман, пиццу для детей, блины в качестве десерта, манты — то, что привычно для наших потребителей», — рассказывает Гульбану.

По ее словам, лагман по ценам — на уровне других заведений города, лапша же стоит дешевле, причем даже в сравнении с Китаем. «И мы добавили в концепт такую фишку: если остался бульон, вторая порция — бесплатно», — делится особенностями хозяйка.

Продавать порцию за 600 тенге заведение может за счет оборотов, себестоимость самой лапши невелика. Чтобы выйти на ноль, нужно обслужить минимально 500 человек в день — это покрывает расходы на закупку продуктов, заработную плату, аренду, оплату коммунальных услуг. Маржа — как и во многих заведениях общепита, около 25%. 90% прибыли приносит сама еда, 10% - бар, напитки.

Бара, кстати, изначально в концепте не было. В Китае в лапшичных подают чай или охлажденные напитки в небольших бутылках. Здесь же пришлось расширить ассортимент: гости просят кофе, компот, лимонад, коктейли.

Лапша, которая на своем месте

Помещение, которое занимает лапшичная, большое — 500 квадратных метров. Не было опасений начинать сразу с таких масштабов? «Когда я запускала проект, понимала: или пан или пропал. Для себя решила: пан, продукт должен зайти. И он действительно зашел. Очень сильно помогли вот эти дополнительные блюда», — отвечает на вопрос собеседница. В первую неделю, говорит она, продавали по 30−50 порций, потом — взрывной рост. Дошло до 800−1000 порций в день. Решили включить ночной режим. На вторые сутки после этого продали 1500 порций.

Столь стремительное увеличение продаж Гульбану объясняет несколькими причинами. Во-первых, лапша, которую она продает, — сама по себе интересный и обладающий полезными свойствами продукт (насыщенный говяжий бульон тонизирует, помогает от простуды и пр.). Во-вторых, есть разнообразие вкуса, которое достигается за счет толщины лапши (пять вариантов — пять оттенков). В-третьих, продукт дешевый и к тому же готовится только по заказу (заморозка и полуфабрикаты не используются).

Определенную роль сыграло и расположение заведения. «Когда только начинали, Юрий Пааль (ресторатор, — прим. ред.) посоветовал найти место с очень большой проходимостью. Изначально мы готовили к открытию другое помещение. Пришлось бросить его — без возврата денег за аренду и стройматериалы. Сейчас, конечно, после того, как о нас узнали, мы понимаем, что посетители едут специально к нам», — говорит собеседница.

Персонал должен знать вкус лапши

Работа над проектом заняла в общей сложности три года — от рождения идеи до ее воплощения. Большая часть времени ушла на поиск поваров: специалисты из Китая не хотели ехать в Казахстан. Пришлось везти своих поваров в Ланьчжоу на обучение. Ситуация изменилась, когда заведение заработало: сейчас здесь работают повара из Поднебесной. Причем 60−70% из них получают зарплату больше, чем у себя на родине.

«Мы разработали систему мотивации для сотрудников, создаем дружелюбную атмосферу. Поток посетителей у нас большой, нужны комфортные условия для работы. Всему персоналу позволено есть лапшу бесплатно в неограниченном количестве. Это нужно также для того, чтобы люди, которые у нас работают, сами знали вкус нашей лапши», — поясняет владелица заведения.

Изначально здесь не было официантов. Концепт, привезенный из Китая, предполагал самообслуживание. Но, оказалось, это вызвало трудности у посетителей: в самом начале, когда продукт еще не был знаком, гости не знали, что выбрать. Образовывались очереди. Поэтому было решено взять в штат официантов.

«Делали тогда все быстро: времени на раздумья не было, потому что мы уже открыли двери, и посетителей сразу оказалось очень много», — поясняет Гульбану.

Так же быстро приходилось разбираться со своими ошибками. Например, часть приобретенного оборудования оказалась ненужной, но что-то, наоборот, пришлось докупать. Не сразу угадали с формой для персонала: купленная в самом начале была непрактичной, пришлось искать другую. Было много дополнительных расходов, пока концепт не отработали и все не встало на свои места.

Франшиза — в разработке

Сейчас Гульбану Майгарина работает над открытием еще двух своих ресторанов в Алматы. И просчитывает франчайзинговый пакет. Запросы на франшизу у нее появились буквально через месяц работы, причем интересовались не только в других городах Казахстана, но и в Турции, Германии.

Пока владелица продумывает, что именно нужно предложить потенциальным покупателям. Но уже точно определено: помимо технологии, это будет либо обучение поваров, либо сопровождение как минимум в течение полугода. В это время вместе с франчайзи будет работать подготовленный человек из головного ресторана: он будет следить за соответствием вкуса заданному стандарту.

Казахстан. Китай > Агропром. Приватизация, инвестиции > kapital.kz, 25 апреля 2018 > № 2582108 Гульбану Майгарина


Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 25 апреля 2018 > № 2582051 Данияр Ашимбаев

Данияр Ашимбаев: «Посидел на «хлебной» должности – уступи место другому»

Чиновники в отечественной системе госслужбы то меняются как стекляшки в калейдоскопе, то демонстрируют чудеса выживания и чуть ли не пожизненно сохраняют за собой высокие посты. И никакого парадокса тут нет – таковы законы жанра, в рамки которого четко установленные сроки пребывания госслужащих на конкретных должностях никогда не вписывались и вряд ли впишутся в обозримой перспективе. Почему? Об этом наш разговор с политологом, создателем энциклопедии «Кто есть кто в Казахстане» Данияром Ашимбаевым.

- Данияр Рахманович, когда акимы или министры долго занимают свои должности, многие ворчат: мол, они засиделись. Когда же их часто меняют, все вокруг начинают пенять на «кадровую чехарду». Существуют ли какие-либо разумные сроки пребывания чиновников на своих постах?

- Как такового критерия, понятное дело, нет, хотя для определенной категории госслужащих сроки пребывания на должностях все же предусмотрены. В качестве примера можно привести членов Центральной избирательной комиссии, Конституционного совета, Счетного комитета, прокуроров. Для них установлены предельные сроки нахождения на том или ином посту. Но дело в том, что сроки эти соблюдаются не всегда. Кого-то могут переназначить, кого-то, напротив, освободить от занимаемой должности раньше положенного, что превращает эту норму в условность и только подтверждает вывод об отсутствии в данном вопросе каких-либо критериев.

- А они могут появиться?

- В обозримой перспективе вряд ли. Слишком многие факторы играют против этой идеи.

У нас достаточно часто реорганизуются министерства и ведомства. Какие-то из них просуществовали несколько лет, какие-то – несколько месяцев, а какие-то (например, МИД, Минюст, МВД, Минфин) существуют десятилетиями. И ни одно из министерств не застраховано от реорганизации. Полномочия перетекают из ведомства в ведомство, кадровый состав меняется достаточно часто, но, как мы видим, одни и те же люди регулярно назначаются на одни и те же должности: например, Касым-Жомарт Токаев – министром иностранных дел, Карим Масимов – премьер-министром, Адильбек Джаксыбеков – главой президентской администрации…

Конечно, можно затруднить процедуру частых реорганизаций и ротаций, переведя вопрос структуры правительства в конституционную плоскость с введением конкретных сроков пребывания министров на их постах, чтобы искушение лишний раз что-то реорганизовать было задавлено на корню, но такой подход способен подорвать суть всей кадровой политики в стране.

Если вы помните, в 2007 году у нас ввели институт ответственных секретарей, которые, как планировалось, должны были отвечать за преемственность политики каждого конкретного министерства, обеспечивая непрерывность деятельности его аппарата, и работать дольше, нежели министры. Но практически сразу же их стали менять, и меняют до сих пор, причем ничуть не реже, чем министров. Если уж эта реформа, направленная на обеспечение стабильности в работе аппаратов ведомств, у нас не прижилась (ответсекретари есть, но назвать их несменяемыми довольно сложно), то говорить о появлении законодательно закрепленных сроков сменяемости госслужащих попросту не приходится.

- В чем же причина? Казалось бы, если бы акимы и министры были уверены в том, что просидят в своих креслах, как минимум, лет пять, то и работали бы соответствующим образом, не ограничиваясь наведением только кастрюльной позолоты…

- Тут сказываются как аппаратная борьба (грубо говоря, посидел на «хлебной» должности – уступи место другому), так и индивидуальные характеристики тех, кому доверили пост (не справился – отсиди минимально приличный срок, и до свидания). В этой связи вспоминается забавная история, случившаяся в одном из министерств. На важный пост вице-министра дважды ставили людей с безупречной репутацией, умеющих выступать на публике, адекватно ориентирующихся в курируемых вопросах. Но им обоим должность пришлась не по вкусу. Они шли в вице-министры для того, чтобы заниматься публичной деятельностью, работать «говорящими головами», а им пришлось заседать в разных комиссиях, коллегиях, проводить совещания рабочих групп, подписывать массу документов. Оба практически сразу же подали в отставку. Их несколько месяцев продержали на должности, чтобы соблюсти хоть какой-то политес, и отправили, в конце концов, восвояси.

Но это так, небольшое отступление. Что же касается аппаратно-клановой борьбы, то драки за конкретные места на госслужбе идут постоянно. Конечно, есть должности, по которым претензии минимальны, но в целом ситуация такова: когда меняются министры, новички хотят поставить на ключевые позиции в ведомстве своих людей; когда меняются вице-премьеры, они хотят видеть во главе ведомств своих протеже; когда меняется глава кабмина, он тоже хочет рассчитывать на своего вице-премьера… И такая каша наблюдается повсеместно и беспрестанно. В результате никто, даже занимающий самую высокую должность, не может быть уверен в том, что проработает хотя бы год.

- Довольно часто так и получается. Только чиновник успел засучить рукава, а его уже перебрасывают на другой фронт работ. Это же аномально и неэффективно. Каким, на ваш взгляд, должен быть оптимальный срок пребывания чиновника в той или иной должности, чтобы он, с одной стороны, успел что-то сделать, а с другой, не оброс мхом?

- Один мудрый человек, несколько лет проработавший на госслужбе, поделился таким наблюдением: идеальный срок пребывания в должности составляет, как минимум, три года. Год уходит на то, чтобы вникнуть в ситуацию, понять, как устроен механизм принятия решений. Второй – на то, чтобы провести анализ ситуации в той сфере, которую ему доверили, выработать алгоритм решения тех проблем, которые ему обозначили при назначении. Еще год – на внедрение этого алгоритма в жизнь. Находиться на должности меньше этого срока, без постановки новых задач и выработки способов их решения, не имеет смысла.

Конечно, у нас есть долгожители. Приведу несколько примеров. Махмуд Касымбеков руководит канцелярией главы государства с 1996 года. Не так давно был отправлен в отставку аким Бейнеуского района Мангыстауской области Басшы Азирханов, который проработал на этом посту с 1990-го по осень 2017-го, установив тем самым своеобразный рекорд.

Бывает и наоборот, что, собственно, тоже не вписывается в понятия «идеальный» и «оптимальный». Вот недавний случай. В Атырауской области в начале года никому не известный человек пришел работать специалистом в районный акимат, через короткий промежуток времени стал начальником отдела, но, не задержавшись и на этой позиции, был назначен заместителем акима района. Апофеозом его карьеры стала должность районного акима, которую он занял всего через несколько месяцев после своего прихода на госслужбу. Правда, на этом посту он не смог удержаться и рухнул вниз так же стремительно, как и поднялся. Но удивительно тут другое - то, что построение карьеры этого чиновника уложилось всего в одиннадцать календарных месяцев, хотя обычно люди идут к таким результатам годами. По-хорошему, только специалистом в районном акимате нужно отработать пару лет, а то и все пять, и только потом двигаться дальше. Но с учетом наших «качелей» это на самом деле не получается. В среднем около трети госслужащих двигаются по параллельным прямым, работая акимом то одного района, то другого, потом акимом областного центра, а затем снова возвращаясь на районный уровень. И такая ситуация не только на местах. По похожей схеме десятилетиями кочуют из ведомства в ведомство, занимая аналогичные должности, те же вице-министры. Это, в принципе, нормально: идет наработка опыта, опытных чиновников бросают на проблемные регионы или просто передвигают по горизонтали, чтобы они не обрастали балластом.

Так что практика ограничения временного пребывания на тех ли иных должностях не про нас. Никто не хочет связывать себе руки. Более того, если подобного рода лимиты будут установлены законодательно, то люди, принимающие кадровые решения, посчитают это ущемлением своего права менять людей когда и на кого им захочется. В одном министерстве была такая история. Там подчиненные, руководители самостоятельных структур, назначались на три года по контракту. Естественно, через каждые три года, когда истекали их полномочия, начиналась драка за должности – все везли в Астану свои «портфели» (даже не конверты). Один министр, недолго думая, сократил срок контракта до одного года. И теперь желающий занять вожделенное место должен быть «отмечаться» уже ежегодно, причем так, чтобы перекрыть «предложение» конкурента. Не буду называть фамилии и место, где происходили эти события, тем более что такая практика является достаточно распространенной.

- Вы намекаете на коррупционную составляющую процесса назначений?

- Помимо желания поставить на посты своих людей и сформировать пространство для кадрового маневра, ощутимо присутствует и коррупционный элемент. У нас, конечно, не принято говорить про торговлю должностями, но такая практика процветает. Какие бы конкурсные комиссии ни создавались, какая бы ни имелась выслуга лет у претендентов на вакантные места, всегда найдутся обходные пути. Прием на госслужбу в этом плане не сильно отличается от скандального само по себе механизма проведения тендеров и госзакупок. Эта тема не то чтобы табуирована, но никто не хочет об этом говорить. А между тем, расценки на должности все растут и растут. В середине 1990-х говорили, что пост министра стоит 40 тысяч долларов. Теперь же за эти деньги можно устроиться максимум директором департамента. А все потому, что в современных условиях функционал госаппарата тесно связан с распределение бюджетных средств – тендеры, заказы, подряды. Естественно, что при таких исходных данных все должности становятся «хлебными».

Это видно хотя бы на примере дела Куандыка Бишимбаева. Его адвокаты в последнее время выложили в социальных сетях много материалов. Я оставляю за рамками суть дела и хочу акцентировать внимание на другом. После изучения попавших в публичное поле документов становится понятным, что фигуранты дела были нацелены не на выстраивание эффективной системы управления и инвестирования, а на то, чтобы расставить своих людей на «теплых» местах. Может быть, изначально посылы и были благородными, но в общем и целом ребята шли «рубить капусту».

Коррупционный компонент как при назначении госслужащих на должности, так и при их дальнейшей работе недооценивать нельзя. Изучая биографии таможенников, я обратил внимание на то, что мало кто из них больше года работал на Хоргосской таможне. Те, кто задержался там на два-три года, обычно становились фигурантами уголовных дел. Хоргос – это, конечно, крайний случай, но он все же иллюстрирует картину в целом: пришел на должность, «отметился», снял какую-то административную ренту и ушел.

Оговорюсь: кто-то, безусловно, приходит на госслужбу не ради ренты, а, например, затем, чтобы наработать опыт и связи. Но, достигнув цели, он не видит дальнейшего смысла в том, чтобы оставаться в системе. Однако этот нюанс не сказывается на качестве выстраивания коррупционных схем. Принципы их построения ни для кого не секрет. Приведу такой пример. Совсем недавно при формировании правительства Бакытжана Сагинтаева были созданы два новых министерства – по делам религий и гражданского общества, а также оборонной и аэрокосмической промышленности. Через несколько месяцев после их образования в обоих ведомствах начались аресты. В Министерстве по делам религий и гражданского общества был арестован зампредседателя комитета, недавно, кстати, осужденный, в Министерстве оборонной и аэрокосмической промышленности - замдиректора департамента.

Получается, что на выстраивание коррупционной схемы хватило одного квартала – при том, что полноценный запуск самих министерств требует намного большего времени. Сначала выходит указ президента о создании ведомства, потом постановление правительства, определяющее его полномочия. Затем разрабатывается положение о ведомстве, формируются его структура и аппарат, перераспределяются бюджетные программы. На более-менее полную катушку министерство начинает работать примерно через полгода после выхода указа о его создании. А коррупционная система внутри него, как видим, формируется в два раза быстрее. И, к сожалению, это тоже становится нашей печальной традицией.

Еще одна причина того, почему никто не хочет связывать себя конкретными сроками пребывания на должностях, – это командные перемещения. Как бы мы ни боролись с практикой, когда чиновники, получив новое назначение, тащат за собой подчиненных из министерства в министерство, из акимата в акимат, какие бы ограничения ни вводили, способы их обойти были, есть и будут. Есть, конечно, законодательно прописанные механизмы сдерживания этих процессов, есть масса деклараций брать на службу местные кадры, но как тащили своих, так и продолжают тащить. Например, пришел новый аким Мангистауской области и сразу же привез с собой людей из Ассамблеи народа Казахстана, где он раньше работал, и из Западно-Казахстанской области, откуда он родом.

При этом замечу: многие кандидатуры проходят согласование в администрации президента, например, заместители акимов областей, районные акимы. По логике, АП могла бы контролировать ситуацию и влиять на нее, но по каким-то причинам этого не делает. И раз она дает добро на перевод кадров из региона в регион, невзирая на частоту ротаций и существование ограничений, значит, такое и впредь будет практиковаться, несмотря на все заявленные декларации.

Подводя черту, скажу, что законодательному закреплению временных ограничений пребывания на том или ином посту препятствуют традиция расставлять своих людей, практика кадровых маневров и продажи должностей. И кто бы что бы ни декларировал, наша система госслужбы еще долго будет существовать по принципу «надо будет – снимут, надо будет – назначат».

Автор: Юлия Кисткина

Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 25 апреля 2018 > № 2582051 Данияр Ашимбаев


Казахстан > Финансы, банки > forbes.ru, 25 апреля 2018 > № 2581902 Дмитрий Забелло

Дмитрий Забелло: Когда мы заинтересованы в клиенте, мы готовы демпинговать

Венера Гайфутдинова

обозреватель Forbes.kz

Глава ВТБ рассказал в эксклюзивном интервью о том, как банк будет бороться за хороших заёмщиков

В начале 2018 произошло крупнейшее в истории российской экономики объединение банков под единым брендом: ВТБ24 присоединился к ВТБ. Обозреватель Forbes.kz встретилась с председателем правления ДО АО «Банк ВТБ (Казахстан)» Дмитрием Забелло, чтобы узнать, как изменения в материнской компании повлияют на казахстанскую дочку. Кроме того, у самого Банка ВТБ (Казахстан) много интересных новостей, которые хотелось обсудить с его руководителем.

Мы встречаемся в головном офисе Банка ВТБ (Казахстан) в Алматы в кабинете Дмитрия Забелло, стены которого выкрашены в невероятно нежный голубой цвет.

- Интересный выбор, - не могла не сказать я, отметив, что выбранный цвет сочетается с цветом глаз моего собеседника.

- Это корпоративный стандарт, цвет из брендбука ВТБ, - объяснил Дмитрий Забелло.

На небольшом столике у руководителя Банка ВТБ (Казахстан) фотографии маленькой дочери, которой сейчас уже 21 год. В остальном кабинет Дмитрия Забелло мало отличается от кабинетов руководителей, возможно, потому что он человек очень системный - наверное, даёт о себе знать первая профессия – программист.

F: Дмитрий Александрович, материнский банк в России объединил под одним брендом все дочерние компании. Как это отразится на Банке ВТБ (Казахстан)?

- Для нас принципиально ничего не поменялось, но эффект объединения мы уже ощущаем. Слияние ВТБ 24, Банка Москвы и ВТБ позволило объединить весь розничный бизнес под единым брендом. В нашем дочернем банке и до этого все бизнес-линии: розница, МСБ и крупный, инвестиционный бизнес - работали под единым брендом. С другой стороны, объединение ВТБ 24 и ВТБ позволило консолидировать весь опыт. Этим опытом и продуктами, апробированными на других рынках, мы как дочерняя компания пользуемся. Более того, благодаря слиянию ВТБ24 и ВТБ было оптимизировано значительное количество издержек. Сэкономленные средства будут направлены на развитие. В частности, ВТБ продолжит инвестировать в IT.

Изменение фирменного стиля – это внешнее подтверждение тех перемен, которые на протяжении уже достаточно большого периода времени идут в группе и в нашем банке в частности. Весь период рестайлинга в группе идёт под слоганом «Время меняться!», и здесь важно отметить два направления.

Первое - настало время перемен, и эти перемены должны носить созидательный характер для клиентов, сотрудников и компании в целом. Второе - мир ускоряется, изменения уже перестали быть этапами, они постоянны, и важны уже не сами знания, а навыки их применения.

Изменения создают возможности, но только для тех, кто способен ими воспользоваться. У нас есть стратегические цели – это повышение рентабельности бизнеса и улучшение благосостояния наших клиентов. И мы поступательно к ним движемся. Но мы понимаем: чтобы прийти к этой цели, мы должны оперативно трансформироваться согласно постоянно меняющимся требованиям рынка, видеть возможности - именно в этом заключается суть нашей стратегии развития.

F: S&P Global Ratings повысило рейтинг АО «Банк ВТБ (Казахстан)» с «BB» до «BB+» и подтвердило его краткосрочный рейтинг на уровне «B». Прогноз изменения рейтинга — «стабильный». Аналитики рейтингового агентства отмечают, что рейтинг АО «Банк ВТБ (Казахстан)» повышен в связи с повышением рейтинга материнского Банк ВТБ (Россия). Вы согласны с таким заключением S&P?

- У нас в этом вопросе никаких иллюзий нет. Кредитный рейтинг – это независимая оценка способности банка выполнять свои финансовые обязательства, то есть один из самых важных показателей его надёжности, который помогает нам привлекать недорогие пассивы и, как следствие, делать максимально выгодные предложения нашим клиентам.

Банк ВТБ (Казахстан) является частью международного финансового холдинга ВТБ. Естественно, что от общего состояния группы зависит и состояние дочерних организаций. В обосновании к повышению рейтинга агентство S&P указало, что Банк ВТБ (Казахстан) имеет «очень высокую стратегическую значимость» для материнской структуры, и мы всегда чувствуем это отношение со стороны группы ВТБ. Мы получаем от международного холдинга не только финансовую поддержку, но и выверенные бизнес-модели, которые позволяют предлагать казахстанскому рынку одни из лучших банковских продуктов и услуг, а также активно развиваться. За последний год, например, после принятия новой стратегии развития и внедрения разработанной группой ВТБ модели продаж, нам удалось увеличить продажи и сгенерировать прибыль.

F: У Банка ВТБ (Казахстан) действительно нет проблем, но и банк не был особо активен на рынке. Складывалось впечатление, что Казахстан не слишком интересный рынок для ВТБ. Сейчас эта ситуация изменилась?

- Докапитализация Банка ВТБ (Казахстан), которую в ближайшее время проведёт материнская компания, говорит о самых серьёзных намерениях группы на рынке РК. Хочу отметить, что намерения у ВТБ в Казахстане всегда были серьёзными; скорее, вопросы были к текущей ситуации на рынке республики.

В 2014 у Банка ВТБ (Казахстан) был пик развития в республике. Мы начали активное развертывание сети. Только мы развернули сеть, как начался кризис ликвидности. Все риски реализовались практически сразу после нашего выхода на рынок Казахстана. В 2015 наш акционер подтвердил свои намерения на казахстанском рынке и провел докапитализацию. 2016 год проходил под девизом разгребания всех проблем и поиска точек роста. После серьёзной корректировки мы провели второй старт бизнеса в 2017.

F: Согласно неаудированной отчётности, по состоянию на 1 января 2018 чистый доход Банка ВТБ (Казахстан) составил 1,8 млрд тенге. Судя по этому показателю, вы нашли точки роста. Как вам удалось выйти в прибыль в 2017, после того как банк два года подряд фиксировал убытки?

- Крупный бизнес был для нас локомотивом в 2017, что позволило закрыть прошлый год с прибылью 1,8 млрд тенге, согласно неаудированной отчетности. Первый квартал 2018 мы закрыли почти с такой же прибылью, как за весь прошлый год – 1,5 млрд тенге. Это лишь подтверждает, что выбранная нами тактика оправдана.

Мы выделили глобальные бизнес-линии в отдельные блоки – крупный бизнес, МСБ, розница. Первым стартанул крупный, сейчас выходит на заданные параметры средний и малый бизнес, и следом мы должны сделать очень эффективную розницу. Это достаточно сложная и амбициозная задача, но мы знаем, что розница идет в фарватере корпоратов, и поэтому изначально основной акцент был на крупном бизнесе. В этом году все бизнес-линии должны генерировать прибыль. Это амбициозная задача, потому как розница для любого банка - это 2/3 расходов, она требует большой сети, много персонала. Мы активно в этом направлении движемся. Рост портфеля уже начался, может, он не такой активный, но расти быстрее рынка - дело опасное. Перед нами стоит задача войти в десятку банков по активам, но задача номер один - это быть эффективным банком. Однако мало выйти на прибыль - нам нужно зарабатывать столько, сколько хочет акционер.

F: Много хочет заработать акционер?

- Нет, стандартное видение – 15% на капитал - вполне устраивает. В прошлом году мы достигли 13% по этому показателю. В целом у нашей группы этот показатель равен 9%. Основной вопрос, который стоит перед нами: через какие инструменты мы будем достигать поставленные задачи?

F: Действительно интересно, как вы будете решать поставленные задачи, учитывая, что сейчас на рынке у БВУ нет проблем с ликвидностью, но нет и хороших заёмщиков…

- Мы видим, что компании адаптировались к новой экономической реальности, переработали накопленные проблемы. Мы понимаем, с какими компаниями пойдём дальше. В этом году мы основной акцент сделаем на рост кредитного портфеля.

F: Вы понимаете, с какими компаниями пойдёте дальше, но что вы делаете, чтобы эти компании поняли, что они пойдут дальше с вами?

- Мы готовы поступиться ценой и интересным для нас клиентам давать очень низкие ценовые предложения по процентным ставкам, стоимости обслуживания. Когда мы заинтересованы в клиенте, мы готовы демпинговать. Нам важно получить клиента, расширяя объемы сотрудничества, а не увеличивая стоимость одного продукта. Предлагать различные продукты. Нам важно начать взаимодействие, а потом его расширять.

У нас есть уникальные предложения для клиентов. Крупный бизнес у нас вообще уникален. В крупном бизнесе мы себя уже очень комфортно чувствуем. Наша задача - стать таким же игроком и в других сегментах.

Мы максимально прилагаем усилия, чтобы для лучших клиентов были доступны лучшие продукты, которые мы наработали по всему миру. Наша задача, чтобы клиенты получили самые свежие продукты, самые востребованные, те, которые необходимы им для получения прибыли. Когда клиент будет зарабатывать, мы тоже будем зарабатывать.

Вся команда старается быть экспертами для наших клиентов. Если мы что-то не знаем, то привлекаем наших коллег. Рынок уже мог оценить экспертизу группы ВТБ. В декабре 2017 мы провели экспертное мероприятие с крупным бизнесом, в этом году сделали ещё одно, куда пришло ещё больше наших клиентов. На этих мероприятиях выступают специалисты из «ВТБ Капитал», которые дают экспертную оценку основным трендам. Они дают бизнесменам инструмент, который помогает в принятии решений. Мы видим, что эта экспертиза необходима рынку, и это наше главное преимущество на рынке.

F: В 2017 вы приняли трехлетнюю стратегию развития. Не считаете ли вы стратегии развития, рассчитанные на несколько лет, неактуальными в условиях, когда всё развивается очень быстро?

- Наша стратегия - это не догма. Прямо сейчас мы с коллегами ее корректируем, особенно в области розничного кредитования. Мы отказываемся от определённого перечня продуктов, доходность которых нас не устраивает. Вместе с тем мы нащупали целый сектор продуктов по рознице – комиссионная компонента и медицинское страхование.

Мы стараемся как можно быстрее получить обратную связь и по итогам вносим изменения в свою работу. Эта адаптивность достаточно трудно даётся, так как требует усилий от команды – компетенции должны быть высокими во всех направлениях.

Но при этом у нас главная стратегическая цель не меняется – повышение рентабельности бизнеса. Мы должны быть эффективны вне зависимости от того, что происходит на рынке. А вот дальше всё очень живое, вы даже не представляете, до какой степени. Смысл стратегии сегодня не в её детализации, а в сосредоточенности на цели. Всё зависит от скорости реакции команды на внутренние и внешние события. Это основное, что перестроено внутри банка – скорость реакции очень большая, она выражается в скорости смены команды в случае необходимости.

F: Готовы ли люди работать в условиях, когда все быстро меняется?

- Это действительно непросто, но мы очень активно развивали тему работы с переменами. Я считаю, что на сегодня команда четко понимает, что перемены не просто неизбежны - они необходимы. Это основной инструмент движения вперед. Если раньше перемены нужно было пережить, то сейчас мы их ищем. Сейчас вся команда настроена на поиски того, как и что изменить. Мы еженедельно делаем корректировки. Я не вижу дискомфорта у команды.

Казахстан > Финансы, банки > forbes.ru, 25 апреля 2018 > № 2581902 Дмитрий Забелло


Китай. Казахстан > Нефть, газ, уголь. Металлургия, горнодобыча > chinapro.ru, 24 апреля 2018 > № 2585866

Дочерняя компания Китайской национальной нефтегазовой корпорации (China National Petroleum Corporation, CNPC) совместно с казахстанскими партнерами планирует построить в Казахстане завод по выпуску стальных сварных труб большого диаметра. Инвестиции на эти цели с китайской стороны составят $50 млн, сообщило Министерство по инвестициям и развитию Казахстана.

Общая стоимость проекта – $100 млн. Высокотехнологичное предприятие планируется построить к концу 2018 г. Завод обеспечит импортозамещение 70% от ввозимых в Казахстан труб. Мощность производства составит 100 000 т высококачественных труб в год.

Сварные трубы предназначены для транспортировки нефти, газа, воды и нефтепродуктов. Они могут использоваться в горнодобывающей, строительной и химической промышленности, а также в энергетике.

Напомним, что по итогам января-февраля 2018 г., объем прямых внешних инвестиций из Китая в нефинансовый сектор экономики других стран достиг $16,82 млрд. Это на 25,2% больше чем за январь-февраль 2017 г. За первые два месяца года китайские инвесторы вложили свои средства в 1429 зарубежных предприятий на территории 135 стран и районов мира. В частности, капиталовложения в страны Шелкового Пути составили $2,15 млрд. Это на 20,1% больше, чем годом ранее.

Китай. Казахстан > Нефть, газ, уголь. Металлургия, горнодобыча > chinapro.ru, 24 апреля 2018 > № 2585866


Казахстан > СМИ, ИТ. Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > kapital.kz, 24 апреля 2018 > № 2582104 Аудрис Барцявичюс

За какими компаниями будущее?

Цифровизация: новые возможности для казахстанского бизнеса

Индира Мальтиева

Цифровые технологии стали неотъемлемыми спутниками современного человека. Представителей технологического прогресса сегодня можно встретить повсеместно – начиная с облачных хранилищ и заканчивая банальным смартфоном. Претерпевают изменения и подходы к ведению бизнеса. Благодаря инновационным решениям любая компания может оптимизировать операционную деятельность, снизить себестоимость производства и получить объективную оценку реальных потребностей клиентов. А, соответственно, сделать управление бизнесом максимально эффективным.

Однако для этого нужна полная «оцифровка» предприятия с пересмотром всех бизнес-процессов и подходов к работе. О том, как цифровые технологии становятся частью ДНК компании и важности цифровизации в современных реалиях, в интервью корреспонденту центра деловой информации Kapital.kz рассказал Аудрис Барцявичюс, президент «Сименс» в Казахстане.

— Цифровизация — это модная тенденция или необходимая реальность? И почему современным компаниям важно быть в тренде и держать курс по технологическому ветру?

— Люди в той или иной мере уже живут во времена цифровизации, хотят они этого или нет. Мы в облаках храним фотографии, контакты и даже документы. Ежедневно генерируются зеттабайты данных, будь то газовая турбина, скоростной поезд или новый холодильник у вас на кухне. Цифровизация повсюду: от персональных устройств до сложных промышленных систем.

Миллиарды механизмов создают огромные объемы данных, связывая реальный и виртуальный миры. Нельзя представить современную компанию, деятельность которой не была бы затронута цифровой трансформацией. И сегодня вопрос не в том, быть в тренде или нет, главное — не упустить возможности, которые открываются с помощью цифровых технологий. Речь идет о том, какой потенциал можно проглядеть, если эту волну пропустить. Для компаний это значит потерять конкурентоспособность, а, соответственно, и рынок.

Цифровизация постепенно затрагивает важнейшие области промышленности и экономики страны: топливно-энергетический комплекс, железнодорожный транспорт и городскую среду. Эти направления можно назвать одними из самых перспективных. На данный момент уже сложно представить эти отрасли без цифровых технологий, так как именно они позволяют добиваться технических прорывов и обеспечивают конкурентные преимущества. Многие эксперты сходятся во мнении, что в будущем инвестиции в цифровую трансформацию будут только расти, в том числе и в Казахстане.

— «Сименс» — одна из немногих компаний, которая способна объединить реальный и цифровой миры с помощью программных решений. Какие перспективы в эпоху всеобщей цифровизации вы видите в Казахстане?

— В Казахстане, как и во всем остальном мире, этот рынок пока еще формируется, но, думаю, в скором времени он начнет развиваться в полной мере. Ведь здесь эта тема достаточно актуальна, и курс на цифровизацию находит активную государственную поддержку. В стране есть много областей для применения цифровых технологий и внедрения самых современных технических решений. Цифровыми технологиями, способными вывести производственный процесс на новый уровень, уже интересуются промышленные предприятия. Многие из них включают цифровизацию в свой стратегический приоритет и создают целые департаменты, которые курируют это направление.

Мы видим интерес со стороны казахстанских компаний к самым разным нашим разработкам и во многом он связан с результатами уже реализуемых проектов по всему миру. Портфолио наших решений будет расширяться, что позволит компаниям, специализирующимся в разных областях, решать всё больше задач, связанных с трансформацией. Такая интеграция цифровых технологий поможет выводить новые продукты на рынок быстрее и делать их более персонализированными, ориентированными на запросы потребителей.

— Как цифровые технологии могут повысить конкурентоспособность и эффективность бизнеса?

— Будущее — за созданием полностью цифровых производств, и лидировать на рынке будет тот, кто использует инновационные технологии по всей цепочке создания нового продукта. Без этого невозможно добиться технологического прорыва. Цифровые технологии способствуют повышению эффективности и надежности производственных процессов. С помощью отдельных цифровых решений компании любого размера из абсолютно разных отраслей экономики могут повысить свою конкурентоспособность. Речь идет о меньших затратах и сокращении времени, необходимого для вывода новой продукции на рынок. Это станет возможным благодаря «цифровым двойникам».

К примеру, в Амберге у «Сименс» работает предприятие по выпуску электроники, где цифровое прототипирование происходит на этапе проектирования и продолжает обновляться в течение всего жизненного цикла объекта. В результате цифровой трансформации качество продукции, производимой заводом, повысилось до 99,9%. Данная площадка почти полностью автоматизирована: машины и компьютеры отвечают за 75% всей производственной цепочки.

Тем не менее люди все еще незаменимы при разработке, планировании или в случае возникновения непредвиденных ситуаций. Пока трудно себе представить, что машины полностью заменят человека в ближайшем будущем, поскольку за созданием чего-либо все-таки стоят человеческий мозг и труд. Впрочем, любая инновация внедрена именно человеком. Поэтому важно уже сейчас уделять особое внимание обучению персонала и подготовке квалифицированных кадров с учетом трансформации промышленности.

— Как вы думаете, понимают ли казахстанские компании влияние цифровых технологий на бизнес и готовы ли они становиться цифровыми предприятиями?

— Казахстанские бизнесмены путешествуют по миру, обмениваются опытом с зарубежными партнёрами, и я полагаю, что они не только реально понимают влияние цифровизации на бизнес, но и задумываются о необходимости ее внедрения. Каждый бизнесмен ищет для себя потенциальные возможности, которые бы позволяли ему улучшать качество производимой продукции, сокращать материальные и трудозатраты, выходить на экспорт или на новый уровень оказания услуг. Цифровизация актуальна как для существующих, так и для новых производств. И эта тема активно обсуждается бизнес-сообществом в Казахстане. Но, безусловно, внедрение цифровых систем должно отличаться комплексным подходом и давать возможность предприятию открывать для себя новые перспективы.

— Какие инновационные проекты и решения сегодня вы предлагаете для отечественного бизнеса? В каких секторах экономики применимы те или иные разработки?

— Компания «Сименс» имеет ряд решений для цифровизации и уже реализует подобные проекты по всему миру. Созданы центры разработки новых технологий в Китае и в Израиле с упором на цифровые инновации. Компанией основан фонд поддержки стартапов размером 1 млрд евро. Первые проекты в этом направлении уже реализуются компанией «Сименс» и в России. Наша система MindSphere легла в основу цифровой платформы "Индустрии 4.0", которая известна как «4.0 RU», и с этого года функционирует немецко-российская инициатива по цифровизации (GRID). Цифровая трансформация не станет исключением и для Казахстана. Наши решения применимы практически во всех ключевых сферах экономики: нефтегазовой отрасли, горнодобывающей промышленности, энергетике и медицине.

Например, в прошлом году совместно с партнером мы завершили проект концепции «умного города» — «Освещение Алматы». В рамках проекта мы применили интеллектуальные системы для управления SCADA, WinCC OA. Они позволили одновременно измерять, анализировать и снижать потребление энергии. Модернизация системы наружного освещения позволила сократить энергетические и эксплуатационные расходы с 30% до 50%, а также внести реальный вклад в решение проблемы эффективного использования ресурсов.

Недавно мы вели переговоры с Центром развития города Алматы по поводу интеллектуальных систем управления дорожным движением. Они предназначены для автоматизированного управления транспортными и пешеходными потоками. Другими словами, это совокупность периферийных устройств, объединенных в единую сеть, с центральным пунктом управления и в Алматы такого еще нет. Пока ведется анализ и самое главное есть понимание со стороны акиматов, что «умный город» (Smart city) — это если не настоящее, то очень недалекое будущее. Также в планах компании реализация определенных инициатив в нефтегазовой сфере, в горнодобывающей и пищевой промышленности, а также ряд инфраструктурных проектов.

— С какими проблемами может столкнуться компания, решившаяся на цифровую трансформацию?

— Цифровизация подразумевает слияние реального и виртуального миров. Исходя из этого компания, решившаяся на цифровую трансформацию, должна представлять, что необходимо создание, как физической инфраструктуры, так и внедрение программного обеспечения, связывающего устройства воедино. Важно также оценивать объемы сбора, хранения и обработки данных. То есть каждая компания должна четко понимать, где именно на протяжении всего жизненного цикла системы либо продукта будут храниться данные. Будет ли это надежно и кто их будет анализировать.

Кибербезопасность — это один из вызовов современности и основной вопрос, который нам задают все без исключения клиенты. Минимизация рисков предполагает использование комплексных механизмов защиты, а также интеграцию мер по обеспечению безопасности на протяжении всего жизненного цикла продукта. Эти аспекты должны учитываться как в процессе разработки и проектирования, так и в ходе эксплуатации и сервисного обслуживания.

— Выставка в Ганновере — одно из самых главных и ожидаемых технологических событий планеты. Какие инновации компания «Сименс» намерена представить на Международной выставке высоких технологий и промышленной автоматизации?

— На выставке в Ганновере компания «Сименс» представит практические примеры внедрения решений цифрового предприятия для различных отраслей промышленности. Примеры из аэрокосмической, автомобильной и пищевой промышленности, электроники и машиностроения, а также химической, целлюлозной и нефтегазовой отраслей продемонстрируют, как можно повысить конкурентоспособность с помощью отдельных цифровых решений.

В отдельном павильоне будет представлена платформа MindSphere Version 3 с конкретными примерами использования и новая международная пользовательская организация MindSphere World. Также на стенде «Сименс» будут представлены интегрированные решения для промышленных предприятий и инфраструктурные проекты в сфере электроэнергетики, с акцентом на интеллектуальное управление энергией с помощью MindApps.

Одной из основных тем «Сименс» в Ганновере будет интеллектуальное электроснабжение. Современные технологии обеспечивают энергетическую прозрачность, необходимую для управления энергопотреблением. Благодаря цифровым приложениям компания предлагает интеллектуальные аналитические инструменты. Приложение MindApp Energy Efficiency Analytics вычисляет потребность в энергии, предлагает меры по уменьшению нагрузки и использует интерпретацию данных потребления из нескольких точек в режиме реального времени, чтобы помочь оптимизировать производственные объекты и процессы с целью снижения общего энергопотребления предприятия.

Кроме этого, компания продемонстрирует портфель программного обеспечения по управлению жизненным циклом изделия (PLM). «Сименс» покажет свои достижения в сфере электромобилей: посетители увидят комплексные решения для инфраструктуры зарядки электромобилей и многое другое.

— Насколько 2017 год был успешным для компании «Сименс» в Казахстане? Какие проекты вы реализовали?

— Если говорить в целом, то прошлый год был довольно успешный для компании. Потенциал рынка раскрывается по-новому и мы позитивно смотрим как на текущий, так и на все последующие годы. В 2017 году мы приняли участие во всемирной выставке «ЭКСПО-2017» в Астане. На собственном стенде в корпоративном павильоне мы демонстрировали решения и новейшие технологии «Сименс». В Казахстане нами был реализован ряд проектов, одним из которых стало внедрение «умных» сетей Smart Green Solutions на территории выставочного комплекса ЭКСПО-2017.

Важно отметить, что подобный проект осуществлялся в распределительных сетях РК и странах СНГ впервые. Применение передовых технологий позволило наладить бесперебойное снабжение выставочных павильонов, снизить потери электроэнергии и затраты. Если раньше оператор или начальник смены должен был сидеть непосредственно на рабочем месте и за всем наблюдать, то с внедрением такого решения он может удаленно управлять энергосетью. Например, закольцевать или запитать тот или иной объект, который, допустим, отключился.

— Какие инициативы компания «Сименс» предпринимает в Казахстане по реализации цифровой трансформации?

— «Сименс» в Казахстане создает площадку для обсуждения потенциала, который несет в себе цифровизация для «умного города», промышленного производства и бизнеса в целом. Первый этап – это «день цифровизации «Сименс», который пройдет в четырёх городах Казахстана: Астане, Атырау, Алматы и Кызылорде. Это мероприятие объединит представителей государственного и частного сектора, для того, чтобы обсудить вопросы по модернизации и внедрению цифровых технологий. Наша цель — выяснить реальный потенциал цифровизации в Казахстане, познакомить заинтересованные стороны с нашими решениями, а также рассказать о реализованных нами проектах, которые были бы интересны и для казахстанской экономики.

К сведению, в июне в Китае будет проходить международный Belt and Road Summit 2018, который будет напрямую соприкасаться с инициативой One belt, one road. Это грандиозный проект, внедряемый КНР на пространствах Европы, Азии и Африки с перспективой реализации и развития в течение ближайших 30-40 лет. В саммите примут участие представители более 20 стран. Встреча на высшем уровне включит серии панельных сессий, бизнес-семинаров и деловых встреч. Одновременно будет работать выставка лучших бизнес достижений и предложений от ведущих мировых компаний, где можно будет посмотреть и познакомиться, в том числе и со всеми инновационными решениями «Сименс».

Казахстан > СМИ, ИТ. Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > kapital.kz, 24 апреля 2018 > № 2582104 Аудрис Барцявичюс


Казахстан > Агропром > kapital.kz, 24 апреля 2018 > № 2582103 Дмитрий Докин

Как победить конкурентов на рынке мороженого?

Горячие советы от эксперта из «холодного бизнеса»

Два года назад специалист в сфере мороженого Дмитрий Докин с командой из 15 человек приехал в Казахстан, в компанию «Шин-Лайн». В «холодном бизнесе» Дмитрий 25 лет. В прошлом — совладелец сибирской компании «Инмарко» (крупнейший в России производитель мороженого, в 2008 году продан Unilever), глава категории «Мороженое» молочного холдинга Food Union в Латвии.

Деловой еженедельник «Капитал.kz» поговорил с экспертом о том, чего не хватает потребителям в Казахстане, как конкурируют производители мороженого, и зачем Дмитрий Докин периодически запускает на рынок псевдоинсайдерскую информацию. И теперь предлагает читателям разгадать загадку — что из идей на будущее, озвученных спикером, «инсайд», а что — правда.

— Дмитрий, почему «Шин-Лайн» пригласил вас? С какой целью?

— Компания поставила перед собой цель — сделать качественный и количественный рывок, в том числе на экспортных рынках, особенности которых наша команда изучила очень хорошо. Интересны в первую очередь соседние территории. В свое время мы проводили большое исследование в Китае, еще в 2000-е изучали на практике рынок Узбекистана, Россия же — исторически родной для нас рынок. Вероятно, мы знаем что-то, что позволит пригласившей нас компании сделать принципиальный прорыв — вырасти не на 5−10%, а на 20−30% в год или удвоить бизнес за три-пять лет.

— То есть ориентир все же на экспорт? Считаете, что местный рынок уже исчерпан или он в принципе не так интересен, как зарубежные?

— Зарубежные рынки интересны по нескольким причинам. Прежде всего — по количеству населения: в Узбекистане живет в 2,5 раза больше, чем в Казахстане, в России — почти в 10 раз, не говоря уже о том, насколько велико население Китая. Кроме того, компании, которая доминирует в своей родной стране, а «Шин-Лайн» на казахстанском рынке занимает первое место, становится не так просто развиваться каждый год.

Как известно, начинать всегда легче с нуля. Это правило срабатывает и в тех случаях, когда производитель выходит на новый для себя и своего продукта рынок, таким образом, он получает возможность расти динамично. В то же время с новыми продуктами появляется возможность увеличивать долю и на внутреннем рынке. Для достижения этих двух целей мы создали новый бренд и продукт — «Bahroma», будем продавать его в основном за рубежом, но и внутри страны тоже.

На казахстанском рынке территорию импортной продукции занимают в основном российские производители. Именно для их блокировки мы создали «Мишку на полюсе». По стилистике и вкусу этот бренд отсылает потребителя к российскому продукту, и, таким образом, с одной стороны, защищает нас от российского нашествия (несколько лет назад, когда рубль стоит 3,5 тенге, экспансия ощущалась особенно сильно), а с другой — помогает продвигаться на рынке этой страны, поскольку потребители воспринимают его как «свой и родной».

— За счет чего компания может вырасти на «своем» рынке?

— Если компания работает на своем рынке, значит, определенные потребности покупателей она уже закрывает. Нужно искать пустоты и заполнять эти ниши, и за счет этого увеличивать продажи и производство.

В нынешнее время, когда производителей стало очень много, нельзя выпускать «просто продукт», как считают многие. Увеличивать объемы продаж можно только за счет целенаправленного взаимодействия с определенной группой или категорией покупателей либо при какой-то ситуации потребления. Что имеется в виду? В Казахстане потребление мороженого существенно ниже, чем в России, хотя, казалось бы, климат более жаркий. Дело ведь в том, что в Казахстане, как и в любых южных странах, мороженое едят в теплое время года и практически только на улице, а в северных странах сильно развито домашнее потребление. Например, если говорить о Европе, в Финляндии, Швеции, Дании, Норвегии потребляется мороженого ровно в два раза больше, чем во Франции, Италии, Испании.

Одна из наших задач в Казахстане — увеличить семейное потребление мороженого, и только за счет этого «Шин-Лайн» сможет вырасти на 30%. Эту задачу помогут решить специальные «домашние» продукты, которые и не предполагается есть на улице, — мороженое в литровой банке, торты, рулеты. Кстати, литровая банка — это не универсальное средство, в России, например, премиальное мороженое продается и в бумажных мешках, мы такую упаковку называем пакетами для муки.

— Видите ли вы угрозу со стороны фуд-кортов, где люди любят проводить время и где также можно купить мороженое?

— Скупинг (мороженое, продающееся шариками, — прим. ред.) — это все-таки больше поддержка основных продаж импульсного и семейного мороженого. Работать исключительно в таком формате недостаточно для компании. Да, есть бренды у скупинга, которые присутствуют только в торговых центрах. Потребитель, попробовав шарик в креманке, не сможет купить в супермаркете эскимо или, скажем, рожок этого производителя, или ту же литровую банку, чтобы съесть мороженое дома. Это ограничивает возможности развития продаж бренда: шариков в тоннах все-таки продается очень мало.

Для «Шин-Лайна» и «Bahroma» планируем делать продукты, которые будут представлены везде — и на фуд-кортах, и в супермаркетах. Сейчас перед нами стоят первоочередные задачи, и нам нужно их решить, но в Алматы и других крупных городах Казахстана мороженое в формате скупинга начнем продавать уже в этом году.

— Бывали ли у вас, не будем говорить «промахи», но, скажем, не совсем удачные ходы с тем или иным видом мороженого или форматом продажи?

— У моего сына-ресторатора есть любимая фраза: ««Профессионал — тот, кто в узкой профессии сделал максимальное количество ошибок и при этом выжил». Мы также не боимся экспериментов и постоянно ищем новые подходы к рынку, безусловно, иногда бывают ошибки — главное оперативно на них реагировать. Приведу в пример опыт на проекте Food Union в Латвии — рынке, где молоко называют «белым золотом» и очень чтят своих фермеров и любую молочную продукцию из Латвии. Мы занимались обновлением дизайна бренда «Pols», знакомого местным потребителям c 1971 года. Сначала мы взяли и сделали современную и яркую упаковку, но после проведения глубинных интервью с местными потребителями, поняли, что зашли совсем не туда — словно фермеров пригласили на дискотеку в ночной клуб. Ужаснулись и из десяти шагов вперед нашего обновления вернулись на восемь назад — добавив при этом продукту натуральности и традиционных вкусов.

— Казахстанцы тоже очень любят местные продукты…

— Но не до такой степени, как в Латвии! Здесь мы ни разу не слышали, чтобы кто-то грозился отрубить себе руку, лишь бы не есть импортное.

Одна из проблем в Казахстане — животноводство больше не молочное, а мясное. И к фермерам нет такого трепетного отношения, как в той же Латвии. Предприятие сначала уплачивает налоги, потом — выплачивает зарплату, потом — рассчитывается с поставщиками. В Латвии же деньги сначала отдают фермерам, а потом — все остальное, потому что страна держится на фермерстве: их продуктах и людях, которые все это создают каждый день.

Для Казахстана мы тоже разрабатываем фермерский бренд. Видим, куда движутся рынки (а мы работали во многих странах, поэтому знаем точно), — ко всему натуральному, экологичному, фермерскому. Это направление актуально и для Казахстана. И здесь главное — быть гагариным: все помнят первых, никто не помнит вторых. Фермерское мороженое планируем выпускать в 2019 году.

— Когда вы начали работать в Казахстане, предпочтения местных потребителей вас удивили?

— Лучше сказать по-другому: удивительно, что в Казахстане никто не делает мороженое с местной экзотикой — курагой, нугой и пастилой. Столько интересных, богатых ингредиентов, и никто их не использует! В Италии, например, уже лет семь мороженое с инжиром — очень популярный продукт. В Казахстане тоже нужно идти таким путем, поэтому мы запустили в производство мороженое с инжиром, черносливом, халвой.

В качестве основы для холодного лакомства можно было бы рассматривать кумыс и шубат, но такое мороженое не будет продаваться в большом количестве: люди привыкли, что кумыс и шубат — это напитки со своим назначением. В свое время в Европе многие производители пробовали делать мороженое на козьем молоке, но при всей популярности самого молока и продуктов из него, козье мороженое не снискало любовь потребителей. Зная об этом, какие-то ниши мы даже не рассматриваем: опыт других стран подсказывает, что работать стабильно и с прибылью в них не получится.

Сейчас нас вдохновляет работа «азиатских тигров» из Южной Кореи и Японии, эти страны делают самое удивительное и инновативное по сложности, ингредиентам и идеям мороженое в мире. Сейчас время — учиться у них.

Для продвижения интересен китайский рынок. К вопросу о том, почему мы приехали в Казахстан: почувствовали, что сейчас ветер дует с Востока.

— С китайским рынком вам, возможно, будет легче работать именно из Казахстана: там любят нашу продукцию, шоколад, например. По крайне мере, так говорят.

— «Говорят» — это как в анекдоте: «А кто мешает вам говорить?» Для того чтобы что-то продавать на тот или иной рынок, нужно тщательно изучать потребительские предпочтения. Китай в этом отношении особенная страна, ее жители любят намного менее сладкие сладости по сравнению с потребителями в Казахстане или России. Поэтому просто поставлять в эту страну продукт, предназначенный для другого рынка, — заведомо проигрышный вариант, поскольку люди могут попробовать новинку как экзотику, но постоянно потреблять и покупать этот продукт не будут.

Мы надеемся, что немного поняли предпочтения китайских потребителей и некоторые виды мороженого сделали специально для Китая (они, конечно, будут продаваться и в Казахстане, и в России). Не буду называть, какие именно это виды — чтобы не давать повода тиражировать это нашим коллегам-конкурентам.

— Премиальный сегмент на казахстанском рынке более или менее востребован?

— Если сравнивать с эконом- или средним сегментом, то премиальный сегмент, конечно, менее востребован. Сегменты — это пирамида, в основании ее находится мороженое в стаканчиках, по доле рынка это 30−40% в натуральном выражении (и в России, и в Казахстане). Никто на стаканчиках не зарабатывает из-за массовости производства и как следствие — дешевизны. Ирония в том, что отказаться от выпуска стаканчиков невозможно: дистрибьютор, не найдя на складе, а потребитель — в магазине мороженое в стаканчике под твоим брендом, не поймет — почему и, скорее, уйдет к другому производителю. Стаканчик — это тот продукт, который компании в большей степени вынуждены, нежели хотят, выпускать. Поэтому важно найти такой стаканчик, какого нет у других. В премиальном сегменте удобнее, когда работает один или, скажем, два производителя, они могут добавить какой угодно ингредиент, и все равно продадут свой продукт, получив при этом достаточную рентабельность. С точки зрения объемов премиальный сегмент значительно меньше среднего и тем более эконом-сегмента, но зато «столпотворения» производителей там нет, каждый, кто выходит на этот уровень, может занять свою нишу.

— Какая маржинальность в премиальном сегменте?

— Как правило, можно получить маржинальность больше 30%, а в некоторых видах мороженого — больше 50%, но здесь главное — найти фишку, чем-то отличиться от других. Это, кстати, работает даже для «стаканчиков». В «Инмарко», например, мы делали «золотой» стаканчик с вафлей желтого цвета и шоколадным спреем. В «Шин-Лайне» создали стаканчик из сахарной вафли (как у рожка) — форма традиционная, но структура и вкус совершенно иные. Технология этого стаканчика предполагает, что он не появится на рынке не только Казахстана, но и России в ближайшие три-пять лет. Поэтому у нас есть время думать над новыми прорывами в этом продукте.

Конечно, в погоне за чем-то оригинальным главное — не «заиграться», помнить о соотношении «цена — качество». Рынок не бесконечен и эластичность цены имеет свой предел.

— По вашим интервью в прессе сложилось впечатление, что конкуренция на рынке мороженого происходит в основном за счет плагиата.

— С плагиатом мы и другие лидеры рынков разных стран сталкиваемся постоянно. Особенно часто — в Узбекистане, там просто копируют любую успешную этикетку. Наш дизайнер на протяжении 19 лет каждый божий день работает над оформлением продукции, он говорит: лучше, чем четкая фотография самого продукта, ничто не способно передать аппетитный вид мороженого. Конкуренты же сканируют и затем ретушируют упаковку в графическом редакторе, где, по их мнению, картинку можно довести «до совершенства». Но, оказывается, что фотошоп действует наоборот — «убивает» продукт: потребители, видя искусственность изображения, воспринимают завернутое в такую упаковку лакомство как синтетическое и не покупают его.

Хочу сказать, что плагиат присутствует на всех рынках — и в России, и в Латвии, и в Китае… В Китае, например, мороженое с кремлями, крестами и куполами на упаковке выпускает чуть ли не каждый производитель, включая двух крупнейших, у каждого из которых по десять фабрик. Потому что есть хайп вокруг «русского мороженого».

Повторить за кем-то — это вроде бы самый легкий путь. Но в то же время не такой прибыльный, каким, вероятно, видится конкурентам. Копия не воспроизводит оригинал на 100%, поэтому приходится продавать дешевле. В итоге зарабатываешь меньше, чем ожидаешь.

Конкуренты пытаются скопировать не только упаковку, но и содержимое. Для того чтобы запутать их, иногда выбрасываем на рынок «инсайд»: якобы планируем выпускать то или иное мороженое. Говорим, например, что будем делать сорт на кефире. Смотрим — через какое-то время три-четыре производителя запускают такое производство. Но мы-то знаем, что скоро оно «умрет». О том продукте, в успех которого мы верим, — хотя бы чуть-чуть — говорить публично не будем. Пока не воплотим свою идею в жизнь.

Казахстан > Агропром > kapital.kz, 24 апреля 2018 > № 2582103 Дмитрий Докин


Казахстан. ШОС. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 24 апреля 2018 > № 2580678 Джанибек Сулеев

ШОС: в преддверии перемен. Послесловие к сочинскому экспертному форуму

На минувшей неделе в Сочи прошел второй форум евразийской интеграции на тему «Перспективы развития и укрепления Шанхайской организации сотрудничества». Мы попросили поделиться своими впечатлениями одного из участников казахстанской делегации, известного журналиста и web-издателя Джанибека Сулеева.

Выход из тени

- Это уже второй сочинский форум. Какова его цель, кто является организатором, каков уровень представительства?

- Начну с представительства. С чем, с чем, а с этим у сочинского форума проблем нет никаких. Это по-настоящему именно международное собрание. Два года назад были представлены почти тридцать стран – практически вся Азия. Теперь приехали делегации 17 стран, причем самые заинтересованные в ШОС. Афганцы, иранцы, сирийцы в прошлый раз очень активно себя вели, а сейчас их желание вступить в ШОС только усилилось. Напомню, что в настоящее время доля стран ШОС в мировом ВВП составляет ни много ни мало почти 30%. А к 2020 году, согласно прогнозам МВФ, она приблизится к 34−35%.

Теперь об организаторах. Несколько лет назад возникло такое странное ощущение, что ШОС как бы «исчез с радаров». Прежде всего как явление международной жизни в журналистском и в экспертном плане, а в более широком смысле – в информационном отображении. В начале «нулевых» годов ШОС прогремел, а в последующее десятилетие как-то, подчеркиваю, в определенном медийном смысле, ушел в тень. Нет, конечно, какое-то движение происходило. ШОС, как и другие крупные международные организации, вошел в формат ООН, в организации менялись генеральные секретари (уполномоченное лицо от ШОС). Одно время эту позицию занимал представитель Казахстана.

Словом, организация свои первоначальные цели выполнила прекрасно – это урегулирование территориальных споров, взаимные инспекции государственных границ, образование пограничной инфраструктуры. В то же время другие вопросы, имеющие перманентный характер, в рамках ШОС в той или иной степени еще не решены. Однако ими постоянно занимаются. Речь, прежде всего, идет о совместной борьбе с сепаратизмом и терроризмом, налаживании культурно-научного обмена.

Но как бы то ни было, какой-то постоянной, акцентированной информации, помимо освещения собственно официальных мероприятий ШОС, в медийном пространстве не было. И два года тому назад под эгидой Общественной палаты РФ, Института стран СНГ, при поддержке администрации Краснодарского края, «Газпрома», «Аэрофлота» и некоторых других российских компаний депутат Государственной Думы РФ Константин Затулин организовал международный форум, посвященный актуальным проблемам расширения Шанхайской организации сотрудничества. Повестка дня была сформулирована следующим образом: «На втором треке. Роль гражданского общества и общественной дипломатии в дальнейшем развитии и расширении ШОС».

Не тотально, но достаточно ощутимо данный форум всколыхнул интерес к ШОС. Было множество комментариев. К примеру, ваш покорный слуга тогда дал по этому поводу развернутое интервью сайту Zonakz.net. И тогда же было обещано собирать такой форум не реже чем один раз в два года. Как видим, российская сторона свое слово сдержала.

Безусловно, проходят саммиты ШОС, в организацию принимаются новые члены, и все эти мероприятия так или иначе освещаются. Но в то же время организации такого уровня, по логике вещей, явно не хватало отдельного статусного мероприятия, на котором бы собиралось экспертное сообщество стран-участниц, а также государств из числа потенциальных кандидатов на членство. В информационном, консультационном плане сочинский форум - необходимая диалоговая площадка. Наверное, это следовало сделать еще раньше, не говоря уже о том, что нечто подобное могли бы организовать не только россияне, но и, скажем, наша страна. Однако мы предпочитали тратить средства на некоторые другие международные мероприятия.

Что касается целей. Тогда, два года назад, организаторы вполне внятно озвучили главное направление. Потребности прогресса и устойчивого развития ШОС, с одной стороны, большие и малые кризисы сегодняшнего мира, с другой, выдвигают на первый план необходимость поиска и поддержки самых разнообразных моделей международной кооперации и сотрудничества. Но международные процессы развиваются стремительно, и ШОС от вопросов, уже во многом решенных, спустя два года вынуждена переходить к тому, чтобы реагировать на вызовы куда более глобального свойства.

Плюрализм или непонимание?

- В одном из тезисов своего доклада на форуме вы акцентировали внимание участников на том, что в публичном политическом и идеологическом пространстве РФ все чаще стали проявляться антиказахстанские выпады. Хотелось бы узнать, какой была реакция на это?

- По регламенту работа форума была разбита на несколько секций: «Большая Евразия: миропорядок, безопасность и борьба с терроризмом»; «ШОС и экономико-интеграционные процессы в Евразии. Экономика, энергетика, транспорт и миграция»; «Взаимодействие культур и религий. Экология и сохранение окружающей среды. Образование и наука». Я и известный казахстанский политолог Андрей Чеботарев были участником первой из них. Насколько я уловил, заседания всех секций прошли довольно интересно. Кстати, в работе других секций тоже приняли участие члены нашей делегации - Петр Своик и Булат Султанов.

Что касается моего доклада. Именно в тот момент, когда я должен был его презентовать, меня не оказалось на месте в силу причин сугубо субъективного свойства: согласно режиму, надо было сделать инъекцию инсулина, и потому я застрял в гостиничном номере. Но сам доклад увидел свет синхронно с мероприятием. Один из участников с российской стороны любезно разместил его на таком солидном интернет-ресурсе, как ЦентрАзия. А уже оттуда его «расшарили» другие. Более того, согласно регламенту взаимодействия с приглашающей стороной, я еще за сутки до поездки выслал свой доклад организаторам.

Теперь по сути вашего вопроса. Полагаю, что даже если я бы прочел доклад, как говорится, вживую, не уверен, что он вызвал бы какую-то горячую дискуссию. По той простой причине, что в работе секции участвовало много иностранных экспертов, то есть не граждан РФ. Но, тем не менее, определённую реакцию я все же попытался отследить в кулуарах. На мой вопрос некоторым россиянам по поводу уже опубликованного в открытых источниках доклада мне в ответ, скажу так, камнями не бросались. Даже наоборот: поблагодарили за то, что получили какую-то информацию о той реакции, которая имеется в Казахстане относительно данной проблемы.

Кстати, в продолжение темы. Например, на прошлом сочинском же форуме наш казахстанский эксперт Марат Шибутов в своем докладе очень аргументировано подверг критике ШОС в чисто экономико-интеграционном разрезе с проекцией на Казахстан. И скажу вам так: прозвучала довольно нелестная оценка наблюдаемых процессов. Например, он акцентировал внимание на определенной заторможенности приграничного сотрудничества, на низкой степени эффективности таких институтов, как Банк ШОС, Фонд развития ШОС. Тем не менее, его доклад полностью попал в итоговый сборник первого сочинского форума. Другими словами, со свободой слова, палитрой мнений на этом собрании вроде бы нет никаких проблем.

ШОСу быть…

- В свете нарастания негативных тенденций в международной жизни однозначно возрастает роль таких объединений, как ШОС. Это отразилось на атмосфере и работе форума? Не наблюдалось ли каких-либо разночтений, несовпадений точек зрения и тому подобных вещей?

- Я бы сказал: очень даже! Допустим, такие несовпадения наличествуют между Азербайджаном и Арменией, которые не прочь стать членами ШОС и на данный момент имеют статус партнеров. То есть являются потенциальными членами ШОС! Эти страны активно проявляли себя через позиции делегированных ими экспертов, которые излагали свое видение в выступлениях (докладах). Так, еще на прошлом форуме доклад одного армянского эксперта носил довольно живописное и неоднозначное название: «Геноцидогенная политика неоосманизма как основной дестабилизирующий фактор Ближнего и Среднего Востока». Хотя, как мы можем наблюдать теперь, события на Ближнем и Среднем Востоке - это не совсем и даже далеко не совсем Турция, которая сама попала в весьма щекотливую ситуацию. С одной стороны, как член НАТО, а с другой, как страна, которую никто не собирается пускать в Евросоюз.

В этот раз бросилось в глаза, что, например, китайских участников больше волновал вопрос деятельности ШОС в связи со вступлением в нее в прошлом году Индии и Пакистана – волновал в контексте необходимости урегулирования существующих противоречий между Китаем и Индией. А они, согласитесь, носят довольно глубокий характер. При этом речь идет уже о членах ШОС. В свою очередь, эксперты из Индии проявили заинтересованность в стабилизации ситуации и активизации борьбы с вооруженным экстремизмом в соседнем Афганистане. Афганские же делегаты вновь поставили вопрос о скорейшем вступлении своей страны в организацию.

И все же общими для всех участников форума стали оценки и предложения по усилению ШОС и ее деятельности в плане экономического сотрудничества. Включая реализацию конкретных совместных проектов и проведение взаимных расчетов между странами-членами в национальных валютах, информационное обеспечение, солидарное участие и голосование в ООН, наращивание сотрудничества ШОС с другими международными организациями и т.д.

Для Казахстана чрезвычайно актуальными остаются вопросы расширения формата и механизмов сотрудничества с другими государствами по линии противодействия рассматриваемым угрозам, в том числе в формате Антитеррористического центра СНГ и Региональной антитеррористической структуры ШОС.

- В каких аспектах или моментах мнение экспертного сообщества стран-участниц ШОС совпадает безоговорочно? Какие события международной жизни были наиболее обсуждаемыми на форуме?

- Буду говорить только за свою секцию. Чувствовалось, что форум проходит в условиях обострения международной обстановки. Прежде всего, в связи с последними событиями в Сирии и вокруг нее (бомбардировки территории этой страны со стороны США и их союзников, заседания Совета безопасности ООН по данной ситуации и т.д.), что отразилось на общей повестке и содержании выступлений отдельных участников. В частности, были высказаны пожелания, чтобы ШОС определила свою единую позицию по сирийскому вопросу и, более того, стала как бы региональной альтернативой ООН.

… и нам в нем тоже

- С вашей точки зрения, экспертное обсуждение на подобных форумах может оказать влияние на эволюцию ШОС в контексте тенденций, наблюдаемых в международной жизни и носящих негативный характер?

- Сложный вопрос. В каком плане сложный? Как вы поняли из ответа на предпоследний вопрос, в связи с эскалацией напряженности в международных отношениях организация стоит на пороге определенных модернизаций, востребованных временем. Каких именно? Полагаю, в сторону более углубленного стратегического сотрудничества в политической и военной сферах. Такие мысли, в частности, озвучивали российские представители. Да и не только они.

О милитаризации говорить, конечно, не приходится, но какие-то веяния такого рода витают в воздухе. Два года назад некоторые эксперты предсказывали возможность подобной эскалации и, к сожалению, оказались правы. Поскольку происходящие в последние два года события явно подтверждают наличие таких тенденций, и это вполне объективный тренд.

Например, представитель сирийской делегации, говоря про недавнюю ракетную атаку США и их союзников, высказала мнение, что эти события следует расценивать не как упреждающий удар, а как самый настоящий акт агрессии. Она прямо и горячо благодарила за поддержку Россию и ШОС, а также Иран. Следует понимать, что речь идет о государстве, которое имеет напряженные отношения с США и, как уже было сказано, готово, даже остро желает вступить в ШОС. Это большая игра, большая геополитика. И таким игрокам, как Китай, Россия и Индия (РИК - эдакий неформальный клуб получился в рамках ШОС), эта организация, возможно, интересна прежде всего именно в таком аспекте.

Но тут возникают вопросы другого рода. Например, где тут интересы собственно даже не Казахстана, а, допустим, нашего малого и среднего бизнеса? Ведь когда создавался ШОС, упор в том числе делался на бизнес, на торгово-экономические подвижки и расширение возможностей в этом направлении. То есть Казахстан за счет ШОС хотел получить, прежде всего, экономически позитивный эффект. Он был, он есть или еще только грядет? С другой стороны, повторюсь, наблюдаемые процессы - это вполне объективный ход вещей. Ясно же, что, к примеру, тот же Афганистан который год стремится в ШОС не только из экономических соображений, но и с точки зрения безопасности. И прежде всего своей безопасности, под которой подразумевается необходимость обеспечения своего суверенитета.

Умение, а точнее, возможность свести интересы стран-участниц ШОС к некоему взаимоприемлемому знаменателю – это очень непростая задача. Но ее надо решать, причем активно и последовательно. Используя в том числе и следующий сочинский форум, который должен пройти через два года. Считаю, что в этом плане форум - вполне достойная и потенциально полезная площадка. Стремительно меняющийся мир не может не влиять на цели и задачи государств или международных структур в каких-то принципиальных вопросах. И Казахстану, исходя из его геополитического положения, сегодня важно быть членом ШОС - и желательно не в роли статиста.

Автор: Кенже Татиля

Казахстан. ШОС. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 24 апреля 2018 > № 2580678 Джанибек Сулеев


Казахстан > СМИ, ИТ > kapital.kz, 23 апреля 2018 > № 2578461 Нурлан Мейрманов

АО «Казахтелеком»: Для нас 5G — это технологический и организационный вызов

Главный телеком-оператор Казахстана проводит внутреннюю трансформацию, которая обеспечит технологический прорыв страны

Современные технологии быстро становятся частью нашей жизни, однако перспективы скорого будущего не могут не ошеломлять. Смарт-сити, интернет вещей, связь 5-го поколения… Какие технологические условия должны быть созданы, чтобы это стало реальностью? Об этом корреспондент центра деловой информации Kapital.kz поговорил с управляющим директором по инновациям АО «Казахтелеком» Нурланом Мейрмановым.

— «Казахтелеком» заявил о желании перейти на сетевые технологии SDN. На какие сроки запланирован этот переход и какие причины заставляют сделать выбор в пользу именно этого технологического решения?

— Если говорить точнее, SDN не является каким-то отдельным технологическим решением, то есть каким-то «первым среди равных». SDN — это общее название технологической основы (наряду с NFV) цифровой трансформации телеком-операторов. Более того, SDN, так же как и NFV, являются безальтернативными технологическими трендами, то есть вопрос не в том, переходить на SDN или нет, а в том, как и когда это делать?

В конце прошедшего года мы разработали мастер-план технологического развития, предусматривающего архитектурную и технологическую трансформацию. Архитектурно предусматривается построение единой ИКТ-инфраструктуры, формирующей распределённое телеком-облако в виде так называемых CORD-узлов. Технологическую основу составляют технологии SDN, NFV, мультисервисная оркестрация (LSO) и облачные технологии.

Мастер-план рассчитан на срок до конца 2021 г. Сейчас трудно сказать, сколько времени займёт полный переход на SDN/NFV — таких сроков для себя мы пока не определяли, но полагаем, что это займет не меньше 10−15 лет. В процессе выполнения мастер-плана мы рассчитываем реализовать базовые технологические SDN/NFV/LSO-решения, которые станут основой цифровой платформы для любых цифровых сервисов, масштабируемой и функционально наращиваемой в будущем. Мы понимаем, что другого будущего у операторов нет и уже не будет. Например, тот же 5G изначально разрабатывался с учётом реализации именно в SDN/NFV-виде. Это означает, что успех в построении сети 5G и конкурентоспособность реализации 5G-сервисов напрямую зависят от продвинутости оператора в части использования SDN/NFV и облачных технологий.

— Какие перспективы у внедрения технологии 5G?

— Что касается 5G, то здесь операторы стоят перед вызовами, с которыми им раньше не приходилось иметь дело ни технологически, ни организационно. В части инфраструктуры необходимо радикально, буквально на порядок и более увеличить количество антенн вследствие существенного увеличения скоростей и перехода на миллиметровый диапазон, ограничивающий дальность связи. В свою очередь ориентация 5G на SDN/NFV технологии означает виртуализацию не только так называемого пакетного ядра, но и сетей радиодоступа, то есть базовых станций, что требует от операторов наличия распределённой облачной инфраструктуры операторского класса и соответствующей IT-квалификации и опыта, которых, как правило, ранее у операторов мобильной связи не было.

Эти и другие вопросы выливаются в клубок проблем внедрения 5G, и, как показывает практика, наиболее эффективно с финансовой и технологической точки зрения вопрос может быть решён с помощью инфраструктурного оператора, которым, как нам кажется, с учётом наших инфраструктурных возможностей и SDN/NFV трансформации вполне мог бы стать «Казахтелеком».

— В конце февраля в Барселоне прошёл ежегодный глобальный мобильный конгресс. С кем из производителей сетевых технологий SDN были проведены встречи, кто из них кажется наиболее оптимальным партнёром?

— По сути, ни один производитель не может себе позволить сказать, что его решения не являются SDN. Тем не менее есть вполне явные критерии разделения SDN-решений на более инновационные и менее инновационные. Общие признаки инновационных SDN решений — открытость, дезагрегация, виртуализация.

Мы, как оператор с большой базой установленного оборудования традиционных производителей, должны рассматривать весь спектр SDN-решений, включая реализацию SDN-управления для существующего оборудования, создаваемого в до-SDN эпоху.

С этой целью мы провели ряд встреч с производителями, использующими в основе своих продуктов открытые, в частности open-source, технологии. В части SDN мы, например, встречались с Inocybe Technologies, создающим коммерческие SDN-контроллеры на базе OpenDayLight проекта, с NoviFlow, создающим SDN-решение на P4-программируемых white-box-коммутаторах от Barefoot Networks. В части оркестрации и мультидоменного SDN/NFV управления мы, в числе прочих, провели встречу с Amdocs, реализующем коммерческие продукты на базе open-source проекта ONAP, стремительно набирающего популярность среди ведущих операторов связи. В части облачных технологий, дополняющих SDN и NFV и позволяющих создать так называемые облачные узлы связи, известные как CORD, мы провели интересную встречу с Canonical.

Сейчас сложно говорить о партнёрских отношениях. Рынок истинных SDN-решений только формируется. Нам, как «профессиональному» в прошлом покупателю готовых интегрированных решений, еще только предстоит выбрать оптимальный подход: с одной стороны, иметь оптимальные (по стоимости) инновационные решения, а с другой стороны, минимизировать участие в подготовке решений и связанные с ними риски.

— Там же, на форуме в Барселоне, «Казахтелеком» заявил о завершении первого этапа проекта по строительству крупнейшей в СНГ сети M2M. Какие открываются перспективы и дополнительные преимущества для клиентов в связи с вводом в строй новой сети? Какие возможности для Казахстана появятся по мере расширения этой сети?

— Действительно, мы завершаем 1-й этап проекта по строительству крупнейшей в СНГ сети Internet of Things/Machine2Machine, начатый в 2017 году на базе технологий LORA, Zigbee и LTE. Проект охватывает все сегменты рынка интернета вещей: квартиры, частные дома и подъезды в сегменте B2C; уличная территория городов, многоквартирные дома, административные здания, производственные объекты и автомобильные дороги в сегменте B2B/B2G.

Во-первых, мы строим энергоэффективную сеть на базе технологии LORA. До конца 2018 года сетями LORA будут покрыты все областные центры Казахстана, а также города Семей, Темиртау и Жезказган. В совокупности в рамках проекта планируем установить более 400 базовых станций LORA в 19 городах с охватом более 30 тыс. многоквартирных домов, около 1,5 млн квартир и 6 926 квадратных километров городской территории. Сеть LORA станет основной инфраструктурой для реализации решений умного города, в частности по автоматизации сбора показаний с приборов учета ресурсов (Smart Metering) и по умному освещению (Smart Lightning). Преимуществами сети LORA является высокая масштабируемость за счет большого радиуса покрытия (до 25 км.), долгий срок службы батареи конечных устройств (до 10 лет) и открытость ее протокола для широкого спектра устройств.

Например, наша услуга Smart Metering позволит энергоресурсным компаниям автоматизировать процесс сбора показаний с приборов учета ресурсов, таких как счетчики воды, электроэнергии, тепла и газа. Во-вторых, мы запустили платформу Smart Home, которая реализована как облачное решение с горизонтальной расширяемостью и возможностью реализации различных решений умного дома на базе технологии Zigbee. Возможно подключение IP-камер, датчиков движения, открытия дверей и окон, сенсоров дыма, температуры и влажности. Платформа расширяема до 5 млн устройств и 1 млн пользователей. При этом абонентам доступно мобильное приложение на ОС iOS/Android для управления камерой, датчиками и сенсорами.

Казахстан > СМИ, ИТ > kapital.kz, 23 апреля 2018 > № 2578461 Нурлан Мейрманов


Казахстан > Приватизация, инвестиции. Экология > kapital.kz, 23 апреля 2018 > № 2578460 Александр Боднар

Алматинец Александр Боднар рассказал о новой нише для бизнеса

Кто и зачем водит своих питомцев в тренажерный зал для собак

Подтянуть свое здоровье и улучшить физическую форму теперь могут не только люди, но и их четвероногие любимцы. Сегодня в Алматы работает первый и пока единственный фитнес-центр для животных. Специально разработанная программа направлена на улучшение физического состояния четвероногих друзей. Но так ли эта специфичная услуга востребована? О ценовой политике, спросе на услуги центра и о том, зачем собакам фитнес, корреспонденту центра деловой информации Kapital.kz рассказал директор кинологического центра «К-9» Александр Боднар.

— Александр, расскажите, что такое фитнес для собак и как родилась идея открытия специального центра.

— В Казахстане мы являемся родоначальниками такого направления. Наш центр работает с 2016 года. В России, в крупных мегаполисах, это направление развивается давно. Если говорить о востребованности услуги, то для владельцев собак в Алматы и Казахстане в целом это в новинку. Но есть у нас продвинутые владельцы, которые с удовольствием пользуются нашими услугами и всегда нам благодарны.

Что же такое фитнес для собак? Все думают, что это так же, как и для людей, — большие залы, спортивные тренажеры. На самом деле в том виде, в котором он существует, это минимальное количество тренажеров и по большей части работа не техники, а кинолога.

— Люди ходят в фитнес-центры, чтобы скорректировать недостатки фигуры, неужели те же проблемы у братьев наших меньших?

— Все мы после зимы хотим привести фигуру в порядок. У собак точно так же. Весной начинаются выставки — шоу, на которых оценивается красота собак. На них получают титулы, и, исходя из этого, собаки растут в рангах, их щенки стоят дороже. Опять же это бизнес. И каждый владелец племенной собаки хочет, чтобы его питомец выступил на выставке лучше всех. Один из вариантов — привести собачку в норму. Это вычесать ее, помыть, если есть лишний вес, то скорректировать его, нарастить мышечную массу, рельеф. Например, у длинношерстных пород не видно рельефа, как у такс, доберманов, ротвейлеров. Исходя из этого, существуют разные направления в дог-фитнесе.

— Что вы используете для занятий с собаками? Есть ли у вас специальные тренажеры?

— Основа занятий — кардионагрузки на беговой дорожке. Это специальные тренажеры, которые приучают собаку к координации. Мы также используем для занятий бассейн. Второе направление дог-фитнеса — это реабилитация. Довольно часто происходят неприятные ситуации с собакой: попадает под машину, получает травму. Многим вставляют протезы. И, для того чтобы восстановиться, животным прописывают такие щадящие нагрузки, как бассейн. Это самый нетравматичный вид спорта. У нас очень много владельцев собак, которые обращаются по этому вопросу. Есть очень хорошие результаты. С помощью бассейна мы реабилитировали собаку, которая не могла ходить. После 25 занятий она хоть с трудом, но начала передвигаться. Общий курс рассчитан на 25 занятий. Если это программа реабилитации, то туда входят занятие в бассейне, на беговой дорожке и массаж. Если это программа общего тонуса, то она предусматривает либо беговую дорожку, либо бассейн без массажа. Сейчас в Алматы открываются бассейны, в этом плане мы не единственные.

— Насколько финансовоемким оказался проект создания центра фитнеса для собак? Окупается ли бизнес?

— Для того чтобы заниматься дог-фитнесом в полном объеме, нужны средства. Если брать с коммерческой точки зрения, то он пока себя не оправдывает. Это такой вид бизнеса, который нацелен на перспективу. Во-первых, это подготовка специалистов, во-вторых, оборудование, которое стоит достаточно дорого. Например, одна специализированная беговая дорожка тянет почти на миллион тенге. Бассейн наш не совсем для собак, поэтому мы его переоборудовали. Но он все еще не до конца нас устраивает. Но мы совершенствуемся и продолжаем вкладываться. Общая сумма наших вложений в направлении дог-фитнеса составила около 4 млн тенге. И речи о прибыльности пока не идет. Самое затратное — аренда помещения с бассейном. Бассейн нужен с системой очистки от шерсти, плюс дезинфекция, обработка воды, оборудование, чтобы собачка могла в него спуститься, а не просто прыгнуть. Специализированные жилеты разного размера. Мы закупили американские. Жилеты нужны для правильной нагрузки на определенные мышцы собаки.

Но дог-фитнес становится все более популярным. И мы намерены эту идею развивать и дальше. Постараемся привлечь как можно больше клиентов. Тут играют роль и ценовая политика, и предоставление каких-то бонусов. Сейчас мы начали активно сотрудничать с компанией, которая предоставляет корма. У нее есть линейка кормов, связанных с ветеринарными вопросами, в том числе для собак, с повышенной физической нагрузкой. То есть за счет определенного питания мы также хотим проследить, поможет ли это более быстрой реабилитации животных.

— Какие разрешения нужно получить для открытия центра? Были ли какие-то особые требования?

— В нашей стране кинологическая деятельность не лицензируется. Чтобы открыть кинологический клуб или заниматься дрессировкой, не требуется лицензии. Многие люди, которые обращаются за услугами профессиональных кинологов, ошибаются. Есть объявления, в которых обещают за 10 занятий обучить вашу собаку всему. Действительно, те, кто работает давно, могут научить. Но чаще попадаются самоучки и те, кто просто хочет на этом нажиться. Людей же привлекает низкая цена. Это 1,5−2 тысячи тенге за занятие, а не 5−6 тысяч, как у нас. Многие обижаются, но потом приходят к нам, и мы исправляем ошибки непрофессионалов. Мы обучали наших людей на специальных семинарах, которые проводили с привлечением специалистов из России.

— Посещение вашего фитнес-центра — дорогое удовольствие?

— Привести свою собаку на дог-фитнес — удовольствие не из дешевых. Стоимость посещения бассейна у нас зависит от размера собаки. Если это крупная собака, например, среднеазиатская овчарка, стоимость составит 8 тысяч за час. Если это немецкая овчарка — 6 тысяч. Если собачка маленькая, спаниель или корги, то 4 тысячи. Нашим постоянным клиентам мы, конечно, предоставляем скидки. Большой популярностью пользуется абонементная система, в которой каждое занятие дешевле. К примеру, абонемент на 10 занятий стоит 45 тысяч в независимости от размера собаки. Для дог-фитнеса стандартная цена у нас 155 тысяч за 25 занятий. Сюда входят бассейн, беговая дорожка и массаж. На каждом занятии, кратном 5, у нас присутствует ветеринар. С ним мы разрабатывали программу, и он контролирует процесс. Мы можем остановить программу или изменить нагрузку. Больше дозировать водные процедуры, а не беговую дорожку, или увеличить массаж. Все это отслеживает ветеринар.

— Как проходят занятия по фитнесу, что они включают?

— Фитнес для собак начинается с разогрева мышц с помощью массажа, чтобы не травмировать собаку и не потянуть ей связки. После нужно дать животному легкую разминку. Потом переходим к упражнениям, куда входят физические упражнения, кардиотренировка. Обязательна растяжка. Для каждой собаки программа подбирается индивидуально. Предварительно мы всех отправляем к ветеринарному врачу. Нам нужна справка о том, что животное здорово. Все как у людей.

— Услуги вашего центра востребованы всегда или есть сезонные предпочтения?

— Перед выставкой у нас была достаточно хорошая нагрузка. Это 4−5 собачек в бассейне. Плюс их надо вычесать, посушить. Но, вообще, все зависит от сезонности. Зимой в бассейн почти не ходят. В основном весной, перед выставкой и летом. В несезон есть определенные скидки, акции. Для нас горячая пора в выходные дни и праздники, когда многие люди уезжают за город и оставляют животных. Но в основном мы работаем с постоянными клиентами. Но в целом такой комплекс услуг предоставляем пока только мы. Мы готовим к выставке, дрессируем, моем и стрижем, предоставляем бассейн, беговую дорожку, специальные тренажеры, зоотакси и гостиницу для животных.

— Как давно вы работаете? С чего все начиналось?

— Работаем мы давно, но как компания существуем с 2007 года. Я окончил погранучилище, кафедру кинологии. Единственную на всю страну. Затем я служил в пограничной службе, потом перешел в таможенную службу. Мне удалось поездить по миру, посмотреть, как все устроено в других странах. И, зная уровень наших специалистов, это было реально осуществить у нас. К конце 90-х нам удалось создать кинологический таможенный центр. Он до сих пор работает. Закончив погранслужбу и выйдя на заслуженный отдых, я начал заниматься любимым делом. Были единомышленники, с которыми мы вместе собрались и начали этим заниматься. Политика нашей компании — мы не используем кредиты и заемные средства. К дог-фитнесу был долгий путь, потому что это затратно и еще до конца непонятно, насколько это людям интересно. Но пока мы от этого направления отказываться не собираемся.

— Насколько востребованы в Алматы предлагаемые вами услуги?

— Когда я начал заниматься этим на гражданке, 20 лет назад, многие люди ругались, узнавая цены. Говорили, что за такую стоимость они и сами могут в гостинице пожить, а не собаку поселить. На самом деле среди владельцев животных наблюдается прогресс в понимании, что такое отношение к животным, качественный уход, качественные услуги для животных. Сейчас люди больше беспокоятся о своих питомцах.

— Есть ли намерение отрыть представительства в других городах Казахстана?

— Сейчас в развитии дог-фитнеса по Казахстану мы пока не видим перспективы. Возможно, продолжим в Астане. Сейчас успешно занимаются этим направлением в Караганде. Но пока дог-фитнес в нашей стране переживает период становления и развития.

Казахстан > Приватизация, инвестиции. Экология > kapital.kz, 23 апреля 2018 > № 2578460 Александр Боднар


Казахстан > Медицина. Образование, наука > camonitor.com, 23 апреля 2018 > № 2578456 Аман Тыныбеков

Массовая вакцинация: добро или зло?

Медицина приложила титанические уси-лия, чтобы обуздать такие детские болезни, как краснуха, корь, скарлатина, коклюш, которые в мрачное средневековье были бедой неодолимой. Мы уже не говорим о таких заболеваниях, как дифтерия, менингит и полиомиелит, – они вообще считались божьей карой. Да что там средневековье! Мы лишь в ХХ веке ценой невероятных трудов сумели разработать вакцины, упреждающие эти недуги, помогающие им противостоять.

Беспощадная иммунизация

Есть книга австрийского врача Гуго Глязера «Драматическая медицина», ее название очень точно отражает тот воистину тернистый путь, которым шли врачи в поисках вакцин, способных противостоять заболеваниям, казавшимся неизлечимыми. Вакцин, побуждающих организм человека вырабатывать иммунитет, невосприимчивость к тому или иному инфекционному заболеванию. Тем более если речь идет об организме малыша, который тотчас же после рождения попадает в среду, перенасыщенную микрофлорой, прежде всего – патогенной, противостоять которой детский организм еще не приспособлен.

Мы беседуем с Аманом Тыныбековым, профессором кафедры детских инфекций Казахского национального медицинского университета имени С.Д.Асфендиярова.

– Неслучайно уже в первые 12 часов жизни младенцу делают прививку от гепатита В, – говорит он. – И там же, в роддоме, на третий-четвертый день после рождения ребенок получает вакцинацию от туберкулеза.

– В роддоме? На третий-четвертый день после рождения? К чему такая спешка?

– Причина такой «спешки» вполне обоснована: туберкулез – болезнь социально значимая и очень страшная. Иммунитет против него не передается по наследству, и изначально у новорожденного антител нет. Конечно, прививка не защищает полностью от туберкулеза, ее задача – предохранить маленького ребенка от тяжелых форм болезни. К тому же туберкулез поражает не только легкие, но и другие органы, в том числе костную систему, что очень часто ведет к инвалидности. А далее, начиная с двух-трех месяцев, ребенок должен получить прививки от коклюша, дифтерии, столбняка, полиомиелита, кори, краснухи. Существует так называемый Национальный календарь прививок, он есть в каждой цивилизованной стране, в том числе и у нас в Казахстане. Календарь отражает те заболевания, от которых надо защитить детей и взрослых, в нем указаны набор вакцин и возраст для проведения прививок. При Советской власти практика вакцинации не вызывала сомнений, ей следовали неукоснительно. Но, начиная с 1991 года, вдруг обнаружились ее противники...

– Противники?

– Да, причем очень яростные. Вначале в России – это, прежде всего, вирусолог Галина Червонская и ее сторонники, а затем несогласные появились и в Казахстане. Они подняли волну на телевидении, в Интернете, в прессе, утверждая, что вакцины небезопасны, дают осложнения, подрывают иммунитет, нарушая его становление. И вообще – стоит ли делать прививки малышу до одного года? Согласно календарю их 14! Не слишком ли большая нагрузка на неокрепший детский организм? Было заявлено, что современные прививки слишком неэффективны с точки зрения своего прямого назначения, а опасность болезней, от которых якобы защищают прививки, слишком преувеличена. К тому же сами вакцины далеко небезопасны, в их состав входят формальдегид, гидроксид алюминия, соли ртути, они очень токсичны, особенно для детей.

– А разве это не так?

– В известной мере так, но при желании и на солнце можно найти пятна. Так что страшилок было в переизбытке! И хотя иммунизация признана одной из самых успешных и экономически эффективных мер здравоохранения из всех существующих, причем это официальная позиция всех развитых стран, тем не менее вирус сомнения был громогласно брошен, и родители в массовом порядке стали отказываться от прививок своим детям. Появился даже хлесткий, как пощечина, термин «беспощадная иммунизация». Этому сложно было противостоять, поскольку прививки детям осуществляются только с согласия родителей.

Лучше перебдеть, чем недобдеть

– И к чему же это привело?

–Актому,чтостали возрождаться полузабытые детские болезни. Уже с 1991 года участились случаи заболевания и смертности от дифтерии, и в 1994 году детям в обязательном порядке вновь стали делать прививки АКДС – комплексную вакцину от коклюша, дифтерии и столбняка. Вообще, расслабляться в этом деле нельзя. Вот мы в Казахстане, казалось бы, полностью избавились от полиомиелита, но он недавно поднял голову в Таджикистане, а это от нас рукой подать, тем более что население мигрирует, и где гарантия, что нам не завезут транзитом вирус полиомиелита? А потому вакцинация от этого заболевания сегодня просто необходима. Наряду с дифтерией поднял голову столбняк, люди отказывались делать от него прививку, результат не замедлил сказаться. Пришлось принимать экстренные меры. Мы почти ликвидировали коклюш, но он тотчас появился снова – все по той же причине.

– То есть мы в новейшие времена наступаем на старые грабли?

– Вот именно! Самоуспокоение – наш главный враг. Когда-то корь была столь же опасна как оспа, дети умирали от нее. А сегодня она вроде бы уже не представляет опасности. Стоит ли от нее вакцинировать детей? И вакцинировать перестали. А корь – вот она, тут как тут! При Советской власти подобное инакомыслие не допускалось. Да, перекосы были, но все же в вопросах вакцинации главенствовал здравый смысл. И если у ребенка после прививки повышалась температура, никто не кричал «караул!», это была естественная реакция организма, который должен реагировать на введение в него возбудителя. Родители тревожатся: а не слишком ли велика нагрузка на иммунную систему ребенка, ведь от количества прививок в календаре рябит в глазах. Но во многих развитых зарубежных государствах нагрузка эта много выше. Другое дело, что прививать нужно только здорового ребенка, при любом недомогании прививку лучше отложить.

– Но это же азбучная истина!

– Конечно, но отчегото она понятна далеко не всем. А прививать своего малыша или нет – это с учетом конкретной ситуации должны решать сами родители, если они не подвержены чужому и не всегда верному мнению, если они не кидаются следовать моде, если их не сбивает с толку кликушество новоявленных эскулапов. Таких родителей очень трудно убедить в том, что вакцины безопасны, это доказано десятки и сотни раз. Да, они вызывают временную реакцию и повышение температуры. Но это же нормально, без этого никак! Побочные эффекты крайне редки и тщательно расследуются. А вот серьезные последствия после заболевания, от которого следовало сделать прививку, куда губительнее. Полиомиелит ведет к инвалидности, корь может вызвать слепоту, энцефалит. Да, прививка вызывает реакцию, сходную с реакцией на инфекцию, но вакцина не вызывает болезнь и не связана с рисками осложнений после болезни. Может, я повторяюсь, но все это крайне важно знать родителям.

Наше дело правое, победа будет за нами!

– Насколько я понимаю, противники вакцинации в меньшинстве?

– Безусловно. Государственная программа вакцинации была разработана еще при Советской власти, в 1970-е годы, она неукоснительно продвигалась – и продвигается! – в жизнь. На ее осуществление выделяются средства – и немалые. И государство ни в коей мере не урезает эту программу, то есть оно заботится о будущем поколении своих граждан. Родители, конечно, могут отказаться от вакцинации детей на свой страх и риск, но это случается все реже и реже. Тут важно, чтобы врач, допускающий ребенка к прививкам, был настоящим специалистом, занимал твердую позицию. Вот когда врач колеблется, у родителей неизбежно возникают вопросы. Тут многое зависит от привходящих обстоятельств. К примеру, ребенку сделали прививку, а он возьми да и простудись. Прививка-то ни при чем. Случайное совпадение. А родители поднимают шум на всю округу: дескать, вот до чего довела вакцинация. Опять-таки здесь многое зависит от профессионализма врача, от его опыта и той позиции, которую он занимает. А, может, в организме ребенка таится хроническое заболевание и как раз возникло обострение недуга? Оно возникло бы и без прививки, но это опять-таки должен видеть и понимать врач. И если ребенку нездоровится, или он на грани заболевания, участковый педиатр должен прививку отложить.

– Скажите, а насколько поучительным может быть для нас зарубежный опыт? Чем практика вакцинации там отличается от нашей?

– Принципиальной разницы я не вижу. В практике вакцинации там те же стандарты, что и у нас. И в каждой стране существует Национальный календарь прививок, по существу мало отличающийся от нашего. Вообще, здесь должна быть прозрачность полная, и когда моему ребенку вводят вакцину, я могу поинтересоваться сроком ее годности, страной и фирмой, где эта вакцина изготовлена. Вот у нас в Караганде в свое время возник скандал, связанный с противотуберкулезными прививками. Вакцина оказалась непригодной, не смогла противостоять заболеванию, дала осложнения. У детей, получивших вакцинацию, обнаружилось воспаление лимфатических узлов. Оказалось, что партию этой вакцины тогдашний министр здравоохранения приобрел не в России, как это практиковалось ранее, а в Сербии, где шли боевые действия, что не могло не сказаться на качестве препарата. Лично для меня в таких случаях ориентирами являются Англия, Франция и Германия, я пытаюсь установить, каким фирмам, изготавливающим вакцины и лекарства, они отдают предпочтение. После чего постараюсь приобрести нужный мне препарат именно этой фирмы. Все предельно просто.

– Подводя черту под нашей беседой, вопреки всей сложности ситуации, проникаешься определенным позитивом.

– Да, у нас делается все возможное, чтобы уберечь детей от тяжелых недугов. Государственная политика в этой сфере проводится последовательно и четко.

Автор: Адольф Арцишевский

Казахстан > Медицина. Образование, наука > camonitor.com, 23 апреля 2018 > № 2578456 Аман Тыныбеков


Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 23 апреля 2018 > № 2578455 Толганай Умбеталиева

С религией бесполезно спорить, с ней лучше договариваться...

Принято считать, что светскость и религия плохо уживаются в одной стране. Однако именно этот факт заставляет сегодня многие государства искать между ними компромисс. О том, почему в Казахстане этот процесс затормозился, мы беседуем с генеральным директором Центральноазиатского фонда развития демократии, кандидатом политических наук Толганай Умбеталиевой.

– Наше общество продолжает настойчиво противопоставлять религию и светскость. Насколько это оправданно?

– Вы затронули очень важную тему, которая активно обсуждается в международном научном пространстве после событий 11 сентября 2001 года. Этот дискурс известен как постсекуляризм. Основной его тезис заключается в переходе к обсуждению сочетания светскости и религии. Ведь последняя – часть нашей жизни, и как бы мы от нее ни отказывались, она не исчезла и не исчезнет. Даже напротив: религия все больше усиливает свое присутствие, в том числе и в светских сферах, создавая «гибридное» состояние.

Однако в Казахстане вопросы соотношения религии и светского государства под таким углом зрения пока не рассматриваются. Большинство наших экспертов все еще находятся под влиянием прежней теории – тео-

рии секуляризма, то есть противопоставляют религию и светскость. Хотя, к примеру, в соседнем с нами Кыргызстане постсекулярные дискурсы уже являются частью публичных дискуссий. Там даже предлагают внести изменение в Конституцию, отказавшись от такого пункта, как признание себя светской страной.

– То есть мы говорим об активном возвращении религии в нашу жизнь?

– Процесс возрастания роли и значения религии в жизни общества наблюдается не только в Казахстане, не только в Центральной Азии, но и во всем мире. Сами сторонники теории секуляризма уже в начале 2000-х годов признали ошибочность своих убеждений и сегодня участвуют в формировании новых взглядов на роль религии в современной жизни в рамках теории постсекуляризма.

Наряду с этим существует также дискурс «десекуляризации», который рассматривает «новое усиление религии» именно как возврат к прошлому,

к периоду Средневековья, когда она занимала доминирующее положение и выступала в совершенно неприглядном свете. Но постсекуляристы не согласны с такой постановкой вопроса. По их мнению, сегодня происходит не возврат религии или возврат к прошлому, а наступление нового этапа взаимоотношений между религией и обществом – взаимоотношений, которые можно перевести в формат партнерства. Это даст религии право на существование и участие в определенных сферах жизни.

Вопрос только в том, где должны проходить границы. Ведь как раз таки ислам, по мнению религиоведов, за короткий срок нарушил прежние границы, создав исламскую экономику, исламское финансирование, исламское право, то есть проник во многие светские сферы. И хотя по сей день доминирует точка зрения, что ислам закрыт от дискуссий и реформирования, процессы, которые мы сегодня наблюдаем, говорят, скорее, об обратном.

– Активен ли дискурс «десекуляризации» у нас в Казахстане?

– Да, и это отчетливо демонстрируют дискуссии в социальных сетях, когда при описании религиозной ситуации очень часто используются такие термины, как «мракобесие», «средневековье», «отсталость». Мы продолжаем противопоставлять религию и светскость, хотя, как я уже отметила, в Европе и вообще в мире пересматривают подобные взгляды, признавая их «ошибочными».

– Как вы думаете, приживется ли в нашем обществе идея партнерства между светскими и религиозными институтами?

– Эта идея нашему обществу все еще непонятна. Ясно, что она будет неоднозначно воспринята, так как мы до сих пор обсуждаем и интерпретируем все процессы в религиозной сфере сквозь призму либо «десекуляризации», либо «секуляризма» – жесткого противопоставления.

Как известно, в СССР реализовывалась самая радикальная форма «секуляризма» – атеизм: религия рассматривалась в качестве чуждого элемента, от которого следует избавиться любыми средствами, ибо это «опиум для народа». Она находилась

под жестким контролем государства. И так как все мы были воспитаны в рамках этой идеологии, то идеи партнерства религии и общества могут показаться, на первый взгляд, неприемлемыми.

Тем не менее, я думаю, что наиболее разумным выходом из ситуации могло бы стать обсуждение принципов и идей партнерства с религией в конкретных сферах. То есть нужно обозначить для религии определенное пространство, в котором она может функционировать. Это лучше, чем пытаться с ней бороться или тем более конфликтовать.

– Но есть и такая серьезная проблема, как радикализация ислама. Она может помешать этому процессу?

– Радикализация вполне реальна... Чем более активно религия будет участвовать в жизни общества (а этого не избежать), тем активнее будет этому сопротивляться светская его часть. Лучше договориться. Но это возможно лишь в том случае, если мы перестанем демонизировать религии, характеризуя их (христианство, ислам и другие) такими словами, как «мракобесие», «отсталость», «средневековье». Вряд ли подобное отношение к религии будет способствовать диалогу.

Наше государство взяло курс на развитие в Казахстане «собственного» ислама – суннитского ислама ханафитского мазхаба. Это течение более понятно и близко нам, оно позволяет избежать конфликта между поколениями. Ведь сегодня нередки случаи жестких споров внутри семей (между взрослыми и молодыми) по вопросам веры. И здесь, на мой взгляд, следует сделать акцент именно на «дальнейшем развитии», а не на «возврате к старым досоветским идеям». В перспективе такой подход позволит и нашему социуму, и государству выстроить эффективное сотрудничество с религиозным сообществом, с религиозными идеями.

Еще раз повторюсь: мы сможем договориться, если признаем религию частью нашей жизни. Хотя в действительности она уже давно таковой является.

Автор: Сауле Исабаева

Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 23 апреля 2018 > № 2578455 Толганай Умбеталиева


Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > kursiv.kz, 20 апреля 2018 > № 2575576

В Казахстане введут Единый реестр административных производств

Мадина МАМЫРХАНОВА

Генеральная прокуратура намерена ввести в Казахстане Единый реестр административных производств, по аналогии с Единым реестром досудебных расследований (ЕРДР), где регистрируются уголовные правонарушения. Об этом сегодня в ходе выездного заседания Комитета по конституционному законодательству, судебной системе и правоохранительным органам сената по вопросу применения и использования карты уголовных правонарушений председатель комитета по правовой статистике и специальным учетам ГП Багдат Мусин.

«Для чего он создается? На сегодня есть ЕРДР по всем уголовным правонарушениям. То же самое хотим попробовать сделать по адмпроизводствам. Здесь мы начали с дорожной полиции, потому что большинство протоколов составляются ими. Сегодня планшеты имеют около тысячи дорожных полицейских. Ими оформлено 80 тысяч протоколов в электронном виде. Здесь есть города-лидеры. Особо хотел отметить Астану, Алматы и город Тараз, где уже полноценно обеспечили своих полицейских соответствующими планшетами. Всего нужно примерно около 5 тыс. планшетов. Это минимальное количество для того, чтобы покрыть 90% составления адмпротоколов в электронном формате», - пояснил он.

В этой части дополнительно надзорное ведомство предлагает обеспечить правонарушителей возможностью оплатить штрафы на месте с помощью банковской карты. В этом случае, им, помимо действующей 50% скидки за оплату адмштрафа в течение 7 дней, предлагается предоставлять в качестве стимулирующей меры еще 5% скидки за оплату посредством банковской карты. Таким образом инициаторы надеются улучшить взыскиваемость штрафов.

Наряду с этим ГП интегрирует свои системы с городскими системами фото и видеофиксации.

«Все фото- и видеофиксации, которые у нас происходят в системе «Сергек» будут направляться к нам в базу данных. Для чего это делается? Сегодня сотрудник адмполиции гипотетически имеет возможность удалить штраф, и мы как прокуроры не будем знать, что этот штраф удален. А с введением единого реестра, мы будем видеть все штрафы и все действия полицейских, удаляли они что-то или вносили. Таким образом будет обеспечена прозрачность надзора за административными делами», - сказал Багдат Мусин.

В дальнейшем в ведомстве планируют подключить к данному реестру все 64 госоргана, которые сегодня составляют административные протоколы с тем, чтобы все госорганы были в единой системе и составляли адмпротоколы по единообразному принципу.

«Необходимо законодательное закрепление ЕРАП. С соответствующей инициативой мы выйдем для того, чтобы закрепить ЕРАП в КоАПе в качестве единого источника информации и чтобы была единая база по штрафам по аналогии с ЕРДР в Уголовно-процессуальном кодексе», - резюмировал руководитель комитета по правовой статистике и специальным учетам ГП.

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > kursiv.kz, 20 апреля 2018 > № 2575576


Казахстан > Медицина > kapital.kz, 19 апреля 2018 > № 2576058 Ирина Чублукова

Почему генерики — это рациональный, а не эмоциональный выбор

О мифах, которые окружают генерики

Елена Тумашова

«Мерседес – он и в Африке мерседес. Бывает, так нам говорят адвокаты использования оригинальных препаратов, когда речь заходит о выборе между оригинальными и генерическими препаратами. Не этичное и не гуманное сравнение», – считает Ирина Чублукова, директор по продвижению специализированных препаратов и доступу на рынок компании SANTO. С ней мы говорим о генериках. Точнее – о мифах, которые окружают не только отечественных производителей таких лекарственных средств и произведенные ими препараты, но и генерики как таковые. По словам эксперта, зачастую отношение к выбору генерических или оригинальных лекарственных средств, отечественных или импортных, основывается на эмоциях. Хотя в основе должен лежать исключительно рациональный подход. Какие доводы можно привести в пользу генериков, в том числе не столь очевидные – об этом эксперт рассказала деловому еженедельнику «Капитал.kz».

– Ирина, то самое сравнение про люксовый автомобиль, с которым вы как производитель сталкиваетесь, – насколько оно неадекватно?

– Сравнение оригинального препарата с представительским автомобилем, который ассоциируется с престижем, классом люкс и роскошью, неэтично. Покупая престижный автомобиль, потребитель руководствуется своими эмоциональными потребностями выбрать что-то, что в глазах других людей будет определять его принадлежность к определенному статусу. И это его право. Но право каждого человека на здоровье – это базовое, конституционное право. Право совсем другого уровня. Когда речь идет об излечении от заболевания, выбор пациента получить лечение лекарственным средством – это не выбор между престижем и стандартом. Пациент должен получить терапию с предсказуемым эффектом. Эмоциональной составляющей выбора здесь быть не должно, в чистом виде – рациональный подход. Поэтому выбор в пользу оригинального препарата при наличии альтернативы, как и выбор престижного автомобиля, основанный на эмоциях, – это возможная манипуляция.

Есть еще и вопрос гуманности. Если в Африке один человек проедет на мерседесе, а десять пойдут за водой пешком, то где здесь гуманная составляющая? Это к вопросу о распределении финансовых ресурсов. Главное ведь добраться из точки А в точку Б безопасно, быстро, комфортно, в соответствии с планом. Главное – вылечиться эффективно, безопасно, согласно ожидаемым исходам. Цель может быть достигнута, если все вместе – и тот один, и те десять – комфортно и безопасно поедут на проверенном надежном автомобиле. Насколько комфортно и безопасно – это уже вопрос стандартов, их устанавливает государство. Стандарты регулятора в Казахстане по допуску лекарственных средств к использованию – на самом высоком уровне требований. Если генерик допущен к использованию, значит, соответствует стандартам. И это не вопрос престижа.

– Негативное восприятие генериков связано, вероятно, с тем, что многие воспринимают их как копии оригинальных лекарственных средств. Смущает само вот это слово – «копия»…

– Действительно, в головах у многих людей годами накапливалась информация, поступающая из разных источников, о том, что генерик – это менее качественная, менее эффективная, и поэтому и более дешевая копия. Хотя в официальном определении понятия «генерик» слова «копия» не присутствует вообще, говорится: «воспроизведенное лекарственное средство». Восприятие генерика как менее качественного препарата тоже противоречит его официальному определению. Генерик – лекарственный препарат, идентичный оригинальному лекарственному средству по составу активных субстанций, лекарственной форме, показателям качества, безопасности, эффективности, выпускаемый разными производителями, согласно Кодексу РК «О здоровье народа и системе здравоохранения». А что касается доступности по цене – это уже социальная позиция конкретного производителя и его внутренние процессы ценообразования.

По большому счету, разница между оригинальным препаратом и генериком – это жизненный цикл лекарственного средства. Оригинальное лекарственное средство – это препарат, который был впервые разработан и потому, естественно, максимально тщательно протестирован на то, чтобы его вообще можно было внедрять в систему здравоохранения. Патентная защита дает определенный срок монополии. Монополия – это высокая цена, а следовательно, ограниченные возможности использовать данный препарат у всех, кто в нем нуждается. Далее продолжается естественный жизненный цикл лекарственного средства: монополия заканчивается, и у других производителей появляется возможность производства этого лекарственного средства. Причем, учитывая срок, в течение которого это происходит, многие производители генериков используют более современные технологии, современные достижения науки в производстве. Препарат становится доступнее для большего числа пациентов.

– Каким образом доказывается идентичность генерика?

– Это задача экспертного органа Национального центра экспертизы лекарственных средств и изделий медназначения РК, в том числе уполномоченного органа в системе здравоохранения – Минздрава. Для проведения тщательного анализа разработаны правила. Соответствие генерика оригинальному препарату определяется по нескольким видам эквивалентности, в первую очередь, фармацевтической эквивалентности: оригинальное лекарственное средство и генерик сравнивают по фармацевтическим составляющим качества – содержанию активной субстанции, содержанию примесей, растворимости и пр. Есть определенные стандарты, которые доказывают идентичность. Если есть отклонения, то такой препарат просто не пройдет.

– Какие отклонения допускаются?

– Содержание активной субстанции в большинстве случаев – до 5%, то есть допускаются отклонения в пределах 95-105%. Для отдельных типов лекарств этот диапазон может быть уже или шире. Но самое интересное в том, что если взять различные партии одного и того же препарата, в том числе от оригинального, то вариабельность может быть такой же, и эти расхождения приняты в условиях стандарта GMP.

– Помимо сопоставления по фармацевтическим свойствам, какие ее проверки проводятся?

– Фармацевтическая эквивалентность сравнивается в условиях лаборатории. Кроме этого сравнивают биологическую эквивалентность – как генерик поведет себя в организме человека, насколько быстро и полно всосется через стенку кишечника и попадет в кровь в нужной концентрации, а, следовательно, окажет ли соответствующее фармакологическое действие. Эти исследования проводятся на здоровых добровольцах. За некоторым исключением – есть допущение для очень хорошо растворимых лекарственных средств в твердых лекарственных формах: если препарат легко охарактеризовать химически, не имеет смысла тратить ресурсы на проверку на здоровых добровольцах, исход итак будет известен. Но для большинства генериков все же необходимо доказывать биологическую эквивалентность инвиво.

Мы понимаем, что те препараты, которые прошли на наш рынок как генерики, прошли эту систему тестирования. Ей можно и нужно доверять.

Есть еще понятие терапевтическая эквивалентность. Для инъекционных лекарственных средств биоэквивалентность невозможно замерить, потому что они сразу попадают в кровь. Для них можно измерить терапевтическую эквивалентность по определенным фармакологическим эффектам или по фармакодинамике. Это тоже один из способов доказать, что генерический препарат идентичен оригинальному.

– Эти проверки проводятся только для генериков, произведенных в Казахстане? Импортные генерики проходят такой же контроль?

– Один из нормативно-правовых актов в нашей системе регулирования – это правила проведения экспертизы лекарственных средств и изделий медицинского назначения. Не так давно появилось нововведение: лекарственным средствам, завезенным из стран региона ICH, куда входят члены Международной конвенции по гармонизации технических требований, в основном это страны Европейского союза, США, Япония, Австралия, Канада, при регистрации на территории Казахстана не нужно проводить лабораторные испытания. Это говорит о высоком уровне доверия к их сертификатам GMP и факту того, что они уже зарегистрированы в этих странах.

Отечественные производители получают сертификат GMP, и он не отличается от сертификата GMP, который получают зарубежные фармкомпании: те же самые требования и мы так же проходили аудит. Но при этом произведенные в Казахстане генерики еще проходят этап лабораторных испытаний. Для пациента, который приходит в аптеку и думает о покупке генерика отечественного производства, это важная информация. Человек понимает: это не только декларированное на бумаге качество, это качество, которое у казахстанского производителя было проверено в лаборатории, и в живом организме, при необходимости. Мы, конечно же, не говорим, что те или иные препараты лучше или хуже. Мы говорим о том, что у государства в Казахстане есть дополнительный инструмент для подтверждения соответствующих стандартов качества для отечественно произведенных генериков.

– За счет чего снижается стоимость для генериков по сравнению с оригинальными препаратами?

– Производителям генерических лекарственных средств нет необходимости проходить все этапы исследований, которые были как неопределенность и риски у оригинального производителя, которые он компенсирует в цене. У генерического производителя нет такого количества рисков при разработке, потому что все основные параметры лекарственного средства уже известны. Соответственно, снижается цена. Это никак не связано с качественным или некачественным производством.

– При каких экономических условиях фармпроизводителям интересно выпускать генерики?

– Мы как лидирующий отечественный производитель генерических лекарственных средств видим свою основную миссию в обеспечение жизненно важными лекарственными средствами. Списка таких средств в Казахстане нет, мы ориентируемся на основные потребности системы здравоохранения. Наш список лекарственных средств максимально совпадает со списком жизненно важных лекарственных средств ВОЗ. Мы понимаем, что как у крупнейшего отечественного производителя у нас есть социальная ответственность, поэтому производим в первую очередь то, в чем базово нуждается система здравоохранения.

Это еще и стратегический вопрос. Потому что если по каким-то причинам не будут производиться и поставляться на рынок препараты менее эссенциальные, это не так сильно повлияет на систему здравоохранения, как если под угрозой окажется производство препаратов первой линии – жизненно важных.

Наш портфель лекарственных средств «живой». Система здравоохранения развивается, и списки препаратов по потребностям системы здравоохранения соответственно меняются. В управлении своим портфелем мы придерживаемся этого принципа – стараемся сохранить портфель базовым и современным. Что это значит? Жизненно важное лекарственное средство могло считаться таковым, скажем, несколько десятилетий назад и сейчас уже могло потерять этот статус. И тогда в нем нет базовой потребности у системы здравоохранения.

При этом отмечу, что если мы говорим, что препарат является препаратом первой линии, это не обязательно именно массовый препарат, имеются в виду клинические подходы – этот препарат является эссенциальным для того, чтобы вылечить когорту пациентов с тем или иным заболеванием. И эта группа пациентов может быть более многочисленной или менее многочисленной. Таков наш подход.

– Существует миф о том, что генерики - это удел малоразвитых стран…

– Да, есть такое мнение, что широкое использование генерических препаратов – это только для менее развитых стран, а более развитые страны пользуются в основном оригинальными лекарственными средствами. Факты говорят прямо противоположное. Есть анализ от лидирующей консалтинговой компании – IQIVIA, в котором говорится о том, что лидируют по использованию генериков США. Эта страна всегда воспринималась в фармацевтическом мире как наиболее дорогой и престижный рынок, куда производители заводят инновационные дорогие препараты в первую очередь. Действительно, самое большое количество инноваций в фарминдустрии приходится именно на американский рынок. И в то же время самая большая доля в количестве выписываемых рецептов приходится на генерические препараты именно в Соединенных Штатах. В США с 2006 по 2016 год доля рецептов на генерики в общем количестве рецептов увеличилась с 52% до 70% по упаковкам. В этом отношении даже Европа отстает: здесь количество выросло с 47% до 62% за десять лет.

Есть интересные данные европейкой Ассоциации генерических производителей: сегодня в ЕС 56% всех лекарственных средств – генерики, на 56% выписанных генерических лекарственных средств приходится только 22% финансирования. Другими словами, на генерические лекарственные средства в Евросоюзе тратят только 4% от предоставляемого финансирования.

– Насколько применение отечественных генериков выгодно государству и нашим гражданам?

– Что такое рациональная лекарственная политика? Мы говорим о том, что генерики расширяют доступ к терапии для всех пациентов, которые в этом нуждаются, не создавая дополнительного финансового бремени и даже наоборот – облегчая его для государства либо для отдельной семьи. При этом двойное добро, когда государство или отдельная семья приобретает генерики отечественного производства, так как часть стоимости возвращается обратно государству и самим гражданам в виде налогов. Это происходит на всех этапах. Начиная с того, что сотрудники на фармпроизводстве получают зарплату и платят налоги. Это наши рабочие места. Само предприятие, производя препарат, платит налоги. Когда мы продаем генерическое лекарственное средство и его закупает либо государство, либо аптека, они платят налоги в обороте. По большому счету, с одной таблетки отечественного генерика государству и гражданам возвращается гораздо больше, чем с одной таблетки импортного генерика. Это к вопросу о том, что граждане хотят, чтобы улучшалась система здравоохранения, было больше доступных бюджетных средств, но при этом не хотят покупать отечественное. И это не голый патриотизм, а опять же рациональный подход: отечественные фармпроизводители – друзья экономики нашего государства. Зарубежные производители – друзья экономики своего государства. Но они могут быть и нашими друзьями в определенной степени: например, когда отечественные производители не могут выпускать тот или иной препарат – здесь, конечно, интересы пациента на первом месте. Если же есть отечественная альтернатива – рациональность, стоящая за выбором в их пользу, очевидна.

Также стоит отметить, что Казахстан не входит в число рынков, куда глобальные производители генериков захотели бы прийти в первую очередь, соответственно, позаботиться о наличии таких препаратов у нас в стране должны местные производители.

– По вашему мнению, почему все же возникают мифы?

– Думаю, одна из причин – в непонимании того, как устроен фармацевтический мир. А отсюда принятие мифов, негативной информации без критической оценки.

Лекарственные средства проходят несколько жизненных циклов: оригинальный препарат, генерик, затем препарат с хорошо изученным действием, или традиционный, и каждый из этих циклов связан с определенными задачами в системе здравоохранения. Если есть понимание этого, есть здоровое отношение к законам фармацевтической индустрии, есть доверие к своему государству и его экспертным органам, которые стоят на страже здоровья своих граждан, то не возникнет ни антагонизма, ни нездорового «эмоционального» отношения при выборе в аптеке, а будет чувство уверенности в рациональном выборе, в том числе при предпочтении отечественных лекарственных средств.

Казахстан > Медицина > kapital.kz, 19 апреля 2018 > № 2576058 Ирина Чублукова


Казахстан > Приватизация, инвестиции > kapital.kz, 19 апреля 2018 > № 2576056 Гани Тасмаганбетов

Каждый третий житель Астаны занят в МСБ

Как в столице развивают бизнес и поддерживают предпринимателей

Созданная для усиления переговорной силы бизнеса с Правительством и госорганами национальная палата предпринимателей Республики Казахстан «Атамекен» этой осенью отметит свое пятилетие. В 14 областных центрах страны и городах Астана, Алматы также были созданы региональные Палаты предпринимателей. В преддверии празднования 20-летия Астаны о работе некоммерческой организации в эксклюзивном интервью рассказал директор столичной Палаты Гани Тасмаганбетов. Наша встреча состоялась по итогам ежегодной конференции предпрнимателей.

— Гани Мергалиевич, расскажите, пожалуйста, вкратце о работе Палаты, достижениях за эти годы.

— Астанинская палата предпринимателей объединяет более 100 тыс. субъектов малого и среднего бизнеса (в том числе — 256 средних, 36 587 — малые юрлица, 63 921 — ИП, КХ — 124). Иными словами в МСБ занято 325 тыс. астанчан, это на 31 тыс. человек больше, чем в 2016 году. Если учитывать, что по состоянию на 1 января 2018 года население Астаны составила 1 млн. человек, получается, каждый третий житель столицы вовлечен в МСБ. Все это стало возможным, в том числе, благодаря росту кредитования, созданию центров обслуживания предпринимателей и обучению населения основам бизнеса.

За все годы работы Палаты оказана помощь более 4000 казахстанцам, которые пожелали получить консультации по старту и ведению своего бизнеса.

Вклад малого и среднего предпринимательства в экономику главного города страны становится с каждым годом более весомым. Доля МСБ в структуре ВРП региона составила 57,4%. Объем инвестиций достиг — 944 млрд тенге, показав рост на 10% за один год.

Все благоприятные условия, созданные для развития МСБ, в итоге дают мультипликативный эффект. В 2017 году на 12% увеличился ВРП и наблюдается значительный рост поступлений в бюджет страны от Астаны — 900 млрд. тенге. Объем внешнего товарооборота в 2017 году составил 5,7 млрд. долларов США, что на 4,2% выше по сравнению с 2016 годом.

При этом важно отметить, что значимую часть в структуре МСБ столицы по видам экономической деятельности занимают услуги — 33%, торговая деятельность — 32%, строительство — 11%, транспорт и складирование — 6%.

— Одним из определяющих направлений деятельности Палаты является защита прав предпринимателей. Какая работа ведется в этом направлении?

— Действительно приоритетным направлением Палаты остается защита прав бизнеса. Большую работу в этом направлении проводит Совет по защите прав предпринимателей и противодействию коррупции, в рамках деятельности которого только в прошлом году было рассмотрено 312 обращений, 100 из которых решены положительно, 43 обращения находятся в работе. Интересы субъектов предпринимательства за указанный период защищены на общую сумму более 4,77 млрд. тенге.

В отношении недобросовестных чиновников при участии Палаты вынесено 2 частных постановления суда о привлечении их к дисциплинарной ответственности, 6 государственных служащих привлечены к дисциплинарной ответственности по итогам проверок. Вышли с предложениями в центральные государственные органы через НПП РК «Атамекен» по разработке нормативных актов по регулированию деятельности хостелов, в сфере проведения ювелирных выставок иностранными производителями, снижению санкций за пользование услугами монополистов по водоснабжению и водоотведению. Инициировали изменение норм земельного законодательства в части отмены нормы по обязательству выплаты кадастровой стоимости при изменении целевого назначения земель. Иными словами динамика общих проверок предпринимателей показывает снижение за последние два года на 14% с 6 198 в 2016 году до 5 323 в 2017 году.

Также нужно отметить динамику спада обращений и жалоб в Палату предпринимателей по городу Астане ежегодно в среднем на 10%.

— А есть локальные вопросы, но республиканского масштаба, которые требовали определенных вмешательств Центра?

— Да. Учитывая, что Астана — столица и город республиканского значения, некоторые вопросы невозможно решать без помощи Центра. Но нам как раз таки помогает то обстоятельство, что все органы, принимающие важные решения, находятся на территории Астаны.

Поэтому из семи инициатив Национальной палаты предпринимателей «Атамекен» по стимулированию ведения бизнеса в регионах по Астане удалось решить 5 основных вопросов: обеспечен онлайн-доступ к информации о земельных участках, энергомощностях и подключении к инженерно-коммуникационным сетям; выделение свободных площадей для торговли и общепита: бизнесменам предоставлено 600 торговых мест; в рамках усиления региональных институтов развития реализованы проекты СПК: «Проект 1000 торговых мест — уличная торговля», «ASTANA TAXI», «Проект газозаправка», «Овощехранилище на 5 000 тонн», «Приватизация ТОО „Сапаржай-Астана“ (автовокзал)», ТОО «Целинсельмаш Астана», «Продовольственная безопасность». Если позволите, остановлюсь на каждом из них более подробно.

Во-первых, обеспечен онлайн-доступ к информации о земельных участках, энергомощностях и подключении к инженерно-коммуникационным сетям. Таким образом, в настоящее время на сайте Управления архитектуры и градостроительства города Астаны в открытом доступе можно увидеть интерактивную карту столицы, которая включает в себя схему генерального плана, план детальных планировок, действующие отводы, зарегистрированные земельные участки, земельные участки, выставленные и реализованные на (через) аукцион, красные линии. Все это порядком облегчает работу МСБ на пути к доступу необходимой информации.

Второе. Удалось добиться выделения свободных площадей для торговли, общепита. По данному проекту предоставлено 544 торговых мест. Необходимо сказать, что в ближайшее время по итогам аукциона, проведенным 2 марта 2018 года, будет заключено более 600 торговых мест.

В-третьих, обеспечена эффективная деятельность консультативно-совещательного органа (КСО). Представительство бизнеса в КСО составляет не менее 50%.

Также решен принципиальный вопрос с обеспечением местного содержания в закупках. Ведь вопрос доли местного содержания остается одним из актуальных вопросов данной сферы. Доля местного содержания в 2016 году по госзакупкам составила 62%, в 2017 году 71%. Одно из возможных путей увеличения импортозамещения — необходимость жесткого предтендерного и постендерного контроля со стороны местных исполнительных органов и ГАСК за составом отечественного содержания в закупках. Начаты мониторинговые процессы всех проектно-сметных документации (ПСД) на предмет местного содержания.

Например, в 2018 году разработан и утвержден план и график работы Комиссии по поддержке отечественного товаропроизводителя (ОТП). Проведен анализ госзакупок в сфере строительства. В ходе чего, установлены и выявлены 63 закупки (крупные объекты свыше 100 млн. тенге), связанные с проведением строительных работ, по которым даны рекомендации заменить импорт отечественной продукцией на сумму 400 млн. тенге.

А если учесть, что объем плана государственных закупок на 2018 год составляет 224 млрд. тенге, то нашим предпринимателям есть за что «бороться».

И, в-пятых, взят курс на усиление региональных институтов развития. СПК в 2016—2017 гг. реализовал 6 стратегических проектов: 1. Проект 1000 торговых мест — уличная торговля. 2. Проект ASTANA TAXI (объединение горслужбы такси). 3. Проект автогазритейл (3 заправки). 4. Овощехранилище на 5 000 тонн. 5. Приватизация ТОО «Сапаржай-Астана» (автовокзал), ТОО «Целинсельмаш Астана». 6. Продовольственная безопасность.

В текущем году на повестке дня — два вопроса, которые должны незамедлительно найти свое решение.

Первое — создание полноформатных ЦОП. На текущий момент данный вопрос совместно с акиматом тщательно прорабатывается. Аналогичный проект уже создан в Алматинской области на сумму 1,5 млрд. тенге. Это центр, где будут оказывать услуги в режиме «одного окна». То есть, здесь предпринимателю разработают бизнес-план, проконсультируют по мерам государственной поддержки, а также свои услуги окажут и государственные органы. То есть необходимость ходить бесконечно по всяким инстанциям отпадает.

Второе. В текущем году будет решен вопрос создания малой индустриальной зоны с предоставлением в аренду МСБ помещений на территории индустриального парка (ИП) № 2. Это в свою очередь даст возможность создать дополнительно более 18 000 рабочих мест на более чем 130 предприятиях МСБ. Уже разработано технико-экономическое обоснование. Также создается новая СЭЗ «Астана-технополис», куда и будет входить ИП № 2. На его территории планируется строительство готовых помещений для МСБ площадью 195 000 кв.м.

— В последнее время активное развивается государственно-частное партнерство. Каковы его перспективы и что сделано на сегодняшнем этапе?

— Три года назад был принят отдельный закон «О государственно-частном партнерстве», который направлен на создание новых возможностей на основе партнерства между государством и бизнесом, которое позволяет расширить возможности предпринимателей.

По нашей части на сегодняшний день заключено 7 договоров ГЧП (сфера образования — 6 проектов, транспортная инфраструктура — 1 проект), то есть, это — строительство и эксплуатация 6 детских садиков, а также создание и эксплуатация аппаратно-программного комплекса фото- и видеофиксации и видеонаблюдения в городе Астане.

На стадии рассмотрения 12 проектов ГЧП (сфера образования — 1 проект, сфера здравоохранения — 1, сфера энергетики — 1, сфера культуры 1, сфера строительства автомобильных дорог — 1, сфера транспортной инфраструктуры — 1, сфера коммунального хозяйства — 1, сфера охраны окружающей среды — 1, сфера строительства — 3, ЖКС-1).

В результате обсуждения проектов с уполномоченными органами по реализации проектов ГЧП по городу Астана, определены наиболее интересные с точки зрения экономической, практической и социальной значимости проекты. В их числе — модернизация уличного освещения, реконструкция школьных футбольных площадок и передача услуг в сфере здравоохранения: начиная от централизации сервисного обслуживания и техобслуживания автотранспортных средств до централизация услуг питания пациентов, по вывозу мусора и прачечных услуг.

На сегодняшний день НПП «Атамекен» определены 7 наиболее перспективных проектов для тиражирования в сфере ГЧП. Это проекты по передаче и содержанию медицинских оборудований, реконструкция и эксплуатация врачебных амбулаторий, модернизация и эксплуатация школьных столовых и спортивных площадок, проекты по передаче в доверительное управление блочно-модульных котельных.

В качестве примера могу привести планируемую реализацию проекта «Модернизация уличного освещения». Стоимость проекта составляет 3,7 млрд. тенге. По расчетам экономия бюджета за 5 лет по данному проекту составит должна составить как минимум 8 млрд. тенге.

И если посмотрите, это лишь малая доля нашей огромной работы, которую мы успели сделать за четыре с небольшим года, а предстоит еще больше, учитывая, что Астана будет только расширяться и увеличиваться, а значит количество МСБ также будет расти и расти. Нам всем предстоит проделать большую работу. Тем более в этом году Астана отметит свое 20-летие. Будет огромный наплыв гостей, как из разных уголков нашей страны, так и из-за рубежа, а значит будет расти спрос на разного рода услуги, и мы должны быть готовы их оказать. Ведь от этого зависит не только оценка нашей работы, по уровню сервиса оценят нашу столицу и страну в целом.

Казахстан > Приватизация, инвестиции > kapital.kz, 19 апреля 2018 > № 2576056 Гани Тасмаганбетов


Казахстан > Агропром. Приватизация, инвестиции > kapital.kz, 19 апреля 2018 > № 2576055 Жанаберген Макуов

Успешный бизнес с нуля

Как господдержка позволила казахстанской компании расширить рынок сбыта

Индира Мальтиева

Производство халвы – беспроигрышная инвестиция со стабильно высоким доходом. Именно так думают начинающие предприниматели. Небольшая конкуренция и устойчивый спрос на халву независимо от сезона делают этот бизнес одним из самых заманчивых. Однако, как говорят участники рынка, эта деятельность требует солидных капиталовложений.

Основные статьи расходов – аренда помещения и покупка необходимого оборудования. К тому же процесс производства восточного десерта довольно сложный и трудоемкий. Неслучайно предприятий, специализирующихся на выпуске халвы в Казахстане, можно пересчитать по пальцам. Одно из них – ТОО «Алматинский продукт». Коммерческий директор компании Жанаберген Макуов рассказал деловому еженедельнику «Капитал.kz» о том, какой путь ей пришлось пройти, чтобы не только добиться успеха внутри страны, но и выйти на зарубежные рынки.

«В 2001 году у нас появилась идея возродить ту самую халву, которая производилась в советское время. А уже в феврале 2002 года мы взяли в аренду небольшое помещение и открыли свой первый цех. Оборудование закупали по частям из разных уголков России, что-то нашлось в Казахстане, в том числе на Алматинском плодоконсервном комбинате. Так как оригинальная рецептура халвы и технология производства были утеряны, нам долго пришлось все это восстанавливать. Мы ходили в библиотеки, читали специальную литературу, посещали другие страны. Остро стоял вопрос и с профессиональными кадрами. В то время многие специалисты либо уезжали, либо меняли профиль. Но методом проб и ошибок мы все-таки добились того вкуса, который есть сейчас. Правда, на это ушло несколько лет», – говорит Жанаберген Макуов.

По его словам, когда рецепт халвы был разработан, а производственная линия ожидала запуска, основатели компании начали искать клиентов. На первых порах сотрудничали с небольшими магазинами и продуктовыми рынками Алматы. Оптовики и крупные гипермаркеты присоединились гораздо позже.

«Первая халва получалась более твердая, потому что рецептура не была еще так отлажена, как сейчас. Некоторым клиентам она нравилась, другие говорили, что необходимо ее дорабатывать, то есть наш продукт вызывал определенные нарекания со стороны потребителей. Когда мы начали улучшать качество халвы, к нам сами стали приезжать представители торговых фирм со всей республики с просьбой производить для них определенный объем. Так с увеличением спроса мы нарастили и объемы производства нашей восточной сладости», – поясняет Жанаберген Макуов.

Как вспоминает эксперт, первоначальный капитал составил примерно $10 тыс. Бизнес начинали на собственные деньги, однако с увеличением объемов производства не обошлось и без заемных средств.

«Когда мы начали расти и расширяться, то поняли, что нам нужны собственная территория и производственная база. Естественно, пришлось прибегнуть к помощи отечественных банков и взять кредит. Для сравнения, на начальном этапе у нас помещение было площадью 40-50 квадратов. В месяц мы производили 500 кг халвы, а штат сотрудников составлял 5-6 человек, тогда как сейчас он насчитывает 1200 человек. У нас 2 завода общей мощностью свыше 20 тыс. тонн», – говорит Жанаберген Макуов.

Технология производства халвы основана на трех составляющих: ядра подсолнечника, патока и сахар. При этом сырье должно быть не только натуральным, но и высококачественным. Только тогда получится настоящая халва из детства. В ТОО «Алматинский продукт» предпочтение отдают сырью казахстанского производства. В частности, патоку закупают в Жаркенте, сахар – в Мерке, а семена подсолнечника – в Семее, Усть-Каменогорске и Павлодаре.

«Мы используем исключительно натуральные продукты при минимальном количестве добавок. То есть мы практически полностью отказались от химии, вся наша продукция производится из дорогого и первоклассного сырья. Плюс специальная рецептура и правильная технология производства. Ведь при неграмотной обработке семечек халва получается прогорклой и начинает быстро портиться. Особенно в летнее время года. Не все компании могут добиться того вкуса, который нравится конечному потребителю. В результате они терпят убытки и закрываются. Если в 2002-2006 годах в Казахстане насчитывалось около 12 производителей халвы, то сегодня вместе с нами всего 3 действующих завода и пара небольших производственных цехов», – рассуждает Жанаберген Макуов.

Стремясь удовлетворить растущую потребность рынка, бизнес стал расширяться. В 2008 году в селе Ельтай Карасайского района Алматинской области открылась многопрофильная кондитерская фабрика. В скором времени на прилавках отечественных магазинов появилась продукция, выпущенная на новой производственной линии под брендом A-product. Сегодня в ассортименте предприятия 250 наименований изделий. В их числе: халва различных видов, конфеты в шоколадной глазури, вафли и вафельные трубочки, соломенные палочки, а также огромный выбор печенья.

«Фабрика оснащена современным оборудованием, которое соответствует мировым стандартам качества. К примеру, для выпуска песочного, сдобного и слоеного печенья в 2014 году были закуплены поточные линии немецкого и итальянского производства. Также работает карамельный цех, для чего была закуплена линия по производству леденцовых конфет, которые изготавливаются инновационным методом с применением автоматических линий. Мы стараемся следовать современным тенденциям в кондитерской сфере, внедряя новые технологии и улучшая рецептуру. Регулярно мониторим рынок, узнаем, что интересно нашим потребителям, и на этой основе уже разрабатываем продукты, включая дизайн и упаковку», – объясняет коммерческий директор ТОО «Алматинский продукт».

Еще один поворотный момент в истории компании произошел в 2010 году, когда руководство приняло решение выйти на экспорт. С этого момента предприятие стало развиваться еще активнее: увеличивает ассортимент, налаживает региональную систему сбыта и расширяет географию продаж на зарубежных рынках. Сейчас продукцию компании можно встретить в России, Беларуси, Узбекистане, Кыргызстане, Таджикистане, Туркменистане, Афганистане, Монголии, Китае, США, а также в некоторых странах Европы.

«Как производителям, нам хотелось заходить на новые рынки сбыта и экспортировать продукцию в разные страны. Но в наше время на всех рынках уже присутствуют местные конкурирующие производители, и заинтересовать торговые компании покупать именно нашу продукцию порой очень сложно. Данные компании не хотят вкладывать деньги в неизвестный для определенного рынка продукт. Они зачастую просят отгрузить товар без оплаты, то есть с отсрочкой платежа. Для нас это большие риски, так как мы не знаем финансовое состояние партнера», – говорит Жанаберген Макуов.

Расширить географию сбыта ТОО «Алматинский продукт» помогло АО «Экспортная страховая компания «KazakhExport». Она предоставила страховую защиту от риска неплатежей при внешнеторговых операциях и гарантировала безопасность экспортных сделок. «Инструментами KazakhExport мы начали пользоваться с 2016 года. Эта компания покрывает все затраты анализа финансовой стабильности клиента, а также берет на себя риски неоплаты и страхует сделку. Отпуская иностранным партнерам кондитерские изделия без оплаты, мы отвлекаем деньги с оборота. Из-за этого возникает дефицит оборотных средств. В этом случае KazakhExport предлагает такой инструмент, как предэкспортное финансирование. То есть он финансирует производителя под невысокий процент и у компании появляется возможность без затруднений производить продукцию и отгружать с отсрочкой платежа», – поясняет Жанаберген Макуов.

По его словам, благодаря поддержке экспортной страховой компании предприятие нарастило объем экспорта в 2 раза. Причем за все время сотрудничества страхового случая не возникало. Контрагенты добросовестно и в срок производили оплату.

«Мы видим тенденцию увеличения экспорта, поэтому в планах продолжить сотрудничество с KazakhExport. Если бы не было такой организации, нам было бы сложнее выходить на внешние рынки. Думаю, что потребовалось бы 5 лет, чтобы добиться тех результатов, что есть сейчас. И моя искренняя рекомендация тем компаниям, которые только планируют экспортную экспансию, обязательно обратиться в KazakhExport. Конечно, можно попытаться выйти за рубеж самостоятельно, но это очень долгий и дорогой путь. А там команда профессионалов, которые все подробно расскажут, где-то помогут, а, может, и финансово поддержат. У них есть много инструментов, нужно только их грамотно использовать для развития своей экспортной сети», – считает Жанаберген Макуов.

Сегодня продукция компании занимает лидирующие позиции на казахстанском рынке. В частности, на ее долю приходится порядка 75% производства халвы и 35-40% – печенья.

Среди достижений: 10 золотых медалей в номинации «Лучший продукт Казахстана» на международной выставке FoodExpo 2003, 2005, 2006 и 2011 годов, награда «ХалыкМаркасы» в 2015-м и премия за достижения в области качества «Алтын Сапа» в 2017 году. В дальнейших планах компании все так же радовать потребителей качественной продукцией, расширять ассортимент и продолжать экспансию на зарубежные рынки.

«Главная задача сейчас – охватить больше регионов России, на данный момент с нами работают около 17 городов. Мы планируем уходить вглубь Российской Федерации вплоть до Санкт-Петербурга. Также хотим охватить рынки Китая, то есть пока мы представлены лишь в 4 провинциях. В целом при грамотном подходе заниматься такой деятельностью достаточно выгодно. Оперировать цифрами не могу, потому что, с одной стороны, это коммерческая тайна, с другой – мы не хотим плодить конкурентов. Самое главное, мы работаем и нам это интересно», – резюмирует коммерческий директор ТОО «Алматинский продукт».

Казахстан > Агропром. Приватизация, инвестиции > kapital.kz, 19 апреля 2018 > № 2576055 Жанаберген Макуов


Казахстан > Транспорт > dknews.kz, 19 апреля 2018 > № 2575894 Тулеген Аскаров

Столице – достойную авиагавань!

Каждый раз по прилету домой из мирового или регионального авиахаба сразу же видно его принципиальное отличие от ведущих отечественных аэропортов уже во время рулежки приземлившегося самолета к терминалу.

Тулеген АСКАРОВ

Первое, что бросается в глаза даже неспециалисту в авиационных делах в тех странах, где созданы и функционируют такие хабы, – это шеренги горделиво поблескивающих боками «боингов» и «аэробусов» с логотипами и эмблемами тамошних национальных перевозчиков.

Аэропорты тоже «летят» в будущее

Такие воздушные флотилии как нельзя лучше показывают небесную мощь своего государства, его открытость миру и степень вовлеченности в глобальную экономику. При этом многим из крупных аэропортов отводится особая роль быть базовыми для соответствующей национальной авиакомпании, своего рода ее прочным тылом и одновременно операционной штаб-квартирой, куда стягиваются ее основные маршрутные сети. Хабы эти давно известны казахстанцам не понаслышке. Немецкий Франкфурт-на-Майне, где базируется компания Lufthansa; голландский «Схипхол» с ушедшей из Казахстана KLM; британский «Хитроу», откуда выполняются ключевые маршруты British Airways; сингапурский «Чанги», служащий базой для Singapore Airlines; Дубай (Emirates), Шереметьево («Аэрофлот») и другие ведущие аэропорты мира.

Столь же не понаслышке известна соотечественникам и другая особенность авиационных хабов – они органично встроены и в систему современного сервиса, предоставляемого пассажирам лидерами мирового бизнеса авиаперевозок, и в городское хозяйство, и в национальную экономику. До них легко добраться из любой точки разными видами наземного транспорта, освежиться после трансфера, перекусить и отдохнуть в отеле, прямо не выходя из терминала, пройти регистрацию и прочие положенные процедуры. Багаж из таких аэропортов идет прямо до конечного пункта назначения, и его не нужно получать, а потом заново сдавать, как это приходится делать иностранным транзитникам у нас. А поскольку используется такой хаб не только базовым для него перевозчиком, а еще и альянсом авиакомпаний, то по веерной сети маршрутов, соединяющей крупнейшие аэропорты мира, можно спокойно передвигаться куда угодно. Даже если прямые авиарейсы из Казахстана туда не выполняются.

И чем развитее такой авиахаб, тем больше он притягивает к себе пассажиров своим комфортом и сервисом, что в свою очередь увеличивает пассажиропоток и привлекает туда новых перевозчиков. А это в свою очередь ведет и к расширению принимающего их аэропорта. Помнится, к примеру, как в «Хитроу» решили реконструировать терминал 2, куда раньше прибывали самолеты нашей нацкомпании «Эйр Астана», – и это при том, что как раз тогда там открылся новый, 5-й по счету терминал!

Чувствуется уже теснота и в хорошо знакомом казахстанцам московском Шереметьево, хотя вроде бы недавно там были построены новые терминалы, модернизирован ранее существовавший терминал «F» (прежний Шереметьево-2) и запущен поезд «Аэроэкспресс» в центр города. А как стремительно развивается сейчас аэропортовское хозяйство Стамбула и Дубая! Кстати, в последнем эмирате как раз в этом году после завершения работ по расширению международный аэропорт «Аль-Мактум» станет крупнейшим в мире.

Время авиаторов пришло и на земле!

Понятно, что при таких зарубежных темпах развития авиахабов Казахстан рискует остаться на обочине глобального авиационного рынка, без чего вряд ли можно реально претендовать на место в престижной мировой группе «Топ-30». Даже неспециалистам уже ясно, что нынешняя модель управления отечественными аэропортами не отвечает конкурентным реалиям и нуждается в иных, радикальных подходах. Ведь сегодня они не только не отвечают растущему потенциалу авиаперевозчиков, получающих все больше новых современных самолетов, но и качественно изменившимся запросам пассажиров, приученных к цивилизованному сервису в воздухе.

Поэтому с журналистско-пассажирской точки зрения прорывным здесь выглядит вариант передачи столичного аэропорта нашему национальному перевозчику «Эйр Астане» с тем, чтобы ускорить темпы формирования современного авиахаба в Астане, у которого будет единый хозяин не только на земле, но и в небе. Конечно, можно возразить, что управление наземным аэропортовским хозяйством – непрофильный бизнес для авиаторов, да и за рубежом в большинстве случаев хабами управляют не они. Но есть и другие примеры, более близкие нам географически и исторически.

Так, у южных соседей национальная авиакомпания «Узбекистон хаво йуллари» контролирует аж 11 аэропортов с международным статусом, включая ташкентский имени первого президента этой страны Ислама Каримова, базовый для нее! Более того, изначально она была образована его указом как орган государственного управления гражданской авиации, обеспечивающий разработку, координацию и реализацию политики в области воздушного транспорта на территории Узбекистана.

Примером современного авиахаба является отличный аэропорт имени Гейдара Алиева в Баку. Мы отчетливо видим, что в нашем перспективном регионе разворачивается острая борьба за транзит и пассажиропоток. И если мы хотим уйти от сырьевой экономики и реализовать колоссальный транзитный потенциал, который дан Казахстану природой и географическим положением, то мы должны активно включиться в эту конкуренцию.

И в этом смысле перед авиационной отраслью стоят большие задачи. Мы должны добиться успехов не только на маршрутах в небе, но и на земле, предложив международным авиакомпаниям в аэропорту столицы высокий уровень сервиса, развитую инфраструктуру, профессиональную организацию всех наземных служб. Обеспечить это может только специализированная, обладающая достаточными компетенциями и специалистами компания. И в этом смысле, следуя примерам ряда успешных аэропортов, где управляющими их компаниями являются национальные авиаперевозчики, было бы логичным последовать этому примеру. Благо, в Казахстане такая высокопрофессиональная авиакомпания, обладающая рядом профессиональных международных наград, имеется. Эксперты считают, что ей по силам принять на себя управление аэропортом имени Нурсултана Назарбаева в Астане.

Можно вспомнить и о лучшем опыте советских времен, когда в Алматы работал аэровокзал, расположенный рядом со штаб-квартирой Казахстанского управления гражданской авиации. В нем проводилась регистрация и досмотр пассажиров, которых затем всего за 30 копеек на комфортабельных автобусах везли прямо к трапу самолета – немыслимый сегодня сервис для горожан, хотя живем мы уже в XXI веке! Кстати, в те времена в аэропорт ходил круглосуточный скоростной автобус-экспресс из микрорайонов, делавший лишь несколько остановок в центре города, – тот сервис обходился пассажиру в 20 копеек при официальном курсе доллара немногим более 60 копеек. И это при том, что конкурентов у советского «Аэрофлота» не было никаких!

Что ж, как говорится, на ошибках учатся! Судя по пройденному историческому пути, изначально выбранная у нас бизнес-модель в аэропортовском хозяйстве привела к результату, который мы видим повсеместно в экономике. Многочисленные посредники, деятельность и владельцы которых далеко не прозрачны, занимаются ценовыми «накрутками» в отсутствие должной конкуренции, что ведет к постоянному росту цен на товары и услуги. Поэтому и есть экономический смысл избавиться от этой непродуктивной и нерациональной цепочки через передачу главного аэропорта нашей страны ее национальному авиаперевозчику, имеющему высокие международные рейтинги и хорошую репутацию в мировом бизнесе.

Кстати, последнее обстоятельство весьма важное – ведь вполне возможно, что гранды этого бизнеса уходят из нашего неба не только по причине растущих расценок на обслуживание, но и из-за нежелания иметь дело с незнакомыми и непрозрачными для них собственниками аэропортов. Похоже, что это неприятное обстоятельство отталкивает от Казахстана и зарубежных стратегических инвесторов с их ценным опытом строительства и развития авиахабов.

Ну, а момент для такого исторического шага сейчас весьма подходящий. Напомним читателям ДК, что столица готовится отметить свой 20-летний юбилей. В канун этой круглой даты состоится официальная инаугурация Международного финансового центра «Астана». Так что самое время удивить мир обновленным устройством нового столичного аэропорта, создав в нем для начала бизнес-лаунж современного уровня с одновременным радикальным повышением качества обслуживания пассажиров экономического класса. Более того, стоило бы и весь аэропорт сделать по принципу лаунжа, чтобы пассажиры, ожидая посадку, отдыхали там от городской суеты, читая газеты, журналы, просматривая новости по телевизору или в гаджете за чашкой хорошего и недорогого кофе или чая, отвечая благодарными улыбками обслуживающему персоналу.

Учитывая успешный опыт наших авиаторов в небесном кейтеринге, можно не сомневаться, что им есть чему научить сотрудников наземного хозяйства в этом сервисе. Да и в организации наземного транспортного обслуживания аэропорта им есть что сказать, с тем, чтобы связать в единую сеть с ним городские достопримечательности, вокзалы, отели и торговые центры.

И время не ждет! Помимо предстоящего начала торгов на площадке МФЦА, уже начинается очередной сезон массовых авиаперевозок, полным ходом идут международные туристические выставки, готовятся к летним каникулам и отпускам взрослые и дети. Кстати, уйдет вскоре на каникулы и парламент, депутатам которого ДК также хотел бы предложить решить вопрос с передачей столичного аэропорта «Эйр Астане». Отправится на летний отдых и наше гражданское общество, включая даже неутомимых активистов сферы интернета, которым мы также предлагаем поддержать национального авиаперевозчика. Ведь всем нам, конечно же, хочется в пору весеннего обновления видеть, как на 27-м году независимости наша страна продолжает уверенно двигаться дальше в будущее, вопреки прыгающим ценам на нефть и курсу тенге к доллару, новому раунду обмена санкциями между Западом и Россией и прочим внешним шокам.

От этого летать мы не перестанем, как и наши дети с внуками!

Казахстан > Транспорт > dknews.kz, 19 апреля 2018 > № 2575894 Тулеген Аскаров


Казахстан > Миграция, виза, туризм > dknews.kz, 19 апреля 2018 > № 2575887 Андрей Зубов

Никакой ветер не будет попутным, если не знаешь, куда ты плывешь

У меня сногсшибательная новость. Казахстан в «Рейтинге стран мира по уровню конкурентоспособности путешествий и туризма» по итогам 2017 года занял 81-е место, обогнав Намибию и вплотную приблизившись к Кении.

Андрей ЗУБОВ

К слову сказать, еще три года назад мы занимали 85-е место, но благодаря выставке ЭКСПО-2017 смогли сделать столь «впечатляющий» рывок.

Как вы поняли, речь пойдет о развитии туризма в Казахстане, вернее, об отсутствии развития как такового. Свою первую статью по теме я написал в далеком 2001-м году. Она была посвящена государственной концепции по развитию туризма в стране. «Современная туристская индустрия, базирующаяся на уникальном природном и культурном потенциале Республики Казахстан, разнообразии ландшафта и природы, способном удовлетворить любые запросы, является естественным системообразующим фактором гибкой интеграции туристской отрасли в систему мирохозяйственных связей, как одной из наиболее динамично развивающихся и эффективных по отдаче на вложенный капитал», – было написано в концепции.

Дальше предлагался ряд мер, способных в короткий срок превратить Казахстан в такой туристический рай, по сравнению с которым Испания и Франция показались бы заброшенными кишлаками. К примеру, планировалось запустить международный проект «Страна древних тюрков» по маршруту Казахстан – Турция – Россия – Монголия – Китай и организовать в Казахстане постоянно действующую Международную олимпиаду национальных видов спорта. Как это воплотилось в жизнь, вы знаете.

Сейчас мы живем по «Концепции развития туристской отрасли Республики Казахстан до 2023 года», принятой 30 июня 2017 года. Судя по документу, туризм в стране сейчас находится на 1 этапе своего развития (2017-2019 годы). «Первый этап является наиболее важным, поскольку в нем «будут сформированы туристские кластеры; подготовлены национальные (крупные) туристские проекты и инициировано их строительство», – читаем в Концепции.

Поток туристов в Казахстан на данном этапе, по задумке авторов, должен возрасти и составить к 2023 году около 12 млн внутренних посетителей и до 5,5 млн въездных туристов. А вот количество «койко-суток» (дикий термин, но уж какой есть, статистика – не поэзия) в 2023 году достигнет 15 млн койко-суток.

И все бы, друзья мои, хорошо, но вот не любит почему-то интурист все судьбоносные конвенции вместе с нашими «койко-сутками». Подобно героям Толкиена, он сегодня размышляет: «Опасное это дело – выходить за порог. Стоит дать волю ногам, и неизвестно, куда тебя занесет». И после долгих раздумий выбирает истоптанную Италию, но никак не девственный Казахстан.

Согласно статистическим данным, в 2017 году заполняемость гостиниц в РК составила всего 25% (в 2016 году было 22,7%). Пресловутых «койко-суток» в 2017 году было предоставлено всего 9 544 646. Обслужено посетителей местами размещения по внутреннему туризму (резиденты) – 4 387 495 человек. По внешнему туризму было обслужено 891 911 человек. И так далее. Нет, рост по сравнению с 2016 годом есть, около 10%, но в 2016 году не было в Астане международной выставки, а в Алматы – Универсиады.

Причины отсутствия интереса к Казахстану со стороны иностранных туристов все те же, что были и два, и пять, и десять лет назад. «Цены на проживание в местах размещения с высоким уровнем гостиничных услуг гораздо выше, чем в аналогичных гостиницах в ведущих туристских дестинациях мира. Средняя стоимость стандартного номера в 5* гостинице в Астане и Алматы ориентировочно на 20% выше средней стоимости стандартного номера в ведущих европейских городах и туристских дестинациях мира… Предлагаемые туристские услуги, включая гостиничные, предоставляются с ограниченным сервисом и являются слабо регулируемыми. Следует отметить, что высокая цена на проживание и транспортные расходы значительно увеличивает стоимость тура в Казахстан и, соответственно, снижает его конкурентоспособность по цене на международном рынке». Это цитата из той самой Концепции, принятой в 2017 году. Воистину, как сказал чешский писатель Юзеф Ченщик: «Туризм сближает народы, а туристический сервис их разделяет».

Обидно, что отсутствие прорыва в сфере туризма происходит во вполне благоприятное, даже «золотое», время. Это время началось в туристический сезон после девальвации тенге. Именно 2016 год явился для казахстанского туризма переломным. Курорты нашей страны посетило рекордное количество человек. В некоторых местах (Алаколь, Бурабай, Каспий, Балхаш) число посетителей выросло в 2-2,5 раза! Сами понимаете, это было связано не с внезапно проснувшимся патриотизмом, а с элементарной нехваткой денег.

Но этот наплыв туристов вполне ожидаемо вскрыл и проблемы казахстанского туризма. Это отсутствие инфраструктуры, низкий сервис, нехватка персонала – словом, все, что так подробно перечислено в той же самой Концепции развития туризма.

2017 год, по идее, должен был (и стал) успешней предыдущего. Драйверами туристического развития стали международная выставка ЭКСПО в Астане и зимняя Универсиада в Алматы.

Но… Предполагалось, что ЭКСПО должна бы дать мультипликативный эффект курортным зонам близ Астаны, а Универсиада – курортам в Алматинской области. Произошло это? Нет, не произошло. Не буду далеко ходить за примером. Кто из вас бывал в сакральном для евразийцев месте – комплексе «Боралдайские курганы»? Уверен – очень многие. Так вот скажите: приятно там находиться? Нет, неприятно и некомфортно! Ни воды попить, ни клозет посетить. А план обустройства Боралдайских курганов и создание там «музея под открытым небом» были разработаны в очередной «концепции по развитию…» в начале 21 века.

И уж совсем я не говорю о наших автотрассах. Дороги как были разбитыми, так и остались. Любой, имевший несчастье съездить на автомобиле от Алматы до Балхаша, меня поймет. Что интересно, замены автомобильному транспорту в этом направлении фактически нет. Вот что написала мне казахстанский эксперт по туризму Наталья Стукалова. «Работая в позапрошлом году в гостинице, я объясняла нашей гостье из Франции, что добраться до Алматы из Балхаша можно лишь на автобусе или такси. На все ее вопросы вроде: «А самолетом? А арендованной машиной? А поездом?» я «утвердительно» отвечала: «Нет!». Увы, мы живем не в Европе… Там за три часа на скоростном поезде из страны в страну можно добраться. А у нас положение таково, что скоростного нет ничего. Слава богу, хоть авиарейс недавно запустили. Какой-то прогресс…».

Я могу еще долго-долго перечислять проблемы нашего туризма. Но, боюсь, своими размышлениями займу всю газету. Поэтому обозначу главное. В Казахстане должно быть Министерство туризма! Не комитет, не департамент, не коллегия, а сильное, шустрое министерство. Как в КНР, Египте, Тайланде, Турции, во всех странах, где развитие туризма – в государственном фаворе. Иначе, пройдет еще десяток лет, и мы будем так же топтаться во всемирных рейтингах вместе с Намибией, Кенией и Кабо-Верде.

В конце, как всегда, цитата. Автор – знаменитый английский философ 16 века, основатель материализма Фрэнсис Бэкон. Он сказал: «Три вещи делают нацию великой и благоденствующей: плодоносная почва, деятельная промышленность и легкость передвижения людей и товаров».

Казахстан > Миграция, виза, туризм > dknews.kz, 19 апреля 2018 > № 2575887 Андрей Зубов


Казахстан > СМИ, ИТ > kapital.kz, 18 апреля 2018 > № 2576052 Мурат Алиханов

Продуманная провокация казахстанского стартапа

От Pootin’а до Дублина

Казахстанская команда разработчиков Codebusters получила мировую известность и предложение о работе благодаря хорошо продуманной провокации. В середине февраля, когда в ряде стран, в том числе и в Казахстане, было заблокировано приложение GetContact, известное как похититель личных данных, казахстанские программисты запустили альтернативную версию этой программы, которую позже назвали Pootin. В первые же дни по количеству скачиваний она обогнала WhatsApp и Telegram, а всего за один месяц ее скачали 800 тыс. пользователей по всему миру.

Зачем программистам играть в опасные игры с личной информацией, а также как приложение Pootin позволило им заявить о своих возможностях на весь мир, «Капитал.kz» рассказал Мурат Алиханов, CEO и основатель команды Codebusters.

Силиконовая долина в яблоневых садах

Офис Codebusters — в лучших традициях Силиконовой долины. Огромный дом в алматинских предгорьях, красивый пейзаж и чистый воздух, множество комнат, где можно работать круглосуточно, в команде или уединившись. Спартанская обстановка, ничем не отвлекающая от работы. И, конечно, множество компьютеров.

В первую очередь интересует природа появления приложения Pootin. Какой смысл привлекать к себе внимание программой, которая чаще всего вызывает резко негативную реакцию, потому что делает публичными данные человека, который ее скачал? «Когда вы напишете о нашем приложении, большинство читателей тоже будут недовольны. Через это приложение можно раскрыть информацию, которую обычно принято скрывать: измены в браке, получение взяток, „некрасивые“ болезни. Мы сделали аналог приложения GetContact, но если оно определяется как сервис-приложение для определения скрытых номеров, то мы позиционируем Pootin как социальную сеть. Со временем мы планировали внедрить анонимный чат, но не успели: Apple снял нас с App Store, — рассказывает Мурат Алиханов. — Мы не придумали это приложение сами, мы его слямзили. В этом нет ничего плохого, в Казахстане вы не найдете ни одного оригинального проекта, да и в ближайшие 5 лет такого не будет. Любой успешный стартап был заимствован и скопирован. В интернете вообще копировать не стыдно, наоборот, стыдно изобретать велосипед, когда другие люди — умнее тебя и на большем рынке уже предложили свое решение».

В любой стране мира неприкосновенность персональных данных охраняется законом. Зачем же Codebusters создали продукт, весьма двусмысленный с точки зрения морали? «Мы получали данные исключительно с разрешения пользователей. Им приходило уведомление, что они делятся с нами своей контактной информацией, своей контактной книгой. Пользователь вправе принять решение, давать или не давать на это согласие, — говорит Мурат Алиханов. — Для нас работа с этой программой стала экспериментом и получением нового опыта. Мы умеем программировать, но нам негде было получить опыт вирального роста, работы под давлением. И мы решили, что, если создадим аналог GetContact, получим возможность использовать навыки, которые использовать прежде не было необходимости. Мы за неделю добились того, чтобы наши серверы испытывали нагрузку 300 000 пользователей в день. Мощности пришлось увеличивать 2−3 раза в день. Это условия работы, которые испытывает очень мощно растущий стартап, и это положительный опыт. Само по себе приложение очень простое, мы сделали его за полдня. Но хайп возымел настолько огромный эффект, что о нас узнал не только весь Казахстан, но и весь мир».

Популярная программа дала новый профессиональный опыт

Если резюмировать полученный опыт, какие новые навыки получила команда? «Теперь мы знаем, как быстро масштабировать сервис. Условно, нам пришлось за один час выполнять задачу, на которую в обычных условиях выделяют 8 часов. Мы выросли во всем, что касается поддержки серверной инфраструктуры, качества кода и его оптимизации, — говорит Мурат Алиханов. — Мы выросли в технологическом плане, а также как аналитики. Мы живем в мире, где все решения должны быть основаны на числах, и с этой точки зрения мы очень хорошо прокачались. Мы изучали поведение пользователей не в вялом режиме, когда они заходят в режиме тысячи человек в день, а когда их 10 тысяч прямо сейчас сидят в приложении. Приложение при этом погибает, и вы должны с этим что-то делать! Следующий наш сервис будет гораздо качественнее».

Стала ли команда Codebusters дороже после опыта работы с приложением Pootin? «Эта история мало что изменила. Мы остались теми же ребятами, просто получили больше экспертизы и знаний. До этого нас знал только казахстанский бизнес, а теперь обращаются со всего мира, хотят с нами работать. Мы сознательно на это пошли. Зато люди со всего мира нам пишут: „О, какие вы крутые, а можете делать то и то?“ Так что приложение Pootin вышло в нужное время в нужном месте, — говорит Мурат Алиханов. — Нас ругали крупные digital-компании, мы ввязались в интеллектуальную дуэль с государственными органами, которые хотели нас заблокировать. Все думали, что это наш основной проект, на котором мы хотим деньги заработать. О заработках скажу отдельно: мы могли бы достичь поступлений от рекламы примерно в $10 тыс. в день, но из-за блокировки остановились на показателе $1 тыс. Реклама в казахстанском сегменте интернета недорогая — в 3 раза дешевле, чем в России. А если сравнивать с американским рынком, то он дороже в 15 раз в сравнении с нашим. Так что в первую очередь для нас это был тренажер для быстрого роста команды. Сейчас мы на грани того, чтобы выйти на мировой рынок разработки программного обеспечения, открыли филиал в Дублине».

Учитывая потенциальную опасность, которую таит для персональных данных общение в интернете, «Капитал.kz» попросил универсальные советы. «Что касается персональных данных: делитесь только теми данными, которыми вы не боитесь делиться. Всегда смотрите, какие права даете приложениям. Приложения всегда явно спрашивают, — говорит Мурат Алиханов. — И будьте осторожны в условиях публичного вай-фая. Навыки рядового программиста позволяют снифить (поднюхивать или подслушивать) данные, которые проходят по Сети. Поэтому не советую платить в кафе онлайн-картой».

Казахстан > СМИ, ИТ > kapital.kz, 18 апреля 2018 > № 2576052 Мурат Алиханов


Казахстан > Агропром. Транспорт. Приватизация, инвестиции > kapital.kz, 18 апреля 2018 > № 2576050 Анастасия Филиппова

За счет чего зарабатывает велокафе

Основатель «Велоедова» делится секретами бизнеса

Елена Тумашова

«Как бывает? Люди приходят к нам попить кофе, видят, что можно арендовать велосипед — и пользуются этой возможностью. Но бывает и так, что кто-то приходит только за этим, а потом уже становится нашим „кофейным“ посетителем», — в прошлом году супруги Анастасия Филиппова и Семен Богомаз соединили кафе и аренду велосипедов — получился «Велоедов». За счет чего зарабатывает велокафе, что получилось не так, как задумывали, и сколько стоит эксклюзивный электровелосипед — Анастасия рассказала деловому еженедельнику «Капитал.kz».

За счет чего сэкономили

До открытия кафе мы с супругом занимались дизайном интерьеров. В какой-то момент нам предложили помещение и финансы, и мы решили попробовать себя в бизнесе. Семен всегда увлекался велосипедами, это и определило специализацию кафе. Идею подсмотрели в Нидерландах. Но там формат немного другой – веломагазин с кофейней. Мы понимали, что этот вариант у нас не сработает: наши люди любят посидеть, покушать. Поэтому немного изменили концепцию: совместили кафе и аренду двухколесного транспорта.

Поскольку мы на практике знакомы со сферой дизайна общественных заведений, знаем, что нужно вкладывать $1 тыс. на квадратный метр, чтобы получить хороший результат. Наше помещение – 64 квадратных метра, плюс есть пространство на улице (фасад, лестница, подъемник для инвалидов, газон). На все, включая оборудование для кухни и оформление документов, ушло около $50-60 тыс. Получилось дешевле, чем если следовать соотношению «квадратура – предполагаемые затраты», потому что очень много мы делали сами – дизайн, декоративные элементы, часть мебели, люстру.

Кастом-велосипеды для гостей

Аренду велосипедов мы предлагаем в теплое время года – в сезон. В этом году обновляем парк (прошлогодние велосипеды повесили на фасад). Решили взять модели со скоростями и, скорее всего, возьмем два электросамоката Xiaomi. И плюс для нас готовятся два кастом-велосипеда (кастом-байки собираются вручную по персональным параметрам, – прим. ред.). Изначально это была одна из идей – кастом-гараж как дополнительный проект. Но у нас не хватало времени, и зимой было достаточно трудно. Сейчас нашли человека, который может этим заняться, появилось немного времени – и вот мы делаем кастом-велосипеды для нашего кафе. Если они понравятся посетителям, сделаем еще.

Помимо этого, думаем об электровелосипедах. У нас есть один такой и также есть электросамокат – тоже собранные вручную. Мы их практически не сдаем в аренду, потому что они получились очень дорогими по себестоимости. Стоят дома в гараже, ездим на них сами. Иногда привозим в кафе и даем нашим постоянным гостям. Наш электровелосипед мощный, и на него мы затратили около 500 тыс. тенге. Можно собрать, конечно, и более дешевую версию. Самокат стоит чуть дешевле.

В аренду мы сдаем недорогие японские велосипеды. Они очень легкие в управлении и красивые, отличаются от спортивных велосипедов, поэтому их с большим удовольствием арендовали прошлым летом. Часто такие велосипеды берут для фотосессий, для прогулок по парку. Стоимость их разная, в среднем около 50 тыс. тенге. В прошлом году у нас было пять велосипедов, и они все окупились за сезон.

Велосипеды VS кафе: что приносит доход

Вообще, велосипедная «составляющая» не приносит особого дохода, она скорее как дополнение. Основной доход мы, конечно, получаем от кафе. Раньше в меню были сэндвичи, сейчас – питты. Мы их сами печем, черные с разными начинками. Это основное блюдо. Делаем бургеры, но питты все равно пользуются большей популярностью. Также предлагаем гостям домашнее мороженое (на зиму оставили только два сорта), но сейчас начался сезон, и мы расширим ассортимент. Мы стараемся все делать сами. Даже для лимонадов сиропы готовим сами.

Возможно, в этом сезоне будем активнее продвигать аренду велосипедов. Наши расценки чуть выше, чем везде. Во-первых, потому что велопарк небольшой, во-вторых, наши велосипеды отличаются, в-третьих, мы и сами не хотим, чтобы был бесконечный поток аренды: велосипеды очень быстро изнашиваются, приходится вкладывать в них слишком много денег.

Вложения в бизнес еще не окупились. Летом мы выходили в ноль и даже начали двигаться в сторону плюса. Но осень и зима – это трудные времена. Не только для нас: зима многих подкашивает. Чисто с форматом мы это не связываем: в несезон и постоянных гостей стало меньше. Этот период мы пережили, и сейчас чувствуется приток посетителей. Думаю, этим летом будет еще лучше, чем предыдущим.

Плюсы, минусы, особенности

В самом начале мы по-другому представляли наше велокафе. Но примерно на третий месяц поняли: так, как придумали мы, не будет.

Например, мы хотели, чтобы у нас собиралась велосипедная тусовка. Оказалось, основной массе велосипедистов это не очень интересно, они даже за кофе не заезжают. Но зато нашими частными посетителями стали молодые пары с детьми (у нас есть, чем их занять – книги, раскраски). Выходные стали у нас семейными днями. Велосипедисты, конечно, заезжают, но это обычно ребята постарше, с определенным финансовым достатком (для кого-то, возможно, у нас дороговато).

Аренда велосипедов пошла даже лучше, чем думали. На нашей велопарковке стояли велосипеды, но таблички, что они сдаются в аренду, не было. Многие люди просто приходили и спрашивали об этом. Летом в нашей локации еще достаточно много иностранцев (много хостелов рядом), они частенько арендуют байки. Думаю, в этом году сервис пойдет еще лучше.

Немного поменяли кухню. Завтраки оставили до 15:00. Пробовали вводить ланчи, но они не пошли. У нас маленькая кухня и один повар, поэтому достаточно сложно делать широкое меню.

Обычно выходные у нас и по кухне, и по аренде более активные. Летом же каждый день как выходной. И мы это уже начали ощущать.

Казахстан > Агропром. Транспорт. Приватизация, инвестиции > kapital.kz, 18 апреля 2018 > № 2576050 Анастасия Филиппова


Китай. Казахстан. РФ > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 18 апреля 2018 > № 2575975 Иван Зуенко

Перегибы Шелкового пути: как Китай решает уйгурский вопрос

Иван Зуенко

Жесткий и тотальный контроль, который китайские власти ввели в Синьцзяне в последние годы, может вылиться в массовые демонстрации недовольства уже этим летом, особенно в Рамадан. И эта проблема уже не будет сугубо китайской. Синьцзян стал «витриной Китая» на Шелковом пути. Мнение о Пекине в соседних странах формируется на основе того, что происходит в этом регионе. Насилие и произвол в отношении соотечественников не сможет оставить равнодушным общественное мнение в странах Центральной Азии

Китай успешно применяет технологии цифрового контроля над жителями своих окраинных территорий, которые населены национальными меньшинствами. Главный полигон, где тестируются технологии «Большого брата 2.0», – это Синьцзян-Уйгурский автономный район (Синьцзян), в котором более 60% населения – «некитайские» (неханьские) народы.

Четыре из них (казахи, киргизы, таджики, узбеки) – это титульные нации для государств Центральной Азии, с которыми Пекин связывают не только успешные двусторонние отношения, но и амбициозная интеграционная инициатива «Пояса и Пути». Еще один народ – русские. Небольшая община наших соотечественников, численностью 11 тысяч человек, компактно проживает в городе Кульджа (Инин) на границе с Казахстаном.

Если о проблемах синьцзянских русских не пишут даже националистические российские СМИ, то притеснение этнических казахов или киргизов в Китае активно обсуждается в Центральной Азии. Ситуация там действительно непростая, и административное давление не ограничивается новейшими технологиями: курс на поддержание и укрепление общественного порядка нередко оборачивается полицейским произволом.

Особенности текущего момента

Последние два года в Китае богаты на масштабные внутриполитические события. В 2017 году прошел XIX съезд Коммунистической партии Китая, а в 2018 году – первые сессии новых составов Всекитайского собрания народных представителей и Народно-политического консультативного совета Китая, то есть парламента и общественной палаты КНР.

В такой ответственный момент, по мнению властей, какие-либо проявления общественного недовольства были недопустимы. Гонконгская статистика зафиксировала небывалое по сравнению с прошлыми годами снижение протестной активности в КНР в конце 2017 года. Причем произошло это не потому, что население вдруг стало жить лучше, а потому, что гайки, и без того закрученные в правление Си Цзиньпина, решили докрутить еще сильнее. Жесткость нынешнего китайского режима была обращена не только против коррумпированных чиновников, но и против рядовых граждан. Особенно если они живут в регионах «со сложной оперативной обстановкой».

Самым непростым регионом в Китае считается Синьцзян. Восстания и беспорядки здесь были обычным делом и в прошлом, а с 1980-х годов, когда заметно усилились контакты и конкуренция местных тюркских народов и ханьцев (этнических китайцев), начался новый виток насилия. Как верно подметил Дмитрий Желобов, екатеринбургский политолог, в свое время учившийся в Урумчи, вспышки насилия в Синьцзяне случаются примерно раз в десятилетие. Как правило, они приурочены к ответственным для китайских властей событиям.

Так, за четыря дня до начала пекинской Олимпиады-2008 крупный теракт произошел в Кашгаре ( ??????). Спустя год, в июле 2009-го, произошло последнее на сегодня крупное волнение, центром которого стал Урумчи. «Инцидент 5 июля» (7.5, ?????? ????? ???????) вылился в волну насилия по отношению к ханьскому населению со стороны уйгуров, разгоряченных межэтническими трениями, корни которых лежат скорее в бытовой сфере, чем в области политики.

Впрочем, китайским властям удобнее позиционировать уйгурские протесты как часть международного террористического движения и объяснять дестабилизацию обстановки в регионе внешним влиянием. Среди самих уйгуров популярно мнение, что под предлогом наведения порядка государство получает возможность подавить зачатки сепаратистских тенденций на окраинах – поэтому стихийные и неорганизованные волнения выгодны прежде всего Пекину.

Однако, по мнению доцента ДВФУ Александра Голикова, резонансные акты насилия (типа скандала с отравленными шприцами в сентябре все того же 2009 года) на руку и уйгурским националистам, чтобы поддерживать тонус межэтнического напряжения и не допустить ассимиляции тюркских народов Синьцзяна китайцами.

Беспорядки 2009 года, в ходе которых погибло как минимум 200 человек, были жестко подавлены властями. Для успокоения местного населения в апреле следующего года секретарем парткома Синьцзяна был назначен Чжан Чуньсянь, имеющий репутацию либерала: он был единственным из высших бюрократов КНР, кто завел свой собственный микроблог на платформе Weibo.

Первым же решением Чжана была отмена десятимесячного запрета на использование в автономном районе общедоступного интернета. Мягкое правление Чжана несколько успокоило страсти и смогло консолидировать местную политическую элиту (в китайской системе нацменьшинства должны быть представлены во властных структурах, но главным органом власти в регионе остается партком, который все равно возглавляется ханьцем.

Чжан считался выдвиженцем бывшего председателя КНР Цзян Цзэминя (некоторые поговаривали также о его связях с опальным ныне членом Политбюро ЦК КПК Чжоу Юнканом), поэтому Си Цзиньпин никак не мог оставить взрывоопасный регион в руках не своего человека. В августе 2016 года Чжан был переведен в центр на почетную, но маловлиятельную работу в Руководящей группе по партийному строительству. Его сменщиком в Синьцзяне стал Чэнь Цюаньго, человек с репутацией «жесткой руки», заработанной в другом проблемном регионе – Тибете.

«Железный Чэнь» стал первым в истории Китая руководителем, которому доверили поработать во главе как Тибета, так и Синьцзяна. Подобное «нарушение правил» неслучайно. Си Цзиньпину было критически важно умиротворить Синьцзян в преддверии партийного съезда, на котором фактически решалось, управлять ли ему Китаем полновластно или, как и в предыдущие годы, быть заложником системы коллективного руководства. Для решения этой задачи все средства оказались хороши.

Презумпция виновности

Чэнь Цюаньго принес с собой из Тибета не только доказавшие свою эффективность практики установления контроля над обществом в духе Оруэлла и Шан Яна. Он не побрезговал и старыми дедовскими методами: на улицах начали проводить тотальную проверку документов и ставить рамки металлоискателей на входе в любые общественные учреждения.

Чтобы оценить масштаб правоохранительных мер, достаточно сказать, что сканирование удостоверения личности и проверка содержимого сумок осуществляется при входе во все торговые центры. Значительно увеличилось число полицейских, а сами они стали более агрессивными. Если раньше житель Синьцзяна мог рассчитывать на то, что его лояльность и законопослушность гарантируют неприкосновенность, то сейчас и это не убережет от проблем с властями.

Прежде всего административно-полицейский прессинг нацелен на тех, кто имеет связи за границей. А в многонациональном районе, который является частью большого трансграничного цивилизационного ареала, таких людей не может быть мало. Например, более 200 тысяч уйгуров проживает в Казахстане, примерно по 50 тысяч – в Киргизии, Узбекистане, Турции и Саудовской Аравии. В то же время 1,5 млн казахов проживает в Синьцзяне, и почти все они имеют родню среди оралманов – этнических казахов, переехавших на ПМЖ в Казахстан.

Не менее пристальное внимание полиции обеспечено и тем, кого подозревают в неблагонадежном поведении. Например, полицейским не понравилась борода, а в смартфоне обнаружилась исламская литература или мобильное приложение, помогающее соблюдать пост в месяц Рамадан. Практика определения содержимого телефонов с помощью мобильного анализатора контента ныне распространена повсеместно (как и другие высокотехнологичные меры контроля, о которых рассказал в своей статье коллега Леонид Ковачич). Проблема в том, что высокие технологии не защищают от полицейского произвола. Во всех конфликтных или потенциально конфликтных ситуациях правда будет не на стороне обывателя.

Такая презумпция виновности для жителей Синьцзяна сохраняется и за пределами региона (в СУАР остальной Китай называют Нэйди; – внутренняя земля). Как грустно шутит Дмитрий Желобов, «человек с синьцзянским хукоу (аналог советской прописки) в Нэйди приравнивается к подозреваемому в особо тяжком преступлении».

Это касается и ханьцев. При заселении в гостиницу приходится пройти обязательную профилактическую беседу с представителем полиции. В аэропортах Синьцзяна все пассажиры подвергаются усиленному контролю. Например, у меня как-то забрали пустую пластиковую бутылку из-под минералки. На недоуменное замечание, что «в остальном Китае с этим проблем не возникало», проверяющие философски заметили, что «у нас тут не остальной Китай».

Уже в первые месяцы правления Чэнь Цюаньго все население Синьцзяна, имеющее загранпаспорта, обязали сдать их «на хранение» в полицейские участки. Прошло уже несколько масштабных кампаний по их изъятию, хотя, судя по тому, что некоторые жители региона все же выезжают за рубеж, процедура получения загранпаспорта для согласованных поездок все же существует.

Уехать куда-либо без ведома и разрешения госорганов сейчас в Синьцзяне невозможно. Это касается и передвижений даже внутри Китая. Чиновники местных администраций регулярно совершают обходы квартир, проверяя, на месте ли все прописанные. Отсутствие без уважительной причины более одного дня карается административным наказанием в виде нескольких дней ареста.

Задержания и аресты – это вообще самая острая и вместе с тем сложно проверяемая информация. Все, кто имеет отношение к Синьцзяну, упоминают об исчезновении людей на срок от нескольких дней до нескольких месяцев, без судебных процессов, официальных обвинений и так далее. Считается, что провинившихся в административных правонарушениях (например, за использование VPN) направляют в «лагеря перевоспитания», где их подвергают хорошо известной еще с маоистских времен промывке мозгов с помощью пропагандистских кинофильмов и физического труда.

Реальность существования таких лагерей и процедуры «перевоспитания» пока не считается окончательно доказанной, несмотря на наличие ряда свидетельств. Так или иначе, после возвращения люди предпочитают не распространяться о том, что с ними происходило. Это создает атмосферу таинственности и нервозности. У жителей Синьцзяна, особенно из числа народов, исповедующих ислам, есть четкое ощущение, что им не доверяют и они беззащитны перед лицом административно-полицейского левиафана.

Затишье перед бурей?

Рассуждая о том, как изменилась политика властей после прихода Чэнь Цюаньго, казахстанский китаевед Руслан Изимов отмечает, что изменилась сама стратегия Пекина. «Если раньше власти старались ассимилировать уйгуров, интегрировать их в китайское общество с помощью популяризации китайского языка и так далее, то теперь упор делается на стирании религиозной идентичности».

В Пекине поняли, что ислам, наряду с языком и традициями, является основным фактором, позволяющим нацменьшинствам сохранять свою идентичность. Именно этим объясняется тотальный контроль над религиозной деятельностью в последние годы. Касается это не только уйгуров, но и других народов, исповедующих ислам. Пока недовольство лишь зреет, но в летние месяцы оно вполне может вылиться наружу, несмотря на все технологии тотального контроля. Тем более «десятилетие тишины» подходит к концу, и если гипотеза о циклических вспышках насилия верна, то в 2018–2019 годах Синьцзян могут ожидать новые потрясения.

Летом и особенно в месяц Рамадан (в 2018 году он придется на конец мая – начало июня) вероятность этого особенно высока. Напряжения добавляют власти, причем на всех уровнях. Хорошо знающий Центральную Азию журналист Игорь Ротарь приводит такое свидетельство: «Однажды в деканате прознали, что некоторые студенты-уйгуры держат пост в Рамадан и ходят в мечеть. Их пригласили к декану: там был накрыт стол и стояло спиртное. Им объяснили, что преподаватели хотят получше познакомиться с уйгурскими студентами. Днем в Рамадан есть нельзя, не говоря уже об алкоголе. Но если бы они отказались есть и пить, информация о религиозности студентов подтвердилась бы, и их бы отчислили».

В дни религиозных праздников студентов буквально запирают в студгородках. В рамках борьбы с проявлениями религиозности в Рамадан стали закрывать круглосуточные магазины и рестораны, хотя раньше, как и повсюду в исламском мире, они работали по ночам.

Кроме того, именно на лето приходится пик притока китайских туристов – туры по Шелковому пути нынче в большой моде. Посещая объекты культурного наследия местных народов, гости из Нэйди ведут себя шумно и некорректно. Кроме того, они не собираются отказываться от своих гастрономических привычек: пьют алкоголь и едят свинину. Туристы приносят в регион деньги, но они также обостряют и без того сложные отношения ханьской и тюркской общин.

Активизация протестов в летнее время объясняется и другими, чисто объективными причинами. К Рамадану значительная часть местного населения, занятого в сельском хозяйстве, более-менее свободна: посевная закончилась, а урожай еще не собрали. На улицах тепло и темнеет поздно (на территории КНР действует один часовой пояс, соответствующий Пекину, а местное время носит неформальный характер и не признается официальными органами). Таким образом, скучающее население может всколыхнуться из-за любого эксцесса, который упадет на почву, удобренную не только многолетним межэтническим напряжением, но и полицейским произволом администрации Чэнь Цюаньго.

Можно не сомневаться, что на этот раз реакция властей будет беспрецедентно жесткой. Во-первых, КНР не может позволить, чтобы в Синьцзяне, который является ключевым регионом в реализации инициативы «Пояса и Пути», появился хотя бы намек на дестабилизацию. Во-вторых, жесткая политика властей опирается на поддержку общества в ханьских регионах, которые недолюбливают Синьцзян: и как источник проблем, и как территорию, куда заливаются огромные деньги, которых так не хватает бюджету других регионов. В-третьих, хорошо известна позиция Си Цзиньпина, который заставляет чиновников всех уровней изучать опыт распада Советского Союза и придает особое значение протестным тенденциям на национальных окраинах.

Иначе говоря, если нужно будет утопить Синьцзян в крови, вряд ли у лиц, принимающих решение, дрогнет рука. Задача поддержания внутренней стабильности будет решена, но проблема перестает, а возможно, уже перестала быть сугубо китайской. Синьцзян является «витриной Китая» на Шелковом пути. И мнение о Пекине формируется именно на основе того, что происходит в этом регионе. Насилие и произвол в отношении соотечественников не сможет оставить равнодушным общественное мнение в странах Центральной Азии.

Выводы для Центральной Азии и России

На мой вопрос, как относятся к сложившейся ситуации выходцы из бывших советских республик, ныне проживающие в Синьцзяне, собеседники нервно смеются и отвечают: «Их почти не осталось. Власти ужесточили визовый режим. Визы на год не дают, максимум – на три месяца. Получить визу (любую!) выходцам из стран Центральной Азии стало неимоверно сложно. Проблемы возникают даже у граждан России, если местом рождения указан, например, Казахстан. Да и тем, у кого виза есть, вряд ли понравится, что тебя ежедневно останавливают на улице, отключают телефонный номер за использование VPN и так далее. Люди массово уезжают».

И если для иностранцев все же делаются поблажки, то, например, этнические казахи, граждане КНР, испытывают административно-полицейский прессинг по полной программе. В июне прошлого года в тюрьме города Чанцзи при невыясненных обстоятельствах погиб авторитетный казахский имам Ахмет. Его смерть ожидаемо стала предметом бурного обсуждения среди синьцзянских казахов, в том числе и в мессенджере WeChat. Вскоре всех, кто позволил себе высказать недовольство ситуацией, арестовали. Проверить информацию очень сложно, но упоминание о ней появляется в разных источниках (например, здесь и здесь).

Руслан Изимов комментирует это так: «Прессинг по отношению к этническим казахам в Синьцзяне не мог не вызвать обеспокоенность в Казахстане. Официальные представители сообщали, что между МИДами двух стран уже ведутся консультации по этой теме».

Конечно, надавить на Китай в этой ситуации не получится ни у Астаны, ни у Бишкека, ни у Москвы, ни у кого-либо другого. Пекин будет делать то, что считает нужным. Однако продолжать риторику по поводу «сообщества общей судьбы» на этом фоне будет все сложнее и сложнее.

Если даже за годы «открытости» китайская мягкая сила не смогла сломить настроения синофобии и алармизма, распространенные по всему периметру границ КНР, то при жестком и амбициозном Си Цзиньпине она и вовсе перестает работать. Можно ли говорить об успешной международной интеграции, когда целый регион, населенный людьми разных национальностей и вероисповеданий, превращается в территорию с полутюремными порядками? Для апологетов внешней политики как «великой шахматной доски» – может быть, да. А для обычных людей, живущих в соседних с Китаем государствах, – вряд ли. И без позитивного имиджа КНР «Пояс и Путь» так и останутся риторической формулой – непонятной, но настораживающей.

Что касается России, то нашей стране нужно начать учиться не только на успехах Китая, но и на его ошибках. Шовинистическая внутренняя политика не лучшее подспорье, когда дело касается международных отношений. Успешное проведение интеграционной политики на постсоветском пространстве требует от России уважения к своим партнерам и отказа от комплексов «старшего брата». И чем более грозно будет вести себя Пекин, тем привлекательнее на этом фоне может выглядеть Москва.

Китай. Казахстан. РФ > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 18 апреля 2018 > № 2575975 Иван Зуенко


Казахстан. Россия > Металлургия, горнодобыча > kursiv.kz, 18 апреля 2018 > № 2573281

Антироссийские санкции могут сыграть на пользу казахстанской ГМК

Жанболат МАМЫШЕВ

Привлекательность Казахстана как места для вложения инвестиций в горнодобывающую отрасль возрастает. Такое мнение в ходе 9-го Центрально-Азиатского горнопромышленного форума «MINEX-2018 Центральная Азия» высказала глава отдела политических рисков GPW Ливия Паджи.

Она отметила, что горнодобывающая отрасль всегда находилась в партнерстве с правительствами и государственными природными ресурсами.

«Соответственно, мы опираемся на геополитику. Это происходит двумя способами. С одной стороны, инвесторы и инвестиции могут быть полезными инструментами в индустриальной политике. Как мы видим «Один пояс, один путь» Китая или в Африке. Но с другой стороны, они постоянно оказываются между молотом и наковальней, и это в частности связано с санкциями. Например, санкции против России были сюрпризом для инвестиций, но то как они развивались, еще больше удивило», - сказала Ливия Паджи.

В частности, очередные антироссийские санкции отразились на компании «РусАл», которая закупает ежегодно 1 млн тонн глинозема у АО «Алюминий Казахстана».

«Например, инвестиции в «РусАл» - крупного экспортера алюминия, создало большие препятствия для крупных игроков, которые сейчас объявляют это форс-мажорным обстоятельством. На Лондонской бирже сейчас они рассматривают, будут ли они дальше торговать российскими металлами. Многие аналитики считали, что российско-западные отношения будут улучшены с приходом Трампа, но на самом деле этого не произошло. Что это означает? Мы полагаемся на поставщиков, но находятся ли они под санкциями и кто будет следующим?», - отметила эксперт.

По ее мнению, очередные антироссийские санкции несут и возможности для Казахстана в вопросе привлечения инвестиций.

«Что это означает для Казахстана и Центральной Азии? С одной стороны, мы видим, что некоторые инвесторы, которые первоначально рассматривали Россию как рынок, приняли решение придержать этот вопрос и рассматривать другие регионы, в том числе Центральную Азию. И это положительное влияние для соседних стран», - сказала Ливия Паджи.

Но, с другой стороны, на фоне небольшой предсказуемости политических решений и дальнейшего развития санкционной политики, отмечает она, в настоящее время мало кто знает, что будет дальше.

«Потому среди инвесторов существует тенденция «самосанкционироваться», то есть подождать и посмотреть, что произойдет. Это, в частности, касается таких сфер, которые находятся близко к России. Понятно, что очень сильные торговые отношения установлены между Россией и Казахстаном. Вы являетесь партнерами. Если санкции окажут негативное влияние на российскую экономику, то это может также повлиять и на весь регион в целом», - сообщила Ливия Паджи.

Другим риском она видит рост политических протестных ситуаций против властей в мире. По ее словам, их число возросло за последние 10 лет на 54% по сравнению с аналогичным периодом ранее.

«Мы видим выборы в России, Азербайджане, Туркменистане и Армении. В Армении буквально вчера начался парламентский переворот. Как выглядит политический ландшафт сегодня и каким он будет через 5-10 лет – это непредсказуемо», - резюмировала Ливия Паджи.

Казахстан. Россия > Металлургия, горнодобыча > kursiv.kz, 18 апреля 2018 > № 2573281


Казахстан > СМИ, ИТ. Агропром. Приватизация, инвестиции > kapital.kz, 17 апреля 2018 > № 2576051 Айжан Танатарова

Как построить онлайн-сервис доставки цветов

Айжан Танатарова рассказала о том, зачем установила ресторанную систему учета

«Знаете, меня вдохновляют такие истории: несколько парней создают мобильное приложение, продают какой-нибудь корпорации и зарабатывают на этом миллионы», — Айжан Танатарова, основательница онлайн-сервиса доставки и заказа цветов zakazbuketov.kz, уверена, что в цветочном бизнесе, который нашел свое место в сети, тоже есть все шансы на успех. Маленький бутик может продавать объем огромного цветочного магазина только за счет того, что присутствует в интернете. «У нас, например, примерно половина заказов приходит из социальных сетей, остальное — за счет поисковых сервисов, рекламы в интернете», — говорит Айжан о своем проекте. Опыт с Инстаграмом у нее тоже есть — взрывной и имиджевый. И есть сервис заказа и доставки цветов — с полной автоматизацией и собственным мобильным приложением.

Для делового еженедельника «Капитал.kz» Айжан Танатарова рассказала о том, зачем установила ресторанную систему учета, что дало сотрудничество с известными казахстанскими вайнерами и какой видит собственную франшизу.

Логистика помогла, 8marta не сработало

Я работаю с 18 лет. Начинала курьером в крупной компании, возила документы и потихоньку постигала особенности сферы перевозок. Со временем перешла на более высокие должности, в 24 года стала первым руководителем. Вот так я попала в логистику. Это был нефтегазовый сектор. Не могу сказать, что все давалось легко, были такие ситуации, когда я, как гендиректор, должна была в три часа ночи ехать в аэропорт встречать какое-то оборудование, чтобы проследить, что его доставят на месторождение в срок. Было очень много перелетов: я могла, например, в воскресенье улететь в Нидерланды, в среду вернуться и тут же полететь в Китай. Это было очень интересно. Но до 30 лет, пока не появился второй ребенок. Тогда я ушла из логистики в сферу IT. А когда родился третий ребенок, решила: нужно проводить время с детьми, открыть свое дело, пусть и маленькое, и принадлежать самой себе.

Как-то раз — это было четыре года назад — я не смогла заказать цветы на 8 Марта. И вот она, бизнес-идея — открыть цветочный онлайн-магазин. Выкупила домен с названием этого праздника. Бывший муж, айтишник, сделал лендинг. Я запустила сайт и стала ждать заявок. Но их не было.

Я стала изучать рынок, смотреть, как работают другие интернет-магазины, разговаривала с людьми. В итоге купила другой домен — такой, как называется моя компания, благо он был свободен. И это, по сути, стало новым этапом в моем бизнесе.

Цветочный сервис с CRM-системой

Первое, с чем пришлось столкнуться, — недоверие. Бухгалтер, флорист и девушка на заказах — вот, с чего мы начинали. Слишком мало сотрудников, это создавало трудности в поиске новых: не все могут поверить в небольшую компанию, принимающую по три заказа в день.

В то же время проблема заключалась практически в отсутствии профессиональных современных флористов: приходили либо представители «базарной школы», либо те, кто прошел курсы «как подрезать цветы и убрать шипы с розы».

Но большей проблемой оказался финансовый вопрос: люди не понимали, как это — получать зарплату раз в месяц. Хотели каждый день. Были и такие, кто говорил: заплатите мне пять тысяч, я выйду — и в итоге не выходили. Это длилось практически два года. Только в прошлом году нам удалось выстроить систему выдачи заработных плат — так, как принято в нормальной компании. И мы собрали профессиональный штат.

У нас много систем учета. Интернет-магазин у нас на «Битриксе», синхронизируется с 1С, с CRM-системой, запущены телеграм-боты. И еще мы установили ресторанную систему учета: она помогает нам учитывать расход и приход букетов. Очень удобно, настроили ее под себя. Не смогли только поменять слово «официант» на слово «флорист». Работаем, конечно, и с обычной бухгалтерией.

Японские розы лучшие в Израиле

Мы скооперировались с другой компанией — нашим конкурентом и партнером в одном лице — и совместно закупаем цветы. Это позволяет экономить на доставке. Основную часть себестоимости импортного цветка составляет транспортировка: чем больше вес груза, тем ниже тариф. Цветы ведь еще скоропортящийся товар. Брак, появляющийся в дороге, в холодильнике, лом сейчас у нас составляет 5−7%. Раньше было больше — до 20%. Снижение процента — это вопрос опыта. Мы стали смотреть статистику, есть отдельные люди, которые следят за спросом — начальник отдела розничных продаж и главный флорист просматривают, сколько запросов на тот или иной цветок было.

Откуда доставляются наиболее качественные цветы? Здесь лучше говорить с позиции того, какая страна какой цветок производит. Например, в Израиле выращивают лучшие лизиантусы (японская роза), мы по умолчанию знаем, что эти цветы нужно завозить оттуда. Вообще формулировка такая: конкретно вот в этой стране в сезон конкретно вот такой цветок классный. Или еще уже: конкретно вот в этой стране вот эта плантация выдает качественный цветок.

Себестоимость, конечно, тоже играет роль. Голландский пион в сезон мы можем продавать по 1,5 тыс. тенге, потому что получаем, скажем, по 1 тыс. А не в сезон его себестоимость может вырасти до 2,5−3 тыс. тенге. Роза — зависит от ростовки, сорта, плантации (разница между плантациями может доходить до 10 центов на один и тот же сорт).

От неконтролируемого эффекта к имиджу

Когда интернет-магазин заработал в полноценном режиме — это произошло 2−2,5 года назад, — возник вопрос дальнейшего продвижения и продаж. Я стала ближе «знакомиться» с Инстаграмом. Это сейчас можно «закинуть» в аккаунт в этой социальной сети $100 и получить продажи, хотя бы какие-нибудь. Раньше такого не было. Я просматривала профили и вдруг увидела Yuframe. Молодые люди, делающие смешные ролики, мне очень понравились. Позвонила по указанному номеру (как оказалось потом — Арману Юсупову) и предложила сделать для моего проекта рекламу. Ребята согласились.

Выпустили 15-секундный ролик к 14 февраля — и мы захлебнулись: поток подписчиков, сотни писем в директ. Мы тогда не осилили 70% заказов. Не были готовы. Но я поняла: нужно подписывать с ребятами договор. Как они потом сами сказали, для них наше партнерство тоже стало первым опытом — в подписании серьезного договора, на год. Это был эксклюзивный контракт.

Конечно, следующие вайны уже не приносили такого взрывного, неконтролируемого эффекта. Потом, когда мы начали ранжировать свою аудиторию, поняли, что у «Юфрейма» более молодые фолловеры, их не интересуют дорогие цветочные решения. Но зато ролики в Инстаграме стали нашим имиджевым инструментом, мощно сработали на узнаваемость бренда. Я удивлялась, когда старые знакомые, узнав, что я теперь занимаюсь цветами, сначала воспринимали это пренебрежительно, но когда слышали, собственником какого бренда я являюсь, меняли свое отношение на 180 градусов. Это было непривычным чувством. В такие моменты я понимала, что сделка была крутой и деньги вложены не зря. Позже я связалась с другим вайнером — Нурланом Батыровым («Безумная женщина», — прим. ред.). Мы подписали годовой контракт и по сей день работаем. А Артур Аскарулы стал бренд-амбассадором трех наших брендов (еще один — RAFALE — мы создали как альтернативу традиционным букетам; третий бренд — «Цветок короля Артура» — создал Артур Аскарулы, и сейчас мы владеем этим брендом совместно).

Сотрудничество с вайнерами стало ключевым в развитии. Переломным моментом. Просто открыть магазин, настроить контекстную рекламу и сидеть в ожидании покупателей — очень рискованно начинать цветочный бизнес именно так. Цветы — скоропорт. Когда у тебя в холодильнике цветов на 2 млн, а ты расслабляешься, рискуешь просто потерять эти деньги.

Почему в регионах франшиза будет дешевле?

В создание и развитие бизнеса я вложила около $150 тыс. В эту сумму входят все технические решения — создание интернет-площадки, настройка рекламы (как контекстной, так и рекламы в социальных сетях), SEO-продвижение, разработка собственного мобильного приложения, внедрение CRM-системы и всех систем учета. Плюс сопровождение: разработчики у нас в Москве, специалисты по контекстной рекламе — в Беларуси, веб-дизайнеры и SEOшники — из Украины.

Сумма вложений включает и все ошибки и возникающие непредвиденные ситуации — брак, сломавшийся холодильник… Нечестные флористы. Да, я столкнулась и с таким риском. И поняла: очень сложно работать дистанционно. Дважды пыталась открыть магазин в Астане и ничего не вышло. Не потому, что плохой предприниматель, а потому, что требуется постоянный контроль. Это одна из причин, почему возникло желание работать по франчайзингу. Знаете, как бывает? Клиент заказывает, например, букет из 51 розы, флорист заворачивает и вместе с этим кладет визитку своего родственника: приходите, говорит, в следующий раз к нам, мы вам сделаем то же самое, но дешевле. В цветочном бизнесе сильны традиции: в нем работают семьями. Получается, за наш счет они ищут себе клиентов.

Работа через франшизу даст нам возможность нанять службу безопасности, сотрудники которой смогут с помощью камер отслеживать все, что происходит в каждой нашей точке. Для одного магазина это экономически невыгодно.

Мы сами будем заниматься поставкой цветов, сделаем этот процесс прозрачным, так же как и стоимость цветка. Определим комиссию за организацию работы — допустим, 10%. Стоимость франшизы будет различаться: для Алматы, Астаны и крупных городов — Шымкент, Атырау, Актау, Актобе она будет более высокой, как мы сейчас видим — около $1 тыс., в остальных городах — 150 тыс. тенге. По ежемесячным выплатам также будет градация. Для тех, кто захочет с нами работать, такая схема будет однозначно более выгодной, чем продавать на базарах, где царят особые отношения в цветочном мире.

Запросов на нашу франшизу поступает очень много. Практически каждый день нам пишут в директ, звонят. Цветочный бизнес — высокодоходный, в отличие от того же самого логистического бизнеса, поэтому, я уверена, у всех получится зарабатывать вместе с нами.

Установить разные цены мы решили из-за разного дохода населения, его плотности и культуры дарения цветов: в Алматы она еще более или менее присутствует, в Астане тоже начинается, но в регионах это не так. Там и выбор цветов скуден: розы, хризантемы, пионы в лучшем случае в сезон… Будем менять эту ситуацию.

Казахстан > СМИ, ИТ. Агропром. Приватизация, инвестиции > kapital.kz, 17 апреля 2018 > № 2576051 Айжан Танатарова


Казахстан. Россия. Сирия. ООН > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > newskaz.ru, 17 апреля 2018 > № 2573669 Александр Князев

Почему Казахстан воздержался при голосовании в Совбезе ООН по резолюции России

Казахстану было важно сохранить нейтральную позицию в Совбезе ООН, чтобы сохранить Астанинский процесс, считает политолог Александр Князев

Сергей Ким

Казахстан воздержался во время голосования в Совбезе ООН по российской резолюции по Сирии только из прагматических целей. Так считает известный политолог Александр Князев.

Собеседник подчеркивает, воспринимать политику эмоционально нельзя. По его мнению, утвердительный голос Казахстана при голосовании мог сыграть против Астанинского процесса. При этом политолог не видит больших противоречий в ситуации, когда в составе Организации Договора коллективной безопасности (ОДКБ) Казахстан был против обстрела, а в Совбезе по этой же повестке промолчал. Почему нашей стране было важно сохранить нейтральную позицию, читайте в интервью Александра Князева Sputnik Казахстан.

- Совет Безопасности ООН не принял российскую резолюцию с призывом прекратить агрессию в отношении Сирии. Казахстан при этом во время голосования воздержался наряду с четырьмя, далекими от большой политики, странами. Почему Казахстан выбрал такую позицию?

- Я думаю, что одна из целей этого американского ракетного обстрела – это срыв переговорного процесса по Сирии, который проходит в Астане. Как бы там ни было, при всех недостатках Астанинский процесс в большей степени содержит в себе какие-то подвижки, по крайней мере снижение интенсивности боевых действий, создание зон деэскалации, в отличие, например, от Женевского процесса.

Поэтому, я думаю, что позиция Казахстана формулировалась с учетом двух тезисов: во-первых, голос представителей Казахстана в Совете Безопасности не повлиял бы на общее решение – это было очевидно. В то же время Казахстану нужно было сохранить некую серединную позицию, чтобы попытаться Астанинский переговорный процесс за собой сохранить. Однозначная, прямолинейная позиция Казахстана в любом случае негативно отразилась бы на перспективах межсирийского урегулирования в Астане.

- Скажите, а насколько России мог быть важен голос Казахстана во время голосования в Совбезе?

— Думаю, в целом, для России это была не просто понятная позиция при голосовании, но, я допускаю, что она могла быть согласованной, исходя из первых двух соображений, которые я уже озвучил.

- Позиция Казахстана вызвала определенную долю критики и возбудила очень много дискуссий…

- Раздаются сейчас голоса политиков, экспертов, которые негодуют по этому поводу, но мне кажется, что требовать от Казахстана какой-то прямолинейной позиции, требовать жестко высказаться в поддержку российской резолюции, думаю, было бы слишком "в лоб" и еще менее результативно.

Хотя, вся эта ситуация из разряда тех, над которой можно задуматься — на будущее. И должно прийти понимание, что возможности многовекторности, возможности не становиться за одну из сторон конфликта, когда конфликт носит глобальный характер… эти возможности, конечно, стремительно сужаются. И в какой-то отдаленной перспективе может возникнуть более жесткая ситуация, когда Казахстану и другим странам, занимающимся многовекторной политикой, нужно будет все-таки выбирать.

- Вы имеете в виду ситуацию по Сирии?

— Не обязательно по Сирии, вообще в целом.

- Россия после ракетной атаки созвала экстренное заседание постоянного совета ОДКБ. Организация высказалась против обстрела. Понятное дело, в этом заседании принимали участие представители Казахстана. Почему в ОДКБ возможна одна реакция, а в Совбезе другая?

- Я не вижу большого противоречия. Хорошая политика всегда прагматична. В политике нет места эмоциям, каким-то моральным оценкам. Все должно исходить из результата. И, возвращаясь к моим словам, – позиция Казахстана в Совбезе оставляет пусть и не огромный, но все-таки шанс для продолжения переговорного процесса, которым управляют Россия, Иран и Турция.

Если бы Казахстан проголосовал однозначно за российскую резолюцию, думаю, что значительная часть сирийских "антиасадовских" переговорщиков, которые сейчас пусть неохотно, но идут на переговоры, наверное, встали бы в определенную позу. И Западу было бы легче дезавуировать значение астанинских переговоров с точки зрения поддержки позиции России Казахстаном.

А так остается окно возможности для продолжения переговоров. Политика цинична по определению, для нее важен результат.

Казахстан. Россия. Сирия. ООН > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > newskaz.ru, 17 апреля 2018 > № 2573669 Александр Князев


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter