Всего новостей: 2162209, выбрано 1548 за 0.106 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Китай > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > carnegie.ru, 18 июля 2017 > № 2248781 Леонид Ковачич

Большой брат 2.0. Как Китай строит цифровую диктатуру

Леонид Ковачич

Став во главе Китая, Си Цзиньпин начал с жесткой борьбы с коррупционерами в рядах партийцев, а теперь намерен взяться за все общество. С помощью цифровых технологий и big data система будет анализировать данные о каждом гражданине, присваивая ему индивидуальный рейтинг. Законопослушных обладателей высокого рейтинга ждут льготы и поощрения, низкого – трудности и остракизм

За современным Китаем надежно закрепился образ большой копировальной машины, которая способна только модифицировать и тиражировать чужие достижения. Но сейчас, кажется, для китайцев настало время подарить миру собственное изобретение, сопоставимое по своему масштабу с созданными ими когда-то бумагой, порохом и компасом. Китай изобретает цифровую диктатуру.

Кто идейный вдохновитель?

Представьте себе мир, где есть высший разум, всевидящее око, которое знает о тебе больше, чем ты сам. Оценивается каждый твой поступок, даже мелкие прегрешения не остаются незамеченными и записываются тебе в минус. А добрые дела улучшают твою карму. Человечество давно задумывалось об этом: общим местом любой религии было наличие постулата, что ты можешь обмануть или быть обманутым, но небо все видит, и тебе обязательно воздастся по заслугам. Такая картина мира много тысяч лет существовала лишь на уровне веры. Но теперь, с появлением новых технологий, она становится реальностью. Всевидящее око XXI века пришло в Китай. И имя ему – система социального кредита.

Более точный по смыслу перевод этого термина – система социального доверия. О создании такой системы думали еще при прежнем председателе КНР Ху Цзиньтао, руководившем страной с 2002 по 2012 год. В 2007 году были опубликованы «Некоторые замечания канцелярии Госсовета КНР о создании системы социального кредита».

Тогда проект был очень похож на расширенную систему скоринга – оценки платежеспособности заемщика, которую производит компания FICO в США. «Используя международный опыт, совершенствовать системы скоринга в области кредитования, налогообложения, выполнения контрактов, качества продукции» – такая задача была поставлена в документе.

Уже после прихода к власти Си Цзиньпина Госсовет КНР в 2014 году опубликовал новый документ – «Программу создания системы социального кредита (2014–2020)» 2014–2020). В ней система изменилась до неузнаваемости.

Из программы следует, что к 2020 году не только каждая компания, но и каждый житель материкового Китая будет отслеживаться и оцениваться этой системой в режиме реального времени. Рейтинг доверия физлиц будет привязан к внутреннему паспорту. Рейтинги будут публиковаться в централизованной базе данных в интернете в свободном доступе.

Обладатели высокого рейтинга будут пользоваться различными социальными и экономическими льготами. А тем, у кого рейтинг будет плохой, придется страдать – на них обрушится вся мощь административных санкций и ограничений. Главная задача, и это прямым текстом указывается в «Программе Госсовета», чтобы «оправдавшие доверие пользовались всеми благами, а утратившие доверие не могли сделать ни шагу».

В середине декабря 2016 года Си Цзиньпин на заседании Политбюро ЦК КПК заявил: «Для борьбы с острой проблемой недостатка доверия нужно крепко взяться за создание системы оценки надежности, покрывающей все общество. Нужно совершенствовать как механизмы поощрения законопослушных и добросовестных граждан, так и механизмы наказания тех, кто нарушает закон и утратил доверие, чтобы человек просто не осмеливался, просто не мог потерять доверие».

Конечно, доподлинно неизвестно, кому именно в высшем руководстве КНР принадлежит идея создания такой системы. Но учитывая тот факт, что система преобразилась после прихода к власти нового поколения руководителей, а также то внимание, которое уделяет нынешний председатель КНР борьбе с коррупцией, можно предположить, что идейный вдохновитель всевидящей системы социального кредита сам Си Цзиньпин.

Отвечает за создание и внедрение в жизнь системы, судя по всему, Государственный комитет по развитию и реформам КНР. По крайней мере, именно он публикует разнообразные отчеты о том, как продвигается работа по созданию системы социального кредита. Текущую работу курирует замглавы комитета по развитию и реформам Лянь Вэйлан. Он также проводит совещания с отраслевыми ведомствами и ассоциациями, доносит до них указания, полученные от первых лиц страны.

Город-сказка

Система уже работает в пилотном режиме примерно в тридцати городах Китая. Передовиком в этом деле стал город Жунчэн в провинции Шаньдун. Всем жителям города (670 тысяч человек) дается стартовый рейтинг 1000 баллов. Далее в зависимости от их поведения рейтинг либо растет, либо падает. Разрозненная информация о жизни и деятельности гражданина поступает из муниципальных, коммерческих, правоохранительных, судебных органов в единый информационный центр, где обрабатывается с помощью технологии big data, и рейтинг гражданина, соответственно, либо повышается, либо снижается. В Жунчэне единый информационный центр анализирует, ни много ни мало, 160 тысяч различных параметров из 142 учреждений. Активно приветствуется и система доносов. Гражданину, сообщившему куда следует о всяких нехороших делах своего соседа, полагается как минимум пять баллов.

Какого-либо единого документа, где было бы четко прописано, что делать можно, а что нельзя и что за это будет, система не предполагает. Известно лишь, что если твой рейтинг больше 1050 баллов, то ты образцовый гражданин и маркируешься тремя буквами А. С тысячей баллов можно рассчитывать на АА. С девятьюстами – на B. Если рейтинг упал ниже 849 – ты уже подозрительный носитель рейтинга C, тебя выгонят со службы в государственных и муниципальных структурах.

А тем, у кого 599 баллов и ниже, несдобровать. Их записывают в черный список с припиской D, они становятся изгоями общества, их не берут почти ни на какую работу (даже в такси с черной меткой D работать нельзя), не дают кредиты, не продают билеты на скоростные поезда и самолеты, не дают в аренду автомобиль и велосипед без залога. Соседи от тебя шарахаются как от огня, ведь не дай бог кто-то увидит, как ты общаешься с человеком D, на тебя сразу донесут, и твой рейтинг тоже стремительно пойдет вниз.

Еще несколько примеров, как живется в Жунчэне людям с разными рейтингами. Тем, у кого рейтинг АА и выше, дают потребительский кредит до 200 тысяч юаней без залога и поручителей, по сниженной процентной ставке. Тот, у кого рейтинг А, может лечь в больницу без залога, если стоимость лечения не превышает 10 тысяч юаней. С рейтингами АА и ААА беззалоговая сумма увеличивается до 20 и 50 тысяч юаней соответственно. Практически святых людей ААА с порога больницы или поликлиники будет бесплатно сопровождать младший медперсонал, оказывать им всяческую помощь. Если надо – дадут инвалидную коляску без залога, женщинам сделают анализ на раннее выявление рака шейки матки и маммографию без предварительной записи. Здоровым жителям Жунчэна с рейтингом А+ дадут велосипед в аренду без залога, и первые полтора часа можно будет кататься бесплатно. Для сравнения: обладателям рейтинга С велосипед дадут только под залог 200 юаней.

Возникает вопрос: как зарабатывать рейтинги или хотя бы их не потерять? Власти Жунчэна говорят: это очень просто. Достаточно жить по закону, вовремя погашать кредиты, платить налоги, соблюдать правила ПДД (за каждое нарушение, помимо административного штрафа, также снимают от пяти баллов рейтинга), не нарушать морально-нравственные устои общества, и все будет в порядке. Не убрал во дворе за своей собакой – минус пять баллов. Проводил пожилого соседа до поликлиники – получил пять баллов, поясняет китайский информационный ресурс «Хуаньцюван».

Но проблема в том, что когда четко не оговорено, что можно, а что нельзя, то начинается административный произвол. Практически невинные люди могут пострадать. Представим себе ситуацию: человек поставил нестандартные колеса на машину и поехал из Жунчэна в теплый Гуанчжоу. Показания спидометра слегка искажаются, и по дороге камеры сфотографировали номер раз пятнадцать за незначительное превышение скорости. А 75 баллов – минус из кармы. По возвращении из поездки расстроенный водитель идет в аптеку покупать успокоительное. Расплачивается с помощью мобильного приложения, которое передает куда следует данные о покупках. Система оценивает его как психически неуравновешенного и снова понижает рейтинг. В результате образцовый патриот и общественник уже даже в таксисты не годится.

Как работает система?

Для юридических лиц правила игры сформулированы более четко. Компании проверяются на соответствие их деятельности экологическим, юридическим нормам, инспектируются условия и безопасность труда, финансовая отчетность. Если никаких претензий нет – компании присваивается высокий рейтинг и она пользуется льготным режимом налогообложения, хорошими условиями кредитования, по отношению к ней упрощаются административные процедуры по принципу «принятия неполного комплекта». Это значит, что если при обращении в какую-либо инстанцию компания представила неполный комплект документов, ее обращение все равно принимается в работу, а недостающие документы просто можно донести потом или даже прислать скан.

Тем, у кого низкий рейтинг, – дорогие кредиты, повышенные ставки налогов, запрет на эмиссию ценных бумаг, запрет на инвестирование в компании, акции которых торгуются на бирже, а также необходимость получать государственное разрешение на инвестирование даже в те отрасли, доступ к которым в принципе никак не ограничивается.

Но как именно будет функционировать система оценки социального доверия для физических лиц, до сих пор остается загадкой. Что известно на сегодняшний момент? Данные о человеке будут собираться из всевозможных государственных структур, правоохранительных и муниципальных органов, с одной стороны. С другой стороны, это указано в программе Госсовета, данные будут собирать восемь частных компаний.

Затем огромный массив данных будет поступать во Всекитайскую объединенную платформу кредитной информации, которая, кстати, уже работает. Она будет обрабатывать этот массив данных и формировать рейтинги. Рейтинги компаний можно будет посмотреть в Национальной информационной системе публичной кредитной информации для компаний, а данные о физических лицах – на информационном портале Credit China.

Первые две из восьми частных компаний, собирающих информацию, – Alibaba и Tencent. Почему выбраны именно эти компании, понятно. Tencent – владелец мессенджера WeChat, которым пользуются 500 млн человек. Alibaba – крупнейшая платформа интернет-торговли, которой пользуются 448 млн китайцев, а объем продаж составляет более $23 млрд. Причем и Tencent, и Alibaba активно осваивают финтех-индустрию: на сервисы мобильных платежей этих двух компаний – Alipay и WeChatPay – приходится 90% рынка мобильных платежей в Китае, объем которых достиг $5,5 трлн.

Какую информацию могут собрать эти компании? Самую ценную. Рынок мобильных приложений открывает практически безграничные возможности. Известно, что ты покупаешь, где покупаешь. По геолокации можно отследить, где бываешь, в какое время. Можно оценить твой реальный доход, сферу интересов, отследить, с кем и о чем ты общаешься в чате, что читаешь. Какие посты в социальных сетях пишешь, какой контент тебе по душе. Alibaba, которой не только принадлежит платформа Alipay, но и 31% в Weibo – крупнейшем китайском сервисе микроблогов c 340 млн пользователей, – знает о китайцах, пожалуй, больше, чем Министерство государственной безопасности.

Кстати, Alibaba уже запустила собственный рейтинговый сервис Sesame Credit. По какому алгоритму считаются рейтинги, компания держит в секрете. Известно лишь, что на рейтинг влияет, реальное ли имя ты указал при регистрации аккаунта в соцсетях, что ты пишешь, что читаешь и даже то, кто у тебя в друзьях. Если в друзьях люди с низким рейтингом – твой рейтинг тоже падает. Так что лучше не водиться с неблагонадежными личностями.

Также, по признанию технического директора Sesame Credit Ли Инъюня, на рейтинг влияют покупки. В интернете широко разошлась цитата из его интервью изданию Caixin, где Ли Инъюнь заявил, что «те, кто по 10 часов в день играет в компьютерные игры, будут считаться неблагонадежными, а те, кто регулярно покупает подгузники, вероятно, ответственные родители, и их рейтинг будет расти».

Эта тема широко обсуждалась среди пользователей китайского сервиса микроблогов Weibo, аналога Twitter. Они даже попытались разработать собственную стратегию повышения рейтингов. Так, например, блогеры утверждают, что если поддерживать на счете Alipay более 1000 юаней, хотя бы раз в три-пять дней совершать маленькие покупки, использовать сервисы по управлению благосостоянием и p2p-займам, например Zhaocaibao, то твой рейтинг в Sesame Credit значительно вырастет. Таким образом, есть версия, что консюмеризм может быть одним из существенных факторов благонадежности.

Под колпаком

В компании подчеркивают, что пока Sesame Credit – это пилотный проект и дело сугубо добровольное. Однако, во-первых, пользователей активно подталкивают предоставлять личную информацию и заманивают в сети рейтингов, играя на самых высоких чувствах. Например, на любви. Китайский сервис знакомств «Байхэ», аналог Tinder, обещает одиноким сердцам поднять их анкеты в результатах поиска на первые строчки, чаще высвечивать их профили на главной странице, если у них будет высокий рейтинг Sesame.

Во-вторых, многие даже не знают, что машина уже работает против них и они давно под колпаком. Взять, например, расплодившиеся в огромных количествах в Китае различные сервисы шеринга (краткосрочной аренды). Во всем мире в основном существует два типа шеринга: каршеринг (аренда автомобилей) и байкшеринг (аренда велосипедов). В Китае же в аренду можно взять и велосипеды, и зонтики, и зарядки для телефонов, и баскетбольные мячи.

Бизнес-модель такой аренды, как может показаться, крайне неэффективна. Аренда велосипеда в крупнейшем сервисе байкшеринга Ofo стоит всего полтора юаня в час, баскетбольный мяч в Zhulegeqiu можно взять поиграть за один юань в час, столько же стоят зонтики Molisan. Зачастую все эти вещи не оборудованы никакими датчиками геолокации, защитой от кражи. Неудивительно, что многие фирмы практически сразу разоряются. Например, Wukong Bicycle из Чунцина была вынуждена закрыться, потому что 90% велосипедов компании было украдено.

Но, может быть, задача совсем в другом? Делимый продукт выдается через специальное мобильное приложение. Поэтому информация о пользователе все равно в руках компании. И на нечестных воришек, которые, казалось бы, безнаказанно обрели баскетбольный мяч или зонтик, уже собирается досье. И к 2020 году, когда система заработает в полную силу, всевидящее око со всех спросит за старые грешки.

А судьи кто?

Вопросов, даже чисто юридических, к системе социального кредита пока остается немало. Например, насколько правомерно использование компаниями личных данных клиента в пользу третьей стороны, которой в данном случае является государство. Конечно, западные технологические компании также иногда используют личные данные в собственных интересах. Но тогда им приходится отвечать перед законом.

К примеру, российское представительство Google не так давно было оштрафовано по решению суда за чтение электронных писем. Житель Екатеринбурга подал иск к Google после того, как посчитал, что контекстная реклама, предложенная ему в почтовом сервисе, была подобрана после прочтения его электронной почты. Суд постановил, что Google нарушила права гражданина на личную тайну и тайну переписки. А в Китае Alibaba и Tencent открыто говорят о сотрудничестве с госструктурами и использовании личных данных в составлении рейтингов.

Второй вопрос: какие поощрения и какие санкции ожидают людей с высоким или низким рейтингом? Официальные документы четкого ответа не дают. «Руководящие рекомендации Госсовета КНР по становлению и совершенствованию механизмов поощрений лиц с высоким рейтингом доверия и наказаний лиц, утративших доверие, для ускорения создания системы социального кредита» содержат весьма размытые формулировки.

Обладателям высоких рейтингов сулят упомянутую выше систему «принятия неполного комплекта», обещают «зеленый свет во всех административных процедурах», а также серьезную поддержку и преференции в образовании, трудоустройстве, открытии бизнеса, социальных гарантиях. Тем, у кого низкий рейтинг, напротив, грозят всевозможные административные препоны, ограничения в покупке недвижимости, авиабилетов, билетов на высокоскоростные поезда, ограничение выезда за границу, ограничение на проживание в отелях люкс.

До тех пор, пока четкие меры не будут выработаны наверху, в каждом регионе будут свои правила, и ограничиваться они будут лишь фантазией местных властей. Уже сейчас в Пекине серьезно карают за перепродажу железнодорожных билетов; в провинции Цзянсу – если не навещаешь родителей достаточно часто (при этом нигде не написано, как часто их надо навещать); в Шанхае – за сокрытие предыдущего брака или за необоснованное использование клаксона в автомобиле; в Шэньчжэне – за переход дороги в неположенном месте.

Наконец, самый главный вопрос: а кто судья? Кто решает, что можно, а что нельзя? На каком основании частные компании считают рейтинги? Насколько система достоверна? А если аккаунты в соцсетях будут взломаны, данные украдены или неправомерно исправлены? Кто за это будет отвечать? Может, суперкомпьютер Sesame Credit дал сбой и рейтинг подсчитан неверно. А ведь на основании этих данных ломаются судьбы людей, выносятся конкретные судебные решения. На конец 2015 года Верховный суд КНР, опираясь на данные Sesame Credit, наложил упомянутые в инструкциях Госсовета санкции на 5300 человек. К концу июня нынешнего года таких людей было уже 7,3 млн.

Общество китайской мечты

По мнению китайских властей, в условиях стремительного роста экономики КНР, где важную роль играет кредитование, необходимость системы скоринга очевидна хотя бы по экономическим мотивам. Впрочем, социальные и политические факторы для властей не менее важны. Известный китайский политолог Дэн Юйвэнь так писал о современной ситуации в КНР: «Общество, в котором этические границы постоянно размываются, происходит распад личности, нет даже элементарных сдержек – что добродетель, что бесчестие, когда вся нация руководствуется лишь интересами, такое общество деградирует до уровня борьбы за существование, до животного уровня».

По мнению ряда близких к власти интеллектуалов, общество, где честный считается лузером, где сплошь и рядом подделываются продукты питания и другие товары, где даже встречаются лжемонахи, собирающие пожертвования, где на всех уровнях процветает коррупция, где финансовые махинации стали нормой жизни, – такое общество нуждается в срочном упорядочивании, в восстановлении морали. Иначе под угрозой оказывается общественная стабильность и в конченом итоге власть партии.

Си Цзиньпин это прекрасно понимает. Он начал с жесткой борьбы с коррупционерами в рядах партийцев, а теперь намерен взяться за все общество. Цель была заявлена уже в 2012 году, вскоре после назначения Си генсеком – воплощение китайской мечты. А что такое китайская мечта, каким именно должно быть гармоничное общество? Ответы на эти вопросы китайское руководство ищет, видимо, в историческом опыте.

Примерно в 400 году до н.э. великий китайский реформатор Шан Ян приказал народу разделиться на группы по 5–10 семей. Они должны были наблюдать друг за другом и нести коллективную ответственность за преступления. По закону на дверях домов должны были висеть таблички с подушевой описью семей. Об отъезде и приезде каждого человека регулярно докладывал своему начальству сотский староста. Эта система называлась «баоцзя». Идущий уже свыше двух тысяч лет спор между последователями Шан Яна, легистами, которые выступали за управление обществом с помощью жесткой системы поощрений и наказаний, и конфуцианцами, ратовавшими за воспитание в народе этических начал с помощью образования и личного примера властей предержащих, стал одним из главных стимулов для развития управленческой мысли в Китае.

Власти экспериментального Жунчэна решили применить проверенные тысячелетиями методы в новой системе социального кредита. Только все население города поделено на блоки не из 5–10, а из 400 семей. Но они также должны следить друг за другом. Кроме того, назначаются специальные наблюдатели, ответственные за каждый блок, которые его регулярно проверяют, собирают фото- и видеодоказательства плохого поведения и отправляют эти данные куда следует.

Политические эффекты подобного механизма социального контроля в Китае описаны давно. Еще живший в II–I веках до н.э. классик китайской историографии Сыма Цянь, младший современник Полибия, писал, что баоцзя с ее круговой порукой и взаимной слежкой нередко использовалась властями в целях борьбы с оппозицией и выколачивания налогов с населения.

Конечно, в официальных документах упоминается, что верховная власть должна стать локомотивом и примером для подражания в новой системе социального кредита. Однако конкретные меры и тестовые проекты пока распространяются лишь на партийных чиновников низового уровня. Например, партийная школа при Комитете КПК провинции Сычуань недавно подписала с Университетом электроники и технологий КНР соглашение о создании первой в стране системы рейтингов и оценки надежности для чиновников низового уровня. Система называется «Умное красное облако».

С помощью технологий искусственного интеллекта и big data система будет анализировать такие данные о каждом чиновнике, как посещаемость партийных собраний, образование, семейное положение. Система будет сопоставлять данные о доходах чиновника и членов его семьи с данными о приобретенной недвижимости и предметах роскоши. На основании этих данных, а также информации об активности чиновника в соцсетях будет оцениваться степень его политической благонадежности. Отмечается, что таким образом можно будет гораздо эффективнее предсказывать поведение чиновника, оценивать его моральный облик и выявлять потенциальных коррупционеров.

А кто будет ограничивать верховную власть? Институт политических исследований Asan (Республика Корея) назвал систему социального кредита «кошмаром Джорджа Оруэлла». Время покажет, превратится ли система социального кредита в невиданную ранее цифровую диктатуру XXI века, всевидящего Большого брата, который неусыпно следит за тобой. Неясно также, будет ли существовать какой-либо контроль и ограничения для самого Большого брата. Пока же вполне резонным для жителей Китая кажется совет Оруэлла из «1984»: если хочешь сохранить секрет, надо скрывать его и от себя.

Китай > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > carnegie.ru, 18 июля 2017 > № 2248781 Леонид Ковачич


КНДР. США. Китай > Внешэкономсвязи, политика. Финансы, банки > inopressa.ru, 13 июля 2017 > № 2242816

Он руководил секретным подразделением Северной Кореи по зарабатыванию денег. Теперь он живет в Вирджинии

Анна Файфилд | The Washington Post

"Американские и многосторонние попытки посредством санкций призвать Северную Корею к подчинению не сработают, потому что слишком много способов их обойти, утверждает Ри Чон Хо, - передает Анна Файфилд в The Washington Post. - Ему ли не знать. Почти 30 лет Ри был главным добытчиком денег для режима Кима. Он отправлял в Пхеньян миллионы долларов в год, даже когда новые и новые пакеты санкций вводились в попытке наказать Северную Корею за ее вызывающее поведение с ядерной программой".

"Санкции никогда не ощущались и не вредили нашему торговому бизнесу. Вместо этого мы провели наше первое ядерное испытание в 2006 году", - сказал Ри в интервью.

"59-летний бывший специалист по зарабатыванию денег для режима теперь живет в Северной Вирджинии вместе с семьей. Они убежали из Северной Кореи в конце 2014 года, а в прошлом году переехали в Соединенные Штаты", - рассказывает журналистка.

"Я бывал под санкциями как северокореец, ведущий торговлю на передовой, но я никогда не ощущал никакого неудобства от санкций. Санкции были поверхностными", - сказал Ри.

"Он рассказывает, что мог посылать миллионы долларов в Северную Корею, просто вручая сумку с денегами капитану корабля, отправлявшегося из китайского города-порта Далянь, где он жил, в северокорейский порт Нампо, или отдавая их кому-то пересекающему границу на поезде, - говорится в статье. - За первые девять месяцев 2014 года - до своего бегства в октябре того же года - Ри отправил таким образом в Пхеньян порядка 150 млн долларов".

"Кроме того, северокорейские финансовые сети преднамеренно туманны. Министерство финансов США снова и снова накладывает санкции на граждан и компании Северной Кореи, чтобы попытаться отрезать их от американской финансовой системы, однако в лучшем случае единицы из них как-то проявляют себя в США, - сообщает автор статьи. - По этой причине совета Ри ищут многие в Вашингтоне, где сменилось уже несколько администраций, пытающихся найти болевые точки Северной Кореи".

30 лет Ри работал в Офисе 39 - подразделении "Трудовой партии", отвечающем за зарабатывание денег для северокорейского лидера посредством как законной, так и незаконной деятельности, в том числе подделки долларов и контрабанды наркотиков. Затем Ри был президентом компании по доставке, генеральным директором таксомоторного предприятия, главой далянского филиала торговой компании. В 2002 году он получил звание Героя труда. У него были цветной телевизор и автомобиль. Но в 2013 году Ким Чен Ын казнил его дядю, и через год Ри с семьей бежал в Южную Корею, так как опасался, что станет следующим.

"По словам экспертов, прибытие Ри в Соединенные Штаты может стать благом для американских попыток укротить Северную Корею", - говорится в статье.

"Всегда полезно, если нам могут помочь перебежчики, особенно осведомленные о внутренних операциях Офиса 39. Я предполагаю, что он знает и о внешних операциях тоже", - сказал Энтони Руджиеро, занимавшийся санкциями, когда он работал в министерстве финансов. Теперь он сотрудник Фонда защиты демократий.

"Ри сказал, что Северная Корея снова и снова находит способы обойти все накладываемые на нее санкции", - передает Файфилд.

"Северная Корея - на 100% государственное предприятие, так что эти компании просто меняют названия в тот же день, когда объявляются санкции против них, - сообщил Ри. - Компания продолжает работать просто под новым названием, которого нет в черном списке".

КНДР. США. Китай > Внешэкономсвязи, политика. Финансы, банки > inopressa.ru, 13 июля 2017 > № 2242816


Россия. Китай > Образование, наука > obrnadzor.gov.ru, 11 июля 2017 > № 2240456

Российские и китайские специалисты обменялись опытом в области государственной аккредитации образовательных программ вузов

Ведущие специалисты Росаккредагентства встретились с делегацией Китайской ассоциации по международному обмену в сфере образования (КАМОСО) - общественной организации, чья деятельность направлена на организацию международного академического обмена и развитие сотрудничества в образовательной сфере.

Росаккредагентство – подведомственная организация Рособрнадзора, осуществляющая организационно-техническое и информационно-аналитическое сопровождение процедур государственной аккредитации образовательных программ вузов.

Директор Росаккредагентства Лемка Измайлова рассказала участникам встречи о деятельности агентства, системе высшего образования в России, о преимуществах получения государственной аккредитации и отметила важность прозрачности проведения экспертизы. Китайские коллеги представили свою систему работы и свой опыт международной деятельности.

В ходе встречи были определены потенциальные возможности сотрудничества в сфере аккредитации и проведения совместных исследований и проектов с российскими образовательными организациями. Была отмечена важность обмена информацией и опытом в сфере высшего образования.

Росаккредагентство получило приглашение принять участие в Ежегодной конференции по международному образованию осенью 2017 года и международной выставке высшего образования в Китае (CACIE), в которой ежегодно участвуют до 600 вузов из 40 стран и более 60 тысяч посетителей.

Россия. Китай > Образование, наука > obrnadzor.gov.ru, 11 июля 2017 > № 2240456


Россия. Китай > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > economy.gov.ru, 11 июля 2017 > № 2238411 Максим Орешкин

Максим Орешкин: Достижение объемов товарооборота с Китаем в 200 млрд.долларов - вполне возможно

Интервью Министра экономического развития РФ Максима Орешкина телеканалу "Россия 24" в ходе форума ИННОПРОМ-2017.

Максим Станиславович, спасибо большое, что нашли время ответить на наши вопросы. Я знаю, что вы к нам пришли с круглого стола, который только что закончился. Там вы обсуждали инфраструктурную ипотеку. Что это такое и чем она отличается от ипотеки, к которой привыкли большинство россиян?

Действительно, когда мы смотрим на целевой сценарий развития экономики нашей страны, который предполагает рост ВВП в 3-3,5% уже через несколько лет, мы понимаем, что та инфраструктура, которая сейчас есть в Российской Федерации, ее недостаточно. Развитие с более высокими темпами означает, что и инфраструктура должна развиваться более активно: она должна стать как частью этого роста, так и фактором, обеспечивающим этот рост. Поэтому вопрос о том, как профинансировать рост инфраструктуры темпами, опережающими текущие уровни, он очень важен и здесь – и президент говорил об этом в Санкт-Петербурге, когда выступал на экономическом форуме: речь идет об активном привлечении частных инвестиций, создание возможности приобретения инфраструктуры, не оплачивая ее одномоментно на стартовом этапе, а поэтапно, как это делается при покупке квартиры в ипотеку, оплачивая ее поэтапно. По сути, платежи, которые в дальнейшем можно вносить, они могут финансироваться за счет тех эффектов, которые приносит развитие инфраструктуры. Создается новый проект, вокруг него образовываются новые производства, повышается уровень жизни людей, и соответственно государство собирает больше налогов и в дальнейшем может финансировать те или иные проекты.

Также здесь представлены и китайские компании. Китай был партнером форума "Иннопром" в прошлом году. Недавно Си Цзиньпин приезжал с официальным визитом в Россию. На ваш взгляд, цель в 200 млрд долларов по объему товарооборота между Россией и Китаем к 2020 году – насколько она достижима? Не кажется ли эта цифра завышенной?

Здесь много факторов. Например, мы видим, что в этом году благодаря и восстановлению на рынках нефти и газа, и благодаря восстановлению темпов роста российской экономики, и благодаря тому, что продолжается рост китайской экономики, у нас товарооборот между нашими странами растет порядка 30–40%, в зависимости от разных групп. То есть, если этот темп сохранять – даже можно иметь темп чуть меньше, – мы будем постепенно выходить на те цели, которые заявлены лидерами. Что нужно делать? Нужно, конечно, уменьшать барьеры, упрощать движение товаров и услуг между нашими экономиками.

А дорожная карта уже есть, как к этой цели идти?

Это то, о чем президент Путин говорил, выступая недавно на форуме "Один пояс – один путь", проходившем в Пекине. Это снятие барьеров между двумя экономиками по принципу TFA (Trade Facilitation Agreement, глобальное соглашение об упрощении торговли). На основе ВТО есть специальный документ, который описывает снятие барьеров, и области, в которых нужно снимать барьеры. Мы здесь с китайской стороной решили пойти глубже того формата, который принят на международном уровне: на двустороннем уровне будем максимально упрощать движение товаров и услуг. Если российская компания захочет что-то поставить на китайский рынок – это будет сделать проще. Вот над этим мы сейчас работаем.

Укрепление валюты к концу года – будет ли оно являться важным фактором для компаний при принятии решений об инвестиций в Россию или Китай?

Что касается прогнозов, в том числе динамики валютных курсов, то здесь изменения полностью соответствуют тому прогнозу, который мы делали в апреле. Если помните, тогда доллар торговался на уровне 56–57 рублей, евро был на уровне 59 рублей. Мы говорили о том, что то укрепление рубля во многом вызвано разовыми факторами и не может носить устойчивого характера. Многие нам не верили, но то, что мы видим сейчас на валютном рынке, полностью соответствует той траектории, которая была у нас продемонстрирована в прогнозе: рубль ослабевает. Сейчас это уже 61 рубль за доллар, 69 рублей за евро. Причем евро уже практически достиг тех значений, которые у нас в прогнозе стояли на конец года. Ничего особенного не происходит, просто курс у нас является плавающим, реагирует на изменение сезонности, изменение потоков капитала. То есть, как мы и ожидали, исчезновение влияния разовых факторов привело к тому, что курс рубля ослаб. В принципе, мы говорили о том, что июль-август должны оказаться самыми слабыми месяцами для рубля. Именно это мы сейчас и наблюдаем.

То есть на инфляции это скажется уже в будущем году из-за отложенного эффекта?

Нет, влияние на инфляцию происходит довольно быстро: весь эффект укладывается в период максимум до 6 месяцев. Но, опять же, так как это изменение курса уже было заложено в нашем прогнозе, это уже было учтено в нашем прогнозе инфляции. Несмотря на движение вверх валютного курса, мы сохраняем прогноз по инфляции на уровне в 3,8% на конец года. Есть отдельная история с инфляцией, связанная с изменением цен на плодоовощную продукцию: у нас из-за холодной погоды урожай таких видов овощей, как картофель, морковь, капуста, сейчас поступает на рынок с большим опозданием, и поэтому по итогам июня мы увидели рост инфляции на уровне в 4,4%. Но, там, если посмотреть отдельные цены по отдельным товарам – они поднялись на очень высокий уровень, и как только новый урожай поступит, мы увидим возвращение цен к нормальным уровням, и инфляция довольно быстро опустится ниже уровня в 4%.

Россия. Китай > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > economy.gov.ru, 11 июля 2017 > № 2238411 Максим Орешкин


США. Китай. РФ > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 7 июля 2017 > № 2235799 Алексей Фирсов

Портрет недели: в ожидании Трампа, Си Цзиньпин Первозванный и хмурое лето

Алексей Фирсов

социолог, основатель ЦСП "Платформа", председатель комитета по социологии РАСО

Население начало уставать от образа агрессивной внешней среды, по мере развития кризиса возник запрос на объяснение внутренних проблем

Повестка уходящей недели, если не считать безнадежные разговоры москвичей о погоде (которая из климатического фактора уверенно дрейфует в область социально-психологического), строилась вокруг внешних поводов. Владимир Путин принимал Си Цзиньпина, в политологических кругах активно обсуждалась встреча с Трампом на полях G20, опять в фокусе оказалась Северная Корея. Как будто июльские дожди смыли не только московское лето, но и мысли о близлежащем пространстве, разделив попутно жителей на две неравные касты: тех, кто может себе позволить уехать в другую климатическую зону, и тех, кто обречен дышать сыростью и ловить лоскутные пятна голубизны в небе.

Из экспертного обзора, который готовится совместно социологическим центром «Платформа» и компанией Avelamedia видно, что по числу упоминаемости отношения с США, Китаем и обсуждение северокорейской проблемы вошли в топ-3 новостного потока российских СМИ. «Индекс Путина» — разработанный нами показатель отношений цитируемости ключевых ньюсмейкеров недели к цитируемости российского президента — звучит так: Дональд Трамп — 55,5%, Си Цзиньпин — 12,7% и отправленный в отставку директор «Почты России» Дмитрий Страшнов — всего 1,8%. Таким образом, Трамп не только уверенно обошел китайского гостя, несмотря на вручение тому высшей российской награды, но и перешел 50-процентный экватор в приближении к Путину. Хотя до осеннего успеха, когда Трамп в течение нескольких недель опережал Путина по цитированию в российских СМИ, американскому президенту еще далеко.

С социологической точки зрения внимание к внешнеполитической проблематике носит циклический характер с некоторым трендом на падение интереса. Если в 2014-2015 годах темы, связанные с внешними факторами, доминировали в информационном пространстве, формируя тревожный эмоциональный фон и явные опасения вооруженного конфликта, то уже в 2016 году возник поворот к внутренним проблемам. Население начало уставать от образа агрессивной внешней среды («Россия в кольце фронтов»), по мере развития кризиса возник запрос на объяснение внутренних проблем не только на основе внешних факторов. Исключение составляли ситуации, которые, по мнению россиян, могли бы существенно изменить унылый мировой расклад — Brexit или американские выборы.

Внешняя политика в медийном преломлении — это всегда идеология, поскольку у населения нет опыта непосредственного контакта с этой областью и поэтому нет возможности вырабатывать самостоятельную позицию. Однако идеология, претендуя на тотальное объяснение мира, никогда не бывает ограничена рамками только одного сегмента. Внешняя и внутренняя картинка всегда накладываются друг на друга, образуя единую композицию. Причем архитекторам идеологических конструкций оперировать внешним миром всегда проще: он всегда медийно более простой и пластичный.

Однако и здесь ресурсы небесконечны, и пример тому — Китай. Начиная с 2014 года шла мощная эксплуатация образа КНР как стратегического союзника России. Оказавшись отрезанной от Запада, элиты выдвинули тезис «разворота на Восток», навстречу новому миру. Увлечение Китаем стало тотальным: Геннадию Тимченко F 4, как давнему товарищу Владимира Путина, доверили руководство Российско-Китайским деловым советом, российский бизнес стали активно мотивировать на сделки с китайскими партнерами, политологи строили планы перекройки мировых центров сил, исходя из наметившегося альянса. Однако по мере того, как близкие и очевидные цели, особенно в области углеводородов, были достигнуты, наступило ощущение вязкой, нединамичной среды. Россия, в силу ряда причин, не захотела войти в китайскую стратегему «Шелкового пути», где КНР принадлежит очевидно доминирующая роль. А китайский бизнес не увидел для себя очевидных преимуществ на российском рынке.

Поэтому один из ведущих российских китаистов Алексей Маслов в нашей беседе отмечает, что июльский диалог Путина и Си Цзиньпина имеет в первую очередь политическое значение, а экономические договоренности скромные — на словах цифры выглядят внушительными, но первый этап предполагает вложение только $1 млрд. Политически встречу капитализировать проще — важно то, что Россия и Китай консолидируют свои позиции по Северной Корее и выходят на G20 совместно.

По мнению Маслова, в экономическом сотрудничестве уже 10 лет повторяется формула: «Наши отношения лучше, чем когда бы то ни было». Постепенно дошло до того, что она почти ничего не отражает в реальности. Проблема в том, что Россия не может обеспечить возврат масштабных китайских инвестиций, потому что на региональном уровне нет проектов. Наши экономические отношения с Китаем проходят переходный период — мы пытаемся диверсифицироваться, уйти от сырьевой модели, но все время во что-то упираемся: в китайские квоты на импорт продовольствия, в то, что наши предприниматели не умеют работать в Китае. Государства все время ищут новые формы для запуска экономического сотрудничества, и прошедшая встреча — тоже поиск форм. Но здесь очень много зависит от регионов, а регионы очень плохо умеют работать с Китаем, вплоть до того, что там нет людей, которые бы этим занимались.

Впрочем, при всех трудностях китайская тема обречена на активное медийное звучание. Общий дефицит союзнических отношений будет подталкивать китайскую тему к дальнейшей виртуализации. Как бы ни обстояло дело в реальности, китайский аргумент всегда будет иметь широкое внешнее и внутренне употребление.

США. Китай. РФ > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 7 июля 2017 > № 2235799 Алексей Фирсов


Корея. США. Китай > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > russiancouncil.ru, 6 июля 2017 > № 2239339 Глеб Ивашенцов

Южная Корея — США: Трамп, Мун и THAAD

Приход к власти в США импульсивного Д. Трампа с установкой «Америка прежде всего» не мог не привнести нюансы в американо-южнокорейские отношения и по-новому расставить акценты в обстановке вокруг северокорейской ракетно-ядерной программы.

Д. Трамп крайне жестко отреагировал на испытания Пхеньяном новых ракет, которые, будь они снаряжены ядерными боеголовками, могли бы, по мнению экспертов, представить угрозу безопасности Соединенных Штатов. Вслед за целым рядом угрожающих заявлений в адрес Пхеньяна к берегам Кореи была направлена американская армада, в центре которой находился авианосец «Карл Винсон», сопровождаемый эсминцами с ракетами «Томагавк». В американских СМИ появились высказывания о возможности нанесения превентивного «точечного удара» по ядерным объектам КНДР. В Южной Корее якобы для защиты от северокорейских ракет началось развертывание американской системы противоракетной обороны THAAD.

«Табачок врозь»

В отношении Южной Кореи полностью проявился объявленный Д. Трампом курс на «табачок врозь» с союзниками. Намерение США поставить перед Южной Кореей вопрос о полной оплате расходов по содержанию американских войск, находящихся на территории страны, вызвало активное неприятие в Сеуле. Весьма примечательной была напряженность вокруг требования Д. Трампа в апреле 2017 г. заплатить 1 млрд долл. за размещаемую США систему ПРО THAAD и отказа Южной Кореи его удовлетворить.

Отрицательное отношение Сеула к линии Д. Трампа в международных делах вызвали и его протекционистские заявления по торгово-экономическим вопросам. Южнокорейцы, в частности, были весьма обеспокоены угрозой пересмотра заключенного в 2012 г. соглашения о свободной торговле (ССТ), крайне выгодного для южнокорейского бизнеса. Заключая соглашение, американцы рассчитывали, что их экспорт в Республику Корея будет расти на 10 млрд долл. в год. На практике в 2016 г. он оказался на 3 млрд долл. ниже, чем в 2011 г. Дефицит США в торговле с Южной Кореей вырос с 13,2 млрд долл. в 2012 г. до 27,7 млрд долл. в 2016 г. В интервью агентству «Рейтер» в апреле 2017 г. Д. Трамп назвал такое положение дел «ужасным» и заявил, что он добьется пересмотра соглашения или вообще его отмены.

Массу неприятностей Южной Корее может принести выход США из NAFTA, североамериканской зоны свободной торговли, в которую входят также Мексика и Канада. Даже просто радикальный пересмотр существующих в рамках NAFTA договорённостей может серьезно ударить по интересам южнокорейских фирм, которые построили в Мексике ряд крупных предприятий, работающих в основном на американский рынок.

Мун Чжэ Ин: ставка на диалог с КНДР

Новые значимые обстоятельства в корейские дела привнесла победа на президентских выборах в Южной Корее в мае 2017 г. представителя либеральных кругов Мун Чжэ Ина. Важное место в предвыборной программе президента занимали ставка на прямой диалог с Северной Кореей и поэтапное решение вопроса о северокорейской ракетно-ядерной программе. В то же время новый глава изначально дал понять, что он отнюдь не пацифист и не намерен сдавать позиций Пхеньяну в военном противостоянии. Высказываясь за диалог с КНДР — а речь шла в том числе о заключении мирного договора и поиске экономической интеграции двух Корей при условии денуклеаризации, — Мун Чжэ Ин одновременно подчеркивал необходимость скорейшего выполнения всех прежде разработанных программ южнокорейского военного строительства в тесном взаимодействии с США, с которыми Республика Корея находится в военном союзе согласно Договору о взаимной обороне 1953 г.

Подтверждая приверженность альянсу с Вашингтоном, Мун Чжэ Ин, тем не менее, дал понять, что выступает за большую автономию Сеула в этом альянсе. Характерный пример: в настоящее время Вооруженные силы Южной Кореи и находящаяся на территории Южной Кореи группировка войск США численностью 28,5 тыс. человек подчинены Объединенному американо-южнокорейскому командованию (ОАЮК). Сейчас, по двусторонним договорённостям, в мирное время ОАЮК возглавляет южнокорейский генерал, однако в случае войны командование ОАЮК автоматически перешло бы к США. Президент Республики Корея как Верховный главнокомандующий вооружёнными силами своего государства оказался бы в подчинении у генерал-лейтенанта Вооружённых сил США. Мун Чжэ Ин поставил вопрос о скорейшей передаче южнокорейской стороне командования ОАЮК в период военных действий.

THAAD между Вашингтоном и Сеулом

Другой острый вопрос касается развертывания в Южной Корее американской системы противоракетной обороны THAAD. Договоренность по THAAD была достигнута в июле 2016 г., когда у власти находилась президент Пак Кын Хе, позднее подвергнутая импичменту. Представители ее администрации и Вашингтона заверяли, что THAAD установлена с целью отражения северокорейских ядерных и ракетных угроз и не направлена против каких-либо других стран. «Даже если бы THAAD и был нацелен на Китай и Россию, он смог бы сработать только в случае запуска этими странами ракет малой или средней дальности в сторону Южной Кореи. Перехватчики THAAD не могут поразить китайскую или российскую ракету в случае, если они летят в другом направлении, например, в сторону США», — сказал в интервью «Известиям» американский эксперт Ричард Вайц, возглавляющий Центр военно-политического анализа в The Hudson Institute.

Тем не менее в Москве и Пекине сочли, что дело THAAD выходит далеко за северокорейские горизонты. Размещая THAAD в Южной Корее, США, по сути, дополняют свою восточноевропейскую ПРО дальневосточным сегментом. Помимо шести пусковых установок, 48 ракет-перехватчиков, а также пульта управления и электрогенератора, комплекс THAAD включает мощный радар TPY-2 TM, способный уверенно обнаруживать такие цели, как ракеты и самолёты на расстоянии до 1200 км, а в идеальных условиях — до 1500 км. Разместив такой радар в Южной Корее, американцы получили бы возможность держать под своим наблюдением акваторию Восточно-Китайского моря, Северо-Восток Китая и часть российского Дальнего Востока.

Но дело не только в этом. Ничто не мешает в дальнейшем развернуть эту систему до более совершенного ряда, сделав ее одним из компонентов стратегической ПРО США. Поэтому не случайно появление в Совместном российско-китайском заявлении по итогам официального визита В. Путина в Пекин 25 июня 2016 г. положения о том, что «Россия и Китай выступают против наращивания внерегионального военного присутствия в Северо-Восточной Азии, развёртывания там нового позиционного района ПРО как тихоокеанского сегмента глобальной ПРО США под предлогом реагирования на ракетно-ядерные программы КНДР. Стороны не приемлют эскалацию военно-политической конфронтации и раскручивание в регионе гонки вооружений».

Появление ПРО THAAD в стране вызвало сопротивление немалой части южнокорейцев. Они понимают, что THAAD — реальная угроза их безопасности. Речь может пойти о контрмерах со стороны КНДР, а также других государств. Жители района Сонджу, где размещаются установки THAAD, неоднократно выходили на акции протеста, заявляя, что не желают становиться целями для северокорейских ударов. Однажды они даже забросали бывшего премьер-министра Южной Кореи Хван Гё Ана бутылками и куриными яйцами, когда тот приехал к ним, чтобы убедить в безопасности THAAD.

Реакция Пекина

Особую остроту в вопрос о THAAD вносит кризис, возникший у Южной Кореи с КНР. О резко отрицательном отношении Пекина к поощрению Сеулом наращивания американского военного присутствия в Южной Корее свидетельствует целая серия прозвучавших из Пекина в течение последнего года заявлений на разных уровнях. Примером может служить заявление агентства «Синьхуа» от 31 июля 2016 г.: «То, что Сеул, предположительно, осознаёт все последствия размещения на своей территории THAAD, но всё равно выбирает сторону Вашингтона, руководствуясь пока не выясненными причинами, говорит о его близорукости и слабой способности к дипломатии».

За заявлениями политического характера со стороны Китая последовали и практические меры. Значительно уменьшился поток китайских туристов, а в последние годы на китайцев приходилось около половины всего турпотока в Южную Корею (в 2016 г. — 48%). Причина проста: руководство КНР «посоветовало» своим туроператорам прекратить продажу групповых туров в Южную Корею. «В мае 2017 г., — указывает сеульская газета Chosun Ilbo, — по данным Национальной организации туризма Кореи, в страну приехали 253 тыс. китайских туристов, что на 64,1% меньше, чем за тот же период прошлого года. А в целом за период с января по май 2017 г. число китайцев, посетивших РК, уменьшилось на 34,7%». Отменяются авиарейсы, китайские круизные суда минуют Пусан.

Ограничен бизнес южнокорейских компаний. Больше всего пока пострадала хорошо известная в России «Лотте», которая предоставила для размещения системы THAAD территорию принадлежавшего ей гольф-клуба. Агентство «Синьхуа» предупредило, что это «станет катастрофой» для южнокорейской компании, и к началу марта 2017 г. под предлогом нарушения санитарных и других норм власти закрыли 23 принадлежащих ей магазина в Китае. Остановлена также и кондитерская фабрика «Лотте». Причиной послужили многочисленные нарушения техники безопасности.

Китай — крупнейший торговый партнер Южной Кореи. По объемам товарооборота он превосходит США и Японию вместе взятых. С 1992 г. торговля РК с Китаем выросла с 6,4 млрд долл. до 235,4 млрд долл. в 2014 г. и сейчас едва ли не определяет экономическое благосостояние страны. Не исключено, что по мере наращивания китайских санкций, наносимый экономический ущерб станет по-настоящему ощутимым — Южную Корею накроет волна банкротств, увольнений, экономического спада. Это заставляет и южнокорейский бизнес, и широкие общественные круги задумываться над вопросом, нужна ли им вообще система THAAD. К тому же ее чисто военная отдача вызывает вопросы.

Находясь при правлении Пак Кын Хе в оппозиции, Мун Чжэ Ин заявлял, что если он придёт к власти, то проведёт независимую экспертизу, чтобы убедиться, насколько эффективно THAAD может защитить РК от северокорейских ракет и в чём польза этой системы для безопасности страны. 6 июня 2017 г. он принял решение о приостановке размещения и функционирования этой системы на территории страны. Причиной, по которой Мун Чжэ Ин пошел на такой шаг, названа необходимость «проведения экологической экспертизы». Южная Корея — страна с ограниченной территорией и очень высокой плотностью населения. Мощное излучение, исходящее от системы ПРО, представляет реальную угрозу здоровью жителей близлежащих территорий. Соответствующая проверка может занять до года.

Американо-южнокорейский саммит

Линия Мун Чжэ Ина на разрядку напряженности вокруг Северной Кореи позволяет надеяться на появление положительных подвижек на этом направлении. В любом случае воинственность Д. Трампа в отношении Пхеньяна, похоже, приглушена. Об этом свидетельствует, в частности, саммит Д. Трампа и Мун Чжэ Ина в Вашингтоне 29–30 июня 2017 г. В совместном заявлении по его итогам говорится, что стороны окажут максимум давления на Северную Корею. Однако отмечается, что «дверь для диалога с Северной Кореей остается открытой», правда, «при соответствующих обстоятельствах». Лидеры выразили намерение взаимодействовать в том, чтобы достичь денуклеаризации Корейского полуострова мирным путем и заявили, что они «не придерживаются враждебной политики в отношении Северной Кореи».

Мун Чжэ Ин, выступая на совместной пресс-конференции с Д. Трампом, отметил: «Мы согласны совместно работать над коренным разрешением северокорейской ядерной проблемы на основе поэтапного и всеобъемлющего подхода, используя как санкции, так и диалог». Поэтапный и всеобъемлющий подход к северокорейской ядерной проблеме, как отмечает сеульская «Ханкере», означает план Мун Чжэ Ина, предполагающий, что на первом этапе Северная Корея приостановит осуществление своей ядерной программы, чтобы в дальнейшем ее окончательно закрыть. Важно также, что президент Южной Кореи сумел добиться публичного согласия Д. Трампа на возобновление межкорейского диалога и предоставление Сеулу ведущей роли в создании условий для мирного объединения Корейского полуострова.

США в ходе саммита пошли навстречу целому ряду пожеланий Сеула по двусторонним вопросам, в том числе в отношении ускорения передачи южнокорейской стороне командования Объединенными вооруженными силами двух стран на Корейском полуострове в военное время. Вместе с тем Д. Трамп прямо призвал Сеул «справедливо разделить расходы по военному присутствию США в Южной Корее», т. е. взять на себя более весомую часть этих расходов. Острым вопросом в отношениях между Сеулом и Вашингтоном осталась проблема размещения в Южной Корее ПРО THAAD — она не затрагивалась ни в совместном заявлении, ни в выступлениях президентов двух стран на совместной пресс-конференции.

В Сеуле отмечают, что Д. Трамп не преминул на совместной пресс-конференции упомянуть, что после подписания в 2012 г. американо-южнокорейского ССТ ежегодный дефицит США в торговле с Южной Кореей вырос больше, чем на 11 млрд долл., что, по его словам, «не очень здорово». Сложившаяся ситуация, по мнению наблюдателей, указывает на намерение президента США под давлением американского бизнеса пересмотреть ССТ, хотя он и отметил, что «был рад услышать о новых инвестициях, которые южнокорейские компании делают в США». Отметим, что предвидев подобную постановку вопроса, Мун Чжэ Ин взял с собой в поездку представителей 52 ведущих южнокорейских компаний, которыми на встрече в Торговой Палате США на полях американо-южнокорейского саммита было заявлено, что в течение ближайших пяти лет они вложат в экономику США инвестиции на сумму 12,8 млрд долл.

Глеб Ивашенцов

Чрезвычайный и Полномочный Посол России, член РСМД

Корея. США. Китай > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > russiancouncil.ru, 6 июля 2017 > № 2239339 Глеб Ивашенцов


Россия. Китай > СМИ, ИТ. Транспорт > forbes.ru, 6 июля 2017 > № 2234070

Фонд Юрия Мильнера и Alibaba вложили $700 млн в сервис по прокату велосипедов

Ангелина Кречетова

Редактор Forbes.ru

Новый раунд оказался самым крупным из тех, что проходили в индустрии велосипедного шеринга

Фонд миллиардера Юрия Мильнера F 31 DST Global вновь сложился в китайскую платформу по аренде велосипедов Ofo, всего компании удалось привлечь в ходе раунда инвестиций $700 млн, сообщает TechCrunch. Инвесторами наряду с российским бизнесменом выступили китайский холдинг Alibaba (лидирующий инвестор), сервис такси Didi, фонды Hony Capital и CITIC Private Equity.

Работает сервис следующим образом: пользователи скачивают приложение Ofo, в котором показаны располагающиеся около них велосипеды. Для начала поездки необходимо отсканировать QR-код. В каждый велосипед встроен GPS-чип, позволяющий оставить велосипед в любом месте после поездки. Сейчас в приложении доступны 6,5 млн велосипедов.

С момента создания проекта в 2015 году около 100 млн человек воспользовались услугами сервиса. Всего, по данным Crunchbase, сервис в ходе четырех раундов привлек $1,3 млрд инвестиций. В феврале фонд Мильнера вложился в компанию в раунде на $450 млн, тогда стартап впервые оценили в сумму свыше $1 млрд.

Новый раунд оказался самым крупным из тех, что проходили в индустрии велосипедного шеринга. Он оказался даже выше раунда в $600 млн, который прошел в прошлом месяце для главного конкурента Ofo – компании Mobike. Примечательно, что среди инвесторов Mobike – основной конкурент Alibaba в Китае – телекоммуникационная компания Tencent.

«Ofo стремится предоставить пользователям по всему удобный, эффективный и здоровый способ путешествий», — заявил по итогам раунда основатель и главный исполнительный директор Ofo Дай Вэй. «Мы продолжим совершенствовать наши услуги для улучшения пользовательского опыта, сконцентрируемся на нашей глобальной стратегии и продолжим возглавлять отрасль совместного использования велосипедов», — подчеркнул он.

Вэй добавил, что он сказал, что Ofo пользуются в 150 городах в пяти странах — с максимальной активностью в 25 млн поездок в день. В будущем компания намерена увеличить велосипедный парк с 6,5 млн велосипедов до 20 млн велосипедов. Недавно копания также вышла на рынок Великобритании, США и Сингапура, и планирует расти до охвата 200 городов до конца этого года.

Россия. Китай > СМИ, ИТ. Транспорт > forbes.ru, 6 июля 2017 > № 2234070


Китай. США. РФ > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 5 июля 2017 > № 2232890 Владимир Южаков

Пять рычагов против одного: как Китай противостоит доминированию США с помощью России

Владимир Южаков

управляющий партнер Long Jing Capital

Россия, как одна из немногих ведущих мировых стран, где личностные взаимоотношения играют решающую роль, для Китая сейчас приобрела особую ценность

Прошедшая встреча президента Путина и председателя Си стала уже третьей за последние три месяца. Поскольку главам государств, как правило, не свойственно встречаться столь часто, закономерно возникает вопрос: с чем связано такое обострение внешнеполитической активности? Для ответа на это необходимо представить, в какой сложной и необычной ситуации в последнее время оказался Китай.

До недавнего времени США фактически играли роль мирового «менеджера», управляющего международным мироустройством. Китай же находился в удобной и выгодной роли догоняющего.

Однако в начале этого года после пятнадцати лет оттока капитала, связанного с гипертрофированным потреблением американцами китайских товаров, стало понятно, что ресурсы США истощаются. Америка начала самоизолироваться от международных вопросов, что проявилось, например, в отказе от Транстихоокеанского партнерства.

Пекину стало очевидно, что ему как второй крупнейшей экономической державе более не удастся стоять в стороне и неизбежно придется подобрать брошенные бразды правления, взяв на себя как минимум некоторые функции по управлению миропорядком. Для страны, традиционно предпочитающей заниматься своими внутренними вопросами и не вдаваться в проблемы соседей, это несомненно является нестандартной задачей.

Нельзя сказать, что Китай к этому не готовился. Например, проводимая стратегия развития в противофазе позволила Китаю подойти к этому этапу в хорошей экономической форме. Однако Пекин вряд ли мог представить, что события будут развиваться столь стремительно.

Специфика проблемы, стоящей перед Китаем, заключается в следующем. США управляют современным миром, используя пять основных видов рычагов. Во-первых – экономические рычаги, которые дают окружающим странам различные выгоды от работы с Америкой. Во-вторых, финансовые рычаги, открывающие доступ к мировой финансовой системе, в настоящий момент практически полностью контролируемой США, в первую очередь с помощью доминирования американского доллара. В-третьих, универсальный и понятный всему миру культурный код, основным каналом распространения которого является Голливуд и музыкальная индустрия. Четвертым рычагом является идеология и в первую очередь концепции прав человека и свободного мира. И пятым рычагом традиционно является военное доминирование.

Из этих пяти рычагов в настоящий момент Пекин обладает лишь одним — экономическим влиянием. Остальные пока лишь развиваются. Например, несмотря на очевидный прогресс, юань пока еще не успел стать международной валютой обращения. Влияние китайской культуры на внешний мир также пока достаточно сильно ограничено, несмотря на следующие одна за другой покупки Китаем голливудских студий и такие ориентированные вовне блокбастеры как «Кунг-фу Панда». Что касается внутренней китайской идеологии, то в современном виде для других стран она не применима и, в отличие от американской, не может быть экспортирована.

В условиях, когда из всех инструментов полноценным пока является лишь экономический рычаг, Пекин пытается искать альтернативные решения. Главная альтернатива — усиленное построение межличностных взаимоотношений, одно из следствий чего — необычно частые встречи на уровне глав государств.

Россия, как одна из немногих ведущих мировых стран, где личностные взаимоотношения играют решающую роль в определении вектора внешней политики, для Китая в этой ситуации приобретает особую ценность. Поэтому в новой конфигурации мирового порядка, в которой Вашингтон дистанцировался от внешних вопросов, важность Москвы как союзника для Пекина резко повысилась. Именно этим, вероятно, объясняется активизация внешнеполитической активности между странами и растущая частота встреч глав Китая и России.

Китай. США. РФ > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 5 июля 2017 > № 2232890 Владимир Южаков


Китай > Госбюджет, налоги, цены > carnegie.ru, 5 июля 2017 > № 2232614 Вита Спивак

Пролетарии против коммунистов: почему бунтуют китайские рабочие

Вита Спивак

Борьба Китая с неэффективностью промышленности чревата масштабными сокращениями рабочих. Поэтому провести китайскую экономику между тупиковым вариантом с накачкой зомби-предприятий деньгами, которые рано или поздно кончатся, и перспективой бороться против стачечного фронта по всей стране – одна из самых сложных задач, которую предстоит решать команде Си Цзиньпина в следующем политическом цикле

Весной этого года в китайском сегменте интернета активно гулял любительский видеоролик, смонтированный бывшими рабочими автозавода в северо-восточном городе Чанчуне. Авторы ролика, рабочие автозавода, принадлежащего совместному предприятию немецкого Volkswagen и китайского автогиганта FAW, пели, что для их работодателя принцип «одинаковая оплата за одинаковую работу» – это «байки» и что простых работяг, вкалывавших больше десяти лет за скромную зарплату, унизили и оскорбили.

Конфликт трех тысяч рабочих с владельцами предприятия разгорелся еще в феврале, когда более пятисот рабочих вышли на забастовку из-за двукратного разрыва в оплате труда между штатными сотрудниками и временными наемными рабочими, многие из которых годами работали на этом заводе, – что является прямым нарушением трудового законодательства КНР. Volkswagen выпустил заявление с обещанием учесть интересы всех сотрудников, но протесты не улеглись, и в конце мая полиция демонстративно арестовала трех рабочих, обвинив их в организации несанкционированных демонстраций.

Конфликт вокруг автозавода в Чанчуне – лишь один из многих эпизодов в нарастающей волне рабочих протестов, которая охватывает многие регионы Китая. По данным портала China Labor Bulletin, число крупномасштабных забастовок рабочих выросло с 383 случаев за 2013 год до 2663 в 2016 году. Больше всего протестов в 2011–2016 годах было зафиксировано во внутрикитайской «мастерской мира» – провинции Гуандун. Там протестное движение нарастает с 2012 года, когда китайская экономика начала тормозить.

В 2014 году волна недовольства поднялась в провинциях Хэнань, Шаньдун и Цзянсу. Последние два года наибольшее число протестов было зарегистрировано именно в шести крупнейших по объемам ВРП провинциях КНР. Более двух третей всех акций, зафиксированных China Labor Bulletin (ведет учет именно рабочих протестов), – это стачки рабочих крупных производств, шахт и строек. То есть потенциально речь идет о том, что недовольство нарастает среди внушительной части китайского общества, которая составляет от 20% до 30% всех занятых в КНР.

Шатающийся базис рабочих

Волна рабочих протестов в КНР – следствие нарастающих проблем в китайской экономике. Темпы роста в Китае замедляются: если в 2010 году ВВП вырос на 10,6%, то в 2016 году только на 6,7%. Стройки, тяжелая промышленность и производство ширпотреба на экспорт перестают быть локомотивом роста, что не может не сказываться на миллионах китайских рабочих. Острее всего проблемы ощущаются в тяжелой промышленности (ее доля составляет до 20% от общемировой). Например, на КНР приходится до 46% мирового перепроизводства в сталелитейном секторе.

Неэффективная промышленность стала одним из объектов экономических реформ Пекина. Власти обещают сократить перепроизводство стали на 150 млн тонн, а угля – на 50 млн тонн. Изменения в основном затронут госкомпании, которые обеспечивают около 17% занятости в городах КНР. Помимо перепроизводства, они отягощены задолженностью, которая составляет больше половины всего внутреннего долга Китая (примерно 282% ВВП страны).

Борьба с неэффективностью промышленности чревата масштабными сокращениями рабочих: только в угольной и сталелитейной индустрии власти обещали сократить 1,8 млн человек. Большинство рабочих из этих трудоемких отраслей – это мигранты из деревень без навыков и образования, которые не находят работу в сельской местности и перебираются в большие города в поисках лучшей доли. Таких людей в Китае около 282 млн, и все они находятся в городах на полулегальном положении из-за жесткой системы хукоу, которая ограничивает возможности трудоустройства за пределами места официальной регистрации. Если низкоквалифицированные рабочие-мигранты потеряют рабочее место, велик риск, что они пополнят ряды городских маргиналов.

Миллионы низкоквалифицированных рабочих в Китае также чувствуют на себе давление технологической революции: из-за постепенного внедрения робототехники на некоторых заводах десятки тысяч человек уже сейчас теряют работу. Пока роботизация производства в Китае происходит сравнительно медленно, но крупнейшие компании страны постепенно наращивают вложения в развитие научных разработок. Если такая тенденция сохранится, то в зоне риска, по данным Всемирного банка, окажется до 77% рабочих мест в Китае.

Проблемы с климатом в крупнейших мегаполисах Китая тоже сказываются на перспективах рабочих. На долю КНР приходится до трети всех выбросов вредных веществ в мире. На территории северо-восточных провинций – китайского «ржавого пояса» – сосредоточены наиболее токсичные производства в стране. Там рабочие могут оказаться на улице не только из-за общего экономического спада, но и из-за курса правительства на решение экологических проблем.

Ответом китайского руководства на ухудшающееся качество воздуха стали планы переноса неэкологичных производств за границу, что еще больше сократит рабочие места. Например, только в Казахстан Пекин договорился перенести 52 производства на общую сумму $27 млрд. Общий план КНР на перенос токсичных заводов в другие страны превышает $100 млрд.

Чем недовольны?

Представление о том, что китайские рабочие трудятся за плошку риса, уже давно не соответствуют реальности. С середины 2000-х годов средняя зарплата в Китае выросла более чем в два с половиной раза: с 1740 юаней в месяц в 2007 году (около $228 по курсу того же года) до 4610 юаней в 2015-м (около $743). Для сравнения: в Бангладеш зарплата рабочего составляет около $68, в Мьянме – около $99.

Помимо повышения зарплат, в КНР постепенно развивалось и трудовое законодательство. Первые документы появились в 1994 году и стали активно дополняться ближе к середине 2000-х годов, когда и начались первые протесты. Во многом именно из-за стачечной активности в 2002 году был принят закон о безопасности труда, который в 2008 году дополнился законами о трудовом контракте, об урегулировании и посредничестве при трудовых спорах и о содействии трудоустройству. Последним этапом развития трудового законодательства стал закон о социальном страховании 2010 года.

Однако рабочим по-прежнему не разрешают самостоятельно организовывать профсоюзы и коллективно решать споры с работодателем. Сейчас только отдельные провинции пытаются выработать свод официальных правил для ведения переговоров между рабочими и нанимателями.

В 2000-е большая часть забастовок проходила под лозунгами увеличения зарплаты и улучшения условий труда. Теперь повышения зарплат требуют все реже, зато в 2015 году более 30% протестных акций проходили из-за задержки зарплаты. Чаще всего на улицы выходят небольшими группами, до ста человек, и требуют погасить задолженности по зарплате или компенсировать досрочное увольнение.

Большинство протестных акций остаются без ответа, только в 2–3% случаев с рабочими идут на переговоры. В то же время сотрудники органов правопорядка используются нечасто: в последние два года дубинки и аресты шли в ход лишь в 5–6% случаев.

Несмотря на важность рабочего вопроса, государственная статистика по протестам в Китае не публикуется. Наиболее подробный учет протестного движения ведется гонконгской организацией China Labor Bulletin, которая пытается поддерживать «низовую демократию» китайских рабочих и не аффилирована с Пекином.

Китайские власти легко объясняют то, что данных о стачечном движении не публикуется. С точки зрения формального законодательства этих протестов не существует. С 1982 года из Конституции страны исчезло упоминание о праве рабочих на стачки. Свои проблемы с работодателем им надлежит решать через Всекитайскую федерацию профсоюзов.

Мегапрофсоюз

Всекитайская федерация профсоюзов (ВФП) существует с 1925 года и сейчас монополизировала право представлять интересы рабочих. Участниками этого объединения являются 280 млн человек. Это в три с лишним раза больше, чем членов КПК (около 90 млн человек). Организация имеет представительство в каждой провинции и на каждом производстве в Китае, включая предприятия иностранных компаний. С середины 2000-х годов Пекин обязал все иностранные предприятия сотрудничать с единым профсоюзом и отчислять туда 2% зарплатного фонда. Так, представительства ВФП стали для китайских властей удобным инструментом контроля над иностранными компаниями.

ВФП прочно встроена в систему государственного аппарата Китая. Руководители и сотрудники профсоюза имеют тот же регламент работы и те же привилегии, что и чиновники других государственных ведомств. Глава ВФП входит в состав Политбюро ЦК КПК, и обычно на эту должность подбираются авторитетные кадры с большим аппаратным весом.

Глава профсоюза при экс-председателе Ху Цзиньтао Ван Чжаого работал вместе с бывшим председателем КНР в комсомоле (и даже был начальником будущего китайского лидера с 1982 по 1984 год). Нынешний глава ВФП Ли Цзяньго также делал карьеру в комсомоле, но чуть ли не с самого своего назначения при Си Цзиньпине стал фигурантом дела о коррупции. Подробности расследования до сих пор неизвестны, как и суть предъявленных Ли обвинений. И так уж совпало, что новым заместителем Ли Цзяньго стал выходец из главных антикоррупционных ведомств, Министерства контроля и Центральной комиссии по проверке дисциплины (ЦКПД) Ли Юйфу. До прихода в ВФП он был заместителем главы ЦКПД Ван Цишаня, который и поспособствовал его переводу в ВФП одновременно с началом расследования против действующего главы профсоюза.

Любая рабочая инициатива по объединению должна проходить через ВФП и получать ее одобрение. Официальной возможности выходить на стачки и создавать профсоюзы в обход ВФП у рабочих нет. В итоге стихийный рабочий протест все активнее поддерживается НКО, которые берут на себя функции профсоюзов.

Старейшая из таких организаций, Центр помощи в оформлении документов для рабочих мигрантов уезда Паньюй, появилась еще в 1998 году в Гуандуне. Подобные НКО (сейчас их насчитывается около 70 по всему Китаю) предоставляют консультации и отстаивают интересы рабочих на переговорах и в суде, помогают травмированным на производстве, поддерживают стачки.

Основателями и сотрудниками подобных объединений обычно становятся бывшие рабочие-активисты, за спиной у которых нередко есть тюремные сроки за «нарушение общественного спокойствия». Многие из этих организаций зарегистрированы в Гонконге или получают иностранное финансирование. Полулегальное положение сделало их жертвой недавнего закона об НКО.

Сотрудники НКО в Гуандуне открыто протестовали против принятия этого закона, который перекрыл им каналы финансирования. В итоге в декабре 2016 года директора Центра помощи Цзэн Фэйяна приговорили к трем годам тюрьмы, чуть меньшие сроки получили еще трое сотрудников.

Деятельность центра привлекла внимание властей не только из-за протестов по поводу нового закона об НКО. Центр приложил руку к организации забастовок целого ряда заводов на юге Китая. Например, в 2014 году он помогал рабочим тайваньского завода Panyu Lide Shoes решать споры с работодателем по поводу переноса производства в более отдаленные регионы провинции. Все началось с протеста 20 из 2700 рабочих завода, впоследствии переросшего в массовые и затяжные баталии с владельцами. В процессе переговоров на Цзэн Фэйяна не раз совершались нападения. Спустя год рабочим Panyu Lide Shoes удалось добиться компенсации в размере 120 млн юаней. Этот случай стал одним из наиболее показательных примеров успешных коллективных переговоров без участия ВФП.

WeChat как коллективный организатор

Хотя китайские власти всерьез принялись за аресты гражданских активистов, на помощь китайским рабочим приходят современные технологии. Все более важную роль в организации стачек играют социальные сети, особенно популярный мессенджер WeChat, третья в Китае соцсеть по количеству пользователей (до 600 млн человек в месяц). Одни из самых активных пользователей WeChat – сотрудники крупнейшего в мире ретейлера Walmart. Именно с помощью группы из 20 тысяч работников они успешно организовали забастовку по всему Китаю в 2015 году.

Соцсети работают не только как инструмент мобилизации, но и как альтернативные СМИ, привлекая внимание к идущим забастовкам. Фотографии рабочих завода игрушек Ever Force Toys & Electronics в Гуандуне, которых во время демонстрации избила полиция, широко разошлись по соцсетям и подогрели общественное недовольство. Сотрудники завода вышли на улицы после того, как выяснилось, что владелец не собирается погашать задолженность по зарплате на сумму 4,5 млн юаней ($725 тысяч). Добиться справедливости им помогли забастовки и активная кампания в соцсетях. В итоге сотрудникам выдали 90% задержанной зарплаты, хотя изначально власти предложили возместить только 70%.

Навстречу съезду

Пекин осознает эти проблемы и, судя по всему, опасается социальной нестабильности в преддверии намеченного на осень XIX съезда Компартии, поэтому начал заливать трудности деньгами. Власти обещают смягчить последствия увольнений с помощью фонда на 100 млн юаней, который должен оплачивать расходы на переквалификацию.

В 2015 году с помощью госпрограмм удалось трудоустроить более 700 тысяч человек. Параллельно уже в 2016 году, вопреки первоначальным планам, Пекин вновь стал закачивать средства в госкомпании, чтобы подтолкнуть рост промышленности. В начале 2017 года инвестиции государства в основные фонды продолжают расти: на 14% по сравнению с началом 2016 года. Перепроизводство в промышленности опять увеличивается: в сталелитейном секторе оно выросло на 36,5 млн тонн.

Судя по данным China Labor Bulletin, в 2016 и 2017 годах протестная активность идет на спад по сравнению с пиком в 2015 году. Но временное снижение количества забастовок за считаные месяцы до съезда не гарантирует, что рабочие не взбунтуются, если Пекин в 2018 году все же начнет структурные реформы, которые в первую очередь ударят именно по рабочим.

Провести корабль китайской экономики между тупиковым вариантом с накачкой зомби-предприятий деньгами, которые рано или поздно кончатся, и перспективой бороться против стачечного фронта по всей стране – одна из самых сложных задач, которую предстоит решать команде Си Цзиньпина в следующем политическом цикле. В Пекине, безусловно, помнят, что смена династий на протяжении долгой истории Китая традиционно начиналась с локальных восстаний недовольных и обездоленных.

Китай > Госбюджет, налоги, цены > carnegie.ru, 5 июля 2017 > № 2232614 Вита Спивак


Китай > Внешэкономсвязи, политика > trud.ru, 30 июня 2017 > № 2227584 Си Цзиньпин

Си Цзиньпин, председатель КНР: Совместно продвигать строительство «Одного пояса и одного пути»

Си Цзиньпин, председатель КНР

Строительство «Одного пояса и одного пути» - дело великое, которое невозможно без великой практики

Более 2000 лет назад наши предки, преодолевая неимоверные трудности, пересекая степи и пустыни, проложили Шелковый путь на суше, соединяющий Азию, Европу и Африку. Наши прадеды на парусных судах совершали походы в далекие моря, сквозь бурю и девятый вал, открыли Морской шелковый путь, объединяющий Восток с Западом. Благодаря Великому шелковому пути открылись окна-коридоры дружественных связей между разными странами планеты, была вписана новая страница в летопись человечества. На Великом шелковом пути закалился и сформировался дух Шелкового пути, в основе которого лежат мир и сотрудничество, открытость и инклюзивность, взаимообмен и взаимозаимствование, взаимовыгода и всеобщий выигрыш. Вот это и есть самое ценное наследие человеческой цивилизации.

Мир и сотрудничество. В период династии Хань (примерно 140-е годы до нашей эры) отряд смелых первопроходцев из города Чанъань с мирной миссией отправился в далекие западные страны. При династиях Тан, Сун и Юань параллельное развитие получили шелковые пути на суше и море, где свои следы оставили китайский путешественник Ду Хуань, итальянец Марко Поло. А в начале XV века, во времена династии Мин, известный китайский флотоводец Чжэн Хэ семь раз возглавлял легендарную морскую экспедицию. Воспевались эти исторические подвиги потому, что там шли в поход не боевые кони и копья, не военные корабли и пушки, а караваны верблюдов и торговые суда с добрыми намерениями. Это они, «шелкопутийцы», из поколения в поколение создавали узы сотрудничества и мост между Востоком и Западом.

Открытость и инклюзивность. Великий шелковый путь проходил через бассейны рек Нил, Тигр, Евфрат, Инд, Ганг, Хуанхэ и Янцзы, тянулся до колыбелей цивилизаций Египта, Вавилона, Индии и Китая, простирался до мест компактного проживания буддистов, христиан и мусульман, проходил земли разных народов. Стараясь достигать взаимопонимания при сохранении разных точек зрения, в духе открытости и инклюзивности, различные цивилизации, конфессии и этносы вместе создали грандиозную и великолепную картину взаимоуважения и общего развития.

Старинные города Цзюцюань, Дуньхуан, Турфан, Кашгар, Самарканд, Багдад и Константинополь, древние порты Нинбо, Цюаньчжоу, Гуанчжоу, Пакхой, Коломбо, Джидда, Александрия считаются наглядным свидетельством этой истории. История учит, что цивилизация развивается в открытости, а нации сосуществуют в сближении.

Взаимообмен и взаимозаимствование. Великий шелковый путь — не столько путь торговли, сколько путь обмена знаниями. Китайский шелк, фарфор, лаковые и железные изделия были перевезены по нему на Запад, и обратно китайцы привозили душистый перец, лен, специи, виноград и гранат. По этому пути в Китай вошли буддизм, ислам, арабская астрономия, летосчисление и медицина. А компас, порох, бумага, книгопечатание и шелководство Китая получили распространение по всему миру. Более того, обмен товарами и знаниями сопровождает еще и развитие мышления. Например, буддизм брал начало в Индии, получил развитие в Китае и распространение в Юго-Восточной Азии. Конфуцианство родилось в Китае, но его высоко ценили, очень уважали и европейские мыслители, такие как Лейбниц, Вольтер. В этом отражаются привлекательность обмена и заметные плоды взаимозаимствования.

Взаимовыгода и всеобщий выигрыш. По Великому шелковому пути по суше непрерывно ходили посланцы и торговцы, а по морю плавали бесчисленные суда. По этим магистралям свободно передвигались капиталы, технологии, трудовые ресурсы и другие производственные элементы, в результате стали доступными товары, ресурсы и блага развития. Поднялись крупные города, такие как Алматы, Самарканд и Чанъань, бурно развивались морские порты, такие как Сур и Гуанчжоу. Процветали Римская империя, Парфия и Кушанское царство, Китай пережил расцвет династий Хань и Тан. Великий шелковый путь принес в регион колоссальное развитие и процветание.

Осенью 2013 года в Казахстане, а затем в Индонезии я выдвинул инициативу о совместном строительстве экономического пояса Шелкового пути и Морского шелкового пути XXI века. То есть «Один пояс и один путь». За минувшие 4 года более 100 государств и международных организаций активно откликнулись на строительство «Одного пояса и одного пути», инициатива как таковая включена в резолюции Генеральной Ассамблеи и Совета Безопасности ООН. Строительство «Одного пояса и одного пути» постепенно переходит от идеи к практике и приносит плоды.

Прошедшие 4 года — это годы углубления политических контактов. Строительство «Одного пояса и одного пути» отнюдь не означает разрушение существующего и создание всего заново. Смысл этой идеи в сопряжении стратегий и взаимодополнении друг друга своими преимуществами. Речь идет о консолидации политики, включая российскую инициативу о Евразийском экономическом союзе, «Взаимосвязанность АСЕАН-2025», казахстанскую программу «Нурлы Жол», турецкий проект «Центральный коридор», монгольский «Степной путь», вьетнамский «Два коридора и один экономический цикл», Industrial Powerland Англии, польский «Янтарный путь» и т. д. Заключено соглашение о сотрудничестве с больше чем 40 государствами и международными организациями. Партнерами по регулярному сотрудничеству в сфере производственных мощностей стали больше 30 стран.

Прошедшие 4 года — это годы наращивания взаимосвязанности инфраструктуры. Мы с партнерами ускоренно продвигаем такие проекты, как высокоскоростная железная дорога Джакарта — Бандунг, железная дорога Китай — Лаос, железная дорога Аддис-Абеба — Джибути, железная дорога Белград — Будапешт, строим порты Гвадар, Пирей, разрабатываем целый ряд проектов в области транспорта и коммуникаций. В настоящее время формируется мультимодальная инфраструктурная сеть, базирующаяся на железных дорогах, портах и трубопроводных системах, включающая экономические коридоры Китай — Пакистан, Китай — Монголия — Россия и новый евразийский континентальный мост, с опорой на сухопутные, морские, воздушные сообщения и телекоммуникационную сеть.

Прошедшие 4 года — это годы активизации торговых связей. Вместе с участниками инициативы «Один пояс и один путь» мы всемерно способствуем облегчению торговли и инвестиций, улучшаем деловой климат. Время доставки сельскохозяйственной продукции до китайского рынка (с учетом таможенного оформления) из стран Центральной Азии, включая Казахстан, сократилось на 90%. За 2014-2016 годы товарооборот между Китаем и странами вдоль «Одного пояса и одного пути» превысил 3 трлн долларов. Совокупные инвестиции Китая в экономику этих стран превысили 50 млрд долларов. Китайские предприятия создали 56 зон торгово-экономического сотрудничества более чем в 20 странах, обеспечив 1,1 млрд долларов налоговых поступлений и 180 тысяч рабочих мест в этих странах.

Прошедшие 4 года — это годы роста финансовых потоков. Китай осуществляет разные формы финансового сотрудничества с участниками «Одного пояса и одного пути». Азиатский банк инфраструктурных инвестиций (АБИИ) выделил кредит странам-участницам в объеме 1,7 млрд долларов для девяти проектов, инвестиции Фонда Шелкового пути составляют 4 млрд долларов. Официально учрежден финансовый холдинг Китая и стран Центральной и Восточной Европы в формате «16+1». Эти новые финансовые институты и традиционные многосторонние финансовые структуры имеют каждый свои особенности, дополняют друг друга и вместе формируют сеть финансового сотрудничества «Одного пояса и одного пути» с четкими иерархиями и достойным масштабом.

Прошедшие 4 года — это годы душевного сближения. Страны-участницы «Одного пояса и одного пути» создают «интеллектуальный Шелковый путь» и «здоровый Шелковый путь», развивают сотрудничество в областях науки, образования, культуры, здравоохранения, народных связей, укрепляют общественную и социальную основу для «Одного пояса и одного пути». Ежегодно правительством Китая предоставляются правительственные стипендии «Шелковый путь» на региональном уровне, направленные на активизацию международного обмена в области культуры и образования. Осуществляются разнообразные проекты культурно-гуманитарного сотрудничества, такие как Год культуры «Шелковый путь», Год туризма, фестивали, киномосты, семинары и диалоги мозговых центров.

Как говорят, лиха беда начало. Следует использовать эту благоприятную ситуацию, шаг за шагом двигаться вперед и дальше к прекрасному будущему. В этой связи хотел бы высказать следующие предложения.

Во-первых, «Один пояс и один путь» должен вести к миру. Древний Шелковый путь пережил расцвет в мирные годы, а в период войны — упадок. Строительство «Одного пояса и одного пути» немыслимо без мирной и спокойной обстановки. Необходимо создать международные отношения нового типа в духе взаимовыгодного сотрудничества, сформировать партнерские отношения в пользу диалога и кооперации без конфронтации и блоков. Важно взаимно уважать суверенитет, достоинство, территориальную целостность, уважать путь развития и социальный строй друг друга, учитывать коренные интересы и ключевые озабоченности.

Во-вторых, «Один пояс и один путь» должен вести к процветанию. Важно углублять производственное сотрудничество, продвигать совмещение стратегий разных стран в развитии производственных отраслей. Важно сформировать стабильную, устойчивую и контролируемую систему финансового обеспечения, обновить модель инвестиций и финансирования. Важно прилагать усилия к формированию мультимодальной связанности, включающей сухопутную, морскую, воздушную и сетевую, сфокусировать внимание на ключевых коридорах, городах и проектах с целью объединить сеть автодорог, железных дорог и морских портов.

В-третьих, «Один пояс и один путь» должен вести к открытости. Необходимо создать открытую платформу сотрудничества, развивать открытую мировую экономику. Важно формировать благоприятную среду, способствовать созданию справедливой, рациональной и прозрачной системы правил международной торговли и инвестиций, содействовать организованному передвижению производственных элементов, эффективному распределению ресурсов и глубокой интеграции рынков. Нужно отстаивать многосторонность механизмов торговли, продвигать строительство зон свободной торговли, стимулировать либерализацию и облегчение торговли и инвестиций.

В-четвертых, «Один пояс и один путь» должен вести к инновациям. Важно встать на путь инновационного развития, активизировать сотрудничество в передовых областях, в том числе цифровой экономики, искусственного интеллекта, нанотехнологий и квантовых компьютеров, содействовать развитию больших данных, облачных вычислений и умных городов. Необходимо стимулировать глубокую интеграцию науки и техники, как с производством, так и с финансами, оптимизировать инновационный климат. В эпоху интернета нужно создать поле и пространство для предпринимательской деятельности молодежи всех стран, помочь будущему поколению воплотить в жизнь молодежную мечту.

В-пятых, «Один пояс и один путь» должен вести к цивилизации. Целесообразно создать многоярусный механизм гуманитарного сотрудничества, наладить больше платформ и каналов взаимодействия. Важно увеличить обмен студентами и повышать уровень совместного обучения. Необходимо задействовать роль мозговых центров и потенциал культурно-исторического наследия, совместно разрабатывать свойственные Шелковому пути туристические продукты. Предлагаем активизировать контакты по линии парламентов, политических партий и неправительственных организаций, обмены между женщинами, молодежью, людьми с ограниченными возможностями, усиливать борьбу с коррупцией.

Накануне нового старта развития Китай углубленно реализовывает концепцию инновационного, согласованного, зеленого, открытого и общедоступного развития, последовательно адаптируется и идет вперед в духе новой нормы экономического роста, активно продвигает структурные реформы в сфере предложения, нацеленные на устойчивое развитие.

Китай готов на основе пяти принципов мирного сосуществования развивать дружбу и сотрудничество со всеми странами-участницами. Готовы делиться опытом развития без вмешательства во внутренние дела других стран. Мы не экспортируем социальный строй и модели развития, тем более их не навязываем. В ходе строительства «Одного пояса и одного пути», вместо того чтобы повторить стереотипы геополитической игры, будем создавать большую семью гармоничного сосуществования без вредных для стабильности замкнутых групп.

В рамках ОПОП Китай заключил со многими партнерами соглашение о сотрудничестве по строительству «Одного пояса и одного пути». Речь идет о проектах в области транспорта, инфраструктуры, энергетики, а также в коммуникационной, таможенной, санитарно-карантинной и т. д. Туда также входят программы и проекты по торговле, индустрии, электронной коммерции, морской и зеленой экономике и т. д. Будем работать над скорейшей реализацией и отдачей от всех этих проектов.

Китай намерен увеличить финансовую поддержку строительству «Одного пояса и одного пути». Будет вложено дополнительно 100 млрд юаней в Фонд Шелкового пути. Поддерживаем финансовые структуры развития за счет фондов за рубежом в китайских юанях, предполагаемый размер достигнет 300 млрд юаней. Государственный банк развития Китая, Эксим банк Китая предоставляют целевые кредиты на сумму 250 млрд и 130 млрд юаней для поддержки инфраструктурного, производственного и финансового сотрудничества в рамках «Одного пояса и одного пути».

Китай готов активно развивать со странами-участницами «Одного пояса и одного пути» взаимовыгодное торгово-экономическое партнерство, создать благоприятные условия для торговли и инвестиций, строить сеть свободной торговли в интересах экономического роста региона и всего мира. На полях недавнего форума «Один пояс и один путь» были подписаны соглашения о торгово-экономическом сотрудничестве с более чем 30 странами, доработаны с заинтересованными странами соглашения о свободной торговле. С 2018 года в Китае будет проводиться международная Экспо по импорту.

Китай готов со всеми странами укреплять инновационное сотрудничество. В течение предстоящих пяти лет 2500 молодых ученых будут приглашены на краткосрочную научно-исследовательскую работу в Китае, будут обучены у нас 5000 научно-технических и управленческих специалистов и введены в действие 50 совместных лабораторий. Будем создавать платформу сервиса для обработки больших данных охраны экосистемы, выступать с инициативой о создании международного союза зеленого развития «Одного пояса и одного пути» и оказывать заинтересованным странам помощь в противодействии климатическим изменениям.

На ближайшие 3 года Китай предоставит грант в размере 60 млрд юаней для реализации проектов по улучшению жизни населения. Предоставим развивающимся странам вдоль «Одного пояса и одного пути» оперативную продовольственную помощь на 2 млрд юаней, увеличим взнос в Фонд помощи кооперации «Юг — юг» на 1 млрд долларов, реализуем 100 проектов «Очаг счастья», 100 проектов «Помощь малообеспеченным», 100 проектов «Выздоровление». Соответствующим международным организациям будет выделен 1 млрд долларов в виде помощи в реализации проектов для стран-партнеров вдоль «Одного пояса и одного пути».

Китай готов создать механизм последующих контактов нынешнего форума, учредить центр исследования финансово-экономического развития, центр содействия строительству «Одного пояса и одного пути», вместе с многосторонними банками развития открыть центр финансового сопровождения многостороннего развития, с МВФ открыть центр по укреплению потенциала, создать сеть сотрудничества общественных объединений, образовать новые площадки гуманитарного сотрудничества вдоль Шелкового пути, в том числе пресс-союз, лигу музыкального образования.

Строительство «Одного пояса и одного пути» имеет глубокие корни в истории Шелкового пути. Оно обращено к Евразии и Африке, открыто для всех друзей. Вне зависимости от места происхождения все страны, пусть азиатские и европейские, африканские и американские, могут в нем участвовать. Строительство «Одного пояса и одного пути» реализуется путем совместного согласования, а результаты, разумеется, будут доступны для всех его участников.

Строительство «Одного пояса и одного пути» — дело великое, которое невозможно без великой практики. Давайте шаг за шагом двигаться вперед, по крупице накапливая позитивные результаты, приносить ощутимую пользу миру и народам всех стран.

Китай > Внешэкономсвязи, политика > trud.ru, 30 июня 2017 > № 2227584 Си Цзиньпин


Китай. ДФО > Транспорт. Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 29 июня 2017 > № 2232555 Иван Зуенко

Придут ли китайские инвестиции в порты Дальнего Востока

Иван Зуенко

Своего порта на Японском море у Китая нет, и Россия могла бы этим воспользоваться. Но для реализации задумки с привлечением китайских грузов необходимо, с одной стороны, упростить трансграничный контроль, а с другой – серьезно вложиться в дороги и порты. Учитывая, что оба вопроса – прерогатива самой России, вопрос о реализации международного транспортного коридора «Приморье» завис всерьез и надолго

3–4 июля состоится визит в Россию председателя КНР Си Цзиньпина. От встречи с лидером Китая, как водится, ожидают подписания множества меморандумов и соглашений. Министр по развитию Дальнего Востока Александр Галушка уже анонсировал, что будет подписано межправительственное соглашение о развитии международных транспортных коридоров (МТК) «Приморье-1» и «Приморье-2». Тема этих коридоров не первый раз поднимается в повестке российско-китайского сотрудничества. Есть надежды, что они станут мощным стимулом для развития местной экономики. Но и серьезные сомнения в их будущей востребованности и целесообразности капиталовложений.

Что есть что

Оба коридора планируется создать на базе уже существующей инфраструктуры. МТК «Приморье-1» – это маршрут, соединяющий провинцию Хэйлунцзян с портами Владивосток, Находка и Восточный. Фактически это отрезок Китайско-Восточной железной дороги (КВЖД), построенной еще в 1890-х годах. В те времена Россия взяла концессию у Цинской империи и провела железную дорогу от Байкала к Владивостоку кратчайшим путем – через Маньчжурию. КВЖД действительно стимулировала индустриализацию и урбанизацию региона, но Китай получил ее в собственность только 60 лет спустя, в 1953 году.

Нынешний центр Хэйлунцзяна, город Харбин, был основан строителями КВЖД. Приграничный городок Суйфэньхэ – это в прошлом станция Пограничная. Именно через них проходит и железнодорожная, и автомобильная составляющая коридора. Расстояние от российско-китайской границы до порта Восточный (мощность около 65 млн тонн в год) чуть менее 400 километров.

Каждый раз, когда чиновники отчитываются о том, что по МТК перевезено столько-то грузов, нужно понимать, что такие перевозки начались более ста лет назад. Объемы грузов, перевозящихся сейчас по концепции МТК (то есть из Китая транзитом через Приморье), невелики: 60 тысяч тонн в 2016 году, из которых 80% – лесоматериалы. Это лес, который ввозится из России (в том числе нелегально), пилится в Китае в двух шагах от границы, после чего транзитом вывозится в южные провинции КНР.

МТК «Приморье-2» – более короткий и более перспективный маршрут. Он соединяет провинцию Цзилинь с небольшими портами Хасанского района: Посьетом, Славянкой, а также портом в бухте Троицы, где в дополнение к существующей пристани (грузооборот 300–400 тысяч тонн в год) группа «Сумма» хочет построить новую инфраструктуру – порт Большое Зарубино (планируемая мощность до 100 млн тонн в год).

Расстояние от границы до портов всего около 70 км. Но их существующая мощность невелика, а для строительства Большого Зарубино нужно не менее 200 млрд рублей. Можно, конечно, везти товары и дальше: во Владивосток и Восточный. Впрочем, из-за того что через устье реки Раздольной нет моста, транспорту необходимо идти в объезд, что делает такую схему гораздо менее привлекательной.

Маршрут МТК «Приморье-2» проходит в непосредственной близости от устья реки Туманной, Тумангана – стыка границ трех государств, Китая, КНДР и России. Географический фетишизм, которым наполнены презентационные каталоги региональных властей, обычно представляет это место будущим Клондайком международного сотрудничества. Но нужно понимать, что «стык границ» образовался в месте, где сходятся наименее развитые периферии своих стран. Образовался он, кстати, при весьма примечательных обстоятельствах, о которых следует рассказать отдельно, так как без этого дальнейшие злоключения нового Клондайка могут быть непонятны.

История с географией

В 1860 году в разгар Второй опиумной войны, когда британские и французские войска стояли буквально у стен Пекина, столицы дряхлеющей Цинской империи, русский дипломат граф Игнатьев заключил с китайцами договор об определении восточной границы между странами. Маньчжуры уступили России территорию нынешнего Приморского края – формально принадлежащую им, но фактически Пекин ее уже не контролировал.

Новые владения России вытянулись вдоль побережья, причем на самом юге образовалась совсем узкая полоска, около 20 километров в ширину. Причина в том, что Россия, имевшая виды на Корейский полуостров, стремилась получить к нему прямой сухопутный мост. Маньчжурия, таким образом, потеряла выход к Японскому морю. Вряд ли об этом кто-то тогда задумывался. Маньчжурская династия пала спустя полвека, и на ее руинах было образовано многонациональное китайское государство. Примерно тогда же Корея была аннексирована Японией.

В 1938 году СССР и Япония сошлись в приграничном конфликте у озера Хасан – буквально в паре километров от стыка границ. После этого район переименовали в Хасанский и на всякий случай перестали развивать в нем что-либо, кроме оборонного потенциала. Единственное, что было построено (опять же с военно-стратегическими целями), – это железнодорожная ветка от Уссурийска до границы с Кореей. Сейчас по ней ходит только один поезд в неделю, которым местные жители не пользуются, так как состав идет медленно, а станции находятся вдалеке от населенных пунктов.

В результате Хасанский район – это самые красивые в регионе пляжи, два заповедника и один национальный парк «Земля леопарда», но минимум экономического развития. Местные порты в разы уступают по мощности Владивостоку и Находке. Двадцатикилометровая железнодорожная ветка к ближайшему китайскому городку Хуньчунь была построена только в конце 1990-х годов, но почти сразу закрылась из-за банкротства и до сих пор не функционирует в полной мере.

Для того чтобы связать границу с близлежащими портами, нужно строить и новую железнодорожную ветку, и новую автодорогу, поскольку качество имеющейся не позволяет использовать ее для крупнотоннажных грузовиков. До 1990-х годов это была обычная грунтовка, которой пользовались в основном военные. Ее заасфальтировали только в прошлом году, когда был открыт «первый в России экологический туннель» под Нарвинским перевалом. Его проложили, чтобы дальневосточные леопарды (всего около 60 особей в мире, единственный ареал обитания – Хасанский район) могли гулять по лесу, не меняя привычных троп.

Китай здесь совсем близко. Китайские туристы ездят из Хуньчуня на так называемую башню Дракона и Тигра». С нее видно устье Туманной, железнодорожный мост из России в Северную Корею, построенный в годы корейской войны, и морской залив. Но порта на Японском море у Китая нет.

Бермудский треугольник сотрудничества

С началом экономических реформ в Китае и России стали множиться проекты совместного освоения стыка трех границ. Будущее «туманганского треугольника» в них неизменно рисовалось в самых радужных красках. Местным землям прочили судьбу дельты реки Чжуцзян, а кандидатами на роль «северного Шэньчжэня» назывались и Хуньчунь, и Суйфэньхэ.

Некоторые проекты вызывали у соседей Китая больше беспокойства, чем оптимизма. Так, в конце 1980-х годов Китай выступил с инициативой создания международной специальной экономической зоны Туманган, в которую должны были войти приграничные территории КНР, КНДР и России. В устье реки предполагалось создать транзитно-транспортный хаб для перевозки продукции местного производства на рынки АТР и Европы. Русло реки Туманной предполагалось углубить, договориться с соседями о беспрепятственном проходе судов через шестнадцатикилометровый отрезок, где граничат только Россия и КНДР, а на китайской территории построить крупный порт и многомиллионный город в придачу.

Подобное развитие событий, конечно, не устраивало Россию и КНДР, у которых были свои порты. Они были не против посотрудничать с Китаем, но только с использованием своей инфраструктуры. Противоречия между партнерами по туманганскому проекту фактически похоронили его еще в середине 1990-х. Однако китайцам удалось пролоббировать поддержку со стороны ООН, и с 2005 года проект существует под вывеской «Расширенной Туманганской инициативы». Ее цели трактуются максимально широко, штаб-квартира находится в Пекине, а перспективы реализации равны нулю.

Концепция МТК «Приморье» выросла из туманганской идеи. Ее начали продвигать дальневосточные политики и эксперты после того, как Китай в начале 2000-х стал активно использовать для перевозки своих грузов северокорейский порт Раджин. Основная идея – задействовать приморские порты для операций с грузами из Китая, а также Кореи, Японии и даже Монголии. Причем, если изначально наиболее перспективной считалась перевозка китайских товаров для американского и японского рынков, то теперь доминирует другая идея фикс: использовать российские порты для внутреннего транзита китайских грузов север – юг.

Эта концепция базируется на двух тезисах. Согласно первому, внутрикитайские железные дороги якобы перегружены, что делаtт перевозку из северо-восточных провинций куда-нибудь на юг делом дорогим и хлопотным. Согласно второму, порт Далянь, на который замыкается Северо-Восточный Китай, уже не справляется с потоком грузов, да и везти товар для него из приграничья намного дальше, чем до близлежащих российских портов.

Однако, как это часто бывает, когда российско-китайское сотрудничество переходит от высокой геополитики к конкретным проектам, возникли трудности.

Во-первых, статистика показывает, что грузооборот китайских железных дорог падает, а протяженность дорог, напротив, постоянно растет. Во-вторых, пропускная способность портов города Далянь (их несколько) составляет 420 млн тонн в год – солидный показатель даже для такой мощной экономики, как китайская. В-третьих, на пути товаров из Китая до портов Приморья есть два серьезных препятствия. Первый – это отсутствие современных пунктов погранпропуска и громоздкие трансграничные процедуры, даже для транзитных грузов. Второй – российское бездорожье и неразвитость портовой инфраструктуры.

Выяснилось, что для реализации задумки с привлечением китайских грузов необходимо, с одной стороны, упростить трансграничный контроль, а с другой – серьезно вложиться в дороги и порты. Учитывая, что оба вопроса – прерогатива самой России, вопрос о реализации МТК завис всерьез и надолго.

Счастливый конец?

Новая волна риторики о создании МТК связана с бурной деятельностью Министерства по развитию Дальнего Востока. В начале 2016 года министерство за 25,5 млн рублей заказало аналитику по развитию транспортных коридоров у компании McKinsey. В декабре концепция была утверждена двумя вице-премьерами: курирующим Дальний Восток Юрием Трутневым и курирующим транспорт Аркадием Дворковичем.

Сначала обнадеживали и частные инвесторы. Группа «Сумма» в мае 2014 года во время визита Владимира Путина в Китай подписала с властями провинции Цзилинь соглашение о содействии реализации строительства Большого Зарубино. В июне проект был презентован на Первом российско-китайском ЭКСПО в Харбине. А в ноябре на полях саммита АТЭС с представителями китайской госкомпании China Merchants Group было подписано очередное соглашение о намерениях.

Пока намерения на практике реализуются не очень активно. Не получив государственное финансирование в размере около 80 млрд рублей, «Сумма» заморозила стройку порта. Потенциальные инвесторы хотели бы получить гарантии от китайских грузоотправителей. А грузоотправители хотели бы сначала видеть порт и дорогу к нему.

Для доработки МТК до мощностей, отраженных в утвержденной концепции, требуется около 300 млрд рублей. В эту сумму входит строительство не только порта (самый лакомый кусок для бизнеса), но и подъездных путей, ЛЭП и всей сервисной инфраструктуры. Учитывая уникальную природу мест, желательно использовать дорогостоящие экологичные технологии. Одна только новая автодорога от границы до Зарубино обойдется минимум в 37 млрд рублей, и денег на нее нет ни у «Суммы», ни у государства. Как вариант обсуждалась даже идея отдать дорогу в концессию китайским инвесторам, но те интереса не проявили. Впрочем, они вообще пока очень осторожны.

Китайцев можно понять. Например, по данным McKinsey, контейнер, направленный из приграничного Муданьцзяна в Шанхай через Далянь преодолевает этот путь за 85 часов, а стоимость доставки составляет $1,2 тысячи. Путь через Владивосток хоть и короче в три раза, растягивается до 220 часов (большая часть приходится на трансграничные процедуры). Расходы при этом будут выше на 5–15%.

Дело тут не только в щепетильности российских таможенников и пограничников, но и в условиях, в которых они работают. Средства на модернизацию погранпереходов были выделены «Росгранице» еще в 2010 году. Спустя семь лет ничего не изменилось, сама «Росграница» уже год как упразднена, а ее функции переданы в «Росгранстрой», структуру Минтранса.

Учитывая транзитный характер грузов и статус «свободного порта Владивосток», распространяющийся на территорию МТК, упрощение трансграничных процедур вполне реально. Но вопросы в отношении проекта все равно остаются. Непонятно, верны ли оценки загрузки со стороны китайцев. Пока они базируются на умозрительных допущениях. А на деле приграничные уезды КНР, из которых возить в Приморье ближе, чем в Далянь, развиты слабо.

В основном отсюда возят низкомаржинальные зерно и уголь. Контейнерные грузы производятся в провинциальных центрах Цзилини и Хэйлунцзяна, однако эти города находятся на магистралях, напрямую выходящих на порт Даляня, а также внутрикитайскую сеть автомобильных и железных дорог. Тезис, что местным грузоотправителям будет привлекательно возить грузы транзитом через Россию, пока звучит не слишком убедительно.

Доклад McKinsey оценивает потенциальные объемы грузооборота между северо-восточными и южными провинциями КНР в 250–300 млн тонн в год, из них около 150 млн тонн приходится на уголь, а еще 80 – на кукурузу и сою. Задача МТК – привлечь 30 млн тонн с перспективой увеличения до 45 млн тонн. Никаких гарантий, что эти грузы будут пущены через приморские порты, китайская сторона предоставить не может. Коммерческим грузам сложно указывать – они повинуются только логике бизнеса. А государственные компании, которые доминируют в производстве насыпных грузов, наверняка предпочтут поддержать отечественного (даляньского) стивидора.

Pro et contra

Какие же выгоды сулит России развитие МТК? При той схеме, которая продвигается сейчас, все замыкается на обслуживание китайских грузов, которые будут возиться китайским транспортом, и даже новую железнодорожную ветку до Зарубино, как считают в министерстве, нужно построить с китайской колеей. Роль России в этом случае сводится к предоставлению своей логистической инфраструктуры. Вся прибыль – в стивидорных услугах и, грубо говоря, «торговле пирожками»: оказании сопутствующих услуг.

Плюс три тысячи рабочих мест даст строительство объектов МТК. Еще столько же человек будет работать в портах, если сбудутся предсказания по китайским грузам. Как считают в Минвостокразвития, к 2030 году, если удастся достичь максимальных целей, ВРП Приморского края может повыситься на 30%. Реальные цифры, очевидно, будут намного ниже, но и это лучше, чем ничего.

Следует помнить и о рисках. Во-первых, если не применять при строительстве экологичные методы, пострадает уникальная природа Хасанского района. Леса, в которых живут находящиеся на грани истребления гималайские медведи, дальневосточные леопарды и тигры, а также побережье, обладающее огромным туристическим потенциалом.

Во-вторых, если коридоры доделывать за бюджетный счет (к чему на данный момент все идет), велика вероятность, что миллиарды рублей будут потрачены с низким КПД. Даже существующие портовые мощности используются не полностью, что признает и доклад McKinsey.

Поэтому очевидно, что все упирается в поиск добровольцев, за чей счет можно было бы оплатить дорогостоящую стройку. Ожидается, что в амплуа добрых волшебников выступят наши китайские друзья. В своем заявлении Александр Галушка упоминает неких «частных инвесторов» и апеллирует к «политическому решению китайской стороны». Однако конкретики в этих словах нет и, как показывает практика, может еще долго не быть.

То, что во время визита Си Цзиньпина подпишут очередной меморандум о взаимопонимании и сотрудничестве, сомневаться не приходится. Высокий уровень российско-китайского сотрудничества всегда нужно доказывать и себе, и всему миру десятками соглашений, которые подписываются в ходе визитов первых лиц. Большая часть из них так и останется на бумаге. И может быть, даже хорошо, что останется.

Китай. ДФО > Транспорт. Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 29 июня 2017 > № 2232555 Иван Зуенко


Италия. Узбекистан. Китай > Миграция, виза, туризм. СМИ, ИТ > camonitor.com, 28 июня 2017 > № 2224419

Узбекистан на первом месте среди самых доступных туристических мест

Итальянское издание составило рейтинг доступных для посещения мест, первые два места заняли Узбекистан и Китай

В преддверии летних отпусков и деловых поездок обозреватели одного из самых популярных изданий Италии ilSole24ore совместно с экспертами международной компании Ig составили рейтинг самых доступных для посещения летом 2017 года стран мира.

Узбекистан занял первое место, Китай — второе.

При составлении оценки были использованы 5 следующих факторов: обменный курс, стоимость жизнь, цены на авиабилеты, страновой риск и климат. Для повышения достоверности итальянские исследователи использовали такие известные международные индексы, как Bic Mac, рассчитанный британским журналом The Economist, а также базу данных портала Numbeo.

Как отмечает стратег по рынкам компании "Ig" Филиппо Диодович, Узбекистан является одним из наших любимых мест благодаря низким расходам на международные авиаперелеты и, особенно, недорогой стоимости жизни.

Примечательно, что итальянская газета именно с Узбекистана начала свой рассказ о "великолепной семерке" или, как указано в статье, "семь раев на земле", отобранной экспертами из всех регионов мира.

В частности, исследователи опровергают миф о том, что на азиатских территориях преобладают засушливые степи с несколькими достопримечательностями.

"Узбекистан, по территории которого на протяжении более двух тысяч лет проходил Великий Шелковый путь, соединяющий Азию со Средиземноморьем, богат достопримечательностями и обладает наиболее яркой историей среди государств Центральной Азии. Это земля несравненного очарования и красоты, богатая памятниками ЮНЕСКО" — подчеркивает итальянское издание.

Европейские аналитики отмечают, что именно комплексный подход сделал наиболее реалистичными полученные выводы о привлекательности каждого из туристических направлений, пишет ИА "Жахон".

Эксперты газеты ilSole24ore и аналитики компании Ig подчеркивают, что данное исследование может рассматриваться как руководство по международным путешествиям на ближайшую перспективу.

Источник - Sputnik

Италия. Узбекистан. Китай > Миграция, виза, туризм. СМИ, ИТ > camonitor.com, 28 июня 2017 > № 2224419


Китай. США > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 26 июня 2017 > № 2220924 Андрей Дикарев

Китайско-американские отношения при Дональде Трампе. Время перемен или продолжение борьбы за гегемонию?

Андрей Дикарёв, Ведущий научный сотрудник Центра исследований Восточной Азии и ШОС МГИМО МИД России, кандидат исторических наук

Трамп или клинтон? Предпочтения китайского общества

За день до президентских выборов в США журнал «Форин полиси» опубликовал крайне любопытную статью под названием «Почему китайская элита поддерживает Хиллари Клинтон»1. Авторы предполагали, что Трамп, несмотря на его резкие предвыборные высказывания, займет по отношению к Китаю более мягкую позицию, нежели Клинтон, но глобальная нестабильность, которой он может весьма поспособствовать в ранге президента, не принесет в конечном счете пользы Китаю.

Беседы с рядом высокопоставленных деятелей Китая в период президентской кампании подтверждают, по мнению этого журнала, что многие китайские политики явно на стороне Клинтон именно потому, что, как они полагают, президентство Трампа будет катастрофой для Соединенных Штатов.

Хотя на поверхности явлений многие политические шаги Трампа в экономике, политике, военной сфере могут оказаться более благоприятными для Китая*, (*Так, Трамп не очень склонен раздувать проблему нарушения прав человека; вполне возможно, что он сократит военную поддержку Японии и Южной Кореи; да и сам его проект по ограничению китайского импорта в США тоже вполне может оказаться плюсом для Китая, озабоченного строительством более устойчивой экономики, ориентированной на внутренний рынок.) китайские элиты парадоксальным образом предпочли бы более предсказуемую Клинтон, поскольку именно для Штатов и их глобальной стратегии она - более подходящий президент. Глобальная нестабильность - это именно то, что больше всего волнует Китай. Клинтон в этом смысле предсказуема. С точки зрения неустанного беспокойства о стабильности, как международной, так и внутренней, именно Клинтон для Китая представлялась многим предпочтительнее Трампа.

Многие из намерений Трампа казались соответствующими китайским приоритетам. Его идея ликвидировать структуру американских союзов в Азии (если, конечно, она будет осуществлена, пока что в этом есть сомнения) сильно укрепила бы военные позиции Китая по отношению к его основному сопернику - Японии. В отличие от Клинтон, Трамп поддержал подавление властями студенческих протестов на Тяньаньмэнь еще в своем давнем интервью 1990 года. На дебатах 2016 года он заявлял, что не поддерживал мероприятия Пекина, но продолжал называть протесты «бунтом», используя лексику, принятую в китайском руководстве. И поскольку Трамп позиционирует себя как опытный делец, китайская бюрократия - известная всему миру как твердый переговорщик - к Клинтон относится более серьезно. «Клинтон будет жестко вести себя по отношению к Китаю, - сказал один высокопоставленный чиновник. - Ну а Трамп? - спросили его. - С Трампом мы как-нибудь справимся», - усмехнулся собеседник корреспондента «Форин полиси». Любопытно, что в похожем ключе выступил и известный эксперт из шанхайской Академии общественных наук (АОН) Пань Давэй: «Трамп прежде всего купец, а уж с купцами нам не привыкать справляться…»**. (**На встрече с сотрудниками Института актуальных международных проблем Дипломатической академии МИД РФ в январе 2016 г.)

Тем не менее многие из политической элиты Пекина полагали, что риски и неопределенность президентства Трампа перевешивают возможные благоприятные факторы. Изоляционизм Трампа и его пренебрежение многосторонними институтами способны создать вакуум силы на международной арене, заполнить который Пекин пока не готов.

Один влиятельный китайский ученый анонимно высказался, что победа Трампа станет сильным ударом по глобальному управлению и самой глобализации. Эти две международные тенденции чрезвычайно благоприятны для Китая и, судя по выступлению Си Цзиньпина в Давосе, Китай их принципиально одобряет и поддерживает2.

Другие эксперты накануне выборов оценивали перспективы установления благоприятных отношений КНР и США при Трампе совершенно в ином ключе. «Если бы я был врагом Америки, - рассуждал Жэнь Сяо, бывший дипломат и профессор Фуданьского университета в Шанхае, - я бы рассчитывал на избрание Трампа… он приведет внутреннюю и внешнюю политику в хаос. Но как друг Америки, думаю, что Клинтон будет лучшим президентом…»3.

Можно утверждать, что в политической элите Китая стремление к предсказуемости и стабильности перевешивает любое ликование по поводу ослабления интереса Америки к Азии. Что касается простых людей (то есть не политической и интеллектуальной элиты), то здесь ситуация особая. Как никогда, много китайцев активно и постоянно следят за ситуацией в США*. (*В 2007-2015 гг. число посетивших США граждан Китая достигло 2,5 млн., быстро растет число учащихся в американских колледжах и университетах - в настоящее время таковых уже более 300 тыс.) Неудивительно, что огромное количество китайских блогеров обсуждали в сетях перспективы выборов. Нижеследующие выводы основаны на контент-анализе китайской блогосферы, сделанном аналитиком Заком Дихтвальдом4.

Как ни странно, большинство живущих в США китайцев высказывали предпочтение Трампу, судя по этим обсуждениям в сети. В самом же Китае обоих кандидатов рассматривали отнюдь не с точки зрения того, кто из них сможет управлять Америкой более ответственно и безопасно. Их образ в глазах китайских пользователей Интернета складывался так: коррумпированный чиновник (демократический кандидат) против народного защитника (республиканский кандидат). Если бы голосовал Китай, то он также был бы на стороне Трампа. При всей своей сердитой риторике в адрес Китая Трамп успешно убедил его жителей в том, что Клинтон напоминает типичного негодяя китайской политической сцены: коррумпированный политик, закадычный друг большого бизнеса, который злоупотребил своим положением, чтобы добиться богатства и власти. Для китайца мало кто хуже чиновника-хапуги, поэтому настойчивые уверения Трампа, что Клинтон - преступница, особенно остро отзывались в китайском массовом сознании*. (*Согласно опросам общественного мнения, проведенным в 2015 г. коррупцию в Китае считают более острой проблемой, чем загрязнение окружающей среды, безопасность продуктов питания и растущий разрыв в благосостоянии верхов и низов общества. По подсчетам маркетологов, около 50% предметов роскоши в Китае приобретается с целью подарка правительственным чиновникам.)

Даже грязноватые сексуальные истории, выявившиеся во время предвыборной кампании, похоже, не слишком поколебали настроения поклонников Трампа в Китае. Любовницы и внебрачные связи в этой стране считаются неизбежным приложением к официальному статусу. Всплывающие в сети скандалы и разоблачения партийных чиновников - частые явления в Китае, они считаются методами жесткой борьбы за власть. Так что здесь симпатии обитателей сети также оказались на стороне скорее Трампа, чем его якобы жертв.

И позиционирование Трампом себя как фигуры, не входящей в истеблишмент, благосклонно оценивается китайскими блогерами. В китайских сетях Трамп удостоился даже сравнения с Дэн Сяопином, который стремился отказаться от политической идеологизированности со своим тезисом о кошке и мышах, что позволило Китаю открыть двери для иностранных инвестиций, начать преобразовывать страну. «Что имеет в виду Трамп, когда говорит: «Америка - это главное»? Не то, что она возглавляет мировой порядок, - нет, это означает: мне не важно, что делается в Европе, на Ближнем Востоке, в Восточной Азии. «Дела моей страны - во главе угла», - отвечает сам себе китайский блогер»5.

ЗАТЯНУВШАЯСЯ НЕОПРЕДЕЛЕННОСТЬ

Итак, в ходе президентской кампании 2016 года Д.Трампом были сделаны многочисленные, причем часто противоречивые, заявления на внешнеполитические темы. И хотя в них и просматривалась определенная тенденция, в том числе и по отношению к КНР, предсказать реальный курс новой администрации исключительно на основе предвыборных обещаний оказалось практически нереально.

При этом некоторые прогнозы звучали вполне определенно: «Президентство Трампа не означает, что США уйдут из Южно-Китайского моря, скорее оно явится продолжением политики «региональной гегемонии» - таково мнение ученых, подготовивших доклад для одного из китайских мозговых трестов. У Шицунь, директор Института по исследованию Южно-Китайского моря (ЮКМ) (пров. Хайнань), уверен, что кардинальных изменений в американской политике в ЮКМ не произойдет. Чжу Фэн, директор Центра Южно-Китайского моря при Нанкинском университете, считает, что в военной политике Трампа в АТР будет больше преемственности, нежели перемен. «Возможно, он не будет употреблять термин «ребалансировка», но саму политику, по всей вероятности, сохранит. Его администрация не явится исключением по сравнению с предыдущими республиканскими администрациями, которые неизменно начинали с увеличения военных расходов»6.

Другие эксперты предсказывали, что Трамп предпримет в регионе несколько резких по отношению к Пекину военных шагов, чтобы обозначить свою позицию, а затем отступит, чтобы дать бой уже на экономическом направлении7.

Прогнозов появлялось много, и самых разных, поскольку поначалу было совершенно неясно, чего хочет Трамп применительно к Китаю в принципе и на что со стороны последнего он рассчитывает. Ясности, впрочем, нет и по сей день.

В результате, по удачному выражению одного российского политолога, барометром глобальной неопределенности на исходе 2016 года стал «Твиттер» Д.Трампа. И Председатель КНР Си Цзиньпин в новогоднем обращении к народу вполне определенно предсказал (глядя в том числе на показания этого барометра), что 2017 год будет годом неопределенности.

Си Цзиньпин имел в виду главным образом внешнеполитическую составляющую событий, которые увидит мир в наступившем году. Как явствовало из его выступления, Китай особенно волнует возможное включение в американскую внешнеполитическую повестку проблем территориальной целостности Китая и его морских прав.

Иными словами, Китаю надлежало быть готовым к новым обострениям отношений с Америкой, в первую очередь относительно статуса Тайваня и ситуации в Южно-Китайском море. Не исключались также «торговые войны» в тех или иных форматах между двумя крупнейшими экономиками мира, тем более что на это более чем не-двусмысленно намекал Трамп в пылу предвыборной борьбы.

Накануне инаугурации и в первые недели президентства эксперты не уставали выдвигать предположения о мотивах предвыборных заявлений и возможных действиях Трампа.

Его агрессивная риторика насчет повышения тарифов, например, могла, по мнению некоторых, быть просто проявлением его врожденных «воинственных черт характера». Согласно его установкам, Китай - угроза, эта страна понимает только силу. Но возможен и другой вариант - он хочет предложить сделку тому, кого считает главным соперником США. В этом случае подобная риторика - всего лишь попытка занять более выгодную позицию для неизбежно предстоящих переговоров.

Какая бы интерпретация ни оказалась верной, несомненно одно - первые внешнеполитические шаги Трампа выглядели вполне определенно: наступательная позиция в тех сферах, где взгляды сторон расходятся. Это неизбежно повлекло за собой временное возрастание напряженности на линии КНР - США.

Следующая серия показаний «барометра Трампа», которые, по понятным причинам, вызвали исключительное внимание, появилась некоторое время спустя после победы Трампа на выборах. Главные события на китайском направлении произошли в начале декабря 2016 года.

РЕАКЦИЯ В МИРЕ НА РАЗГОВОР ТРАМПА С ЦАЙ ИНВЭНЬ

И ПРОБЛЕМА «ОДНОГО КИТАЯ»

Беспрецедентный шум в мировой прессе и политологии поднялся из-за нескольких строчек в «Твиттере» Трампа, из которых мир узнал всего лишь следующее: «Президент Тайваня позвонила мне сегодня (2 декабря*), (*Любопытно и многозначительно, что звонок с Тайваня последовал на следующий день после завершения визита Киссинджера в Пекин, который расценивался как попытка то ли рекогносцировки, то ли «наведения мостов».) чтобы поздравить с победой на президентских выборах… Интересно, как это - мы продаем Тайваню оружие на миллиарды долларов, а мне, значит, нельзя даже принять поздравление по телефону», - написал Трамп, видимо, реагируя на некую критику самого факта его беседы. Несмотря на то что инициатива звонка исходила, как подчеркнул в вышеприведенном тексте сам Трамп, от Цай Инвэнь, далеко не все представители истеблишмента и не все аналитики ему поверили, особенно когда выяснилось, что в десятиминутном разговоре с Трампом участвовали со стороны Тайваня начальник Национального совета безопасности Джозеф Ву, министр иностранных дел Дэвид Ли и спикер президента Алекс Хуан. Как сообщают тайваньские источники, Тайвань тем самым выражал надежду, что новая администрация США поддержит Тайвань в стремлении к большему участию в международных делах и большему вкладу в глобальную повестку.

«Еще в ноябре китайские чиновники высказывали нечто вроде осторожного оптимизма, считая, что смогут угомонить Трампа», - отмечает А.Фридберг, китаевед из Принстонского университета. В декабре в официальной прессе постепенно набрала обороты жесткая риторика, а закончилось все на этом этапе захватом американского подводного беспилотника близ Филиппин 15 декабря, на что реакции со стороны США практически не последовало, и демонстративным походом китайского авианосца «Ляонин» по восточной части Тихого океана вокруг Тайваня в конце декабря8. А еще ранее, 8 декабря, Китай отправил стратегический бомбардировщик Сиань H-6, способный нести ядерное вооружение, вдоль своих морских границ - так называемой девятипунктирной линии9. Пекин явно посылал сигналы, что помыкать им не удастся10.

События в те декабрьские дни развивались стремительно. Вице-президент Майкл Пенс категорически отверг предположения о возможных изменениях во внешней политике США на данном направлении. Этот вопрос-альтернатива звучал со стороны СМИ неоднократно, и каждый раз представители Трампа ссылались на «звонок вежливости», отрицая какой бы то ни было принципиальный отход от прежнего курса. Им вторили в уходящей администрации.

Тем не менее газета «Вашингтон пост», ссылаясь на свои источники в окружении Трампа, предположила, что подобный разговор был запланирован давно и определенным образом соответствует предвыборным обещаниям новоизбранного президента занять более твердую позицию по отношению к Китаю как в торговле, так и по территориальным вопросам, под которыми со всей очевидностью имеется в виду вопрос об островах и навигации в ЮКМ11. Похоже, что к такой трактовке склоняются и некоторые российские наблюдатели. «На Западе поспешили с выводами: ну ошибся, не понял, с кем говорит, недоучел смысл политики «одного Китая». Так обобщил (представляется, что не совсем справедливо) реакцию западной политологии корреспондент ТАСС в Пекине А.Кириллов. По его мнению, Трамп «все понимает, но понимает по-своему, и несогласие у него вызывает чуть ли не весь комплекс китайско-американских отношений»12.

На фоне массированной негативной реакции в экспертном и медиасообществах на намек нового президента о возможности изменить подходы к политике «одного Китая» особый интерес вызывают крайне редкие пока в американских СМИ публикации «протрамповской» направленности, пытающиеся обосновать возможный «протайваньский» крен в китайской политике США. Одной из таких публикаций стала статья Рассела Сяо и Дэвида Аня, сотрудников вашингтонского аналитического центра Глобальный институт Тайваня, в журнале «Нэшнл интерест», аргументацию которой следует рассмотреть подробнее. Явно представляя собой мнение протайваньского лобби, статья делает упор, разумеется, на понятии «национальные интересы США» и настаивает главным образом на абсолютной законности действий Трампа:

«Несмотря на публичные протесты, ничто из того, что сказал или сделал Трамп в качестве новоизбранного президента, не идет вразрез с политикой США и законодательством. Трамп также вправе отвечать на телефонные звонки и «подвергать сомнению» политику предыдущей администрации, - пишут аналитики и продолжают: - Президент США обязан, согласно Конституции, следовать законам страны (lex terrae)* (*«Laws of the land» - этот термин употребляется в Конституции США в единственном месте - в статье 6, в которой говорится о приоритетах при следовании Основному закону.) при формировании политики. А согласно той же Конституции, договоры, заключенные Америкой с другими странами, являются законом»13.

В данном случае Сяо и Ань имеют в виду Акт об отношениях с Тайванем 1979 года и пытаются подвести концептуально-теоретическую базу под возможное изменение тайваньской политики США, определяемое, естественно, «национальным интересом»:

«В последние 45 лет американская политика по отношению к Тайваню основывалась на представлении, что главный интерес США заключается в участии в процессе разрешения разногласий между обеими берегами тайваньского пролива, а не в окончательной развязке этих разногласий, их определенном исходе… (курсив наш. - А.Д.); это, по определению, пассивная политика, которая уступала инициативу формирования того или иного исхода двум другим сторонам - Тайваню и КНР».

В общем, логика «протрампистов» на данном этапе сводится к следующему: во-первых, Президент США имеет в своем распоряжении достаточно инструментов и законную власть, чтобы выверять политику в отношении Тайваня, как сочтет нужным. Во-вторых, как полагают его сторонники, несмотря на весь поднятый в Штатах шум, новый американский президент - при всем его иконоборческом имидже - не изменяет американскую политику. Напротив, его администрация поднимает важный и фундаментальный вопрос о долгосрочной жизнеспособности текущей политики Штатов. Является ли это подготовкой к новому раунду «внешней политики с позиции силы» - пока неясно. Но последние события конца апреля показывают, что на одном из потенциально конфликтных направлений ожидаемых многими экспертами потрясений пока не произошло.

В случае с Тайванем, по сравнению с предвыборными заявлениями Трампа, маятник качнулся весьма резко в обратную сторону, причем с невиданной ранее амплитудой. Американский президент заявил, что в будущем возможность телефонных разговоров с главой тайваньской администрации он будет непременно согласовывать с властями КНР14.

Если серьезно отнестись к этому заявлению, оно означает не только полный отказ от прежних подходов к выстраиванию отношений в «треугольнике» Вашингтон - Пекин - Тайбэй, которые высказывал Трамп раньше, подчеркивая условный характер «политики одного Китая», но и выбор в пользу этой политики, зависящий от действий Пекина в ключевых для США сферах. Это фактически отказ от действовавшего в течение многих лет принципа не согласовывать с Пекином любые важные шаги по развитию связей с Тайванем.

По прогнозам российского эксперта И.Денисова, явных попыток провоцировать Пекин в тайваньском вопросе Трамп не допустит, но и от сотрудничества с Тайбэем в правовых рамках Акта об отношениях с Тайванем 1979 года также не откажется.

ГОССЕКРЕТАРЬ Р.ТИЛЛЕРСОН И ЮЖНО-КИТАЙСКОЕ МОРЕ

«Мы собираемся ясно дать Китаю понять, что ему следует остановить строительство островов и что доступ на эти острова должен быть закрыт», - заявил 11 января 2017 года Р.Тиллерсон Комитету Сената США по международным отношениям, где рассматривалась его кандидатура на пост госсекретаря.

Наблюдатели, интересующиеся азиатской политикой, были просто ошеломлены таким ответом Тиллерсона на вопрос о том, займет ли он более жесткую позицию по проблемам ЮКМ. Многие обозреватели предполагали, что он просто заговорился после пятичасового допроса в Комитете Сената по иностранным делам*. (*Он оговорился, в частности, сказав, что через ЮКМ проходит грузов на 5 трлн. долл. ежедневно, на самом деле - ежегодно.) Американская пресса не устает гадать, каковы могут быть последствия подобных заявлений.

«В 2008 году Р.Тиллерсон в качестве главы «Эксон Мобил» послал куда подальше Китай, пытавшийся заставить его компанию отказаться от проекта разведки газовых месторождений в водах, прилегающих к Вьетнаму, на которые претендует КНР» - буквально так выражается Б.Хэйтон, известный исследователь истории региона Южно-Китайского моря, и задается вопросом, не собирается ли Тиллерсон «сделать нечто подобное теперь уже от имени государства»15.

Последствия возможного претворения в жизнь вышеприведенных заявлений ясны. Единственное, чем США могут воспрепятствовать доступу Китая на его островные базы, - это размещение военного флота и угроза применения силы. Действительно ли Тиллерсон готов пойти на риск прямого конфликта между двумя сверхдержавами ради семи клочков суши вдали от американских берегов? Что ждет мир, если он имел в виду именно то, что сказал комитету Сената?16

Со спутниковых снимков видно, что строительство на спорных островах Спратли пока прекратилось. Базы еще обустраиваются, но земляные работы уже завершены. Вместе с тем имеются сильные подозрения, что Китай намеревается построить еще одну крупную базу на отмели Скарборо, в территориальных водах Филиппин**. (**Эта отмель до 1990-х гг. контролировалась Филиппинами при поддержке США, пока не были закрыты американские военные базы. Китайские суда контролируют отмель с апреля 2012 г.) Сенатор Д.Маккейн убежден, что конечная цель Китая - создать своего рода «треугольник» (базы на Параселах, Спратли и Скарборо), что сделает более удобным контроль над стратегическими водными артериями ЮКМ.

Можно вспомнить также, что сенаторы-республиканцы Маккейн и Салливен давно уже принуждали США перехватить инициативу в ЮКМ, а не просто реагировать на действия Китая. Таким образом, не исключено, что с приходом Тиллерсона такая стратегия будет иметь место, полагают американские эксперты. «Но Вашингтону надо будет очень тщательно объяснить, что происходит, иначе и Китай, и остальной мир сочтут подобные действия блефом и провокацией с американской стороны», - предупреждает Б.Хэйтон, фактически признавая огромные риски, порождаемые в наше время стратегией «мир с позиции силы»17.

Спикер Белого дома Шон Спайсер, которого попросили разъяснить провозглашенное Тиллерсоном намерение, сказал, что США должны защищать «международную территорию»18. Ему немедленно возразила М.Рапп-Хупер из Центра стратегических и международных исследований, указав, что термин «международная территория» не является неким юридическим понятием и не присутствует в морском или международном праве. «Заявления со стороны администрации заставляют предполагать, что она хочет инициировать конфликт с Китаем, не будучи в достаточной степени информированной о сути проблемы», - считает эксперт.

Обозреватели напоминают, что, после того как в 2001 году КНР вынудила американский разведывательный самолет приземлиться на острове Хайнань и задержала его экипаж, отношения США с Китаем оказались надолго замороженными. Теперь же КНР стала еще более сильным игроком как в экономическом, так и военно-политическом планах. Поэтому неадекватные заявления администрации Трампа по поводу ЮКМ будут, как никогда, тревожными и опасными.

Можно согласиться с мнением одного из членов американского Конгресса о том, что, «даже если Трамп намерен сдерживать Китай, его администрация утратила важные экономический и дипломатический рычаги воздействия, отказавшись от участия в ТТП, уменьшила степень доверия к США на пространстве от Токио до Ханоя, а Китай спешит между тем заполнить образовавшуюся геополитическую лакуну».

Говоря о китайской позиции, важно отметить, что официальный китайский ответ на высказывания Тиллерсона по поводу ЮКМ был относительно мягким. Официальный представитель китайского МИД Хуа Чуньин указала, что согласна с одним из пунктов выступления Тиллерсона, где тот признает разногласия, а также пересекающиеся интересы и необходимость консенсуса.

Таким образом, Пекин, похоже, продолжает в отношении внешнеполитических шагов администрации Трампа придерживаться позиции «поживем - увидим», но пребывает в неизменной готовности «дать отпор», разумеется, предпочтительно словесный.

СИ ЦЗИНЬПИН - ТРАМП: ПЕРВЫЙ САММИТ

6-7 апреля 2017 года в резиденции Мар-а-Лаго во Флориде состоялась встреча высших руководителей КНР и США. Обозреватели отмечали, что по сравнению с множеством китайско-американских саммитов минувших лет встреча в частной резиденции Д.Трампа была, возможно, самым необычным, если не сказать странным, мероприятием19.

Во-первых, обращает на себя внимание то, что первую встречу двух руководителей было запланировано провести не на официальной площадке, а в частном поместье Трампа. Автор статьи в журнале «Форин афферс» Эрик Ли трактует согласие Китая - страны, где повышенное внимание уделяют церемониальной культуре, - на такой формат первого личного знакомства, как чрезвычайный жест доброй воли со стороны Си Цзиньпина20. Вместе с тем важно отметить, что подобного приема удостоился до Си Цзиньпина только Синдзо Абэ, ближайший союзник США. Так что аналогичное приглашение китайскому лидеру можно трактовать как некий «дружественный аванс» Китаю со стороны Трампа. С другой стороны, как предполагает А.Кириллов, неформальность давала Китаю «дополнительный шанс оказать влияние на США по ключевым пунктам китайско-американских отношений»21.

Сделанные накануне саммита прогнозы относительно его перспектив в целом были сдержанными, но скорее благоприятными, пусть и при некоторых оговорках относительно соблюдения сторонами определенных условий. В то же время очень многих аналитиков чрезвычайно беспокоила пресловутая «непредсказуемость» нового президента. В недавнем интервью журналу «Тайм» Трамп возвестил, что является «инстинктивным человеком, инстинкты которого оказываются, как правило, верными». К сожалению, когда дело касается внешней политики, его инстинкты противоречат один другому» - говорится в статье в журнале «Форин полиси»22. О бессистемности внешнеполитических установок Трампа упоминает и Ф.Лукьянов, отмечая, что к ним вообще не следует прикладывать классические дипломатические лекала: «Трамп - человек инстинктов, а инстинкты отточены в постоянной борьбе за выживание, свойственной крупному бизнесу»23.

Тем не менее само избрание Трампа президентом рассматривается теперь некоторыми экспертами как возможность смены американской внешнеполитической парадигмы.

«Оба главы имеют схожий взгляд на мироустройство, что редкость в американо-китайских отношениях. Трамп пытается повернуть Америку вспять с малопонятного и затратного проекта переделки мира по собственному образцу, - считает Эрик Ли. - Он ставит Америку во главу угла. И Китай должен признать законность такой постановки вопроса и понимать, что лозунг «Америка - в первую очередь» отнюдь не означает, что Китай при этом - в последнюю очередь…»24. Эксперт предсказывал, что на саммите торговля между США и КНР пойдет по принципу «экономика в обмен на безопасность», и если подобную сделку удастся заключить, оба лидера продвинутся далеко вперед. «Такого уровня сделка была бы невозможна в дотрамповскую эпоху», - утверждал он.

Полной противоположностью высказанным Эриком Ли взглядам выглядит позиция китайского политолога, декана факультета международных отношений Университета Цинхуа Янь Сюэтуна, называющего все попытки установления конструктивных отношений между КНР и США «фальшивой дружбой». В своем интервью он подчеркивает, что с 1995 года, когда Китай объявил, что политика в отношении США будет строиться по принципу «не друзья, но и не враги», по сути, ничего не изменилось, и любые взаимоотношения двух стран - это игра с нулевой суммой, то есть усиление одного из партнеров возможно лишь при условии ослабления позиций другого25. В этом смысле китайский ученый с его нестандартной для китайского истеблишмента позицией (там чаще предпочитают рассуждать в терминах «обоюдного выигрыша» на основе новой концепции отношений между крупными державами, выдвинутой Си Цзиньпином в 2013 г.) как будто смыкается с нынешними ястребами в администрации вроде С.Бэннона*. (*Впрочем, этот одиозный персонаж уже вроде как не является определяющей фигурой в команде советников Трампа.)

Западные обозреватели замечали: отличие от предыдущих встреч американских лидеров с Си Цзиньпином и его предшественником Ху Цзиньтао в том, что теперь стороны словно бы зеркально поменяли некоторые свои позиции, по крайней мере на словах. «Вашингтон обычно требовал от Китая играть по общим правилам на глобальной арене и участвовать в больших международных проектах, вроде противодействия изменениям климата. После избрания Трампа уже Пекин выставляет себя защитником международного порядка, в том числе и свободы торговли, и добровольно включился в завоевание глобального лидерства в борьбе с глобальным потеплением, от которой администрация Трампа отреклась», - пишет Эмили Тамкин в журнале «Форин полиси»26.

Сделанные на саммите Трампом заявления действительно сильно отличались от многого, что он говорил во время своей предвыборной кампании и в первые дни после избрания. Что касается атмосферы встречи - в ней не было заметно (и вряд ли могло быть) каких-либо признаков враждебности или конфликтности.

Обозреватели отмечают, что из-за недостаточной подготовленности встречи на ней не случилось более того, что позволило двум лидерам и их командам просто познакомиться. По оценке посла КНР в США Цуй Тянькая, наиболее важный результат саммита заключается в том, что между двумя лидерами были установлены «эффективные рабочие отношения и личная дружба»27.

В США итоги саммита оцениваются в целом если не критически, то сдержанно. Любопытно, что американские политически активные блогеры, реагируя по горячим следам на последние высказывания Трампа по поводу отношений с КНР, чаще всего употребляют определение «erratic», что наиболее адекватно можно понять как «беспорядочные». В этом смысле с американской блогосферой солидарны, судя по всему, некоторые российские журналисты, которые характеризуют Трампа как «авторитарного микро-менеджера с импульсивной и хаотической манерой принятия решений»28.

В каком направлении будут или могут развиваться связи между США и Китаем после саммита в Мар-а-Лаго?

Американские политологи не без иронии отмечают, что в результате встречи Трамп обрел нового лучшего друга в лице Си Цзиньпина. По завершении саммита на совместной пресс-конференции с генсеком НАТО Трамп назвал отношения с Китаем «выдающимися» и предсказал, что многие потенциально плохие проблемы будут постепенно уходить в небытие.

В этот же день, 12 апреля, появились и другие признаки того, что администрация Трампа по отношению к Китаю пока что сменила гнев на милость. В интервью «Уолл-стрит джорнэл» Трамп дезавуировал свою прошлую оценку Китая как «валютного манипулятора» - а ведь этот тезис был положен во главу угла всей его предвыборной риторики, когда он обвинял Китай в некоем «обмане» и лишении американцев рабочих мест.

Обозреватели обращают внимание, что Трамп, воздавая хвалу Си Цзиньпину, как бы поменял его теперь местами с российским президентом: Си Цзиньпина он теперь узнал и вроде бы даже, как считает Трамп, «понял его намерения», а про В.Путина, которого во время предвыборной кампании оценивал положительно, он теперь говорит, что «не знает его». Таким образом, Трамп, помимо пресловутой «беспорядочности» своих заявлений, являет пример крайнего прагматизма тактических решений при продолжающемся видимом отсутствии внешнеполитической стратегии.

В общем, визит Си Цзиньпина закрепил подход Трампа к Китаю, наметившийся в последний месяц, а в России к этому времени окончательно поняли, что ожидать от Трампа какой-то особой благосклонности к нашей стране не приходится…

В озвученных при инаугурации 20 января кратких внешнеполитических тезисах новой администрации упоминание о Северной Корее в известном «ядерном» контексте с неизбежностью означало какое-либо политическое (мирное или нет - другой вопрос) взаимодействие с ее основным спонсором и покровителем.

Соответствующий реверанс в сторону Китая был сделан уже в феврале: в интервью агентству Рейтер Трамп утверждал, что Китай мог бы при желании легко сыграть решающую роль в денуклеаризации Корейского полуострова. Развитие событий в конце февраля 2017 года и заявление Китая о том, что ядерные планы КНДР - это проблема отношений главным образом между США и Северной Кореей и что не следует американскому президенту в таком случае давить на Китай, породили вал комментариев, среди которых были и рискованные советы Трампу строить отношения с Тайванем без оглядки на КНР29.

Что касается корейской проблемы, которой было уделено едва ли не главное место на саммите, говорить о какой-либо определенной сделке не приходится, пусть даже стороны в очередной раз согласились, что Пхеньян представляет серьезную угрозу миру в регионе. По словам пресс-секретаря Шона Спайсера, обе страны укрепят сотрудничество, направленное на то, чтобы «убедить КНДР… остановить свои незаконные ядерные и ракетные программы». Но в чем будет выражаться подобное «сотрудничество», какие именно шаги должен будет или сможет предпринять Китай для «сдерживания» корейской угрозы - пока совершенно непонятно.

Самое главное, что случилось во время визита (по крайней мере, по данному поводу медийного шума было больше всего), - это ракетный удар «Томагавками» по Сирии, о котором Си Цзиньпину было доложено во время ужина с Трампом. Совпала ли военная акция по времени с визитом или все это было заранее спланировано - на этот счет существуют разные мнения, очень многие склонны полагать, что это был хорошо рассчитанный демарш, адресованный в первую очередь Китаю: хорошо бы действовать сообща, но если что - и сами все можем. Впрочем, учитывая спонтанность проявления инстинктов Трампа, версия о совпадении тоже имеет право на существование30.

Как бы то ни было, нет свидетельств того, что Китай обиделся на эту, как полагают некоторые, «подставу»31. Что касается заявлений китайских чиновников, то они либо хранят молчание, либо, как официальный представитель МИД КНР Хуа Чуньин, высказываются решительно против не столько ракетных ударов по территории суверенного государства, сколько использования химического оружия в Сирии. И после того как Си Цзиньпин покинул США, Хуа Чуньин не стала однозначно критиковать действия Вашингтона, предпочитая расплывчато говорить о международном праве и необходимости решать конфликты мирным путем и являть в который уже раз чудеса «риторической эквилибристики», как образно и точно пишет А.Габуев, имея в виду манеру китайских официальных лиц высказываться на тему присоединения Крыма и событий на Донбассе32.

К саммиту, который, по мнению некоторых, поспешно инициировали именно китайцы как раз с целью прекращения эскалации напряженности с главной державой мира, «шероховатости» (как излишне мягко выражается А.Габуев), возникшие из-за прошлых эскапад Трампа в адрес Китая, удалось отчасти сгладить: «Трамп признал Тайвань частью Китая, не стал пока продавать острову крупную партию оружия, от объявления КНР валютным манипулятором воздержался и о введении тарифов в 45% на китайские товары тоже не упоминал»33.

По итогам саммита было объявлено, что две крупнейшие экономики мира ближайшие 100 дней будут вести переговоры по торговле, но деталей чиновники не раскрыли. По существу, в отношении главных проблем - торгового дефицита и манипулирования валютой - прогресса не было. Трамп это признал в своем «Твиттере» уже после отъезда Си: «Только время покажет, что у нас происходит с торговлей». В общем, похоже, что вместо обещанных торговых войн пока что объявлено перемирие.

Таким образом, что касается китайской политики Трампа в целом, ее будущее пока в тумане. Саммит улучшил общую атмосферу, которая способствует смягчению противоречий в торговле, но не принес конкретных соглашений, которые бы позволили устранить (или начать устранять) глубинные причины конфликта между державами относительно геополитической безопасности и торговых связей.

Конечно, некоторое время для достижения консенсуса выиграно, но пока в Белом доме продолжаются баталии между «ястребами-националистами» и «прагматиками-бизнесменами» относительно китайской политики, а Пекин и Вашингтон продолжают взирать друг на друга скорее как на соперников, нежели партнеров, предсказание Трампа о постепенном «исчезновении потенциально очень плохих проблем» выглядит чересчур оптимистичным.

Глядя на проблему шире, можно полагать, что перспективы «смены внешнеполитической парадигмы» США остаются по-прежнему весьма неопределенными. Неясно, удастся ли Трампу изменить американскую внешнюю политику, которая после завершения холодной войны колебалась, по выражению Эрика Ли, между «неоконсервативной агрессией и либеральным интервенционизмом». И главное - действительно ли Трамп хочет принципиальных перемен в мире, в чем после пуска ракет в Сирии и бомбометания в Афганистане появились серьезные сомнения.

«Трамп - националист, склонный к меркантилизму в экономике и силовому подходу в политике», - заключает политолог Ф.Лукьянов34. Его первые действия слабо предсказуемы, чересчур эмоциональны, но его «Твиттер» расценивается некоторыми уже не как способ коммуникации или «барометр глобальной неопределенности» (А.Габуев), а как «инструмент прямого политического действия»35. Многие комментаторы предположили, что Трамп попытается в своей внешней политике воспроизвести «дипломатию сумасшедшего», которой прославился Никсон в свое президентство, чтобы склонить к уступкам противников36, но предупреждают, что Си Цзиньпин, если сочтет себя уязвленным, обладает гораздо большими возможностями возмездия, чем любой из американских оппонентов Трампа. По широко распространенной среди китайского политического класса версии событий, Си Цзиньпин во время обсуждения прихода к власти «непредсказуемого Трампа» якобы сказал, что сам он на конфликт не пойдет, но если со стороны Трампа последуют реальные выпады против интересов Китая, то ответ будет жестким.

Нет сомнения, что Трамп уже изменил динамику развития американо-китайских отношений. Годами именно американские президенты предпочитали не настраивать против себя Пекин и не обострять отношений с Китаем, а китайские лидеры испытывали желание подойти к границе дозволенного. Смело и рискованно перехватив инициативу еще до инаугурации, Трамп, по мнению некоторых аналитиков, обезоружил китайских партнеров37. Возможно, вести себя осторожнее придется теперь уже Китаю. Так ли это - пока неясно, учитывая активность, с которой Китай стремился к первому саммиту, но есть основания полагать, что к исходу хотя бы первого года президентства Трампа ситуация станет более определенной и позволит проверить прогнозы экспертов.

1Stone Fish Isaac. Why Chinese Elites Endorse Hillary Clinton // Foreign Policy. 2016. Nov. 7 // https://foreignpolicy.com/2016/11/07/why-chinese-elites-endorse-hillary-clinton/

2Stone Fish Isaac. Op. cit.

3Ibid. P. 2

4Dychtwald Zak. Why Chinese Netizens cheer Trump // Foreign Policy. 2016. Nov. 7.

5Dychtwald Zak. Op. cit.

6Chinese academics: Trump will pursue 'regional hegemony' in South China Sea // Reuters. 2016. Nov. 25 // https://www.yahoo.com/news/trump-pursue-regional-hegemony-south-china-sea-chinese-071553524.html .

7https://www.yahoo.com/news/m/5d374f59-a71c-30e6-9d66-517eda93c98c/ss_trump-expected-to-take-tough.html.

8China’s First Aircraft-carrier Bares Its Teeth. 2017. Jan. 19 // http://www.economist.com/news/china/21715036-should-anyone-be-scared-chinas-first-aircraft-carrier-bares-its-teeth. Для Китая, как и для США, понятия «статус» и «авианосцы», по сути, идентичны, замечают аналитики.

9В США считают, что этот шаг был сделан в ответ на разговор Трампа с Цай Инвэнь и является недвусмысленным посланием в адрес американского президента // http://www.ibtimes.co.uk/china-flies-nuclear-bomber-over-south-china-sea-send-message-donald-trump-1595951?utm_source

10http://www.vox.com/world/2016/12/18/13921962/trump-obama-china-russia-policy?yptr=yahoo

11www.washingtonpost.com/politics/trumps-taiwan-phone-call-was-weeks-in-the-planning-say-people-who-were-involved/2016/12/04/

12Кириллов А. Гадания на бараньих лопатках // Огонек. 2016. №50. С. 23.

13Hsiao Russel, An David. America First Versus One China // National Interest. 2017. Jan. 28 // http://nationalinterest.org/feature/america-first-versus-one-china-19222?

14Trump spurns Taiwan president's suggestion of another phone // Reuters. 28.04.2017 // URL: http://www.reuters.com/article/us-usa-trump-taiwan-exclusive-idUSKBN17U05I

15Hayton Bill. Is Tillerson willing to go to war over the South China Sea? // Foreign Policy. 2017. Jan.13.

16Впоследствии появилась расшифровка его ответов на вопросы Сената, в которой Тиллерсон предстает не таким уж ястребом и агрессивным сторонником блокады Китая. Он говорил якобы, что США отреагируют таким образом в случае лишь начала Китаем военных действий в регионе, которые он эвфемистически назвал «непредвиденными обстоятельствами» // https://www.lawfareblog.com/one-less-thing-worry-about-secretary-state-rex-tillerson-didnt-actually-call-blockade-chinas-south. Можно полагать, что позиция Тиллерсона не столь уж однозначна.

17Hayton Bill. Op.cit.

18Шон Спайсер заявил буквально следующее: «США намереваются подтвердить, что мы защищаем наши интересы в том регионе… Вопрос в том, что если эти острова находятся на самом деле в международных водах и не являются частью собственно Китая, тогда да, мы подтверждаем, что защищаем международные территории от захвата их какой-либо страной». Цит. по: Hughes Clyde. South China Sea: White House, Beijing Clash Over Territory // Newsmax. 2017. Jan 25.

19Minxin Pei. Trump Paints an Overly Rosy Picture Of His Meeting With China’s Xi Jinping // Fortune. 2017. April 10 // https://www.yahoo.com/finance/news/trump-paints-overly-rosy-picture-154040172.html

20Li Eric. America Can Be First Without China Being Last // https://www.foreignaffairs.com/articles/china/2017-04-06/america-can-be-first-without-china-being-last

21Кириллов А. Балансировка на грани // Огонек. 2017. №15. С. 20

22Rapp-Hooper Mira, Sullivan Alexander. Trump’s Team Has No Idea What It’s Doing On China // http://foreignpolicy.com/2017/04/05/trumps-team-has-no-idea-what-its-doing-on-china/?utm_source

23Лукьянов Ф. Давить почти до слома // Огонек. 2017. №15. С.18.

24LiEric. Op. cit.

25??????«???»????«?» (Янь Сюэтун. Отношения «притворной дружбы» между Китаем и США могут стать еще более «притворными» // http://mp.weixin.qq.com/s/Z9DhMsKfbMH45tjZ0AHhnw

26Tamkin Emily. Mr. Xi Goes to Mar-a lago // http://foreignpolicy.com/2017/04/05/mr-xi-goes-to-mar-a-lago-china-trump-nork-trade/?utm_source=

27Remarks by Ambassador Cui Tiankai at the 2017 International Finance and Infrastructure Cooperation Forum. Embassy of the People's Republic of China in the United States of America. 29.04.2017 // URL: http://www.china-embassy.org/eng/zmgxss/t1457879.htm

28Ростовский М. Лакмусовый Тиллерсон: каким будет итог визита госсекретаря США для России // http://www.mk.ru/politics/2017/04/12/lakmusovyy-tillerson-kakim-budet-itog-vizita-gossekretarya-ssha-dlya-rossii.html

29www.yahoo.com/news/china-north-korean-issue-fundamentally-between-u-north-101045200.html

30А некоторые политологи вообще полагают, что для озабоченного внутренними проблемами Трампа внешняя политика пока что вообще на периферии интересов, а удар по Сирии - это удар главным образом по американскому Конгрессу, уверен С.Марков (интервью радиостанции «Эхо Москвы» 18 апреля 2017 г. Должен же, мол, Трамп показывать, что он хоть что-то может как президент… Маркову вторят и другие политологи: «Удар по Сирии стал довольно эффективным способом получить поддержку подавляющей части истеблишмента» // Лукьянов Ф. Давить почти до слома // Огонек. 2017. №15. С. 18.).

31Хотя явно был шокирован, как предполагает, в частности, корреспондент ТАСС А.Кириллов // Кириллов А. Балансировка на грани // Огонек. 2017. №15. С. 21.

32Габуев А. Ракеты на десерт: обиделся ли Китай на США за удар по Сирии // http://www.rbc.ru/opinions/politics/13/04/2017/58ee4a949a7947f5a7cae9f0?from=detailed

33Ibid.

34Лукьянов Ф. Президент нашей мечты // Огонек. 2017. №4. С. 9.

35Сапрыкин Ю. Если не Путин, то Трамп // Нью таймс. 2017. №3 //

http://newtimes.ru/stati/xroniki/esli-ne-putin,-to-tramp.html

36Boot Max. Op. cit. Donald Trump’s Pivot Through Asia // Foreign Policy. 2016. Dec. 27.

37Auslin Michael. China Won’t Run From a Fight With Trump // Foreign Policy. 2017. Jan. 24 // https://www.yahoo.com/news/china-won-t-run-fight-194611803.html

Китай. США > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 26 июня 2017 > № 2220924 Андрей Дикарев


Китай > Транспорт > gudok.ru, 26 июня 2017 > № 2220617

Сегодня в Китае начали курсировать новые высокоскоростные электропоезда, получившие название «Фусин» («Возрождение»). Как сообщает «Синьхуа», два поезда отправились с Южного вокзала Пекина и вокзала Хунцяо Шанхая в противоположных направлениях по высокоскоростной железной дороге Пекин – Шанхай – одной из самых загруженных магистралей Китая.

Новый китайский электропоезд самого передового международного уровня является разработкой и исключительной интеллектуальной собственностью Китайской железнодорожной корпорации (China Railway).

Как пояснили в железнодорожной компании, в новых моделях поездов «Фусин» была улучшена аэродинамика по сравнению с составами предыдущего поколения, при этом скоростные поезда стали экономичнее, а срок их эксплуатации увеличился на 10 лет.

Новые составы «Фусин» будут разгоняться на магистрали до 350 км/ч. Ранее поезда на этом участке двигались со скоростью максимум 300 км/ч.

Ирина Таранец

Китай > Транспорт > gudok.ru, 26 июня 2017 > № 2220617


Китай > Образование, наука > russian.china.org.cn, 25 июня 2017 > № 2220421

Каждый день в шесть утра на спортивной площадке университета Цинхуа студенты собираются на пробежку в лучах рассвета.

Клуб любителей утренних пробежек Цинхуа основал докторант института экономики и менеджмента университета Инь Симин.

Для поддержания спортивной формы и выработки привычки рано вставать и рано ложиться спать Инь Симин с друзьями начали бегать по утрам. Они познакомились с другими студентами с такими же интересами и в 2015 году организовали клуб.

Со временем к клубу присоединилось больше студентов. Некоторые стремились похудеть, другие хотели тренироваться, чтобы сдать университетский зачет по бегу, третьи - дать выход эмоциям. Впоследствии они стали бегать ради удовольствия.

По словам Инь Симина, в клубе нет требований относительно скорости и дистанции. "Гораздо более важно то, что бег приносит ощущение контроля над своим телом и жизнью. Позитивная энергия спорта помогает в учебе и жизни, и как результат происходят неожиданные изменения", - говорит создатель клуба.

Сейчас в клубе состоит более 400 студентов.

Как рассказал заведующий кафедрой спортивных наук и физкультуры университета Цинхуа Лю Бо, в университете насчитывается около 40 спортивных клубов и ассоциаций.

В Цинхуа существует традиционный зачет по бегу на длинные дистанции - 3000 м для парней и 1500 м для девушек. С этого года студенты также в обязательном порядке сдают зачет по плаванию перед получением диплома.

Лю Бо считает, что интернет и другие развлечения разрушают привычку физической активности и являются причиной ухудшения физического здоровья студентов.

"Данные Цинхуа за 2003-2015 г. свидетельствуют, что средняя скорость бега на дистанцию 3000 м среди студентов мужского пола снизилась на 30 секунд, при этом девушки стали пробегать 1500 м на 17 секунд медленнее. Подобное ухудшение показателей отмечено и в других спортивных дисциплинах, таких как прыжки в длину и подтягивания", - сказал Лю Бо.

Изданный в апреле китайским правительством план по развитию молодежи /2016-2025 гг./ нацелен на повышение физического здоровья молодых людей и призывает образовательные учреждения "усилить применение государственных стандартов физического здоровья студентов с целью выработки привычки занятий спортом на протяжении всей жизни.

Лю Бо полагает, что в системе образования, ориентированной на сдачу экзаменов, физкультуре в школах уделяется недостаточное внимание. После поступления в университет студентам сложно преодолеть физическую инертность и втянуться в спорт. Обязательные мероприятия Цинхуа в определенной степени помогли студентам воспитать в себе привычку упражнений, несмотря на первоначальные жалобы.

"С 2015 года мы провели три марафона. Количество участников увеличилось с 2200 в первый год до 3000 в этом году. Это говорит о растущем интересе к бегу и занятиям спортом", - сказал Лю Бо.

По мнению Ху Кая, одного из самых спортивных студентов Цинхуа, выигравшего забег на 100 м на Универсиаде, многие китайцы рассматривают физкультуру лишь как способ улучшения физической подготовки и совершенно игнорируют ее образовательную функцию в формировании характера и духа.

"Во многих ведущих мировых университетах чрезвычайно популярны такие командные виды спорта, как, например, регби. Старательность и командная работа в игре отображают ценность физкультуры", - уверен он.

Ему хотелось бы, чтобы больше студентов занимались спортом. "Я надеюсь, что больше студентов, как Инь Симин, будут культивировать страсть к спорту и воспитывать привычку физических упражнений", - добавил Ху Кай.

Китай > Образование, наука > russian.china.org.cn, 25 июня 2017 > № 2220421


Китай. Россия > Образование, наука. Медицина > russian.china.org.cn, 25 июня 2017 > № 2220416

Как стало известно на прошедшем в Харбине Форуме по медицинскому образованию Китайско-российской ассоциации медицинских университетов /КРАМУ/, за три года существования ассоциации в нее вступило уже 106 вузов двух стран, было учреждено 13 исследовательских учреждений, обменами преподавателями и студентами, международными конференциями и другими мероприятиями были охвачены свыше 30 тыс человек.

Как рассказал председатель КРАМУ с китайской стороны, член Инженерной академии Китая, ректор Харбинского медицинского университета /ХМУ/ Ян Баофэн, в настоящее время стороны продвигают строительство Китайско-российского центра медицинских исследований, а ХМУ и Санкт-Петербургский государственный университет также занимаются совместным строительством Центра биомедицины.

Кроме того, стороны, по его словам, планируют запустить проект по подготовке китайских и российских аспирантов в области традиционной китайской медицины и фармацевтики, обсуждают возможности объединения китайской и российской современной медицины с традиционными методами лечения и другие сферы сотрудничества.

Китайско-российская ассоциация медицинских университетов была создана при поддержке Министерства образования, Государственного комитета по делам здравоохранения и планового деторождения КНР и правительства провинции Хэйлунцзян. С китайской стороны в ассоциацию входят такие ведущие вузы, как Пекинский университет и Университет Цинхуа, а с российской - Санкт-Петербургский государственный университет, Воронежский государственный медицинский университет и др.

Китай. Россия > Образование, наука. Медицина > russian.china.org.cn, 25 июня 2017 > № 2220416


Китай. ЦФО > Транспорт > russian.china.org.cn, 24 июня 2017 > № 2220432

Сегодня из портового города Циндао восточнокитайской провинции Шаньдун в Москву отправился грузовой поезд с 41 контейнером, что стало свидетельством официального открытия международного железнодорожного маршрута грузовых перевозок Циндао-Москва.

Как сообщил ответственный представитель компании международных мультимодальных перевозок /CRIMT/, дочерней компании Китайской железнодорожной корпорации /CRC/, Го Цзянь, поезд пересечет госграницу через пограничный пункт Маньчжоули /Маньчжурия/, потом проедет через российский пограничный вокзал г. Забайкальска, после чего отправится в Москву. Общая протяженность маршрута составляет 7900 километров. Время перевозок по данному маршруту будет почти на месяц меньше по сравнению с транспортировкой грузов по морю.

Первый поезд, отправившийся из Циндао в Москву, загружен продукцией машиностроения, шинной резиной, домашней электроникой и строительными материалами.

"Пока маршрут ориентирован только на экспортную перевозку, которая будет выполняться раз в месяц. По мере стабилизации товарного потока, мы рассчитываем увеличить частоту рейсов. Кроме того, желательно, чтобы к концу этого года был запущен обратный рейс с импортными товарами", -- рассказал Го Цзянь.

Следует отметить, что курсирующий по новому маршруту Циндао-Москва поезд относится к международным грузовым поездам, эксплуатирующимся Китайской железнодорожной корпорацией /CRC/ под единым логотипом "Express CR". Такие поезда курсируют по определенным маршрутам, связывающим Китай со странами вдоль Экономического пояса Шелкового пути и другими европейскими государствами.

К настоящему времени из Циндао уже открыты грузовые маршруты, связывающие Китай с Центральной Азией, Республикой Корея, Монголией и регионом АСЕАН. С начала 2017 года по этим маршрутам было перевезено 240 тыс. стандартных контейнеров грузов, что на 38,6 процента превысило показатель аналогичного периода 2016 года.

Китай. ЦФО > Транспорт > russian.china.org.cn, 24 июня 2017 > № 2220432


Китай > Нефть, газ, уголь > russian.china.org.cn, 24 июня 2017 > № 2220406

Китай в шестой раз за этот год сокращает цены на бензин и дизель в связи с падением мировых цен на нефть. Новые цены начнут действовать уже завтра, 24 июня. Об этом сообщил Государственный комитет по делам развития и реформ КНР.

Цены на бензин будут понижены на 250 юаней за 1 тонну /примерно 36,76 доллара США/, а цены на дизель -- на 240 юаней за 1 тонну.

Китай производит корректировку внутренних цен на нефть при изменениях международных цен на сырую нефть более чем на 50 юаней за тонну в пределах срока в 10 рабочих дней.

Китай > Нефть, газ, уголь > russian.china.org.cn, 24 июня 2017 > № 2220406


Китай. Украина > Образование, наука > russian.china.org.cn, 24 июня 2017 > № 2220403

Китай и Украина намерены расширить взаимодействие в сфере образования. Соответствующие договоренности были достигнуты сегодня в Киеве в ходе второго совместного заседания китайско-украинской подкомиссии по вопросам сотрудничества в области образования Комиссии по сотрудничеству между правительствами КНР и Украины, на котором председательствовали министр образования Китая Чэнь Баошэн и его украинская коллега Лилия Гриневич.

"После первого заседания подкомиссии, состоявшегося в 2012 году, прошло пять лет. За это время нам удалось проделать большую работу и выполнить практически все взятые на себя обязательства", -- заявил в приветственном слове Чэнь Баошэн, находящийся в Украине с трехдневным визитом.

Л.Гриневич, в свою очередь, отметила, что одним из приоритетных направлений деятельности подкомиссии является развитие прямых связей между вузами Украины и Китая. Благодаря этому, 67 украинских университетов уже подписали соглашения о сотрудничестве с более чем 200 учебными заведениями и предприятиями Китая. "В рамках этих соглашений осуществляются научные и академические обмены, проводятся совместные форумы и конференции, издаются научные материалы", -- заявила Л.Гриневич.

По словам министра, подкомиссия также оказывает активную поддержку центрам изучения украинского языка в Китае и Институтам Конфуция в Украине.

В ходе сегодняшнего заседания был продлен срок действия Соглашения о сотрудничестве в сфере образования, которое до конца текущего года, вероятнее всего, будет заменено новым документом. Кроме того, стороны утвердили План мероприятий китайско-украинской подкомиссии по вопросам сотрудничества в области образования на 2017-2019 годы, договорились увеличить количество учебных грантов, выдаваемых как китайским, так и украинским студентам, а также обсудили перспективы проведения третьего совместного заседания подкомиссии.

Первое совместное заседание китайско-украинской подкомиссии по вопросам сотрудничества в области образования состоялось в марте 2012 года в городе Санья /пров. Хайнань, Южный Китай/. --0--

Китай. Украина > Образование, наука > russian.china.org.cn, 24 июня 2017 > № 2220403


Китай > Финансы, банки > inosmi.ru, 24 июня 2017 > № 2219872

Отступление юаня

Emma Smith (Эмма Смит), Бен Стайл (Benn Steil), Project Syndicate, США

«Процесс глобализации юаня кажется неумолимым и безудержным», — сообщил журнал The Economist в апреле 2014 года. И действительно, за год с небольшим, к августу 2015-го доля юаня в общих объёмах международных платежей удвоилась до 2,8%, благодаря чему китайская валюта вышла на четвёртое место в списке наиболее используемых в мире.

Но после этого процесс пошел в обратную сторону. Сегодня доля юаня в международных платежах упала до 1,6%, и он скатился на седьмое место. На глобальном рынке облигаций использование юаня снизилось на 45% по сравнению с пиковым показателем, достигнутым в 2015 году. В банках Гонконга объёмы депозитов, номинированных в юанях, сократились вдвое. Наконец, если в 2015 году 35% внешнеторговых расчётов Китая осуществлялось в юанях (почти всё остальное — в долларах), то сегодня эта доля упала примерно до 12%.

Поворот в судьбе юаня объясняется четырьмя основными факторами.

Во-первых, с 2005 по 2013 годы стоимость юаня в долларах росла почти ежегодно (всего он укрепился на 36,7%), но с тех пор курс постепенно падает, что приводит к потере интереса среди спекулянтов. Начиная с 2014-го, курс юаня с каждым годом слабеет всё сильнее. С момента начала процесса падения он снизился уже на 11%, несмотря на интервенции Народного банка Китая (НБК) с целью укрепить валюту (а не ослабить её, как утверждает президент США Дональд Трамп). В результате инвесторы отказались от идеи о том, будто укрепление юаня — это единственный вариант развития событий. Приток капитала, связанный с этой идеей, прекратился.

Падение юаня относительно доллара стало следствием замедления экономического роста в Китае, происходившего за счёт кредитов, а также роста рисков дефолта. Неудивительно, что жители и компании Китая ищут новые способы (легальные и не только) вывести деньги из страны.

В апреле на презентации в Нью-Йорке заместитель председателя Народного банка Китая И Ган пытался вернуть уверенность нервничающим инвесторам, заявив, что уровень просроченной задолженности в китайском банковском секторе «в основном стабилизировался после длительного периода роста». Это, по его словам, стало «позитивным событием для финансового рынка».

Но И Ган хитрил. Стабилизировалась доля просроченной задолженности в общем объёме банковского кредитования, но это произошло лишь из-за того, что продолжало увеличиваться число выданных кредитов. Многие из новых кредитов были выданы неплатежеспособным клиентам, и можно ожидать, что со временем с ними возникнут проблемы. Более того, в абсолютных цифрах объём просроченной задолженности вырос на 35 миллиардов долларов за 2016 год, достигнув 220 миллиардов. При этом китайские банки используют различные бухгалтерские трюки, чтобы спрятать от регулятора кредиты на триллионы долларов.

Пытаясь остановить падение валютного курса, власти затруднили конвертацию юаней в доллары. И если раньше они поддерживали китайские инвестиции за рубежом, то теперь начали блокировать международные сделки слияния и поглощения с целью не позволить национальным компаниям экспортировать капитал. Одновременно они осложнили процедуру возврата капиталов иностранными инвесторами. Данная мера помогает удержать в стране тот капитал, который туда уже пришёл, но при этом лишает иностранцев стимулов к выделению новых ресурсов.

А это уже второй фактор, который отбивает охоту накапливать китайскую валюту. Встав перед выбором между краткосрочной экономической стабильностью и валютной гибкостью, китайские власти выбрали стабильность. В связи с этим под вопросом оказалась серьёзность их долгосрочных намерений перейти к полной конвертируемости юаня, хотя это очень важный шаг на пути к достижению юанем статуса настоящей резервной валюты.

Есть и третий фактор, ослабляющий юань: страна исчерпала свой экспортный потенциал. Китай со своей валютой выдвинулся вперёд благодаря невероятно успешной интеграции страны в глобальную экономику после вступления во Всемирную торговую организацию в 2001 году. Доля Китая в мировом экспорте выросла с 1% в 1980 году до 14% в 2015 году; он стал крупнейшим экспортёром в мире. Однако с тех пор доля страны в глобальном экспорте упала до 13,3%. Тех, кто видел в Китае некий государственный аналог компании Amazon. com, которая каждый год продаёт товары всё большему и большему количеству людей, постигло разочарование.

Четвёртый фактор — поворот против самой глобализации. В период с 2007 по 2015 годы объём международных потоков капитала (в форме покупки акций и облигаций, прямых иностранных инвестиций и кредитов) сократился более чем на две три — с 11,9 триллиона долларов до 3,3 триллиона. Стали возникать торговые барьеры. Дискриминационная политика встречается теперь чаще, чем меры либерализации. Объёмы товарной торговли тоже падают, сократившись на 10% с 2010 по 2015 годы. Это самый крупный спад за любой четырёхлетний период со времён Второй мировой войны. В результате Китай не просто теряет долю на рынке экспорта, он теряет долю на сжимающемся глобальном рынке. В итоге долларовая стоимость китайского экспорта упала на 9,1% с момента пика в начале 2015 года.

Подведём итог. По сравнению с ситуацией, наблюдавшейся всего лишь несколько лет назад, сейчас у мира очень мало — а, может быть, и вообще нет — причин накапливать юани. Глобализация юаня больше не является «неумолимой и безудержной». В обозримом будущем она наоборот кажется полностью прекратившейся.

Китай > Финансы, банки > inosmi.ru, 24 июня 2017 > № 2219872


Белоруссия. Китай > Внешэкономсвязи, политика > belta.by, 23 июня 2017 > № 2237055

Китаю предложено стать инвестором строительства ГЭС на Западной Двине, сообщили БЕЛТА в Государственном комитете по имуществу Беларуси.

В настоящее время китайская сторона рассматривает пилотный перечень белорусских организаций с предварительными условиями вхождения китайских инвесторов в их акционерный капитал. В этом перечне 20 акционерных обществ, два республиканских унитарных предприятия и инвестиционный проект по строительству ГЭС на реке Западная Двина. Перечень передан для рассмотрения центральным и местным государственным предприятиям Китая. Уже заметны первые результаты работы, подчеркнули в ведомстве.

В Госкомимуществе состоялась встреча председателя комитета Андрея Гаева с делегацией представительства "Чайна Мерчантс Групп" в Центральной Азии и странах Балтийского региона, возглавляемой генеральным представителем представительства Ху Чжэном. Участники встречи отметили, что работа по вхождению китайских инвесторов в акционерный капитал белорусских организаций, включенных в пилотный перечень, будет продолжена. Глава китайской делегации высказал пожелание интенсифицировать проработку с белорусскими министерствами вопроса о возможности вхождения белорусских предприятий в число резидентов Китайско-белорусского индустриального парка "Великий камень". По словам Андрея Гаева, из предприятий в пилотном перечне для вхождения в индустриальный парк в качестве его резидентов предлагаются ОАО "Промсвязь" и ОАО "Минский завод отопительного оборудования".

"Белорусская и китайская стороны отметили, что предстоит большая совместная работа и выразили уверенность в ее успехе. Андрей Гаев и Ху Чжэн сошлись во мнении, что главы государств создали политическую и юридическую платформу для развития отношений между Беларусью и Китаем, - рассказали в Госкомимуществе. - Цель заключенного между госкомимуществами двух стран рамочного соглашения - перейти к конкретным контактам между белорусскими и китайскими предприятиями. При этом отношения между субъектами хозяйствования должны развиваться интенсивнее".

Кроме того, китайская корпорация "Цзуншэнь" проявляет интерес к ОАО "Гомсельмаш". В Пекине уже прошли переговоры между министром промышленности Беларуси Виталием Вовком и шефом по инвестициям китайской компании. По результатам переговоров посольство Беларуси в Китае направило в Минпром материалы, представленные корпорацией "Цзуншэнь". В настоящее время ведется работа по определению условий сотрудничества.

В Госкомимуществе также проинформировали, что подготовлен проект указа "О преобразовании республиканского унитарного предприятия", предусматривающий преобразование в 2017 году РУП "Ордена Трудового Красного Знамени "Институт "Белгоспроект" в открытое акционерное общество, учредителями которого выступят Беларусь и компания Beijing JianYi Invesment Development (Group) Co.Ltd (Китай). Проект указа уже направлен на рассмотрение в белорусское правительство. В адрес Индустриально-коммерческого банка Китая направлена презентационная информация для рассмотрения и изучения возможности вхождения в акционерный капитал ОАО "Банк Москва-Минск".

На встрече в ведомстве обсудили также визит в Беларусь в конце июля председателя Комитета по контролю и управлению государственным имуществом при Государственном совете Китая Сяо Яциня и деловых кругов страны. Этот визит организуется в рамках достигнутых договоренностей между главами государств с целью стимулирования сотрудничества между белорусскими и китайскими предприятиями.

Белоруссия. Китай > Внешэкономсвязи, политика > belta.by, 23 июня 2017 > № 2237055


Китай > Экология > russian.china.org.cn, 23 июня 2017 > № 2218838

Линия по обезвреживанию и переработке в компании по освоению возобновляемых ресурсов "Даюань" в Нинся-Хуэйском автономном районе /Северо-Западный Китай/ способна в течение 1-2 минут разобрать одну единицу подержанной бытовой техники, сообщил заместитель генерального директора компании Ван Нин.

По его словам, из каждого подержанного телевизора можно получить 10 кг меди, чугуна, алюминия, пластмассы и других материалов, общая стоимость которых превышает 40 юаней /1 долл США - 6,88 юаня/. Разборка одного подержанного холодильника приносит возобновляемые ресурсы на сумму более 90 юаней.

Компания "Даюань" расположена в показательной зоне по развитию возобновляемых ресурсов и экономики замкнутого цикла в городе Линъу -- единственной в Северо-Западном Китае базе государственного уровня по утилизации вторичных ресурсов.

В 2016 году в зоне было собрано 2,8 млн тонн городских отходов, включая бывшую в употреблении бытовую технику, компьютеры, автомобили, пластмассу и другие отходы. После их переработки получилось в общей сложности 1,95 млн тонн возобновляемых ресурсов.

К вторсырью относятся, главным образом, стальной лом, цветной металлолом, пластмассовые отходы, пришедшие в негодность шины, макулатура, подержанная электроника, списанные автомашины, изношенные текстильные изделия, отработанные элементы электропитания и стеклянные отходы. Эти отходы существуют в городах в большом количестве, поэтому их называют "городскими полезными ископаемыми".

Вторичные ресурсы -- один из немногих видов ресурсов, которые постоянно увеличиваются, сказал сотрудник Института ресурсов и экологии Центра по изучению проблем развития при Госсовете КНР Чэн Хуэйцян.

"Первичных ресурсов" становится все меньше, наступает "великая эпоха" утилизации вторичных ресурсов. По мере непрерывного углубления концепции развития экономики замкнутого цикла утилизация вторсырья в Китае вступает в стадию ускоренного развития.

По статистическим данным, в 2016 году объем утилизации основных видов вторичных ресурсов в Китае достиг 256 млн тонн при увеличении на 3,7 процента по сравнению с показателем предыдущего года, общая стоимость утилизированного вторсырья достигла 590,28 млрд юаней, увеличившись на 14,7 процента в сравнении с предыдущим годом.

В этом году Китай планирует сократить мощности по производству стали еще на 50 млн тонн. С одной стороны, сталелитейные предприятия страны переживают проблему избыточных мощностей, а с другой, коэффициент утилизации металлолома остается низким.

Как сообщил председатель правления Китайской компании по освоению возобновляемых ресурсов Гуань Айго, значительная часть необходимой отечественным металлургическим предприятиям железной руды импортируется из-за границы, а коэффициент использования металлолома невысок.

Если раньше из-за технических трудностей доля добавленного металлолома в конвертерах страны составляла менее 9 процентов, то сегодня на некоторых металлургических заводах она выросла примерно до 18 процентов.

В настоящее время отрасль утилизации вторичных ресурсов рассматривается не просто как сектор по переработке вторсырья, с ней связаны охрана экологии, формирование в обществе зеленого способа производства и зеленого образа жизни.

По прогнозам специалистов, в 2017 году в Китае ожидается дальнейший рост объема утилизации вторсырья. Отраслевые предприятия стремятся к переходу на информатизацию, автоматизацию и интеллектуализацию.

Китай > Экология > russian.china.org.cn, 23 июня 2017 > № 2218838


Китай. Азия > Агропром > russian.china.org.cn, 23 июня 2017 > № 2218828

В последние годы экспортированные торговой компанией Юнли свежие овощи и фрукты поочередно реализуются в странах Центральной Азии и Восточной Европы, что весьма обогащает стол стран Центральной Азии.

«В 2011 году компания стала продвигать китайскую традицию общественного питания в странах Центральной Азии, благодаря чему население этого региона постепенно воспринимает китайскую кулинарию и меню. Кроме того, компания организовала бесплатную подготовку поваров из стран Центральной Азии, в результате, вкусовые пристрастия населения стран Центральной Азии начали меняться. Вначале они ограничивались лишь помидорами, сладкими перцами, морковью, луком, картошкой, оливками и некоторыми др. считанными видами овощей. Однако, сейчас они постепенно приняли уже большинство известных в Китае овощей. Теперь наши овощи поставляются в четыре крупных сетевых супермаркета России и некоторые средние супермаркеты», – рассказывает директор Компании Юнли города Тачэн (Чугучак) г-жа Юй Инпин.

Юй Инпин начала бизнес еще в 1985 году, вначале она занималась утилизацией, открывала лавки прохладительных напитков, чайную. В 1991 году стала заниматься делами в сферах туризма и продаж, часто ездила в Казахстан.

С 2000 года по мере постепенного подъема ориентированного на экспорт сельского хозяйства в Тачэне Юн Инпин и ее семья переориентировались на экспорт овощей и фруктов. В 2008 году был построен первый склад для хранения замороженных продуктов, с того времени ежегодный объем экспорта овощей и фруктов вырастает до десятков тысяч тонн. Вместе с тем, компания на основе сотрудничества создала 287 баз по производству овощей и фруктов для экспорта в 57 уездов и городов 16 провинций.

По словам Юй Инпина, КПП Бакту имеет незаменимое геологическое преимущество, он находится в менее 1000 км. от Астаны. «В прошлом году их компания экспортировала около 200 тысяч тонн овощей и фруктов. Каждый год отмечается тенденция роста объема экспорта».

На фоне реализации «Экономического пояса Шелкового Пути» Тачэн ориентируется на рынок западных соседей, сейчас отмечается тенденция стремительного роста экспорта и импорта. По имеющимся данным, объем товарооборота Тачэна за 2016 год составил 245,4181 млн. долларов США с ростом в 17,7%. По объему экспорта овощей и фруктов КПП Бакту прочно занимает лидирующую позицию в СУАР, доля экспорта овощей и фруктов от общего экспорта СУАР составляет 53%.

«После открытия зеленого коридора для овощей и фруктов через Бакту значительно сократилось время задержки грузовиков на КПП, свежие фрукты и овощи из Китая оперативно доставляются в страны Центральной Азии», – говорит Юй Инпин.

Юй Инпин также рассказала, что в настоящее время в Астане строится логистическая база для цветов, сельскохозяйственной продукции, овощей и фруктов. Планируется завершить строительство за три года. Жители Казахстана смогут покупать овощи и фрукты прямо с рынка.

Компания Юнли уже создала собственную платформу электронной коммерции, где клиенты из соседних стран могут переговариваться с продавцом в аудио-формате, торговать, заказывать товары, делать заказы прямо по Интернету, справляться о перевозках и логистике, что создает больше удобства для населения Центральной Азии в закупке овощей и фруктов.

Китай. Азия > Агропром > russian.china.org.cn, 23 июня 2017 > № 2218828


Китай > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 21 июня 2017 > № 2223410 Светлана Кривохиж

Вирусная дипломатия: как Китай использует интернет в своей внешней политике

Светлана Кривохиж

Несмотря на изолированность китайского интернета, Пекин старается, чтобы в заграничной части сети его голос был услышан. В ход идут вирусные пропагандистские ролики про пятилетки, личные аккаунты чиновников и даже активность китайских СМИ в заблокированных внутри страны соцсетях

Последние несколько лет Китай активно использует интернет, чтобы наладить диалог с китайскими и иностранными пользователями. При Си Цзиньпине в рамках этой интернет-дипломатии Пекин начал выпускать вирусные видео, приуроченные к крупным событиям политической жизни КНР. Например, для информационного сопровождения недавнего форума «Шелкового пути» в Пекине в сеть запустили ролики о проекте «Один пояс – один путь». Видео должно было объяснить преимущества китайской инициативы в самой доступной форме: от сказок на ночь в исполнении журналиста China Daily Эрика Нильссона до ролика, озвученного самим председателем Си.

YouTube на службе пропаганды

Вирусные ролики – новейшее оружие китайской партийной машины. Как и традиционный китайский агитпроп, создатели этих роликов продвигают «правильные» ценности и транслируют массовой аудитории политические установки Пекина, но пытаются делать это более доступно и интересно.

Один из первых роликов под названием «Как становятся лидерами» появился перед третьим пленумом ЦК КПК в 2013 году. В нем наглядно показывают разницу в политических системах США, Великобритании и Китая через путь трех героев (соответственно президента Барака Обамы, премьера Джеймса Кэмерона и председателя Си Цзиньпина) к руководству страной. В случае с Китаем подчеркивают жесточайшую конкуренцию, необходимость постепенно и долго подниматься по карьерной лестнице, постоянно проходя суровый отбор. Подытоживает видео характерное для китайской политической риторики утверждение, что нет правильных или неправильных политических систем, главное, что каждая подходит для определенной страны и приводит страну к процветанию.

Еще одна серия роликов под общим названием «По дороге с дядюшкой Си» была приурочена к государственным визитам Си Цзиньпина в разные страны. Перед его визитом в Россию в 2013 году в рунете был распространен ролик «В Россию с дядюшкой Си», в котором простые китайцы делятся своими мыслями о России, российско-китайских отношениях и пожеланиями на будущее. Похожие видео были сделаны к визиту Си в США и Великобританию.

Очень популярным (более 200 тысяч просмотров на YouTube и более 1 млн на китайском видеохостинге Youku) стал ролик о тринадцатом пятилетнем плане. Там поется разъяснительная песня о том, что такое пятилетка и как она важна для понимания того, что будет происходить в Китае в ближайшие годы. Комментируя успех ролика, Чэнь Минмин, член Консультационного совета по публичной дипломатии при МИД КНР, отметил, что молодежь не любит скучных нотаций, поэтому в современных условиях информацию необходимо подавать бодро и энергично.

Другой похожий ролик разъясняет концепцию Си о «четырех всесторонних аспектах работы» под незатейливый рэп. Правда, по популярности в сети эти ролики не могут соперничать с работами PR-команды Барака Обамы вроде ролика «Диванный командир», собравшего более 3 млн просмотров только на официальном ютьюб-канале Белого дома.

Большинство роликов производит организация «Фусинлу» – название в буквальном смысле переводится как «дорога возрождения». Подробной информации об этой студии нет. Самая популярная версия – студия принадлежит Государственной администрации радио, кино и телевидения или штаб-квартире CCTV, которые находятся на одноименной улице в Пекине. Так или иначе, все склоняются к тому, что «Фусинлу» – это именно госпроект, а не общественная инициатива.

На запад киберпространства

Китайцы не придумали ничего нового, взявшись за использование интернета для диалога с внутренней и зарубежной аудиторией. Эта идея возникла еще в 1990-е, а пионерами в использовании интернета в политических целях стали США.

У самого Китая с интернетом отношения складываются сложные и неоднозначные. С одной стороны, китайский сегмент сети один из самых динамичных в мире: количество пользователей в 2016 году достигло 731 млн человек. Рост за год на 6,2%, то есть на 43 млн человек, что сравнимо с населением Украины.

При этом китайскому руководству удалось опровергнуть тезис, что у интернета нет границ: созданная в стране система интернет-цензуры успешно ограждает граждан от нежелательной информации. Для пользователей внутри КНР недоступны Facebook, YouTube, Instagram. Загрузить неконтролируемый контент в доменную зону .cn извне также почти невозможно: для регистрации нужно получить специальное разрешение от Министерства промышленности и информатизации КНР.

Такая интернет-обособленность Китая стала серьезным препятствием для диалога с иностранными интернет-аудиториями. А ведь именно возможность свободно обмениваться информацией и оперативно получать определенный отклик (пусть даже негативный) – одно из основных преимуществ интернет-дипломатии.

Тем не менее даже в таких специфических условиях Китай старается, чтобы его голос в интернете был услышан. Вирусные пропагандистские ролики – лишь одна из форм общения с зарубежными пользователями. С конца 1990-х годов Пекин создал четыре крупнейшие платформы для своего глобального медиаприсутствия: новостное агентство «Синьхуа», центральное телевидение Китая CCTV, международное радио Китая CRI и международное издание China Daily. А в 2010 году начала работу корпорация CNC (China Xinhua News Network Corporation), которая собирается конкурировать с крупнейшими мировыми новостными агентствами, BBC и CNN.

С 2012 года китайские компании и СМИ парадоксальным образом начали расширять свое присутствие в заблокированных внутри страны социальных сетях Facebook, Twitter и YouTube. Присутствует «Синьхуа» и в «Вконтакте», в группе агентства почти 143 тысячи подписчиков. Информация о запуске агентством «Синьхуа» твиттер-аккаунта вызвала бурную реакцию в китайском интернете, где обсуждали, не стоит ли привлечь агентство к ответственности за нарушение правил пользования интернетом в Китае. При этом китайские СМИ довольно успешны в западной части интернета: у англоязычной страницы агентства «Синьхуа» в Facebook более 21 млн подписчиков.

Интернет в китайской политике

Постепенно Китай стал подключаться еще к одному популярному тренду западной интернет-дипломатии – созданию в соцсетях персональных аккаунтов официальных лиц или диппредставительств. Главное преимущество тут – возможность в режиме реального времени выносить на обсуждение разные вопросы, быстро получая реакцию от огромного количества пользователей. Еще можно неформально продвигать свои тезисы.

При этом внутри страны китайские власти остаются патриотами отечественных соцсетей – WeChat и Weibo. По данным отчета о работе Weibo за 2015 год, на платформе было зарегистрировано 152 390 официальных правительственных аккаунтов, среди которых 114 706 аккаунтов различных госструктур и 37 684 личных аккаунта чиновников различных уровней.

В западных соцсетях китайские чиновники осваиваются гораздо медленнее: в 2014 году аккаунты в Twitter имели всего около десятка китайских диппредставительств (среди которых, например, дипломатическая миссия Китая в ЕС и посольство КНР в Канаде. А единственный аккаунт в Facebook, имеющий отношение к китайским официальным лицам, – это страница, созданная к визиту Си Цзиньпина в США в 2015 году. Впрочем, ее появление тоже было встречено с иронией.

Сам Си Цзиньпин предпочитает надежные и хорошо модерируемые отечественные соцсети: 25 декабря 2015 года он сделал первую запись в своем аккаунте в Weibo, вызвав бурный восторг подписчиков. Зато иностранные лидеры активно осваивают китайский интернет, несмотря на иногда недружелюбный тон китайских пользователей. Среди популярных пользователей Weibo можно найти бывшего премьер-министра Австралии Кевина Радда, действующего президента Венесуэлы Николаса Мадуро, а также премьера Индии Нарендру Моди.

Судя по всему, пока китайское руководство не готово эффективно решить дилемму «безопасность vs свобода распространения информации», а китайские чиновники до конца не могут определиться, стоит ли привлекать гражданское общество к более активному диалогу в сети или, напротив, ограничивать его активность. Нередко в одном выступлении высказываются совершенно противоположные точки зрения. Но пока вопросы безопасности превалируют над стремлением наладить открытый диалог с netizens, или (гражданами сети), эффективность интернет-дипломатии Китая остается под вопросом.

Китай > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 21 июня 2017 > № 2223410 Светлана Кривохиж


Китай. Азия > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 20 июня 2017 > № 2215559

Полный текст Концепции сотрудничества на море в рамках инициативы "Один пояс и один путь"

Государственный комитет по делам развития и реформ КНР и Государственное океанологическое управление совместно опубликовали Концепцию сотрудничества на море в рамках инициативы "Один пояс и один путь". Ниже следует полный текст этого документа:

В 2013 году председатель КНР Си Цзиньпин выдвинул важнейшие инициативы по совместному созданию "Экономического пояса Шелкового пути" и "Морского Шелкового пути XXI века". В 2015 году китайское правительство опубликовало документ "Видение и действия, направленные на продвижение совместного строительства "Экономического пояса Шелкового пути" и "Морского Шелкового пути XXI века''". Этот документ предлагает считать основным содержанием политическую координацию, взаимосвязь инфраструктуры, бесперебойную торговлю, свободное передвижение капитала и укрепление близости между народами, призывает активно продвигать реализацию инициативы "Один пояс и один путь" исходя из принципов совместных консультаций, совместного строительства и совместного использования, таким образом он привлекает к себе широкое внимание и получает активный отклик со стороны международного сообщества.

"Концепция сотрудничества на море в рамках инициативы ''Один пояс и один путь''" разработана и опубликована Государственным комитетом КНР по развитию и реформе и Государственным океанологическим управлением КНР с целью интенсификации сопряжения стратегий и совместных действий со странами, через которые пролегают сухопутный и морской Шелковые пути. Настоящая "Концепция" призвана содействовать установлению всеобъемлющих, многоуровневых и широкоаспектных партнерских отношений на море, защитить и обеспечить устойчивое использование морей, океанов и морских ресурсов, добиться гармонии между человеком и морем и их совместного развития, общими усилиями способствовать приумножению приносимого морем благосостояния, создать "Морской Шелковый путь XXI века" и все необходимые предпосылки для его процветания.

I. Контекст эпохи

Моря и океаны являются самой большой экологической системой планеты Земля, это общая среда обитания, важнейший источник устойчивого развития человечества и его величайшее достояние. Вслед за дальнейшим развитием экономической глобализации и региональной экономической интеграции становится все более тесным рыночное, технологическое, информационное сотрудничество и сотрудничество в других сферах, а пространством и связующим звеном подобного сотрудничества служат моря и океаны. Необходимость развития "голубой экономики" постепенно находит всеобщее международное признание. Наступила новая эпоха, в которой сотрудничеству на море и освоению морского пространства придается все большее значение, и в еще большей степени выражена зависимость человечества от такого рода сотрудничества и развития. "Если хотите идти быстро - идите порознь, если хотите идти далеко - идите вместе". Укрепление сотрудничества на море отвечает тенденциям мирового развития, общим тенденциям открытости и сотрудничества. Это неизбежный выбор для активизации экономических связей между разными странами мира, углубления взаимовыгодного сотрудничества и расширения пространства развития. Сотрудничество на море - это и важное средство, помогающее всем странам мира совместно реагировать на риски и вызовы, способствовать региональному миру и стабильности.

Твердо придерживаясь духа Шелкового пути, основанного на принципах мира и сотрудничества, открытости и инклюзивности, заимствования друг у друга, взаимной выгоды и совместного выигрыша, китайское правительство прилагает усилия к реализации океанологических аспектов принятой ООН "Повестки дня в области устойчивого развития на период до 2030 года". Вместе со странами, через которые пролегает Морской Шелковый путь XXI века, китайское правительство готово развивать всеобъемлющее и многоотраслевое сотрудничество на море, совместно создавать открытую и инклюзивную платформу для сотрудничества, формировать активные деловые партнерские отношения на море, создавать "голубой двигатель" устойчивого развития.

II. Принципы сотрудничества

Находить общее, несмотря на существующие разногласия, упрочивать общее понимание. Необходимо оберегать международный морской порядок, уважать многообразие концепций развития морской деятельности стран вдоль Морского Шелкового пути, принимать во внимание озабоченности партнеров. Сглаживать разногласия в понимании вопросов, стремиться к единству в целом при наличии отдельных разногласий. Посредством широкомасштабных консультаций постепенно приходить к консенсусу по вопросам сотрудничества.

Содействовать открытости, сотрудничеству и инклюзивному развитию. Для этого нужно повышать степень открытости рынка, улучшать инвестиционный климат, ликвидировать торговые барьеры, стимулировать упрощение торговых и инвестиционных процедур. Важно укреплять политическое взаимодоверие, активизировать диалог между цивилизациями, ратовать за инклюзивное развитие и гармоничный симбиоз.

Развивать рыночные методы работы и многостороннее участие. Соблюдать рыночные законы и общепринятые международные правила, целиком и полностью развертывать роль предприятий как субъектов реализации инициативы "Один пояс и один путь". Поддерживать формирование партнерских отношений между многочисленными заинтересованными сторонами, поощрять к широкому участию в сотрудничестве на море правительства всех стран, международные и общественные организации, торгово-промышленные круги и др.

Проводить совместные консультации, вести совместное строительство и совместно пользоваться выгодами. Уважать волю стран, расположенных вдоль Морского Шелкового пути, учитывать интересы всех сторон, раскрывать сравнительные преимущества каждой из них, совместно планировать сотрудничество, прилагать совместные усилия к строительству и совместно пользоваться плодами успехов. Стимулировать ликвидацию бедности в развивающихся странах, способствовать формированию сообщества стран с общими интересами в сфере сотрудничества на море.

III. Подходы к сотрудничеству

Рассматривая море как связующее звено в сотрудничестве, умножать общее благосостояние, развивать общие интересы. В качестве основной линии взаимодействия необходимо исходить из принципа совместного использования "голубого пространства" и развития "голубой экономики". В данном контексте следует интенсифицировать сопряжение стратегий развития стран, через которые пролегает Морской Шелковый путь XXI века, всесторонне стимулировать деловое сотрудничество во всех сферах. Сообща строить бесперебойно действующие, безопасные и высокоэффективные морские магистрали, сообща способствовать созданию площадок для сотрудничества на море, коллегиально развивать партнерские отношения на море. Необходимо двигаться навстречу друг другу на путях развития гармоничных отношений между человеком и морем, характеризующихся зеленым развитием, процветанием на путях использования морских ресурсов, гарантией безопасности, интеллектуальными инновациями и сотрудничеством в области управления морями и океанами, чтобы принести всем народам, проживающим на территориях вдоль Морского Шелкового пути, счастье и благоденствие. 

В соответствии с основными направлениями "Морского Шелкового пути XXI века" сотрудничество на море в рамках инициативы "Один пояс и один путь" будет опираться на приморские экономические пояса Китая и будет нацелено на установление тесного сотрудничества со странами, через которые пролагает Морской Шелковый путь. Магистраль возьмет начало у экономического коридора Китай - полуостров Индокитай, далее через Южно-Китайское море протянется на запад на Индийский океан и соединит экономические коридоры Китай - Пакистан и Бангладеш - Китай - Индия - Мьянма, таким образом, создастся общими усилиями "голубой экономический коридор" Китай - Индийский океан - Африка - Средиземное море. Магистраль пройдет через Южно-Китайское море и откроет доступ к Тихому океану, и, в результате совместных усилий, будет создан еще один "голубой экономический коридор" - Китай - Океания - южная часть Тихого океана. Будут активизированы совместные действия по созданию и следующего "голубого экономического коридора" - на этот раз проходящего через Северный Ледовитый океан и ведущего в Европу.

IV. Приоритеты сотрудничества

В свете формирования взаимовыгодных и взаимовыигрышных партнерских отношений на море предстоит обновить модели сотрудничества, создать площадки сотрудничества, совместно разработать планы действий, начать реализацию серии образцовых проектов сотрудничества, которые должны оказать стимулирующее воздействие. Заинтересованные стороны должны рука об руку идти по пути зеленого развития, совместно открывать путь к процветанию, в основании которого будет освоение моря и морских ресурсов, сообща вырабатывать пути обеспечения безопасности, коллегиально создавать интеллектуальные инновации и совместно планировать сотрудничество в области управления морями и океанами.

1. Рука об руку идти по пути зеленого развития

Защита здоровья морской и океанической среды обернется для жизни народов всеобщим благом - забота, проявленная в нынешнюю эпоху, принесет благоденствие грядущим поколениям. В связи с этим китайское правительство обращается к странам, расположенным вдоль Морского Шелкового пути, с инициативой предпринять совместные действия по охране морских экосистем, предоставлять более полный спектр высококачественных услуг в сфере морской экологии и защищать глобальную морскую экологическую безопасность.

Защита здорового состояния морских экологических систем и биологического разнообразия. Планируется укреплять деловое сотрудничество и содействовать выработке долгосрочного и эффективного механизма сотрудничества в области охраны и восстановления морской экологии, охраны вымирающих видов морской флоры и фауны и т.д., сообща прокладывать трансграничные морские экологические коридоры. Предстоит осуществлять совместный надзор и мониторинг, оценку состояния, охрану и восстановление таких классических видов морских экосистем, как мангры, морская растительность и коралловые рифы и пр., защищать экосистемы морских островов и приморские водно-болотные угодья, организовать международные форумы по вопросам водно-болотных угодий, примыкающих к морю. 

Содействие защите морской среды на региональной основе. Нужно интенсифицировать сотрудничество в таких сферах, как защита морской экосреды от загрязнения, борьба с морским мусором и закислением океана, мониторинг "красных приливов", экстренное реагирование на загрязнение морской среды и т.д. Стимулировать создание механизма профилактики и ликвидации загрязнения морей и океанов, равно как и механизма взаимодействия в случае возникновения экстренных ситуаций. Осуществлять совместную оценку состояния морской среды, публиковать совместные доклады по итогам проводимой оценки. Предполагается создать механизм сотрудничества Китая и стран АСЕАН в области защиты морской среды. Развивать сотрудничество по охране морской среды между КНР и АСЕАН в рамках Стратегии сотрудничества и Плана совместных действий в области охраны окружающей среды. Настоящим предлагаем всем странам, через которые пролегает Морской Шелковый путь, совместно разработать и реализовать проект "Посланец зеленого Шелкового пути" для повышения потенциала профилактики и ликвидации загрязнения морской среды.

Укрепление сотрудничества в морской и океанической деятельности по вопросам реагирования на изменение климата. Планируется запуск показательных проектов развития с использованием рециркуляционных и низкоуглеродных технологий в сфере океанической деятельности. Кроме того, китайское правительство поддерживает малые островные государства, расположенные вдоль Морского Шелкового пути, в части реагирования на глобальные климатические изменения. Мы готовы предоставлять техническую помощь для обеспечения реагирования на морские стихийные бедствия, повышение уровня моря, абразию морских берегов, деградацию морских экосистем и т.д., помогать странам, расположенным вдоль Морского Шелкового пути, в проведении обследований и оценки состояния морских островов и прибрежных полос.

Укрепление международного сотрудничества в рамках инициативы "Голубой углерод". Китайское правительство инициирует программу "Голубой углерод" в контексте строительства Морского Шелкового пути XXI века. Вместе со странами, расположенными вдоль Морского Шелкового пути, Китай готов проводить мониторинг морских и прибрежных экосистем, способных поглощать углерод, разрабатывать стандарты и нормативы, исследовать морские экосистемы - поглотители углерода, публиковать совместные отчеты по исследуемой тематике, а также проводить международные форумы, посвященные проблеме "голубого углерода" и создавать механизмы сотрудничества в этой области.

2. Совместно открывать путь к процветанию, основанный на освоении моря и морских ресурсов

Стимулирование развития и ликвидация бедности являются общим чаянием всех народов, проживающих на территориях вдоль Морского Шелкового пути. Следует выявлять сравнительные преимущества каждой страны-участницы инициативы, на научной основе осваивать и использовать морские ресурсы, добиваться взаимосвязанности инфраструктуры, стимулировать развитие "голубой экономики", - и все это для того, чтобы в итоге сообща наслаждаться прекрасной жизнью и ее благами. 

Укрепление сотрудничества в сфере освоения и использования морских ресурсов. Совместно со странами, расположенными вдоль Морского Шелкового пути, предстоит провести обследование, составить перечень морских ресурсов и создать соответствующую базу данных, оказать странам-участницам инициативы поддержку в составлении программы освоения и использования морских ресурсов, предоставить им для этого необходимую техническую помощь. Следует ориентировать предприятия на системное участие в проектах освоения морских ресурсов, активно присоединяться к исследованиям и оценке морских ресурсов, организуемым международными морскими организациями.

Повышение уровня сотрудничества в сфере морской индустрии. Планируется совместно с прилегающими к Морскому Шелковому пути странами создавать морские индустриальные парки и зоны торгово-экономического сотрудничества, направлять китайские морские предприятия на участие в их создании. На основе реализации ряда образцово-показательных проектов сотрудничества в сфере "голубой экономики" помогать развивающимся странам, расположенным вдоль Морского Шелкового пути, в развитии морской аквакультуры, повышении жизненного уровня и снижении уровня бедности. Следует совместными усилиями проектировать и осваивать морские туристические маршруты, формировать фирменный туристический продукт, создавать механизм обмена информацией в сфере туризма и общего доступа к ней.

Улучшение взаимосвязанности объектов морской инфраструктуры. Следует укреплять международное сотрудничество в сфере морских перевозок, совершенствовать сеть соответствующих услуг между странами вдоль Морского Шелкового пути, общими усилиями создавать международные и региональные центры водного транспорта. Нужно путем заключения соглашения о портах-побратимах и создания союза портов интенсифицировать сотрудничество между портами, расположенными на маршрутах Морского Шелкового пути, поощрять китайские предприятия принимать разнообразное участие в строительстве и эксплуатации таких портов. Кооперативно стимулировать разработку и реализацию проекта по прокладыванию подводных волоконно-оптических кабелей, повышая уровень взаимосвязанности международной информационно-коммуникационной инфраструктуры.

Интенсификация процесса упрощения процедур в сфере морских перевозок. Необходимо активизировать контакты и координацию с соответствующими странами, наладить более тесное сотрудничество в сфере регулирования международного рынка транспортных услуг, упрощения транспортных процедур и т.д. Следует форсировать сотрудничество с соответствующими странами по вопросам взаимного признания результатов портового контроля, взаимодействия в сфере законоисполнения, обмена информацией и др.

Интенсивное создание взаимосвязанной информационной инфраструктуры. Следует совместными усилиями создавать систему передачи, обработки, управления и использования информации, нормативную систему стандартов в области информационных технологий и систему обеспечения информационной безопасности, охватывающие Морской Шелковый путь XXI века в целом, предоставлять общедоступную площадку для взаимной связи и взаимного доступа между информационными сетями, а также для совместного использования информационных ресурсов. 

Активное участие в освоении и использовании Арктики. Китайское правительство готово совместно со всеми сторонами проводить комплексные научные исследования арктических морских путей, развивать сотрудничество по созданию береговой наблюдательной станции в Арктике, вести исследования по вопросам изменения климата и окружающей среды Арктики и влияния этих изменений на остальной мир, развивать сервис в сфере прогноза состояния морских путей. Оказывать поддержку государствам, имеющим выход к Северному Ледовитому океану, в улучшении условий функционирования арктических морских путей, поощрять участие китайских предприятий в коммерческом использовании этих морских путей. Китайское правительство хотело бы сотрудничать с соответствующими арктическими странами в сфере оценки ресурсного потенциала арктических территорий. Мы поощряем отечественные предприятия системно участвовать в устойчивом освоении арктических ресурсов, готовы укреплять сотрудничество с арктическими странами в сфере экологически чистых источников энергии, принимать активное участие в мероприятиях, проводимых международными арктическими организациями.

3. Совместно вырабатывать путь обеспечения безопасности

Сохранение безопасности на море - важнейшая гарантия развития "голубой экономики". Следует инициировать создание концепции кооперативной безопасности на море, характеризующейся взаимной выгодой, сотрудничеством и совместным выигрышем. Необходимо усиливать сотрудничество в сфере предоставления общественных услуг на море, управления морскими делами, поиска и спасения на море, в сфере предупреждения морских стихийных бедствий и минимизации их последствий, в сфере правоприменительной практики в области морского права, а также повышать потенциал в области предотвращения и ликвидации рисковых ситуаций, совместно гарантировать безопасность на море.

Укрепление сотрудничества в сфере предоставления общественных услуг на море. Китайское правительство выступает с инициативой разработать план оказания общественных услуг на море на основе совместных усилий и совместного пользования в рамках Морского Шелкового пути XXI века. Китай призывает заинтересованные страны общими усилиями создать сеть мониторинга и наблюдения за состоянием моря и совместно пользоваться результатами комплексных исследований параметров морской среды. Также китайская сторона призывает активизировать оказание помощи по предоставлению оборудования и технической поддержки в сфере морского мониторинга и наблюдения для развивающихся стран, расположенных вдоль Морского Шелкового пути. Китайское правительство готово укреплять международное сотрудничество в области применения спутниковой навигационной системы "Бэйдоу" и спутниковой системы дистанционного зондирования на море, готово предоставить странам-участницам инициативы услуги по применению технологий спутникового позиционирования и информационной системы дистанционного зондирования.

Развертывание сотрудничества в сфере обеспечения безопасности мореплавания. Китайское правительство готово выполнять соответствующие международные обязательства, присоединяться к двусторонним и многосторонним механизмам обеспечения безопасности мореплавания и контроля и управления возможными рисками, совместно вести борьбу с преступлениями на море и проводить другие мероприятия в сфере нетрадиционных проблем безопасности, прилагать совместные усилия для обеспечения безопасности мореплавания.

Организация совместного поиска и спасения на море. Китайское правительство выражает готовность выполнять в рамках международных конвенций соответствующие обязательства, интенсифицировать обмен информацией со странами, расположенными вдоль Морского Шелкового пути, активизировать совместные действия по поиску потерпевших и их спасению. Для морских поисково-спасательных отрядов следует организовывать взаимные визиты, обеспечивать общий доступ к поисково-спасательной информации, поощрять обмен кадрами и обучение кадров, проводить совместные учения, и таким образом наращивать потенциал совместного быстрого реагирования и взаимодействия при ликвидации последствий катастроф, возникновении инцидентов, связанных с туристической безопасностью, и других видов морских чрезвычайных происшествий.

Совместное наращивание возможностей по предупреждению морских стихийных бедствий и минимизации их последствий. Предлагается создать коллегиальную морскую систему оповещения о бедствиях в специально выделенных зонах акватории, таких как Южно-Китайское море, Аравийское море и Аденский залив. Следует провести совместные исследования с целью разработки продукта, предназначенного для предупреждения морских стихийных бедствий, организовать сервис в области морских перевозок, сопровождения морскими конвоями и предупреждения стихийных бедствий. Китай готов поддерживать оперативное функционирование Центра предупреждения о цунами в Южно-Китайском море и предоставлять сопредельным странам прогностические услуги. Важно стимулировать работу по привлечению стран, расположенных вдоль Морского Шелкового пути, к совестному созданию механизма сотрудничества в сфере предупреждения морских стихийных бедствий и минимизации их последствий, создавать базы обучения, проводить совместные исследования и показательное применение мер в сфере снижения рисков морских стихийных бедствий и реагирования на крупные катастрофы, оказывать соответствующим странам техническую поддержку.

Стимулирование сотрудничества, связанного с правоприменительной деятельностью в области морского права. Необходимо активизировать диалог со странами, расположенными вдоль Морского Шелкового пути, контролировать возникающие разногласия, стимулировать данный вид сотрудничества в рамках двусторонних и многосторонних соглашений. Важно создавать и совершенствовать механизмы сотрудничества в сфере совместного применения морского права, правоприменения в рыболовстве, борьбы с терроризмом, подавления беспорядков на море и т.д., способствовать формированию информационной сети правоприменительной работы в области морского права, совместно разработать предварительный план действий на случай чрезвычайных происшествий. Следует интенсифицировать обмены и сотрудничество между компетентными органами соответствующих стран, оказывая необходимую помощь для проведения соответствующего обучения.

4. Коллегиально создавать интеллектуальный и инновационный путь развития

Инновации - источник и движущая сила устойчивого морского и океанического развития. Необходимо укреплять сотрудничество в сфере океанографических исследований, подготовки и обучения специалистов, культурных обменов и т.д., углублять осознание значения океана, внедрять результаты научно-технических исследований, и тем самым закладывать фундамент для всенародной поддержки сотрудничества на море.

Углубление океанографических исследований и укрепление технического сотрудничества в этой области. Совместно со странами, расположенными вдоль Морского Шелкового пути XXI века, разработать программу партнерского сотрудничества в сфере морской науки и техники, совместно реализовать такие наиболее серьезные проекты, как научные исследования и изучение важных участков акватории вдоль Морского Шелкового пути и сквозных путей, научные исследования в сфере взаимодействия муссонов и океана и прогнозирование аномальных явлений, а также оценка возможных последствий, порождаемых соответствующими явлениями. Необходимо углубление сотрудничества в сфере океанографических исследований, разработки оборудования для научных наблюдений, возобновляемых источников энергии, опреснения морской воды, морской биофармацевтики, морских пищевых технологий, морских беспилотных летательных аппаратов, беспилотных судов и т.д. Следует усиливать работу по стыковке различных систем морских технологических стандартов, укреплять сотрудничество в сфере передачи технологий, поддерживать совместное создание научно-исследовательскими учреждениями и предприятиями образцово-показательных баз по применению и распространению технологий за рубежом.

Совместное создание платформ сотрудничества в сфере морской науки и техники. Следует вместе со странами, прилегающими к Морскому Шелковому пути, создавать инфраструктуру океанографических исследований и платформу совместного использования научно-технических ресурсов, объединенными усилиями создавать парки сотрудничества в области морской науки и техники. Стимулировать создание Центра АТЭС по устойчивому развитию моря, Платформы морского сотрудничества между странами Восточной Азии, Центра морского сотрудничества Китай-АСЕАН, Океанографического института Китай-АСЕАН, Центра сотрудничества по устойчивому управлению прибрежными районами в рамках программы партнерских отношений Китай-Восточная Азия в сфере управления морским природопользованием, Китайско-малайзийского научно-исследовательского океанографического центра, Китайско-индонезийского центра океанографии и климата, Объединенной китайско-таиландской лаборатории по изучению климата и морской биосистемы, Объединенного китайско-пакистанского научно-исследовательского океанографического центра, Объединенного китайско-израильского научно-исследовательского центра опреснения морской воды и др., совместно наращивать инновационный потенциал в области морской науки и техники.

Коллегиальное создание и использование прикладной платформы "интеллектуального моря". Исходя из принципа объединения усилий и общего использования, следует вести совместные разработки в области обеспечения общего доступа разных стран к океанографическим данным и информации, создать механизм сотрудничества различных центров океанографических данных, объединив их в сеть, совместно развертывать прикладные исследования в области повторного анализа океанографических данных, в рамках Морского Шелкового пути XXI века создать Центр данных океанографии и морского климата. Заниматься совместными исследованиями и разработками в области больших данных и технологий облачной платформы, касающихся морей и океанов, создавать служащую интересам социально-экономического развития сервисную платформу совместного использования публичной информации в сфере морей и океанов. 

Развитие морского образования и культурных обменов. Будет продолжена стипендиальная программа китайского правительства для обучающихся в области океанологии, расширены масштабы подготовки кадров из стран-участниц инициативы Морского Шелкового пути для повышения квалификации. Следует стимулировать внедрение программ по слиянию океанографических исследований с культурными обменами, поддерживать приморские города Китая в установлении дружеских отношений с городами стран, находящихся на Морском Шелковом пути. Интенсифицировать обмены и сотрудничество с учреждениями, популяризирующими знания о море и океане, и благотворительными морскими организациями вышеуказанных стран. Важно развивать морскую культуру Китая, в которой согласно китайской мифологии мореходам покровительствует богиня моря Мацзу, способствовать созданию Центра Мацзуской морской культуры. Нужно активизировать обмены и сотрудничество в сфере защиты морского культурного наследия, подводно-археологических раскопок и т.д., проводить со странами, расположенными на Морском Шелковом пути, перекрестные "года морской культуры" и морские художественные фестивали, сохранять и укреплять дух содружества и сотрудничества стран, находящихся на Морском Шелковом пути XXI века.

Распространение морской культуры на основе совместных усилий. Необходимо укреплять сотрудничество между СМИ, вести репортажи и проводить интервью с участием представителей стран-участниц инициативы, создать круг друзей Морского Шелкового пути XXI века, включающий СМИ разных стран. Посредством обновления способов распространения информации совместными усилиями создать такую структуру СМИ, в которой бы нашло отражение цивилизационное многообразие и которая использовала бы разные языки мира. Хотелось бы содействовать организации совместного художественного творчества по морской тематике, совместно создавать художественные произведения, демонстрирующие как нравы и обычаи стран, через воды которых пролегает Морской Шелковый путь, так и дружественные отношения между ними, тем самым укреплять основу всенародной поддержки проекта.

5. Вместе прокладывать путь сотрудничества в управлении морями и океанами

Установление тесных партнерских отношений на море - эффективный путь продвижения сотрудничества на море. Нужно усиливать сопряжение стратегий развития, диалог и консультации, укреплять взаимопонимание во всех аспектах сотрудничества, углублять политическое взаимодоверие, создавать двусторонние и многосторонние механизмы сотрудничества, принимать совместное участие в управлении морями и океанами, готовить институциональное обеспечение для углубления сотрудничества на море.

Создание механизма диалога на высшем уровне по вопросам деятельности на море. Мы готовы создавать многоуровневый и многоканальный механизм консультаций и диалога со странами вдоль Морского Шелкового пути, стимулировать работу по подписанию межправительственных и межведомственных документов о сотрудничестве на море, вместе разрабатывать программу сотрудничества, проект реализации программы и дорожную карту, сообща продвигать реализацию важнейших проектов. Важно активизировать создание механизма диалога на высшем уровне между странами-участницами инициативы "Морской Шелковый путь XXI века", совместными усилиями претворять в жизнь программу действий, вместе реагировать на серьезные проблемы, связанные с морем. Надлежащим образом проводить Круглый стол с участием министров по морским делам Китая и малых островных государств, Форум сотрудничества на море между Китаем и странами Южной Европы.

Создание механизма сотрудничества в области "голубой экономики". Организовать Всемирный форум государств-партнеров в области "голубой экономики", распространять и внедрять новые концепции и новую практику, появившиеся в области "голубой экономики", проводить стыковку производств и налаживать сотрудничество в сфере производственных мощностей. Нужно совместно разрабатывать международные критерии классификации статистических показателей "голубой экономики", создавать платформу совместного использования соответствующих данных, провести оценку развития "голубой экономики" в странах, через воды которых пролегает Морской Шелковый путь XXI века, подготовить и опубликовать доклад о развитии "голубой экономики", делиться друг с другом успешным опытом. Создать финансовый общественный продукт, связанный с океанами и морями, чтобы поддерживать развитие "голубой экономики".

Проведение исследований и применение их результатов в области морского планирования. Необходимо совместно и активно заниматься трансграничным морским пространственным планированием, целью которого является "голубое приумножение". Необходимо соблюдать общепринятые принципы, стандарты и нормативы, делиться опытом оптимальных практик и способами осуществления оценочной деятельности, стимулировать создание посвященного морскому пространственному планированию международного форума с участием всех заинтересованных сторон. Китайское правительство готово провести необходимые мероприятия для обучения кадров из стран, прилегающих к Морскому Шелковому пути, оказать этим странам технологическую поддержку, а также помощь в ведении морского пространственного планирования.

Укрепление сотрудничества с многосторонними механизмами. Нужно поддерживать разработку механизмов, систем и правил сотрудничества на море в рамках АТЭС, серии встреч руководителей стран по сотрудничеству в Восточной Азии, Форума сотрудничества "Китай-Африка", Форума экономического развития и сотрудничества Китая и островных государств Тихого океана и других многосторонних механизмов сотрудничества. Следует поддерживать выявление роли Межправительственной океанографической комиссии ЮНЕСКО, Партнерства по управлению окружающей средой восточноазиатской морской акватории, Ассоциации стран побережья Индийского океана, Международного института океана и др., совместно с другими странами прилагать усилия для разработки и реализации важнейших программ и проектов.

Активизация обменов и сотрудничества между мозговыми центрами. Важно стимулировать диалог и обмены между мозговыми центрами стран, расположенных на Морском Шелковом пути, проводить совместные исследования по вопросу стыковки на стратегической и политической орбите, сообща выдвигать важные инициативы, предоставляя интеллектуальную поддержку инициативе "Морской Шелковый путь XXI века". Китайское правительство готово поддерживать отечественные мозговые центры в установлении стратегического партнерства с соответствующими учреждениями стран-участниц инициативы и международными морскими организациями, активизировать формирование Объединения мозговых центров всех стран вдоль Морского Шелкового пути XXI века, создать платформу сотрудничества и сети взаимодействия.

Интенсификация сотрудничества неправительственных организаций. Важно поощрять предоставление общественных услуг в области океанологии, организацию научных симпозиумов, культурные обмены, научно-техническое сотрудничество, популяризацию научных знаний в этой области и т.д. в координации с неправительственными организациями стран-участниц инициативы. Взаимодействие неправительственных организаций и межправительственное сотрудничество взаимно стимулируют друг друга, поэтому в управлении морями и океанами необходимо совместное участие правительственных структур и неправительственных организаций.

V. Активные действия

Китайское правительство уделяет повышенное внимание сотрудничеству на море со странами-участницами данной инициативы, усиливает стратегические коммуникации, создает платформы сотрудничества, обеспечивает реализацию ряда проектов сотрудничества. В целом работа идет успешно.

Выявление ведущей и стимулирующей роли высшего руководства. Лидеры Китая и соответствующих стран стали живыми свидетелями подписания Соглашений о межправительственном сотрудничестве в области океанографии, Меморандумов о сотрудничестве и Совместных деклараций между Китаем и Таиландом, Малайзией, Камбоджей, Индией, Пакистаном, Мальдивами, Южно-Африканской Республикой и др., а также осуществления стыковки этой инициативы со стратегиями развития стран-участниц и установления широкого партнерства между ними в области сотрудничества на море.

Создание платформ сотрудничества. В рамках АТЭС, серии встреч руководителей стран по сотрудничеству Восточной Азии, сотрудничества между Китаем и АСЕАН и других механизмов были организованы Форум по "голубой экономике", Симпозиум по вопросам охраны морской среды, Механизм консультаций по морским делам, Форум по сотрудничеству на море, Центр морского сотрудничества Китай-АСЕАН, Платформа морского сотрудничества между странами Восточной Азии и другие платформы сотрудничества. Проведены Международная выставка "Морской Шелковый путь XXI века", Международный фестиваль Морского Шелкового пути, Международный форум по Мацзуской морской культуре и ряд других мероприятий, посвященных тематике Морского Шелкового пути XXI века, что сыграло важную роль в укреплении взаимопонимания, достижении консенсуса и углублении сотрудничества на море.

Увеличение капиталовложений. На основе единого планирования внутренних ресурсов китайским правительством были учреждены Фонд морского сотрудничества Китай-АСЕАН и Фонд морского сотрудничества Китай-Индонезия. Начата реализация "Рамочной программы международного сотрудничества в Южно-Китайском море и в его соседних акваториях". Азиатский банк инфраструктурных инвестиций и Фонд Шелкового пути оказали финансовую поддержку важнейшим программам сотрудничества на море.

Расширение внешней открытости регионов Китая. Китайское правительство поощряет район Бохайского кольца, районы дельты рек Янцзы и Чжуцзян, западное побережье Тайваньского пролива и другие экономические зоны, а также морские портовые города выявлять местные особенности, наращивать динамику открытости и углублять деловое сотрудничество со странами вдоль Морского Шелкового пути. Будет оказана поддержка созданию Фуцзяньской центральной зоны в рамках Морского Шелкового пути XXI века, Чжэцзянской образцово-показательной зоны развития морской экономики, Фуцзяньской экспериментальной зоны развития "голубой экономики" на побережье Тайваньского пролива и Нового морского района в архипелаге Чжоушань. Будет увеличена динамика освоения и открытости острова Хайнань как международного туристического центра. Будет продвинута работа по созданию образцово-показательных городов инновационного развития морской экономики, начато создание образцово-показательной зоны развития морской экономики.

Содействие реализации проектов. Форсированно продвигается работа по созданию Малаккского приморского промпарка в Малайзии. Наращивается пропускная способность пакистанского порта Гвадар, уверенно идет работа по созданию там свободной зоны и привлечению инвестиций. Произошли сдвиги в комплексном и интегрированном развитии мьянманского порта Кьяукпью согласно модели "порт+промпарк+город". Последовательно реализуется программа по созданию ланкийского портового города Коломбо и второй очереди программы по созданию порта Хамбантоты. Была сдана в эксплуатацию железная дорога Эфиопия-Джибути, скоро будет открыто движение на железной дороге Момбаса-Найроби на территории Кении. Греческий порт Пирей уже стал важным транзитным узлом. Запущена программа сотрудничества между Китаем и Голландией по созданию ветряных электростанций на море, продвигается работа по реализации программ сотрудничества с Индонезией, Казахстаном, Ираном и другими странами по опреснению морской воды. Значительно повышается уровень взаимосвязанности международной подводной информационно-коммуникационной инфраструктуры, официально введена в эксплуатацию Азиатско-Тихоокеанская подводная волоконно-оптическая линия связи. Заметные результаты дала работа по созданию Китайско-малазийского промышленного парка в Циньчжоу и Малазийско-китайского промышленного парка в Куантане, а также - по созданию Камбоджийской особой экономической зоны порта Сиануквиль, Зоны китайско-египетского торгово-экономического сотрудничества в Суэце и т.д.

Обращая взор в будущее, китайское правительство с уверенностью в своих силах и искренней убежденностью готово вместе со странами вдоль Морского Шелкового пути сотрудничать на море в рамках инициативы "Один пояс и один путь", коллегиально использовать имеющиеся возможности, сообща отвечать на современные вызовы, стремиться к совместному развитию, действовать в кооперации, дорожить общим достоянием - Мировым океаном, защищать нашу "голубую обитель", совместными усилиями стимулировать реализацию грандиозного проекта Морского Шелкового пути XXI века. -0-

Китай. Азия > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 20 июня 2017 > № 2215559


Китай. ДФО > Транспорт. Таможня > gudok.ru, 20 июня 2017 > № 2214372

Разработать более удобный порядок прохождения грузов по МТК «Приморье-2» намерены российская и китайская таможни. Для этого стороны проведут ряд совместных встреч с органами регулирования и бизнеса. Такое решение было принято в ходе встречи первого заместителя Министра Российской Федерации по развитию Дальнего Востока Александра Осипова с руководством Чанчуньского комитета таможни КНР, сообщает пресс-служба ведомства.

Как подчеркнул Александр Осипов, для оптимизации процесса прохождения грузов необходимо тесное взаимодействие двух сторон. Первая совместная задача – создать безбарьерный «бесшовный» инфраструктурный путь. Вторая – создать удобное регулирование, чтобы грузовладельцы не тратили время на границе.

По словам замминистра, для модернизации инфраструктуры, в том числе железнодорожных пунктов пропуска, необходимо определить с китайской стороной объемы грузов. Это позволит корректно сформировать технические задания на создаваемые и модернизируемые объекты инфраструктуры.

Начальник Управления таможенной службы провинции Цзилинь Ян Джень Цинь поддержал предложения российской стороны, отметив чрезмерную зарегулированность проверок грузов. Необходимо ввести технологию признания и использования результатов контроля другой стороны, что на практике будет означать сокращение количества приграничных контрольных процедур с трех до одной.

Напомним, в рамках договоренности глав государств России и Китая о сопряжении Евразийского экономического союза и Экономического пояса Шелкового пути в декабре прошлого года Правительство России утвердило концепцию развития МТК «Приморье-1» и «Приморье-2». Транспортные коридоры проходят через территорию Свободного порта Владивосток и соединяют китайские провинции Хэйлунцзян и Цзилинь с морским портами Приморского края. В рамках реализации проектов развития транспортных коридоров предусматривается модернизация приграничной инфраструктуры, включая строительство и расширение портов, пунктов пропуска, автомобильной и железнодорожной инфраструктуры.

Ирина Таранец

Китай. ДФО > Транспорт. Таможня > gudok.ru, 20 июня 2017 > № 2214372


Китай > Внешэкономсвязи, политика > dn.kz, 19 июня 2017 > № 2212726 Юрий Сигов

Супердержава на распутье

Китай пока еще не нашел своего достойного места в "новом мире". Но активно ищет, как бы ему в этом не мешали

ЮРИЙ СИГОВ

Много чего в последние годы говорят и пишут о Китае. Причем как те, кто видит эту страну (а точнее - уникальное мировое измерение, которое никаким общим меркам-шаблонам не подвластно) на приличном расстоянии, так и те, кто считает себя (иногда с весьма большой натяжкой) неким специалистом по делам Поднебесной. И экономикой принято китайской восхищаться, и нынешнего ее лидера расхваливать на все лады, и Америке супостатной (ну кому еще?) грозить совсем недалеким будущим, когда КНР станет во всем и везде первой на нашей планете.

Но вот что любопытно: чем больше Китай чего-либо в мирe добивается, тем больше им не только восхищаются, но и откровенно боятся. Почему? Нет, думаю, вовсе не в экономической мощи и огромных людских ресурсах Поднебесной здесь дело. Китай по большей части все-таки реально боятся и откровенно опасаются по другим причинам. Причем не столько из-за общего мирового влияния и размеров выдаваемых за границами кредитов, а из-за полного непонимания китайских реалий и планов дальнейшего развития страны.

Когда никто не может понять, что у китайских руководителей на уме, что они задумали что дома, что "на выезде", то поневоле начинаешь пугаться и триллионов разных мировых валют в китайских банковских закромах, и суммы выдаваемых Пекином денежных средств всем тем, кто с ним намерен дружить. Да и военная поступь Поднебесной на самом деле вводит в ступор как минимум ближайших соседей КНР в Азиатском регионе, а на перспективу - и соперников-противников по другую сторону Тихого океана.

И здесь, как мне видится, очень непростой задачей является сам факт понимания замыслов и интересов Китая в окружающем его мире. В конце концов, что будет внутри страны виднее самим китайцам и их руководству. А вот куда пойдет китайская повозка с паланкином во внешней политике - вопрос принципиальный и очень даже важный для всех государств. И тех, кто с КНР непосредственно граничит (те же страны Центральной Азии), и тех, кто от китайского экономического рывка в ведущие мировые державы надеется хотя бы какие-то дивиденды приобрести.

Зачем "выжидать удобного случая", когда он давным-давно настал?

В свое время именуемый архитектором китайской внешней политики Дэн Сяопин указывал, что страна должна наращивать свой внутренний потенциал и выжидать удобного случая, чтобы посолиднее расправить плечи. То есть в конце тех же 70-х годов прошлого столетия в китайском руководстве (после смерти Мао Цзэдуна) бытовало мнение о том, что мы пока еще очень слабы, не развиты в промышленном и военном плане. Поэтому ни с кем ругаться нежелательно, потихоньку надо копить силы - а там уже видно будет, что с этим самым накопленным капиталом делать.

И вот сейчас в том, что касается внешнего статуса Китая, наблюдается некий парадокс. С одной стороны, больше выжидать Пекину давно уже нет смысла, потому как страна уверенно вышла на первые позиции в мире по целому ряду показателей именно как сверхдержава, а не просто одно из "успешно развивающихся государств". С другой - КНР по-прежнему (и это почти 40 лет спустя) остается типичной развивающейся страной. Ментальность рядовых китайских граждан, а также их первых руководителей остается (особенно в плане внешней политики) на уровне именно развивающихся, явно неопределившихся со своим будущим государств.

Когда в КНР только формировались основные принципы вывода страны на первые позиции в мире, там принималось к сведению, что есть одна "большая сверхдержава" (то есть США) и имеется несколько "великих держав", в число которых Китай и намеревался в ближайшей перспективе войти. По сути дела, Китай всегда признавал, что никакого так называемого многополярного мира нет, и это же самое Пекин фактически подтверждает и сегодня. Но есть тем не менее еще "великие" страны, с которыми "большой сверхдержаве" куда полезнее договариваться, чем открыто враждовать.

На данный момент в китайском руководстве окружающий Поднебесную мир воспринимается как крайне нестабильный, шаткий и непредсказуемый. Конфликт между США и Россией просто неизбежен, и его ничем нельзя разрешить (кроме как мировой войной), резко обострились региональные столкновения, которые фактически не поддаются никакому международному решению. Полностью нефункциональны все существующие международные организации, а новых и нет, и никто их формированием не хочет заниматься (Китай в том числе).

Добавим сюда рост религиозного экстремизма, угрозу дальнейшего распространения ядерного оружия да и общее желание ведущих западных стран (а не только США) не допустить подъема Китая в число ведущих мировых держав. Те же американцы постоянно твердят, что в Китае нынче господствует не идеология Коммунистической партии, а некий "гибридный национализм", который якобы угрожает именно американским интересам во всей Азии.

Однако сами китайцы над подобными рассуждениями, прежде всего американских экспертов, только посмеиваются. И подчеркивают, что главные заботы власти в Пекине - это решение исключительно внутренних проблем страны. А все, что делается за китайскими границами, интересует товарищей из Компартии только в том контексте, в котором это будет способствовать внутреннему развитию КНР.

Для этого задуманы два "Шелковых пути", для этого "под них" создан был Азиатский банк инфраструктурных проектов, для этой же цели Китай шлет сотнями тысяч своих рабочих и инженеров по всему свету, вкладывая существенные средства в добычу природных ископаемых (прежде всего) по всей нашей планете. Именно китайским внутренним интересам служит и сотрудничество КНР с Россией и странами Центральной Азии (остальные постсоветские государства в этом плане - десятое колесо до возу). Китай в этих государствах меньше всего интересует их развитие - ему важно "правильно вписать" эти страны в работу над выполнением чисто внутри-китайских экономических и инфраструктурных задумок. И никак иначе.

Точно также видится Китаю роль Европы, Африки, окрестной Азии и даже далекой от китайских берегов Латинской Америки. Если кто из этих стран надеется на некое равноправное сотрудничество с КНР (точь-в-точь как с США), то сильно ошибается. Сотрудничество пойдет исключительно по китайским схемам, с приоритетной китайской выгодой. А все остальные, в принципе, тоже могут на подобном взаимодействии неплохо заработать. Это если сумеют и если согласятся в этих "заработках" на руководящую китайскую роль.

Слабая Россия Китаю невыгодна. А сильная- тем более

Здесь очень интересен, на мой взгляд, аспект оценки так называемых союзников Китая на международной арене. Вот американские политики уже не первый год бьются над задачей определения этих самых союзников, чтобы ослабив их, ослабить тем самым и саму Поднебесную. Но ищут они что-то явно мифическое и лишь виртуально-существующее. Поскольку у Китая никогда и нигде не было никаких союзников. "Попутчики", "стратегические партнеры", "коллеги по взаимовыгодному бизнесу" - и только. Союзник себе Китай сам, ему не нужны НАТО, ЕС, и все, что с подобными структурами связано. Ни сейчас, ни на будущее.

Зато Китай своим чуть ли не "ключевым союзником" именуют руководители практически всех постсоветских республик, включая Россию. Но тут желаемое явно выдается за действительное. На самом деле, в нынешних условиях Китаю выгодно иметь со стороны России прочный и надежный тыл, который "не подведет" в случае любых других проблем с тем же "коллективным Западом". Однако отношение руководства в Пекине (что раньше, что сейчас) к России очень конкретное и весьма специ-фическое. Это смесь все еще остающегося уважения как к преемнице великого СССР, некоего презрения за то, что сами же свою собственную страну развалили, и предельного прагматизма в плане получения от России того, что нужно КНР для собственного развития.

Что также для Китая немаловажно: Россия - единственная, по сути дела, страна, которая серьезно мешает Западу (и Соединенным Штатам в первую очередь) в установлении стратегических планов по единоличному управлению миром. При этом Россия не наносит никакого ущерба Китаю, а как раз наоборот: она способствует тому, что многие проблемы, с которыми в международных делах Китаю пришлось бы решать самостоятельно, практически в противостоянии с Западом переложены на плечи России.

Также, по большому счету, Китаю не очень нужны российские энергоресурсы (он их может получить из той же Центральной Азии и других стран и по другим ценам). Зато совместные действия в Совете Безопасности ООН, а также при решении региональных конфликтов позволяют Китаю и его руководству сосредоточиться на важных внутренних делах, и "спустить" международные проблемы под ответственность других стран.

В том, что касается отношений с Центральной Азией, у Китая свой расклад и замысел. Сотрудничество здесь идет только под китайскую дудочку, потребительский интерес в ресурсах у Пекина в этом регионе выражен более чем очевидно. Политически странам региона намного выгоднее подпевать китайской стороне и не раздражать ее. Потому как эта самая сторона с 1,4 млрд. населением - вот она, рядышком, через границу. И об этом, как иногда напоминают старшие китайские товарищи своим "младшим стратегическим партнерам", лучше не забывать.

Зачем Китаю долгосрочная стратегия развития, когда достаточно списка из пяти главных задач?

Итак, в чем же состоит внешнеполитический интерес Китая? Главное, нет смысла говорить о какой-то долгосрочной стратегии, потому как мир нынешний столь стремительно развивается и меняется, что любые, даже минимальные наметки на то, что будет в мире через год-полтора окажутся полностью развеянными событиями, которые могут вполне на нашей планете произойти завтра-послезавтра. Но вот ключевые аспекты политики Пекина на внешней арене можно определить уже сегодня.

Это прежде всего приоритет внутреннего развития страны, которому полностью и будет подчинена вся внешняя политика КНР. Для этого будут по всему миру по-прежнему приобретаться природные ресурсы, раздаваться кредиты, сооружаться объекты инфраструктуры, транспорта и сопутствующих услуг. Да, все это будет оставаться во многих случаях на территории стран, где Китай своими же силами все подобное возводит. Но работать такие объекты-проекты будут на Китай, причем в первую очередь.

Отсюда же растут ноги и у 30-летнего соглашения по поставкам газа из Туркменистана в Синьцзян-Уйгурский автономный округ, нефти по маршруту Атасу - Алашанькоу из Казахстана по тому же адресу. Этому же подчинена и экономическая экспансия Китая в Кыргызстан и Таджикистан, где, по большому счету, руководства этих стран полностью потеряли национальный суверенитет, задолжав Пекину гигантские суммы, которые нечем и некому отдавать.

Что Китай, помимо всего прочего, интересует в Центральной Азии - так это отсутствие здесь со своими претензиями на влияние как Соединенных Штатов, так и России. Китаю выгодно, чтобы в регионе Америки вообще не было (чего ей там делать, считают в Пекине?), а Россия туда больше не возвращалась (профукали свои бывшие территории - так кто вам еще виноват?). Общий же подход современной внешней политики Пекина - поменьше иметь врагов, не ссориться с сильными и влиятельными, но ни в коем случае не идти у них на поводу. И не давать тем шансов себя ни унижать, ни оскорблять (то есть полная противоположность с внешней политикой той же России).

Показательно, что Китаю совершенно нет необходимости где-то себя выпячивать, особенно в структурах, где правят балом другие. Это касается и различных финансовых организаций под эгидой Всемирного банка (ну какая разница, сколько процентов акций там будет у Пекина, если командовать парадом будут все равно США и их союзники?), и разного рода "семерок-двадцаток", где вообще непонятно - кто, кем и каким образом руководит. Но с той же Америкой Пекин намерен держать баланс, не особо докучать Вашингтону со своими интересами. Но и ни в коем случае не позволять американцам садиться себе на шею - причем даже по самым вроде бы несущественным вопросам.

Замечу, помимо того, что Китай вовсе не собирается сближаться ни с Соединенными Штатами, ни с Россией, ни с другими странами БРИКС. Это еще раз подтверждает, что никакие "союзники" (в любом формате - даже явные вассалы, что так нравится делать тем же американцам) КНР не нужны. А те, кто приходит к Пекину за деньгами, могут их получить лишь на китайских условиях. И строго в интересах прежде всего китайских планов развития.

Немаловажно, что Китай совершенно не заинтересован во вмешательстве во внутренние дела других стран (от чего весьма существенно страдает - вспомним ту же Ливию). Но и не намерен нести какую-либо ответственность за разрешение тех или иных конфликтов в мире (взять те же события в Кыргызстане в 2010 году, столкновения на Ближнем Востоке, в Афганистане и других неспокойных точках).

Если же детально проанализировать внешнюю политику Китая, то она никакая не многополярная, а во многом остается "подыгрывающей" Америке. Это не только вложенные Пекином миллиарды долларов в американские казначейские обязательства (которые Вашингтон в любой подходящий момент по своему усмотрению может превратить в ничего не стоящие фантики), это - общий вектор политики с "уклоном на Запад", хотя и с сохранением чисто нацио-налистической идеологии приоритетно местного, а не "заграничного" экономического развития.

На этом фоне важность России и той же Центральной Азии в ближайшие годы для внешней политики и интересов Пекина будет постепенно снижаться. Ни о каких союзах и по-настоящему стратегических партнерах здесь говорить не приходится. Но многое будет зависеть от того, как пойдут дела у "коллективного Запада" как в отношениях с Россией, так и с самим Китаем. В этом плане, скорее, политика Китая в отношении других крупных государств будет походить на политику Индии: там, где выгодно, - действовать совместно, но в конфликты не вступать, "копья не ломать", а тихо-незаметно делать свое дело. То есть постепенно становиться ключевым и все вокруг определяющим игроком не только большой Евразии, но и всего остального мира.

Китай > Внешэкономсвязи, политика > dn.kz, 19 июня 2017 > № 2212726 Юрий Сигов


Россия. Китай. Арктика > Нефть, газ, уголь > gazeta.ru, 17 июня 2017 > № 2213513 Го Пэйцин

«Китай готов купить у России все арктические углеводороды»

Почему Россия ограничивает сотрудничество с Китаем в Арктике

Игорь Крючков

Го Пэйцин, исполнительный директор Института полярного права и политики Океанского университета Китая, рассказал «Газете.Ru» о стратегическом взгляде Пекина на Арктику, российских страхах китайской экспансии и флоте ледоколов для КНР. Беседа состоялась в рамках конференции Российского совета по международным делам «Россия и Китай: к новому качеству двусторонних отношений».

— У Китая до сих пор нет официальной концепции относительно Арктики. Однако из многочисленных заявлений со стороны КНР очевидно, что у страны есть немалые амбиции в регионе. Как можно охарактеризовать основные подходы Пекина к Арктике?

— Действительно, национальная стратегия Китая в отношении Арктики до сих пор обсуждается. Ее собираются опубликовать, но сроки пока не объявлялись. По моему мнению, эту концепцию необходимо представить общественности как можно раньше.

Первое, на чем должна основываться эта стратегия, — это перечисление интересов Китая в Арктике, от экономических до экологических.

— Как вы можете описать эти интересы?

— Изменения, которые происходят сегодня в Арктике, очень сильно влияют на развитие Китая. Таяние арктических льдов оказывает прямое и опосредованное влияние на китайский климат. Этот факт был подтвержден научными изысканиями.

Кроме того, Арктику называют вторым Ближним Востоком по запасам углеводородов. Китай, как вам известно, крупнейший потребитель энергии в мире. Поэтому необходимость посильного участия в проектах по добыче и транспортировке нефти и газа закреплена в официальной стратегии глобального развития КНР.

Добыча и перераспределение нефтегазовых ресурсов в Арктике, конечно, окажут влияние на цену энергии в Китае.

Еще один фактор — навигация. Китай считается лидером на рынке судоходной транспортировки. Поэтому Северный морской путь, который со временем становится все более проходимым и открывает возможности соединить север Атлантического океана с севером Тихого, будет оказывать влияние на логистику и торговые связи нашей страны.

— Как Россия и Китай могут сотрудничать в Арктике?

— Это прежде всего экономические проекты. Прекрасный пример — «Ямал СПГ», которым владеет российский НОВАТЭК, французский Total и два китайских субъекта — CNPC и Фонд Шелкового пути. Этот проект показывает большой потенциал российско-китайского сотрудничества. Надеюсь, что таких примеров будет только больше.

— Есть ли какие-то определенные объемы нефти и газа, которые Китай стремится получить от совместных арктических проектов и которые удовлетворят энергетические нужды страны?

— Знаете, это, скажем так, очень абстрактный вопрос. Мы готовы купить все арктические углеводороды, которые Россия готова нам предложить. Требовать от кого-либо из наших партнеров предоставить нам определенное количество углеводородов мы, конечно же, не вправе.

Тем не менее России стоит учитывать, что Китай в данный момент реструктурирует свои энергетические поставки, и сейчас есть немало возможностей для укрепления взаимного доверия.

Энергия, которую мы получим от совместных проектов в Арктике, будет практически полностью направляться на азиатские рынки.

— Позиция Китая относительно правового статуса в Арктике до сих пор вызывает вопросы. Объясните, как сегодня в стране развивается дискуссия относительно права России и других арктических стран на эти территории?

— Россия — одна из ведущих держав – участниц Арктического совета (в него входят восемь стран с выходом к арктической территории: Россия, США, Канада, Швеция, Дания, Финляндия, Исландия, Норвегия. — «Газета.Ru»). Китай прекрасно это понимает и исходит из этого факта в развитии взаимоотношений с Россией.

В Арктике КНР никогда не стремилась играть лидирующую роль, какую играет Россия. В Арктическом регионе Китай нацелен на сотрудничество с другими странами. Это должно стать приоритетом в национальной арктической стратегии Китая.

Лично я не встречал публикаций в научных журналах и не слышал о политических дискуссиях в Китае, которые бы ставили под сомнение 200-мильные исключительные экономические зоны для арктических стран. Я не сталкивался с какими-либо рациональными аргументами, которые оспаривали эти зоны. На мой взгляд, в этом вопросе не может быть двух мнений. Арктические страны имеют право на управление исключительными экономическими зонами.

— Недавно китайская сторона высказывала желание объединить Северный морской путь с проектами «Экономического пояса Шелкового пути». Почему?

— С моей точки зрения, Северный морской путь заслуживает такого же стратегического внимания Китая, как проекты «Шелкового пути», объединенные в концепцию «Один пояс — один путь». Северный морской путь может сделать большой вклад в евразийскую интеграцию. Мне кажется, Северный морской путь может открыть энергетический и транспортный коридор для евразийского пространства.

— Расскажите о флоте ледоколов в Китае. Сколько их и когда они будут в строю?

— На данный момент известно о трех полноценных ледоколах, которые строятся на китайские средства. Это происходит на верфях концерна Hyundai в Южной Корее. Помимо этих трех кораблей та же компания строит еще десять ледоколов для других заказчиков.

— Разрабатывая ледоколы, сотрудничает ли Китай с Россией в плане технологий? Первый китайский корабль, прошедший по Северному морскому пути, — «Сюэлун», — хотя и не был полноценным ледоколом, но был кораблем усиленного ледового класса, который был создан на Украине с применением советских технологий.

— Сейчас Россия не сотрудничает с Китаем в этой сфере. Я не понимаю почему. Россия — продвинутая страна в отношении технологий строительства ледоколов, и наши страны могли бы наладить сотрудничество на взаимовыгодной основе. Пока же мы сотрудничаем в этой сфере только с Финляндией.

Есть ощущение, что российская позиция объясняется опасениями того, что Китай будет оспаривать нынешний юридический статус Арктики. Однако на протяжении истории КНР всегда уважала договоры, подписанные арктическими странами, основанные на нормах международного права и морских конвенций.

— Есть ли понимание, в каких сферах Россия готова сотрудничать с Китаем по Арктике, а в каких — нет?

— Хороший вопрос. Проблема заключается в недостаточном взаимном доверии. Мы должны его укреплять. Россия до сих пор опасается роста заинтересованности Китая в арктическом направлении. Страна развивается и наращивает свою экономику. Но Китай точно не собирается продвигать свои интересы с помощью военной силы.

Размещение вооруженных сил Китая в этом регионе абсолютно исключено. Военное присутствие страны в Арктике нерационально и не пойдет на пользу Китаю.

На первый взгляд, военные базы в Арктике пойдут на пользу ВПК. Это может дать сильный толчок к развитию военных технологий. Однако в конечном счете военные интересы лишат Китай возможности продвигать другие, более естественные и долгосрочные интересы страны в регионе.

Если расти слишком быстро, то быстро приходит и резкий спад. Если следовать к цели постепенно, делая один шаг за другим, не форсируя события, то в конечном счете от такого подхода получить можно гораздо больше. Более того, Китай уверен, что в Арктике он сможет сотрудничать с иностранными партнерами долгосрочно, эффективно и выиграют от этого все.

— Что Россия может приобрести от сотрудничества с Китаем в Арктике?

— Прежде всего стоит сказать о насущной проблеме. Россия сильно страдает от международных санкций, введенных Западом.

КНР, в свою очередь, готова расширить приток капитала и инвестиций в Россию, сохранить и приумножить заключенные контракты, в том числе в нефтяной и газовой сфереах. Тем более что цены на углеводороды растут.

Сегодня в России часто высказывают опасения, что Китай может оккупировать Россию. Но этот взгляд на вещи просто не выдерживает никакой разумной критики. Россия — мощная держава с ядерным оружием, которая готова отстаивать свой суверенитет. Зачем Китаю начинать какие-то агрессивные действия в отношении соседа, с которым, напротив, можно сотрудничать?

С моей точки зрения, Россия сейчас похожа на человека, стоящего на морозе. Он мучается от холода. Но когда сосед предлагает ему теплое пальто, этот человек отказывается, говоря: «Нет, нет! Наверняка твое пальто может мне навредить!» Эта ситуация не может не вызвать недоумения.

Россия. Китай. Арктика > Нефть, газ, уголь > gazeta.ru, 17 июня 2017 > № 2213513 Го Пэйцин


Казахстан. Китай > Внешэкономсвязи, политика. Нефть, газ, уголь. Электроэнергетика > dknews.kz, 16 июня 2017 > № 2209651 Чжан Ханьхой

Мосты между Казахстаном и Китаем укрепляются - Посол КНР в РК

Об основных итогах двустороннего сотрудничества за 25-летний период с момента установления дипломатических отношений между Казахстаном и Китаем и видении перспектив взаимодействия в эксклюзивном интервью рассказал Чрезвычайный и Полномочный Посол КНР в РК Чжан Ханьхой, передает МИА «DKNews» со ссылкой на МИА «Казинформ».

- Ожидается, что китайская сторона примет активное участие в международной выставке ЭКСПО-2017. Как Вы оцениваете ЭКСПО? Назовите особенности павильона КНР.

- ЭКСПО-2017 - это очень успешный проект. На открытии выставки было много высокопоставленных гостей. Состоялась только официальная часть открытия, ожидается приезд многочисленных туристов из разных стран, в том числе из Китая. 24 провинции и города центрального подчинения КНР представят в китайском павильоне ЭКСПО свои экспозиции.

Главная тематика ЭКСПО - «Энергия будущего». Для всех стран, в том числе Китая, это очень важная тема. Китайская сторона представит свои последние технологические достижения в сфере ядерной, ветровой и солнечной энергетики (Китай лидирует в мире по производству такого оборудования), передачи электрической энергии высокого напряжения на большие расстояния по высоковольтным линиям постоянного тока (ВЛПТ).

Большое внимание мы также уделяем энергоемкости и эффективному использованию электроэнергии. В Китае мы также развиваем технологии производства электромобилей, для чего принимаем различные меры, в том числе льготы и преференции для производителей и покупателей. Например, известной маркой электромобилей в КНР является BYD. Сейчас ведется активная работа по совершенствованию технологий зарядки и увеличению емкости аккумуляторов электромобилей.

Китай является крупнейшим в мире потребителем углеводородных ресурсов. Поскольку в КНР большие запасы угля, использование которого неэффективно и оказывает отрицательный эффект на окружающую среду, наша страна развивает технологии переработки угля в нефть и газ. В этих же целях активно развивается и биоэнергетика.

В целом, тематика ЭКСПО отражает дальновидность руководства Казахстана, способствует развитию страны на основе инноваций и сотрудничества с технологически продвинутыми государствами. К примеру, с Китаем у Казахстана реализуется программа сотрудничества в сфере производственных мощностей. Это 51 проект в добывающей и перерабатывающих областях, то есть производстве продукции с высокой добавленной стоимостью. НПЗ в Атырау и Шымкенте позволят обеспечить страну бензином, даст толчок химической продукции. Ведутся переговоры об открытии в Казахстане производства карбамида (азотное удобрение), что очень важно для сельского хозяйства.

Все это позволит Казахстану выбрать самое нужное направление для собственного развития и, на мой взгляд, перспективными сферами являются агропромышленный комплекс и телекоммуникации, которые повысят конкурентоспособность РК.

- В этом году исполняется 25 лет с момента установления дипломатических отношений между Казахстаном и Китаем. Какие достижения двух государств Вы бы отметили?

- Визит Председателя КНР Си Цзиньпина в Казахстан, совмещенный с его участием в Астанинском саммите глав государств-членов Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), носит исторический характер.

Во-первых, визит состоялся в период 25-летия установления дипломатических отношений между нашими государствами. За 25 лет мы успели сделать много, создали прочную базу для взаимодоверия и взаимопонимания.

Произошло сближение наших народов, что выступает гарантией будущих отношений. Мы успешно урегулировали пограничные вопросы, создали мощную правовую базу двусторонних отношений и взаимовыгодного сотрудничества. За 25 лет построили железные дороги, нефтепровод и газопроводы, открыли пограничные пункты. Развиваем телекоммуникации, открыли авиасообщение. Можно сказать, что из всех сопредельных государств Китай так всесторонне выстроил инфраструктурные стыковки только с Казахстаном.

Китай за 25 лет инвестировал в Казахстан 43 млрд. долларов, это первое место на евразийском пространстве. Во время визита Си Цзиньпина в Казахстан только Банк развития Китая заключил с казахстанскими партнерами соглашения на общую сумму 6 млрд. долларов.

За это время создана основа в области гуманитарного сотрудничества, учащаются взаимные поездки студентов, артистов. В течение следующих 5 лет китайская сторона дополнительно предоставит 200 грантов для казахстанских студентов.

Самое главное - это признание успехов Казахстана в Китае, результатов и потенциала нашего сотрудничества. В Казахстан приезжает много китайских инвесторов, растет число китайских студентов в казахстанских вузах.

Более 1000 китайских предприятий будут представлены на ЭКСПО, самая минимальная делегация будет состоять из 100 человек.

Казахстан проводит открытую политику и расширяет контакты с внешним миром, что позволяет перенимать самые передовые технологии и получать необходимую информацию. Это очень важно.

- На прошедшем недавно в Пекине международном форуме «Один пояс, один путь» председатель КНР Си Цзиньпин назвал Казахстан «Чемпионом трансконтинентальных транзитных перевозок». Какое значение придается в КНР вопросу транзита товаров?

- Провинция Гуандун и город центрального подчинения Чунцин - мощные базы производства электронной продукции, а также товаров широкого потребления, которые поставляются на европейские рынки. Для доставки товаров из Китая в Европу через территорию Казахстана по железной дороге затрачивается 15 дней - это очень удобно. Сейчас свыше 20 городов КНР открыли маршруты поставок своих товаров в Европу через Казахстан. Мы везем на Запад одежду, обувь и бытовую электронику, а обратно в Китай - вино, косметику и пиво, автомобили, запчасти к ним. Расширяем ассортимент экспортируемых товаров, снижаем их себестоимость, совершенствуем условия транспортировки продукции в вагонах и рефрижераторах.

Со своей стороны, Казахстан обеспечивает безопасность перевозок грузов. Все идет быстро, повышается конкурентоспособность маршрутов через Казахстан.

Недавно мы открыли телемост между Хоргосом и Ляньюньганом, что стало важным событием в рамках стратегии «Одного пояса, одного пути». Действительно, поставщики все больше стали выбирать сухопутные пути доставки товаров из Азиатско-Тихоокеанского региона в Европу. В 2016 году 1200 контейнерных железнодорожных составов направились по этому направлению.

Пора открыть транзитные перевозки грузов по автодороге, в первую очередь, в направлении Китай - Казахстан - Россия. Для этого необходимо согласовать тарифы, визовые вопросы для водителей, снизить себестоимость и привлекать больше продукции. Этому также будет способствовать вступление в силу в начале 2017 года соглашения об автомобильных перевозках в рамках ШОС.

К примеру, открытие маршрутов Синьцзян-Уйгурский автономный район - Восточно-Казахстанская область - Омск позволит оживить торговлю между нашими странами.

Надо восстанавливать дороги. Будут дороги - будет и туризм между нашими странами. Для развития транспортных коридоров можно привлекать средства не только китайских финансовых институтов, но и таких международных структур, как Азиатский банк инфраструктурных инвестиций (АБИИ).

Параллельно необходимо укреплять сотрудничество в области безопасности в рамках «Одного пояса, одного пути», противодействовать угрозам со стороны «сил трех зол» - терроризма, экстремизма и сепаратизма. Важно гарантировать защиту инвестиций, людей и оборудования. Казахстан уделяет большое внимание этому вопросу.

- Эксперты часто говорят о созвучии программ Казахстана «Нурлы Жол» и Китая «Один пояс, один путь». Что Вы думаете по этому поводу?

- Что касается стыковки Новой экономической политики «Нурлы жол» и «Одного пояса, одного пути», можно сказать, что этот процесс идет не только в сфере инфраструктуры, но и торговле, инвестициях, логистике, телекоммуникациях.

«Нурлы жол» - это мудрая экономическая политика Н.Назарбаева, направленная на оживление экономики Казахстана и обеспечение его выхода на мировой рынок.

В этом плане состыковка «Один пояс, один путь» с «Нурлы жол» обусловлено общими интересами и взаимной выгодой.

- Вы с 2014 года работаете Послом в Казахстане? Этот год объявлен годом китайского туризма в РК. Какие регионы Вы смогли посетить за это время?

- Я был в Алматинской области. У меня напряженный график работы, в связи с чем я не успел посетить другие регионы РК.

У Казахстана очень большой потенциал для развития туристического кластера - Боровое, Чарынский каньон, Балхаш, Алтай, Алатау.

Китайские туристы проявляют интерес к Казахстану, крупная китайская авиакомпания «Air China» открыла линию Пекин - Астана.

Китайские инвесторы хотят инвестировать в туризм, отели и рестораны, но для этого нужно время. Самое главное - подготовить продукцию, поскольку китайцы любят совершать покупки. Например, Москве в прошлом году китайцы потратили 1 млрд. долларов.

- Димаш Кудайбергенов, принявший участие в китайском проекте «I am a Singer», стал, как бы мостом, соединяющим казахский и китайские народы в культурном отношении. Какие сходства в культурах казахов и китайцев Вы замечаете?

- Недавно Димаш Кудайбергенов выступил на гала-концерте ШОС. У него есть талант, и его любит молодежь. Искусство не имеет границ. Своим выступлением в Китае Димаш не только пропагандировал искусство и талант казахского народа, но и дружбу между Китаем и Казахстаном.

Казахстанский народ трудолюбивый и талантливый, добрый и гостеприимный. Люблю казахскую кухню (казы, бешбармак), беру казы и казахстанскую муку, мед в качестве подарков для своих близких и друзей. Высококачественные и экологически чистые продукты РК пользуются большим спросом в КНР. Я вижу оживленность и духовный подъем казахстанского общества, его веру в светлое будущее страны. Особенно молодое поколение Казахстана, у него больше знаний о мире, возможности выехать за границу и работать с другими странами - это схоже с молодым поколением Китая.

- Спасибо за интервью!

Казахстан. Китай > Внешэкономсвязи, политика. Нефть, газ, уголь. Электроэнергетика > dknews.kz, 16 июня 2017 > № 2209651 Чжан Ханьхой


Россия. Китай > Внешэкономсвязи, политика > economy.gov.ru, 14 июня 2017 > № 2208723 Максим Орешкин

Максим Орешкин: Мы намерены активно раскрывать потенциал российских регионов, вовлекая в кооперационные проекты инвесторов из стран АТР

14 июня 2017 года Министр экономического развития Российской Федерации Максим Орешкин выступил с Приветственным словом на торжественном банкете по случаю открытия Четвертого Российско-Китайского ЭКСПО.

Министр отметил успешный опыт совместной организации с китайскими партнерами столь масштабного выставочно-конгрессного мероприятия. «Российско-Китайское ЭКСПО – практическое подтверждение приверженности развитию долгосрочного, взаимовыгодного сотрудничества по всем направлениям», - сказал он.

Товарооборот между Россией и Китаем уверенно растет (+37,0% за январь – апрель 2017 года). «Будем стремиться к достижению 200 млрд. долл. к 2020 году», - добавил Максим Орешкин. Этому способствует и масштабная модернизация национальной экономики. Ведется системная работа по совершенствованию инвестиционного климата, созданию комфортных условий для деятельности иностранных компаний.

В концепцию Четвертого ЭКСПО, по словам Максима Орешкина, заложены три направления двустороннего взаимодействия: инновационное и научно-техническое сотрудничество, сельское хозяйство, малое и среднее предпринимательство. «В реализации потенциала этих областей взаимодействия видим перспективу для укрепления и роста двусторонней торговли», - подчеркнул Министр.

«Мы намерены активно раскрывать потенциал российских регионов, вовлекая в программы регионального развития и конкретные кооперационные проекты инвесторов из заинтересованных стран АТР и других регионов мира», - заметил Максим Орешкин. На Четвертом ЭКСПО впервые двум регионам России и Китая предоставлен статус «главного гостя». С российской стороны таким регионом стала Челябинская область, с китайской – провинция Гуандун.

Российская делегация и павильон на ЭКСПО как никогда представительны. В Харбин приехали делегации ведущих корпораций - «Ростехнологии», «Ви Холдинг», АО «ОЭЗ», АО «Вертолеты России», ПАО «Банк ВТБ», наиболее успешные представители малого и среднего бизнеса. С китайской стороны участие в ЭКСПО столь же масштабно, с широкой географией заинтересованных в сотрудничестве регионов, в том числе активно участвующих в кооперации с Россией провинций Хэйлунцзян и Чжэцзян, именами известных китайских компаний.

«Мы с нашими китайскими коллегами постарались сделать ЭКСПО максимально приближенным к практическим интересам широких кругов делового сообщества России и Китая. Важной составной частью программы станет масштабная экспозиция регионов, предприятий и актуальной на рынках двух стран продукции», - сказал Министр. Деловая часть ЭКСПО включает около 20 мероприятий – панельных сессий, круглых столов и презентаций. «Убежден, что Четвертое Российско-Китайское ЭКСПО укрепит свои позиции в качестве удобной площадки для международного общения, завязывания деловых и дружеских контактов, обмена опытом и идеями, будет способствовать укреплению торгово-экономических и гуманитарных связей между нашими странами», - подчеркнул Максим Орешкин.

Россия. Китай > Внешэкономсвязи, политика > economy.gov.ru, 14 июня 2017 > № 2208723 Максим Орешкин


Казахстан. Китай. Индия. РФ > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 13 июня 2017 > № 2207064 Александр Габуев

Больше, да хуже. Как Россия превратила ШОС в клуб без интересов

Александр Габуев

Не до конца пережитые фобии по поводу роста китайского влияния в Центральной Азии привели к тому, что Москва сама превратила ШОС, призванную устанавливать устраивающие всех правила в центре Евразии, в бесполезную бюрократическую организацию. В итоге Пекин теперь не связан никакими институциональными нормами и может развивать отношения со странами региона без оглядки на Москву

Состоявшийся в конце прошлой недели саммит Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) точно попадет в историю. «На саммите в Астане начинается новая история нашей организации. Нынешнее заседание в последний раз проходит в шестистороннем формате. Мы договорились подписать решение о завершении процедуры приема и предоставления статуса члена ШОС Республике Индия и Исламской Республике Пакистан. Прием новых членов придаст новый мощный импульс развитию организации, будет содействовать росту ее международного авторитета», – заявил на открытии мероприятия выступавший на правах хозяина президент Казахстана Нурсултан Назарбаев.

Едва ли не больше всех расширению ШОС радуется Россия. По словам помощника президента РФ Юрия Ушакова, после включения в ряды организации Индии и Пакистана пространство ШОС составит около 23% всей суши, в странах-членах будет проживать 45% населения мира и производиться 25% мирового ВВП. Москва ожидает, что эти показатели автоматически конвертируются в международное влияние ШОС, поскольку она теперь превратится в самый представительный форум континентальной Евразии, включающий таких гигантов, как Китай, Индия и сама Россия.

Правда, механическая трансформация размеров территории организации во влиятельность пока не подтверждается практикой: на тех же евразийских просторах есть организации и покрупнее ШОС, вроде форума «Азия – Европа», представляющего еще больше земель, людей и долларов ВВП. Этот форум тоже проводит представительные саммиты, собирающие лидеров 51 государства (аж 60% мирового ВВП), но о практических результатах этих встреч и вообще работы столь масштабной структуры мало кто слышал.

В случае с ШОС есть много оснований предполагать, что ее триумфальное расширение – это очередной шаг к превращению во все более помпезную, но все менее осмысленную и полезную организацию. Именно Россия во многом стала драйвером этого процесса.

Неудавшийся кондоминиум

Созданная в 2001 году, ШОС объединила Китай и республики бывшего СССР, которые к тому времени смогли коллективно урегулировать проблемы границы с КНР (Россию, Казахстан, Киргизию и Таджикистан), а также Узбекистан. Начав свое существование с решения пограничных споров, ШОС предполагала сконцентрировать свою работу на трех направлениях: безопасность, экономическое развитие и гуманитарное сотрудничество.

У инициировавших процесс китайцев было свое понимание, зачем создается эта организация. До возникновения ШОС на постсоветском пространстве не существовало ни одной структуры, куда бы входил Китай, – все организации, будь то военный блок ОДКБ или балансирующее между жизнью и состоянием зомби СНГ, по-прежнему замыкались на Россию. С появлением ШОС на просторах бывшего СССР появлялась первая организация с широким мандатом, где Китай был бы полноправным участником, причем географический фокус нового блока был направлен на самую важную для Пекина (помимо России) часть бывшей советской империи – Центральную Азию.

Значение этого региона для КНР после распада СССР стабильно возрастало. Ситуация в граничащем с Центральной Азией Синьцзян-Уйгурском автономном районе остается нестабильной уже несколько десятилетий, поэтому Китай заинтересован в безопасности на сопредельных территориях и борьбе с экспортом нестабильности из Афганистана. Пекин с беспокойством наблюдал за развертыванием американской военной инфраструктуры в Узбекистане и Киргизии вслед за началом афганской кампании и искал союзников для противодействия Вашингтону.

Наконец, с 1994 года Китай превратился в импортера углеводородов, и создание надежных наземных маршрутов доставки нефти и газа стало для Пекина одним из важнейших приоритетов. В перспективе Китаю также были интересны рынки Центральной Азии для экспорта своих товаров, а значит, нужна была площадка для обсуждения условий экономического сотрудничества и возможного создания зоны свободной торговли.

Учитывая роль, которую играет Россия в Центральной Азии, Пекин не смог бы достигнуть своих целей без сотрудничества с Москвой. Ради этого и создали ШОС. В частных разговорах вовлеченные в процесс становления ШОС китайские чиновники и эксперты не скрывают, что организация мыслилась как первый для Китая опыт создания институционального кондоминиума в отдельном регионе в партнерстве с другим крупным игроком.

Интересы России и Китая в Центральной Азии во многом совпадали: это и сохранение у власти местных авторитарных режимов, и борьба против «трех зол» (сепаратизм, экстремизм, терроризм), а в 2000-е Москва была совсем не против прокладки нефтегазовых труб из региона в Китай – ведь эти поставки снижали стимулы центральноазиатских стран для поиска маршрутов в Европу в обход России.

ШОС должна была стать площадкой, где Пекин и Москва совместно вырабатывали бы правила игры для Центральной Азии, а затем мягко навязывали бы свою коллективную волю странам региона. Для Китая это был бы первый опыт подобного взаимодействия с другой крупной державой в зоне ее традиционных интересов, и если бы опыт был признан удачным, то Пекин затем мог бы попробовать использовать эти наработки при взаимодействии с Индией в регионе Бенгальского залива и даже с США в отношении Юго-Восточной Азии.

В сфере безопасности ШОС как механизм координации интересов Китая и России в Центральной Азии в целом состоялся. В Ташкенте заработала Региональная антитеррористическая структура, и хотя, как нередко шутят в ШОС, работающие там сотрудники спецслужб тратят больше времени на слежку друг за другом, чем на совместную борьбу с терроризмом, это был первый подобный механизм. Еще большее значение имеют военные учения «Мирная миссия» (с 2005 года состоялось уже шесть учений), на которых отрабатывается взаимодействие российских и китайских военных (остальные члены ШОС присылают небольшие контингенты).

Однако в сфере экономики Китаю не удалось достичь своих целей. Как минимум с 2010 года Пекин активно продвигал две инициативы: создание банка развития ШОС и зоны свободной торговли ШОС. Идею зоны свободной торговли нервно восприняли почти все страны – участницы организации: убрав таможенные барьеры, они рисковали пустить многие отрасли своей экономики под каток огромной экономической машины КНР.

Идею банка развития страны Центральной Азии восприняли куда более позитивно: после кризиса 2007–2009 годов многим были позарез нужны деньги, а тут богатый Китай был готов предоставлять их на льготных условиях через многосторонний механизм (в разгар кризиса на саммите ШОС в Екатеринбурге тогдашний председатель КНР Ху Цзиньтао публично пообещал выделить странам ШОС до $10 млрд льготных кредитов). Но против этой идеи выступила Москва.

Банк, который лопнул

Создавая ШОС, Россия рассчитывала на равный статус с Китаем. К тому же политический и военный аспекты работы организации на первых порах были в приоритете, что полностью устраивало Кремль. ШОС оказалась как нельзя кстати в 2005 году, когда лидеры организации впервые поставили вопрос о сроках пребывания американских военных в Центральной Азии.

Китайцы стали прекрасными товарищами в деле выдавливания американцев с авиабазы в киргизском Манасе, с ними было сподручно поддерживать утопившего в крови андижанский мятеж президента Узбекистана Ислама Каримова, а затем отрабатывать противодействие цветным революциям в рамках совместных учений. На поле военного и антитеррористического сотрудничества с Пекином Москва чувствовала себя вполне уверенно: в конце концов, именно у России, а не у Китая в Центральной Азии есть военные базы и формальные союзники по ОДКБ.

Однако попытки Пекина расширить повестку ШОС на экономическую сферу вызвали у Москвы тревогу: в Кремле четко отдавали себе отчет, что экономический потенциал РФ и КНР несопоставим (после кризиса это стало окончательно понятно даже тем кремлевским обитателям, кто еще недавно смотрел на Китай с пренебрежением).

Создание банка развития ШОС и зоны свободной торговли было решено торпедировать. В случае со свободной торговлей особых усилий и не потребовалось, учитывая протекционистские настроения других стран, а по банку Москва выдвинула заведомо невыполнимые для КНР условия: предложила ему вступать в Евразийский банк развития (ЕАБР) с штаб-квартирой в Алма-Ате, в котором на долю России приходится 65,97%, а Казахстана – 32,99%. Вступление КНР в капитал не должно было подорвать позиции Москвы и Астаны. Пекин это предложение не устраивало: Китай настаивал на взносе в уставный капитал банка, пропорциональном размеру ВВП (в таком случае на долю КНР пришлось бы свыше 80% акций).

В итоге дискуссия о создании банка развития ШОС зашла в тупик: положение о том, что такой банк надо создать, кочевало из одной резолюции в другую, однако на практике устранить разногласия между Москвой и Пекином по этому вопросу не удалось.

Ударим расширением по гегемонизму!

России оказалось недостаточно того, что она заблокировала экономическую повестку ШОС и не допустила превращения ШОС в китайский аналог СНГ или ЕАЭС. С 2011 года Москва начала активно продвигать идею расширения организации за счет приглашения Индии. Таким образом, в ШОС была бы еще одна крупная дружественная России страна, которая могла бы уравновешивать КНР. Аргументы Москвы сводились к тому, что РФ, КНР и Индия и так уже взаимодействуют в трехстороннем формате и что включение такой важной континентальной державы лишь увеличит вес ШОС.

Китай сопротивлялся этой идее достаточно долго: вступление Дели в ШОС совсем не укладывалось в схему китайско-российского кондоминиума для Центральной Азии. Перелом в позиции Пекина начался в 2013 году и был вызван тремя причинами. Во-первых, к тому времени китайцы окончательно поняли, что Москва не согласится на создание банка развития ШОС и зоны свободной торговли на устраивающих КНР условиях.

Но одновременно стало ясно, что банк не очень нужен для продвижения экономических интересов Китая в Центральной Азии – после мирового кризиса страны региона выстроились в очередь за китайскими деньгами, и Пекин начал выдавать им кредиты на двусторонней основе через свои госбанки (основные проекты финансировались по линии Банка развития Китая, Экспортно-импортного банка и группы CITIC). Кредитуя отдельные страны, Пекин не был связан никакими многосторонними правилами, а потому мог сполна пользоваться сложным положением заемщиков и выбивать крайне выгодные условия.

Россия оказалась полностью исключена из этой схемы и, более того, никак не могла сопротивляться кредитной экспансии Пекина: к тому моменту многие российские госкомпании, вроде «Роснефти», сами охотились за китайскими кредитами, и лишних денег на конкуренцию у Москвы не было.

Во-вторых, в 2013 году председатель Си Цзиньпин сформулировал концепцию Экономического пояса Шелкового пути (ЭПШП), а в сентябре представил ее в Астане во время выступления в Назарбаев-университете. Концепция, превратившаяся в монументальную инициативу «Пояса и пути», обладала огромными преимуществами по сравнению с ШОС: она не подразумевала создание какой-то международной организации с четко очерченными правилами поведения.

Этот подход позволил Китаю развивать отношения с любой страной, проявившей интерес к ЭПШП, без оглядки на другие страны. К маю 2015 года Пекин подписал соглашения о стыковке ЭПШП с национальными программами инфраструктурного строительства Казахстана, Киргизии и Таджикистана, а 8 мая увенчал этот процесс подписанием заявления Владимира Путина и Си Цзиньпина о сопряжении ЭПШП и ЕАЭС.

Бесформенная и безразмерная шелковая инициатива, подкрепленная финансовой мощью КНР, оказалась куда удобнее для продвижения геоэкономических интересов Пекина, чем институционально оформленная ШОС, в которой все решения принимаются исключительно консенсусом.

Наконец, в-третьих, начиная с 2014 года Китай начал экспериментировать с созданием универсальных финансовых институтов, которые могли бы стать дополнением или альтернативой ключевым элементам Бреттон-Вудской системы вроде Всемирного банка или Азиатского банка развития. Азиатский банк инфраструктурных инвестиций (АБИИ), окончательно оформившийся в 2015 году, а также Новый банк развития со штаб-квартирой в Шанхае (Банк БРИКС) полностью покрыли потребности Пекина в площадках для экспериментов, на которых китайские финансисты могли бы тренироваться в создании китаецентричных глобальных институтов. На этом фоне Банк развития ШОС перестал быть для Пекина сколь-либо привлекательной идеей.

Взвесив все эти обстоятельства, Китай в итоге согласился принять в ШОС Индию, но при условии, что одновременно туда вступит и Пакистан, главный партнер КНР в Южной Азии. По словам китайских дипломатов и экспертов, в Пекине прекрасно осознавали, что принятие в ШОС живущих как кошка с собакой Нью-Дели и Исламабада может полностью парализовать работу организации, которая и без этого была не слишком-то эффективной из-за постоянных «особых мнений» отдельных членов по разным вопросам (России – по банку развития ШОС; Таджикистана – по вопросу вступления Ирана; Узбекистана – по глубине военного и антитеррористического сотрудничества).

Но ШОС на фоне развития ЭПШП и АБИИ к тому моменту перестала видеться как полезный инструмент, поэтому и жалеть особо было не о чем. Впрочем, наличие такой крупной организации со штаб-квартирой в Пекине и Шанхаем в названии было достаточной символической платой за возможное превращение когда-то перспективного формата в бесполезный клуб.

Что пошло не так?

Насколько количественный рост ШОС перейдет в качественный скачок ее институционального строительства – вопрос будущего, ответ на который почти наверняка отрицательный. Это связано не только с тем, что отношения Индии и Пакистана вряд ли улучшатся в обозримой перспективе (представить себе, как Нью-Дели и Пакистан будут обмениваться разведданными по террористическим группировкам, не может никто).

Стратегическая обстановка для ключевых держав Евразии стремительно меняется, включая Индию, на которую Москва возлагала столько надежд. Как отмечает директор Индийского Центра Карнеги Раджа Мохан, решение о вступление принималось Нью-Дели в принципиально ином контексте, когда казалось, что развитие контактов с Пекином и Москвой – единственный путь усилить свои позиции в Евразии. Сейчас КНР все больше становится стратегическим противником Индии, отношения страны с США, напротив, улучшаются, а Россия находится в долгосрочном конфликте с Америкой и все больше сближается с Китаем.

России эта история преподала важный урок. Не до конца пережитые и рационализированные фобии по поводу возвышения Китая и укрепления его влияния в Центральной Азии, зоне традиционных интересов России, привели к тому, что Москва сама превратила многостороннюю организацию, призванную устанавливать устраивающие всех правила игры в центре Евразии, в бесполезную бюрократическую организацию.

В итоге китайский дракон теперь не связан никакими институциональными нормами и может развивать отношения со странами региона без оглядки на Москву – парализованная ШОС Пекину теперь не указ. Это хорошо видно по одному примеру – созданию четырехстороннего механизма консультаций по вопросам безопасности с участием Китая, Таджикистана, Афганистана и Пакистана. Такой механизм было бы логично создавать в рамках ШОС, тем более что Таджикистан входит в ОДКБ, но Пекин решил по-своему и на любые претензии Москвы может ответить, что ШОС крайне дезорганизована и не может ни о чем договориться, а Китаю надо здесь и сейчас решать вопросы безопасности в Синьцзян-Уйгурском автономном районе.

Раздувание не устраивающих Россию форматов взаимодействия с КНР за счет других игроков не приведет к снижению китайской активности и не повысит возможности Москвы воздействовать на естественный процесс роста влияния Китая в Центральной Азии (в том числе за счет других держав, включая РФ). Единственным действенным путем могло бы стать интеллектуальное лидерство при написании правил игры в рамках многосторонних институтов, которые бы максимально гарантировали права и интересы более слабых, чем Китай, стран (включая Россию).

Например, если бы Москва потратила время своих дипломатов и других переговорщиков не на блокирование идеи банка развития ШОС с китайским контролем, а на написание нормативных документов будущего банка, которые превратили бы его в аналог Всемирного банка или Азиатского банка для центра Евразии, это гораздо больше отвечало бы национальным интересам России.

В свое время Москва решила не идти по этому пути, потому что сочла это невозможным – мол, если отдать контроль Китаю, то никакие нормативные документы не спасут от того, что Пекин будет жестко продавливать через банк свои интересы. Однако пример АБИИ доказывает обратное. Как только к процессу создания банка подключились такие страны, как Германия, Великобритания и Австралия, Пекин быстро отказался от модели создания международного аналога китайского госбанка и в итоге подписался под созданием по-настоящему глобального института с прозрачными правилами игры – пусть и с наличием у Пекина крупнейшего пакета акций.

Пытаясь ограничить китайскую экспансию в Евразии, окутав инициативы Пекина вроде «Пояса и пути» в еще более масштабные прожекты типа партнерства Большой Евразии от Атлантики до Тихого океана, о котором Владимир Путин вновь упомянул на саммите ШОС в Астане, Москве следовало бы учесть предыдущие ошибки.

Казахстан. Китай. Индия. РФ > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 13 июня 2017 > № 2207064 Александр Габуев


Китай. Россия. Азия > Внешэкономсвязи, политика > kitaichina.com, 12 июня 2017 > № 2213316 Си Цзиньпин

Председатель КНР Си Цзиньпин в пятницу участвовал в 17-м заседании Совета глав государств-членов Шанхайской организации сотрудничества /ШОС/ и выступил с речью на тему "Солидарность, открытость и толерантность во имя благоденствия и процветания в нашем общем доме". Ниже следует полный текст выступления:

Уважаемый президент Н. Назарбаев!

Уважаемые коллеги!

Очень рад принять участие в саммите ШОС в Астане. Здесь в столице Казахстана повсюду заметна жизненная сила, что, по моему убеждению, целиком и полностью отвечает тому духу, который свойствен нашей динамично развивающейся Организации.

Хотел бы поблагодарить Казахстан, страну-хозяйку, прежде всего президента Н. Назарбаева за тщательную подготовку и прекрасную организацию. Мы высоко оцениваем огромную и весьма плодотворную работу, проделанную казахстанскими коллегами во время их председательства.

Текущий год проходит под знаком 15-летия подписания Хартии ШОС, а также 10-летия подписания Договора о долгосрочном добрососедстве, дружбе и сотрудничестве государств-членов ШОС. За минувшие годы страны-участницы Организации, строго руководствуясь буквой этих двух программных документов, твердо сохраняя незыблемость "шанхайского духа", уверенно встали на путь формирования сообщества единой судьбы, и послужили ярким образцом нового типа международных отношений, основанных на сотрудничестве и взаимной выгоде. Сегодня к нам присоединяются Индия и Пакистан.

В настоящее время международная и региональная ситуация претерпевает глубокие и далеко не однозначные перемены, нарастают факторы нестабильности и непредсказуемости. Противостоять различным угрозам и вызовам современности можно только вместе, плечом к плечу. Китай готов совместно со всеми партнерами крепко объединиться под эгидой сообщества единой судьбы, построить общий дом: безопасный, стабильный и процветающий. Хотел бы в этой связи предложить следующее:

Первое: укреплять солидарность и взаимодействие. Как гласит казахская поговорка, единство и счастье -- едины. Мощная объединяющая сила "шанхайского духа" -- залог развития Организации. Важно сохранять чувство локтя как добрую традиция "шосовской семьи", обеспечить тесную сплоченность старых и новых членов Организации, углублять политическое взаимодоверие, наращивать взаимную поддержку, формировать сообщество единой судьбы на основе равноправия, взаимовыручки и общности интересов. Предлагаем разработать 5-летний План действий по реализации положений Договора о долгосрочном добрососедстве, дружбе и сотрудничестве государств-членов ШОС с целью наметить направления сотрудничества на ближайшую перспективу. Отмечаем целесообразность активизации обменов и сотрудничества по линии законодательных органов, политических партий, судебных органов, которые послужили бы каналами для политических контактов.

Второе: сообща противостоять вызовам. Безопасность -- основа развития. Без нее не может быть и речи о развитии. Последние теракты в нашем регионе показывают, что борьба с тремя силами зла /терроризм, экстремизм и сепаратизм -- прим. Синьхуа/ остается непростой, поддержание региональной безопасности и стабильности должно, как и прежде, относиться к приоритетным задачам ШОС. В этой связи отмечаем важность для эффективного обуздания распространения экстремизма выполнения Конвенции по противодействию экстремизму после ее подписания на нынешнем саммите. Исходя из необходимости наращивать согласованность и оперативность сотрудничества государств-членов в области безопасности, выступаем за укрепление потенциала РАТС, поддерживаем строгую борьбу с производством и оборотом наркотиков. Готовы вновь принять у себя учения ШОС по противодействию кибертерроризму. Предлагаем провести форум по обороне и безопасности, разработать программу сотрудничества по борьбе с тремя силами зла на ближайшие 3 года. Мы за то, чтобы участники ШОС солидарно выступали по международной и региональной повестке дня, и внесли вклад в политическое урегулирование проблем в "горячих точках". Китайская сторона выражает озабоченность в связи с недавним ухудшением ситуации с безопасностью в Афганистане, призывает все стороны поддерживать процесс мира и примирения в этой стране, рассчитывает на усиление позитивной роли контактной группы ШОС-Афганистан в деле мирного восстановления Афганистана.

Третье: углублять практическое сотрудничество. Региональная интеграция и экономическая глобализация -- историческая тенденция, блага развития которой должны быть доступны всем странам и народам. В прошлом месяце Форум высокого уровня по международному сотрудничеству в рамках "Пояса и пути" успешно прошел в Пекине. Активно ведется работа по сопряжению развития "Пояса и пути" с региональными интеграционными инициативами, прежде всего, ЕАЭС, а также с национальными стратегиями развития, в частности казахстанской "Нурлы жол", в ходе которой ШОС может служить одной из ключевых площадок. Призываем шаг за шагом формировать институты регионального экономического сотрудничества, начав с подписания Соглашения ШОС об упрощении процедур торговли. Следует повысить уровень транспортной взаимосвязанности в регионе, в связи с чем высказываемся за открытие в назначенное время трансграничных маршрутов, предусмотренных Соглашением между правительствами государств-членов ШОС о создании благоприятных условий для международных автомобильных перевозок. Приветствуем присоединение других стран региона к данному соглашению, поддерживаем разработку Программы скоординированного развития автодорог стран-членов Организации. Поддерживаем создание механизма межмуниципального сотрудничества, активизацию взаимодействия по линии малого и среднего бизнеса, предлагаем создать союз аналитических центров по экономике и деловую ассоциацию электронной торговли, что позволит задействовать больше возможностей и ресурсов для практического сотрудничества ШОС. Предлагаем раскрывать потенциалы действующих площадок финансового сопровождения проектного сотрудничества в рамках Организации, при этом на экспертном уровне продолжать проработку осуществимого варианта создания Банка развития ШОС.

Четвертое: крепить узы культурно-гуманитарных связей. Важно помогать душевному сближению наших народов, особенно молодежи, чтобы дело добрососедства, дружбы и сотрудничества могло вечно сохранять жизненную силу. Китай готов совместно со всеми партнерами обеспечить успешное функционирование Университета ШОС, проведение таких брендовых мероприятий, как молодежный лагерь и лагерь школьников, принять Фестиваль искусств, Форум женщин, Конкурс профессионального мастерства, результативно продвигать сотрудничество в сферах здравоохранения, противодействия чрезвычайным ситуациям, охраны окружающей среды, спорта и туризма. Китайская сторона запустит Проект совместного освоения трудовых ресурсов Китай-ШОС, будет расширять и углублять сотрудничество Китая со странами-участниками Организации в этой сфере путем приглашения на семинары и курсы в Китай, направления китайских экспертов для предоставления консультативной помощи, организации обучения на территории стран-членов, предоставления правительственных стипендий. Душевное сближение невозможно без участия СМИ. Предлагаем в этой связи создать механизм сотрудничества СМИ и организуем первый Медиасаммит ШОС.

Пятое: придерживаться открытости и толерантности. Открытость -- основополагающий принцип, который был установлен в ШОС с момента ее создания. Китай поддерживает сотрудничество ШОС с государствами-наблюдателями, партнерами по диалогу и другими странами в разных формах и широком спектре сфер, будет и впредь на основе действующих правил и принципа консенсуса внимательно рассматривать заявки заинтересованных стран на получение полноправного членства, статуса наблюдателя или партнера по диалогу Организации. Мы выступаем за дальнейшее наращивание обменов и сотрудничества ШОС с ООН и другими международными и региональными организациями для объединения усилий в деле обеспечения прочного мира и всеобщего процветания во всем мире.

Высоко оценивая деятельность двух постоянно действующих органов Организации, китайская сторона решила дополнительно выделить 10 млн. юаней на улучшение условий работы и поддержку деятельности Секретариата.

Уважаемые коллеги!

По завершении нынешнего саммита Китай примет председательство в ШОС и будет организовывать очередной саммит в июне 2018 года. Мы будем самым ответственным образом выполнять обязательства председателя и совместно со всеми партнерами стараться, чтобы результаты нашей работы становились все более ощутимыми, а будущее ШОС -- все светлее и светлее.

Спасибо за внимание. (Синьхуа)

Китай. Россия. Азия > Внешэкономсвязи, политика > kitaichina.com, 12 июня 2017 > № 2213316 Си Цзиньпин


Китай. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 9 июня 2017 > № 2204666

Встреча с Председателем КНР Си Цзиньпином.

В Астане состоялась встреча Владимира Путина с Председателем Китайской Народной Республики Си Цзиньпином.

Главы двух государств обсудили актуальные вопросы российско-китайского сотрудничества.

* * *

В.Путин: Уважаемый господин Председатель! Дорогие друзья!

Позвольте сердечно поприветствовать Вас. Мы не так давно виделись, и мы сейчас готовим главное мероприятие в двусторонних отношениях – Ваш визит в Россию.

Мы в постоянном контакте. Совсем недавно имел удовольствие принимать в Москве вашего Министра иностранных дел, который со своими российскими коллегами занимался подготовкой Вашего визита. Уверен, что это будет значимым событием, большим событием в двусторонних отношениях.

Конечно, как повелось, по нашей традиции, мы используем любую возможность для того, чтобы встретиться, поговорить о наших двусторонних отношениях и по международной повестке дня. Очень рад этой возможности.

Си Цзиньпин (как переведено): Господин Президент, я тоже очень рад.

Через двадцать дней снова состоится наша встреча.

Ещё раз заранее хочу поздравить Вас и ваш народ с наступающим Днём России, 12 июня. Искренне поздравляю Вас и великий российский народ, искренне желаю, чтобы под Вашим волевым руководством Россия достигла новых успехов на пути государственного развития.

Как Вы сказали, каждая наша встреча приносит новые возможности для обмена мнениями. Рассчитываю, что в скором времени по Вашему приглашению я посещу Россию с государственным визитом. В этом году у нас с Вами также много встреч на различных площадках. Это говорит о том, что китайско-российские отношения сегодня находятся на высоком уровне и имеют стратегический характер и устойчивость.

Недавно Вы приняли участие в форуме «Один пояс, один путь» и выступили с важными речами. Был выражен позитивный настрой России поддержать и участвовать в строительстве пояса пути, а также в сопряжении между нами и ЕАЭС. Вы знаете, что именно здесь четыре года назад я выступил с инициативой строительства «Экономического пояса Шёлкового пути».

Несмотря на сложную международную ситуацию, наши отношения развиваются очень хорошо. Развитие наших отношений, а также сильное взаимодействие, взаимная поддержка имеют большое значение в глобальном масштабе. Мы будем и дальше способствовать нашему сотрудничеству в самых различных направлениях, с тем чтобы добиться их непрерывного развития.

Очень рад возможности встретиться с Вами.

Китай. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 9 июня 2017 > № 2204666


Казахстан. Китай. Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 9 июня 2017 > № 2204655 Владимир Путин

Выступление на саммите ШОС в расширенном составе.

Владимир Путин выступил на расширенном заседании Совета глав государств – членов Шанхайской организации сотрудничества с участием глав делегаций стран-наблюдателей в ШОС и международных организаций.

В.Путин: Уважаемые коллеги, друзья!

Хочу поздравить всех присутствующих с исполняющимися в этом году 15-летием Хартии Шанхайской организации сотрудничества и 10-летием Договора о долгосрочном добрососедстве, дружбе и сотрудничестве.

Эти документы заложили надёжную основу для эффективной деятельности нашей организации на принципах равноправия, взаимного уважения и учёта интересов друг друга.

Ещё раз приветствую господина Нарендру Моди и господина Наваза Шарифа. Сегодня Шанхайская организация сотрудничества пополняется новыми полноправными членами.

Решение о запуске процесса приёма этих государств было принято в ходе российского председательства в ШОС в 2015 году на саммите в городе Уфа. Менее чем за два года Индия и Пакистан выполнили все условия, завершили все необходимые процедуры. Теперь наша задача помочь новым партнёрам встроиться в ведущуюся в рамках ШОС многоплановую работу.

Расширение состава Шанхайской организации сотрудничества будет способствовать тому, что она станет более мощной и влиятельной в политической, экономической и гуманитарной сферах.

Расширение состава Шанхайской организации сотрудничества несомненно будет способствовать тому, что она станет более мощной и влиятельной в политической, экономической и гуманитарной сферах.

Нурсултан Абишевич Назарбаев уже приводил цифры, которые говорят сами за себя. Открываются дополнительные возможности активнее влиять на процессы в нашем общем регионе и на международной арене в целом.

Уважаемые коллеги!

Приоритетом деятельности, я с этим согласен, для ШОС всегда являлось и является до сих пор обеспечение безопасности и стабильности на внешних границах государств-членов.

Особую актуальность этой задаче придаёт беспрецедентный всплеск терроризма и экстремизма во всём мире. Неоднократно подчёркивал, что справиться с этим злом можно лишь путём честного и конструктивного объединения усилий всех стран на основе неукоснительного соблюдения международного права.

Приоритетом деятельности для ШОС всегда являлось и является до сих пор обеспечение безопасности и стабильности на внешних границах государств-членов.

Борьба с террористами должна носить комплексный и бескомпромиссный характер. Наряду с устранением социальных и экономических причин, порождающих эти явления, необходимо делать всё для нейтрализации идеологии терроризма.

В этой связи возрастает роль Региональной антитеррористической структуры ШОС. Важный шаг в укреплении правовых основ её деятельности – Конвенция по противодействию экстремизму, которую мы сегодня подпишем.

Уверен, что мы совместно активизируем усилия в русле политико-дипломатического урегулирования региональных конфликтов, прежде всего на Ближнем Востоке, в частности в Сирии.

Отмечу, что в последнее время в развитии сирийского кризиса появились обнадёживающие моменты. Это напрямую связано с запуском здесь, в столице Казахстана, в Астане, – при посредничестве России, Турции и Ирана – серии регулярных международных встреч. Важнейшее достижение – договорённость о прекращении огня между правительственными войсками и вооружённой оппозицией, а также о создании в Сирии зон деэскалации.

Важнейшее достижение – договорённость о прекращении огня между правительственными войсками Сирии и вооружённой оппозицией, создании зон деэскалации.

Теперь на этой основе появился реальный шанс укрепить режим прекращения боевых действий и придать импульс межсирийскому переговорному процессу в Женеве.

Безусловно, ключевое значение для обеспечения региональной стабильности имеет положение дел в Афганистане. Очевидно, что ставка на военное решение внутриафганского конфликта бесперспективна. Россия, как и все партнёры по ШОС, последовательно выступает за политическое урегулирование через договорённости между самими афганцами.

Шанхайская организация сотрудничества могла бы активнее поработать и на этом направлении. Предлагаем возобновить приостановленную в 2009 году деятельность Контактной группы «ШОС – Афганистан».

На фоне продолжающегося увеличения объёмов производства и вывоза афганских наркотиков имело бы смысл нарастить взаимодействие ШОС с профильными структурами ООН и соответствующих международных организаций. Все мы заинтересованы в формировании широкого «пояса антинаркотической безопасности» в регионе.

Мы заинтересованы в формировании широкого «пояса антинаркотической безопасности» в регионе.

Что касается экономических аспектов, то уверен, что нужно ориентироваться на сложение усилий, координацию национальных стратегий и многосторонних проектов на всём пространстве Шанхайской организации сотрудничества.

Цель – объединить потенциалы ЕАЭС, ШОС, Ассоциации государств Юго–Восточной Азии, китайской инициативы «Один пояс – один путь». Совсем недавно мы в Пекине принимали участие в крупнейшем международном мероприятии по инициативе Председателя КНР, и мероприятие, надо отметить, прошло с большим успехом.

Тематика сопряжения интеграционных проектов в Евразии будет предметно обсуждаться на предстоящем в сентябре Восточном экономическом форуме во Владивостоке, а также на Конференции высокого уровня по вопросам торгово-экономического взаимодействия в ШОС в Москве и на Форуме малого бизнеса регионов стран ШОС и БРИКС в российском городе Уфа. Пользуясь случаем, приглашаю всех наших партнёров принять в них участие.

Цель – объединить потенциалы ЕАЭС, ШОС, Ассоциации государств Юго–Восточной Азии, китайской инициативы «Один пояс – один путь».

Позвольте в заключение ещё раз поблагодарить Нурсултана Абишевича за успешное председательство Казахстана в ШОС, и, обращаясь к Председателю КНР господину Си Цзиньпину, хотел бы отметить, что наши китайские друзья в ходе начинающегося председательства в ШОС могут рассчитывать на всемерное содействие с российской стороны.

Благодарю вас за внимание.

Казахстан. Китай. Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 9 июня 2017 > № 2204655 Владимир Путин


Казахстан. Китай. Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 9 июня 2017 > № 2204654 Владимир Путин

Выступление на саммите ШОС в узком составе.

Владимир Путин выступил на заседании Совета глав государств – членов Шанхайской организации сотрудничества в узком составе.

В.Путин: Уважаемые коллеги!

Мы высоко оцениваем проделанную Казахстаном работу в период председательства в Шанхайской организации сотрудничества. К заседанию Совета глав государств подготовлена действительно насыщенная повестка дня. Уверен, что решения, которые нам предстоит принять сегодня, позволят усилить роль ШОС в международных делах, помогут нам купировать проблемы, перед которыми стоят наши страны.

Прежде всего к положительным элементам, безусловно, стоит отнести присоединение Индии и Пакистана. Впервые наша организация принимает в свой состав новых членов. Отмечу, что Россия с самого начала активно поддерживала оба государства в их стремлении стать полноправными участниками ШОС. Отрадно, что благодаря нашим совместным усилиям, энергичной работе индийских, пакистанских партнёров подготовленный процесс успешно завершён.

Решения, которые нам предстоит принять, позволят усилить роль ШОС в международных делах, помогут купировать проблемы, перед которыми стоят наши страны.

Индия и Пакистан выполнили все требуемые процедуры и присоединились к более чем 30 договорам и нормативным документам ШОС. Теперь нам важно вместе помочь новым коллегам как можно быстрее и эффективнее встроиться в деятельность организации и всех её рабочих органов и структур. Это непростая работа, и нам всем, конечно, нужно будет внимательно посмотреть, как на практике это всё происходит.

Мы знаем также о желании нескольких других государств присоединиться к Шанхайской организации сотрудничества. Полагаю, что мы это сможем сделать после того, как увидим процесс присоединения новых членов – Индии и Пакистана – к нашей организации.

Уважаемые коллеги!

Несколько слов об актуальных региональных и международных проблемах и приоритетах нашего практического взаимодействия.

Очевидно, что главная угроза для безопасности государств ШОС – это прежде всего терроризм. Мы не устаём говорить, что для эффективной борьбы с этим злом важно объединять усилия всего международного сообщества. И в рамках нашей организации и её профильных структур такая совместная работа ведётся.

К положительным элементам стоит отнести присоединение Индии и Пакистана. Благодаря нашим совместным усилиям, энергичной работе индийских, пакистанских партнёров подготовленный процесс успешно завершён.

Вместе с тем наладить столь же результативное взаимодействие с другими партнёрами за пределами нашей организации, причём на равноправной и конструктивной основе, пока в нужном объёме не удаётся.

Мы видим, что происходит в Сирии, Ираке, Афганистане, вообще на Ближнем Востоке. И нужно сказать, что внутриполитическая ситуация в Соединённых Штатах не способствует тому, чтобы работа в международном формате выходила на такой конструктивный, системный уровень.

У нас есть, конечно, определённые подвижки, в том числе и на сирийском направлении. Хочу поблагодарить Президента Казахстана за то, что он предоставил астанинскую площадку, Астану, как место проведения консультаций между противоборствующими сторонами.

И в целом это привело к положительным сдвигам, имею в виду к прекращению активных боевых действий и созданию зон деэскалации, что, безусловно, является качественным изменением ситуации в Сирии. Но до окончательного разрешения кризиса ещё очень и очень далеко.

Главная угроза для безопасности государств ШОС – это терроризм. Для эффективной борьбы с этим злом важно объединять усилия всего международного сообщества.

Отсутствие эффективного международного взаимодействия не позволяет продвинуться к нормализации ситуации в Афганистане. США и НАТО вот уже 15 лет ведут операции против талибов. Однако военная и внутриполитическая обстановка в стране продолжает деградировать. Это является, пожалуй, самым серьёзным источником угроз для безопасности региона Шанхайской организации сотрудничества.

Мы с вами знаем, мы видим, что Соединённые Штаты сейчас призывают своих союзников по НАТО, прежде всего европейцев, возобновить своё активное участие и свою активную работу в Афганистане, уговаривают европейцев. На последней сессии НАТО так и было, мы с вами об этом знаем все.

Судя по всему, далеко не все страны – члены НАТО, в том числе европейцы, хотят втягиваться в эту работу, почти никто не хочет туда возвращаться в полноформатном режиме. Это мы тоже должны учитывать как элемент реалий, в которых мы сегодня живём.

Поэтому считаем важным возобновить работу Контактной группы «Шанхайская организация сотрудничества – Афганистан», приостановленную в 2009 году. Давайте подумаем об использовании платформы ШОС для помощи в выстраивании диалога между правительством в Кабуле и оппозиционными группами. Предложил бы поручить министерствам иностранных дел проработать конкретные шаги в этом направлении.

Считаем важным и полезным поощрять прямые контакты между ШОС и другими региональными объединениями, прежде всего с Евразийским экономическим союзом.

Не могут не настораживать и попытки обосновавшихся на афганской земле террористов распространить свою преступную деятельность на наши государства. В странах ШОС созданы и действуют подпольные ячейки игиловцев – это показало расследование теракта у нас в России, в Петербурге.

По имеющимся данным, ИГИЛ готовит новые планы по дестабилизации Центральной Азии и южных регионов России, поэтому нужно укреплять координацию спецслужб государств Шанхайской организации сотрудничества, в том числе по линии региональной антитеррористической структуры.

Конечно, важно развивать в рамках ШОС взаимодействие в области деловых связей, стимулировать торговлю, улучшать инвестиционный климат, совершенствовать инфраструктуру.

Предложения, которые здесь прозвучали от коллег, в том числе от Председателя КНР, безусловно, мы будем поддерживать. Это поможет странам ШОС обеспечить долгосрочный и устойчивый рост.

Важно развивать в рамках ШОС взаимодействие в области деловых связей, стимулировать торговлю, улучшать инвестиционный климат, совершенствовать инфраструктуру.

Также считаем важным и полезным поощрять прямые контакты между ШОС и другими региональными объединениями, прежде всего с Евразийским экономическим союзом. В этой связи следует подумать о разработке и подписании последующего меморандума о сотрудничестве между секретариатом ШОС и Евразийской экономической комиссией.

Перспективность идеи сопряжения различных интеграционных процессов подтвердил прошедший в мае в Пекине форум «Один пояс – один путь».

Убеждён, что если мы будем стремиться объединить возможности ШОС, ЕАЭС, китайской инициативы «Экономического пояса Шёлкового пути» с другими организациями, то это поможет продвинуться в сторону формирования большого евразийского партнёрства от Атлантики до Тихого океана.

Благодарю вас за внимание.

Казахстан. Китай. Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 9 июня 2017 > № 2204654 Владимир Путин


Казахстан. Китай. Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 9 июня 2017 > № 2204651

Астанинская декларация глав государств – членов Шанхайской организации сотрудничества.

Главы государств – членов Шанхайской организации сотрудничества (далее – ШОС или Организация) по итогам заседания Совета глав государств-членов в Астане 9 июня 2017 года заявляют о следующем.

Шанхайская организация сотрудничества утвердилась в качестве общепризнанного и авторитетного многостороннего объединения, деятельность которого направлена на поддержание безопасности и стабильности на пространстве, объединяющем государств-участников, совместное противостояние новым вызовам и угрозам, укрепление торгово-экономического и культурно-гуманитарного сотрудничества, раскрытие огромного потенциала добрососедства и взаимодействия между государствами ШОС и их народами.

В этой связи государства-члены подчеркивают историческое значение Хартии ШОС, принятой 15 лет назад, в 2002 году. Этот главный документ ШОС воплотил готовность государств-членов к тесному плодотворному и разностороннему сотрудничеству на основе «шанхайского духа» – взаимного доверия, взаимной выгоды, равноправия, взаимных консультаций, уважения к многообразию культур, стремления к совместному развитию.

Руководствуясь Декларацией о создании Шанхайской организации сотрудничества, Хартией ШОС, Договором о долгосрочном добрососедстве, дружбе и сотрудничестве, а также другими международными договорами и документами Организации, подтверждая свою приверженность целям и принципам Устава Организации Объединенных Наций, другим общепризнанным принципам и нормам международного права, наращивая взаимную поддержку усилиям, направленным на защиту независимости, суверенитета, территориальной целостности и других коренных интересов, государства-члены совместно продолжат вносить вклад в укрепление мира, обеспечение глобальной стабильности и безопасности.

В условиях глубинных трансформаций в мировой политике и экономике государства-члены отмечают важность формирования более справедливой, отвечающей интересам всех и каждого государства полицентричной модели мироустройства, которая будет опираться на нормы международного права и принципы взаимного уважения и учета интересов друг друга, взаимовыгодного сотрудничества, отказа от конфронтации и конфликтов, равной и неделимой безопасности и будет способствовать созданию человеческого сообщества единой судьбы.

I

Главы государств подчеркнули исторический характер приема Республики Индии и Исламской Республики Пакистан в качестве полноправных государств – членов Организации. В этой связи они отметили выполнение Индией и Пакистаном меморандумов об обязательствах в целях получения статуса государства – члена ШОС от 2016 года и утвердили решения Совета глав государств – членов ШОС о предоставлении им статуса государства – члена Организации.

Государства-члены убеждены, что расширение ШОС и дальнейшее углубление сотрудничества с государствами-наблюдателями и партнерами по диалогу имеет важное значение для развития и повышения потенциала Организации.

II

Государства-члены выступают за неукоснительное соблюдение целей и принципов Устава ООН, прежде всего равенства и суверенитета государств, невмешательства в их внутренние дела, взаимного уважения территориальной целостности, нерушимости границ, ненападения, мирного урегулирования споров, неприменения силы или угрозы силой, а также других общепризнанных норм международного права, направленных на поддержание мира и безопасности, развитие сотрудничества между государствами, укрепление независимости, обеспечение права самим определять свою судьбу и пути политического, социально-экономического и культурного развития.

Они подтверждают решимость неукоснительно следовать положениям Договора между государствами – членами ШОС о долгосрочном добрососедстве, дружбе и сотрудничестве в целях дальнейшего развития добрососедства и дружественных отношений в областях, представляющих взаимный интерес, в том числе превращения границ друг с другом в границы вечного мира и дружбы.

Государства-члены выступают за упрочение ключевой роли Совета Безопасности ООН как главного органа, несущего в соответствии с Уставом ООН основную ответственность за поддержание международного мира и безопасности.

Они считают, что межправительственные переговоры о реформировании Совета Безопасности ООН, которое призвано сделать его более представительным и действенным, должны осуществляться путем проведения максимально широких консультаций в рамках поиска «пакетного решения» в интересах обеспечения сплоченности стран – членов ООН, без установления искусственных временных рамок и форсирования вариантов, не получивших широкой поддержки членов ООН.

Государства-члены приветствуют избрание Республики Казахстан в качестве непостоянного члена Совета Безопасности ООН на 2017–2018 гг.

Государства-члены продолжат взаимодействовать в вопросах разоружения и контроля над вооружениями, мирного использования атомной энергии, политико-дипломатического урегулирования региональных вызовов режимам нераспространения.

Государства-члены последовательно выступают за неукоснительное соблюдение положений Договора о нераспространении ядерного оружия, всестороннее сбалансированное продвижение всех зафиксированных в нем целей и принципов, усиление роли, эффективности и универсального характера Договора, развитие процесса ядерного разоружения и укрепления глобального режима нераспространения ядерного оружия в условиях равной и неделимой безопасности для всех, с учетом всей совокупности факторов, оказывающих влияние на международную стабильность, а также содействие равноправному взаимовыгодному сотрудничеству в области использования атомной энергии в мирных целях.

Государства-члены считают, что скорейшее вступление в силу Протокола о гарантиях безопасности к Договору о зоне, свободной от ядерного оружия, в Центральной Азии для всех подписавших его государств внесет значительный вклад в обеспечение региональной безопасности и укрепление глобального режима ядерного нераспространения.

Государства-члены вновь подтверждают, что одностороннее и неограниченное наращивание систем противоракетной обороны одним государством или группой государств, без учета интересов других стран, наносит ущерб международной и региональной безопасности и стабильности. Они считают недопустимым обеспечивать собственную безопасность за счет безопасности других.

Государства-члены констатировали важность сохранения космического пространства свободным от оружия в целях обеспечения равной и неделимой безопасности для всех и поддержания глобальной стабильности. Они выразили поддержку осуществлению практических мер по предотвращению гонки вооружений в космосе, главной из которых остается разработка международного правового документа, вводящего запрет на размещение оружия в космосе.

Государства-члены поддерживают усилия и инициативы, направленные на поддержание и соблюдение Конвенции о запрещении химического оружия, повышение авторитета Организации по запрещению химического оружия, а также укрепление режима, предусмотренного Конвенцией о запрещении биологического и токсинного оружия.

В подтверждение общего стремления взаимодействовать на основе общепризнанных принципов международного права и Устава ООН, а также во исполнение резолюций СБ ООН по вопросам борьбы с международным терроризмом государства-члены приняли Заявление о совместном противодействии международному терроризму.

Государства-члены будут наращивать согласованные усилия по противодействию общим вызовам и угрозам безопасности, углублять диалог и сотрудничество по обеспечению комплексной безопасности, прежде всего в борьбе с терроризмом, в том числе кибертерроризмом, сепаратизмом, экстремизмом, трансграничной организованной преступностью, незаконным оборотом наркотиков, а также по укреплению международной информационной безопасности, реагированию на чрезвычайные ситуации.

Государства-члены намерены и далее развивать деятельность Региональной антитеррористической структуры ШОС в интересах обеспечения безопасности на пространстве Организации в соответствии с ее задачами и функциями.

Государства-члены подчеркивают, что подписанная 9 июня 2017 года в Астане Конвенция ШОС по противодействию экстремизму будет способствовать укреплению международно-правовой базы по противостоянию новым вызовам и угрозам наряду с Шанхайской конвенцией о борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом, Конвенцией ШОС против терроризма и Программой сотрудничества государств – членов ШОС в борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом на 2016–2018 гг., а также профильными документами ООН – Глобальной контртеррористической стратегией ООН и соответствующими резолюциями СБ ООН. Конвенция ШОС по противодействию экстремизму направлена на укрепление безопасности всех государств – членов ШОС, повышение эффективности сотрудничества их компетентных органов и совершенствование законодательства в этой сфере.

Государства-члены продолжат укреплять практическое взаимодействие и координацию в борьбе с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных веществ и прекурсоров на основе Соглашения между государствами – членами ШОС о сотрудничестве в борьбе с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров от 2004 года, Заявления глав государств – членов ШОС по проблеме наркоугрозы от 2015 года и в соответствии с конвенциями и решениями ООН, в том числе итогами Специальной сессии Генеральной ассамблеи ООН по проблеме наркотиков в апреле 2016 года в Нью-Йорке. В данном контексте они приветствовали проведение совместного мероприятия УНП ООН-ШОС на тему: «ООН и ШОС в борьбе с наркотиками: общие угрозы, совместные действия» 13 марта 2017 года в Вене и Международной антинаркотической акции «За мир без наркотиков» 19 апреля 2017 года в Астане.

Полагая принципиально важной борьбу с распространением террористической идеологии и пропаганды, включая публичное оправдание терроризма с целью подстрекательства к совершению террористических актов, государства-члены будут наращивать усилия по противодействию радикализации общества, ведущей к проявлениям крайних форм экстремизма, в том числе к терроризму, прежде всего среди молодежи, а также по профилактике религиозного, этнического, идеологического и политического экстремизма, этнической и расовой нетерпимости, ксенофобии. Наряду с сотрудничеством по линии правоохранительных и судебных органов особый акцент в этой работе будет сделан на усилении ведущей роли государств в противодействии терроризму, сепаратизму и экстремизму с добровольным и ответственным привлечением потенциала структур гражданского общества, в том числе традиционных религиозных организаций, образовательных и научных учреждений, СМИ, общественных и неправительственных объединений государств – членов ШОС, действующих на их территориях в соответствии с национальным законодательством.

В этой связи государства-члены приветствовали выдвинутый Российской Федерацией проект резолюции Совета безопасности ООН по противодействию террористической идеологии в развитие соответствующей резолюции СБ ООН 1624 (2005 г.), которая призывает все государства к введению уголовной ответственности за подстрекательство к терроризму.

Они продолжат работу по скорейшему принятию Всеобъемлющей конвенции ООН по борьбе с международным терроризмом, а также по ратификации с учетом национальных интересов государств – членов ШОС 19 универсальных правовых инструментов ООН по борьбе с терроризмом.

Государства-члены, выражая озабоченность нарастающей угрозой попадания оружия массового уничтожения в распоряжение террористических группировок, включая применение химических и биологических веществ в террористических целях, поддерживают инициативу по выработке международной конвенции по борьбе с актами химического и биологического терроризма.

Руководствуясь положениями Соглашения о сотрудничестве в области выявления и перекрытия каналов проникновения на территории государств – членов ШОС лиц, причастных к террористической, сепаратистской и экстремистской деятельности от 2006 года и Соглашения о сотрудничестве и взаимодействии государств – членов ШОС по пограничным вопросам от 2015 года, государства-члены будут и далее развивать взаимодействие по предотвращению деятельности и перемещения иностранных террористов-боевиков и террористических групп посредством эффективного пограничного контроля; обмена информацией о лицах, причастных к террористической деятельности; подложных и похищенных документах, удостоверяющих личность; проведения совместных расследований террористических преступлений транснационального характера.

Государства-члены продолжат сотрудничество по противодействию деятельности физических и юридических лиц по вербовке, обучению и использованию террористов, публичным призывам к террористической деятельности или оправданию актов терроризма, финансированию террористической деятельности.

Государства-члены продолжат практику проведения на регулярной основе совместных антитеррористических учений, в том числе учений «Мирная миссия».

На основе Соглашения между правительствами государств – членов ШОС о сотрудничестве в области обеспечения международной информационной безопасности от 2009 года, государства-члены продолжат укреплять практическое взаимодействие по вопросам противодействия пропаганде и оправданию терроризма, сепаратизма и экстремизма в информационном пространстве. Они наладят координацию по решению этих задач с заинтересованными странами, региональными и международными организациями в двустороннем и многостороннем форматах, в том числе с соответствующими структурами ООН.

Государства-члены поддерживают выработку в рамках ООН универсального кодекса правил, принципов и норм ответственного поведения государств в информационном пространстве и рассматривают новую редакцию Правил поведения в области обеспечения международной информационной безопасности, распространенную в январе 2015 года от лица государств – членов ШОС в качестве официального документа ООН, как важный шаг в этом направлении.

Государства-члены продолжат углубленное сотрудничество в области борьбы с преступлениями в информационно-коммуникационной сфере и призывают к разработке соответствующего международно-правового документа при центральной координирующей роли ООН.

Государства-члены подтверждают решимость установить надежный заслон всем источникам и каналам финансовой и материально-технической подпитки терроризма. Они заявляют о своей готовности развивать обмен оперативной информацией и криминализировать в национальном законодательстве проявления террористической активности, призывают к всеобъемлющему выполнению положений резолюций 2199 и 2253 СБ ООН и стандартов Группы разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег (ФАТФ).

Они отмечают, что коррупция, являясь угрозой национальной и региональной безопасности, во всех ее формах и проявлениях приводит к снижению эффективности государственного управления, негативно влияет на инвестиционную привлекательность и сдерживает поступательное социально-экономическое развитие. В этой связи выражено намерение развивать комплексное международное сотрудничество в сфере антикоррупционной деятельности, в том числе посредством обмена опытом и информацией, а также практическими мерами взаимодействия в этом направлении между компетентными органами.

III

Государства-члены исходят из безальтернативности политико-дипломатического урегулирования конфликтных ситуаций в различных регионах мира на основе строгого соблюдения общепризнанных норм и принципов международного права.

Государства-члены поддерживают усилия правительства и народа Исламской Республики Афганистан, направленные на становление мирного, стабильного и экономически процветающего государства, свободного от терроризма, экстремизма и наркопреступности, исходя из центральной координирующей роли ООН в международных усилиях по стабилизации и развитию этой страны. Они высказались за продолжение работы в рамках Контактной группы «ШОС – Афганистан» в интересах содействия восстановлению мира в ИРА.

Государства-члены приветствуют стремление стран и народов арабского мира к политико-дипломатическому урегулированию кризисов и конфликтов в регионе Ближнего Востока и Северной Африки на основе взаимного уважения интересов, суверенитета и территориальной целостности, права самим определять свою судьбу без вмешательства извне, верховенства закона, а также норм и принципов международного права.

Государства-члены выступают за политическое урегулирование в Сирийской Арабской Республике через широкий межсирийский диалог на основе положений соответствующих резолюций СБ ООН. Только сами сирийцы могут определить будущее новой, светской и демократической Сирии, в которой все этноконфессиональные группы страны будут жить в мире и безопасности, пользоваться равными правами и возможностями. Государства-члены поддерживают коллективные усилия, направленные на содействие сирийскому урегулированию, и подчеркивают важную роль Астанинского процесса в обеспечении необходимых условий для нахождения всеми заинтересованными сторонами приемлемого решения данного вопроса в рамках женевского процесса под эгидой ООН в целях установления мира и стабильности в Сирии.

Государства-члены высоко оценивают усилия по выполнению Совместного всеобъемлющего плана действий по урегулированию ситуации вокруг иранской ядерной программы между Исламской Республикой Иран и «шестеркой» международных посредников при участии Европейского союза. Они считают, что это укрепляет международный режим нераспространения ядерного оружия и способствует упрочению мира и стабильности в регионе и за его пределами.

Государства-члены подтвердили важность политического урегулирования кризиса на Украине на основе скорейшего и полного выполнения Минских договоренностей от 12 февраля 2015 года.

Государства-члены продолжат наращивание сотрудничества ШОС с ООН и ее специализированными органами, а также другими международными организациями и объединениями в соответствии с подписанными с ними документами.

IV

Несмотря на вызовы и тенденции последнего времени, государства-члены проводят активную политику, направленную на усиление собственного экономического потенциала и реализуют долгосрочные стратегии развития.

Государства-члены выступают за развитие широкого международного сотрудничества в целях придания импульса восстановлению мировой экономики, обеспечения экономической и финансовой стабильности, поддержки устойчивого, динамичного, сбалансированного и инклюзивного роста в условиях продвижения процессов экономической глобализации. Они подтвердили общее понимание, что мировая торговля должна вестись на основе принципов транспарентности и недискриминации, базируясь на общих для всех участников правилах. В этих целях были отмечены риски, связанные с усилением тенденции торгового протекционизма, подчеркнута важность противодействия любым его проявлениям, в частности устранения существующих и предотвращения новых торговых барьеров. Государства-члены выступают за формирование открытой мировой экономики и укрепление многосторонней торговой системы.

В этой связи подчеркнута необходимость выстроить систему регионального торгово-экономического сотрудничества, принять дополнительные меры в целях создания благоприятных условий для развития торговли, содействия инвестиционной деятельности, совершенствования инфраструктуры, создания при наличии соответствующих условий индустриальных парков, а также улучшения качества жизни населения.

Государства-члены будут поддерживать инициативы, направленные на формирование благоприятных условий для развития регионального экономического взаимодействия и способствующие поиску новых моделей международного сотрудничества.

Государства-члены выступают за содействие созданию благоприятных условий в интересах постепенного осуществления свободного передвижения товаров, капиталов, услуг и технологий, как предусмотрено Хартией ШОС.

Подчеркнута важность активизации деятельности государств – членов ШОС по диверсификации структуры своих товарных потоков, расширению номенклатуры взаимных поставок, транзиту и экспорту товаров с высокой добавленной стоимостью и другой продукции, востребованных на рынках государств – участников Организации.

Государства-члены выступают за сотрудничество между регионами и административно-территориальными единицами, приветствуют инициативу создания «Форума глав регионов ШОС» и рекомендуют продолжить работу в данном направлении.

Главы государств в целях финансового обеспечения совместных проектов в рамках ШОС считают важным ускорить выполнение Решения Совета глав правительств (премьер-министров) государств – членов ШОС от 2016 года о продолжении консультаций на экспертном уровне по обсуждению вопроса о создании Банка развития ШОС и Фонда развития (Специального счета) ШОС.

Государства-члены подчеркнули важность развития многостороннего сотрудничества в сфере транспорта; расширения транспортно-коммуникационных возможностей региона, в том числе путем строительства новых и модернизации действующих участков международных транспортных маршрутов; развития железнодорожного транспорта, включая высокоскоростные магистрали; создания мультимодальных логистических центров; внедрения передовых и инновационных технологий; а также реализации совместных инфраструктурных проектов.

В данном контексте они отметили необходимость качественной практической реализации Соглашения между правительствами государств – членов ШОС о создании благоприятных условий для международных автомобильных перевозок от 2014 года.

С учетом Решения Совета глав правительств (премьер-министров) государств – членов ШОС от 3 ноября 2016 года о проекте Программы развития дорог ШОС государства-члены считают, что ее принятие станет важным шагом для согласованного развития сетей автомобильных дорог, улучшения транспортной доступности и связанности, оптимизации транспортных связей между всеми зонами производства и потребления товаров в странах Организации.

Государства-члены приветствовали инициативу «Один пояс – один путь» и, высоко оценивая итоги Форума международного сотрудничества «Один пояс – один путь» 14–15 мая 2017 года в Пекине, высказались за их реализацию, в том числе путем координации международных, региональных и национальных проектов, ориентированных на сотрудничество в целях обеспечения устойчивого развития на основе принципов взаимного уважения, равноправия и взаимной выгоды.

Государства-члены отметили активную работу по выполнению Соглашения о сотрудничестве и взаимопомощи в таможенных делах от 2007 года, Программы взаимодействия таможенных служб на 2016–2021 годы, а также других документов в таможенной сфере, направленных на упрощение взаимной торговли и экономического развития в рамках ШОС.

Государства-члены отметили важность продолжения взаимовыгодного разнопланового сотрудничества в сфере энергетики, в том числе в области использования возобновляемых и альтернативных источников энергии, и поддержали более широкое применение различных экономически эффективных, экологически чистых видов энергии и повышение ее эффективности в целях устойчивого развития.

Государства-члены подчеркнули важность участия ШОС в Международной специализированной выставке «ЭКСПО-2017» на тему «Энергия будущего» в период с 10 июня по 10 сентября 2017 года в Астане.

Государства-члены выступают за активизацию сотрудничества в области санитарных и фитосанитарных мер, в том числе путем обмена информацией по требованиям в отношении ввоза сельскохозяйственной продукции в соответствии снациональными законодательствами.

Государства-члены активизируют взаимодействие по практической реализации Соглашения между правительствами государств – членов ШОС о сотрудничестве в области сельского хозяйства от 2010 года.

Подчеркивая стремление развивать механизмы государственно-частного партнерства, государства-члены продолжат работу в целях реализации совместных финансовых, инфраструктурных и инвестиционных проектов с использованием потенциала Делового совета ШОС и Межбанковского объединения ШОС. Они высоко оценили принимаемые в государствах – членах ШОС меры по обеспечению дальнейшего развития предпринимательской деятельности, всемерной защите частной собственности и качественному улучшению делового климата.

Отмечена целесообразность привлечения к проектной деятельности ШОС правительственных структур и деловых кругов государств-наблюдателей и партнеров по диалогу ШОС.

V

Государства-члены продолжат плодотворно сотрудничать в укреплении связей в сфере здравоохранения, науки и техники, культуры, туризма и образования, а также взаимодействовать в сфере охраны окружающей среды.

Государства-члены отметили необходимость активизации многостороннего и двустороннего сотрудничества в области охраны здоровья населения, развития медицины и фармакологии, обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения, профилактики и борьбы с инфекционными болезнями, подготовки профессиональных кадров и повышения квалификации медицинских работников.

Государства-члены поощряют практическое взаимодействие на основе Соглашения между правительствами государств – членов ШОС в области культуры от 2007 года. Они продолжат содействовать развитию культурных связей в рамках ШОС, укреплению взаимопонимания между народами, уважению культурных традиций и обычаев государств-членов, сохранению и поощрению многообразия культур, проведению международных выставок, фестивалей и конкурсов, участию творческих коллективов и отдельных исполнителей в различных мероприятиях Организации, выявлению в архивах и библиотеках архивных документов по истории, активизации культурного обмена и сотрудничества между странами, а также изучению и сохранению культурного и природного наследия региона, в том числе вдоль исторического Великого Шелкового пути.

Подчеркивая неизменную приверженность миру, совместному развитию и равноправному сотрудничеству, расширению диалога и взаимодействия с международным сообществом, государства-члены приложат все усилия для укрепления безопасности и стабильности, углубления связей в торгово-экономической и культурно-гуманитарной сферах на пространстве ШОС в соответствии со Стратегией развития ШОС до 2025 года и Планом действий на 2016–2020 гг. по ее реализации.

Президент

Республики Казахстан

Н.А.Назарбаев

Председатель

Китайской Народной Республики

Си Цзиньпин

Президент

Кыргызской Республики

А.Ш.Атамбаев

Президент

Российской Федерации

В.В.Путин

Президент

Республики Таджикистан

Э.Рахмон

Президент

Республики Узбекистан

Ш.М.Мирзиёев

г. Астана, 9 июня 2017 года

Казахстан. Китай. Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 9 июня 2017 > № 2204651


Пакистан. Китай. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 9 июня 2017 > № 2204649

Встреча с Премьер-министром Пакистана Навазом Шарифом.

На полях саммита Шанхайской организации сотрудничества состоялась встреча Владимира Путина с Премьер-министром Исламской Республики Пакистан Навазом Шарифом.

Обсуждались, в частности, вопросы двустороннего сотрудничества, в том числе перспективы развития торгово-экономического взаимодействия, и актуальные международные темы.

Владимир Путин поздравил Наваза Шарифа с полноценным вступлением Исламской Республики Пакистан в ШОС.

* * *

В.Путин: Уважаемый господин Премьер-министр! Уважаемые коллеги!

Рад возможности на полях сегодняшнего мероприятия провести двустороннюю встречу.

Хочу ещё раз поздравить Вас с полноценным вступлением и полноправным присоединением к Шанхайской организации сотрудничества.

Российско-пакистанские отношения носят конструктивный и взаимовыгодный характер. Пакистан – важный партнёр России в Южной Азии.

Наши отношения развиваются, причём по очень многим направлениям, чуть-чуть даже подрос товарооборот, где-то на пару процентов. Конечно, наши возможности гораздо больше, чем то, что мы имеем на сегодняшний день.

Рад возможности обсудить сегодня все эти направления возможного сотрудничества.

Н.Шариф (как переведено): Уважаемый господин Президент!

Для меня удовольствие и честь снова иметь возможность с Вами беседовать.

Помню, в прошлый раз мы общались в Уфе во время саммита, и, конечно, с тех пор у меня остались самые приятные воспоминания о нашей встрече, и я ждал с нетерпением возможности снова пообщаться с Вами.

Большое спасибо, что сегодня Вы уделяете мне и моей делегации время, и мы можем провести эту беседу. Мы благодарны Вам, господин Президент, за то, что Россия и Вы лично поддержали полноправное членство Пакистана в ШОС.

У нас сегодня, как Вы сказали, есть небольшое улучшение в нашей торговле, в торговых обменах. Однако, конечно, это не соответствует тому потенциалу, который имеется у России и Пакистана, и торговля не достигает того уровня, о котором мы говорили, к которому мы должны были стремиться.

Конечно, со своей стороны я делаю всё возможное для развития и укрепления двусторонних связей с Российской Федерацией, в том числе экономического взаимодействия, и на это будет направлена моя дальнейшая деятельность и работа.

Пакистан. Китай. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 9 июня 2017 > № 2204649


Китай > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 9 июня 2017 > № 2204271 Джек Ма

В Китае — новый богатейший. Состояние Джека Ма увеличилось на $2,3 млрд за сутки

Редакция Forbes

Акции Alibaba, основным владельцем которой является Ма, выросли на новостях о прогнозируемом полуторократном росте выручки онлайн-ретейлера в следующем году

Глава крупнейшей китайской интернет-компании Alibaba Group Джек Ма за сутки стал богаче на $2,3 млрд, следует из данных о текущей оценке состояния миллиардеров в списке Forbes.

Согласно данным на 9 июня, состояние Джека Ма выросло за сутки на $2,3 млрд или 7,4%. Оценка личного капитала предпринимателя достигла $34 млрд. Таким образом, сейчас Ма — самый богатый человек Китая по версии Forbes. В марте 2017 года Forbes оценивал его состояние в $28,3 млрд, он занимает 19-ю строчку рейтинга богатейших людей мира.

Оценка состояния Джека Ма выросла вслед за ростом котировок Alibaba Group, подорожавших на Нью-Йоркской бирже на 13,3%. В четверг финансовый директор компании Мэгги Ву на конференции для инвесторов сообщила, что выручка компании в 2017–2018 финансовом году может вырасти на 45-49%. По итогам 2016-2017 финансового года выручка Alibaba составила $22,994 млрд, что в 1,6 раза больше показателя за предыдущий сопоставимый период. Ву также отметила, что стоимость акций компании может подняться примерно на 40% в 2018 году.

Alibaba, специализирующаяся на электронной коммерции, была основана Джеком Ма в 1999 году. Ее пользователям доступен сервис, комбинирующий отдельные функции eBay, Amazon и PayPal. Помимо онлайн-ретейла, компания развивает платежную систему Alipay.

Второе место по оценке состояния среди миллиардеров Китая теперь занимает Ма Хуатен, председатель совета директоров телекоммуникационной компании Tencent, владеющей приложением WeChat. Он занимает 22-ю строчку в мировом рейтинге. Его состояние с марта 2017 года увеличилось с $24,9 млрд до $31,7 млрд.

На третье место опустился Ван Цзяньлин, который ранее возглавлял рейтинг богатейших людей Китая. Состояние основателя строительной империи Dalian Wanda Group, занимающего 23 строчку в мировом рейтинге, осталось на уровне мартовской оценки — $31,3 млрд.

Китай > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 9 июня 2017 > № 2204271 Джек Ма


Китай. Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 8 июня 2017 > № 2205352 Си Цзиньпин

Взлетают на крыльях мечты китайско-казахстанские отношения

Си Цзиньпин опубликовал авторскую статью в казахстанской газете.

Си Цзиньпин, Жэньминь жибао, Китай

Пекин — В преддверии государственного визита в Казахстан председатель КНР Си Цзиньпин опубликовал в казахстанской газете «Казахстанская правда» авторскую статью под заголовком «Взлетают на крыльях мечты китайско-казахстанские отношения». Ниже следует полный текст статьи:

— В эти июньские дни, когда лето в самом разгаре, все расцветает на земле. В такое прекрасное время я в третий раз совершаю визит в Казахстан по приглашению Президента Нурсултана Назарбаева, в ходе которого буду принимать участие в саммите ШОС и церемонии открытия ЭКСПО-2017 в Астане.

Великолепные казахстанские степи, бушующие реки, обновляющиеся стройки, добрый и гостеприимный народ — все это глубоко меня впечатляет. Скоро наступлю вновь на эту чудесную землю, у меня на душе большие ожидания, даже волнение.

В текущем году исполняется 25 лет установления дипотношений между КНР и РК. За четверть века китайско-казахстанские отношения выдержали испытание временем и бурей международных ситуаций. От добрососедства и дружбы, затем всестороннего стратегического партнерства и вплоть до создания сообщества общих интересов и единой судьбы наши двусторонние отношения стали развиваться опережающими темпами и вышли на самый высокий уровень за всю историю.

Политическое взаимодоверие между Китаем и Казахстаном укрепляется изо дня в день. Обе страны уважают независимость, суверенитет, территориальную целостность и выбранный путь развития друг друга, твердо оказывают взаимную поддержку в ключевых вопросах, осуществляют тесную координацию и взаимодействие в международных и региональных делах.

Практическое сотрудничество между нашими странами неустанно углубляется. Китай является одним из главнейших торговых и инвестиционных партнеров Казахстана. Общий объем инвестиций Китая в экономику Казахстана превысил 42,8 миллиарда долларов, а кредитование — в общей сложности больше 50 миллиардов долларов. В 2017 году за январь-апрель товарооборот вырос на 45,6%. Увеличивается объем экспорта Казахстана в Китай. На стол обычных китайских семей подаются казахстанская мука, растительное масло, бобы, мясопродукты и мед. Стороны определили 51 проект сотрудничества в сфере производственных мощностей, что призвано значительно способствовать индустриализации Казахстана и создать новые рабочие места в стране.

Через нефтепровод Китай-Казахстан уже 100 миллионов тонн нефти поставлены в Китай, а через газопровод Китай-Казахстан поставка составляет 183 миллиардов кубометров. Активно прорабатывается сотрудничество по новым источникам энергии, таким как атомная энергетика, ветроэнергетика и фотоэлектричество. Между двумя странами открыто больше 50 регулярных авиарейсов в неделю. В 2016 году проезжало более 1200 грузовых поездов Китай-Европа с транзитом через Казахстан, объем железнодорожных перевозок достиг 8,2 млн тонн, контейнерные грузы увеличились более чем в 3 раза. В феврале этого года впервые осуществилась поставка пшеницы из Казахстана в ЮВА через Китай.

Активизируются культурно-гуманитарные контакты. Число взаимных поездок за 2016 год достигло 500 тысяч, 14 тысяч казахстанских студентов обучаются в Китае. В Казахстане открылось 5 институтов Конфуция и 7 классов Конфуция. А в китайских вузах функционируют 4 центра Казахстана. Казахстанский певец Димаш успел приобрести широкую популярность в Китае. «Китай на кончике языка», «Семья на колесах» и другие замечательные китайские телесериалы также смотрели миллионы казахстанских семей.

В 2013 году во время своего первого визита в Казахстан я выдвинул инициативу строительства Экономического пояса Шелкового пути, от чего и берет начало сотрудничество в рамках «Одного пояса и одного пути». За прошедшие 4 года строительство «Одного пояса и одного пути» уже перешло от инициативы к действиям, от идеи — к практике. Оно стало платформой для открытого и инклюзивного сотрудничества, общественным продуктом глобального масштаба, пользующимся широкой поддержкой в международном сообществе.

В настоящее время международная обстановка переживает сложные и глубинные перемены, вяло и медленно восстанавливается мировая экономика в условиях глубоких преобразований, а вопрос развития по-прежнему остается острым. В этом контексте строительство «Одного пояса и одного пути» сможет принести нам, пожалуй, небывалые исторические возможности. Месяц назад в Пекине успешно прошел форум международного сотрудничества «Один пояс и один путь». Участники форума сошлись в том, что необходимо укреплять международное сотрудничество, сопрягать национальные стратегии развития, взаимно дополнять своими преимуществами и продвигать общее развитие.

Главная задача моего нынешнего визита в Казахстан — вместе с президентом Нурсултаном Назарбаевым провести глубокий обмен мнениями и наметить направления дальнейшего продвижения всестороннего стратегического партнерства и роста динамики многовекторного сотрудничества между Китаем и Казахстаном. Искренне надеемся, что путь совместного развития и процветания Китая и Казахстана будет все более широким и более гладким.

Следует продвигать сотрудничество по совместному строительству «Одного пояса и одного пути», ускорять стыковку стратегий развития, общими усилиями реализовать итоги форума международного сотрудничества «Одного пояса и одного пути». Необходимо раскрывать потенциал кооперации по линии КПП и в сферах транспорта и логистики, ускорять строительство нового межконтинентального евразийского моста, экономического коридора Китай-Центральная Азия-Ближний Восток и международного транзитного коридора Западный Китай-Западная Европа, способствовать комплексной взаимосвязанности инфраструктуры и облегчению торговли, изыскивать более гибкие и эффективные модели инвестирования и финансирования, расширять взаимный расчет в национальных валютах в поддержку совместных проектов Китая и Казахстана.

Следует развивать производственное сотрудничество как новый источник роста двустороннего взаимодействия, активизировать реализацию уже согласованных проектов с ожидаемыми скорейшими плодами, продолжать выявлять роль механизма диалога по сотрудничеству в области индустриализации и инвестиций, поддерживать эффективный обмен информацией и координацию политики, создать благоприятный деловой климат для компаний друг друга.

Следует концентрировать усилия на кооперации в высокотехнологичной и инновационной сферах, углублять взаимодействие в таких передовых областях, как авиация и космонавтика, цифровая экономика и новые энергоносители, продвигать строительство больших данных, облачного вычисления и «умных» городов, наращивать сотрудничество по направлениям ИТ и электронной торговли. Важно ставить акцент на инновационном развитии, выводить китайско-казахстанское сотрудничество на качественно новую высоту.

Следует разрабатывать проекты, нацеленные на душевное сближение народов двух стран, активизировать людские контакты и культурно-гуманитарные связи, укреплять взаимное понимание и близость путем взаимного учреждения культурных центров, создания совместных вузов, обмена кинематографическими и литературными произведениями. Китай настроен на увеличение турпотока в Казахстан, чтобы свои граждане могли восторгаться неповторимой красотой Страны Великой степи.

Следует углублять сотрудничество по безопасности, претворять в жизнь концепцию неделимой, комплексной, кооперативной и устойчивой безопасности, бороться с тремя силами зла, наркотрафиком и трансграничной организованной преступностью, совместно обеспечивать кибербезопасность. Важно и ускорять работу над созданием двустороннего механизма по обеспечению безопасности строительства «Одного пояса и одного пути», защищать нефтегазопроводы и крупные проекты сотрудничества, отстаивать законные права и интересы граждан и компаний двух стран, безопасность их жизни и имущества.

Следует интенсифицировать взаимодействие в международных делах, активизировать координацию в рамках ООН, ШОС, СВМДА и других многосторонних форматах, своевременно обмениваться мнениями по актуальным международным и региональным проблемам. Китай поддерживает укрепление весомости Казахстана в международных делах в качестве непостоянного члена Совета Безопасности ООН на 2017-2018 гг.

Еще одно важное мероприятие в ходе моей поездки — это участие в саммите ШОС. Текущий год ознаменован 15-летием подписания Хартии ШОС и 10-летием подписания Договора государств-членов ШОС о долгосрочном добрососедстве, дружбе и сотрудничестве. В течение долгих лет, неуклонно руководствуясь целями и принципами, закрепленными в этих основополагающих документах, государства-члены берегут и развивают «шанхайский дух». Взаимодоверие, взаимная выгода, равноправие, консультации, уважение к многообразию культуры и стремление к совместному развитию последовательно укрепляют взаимодоверие, шаг за шагом продвигают практическое сотрудничество во всех областях и тем самым вносят весомый вклад в дело стабильности и процветания региона.

В ШОС придают особое значение взаимодействию в области безопасности. Создан механизм сотрудничества по борьбе с тремя силами зла, наркотиками и трансграничной организованной преступностью, регулярно проводятся совместные антитеррористические учения, прилагаются активные усилия для урегулирования горячих точек, что позволило эффективно защищать безопасность и стабильность в регионе.

В ШОС подписаны и серьезно реализуются такие документы, как Программа многостороннего торгово-экономического сотрудничества, Стратегия развития до 2025 года, устойчиво продвигается сотрудничество в области торговли, инвестиций, транспорта и коммуникаций, энергетики, финансов и сельского хозяйства, непрерывно углубляются обмены в сфере культуры, образования, молодежи, здравоохранения, науки и техники, охраны окружающей среды и спорта. Все это, несомненно, служит стимулом для социально-экономического развития государств-членов, способствует дружбе и сотрудничеству между ними.

Отмечаю большой вклад нынешнего казахстанского председательства в развитие ШОС. Ожидается, что на предстоящем Астанинском саммите главы государств-членов примут весьма важные решения по углублению многопланового сотрудничества и поставят точку первому раунду расширения организации, что заложит прочную основу для ее дальнейшего развития. После саммита в Астане Китай примет эстафету председателя ШОС, будем вместе с Казахстаном и другими государствами-членами вновь отправляться в путь, достигать нового развития ШОС на благо народов региона.

Открывается Международная выставка «Астана ЭКСПО-2017» — первая в Центральной Азии всемирная выставка. Ее основная тема «Энергия будущего» соответствует современному лейтмотиву экологического, здорового и устойчивого развития мировой экономики, созвучна с китайской инициативой о строительстве «Зеленого шелкового пути».

Китай поддерживает Казахстан в проведении яркой и успешной ЭКСПО. В китайском павильоне на ЭКСПО вы увидите новейшие технологии, такие как ядерный синтез на «искусственном солнце» и моделирование кабины управления высокоскоростного поезда, ознакомитесь с «зеленым», низкоуглеродным, цикличным и устойчивым образом производства и жизни, убедитесь в китайской идее о «зеленом» развитии. Желаю полных успехов ЭКСПО в Астане!

Благодаря выдающемуся руководству Президента Нурсултана Назарбаева Казахстан со дня провозглашения независимости сумел сохранить гармонию и стабильность общества, высокую динамику роста экономики, существенно повысить уровень жизни и индекс счастья граждан. Страна становится все мощнее и мощнее, вошла в число 50 наиболее конкурентоспособных стран мира, что по праву считается «чудом Казахстана».

В настоящее время Казахстан, ориентируясь на Третью модернизацию, интенсивно продвигает новую экономическую политику «Нурлы жол», Стратегию «Казахстан-2050», а также модернизацию общественного сознания. Народ Казахстана семимильными шагами идет вперед по пути к великой цели реализации Казахстанской мечты о возрождении нации и процветании страны. Китайский народ также прилагает неустанные усилия к исполнению целей «двух столетий» и реализации Китайской мечты о великом возрождении китайской нации. Народы Китая и Казахстана, тесно связанные общими чаяниями и помыслами, совместно сооружают свои мечты и стремятся к их реализации.

Убежден в том, что мы все будем неуклонно верны великим мечтам и своими руками способствовать новому, большому взлету китайско-казахстанских отношений!

Китай. Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 8 июня 2017 > № 2205352 Си Цзиньпин


Китай > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 8 июня 2017 > № 2203063 Егор Переверзев

Дельта Жемчужной реки: как развивается самый перспективный регион Китая

Егор Переверзев

генеральный директор компании EKF Group (Китай)

Регион занимает всего 1% от общей территории Китая, но дает, по данным Economist Intelligence Unit порядка 10% ВВП страны и 25% объема всего китайского экспорта

Десять лет назад, работая на юге Китая в районе с живописным названием «Дельта Жемчужной Реки», я замечал, что производство в регионе переживало непростые времена. Казалось тогда, что предпринимательская энергия района начала иссякать и причин тому было несколько.

В начале 2000-х правительство Китая усилило налоговую нагрузку на экономически эффективные предприятия восточного побережья, и, параллельно, увеличило финансирование инфраструктурных проектов в центральном и западном Китае. Рабочие из западных регионов стали возвращаться по домам, отчего на востоке сильно выросли расходы на производство и возникла нехватка в рабочей силе. Учитывая массовое старение населения в Китае, владельцы фабрик в регионе стали активно обсуждать возможность переброски производств в более дешевые Вьетнам, Бангладеш, Мьянму и Тайланд. Отчасти так и случилось, однако экономика региона не пришла в упадок, наоборот, повысила добавленную стоимость производимых продуктов до 76% (для сравнения аналогичная величина в Европе составляет, по данным университета Sussex, 87%).

Сегодня ВВП Дельты Жемчужной реки составляет $1,2 трлн, средний прирост ВВП региона за последние десять лет превысил 12% в год. Регион занимает всего 1% от общей территории Китая, но дает, по данным Economist Intelligence Unit порядка 10% ВВП страны и 25% объема всего китайского экспорта.

На днях, вернувшись из поездки из Китая, я сделал для себя вывод, что Дельта Жемчужной реки станет одним из самых развитых регионов в мире уже в следующем десятилетии. Здесь же будут сосредоточены возможности для создания самых перспективных технологических стартапов будущего.

Каким образом региону удается сохранять такие темпы развития и оптимистично смотреть в будущее?

1. Инфраструктура

Создав сеть высокоскоростных железнодорожных путей и автомагистралей, разместив у себя три из десяти крупнейших в мире грузовых портов и три крупных международных аэропорта, правительство «Дельты» на этом не остановилось. Так, например, на сегодняшний день локальный инфраструктурный проект стоимостью более $17 млрд ставит себе целью соединить к 2020-му году мостом материковый город Чжухай с Гонконгом. Это позволит перераспределить нагрузку на «перегретый» Шеньчжень и создать условия для дополнительного кумулятивного роста экономики района.

Для того, чтобы добиться этого, потребуется построить не только мост, но также тоннели и даже искусственные острова. В результате дорога из Чжухая в Гонконг, занимающая сегодня почти четыре часа, станет занимать менее получаса. Параллельно «Дельта» строит общее транспортное кольцо, целью которого является возможность достичь все основные города региона в течение одного часа: например, дорога из Гонконга до Гуанчжоу, на которую раньше уходило два с лишним часа, будет преодолеваться за 48 минут. С учетом того, что в пределах 4-х часов полета от «Дельты» проживает почти половина населения планеты, возможности для бизнеса поистине потрясающие.

2. Инновации

По мнению декана бизнес-школы Гонконгского Научно-Технологического Университета, доктора Стивена Де Крея, на сегодняшний день инновационный потенциал Дельты Жемчужной Реки превышает потенциал Кремниевой Долины. Он объединяет преимущества Гонконга, как самой свободной экономики на Земле, с возможностью использования колоссального научно-технологического и производственного потенциала прилегающих областей материкового Китая.

Создание инновационных прототипов обходится здесь иногда почти в десять раз дешевле Кремниевой Долины, при значительно более высокой скорости прототипирования. Доступное венчурное финансирование создает массу возможностей для стартапов, а приток талантливых инженеров со всего Китая в компании-флагманы (Huawei, Foxconn, Tencent, BGI, DJI и многие другие) обеспечивает потребность стартапов в человеческих ресурсах.

Наличие высококлассных специалистов и финансирования дает возможность заменить ручной труд автоматизацией: в ближайшие годы правительство провинции Гуандун планирует выделить до миллиарда юаней на поддержку проектов автоматизации и роботизации промышленных предприятий, совокупный прогнозируемый рост производительности может составить от 15 до 30% (данные The Economist). Инвестиции региона в НИОКР превышают средние по Китаю более чем в два раза, например, Шеньчжень инвестирует в среднем 4% ВВП в R&D, а инвестиции флагманских компаний могут доходить до 10% от оборота.

3. Интеграция

Объем ВВП на душу населения материкового Китая составляет менее трети от объема Гонконга, однако разница значительно меньше, если сравнивать Гонконг с близлежащим материковым Шеньчженем. Тысячи специалистов ежедневно выезжают на работу из Гонконга в Шеньчжень и вечером возвращаются обратно: планируемый прямо на границе Шеньчженя и Гонконга технопарк, позволит работникам высокотехнологичной сферы встречаться и работать на нейтральной территории, избегая формальностей, потерь времени и приобретая взамен такие преимущества как близость к производственным площадкам и низкие налоги.

Помимо технопарков развивается экономика знаний: в соседнем с «Дельтой» городе Шаньтоу планируется открытие кампуса израильского университета «Технион», а в Гонконге вскоре будет построен кампус бизнес-школы Чикагского университета. Помимо лучших в Азии гонконгских университетов, свои программы здесь имеют, среди прочих, Стэнфорд, Колумбийский и Северо-западный Университеты США. По аналогии с Кремниевой Долиной основным ресурсом будущего здесь считают не нефть или газ, а человеческий талант, креативность и умение получать и управлять знаниями быстрее и лучше других.

Любопытно, что основой развития региона стали не крупные госпредприятия, а частный бизнес. В отличие от северо-восточного Китая, где на госпредприятия приходится до 40% всего промышленного производства, «Дельте» эта величина не превышает 14%. Global Entrepreneurship Monitor отмечает, что китайское правительство обеспечило инфраструктуру, доступ к финансированию и активно растущему внутреннему рынку Китая. Для примера, по оценкам GEM, финансирование для предпринимателей в Китае почти в два раза более доступно, чем в России.

Для выхода за пределы современных технологических рубежей, доступных с помощью импорта технологий и специалистов, Китаю вероятно потребуется не увеличить, а еще более ослабить роль государства в научно-техническом прогрессе, чтобы достичь положения, аналогичного с передовыми технологическими державами, где основным двигателем инноваций является частный бизнес. Очевидно, что наличие близлежащего Гонконга открывает огромное пространства для экспериментов в этой области, экспериментов, результаты которых нам предстоит увидеть в ближайшем будущем.

Китай > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 8 июня 2017 > № 2203063 Егор Переверзев


Китай. Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 8 июня 2017 > № 2202771

Полный текст Совместного заявления Китайской Народной Республики и Республики Казахстана

По приглашению президента Республики Казахстан Нурсултана Назарбаева председатель Китайской Народной Республики Си Цзиньпин 7-9 июня 2017 года посетил Республику Казахстан с государственным визитом.

Главы государств Китайской Народной Республики и Республики Казахстан /в дальнейшем именуемые -- Стороны/ уверены, что дальнейшее укрепление китайско-казахстанских отношений относится к числу приоритетных направлений внешней политики двух стран, отвечает коренным интересам обоих государств и народов двух стран, способствует поддержанию мира и стабильности в регионе и во всем мире. Стороны, с удовлетворением отмечая значительные результаты, достигнутые в различных сферах между Китаем и Казахстаном за 25 лет сотрудничества, подтверждая взаимную приверженность положениям "Договора между Китайской Народной Республикой и Республикой Казахстан о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве" от 23 декабря 2002 года, "Совместной декларации о развитии всестороннего стратегического партнерства между Китайской Народной Республикой и Республикой Казахстан" от 13 июня 2011 года, а также "Совместной декларации о новом этапе отношений всестороннего стратегического партнерства между Китайской Народной Республикой и Республикой Казахстан" от 31 августа 2015 года и других двусторонних договоров и соглашений, укрепляя политическое доверие и взаимовыгодное сотрудничество, взаимопонимание и дружбу между народами двух государств, продолжая вносить вклад в обеспечение мира и устойчивого развития в регионе и в мире, заявляют о нижеследующем:

I

Стороны продолжат курс на развитие всестороннего стратегического сотрудничества и партнерства, а также совместные усилия по наполнению двусторонних отношений новым содержанием.

Стороны будут и впредь поддерживать тесные контакты на высшем уровне, вести обмен мнениями по важнейшим вопросам двусторонних отношений и международной обстановки.

Стороны высоко оценивают работу механизма регулярных встреч глав правительств Китая и Казахстана, который зарекомендовал себя в качестве высокоэффективного инструмента реализации политики обоих государств, направленной на всестороннее развитие китайско-казахстанского сотрудничества в торгово-экономической, финансовой, транспортно-логистической, научно-технической и гуманитарной областях.

Стороны выражают намерение продолжить укрепление межпарламентских связей, которые играют важную роль в деле продвижения двусторонних отношений. С удовлетворением отмечают, укрепление за прошедшие годы сотрудничества между Всекитайским собранием народных представителей Китайской Народной Республики и Парламентом Республики Казахстан.

Китайская Народная Республика поддерживает международные инициативы Республики Казахстан, направленные на формирование сбалансированных и конструктивных отношений в Евразии, укрепление мира и стабильности в регионе и мире в целом, в том числе по дальнейшему проведению Съездов лидеров мировых и традиционных религий.

Стороны подтверждают, что будут воздерживаться от любых действий, направленных против суверенитета, территориальной целостности и нерушимости границ друг друга, несовместимых с целями и принципами Устава Организации Объединенных Наций.

Стороны единодушны в том, что делимитация и демаркация китайско-казахстанской государственной границы в равной мере, как и успешная реализация на протяжении последних лет соглашений по данному направлению способствовали превращению границы между двумя государствами в границу мира и дружбы. Благоприятная атмосфера в районе границы стимулировала дальнейшее укрепление приграничных и межрегиональных связей и сотрудничества.

II

Стороны отметили, что инициатива Китая по строительству "Одного пояса, одного пути" и Новая экономическая политика "Нурлы Жол" взаимно дополняют друг друга и позволяют глубже развивать всестороннее сотрудничество между двумя странами. Стороны используют данную возможность для дальнейшего укрепления двустороннего сотрудничества в области индустриализации и инвестиций.

Стороны подчеркивают первостепенное значение реализации подписанного Плана сотрудничества по сопряжению инициативы по строительству "Экономического пояса Шелкового пути" и программы "Нурлы Жол", в рамках которого намерены совместно развивать сотрудничество, основанное на принципах открытости, транспарентности и учета взаимных интересов.

Стороны договорились в рамках указанных инициатив углублять индустриально-инвестиционное сотрудничество, укреплять взаимные межрегиональные контакты и связи, взаимодействие в сферах строительства инфраструктуры, транспортной логистики, торговли, производства, сельского хозяйства и туризма.

Стороны будут поощрять предприятия использовать новые и высокие технологии, создавать энергосберегающие производства с высокой добавленной стоимостью, производить конкурентоспособную продукцию, интенсифицировать поиск новых форм научно-технического сотрудничества.

Стороны высоко оценивают итоги Форума международного сотрудничества "Один пояс один путь", который состоялся в г.Пекин 14-15 мая 2017 года, и выражают уверенность в том, что достигнутые договоренности в рамках Форума будут способствовать укреплению, развитию и стабильности мировой экономики.

III

Стороны подчеркивают важность проведения Международной специализированной выставки "ЭКСПО-2017" в Республике Казахстан. Китайская сторона, с учетом накопленного опыта продемонстрирует свои передовые достижения и технологии в области эффективного использования энергии.

Китайская сторона поддерживает казахстанскую сторону в создании Международного центра "зеленых технологий" на базе "ЭКСПО-2017". Стороны намерены развивать взаимовыгодное сотрудничество в данном направлении.

IV

Стороны едины во мнении, что отношения Китайской Народной Республики и Республики Казахстан находятся на важном этапе развития. Стороны намерены предпринять новые шаги для повышения уровня и расширения сфер китайско-казахстанского практического сотрудничества, в том числе:

1) содействовать оптимизации структуры товарооборота между двумя странами, активно стимулировать торговлю продукцией с высокой добавленной стоимостью и использованием высоких технологий, прилагать усилия в продвижении сбалансированного развития двусторонней торговли. В дальнейшем продолжат повышать уровень благоприятных условий для торговли и инвестиций;

2) развивать производственную кооперацию, реализацию совместных инвестиционных проектов, а также поддерживать создание совместных индустриальных парков, повышать уровень интеграции в их строительстве и эксплуатации;

3) совершенствовать двустороннюю договорно-правовую базу в сферах торгово-экономического, инвестиционного, транспортного, военно-технического и таможенного сотрудничества между двумя странами, обеспечить проведение переговоров по новому Соглашению между Правительством КНР и Правительством РК о поощрении и взаимной защите инвестиций;

4) расширять и углублять взаимодействие в атомной сфере, продвигать проекты сотрудничества в области мирного использования атомной энергии;

5) расширять и углублять энергетическое партнерство, развивать сотрудничество в сфере разведки и разработки нефтегазовых месторождений, переработки сырой нефти, продвигать стабильное развитие торговли энергоресурсов между двумя странами;

6) укреплять взаимное сотрудничество в финансовой сфере, создавать условия для расширения использования национальных валют Китайской Народной Республики и Республики Казахстан в сфере торговли, финансирования и инвестиций, в том числе для реализации подписанных двусторонних соглашений и развития финансовых институтов, включая Соглашение между Народным Банком Китая и Национальным Банком Республики Казахстан о валютном свопе "китайский юань/казахстанский тенге";

7) углублять взаимодействие в сфере финансовых услуг, поддерживать финансовые институты двух стран в проведении многостороннего делового партнерства, в том числе в рамках Международного центра приграничного сотрудничества "Хоргос";

8) укреплять сотрудничество в сферах строительства железных и автомобильных дорог, пунктов пропуска и другой трансграничной инфраструктуры, пограничных пунктов пропуска, инспекции и карантина, способствовать повышению благоприятных условий, использованию современных информационных технологий в таможне, в том числе в части дальнейшего упрощения таможенных формальностей при прохождении через таможни, повышения способности управления и эксплуатации пунктов пропуска и уровня взаимной связи и доступа;

9) углублять сотрудничество по обмену информацией в области геологии;

10) укреплять сотрудничество по вопросам допуска сельскохозяйственной продукции к экспорту и импорту путем взаимного обмена стандартами, расширения технического сотрудничества и обмена опытом;

11) расширять сотрудничество в области сельского и лесного хозяйства, посредством улучшения условий для торговли сельхозпродукцией и привлечения инвестиций в агропромышленный комплекс, лесное хозяйство и деревообрабатывающую промышленность, оказания содействия взаимодействию сельскохозяйственных и деревообрабатывающих предприятий двух стран;

12) укреплять сотрудничество в сфере торговли зерновой продукцией;

13) углублять связи в области науки и техники, IT-индустрии и инноваций;

14) укреплять сотрудничество в военно-технической сфере путем ускорения реализации проектов;

15) укреплять сотрудничество в сфере космоса. На регулярной основе проводить экспертные консультации, а также активизировать обмен опытом и подготовку специалистов в данной сфере;

16) способствовать сотрудничеству между научно-исследовательскими институтами и вузами, совместно выполняющими научно-исследовательскую и опытно-конструкторскую работы, включая поставку научного и лабораторного оборудования;

17) ускорить развитие международных железнодорожных грузовых перевозок, включая развитие контейнерных перевозок по направлениям "Китай-Казахстан-Центральная Азия", "Китай-Казахстан-Европа", "Китай-Казахстан-страны Персидского залива", действенным образом принять меры по снижению логистических затрат, повысить эффективность перегрузки контейнеров и замены рельсов на железной дороге, создавая благоприятные условия для перевозки грузов Китая транзитом через Казахстан;

18) стимулировать до 2025 года переориентацию грузопотоков с морского на железнодорожный транспорт в обеспечении товарных потоков между Азией и Европой, через территорию Казахстана с применением механизмов конкурентной логистики;

19) обеспечить дальнейшее развитие приграничной транспортной и производственной инфраструктуры, совместно обеспечить эффективную эксплуатацию китайско-казахстанского Международного центра приграничного сотрудничества "Хоргос" для продвижения двустороннего торгово-экономического сотрудничества, в том числе путем развития электронной торговли, совместной реализации инвестиционных проектов, путем внедрения эффективных транзитных систем;

20) активно развивать межрегиональное сотрудничество, расширяя географию и сферы этого сотрудничества, укреплять роль Китайско-Казахстанского Делового совета. Китайская сторона поддерживает инициативу казахстанской стороны о проведении Форума межрегионального сотрудничества. Стороны продолжат обсуждение конкретного проекта;

21) укреплять сотрудничество в финансовой сфере, стимулировать развитие деятельности Международного финансового центра "Астана";

22) развивать интенсификацию культурно-гуманитарных обменов, расширять сотрудничество между китайскими и казахстанскими СМИ, укреплять работу в сфере взаимного перевода литературных произведений и фильмов двух стран, осуществлять совместный выпуск кинопродукции, продолжить двустороннее сотрудничество в области образования, здравоохранения, спорта и туризма, в том числе в проведении в 2017 году Года туризма Китая в Казахстане.

V

Стороны высоко оценивают результаты работы Совместной комиссии по использованию и охране трансграничных рек КНР-РК, придерживаясь принципов равенства и взаимопонимания, в дальнейшем укрепят и углубят сотрудничество в сфере трансграничных рек между двумя государствами.

Стороны в кратчайшие сроки завершат работы в рамках Плана основных направлений технических работ по вододелению на трансграничных реках между КНР и РК, ускорят работы по реконструкции совместного водозаборного сооружения на реке Сумбе и строительству совместной селезадерживающей плотины "Алмалы /Чукурбулак/" на реке Хоргос.

Стороны продолжат переговоры по обсуждению и согласованию проекта Соглашения между Правительством Китайской Народной Республики и Правительством Республики Казахстан о вододелении на трансграничных реках, подтвердили готовность активизировать подготовку консолидированного проекта данного документа.

Стороны проведут третье заседание Рабочей группы по совместному проектированию водораспределительного сооружения на реке Улкен Уласты в июне 2017 года.

Стороны подчеркнули важность продолжения взаимовыгодного сотрудничества в сфере оповещения в паводковый период на реках Ертис и Иле. Казахстанская сторона выразила благодарность китайской стороне за увеличение частоты уведомлений о расходах воды на указанных реках в паводковый период 2016 года, что оказало важную помощь в надлежащем регулировании работы водохранилищ для обеспечения защиты интересов населения.

VI

Стороны отмечают, что терроризм, сепаратизм, экстремизм, транснациональная организованная преступность /незаконная транспортировка и продажа оружия, боеприпасов, наркотических средств, психотропных веществ, их аналогов и прекурсоров, а также нелегальная миграция и экономические преступления/ представляют серьезную угрозу безопасности и стабильности государств.

Стороны продолжат тесное сотрудничество в двустороннем и многостороннем форматах в целях укрепления контактов между оборонными и правоохранительными органами в сфере обмена информацией и сотрудничества в указанных направлениях, обеспечения безопасности крупных мероприятий.

Стороны усилят работу по укреплению пограничного управления и контроля между Китаем и Казахстаном, предотвращению и недопущению проникновения террористических лиц и наркотиков, трансграничной контрабанды оружия и боеприпасов в приграничные районы двух государств.

VII

Стороны считают, что в настоящее время в контексте происходящих в мире глубоких и сложных изменений, необходимо продолжить укреплять координацию и сотрудничество в рамках ООН, ШОС, СВМДА, АСЕМ и других многосторонних структур, совместно противостоять глобальным и региональным вызовам, защищать общие интересы двух стран в целях обеспечения мира и безопасности в регионе, и в мире в целом.

Стороны констатировали, что в последние годы двустороннее взаимодействие на международной арене неуклонно расширялось и углублялось, внося позитивный вклад в дело мира и развития на планете. Китайская Народная Республика приветствует избрание Республики Казахстан непостоянным членом Совета Безопасности ООН на 2017-2018 годы, поддерживает активную роль Республику Казахстан в обеспечении международного мира и безопасности.

Развитие ситуации в мире в последние годы показало, что мировое сообщество может эффективно реагировать на новые вызовы и угрозы только совместными усилиями. Китай и Казахстан, как и подавляющее большинство других государств, выступают за построение новой архитектуры безопасности на основе общепринятых норм международного права.

Стороны убеждены в незаменимой важной роли ООН в вопросах обеспечения мира и безопасности, противодействия терроризму, экстремизму и сепаратизму. Стороны высоко оценивают взаимодействие по проблематике ООН и считают, что реформа ООН, затрагивающая жизненные интересы всех государств, должна укрепить многосторонний подход, повысить авторитет и эффективность ООН, ее способность реагировать на новые вызовы и угрозы. Соответствующие решения должны приниматься на основе широкого консенсуса. Стороны считают, что реформа СБ ООН затрагивает будущее ООН и коренные интересы всех государств-членов Организации, в связи с чем необходимо путем полноценных и демократичных согласований найти "комплексные" пути решения вопроса и достигнуть самых широких договоренностей, отражающих интересы и озабоченности всех сторон. Стороны выступают против форсирования проектов реформы, вызывающих значительные разногласия стран-членов ООН.

Китай и Казахстан подтверждают свою приверженность дальнейшему укреплению международного режима ядерного нераспространения на основе Договора о нераспространении ядерного оружия. Стороны будут и далее активно содействовать процессу химического разоружения и запрещения биологического оружия.

Стороны подчеркивают, что политическое урегулирование является единственным правильным путем по решению сирийского кризиса. Китайская сторона высоко оценивает усилия Казахстана по урегулированию ситуации в Сирии. При этом Астанинский процесс по Сирии является важной площадкой в процессе мирного урегулирования конфликта. Казахстанская сторона поддерживает активную и конструктивную роль китайской стороны в продвижении политического разрешения сирийский проблемы.

Стороны с удовлетворением констатируют, что Шанхайская организация сотрудничества стала важным фактором международных отношений. Она обладает значительными возможностями в деле эффективного противодействия новым вызовам и угрозам, имеющим трансграничный характер. Стороны, придерживаясь "Шанхайского духа", предпримут все усилия с тем, чтобы практическое сотрудничество в рамках ШОС в сфере политики, безопасности, экономики, а также культурно-гуманитарной и других областях непрерывно углублялось и развивалось.

Итоги председательства Казахстана в ШОС в 2016-2017 гг. придали новый импульс дальнейшему укреплению и развитию сотрудничества в рамках Организации в соответствии с задачами и принципами, заложенными государствами-учредителями в Хартии ШОС.

Казахстанская сторона готова активно поддерживать и содействовать председательству китайской стороны в ШОС в 2017-2018 годах в целях достижения нового этапа развития Организации.

Китай и Казахстан рассматривают развитие ШОС как важный стратегический элемент своей внешней политики и намерены продолжать тесную координацию своих позиций в рамках Организации.

Стороны отмечают, что стабильность и безопасность, устойчивое экономическое развитие и непрерывный социальный прогресс в странах Центральной Азии полностью отвечают жизненным интересам Китая и Казахстана. Подтверждено обоюдное стремление расширять взаимодействие с центральноазиатскими государствами на двусторонней основе и в рамках ШОС, уделяя особое внимание вопросам борьбы с терроризмом, экстремизмом и сепаратизмом. Китай и Казахстан выражают поддержку усилиям государств Центральной Азии по созданию в этом регионе зоны, свободной от ядерного оружия.

Стороны продолжат укреплять сотрудничество в рамках СВМДА. Казахстанская сторона продолжит активно поддерживать китайскую сторону в период ее председательства в Форуме.

Стороны позитивно оценивают итоги IV Саммита СВМДА, состоявшегося в мае 2014 года в г.Шанхае, намерены продолжать активную реализацию договоренностей, изложенных в Декларации Саммита, а также продвижение принципов всеобщей, всеобъемлющей, коллективной и устойчивой безопасности.

Стороны выражают готовность к совместному продвижению процесса СВМДА, включая его дальнейшую институционализацию и преобразование на основе консенсуса в международную организацию.

Китай. Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 8 июня 2017 > № 2202771


Китай. Казахстан > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > kitaichina.com, 7 июня 2017 > № 2213308 Си Цзиньпин

В преддверии государственного визита в Казахстан председатель КНР Си Цзиньпин опубликовал в казахстанской газете "Казахстанская правда" авторскую статью под заголовком "Взлетают на крыльях мечты китайско-казахстанские отношения". Ниже следует полный текст статьи:

В эти июньские дни, когда лето в самом разгаре, все расцветает на земле. В такое прекрасное время я в третий раз совершаю визит в Казахстан по приглашению Президента Нурсултана Назарбаева, в ходе которого буду принимать участие в саммите ШОС и церемонии открытия ЭКСПО-2017 в Астане.

Великолепные казахстанские степи, бушующие реки, обновляющиеся стройки, добрый и гостеприимный народ -- все это глубоко меня впечатляет. Скоро наступлю вновь на эту чудесную землю, у меня на душе большие ожидания, даже волнение.

В текущем году исполняется 25 лет установления дипотношений между КНР и РК. За четверть века китайско-казахстанские отношения выдержали испытание временем и бурей международных ситуаций. От добрососедства и дружбы, затем всестороннего стратегического партнерства и вплоть до создания сообщества общих интересов и единой судьбы наши двусторонние отношения стали развиваться опережающими темпами и вышли на самый высокий уровень за всю историю.

Политическое взаимодоверие между Китаем и Казахстаном укрепляется изо дня в день. Обе страны уважают независимость, суверенитет, территориальную целостность и выбранный путь развития друг друга, твердо оказывают взаимную поддержку в ключевых вопросах, осуществляют тесную координацию и взаимодействие в международных и региональных делах.

Практическое сотрудничество между нашими странами неустанно углубляется. Китай является одним из главнейших торговых и инвестиционных партнеров Казахстана. Общий объем инвестиций Китая в экономику Казахстана превысил 42,8 млрд долларов, а кредитование -- в общей сложности больше 50 млрд долларов. В 2017 году за январь-апрель товарооборот вырос на 45,6%. Увеличивается объем экспорта Казахстана в Китай. На стол обычных китайских семей подаются казахстанская мука, растительное масло, бобы, мясопродукты и мед. Стороны определили 51 проект сотрудничества в сфере производственных мощностей, что призвано значительно способствовать индустриализации Казахстана и создать новые рабочие места в стране.

Через нефтепровод Китай-Казахстан уже 100 млн тонн нефти поставлены в Китай, а через газопровод Китай-Казахстан поставка составляет 183 млрд кубометров. Активно прорабатывается сотрудничество по новым источникам энергии, таким как атомная энергетика, ветроэнергетика и фотоэлектричество. Между двумя странами открыто больше 50 регулярных авиарейсов в неделю. В 2016 году проезжало более 1200 грузовых поездов Китай-Европа с транзитом через Казахстан, объем железнодорожных перевозок достиг 8,2 млн тонн, контейнерные грузы увеличились более чем в 3 раза. В феврале этого года впервые осуществилась поставка пшеницы из Казахстана в ЮВА через Китай.

Активизируются культурно-гуманитарные контакты. Число взаимных поездок за 2016 год достигло 500 тыс., 14 тыс. казахстанских студентов обучаются в Китае. В Казахстане открылось 5 институтов Конфуция и 7 классов Конфуция. А в китайских вузах функционируют 4 центра Казахстана. Казахстанский певец Димаш успел приобрести широкую популярность в Китае. "Китай на кончике языка", "Семья на колесах" и другие замечательные китайские телесериалы также смотрели миллионы казахстанских семей.

В 2013 году во время своего первого визита в Казахстан я выдвинул инициативу строительства Экономического пояса Шелкового пути, от чего и берет начало сотрудничество в рамках "Одного пояса и одного пути". За прошедшие 4 года строительство "Одного пояса и одного пути" уже перешло от инициативы к действиям, от идеи -- к практике. Оно стало платформой для открытого и инклюзивного сотрудничества, общественным продуктом глобального масштаба, пользующимся широкой поддержкой в международном сообществе.

В настоящее время международная обстановка переживает сложные и глубинные перемены, вяло и медленно восстанавливается мировая экономика в условиях глубоких преобразований, а вопрос развития по-прежнему остается острым. В этом контексте строительство "Одного пояса и одного пути" сможет принести нам, пожалуй, небывалые исторические возможности. Месяц назад в Пекине успешно прошел форум международного сотрудничества "Один пояс и один путь". Участники форума сошлись в том, что необходимо укреплять международное сотрудничество, сопрягать национальные стратегии развития, взаимно дополнять своими преимуществами и продвигать общее развитие.

Главная задача моего нынешнего визита в Казахстан -- вместе с Президентом Нурсултаном Назарбаевым провести глубокий обмен мнениями и наметить направления дальнейшего продвижения всестороннего стратегического партнерства и роста динамики многовекторного сотрудничества между Китаем и Казахстаном. Искренне надеемся, что путь совместного развития и процветания Китая и Казахстана будет все более широким и более гладким.

Следует продвигать сотрудничество по совместному строительству "Одного пояса и одного пути", ускорять стыковку стратегий развития, общими усилиями реализовать итоги форума международного сотрудничества "Одного пояса и одного пути". Необходимо раскрывать потенциал кооперации по линии КПП и в сферах транспорта и логистики, ускорять строительство нового межконтинентального евразийского моста, экономического коридора Китай-Центральная Азия-Ближний Восток и международного транзитного коридора Западный Китай-Западная Европа, способствовать комплексной взаимосвязанности инфраструктуры и облегчению торговли, изыскивать более гибкие и эффективные модели инвестирования и финансирования, расширять взаимный расчет в национальных валютах в поддержку совместных проектов Китая и Казахстана.

Следует развивать производственное сотрудничество как новый источник роста двустороннего взаимодействия, активизировать реализацию уже согласованных проектов с ожидаемыми скорейшими плодами, продолжать выявлять роль механизма диалога по сотрудничеству в области индустриализации и инвестиций, поддерживать эффективный обмен информацией и координацию политики, создать благоприятный деловой климат для компаний друг друга.

Следует концентрировать усилия на кооперации в высокотехнологичной и инновационной сферах, углублять взаимодействие в таких передовых областях, как авиация и космонавтика, цифровая экономика и новые энергоносители, продвигать строительство больших данных, облачного вычисления и "умных" городов, наращивать сотрудничество по направлениям ИТ и электронной торговли. Важно ставить акцент на инновационном развитии, выводить китайско-казахстанское сотрудничество на качественно новую высоту.

Следует разрабатывать проекты, нацеленные на душевное сближение народов двух стран, активизировать людские контакты и культурно-гуманитарные связи, укреплять взаимное понимание и близость путем взаимного учреждения культурных центров, создания совместных вузов, обмена кинематографическими и литературными произведениями. Китай настроен на увеличение турпотока в Казахстан, чтобы свои граждане могли восторгаться неповторимой красотой Страны Великой степи.

Следует углублять сотрудничество по безопасности, претворять в жизнь концепцию неделимой, комплексной, кооперативной и устойчивой безопасности, бороться с тремя силами зла, наркотрафиком и трансграничной организованной преступностью, совместно обеспечивать кибербезопасность. Важно и ускорять работу над созданием двустороннего механизма по обеспечению безопасности строительства "Одного пояса и одного пути", защищать нефтегазопроводы и крупные проекты сотрудничества, отстаивать законные права и интересы граждан и компаний двух стран, безопасность их жизни и имущества.

Следует интенсифицировать взаимодействие в международных делах, активизировать координацию в рамках ООН, ШОС, СВМДА и других многосторонних форматах, своевременно обмениваться мнениями по актуальным международным и региональным проблемам. Китай поддерживает укрепление весомости Казахстана в международных делах в качестве непостоянного члена Совета Безопасности ООН на 2017-2018 гг.

Еще одно важное мероприятие в ходе моей поездки -- это участие в саммите ШОС. Текущий год ознаменован 15-летием подписания Хартии ШОС и 10-летием подписания Договора государств-членов ШОС о долгосрочном добрососедстве, дружбе и сотрудничестве. В течение долгих лет, неуклонно руководствуясь целями и принципами, закрепленными в этих основополагающих документах, государства-члены берегут и развивают "шанхайский дух". Взаимодоверие, взаимная выгода, равноправие, консультации, уважение к многообразию культуры и стремление к совместному развитию последовательно укрепляют взаимодоверие, шаг за шагом продвигают практическое сотрудничество во всех областях и тем самым вносят весомый вклад в дело стабильности и процветания региона.

В ШОС придают особое значение взаимодействию в области безопасности. Создан механизм сотрудничества по борьбе с тремя силами зла, наркотиками и трансграничной организованной преступностью, регулярно проводятся совместные антитеррористические учения, прилагаются активные усилия для урегулирования горячих точек, что позволило эффективно защищать безопасность и стабильность в регионе.

В ШОС подписаны и серьезно реализуются такие документы, как Программа многостороннего торгово-экономического сотрудничества, Стратегия развития до 2025 года, устойчиво продвигается сотрудничество в области торговли, инвестиций, транспорта и коммуникаций, энергетики, финансов и сельского хозяйства, непрерывно углубляются обмены в сфере культуры, образования, молодежи, здравоохранения, науки и техники, охраны окружающей среды и спорта. Все это, несомненно, служит стимулом для социально-экономического развития государств-членов, способствует дружбе и сотрудничеству между ними.

Отмечаю большой вклад нынешнего казахстанского председательства в развитие ШОС. Ожидается, что на предстоящем Астанинском саммите главы государств-членов примут весьма важные решения по углублению многопланового сотрудничества и поставят точку первому раунду расширения организации, что заложит прочную основу для ее дальнейшего развития. После саммита в Астане Китай примет эстафету председателя ШОС, будем вместе с Казахстаном и другими государствами-членами вновь отправляться в путь, достигать нового развития ШОС на благо народов региона.

Открывается Международная выставка "Астана ЭКСПО-2017" -- первая в Центральной Азии всемирная выставка. Ее основная тема "Энергия будущего" соответствует современному лейтмотиву экологического, здорового и устойчивого развития мировой экономики, созвучна с китайской инициативой о строительстве "Зеленого шелкового пути".

Китай поддерживает Казахстан в проведении яркой и успешной ЭКСПО. В китайском павильоне на ЭКСПО вы увидите новейшие технологии, такие как ядерный синтез на "искусственном солнце" и моделирование кабины управления высокоскоростного поезда, ознакомитесь с "зеленым", низкоуглеродным, цикличным и устойчивым образом производства и жизни, убедитесь в китайской идее о "зеленом" развитии. Желаю полных успехов ЭКСПО в Астане!

Благодаря выдающемуся руководству Президента Нурсултана Назарбаева Казахстан со дня провозглашения независимости сумел сохранить гармонию и стабильность общества, высокую динамику роста экономики, существенно повысить уровень жизни и индекс счастья граждан. Страна становится все мощнее и мощнее, вошла в число 50 наиболее конкурентоспособных стран мира, что по праву считается "чудом Казахстана".

В настоящее время Казахстан, ориентируясь на Третью модернизацию, интенсивно продвигает новую экономическую политику "Нурлы жол", Стратегию "Казахстан-2050", а также модернизацию общественного сознания. Народ Казахстана семимильными шагами идет вперед по пути к великой цели реализации Казахстанской мечты о возрождении нации и процветании страны. Китайский народ также прилагает неустанные усилия к исполнению целей "двух столетий" и реализации Китайской мечты о великом возрождении китайской нации. Народы Китая и Казахстана, тесно связанные общими чаяниями и помыслами, совместно сооружают свои мечты и стремятся к их реализации.

Убежден в том, что мы все будем неуклонно верны великим мечтам и своими руками способствовать новому, большому взлету китайско-казахстанских отношений! ?Синьхуа?

Китай. Казахстан > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > kitaichina.com, 7 июня 2017 > № 2213308 Си Цзиньпин


Казахстан. Китай. Россия. Азия > Внешэкономсвязи, политика > newskaz.ru, 7 июня 2017 > № 2201776 Досым Сатпаев

Сатпаев: Казахстану важно не подсесть на китайскую кредитную иглу

Китай - один из самых крупных казахстанских инвесторов, который готов финансировать инфраструктурные проекты Астаны. Но как при этом не подсесть на китайскую инвестиционную иглу?

Казахстану надо проявить жесткость в экономическом партнерстве с Китаем, считает известный казахстанский политолог Досым Сатпаев.

В преддверии саммита Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) политолог рассказал в интервью Sputnik Казахстан, почему ШОС интересен Казахстану на фоне участия в китайском проекте "Экономический пояс Шелковый путь" и как можно "поторговаться" с Поднебесной для получения инвестиций на адекватных условиях.

- Чем интересен саммит ШОС, который пройдет на днях в Астане?

— Лет 10 тому назад, когда я был в Пекине и разговаривал с китайскими экспертами, даже у них очень активно поднимался вопрос о том, что делать с Шанхайской организацией сотрудничества в будущем? Уже тогда считалось, она свою миссию выполнила.

Если вы помните, ШОС создавался, в первую очередь, для того, чтобы решить пограничные проблемы. Когда пограничные проблемы были решены, те государства, которые входили в ШОС, захотели трансформировать организацию в структуру, которая занимается региональной безопасностью.

Поэтому в рамках ШОС начали развивать антитеррористическое содержание. Тогда же Китай предложил концепцию − "три зла", которые для этой страны представляют угрозу – это экстремизм, терроризм и сепаратизм.

Чуть позже стали возникать разговоры, что Шанхайскую организацию сотрудничества следует подключать и к экономическим проектам.

Что касается саммита в Астане: один из самых интересных вопросов, который может подниматься, это вопрос расширения организации. Идут разговоры о том, что Индия и Пакистан хотят вступить в Шанхайскую организацию сотрудничества. Здесь есть определенные плюсы и минусы. Плюс в том, что если гипотетически представить, что Индия и Пакистан стали членами ШОС, то тогда эта структура автоматически на глобальной сцене поднимет свой вес: четыре ядерных государства будут в нее входить.

- С другой стороны, существует мнение, что тогда "удельный политический вес" стран Центральной Азии снизится…

— Да, минус в том, что на этом фоне страны Центральной Азии будут выполнять роль мелких второстепенных игроков для массовки. Первую скрипку в ней будет пытаться играть Китай, но, с другой стороны, это может вызвать определенную негативную реакцию Индии. Учитывая, что Индия недавно проигнорировала форум в Китае, посвященный "Экономическому поясу", потому что посчитала, что Китай реализует некоторые инфраструктурные проекты на спорных территориях с Пакистаном.

А учитывая, что у Индии плохие отношения с Пакистаном, появление этих двух государств в ШОС может внести много минусов – трения и разногласия не выгодны остальным участникам организации.

Тем более, что в очереди на вступление в ШОС стоит Иран. Сейчас санкции против этой страны смягчены и она может гипотетически войти в ШОС, но с приходом Трампа, мы видим, что, скорее всего, США будет продолжать политику конфронтации с Ираном. И непонятно, как это будет соотноситься с интересами Казахстана и других стран. ШОС не хочет ссориться с США, поэтому минусов больше может быть, чем плюсов.

- Часто упоминается конфликт проектов Евразийского союза и "Экономического пояса на Шелковом пути". Хотелось бы узнать – саммит ШОС может быть площадкой для решения конфликта российско-китайских интересов. Станет ли саммит в Астане ключевым в этом направлении, так как Казахстан играет важную роль в обоих проектах?

— Россия входит в ШОС, а Китай не входит в Евразийский экономический союз. Попытка объединить Евразийский экономический союз и ШОС – это попытка со стороны России, особенно после украинских событий, когда началась конфронтация с Западом, начались взаимные санкции и торговые войны.

Россия пыталась показать, что у нее есть альтернатива – Китай. Кстати, здесь есть интересный момент, потому что на фоне конфронтации с Западом Россия пытается переориентироваться на Восток. А вот Китай, наоборот, если вы обратили внимание, проект "Экономический пояс Шелковый путь" ориентирует на Запад, используя альтернативные транзитные маршруты. Это говорит о том, что могут возникнуть определенные противоречия в этом плане.

Политически, да, Россия и Китай имеют общую точку зрения по определенным вопросам − например, выступают против усиления коалиции во главе с США в Центральной Азии. Но если речь об экономических моментах, то Китай, как довольно прагматичное государство, понимает важность США и европейского рынка. С экономической точки зрения Китай, наоборот, сторонник усиления взаимодействия с Западом.

- Накануне Ташкентского саммита ШОС Назарбаев высказался о задачах для всех участников, чтобы "ШОС не стал аморфной, бумажной, бюрократической организацией". Эти опасения реальны?

— В принципе, да. Потому что были опасения, что ШОС превратится в организацию —"свадебного генерала" с определенными регулярными саммитами, красивыми официальными заявлениями без какой-то практической начинки. В принципе, на текущий момент, ШОС будет поддерживаться и развиваться Китаем, в первую очередь, как структура, связанная с безопасностью, а в экономическом плане будет подключаться к проекту "Шелковый путь". Думаю, что начинка, связанная с безопасностью, будет основной в рамках ШОС.

- Интересует сопряжение программы "Нурлы жол" и китайского проекта. Не эффективнее ли было бы, на ваш взгляд, создать общую казахстанско-китайскую промежуточную программу, чем подгонять под чужую концепцию существующую?

— Здесь было желание получить доступ к гигантским китайским инвестициям для реализации программы "Нурлы жол". Не надо забывать, что эту программу приняли в не очень хороший для Казахстана финансово-экономический кризисный период. Тогда и глава государства начал заявлять о том, что необходимо сократить заимствования из Национального фонда и правительству необходимо искать новые источники…

- То есть цели сугубо прагматические?

— Чисто прагматические цели. Объединив "Нурлы жол" и "Шелковый путь", Казахстан рассчитывал получить доступ к китайским инвестициям, тем более Поднебесная недавно заявила, что в рамках проекта готова потратить просто колоссальные деньги именно для стран Центральной Азии. Наш прагматизм состоял в том, чтобы реализовать собственные инфраструктурные проекты с привлечением китайских инвестиций, потому что рассчитывать на западные инвестиции мы уже не могли по понятным причинам – там тоже экономическая ситуация не очень хорошая.

Выходит, что здесь мы хотим подсесть на китайскую кредитную иглу. Дело в другом: насколько Казахстан в работе с китайскими инвесторами может жестко отстаивать свои интересы. Все понимают, что китайская инвестиционная политика довольно жесткая. КНР во главу угла ставит свои интересы и если инвестирует, выдает кредиты, делает это на жестких условиях.

Здесь Казахстану очень важно не попасть в некую инвестиционную кабалу и четко указать — да, Казахстан готов поддержать определенные направления, но только если это согласуется с нашими национальными экономическими интересами.

Кстати, для Китая этот проект важен и с точки зрения безопасности. Не секрет, что Китай собирается продолжать инвестировать большие деньги в Синьцзян-Уйгурский автономный район. Потому что там это простимулирует экономический рост и развитие довольно опасного для Китая региона. И в этом плане ясно, что Казахстан и Узбекистан являются ключевыми странами, которые могли бы обеспечить безопасность в Центральной Азии.

А для Китая безопасность в Синьцзяне очень важна. Пекин понимает, что конфликтная ситуация в нашем регионе ударит по самому Китаю. И в этом плане они, думаю, будут пытаться идти на определенные уступки.

Казахстан. Китай. Россия. Азия > Внешэкономсвязи, политика > newskaz.ru, 7 июня 2017 > № 2201776 Досым Сатпаев


Китай. Кения > Транспорт > russian.china.org.cn, 6 июня 2017 > № 2199672

Иностранные СМИ освещают открытие движения по железной дороге Момбаса-Найроби, которая проложена китайской компанией: новое достижение по построению «Одного пояса, одного пути»

По сообщениям веб-сайта газеты Цанькаосяоси от 1 июня, иностранные СМИ отметили, что 31 мая по местному времени президент Кении Ухуру Кениата присутствовал на церемонии открытия движения по построенной китайской компанией железной дороге. Это крупнейший по масштабу инфраструктурный проект в стране с момента обретения независимости, он будет укреплять роль Кении как узла пересечения стран Восточной Африки.

По сообщениям Французского информационного агентства от 31 мая, танцоры ансамбля и военный оркестр выступили для пассажиров и гостей Кении и Китая, они вместе с президентом Ухуру Кениатой отправятся на первом поезде по этой дороге из портового города Момбаса в город Найроби.

Президент Кениата на церемонии открытия движения сказал: «Сегодня мы поздравляем Кению с тем, что заложен фундамент выхода страны на стадию индустриализации и в ряд процветающих стран со средними доходами».

По сообщениям, этот пассажирский рейс «свободный экспресс» может перевозить 1260 пассажиров, он заменит своего предшественника - «сумасшедший экспресс». «Сумасшедшая дорога» была построена более ста лет тому назад Великобританией, затем она прославилась долгими задержками и частыми неполадками.

Перед отправлением рейса один из пассажиров подтвердил, что это самое замечательное событие в стране. Он был чрезвычайно счастлив свидетельствовать данный момент и стать одним из первых пассажиров этого первого рейса.

По информации, эта железная дорога является частью общего плана по связыванию стран Восточной Африки, который был разработан лидерами этих стран, согласно плану о железных дорогах со стандартными рельсами, которые, в конце концов, соединят Уганду, Руанду, Южный Судан, Бурунди и Эфиопию.

Министр транспорта Кении Джеймс Мачариа отметил, что правительство надеется на то, что данная железная дорога сможет стимулировать рост ВВП на 1,5%, и по плану за четыре года можно будет полностью выплатить кредиты.

По сообщениям Американского информационного агентства Associated от 31 мая, в свете того, что Китай претендует на расширение торговли и расширение своего влияния, президент Кении запустил крупнейший инфраструктурный проект с момента обретения страной независимости. На строительство этой железной дороги, которая строится при помощи Китая, выделены свыше 3 млрд. долларов США, по завершению строительства большая часть Восточной Африки соединится с важным портом Индийского океана.

Как сообщается, данная железная дорога будет заменять часть железной дороги «сумасшедшая дорога», которая была построена Великобританией более века назад и соединяет озеро Виктория с городом-портом Момбасой. По информации от руководства железных дорог Кении данная новая железная дорога сможет сократить время поездки из столицы Найроби в Момбасу с десяти до четырех часов. И настоящая дорога является первой частью проекта железнодорожного коридора через сухопутные соседние страны Уганду и Руанду, а также через Южный Судан, в конце концов, коридор соединит их с Момбасой в Кении.

По сообщениям Американского информационного агентства Associated, Китай разработал больше планов по сотрудничеству с Африкой как участником инициативы «Один пояс, один путь». «Один пояс, один путь» является самой масштабной инициативой Китая по внешнему сотрудничеству, Китай готов в рамках данной инициативы вложить огромные средства на строительство портов, железных дорог и других инфраструктурных проектов. Президент Кении Ухуру Кениата в начале мая присутствовал на Форуме о международном сотрудничестве высокого уровня в рамках «Одного пояса, одного пути» в Китае. Кения надеется, что инициатива «Один пояс, один путь» будет стимулировать торговлю.

Китай. Кения > Транспорт > russian.china.org.cn, 6 июня 2017 > № 2199672


Китай. Казахстан > Транспорт. Недвижимость, строительство > chinapro.ru, 6 июня 2017 > № 2199639

Китайская компания Zoomlion сдала в аренду спецтехнику и оборудование для строительства линии легкорельсового транспорта (ЛРТ) в столице Казахстана. Общая стоимость поставленной техники составляет 100 млн юаней ($14,5 млн).

Zoomlion – транснациональная компания, которая занимается преимущественно разработкой и производством строительной и сельскохозяйственной техники. Компания уже поставила в Казахстан роторные буровые установки и оборудование для бетоносмесительного завода. В июле 2017 г. планируется отправить в Астану другие виды спецтехники.

Строительство линии легкрельсового транспорта в главном мегаполисе Казахстана – это проект китайско-казахстанского сотрудничества. Для его реализации используются китайские стандарты и оборудование. Первая в Астане ЛРТ протяженностью 22,4 км соединит центр города, международный аэропорт, железнодорожный вокзал и площадку ЭКСПО. На линии предусмотрены 18 станций, а пассажирооборот составит 150 000 человек в сутки.

Ранее сообщалось, что Казахстан и Китай реализуют 51 совместный проект с объемом инвестиций $27 млрд. Примечательно, что три проекта уже завершены, а в стадии реализации находятся пять. Еще семь проектов готовятся к открытию.

В частности, благодаря Казахстану Поднебесная обеспечивает дополнительные объемы поставок зерна и других продуктов. Кроме того, один из крупных инвестиционных проектов – совместное строительство в Казахстане завода про производству кальцинированной соды.

Китай. Казахстан > Транспорт. Недвижимость, строительство > chinapro.ru, 6 июня 2017 > № 2199639


Китай. ДФО > Транспорт > gudok.ru, 5 июня 2017 > № 2198781

За эксплуатацию трансграничных мостов между Россией и КНР предлагается создать совместную управляющую компанию. Такое предложение высказал в рамках Петербургского международного экономического форума (ПМЭФ) Министр РФ по развитию Дальнего Востока Александр Галушка губернатору провинции Хэйлунцзян (Китай) господину Лу Хао.

Как сообщает пресс-служба ведомства, стороны обсудили ряд совместных проектов, в частности, возведение пограничного мостового перехода через реку Амур (Хэйлунцзян) в районе городов Благовещенск – Хэйхэ (КНР), а также между селом Нижнеленинское и китайским городом Тунцзян.

По мнению Александра Галушки, уже сегодня России и Китаю необходимо проработать вопрос создания компании, которая будет отвечать за эксплуатацию двух совместных мостов.

Эту идею поддержал губернатор провинции Хэйлунцзян. Он добавил, что реализация проектов мостов – «Дунин – Полтавка», «Логухэ – Покровка», «Нижнеленинское – Тунцзян» и «Благовещенск – Хэйхэ» – приоритетный вопрос для китайской стороны, который призван перевести сотрудничество на новый уровень.

Трансграничный железнодорожный мост Нижнеленинское - Тунцзян – первый железнодорожный мост между Россией и КНР, он предназначен только для грузов. Длина моста составит 2,2 км, из которых 0,3 км – российская часть. Сооружение рассчитано на пропуск двух путей с колеей российского и китайского стандартов. Мост необходим для экспортных поставок железорудного концентрата с Кимкано-Сутарского горно-обогатительного комбината (8,3 млн тонн в год). Финансовым оператором проекта до 2014 года был Фонд развития Дальнего Востока и Байкальского региона (ФРДВ), в 2014 году его сменил Российско-китайский инвестиционный фонд, созданный Российским фондом прямых инвестиций (РФПИ) и China Investment Corporation (CIC). Оператором проекта российской части моста является компания "Рубикон", которая принадлежит РФПИ, ФРДВ и CIC. Стоимость строительства железнодорожного моста в ее российской части составит 9 млрд рублей.

Как ранее сообщал Gudok.ru, на первом этапе по мосту планируются грузовые перевозки на уровне 5 млн тонн в год, из них более 3 млн тонн – продукция Кимкано-Сутарского ГОКа. В перспективе грузооборот будет увеличиваться до 20 млн тонн, по мосту планируется перевозить различные экспортно-импортные грузы, в их числе – руду, лес, сельхозпродукцию, продукты питания, строительные материалы, оборудование, товары народного потребления и другие виды товаров.

Ирина Таранец

Китай. ДФО > Транспорт > gudok.ru, 5 июня 2017 > № 2198781


Китай. Евросоюз. Азия > Внешэкономсвязи, политика. Транспорт > dn.kz, 4 июня 2017 > № 2198740 Юрий Сигов

КУДА ПРИВЕДЕТ "ШЕЛКОВЫЙ ПУТЬ"?

Конечно же, к дальнейшему процветанию Китая, а все остальные на этом пути - "вспомогательные элементы" для машиниста подвижного состава товарища Си

Юрий Сигов, Вашингтон

Недавний большой "сбор народов", решивших поучаствовать в чисто китайской затее - проложить так называемый "Шелковый путь" из Азии в Европу вызвал массу самых разноплановых и прямо противоположных по смыслу комментариев и оценок. Так называемая "западная пресса" очень скептически отнеслась к возобновившимся усилиям Пекина придать проекту новый импульс ускорения и насыщения. Зато средства массовой информации стран, которые в этой затее участвуют напрямую, напротив - видят в "Шелковом пути" чуть ли не панацею от собственных экономических и торговых проблем - с китайской, разумеется, "направляющей ролью".

С учетом же того, что задумка эта - очень даже долгоиграющая, то перемывать кости этому пекинскому проекту будут еще не один год. При этом в его оценках всегда найдутся и те, кому проект по нраву, и те, кто его считает полной пустышкой и бессмысленной "задумкой партийного Конфуция Си Цзиньпиня".

Что во всех этих оценках, как мне видится, полностью отсутствует - так это трезвое понимание происходящего. А также реальное осмысление того, для чего вся эта бодяга с "Шелковым путем" в мире разводится, на кого она, грубо говоря, "работает" и чем затея эта в конечном итоге, скорее всего, завершится. Поэтому для не только понимания нынче складывающейся ситуации, но и того, что с этим самым рекламируемым на данном этапе международным проектом может статься, предлагаю посмотреть лишь правде в глаза. А далее - уже каждому сделать свои собственные выводы, которые могут от чисто китайских очень даже сильно отличаться.

Важно это еще и потому, что желающих хотя бы "по касательной" прислониться к "Шелковому пути"(что в его наземной, что морской версии) становится вроде как все больше. Только вот реального толку, практической пользы от всего затеянного с 2013 года, когда проект был официально озвучен, становится все меньше.

И еще. Вопрос здесь вовсе не в том, кто, на каких условиях и в каком контексте присоединится к китайской заморочке с "путями", а нужно ли это вообще-то делать? Ведь Китай - это отдельное мировое измерение, для которого срок 50 лет- это так, "ближайшая перспектива". А большая часть участников проекта, между прочим, не ведает, что будет с ними (то есть подчиненными им странами) завтра-послезавтра. Так стоит ли во все эти "шелковые пути" по совету пекинских товарищей отправляться и не будет ли потом тотально-повального по данному поводу разочарования?

Организатор того, не знаю чего. Инициатор всех, кто не против. Неужели этого достаточно, чтобы отправиться в "Шелковый путь"?

Итак, стоит ли участвовать в каком-то формате другим странам в затее с "Шелковыми путями"? В принципе, участвовать можно, но нужно при этом сразу же четко и ясно понять некие основные положения, на которых этот проект базируется. Так вот, первым делом - любой Шелковый путь (куда бы он ни вел, и по суше-морю не проходил) - идея чисто китайская. Служит она только китайским интересам, а все остальные при этом рассматриваются Пекином- как ситуативные попутчики. Для Китая вообще непринципиально, кто в проекте будет участвовать, а кто воздержится (что Америка, что Непал). Главное, чтобы не мешали: а дальше уж в Пекине разберутся, кого и как в проект "настойчиво вовлечь".

Совершенно без разницы, какие страны присылают на разные "шелковые саммиты" свои делегации, а какие, спотыкаясь, летят на всех крыльях,чтобы в них отметиться. Вот на последней встрече по "шелковым делам" не было Японии, Индии и Сингапура. И началось: только и слышны оценки разных экспертов о том, а чего же это Пекин не позвал тех или других на это показное для внешнего мира мероприятие.

А почему не приехали? На самом деле Япония – почти по-прежнему колония США в любом внешнеполитическом вопросе. Индия - прямой конкурент Китая в Азии, а Сингапур слишком незаметен на карте, чтобы на него обращать внимание. Зато те, кто перед китайцами решил себя "примерно зарисовать", в Пекине были. Но и самому товарищу Си, и его ближайшим коллегам все эти люди- не более чем рекламный антураж. Чем больше и важнее мероприятие - тем больше показного влияния Китая на окружающий мир. А для китайского руководства этот момент - отнюдь не второстепенен.

Далее: а зачем это все так рвутся "подружиться" с Китаем, в том числе и в формате "Шелкового пути"? Ответ прост: всем нужны китайские деньги. Денег сегодня в мире полным-полно свободных и без Китая, но никто и никому их просто так не дает. А Китай дает - конечно же, не за просто так, а со своими долгоиграющими интересами. Но если денег китайских хочешь - значит иди на поклон к организатору "Шелкового пути". И тогда глядишь- что-то и тебе от китайской лепешки стоимостью в миллиарды долларов открошится.

А вот насчет китайских инвестиций ситуация и вовсе складывается прелюбопытная. Их хотят получить все, но не всем они по каким-то странным на первый взгляд, обстоятельствам достаются. И так получается, что та же Россия, объявленная самим российским руководством чуть ли не главным партнером КНР на "Шелковом пути", китайских инвестиций не получает фактически вовсе. Почему? А китайцам это невыгодно, у них есть более привлекательные регионы, где они ожидают получить от своих вложенных средств существенную отдачу. И так будет, скорее всего, на обозримую перспективу.

Ну а какова вообще-то, цель самого "Шелкового пути"? Вы не задумывались? Да нет никакой цели, если не считать таковой ускорение доставки китайских товаров в Европу, развитие Северо-Запада страны и получение из стран Евросоюза новых технологий. То есть, в принципе, эти процессы шли постепенно и без "Шелкового пути". А теперь под эту идею дело может пойти и веселее. Хотя может и не пойти вовсе.

Так вот, в реалиях "Шелковый путь"- это просто общее направление (чисто географическое), в котором Пекину хотелось, чтобы двигались на внешние рынки его товары. И выглядит поэтому "Шелковый путь" уже не первый год как чисто прагматическая политическая инициатива первого лица Китайского государства. Но если присмотреться повнимательнее, то цели ее очень расплывчаты, неконкретны. И фактически в самом Китае между министерствами и ведомствами идет банальное "локтерасталкивание" за то, кто первый окажется у "бюджетного лотка", откуда "Шелковый путь" и финансируется.

Если детально проглядеть все официальные бумаги, которые по поводу "Шелкового пути" распространяются китайской стороной, то там вообще нет ни одного срока и ни одного проекта, который бы к такой-то дате должен был бы пущен в строй. Почему? А потому, что таких конкретных целей и сроков не было изначально. И никто их ставить на обозримую перспективу не планирует.

Высокий престиж товарища Си - это важно и для него лично, и для осуществления "Шелкового пути"

Теперь о еще одной важной, на мой взгляд, составляющей этого проекта-инициативы. При всех бесконечных дискуссиях о якобы важности прокладки шоссейных и железных дорог из Китая в сторону Европы через территории Казахстана, России и Белоруссии (это на самом деле кратчайший сухопутный вариант), выгодной с точки зрения финансовых расходов трасса не является. По-прежнему самым дешевым вариантом остается морской транспорт. И сегодня составы, которые отправляются из Китая в Европу, идут туда еще худо-бедно, но загруженные, а обратно - практически пустыми.

Еще большей химерой является идея, которую продвигает российская сторона, согласно которой с помощью китайского "Шелкового пути" можно будет якобы наладить некое "широкое евразийское партнерство". Причем сюда приплетается и Шанхайская организация по сотрудничеству ШОС (в которой "рулит" Китай, сколько бы туда новых членов ни принимали), и Евразийский союз, и даже СНГ. На самом деле все это делается с единственной целью - "задобрить" китайцев, чтобы они все-таки именно денежным образом подключились к экономическому освоению что стран Центральной Азии, что российского Дальнего Востока и Сибири.

Но тут надо принимать во внимание следующее. Первопричиной (по крайней мере на данном этапе) столь активного проталкивания Пекином "Шелкового пути" является стремление поднять личный престиж первого китайского руководителя- товарища Си. Как дома, так и за китайскими рубежами. Разница со "старыми временами" состоит только в том, что раньше КНР строила все у себя дома, а теперь будет это делать на территории своих ближайших соседей.

Одновременно сами соседи ждут не дождутся, когда та или иная китайская компания что-то у них проинвестирует или начнет сооружение какого-нибудь нового объекта, который можно будет "подключить" к схемам "Шелкового пути". А китайцы тем временем явно не торопятся. Они в основном подписывают так называемые "меморандумы о намерениях", или на худой конец - о некоем "взаимопонимании". Такие с виду "важные бумажки" на деле ни к чему китайскую сторону не обязывают и, как показывает практика последних лет, внушают явно необоснованные надежды "стратегическим партнерам". Но в результате лишь создают иллизию того, что вроде бы как что-то и делается, но по сути - все это полный пшик.

Трудно сосчитать только в самом Китае, какое количество структур, комиссий и других "рабочих групп" уже создано под этот самый "Шелковый путь". А там - вся та же "бюрократическая суета сует", как и в любой другой стране. Меморандумы подписали, перед начальством отчитались - и ладно. Но никто в конечном итоге ни за что не отвечает, и на практике ничего реально осязаемого не выполняется.

Более того, целый ряд соседних с КНР стран откровенно понимает, что со всеми этими "шелковыми путями" по суше и воде постепенно будет происходить натуральное закабаление китайцами этих территорий. В принципе в этом нет ничего криминального или удивительного: Китай на это именно и расчитывает, потому как вкладывать свои средства "для постороннего дяди" - не в китайских традициях. Делают они и в Казахстане, и в России, и в Пакистане с Мьянмой все исключительно для себя. А остальным - так пусть радуются, что вообще в этом проекте подпущены посотрудничать.

С "богатым дядей" лучше все-таки дружить, чем ему мешать зарабатывать

Так что все-таки делать, когда тебя приглашают на "шелковые посиделки" в Пекин, или игнорировать вовсе подобные затеи? Наверное, у каждой страны, которая так или иначе с Китаем завязана, есть свои на этот счет соображения. Но для того, чтобы каким-то образом все-таки китайских денег хотя бы немножко заработать, стоит учесть несколько очень важных, как мне видится, аспектов всей нынешней системы международных отношений. Где Пекин играет - и давно уже - совсем даже не "последнюю скрипку".

Так вот Китай нынче не просто вторая (или первая - это как считать) экономика мира, а натурально мировая супердержава. Страна, может быть, и не может по всем направлениям соперничать открыто с той же Америкой, но она в состоянии делать огромное количество вещей, которые, кроме США, в мире больше никому попросту не потянуть.

Я за последние пару месяцев побывал в пяти африканских странах, и могу с уверенностью сказать: Китай там- чуть ли не полный хозяин. На рейсах африканских местных авиакомпаний, пересекающих континент,- сплошь китайцы. Причем это не туристы(хотя и их полным-полно в той же Танзании), а рабочие, инженеры, служащие, те, кто ведет сооружение портов и заводов, железных дорог и складских помещений по всей Африке. А это, между прочим, не под силу сегодня ни Европе, ни России, ни в принципе, даже американцам.

Различие с теми же Соединенными Штатами состоит лишь в том, что Китай, став как-то для самих себя незаметно супердежавой, до сих пор не решил, что с этим статусом делать. Если американцы продвигают свои социальные идеалы, навязывают повсюду свою "демократию", приучают местное население к изучению английского языка с помощью добровольцев "Корпуса мира", то в Пекине, по сути дела, никто толком не знает, а что с китайским лидерством в мире, вообще-то, можно полезного было бы сделать?

Размещать свои военные базы по заграницам, как американцы, китайцы не готовы (пока?) Да и не примут их на данном этапе другие страны особо. Вводить юань в качестве единственной резервной мировой валюты - для этого Пекину надо сначала взять полностью под свой контроль всю мировую экономику, чего в обозримом будущем не предвидится. Китайский язык всем окружающим привить - так нет на то желающих, и вряд ли они на фоне всепроникающего английского появятся.

Зато в плане экономического сотрудничества, предоставления кредитов, посыла своей "лишней" рабочей силы и техники - в этом Китай успешно уже не первый год работает, и в планах "Шелкового пути" как раз и заложена именно эта форма сотрудничества. Для чего все это, к чему это может привести, как "шелковое дело" будет продвигаться - а кто его в Пекине знает? Но там думают всегда на длительную перспективу, поэтому постепенно эту инициативу "движения в сторону Европы" будут и дальше проталкивать. А первое лицо в китайском руководстве будет проект и на будущие годы персонально курировать.

Китаю ведь главное, чтобы на пути всех этих что "шелковых", что иных дорог ему не мешали. Кто хочет участвовать - милости просим, но чтобе только не вставляли палки в колеса. А вот в этом как раз проблемы и могут возникнуть. Те же американцы, если не договорятся на двусторонней основе с китайскими правителями, могут прилично подпортить все эти "путевые наметки" Пекина. Или попросту, как было в случае с Ираном, запретить своим "верным союзникам" в Европе даже думать о китайских задумках-затеях.

Для того, чтобы этого не произошло, товарищ Си и летал уже на личную виллу Д. Трампа во Флориду. Надо будет - еще слетает, да и сам американский президент в Китай вне зависимости от наличия "Шелкового пути" не раз еще нагрянет. Всем же остальным Китай давно уже дал понять: с нами лучше дружить и сотрудничать на наших же условиях, чем мешать. Ведь в реалиях современной жизни китайский "Шелковый путь" - дело длинное и в чем-то даже утомительное.

Тем более что конкретных конечных целей путь не предусматривает, что, в принципе, и задумывалось. Зато тем, кто к Пекину будет близок во всех отношениях, китайские товарищи обещают немножко заработанным поделиться. А что с путем этим шелковым будет лет так через 20-30, так кто же его ведает? Еще пять лет у руля в Китае будет находиться товарищ Си Цзиньпин. А там, глядишь, и еще останется во главе страны - ведь "Шелковый путь" не только надо придумать, но и пообъемнее реализовать. Тем более что проект этот с очень дальним и по-настоящему китайским прищуром-прицелом...

Китай. Евросоюз. Азия > Внешэкономсвязи, политика. Транспорт > dn.kz, 4 июня 2017 > № 2198740 Юрий Сигов


Китай > Металлургия, горнодобыча. Экология. Рыба > russian.china.org.cn, 4 июня 2017 > № 2197219

Завершив на днях пять погружений в Марианской впадине, китайский батискаф "Цзяолун" в воскресенье начнет свое первое погружение в глубоководном желобе Яп в Тихом океане в рамках третьего этапа 38-й китайской океанологической экспедиции.

В желобе Яп "Цзяолун" также совершит пять погружений, глубина первого погружения достигнет 4100 м. Последнее погружение "Цзяолуна" в рамках данного этапа экспедиции намечено на 12 июня.

Ожидается, что во время первого погружения в Яп будет протестировано состояние работы батискафа, проведена всесторонняя проверка всех технических характеристик аппарата, придонное наблюдение, сбор образцов воды и, по возможности, -- макробентоса, донных отложений, горных пород и др.

С 2012 года "Цзяолун" совершил 20 погружений в Марианской впадине. На данный момент самое глубокое погружение батискаф "Цзяолун" совершил в июне 2012 года, когда опустился на глубину 7062 м.

38-я китайская океанологическая экспедиция стартовала 6 февраля 2017 года и проводится в три этапа. На первом этапе научные исследования были проведены в северо-западной части Индийского океана, на втором - в Южно-Китайском море, а на третьем они проходят в районе Марианской впадины и желоба Яп.

Китай > Металлургия, горнодобыча. Экология. Рыба > russian.china.org.cn, 4 июня 2017 > № 2197219


Казахстан. Китай. Россия. Азия > Внешэкономсвязи, политика > dknews.kz, 1 июня 2017 > № 2208117 Тулеген Аскаров

ШОС готовится к трансконтинентальности

Прошедшая под знаком высочайшей дипломатической активности весна передала на этой неделе эстафету начавшемуся лету, не менее «жаркому» в этом плане.

Ведь оно открывается саммитом Шанхайской организации сотрудничества в Астане, а уже на следующий день после его завершения там же стартует международная специализированная выставка ЭКСПО-2017.

Тулеген АСКАРОВ

Конечно, для ЭКСПО-2017 такое совпадение в дипломатическом календаре служит добрым знаком, поскольку страны – члены ШОС намерены активно участвовать в выставке со своими национальными павильонами.

Более того, и у самой ШОС будет там свой павильон – впервые в истории этой организации. Его презентация прошла в прошлую пятницу в Пекине в штаб-квартире ШОС, на которой к участникам церемонии обратился Генеральный секретарь организации Рашид Алимов. Он подчеркнул, что ШОС является единственной региональной организацией, которая будет располагать своим собственным павильоном на ЭКСПО-2017. Это позволит, по образному выражению г-на Алимова, слить воедино энергию «шанхайского духа» ШОС с тематикой выставки, посвященной энергии будущего.

Выставочный дебют «шанхайского духа»

Как ожидается, в павильоне ШОС посетители выставки смогут ознакомиться с вкладом организации в разработку и внедрение энергетических проектов нового поколения, в улучшение окружающей среды и поддержку экологических программ.

Со слов г-на Алимова, работа павильона предусматривает проведение на выставке целого цикла сопровождающих мероприятий, посвященных различным аспектам деятельности ШОС с участием представителей стран – членов этой организации. А 27 августа на ЭКСПО-2017 будет отмечаться «День ШОС». В тот же день в Астане пройдет международной марафон под эгидой этой организации, в котором, по предварительным оценкам, примут участие более 5 тысяч человек. Анонсированы также фестиваль искусств и молодежный форум ШОС на тему «Развитие «зеленой» экономики, туризма и спорта».

Кстати, в конце апреля г-н Алимов посетил площадку ЭКСПО-2017, где провел рабочее совещание по подготовке и строительству павильона ШОС. Основным партнером Секретариата ШОС здесь выступает китайский холдинг New Euro-Asia Group, а ответственным комиссаром определен заместитель Генерального секретаря казахстанец Сабыр Имандосов, тогда как глава New Euro-Asia Group Сунь Ли является исполнительным комиссаром павильона. Уже известно, что площадь последнего составит почти 360 кв. метров и расположится он по соседству с павильонами Китая, Индии, Малайзии и Алжира. Соседство с Китаем на выставке не случайно – ведь на собрании международных участников ЭКСПО-2017 комиссар китайского павильона Ван Дзиньчжэнь выразил поддержку и предложил содействие работам по строительству и функционированию павильона ШОС.

Тяжела ты, шапка дипломата…

Перейдем к предстоящему саммиту ШОС. На презентации выставочного павильона организации г-н Алимов анонсировал принятие на саммите в Астане исторических решений, связанных с будущим ШОС. Уже известно, что одной из главных его тем станет принятие в члены этой организации Индии и Пакистана. Решение о начале процедуры их приема было принято на саммите ШОС в июле 2015 года. Как известно, отношения между этими государствами исторически напряженные, свидетельством чему стало отсутствие индийских представителей на недавнем форуме высокого уровня по международному сотрудничеству «Один пояс – один путь», прошедшем в Пекине.

Тем не менее, как заявил г-н Алимов во время своей апрельской поездки в столицу Казахстана, «9 июня вечером мы будем иметь в Астане другую, более сильную организацию». Выступая на днях в Москве, где прошла международная конференция «Россия и Китай: к новому качеству двусторонних отношений», он пояснил, что с принятием Индии и Пакистана в ряды ШОС из регионального формата эта организация превратится в трансконтинентальную.

«С ареалом ответственности от Арктики до Индийского океана с Севера на Юг и от китайского Льяньюнгана до российского Калининграда с Востока на Запад». Кроме того, по его словам, «ШОС будет выступать площадкой регулярного диалога четырех ядерных держав — половины мирового ядерного клуба». Естественно, расширятся возможности и для интенсификации экономической составляющей деятельности ШОС.

И, надо полагать, дружные усилия дипломатов нацелены именно на успешный результат работы Астанинского саммита. Напомним, что в начале апреля в Астане под председательством главы нашего государства состоялась встреча секретарей Советов безопасности стран ШОС. Казахстанский президент заявил тогда, что принятие Индии и Пакистана в качестве полноправных членов ШОС «придаст дополнительный импульс укреплению сотрудничества в Азии». Заодно он предложил ШОС расширять свое сотрудничество с международными и региональными структурами – такими как ООН, Организация договора о коллективной безопасности (ОДКБ) и Совещание по взаимодействию и мерам доверия в Азии (СВМДА). По его мнению, такое сотрудничество пойдет только на пользу ШОС и положительно повлияет на дальнейшее развитие этой организации. Кстати, в ЭКСПО-2017 примут участие помимо 115 государств еще и 22 международные организации.

Затем в нашей столице встретились национальные координаторы государств – членов ШОС. Председательствовал на заседании их Совета представитель Казахстана Айдар Абишев. В течение нескольких дней они рассматривали несколько десятков вопросов, связанных с подготовкой к встрече министров иностранных дел – участников ШОС и координацией деятельности в преддверии Астанинского саммита.

А 21 апреля в Астане собрались уже министры иностранных дел ШОС на свою встречу, ставшую заключительным подготовительным этапом к предстоящему на следующей неделе саммиту этой организации. Председательствовал на этом заседании глава казахстанского МИД Кайрат Абдрахманов, напомнивший об основных приоритетах председательства нашей страны в этой организации, – укрепление региональной безопасности, развитие экономического сотрудничества, раскрытие транзитно-транспортного потенциала, углубление культурных и гуманитарных связей в контексте реализации Стратегии развития ШОС до 2025 года.

Тогда же министры обсудили вопросы завершения процесса присоединения Индии и Пакистана к ШОС, заявив, что после этого откроется качественно новый этап развития и многогранного сотрудничества в рамках ШОС, укрепив международное влияние и авторитет этой организации. По мнению казахстанской стороны, необходимо усиливать экономическую и культурно-гуманитарную сферы сотрудничества в рамках ШОС. Бюрократическим же итогом заседания стало принятие решения по проекту повестки дня заседаний Совета глав государств-членов ШОС в узком и расширенном форматах, согласование проекта Астанинской декларации ШОС и перечень документов, вносимых на подписание по итогам саммита.

Напомним читателям, что Шанхайская пятерка государств – основавших в 2001 году ШОС, сформировалась еще в 1996 году. В нее вошли страны Центральной Азии – Казахстан, Таджикистан, Кыргызстан и Узбекистан – вместе с Китаем и Россией. С тех пор и появился в дипломатическом и журналистском обороте термин «шанхайский дух». Декларация же о создании ШОС была подписана в судьбоносном для всего мира 2001 году всего за несколько месяцев до драматических событий 11 сентября в США.

Что ж, остается только пожелать в заключение, чтобы не только «шанхайский дух» наряду с интенсивной дипломатической подготовкой, но и радушное казахское гостеприимство Астаны, позволяющее решать многие сложные вопросы в теплой атмосфере за щедрым дастарханом, ознаменовались историческим успехом предстоящего саммита ШОС, с которого начнется новая страница в жизни этой организации. Свою роль, конечно же, сыграет и позитивная атмосфера, сложившаяся в канун открытия выставки ЭКСПО-2017, на которую, кстати, глава государства на днях пригласил и новых послов ряда стран, вручивших ему верительные грамоты. На церемонии их вручения заодно выяснилось, что покой нашим дипломатам только снится, ибо в сентябре Астане предстоит принимать еще один саммит – по науке и технологиям Организации исламского сотрудничества!

Казахстан. Китай. Россия. Азия > Внешэкономсвязи, политика > dknews.kz, 1 июня 2017 > № 2208117 Тулеген Аскаров


Россия. Китай > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 30 мая 2017 > № 2220928 Ли Хуэй

Позволим «Одному поясу, одному пути» принести еще больше пользы миру

Ли Хуэй, Чрезвычайный и Полномочный Посол КНР в РФ

Инициатива «Одного пояса, одного пути» - это наиболее масштабный общественный продукт, предложенный Китаем международному сообществу к настоящему моменту. С тех пор как эта инициатива была выдвинута в 2013 году, к ней присоединилось свыше 100 стран и международных организаций, причем более 40 государств и международных организаций подписали с Китаем соглашения о сотрудничестве. Накопленный торговый оборот Китая с расположенными по линии «Одного пояса, одного пути» странами составил 3,1 трлн. долларов. Инвестиции китайских предприятий в эти страны превысили 49,3 млрд. долларов. В 20 странах было создано 56 зон зарубежного торгово-экономического сотрудничества с накопленными инвестициями в размере 17,9 млрд. долларов, что создало для стран-хозяев 960 млн. долларов налоговых поступлений и 163 тыс. рабочих мест, стимулировало экономическое развитие различных стран и принесло пользу мировой экономике.

Инициатива «Одного пояса, одного пути» так широко приветствуется потому, что она зиждется на концепции толерантности и открытости, включающей совместное обсуждение, совместное строительство и совместное пользование результатами. Китай не мыслит категориями доминирования и культурного превосходства, не позиционирует себя в такой роли, не навязывает другим странам свою волю, путь развития, общественный строй и идеологию. Напротив, он выступает в качестве равноправного партнера, привносит достаточное количество торговых, инвестиционных и технологических ресурсов во взаимовыгодное сотрудничество с другими странами и стремится к достижению общего выигрыша. Строительство «Одного пояса, одного пути» успешно потому, что оно основывается на следовании исторической тенденции к миру, развитию и сотрудничеству, учитывает реалии и желания расположенных по линии «Одного пояса, одного пути» стран. Посредством политических контактов, соединения инфраструктуры, развития торговли, взаимопроникновения капиталов, общения между народами реализуется взаимодополняемость преимуществ разных стран, сокращается разрыв в региональном развитии, ускоряются процессы территориальной интеграции, достигается общее развитие и общее процветание.

В условиях медленного восстановления глобальной экономики и возрастания неопределенности и политических рисков развитие глобализации оказалось на перепутье. Некоторые развитые страны возражают против подъема волны глобализации, и движение антиглобалистов набирает обороты. Результаты развития глобализации отнюдь не облагодетельствовали все без исключения страны, регионы и группы населения, но в этом виновата не глобализация сама по себе, а недостатки управления, из-за которых процесс глобализации в недостаточной степени ориентировал на принесение повсеместного блага, совместное пользование и сбалансированное распределение выгод.

Как свидетельствует история, глобализация может создать более крупные рынки, оптимизировать международное разделение труда, повысить производительность труда, ускорить технологический прогресс и накопление знаний, облегчить жизнь народов различных стран и благоприятно отразиться на комплексном развитии конкретного государства. В настоящее время антиглобалистские выступления в основном сосредоточены на вопросах торговли и инвестиций, тогда как в сферах трансграничного распространения знаний и информации, а также перемещения людей глобализация по-прежнему развивается ускоренными темпами. Более того, все страны тесно объединены вокруг таких глобальных проблем, как изменение климата и устойчивое развитие. В связи с этим глобализация остается тенденцией будущего развития, вот только необходимо внести изменения в старый метод ее продвижения и схему распределения выгод. Изоляционизм и протекционизм будут нарушать нормальную глобальную производственную цепочку, препятствуя эффективному использованию ресурсов, полноценному освоению рынков и в конечном итоге затрудняя развитие мировой экономики.

Совокупная численность населения расположенных по линии «Одного пояса, одного пути» стран составляет около 4,4 млрд. человек, объем экономики - 23 трлн. долларов. Эти два показателя составляют 63% и 29% от общемировых. Участие различных стран в строительстве «Одного пояса, одного пути» содействует продвижению «ребалансировки» волны экономической глобализации в направлении более повсеместного принесения блага и большей толерантности, а потому оно неизбежно станет новой движущей силой и проектом управления глобализацией. Китай готов активно нести должную международную ответственность за продвижение устойчивого роста мировой торговли и инвестиций. С тех пор как в 2008 году разразился международный финансовый кризис, среднегодовой вклад Китая в рост мировой экономики превысил 30%. Китай продолжает продвигать экономическую глобализацию и поддерживать многостороннюю торговую систему с ведущей ролью ВТО. На протяжении будущих пяти лет объем импорта Китая достигнет 8 трлн. долларов, а использование иностранного капитала - 600 млрд. долларов. Внешние инвестиции составят 750 млрд. долларов, а зарубежный туризм преодолеет отметку в 700 млн. человеко-раз. Это предоставит всем странам мира более широкий рынок, увеличит количество капитала, обогатит продуктовую линейку и создаст уникальные возможности для сотрудничества. Китай готов делиться со странами мира своими возможностями для развития и приглашает все страны воспользоваться «попутным ветром» развития Китая.

В мае этого года в Пекине пройдет Форум высокого уровня по международному сотрудничеству в сфере «Одного пояса, одного пути». Для проведения серьезной дискуссии на нем соберутся главы государств или правительств 20 с лишним стран, ответственные лица более чем 50 международных организаций, свыше 100 чиновников министерского уровня, а также более 1200 представителей из разных стран и регионов. Помимо «круглого стола» с участием руководителей, пройдут конференции высокого уровня с более широкими рамками представительства и шестью тематическими секциями. Форум продолжит укреплять взаимопонимание и продвигать сотрудничество, тем самым добавляя больше позитивной энергии в рост мировой экономики. Уверен, что форум непременно увенчается полным успехом и позволит «Одному поясу, одному пути» принести еще большую пользу миру.

Россия является ключевым партнером по сотрудничеству в области строительства «Одного пояса, одного пути». В мае 2015 года председатель Си Цзиньпин и Президент Путин подписали Совместное заявление о сотрудничестве по сопряжению строительства Евразийского экономического союза и «Экономического пояса Шелкового пути», которое указало направление для развития стратегического объединения и дальнейшего углубления делового участия двух сторон. Благодаря совместным усилиям двух стран, сотрудничество по сопряжению уже принесло первые плоды. Во-первых, в энергетике, которая является приоритетной сферой сотрудничества по сопряжению, успешно продвигается строительство восточной ветки китайско-российского газопровода, что позволит начать поставки газа в Китай в соответствии с планом. Во-вторых, две страны достигли прорыва в вопросах совместной реализации ряда крупных проектов (включая совместную разработку и производство дальнемагистрального широкофюзеляжного самолета нового поколения, тяжелого вертолета), участия Китая в строительстве инфраструктуры на территории России, а также совместного продвижения строительства трансграничных железных дорог и реализации плана крупномасштабного транспортного коридора. В-третьих, позитивные подвижки произошли в сфере инвестиционного сотрудничества. Банк развития Китая и Эксим банк Китая вместе с рядом российских финансовых структур определили новую группу крупных проектов инвестиционного сотрудничества. Несколько китайских компаний, таких как «Haier», осуществили инвестиции и построили свои предприятия в России. В-четвертых, один за другим реализуются проекты двух стран в таких сферах сотрудничества, как приграничная торговля и освоение ресурсов, производство и переработка, торговля и логистика. Вышеуказанные достижения имеют важное значение для углубления и повышения уровня китайско-российского делового сотрудничества.

Президент В.Путин примет участие в Форуме высокого уровня по международному сотрудничеству в сфере «Одного пояса, одного пути» в качестве особо почетного гостя. В рамках мероприятия главы Китая и России не только проведут углубленный обмен мнениями по вопросам сопряжения стратегий развития и деловому сотрудничеству двух стран, но и предложат более действенные меры сотрудничества, что выведет сотрудничество по сопряжению на более высокий уровень и на более обширное пространство, будет содействовать экономическому развитию двух стран. Кроме того, они проведут обширное обсуждение совместного создания региональных партнерских отношений, а также вместе с другими сторонами изучат такие важные вопросы, как совершенствование глобального управления, с тем чтобы «Один пояс, один путь» стал новой платформой развертывания международного стратегического взаимодействия, и совместно внесут новый вклад в стимулирование долговременной стабильности, мира и развития в регионе и мире.

Россия. Китай > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 30 мая 2017 > № 2220928 Ли Хуэй


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter