Всего новостей: 2626999, выбрано 1300 за 0.174 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Россия. ДФО > Рыба. Приватизация, инвестиции > fishnews.ru, 11 октября 2018 > № 2760192 Владимир Ерохов

Владимир Ерохов: Береговая рыбопереработка привлекает инвестиции

Для инвестора наиболее интересны непосредственно промысел и переработка рыбы в море, но и в береговые производства также идут солидные вложения, отмечает учредитель и гендиректор инвестиционной компании «ТДК-Сервис» Владимир Ерохов.

«На одной только Камчатке за период с 2008 года построено и реконструировано 19 заводов. Новые проекты успешно запускают и в других дальневосточных регионах – на Сахалине и Курилах, в Хабаровском крае, Приморье. Причем производства размещают на территориях опережающего развития: например, компания «Витязь-Авто» реализует проект по созданию перерабатывающего комплекса в ТОР «Камчатка», «Русский минтай» – по строительству завода в Приморском крае, в ТОР «Надеждинская», – отметил генеральный директор инвестиционной компании в интервью Fishnews.

Что касается аквакультуры, то, с одной стороны, она бурно развивается, в нее инвестирует и малый бизнес, и крупные компании, оформляющие сразу по несколько рыбоводных участков под морские «огороды», обратил внимание Владимир Ерохов. По итогам 2017 г. в отрасли товарной аквакультуры произведено более 219 тыс. тонн (это суммарный показатель по товарной рыбе и посадочному материалу) – больше, чем за позапрошлый год.

«С другой стороны, для вложений в этой сфере очень высоки риски. Хотя с 2019 года должен вступить в силу закон о господдержке страхования в аквакультуре, но пока не знаем, насколько эти механизмы успешно будут работать на практике», – отметил руководитель инвесткомпании.

Продолжается формирование подзаконной базы – здесь тоже возникают свои вопросы. Кроме того, остаются актуальными темы сосуществования аквакультуры и добычи естественных запасов, работы отрасли в условиях действующего природоохранного законодательства, обратил внимание Владимир Ерохов.

Fishnews

Россия. ДФО > Рыба. Приватизация, инвестиции > fishnews.ru, 11 октября 2018 > № 2760192 Владимир Ерохов


Зимбабве. Россия. Китай > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > carnegie.ru, 9 октября 2018 > № 2755442 Вадим Зайцев, Андрей Маслов

Почему Россия заинтересовалась Зимбабве

Вадим Зайцев

Андрей Маслов

Африканцы понимают, что русские не смогут конвертировать результаты своей помощи в прямой политический или экономический диктат, даже о простой монетизации влияния речь пока не идет. Поэтому охотно принимают от Москвы любую форму поддержки. У России, в свою очередь, пока слишком мало опыта, информации, кадрового ресурса, для того чтобы составлять конкуренцию в Африке бывшим метрополиям или Китаю. Однако на роль сдерживающей, независимой силы, которая требует значительно меньше ресурсов, Москва вполне может претендовать

На протяжении нескольких десятилетий Роберт Мугабе был единственным и бессменным лидером Зимбабве, став практически синонимом государственности этой страны. Но события последнего года показали, что его отстранение от власти обошлось без особых потрясений. С одобрения и под гарантии Китая группа более молодых и прагматичных однопартийцев сместила Мугабе с поста президента в ходе мягкого военного переворота в ноябре 2017 года, а затем, в августе 2018-го, закрепила успех, проведя президентские выборы, на которых один из их представителей – Эммерсон Мнангагва – был избран новым главой государства.

Обновленное и более предсказуемое руководство Зимбабве вызывает интерес у Китая и России. Не раз обжегшись на пустых обещаниях Мугабе, Москва стремится наладить с Хараре сотрудничество не только в традиционном сырьевом секторе, но и в новых областях – например, российские специалисты сыграли не последнюю роль в избирательной кампании партии власти. Локальный успех может стать прологом к более системному участию России в политических процессах на Африканском континенте.

Платиновый опыт

Прошедшие в Зимбабве выборы могут иметь далеко идущие последствия для российского присутствия в Африке. Судя по всему, это был первый случай в постсоветской истории, когда российские политтехнологи принимали активное участие в избирательной кампании на территории африканского государства. Не без влияния общемировой повестки оппозиция в Зимбабве периодически выводила тему русского вмешательства на первый план в своей агитации. В этом проявлялось как желание очернить оппонентов, так и признание того, что география российских интересов становится все более разветвленной.

Москва действительно уже давно пытается извлечь экономические дивиденды из налаженного политического сотрудничества с Хараре, но без особого успеха. Сейчас смена власти в Зимбабве дала надежду на урегулирование проблемных вопросов по уже начатым проектам и переговоры о запуске новых, особенно тех, что были важны с точки зрения предвыборной кампании кандидата от партии власти. В частности, в феврале 2018 года Зимбабве посетил основной собственник «Уралхима» и совладелец «Уралкалия» Дмитрий Мазепин (по совместительству – глава делового совета Россия – Зимбабве), в марте – глава МИД РФ Сергей Лавров, в апреле – гендиректор «Алросы» Сергей Иванов-младший.

Конечно, по своей активности в Зимбабве Россия все равно сильно уступает Китаю – крупнейшему иностранному инвестору в эту страну и основному источнику поступлений дефицитной валюты для зимбабвийских властей. Но масштабы китайского присутствия тоже не стоит переоценивать: объем реализуемых проектов многократно уступает суммам заявленных, в числе которых, например, проект строительства сталелитейного комплекса стоимостью $4 млрд или расширение электростанции Хванге на $1 млрд. Пока же Китай занимает скромные 5–7,5% в экспорте-импорте Зимбабве, уступая ЮАР, на которую приходится 50% внешнеторгового оборота. Китайский подход, по всей видимости, предполагает, что сначала нужно обеспечить политическое влияние, удостовериться в стабилизации и только после этого переходить к реализации по-настоящему крупных инвестпроектов.

Правительство Зимбабве заявило о своем интересе к Востоку (Look East Policy) еще в 2003 году. Это подавалось как ответ на санкции США и ЕС, но полноценно заместить западных инвесторов страна до сих пор не смогла. Во многом из-за собственной непоследовательной и недальновидной политики. Например, из-за решения национализировать добычу алмазов в 2016 году активов в Зимбабве лишилась не только «враждебная» транснациональная Rio Tinto, но и вполне дружественная российская «Зарубежгеология», а также несколько китайских компаний.

DTZ-OZGEO, совместное предприятие российского ОАО «Зарубежгеология» (OZGEO) и Фонда развития Зимбабве (Development Trust of Zimbabwe, DTZ), располагало концессией на добычу алмазов в районе Чиманимани (Chimanimani) и добычу золота в районе Пеналонга (Penhalonga). Сумма капиталовложений СП оценивалась в $97 млн, но после реформы по консолидации отрасли зимбабвийская сторона выкупила долю российской компании (40%) в DTZ-OZGEO всего за $5,4 млн и до сих пор не урегулировала все обязательства по займам и расчетам с подрядчиками.

Российский управляющий директор DTZ-OZGEO на слушаниях в парламенте в феврале 2018 года заявил, что правительство Мугабе «в мафиозном стиле» перехватило контроль над алмазо- и золотодобывающими активами компании, направив туда 80 хорошо вооруженных сотрудников силовых структур.

Случай с DTZ-OZGEO наглядно демонстрирует, насколько эффективным оказалось подписанное в 2012 году Соглашение между Россией и Зимбабве о поощрении и взаимной защите инвестиций, а также обещания «особого учета интересов» российской стороны при реформе алмазодобывающей отрасли в Зимбабве.

Не менее изящный ход был сделан, когда власти Зимбабве предложили российским инвесторам заняться добычей золота в качестве компенсации за алмазы. Проблема с этим предложением была в том, что в Зимбабве действует государственная монополия на экспорт золота, а для расчетов с золотодобытчиками из дефицитных валютных резервов в Центральном банке «надо договариваться».

Другой знаковый для России проект в Зимбабве – освоение месторождения платины Дарвендейл (Darwendale) совместным предприятием Great Dyke Investments (Pvt) Ltd. – обсуждался в марте 2018 года в ходе визита министра иностранных дел России Сергея Лаврова. Месторождение Дарвендейл может стать вторым по величине в мире, объем инвестиций в проект на горизонте до 2055 года оценивается в $2,8 млрд.

Изначально в консорциум по освоению месторождения в апреле 2014 года вошли группа «Ви Холдинг» Виталия Мащицкого, «Ростех» и Внешэкономбанк, но в итоге долю в СП получило только АО «Афромет», дочерняя структура «Ви Холдинга». Зимбабвийский участник проекта Дарвендейл – компания Pen East Investments, вероятно, связанная с военным руководством Зимбабве. По некоторым данным, компанию возглавляет полковник Шинга Дубе (Tshinga Dube), руководитель военно-промышленного холдинга Zimbabwe Defence Industries, ZDI.

История с российским участием в разработке платинового месторождения Дарвендейл тянется с 2006 года, торжественная церемония запуска проекта с участием Роберта Мугабе и Сергея Лаврова прошла в сентябре 2014 года, но пока компания-оператор Great Dyke Investments завершила геологоразведку на 30% лицензионной площади и подтвердила наличие по международным стандартам всего 550 тонн из прогнозных 1300 тонн запасов металлов платиновой группы, потратив на это $60 млн.

Политтехнологи в Африке

В последнее время в мире сложно найти избирательную кампанию, участники которой не говорили бы о российском вмешательстве. Не стали исключением и недавние президентские выборы в Зимбабве. Острую критику со стороны оппозиции вызвал визит главы ЦИК Зимбабве Присциллы Чигумбы и специального советника президента Кристофера Мутсванги в Россию в марте 2018 года. На встрече в ЦИК РФ Присцилла Чигумба и Николай Левичев обсуждали такие подозрительные на сторонний взгляд материи, как «вопросы электорального суверенитета».

За этим последовали обвинения в том, что зимбабвийские власти тайно изготовили в России избирательные бюллетени с «заранее проставленными» отметками о голосовании. Отдельной темой для СМИ и политизированных пользователей соцсетей стало отслеживание доставки этих бюллетеней «секретным бортом» из России в аэропорт Хараре.

Непосредственно накануне голосования основной оппозиционный кандидат Нельсон Чамиза публично заявил, что русские и китайцы работают вместе с правящей партией ЗАНУ-ПФ над «фальсификацией» итогов голосования. По его словам, в одном из пригородов Хараре якобы размещались 64 россиянина, работавшие на партию власти и ее выдвиженца Мнангагву.

Но главную роль в недобросовестной кампании Мнангагвы, по версии оппозиции, играли все же не русские, а китайцы. Бывший член политбюро ЗАНУ-ПФ Джонатан Мойо (Jonathan Moyo) уверял, что связанные с НОАК специалисты взломали систему биометрической регистрации избирателей, чтобы в дальнейшем манипулировать показателями явки и количеством голосов за кандидата от власти. По данным местных СМИ, речь шла о сотрудниках Гуандуньского центра оценки безопасности информационных технологий, под эгидой которого и при поддержке Министерства государственной безопасности КНР, согласно американским источникам, действует одна из самых успешных в мире кибершпионских групп – APT3.

Правда, никаких весомых доказательств этих обвинений не последовало, и сами оппозиционеры после дня голосования о них не вспоминали. Участие иностранных консультантов, приглашенных одной из сторон, в избирательной кампании не содержит состава преступления и никак не ограничивается международными нормами. Российские консультанты, если они действительно приняли участие в избирательной кампании в Зимбабве, лишь предоставили в распоряжение заказчиков альтернативные западным компетенции в сфере электоральных технологий. А конкуренция – это важно для потребителя.

О планах русских политтехнологов участвовать в зимбабвийской кампании еще в апреле писал в своем блоге, например, Станислав Белковский. Конечно, «64 русских» – явное преувеличение: такой масштаб присутствия было бы трудно не заметить широкому кругу наблюдателей. Но пристальное внимание российских консультантов к развитию президентской кампании в Зимбабве вполне очевидно. Только в отличие, скажем, от американских выборов в Зимбабве даже оппозиционеры не отрицают законность присутствия российских консультантов, которые работают в Африке по приглашению одной из сторон – точно так же, как в десятках других стран работают американские или французские.

В ответ на санкционное давление Россия начинает интересоваться самыми отдаленными точками на карте – любыми странами, где небольшими силами можно поддержать скептически настроенное к Западу правительство. И в этих странах Россию действительно ждут.

Десятого августа 2018 года, когда зимбабвийская оппозиция протестовала, пытаясь оспорить результаты выборов, в Россию со «специальным посланием» для Владимира Путина отправился первый вице-президент и теневой лидер страны Константино Чивенга. Он принял участие в церемонии закрытия Международных армейских игр и встретился с министром обороны Сергеем Шойгу. В российских СМИ визит не освещался, но для Зимбабве стал важным сигналом. Незадолго до этого, 25–27 июля, президент Мнангагва посетил саммит БРИКС в ЮАР и встретился с президентом Владимиром Путиным в разгар своей предвыборной кампании – визит в Йоханнесбург стал, по сути, ее кульминацией.

Африканцы понимают, что русские не смогут конвертировать результаты своей помощи в прямой политический или экономический диктат, даже о простой монетизации влияния речь пока не идет. Поэтому охотно принимают от Москвы любую форму поддержки. У России, в свою очередь, пока слишком мало опыта, информации, кадрового ресурса, для того чтобы составлять конкуренцию в Африке бывшим метрополиям или Китаю. Однако на роль сдерживающей, независимой силы, которая требует значительно меньше ресурсов, Москва вполне может претендовать.

В Зимбабве Западу ставить сейчас фактически не на кого. Великобритания и США давно упустили контроль над ситуацией, и теперь Китай и ЮАР – основные партнеры Зимбабве, заинтересованные в политической и экономической стабилизации этой страны. Местные элиты воспринимают Россию в качестве слабого, но хоть какого-то противовеса китайскому влиянию. Правда, конкуренция эта во многом номинальна, поскольку масштабы экономической заинтересованности сторон несопоставимы.

Источник: «Интеграция экспертизы»

Зимбабве. Россия. Китай > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > carnegie.ru, 9 октября 2018 > № 2755442 Вадим Зайцев, Андрей Маслов


Казахстан > Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > inform.kz, 6 октября 2018 > № 2750491

Федерация профсоюзов Казахстана намерена поднять вопросы повышения заработной платы низкооплачиваемым сотрудникам частных предприятий. Об этом заявил руководитель Федерации Бахытжан Абдраимов, передает корреспондент МИА «Казинформ».

«Повышение самой низкой зарплаты в полтора раза - это фактор, который говорит, что наша Конституция реально действует и потенциал ее действия безграничен», - сказал Бахытжан Абдраимов в интервью журналистам в кулуарах собрания по обсуждению Послания Главы государства.

Он также отметил, что в нашей Конституции провозглашено: Казахстан является демократическим, светским, правовым и социальным государством. «Социальное государство защищает прежде всего людей, чей социальный статус самый низкий. Вот в этом и есть суть социального государства, а минимальная заработная плата направлена в отношении 1 млн 300 тыс человек. Что такое 1 млн 300 тыс человек? Если это перевести на семьи, то в среднем в семье три человека, а это 4 млн людей, которых напрямую коснется повышение минимальной заработной платы», - пояснил Бахытжан Абдраимов.

Федерация профсоюзов РК намерена добиться повышения зарплаты работникам частных предприятий

Он также добавил, что как правило это люди, которые выполняют самую низкую работу по квалификации.

«Это та же техничка, тот же архивариус, тот же курьер, то есть специалисты с низкой квалификацией, но труд которых нужен нам.Поэтому для них было адресовано это решение. Более того, предприятия должны этот тренд подхватить, и мы ставить будем вопросы перед акционерами предприятий, чтобы они поднимали заработную плату прежде всего низкооплачиваемым специалистам своего предприятия, своей отрасли. Это в конечном счете вызовет мультипликативный эффект в целом по стране и будет подниматься жизненный уровень людей», - резюмировал Бахытжан Абдраимов.

Казахстан > Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > inform.kz, 6 октября 2018 > № 2750491


Казахстан > Приватизация, инвестиции > inform.kz, 5 октября 2018 > № 2750468

Не менее 30 млрд тенге на поддержку бизнеса ежегодно поручил выделять Президент

Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев считает необходимым продлить программу «Дорожная карта бизнеса» до 2025 года, передает корреспондент МИА «Казинформ».

«В 2010 году мы запустили программу «Дорожная карта-2020». В рамках моих поездок в регионы меня убедили, что это эффективная программа. Действие программы надо нам продлить до 2025 года. Надо дополнительно предусмотреть не менее 30 миллиардов тенге ежегодно на ее реализацию. Это позволит за три года дополнительно создать не менее 22 тысяч новых рабочих мест для наших граждан, даст 224 миллиардов тенге налогов в бюджет и 3 триллиона тенге производства продукции», - сказал Президент Казахстана в своем ежегодном Послании народу.

Глава государства отметил, что именно бизнес создает новые рабочие места, обеспечивает большую часть казахстанцев доходами.

Казахстан > Приватизация, инвестиции > inform.kz, 5 октября 2018 > № 2750468


Казахстан > Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки > kapital.kz, 5 октября 2018 > № 2750366

Служба экономических расследований будет реорганизована

Нурсултан Назарбаев потребовал повысить защиту бизнеса от неправомерного административного давления и угроз

В ежегодном Послании народу Казахстана Нурсултан Назарбаев потребовал повысить защиту бизнеса от неправомерного административного давления и угроз от коррумпированных чиновников, сообщает корреспондент центра деловой информации Kapital.kz.

«Нужно повысить защиту бизнеса от неправомерного административного давления и угроз уголовного преследования. Поручаю с 1 января 2019 года поднять пороги применения уголовной ответственности по налоговым нарушениям до 50 тыс. МРП с увеличением штрафов для них. Сегодня руководители боятся подписывать документы, завтра придут „за жабры возьмут“, еще и пугают. Я поручаю Комитету национальной безопасности ловить вот таких чиновников и заводить уголовные дела. Кто ему позволил?» — сказал Нурсултан Назарбаев в Акорде.

Программу ДКБ-2020 продлят до 2025 года

Президент заявил, что для этого необходимо реорганизовать службу экономических расследований, передав некоторые функции Комитету финансового мониторинга, основной задачей которого станет борьба с теневой экономикой.

«Мы должны идти к безналичной экономике. Там, где наличность, там идут взятки и нарушения, а экономика находится в тени, не платит налоги. Правительству надо принять действенные меры по сокращению теневого оборота в экономике. Минимум на 40% за три года, чтобы бизнес мог начать работу с чистого листа», — заявил президент.

Казахстан > Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки > kapital.kz, 5 октября 2018 > № 2750366


Казахстан > Образование, наука. Приватизация, инвестиции > inform.kz, 4 октября 2018 > № 2750406

Судьба казахстанской науки в руках бизнеса - сенатор

Судьбу казахстанской науки решит бизнес, заявил депутат Сената Парламента РК Бакытжан Жумагулов, выступая на II международном форуме «Коммерциализация технологий - инструмент интеграции науки и бизнеса», передает корреспондент МИА «Казинформ».

«Судьбу нашей науки решит наш бизнес. Это никакое не преувеличение. Будет спрос бизнеса на инновации - наука получит (развитие), не будет спроса на науку, то мы будем также в вялотекущем режиме развиваться», - сказал Бакытжан Жумагулов.

Депутат подчеркнул, что в Послании Главы государства поставлена задача стимулирования спроса на новые технологии со стороны реального сектора.

«Для этого решения в плане законотворчества мы готовы плотно поработать - и Мажилис, и Сенат Парламента», - заверил Бакытжан Жумагулов.

Принципиальным шагом для Казахстана, по словам сенатора, стало внедрение софинансирования реальных научных разработок бизнесом.

«Честно скажу, я сам не верил, что бизнес вложит свои средства в науку. А сейчас 13% от общего финансирования - это ощутимо», - добавил Бакытжан Жумагулов.

Однако, как отметил сенатор, у нашего бизнеса на сегодня нет системного спроса на науку и технологические достижения.

Казахстан > Образование, наука. Приватизация, инвестиции > inform.kz, 4 октября 2018 > № 2750406


Россия > Приватизация, инвестиции. Финансы, банки > bankir.ru, 2 октября 2018 > № 2746102 Александр Шустов

Удушение в объятьях: помогут ли малому бизнесу новые меры поддержки государства?

Александр Шустов, генеральный директор МФК «Мани Фанни Онлайн»

История опеки МСБ со стороны государства и финансовых институтов в России длинная –много лет о поддержке заявляется на самом высоком уровне. Проводятся специальные форумы, на которых высокопоставленные спикеры выступают с большими докладами.

В действительности дальше разговоров и заявлений дело в последние годы не двигалось: государственные программы по поддержке МСБ приносили мало эффекта, а банкиры – как бы их ни упрашивали власти – кредитовать эту категорию заёмщиков не хотели.

Однако ситуация мало-помалу начала меняться – появилась отдача от региональных фондов поддержки малому предпринимательству, крупные банки научились оценивать платежеспособность такого бизнеса. В итоге в прошлом году впервые за несколько лет с момента кризиса в 2014 году, банки показали рост кредитования МСБ. Для реального прорыва, однако, органических условий роста сегмента МСБ – правильного скоринга и восстановления доходов населения – недостаточно. И чтобы развить успех, власти вывели поддержку МСБ на национальный уровень.

Президент России майским указом этого года поручил правительству довести долю предприятий МСБ в общем объеме экспорта до 10% к 2024 году. К этому же сроку президент поставил задачу увеличить численность занятых в секторе: с нынешних 19,2 миллионов человек до 25 миллионов. То есть не меньше, чем на треть.

Задачи амбициозные. Эксперты окрестили их не иначе как перезагрузкой самой системы поддержки МСБ. Какие для этого потребуются меры, обсуждали уже в июле - на заседании президиума Совета при президенте РФ по стратегическому развитию и приоритетным проектам с участием Минэкономразвития.

В министерстве предлагают сосредоточить усилия, прежде всего, на финансовой поддержке. Как считает глава Минэкономразвития Максим Орешкин, в первую очередь нужно снизить нормы резервирования банков по кредитам малым компаниям. В настоящее время коэффициент риска по кредитам таким компаниям установлен регулятором на уровне в 75%, что, по мнению экспертов министерства, является, по сути, непреодолимым барьером. Банкам не интересно кредитовать предприятия с таким коэффициентом риска. Другим направлением работы станет совершенствование инфраструктуры для развития МСБ в России. Речь идет о переориентации государственного МСП Банка на проектное финансирование стартапов и инновационных компаний.

Отдельным направлением станет расширение участников программ льготного кредитования «6,5». На сегодня в этой программе, которая запущена в конце прошлого года, задействованы 15 банков и уже есть положительные результаты: по данным агентства «Эксперт РА», объем выдачи кредитов МСБ за первые шесть месяцев 2018 года вырос на 6% - до 3,1 триллиона рублей. Росту кредитования способствовали благоприятная макроэкономическая конъюнктура – низкая инфляция и последовательное снижение ключевой ставки Банком России.(Ключевую ставку, правда, ЦБ уже пришлось один раз повысить).

В итоге, средневзвешенная ставка по долгосрочным кредитам МСБ за последний год снизилась сильнее, чем по краткосрочным кредитам, достигнув 10,7% годовых. Эксперты надеются, что уже в следующем году мы увидим однозначные ставки, если этому не помешают новые санкции от США.

Можно ли уже говорить - хотя бы предварительно – что перезагрузка поддержки МСБ началась? Да. И в подтверждение этому можно вспомнить заявления главы Банка России Эльвиры Набиуллиной на встрече с Владимиром Путиным этим летом. Напомним, руководитель Банка России заявила, что в этом году «кредитование МСБ растет быстрее, чем в целом кредитование корпоративному сектору». Набиуллина расценивает происходящее как долгожданный перелом негативной тенденции. Действительно происходящее напоминает ренессанс на фоне провальных показателей 2014-2015 годов, когда банки из топ-30 сократили кредитование МСБ на 40%. Но уже в прошлом году эти же банки вновь показали рост кредитования на 34%. Восстановлению способствовали не только привлекательные ставки, но и заработавшие наконец меры государственной поддержки. Если все пойдет, как запланировано, то по итогам этого года мы увидим рост кредитования на 15%.

Специализированные фонды поддержки МСБ в регионах второй год показывают впечатляющую динамику. Например, в столице в прошлом году было заключено около тысячи новых договоров с субъектами МСБ, в то время как год назад – 571. Поручительств выдано на сумму 12,1 миллиарда рублей, годом ранее – на сумму менее четырех миллиардов. Прямое финансирование предприятий МСБ в столице увеличилось по итогам 2017 года в три раза – до 22,1 миллиарда рублей. Не менее впечатляющей выглядит поддержка МСБ в Северной столице.

Власти Санкт-Петербурга намерены выделить на кредитование МСБ в будущем году 1 миллиард рублей (в 2017 году фонду содействия кредитования было выделено 250 миллионов рублей). Это позволит, по оценкам правительства Санкт-Петербурга, дополнительно предоставить субъектам МСБ не менее 100 поручительств и привлечь кредитные средства коммерческих займов без залога на сумму 900 миллионов рублей.

С 2019 года средства субъектов МСБ в банках будут застрахованы так же, как сейчас застрахованы банковские депозиты граждан. То есть, на сумму 1,4 миллиона рублей. Конечно, размер страховки далек от желаемого, однако хорошо, что наши законодатели начали движение в нужном направлении. И увеличить размер страховки в будущем станет проще. Напомним также, что в конце июля президент страны обнулил государственную пошлину за государственную регистрацию юридического лица и физического лица в качестве индивидуального предпринимателя тем, кто направляет необходимые для регистрации документы в форме электронных документов.

Дальнейшие планы правительства в сфере поддержки МСБ связаны с упрощением налоговой отчетности, расширением доступа к имуществу на льготных условиях, включая доступ к земле, активизацией цифровых платформ поддержки, автоматизацией отчетности о продажах у самозанятых и совершенствованием системы закупок государственными компаниями. Отдельно стоит отметить работу по созданию единой информационной платформы для информирования бизнеса о мерах поддержки – ведь с каждым разом количество программ увеличивается.

Несмотря на очевидные подвижки в сфере поддержки МСБ и даже результаты, нужно отдавать себе отчет, что до настоящего ренессанса еще далеко. Тем более что сегодня создаются предпосылки для монополизации рынка крупными игроками. Мы видим, как в последние годы снижается доля кредитования МСБ небольшими банками. Рост кредитования МСБ заметен, однако сдерживается высоким уровнем проблемной задолженности. В настоящее время он выше, чем по смежным сегментам кредитования – розницы и корпоративного сектора. По прогнозам экспертов, в этом году доля проблемных кредитов останется неизменной – на уровне почти 15%. Рисками для развития МСБ остаются и неустойчивые макроэкономические условия: повышение темпов инфляции, рост НДС, возможное повышение ставок по кредитам и ужесточение требований к заемщикам на фоне американских санкций.

Наконец, еще один риск – недостаточная информированность бизнеса о государственных программах. Некоторые эксперты видят эту проблему как ключевую. Понятно, что по итогам 2018 года банки нарастят портфель кредитов МСБ, но продолжится ли поступательное движение в следующем году? Пока оснований для роста больше, чем препятствий.

Россия > Приватизация, инвестиции. Финансы, банки > bankir.ru, 2 октября 2018 > № 2746102 Александр Шустов


Россия > Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки > snob.ru, 1 октября 2018 > № 2746359 Алексей Басов

Алексей Басов: Наша цель — повышать привлекательность отраслей, где пока мало частных инвесторов

В преддверии очередного форума «Открытые инновации» заместитель генерального директора — инвестиционный директор Российской венчурной компании (РВК) Алексей Басов рассказал «Снобу» о том, что уже получается в развитии венчурного рынка, а какие проблемы еще нуждаются в решении

Три фактора роста

Сноб. Алексей, какова динамика венчурных инвестиций в нашей стране в 2018 году?

Мы спонсируем несколько открытых исследований для того, чтобы сделать доступной информацию о динамике и структуре инвестиционного рынка, его ключевых трендах и участниках. Благодаря этому и сами видим наиболее актуальные данные.

В 2017 году венчурный рынок преодолел стагнацию. А в нынешнем году, уже понятно, что рынок покажет рост. На наш взгляд, это свидетельствует о его переходе в новую фазу — фазу адаптации к санкциям, фазу принятия ограничений на интеграцию российского инновационного бизнеса в глобальную экономику. Мы видим, что такая конъюнктура вызывает оживление во многих сегментах отечественного инновационного рынка, до которых ранее частные инвесторы просто не доходили. Деньги возвращаются в страну, инвестиции направляются на российские проекты, ориентированные на внутренние или азиатские рынки.

В то же время, не стоит переоценивать влияние санкций на международную активность российских фондов. Российским инвесторам и компаниям с российскими корнями по-прежнему удается делать на глобальном рынке яркие сделки. В качестве свежих примеров можно привести инвестиции АФК «Система» в индийский сервис доставки еды Faaso’s, сделку Роснано с Hyundai, инвестиции Porsche и Alibaba в некогда российскую компанию WayRay, производящую дисплеи дополненной реальности. Сюда же можно отнести крупную международную сделку фонда с нашим участием Da Vinci, которую мы планируем объявить в текущем месяце. А буквально на днях другой фонд с участием РВК, RBV Capital, объявил о сделке по выходу из фармацевтической компании Bonti в пользу международного стратега, концерна Allergan. Сумма сделки только на первом этапе, до дополнительных выплат, составила 195 млн долл.

Сноб. Каковы факторы роста?

Первый фактор — это естественный прогресс. Венчур масштабирует и доводит до широких слоев потребителей новые технологии, новое научное и прикладное знание. Во всем мире идет непрерывный процесс замещения и обновления технологий, поэтому на наш рынок работает сам прогресс как таковой.

Второй фактор — санкционные ограничения. Разумеется, это фундаментально негативный сценарий для бизнеса и инвестиций. Но для российского венчурного рынка в ряде случаев санкции дают позитивный эффект: заметная часть инвестиций вместо того, чтобы уходить за рубеж, направляется на внутренние объекты.

Немало компаний, которые имели международные амбиции, сосредоточилось на внутреннем рынке, понимая, что порог для успешной глобальной экспансии стал гораздо выше. Для российского рынка это конвертируется в рост количества сделок и выходов.

Третий фактор, который, на мой взгляд, нужно выделить, — это усилия государства. Реализуется целенаправленный и системный подход к стимулированию венчурного рынка. На нем активно оперирует целый ряд институтов развития, нацеленных на разнообразные стадии инвестиционного цикла и сегменты экономики: от посевных стадий (например, Фонд содействия инновациям, ФРИИ, Сколково) до стадий роста (РВК, Сколково, Роснано) и поздних (ВЭБ, РФПИ, специализированные инструменты РВК). Идет системная работа по улучшению законодательства, налаживанию инструментов связи с рынком, получению фидбэка, его анализа. Например, организованный РВК Совет венчурного рынка, в который вошло большинство активных участников отрасли, стал ключевой платформой для сбора рекомендаций по законотворческим инициативам, направленным на снятие регуляторных барьеров. Ряд этих инициатив поступит в правительство уже в этом году.

Сфера роста — корпоративный сектор

Сноб. Каково соотношение инвесторов разного типа на рынке?

В России порядка 200 венчурных фондов (хотя активных, конечно, меньше) и несколько тысяч серийных технологических бизнес-ангелов. Основной зоной будущего роста являются, на мой взгляд, корпоративные инвестиции. Корпорации — как государственные, так и частные — активно осваивают венчурные фонды как один из инструментов инновационного развития бизнеса, повышения эффективности и конкурентоспособности. На горизонте двух-трех лет мы ожидаем существенных изменений в структуре рынка именно за счет корпоративных игроков. РВК активно участвует в этом: мы находимся в переговорном процессе с несколькими крупнейшими корпорациями страны, прорабатывая создание совместных фондов.

Сноб. Но залить инвесторов деньгами корпорации пока не стремятся?

Инвестфонд — достаточно жесткий жанр, есть очень четкие подходы к выбору стратегии, балансированию рисков, формированию портфеля. Это сочетание разных типов ресурсов: экспертизы, нетворка, синергии с основным бизнесом, доступа к рынку и стратегическим партнерам. В этом смысле финансы — лишь один из элементов, важное, но не достаточное условие.

Понимая это, мы не ограничиваемся предоставлением финансового плеча. Участвуя капиталом в качестве соинвестора, РВК также привносит накопленный за 10 лет опыт по структурированию фондов, балансированию интересов и рисков всех участников, эффективному управлению и развитию портфеля, организации выходов. Работая на стыке государства и открытого рынка, мы имеем возможность внедрять лучшие практики, при этом учитывая особенности нашего рынка и его регулирования.

Однако фонд — лишь инструмент в рамках комплексных стратегий по развитию бизнеса. РВК реализует целый ряд консультационных и образовательных программ для корпораций, предлагая свою экспертизу в создании отраслевых акселераторов, программ трансформации, внедрении инвестиционных инструментов в систему корпоративного управления. Они позволяют корпорациям брать с открытого рынка новые технологии, компании, команды, интегрировать их в свои бизнесы, самостоятельно атаковать свою продуктовую линейку и технологический стек, опережая в этом глобальных и местных конкурентов. Это залог долгосрочного развития и своевременного использования возможностей, которые для бизнеса открывает прогресс.

Ангелы самоорганизуются

Сноб. Ангельские инвестиции, критически важные на ранних инвестиционных стадиях, у нас в стране привлечь непросто, так как «ангельская» инфраструктура не так хорошо выстроена, как, например, в США, в частности, в мировой венчурной Мекке — Калифорнии…

Не могу согласиться. Даже с учетом того, что американский венчурный рынок существует на несколько десятилетий больше, российские ангелы представляют собой вполне структурированное сообщество, интегрированное в глобальную повестку. Это сложившийся институт со своими клубами, отраслевыми ассоциациями, специализированными ивентами и более чем 15-летней практикой, которая позволяет разделять риски или конкурировать с венчурными фондами, особенно на ранних стадиях.

Достаточно посмотреть на опыт таких институтов, как ФРИИ, где я состою в инвестиционном комитете, фонды ранних стадий РВК или Фонд содействия инновациям. В подавляющем большинстве сделок присутствуют бизнес-ангелы, как обеспечивая начальное финансирование, так и участвуя в следующих раундах, наравне с фондами. Как частная инициатива, институт бизнес-ангельства гораздо мобильнее, чем корпорации и государственные институты развития. Поэтому он сформировался быстрее и сейчас находится в весьма зрелой фазе. Общее количество такого типа инвесторов Национальная ассоциация бизнес-ангелов оценивает в 300 тыс. человек.

Стимулы для компаний

Сноб. Как увеличить активность корпораций в венчурной сфере? Может быть, предоставить налоговые льготы?

Я думаю, ключ не в налогах, это фактор второго порядка. Ключ в осознании корпорациями современной модели развития бизнеса. В современном бизнес-ландшафте все сложнее внутренними ресурсами поддерживать темпы роста и сохранять конкурентоспособность на освоенных рынках. Поэтому компании развивают институты внутреннего предпринимательства, наставничества, цифрового бизнеса и другие концепции, стимулирующие структурные изменения. Именно они формируют основной запрос на инструменты венчурного инвестирования как надежный способ привлечения инноваций с рынка. Сложно вспомнить корпорацию, с которой мы не работаем по тому или иному направлению, связанному с такого рода трансформационными процессами.

Сноб. Это и IT, и энергетический сектор?

Конечно. От космоса до сельского хозяйства.

Крупные банки помогают венчурам

Сноб. Российские банки — почему они в массе своей не слишком активны на венчурном рынке?

Коммерческие банки живут в иной парадигме рисков. Ждать от них активного участия в венчуре — возможно, не самый верный путь. С другой стороны, инвестиционные подразделения банков расширяют свой мандат на PE- и VC-сделки вслед за тем, как граница между этими двумя рынками стирается. Этот процесс идет во всем мире. Ряд банковских групп представлен на рынке собственными фондами, например, Сбербанк и АФК «Система», и они демонстрируют отличные результаты, становятся участниками громких международных сделок. При работе фондов с корпорациями в качестве одного из соинвесторов часто рассматриваются дочерние банки бизнес-группы. Для них участие в фондах — элемент поддержки общей корпоративной стратегии, а также инструмент получения дополнительной доходности и перспективных проектов. Роль такого рода игроков, безусловно, будет расти по мере выхода на рынок многопрофильных корпораций и финансовых холдингов.

Сноб. Но часто банки боятся рисков от незнания и от непонимания ситуации.

Повышенные риски заложены в саму модель венчурной деятельности, и работа государственных банков с ними требует особого мандата и экспертизы. На этом поле хочется выделить ВЭБ как институт развития ключевых государственных рынков и участника ряда важнейших программ, в том числе, затрагивающих венчурный рынок: «Цифровая экономика», Национальная технологическая инициатива. В этом смысле, банки с расширенным мандатом или институциональными амбициями — фундаментально важный элемент инновационный экосистемы.

Риски — не выше, чем у голубых фишек

Сноб. А пенсионные фонды?

Говоря о новых типах игроков, способных кардинально увеличить объем рынка, мы связываем свои ожидания именно с негосударственными пенсионными фондами. Во всем мире НПФ являются существенной частью венчурной экосистемы. Если мы возьмем любые зрелые рынки — от Америки до Европы, — там такого рода фонды активно работают на рынке, либо непосредственно инвестируя, либо доверяя свои деньги профессиональным венчурным фондам или фондам фондов. Для масштабного внедрения этой модели в России требуется снятие ряда законодательных ограничений. Над их преодолением мы работаем совместно с Минэкономразвития и рядом институтов развития.

Сноб. И ограничения Центробанка?

Да. Они «запирают» НПФ в низкодоходных, но зачастую не менее волатильных, как показывает практика, активах. РВК ведет системную работу с регуляторами, опираясь на помощь со стороны Совета венчурного рынка, который объединяет наиболее активных профильных игроков, прежде всего, частные фонды. Учитывая их экспертизу и мотивированность, их готовность пилотировать такого рода сотрудничество, мы надеемся, что через пару лет регуляторные ограничения могут быть сняты. НПФ получат дополнительные возможности по размещению средств, пенсионеры — большую доходность при приемлемом уровне риска, а рынок — новый тип игрока с длительным горизонтом инвестирования.

По нашим оценкам, правильное регулирование деятельности НПФ способно удвоить рынок венчурных инвестиций. А самое главное, мы приблизим наше законодательство и ситуацию в отрасли к тому состоянию, которое мы видим на более зрелых рынках.

Сноб. Есть перспектива решения проблемы с пенсионными деньгами в 2018 году? Есть ли какие-то подвижки в решении этого вопроса по линии Центрального банка?

Подвижки есть, конечно. Сейчас в сообществе идет активная дискуссия. Летом я выступал на парламентских слушаниях по этой теме и встретил понимание многих вовлеченных в эту работу специалистов. Но у этой идеи есть как немало сторонников, так и ряд оппонентов, и это нормально. Взвешенный подход и учет всех нюансов — необходимое условие любых реформ.

Сноб. Оппоненты говорят: «Вы деньги пенсионеров хотите потратить на непонятные инвестиции!»

Это совсем популистский подход — и он встречается редко. Дискуссия ведется на гораздо более квалифицированном и аргументированном уровне. Однако вопрос комплексный и чувствительный, и, разумеется, нашей задачей является создание конструкции, в которой будут учтены мнения всех ключевых участников, а самое главное — интересы пенсионеров: как в отношении доходности, так и рисков.

Сноб. Наверное, потребуются госгарантии?

— Есть и такой подход, он предполагает, в том числе, downside protection, то есть защиту от неуспехов, связанных с рисковыми венчурными инвестициями. Концепций обсуждается несколько, все они предполагают поддержу поздних стадий, где рисков меньше и где наблюдается основной дефицит финансирования. Опыт показывает, что когда ключевые игроки формируют консенсус, государство в лице регулятора поддерживает отрасль. Нашу задачу мы видим в консолидации предложений, возможностей и кейсов от лица венчурного сообщества, и создании условий для полноценного диалога с регулятором.

Поддержать на поздних стадиях

Сноб. Вы видите дефицит финансирования не на ранних, а на поздних стадиях?

Да. Если мы разложим по стадиям большую часть игроков рынка, мы увидим, что большинство концентрируется на ранних, наиболее рискованных стадиях, причем как с точки зрения частных фондов, так и институтов развития. Получить деньги под презентацию, горящие глаза, пилот с корпорацией или прототип у нас на рынке несложно. Но если ваша компания зарабатывает в год миллиард рублей, то получить финансирование на масштабирование в пределах России или глобальную экспансию — заметно сложнее. Столь крупные чеки выходят за грани возможности большинства фондов — как государственных, так и частных. И в то же время у такого рода компаний зачастую нет необходимых залогов, чтобы привлечь банковское финансирование на приемлемых условиях.

Сноб. Ни оборудования, ни зданий.

Конечно. Сидят программисты за компьютерами, которые вы не можете заложить банку. А выручка формируется на таких продуктах и контрактах, которые банк дисконтирует настолько, что желания брать долгосрочный кредит не возникает.

Это сегмент между ранними стадиями и банками. Компания еще не стала «чемпионом», который может запросить долгосрочное банковское финансирование, привлечь деньги с рынка через IPO или облигационные займы. Но при этом уже прошла несколько раундов и имеет оценку и финансовые потребности, которые не способны удовлетворить классические фонды. Она переросла их мандаты и возможности, и круг потенциальных инвесторов тут критически мал. Это очевидный дисбаланс рынка, который не позволяет компаниям дорастать до национальных чемпионов. В рамках обновленной инвестиционной стратегии РВК запланировала несколько фондов поздних стадий, ориентированных на pre-IPO, pre-M&A, работающих на стыке venture capital и private equity.

Сноб. Есть массовый спрос на такое инвестирование со стороны компаний?

Рынок под такой тип игрока, безусловно, есть. Компаний, которые зарабатывают от сотни миллионов, и даже миллиард плюс — достаточно. А игроков, обслуживающих их потребности в дальнейшем развитии, крайне мало. Рыночная ниша очевидна. Мы надеемся, что первый фонд для проектов поздних стадий будет структурирован РВК уже в этом году.

Нужен ментальный сдвиг

Сноб. Какие есть нефинансовые препятствия на пути успешной реализации венчурных проектов?

Первое — дефицит «рабочих» активов. Компаний, команд и продуктов надлежащего качества меньше, чем денег, которые мы хотим и можем разместить.

Второе — ментальное: коммерциализация — не наша сильная национальная сторона, и это является серьезным барьером на пути развития многих крутых технологий.

Сноб. А в чем ментальные препятствия? Не хватает коммерческой жилки?

Совершенно верно. Если упрощать, мы — нация великих ученых и изобретателей. Этот тезис, наверное, не нуждается в детальной защите. Но к торговым качествам у нас традиционно прохладное отношение, поэтому сейловые компетенции являются сверхдефицитными. Это основной пробел в ролевом распределении предпринимательских команд.

Типичный состав проекта представляет собой гениального изобретателя/разработчика и лидера-харизматика — и они ищут коммерческого директора, который выведет их на глобальный рынок и NASDAQ. 80% поднимающих инвестиции компаний находится в этом состоянии.

Сноб. Есть сверхвера в продукт, но нет структурирования замысла по созданию этого продукта и его реализации на рынке?

Я бы сказал иначе: есть не только вера — есть хорошая первая версия продукта, обладающего инвестиционным и коммерческим потенциалом. Команды демонстрируют нам смелые и качественные с точки зрения execution решения. Но при этом катастрофически недооценивают значимость маркетинга, дистрибуции, партнерств и других мер по выводу продукта на рынок — как домашний, так и глобальный. «Хороший продукт продает себя сам», «Был бы продукт, а продавцы найдутся», «Продавать скучно, а созидать — круто». Эти установки противоречат западной предпринимательской парадигме, построенной на уважении и внимании к продажам как одному из ключевых элементов успеха.

Требуется ментальный сдвиг в области образования, в приоритетах ведения бизнеса. Это серьезная проблема, которая, возможно, «лечится» и поколенческим развитием, и сближением бизнес-образования с реальными практиками.

РВК в двух ролях

Сноб. Какова функция государства на венчурном рынке? Создавать правила, заниматься консалтингом и давать кредитное плечо для компаний и для частных инвесторов?

Верно, только не кредитное, а финансовое плечо. РВК участвует в фондах как LP, ограниченный партнер. Мы не кредитуем — кредитованием инноваций занимаются другие институты развития, например, ВЭБ. Это их мандат.

Сноб. Какую роль РВК — этот «фонд фондов», как называют компанию, — играет в реализации государственной политики на венчурном рынке?

Она выступает сразу в двух ролях. Первая — экосистемная. За более чем 10 лет существования РВК накопила совершенно уникальную экспертизу в области потребностей венчурного рынка, требований к его регулированию, технологий работы с портфельными компаниями, соинвесторами и управляющими командами. РВК не только реализует этот опыт в рамках наших экосистемных проектов и государственной программы НТИ, но и привлекается регуляторами как центр компетенций, способный сформировать позицию, дать рекомендации по снятию барьеров и развитию отрасли. В качестве примера можно привести нашу работу по созданию Стратегии венчурного рынка — отраслевой стратегии до 2025 года. В этом проекте мы выступаем не только в качестве экспертов, которые формируют эту стратегию, но и в качестве платформы, позволяющей консолидировать в непротиворечивую концепцию ожидания всех участников рынка: от государственных игроков, регуляторов, институтов развития до частных фондов и независимых экспертов.

Вторая роль заключается в том, что мы, как раз как «фонд фондов», даем финансовое плечо, делимся экспертизой по структурированию инвестиционных инструментов и управлению активами с игроками рынка.

Мы измеряем свою деятельность не только в доходности, хотя рыночные показатели эффективности чрезвычайно важны как способ сохранить бизнес-подход. Мы же распределяем государственные, бюджетные средства. Нам важно, чтобы каждый наш рубль не только возвращался с определенным IRR, но и давал мультипликативный эффект для национальной экономики. Наша цель — повышать привлекательность тех отраслей, где ощущается дефицит частных инвесторов — из-за зарегулированности, инертности, наличия монополий. Наша задача — не дать денег в отрасль, а завести туда рынок, внедрить в ней такие практики, которые позволили бы через цикл работать без государственной поддержки. Мы видим, что такие «интервенции» мировых практик быстро меняют ландшафт рынков, вызывают к жизни новые технологии, компании и партнерства. Этот подход синхронизируется с Национальной технологической инициативой, которая формирует принципиально новые рынки или глубоко трансформирует существующие.

Сноб. РВК в прошлом году анонсировала планы создания десяти новых фондов до 2020 года. Как идет процесс?

В этом году мы уже создали крупный фонд совместно с Роснано и Фондом развития Дальнего Востока, который будет играть важную роль в инновационном развитии огромного региона. Этот фонд имеет широкий мандат и объединяет ресурсы нескольких институтов развития. Он будет инвестировать как в инфраструктуру Дальнего Востока, так и в инновационные проекты.

Кроме того, мы завершаем переговоры и структурирование сделок сразу с несколькими игроками, надеемся, что до конца года порадуем рынок новыми фондами.

Сноб. Произойдет ли в этом году закрытие ряда ваших фондов, у которых истек срок действия?

Действительно, у нескольких фондов, сформированных в первые годы работы РВК, заканчиваются стандартные сроки жизни. Сейчас мы анализируем их портфели, обсуждаем с командами стратегию выходов. В целом рынок сейчас находится в достаточно низкой фазе с точки зрения потенциала выхода, конъюнктура не самая благоприятная, получаем по два-три пакета санкций в год, что, безусловно, влияет на оценки активов. Поэтому наиболее вероятным сценарием будет продление работы ряда фондов на 1 год.

В то же время, часть наших фондов вполне успешно закрывает сделки, и уже в этом году мы распределяем заметный объем дивидендов от выходов, сделанных в этом и в прошлом году. Как минимум один из первых фондов уже вернул весь объем вложенных средств, при том, что в его портфеле остается несколько нереализованных компаний. В целом мы оцениваем, что все наши фонды смогут показать доходность, а ее размер зависит от усилий управляющих, нашей поддержки и общего настроения на рынке.

Дорогу молодым инвестменеджерам

Сноб. В чем особенности новой инвестиционной стратегии РВК, принятой чуть больше месяца назад?

После принятия общей стратегии развития РВК в 2017 году, появилась необходимость актуализировать инвестиционную стратегию. А также интегрировать туда целый ряд новых подходов, которые предложила моя команда.

Прежде всего, мы ориентировались на идею поддержки рынка — не его замещения, не его огосударствления институтом развития, а именно поддержки. Мы кардинальным образом пересмотрели систему контроля и защиты наших инвестиций, предусмотрели жесткие правила по структурированию фондов и привели их в соответствие с мировыми практиками. Особое внимание было уделено мандату фондов на международные инвестиции, а также механизмам трансфера технологий, который зачастую сталкивался с серьезными ограничениями. Также мы предусмотрели целый ряд новых продуктов, ликвидирующих наиболее болезненные дисбалансы рынка. Например, фонды поздних стадий, на границе с рынком PE, а также фонды для управляющих без опыта. Дело в том, что рынок нуждается в гораздо большем количестве управляющих команд, и необходимы лифты, позволяющие молодым специалистам сформировать необходимый опыт с минимумом рисков для инвесторов.

Сноб. Профессионалов надо учить?

Да. Лучшее обучение — безусловно, практика, но барьер для входа на рынок управляющих очень высокий. С вас будут требовать опыт входов и выходов, собственные деньги, пайплайн проектов, команду с однозначными предпринимательскими или инвестиционными достижениями, но без конфликта интересов и побочных занятостей. Удовлетворить эти логичные и вполне традиционные требования в рамках стандартных продуктов зачастую невозможно.

Мы запустили программу, которая позволяет на приемлемых условиях — но не влияющих на качество и безопасность управления активами, дать дорогу молодым через линейку специализированных фондов.

Кооперация, а не конкуренция

Сноб. У нас в стране несколько государственных институтов, которые занимаются венчурной проблематикой. В какой мере они кооперируются между собой или, наоборот, соперничают?

Государственных институтов, так или иначе оперирующих на венчурном рынке, немало. Но РВК является — так уж получилось — совершенно уникальным игроком, аккумулирующим основной опыт венчурной индустрии. РВК — единственный в России фонд фондов, наш мандат непосредственно связан с развитием в стране зрелого венчурного инвестирования, а финансирование позволяет поддержать десятки фондов и управляющих команд с самым разным отраслевым и стадийным фокусом. В то же время, мы сотрудничаем со многими институтами развития.

Сноб. С ФРИИ в частности?

Конечно, как и со Сколково, Роснано, ВЭБом, Фондом содействия инновациям, АСИ, Корпорацией МСП и многими другими. Одна из наших ролей — синхронизация усилий ключевых участников, направленных на венчурный рынок. В этом качестве мы участвуем в целом ряде программ и проектов Минэкономразвития как основного регулятора рынка.

У нас у всех один заказчик — государство, мы работаем в очень тесном взаимодействии, совместно развивая рынок, с учетом своих возможностей и мандатов. Поэтому зоны для конкуренции практически нет, скорее наоборот, есть огромное поле для партнерства. Например, ВЭБ выступает инвестором следующего уровня для проектов, в которые зашли венчурные фонды с участием РВК, в настоящее время мы обсуждаем подобные сделки. Вместе с Роснано мы участвуем в Дальневосточном фонде высоких технологий, а также некоторых портфельных проектах. Корпорация МСП является соучредителем дочерней управляющей компании РВК. Примеры такого рода сотрудничества можно было бы продолжить.

Мы участвуем в целом ряде дискуссий на уровне профильных ведомств, которые позволят доуточнить мандаты институтов развития и более равномерно распределить их инвестиционный фокус по стадиям и отраслям.

Форум-блокбастер

Сноб. Какую роль форум «Открытые инновации» играет и должен играть в развитии венчурного инвестирования в России?

Это очень авторитетное и значимое мероприятие с большой историей, возможно, центральное для рынка. Форум-блокбастер для многих трендов, который финализирует итоги года, формирует взгляд на текущее развитие рынка и подходы в следующем году.

Сноб.  То есть первая версия Стратегии венчурного рынка будет представлена как раз на форуме?

Посмотрим. Если наша работа войдет в фазу финализации, мы обязательно воспользуемся возможностью донести до очень релевантной для нас аудитории ее предварительные результаты.

Автор: Александр Полянский

Россия > Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки > snob.ru, 1 октября 2018 > № 2746359 Алексей Басов

Полная версия — платный доступ ?


Узбекистан. США > Образование, наука. СМИ, ИТ. Приватизация, инвестиции > podrobno.uz, 29 сентября 2018 > № 2744745

В Узбекистане сегодня, 29 сентября, запустили первую краудфандинговую платформу MFond.uz для народного образования, сообщает корреспондент Podrobno.uz.

Платформа станет удобным инструментом для руководителей школ по привлечению спонсорских средств на развитие материально-технической базы образовательных учреждений, которая, к тому же, обеспечит прозрачность использования привлеченных финансовых средств.

С помощью платформы MFond доноры и благотворители, родители, бывшие выпускники школ, в том числе соотечественники, проживающие за рубежом, смогут оказать спонсорскую помощь школам Узбекистана. Денежные средства можно будет перечислить через местные платежные системы Payme, Upay, Click или международные Visa, Mastercard и другие.

При этом доноры смогут перечислить средства на счет конкретной школы или на общий счет MFond. Платформа со своей стороны будет направлять аккумулированные средства на развитие школьной инфраструктуры, реализацию социально важных проектов, оснащение лабораторий, создание умных классов и другие проекты.

"В Узбекистане сейчас функционируют около 10 тысяч школ и 60% из них нуждаются в укреплении материально-технической базы. Только 37% школ имеют компьютерные классы и всего 7% из них подключены к интернету. Руководство Узбекистана выделяет средства для улучшения инфраструктуры школ. Но для достижения поставленных целей в короткие сроки нам необходимо мобилизовать ресурсы доноров", – отметил руководитель проекта Рустам Каримжонов.

По его словам, используя систему народного финансирования, платформа поможет улучшить состояние школ и создать комфортные условия для обучения и развития детей.

"Отмечу, что это инструмент именно для школ. С помощью платформы они смогут обеспечить прозрачность и отчетность привлекаемых средств, а также их использования. Система полностью прозрачная. Периодически мы будем публиковать данные о поступивших средствах и как они были использованы", – добавил он.

Узбекистан. США > Образование, наука. СМИ, ИТ. Приватизация, инвестиции > podrobno.uz, 29 сентября 2018 > № 2744745


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > premier.gov.ru, 28 сентября 2018 > № 2743632 Александр Шохин

Встреча Дмитрия Медведева с президентом Российского союза промышленников и предпринимателей Александром Шохиным

Из стенограммы:

Д.Медведев: Александр Николаевич, достаточно важной является тема, касающаяся неналоговых платежей. Мы неоднократно к ней обращались во время встреч с РСПП, в ходе обсуждения делового климата с участием Правительства, депутатов Государственной Думы. Очевидно, что здесь нет совсем лёгких решений. Вы сами, выступая, предлагали разные варианты по взысканию неналоговых платежей и юридическому оформлению порядка взимания неналоговых платежей. Будет ли это делаться через горнило Налогового кодекса, или это может быть отдельный закон, или какая-то совмещённая модель – всё это не абстрактные юридические модели. В конечном счёте от этого будет зависеть, с одной стороны, само взыскание неналоговых платежей, с другой стороны, то, насколько это будет посильно для бизнеса, насколько прозрачны и понятны процедуры, каким образом будут появляться те или иные неналоговые платежи. Чтобы этот процесс довести до логического завершения, я образовал экспертную группу по вопросам неналоговых платежей предпринимателей. Возглавит её мой Первый заместитель – Министр финансов Антон Германович Силуанов. Естественно, здесь будут участвовать все наши основные бизнес-объединения и, конечно, РСПП. Попросил бы Вас принять во всей этой работе активное участие.

А.Шохин : Спасибо за это решение. Хотел напомнить, что в марте Вы проводили большое совещание, где были определены основные подходы к оформлению неналоговых платежей. Главная задача, как её видит бизнес, – чтобы не появлялись неналоговые платежи по упрощённой процедуре, нужно законодательное оформление. Тогда было принято решение, что часть платежей может быть оформлена как квазиналоговая и перекочевать в отдельную статью Налогового кодекса. Другая часть – в другой раздел Налогового кодекса, «Государственная пошлина». Но всё равно что-то останется. И этот остаток, конечно, тоже нужно законодательно оформить, чтобы, извините за это слово, креативность разных структур, федеральных, региональных, как-то ограничить.

Я думаю, что уже в ближайшее время мы можем в рамках этой экспертной рабочей группы выйти на решения. В частности, Министерство финансов готовит как раз первую часть, где речь идёт о Налоговом кодексе. Но мы опять будем просить Вас обратить внимание на то, что здесь нужны достаточно длительные переходные периоды, потому что передача этих платежей в Налоговый кодекс одновременно может означать и всю полноту ответственности. Сейчас в большей степени административная ответственность за эти платежи, а может появиться уголовная. Мы у Вас тогда на совещании договаривались, что переходный период до 10 лет может быть. Кроме того, нам хотелось бы, чтобы Правительство сразу по всем этим трём блокам – собственно налоги, госпошлина и прочие неналоговые платежи – подготовило предложения, чтобы нам всю картину в целом было видно.

Д.Медведев: Я думаю, что это абсолютно правомерный подход, потому что действительно неналоговые платежи существуют, но они не должны возникать, просто исходя из соображений целесообразности, если возникло желание у того или иного ведомства. Суть неналогового платежа всё-таки остаётся очень близкой к налогу – это обязательное зачисление той или иной суммы в доход бюджета. И в принципе с экономической точки зрения особой разницы между ними нет. Именно поэтому мы и договорились, что это всё будет оформлено в рамках закона, чтобы подобного рода неналоговые платежи не возникали в результате действий тех или иных ведомств. Давайте этот процесс доведём до конца. Я готов впоследствии уже встретиться, чтобы окончательно выслушать предложения.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > premier.gov.ru, 28 сентября 2018 > № 2743632 Александр Шохин


Россия. ДФО > Приватизация, инвестиции. Недвижимость, строительство > amurmedia.ru, 25 сентября 2018 > № 2745804 Мартин Ананян

В Хабаровске нет безработицы, а критическая масса замечаний приносит успех – Мартин Ананян

Как увидеть возможности для бизнеса и почему кризис изменил мышление покупателей ИА AmurMedia рассказал генеральный директор ООО «ДВ Групп»

Общаясь с владельцами бизнеса, на вопрос "С какого момента вы считаете себя владельцем компании?", обычно можно услышать "С момента регистрации компании". Но ответ генерального директора ООО "ДВ Групп" Мартина Ананяна немного удивил корр. ИА AmurMedia.

Сначала идея, потом всё остальное

— Я считаю, что компания начинает свое существование с того момента, когда возникла идея ее организовать. К нам идея пришла в мае 2009 года, а летом того же года мы уже открыли нашу хабаровскую организацию "Дверь Город", — начал свой рассказ Мартин Ананян.

После возникновения идеи об организации компании по продаже входных дверей, как рассказывает предприниматель, он вместе с женой, своей верной и бессменной помощницей по бизнесу, начали проводить тщательный мониторинг хабаровского рынка товаров для ремонта, тем более, что опыт в продажах стройматериалов у супругов уже был.

— У нас был опыт работы со строительно-отделочными материалами, в том числе и с дверями. На тот момент в Хабаровске были крайне скудные предложения — от силы три поставщика входных дверей, то есть три торговые марки были здесь представлены. Мы решили дополнить то, что здесь предлагают и привезли одну из торговых марок, которые в городе не были представлены, — вспоминает Мартин Ананян.

С определением профиля компании, как признается генеральный директор, во многом помогли и налаженные связи с производителями из Новосибирска и Москвы.

— Имея эти контакты, мы сравнили предложение, которое нам сделали производители, потом провели анализ хабаровского рынка и поняли, что продажа дверей наиболее эффективна в экономическом плане, чем, например, окна. Мы организовали коллектив, наняли руководителя филиала, руководителя отдела продаж, доставщиков, и начали работать, — пояснил Мартин Ананян.

Если другие не хотят меняться, то надо менять стратегию

Изначально предприниматель планировал работать как оптовый поставщик входных дверей для местных розничных сетей, которые на тот момент существовали в Хабаровске. Но затем было принято решение изменить концепцию торговли.

— В 2009 году у нас был арендуемый склад, и наш наемный менеджер ездил и предлагал поставки местным розничным сетям. Но в 2010 году мы поменяли свою политику и решили сделать ставку на создание розничной сети, открыв сразу три магазина. К 2012 году у нас уже было пять магазинов, и количество точек оставалась прежней приблизительно до 2016 года. Потом мы открыли шестой магазин в Хабаровске, а 2017 году – два во Владивостоке. А изменить политику мы решили, потому что за год работы мы собрали много информации из первых рук владельцев розничных сетей, — продолжает гендиректор компании.

Так, предприниматель выяснил, что не все розничные точки работают над расширением ассортимента, кто-то не отслеживает тенденции в этом направлении, другие не принимают во внимание пожелания своих покупателей, которым нужно и наличие дверей на складе, и доставка, и установка за 1-3 дня. А некоторые в то время еще и делали наценку до 100%.

— Да, у местных ребят был тогда свой менталитет. Они считали, чем больше наценка, тем лучше для них. Но сейчас многих из них уже нет на рынке. А свою стратегию мы изменили, поняв, что местные ребята не будут развиваться в том ключе, как мы представляем развитие. Прислушавшись к потребителям, чего они хотят и как, мы, во-первых, уделили большое внимание наличию дверей, — подчеркивает Мартин Ананян.

По твердому убеждению бизнесмена, товар, образцы которого выставлены на витрине, в обязательном порядке должен присутствовать на складе.

— И мы стали привозить больше дверей, чтобы они были здесь и сейчас, чтобы выбрав и посмотрев дверь в магазине, покупатель не ждал, что когда-нибудь ему привезут дверь, а мог ее получить в ближайший день. На данный момент практически 90% дверей, представленных у нас на витрине, есть на складе.

При этом в компании количественный показатель не ставят во главу угла, а постоянно работают и над расширением ассортимента.

Бизнес как творчество

— Мы ежегодно ездим на специализированные выставки в Москве, которые там проходят в апреле и изучаем те предложения, которые там представлены. Кроме того, наша компания уже довольна известна и в нашем регионе, и в соседних, поэтому поставщики сами нас ищут — звонят, приезжают в город, мы общаемся, находим какие-то общие знаменатели. И если в начале нашей работы в Хабаровске у нас было два-три поставщика, то сейчас мы работаем уже с десятком производителей. В основном, это Новосибирск, Москва, Уфа, Ульяновск.

Как отмечает генеральный директор, работа с поставщиками не ограничивается лишь схемой "товар-деньги-товар". Большое значение придается и творческой составляющей, и обратной связи.

— Приблизительно два-три раза в год специалисты от заводов-изготовителей приезжают в Хабаровск и проводят свое обучение маркетингу, продажам, рассказывают, как надо раскрывать технические характеристики дверей, чем их продукция отличается от продукции других изготовителей. Программа обучения включает в себя и обмен опытом, то есть наши ребята, продавцы, менеджеры, рассказывают о том, что люди хотят видеть в дверях или, наоборот, чем покупатель недоволен. На мой взгляд, такое сотрудничество дает неплохие результаты, — уверен Мартин Ананян.

Критическая масса замечаний ведет к успеху

Стоит отметить, что своего рода аккумулирование предложений просьб и даже претензий от покупателей, которые поступают продавцам при выборе двери, в компании отлажено почти до автоматизма.

— Это происходит в ежедневном режиме, и вся информация поступает руководителю отдела продаж. Так накапливается "критическая масса" замечаний. Например, проработали месяц, ко мне подходит руководитель отдела продаж и говорит "У нас в этом месяце 10 раз спрашивали такую-то дверь". Тогда я понимаю, что надо что-то предпринимать, чтобы такая дверь появилась у нас в продаже. Кроме ежедневного сбора информации, я в декабре ставлю задачу нашим менеджерам — по итогам года сообщить все свои предложения по поводу изменений в работе на следующий год. В январе-феврале мы анализируем, делаем выводы и принимаем решения, — рассказал генеральный директор компании.

Кризис меняет мышление покупателей

Творческий подход к работе компании и к сотрудничеству с поставщиками позволил не только удержать оборот компании на достойном уровне, но и увеличить его. Как пояснил генеральный директор ООО "ДВ Групп", выручка в магазинах не падала даже в годы, которые российский бизнес считает кризисными.

— Ни в 2014, ни в 2015, ни в 2016, ни в 2017 году у нас падения продаж не было. Кризис произошел где-то в конце 2013 года. И тут не причем ни "крымский вопрос", ни санкции. Наша компания продает товар для внутреннего потребления, и мы никак не связаны с заграницей. Лично мое мнение, что это просто поменялось мышление у людей. Люди насторожились и поменяли свое потребление в сторону накопления. Если вы посмотрите статистику Центробанка с 2013 года, вы увидите, что депозиты населения растут каждый год. Это говорит о том, что люди откладывают. Кто-то положил, 5 тысяч, кто-то 10, 50. Деньги у людей есть. Кризис просто поменял мышление людей. Они стали меньше потреблять, больше накапливать, — выразил мнение Мартин Ананян.

Это не безработица, это лень

Разговор с предпринимателем получил неожиданный поворот, когда речь зашла о кадровой политике компании и о кадрах в целом. Мартин Ананян твердо убежден, что в Хабаровске безработицы как таковой нет вовсе, но при этом есть много людей, не желающих меняться, обучаться, чтобы найти работу.

— В Хабаровске приходилось и приходится преодолевать трудности, связанные с кадровыми вопросами. Вы удивитесь, но я скажу, что в нашем городе нет безработицы. В Хабаровске ее ноль, а не 5%. Например, человек ищет работу бухгалтера, а ему говорят, что бухгалтер не нужен, но нужен кассир. Он не хочет переквалифицироваться, обучиться за месяц и пойти работать. Люди не готовы меняться, и в Хабаровске много таких. За девять лет я проинтервьюировал около тысячи человек. Могу сказать, что 80% из них не готовы меняться. Я считаю, это не безработица, это лень, — категорично заявил Мартин Ананян.

Обучение — это риск

Сейчас штат в компании укомплектован полностью, а процесс ухода-прихода сотрудников, который принято назвать "текучкой кадров", генеральный директор считает скорее обновлением кадрового состава. Кстати, менеджер по продажам при поступлении на работу обучение, как правило, проходит непосредственно в компании.

— Люди, конечно, меняются, но не так, чтобы каждый год. В год один-два человека может уйти, тем более, что мы выбираем людей, которые реально понимают свою работу. Я всю свою сознательную жизнь занимался бизнесом и прекрасно понимаю, что есть определенная доля риска в любом деле. А обучение — это тоже риск. Например, сотрудника мы обучаем, вкладываем в него душу, силы, время, а он потом уходит к конкурентам. Как минимизировать такой риск? Ответ и прост, и сложен одновременно — нужно сделать так, чтобы он не пошел к конкурентам. А при каких условиях он не уйдет к конкурентам? Если компания будет сильнее, чем компания конкурентов. У нас тоже были такие случаи, но я не видел, чтобы эти люди потом добились каких-то высот в конкурирующих компаниях, — поделился гендиректор.

Возможность есть

В разговоре с журналистом вскользь коснулся гендиректор и темы оттока населения с Дальнего Востока, в частности, из Хабаровского края.

— Мне совершенно непонятна хабаровская паника по поводу того, что все ребята поехали срочно в южные края, в Краснодар, а кто посмелее, едет в Питер и Москву. Им там кажется привлекательнее, и море близко, и продукты дешевле. А то, что будет зарплата меньше, чем здесь? Мы приехали сюда в 2009 году из сибирского города, который в два-три раза больше, чем Хабаровск, потому что увидели возможность и приехали ее осуществить. А местные почему-то не видят здесь возможности, хотя их в Хабаровске и крае гораздо больше, чем в том же Краснодаре, — уверен предприниматель.

Нужно стремиться к справедливости

Говоря о возможностях, которые открываются перед жителями дальневосточных регионов в плане открытия собственного дела, Мартин Ананян затронул и вопрос выведения из тени определенной части российского бизнеса.

— Нельзя, чтобы одни предприниматели платили налоги, а другие имели возможность их не платить. Компания, у которой есть несколько магазинов, не сможет никогда скрываться. Они же на виду, поэтому платят налоги. А есть компании, ИП, ООО с одним учредителем и работником, которые не платят налоги. Например, они размещаются на интернет-ресурсах, привлекают к себе клиентов, при этом не выписывая и не выдавая клиентам никаких кассовых чеков. Просто сделайте контрольную закупку и увидите, что он вам ничего не выпишет. Такие предприниматели не обелены. Это очевидная вещь, любой предприниматель откроет, допустим, Фарпост, Юлу или Авито, то увидит кучу объявлений, которые продают аналогичный продукт. УФНС действует правильно, последовательно, она всех обеляет. Так и должно быть. Все должны платить налоги.

Начиная, помни — только 6%!

А для тех, кто только начал или еще планирует начать свое дело, предприниматель подготовил несколько советов, основанных на собственном опыте.

— Изначально человек, который хочет заняться бизнесом, должен понять одну простую вещь, которую уже статистически выявили во всем мире. Максимум 6% из 7 миллиардов человек имеет свой собственный бизнес. Все остальные не имеют. Если он хочет заняться бизнесом, пусть просто знает эту цифру и пусть будет готов морально. Второе — не надо ничего бояться. Если решение принято, то надо делать дело и не сдаваться. Сдаваться вообще никогда нельзя. Решил, взял на себя ответственность — вперед, до самого конца. Бьешь в одну точку, и распыляться не надо, как некоторые — сегодня окнами торгуют, завтра дверьми, а послезавтра компьютерами. Только в одной области можно стать хорошим специалистом. Вот тогда можно сделать из себя что-то стоящее.

Россия. ДФО > Приватизация, инвестиции. Недвижимость, строительство > amurmedia.ru, 25 сентября 2018 > № 2745804 Мартин Ананян


Россия > Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 24 сентября 2018 > № 2750777 Наталья Торик

Подарок патрона. Как бизнесу получить господдержку

Наталья Торик

Директор компании «ProGRant»

Чтобы получить финансирование, предпринимателю стоит включить эмпатию и постараться понять «неотзывчивого чиновника»

Знакомьтесь, портрет идеального претендента на государственную поддержку: производственное предприятие, с акционерами — гражданами России, существующее на рынке года три и больше, со штатом сотрудников человек 50. Компания стабильно растет по обороту и показателю выручки, который за последний год достиг миллионов 80, а лучше 150. Бухгалтерия исправно платит налоги, технологи или R&D-служба днем и ночью работают над расширением производственной линейки и новыми научными разработками. Для идиллии не хватает еще экспортной выручки в размере 30% от общего оборота. Понятно, что идеальное в этом мире встречается нечасто, так что с небольшими отклонениями от этой заданной планки работать можно.

Если ваш бизнес похож на описанного героя, то у вас есть реальный шанс получить финансовую поддержку от государства на безвозмездной и безвозвратной основе. Да-да, это не обман зрения. Такие чудеса действительно возможны. Кстати, по опросам наших клиентов о том, почему они до этого не обращались за государственной поддержкой, большинство отвечают: «Не верим, что это рабочая схема, а не пустые заявления с телеэкрана и красивые обещания с трибун на экономических форумах». Уточню, что к чудесам и бесплатному сыру в мышеловке субсидии не имеют никакого отношения. Скорее подойдет понятная предпринимателю четкая расшифровка: компенсация понесенных затрат на научно-технические разработки, расширение ассортиментной линейки продукции или, например, возмещение процентов по инвестиционному кредиту.

Холодное сердце

Самая распространенная жалоба предпринимателей — это непонимание со стороны чиновников. Поразительно, сколько эмоций встречается в коммуникации бизнес — государство. Кому-то из сторон все-таки придется работать над преодолением коммуникативного барьера и находить общий язык, балансируя между бюрократическим и бизнес-подходами: «У нас такой замечательный проект, мы так много делаем и такие молодцы, а нам отказали в поддержке». В этой ситуации советую предпринимателю включить эмпатию и постараться понять этого самого «неотзывчивого чиновника». Как бы он вам ни симпатизировал и кто бы ему до этого ни позвонил, рассказывая, какой хороший ваш проект, его руки связаны ограничениями постановлений правительства и федеральными целевыми программами. В этих документах все слова имеют значение, и то, что в них написано пером, совершенно никак не вырубить ни топором, ни кинжалом дружбы с «нужными людьми». Можно, конечно, поставить себе цель что-то изменить в тексте или внести пару предложений, но это уже совсем другая история длиной в несколько лет и десяток итераций формальных процедур.

Партнеры, но не друзья

В работе с органами государственной власти, кстати, прием «рекомендаций» любят использовать даже больше, чем в продажах. Вот только не всегда в эффективной форме. Письмо поддержки или договор намерений о сбыте — вот лучшая форма рекомендации от друзей и партнеров проекта. Такое документальное подтверждение любви клиентов, поставщиков и других уважаемых структур в ряде конкурсов повышает шансы компании на выигрыш прямым начислением дополнительных баллов. Кроме того, это своего рода поручительство компаний с идеальной репутацией о серьезности ваших намерений. По моему глубокому убеждению, это работает намного эффективнее, чем «звонок друга двоюродного брата жены» или еще кого бы то ни было, ну или почти кого бы то ни было.

Действовать по плану

Один из основных документов в списке обязательных при подаче на конкурс субсидий — бизнес-план. Бизнес-план, он, конечно, и в Африке бизнес-план, скажете вы… А вот и нет. Были в моей практике случаи клиентов-перфекционистов, которые приносили талмуды с брендами «большой четверки», с закодированными финансовыми моделями и обилием англоязычной лексики. А были и те, где бухгалтер самостоятельно в целях экономии бюджета, днями и ночами рожал документ с обязательными разделами, такими, как технологии и маркетинг. Я за коллективный труд и за привлечение «профессионального внешнего писателя» для компоновки предоставленных исходников. Никто лучше собственных технологов производства и отдела маркетинга и продаж самой компании не расхвалит уникальность проекта, но свести все в красивую картинку лучше сможет внешний человек, способный увидеть проект целиком со стороны.

В отличие от банковских структур, где основной частью бизнес-плана является финансовая модель проекта и подтверждение спроса на конечный продукт, в документе, предоставляемом для участия в конкурсе на государственную поддержку, имеют крайне важное значение разделы «Обоснование целесообразности государственной поддержки», «Патентоспособность», «Экспортный потенциал», «Новизна разработки и эффективность предлагаемых решений», «Аргументация заявителя, насколько результаты проекта будут соответствовать указанной программе поддержки». Не так давно отечественным производителям добавили еще одну процедуру в рамках предоставления государственной поддержки — «Подтверждение российскости». Перевожу: вы должны соответствовать списку критериев «отнесения промышленной продукции к промышленной продукции, не имеющей аналогов, произведенных в Российской Федерации». Заведует процессом Торгово-промышленная палата. Процедура не из простых по ряду причин, основная из которых в том, что комплектующие и материалы конечного продукта тоже должны быть почти исключительно российского производства. Для понимания: в косметической промышленности около 90% сырья импортируется, микроэлектроника тоже недалеко ушла...

Держать слово

Всегда надо помнить о том, что будет «жизнь после». Часто предприниматели бросают все усилия на достижение цели получения субсидии и готовы в моменте пообещать все что угодно, чтобы только выиграть конкурс. Важно помнить, что те показатели проекта, которые будут внесены в соглашение с институтом развития или министерством, придется выполнять, документально подтверждая. Иначе, в самом печальном случае невыполненные обещания обернутся возвратом денег. Поэтому к прогнозам подходим осознанно. Оптимизм может грозить невыполнением обязательств, а излишний пессимизм могут зачесть за неуверенность в собственных силах. Так что, как везде и во всем, ищем золотую середину, реалистично рассчитывая объемы производства новой продукции, новые рабочие места и будущие налоговые отчисления.

Работа со списком

«Формальные требования» — понятие, не принимаемое творческими бизнесменами. По статистике, от 20% до 50% заявок не проходят первый этап «формальной экспертизы» или «комплектности», не доходя по рассмотрения проекта «по существу». «Как же так! Из-за какой-то неправильной даты на справке из налоговой меня исключили из конкурсной процедуры?! Я завод построил, Россию спасаю…» Этот крик души, конечно, немного утрирован, но очень близок к реалиям, поверьте. Специфика этого этапа отбора в том, что в нем нет «более важных» и «менее значительных» документов и требований. Надо сделать все по списку, в соответствии со всеми, пусть даже иногда и не совсем логичными требованиями.

В программах поддержки всегда есть важные акценты. Я называю их «кодовые слова». Именно они отражают, так сказать, политику партии по приоритетам предоставления субсидий. Вот, например, флаг следующего года в государственной поддержке — экспорт. Импортозамещение сохраняет свои позиции, но отошло на второй план. Компаниям, у которых доля экспортных поставок превышает 30% в большинстве программ, будет зеленый коридор, конечно, при выполнении списка остальных требований.

Наращивайте обороты, реализуйте новые проекты, развивайте свой бизнес, и партнеры, готовые вас поддержать наверняка появятся. И одним из них вполне может стать государство.

Россия > Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 24 сентября 2018 > № 2750777 Наталья Торик


Россия > Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > economy.gov.ru, 24 сентября 2018 > № 2738864 Максим Орешкин

Максим Орешкин: У министерства нет причин менять свой прогноз

Россияне не должны эмоционально реагировать на события, которые происходят на финансовом рынке. Об этом в эксклюзивном интервью RT заявил министр экономического развития России Максим Орешкин, который принял участие в Евразийском женском форуме. Глава МЭР также рассказал о притоке инвестиций в российскую экономику, курсе рубля и спорах в ВТО из-за торговых войн, начатых США. Кроме того, министр поделился планами по развитию малого и среднего бизнеса, в том числе по поддержке женщин-предпринимателей.

- Максим Станиславович, мы с вами разговариваем на полях Евразийского женского форума, где вновь поднималась тема глобального вклада женского бизнеса в экономику. По разным оценкам, сегодня около 10% мировой собственности приходится именно на женский бизнес, а в некоторых странах половину вклада в ВВП обеспечивают женщины-предприниматели. Какова сейчас доля женского бизнеса в России? Планирует ли Минэкономразвития создавать специальные программы или проекты, которые бы стимулировали женщин к началу предпринимательской деятельности?

- Я бы поставил вопрос шире - о роли женщин в экономике России. Сейчас уровень экономической активности женщин составляет где-то 56 - 57%, мужчин - 71%. Если нам добиться повышения этого показателя до уровня Норвегии, то это сразу будет означать прибавку к ВВП на уровне 4% и становление России пятой экономикой мира.

А если экономическую активность женщин подтянуть до уровня этого показателя у мужчин, то эта прибавка к ВВП составит 13 - 14%. Поэтому, когда решаются вопросы усиления экономического роста, мы смотрим на разные способы, и увеличение экономической активности женщин - это одно из ключевых направлений, особенно учитывая дефицит на рынке труда, который формируется в настоящее время.

Что касается вопроса предпринимательства, то у нас порядка 35% руководителей предприятий малого и среднего бизнеса - это женщины. В мире эта доля чуть меньше, но это значит, что в нашей стране больше перспектив по развитию женского предпринимательства, чем во многих других. И если посмотреть статистику последних лет, то мы увидим, что за два года у нас доля женщин-предпринимателей выросла на 22%. При этом по мужчинам динамика слегка негативная. Поэтому у нас есть отдельный блок, связанный с поддержкой женского предпринимательства в рамках национального проекта по малому и среднему предпринимательству, который Минэкономразвития сейчас разрабатывает.

- Вы можете назвать какие-то конкретные меры?

- Главная работа - информационная. Нужно сделать так, чтобы информация о возможностях делать бизнес была доступна для всех заинтересованных. Что касается вопросов социальной политики (и это очень важно), когда в начале года мы структурировали демографическую программу, то большое внимание уделили развитию системы яслей или возможности использовать материнский капитал для оплаты услуг частных детских садов, нянь и так далее. Вся эта история направлена на то, чтобы у максимального числа женщин, которые хотят активно заниматься предпринимательской деятельностью, была возможность отводить время в своем семейном графике для самореализации. Как раз комбинация социальной политики и экономических программ - это то, что позволяет высвободить время и начать свой бизнес.

- Извините за личный вопрос, но вы ожидали такого внимания к себе со стороны женщин, которые хотели с вами сфотографироваться? Здесь, в Санкт-Петербурге, на полях Евразийского женского форума?

- Не ожидал, но приятно.

- Сколько фотографий с вами сделали?

- Даже не знаю, но я старался никому не отказывать.

"Вставляют палки в колеса"

- Давайте все-таки вернемся к более глобальным вопросам. В начале октября запланирован визит президента России Владимира Путина в Индию. В последние годы наблюдается заметный рост товарооборота двух стран. Что обеспечивает прирост этого показателя? Могут ли трансформироваться российско-индийские отношения в связи с так называемой торговой войной США и Китая, а также в целом ограничительной внешнеторговой политикой Трампа?

- Непростые отношения американцев с их торговыми партнерами - это в первую очередь возможности, которые открываются на этих рынках. Американцы поставляют много продукции и услуг в Китай и Индию, соответственно, повышение пошлин делает эту продукцию менее конкурентоспособной и открывает ниши, где Россия могла бы конкурировать, тоже предлагая свою продукцию.

Что касается увеличения объема торговли с Индией, то сейчас прирост происходит за счет топливно-энергетических товаров. Здесь надо говорить откровенно: да, у нас заключаются новые контракты, у нас расширяется сотрудничество, увеличиваются объемы поставок, увеличиваются ценовые показатели. Но если взглянуть на структуру нашей торговли с Индией, то здесь еще существует обширное пространство для работы и для диверсификации торговли. Поэтому за последний год мы запустили целый ряд инициатив, которые направлены на то, чтобы наши торгово-экономические отношения с Индией могли выйти на новый уровень.

- О каких инициативах идет речь?

- Во-первых, мы ведем детальный анализ структуры торговли наших стран с индийскими коллегами и ищем ниши, где у нас есть потенциал значительного развития. Например, если посмотреть отдельные области, то это сельское хозяйство, которое активно развивается в России и Индии. Кроме того, высокотехнологичная продукция в машиностроительном и ряде других направлений. Там тоже есть ниши, где возможно увеличение объемов торговли. Мы сейчас делаем такой анализ и готовы его представить уже в ближайшее время, мы также будем обсуждать его во время визита президента России в Индию.

Второе направление - это сотрудничество с индийским институтом, отвечающим за обмен опытом в реформировании экономической и отраслевой политики, а также за работу с малым и средним бизнесом и финансовым сектором. Опять же мы стараемся находить ниши, где сотрудничество может развиваться и снимать барьеры, которые существуют между нашими странами.

И третье направление - это большой проект, где мы работаем не только с Индией, но и с Ираном, а также активно работаем с Азербайджаном. Например, президент Ильхам Алиев 1 сентября был в Сочи, где активно обсуждался вопрос развития коридора "Север - Юг", который свяжет Россию и европейский рынок с Индией по наиболее короткому маршруту. Это морская перевозка грузов из Индии в Иран, а затем по железной дороге в Россию, через порты - на европейский рынок и, соответственно, поставка товаров обратно. Создание таких транспортно-логистических коридоров значительно сократит время, уменьшит барьеры и снизит стоимость доставки.

- Вы сейчас подняли тему международной торговли. Можете рассказать, как обстоят дела с иском России в ВТО, который наша страна подала после введения США пошлин на сталь и алюминий? На какой исход рассчитывает Минэкономразвития в этом торговом споре?

- Мы считаем, что меры, которые ввели США против практически всех своих торговых партнеров (Россия попала в их число), являются так называемыми специальными защитными мерами и не имеют ничего общего с вопросами безопасности.

Они просто защищают внутренний рынок США - неконкурентный, который на самом деле не обладает достаточным уровнем конкуренции по сравнению с российским производством. Поэтому здесь мы действуем по стандартным процедурам ВТО - сразу объявили о целом пакете мер по повышению обратных пошлин против США.

Уже рассчитан ущерб, который нанесли США нашей экономике своими действиями. Он составляет порядка $600 млн, и порядка $100 млн мы уже компенсировали обратными пошлинами, причем мы сделали это настолько аккуратно, что введенные пошлины никто не заметил: это узкие сегменты тех товаров, которые имеют конкурентов либо российского происхождения, либо в других странах - наших торговых партнерах.

Что касается иска, то с точки зрения процедур, которые сейчас идут в ВТО, первый этап - это консультации. И по правилам международной торговой организации их содержание нельзя раскрывать.

Но сейчас можно сказать, что этот этап пройден, что договоренностей и прогресса не было достигнуто. Это означает, что мы будем постепенно переходить к следующей стадии - рассмотрению дела по существу в органе по разрешению споров ВТО.

И по завершении этой процедуры (или если она в течение трех лет вдруг не будет завершена, мы получим это право автоматически) мы сможем ввести целый набор пошлин, чтобы полностью компенсировать ущерб, который Россия уже сейчас несет от решений американской администрации.

Орешкин: пошлины США не имеют ничего общего с вопросами безопасности

- На днях Еврокомиссия представила новый план реформы ВТО "для большего соответствия современности". Как вы считаете, насколько сейчас торговая организация нуждается в реформировании?

- Мы всегда говорили, что изменения в ВТО необходимы. Мировая экономика меняется, но самое главное - те процедуры, которые сейчас существуют в ВТО, по темпу работы и реализации не соответствуют динамичному миру, в котором мы живем. Именно об этом говорит Еврокомиссия.

Дело, как обычно, в деталях: у нас большая задача проработать все инициативы и направления, провести консультации до конца года. Со своими предложениями выступают не только наши партнеры в Европе, но и Индия и Китай, какие-то предложения делаем мы. Дискуссия сейчас находится в активной фазе. Главная задача - сделать ВТО быстрым и эффективным институтом. Сейчас есть проблемы в органе по разрешению споров и в апелляционном органе, некоторые процедуры просто застряли из-за того, что отдельные страны (мы говорили сейчас о США) активно вставляют палки в колеса этого механизма. Поэтому изменения должны быть направлены на то, чтобы и палки нельзя было вставлять, и сам механизм работал быстро и эффективно в соответствии с теми договоренностями, которые были подписаны на базе этой организации.

"Отток капитала не может продолжаться вечно"

- Что сейчас происходит с инвестиционной привлекательностью России? Вы говорите, что США вставляют палки в колеса.

- Здесь можно говорить абсолютно откровенно: существует один базовый показатель, на который всегда надо обращать внимание, - динамика инвестиционной активности. Что мы здесь видим? В прошлом году прирост инвестиций составил 4,4%, что больше роста ВВП. В этом году у нас за первое полугодие ожидается в районе 3 - 4%. Опять же рост инвестиционной активности превысит темпы роста ВВП.

Это означает, что инвестиционная активность растет быстрее, чем экономика в целом. Поэтому могу сказать, что есть объективная статистика и объективная динамика. Да, вы абсолютно правы, у нас много трудностей, не все иностранные партнеры рады тому, что инвестиционному процессу в России вставляют палки в колеса. Но мы работаем над этим и ставим амбициозные цели.

По нашей оценке, опережающий рост инвестиций должен сохраниться на шестилетний период, именно на это был направлен июльский план правительства по повышению инвестиционной активности.

Например, 20 сентября на заседании правительства мы рассматривали одно из решений - новый законопроект, который направлен на улучшение конкуренции в экономике, вводящий со временем новый запрет на создание унитарных предприятий, которые на региональном и муниципальном уровнях очень часто являются факторами ограничения конкуренции.

Орешкин: в прошлом году прирост инвестиций в РФ составил 4,4%

- Сейчас одна из обсуждаемых тем в экономике - первое за два с половиной года повышение ключевой ставки Центробанка. Как это решение регулятора может отразиться на экономике?

- Как я неоднократно говорил, денежно-кредитная политика - это прерогатива Банка России. Институт, который сформирован за последние три-четыре года, по моей личной оценке, является одним из самых качественных не только среди развивающихся, но даже и в ряде развитых стран. Работа ЦБ направлена на обеспечение долгосрочной устойчивости цен и финансовой стабильности. Скажу честно, во многом решения, которые принимаются ЦБ, нами ожидались.

У министерства нет причин менять свой прогноз, где заложены показатели по инфляции на уровне 4,3% по итогам 2019 года. Действия ЦБ как раз направлены на удержание инфляции.

Мы также ожидаем не самого лучшего первого квартала 2019 года, это будет связано с повышением НДС. Кроме того, мы ожидаем, что темпы роста кредитного портфеля немножко просядут, и это связано не напрямую со ставкой ЦБ. Скорее, ставка ЦБ и последние решения регулятора позволят повысить активность в средней и долгосрочной перспективе за счет стабилизации инфляционных ожиданий. Эта проблема больше связана с волатильностью финансовых рынков, которая идет к нам извне. Поэтому мы ожидаем, что первый квартал будет самым непростым, но с постепенным улучшением ситуации в дальнейшем.

- Тем не менее давление на внутренний финансовый рынок все же сохраняется, и этот фактор влияет на курс рубля.

- Я бы сказал, что такие временные факторы, как волатильность и санкции, затронули, к примеру, рынок государственных облигаций. Мы наблюдали значительный отток капитала. Только за период с апреля по июль он составил 350 млрд рублей, из них более 100 млрд пришлись на август. Таким образом, давление на внутренний финансовый рынок сохраняется. Но, разумеется, столь существенный отток капитала не может продолжаться вечно, поскольку объем гособлигаций на балансе иностранных инвесторов ограничен. Поэтому даже столь негативные тенденции носят лишь краткосрочный характер. К тому же есть основные долгосрочные факторы: профицит счета текущих операций, сильная фискальная позиция, низкая инфляция и взвешенная политика Центрального банка. Все это у нас есть, а значит, курс рубля выйдет на уровень, который определяется долгосрочными тенденциями изменения платежного баланса, а не наблюдаемой в краткосрочной перспективе волатильностью.

- В конце нашего разговора хотелось бы подробнее поговорить о рубле. За последний месяц мы снова наблюдали активную динамику на валютной площадке. Стоит ли населению ориентироваться на те прогнозы, которые вы озвучили? Люди ведь на практике хотят понимать, что им делать в ближайшее время.

- Здесь очень простая ситуация: у нас плавающий обменный курс, это означает, что он может колебаться то в одну, то в другую сторону. И волатильность у него довольно существенная. И это люди, конечно же, замечают.

Самая большая ошибка - когда граждане начинают эмоционально реагировать на происходящее на финансовом рынке. Например, полторы недели назад, когда курс доллара поднялся выше 70 рублей, у этого события был очень сильный эмоциональный контекст. И, чтобы обезопасить людей от принятия эмоциональных решений, я напрямую дал комментарий в СМИ, что сейчас надо не покупать, а продавать доллары и инвестировать в рубль.

Я сделал это, чтобы был какой-то противовес в информационном пространстве, чтобы кто-то задумался: по фундаментальным причинам нет повода для паники. Так, за прошедшие полторы недели рубль укрепился больше чем на 5% к доллару, и те, кто тогда эмоционально принимал решение о покупке иностранной валюты, сейчас оказываются в минусе, в убытке.

Главный вывод, который все должны вынести из этой ситуации: не нужно эмоционально реагировать на события, которые происходят на финансовом рынке. Нужно доверять ЦБ, который обеспечивает долгосрочную ценовую стабильность, а устойчивая инфляция - то, что в первую очередь обеспечивает стабильность валюты.

Россия > Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > economy.gov.ru, 24 сентября 2018 > № 2738864 Максим Орешкин


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > premier.gov.ru, 24 сентября 2018 > № 2737996 Максим Орешкин

Брифинг Максима Орешкина по завершении заседания президиума Совета при Президенте Российской Федерации по стратегическому развитию и национальным проектам

Из стенограммы:

М.Орешкин : Сегодня прошёл президиум Совета по стратегическому развитию и национальным проектам. Рассматривали целый набор национальных проектов. Вкратце расскажу о тех решениях, которые были приняты.

Первый проект – это проект по развитию малого и среднего предпринимательства. Здесь работа будет вестись по всем ключевым направлениям. У нас стоят очень амбициозные цели: повышение занятости в сегменте МСП, рост доли этого сектора в ВВП до 32,5% к 2024 году. Чтобы достичь этих амбициозных целей, надо будет работать по всем направлениям, сделать так, чтобы больше людей открывали своё дело, начинали свой бизнес, чтобы эти компании не сталкивались с барьерами, плохим инвестиционным климатом.

Второй проект в рамках национального проекта посвящён улучшению делового климата. Сейчас запускается механизм трансформации делового климата. Уже в октябре будет проведена правительственная комиссия, она рассмотрит первый набор барьеров, которые мы будем стараться убрать через изменения законодательства и других нормативно-правовых актов. Третий момент связан с тем, что компании, которые уже существуют, должны активнее расти и развиваться. Здесь самое тяжёлое и важное направление – это обеспечение доступными финансовыми ресурсами малых и средних предприятий. У нас запланирована на шестилетний срок выдача более 10 трлн льготных кредитов по ставке – ключевая ставка плюс 2%, но конечная ставка для заёмщика не выше 8,5%. Уже в следующем году, по плану, мы должны выдать по этой новой программе свыше 1 трлн рублей новых кредитов. Это очень значительный объём, который, по нашим оценкам, даст серьёзный толчок развитию большого количества малых и средних предприятий в нашей стране.

Вопрос финансирования будет сопровождаться расширением работы, которую мы ведём по государственным закупкам, по допуску малых и средних предприятий к закупкам госкомпаний. У нас уже в этом году объём закупок компаний у МСП должен составить 3 трлн рублей. Мы планируем выйти на объём 5 трлн рублей к 2024 году. Тоже довольно активный рост. В целом будет развиваться целый набор инструментов. Итогом работы у нас должно стать большее количество предприятий, которые формируются. Срок жизни предприятий должен увеличиться, предприятия должны активнее расти, увеличивать выпуск, добавленную стоимость, которая создаётся на предприятиях, и среднесписочная численность занятых на предприятиях тоже будет расти. Совокупность этих мер и показателей будет приводить к выполнению верхнеуровневых показателей проекта, связанных с численностью занятых и долей сегмента МСП в ВВП.

Второй проект – это проект производительности труда. Он формируется на основе приоритетного проекта, утверждённого ещё в конце прошлого года. По этому проекту ведётся активная работа. Уже в этом году в пилотных регионах на пилотных предприятиях задача – обеспечить активный рост производительности не только за счёт, например, увеличения инвестиционной активности, но в том числе за счёт внедрения современных управленческих технологий, бережливого производства. У нас предприятия, входящие в программу, должны выполнять нормативы роста производительности на 10% в первый год, совокупно за два года – 15%, за три года – 30%. Именно такие целевые показатели мы будем ставить по каждому предприятию, которое будет входить в проект. Будем работать совместно с региональными властями, которые будут играть здесь ключевую роль с точки зрения реализации региональных программ. У нас здесь планируется целая подборка механизмов дополнительного стимулирования предприятий к повышению производительности труда, стимулирование регионов, которые будут демонстрировать наивысшие показатели роста производительности труда в экономике. Есть полная увязка проекта с проектом по малому и среднему предпринимательству. Программа финансирования, о которой я говорил, будет иметь специальные режимы и дополнительную пониженную ставку для предприятий – участников программы повышения производительности труда. Работаем мы и с другими инструментами, Фонд развития промышленности у нас активно подключается к этой работе. Весь этот комплекс мероприятий будет позволять вовлекать всё большее количество предприятий в этот проект, всё большее количество регионов, и постепенно это будет оказывать влияние на показатели роста производительности труда в целом по экономике, которые у нас уже учтены в прогнозе.

Третий момент, о котором хотел рассказать, это комплексный план развития магистральной инфраструктуры. Здесь подготовлены планы по развитию транспортной инфраструктуры, энергетической инфраструктуры. Что самое важное, мы сейчас формируем новый механизм управления развитием инфраструктуры в нашей стране, который будет объединять все планы по инфраструктуре различных министерств, компаний с государственным участием, частных инвесторов. Всё это будет объединяться в едином объекте – инфраструктурной карте, будет учитываться взаимосвязь этих объектов, планы на федеральном уровне будут увязываться с планами на региональном уровне. Что очень важно, будет по каждому проекту проводиться оценка социально-экономических эффектов, причём по каждому проекту будет считаться оценка увеличения добавленной стоимости в экономике, как на этапе строительства, так и на этапе эксплуатации объектов. Отдельный мониторинг мы будем вести по объёму необходимых ресурсов – строительных ресурсов, цемента, битума, других материалов, трудовых ресурсов для реализации этих проектов. На ближайшие годы только дополнительное финансирование по комплексному плану транспортной инфраструктуры – это 1,4 трлн рублей. То есть объём инвестиций здесь увеличивается, количество объектов, которые будут одновременно находиться в стройке, увеличивается, поэтому здесь очень важно контролировать, чтобы было сбалансировано предложение строительных ресурсов со спросом на них, чтобы не происходило роста цен.

Также будет создан отдельный центр мониторинга реализации таких комплексных проектов. Его задачей будет взаимоувязка разных элементов и разных этапов реализации крупных проектов. И тот же, например, проект по реализации БАМа и Транссиба – это не только инвестиции в железнодорожную инфраструктуру, это создание электросетевого хозяйства, это строительство портов на конце железнодорожных веток, для того чтобы то, что перевозится по железной дороге, затем могло экспортироваться через морские порты. То есть взаимоувязка, контроль сроков, контроль стоимости – этой работой будет заниматься специальный центр мониторинга.

Вопрос: На каком этапе сейчас находится этот план развития инфраструктуры, он уже подготовлен для рассмотрения?

М.Орешкин: Сегодня на президиуме уже рассматривали конкретный список объектов, и в целом он был утверждён. Там небольшие доработки предстоят.

Вопрос: Какой общий бюджет на шесть лет?

М.Орешкин: 1,4 трлн дополнительных ресурсов. У нас есть 1,5 трлн базовых бюджетных ассигнований, которые были запланированы, сверх ещё 1,4 трлн добавляется. Это только финансирование из федерального бюджета. Соответственно, там проекты будут сопровождаться финансированием из бюджета «РЖД», у нас на предстоящие шесть лет инвестпрограмма «РЖД» – 7 трлн рублей. Инвестпрограмма «ФСК», Росавтодора, целого набора других государственных компаний… В целом эта сумма будет с лихвой превышать 10 трлн рублей.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > premier.gov.ru, 24 сентября 2018 > № 2737996 Максим Орешкин


Казахстан > Приватизация, инвестиции. Образование, наука > kursiv.kz, 21 сентября 2018 > № 2737966

Экс-глава «Казпочты»: «Индустрия в Казахстане должна открыться для стартапов»

Багдат Мусин предлагает создать в составе холдинга «Байтерек» венчурный фонд, который позволил бы стартаперам решать конкретные проблемы казахстанской индустрии

Дмитрий Покидаев

Экс-глава «Казпочты» и комитета по правовой статистике генеральной прокуратуры Казахстана Багдат Мусин предлагает создать в составе холдинга «Байтерек» венчурный фонд, который позволил бы стартаперам решать конкретные проблемы казахстанской индустрии.

«В холдинге «Байтерек», наверное, должен появиться какой-то венчурный инструмент, который реально будет финансировать новаторские проекты в индустрии. Мы должны дать какое-то будущее тем нашим мозгам, которые сегодня уезжают за границу, объединить с индустриями, помочь им финансово встать на ноги», – сказал Мусин, выступая на VI Форуме машиностроителей Казахстана.

Экс-глава «Казпочты», который ныне возглавляет компанию BeIn Tech, заметил, что его нынешнее место работы связано именно с таким родом деятельности по сближению стройиндустрии и инноваторов. Одновременно, по его мнению, такой подход в стране должен исповедоваться всеми индустриями, в противном случае технологическое отставание Казахстана будет только нарастать.

«Я здесь сижу, слушаю про проблемы отрасли, мне кажется, мы в каких-то параллельных мирах живем, что ли… Я в связи с чем это говорю: был в Америке два-три месяца тому назад, пожил, посмотрел, что там творится – видел машины, обвешанные различными радарами и датчиками, которые сканируют среду. Выяснилось, что они сканируют все до миллиметра, чтобы запустить в будущем беспилотные автомобили. То есть, там автомобили без водителей – это уже видимое будущее, а мы сейчас говорим о машиностроении, но трендовых вещей мы не замечаем, и потом будем просто пользоваться благами тех стран, которые это первыми сделали», – прокомментировал эксперт обсуждение будущего машиностроительной отрасли на форуме.

Он отметил, что в США на примере Илона Маска и космической промышленности поняли, что «любая индустрия может меняться, причем ее может изменить человек вообще не из отрасли».

«И вот теперь венчурные инвесторы и сами сектора экономики начали сближаться, силиконовая долина ранее вырабатывала стартапы на уровне социальных сетей, типа фейсбука, чаты типа вотсапа, которые вроде бы никакого отношения к индустрии не имеют. Но сейчас в Америке происходит сближение индустрии и стартаперского мира – к индустрии пришло понимание того, что они сами свои проблемы не решат никогда в жизни тем бюрократическим механизмом и теми мозгами, которые у них есть. И они сейчас открываются и предлагают молодым специалистам: «Приходите к нам, мы будем говорить вам о проблемах, а вы будете предлагать нам решения», – констатировал г-н Мусин.

По его мнению, в Казахстане есть молодые люди, способные реально решать индустриальные проблемы, но для этого сами индустрии должны открыться для них.

«Не так, что: «А вы предложите мне что-то готовое», а чтобы стартаперы могли прийти к вам в индустрию и реально вместе с вами ковырять ту или иную проблему. Мне кажется, что финансирования в этой части не хватает, его точно недостаточно. Мы должны погружать выпускников вузов в реальные проблемы, а то они сейчас у нас занимаются тем, что 10 лет назад уже в Америке было: разработкой мессенджеров, соцсетей – думают, что это до сих пор прет. Но на самом деле, это все уже прошло, надо решать индустриальные проблемы, мы должны старые индустрии объединить со свежими взглядами, только тогда что-то может появиться», – сказал экс-глава комитета Генпрокуратуры.

«Мы же не хотим быть страной, которая пользуется инновациями, мы хотим быть страной, которая вырабатывает инновации, но пока мы не изменим наши взгляды на молодежь и на ее способность вырабатывать новые идеи, мы так и будем финансировать автопром за счет правительства, как Штаты, которые в итоге так и не смогли сдержать напор корейцев и японцев в автопроме», – заключил Багдат Мусин.

Казахстан > Приватизация, инвестиции. Образование, наука > kursiv.kz, 21 сентября 2018 > № 2737966


Россия > Медицина. Приватизация, инвестиции > fadm.gov.ru, 21 сентября 2018 > № 2736283

Проект #ДоброВСело шагает по стране

К Всероссийской акции «#ДоброВСело», стартовавшей 15 сентября 2018 года, присоединились уже более 20 регионов страны. В течение полутора месяцев выездные бригады медицинских специалистов и добровольцев побывают в 1 000 ФАПов, расположенных во всех 85 субъектах России. Всего в акции примут участие свыше 11 тыс. добровольцев и 2,5 тыс. медиков. Ожидается, что за время проведения #ДоброВСело их помощь почувствуют 250 тыс. жителей сельских районов страны.

Волонтеры-медики Карачаево-Черкесии отправились в фельдшерско-акушерские пункты аулов Жако и Зеюко. Вместе с медработниками они провели профилактическую работу с населением, а также привели в порядок прилегающую территорию ФАПа.

В Красноярском крае волонтеры-медики вместе с бойцами студенческих строительных отрядов помогли обустроить ФАП в поселке Слизнево. Молодые люди покрасили стены, ставни и починили забор. Также прочитали для жителей лекции о правильном питании и репродуктивном здоровье. До 1 ноября #ДоброВСело пройдет в 19 населенных пунктах Красноярского края.

Волонтеры-медики Севастополя, вооружившись метлами, лопатами, тяпками и граблями, провели в ФАПе села Фронтовое субботник: вынесли листья с территории, убрали траву, облагородили палисадники, побелили бордюры.

В Свердловской области добровольцы отправились в фельдшерско-акушерский пункт села Сылва Шалинского района. Они рассказали жителям о рациональном питании в пожилом возрасте, профилактике и действиях при первых признаках инсульта, а также научили сельчан правильно измерять артериальное давление.

Волонтеры-медики Челябинской области отремонтировали ФАП в селе Тарасовка Чесменского района.

Активисты Томского регионального отделения ВОД «Волонтеры-медики» помогли обустроить и провели косметический ремонт двух ФАПов: в селе Батурино и поселке Мирном.

В Липецкой области волонтеры-медики высадили аллею деревьев у ФАПа в селе Студеные Хутора.

Волонтеры-медики Иркутской области отправились в деревню Усть-Куда. Они организовали площадки, где сельчанину можно было определить свою предрасположенность к инсульту, научиться навыкам оказания первой помощи, узнать свой ВИЧ-статус, измерить давление, вес и рост. Также волонтеры дали рекомендации по ЗОЖ и профилактике ряда заболеваний.

В Республике Карелия волонтеры-медики помыли окна в ФАПе поселка Матросы и помогли специалистам Центра медицинской профилактики измерить у местных жителей уровень холестерина в крови, артериальное давление, исследовать пульс с сатурацией (насыщение крови кислородом).

Активисты Амурского регионального отделения провели для жителей села Новотроицкое профилактические, диагностические и просветительские мероприятия, а также благоустроили территорию ФАПа.

Ко Всероссийскому проекту #ДоброВСело присоединились и участники III ежегодного Межрегионального форума волонтеров медицинских образовательных учреждений ЦФО, который прошел с 12 по 15 сентября в Иваново. Волонтеры выехали в Луговской фельдшерско-акушерский пункт, где провели санитарно-просветительскую работу с жителями, предложили свою помощь по благоустройству территории, развлекли маленьких детей и провели с ними спортивные игры.

Россия > Медицина. Приватизация, инвестиции > fadm.gov.ru, 21 сентября 2018 > № 2736283


Россия. ЦФО > Приватизация, инвестиции. Образование, наука > fadm.gov.ru, 21 сентября 2018 > № 2736279

Стартовала программа акселерации проектов конкурса «Доброволец России»

Сегодня в Тульской области стартовал первый обучающий интенсив в рамках акселерационной программы, разработанной Ассоциацией волонтерских центров (АВЦ). Программа создана для участников Всероссийского конкурса «Доброволец России» и включает в себя комплекс полезных навыков, которые получат волонтеры во время обучения.

Ранее на Всероссийский конкурс «Доброволец России» было подано свыше 15 тыс. проектов в 12 номинациях. Всего Оргкомитетом будет отобрано 100 волонтерских проектов в специализированную программу сопровождения, состоящую из очных дистанционных программ и консультаций. На сегодняшний день 78 проектов из 45 регионов уже одобрены экспертами.

Впервые участники Программы собрались 20 сентября в г. Алексине Тульской области, чтобы пройти первый обучающий интенсив, который позволит глубже погрузиться в методики создания и реализации проекта, почувствовать себя частью большой команды страны и найти единомышленников. Для развития навыков в течение трех дней приглашенные опытные эксперты и тренеры будут работать с авторами проектов, чтобы сформировать у них навыки эффективного менеджмента. Тренеры передадут знания о правильном управлении ресурсами, расскажут об инструментах привлечения партнеров к проектной деятельности и мотивации команды, а также обучат планировать деятельность так, чтобы она становилась максимально эффективной.

Все представленные проекты формируют новое общество социального успеха, среди них: «Мир на ощупь» - проект Анатолия Мовшовича, направленный на погружение людей в мир незрячих через темноту, созданную в интерактивном музее: такпосетители знакомятся с особенностями и трудностями жизни слепых. Отдельного внимания заслуживает проект Анастасии Поцелуевой «Мечтай со мной», который помогает исполнять мечты детей с заболеваниями, опасными для жизни. Также следует отметить проект Дмитрия Кацубы «Героями становятся», который реализуется в Санкт-Петербурге, с целью увеличения числа кадровых доноров крови и её компонентов, а также числа потенциальных доноров костного мозга и гемопоэтических стволовых клеток. Подобных социальных проектов гораздо больше, и каждый из них по-своему уникален. Подробнее ознакомиться с ними можно на сайте конкурса «Доброволец России-2018».

Россия. ЦФО > Приватизация, инвестиции. Образование, наука > fadm.gov.ru, 21 сентября 2018 > № 2736279


Россия > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции. Образование, наука > tpprf.ru, 20 сентября 2018 > № 2739236 Елена Дыбова

Женщины в развитии социального предпринимательства

В Парламентском центре города Санкт-Петербурга, 19 сентября стартовал второй Евразийский женский Форум, посвященный достижениям российских женщин в сфере малого и среднего бизнеса. Одним из первых мероприятий деловой программы стала открытая дискуссия «Женщины в развитии социального предпринимательства», посвященная роли женского социального предпринимательства в развитии экономики России и масштабных бизнес-процессах, его актуальных тенденциях и перспективах.

Имеющиеся на сегодняшний день барьеры в сфере социального предпринимательства, а также предложения Торгово-промышленной палаты Российской Федерации в части их снижения обозначила в своем выступлении вице-президент Елена Дыбова. Она привела примеры успеха женщин-предпринимателей, участниц проекта ТПП РФ «ЭТО БИЗНЕС» и «Семейный бизнес»:

«Россия занимает второе место в мире по количеству женщин-владельцев бизнеса, очень высок процент лояльности со стороны бизнес-сообщества по отношению к женской предпринимательской активности. Это, безусловно, говорит о том, что женщины способны и уже очень много делают в нашей стране для развития малого и среднего бизнеса, мотивированные, в первую очередь, вопросами профессиональной самореализации. Хотя вторым очень важным стимулом по-прежнему остается материальный интерес, желание повысить уровень жизни для себя и своей семьи, обеспечить детей, дать им достойное образование.

Социальное предпринимательство – молодое и одно из самых перспективных направлений в бизнесе, направленное на решение серьезных социальных вопросов, в том числе актуальных на рынке труда. За 10 лет своего существования оно доказало свою эффективность и значимость. Для его развития важно учитывать совокупность целого ряда факторов, например, государственную поддержку, прибыльность, доступ к инвестициям, общественное признание.

На пути к высоким целям по повышению эффективности и расширению бизнеса предприниматели сталкиваются с многочисленными барьерами, главными из которых являются: отсутствие законодательной базы, а именно тщательно проработанного Закона о социальном предпринимательстве, о чем еще в июле 2017 года заявлял Президент Российской Федерации В.В.Путин, нехватка специалистов, сложность выхода на рынок, сложности в получении финансирования.

Если приводить примеры из международного опыта, то в Южной Корее закон дает четкое определение социального предпринимательства, даны его простые и измеримые критерии, введена обязательная процедура сертификации, предусмотрены многочисленные льготы и привилегии, создана многоступенчатая государственная система поддержки социального бизнеса.

Эксперты ТПП РФ, постоянно взаимодействуя с бизнес сообществом, выработали ряд предложений по снижению существующих в России барьеров для социального предпринимательства. Они заключаются в разработке методических материалов, простых и понятных, для ведения бизнеса в российском законодательстве, разработке механизма предоставления на льготных условиях в аренду оборудования, установок, машин и других ресурсов. Необходимо финансирование обучающей программы на базе территориальных палат по введению в предпринимательство и его сопровождение. Очень важно создать инструментарий, позволяющий быстро ориентироваться в постоянно меняющемся законодательстве, осваивать новые технологии ведения бизнеса, что называется постоянно быть на острие.

Эффективной помощью предпринимательскому сообществу стал проект ТПП РФ «ЭТО БИЗНЕС» - http://etobiznes.com/. Информационный портал по сопровождению и развитию бизнеса, контент которого тщательно формируется высококвалифицированными экспертами, постоянно обновляется и дополняется. Пользователями Портала являются предприниматели из всех регионов России, что дает им уникальную возможность находить новых партнёров и поставщиков для своего бизнеса. Здесь предусмотрены и возможности проведения опросов, и полезные лайфхаки от успешных предпринимателей и видео с обучающими семинарами, что открывает дополнительные возможности развития для людей с инвалидностью.

Раздел «Рекорды дня» - уникальная возможность для продвижения своего бренда. Достаточно поделиться со всей страной историей своего успеха. Это сделала Мария Красновская, генеральный директор ООО «Геликон М». Ее компания более 20 лет производила металлочерепицу в эконом-сегменте. Благодаря своему опыту и профессионализму Марии удалось представить свой товар в сегменте премиум-класса.

Еще один успешный пример женского предпринимательства - молодой российский бренд Valen-ki, начавший свою историю с производства валенок ручной работы с уникальным дизайном. «VALEN-KI», участник проекта ТПП РФ «Семейный бизнес». Анна Андриянова - младший управляющий партнёр наладила маркетинговые процессы, благодаря которым региональный охват расширился до пределов всего мира!

Убеждена, что женская энергия, энтузиазм и высокий профессионализм, а главное объединение усилий бизнеса и государства позволят расширить возможности для развития социального предпринимательства в России. ТПП РФ, со своей стороны, всегда будет надежным партнером в решении этих важных задач."

Эксперт: Елена Дыбова

Источник: ТПП РФ

Россия > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции. Образование, наука > tpprf.ru, 20 сентября 2018 > № 2739236 Елена Дыбова


США. Иран. Турция. РФ > Нефть, газ, уголь. Финансы, банки. Приватизация, инвестиции > oilcapital.ru, 20 сентября 2018 > № 2734997 Икбаль Дюрре

Икбаль Дюрре: Перспективы отказа от доллара пока туманны Мнение.

Заявление России, Ирана и Турции об отказе от доллара в торговых операциях между тремя странами уже стало определенным вызовом мировой экономике. Другой вопрос, насколько это реалистично и реализуемо в ближайшей перспективе в полном объеме. И тут ключевые слова – «в полном объеме».

Например, если мы возьмём за основу российско-турецкие экономические отношения, которые оцениваются примерно в $17-18 млрд в год (в лучшие времена было на $20 млрд больше), то около 80% из этой суммы составляет экспорт из России в Турцию.

Понятно, что России интересно производить взаиморасчеты в турецких лирах только в размере своего импорта из Турции, а самой Турции – наоборот. Эту же логику можно спроецировать на других участников договоренности. Получается, что подобная схема на данном этапе может эффективно работать только между равными.

И пока к договору о торговле в национальных валютах между Ираном, Россией и Турцией не подключатся Китай или европейские страны, он не даст, на мой взгляд, ожидаемого результата.

Для меня существует еще один вопрос: что будет с этим договором, когда хотя бы один участник помирится с Западом? Будет ли он так же настойчив в реализации подобного эксперимента?

Как видите, вопросов больше чем ответов.

Также хочу отметить, что подобный договор между Турцией и Россией уже несколько лет как существует. Но особого восторга мы не видим. Может быть я скептик, но считаю, что договор об отказе от доллара между тремя странами может стать хорошим началом, вернее продолжением, особенно с точки зрения доказательства их политического сближения, но в экономическом плане имеет туманные перспективы.

Несмотря на существующие и довольно серьезные противоречия между Турцией и США, Анкара все же уступит Штатам, потому что сегодняшнее тяжелое экономическое положение в стране вынудит Турцию пойти на послабления перед Америкой.

Но это не отразится на российско-турецких экономических договоренностях, в частности по трубопроводам и атомной станции. Некоторые эксперты в Турции считают, что иранские и азербайджанские углеводороды могут стать альтернативой российским. Однако, учитывая нестабильную политическую и экономическую ситуацию вокруг Ирана, которую инициируют западные силы, в первую очередь – США, и принимая во внимание факт, что запасы Азербайджана ограничены, такая точка зрения является как минимум несостоятельной. Надо понимать, что энергетические проекты с Россией помимо большого экономического значения для Турции еще и усиливают геополитическую позицию страны в регионе.

Примечание НиК: 7 сентября 2018 года в Тегеране состоялся трехсторонний саммит президентов России, Турции и Ирана по Сирии, в ходе которого обсуждался ряд экономических мер для отказа от использования американского доллара в торговле между странами.

М.Э. Икбаль Дюрре

Политолог, доцент кафедры Теории регионоведения МГЛУ

США. Иран. Турция. РФ > Нефть, газ, уголь. Финансы, банки. Приватизация, инвестиции > oilcapital.ru, 20 сентября 2018 > № 2734997 Икбаль Дюрре


Россия. ДФО > Приватизация, инвестиции. Агропром > amurmedia.ru, 18 сентября 2018 > № 2745819 Александр Марченко

Статус сельхозпроизводителя открывает большие возможности даже мелким фермерам - КСФ

Заместитель гендиректора-руководитель центра кооперации АНО «Краевой сельскохозяйственный фонд» Александр Марченко дал интервью ИА AmurMedia

Процесс сельскохозяйственного кооперирования, активизация которого наблюдается в Хабаровском крае, придает новый статус личным подворьям на селе и мелким фермерам, что открывает для них широкие перспективы развития. О том, как работает "эффект масштаба", каким эхом откликнулись в кооперативном движении лихие 90-е и как преодолеть кризис доверия в интервью корр. ИА AmurMedia рассказал заместитель гендиректора-руководитель центра кооперации АНО "Краевой сельскохозяйственный фонд" Александр Марченко.

— Кооперативное движение как таковое не ново. В разные времена оно то возрождается, то теряет свою популярность, как в России, так и в Хабаровском крае. Александр Сергеевич, если говорить о сельхозкооперации в нашем регионе, как бы Вы обозначили ее нынешнее состояние?

— Активная фаза процесса кооперации фермеров, сельхозпроизводителей в регионе началась с июля 2017 года, т.е. чуть более года назад. Во втором полугодии 2017 года при непосредственном участии было создано четыре сельскохозяйственных потребительских кооператива – "Исток", "Вяземские продукты", "Агродар" и "Вектор".

— Какие районы региона "вышли в передовики"? Расположенные ближе к краевому центру или отдаленные?

— Нам удалось активизировать сельхозкооперацию в районе им. Лазо, Хабаровском и два кооператива появились в Вяземском районе. Правда, сейчас один из вяземских постепенно перебрался в Хабаровск, и сейчас работает на территории Хабаровского района. В общем, кооперативы появляются пока в радиусе 150 км, так скажем. Мы говорили про 2017 год. А в этом, 2018 году, интеграция кооперативного движения расширилась. Был создан кооператив "Манома" в Нанайском районе, кооператив "Эльбанский" в Амурском районе, "Кооператор Комсомольска" в Комсомольске-на-Амуре, плюс ПСК "Ладия" в Вяземском и кооператив "Бикин-ДВ" в Бикинском районе. У всех статус сельскохозяйственных потребительских кооперативов, как правило, широкого профиля. Кооператоры указывают у себя в уставах и переработку, и снабжение, и сбыт.

— Кто был инициатором создания этих кооперативов? Приходилось ли вам проводить какую-то работу с фермерами? Искать инициативных людей с организаторскими способностями? Или люди сами к вам приходили?

— В разных случаях происходило по-разному. Но в большинстве начинаем отсчет с агитвыездов и групповых консультаций. Договариваемся с органами муниципального самоуправления, чтобы они организовали аудиторию местных сельхозпроизводителей. Едем, подготавливаем ликбез по поводу потребительской кооперации непосредственно. В данный момент у нас политика правительства направлена на развитие потребительской кооперации. Кооперативы не являются коммерческими структурами, их создание направлено на увеличение благосостояния каждого из членов кооператива. Теоретически кооператив может работать в ноль или иметь небольшую выгоду. При этом уровень благосостояния в силу оказываемых услуг, в силу эксплуатации неделимого фонда растет у каждого кооператора.

— При этом каждый член кооператива может вести свою предпринимательскую деятельность?

— Верно. Они никоим образом не связаны обязательствами. Члены кооператива оплачивают членские взносы, паи, для того, чтобы пользоваться услугами кооператива как агрегатора, например, сбора плодоовощной продукции, либо совместные закупки делать.

— То есть работает "эффект масштаба"?

— Это классика. Снижение издержек на единицу товара или услуги при росте их абсолютного объема. Это одно из ключевых направлений, для которых и существует потребкооперация. Собственно, для этого сельхозкооператив и организуется. Например, несколько фермеров имеют свои хозяйства, выращивают коров, корма, неважно. И есть проблема со сбытом или с переработкой продукции. Они объединились, минимум пять человек, так предписывает закон, и купили перерабатывающий мини-завод или коптильню для колбас, к примеру. Одному фермеру потянуть такое оборудование крайне сложно и накладно. А если собралось 5 или 20, то соответственно всё обойдется в 5-20 раз дешевле.

— Кому тогда принадлежит эта коптильня?

— Кооперативу. А все вопросы по ее эксплуатации решают члены правления, те самые фермеры, которые создали кооператив. В уставе, как правило, прописано какие решения могут быть приняты председателем единолично, а какие исключительно через правление кооператива. Обычно, все весомые денежные операции принимаются исключительно по решениям правления кооператива, коллегиально.

— С приобретением понятно. А как совместно реализовывать то, что выращено?

— Рассмотрим пример сбыта. Выкопал фермер картофель, загрузил мешок в коляску мотоцикла и повез на рынок. Расход бензина — минимум 100 рублей. А вот если бы фермеры объединились и загрузили в фуру 4-5 тонн, то доставка обошлась бы каждому уже в 10 рублей. И на рынке фермер может продавать свой картофель уже не по 15 рублей за килограмм, а поставить конкурентоспособную цену в рублей 10-12. И это только за счет того, что совместно организовали доставку до овощехранилища, либо до конечного потребителя.

То же самое относительно закупки удобрений, например. Если купить их в магазине в розницу, то они обойдутся в 150 рублей за килограмм, а если же заявку сформировать несколькими хозяйствами и заказать вагон этих удобрений, то они обойдутся в 5-6 раз дешевле. Также это оформление бумаг, общий бухгалтер. Или ты поодиночке несешь все эти издержки, или кооператив нанял одного бухгалтера и тебе эту услугу оказывает за твои паевые взносы.

— Вернёмся к созданию кооперативов. В районах фермеры охотно вступают или приходится проводить разъяснительную работу?

— Работу однозначно нужно вести, причем, бывает, выезжаем по нескольку раз, и только на второй-третий раз народ оживляется, начинает на контакт идти. Очень большой кризис доверия друг к другу и власти.

— С чем это связано? Все еще аукается развал СССР и лихие 90-е?

— По большому счету, наверное, 90-е сказались, когда у нас кооперативное движение находилось на волне, а потом пошли разборки, суды и прочее. Кто сколько должен получать, как делить прибыль и т.д. Контингент, по большому счету, еще не сменился. Много возрастных фермеров, которые в 90-е на эти грабли наступили. В Бикинском районе было несколько достаточно крепких кооперативов, которые потом очень некрасиво расставались, разорялись. Сейчас их заманить в кооперативное движение очень проблематично.

— Но известны же и положительные примеры… Ольга Мамонтова с "Вяземскими продуктами", например.

— Да, конечно, существуют лидеры мнений, на которых реально можно сослаться. И народ видит, что кооперация работает, и никакого обмана в этом нет. Но многие опасаются и субсидиарной ответственности. Это тоже один из аспектов сельхозкооперации, когда все члены кооператива несут равную ответственность по всем долгам кооператива. Если паевых взносов не хватило, а кооператив кому-то должен, то гасить этот долг должны все члены кооператива.

— Рискованно…

— На заре кооперативного движения были нечистоплотные председатели, которые брали многомиллионные кредиты и исчезали. Потом фермеры обязаны были все это возмещать. Сейчас все это регламентируется и записывается в уставах. В настоящее время сделать что-либо подобное очень проблематично, практически невозможно. Все решения принимаются собранием управленческого состава.

— Кооператив кооперативу рознь по направлению. Вы планируете расширять кооперативное движение в северные отдаленные территории? Там рискованное земледелие, но там охота, рыбалка, сбор дикоросов и т.д. Такое направление планируется?

— Безусловно. В данный момент у сельхозфонда с администрацией Нанайского района в разработке проект по созданию районного центра кооперации и кооператива для приемки и переработки рыбы у коренных малочисленных народностей Севера. У местных нанайцев, которые получают квоты, кормовые лицензии на каждого персонально. Но помимо рыбы им же нужны и другие товары, и живые деньги. Следовательно, рыбу нужно реализовать. И чтобы продавать свой улов на законных основаниях, а не где-то на обочинах дорог, необходимо рыбаков каким-то образом объединить и создать какой-то агрегатор непосредственно в районе. Сейчас мы как раз прорабатываем этот момент. Уже есть желающие, собираем пакет документов под это дело. Думаю, в этом году кооператив уже создадим.

— Александр Сергеевич, а другие районы региона подключаются с движению?

— Еще по подобному направлению подготовлены пакеты документов на регистрацию в Охотском районе. Специалист Фонда выезжал в район, проводил семинары, рассказывал о мерах поддержки, и после этого принято решение о создании в районе сразу двух кооперативов. Кстати, сейчас краевой Минсельхоз действует достаточно глобально, сельскохозяйственным потребительским кооперативам на развитие хозяйства выделяются гранты до 70 миллионов рублей. Это довольно крупные суммы, можно и ферму построить, и перерабатывающее производство.

— Много приходится ездить по районам?

— Да, часто бываем в дороге. Я сам лично ездил трижды в район Полины Осипенко, более 700 км по не очень хорошей дороге, чтобы провести разъяснительную работу. И уже после третьего выезда появилась первые ласточки. Дело в том, в северных районах ничего, кроме картошки, нормально не растет, но при этом картошка дает вполне достойный урожай, а сбывать ее личные подсобные хозяйства никуда не могут, потому что картошку выращивают все. Однако рядом находится артель, которая закупает огромное количество картофеля, причем по ценам в несколько раз дороже, чем местное население готово с радостью продавать. Но население не может торговать, потому что нет юридического лица и договор подписать не с кем. Местному населению был предложен путь решения проблемы — организовать овощехранилище, чтобы подвозили по заказу партиями. Нашлась инициативная группа, кто все это решил взять в свои руки. Сейчас подобрали двух фермеров, готовых возглавить и организовать поставку с территории района.

— В кооператив может вступить любой желающий фермер? И вообще, по какому принципу фермеры кооперируются?

— Как правило, это объединение на территории какого-то одного района, либо населенного пункта. Крайне редко у нас один фермер проживает в Нанайском районе, второй в Бикине, а третий в Совгавани. Таких практически нет. Но сложность тут, скорее, не в территориальности… Недоверие очень велико непосредственно друг к другу. А для того, чтобы начать общий бизнес, общее дело, организовать кооператив, нужно как минимум доверять друг другу. И это одна из основных причин того, почему до сих пор не начался бум кооперативного движения… Соседи вроде в прекрасных отношениях, здороваются, а когда речь заходит об общем виде деятельности, говорят "У меня две коровы, а у Васьки три козы. Как мы будем деньги делить?".

— Но они же конкуренты между собой…

— Они не столько конкурируют, сколько не видят путей совместного приложения сил. Можно продолжать доить своих коров, но при этом совместно покупать корма, привозить их и на этом экономить деньги. Или приобрести доильное оборудование и по очереди им пользоваться.

— Органы местного самоуправления на местах, администрации районов, сельских поселений способствуют развитию движения?

— Во всех районах по-разному. После того, как в крае вышел указ о развитии сельхозкооперации и организации центров кооперации в районах, деятельность немного активизировалась. До этого все было очень неравномерно. Допустим, наши южные районы, Вяземский, Хабаровский и имени Лазо, очень активно влились в это дело. Их сотрудники чуть ли не за руку приводили этих фермеров, очень активно взаимодействовали с сельхозфондом. На северных территориях все сложнее, проблематичнее, пишут письма, что "сельского хозяйства у нас нет, кооперативы создать невозможно". Такие тоже были.

— Личным подсобным хозяйствам, насколько известно, меры господдержки не оказываются. Крестьянско-фермерским иногда оказываются, но фермер должен из себя представлять крепкого хозяйственника. Как в этом плане обстоят дела с потребительским кооперативом?

— Вы правильно подметили. Господдержка — один из факторов, почему личным подсобным хозяйствам, мелким фермерским хозяйствам стоит объединяться в кооперативы, ведь они становятся статусными сельхозпроизводителями. Если отдельно взятое личное подворье на меры поддержки рассчитывать не может, потому что не имеет статуса сельхозпроизводителя, налоги не платит, государству по большому счету пользы не приносит, то есть что произвел, то и скушал. А объединившись в кооператив, у фермеров уже цели более глобальные — произведенная продукция поступает в торговые сети, ее покупают городские жители и так далее. Соответственно, статус сельхозтоваропроизводителя кооператива позволяет рассчитывать на субсидии и гранты, которые предоставляют по федеральным и краевым программам.

— Все сельхозкооперативы, которые существуют в крае, сотрудничают с Краевым сельскохозяйственным фондом?

— Нет, кто-то организуется самостоятельно, другие были созданы до того как сельхозфонд активизировал краевую кооперацию. Но о большинстве мы знаем, они обращаются к нам за поддержкой, потому что у нас беспрецедентные условия — пакет документов минимальный, риск-менеджер информацию проверяет достаточно быстро, помощь ощутимая. И в плане льготных условий предоставления помощи какой-либо структуре соревноваться с Фондом трудно.

Беседовала Руслана Страхова.

Россия. ДФО > Приватизация, инвестиции. Агропром > amurmedia.ru, 18 сентября 2018 > № 2745819 Александр Марченко


Россия. ДФО > Приватизация, инвестиции. Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > bfm.ru, 13 сентября 2018 > № 2729337 Александр Стуглев

Глава Росконгресса: прямого бюджетного финансирования у Восточного экономического форума нет

«Форумы как экономический продукт себя окупают»: Александр Стуглев дал интервью главному редактору Business FM Илье Копелевичу

В четверг, 13 сентября, завершается Восточный экономический форум. Что изменилось за годы проведения этого мероприятия? Как определяется стоимость участия в форумах? Что дает присутствие на таких мероприятиях первых лиц государства? Обо всем этом с главой Росконгресса Александром Стуглевым беседовал главный редактор Business FM Илья Копелевич.

За последние годы многие даже шутят, что по форумам мы абсолютные чемпионы. С шутками или без шуток, это действительно так. У нас возникло такое колесо форумов. Верх пирамиды — это питерский форум. Восточный, как мне кажется, сейчас занимает вторую строчку, и это вторая строчка среди еще очень многих событий, которые проводятся на высоком уровне в России. Многим кажется, что их слишком много. Другие обращают внимание на огромное количество участников. Очевидно, есть спрос, значит, есть экономика у самого события. Как бы вы ее охарактеризовали?

Александр Стуглев: Возьмем, форум как событие. Много их или мало, определяет, несомненно, целевая аудитория. Точно так же как в любом продукте спрос рождает предложение. Если мы говорим про форум, то существует несколько, наверное, видов спроса. Укрупненно-политический спрос, когда есть повестка, связанная с тем, что, например, государство хотело бы выразить мнение, допустим, по некоторым вопросам публично и при этом в достаточно открытой профессиональной среде.

Дать возможность соприкоснуться между собой.

Александр Стуглев: Конечно. В данном случае мы можем говорить про отраслевые форматы, когда проводится, например, форум медицинских работников, металлургов. Есть экономико-политические мероприятия, такие, как Петербургский-международный экономический форум, у которого повестка в большей степени обращена на открытую работу с иностранными инвесторами, с российскими крупными инвесторами. Где есть возможность как самим предпринимателям напрямую общаться с представителями российской власти. Но, между прочим, возникает уже такой интерес к представителям зарубежных государств, когда российские предприниматели выстраивают диалог с представителями страны гостя, например. Когда приезжает президент Франции и вокруг него министры, тоже складывается набор каких-то отношений между бизнесменами, бизнесом и властью, потому что во время форума можно задать прямые откровенные вопросы и получить достаточно быстрые ответы. Причем в одном месте в одно время собираются люди, которые принимают решение и в бизнесе, и в политике. Экономится время участника. Если мы поговорим про экономику форума, связанную с целевой аудиторией, с участниками, назовем бизнес, да.

Нет, просто интересно: в России действительно много форумов, и на них ездят крупные частные предприниматели. Здесь их, кстати, меньше, здесь, в основном, все-таки публичные компании с госучастием, плюс губернаторы и высшие госчиновники. В Питере — абсолютно все. Причем это стоит дорого. Вопрос мой, собственно, простой: форумы себя окупают как предприятие?

Александр Стуглев: Форумы как экономический продукт себя окупают. Работая с оргкомитетом, мы выступаем оператором и компании или команды, которая отвечает за развитие проекта. Мы должны ежегодно формировать продукт лучшего качества, нежели в предыдущие годы. Помимо конкуренции самих с собой, естественно, есть конкуренция с форматами, которые существуют в зарубежных странах, с форматами, которые существуют в России, поэтому для того, чтобы быть лучшими, надо всегда искать новизну. Лучшее предложение с точки зрения качества и комфорта среды во время форума, лучшее предложение с точки зрения возможностей для участника выстроить диалог.

Наблюдение за компаниями, которые участвуют, потому что на каждом форуме есть еще стенды, павильоны. Это те, кто хотят широко себя показать собравшейся аудитории. По моей непрофессиональной оценке, я по двум последним форумам сужу: Екатеринбург — «Иннопром» — и здесь. Сама стоимость выставочного материала или как это правильно называть — она заметно растет. Так ли это? И с чем, на ваш взгляд, это связано?

Александр Стуглев: Если говорить, например, про «Иннопром», коллеги очень хорошо растут в качестве и в объеме своей площадки. Здесь выставочная площадь является инструментом, который позволяет собирать доходную часть бюджета форума. Соответственно, если ты хочешь получить хороший, качественный продукт в современном мире, использовать информационные технологии, использовать возможности для продвижения своего продукта за рубежом, то этот бюджет тебе необходим. Соответственно, растет и цена. На ВЭФ динамика, возможно, не столь быстро растет, как другие наши продукты и, допустим, продукты, связанные с нашими коллегами. Здесь достаточно сжатая площадка с точки зрения ее объемов, то есть рост в площадях здесь практически невозможен. Мы растем только за счет качества программы, за счет улучшения аудитории, за счет новых форматов. Это в меньшей степени требует каких-то дополнительных затрат. Тем более, имея линейку из трех минимум таких крупных продуктов, как Российский инвестиционный форум, Петербургский международный экономический форум, Восточно-экономический форум и еще нескольких событий, которые мы делаем с Центральным банком, с Минэнерго. В принципе, если организовать международную программу продвижения, эти расходы уже тратятся не на одно мероприятие, а на пять, семь, восемь мероприятий в год. Соответственно, каждое из мероприятий с точки зрения статьи продвижения стоит дешевле.

А стоимость участия в наших форумах как определяется?

Александр Стуглев: Стоимость участия в наших форумах определяется исходя из затратной части на мероприятие и исходя из того, что мы стремимся сократить уровень государственной поддержки таких событий, потому что, как я сказал вначале, на мой взгляд, основной спрос все-таки формирует бизнес. Если бизнес рублем готов голосовать за такие мероприятия, то таким мероприятиям надо быть. Это же не чисто политический формат, как, например, саммит ШОС, саммит БРИКС или саммиты «двадцатки», где действительно государство вкладывает свои средства в то, чтобы такой формат состоялся на их территории. Здесь бизнес-мероприятие, где 90, наверное, процентов повестки все-таки формируется из интересов бизнеса и из интересов инвестиционных процессов. Да, там 10%, 15%, 20% политической повестки, которая формируется уже под глав государств, является притягательной с точки зрения и зарубежного бизнеса.

Нет, это только создает дополнительный интерес для бизнеса — как раз присутствие глав.

Александр Стуглев: Это создает иногда для отдельных целевых аудиторий, для крупнейших компаний, может быть, и ключевой интерес. Но тем не менее, как я и говорил, бизнес голосует рублем за такой формат. Если компании не приходят на форум, не платят регистрационные взносы и не оплачивают выставочную площадь, то, собственно говоря, нет доходной части бюджета, невозможно провести это событие.

По медийному освещению: я вижу, во-первых, здесь напротив стенд CNBC, это крупнейшая мировая телевизионная сеть. Bloomberg здесь присутствует — без личного павильона. И, конечно, освещение, по большой степени, вообще Восточный форум заметен в мировой повестке, в основном, конечно, с политической точки зрения на фоне встреч лидеров России, Китая и Японии. Корею и Монголию тоже не забудем. Конечно, первые страны играют ключевую роль. Каналы, которые я упомянул, довольно активно освещают работу иностранных компаний. Вот здесь тоже, какая динамика? Не помню, чтобы на первых форумах чтобы эти телевизионные сети здесь так широко выставлялись.

Александр Стуглев: Я думаю, если мы коснемся Восточного форума, в частности, то, конечно, тот политический формат, который сложился, о котором говорили сегодня, делает свое дело. Он становится привлекательным уже для крупнейших мировых СМИ, это во-первых. Во-вторых, конечно, растет количество зарубежных участников. Мы наблюдаем уже рост европейских участников, которым интересен и Дальний Восток. На самом деле, им интересны проекты в Монголии, проекты в Китае, а это уже становится местом встречи, где можно получить всю ключевую информацию по развитию бизнеса в Китае, в Монголии.

А конкурент в этом смысле в этом регионе есть или нет? Потому что здесь действительно очень большое иностранное участие, очень много английской речи. Причем чистой английской и американской.

Александр Стуглев: Конкуренты есть всегда, потому что в мире проводится, я сейчас боюсь ошибиться, но, наверное, несколько десятков тысяч подобного рода мероприятий с теми или иными объемами участия.

Я считаю, что их надо очень сильно делить по масштабу.

Александр Стуглев: Да, я и хотел сказать. Конкуренты в этих масштабах — существуют форумы в Китае, существуют бизнес-форматы в Японии, в Южной Корее, поэтому, конечно, да. И здесь необходимо быть привлекательным, в первую очередь.

Цифры какие-то назовете?

Александр Стуглев: Смотря какие цифры. Если говорить про расходование бюджетов подобных мероприятий они приближаются к 800 млн. Возможно, Петербургский форум гораздо дороже стоит с точки зрения объемов площадки. Здесь, опять же, если говорить про Восточный форум, нет бюджетных средств. Прямого бюджетного финансирования у Восточно-экономического форума нет. Но мы можем посмотреть, какой синергетический эффект от проведения крупных событий получает регион. И об этом говорят во всем мире. Если мы немножко посмотрим в прошлое — это проведение саммита АТЭС в 2011 году в этом регионе ровно на этой площадке. Все, наверное, помнят, что было во Владивостоке до 2010 года.

Скажем так, большинство из тех, кто здесь есть, не помнят, потому что они здесь не были. Им это просто неизвестно. Я был здесь в 1997 году.

Александр Стуглев: Возможно. Давайте просто по-крупному пройдемся: аэропорт, минимум два крупнейших моста в городе, которые работают на весь город, университет крупнейший.

Да, и облик центра тоже, на мой взгляд, совершенно другой.

Александр Стуглев: Конечно. Поэтому что касается экономики форума, здесь главное не бюджет события, которое состоялось. Здесь главное — что оно создает вокруг себя. Точно так же можно сказать про Петербургский форум, который в течение десяти лет, поменяв свой облик и став привлекательным, фактически вместе за собой потянул и инфраструктуру, которая складывалась уже вокруг форума. Это и гостиницы, это и развитие малого бизнеса транспортной компании, это регулирование такси. Первые вопросы, которые ставились на Петербургском форуме, это рестораны. Это, конечно же, если мы говорим про различного рода сервисные моменты, в том числе и аэропорт. Поэтому крупные события, я не говорю про те, которые мы сейчас с вами называли — Петербургский форум, Восточный экономический форум, форум в Сочи, — но и спортивные крупные события. Когда государство их проводит, в первую очередь, я считаю, это необходимо для того, чтобы развивать инфраструктуру региона.

Вы сказали важную вещь: бюджетных денег здесь, на Восточном форуме, нет. Это серьезно, то есть все-таки все оплачено участниками?

Александр Стуглев: Абсолютно все оплачено.

Среди них, правда, есть тоже государственные организации, но в данном случае они за организацию оплачивают свое личное участие в тех масштабах, которые считают нужным. Спасибо.

Александр Стуглев: Спасибо вам.

Илья Копелевич

Россия. ДФО > Приватизация, инвестиции. Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > bfm.ru, 13 сентября 2018 > № 2729337 Александр Стуглев


Россия. Азия. ДФО > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции > tpprf.ru, 12 сентября 2018 > № 2726890 Сергей Катырин

ВЭФ-2018. Сергей Катырин рассказал о том, как малому бизнесу выходить на внешние рынки.

Президент ТПП РФ принял участие в панельной сессии ВЭФ «Прорыв в АТР: инструменты акселерации экспортно ориентированных МСП».

Выступая в ходе дискуссии, он обратил внимание на несколько позиций, важных для поддержки малых компаний, желающих выходит со своей продукцией на внешние рынки. «Крупные фирмы редко нуждаются здесь в поддержке – у них есть средства, люди, представительства, серьезная юридическая поддержка. А вот малому и среднему бизнесу бывает не только непросто выйти на зарубежный рынок, но и сделать такой шаг», – подчеркнул Сергей Катырин.

Какие здесь инструменты нужны?

В частности, участие в выставках за рубежом – так о компании могут узнать потребители и партнеры. При этом важны презентации. Одной небольшой компании это сделать непросто, надо применять комплексный подход, убежден Сергей Катырин. Нужен пул предприятий, нужен российский стенд, где и будут проходить презентации.

Все это реально и понемногу уже делается. Так, ТПП РФ совместно с АО «РЭЦ» и АО «Экспоцентр» ведут подготовительную работу по проведению презентаций инвестиционного и экспортного потенциала дальневосточных регионов РФ в странах Азиатско-Тихоокеанского региона. ТПП двух регионов – Приморского и Хабаровского краев – собрали солидный блок предложений, причем речь идет о проектах, ориентированных на экспорт.

Кстати, опора на систему ТПП РФ при расширении деятельности на Дальнем Востоке помогает зарубежным коллегам увереннее принимать соответствующие решения.

Если бизнес задумывается о деятельности на рынках АТР, то он должен понимать, что выбор партнера – чрезвычайно важное дело. И сегодня, хотя уже реже, чем раньше, нередко наши предприниматели без особых раздумий и анализа подписывают соглашения о сотрудничестве и поставках товаров, а потом терпят убытки и даже разоряются (фирмы-однодневки – не только наше изобретение). «Рекомендуем действовать через представительства ТПП РФ и торгпредства и вообще при проверке будущего партнера следует использовать несколько источников», – посоветовал глава Палаты.

Сложный вопрос – сертификация. Не везде наши сертификаты признаются. За рубежом же пройти процедуру сертификации продукции сложно и дорого, прежде всего для малого и среднего бизнеса. «Здесь, пока кардинально не решен вопрос о признании наших сертификатов, им нужна финансовая поддержка, а также полная информация, что, как и где это за рубежом делается», - подчеркнул Сергей Катырин.

Очень важны, убежден глава федеральной палаты, бизнес-миссии, то есть целевые поездки наших предпринимателей в страны, рынки которых им интересны. Система торгово-промышленных палат страны организует ежегодно сотни таких миссий. «Нередко именно так и принимается решение стать экспортером: приехал предприниматель, посмотрел, оценил качество, проанализировал цены, пообщался с потенциальными партнерами, вернулся и начал работать на экспорт», – отметил Сергей Катырин.

Участники дискуссии затронули другие аспекты рассматриваемой темы.

Так, в частности, генеральный директор АО «Российский экспортный центр» Андрей Слепнев сообщил, что в соответствии с национальным проектом предстоит довести долю малых и средних предприятий в общем экспорте до 10 процентов; между тем, на Дальнем Востоке уже достигнут рубеж в 20 с небольшим процентов. Это объяснимо: российский мегарегион граничит со странами АТР, являющимися его естественными партнерами. Сегодня стоит задача увеличивать количество малых и средних предприятий и ориентировать их на экспорт; малых сегодня не так и много на Дальнем Востоке, потому что спрос на внутреннем рынке в целом невелик.

Генеральный директор в России и на развивающихся рынках Европы компании eBay Илья Кретов отметил чрезвычайно развитую электронную торговлю в странах АТР. Это, убежден он, солидная ниша и для нашего бизнеса, но одна из задач – иметь склады товаров, максимально приближенные к потенциальным потребителям; еще лучше – непосредственно в их странах, а для этого следует находить надежных партнеров.

Вице-губернатор Приморского края Дмитрий Братыненко отметил важность развития приграничных сельскохозяйственных территорий. Соседи готовы массово закупать сою, которую Приморье выращивает без ГМО, и это шанс для российского бизнеса, подчеркнул он. Приморье охотно предоставит площадки, на которых совместные предприятия будут собирать разнообразную технику, используя ввезенные технологии. Эта техника в значительной степени может идти на экспорт.

Участники дискуссии сошлись во мнении, что экспортный потенциал Дальнего Востока следует развивать максимально активно, создавая для этого соответствующие условия.

Пресс-служба ТПП РФ, А.Бондарь

Россия. Азия. ДФО > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции > tpprf.ru, 12 сентября 2018 > № 2726890 Сергей Катырин


Россия. Весь мир. ДФО > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции > kremlin.ru, 11 сентября 2018 > № 2728965 Владимир Путин

Встреча с представителями зарубежных деловых кругов.

На полях Восточного экономического форума Президент России провёл встречу с представителями зарубежных деловых кругов.

В.Путин: Добрый день, уважаемые друзья, коллеги!

Я очень рад приветствовать всех вас в России, во Владивостоке, – вас, представителей, руководителей компаний и предприятий, которые уже реализуют здесь, на Дальнем Востоке, свои проекты, а также тех, кто ещё только присматривается и собирается начать работу.

Сегодня можем поговорить в неформальной, доверительной обстановке о вопросах, которые для вас являются значимыми и которые вас интересуют, о том, как более активно продвигать экономические инициативы здесь, на этой части российской территории.

Отмечу, что наш безусловный приоритет – это поступательное комплексное развитие всего дальневосточного региона. За последние годы мы запустили здесь целый ряд механизмов для стимулирования деловой активности, включая льготные налоговые и административные режимы, сопровождение крупных проектов.

Мы предлагаем инвесторам удобные финансовые инструменты, развиваем инфраструктуру: энергетику, связь, транспорт. Конечно, здесь ещё очень-очень много нужно сделать: территория просто колоссальная, – это само собой разумеется. Мы это понимаем, отдаем себе в этом отчёт, тем не менее наращиваем пропускную способность железных дорог, мощности морских портов и, конечно, работаем над повышением качества профессионального образования в регионе, подготовкой квалифицированных кадров – словом, создаём максимально комфортные, во всяком случае стремимся к созданию максимально комфортных условий для притока капиталов на Дальний Восток России, для роста эффективности и масштаба реализуемых здесь проектов.

Объективные, естественные преимущества региона также хорошо всем известны: это выгодное географическое положение, высокая обеспеченность ресурсами.

Вместе с тем важно, чтобы зарубежные инвесторы и вообще любые инвесторы, приходящие на Дальний Восток, не находились, что называется, в плену стереотипов, а, принимая решения, ориентировались не на вчерашний день, а на будущее.

Дальний Восток сегодня открывает большие перспективы для бизнеса по самому широкому кругу и спектру вопросов. И это уже не только традиционные отрасли, такие как добыча и первичная переработка сырья, транспорт, торговля, – перспективное развитие региона мы связываем с укреплением его научно-технического и образовательного потенциала, с открытием производств, выпускающих продукцию с высокой добавленной стоимостью.

Поэтому в первую очередь будем поддерживать инициативы по созданию высокотехнологичных, наукоёмких производств, качественных, высокопроизводительных рабочих мест, проекты, которые расширяют экспортные возможности Дальнего Востока и всей Российской Федерации. И конечно, общим требованием для всех проектов является соблюдение строгих экологических стандартов, бережливое отношение к окружающей среде. Ничего нового здесь я вам не скажу, в ваших странах происходит всё то же самое.

Конкуренция за возможность работы на Дальнем Востоке растёт. И мы готовы поддерживать лучшие, наиболее проработанные проекты и крупных корпораций, и малого и среднего бизнеса. На это настроены и федеральные органы власти, и регионы Дальнего Востока России.

Очень рад вас всех видеть; пожалуйста, давайте проведём эту беседу. Она будет не такой длинной, как мне хотелось бы: имею в виду, что у меня есть ещё обязательства перед своими коллегами, есть протокольные обязательства, – думаю, вы отнесётесь к этому с пониманием.

Конечно, я понимаю, что самые-то важные партнёры для нас – это вы, те люди, которые непосредственно работают. Но поскольку я являюсь хозяином сегодняшнего мероприятия, то я должен быть вежливым по отношению к моим непосредственным гостям – лидерам государств, которые принимают участие в форуме: это и Премьер Японии, и Председатель Китайской Народной Республики, Президент Монголии и Премьер Республики Корея.

Я в вашем распоряжении, пожалуйста.

Россия. Весь мир. ДФО > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции > kremlin.ru, 11 сентября 2018 > № 2728965 Владимир Путин


Китай. ДФО > Агропром. Приватизация, инвестиции > carnegie.ru, 10 сентября 2018 > № 2726683 Иван Зуенко

Сможет ли Россия накормить Китай дальневосточной соей

Иван Зуенко

Из-за торговой войны с США Китай заинтересовался поставками сои из России. Агентство по привлечению инвестиций на Дальний Восток обещает выделить иностранным инвесторам до 1 млн гектар земли, пригодной для производства этого продукта. Но, несмотря на бодрые рапорты чиновников, потенциал России в борьбе за многомиллиардный китайский рынок сои по-прежнему весьма скромен, а вот риск породить взаимные завышенные ожидания, напротив, велик

Пятнадцатого июня президент США Дональд Трамп установил заградительные пошлины на импорт товаров из Китая. Пекин тут же ввел аналогичные меры в отношении 659 наименований американских товаров, и самым значимым среди них оказались соевые бобы. Потребление сои в Китае огромно: ее добавляют в самые разные блюда, из нее делают масло, напитки и даже сладости. Своей сои не хватает, и ежегодно только из США Китай импортировал порядка 70 млн тонн на сумму $12 млрд (для сравнения: Россия за последний год поставила в КНР 800 тысяч тонн сои).

Из-за введения 25% пошлины под вопросом оказались перспективы дальнейших поставок. Ответив Трампу и заодно обрушив мировой рынок сои, Китай занялся поиском новых источников соевых бобов. Главным из них считается другая заокеанская страна, Бразилия. Ожидается, что бразильцы займут до 50% всего китайского импорта сои. Около 5% придется на Аргентину.

А что же гораздо более близкий к Китаю российский Дальний Восток? Для производства сои здесь оптимальные климатические условия. Расстояния для вывоза продукции – смешные. Российские власти создали целый ряд преференциальных режимов и бюрократических структур, ориентированных как раз на привлечение в регион инвестиций, в том числе в сельское хозяйство.

Четырнадцатого августа руководитель одной из таких структур, Агентства по привлечению инвестиций и поддержке экспорта, Валерий Дубровский заявил, что Россия ожидает притока иностранных инвестиций (около 50% – из Китая) для освоения имеющегося 1 млн гектаров сельхозземли. Материал об этом опубликовала влиятельная китайская газета South China Morning Post. Крупная китайская госкорпорация COFCO уже подала заявку на статус резидента ТОР Михайловская в Приморском крае с проектом создания большого элеватора и склада хранения сельхозпродукции, в том числе соевых бобов.

Предполагается, что расширение российско-китайского сотрудничества в области производства сои будет одной из основных тем на переговорах представителей двух стран во время Восточного экономического форума, который пройдет 11–13 сентября и куда приедут Владимир Путин и Си Цзиньпин. Не исключено, что тема дальневосточной сои, которая вдруг превращается в важный стратегический ресурс, будет затронута в выступлениях руководителей двух стран.

Между тем, как водится, в ситуации есть нюансы. Заявления господина Дубровского вызвали у экспертов, хорошо знакомых с ситуацией в сельском хозяйстве региона, саркастическую улыбку. Несмотря на стереотипное представление о Дальнем Востоке как о бескрайних просторах пустующей земли, местные специалисты знают, что резервов для резкого увеличения сельхозпроизводства там попросту нет. Главная причина этого – отсутствие свободной площади, пригодной для растениеводства.

Свободной земли точка нет

Если смотреть на Дальний Восток из бизнес-класса самолета Москва – Владивосток, он выглядит как огромная необжитая целина. Но если поездить по полям и деревням, то легко увидеть, что большая часть площадей либо гористые, либо заболоченные, либо находятся в поймах рек и легко затапливаются при первом же тайфуне (а их на Дальнем Востоке с его муссонным климатом хватает).

Да, по бумагам неосвоенная земля есть. Но официальная статистика в данном случае может быть весьма обманчивой. По данным департамента сельского хозяйства Приморья, в крае порядка 700 тысяч гектар пашни. Из них посевная площадь составляет 450 тысяч га, еще 20–50 тысяч ежегодно находится под паром, столько же выведено из оборота в связи с банкротством или сменой собственника.

Однако и по поводу оставшихся 150–200 тысяч га обольщаться не следует. Как правило, это земля, которая никому не нужна, поскольку заниматься на ней рентабельным хозяйством практически невозможно. Это либо болотистые топи – типа той, что досталась участнику программы «Дальневосточный гектар» казаку Юрию Бугаеву, либо «мелкоконтурные участки», собрать из которых более-менее крупный земельный пул без масштабных капиталовложений невозможно.

Период «первоначального накопления земельных фондов» уже закончился. Земельные паи, доставшиеся селянам в наследство от колхозной системы, разобраны. Вся пригодная сельхозземля имеет своих хозяев, и дешево ее уже никто не продаст. Тем более никуда не уйдут крупные игроки, вложившие серьезные средства в формирование земельных пулов и создание производственно-логистической инфраструктуры.

Крупнейший из них – федеральная компания «Русагро». В 2016–2017 годах компания агрессивно зашла на местный рынок, часть земель выкупила, а часть взяла в аренду по завышенным ставкам. Собственники земли, ранее сдававшие ее по более низкой цене местной компании «Армада» (фактически «дочка» корпорации «Хуасинь» из приграничного уезда Дуннин), предпочли иметь дело с федеральным игроком. «Армада» осталась без земли и вынуждена была уйти из сельхозотрасли, продав «Русагро» имевшиеся земельные фонды, технику и складские помещения.

Между тем это был крупнейший и самый успешный представитель китайского бизнеса во всем Приморском крае. Представить, что в сложившейся ситуации у «Русагро» найдется достойный конкурент, очень сложно. Учитывая, что иностранцы не могут иметь сельхозземли в собственности, а аренда у юридических лиц крайне ненадежна, вообразить, что подобным конкурентом будет иностранная компания, еще сложнее.

Приход иностранного инвестора сопряжен с рядом трудностей. Во-первых, высокая стоимость земли: 35–38 тысяч рублей за гектар в южных районах Приморского края, 25-30 тысяч рублей в северных районах. Во-вторых, необходимость вкладываться не только в покупку земли, но и выкуп у прежних собственников всей сопутствующей инфраструктуры (техника, склады и так далее), без которых фермеры, как правило, землю не продают. В-третьих, дабы обойти ограничения в российском законодательстве, нужно будет искать российского зиц-председателя, который вопреки ожиданиям инвестора зачастую оказывается весьма деятельным и плохо контролируемым.

И самое главное: все это без особых перспектив резко увеличить производство за счет целины, поскольку этой целины попросту нет. В лучшем случае речь может идти о 50–70 тысячах га пашни в Приморском крае, о 150–200 тысячах га в Амурской области. В Хабаровском крае и Еврейской автономной области цифры значительно меньше из-за обилия болот.

Бобовое золото и соевые фьючерсы

Итак, свободной земли нет, а большая часть обрабатываемой уже сейчас отдана под сою. Например, в Приморском крае ею занято до 70% пашни. Резкий рост производства сои начался после распада СССР и был обусловлен ее исключительной прибыльностью. Постоянный спрос на соевые бобы обеспечивает Китай, а также мода на веганские продукты из сои в самой России. До падения котировок сои на Чикагской бирже стоимость соевых бобов, скажем в Октябрьском районе Приморского края, достигала 30–35 рублей за килограмм. Рентабельность производства сои начинается с четырех центнеров с гектара, притом что в среднем современные урожаи достигают 20 ц/га.

Как шутит начальник управления сельского хозяйства Смидовичского района Еврейской автономной области Михаил Святовец, «при Союзе за урожай восемь центнеров с гектара медаль давали». Сейчас общее производство сои раза в четыре больше, чем 20 лет назад. Это связано не только с совершенствованием технологий, но и с увеличением посевных площадей.

В погоне за прибылью большинство фермеров предпочитают переходить на сою даже в тех районах, где во времена СССР выращивали пшеницу или овес. Выращивать другие культуры – себе в убыток, особенно учитывая, что в дальневосточных условиях зерновые в основном идут на корм скоту.

Проблема в том, что сеять зерновые тоже необходимо, потому что без соблюдения севооборота питательные свойства земли быстро истощаются. Как говорят специалисты, «соя вытаскивает фосфор». Однако зачастую ее сажают по 20 лет подряд. Это становится возможным благодаря активному использованию удобрений.

Как говорит начальник отдела сельского хозяйства и охраны окружающей среды Пограничного района Приморского края Василий Цыбаков, если раньше нормой считалось 70 кг удобрений на гектар, то сейчас эта цифра доходит до трехсот. И это не считая активного использования гербицидов, без которых сою также не вырастишь, поскольку, в отличие от зерновых, она восприимчива к росту сорняков.

В подобном вредительском отношении к земле замечены не только китайские, но и российские фермеры (подробнее здесь). Понять их тоже можно. Без доступа к дешевым кредитам каждый новый сезон начинается с дефицита свободных средств. В это время потребители сои – как перекупщики, так и производители масла, колбасы, модного у хипстеров соевого творога – уже весной готовы предложить фермерам живые деньги под будущие поставки урожая сои по фиксированной цене (как правило, это около 20 рублей за килограмм). Устоять сложно. Севооборот откладывается на следующий год, а поле снова засеивается бобовым золотом.

Дефицит продукции на китайском рынке ожидаемо приведет к новому ажиотажу среди покупателей дальневосточной сои. Вероятнее всего, стоимость бобов уже к сбору урожая текущего года восстановится и даже начнет расти. Вот только резервов для значительного повышения производства, которое бы соответствовало аппетитам китайских потребителей, нет. И даже наоборот. Как отмечает Василий Цыбаков, «существует вероятность того, что урожайность сои упадет». Причина – в истощенности земли, которая неизбежно приведет к выведению пашни из-под сои в рамках севооборота.

Другая помеха росту производства сои – это строительство крупных мясо-молочных комплексов, ориентированных на китайский рынок. Сейчас экспорт мяса и молока из России в Китай запрещен, но прорыв в переговорах по поводу его возобновления ожидается уже в конце этого года. Вероятно, что-то конкретное будет сказано уже на ВЭФ.

Так или иначе, крупные российские инвесторы («Русагро», «Мерси Агро») уже сейчас строят сразу несколько больших предприятий. Пока что сырье для комбикормов завозится с запада России, что серьезно удорожает себестоимость мяса. Если в перспективе хотя бы часть скота предполагается обеспечить местным кормом, определенную долю пашни нужно будет отдать под зерновые, выведя ее, таким образом, из-под сои.

Слеза несбывшихся надежд

Иначе говоря, производство сои на Дальнем Востоке и так находится на своем максимуме. Резко увеличить его не удастся ни тем, кто работает там уже сейчас (главный из них – российский гигант «Русагро»), ни потенциальным китайским инвесторам.

Успешные китайские компании на этом рынке есть: например, компания «Елена» в Пограничном районе Приморского края или «Урми» в Смидовичском районе Еврейской автономной области. Они пользуются крупными площадями земли, солидным парком техники, имеют налаженные связи с местным истеблишментом.

Однако новым китайским инвесторам, которых, возможно, привлекут сладкие речи российских чиновников, придется нелегко. Свободной земли нет, все ниши в отрасли заняты, перспективы значительно увеличить производство драгоценной сои весьма сомнительны.

Говорить об этих перспективах – безответственно. Всерьез им верить – глупо. Да, риторика Агентства по привлечению инвестиций, возможно, приведет к некоторому всплеску интереса к вложениям в дальневосточный агробизнес. Будут проводиться встречи, писаться пресс-релизы, подписываться меморандумы о намерениях. Все это весьма эффективно, если задача состоит в том, чтобы показать свою бурную деятельность, оправдать свое существование в глазах руководства и, возможно, получить бонус: в виде годовой премии или карьерного повышения. Однако по сути это не работа на результат, а имитация его достижения.

Побочным эффектом станет появление у российского общества и наших партнеров завышенных ожиданий, которые заведомо не получится выполнить. А невыполненные ожидания, как правило, приводят к разочарованию. Причем с обеих сторон.

Китай. ДФО > Агропром. Приватизация, инвестиции > carnegie.ru, 10 сентября 2018 > № 2726683 Иван Зуенко


Россия > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ. Приватизация, инвестиции > bfm.ru, 8 сентября 2018 > № 2730650 Алексей Лавров

Замминистра финансов рассказал о новых правилах размещения госзакупок

Электронная процедура, которая сейчас будет охватывать 100% закупок, — это прозрачность, проверяемость, это след, оставляемый каждыми действиями каждого участника закупок, сказал в интервью Business FM Алексей Лавров

С 1 октября вступят в силу новые правила размещения госзакупок. Их подготовил Минфин, в полномочия которого с этого года перешла эта сфера. Об изменениях в интервью на Московском финансовом форуме главному редактору Business FM Илье Копелевичу рассказал заместитель министра финансов России Алексей Лавров.

Минфин получил полномочия по формированию нормативов и контролю за проведением госзакупок, почти год вы этим занимаетесь. Что главное должно измениться, что уже введено и каковы основные идеи?

Алексей Лавров: В прошлом году основные усилия министерства были направлены на то, чтобы были приняты уже давно внесенные в Госдуму комплексные поправки в два закона, которые регулируют государственные закупки: 44-й федеральный закон — это непосредственно закупки для государства и 223-й федеральный закон, который регулирует закупки государственных компаний. Эти поправки были приняты в конце прошлого года и предусматривают переход закупок для государственных нужд полностью на электронные процедуры. Сейчас такими процедурами охвачены только электронные аукционы, предлагаются и другие способы закупок, тоже должны перейти на электронный формат. Чтобы внедрить эту систему, количество электронных торговых площадок, на которых проводились до этих поправок закупки у малого и среднего бизнеса государственными компаниями, сокращается. Все закупки и по 44-му закону, и для малого и среднего бизнеса по 223-му закону с 1 октября текущего года будут осуществляться на восьми электронных торговых площадках.

Почему это нужно было сделать и чем это будет отличаться от того, что было до сих пор? Торги для госзакупок происходили в открытой форме, заявка обязана была быть опубликована. Чем форма торгов на электронной площадке кардинально отличается от того, что было до сих пор?

Алексей Лавров: Электронные процедуры охватывали только часть закупок, по стоимостному выражению около 60%. Теперь они будут охватывать 100%. Электронная процедура — это прозрачность, проверяемость, это след, всегда оставляемый в каждых действиях каждого участника закупок, это оперативность, это возможность быстрее принимать и доводить до всех участников эти решения, это удобно.

Раньше нужно было принести в письме, в конверте свою заявку, комиссия ее рассмотрит и опубликует решение. Здесь заявка поступит в открытом виде в то время, в какое поступила, все увидят, кто первый, кто второй, кто третий, какие условия были предложены, так?

Алексей Лавров: Да, можно сказать и так. При этом вы принесли письмо, письмо потерялось, не зарегистрировано, вовремя не дошло до комиссии, потом, когда открыли, одна страница отклеилась, потом решение, которое было принято, где-то не зафиксировано и так далее. В итоге и заказчикам неудобно, и поставщикам. Электронная процедура позволяет всего этого избежать.

Почему решили сократить перечень электронных площадок?

Алексей Лавров: Сократить перечень электронных площадок, отмечу, только тех, которые работают по 223-му федеральному закону, их было около 170, и практически каждый крупный заказчик государственной компании имел свою электронную площадку. Разные процедуры, разные способы аккредитации, разный учет результатов. Это малому бизнесу неудобно. Представьте себе, переходите с одной площадки на другую, и там нужно очень много что менять — это с одной стороны. С другой стороны, меньше прозрачности. Поэтому было принято решение, раз у нас уже есть шесть площадок, которые работают по 44-му закону, давайте сделаем пул площадок, которые будут работать и по 44-му закону, и по 223-му для малого бизнеса. Восемь площадок — это одинаковые процедуры, стандартный обмен информацией, это подключение к единой информационной системе, подключение к независимому регистратору по одинаковым процедурам. Это очень удобно и для заказчиков, и для поставщиков.

Рассказывают годами, что одной из форм отсечения конкурентных предложений является формирование такого заказа, который в действительности подходит под параметры совершенно конкретного производителя, или когда в одном заказе объединяются совершенно разные позиции. Понятно, что только какая-то крупная компания, которая всеми ими владеет, и впишется в данные условия, а всем остальным просто невозможно в этом участвовать. Уверен, что вы об этой проблеме и слышали, и знаете. Что с ней можно делать?

Алексей Лавров: Во-первых, это полномасштабное внедрение каталога товаров, работ и услуг. Он уже работает, на сегодняшний день содержит уже около 30 тысяч позиций, Министерство финансов около года занимается его наполнением, и к концу этого года мы выведем его на еще больший масштаб, а в следующем году планируем завершить его формирование. Каталог — это стандартное описание каждой товарной позиции, ни убавить, ни прибавить ничего нельзя. Соответственно, все видят, все знают, и заточить под конкретного производителя ту или иную позицию уже становится невозможным.

И по-другому делают. Как рассказывали люди, например, какой-то крупной государственной компании нужно закупить гвозди. Производителей гвоздей огромное количество, но заявка, например, будет сформулирована: нам нужно много-много гвоздей и еще четыре вагона в этом же заказе. И этот заказ уже может исполнить только совершенно конкретный поставщик.

Алексей Лавров: Если говорить о 223-м законе, у нас таких возможностей бороться нет, но в рамках 44-го закона ФАС обладает полномочиями по контролю выставляемых лотов, они не должны ограничивать конкуренцию. То есть смешивание разнородных продуктов, товаров, работ и услуг или даже их необоснованное укрупнение может являться предметом рассмотрения ФАС, и такой лот можно оспорить.

Понятно, будем надеяться. Следующая тема, о которой мы пока почти ничего не знаем, но в Минфине именно сейчас этой теме уделяется довольно большое внимание. Я не буду точный термин приводить, но суть в том, чтобы расширить возможности для граждан как-то влиять на принятие бюджетных решений. Тема кажется для нашей страны совершенно фантастической, поэтому я сразу приведу пример, как я бы прочитал подобные идеи и предложения. Инициативные группы сейчас готовят референдум по пенсионному возрасту, я бы на их месте не за сохранение сразу предлагал проводить, а за понижение пенсионного возраста, и уверен, что огромный процент проголосует «за». О чем идет речь? У нас даже в законе о референдуме сказано, что бюджетные вопросы, вопросы, связанные с деньгами, не выносятся на такие процедуры.

Алексей Лавров: Это не референдум. Речь идет о внедрении широко распространенной в мире практики партисипаторного бюджетирования. Партисипаторный — это значит соучастие, участие граждан в генерировании местных, локальных проектов, которые им интересны. Поскольку термин не совсем удобный и не совсем даже точно отражает суть, в России это называется «инициативное бюджетирование». Этой практике уже около десяти лет, сейчас она охватывает 51 субъект РФ. Суть состоит в том, что граждане на местном уровне вправе собрать инициативную группу и предложить конкретный проект ремонта дороги, моста, благоустройства детской площадки и так далее и представить это для финансирования из местного бюджета. Где-то вводятся соплатежи граждан, где-то обходятся без них. В субъектах Федерации существует процедура конкурсного отбора таких проектов, таким образом, часть — относительно небольшая, но все-таки значимая — бюджетных средств идет ровно на то, на что хотят жители этого поселения. Все это реализуется на местном уровне, не в больших масштабах.

А роль федерального Минфина тогда в чем?

Алексей Лавров: Роль Минфина в том, чтобы поддерживать это методологически: методические рекомендации, изучать лучшие практики, распространять их, собирать субъекты Федерации на мероприятия в рамках Московского финансового форума, объединять их совместные усилия. И у нас есть программа обучения людей, которые профессионально занимаются продвижением таких практик в регионах, то есть центров инициативного бюджетирования, оказанием методической информационной поддержки.

Вы говорите, обучение, а конкретно? Я приведу простой пример: вот пять соседних дворов, и в каждом дворе собрались инициативные собрания, собрали количество подписей и направили должным образом в соответствующие органы власти заявку: хотим, чтобы у нас построили во дворе бассейн. Их пять. Допустим, местные власти вообще не планировали тратить деньги именно на бассейн в этом году, а уж тем более на пять. Как эта коллизия должна решаться?

Алексей Лавров: Во-первых, к объектам должны иметь доступ все или большинство жителей данного поселения. Поэтому сказать «постройте у меня во дворе что-то» невозможно в принципе. Во-вторых, если инициативная группа решила создать, улучшить объект именно общего пользования, нужно все-таки пройти процедуру отбора. Местное самоуправление, местная администрация должна по установленным правилам сказать: этот проект мы будем поддерживать, этот проект мы не будем поддерживать, в том числе исходя из имеющихся финансовых ресурсов.

Все это превратится в реальную жизнь, если люди в действительности поверят, что это где-то работает.

Алексей Лавров: Это работает в 51 субъекте Федерации, и в очень многих работает очень хорошо. Например, впервые в этом году практика Республики Саха (Якутия) прошла в финал лучшей практики партисипаторного бюджетирования, которая проводится между 65 странами, специальной общественной организации. В Республике Саха (Якутия) очень интенсивно используются социальные сети, чтобы изучать, генерировать, оценивать такие проекты граждан.

Не один конкретно объект, а совокупность, система реагирования?

Алексей Лавров: Совершенно верно. И международное сообщество этот конкурс оценивает не так, что этот объект хороший, этот плохой, это сравнивать невозможно. Кому-то в одной стране нужно одно, в другой — другое. Сравниваются методики, технологии, отбор этих проектов, степень вовлечения граждан. Вы правильно говорите, что тут легко имитировать, и с этим нужно бороться. Степень участия граждан, сколько пришло людей на инициативную группу, сколько пришло на общее собрание, где все это обсуждается, как принимаются решения — все это исключительно важно. Это имеет не только финансовый эффект — это имеет эффект для развития местного самоуправления. Из этой среды выходят очень хорошие деятели местного самоуправления, они избираются в местные советы, начинают лучше разбираться в финансах, люди чувствуют сопричастность к этому. В конце концов, развивается и улучшается качество управления местным бюджетом в целом. Эти позитивные эффекты, выходящие даже за то, что у нас станет хорошая местная дорога: люди становятся более ответственными к той территории, на которой они живут.

Никто в народе об этом не знает. Что сделали для того, чтобы об этом все знали?

Алексей Лавров: В субъектах Федерации знают. Конечно, для городов это менее характерно. А вот приезжайте в сельское поселение, например в Республике Башкортостан или в Ставропольском крае, где эта практика получила очень хорошее распространение, и вам любой скажет, из чего она состоит и что нужно делать, чтобы дальше получать эту поддержку.

Спасибо.

Илья Копелевич

Россия > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ. Приватизация, инвестиции > bfm.ru, 8 сентября 2018 > № 2730650 Алексей Лавров


Россия. США. Евросоюз > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции > gazeta.ru, 7 сентября 2018 > № 2727351 Константин Вышковский

Спасение утопающих: Россия выкупит свои долги

РФ готова покупать свои бонды, если санкции вызовут обвал рынка

Россия готова отказаться от внешних заимствований и покупать собственный рублевый долг, если новая волна американских санкций будет угрожать рынку серьезными потрясениями. Так чиновники пытаются заверить, что держат ситуацию под контролем на фоне того, как курсы доллара и евро на рынке бьют новые максимумы.

Нерезиденты продолжат вкладываться в ОФЗ даже в случае распространения санкций на госдолг РФ. Если только введенные ограничения не сделают покупку российских госбумаг полностью невозможной, сразу оговорился глава департамента госдолга Минфина РФ Константин Вышковский, выступая на Московском финансовом форуме.

«Риск российский суверенный по-прежнему очень привлекателен для инвесторов: тот уровень доходности, который они получают, едва ли они могут получить при таком соотношении с риском. Поэтому если не возникнет обстоятельств, которые сделают это полностью невозможным для инвесторов, существенное присутствие иностранных инвесторов на нашем рынке сохранится», — заявил он.

Глава департамента отметил, что когда доля нерезидентов среди покупателей российских ОФЗ росла, то со стороны многих экспертов звучали вопросы в адрес Минфина, не тревожит ли его это, поскольку это определенный фактор риска.

«Сейчас в силу определенных обстоятельств происходит снижение доли нерезидентов на рынке, но она по-прежнему большая», — заявил он.

«Такого суверенного эмитента, как Россия — у которого отношение долга к ВВП на столь низком уровне, у которого имеется два из трех инвестиционных рейтинга, присвоенных международными рейтинговыми агентствами — наверное, из числа стран с развивающимися рынками таких примеров просто нет», — отметил Вышковский.

В частности, по его словам, в 2018 году объем погашения по госдолгу оценивался в 1% ВВП.

«Это подтверждает отсутствие необходимости для Минфина выполнять программу заимствований для исполнения долговых обязательств», — сказал Вышковский.

О том же ранее заявлял и министр финансов Антон Силуанов «Те доходности, которые требует рынок сегодня, для нас они малоинтересны и даже неприемлемы. У нас есть большой запас ликвидности, есть возможности заимствований на внутреннем рынке», — сказал он.

При этом мораторий может продлиться и в последующие года.

Такие «словесные интервенции» прозвучали как нельзя кстати, учитывая, какие испытания в последнее время выпали на доли российской валюты.

Так, официальный курс доллара, по данным Центробанка, на 8 сентября доллар составляет 69,03 рублей, а курс евро — 80,36 рублей. Российская валюта слабеет на фоне падения вложений нерезидентов в российские облигации, которые поддерживали рубль на плаву. Так, доходность по 10-летним ОФЗ превысили 9%.

Минфин в среду, 5 сентября, не смог даже разместить ОФЗ на 15 млрд руб. с погашением в 2024 году. Он признал аукцион несостоявшимся «из-за волатильности на финансовом рынке».

Как отмечает Вышковский, «появились новые обстоятельства, которые оказали негативное влияние, доходности возросли», поэтому Минфин принял решение признать аукцион несостоявшимся. В дальнейшем министерство продолжит «осторожно» выходить на рынок.

По его словам, доля иностранцев в ОФЗ снизилась до 27-28%.

Это ниже пика в 34,5% в марте и 28% в июле, свидетельствуют данные Центробанка.

Нерезиденты начали продавать ОФЗ после расширения санкций США.

Новые американские санкции против России вступили в силу в конце августа: теперь США не будут лицензировать поставки вооружений российским государственным компаниям. Запрет наложен и на любую помощь РФ, кроме срочной гуманитарной помощи, поставок пищевых продуктов или сельскохозяйственных товаров. Кроме того, США не будут предоставлять российским властям кредиты и финансовую поддержку.

Осенью Вашингтон грозится принять новый пакет санкций, в рамках которого может быть введен запрет на вложения в новые выпуски российского госдолга.

«У нас есть варианты реагирования на различные случаи санкционного вмешательства, в том числе на госдолг, хотя нам это не очень приятно», — попытался успокоить Силуанов.

По данным Аналитического кредитного рейтингового агентства (АКРА), если США решат ввести санкции против российского госдолга, то зарубежные инвесторы могут выйти из 8–10% госбумаг РФ. При этом в основном санкции окажут влияние на поведение американских инвесторов, считают в АКРА.

По подсчетам рейтингового агентства, резиденты США держат 8% российского госдолга объемом 719 млрд руб. Помимо американских инвесторов, от российских госбумаг, как считает АКРА, с высокой вероятностью может отказаться и норвежский суверенный фонд (GPFG). О возможном сокращении вложений в госдолг России фонд заявлял еще в сентябре 2017 года.

Если действия США вынудят нерезидентов продавать российский долг, то Минфин может отказаться от новых выпусков, чтобы не создавать давление на рынке.

Минфин может не выполнить программу госзаимствований на 2018 год, если рыночные условия останутся неблагоприятными.

«Можем в следующем году не заимствовать, задействовать наши внутренние ресурсы, остатки на счетах бюджета в казначействе», — заявил Силуанов.

Несмотря на угрозу жестких санкций США, Россия готова к худшему, говорил ранее агентству Bloomberg замминистра финансов Владимир Колычев. При этом он отметил, что Россия даже готова пойти на экстренный шаг и покупать собственный рублевый долг, если новая волна американских санкций будет угрожать рынку серьезными потрясениями

Покупка своих бондов — явление редкое, но при вынужденных условиях может оказаться хорошим инструментом, говорит Екатерина Туманова, руководитель аналитического департамента компании «ФинИст».

Практика выкупа своих бондов существует во всех крупных экономиках мира: таковы кризисные реалии глобального финансового сектора, так что на статус первопроходца российский Минфин точно не тянет, отмечает Владимир Рожанковский, эксперт «Международного финансового центра».

В частности, по его словам, в США госдолг на 60% выкуплен собственным государством в рамках программ «количественного смягчения» 2010-2015 годах.

«Все выглядит так, что санкции будут усиливаться и при этом будет ужесточаться охота и последствия для всех «непослушных». Российский рублевый госдолг для многих фондов выглядит слишком привлекательным финансовым инструментом: высокий уровень гарантий, низкая долговая нагрузка – и это на фоне одной из лучших в мире доходностей для эмитентов инвестиционного и прединвестиционного рейтинга. Поэтому полного исхода нерезидентов я не жду даже в самом пессимистичном варианте развития событий. Обвала этого рынка по этой причине мы также не ждем, однако Минфину действительно может понадобиться выкупить госдолг», — комментирует Рожанковский.

При этом эта мера приведет к фиксированию уровней доходности по ОФЗ выше целевых значений Минфина, базирующихся на величине учетной ставки Центробанка, добавляет он.

«Это хорошая словесная интервенция, которая способна остановить панику на рынке ОФЗ и на валютном рынке.

Даже самый агрессивный спекулянт понимает, что золото-валютных резервов России в размере примерно 31 трлн рублей хватит, чтобы выкупить вообще весь объем обращающихся на рынке ОФЗ, которых по состояние на 1 июля было всего на сумму около 7 трлн рублей», — говорит аналитик «Алор Брокер» Алексей Антонов.

Однако это не спасет рублю от очередного обвала. По словам главного аналитика «БКС Премьер» Антона Покатовича, в перспективе ближайших недель давление на Россию со стороны ЕС продолжит нарастать, а в случае появления консенсуса внутри Евросоюза по вопросу принятия новых санкций курс рубля может снизить до уровня 82,5 рублей за евро.

Россия. США. Евросоюз > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции > gazeta.ru, 7 сентября 2018 > № 2727351 Константин Вышковский


Германия > Недвижимость, строительство. Приватизация, инвестиции > prian.ru, 7 сентября 2018 > № 2724256 Ольга Мюллер

Есть мнение: «Почему иностранцам не запретят покупать в Берлине»

Мэр Берлина сказал, что не прочь ввести ограничения на покупку недвижимости иностранцами. Он не шутил. Но, по мнению нашего эксперта, его слова звучат не слишком серьезно.

Ольга Мюллер, эксперт Prian.ru, дипломированный юрист-экономист, член королевской академии RICS профессионалов недвижимости, доцент европейской академии оценщиков недвижимости ESA, независимый оценщик недвижимости, управляющий партнёр IIG Real Estate GmbH и MSI R.E.S. GmbH.

- Чтобы понять, почему Михаэль Мюллер выступил со столь серьезным заявлением, давайте поймем, какая ситуация сложилась на рынке недвижимости Берлина сейчас. Всего несколько цифр:

Самая дорогая квартира в Берлине в прошлом году была продана за €18 200 за кв.м, её цена - примерно €8,5 млн.

Самый дорогой кв. м земли под строительство виллы стоит €2 200, под строительство жилого дома – €7 000.

Средняя стоимость квартиры в Берлине - €3 630 за кв. м.

Средняя стоимость жилого дома - €5 млн.

В трех крупнейших городах Германии (Берлине, Гамбурге и Мюнхене) оборот от продаж жилой недвижимости составил в 2017 году €6,73 млрд, это примерно 50% от общего оборота по стране.

Берлин является самым важным рынком для новостроек в Германии. В столице в 2017 году были проданы 5 608 квартир в новостройках (+7,7% к 2016 году).

И все равно темпы жилищного строительства низкие, они приводят к снижению доли вакантных площадей, увеличению арендной платы и - при продаже жилья - к увеличению цен.

Арендные ставки в Берлине тоже растут значительными темпами. Рост этот зафиксирован и в 2017 году - он составил 8,8%. Сейчас средний показатель составляет €9,8 за кв. м, но, разумеется, зависит от района: в центральных Фридрихсхайн-Кройцберге, Митте и Шарлоттенбурге-Вильмерсдорфе он достигает более €11 за кв. м.

Прибавьте к этому низкую покупательную способность значительной части населения Берлина - по сравнению с другими городами. Около 55% домохозяйств столицы имеют низкие доходы и зависят от социальных дотаций. Затраты на квартиру в заработке среднего берлинца составляют 29%, а показатель выше 30% уже критичен, и во многих районах города он преодолён.

В столице практически невозможно снять квартиру эконом-класса. Сотни потенциальных арендаторов ходят по улицам в поисках жилья. На просмотр может прийти до 50 соискателей. В нашу управляющую компанию за год поступило лишь 2 (два!) заявления о расторжении договора аренды на квартиру, раньше столько же приходило в месяц.

Власти Берлина думают, как изменить ситуацию. Закон об ограничении повышения арендной платы не работает из-за невозможности контролировать процесс. Сейчас хотят ввести принудительное уведомление нового арендатора о размере предыдущей ставки. То есть проблему пытаются решить, но попытки эти не очень масштабные, а точечные. И абстрактное ограничение покупки для иностранцев никак не сможет повлиять на ситуацию в целом.

Хотя я очень сомневаюсь, что и его введут. Во-первых, в Германии с большой осторожностью относятся к различным ограничениям для иностранцев. Во-вторых, у Германии со многими странами есть соглашения по защите прав инвесторов, которое гарантирует, что к ним будут относиться также, как к местным жителям. Кстати, с Россией такое соглашение тоже есть. То есть на русских инвесторов ограничения распространиться не могут.

Но главное, ситуация на рынке возникла не из-за частных, а из-за институциональных инвесторов, которые покупают пакетами и делают основной оборот на рынке. И чтобы заработать хоть что-то, они вынуждены по максимуму поднимать цены на аренду. А как можно в рамках корпорации ограничить покупку иностранцам? Никак! В большинстве компаний среди учредителей наверняка найдутся граждане не из Германии. Поэтому назовем это просто идеей моего тезки Мюллера, которая вряд ли осуществима. Но ему ведь надо показывать, что он ищет меры. Вот он и показывает.

Ольга Мюллер, эксперт Prian.ru

Германия > Недвижимость, строительство. Приватизация, инвестиции > prian.ru, 7 сентября 2018 > № 2724256 Ольга Мюллер


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции. Финансы, банки > bfm.ru, 6 сентября 2018 > № 2730653 Алексей Кудрин

Кудрин: принуждение бизнеса к инвестициям повышает риски

Как заявил глава Счетной палаты в эксклюзивном интервью Business FM, он надеется, что решение по поводу того, в какие именно проекты предстоит вкладывать компании, останется за бизнесом

Санкции, курс рубля, сверхдоходы компаний и пенсионная реформа — все эти темы обсудили глава Счетной палаты Алексей Кудрин и главный редактор Business FM Илья Копелевич в кулуарах Московского финансового форума.

Сегодня было много общих выступлений, программных, в целом оптимистических. Есть одно впечатление, что сейчас максимально сбрасывается со счетов политическая составляющая. Так, на мой взгляд, выглядит со стороны, тем более в эти дни, когда политический фон обострился еще больше, и есть общие ощущения, что каких-то новых витков санкций не избежать. На ваш взгляд, какие сценарии следует учитывать и правительству, и бизнесу, и населению?

Алексей Кудрин: Возможность санкций, конечно, существует, тем более что американские санкции, которые были введены 27 августа по делу Скрипалей, имеют второй этап, через три месяца. И те опции, которые присутствуют и из которых будут выбирать, более или менее обозначены, они могут быть более мягкими или более жесткими. Если будут ограничения в расчетах с американскими банками наших государственных банков, это заметный удар, это повлияет и на темпы роста, и на инвестиции. Поэтому сегодня эта неопределенность существует, тем более когда появляются новые данные из Великобритании по этому делу, которые, конечно, нервируют рынок. Этот фактор нужно принимать во внимание, он все-таки забирает у нас часть прироста ВВП, нужно отдавать себе отчет.

Главный ответ должен быть, прежде всего, в развитии своей экономики и конкуренции у нас, поддержке предпринимателя. У нас экономический рост все равно на 80% обеспечивается частными инвестициями, включая «Роснефть» и «Газпром», хотя они не очень частные, но больше 50% или около 50% все равно это частные инвестиции. И поэтому мы должны понимать, что для этого сектора требуются какие-то дополнительные условия для того, чтобы бороться с этими неопределенностями и рисками. Я считаю, у государства есть резервы и возможности сократить административную нагрузку, увеличить прозрачность в своих решениях. Это бы поддержало бизнес.

Какие-то ответные меры здесь должны быть очень ограниченные, потому что все они, к сожалению, всегда чувствительны и для нас. Вот почему ситуация остается непростой. К сожалению, и западные инвесторы, и отчасти российские смиряются с тем, что, скорее, эта неопределенность, эти санкции сохраняются надолго, а уже нам приходится с этим свыкнуться и создавать свои программы развития, инвестиций с учетом этих ограничений.

Я вам, может быть, сейчас сформулирую страх более конкретный, который относится к этой осени, а вы на него, если можете, ответьте. Страх самого жесткого варианта санкций, который значительно, говоря научным языком, ограничит наши возможности экспорта, приведет к значительным потерям экспортной выручки, что наряду с оттоком капитала ударит по курсу рубля, что, в свою очередь, приведет к росту инфляции и к возможности разрушения той макроэкономической стабильности, за которую мы цепляемся и держимся — пока успешно держимся. Но выдержит ли она удары такого масштаба?

Алексей Кудрин: Сейчас нельзя забегать вперед. В принципе, я думаю, что те варианты санкций, которые могут быть в этом году или в начале следующего года, наша макроэкономическая политика выдержит. В общем, я не ожидаю каких-то катастрофических шагов для нашей экономики.

В том числе каких-то резких колебаний курса рубля, который и бизнес, и экономика очень болезненно воспринимают.

Алексей Кудрин: Колебания возможны, но мы сейчас находимся в состоянии колебания.

На ваш взгляд, не стоило бы нашим финансовым властям — потому что уровень беспокойства очень высокий, беспокойство даже не то слово — задать какие-то успокоительные параметры?

Алексей Кудрин: Пока не стоит. Во-первых, большинство расчетов российских граждан в рублях, поэтому расчеты в долларах или курс доллара беспокоят только для импортных комплектующих и тех товаров, которые связаны с импортными комплектующими. У нас не все граждане могут покупать импортные товары. К сожалению или к счастью, во многих товарах есть определенная составляющая импортных комплектующих, это неизбежно в современном мире, поэтому определенный рост цен, не сопоставимый с тем, что когда-то было, возможен. В этом смысле это самые большие издержки, которые понесут наши граждане. Обычно наши граждане реагируют уменьшением на какое-то время покупок товаров длительного пользования. В этом смысле это повлияет на экономический рост. Только такого рода я вижу влияние. Повторяю, они не будут какими-то непреодолимыми, катастрофическими, такого нет.

Вторая сторона развивающейся истории с санкциями. Сначала наш первый вице-премьер Антон Силуанов вполне официально заявил, что использование национальных валют вместо доллара в экспортно-импортных расчетах становится официальной задачей российского правительства, сейчас все это повторяется. На ваш взгляд, насколько это реалистично, в какие сроки и с какими странами, вообще каков может быть эффект? Меры, которые обсуждаются в Совбезе в плане противодействия санкциям, тоже это охватывают, там даже есть конкретные расшифровки включать это в договор. Другой вопрос, кто будет эти договоры подписывать с другой стороны.

Алексей Кудрин: Расчеты в национальных валютах можно расширить, и их долю надо увеличивать. В принципе, в сложившихся условиях — санкций, международной напряженности — нам полезно увеличить долю расчетов в национальных валютах. Я до последнего времени считал, что это должно происходить эволюционным путем, поскольку все равно расчеты в долларах и евро дешевле всем участникам расчетов. Эти валюты более стабильны, поэтому расчеты в них более ликвидны, то есть вы можете за любой товар расплатиться долларом, товар любой страны, любой компании. Рублями вы не можете расплатиться с компаниями любой страны и за любой товар. Значит, вам нужно будет искать какие-то другие схемы через другие товары, через другие валюты, а это дополнительные издержки. Поэтому расчеты в национальных валютах — это дополнительные издержки для нашего бизнеса, это уменьшение прибыли, это уменьшение инвестиций. Мы все должны понимать. Но сегодня это, с другой стороны, повышает безопасность наших расчетов, их меньшую зависимость от санкций, поэтому нам придется эту цену платить — дополнительные издержки в обмен на защищенность и более стабильные расчеты с нашими партнерами.

Правительство и Центральный банк могут, с вашей точки зрения, принудительным путем заставлять компании переходить на такие расчеты? Например, просто сказать «Газпрому», который в основном продает газ в Европу и его партнеры получают выручку в евро, что вы больше не должны рассчитываться в долларах и получать доллары, как сейчас.

Алексей Кудрин: Я думаю, конечно, у правительства есть такие права. Нужно понимать, что в «Газпроме» 50% доля частных инвесторов, акционеров, в том числе иностранных. Конечно, это повлияет на котировку акций, на позиции или заработки акционеров. Мы должны это понимать. Я бы видел, что расчеты должны увеличиваться, скорее, эволюционным, экономическим путем. Во-вторых, «Газпром» нет необходимости ограничивать…

Я просто привел пример, можно же и на другие секторы распространить.

Алексей Кудрин: «Газпрому» нет необходимости уменьшать расчеты, пока расчеты никто не ограничил, тем более Россия нуждается в золотовалютных резервах, в том числе и в долларах, и в евро, в силу того, что нам целый ряд компонентов и технологий нужно покупать в долларах и в валюте, и в евро. Вот почему торопиться не надо, а нужно относиться гибко. То есть нужно повысить долю национальных валют, но не пытаться сейчас в одночасье все перевести в национальные валюты. Это просто будет очень дорого и невыгодно российским компаниям.

Еще одна новость, которая здесь, на панели, прозвучала, вы сами затронули эту тему как негативно повлиявшую на бизнес-среду, — идея об изъятии сверхприбыли у тех компаний, у которых она появилась. Антон Силуанов это подхватил и, как мне показалось, поставил точку в этом споре. Причем он сказал не только то, что не будет никакого изъятия сверхдоходов, но и вместо изъятия тоже ничего не будет, не будет принудительных инвестиций в нужные сектора. На ваш взгляд, этот спор действительно закончен и вопрос снят с повестки сегодня или еще нет?

Алексей Кудрин: В части неповышения налогов или в части изъятия закончен, и точка поставлена. Она поставлена еще примерно две недели назад на совещании в РСПП, в котором участвовал и помощник президента Белоусов, и первый вице-премьер Силуанов, точка по поводу изъятия сверхдоходов поставлена. Но вместо этого обсуждается использование этих ресурсов частных компаний на инвестирование ряда проектов, которые будут согласованы. Таким образом, мы видим некое связывание, возложение новых обязательств на частный сектор, которые носят нерыночный характер. Поэтому я сегодня об этом сказал как не о том, что кто-то собирается изымать эти сверхдоходы, а что, во-первых, сам порядок внесения этой идеи, инициативы произошел после того, как была обсуждена правительством и принята налоговая политика на ближайшие три года и даже шесть лет, и вдруг был этот вброс. Это говорит о непоследовательности шагов власти, этого надо избегать. А второе — то, что еще не завершилось — это возложение новых определенных условных обязательств, или косвенных обязательств, на частные компаний. Это, конечно, повышает неопределенность, ограничивает возможные прибыли компании, потому что так бы они вкладывали в те отрасли, которые они считают нужными, а в данном случае им говорят, что нужно уточнить эти инвестиции.

Сейчас звучало, что мы только хотим помочь.

Алексей Кудрин: Это не прозвучало или не вполне ясно прозвучало пока. Надеюсь, что компаниям все-таки будет разрешено вкладывать в те проекты, которые они сами считают [необходимыми], и просто эти предложенные проекты будут предложены, но все-таки компании будут решать, вкладывать или не вкладывать. Если это решение останется за компаниями, тогда, я считаю, риски преодолены и все закрыто. Но если все-таки компаниям будет условно-принудительно предложено вкладывать в какие-то проекты, то это повышает риски неопределенности в нашем, российском, регулировании и может ограничить прибыли этих компаний.

Пенсионная реформа. Сколько существует Business FM, мы неоднократно транслировали ваши высказывания, вы много лет готовили всех вокруг к тому, что это произойдет рано или поздно, безусловно, участвовали в многолетней разработке того, что сейчас осуществляется. Ждали ли вы настолько мощной отрицательной реакции общественного мнения на это и можно ли было бы, на ваш взгляд, как-то упаковать эту реформу чуть-чуть иным образом?

Алексей Кудрин: Во-первых, я считаю, что да, можно было бы так ее подать, чтобы снизить отрицательные эмоции. Я, к сожалению, не имел отношения к разработке этих конкретных документов, к их внесению, хотя я всегда способствовал этому, говорил об этом, и Центр стратегических разработок сделал свой прогноз и сценарий, почему это надо делать. Повторяю, можно было бы лучше объяснить. Я сегодня считаю, что все пенсионеры — а их 40 миллионов — выигрывают. Ведь идет речь об осложнении тем, кто только готовится к пенсии, кто в ближайшие годы мог бы выйти на пенсию, но ему придется отложить это на один, два или три года. А пенсионеры-то выигрывают, все эти средства перераспределяются в пользу пенсионеров. И в этом смысле, казалось бы, пенсионеры должны были поддержать, но, видимо, они не очень чувствуют этих гарантий, что-то им не разъяснено.

Второе: я думал, точно поддержит молодежь, потому что они в меньшей степени сейчас думают о пенсиях, и это их меньше беспокоит, в то же время бизнес, допустим, понимает, что если не повышать пенсионный возраст, то должны повышаться налоги. В целях недопущения роста налогов нужно в том числе повышать пенсионный возраст в силу того, что этих средств будет не хватать для поддержания нормальных пенсий. В этом смысле бизнес тоже как раз должен был поддержать и разъяснить это, все должны были бы чувствовать, что это нужная стране мера. Но этого не произошло, поэтому это пришлось делать самому президенту, давать такие разъяснения. Вот почему я думаю, что это неизбежно, но можно было лучше подготовиться. Но до выборов — как парламентских, так и президентских — никто этот вопрос не хотел поднимать. Все-таки надо было как-то вести дискуссию.

Может быть, что-то можно еще поправить, чтобы общественное мнение лучше это понимало? Например, привязать периоды новых сдвигов выхода на пенсию к реальным достижениям в росте продолжительности жизни, гарантировать, показать в законе, что цель этой операции — не сэкономить бюджетные деньги, а всего-навсего не потратить больше и обеспечить более старшее поколение?

Алексей Кудрин: На этом этапе эту меру уже не провести. Если бы мы начинали в 2008 году, в период кризиса, повышать пенсионный возраст — это серьезно обсуждалось, но тогда не было принято решение — то тогда, может быть, эта мера совмещения с повышением продолжительности жизни была бы как один из элементов более ясного понимания. Но с тех пор продолжительность жизни серьезно повысилась, а пенсионный возраст не повысился, и увязывать это с новым этапом повышения продолжительности жизни, мне кажется, уже нельзя. Во-первых, это не гарантировано, все-таки от многих обстоятельств зависит, в то время как пенсия должна быть гарантированная и достаточно высокая. Вот почему этот маневр все равно нужно делать. Это с одной стороны.

И второе: те параметры, которые объявило правительство, а именно пенсия до 20 тысяч при прогнозируемой низкой инфляции около 4% за все годы, это уже достаточно высокая планка. Она как раз приводит к тому, что в реальном выражении это [повышение] на 10%, то есть сверх инфляции 10%. За эти годы, таким образом, жизнь пенсионера улучшится в среднем на 10%, но это как раз говорит о том, что вся экономия уйдет на повышение пенсий. Это наши расчеты показывают. То есть здесь уже можно быть уверенным, что экономия не будет использована на другие цели.

Эта идея не доведена до общественного мнения, могу вам сказать точно, я наблюдаю за социальными сетями.

Алексей Кудрин: Наш расчет это показал. Более того, с учетом мер президента, может, даже придется доплатить.

Счетная палата. Тут у вас огромные планы. Вы уже на Петербургском форуме сказали, что эффективность бюджетных расходов надо оценивать по-другому: не по точному соответствию купленных стульев или табуреток, которые были указаны в задании, а по эффекту, достигнутому в результате произведенных бюджетных затрат. Вы могли бы сейчас как-то конкретизировать эту очень непростую мысль, как ее трансформировать в нормативы? Возможно ли это трансформировать в нормативы?

Алексей Кудрин: Да, конечно. Это делается, но аудит даже недостаточно поспевает за некоторыми шагами. Например, бюджетным учреждениям уже дается госзаказ, то есть не просто потратить деньги на вузы или школы, а на подготовку специалистов, на проведение операций. И мы должны через качество конечного результата и здоровья людей или обучения или качества образования оценивать эффективность этих расходов. В этом смысле это непростые методики, они тоже разрабатывались…

А по конкретной школе это можно сделать или они какие-то интегральные?

Алексей Кудрин: Со временем да, сможем это делать и по конкретной школе, более того, по конкретным больницам. Уже есть такие примеры, когда мы знаем, сколько потрачено денег, сколько людей пролечено, что получилось, есть ли рецидивы, есть ли осложнения, улучшилось ли в целом здоровье этого контингента, эти оценки уже даже присутствуют, но это нужно перевести и в оценку Счетной палаты, в оценки этих учреждений. И сделать это не в отношении отдельного учреждения, отдельной программы, а в целом разложив все деньги на такого рода оценки или показатели.

Я приведу популярный пример — театральное дело. Деньги фактически, как уже признают сами фигуранты дела, неправильно потратили с финансовой точки зрения. Они говорят: мы сделали весь результат, который у нас заказан. Тот подход, о котором вы сейчас говорили, счел бы тогда эти расходы оправданными или нет?

Алексей Кудрин: Сразу нельзя ответить, потому что это зависит и от процедур контроля. Все-таки там были в некоторых случаях фиктивные договора. Просто нужно упростить, чтобы не пришлось создавать фиктивные договора, то есть одним отчитываться, а, по сути, деньги шли на другие цели. Это надо избежать, поэтому я думаю, что совершенствование бюджетного законодательства позволит не делать таких ненужных искусственных шагов.

И опасных манипуляций. Как вы думаете, сколько времени у вас займет, чтобы создать эту новую нормативную базу для оценки эффективности государственных расходов?

Алексей Кудрин: До первых результатов — год, но в среднем, я думаю, надо от двух до трех лет, чтобы эта система заработала во всех направлениях. Но в ручном режиме, в пилотном, мы будем это делать уже даже в ближайшие полгода.

Спасибо.

Илья Копелевич

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции. Финансы, банки > bfm.ru, 6 сентября 2018 > № 2730653 Алексей Кудрин


Россия > Приватизация, инвестиции. Медицина > snob.ru, 5 сентября 2018 > № 2733297 Валерий Панюшкин

Индустрия блага

Валерий Панюшкин

Современная благотворительность должна быть столь же эффективной, как промышленное предприятие. Иначе любые пожертвования будут просто выброшены на ветер

Впервые слово «производство» применительно к благотворительности я услыхал от президента Русфонда Льва Амбиндера совсем недавно. Для Амбиндера это естественно: задолго до того, как создать один из двух крупнейших в стране благотворительных фондов, он был экономическим журналистом, писал про промышленность Кузбасса. Сейчас один из главных в Русфонде проектов — регистр доноров костного мозга, а это лаборатория и база данных, чистое производство, которое производит человеческие фенотипы. Амбиндеру сподручно представлять себе благотворительный фонд как завод. Он произнес слово «производство», и я подумал, что термин этот поможет нам решить главную проблему современного третьего сектора — проблему эффективности.

За двадцать с лишним лет своей новейшей истории благотворительные фонды в России по-разному понимали свою задачу.

Сначала — как служение. Я хорошо помню те времена, когда благотворительностью занимались сумасшедшие бессеребренники, которым втемяшилось в голову спасти кого-нибудь конкретного. На свои ли деньги, или на чужие, они покупали космически дорогие лекарства для какого-нибудь ребенка, даже если врач утверждал, что нет надежды. Бродили по домам умирающих, которых оставили без помощи врачи, чтобы хоть как-то оказать помощь, хоть добрым словом. Кормили дюжину бездомных, организовав дело так громоздко, что на потраченные деньги и человекочасы можно было бы заказать бездомным кейтеринг из ресторана «Пушкинъ». Но это были святые подвижники, они про деньги вообще ничего не понимали. Галина Чаликова, Вера Миллионщикова, Лиза Глинка — таких людей больше нет, они совершенно повывелись.

Им на смену пришло поколение помоложе (и я был в его рядах), которое, может быть, просто не имея энергии святых подвижников, сообразило, что на деньги, за которые отправляют десяток пациентов лечиться в Европу, можно было бы здесь в России построить новую больницу. Это поколение, как с писаной торбой, носилось с «системной благотворительностью», всерьез полагая, что системность — ответ на все вопросы.

Если есть некая социальная проблема, то должен быть, следовательно, благотворительный фонд, который этой проблемой занимается. У этого фонда должна быть системная организация — менеджеры направлений, бухгалтерия, PR, GR… За короткое время в России насоздавалась тьма системных благотворительных фондов с менеджерами направлений, бухгалтерией, пиаром и джиаром, но, несмотря на всю свою системность, многие из этих фондов действительно полезны, а другие совершенно никому не нужны. Действительно выгоднее построить больницу, чем направить сотню пациентов лечиться за рубежом. Но, построив больницу, надо ведь уметь управлять ей. Надо набрать врачей, причем хороших, а не плохих, надо привлечь пациентов, надо, наконец, организовать отопление и уборку.

Не хочется никого обижать, но, по моим ощущениям, примерно половина фондов, организовав себя как системный проект, теперь понятия не имеют, что со своей системностью делать. Построили школу для умственно-отсталых сирот, но в школе две сироты, и ничему не научились. Построили реабилитационный центр, но не нашли реабилитологов, которые умели бы что-нибудь, кроме как заваривать чай. Построили пациентскую организацию, но по-английски не читают, в теме своей понахватались, а не разобрались, и потому сидят, пьют чай да дают друг другу антинаучные советы. Хорошо если просто имитируют деятельность, а не вредят делу.

Благотворительное сообщество и само чувствует, что что-то идет не так. Обширное общественное движение приводит к мизерным результатам. Пока вращаешься в кругу подопечных и коллег, кажется, что свернул горы. На улицу выходишь — мамочки, Арканар! Хочется что-то сделать, но что сделать — не придумали, а по традиции принялись бороться с мошенниками и писать доносы.

Я ломал над этим голову до тех пор, пока однажды Амбиндер при мне не употребил применительно к благотворительности слово «производство». Этот термин кажется мне очень полезным оселком, на котором можно себя проверить и поправить.

Что мы производим? Что мы делаем? В каких единицах можно измерить производимый нами продукт?

Если задать эти вопросы, то выясняется, что благотворительные фонды, которые мы интуитивно считаем хорошими, на эти вопросы отвечают с легкостью.

Фонд «Подари жизнь» производит детей, вылеченных от рака крови. Фонд «Вера» производит человекочасы, прожитые умирающими без боли. Русфонд производит проверенные письма матерей, по которым читатель или телезритель может безбоязненно жертвовать деньги на лечение больного ребенка. Теперь вот еще взялся производить человеческие фенотипы для поиска доноров костного мозга. Фонд «Ночлежка» производит людей, вернувшихся с улицы домой.

А что производит фонд, которому помогаете вы? В каких единицах это благо измеряется? Много ли единиц этого блага произведено фондом за последний год? И растет ли производство?

Автор — главный редактор Русфонда

Россия > Приватизация, инвестиции. Медицина > snob.ru, 5 сентября 2018 > № 2733297 Валерий Панюшкин


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > tpprf.ru, 4 сентября 2018 > № 2721333 Сергей Катырин

Комплексный подход.

Сергей Катырин, президент Торгово-промышленной палаты России, в интервью Журналу Стратегия рассказал о роли бизнес-объединений в решении экономических задач страны. В частности, спикер объяснил, в каких изменениях нуждается налоговая политика, каковы стимулы для развития малого бизнеса, зачем поддерживать семейное предпринимательство, как решить проблему теневого сектора экономики, насколько эффективно международное взаимодействие бизнеса.

ТПП РФ была одним из инициаторов создания источников роста российской экономики в рамках подготовки комплексного плана действий правительства до 2025 года. Расскажите об основных предложениях. Каков их прогнозный эффект?

Задача выхода российской экономики на темпы роста, превышающие мировые, была поставлена президентом России. Для достижения этого результата правительство с участием ТПП РФ подготовит комплексный план действий на период до 2025 года — предложения, направленные на изменение структуры экономики, развитие малого и среднего бизнеса, улучшение делового климата, повышение конкурентоспособности отечественных компаний на международной арене.

В числе наших предложений — ограничение создания унитарных предприятий на конкурентных рынках, запрет приобретения государством и муниципальными образованиями акций и долей хозяйственных обществ, осуществляющих деятельность на товарных рынках в условиях конкуренции. Многие из предложенных нами идей уже претворяются в жизнь: распространение системы страхования вкладов микро- и малых предприятий, предоставление инвестиционных налоговых вычетов.

Для развития промышленности сегодня реализуется более 600 мер, около 100 — на федеральном уровне, 500 — на региональном. Однако, несмотря на такое количество инструментов, значительная часть бизнес-сообщества мало осведомлена о работе органов власти и не представляет, каким образом можно воспользоваться этими механизмами.

Именно поэтому одно из ключевых предложений ТПП РФ — ревизия мер поддержки субъектов предпринимательской деятельности, включая работу институтов развития. Это позволит перераспределить средства в пользу более востребованных инструментов, докапитализировать эффективные институты развития.

Также для повышения инвестиционной активности хозяйствующих субъектов, модернизации основных фондов, создания новых производств крайне важно налоговое стимулирование. В этой связи эксперты Торгово-промышленной палаты РФ предлагают предоставлять льготы по налогам на прибыль и имущество организаций, а также земельному налогу на начальные этапы организации производства.

Предложения касаются и совершенствования контрольно-надзорной деятельности, снижения объемов отчетности, упрощения процедур открытия и закрытия бизнеса и многих других волнующих бизнес вопросов.

В интервью «Российской газете» вы сообщили, что в 2017 году в стране насчитывалось от 10 до 20 миллионов самозанятых. Есть ли у Торгово-промышленной палаты конкретные предложения, связанные с теневым сектором экономики?

По оценкам Минфина, доля теневой экономики может составлять 15–20% ВВП. Согласно международным исследованиям Россия входит в топ-5 стран с самым высоким уровнем теневого сектора — примерно 40% от ВВП страны.

При таком объеме теневого сектора необходимы механизмы, стимулирующие к выходу из тени. Текущая попытка легализовать самозанятых, по сути, провалилась. Несмотря на то, что были объявлены налоговые каникулы для репетиторов, нянь и уборщиц, по данным ФНС России, на 1 января 2018 года в качестве самозанятых зарегистрировались 964 человека, 28 из них заявили о прекращении деятельности. При этом самозанятым является чуть ли не каждый пятый россиянин, а для 11% это основной вид дохода.

Такой негативный результат объясняется прежде всего тем, что у предпринимателей нет стимулов к регистрации. Они опасаются увеличения налоговой нагрузки, больших объемов отчетности, проверок и других издержек, которые сделают деятельность нерентабельной. При этом самозанятые не уверены, что регистрация гарантирует им правовую защиту, социальное обеспечение и другие преимущества ведения предпринимательской деятельности «в белую».

Представители регионов, уже легализовавшие свой бизнес, также высказывают беспокойство. Например, на круглом столе в Саратовской ТПП от недавно зарегистрировавшейся предпринимательницы прозвучало мнение, что легализации препятствует неизвестность. Кроме того, платить по патенту 20 000 рублей ежегодно для многих самозанятых в регионах накладно.

На Российском инвестиционном форуме в 2017 году мы провели секцию, посвященную проблемам самозанятых. Высказывались мнения о необходимости расширения видов деятельности, попадающих под налоговые каникулы, а также обучения основам предпринимательства, возможно, с выплатой грантов. Обсуждалось и то, что легализация пока ничего не дает бывшему самозанятому. Один из участников, зарегистрировавшийся в качестве ИП, отмечал, что таким преимуществом, как получение кредита в банке, он не смог воспользоваться (дорогие деньги, сложно получить), а замена кассовой техники свела выгоду от легализации почти к нулю.

Однако легализация, на наш взгляд, все же необходима — это важно для роста российской экономики, формирования привлекательной деловой среды и помощи самозанятым в дальнейшем развитии. Возможно, часть из них в будущем сможет стать малым, а потом и средним бизнесом. Комфортная среда для работы на себя способствует достижению желаемого вклада МСП в ВВП страны. Сегодня вклад составляет не более 20%, однако эту цифру нужно как минимум удвоить.

Важно учитывать успешный опыт других стран. Так, в США самозанятые платят self-employment tax (налог на самозанятость), включающий платежи в системы соцстрахования и здравоохранения. Его размер составляет 15,3% от прибыли. Сходные условия налогообложения есть в Канаде. В Беларуси в прошлом году был расширен перечень видов экономической деятельности, которыми граждане вправе заниматься без регистрации в качестве ИП при условии уплаты единого налога. Также установлены размеры базовых ставок единого налога для физических лиц, которые не регистрируются как ИП. Ставки дифференцируются в зависимости от населенных пунктов и видов деятельности.

Конечно, для успешной легализации основное — это доверие к действиям государства и социальная направленность всех мер по легализации. Можно выделить два варианта легализации. Первый — введение патентов для самозанятых. Причем стоимость патента может зависеть от уровня дохода, отрасли или местонахождения самозанятого или же быть фиксированной, но, вероятно, не более 10 000 рублей. Этот платеж должен быть единоразовым и уплачиваться онлайн, а сферу деятельности патента необходимо существенно расширить по сравнению с имеющейся.

Второй — уплата процентов с денежных поступлений. То есть если поступлений не было, то обязанностей по уплате не возникает. Это довольно удобно для самозанятых, так как в их работе бывают простои. Такой вариант рассматривался в том числе в Минэкономразвития и Минфине. Оптимальный подход можно выработать только включив в обсуждение вопроса самих самозанятых.

В каких улучшениях нуждается налоговая политика в стране? Насколько сильно тормозит развитие бизнеса высокая фискальная нагрузка? Расскажите о законе о неналоговых платежах, на принятии которого настаивает ТПП РФ.

Стабильность и предсказуемость условий ведения предпринимательской деятельности — одни из важнейших для бизнес-сообщества факторов. В настройке налоговой системы ключевыми должны быть принципы неувеличения нагрузки на добросовестных налогоплательщиков, создания справедливых конкурентных условий для развития экономики, совершенствования налогового администрирования, увеличения стимулирующей составляющей налоговой системы. При оценке уровня фискальной нагрузки на бизнес Минфин не учитывает так называемые неналоговые платежи, обеспечивающие выполнение публичных функций, но не кодифицированные в Налоговом кодексе и в целом никак не систематизированные, что не позволяет достоверно оценить эффективность их взимания и обременительность для плательщиков.

Сегодня вне рамок Налогового кодекса возникла, по сути, «параллельная налоговая система», состоящая из нескольких десятков платежей, аналогичных налогам и сборам. Ситуацию усугубляют разные правила их взимания: порядок уплаты зачастую описан в подзаконных актах языком фрагментарных инструкций, допускающих разное толкование на местах.

Подобных платежей множество, отдельные из них в той или иной степени нужны и полезны, но такая теневая налоговая система разрослась непомерно. Сегодня, по оценкам экспертов, неналоговая нагрузка на бизнес уже превышает 1% ВВП страны. Вопреки многочисленным поручениям главы государства о неповышении фискальной нагрузки, количество и размер неналоговых платежей продолжают увеличиваться, например утилизационный сбор. Именно поэтому, по нашему мнению, при определении контуров налоговой системы России необходимо учитывать и настраивать не только налоги и сборы, но и неналоговые платежи.

ТПП России выступила инициатором системного регулирования неналоговых платежей, а на Съезде ТПП России в 2016 году глава государства дал конкретные поручения по регулированию системы уплаты неналоговых платежей. К этой работе подключились Минфин, Минэкономразвития, объединения предпринимателей и представители бизнеса. В итоге был подготовлен проект федерального закона «О регулировании обязательных платежей юридических лиц и индивидуальных предпринимателей».

Однако затем в правительстве озвучили предложение о включении отдельных неналоговых платежей в Налоговый кодекс. У этой инициативы есть множество подводных камней как для бизнеса, так и для государственных органов. Во-первых, на предпринимателей будет распространен весь механизм принуждения, предусмотренный Налоговым кодексом: штрафы, пени, блокировки счетов. Во-вторых, в налоговом законодательстве существует только один администратор платежей — налоговые органы. Оперативно наладить сбор всех неналоговых платежей в такой ситуации будет достаточно сложно, поскольку каждый из них имеет специфику, известную только отраслевым органам. Учитывая это, ТПП РФ, РСПП и «ОПОРА РОССИИ» обратились к Дмитрию Медведеву с просьбой поддержать скорейшее внесение законопроекта о неналоговых платежах в Госдуму. Законопроект позволит избежать рисков, связанных с переносом платежей в Налоговый кодекс, и прекратить практику бесконтрольного введения и изменения неналоговых платежей.

Вы отмечали, что государству следует обратить внимание на семейное предпринимательство. Какие у Торгово-промышленной палаты есть предложения в этой области и почему она заслуживает особого внимания?

Торгово-промышленная палата начала работу по этой теме. Мы провели круглый стол в рамках Российского инвестиционного форума в Сочи, инициировали специальный проект ТПП РФ, посвященный популяризации и развитию семейного предпринимательства.

Почему мы подняли этот вопрос? Прежде всего это связано с необходимостью развития МСП и роста его доли в ВВП. А семейный бизнес — одно из устойчивых направлений предпринимательской активности. Во всем мире семейный бизнес дает существенный вклад в развитие экономики и часто составляет основу МСП. В Европе такие компании производят до 50% ВВП, в США — до 90%.

В России же вклад МСП по-прежнему колеблется в районе 20%, а семейное предпринимательство не институционализировано, слабо распространено, самому термину иногда придают негативную окраску, намекая на коррупционные практики. Мы хотим доказать, что семейный бизнес, как и другие виды предпринимательской инициативы, — позитивный тренд, направленный на развитие экономики.

Перед теми, кто ведет семейное дело, встают вопросы правовой защиты, доступа к финансовым ресурсам и высококвалифицированным кадрам, устойчивой стратегии развития роста, наследования и успешной передачи дел следующему поколению. Так, иногда выделение части бизнеса родственнику с целью введения его в курс дела и обучения предпринимательской деятельности на практике семейного дела, что особо актуально для молодого поколения, воспринимается правоохранительными органами исключительно как признак дробления бизнеса и влечет за собой соответствующие санкции. Что касается наследования, то, по данным исследований, только 9% предпринимателей имеют документы, регламентирующие передачу бизнеса по наследству, а практика передачи компаний в России пока крайне ограничена, в том числе ввиду исторического развития нашей страны. Согласно исследованиям всего лишь 5% предпринимателей в России руководят своей компанией в третьем поколении.

Популяризация семейного бизнеса — неплохой инструмент стимулирования молодежи заниматься собственным делом. Кроме того, подобный формат способствует развитию устойчивого бизнеса в противовес фирмам-однодневкам или компаниям, стремящимся максимизировать прибыль на краткосрочном треке. Семейные компании готовы к долгосрочным инвестициям, таким как вложения в инфраструктуру, технологии и инновации. Еще два преимущества семейного бизнеса, передающегося из поколения в поколение, — зарекомендовавшие себя на рынке бренды и качество предоставляемых товаров и услуг. По данным исследований Credit Suisse, средний возраст семейных компаний в странах Европы — 80 лет, в США — 61 год, в Латинской Америке — 44 года. Предприниматели с богатой семейной историей и фамильным делом, как правило, дорожат своей репутацией, формировавшейся годами, а иногда и столетиями. А доверие к семейным брендам позволяет развиваться, создавая не только локальные, но и глобальные компании, конкурентоспособные на внешних рынках.

Учитывая эти аспекты, мы решили системно подойти к вопросу: проанализировать лучшие практики, рассмотреть ключевые проблемы, препятствующие семейному бизнесу в России, а также выработать механизмы для популяризации и развития предпринимательской деятельности, в частности, в таком семейном формате. Будут проводиться мероприятия по популяризации семейного бизнеса с помощью СМИ и новых медиа, консультации, круглые столы и конференции на площадке ТПП РФ и региональных палат.

Расскажите о международном взаимодействии ТПП РФ. Какова роль Торгово-промышленной палаты в налаживании диалога с иностранным бизнесом, особенно в текущей геополитической ситуации?

Торгово-промышленная палата РФ последовательно отстаивает интересы отечественного бизнеса как на территории России, так и за рубежом. Более 30 представительств в 40 странах и более 70 деловых советов поддерживают наших предпринимателей за рубежом. По рекомендации Палаты председатели деловых советов включаются в состав российских двусторонних межправительственных комиссий. Это позволяет деловым советам принимать участие в выработке и реализации решений по развитию торгово-экономического сотрудничества, получать необходимую государственную поддержку.

ТПП РФ — член Всемирной федерации торговых палат, Ассоциации торгово-промышленных палат европейских стран, Совета руководителей ТПП государств — участников СНГ, Конфедерации торгово-промышленных палат стран АТР, других международных и региональных организаций. На этих площадках регулярно обсуждаются вопросы внешнеэкономической деятельности и приграничного сотрудничества, информационного обмена, инвестиционного взаимодействия. В рамках ЕАЭС мы участвовали в разработке Таможенного кодекса объединения. Он позволит максимально унифицировать таможенное законодательство Союза. Но проблемы все еще остаются. К сожалению, сегодня российские хозяйствующие субъекты не могут напрямую обратиться в суд ЕАЭС, поскольку это возможно только через уполномоченные органы, определяемые каждым государством — членом ЕАЭС. Это один из барьеров для развития кооперации между бизнесом «пятерки», а также для защиты интересов российских деловых кругов. Ведущие бизнес-объединения нашей страны поддержали инициативу о наделении ТПП РФ правом напрямую обращаться в суд ЕАЭС, представляя интересы отечественного бизнеса. Такой прецедент на пространстве ЕАЭС уже есть — Национальная палата предпринимателей Казахстана может подавать обращения в суд ЕАЭС от имени казахских бизнесменов.

Другой пример налаживания диалога с иностранным бизнесом — это наше участие в работе Делового совета БРИКС. Палата активно развивает прямые контакты между деловыми кругами стран БРИКС в том числе посредством международных конгрессных и выставочных мероприятий. Крупнейшие такие события в России — Петербургский международный экономический форум и Восточный экономический форум.

К сожалению, внешнеполитическая повестка в последнее время все жестче вторгается в международную торговлю. В современном мире нельзя слишком сильно смешивать политику и экономику. И это не только наше мнение. То же самое нам говорит и европейский, и американский бизнес. Торгово-промышленная палата находится в постоянном контакте с деловыми объединениями Европы и США — то, что происходит, не нравится никому. Российские предприниматели нацелены на поиск новых рынков и партнеров, на активное сотрудничество в сферах, не затронутых ограничениями. Санкции, как и раньше, влекут за собой финансовые потери для обеих сторон. В очередной раз хочется повторить: предпринимательское сообщество в целом и Торгово-промышленная палата России, как ведущее бизнес-объединение страны, выступают за конструктивный диалог и налаживание партнерских отношений, а не за введение ограничений и запретов.

На ваш взгляд, какие действия необходимы для создания благоприятных условий для трансфера технологий? Возможно, совершенствование законодательства, более тесное международное сотрудничество?

Трансфер технологий, действительно, весьма актуален в современных условиях. В России понятие «трансфер технологий» появилось не так давно. Развивая рыночную экономику, мы ушли от советской модели госзаказа на технологии, важную роль в которой играли научно-исследовательские институты. Сегодня мы только создаем систему выявления отраслевых потребностей российской экономики в прогрессивных технологических решениях. Учитывая вышесказанное о геополитических и экономических сложностях, в рамках которых мы сегодня вынуждены не только существовать, но и развиваться, одним из приоритетных направлений должен быть именно трансфер технологий внутри России.

Для инновационного роста необходимо увеличить интенсивность обмена наукоемкой продукцией. При Торгово-промышленной палате функционирует Научно-технический совет, который активно взаимодействует с Росстандартом, Роспатентом, Минпромторгом. Одна из целей Совета – содействие внедрению передовых технологий и привлечению инвестиций для модернизации российской экономики. Совет организует поиск технологических решений в соответствии с приоритетными направлениями развития российской экономики, способствует привлечению инвестиций в эффективные проекты. Ежегодно ТПП РФ совместно с Советом Федерации, рядом министерств и общественных организаций проводит форум «Интеллектуальная собственность — ХХІ век». В конце апреля в Палате прошел девятый форум, посвященный новым возможностям международной регистрации промышленных образцов, медиации в сфере интеллектуальной собственности и стратегии формирования глобального рынка интеллектуальной собственности в интересах цифровой экономики.

На форуме Торгово-промышленная палата в очередной раз озвучила свою позицию: мы последовательно выступаем за скорейшее принятие Стратегии развития интеллектуальной собственности. Это должно стать важным механизмом обеспечения единого и комплексного подхода к управлению интеллектуальной собственностью в нашей стране. Только в этом случае можно будет полностью применять потенциал науки и производства, способствовать передаче результатов исследований для их дальнейшего наукоемкого и конкурентоспособного использования. Надо развивать самостоятельные институты поддержки изобретательской деятельности в России, возможно, следует основать специальный фонд, такой как Фонд развития промышленности, созданию которого способствовала ТПП РФ и который на сегодняшний день является одним из самых мощных институтов развития и поддержки бизнеса в стране.

Следует как можно активнее внедрять современные технологии в сфере интеллектуальной собственности. Возможно, целесообразно использование блокчейна для упорядочивания реестров объектов авторских и смежных прав. Это касается и международного сотрудничества в области трансфера технологий. Согласно исследованиям импорт технологий в России значительно выше, чем экспорт. Нам еще только предстоит преодолеть в этой сфере ряд барьеров, создать механизмы мотивации доноров технологий как через возможные форматы совместных предприятий, так и через лицензионные соглашения.

Автор: Алина Куликовская

Источник: "Стратегия" http://strategyjournal.ru/editors-choice/intervyu/kompleksnyj-podhod/ 

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > tpprf.ru, 4 сентября 2018 > № 2721333 Сергей Катырин

Полная версия — платный доступ ?


Россия. СФО > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция. Приватизация, инвестиции > tpprf.ru, 30 августа 2018 > № 2717509

Предпринимателям Иркутской области предложили размещать производства на площадках исправительных учреждений.

Предпринимателям региона предложили размещать производства на площадках исправительных учреждений Иркутской области. Этот вопрос был рассмотрен на выездном заседании профильных комитетов при Торгово-промышленной палате Восточной Сибири, которое состоялось в исправительной колонии 19 в поселке Марково. В нем приняли участие члены комитета по предпринимательству в сфере строительства и инфраструктуры, комитета по развитию лесной промышленности и лесного хозяйства, комитета по финансам и инвестициям при ТПП ВС, представители муниципалитетов, министерства строительства и дорожного хозяйства, министерства экономического развития Иркутской области, предприниматели.

Участники совещания посетили несколько производственных площадок – цех металлообработки, участок по рубке и сборке срубов, деревообрабатывающий и швейный участки, цех консервации.

По словам председателя комитета, президента Союза строителей Иркутской области Юрия Шкуропата, возможности ГУФСИН необходимо использовать, в том числе при оснащении новых социальных учреждений.

– Сейчас в области идет активное строительство школ, детских садов, которое финансируется в рамках государственных программ. И здесь участие исправительных учреждений может быть очень активным. К примеру, на этих площадках может производиться качественная мебель для социальных учреждений, – отметил Юрий Шкуропат.

В ходе заседания было отмечено, что учреждения уголовно-исполнительной системы Иркутской области располагают производственными мощностями по металлообрабатывающему, деревообрабатывающему, обувному, швейному производствам, производству строительных материалов, есть опыт изготовления конструкций и домов из массива древесины, дверных и оконных блоков, полов и конструкции кровли. Учреждения готовы сотрудничать с организациями различных форм собственности в части предоставления рабочей силы.

Как сообщил врио начальника ГУФСИН России по Иркутской области Андрей Космылин, согласно проведенному анализу 80% осужденных до лишения свободы не были трудоустроены и не имели никаких трудовых навыков. В исправительных учреждениях организовано их обучение различным рабочим специальностям, в том числе строительного профиля.

– Нам важно, чтобы люди, выходя из наших учреждений, были социально адаптированы и не возвращались к криминальному прошлому. Здесь осужденные получают образование и готовы работать. Для предпринимателей это хорошая возможность получить квалифицированную рабочую силу. Но на сегодняшний день у нас трудоустроено только 27%, поскольку объемы заказов не высоки. Также мы готовы предоставить для размещения производств наши лучшие цеха и площадки, – подчеркнул Андрей Космылин.

В рамках совещания принято решение создать рабочую группу при ТПП ВС, которая будет способствовать эффективному сотрудничеству организаций различных форм собственности с учреждениями УИС, ходатайствовать о возможности включения учреждений ГУФСИН России по Иркутской области в региональные государственные и негосударственные программы, предусматривающие выделение денежных средств на развитие производства и создание рабочих мест. В настоящее время подобные программы приняты в 30 регионах. Также планируется обратиться с предложениями к органам государственной власти о подготовке и принятии законодательных актов о понижении ставки по налогу на прибыль для организаций, размещающих свои производственные мощности на территории пенитенциарных учреждений ГУФСИН России по Иркутской области, а также размещающих заказы на изготовление продукции, оказания услуг, работ, способствующих трудоустройству осужденных.

Пресс-служба ТПП Восточной Сибири

Россия. СФО > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция. Приватизация, инвестиции > tpprf.ru, 30 августа 2018 > № 2717509


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > premier.gov.ru, 30 августа 2018 > № 2717370 Игорь Артемьев

Брифинг руководителя Федеральной антимонопольной службы Игоря Артемьева по завершении заседания.

Из стенограммы:

И.Артемьев: Сегодня Правительство на заседании рассмотрело уже 12-й ежегодный доклад о состоянии конкуренции в Российской Федерации. Мы в соответствии с законом о конкуренции каждый год представляем Правительству наш доклад. И, что ценно, Правительство по этому докладу, в котором поднимаются достаточно нелицеприятные темы, связанные с большим количеством недостатков в сфере развития конкуренции, принимает действенные меры.

В этом году у нас довольно позитивный доклад, потому что создана достаточно серьёзная основа, достаточно прочный фундамент развития конкуренции в нашей стране.

Во-первых, это указ Президента, вышедший в прошлом году, – документ стратегического планирования, который утвердил Национальный план развития конкуренции в России. Это впервые было сделано за всю нашу историю. В связи с этим указом Президента Правительство приняло огромный, гигантский план – по 18 отраслям (от образования до рынка газа, угля, машиностроения и так далее), которым утверждено более 180 конкретных действий (подчёркиваю, абсолютно конкретных действий) по развитию конкуренции в стране.

Кроме того, прошло заседание Государственного совета во главе с Президентом, по результатам которого были даны поручения всем субъектам Российской Федерации. Мы объехали 90% субъектов, каждый регион выбирает себе наиболее подходящие для него направления развития конкуренции. В целом обычно таких направлений бывает около 40, которые каждый регион себе выбирает. Понятно, что у каждого региона своя специфика.

Всё это в совокупности создало очень хорошую, позитивную ауру. И мы говорим, что в стратегическом смысле Правительство перешло от охранительной функции конкуренции – в лице ФАС, судебной системы, правоохранительных органов – к собственно мероприятиям по развитию конкуренции. Это совершенно другая история, и это говорит о том, что приоритеты очень сильно поменялись. Это очень позитивный отклик вызывает и у бизнеса, и у граждан, потому что в конечном итоге развитие конкуренции – это инновации, это более низкие цены, это больший сервис услуг и большее разнообразие соответствующих услуг и товаров. Об этом, в том числе, мы сегодня говорили.

Важные события, которые премьер-министр сегодня отметил, – это отмена национального роуминга и отмена внутрисетевого роуминга. Это большая победа. Вы знаете, что ФАС занималась этим семь лет.

Кроме того, мы подчёркиваем, что на целом ряде рынков сохраняется огромное и ненужное государственное участие, что по-прежнему малый бизнес развит достаточно слабо, что в системе государственного заказа существует много недостатков и малый бизнес получает мало государственных заказов. Что по-прежнему существует засилье ГУПов и особенно МУПов (муниципальных унитарных предприятий), которые мешают развиваться малому бизнесу в таких сферах, как жилищно-коммунальное хозяйство, и в некоторых других.

Я вместе с коллегами из ФАС 10 лет добивался того, чтобы были приняты эти акты, по которым дальше страна будет жить. Сейчас они приняты. И в этом качественное отличие нашего 12-го доклада от 11-го, 10-го, 9-го. Теперь нужно их исполнить. Нужно исполнить указ Президента и Национальный план по развитию конкуренции, нужно исполнить 18 отраслевых карт, нужно неуклонно это делать на уровне регионов. В совокупности всё это может нам дать очень существенный прорыв.

Когда-то Япония и Корея продемонстрировали совершенно невероятный скачок в области эффективности, конкуренции, а потом вышли с гигантскими возможностями на мировые рынки. Это было «японским чудом», «корейским чудом». А началось всё с того, что были приняты программы демонополизации и развития конкуренции. Они привели к этому экономическому чуду. И Россия может повторить успех этих стран. Мы бы очень этого хотели.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > premier.gov.ru, 30 августа 2018 > № 2717370 Игорь Артемьев


Россия > Рыба. Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > fishnews.ru, 30 августа 2018 > № 2716413

Рыбный бизнес ответил на предложения ФАС.

Руководители рыбохозяйственных объединений выступили с открытым письмом к главе ФАС Игорю Артемьеву. В обращении подробно разбирается доклад антимонопольного ведомства о состоянии дел в рыбной отрасли.

В докладе «О состоянии конкуренции в РФ за 2017 г.» ФАС России раскритиковала ситуацию в рыбном хозяйстве страны и предложила вернуться к регулярным аукционам https://fishnews.ru/news/34213 по продаже долей квот. Инициативы федеральной службы нашли отражение в дорожной карте https://fishnews.ru/news/34539, утвержденной правительством в августе. В план мероприятий, в частности, вошел пункт о перераспределении долей квот вылова краба.

В открытом письме к главе ведомства Игорю Артемьеву руководители рыбохозяйственных объединений опровергают утверждения из доклада, сообщает корреспондент Fishnews. Авторы обращения приводят данные о росте сальдированного финансового результата предприятий, отраслевой выручки, совокупных фискальных поступлений, снижении просроченной кредиторской задолженности. Главы объединений указывают на то, что рыбное хозяйство лидирует среди других отраслей промышленности, связанных с добычей и использованием сырьевых ресурсов, по темпам инвестиций в основной капитал, опережая топливно-энергетический комплекс. «Объем инвестиций в рыбной отрасли в 2016 году вырос по сравнению с 2008 годом в 3,5 раза. В сфере добычи ископаемых – в 1,9-2,5 раза», - говорится в письме.

«Данные, содержащиеся в официальных документах ФНС России и Росстата, полностью опровергают утверждения ФАС о снижающейся эффективности производства и отсутствии существенного роста финансовых результатов в рыбопромышленной отрасли», - отмечают авторы обращения.

Опровергают они и заявление ведомства о том, что аукционы приведут к снижению уровня концентрации крупных групп лиц на рынке и помогут сделать рыбопродукцию более дешевой для конечных потребителей.

«Постоянная перепродажа одного и того же биоресурса (права на его вылов) не может привести к снижению цен на готовую продукцию, поскольку ведет к неконтролируемому росту издержек рыбопромысловых компаний. А увеличение издержек производителя приводит к увеличению цен», - говорится в письме.

Сроки окупаемости инвестиций в отрасли, по данным представителей бизнес-сообщества, варьируются от 7 до 10 лет. «Бизнес не будет инвестировать в проекты окупаемостью в 7-10 лет, если каждые 3-5 лет нужно будет идти на аукцион и заново покупать основной производственный актив любой рыбопромышленной компании – квоты, причем по непрогнозируемой цене и без всяких гарантий. А о строительстве новых судов придется вообще забыть. Срок службы судна не менее 25 лет, а срок его окупаемости 10-15 лет. Предложения ФАС фактически исключают долгосрочные инвестиции в рыбопромышленной отрасли», - заявили руководители рыбохозяйственных объединений. Отмечены и риски для кредитования в отрасли.

Инициативы ФАС по реформированию рыбохозяйственного комплекса открывают путь к пересмотру всех имущественных правоотношений в стране, считают авторы обращения.

Они пригласили антимонопольную службу к открытой дискуссии с рыбопромышленным сообществом по затронутым в письме темам.

Обращение подписали председатель правления Союза рыбопромышленников Севера Юрий Григорьев, исполнительный директор Ассоциации краболовов Севера Татьяна Соколова, президент Ассоциации рыбопромышленных предприятий Сахалинской области Максим Козлов https://fishnews.ru/persons/235, президент Магаданской ассоциации рыбопромышленников Михаил Котов, президент Ассоциации рыбохозяйственных предприятий Приморья Георгий Мартынов https://fishnews.ru/persons/48, исполнительный директор Ассоциации рыбопромышленников «Северо-Запад» Екатерина Иванова.

Текст открытого письма смотрите в рубрике «Официально» на сайте Fishnews https://fishnews.ru/rubric/ofitsialno/11099.

Россия > Рыба. Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > fishnews.ru, 30 августа 2018 > № 2716413


Китай. Малайзия > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции. Финансы, банки > carnegie.ru, 29 августа 2018 > № 2721570 Михаил Коростиков

Колдобины Шелкового пути. Почему страны все чаще выходят из главного международного проекта Китая

Михаил Коростиков

Если число провальных проектов «Пути» продолжит расти, это будет означать неудачу всей идеи экспорта китайской модели развития и нанесет сильный удар по позициям Си Цзиньпина, который фактически заменил этой своей инициативой всю внешнеэкономическую деятельность страны

На пятилетие проекта «Пояс и Путь» премьер-министр Малайзии Махатхир Мохаммад подготовил подарок для председателя КНР Си Цзиньпина. Малайзийский премьер заявил, что китайские проекты в его стране реализованы не будут и что кредиты, которые Китай навязал Малайзии, кабальные, поэтому выплачивать он их не намерен, а намерен пересматривать. Важно, что проекты были остановлены в середине пути, когда Exim Bank уже выделил около $5 млрд из $20–22 млрд, в которые Малайзии обошлись бы два газопровода и железная дорога.

Вот так спокойно и буднично Махатхир открыл новую, третью главу эпопеи с китайской инициативой «Пояс и Путь». Первая длилась с объявления о запуске проекта в ноябре 2013 года по март 2015 года, когда была принята концепция «Пояса и Пути». Тогда китайцы искали содержание для проекта, пытаясь совместить ожидания других стран со своими реальными возможностями.

Во второй главе, начавшейся с марта 2015 года, китайцы безудержно набирали проекты во всех уголках земли, не особенно заботясь о их выполнимости и влиянии на принимающие страны. Этот этап подошел к концу сейчас, когда лидер крупной развивающейся страны Махатхир сообщил Си Цзиньпину, что Малайзии такого счастья не нужно.

Наконец, открывающаяся теперь третья глава должна стать временем отрезвления: набрав более полутора тысяч проектов в 78 странах «Пояса и Пути», китайские компании столкнулись с трудностями, которые необходимо как-то разрешить. Небольшие протесты и отмена проектов бывали и ранее, но случай Малайзии – первый, когда крупная страна продемонстрировала твердую решимость не соблюдать условия сделки, противоречащей национальным интересам, и при этом сохранять дружественные отношения с Китаем.

Если число провальных проектов «Пути» продолжит расти, это будет означать неудачу всей идеи экспорта китайской модели развития и нанесет сильный удар по позициям Си Цзиньпина, который фактически заменил этой своей инициативой всю внешнеэкономическую деятельность страны. Так каковы главные риски, с которыми «Пояс и Путь» столкнулся через пять лет существования?

Критерии успеха

Ключевая задача Пекина сейчас – понять, каковы наиболее распространенные причины отмены или задержки проектов «Пути». Тем более что пока проблем не так много. По данным американской RWR Advisory Group на середину лета 2018 года, те или иные трудности возникли в 234 из 1674 ситуаций, или в 14% случаев. Это означает, что в 86% проблем пока нет.

Много это или мало? Вопрос сложный, потому что сравнить «Пояс и Путь» пока не с чем: инициативы одной страны редко охватывают 80 стран. Но можно использовать данные международных банков, которые часто конкурируют с Китаем за право профинансировать проект. По подсчетам 2015 года, доля успешных проектов Азиатского банка развития составляла 64,9%. Доля успешных проектов группы Всемирного банка в Азии – 78,3%.

На таком фоне китайская инициатива сразу начинает казаться намного успешнее. Тем не менее очаровываться не нужно: «Пояс и Путь» был запущен в конце 2013 года, а по факту реализация началась только в 2015 году (если не считать тех проектов, которые были включены в него задним числом). В то время как Всемирный банк и Азиатский банк развития работают десятилетиями и уже собрали как солидный перечень успехов, так и собственное инвестиционное кладбище.

«Пояс и Путь» провел второй этап жизни в стадии чёса, когда на качество привлекаемых проектов особенно не смотрели. Это закономерно привело к большому объему мусорных с инвестиционной точки зрения проектов, которые в принципе не могли принести никакой пользы и достались Китаю без борьбы, так как все международные игроки от них отказались.

Долговая яма и суверенитет

Основная претензия, которую предъявляют к «Поясу и Пути» – он увеличивает риски дефолта в развивающихся странах с нестабильной экономикой. Об этом говорит, например, исследование вашингтонского Center for Global Development. Из 68 стран, активно вовлеченных в «Путь», они выделили сначала 23 страны с кредитным рейтингом ниже инвестиционного, а затем – восемь, находящихся в зоне наибольшего риска. Это Джибути, Киргизия, Лаос, Мальдивы, Монголия, Пакистан, Таджикистан и Черногория.

Во всех этих странах, как полагают исследователи, госдолг к концу 2018 года должен превысить 50% ВВП, если они получат от Китая кредитные деньги. При этом у Джибути, Монголии и Черногории он превысит 80%, а у Мальдив составит около 109%. Условия предоставления китайских кредитов варьируются от почти беспроцентных в некоторых проектах в Пакистане до коммерческих в Джибути. Учитывая, что возврат от инфраструктурных проектов обычно растягивается на десятилетия, до этого времени вполне возможен дефолт стран-заемщиков.

22 июля в Financial Times вышла статья, в которой неназванный пакистанский чиновник сообщил изданию, что страна уже осенью может обратиться к МВФ за кредитом, чтобы избежать дефолта. Пакистан – мировая витрина сотрудничества с Китаем, аналог Японии для послевоенных США. Исламабад фактически доверил Китаю свою промышленную политику и в рамках Китайско-пакистанского экономического коридора (КПЭК) вызвался принять $62 млрд китайских инвестиций (21,8% ВВП страны), с тем чтобы транспортная, аграрная и промышленная система страны была сшита с китайской. Если в самом начале сотрудничества с Китаем (пока запущено проектов на $19 млрд из $62 млрд) страна объявит дефолт, то это станет страшным ударом по имиджу Пекина.

Классический пример того, как страна не смогла справиться с китайскими инвестициями, – это Шри-Ланка. В декабре 2017 года стране пришлось передать Китаю в пользование на 99 лет порт Хамбантота и прилегающую к нему территорию, чтобы уменьшить свои обязательства. Порт был построен на китайские кредиты в 2010 году и сразу же начал генерировать убытки: проект с самого начала был обречен, от него отказались все международные кредиторы и Индия, традиционный союзник и инвестор.

Когда взявший у Китая кредит на строительство порта президент Махинда Раджпакса проиграл выборы в 2015 году, новое правительство обнаружило, что доходов страны не хватает даже на выплату процентов по кредиту, не говоря уже об уменьшении его тела. В попытке уменьшить обязательства порт передали тем, кто его строил. Долг Шри-Ланки тем не менее продолжает расти: в 2018 году, по прогнозам Всемирного банка, он составит 77% ВВП, и на его оплату уйдет 14,1% ВВП.

На всех парах в том же направлении катятся Мальдивы. До 2012 года архипелаг был в индийской сфере влияния, у Китая там даже не было посольства. В 2013 году президентские выборы выиграл Абдулла Ямин и резко изменил курс страны. Он подписал с Китаем три большие сделки: на реконструкцию аэропорта ($800 млн), строительство возле него Китайско-Мальдивского моста дружбы ($224,2 млн, 57,5% – грант правительства КНР; 36,1% – кредит правительства КНР; 6,4% – собственные мальдивские средства), а также на постройку порта (цена неизвестна). Все это повысило долговую нагрузку крошечной нации до 60% ВВП и сделало Китай основным держателем ее долгов.

Бывший президент Мальдив Мохаммед Нашид, возглавивший оппозицию, заявил, что в случае прихода к власти он пересмотрит условия сделки с Китаем, так как страна выплатить кредит не способна. «Ни один из этих проектов не был отобран в ходе тендера, – заявил он. – Мы не знаем общую сумму, мы не знаем их условий, кому они выделены и что за них должно государство» .

Китай действительно обычно старается выделять деньги на коммерческих условиях и с расчетом на возврат, поэтому некорректно сравнивать «Пояс и Путь» с послевоенным «планом Маршалла» США. Негласной платой Вашингтону в конце 1940-х годов было изгнание из правительств Западной Европы коммунистов и создание прочного блока союзников в борьбе с СССР. Китай в 2010-х хочет получить вложенные деньги обратно с процентами, а также по возможности закрепить страну в орбите своего влияния.

Ставка, под которую Китай готов давать деньги на проекты, в большинстве случаев засекречена. В проектах, условия которых известны (железная дорога Джакарта – Бандунг в Индонезии, шоссе Белград – Бар в Восточной Европе, железная дорога в Малайзии и так далее), она чаще всего колеблется в диапазоне 2–3,5% при 20–45-летнем сроке выплат и 5–10-летнем периоде до начала начисления процентов.

Это довольно много, тот же Азиатский банк развития дает кредиты на инфраструктуру по ставке в среднем от 0,5% до 1,5% годовых. Но тут нужно учесть, что и требования к заемщику у него куда выше: от страны требуют строгой финансовой дисциплины и открытости, что под силу далеко не всем развивающимся государствам. Все происходит так же, как и на национальном уровне: чем выше риск, тем выше премия за него, так что китайские банки здесь работают в стандартной рыночной логике, в которой им западные наблюдатели часто отказывают. При этом, как и в случае с частными предприятиями, у стран есть риск банкротства по международным обязательствам.

Возникает вопрос, если страна не сможет платить по счетам, как ответит Пекин? Не потребует ли расстаться со своим суверенитетом?

Ответ на этот вопрос зависит от нескольких факторов, основные из которых – глубина трудностей, в которых оказался заемщик, наличие у Пекина территориальных претензий к стране и в целом ее место в планах Пекина. В зависимости от этого ответ может быть очень разным.

Во-первых, Китай может просто списать долг, если видит, что страна все равно не в состоянии его отдать в обозримой перспективе и его наличие ухудшает с ней отношения. Так произошло, к примеру, с Зимбабве, Мозамбиком, Йеменом и некоторыми другими странами.

Впрочем, в основном это случается, когда речь идет о небольших и периферийных для китайских интересов государствах. Зачастую документы о списании долгов подписываются одновременно с документами о принятии нового долга, который по объему оказывается куда больше списанного. Например, в октябре 2017 года Китай согласился списать Мозамбику $36 млн и тут же подписал контракт на строительство на китайский кредит аэропорта стоимостью $60 млн.

Другой вариант – реструктуризация долга. Здесь примеров совсем немного: пока самый крупный и известный из них – реструктуризация долга Венесуэлы, которая может быть отнесена к «Поясу и Пути» лишь условно, а детали реструктуризации до сих пор обсуждаются.

Намного чаще Пекин использует обмен долговых обязательств на нефинансовые активы или политические уступки, что и позволяет многим аналитикам называть «Пояс и Путь» «долговой ловушкой». Типичный пример здесь – судьба упоминавшегося порта Хамбантота, который Шри-Ланка вынуждена была отдать Пекину, чтобы снизить долг объемом $3 млрд на $1,1 млрд.

Политическая нагрузка

Вторая важная проблема, связанная с некоторыми проектами «Пояса и Пути», – явное наличие политической нагрузки в соглашениях, что делает их куда менее стабильными. Китай зачастую делает ставку на вполне определенных лидеров, оказывая им политические и экономические услуги в обмен на заключение сомнительных с точки зрения национальных интересов контрактов. Эти соглашения обычно сразу же засекречиваются и становятся достоянием публики, только когда прокитайский лидер уходит и на его место приходит кто-то менее прокитайский. Как результат, новое правительство часто замораживает китайские проекты, что сказывается на двусторонних отношениях не лучшим образом.

Немало исследователей полагают, что Пекин просто подкупает некоторых лидеров, после чего заставляет их в кратчайшие сроки набрать максимум долговых обязательств, чтобы ситуация стала необратимой. Ставший достоянием гласности пример – уже упоминавшаяся история на Шри-Ланке, где, как выяснила The New York Times, представители КНР прямо финансировали избирательную кампанию того самого Махиндры Раджпаксы, который набрал у китайцев неподъемных долгов.

Схожая ситуация и в Малайзии. Недавно вернувшийся к власти после пятнадцатилетнего перерыва Махатхир отменил три крупнейших проекта с китайским финансированием, которые были начаты предыдущей администрацией Наджиба Разака. Заморожено строительство Железнодорожной ветки Восточного побережья длинной 688 км (подрядчик – China Communication Construction Corporation) и двух газопроводов (China National Petroleum Corporation).

Проблемы две. Во-первых, по мнению новых властей, проекты могут быть связаны с масштабными хищениями в малайзийском фонде развития 1MDB, которые и стали причиной поражения предыдущего премьера на выборах. Фонд накопил долгов на $11 млрд, причем местонахождение $4,5 млрд обнаружить до сих пор не удалось. В конце июля этого года стало известно, что Разак предположительно финансировал дыры в балансе 1MDB из тех китайских кредитов, которые должны были идти на строительство железной дороги .

Во-вторых, как подсчитало Министерство финансов, фактическая цена проектов для Малайзии сильно отличается от их заявленной стоимости при подписании контракта. Изначально железная дорога обходилась Куала-Лумпуру в $13,6 млрд, но из-за разных дополнительных соглашений стоимость выросла до $16,5 млрд. Более того, если учесть все проценты, которые страна должна будет выплатить китайскому Exim Bank (85% финансирования проекта – его кредит), то сумма вырастает до $20 млрд. Без радикального уменьшения стоимости проекта он стране невыгоден и продолжаться не должен, подытожило министерство. Похожие выводы были сделаны и по поводу трубопроводов.

В излишней и немотивированной любви к Пекину обвиняют теперь и бывшее руководство Непала. В ноябре 2017 года новое правительство страны объявило о том, что отменяет заключенный с китайской компанией Gezhouba Water and Power Co. Ltd. контракт на $2,5 млрд на строительство гидроэлектростанции Будхи-Гандаки. Основной претензией непальцев было то, что предыдущее коммунистическое правительство утвердило проект без необходимых по закону тендерных процедур, просто передав его китайской компании.

Примечательно, что условия соглашений с Китаем в рамках «Пояса и Пути» засекречивают даже демократические правительства тех стран, которые находятся с Китаем в непростых отношениях. Австралийское правительство в начале августа отказалось обнародовать текст меморандума о взаимопонимании с КНР в рамках совместной работы по «Поясу и Пути». От Канберры этого требовали местные СМИ, ссылаясь на закон об открытости информации. Но власти заявили, что китайская сторона не давала согласия на обнародование информации и ее раскрытие «подорвет доверие» между странами. Как заметили в Fairfax Media, соседней Новой Зеландии конфиденциальность не помешала опубликовать полный текст аналогичного соглашения.

Некорректный анализ

Третья причина трудностей многих китайских проектов напрямую вытекает из их политической природы: они часто не очень хорошо просчитаны. Когда проект громко объявляют «флагманом дружбы и сотрудничества», обеим сторонам приходится игнорировать реальность, надеясь, что объективные ограничения получится преодолеть с помощью политической воли. В некоторых случаях это работает, в других – ведет к внезапной отмене запланированных сделок.

Хрестоматийный пример здесь – Индонезия, где серьезно задерживается строительство 142 км железнодорожной ветки Джакарта – Бандунг общей стоимостью $5,9 млрд. Контракт на ее строительство Китай перехватил у Японии в 2015 году. Совместная индонезийско-китайская компания Kereta Cepat Indonesia China должна была найти способ приобрести 550 гектаров земли, по которым предположительно пройдет железнодорожное полотно. Но после запуска проекта выяснилось, что индонезийские фермеры, бизнесмены и муниципалитеты не спешат продавать эти земли: их не устраивает предложенная цена и осложнения от того, что территорию разрежут железной дорогой.

Объявленная цена проекта уже выросла по сравнению с первоначальной на $800 млн, и президент Индонези Джоко Видодо хочет, чтобы Китай владел не 40%, а 90%-ной долей в новой дороге с соответствующим увеличением китайских затрат на строительство. В проект уже внесено огромное количество правок: изменена выходная точка железной дороги, скорость снижена с 350 км/ч до 250 км/ч, изменился маршрут, выросла стоимость земли, которую необходимо купить, понадобились дополнительные инженерные работы. Оказалось, что куда больше времени займет перекладка кабелей и водопроводных труб. Уже очевидно, что в 2019 году, как планировали, высокоскоростной поезд запущен не будет.

Другой пример – Мьянма. В декабре 2017 года первое за долгие годы демократическое правительство Мьянмы отменило контракт на строительство крупнейшего в стране нефтеперерабатывающего завода близ города Тавой стоимостью $2,6 млрд. Завод должна была строить компания Guangdong Zhenrong Energy Co., но, по словам представителей ее мьянманского партнера, компании Myanmar Economic Holdings Ltd, за два года после подписания соглашения китайцы так и не начали строительство. Причиной стали финансовые трудности Guangdong Zhenrong Energy, о чем власти Мьянмы сообщили изданию Myanmar Times. Китайская компания просто не рассчитала собственные возможности и не смогла приступить к реализации проекта.

Неверные расчеты обеих сторон серьезно осложнили строительство скоростной магистрали Будапешт – Белград. Идеолог этого начинания премьер-министр Венгрии Виктор Орбан предполагал отдать контракт китайской стороне без тендера, просто в знак укрепления отношений и чтобы позлить руководство ЕС. Сооружение ветки общей стоимостью $2,89 млрд при помощи китайских подрядчиков должно было начаться в 2014 году, но Еврокомиссия открыла разбирательство против Будапешта за то, что тот проигнорировал тендерное законодательство ЕС и отдал заказ без конкурса Пекину.

В октябре 2017 года Венгрию все же вынудили отменить сделку и открыть тендер, окончание которого намечено на сентябрь 2018 года. По первоначальному плану строительство ветки должно было быть завершено в 2017 году, но теперь намечено на 2023 год. Здесь расчеты китайских властей получить крупный престижный подряд в Европе натолкнулись на институциональные ограничения, которые, по всей видимости, в первоначальной версии не были приняты в расчет.

Проблемы с местными

В некоторых странах проекты «Пояса и Пути» сталкиваются с трудностями из-за негативного отношения к ним местного населения. Причина опять же в непрозрачности условий сделок, которая рождает чувство отчужденности у населения, не видящего в инфраструктурных мегапроектах пользы для себя. Особенно эта проблема актуальна в расколотых обществах, где противостояние между властью и населением или этническими или религиозными общинами превращает любой вопрос в острополитический.

Больше всего проблем такого рода «Пояс и Путь» испытывают в Пакистане. Пакистанское руководство почти полностью состоит из выходцев из штата Пенджаб, а значительная часть объектов находится в штатах Синд и Белуджистан, включая флагманский проект Китайско-пакистанского экономического коридора – порт Гвадар.

По федеральному законодательству Пакистана доход от объектов инфраструктуры идет непосредственно в центральный бюджет. Это вызывает понятный гнев у синдов и белуджей: они полагают, что пенджабцы в сговоре с китайцами просто собираются в очередной раз разграбить их родные провинции, богатые ресурсами.

К примеру, сепаратистская группировка провинции Синд «Джай Синд Мутахида Махаз» выступает резко против КПЭК и полагает, что он задуман для уничтожения синдов, проживающих в провинции. Они заявили, что будут атаковать всех, кто связан с проектом, включая китайцев. Фронт освобождения Белуджистана и другие группировки, действующие в этом штате, придерживаются такой же позиции: называют КПЭК «новой Ост-Индской компанией» и обещают сделать китайцев целью своих атак.

Вооруженные группировки синдов и белуджей насчитывают десятки тысяч человек и по идее могли бы серьезно осложнить строительство китайских объектов. В целом насилие пока удается сдержать в приемлемых рамках, хотя отдельные эксцессы случаются. Первое серьезное происшествие было в октябре 2017 года, когда в корпус, где проживали китайские строители порта Гвадар, прилетела граната. В тот же день атаке подверглись две другие группы рабочих того же проекта, уже пакистанцев. Всего было ранено 26 китайских и 19 пакистанских граждан, один пакистанец погиб. С 2014 года по октябрь 2017 года сепаратистами было убито 50 граждан Пакистана, работавших на строительстве КПЭК.

Пятого февраля 2018 года в Карачи убили выстрелом в голову главного странового управляющего китайского транспортного гиганта Cosco Shipping Lines Co. Чэнь Чжу. Ответственность за его смерть никто официально не взял, но, скорее всего, это убийство тоже связано с недовольством китайским присутствием в стране, а не криминалом: убитый не был ограблен.

Наконец, 11 августа 2018 года в округе Чагай Белуджистана подорвавшийся смертник ранил шесть человек, включая трех китайских инженеров. Ответственность на себя взяла одна из группировок, Армия освобождения Белуджистана.

В других странах такой острой реакции пока не наблюдается, но мирные протесты против строительства объектов «Пояса и Пути» были в Мьянме и Индонезии, а также во Вьетнаме и многих странах Африки.

Итоги

Демарш Махатхира должен заставить Китай пересмотреть свое отношение к проектам «Пояса и Пути». Не все государства можно согнуть в бараний рог, как это произошло со Шри-Ланкой. Пекин очевидно не готов к военной интервенции для защиты своих вложений за рубежом, поэтому ему придется учиться договариваться, принимая во внимание не только личность конкретного лидера, но и общий контекст страны.

Из описанных проблем вытекает еще несколько практических выводов.

Во-первых, значительные трудности возникают в основном в небольших и финансово нестабильных государствах, которые выбирают не между китайским и западным финансированием, а между «нарастить суверенный долг или не иметь инфраструктуру». К сожалению, небольшим государствам в любом случае непросто найти деньги: критикующие «Пояс и Путь» США, Япония и Индия не спешат выдавать Мальдивам, Шри-Ланке или Киргизии кредиты по ставке лучше китайской.

За развитие нужно платить, и если платой за строительство инфраструктуры становится размещение китайской военной базы или безоговорочная поддержка Китая в ООН, это может быть вполне разумной стратегией. Суверенитет – такой же ресурс, как и любой другой, и им вполне можно торговать.

Во-вторых, Китай по факту заинтересован в открытой публикации условий заключенных контрактов. Прозрачность автоматически перекладывает часть ответственности за «кабальный договор» с Пекина на правительство принимающей стороны, публично согласившееся на такие условия. Они в большинстве случаев хуже условий, скажем, Азиатского банка развития, но зато Китай на этапе выдачи кредита не требует контроля за экономической политикой других государств, а это стоит денег.

Наконец, Китаю необходимо учиться работать со сложными многосоставными обществами, будь то демократии или просто полиэтнические страны со множеством внутренних противоречий. Договор с центральным правительством в таких обществах не означает абсолютных гарантий выполнения контракта, потому что правительство может смениться или оказаться не самым сильным игроком в государстве.

Китай. Малайзия > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции. Финансы, банки > carnegie.ru, 29 августа 2018 > № 2721570 Михаил Коростиков

Полная версия — платный доступ ?


Россия > Приватизация, инвестиции. Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 29 августа 2018 > № 2716478 Павел Теплухин

Сложное взросление. Куда инвестировать в эпоху санкций

Павел Теплухин

генеральный партнер Matrix Capital

Cанкции не только заставили инвесторов пересмотреть свои стратегии, но и подарили им новые возможности

Из ста лет, прошедших с революции 1917 года, Россия жила без санкций менее 10 лет. Остальное время в отношении российских юрлиц, физлиц и в целом государства вводились те или иные ограничения. При этом практически за всеми санкциями можно увидеть рациональный экономический интерес. Многие инвесторы считают, что санкции просто надо пережить и все опять пойдет замечательно. Увы, это самообман. Санкции — это факт жизни и дополнительное измерение, которое нужно принимать во внимание при инвестировании.

В отличие от США и Европы в России богатства не наследовались — они сформировались в постсоветское время. Для российских инвесторов наибольшую важность всегда имела доходность вложений. Мысль о сохранении пришла к ним позднее, после кризисов 1997 и 2008 годов и недавних шоков, связанных с санкциями.

Сейчас российские инвесторы стали взрослее. Это поколение 50–60-летних, и они все больше задумываются о передаче своего состояния детям, становясь более консервативными в своих предпочтениях. Мы видим у российских инвесторов растущую склонность к инструментам с фиксированной доходностью, облигациям. По факту российские инвесторы стали глобальными — им доступны практически все сегменты рынков. Еще 10 лет назад такое трудно было представить. Тогда не было доступа даже ко всему спектру внутреннего рынка, private equity считались экзотикой, а индустрии венчурных инвестиций практически не существовало.

Поход на Восток

Я сторонник развивающихся рынков. Да, им бывает очень больно, но после падений они восстанавливаются быстрее всех. И здесь особняком стоит Китай. Это колоссальный рынок с благоприятной средой для инвестиций. Среди глобальных компаний с капитализацией свыше $1 млрд на Китай приходится 43%, на США — 45% и 12% — на остальной мир. В 2017 году 97 китайских технологических компаний провели IPO (и это 22% от всех первичных размещений в Китае). В Китае нужно обратить внимание прежде всего на высокотехнологичные отрасли — телекоммуникации и мобильный интернет. В этой сфере КНР догоняет США, а инвестиции в нее за последние годы выросли в пять раз, с $25 млрд в 2013 году до $120 млрд в 2017-м.

Это связано с тем, что пользователей интернета в Китае столько же, сколько в США и Европе, вместе взятых (731 млн в Китае, в США — 287 млн, а в ЕС — 434 млн). А для представителей молодого поколения (до 25 лет) эта пропорция увеличится более чем в два раза. Молодые китайцы живут в другом мире: они не расстаются с телефоном и не умеют пользоваться настольным компьютером, тогда как большинство американцев все еще сидят за десктопом. И вот результат: в США мобильные платежи, по данным McKinsey Global Institute, составляют $74 млрд в год, а в Китае — $790 млрд! Однако стоит учитывать, что в Поднебесной еще очень много ограничений для иностранцев, желающих инвестировать в местные компании.

Долголетие по-американски

Другой перспективный рынок, куда приходят российские инвесторы, — американский сектор здравоохранения (лекарства, средства диагностики, реабилитации). Не менее трети участников российского списка Forbes инвестируют в американское здравоохранение, вкладывая сотни миллионов долларов в индустрию долголетия (longevity), — это революционно, это прорыв, это новое измерение.

А вот высокотехнологичные компании США, напротив, переоценены. В Америке долгие годы было хорошим тоном, когда дедушка дарил внуку на десятилетие акцию Coca-Cola в рамочке. Этот культурный код сохранился у управляющих фондами и университетскими эндаументами — считается неприличным не иметь в портфеле выдающиеся компании. И неважно, какая у них оценка. Так что я бы не относился к инвестированию в американские технологические компании — IBM, Amazon и т. д. — как к средству зарабатывания денег. Это скорее статус.

Как быть с Россией

Россия — ресурсная страна, поэтому особого внимания заслуживают российские нефтегазовые компании. В долгосрочной перспективе благодаря недооцененности они более привлекательны, чем иностранные. Кроме того, их бизнес обеспечен огромными запасами сырья, в отличие от многих глобальных конкурентов, у которых исчерпываются месторождения и сокращается добыча.

Рубль еще не стал резервной валютой, и он весьма волатилен, поэтому можно присмотреться к компаниям, получающим трансграничные доходы. На мой взгляд, рубль недооценен и в перспективе должен укрепляться. Это означает, что для рублевого инвестора покупка активов, номинированных в других валютах, не очень привлекательна. Если рубль упадет, то в этот момент в более выгодном положении окажутся компании-экспортеры, которые, как правило, имеют рублевые издержки и долларовую выручку. Помимо нефтегазовых гигантов это логистические компании и производители удобрений.

Среди других эмитентов, достойных внимания инвестора, — компании из секторов тяжелой промышленности и высоких технологий. Первые, конечно, более стабильны с точки зрения цен. Но высокотехнологичные компании могут расти бесконечно, они не ограничены физическими объемами, мощностями и энергопотреблением. Я их сторонник, и здесь мой выбор — «Яндекс». Ключ к публичным рублевым компаниям, работающим на внутреннем рынке, — Сбербанк. Его акции — это хорошая корзина рисков. Сбербанк выдает кредиты компаниям, составляющим 70% российской экономики, аккумулируя в качестве оплаты за предоставленные кредитные ресурсы значительную часть финансового результата. Сбербанк, как IBM в США, должен присутствовать в портфеле каждого инвестора.

В заключение стоит сказать, что санкции не только заставили инвесторов пересмотреть свои стратегии, но и подарили им новые возможности. Это развитие внутреннего рынка, импортозамещение и выход на внешние рынки. Посмотрите на сельское хозяйство: всего 11 лет назад, в 2007 году, иностранные продукты занимали в московских супермаркетах более 50%. Сегодня преобладают российские производители и растет экспорт.

Россия > Приватизация, инвестиции. Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 29 августа 2018 > № 2716478 Павел Теплухин


Россия > СМИ, ИТ. Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 29 августа 2018 > № 2716477 Петр Чернышев

Умные контракты: как использовать лидеров мнений в бизнесе

Петр Чернышев

Лидер проекта Smmarty Петр Чернышев о том, почему маркетинг влияния набирает обороты и как создать бизнес на этом рынке

Объем рынка Influencer marketing («маркетинг влияния») растет. Повышается интерес к продвижению продуктов у лидеров мнений — в последние два года запрос influencer marketing вырос в Google Trends на 400%. В широком понимании Influencer marketing — это продвижение продукта через авторитет. Лучший способ заявить о себе — рассказать через человека, которому доверяют.

Маркетинг влияния

Лидеры мнения — это далеко не только политики и звезды кино и эстрады. Соцсети создали новых звезд — блогеров, инфлюенсеров. Эти люди рассказывают о том, что ели на завтрак, какой краской покрасили волосы, в каком ресторане отмечали день рождения. И реклама в их сообщениях не выглядит как реклама, она выглядит как рекомендация и дружеский совет.

В 2016 году мировой рынок IM оценивался в $2,5 млрд. В России этот рынок исследован мало. По данным некоммерческого партнерства содействия развитию интерактивной рекламы IAB Russia, российский рынок маркетинга влияния может составлять от 2 млрд до 8 млрд рублей в год. По оценкам заместителя министра цифрового развития, связи и массовых коммуникаций Алексея Волина, в России сегодня насчитывается 15 000–17 000 блогеров, их общий заработок составляет до 10 млрд рублей в год.

Как пришла идея сервиса Smmarty

Идея упростить и автоматизировать работу с блогерами не нова, но учитывая запросы рынка и пользователей, требования к такому сервису меняются и повышаются каждый день.

Моя жена работает в PR. Она сотрудничает с блогерами, используя этот коммуникационный канал для продвижения клиентов. Четыре года назад, чтобы запустить массовую акцию в Instagram или чтобы пригласить блогеров на мероприятие бренда, она вручную составляла базы, подбирая в сети подходящих задачам блогеров. Так появлялись дружеские связи и пул лояльных блогеров. Но работа отнимала очень много времени. Тогда мы решили объединить усилия и создать платформу, которая автоматизирует процесс. Собрать правильных людей и создать хорошую команду — важные условия успеха. На момент старта работы над проектом у меня уже было агентство, которое занимается мобильной (iOS, Android) и web-разработкой. Имея команду проверенных IT-специалистов, нам было немного проще запускать работу по Smmarty. В поиске сотрудников я предпочитаю использовать канал сарафанного радио и рекомендаций знакомых. В итоге так нашли фронтендера и юриста. Поиск юриста занял более двух месяцев — кандидата подсказал один из клиентов.

Рынок, спрос и конкуренты

Начав продумывать идею проекта, мы стали изучать рынок Influencer marketing и сервисов для работы с блогерами, который находится на этапе формирования. Маркетологи пока еще не пришли к автоматизации подобной работы. Многие привыкли работать с агентствами, кто-то собирает базы блогеров вручную. Согласно исследованию TapInfluence 73,9% рекламодателей общаются с блогерами напрямую или через менеджмент блогеров. 20% обращаются к услугам агентства. 14,8% используют платформы для взаимодействия с блогерами. При этом 67,6% маркетологов отмечают, что основной сложностью в работе является поиск подходящих под задачи проекта блогеров. На западном рынке сервисы по подбору блогеров появились значительно раньше, чем на российском.

Определившись с бизнес-идеей и проанализировав рынок, мы нарисовали Mind map со всеми возможными механиками (изначально их было 12), вопросами пользователя, потенциальным развитием событий, прогнозами пользовательского поведения. Мы не раз просили людей с обеих сторон (и блогеров, и рекламодателей) критически посмотреть на описание продукта.

Опрос участников рынка показал, что рекламодателей интересует вопрос отслеживания конверсий («А как мы можем посчитать, сколько людей придут от блогеров и купят наш продукт?»). Заказывая рекламу, бизнес хочет быть уверен в надежности блогера («А как сделать так, чтобы блогер выполнил согласованные условия по публикации?», «Как отследить, что пост висел оговоренное время?»). Все участники рынка хотят экономить свое время и решать задачи продвижения оперативно («Как долго я должен ждать предложения по блогерам от платформы?»).

Блогеры же ищут интересных предложений от сервисов по рекламодателям. «Маленькие» блогеры, микроинфлюенсеры (от 1000 подписчиков) тоже хотят получать заказы. И они могут их найти. Гончарной мастерской в Саратове саратовский Instagram-influencer с чистой аудиторией в 1000 человек даст хорошую рекламу и принесет заказы. Это будет эффективнее, чем фотография расписной глиняной чашки из этой мастерской в руках у московского блогера с десятками тысяч подписчиков. Согласно AdWeek, микроинфлюенсеры создают вовлеченность на 60% лучше и в 6-7 раз эффективнее крупных блогеров.

Как это работает

Рекламодатель публикует в системе рекламную кампанию (описывает продукт, который нужно рекламировать, задачи, географию кампании, сроки). С помощью технологий умного поиска система подбирает блогеров исходя из критериев, указанных рекламодателем. В итоге рекламодатель получает список блогеров, релевантных задачам кампании. Блогерам можно написать напрямую и начать обсуждать сотрудничество. Для удобного общения рекламодателя и блогера в Smmarty функционирует мессенджер с чат-ботами. После создания рекламодателем рекламной кампании в ряде механик Smmarty отклики от блогеров можно получить спустя несколько минут.

После обсуждения деталей поста в мессенджере блогер вносит согласованные детали в виртуальный документ — смарт-контракт. Теперь блогер должен выполнить эти условия — опубликовать пост в согласованном с рекламодателем виде. Когда он это сделает, со счета рекламодателя будут списаны деньги и перечислены ему. Кроме того, рекламодатель может видеть аналитику по аккаунтам блогеров и по опубликованным постам. После каждой совершенной сделки участники получают отчетные документы от платформы: когда, в какое время, в каком объеме и кому были переведены средства.

Сейчас проект на стадии MVP. Мы разработали стратегию продвижения сервиса и планируем начать реализовывать ее сразу после запуска продукта

Россия > СМИ, ИТ. Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 29 августа 2018 > № 2716477 Петр Чернышев


США. Германия. РФ > Приватизация, инвестиции. Легпром > forbes.ru, 29 августа 2018 > № 2716467

Сто одежек: как кластеры помогают частным ателье бороться с крупными ретейлерами

Эмилия Фридман-Вишневская

Основатель бренда EMIVI, дизайнер

Мелкие производственники в сфере легкой промышленности не способны в одиночку конкурировать с крупными компаниями уровня Zara. Но есть выход — зайти в фешен-кластер

Популярное мнение — победу в модной индустрии одержит лишь тот, кто ориентирован на массовость. Индивидуальным производителям, действительно, всегда сложнее: несколько малых предприятий по пошиву одежды никогда не смогут тягаться с такими гигантами, как Zara. А вот десятки и сотни — вполне. Одним из решений этой задачи могут стать фешен-кластеры.

От Нью-Йорка до Люксембурга

Определение кластера многозначно. В первую очередь это географическая концентрации взаимосвязанных учреждений, отраслей и организаций, важных для конкуренции. Исторически сложилось, что кластеры возникали стихийно и там, где у производителей было конкурентное преимущество. Один из первых — «Чатал-Гуюк», который появился в VIII тысячелетии до н. э. на территории современной Турции и специализировался на производстве простейших ручных инструментов (мотыги, рубила, молотки). Во второй половине XX века отношение к кластерам стало более системным, а «кластерный подход» — полноценным способом экономического развития. Так, в 1950-х губернатор штата Северная Каролина в США повлиял на создание «исследовательского треугольника», The Triangle, который на сегодняшний день выступает одним из важнейших мировых научных кластеров.

Фешен-кластеры стали возникать по тому же принципу в Европе. Это пространства, которые в современном мире соединяют начинающих дизайнеров и устоявшиеся модные бренды, желающие укрепить положение на рынке и гарантировать конкурентное преимущество благодаря местоположению. Современные центры модной индустрии выросли из облюбовавших их творческих общин и малых предпринимателей. Примером может служить известный район Сохо в Нью-Йорке или стремительно разрастающиеся модные районы в Лондоне, как Hackney Walk. Здесь живут и работают сотни дизайнеров, которые, помимо этого, организуют публичные воркшопы и показы.

На Западе практика создания единого фешен-пространства весьма распространена. В Дрездене известен Kraftwerk Mitte — одно из крупнейших креативных пространств в Германии, предлагающих льготные ставки для арендаторов. Льготы позволяют привлечь к себе больше дизайнеров и авторов, которые, облюбовав место и создав вокруг него дружелюбную и узнаваемую атмосферу, делают возможным проведение мультимедийных шоу, вечеринок с DJ-сетами и различных масштабных мероприятий, которые компенсируют все издержки.

Среди известных кластеров также выделяются Luxembourg Creative Industries Cluster в Люксембурге и The Metropolitan Fashion Cluster в канадском Монреале. Последний включает в себя 225 компаний и финансируется на треть за счет пожертвований и бизнес-инвестиций. Власти Дубая также выделяют значительные средства на развитие Digital Design District — кластера, который должен изменить подход к дизайну, переведя его в «цифру».

Во многих случаях внедрение «кластерного подхода» при развитии моды демонстрирует эффективность. Отчасти благодаря ориентиру на нужды молодых дизайнеров и их поддержку удалось достичь прорыва в развитии моды в Нью-Йорке. Сегодня в городе работают более 40% всех дизайнеров США более чем из 900 компаний. Многие — резиденты фешен-кластеров, приносящих ежегодно более $2 млрд налогов в казну.

В Италии, например, давно поняли: невозможно поддерживать сильный бренд, если не диверсифицировать продуктовую линейку за счет мелких производителей. Дом Gucci опирается на сотни маленьких фирм, работающих внутри фешен-кластеров. В Милане индустрия ежегодно приносить доход на сумму более чем $13 млрд, а в городе работают более 13 тысяч организаций категории SME ( small and medium-sized enterprises).

Итальянцы также научились умело экспортировать работу своих фешен-кластеров. Созданные в 1998-м фирмы по производству изделий из кожи Caravel и Bluetonic при фешен-кластере Santa Croce sull’Arno в итоге стали поставщиками французской Louis Vitton в дополнение к контрактам с Gucci, который также расположился во Флоренции.

Подвалы вместо кластеров

Во времена СССР промышленное многообразие подавлялось монокультурной производственной практикой и плановой экономикой. Впрочем, нельзя сказать, что «кластерный подход» в Союзе не существовал. Скорее он реализовался в формате многочисленных «научно-производственных комплексов», как минимум четверть из которых была ориентирована на военно-промышленный комплекс. Советские модные кластеры, по сути, существовали вне закона. Самые известные — подвалы, где в 1980-х варили джинсы.

В современных российских реалиях, когда предложение на рынке коммерческой недвижимости превышает спрос, а стоимость производства низкая, фешен-кластеры становятся конкурентоспособной моделью развития отрасли. Во-первых, это отличное решение проекта по импортозамещению. Москва занимает место в тройке лидеров после Лондона и Парижа по присутствию основных международных фешен-брендов и считается большим рынком сбыта, который оценивается примерно в 591 млрд рублей в год. Весь же рынок моды в России составляет примерно 2,5 трлн рублей, но развивается не быстро.

В течение этого года не раз сообщали о планах по созданию фешен-хаба в Москве как части единого инновационно-производственного кластера, состоящего из 400 компаний с совокупной выручкой свыше 48 млрд рублей. Во период ПМЭФ-2017 также заговорили о готовящемся открытии модного кластера в Санкт-Петербурге, а в январе этого года состоялась защита проекта «Санкт-Петербург — центр индустрии моды». Бюджет на 2018 год равен 100 млн рублей, а общий бюджет до 2020 года должен составить 14,4 млрд рублей.

Из уже функционирующих проектов известно о работе дизайн-завода «Флакон» и Artplay в Москве, центра современного искусства «Хлебозавод» во Владивостоке и арт-пространства «Искра» в Санкт-Петербурге. Но все они лишь частично напоминают классические фешен-кластеры. Хотя тот же итальянский «кластерный подход» мог бы сработать в России. Потенциал для этого есть. Конечно, российский рынок моды не восстановился после падения на 9% в 2015 году, однако последние два года он снова растет (на 0,2-0,7%).

Главными причинами медленного развития фешен-кластеров служат административные барьеры, развивающийся статус местной индустрии моды и общая слабость мелкого серийного производства в легпроме. Основные игроки — это небольшие и малоизвестные, порой кустарные, фешен-пространства, которые всеми силами борются за выживание. Ситуацию может исправить отход от повсеместного гигантизма и поощрение «кластерного подхода» на уровне малого и среднего предпринимательства. В перспективе можно достичь среднемирового показателя роста на уровне 4,5%.

Преимущества объединения

Коворкинговая модель — одно из ключевых преимуществ фешен-кластеров, ведь она позволяет одновременно получать консультацию от коллег, обмениваться опытом. Работая по такой модели, резиденты учатся действовать и самостоятельно: отлаживают производство, совершенствуют знания в области маркетинга, приобретают ключевые навыки для ведения бизнеса.

При этом у дизайнеров есть возможность обмениваться опытом друг с другом и почувствовать поддержку, например кластерная маркетинговая стратегия комплексно работает на привлечение клиентов для всех сразу. К примеру, на базе питерского кластера Modul Fashion Design Loft работает проект Rebel Eyes, который помогает продавать дизайнерские товары онлайн и офлайн.

В фешен-кластерах также можно настроить обмен навыками по реализации продукции и поиску доступных производственных мощностей. К примеру, благодаря подобной практике в кластере EMIVI был реализован проект Amova Jewelry, который совмещает в себе российский и европейский подход к ювелирным изделиям, а также Bazarov Group, которая реализовала совместные проекты при поддержке Министерства спорта РФ.

Бизнес в кластерах не проседает и по части управления, документооборота — этими вопросами занимаются компетентные специалисты, которые работают с подобными задачами постоянно. К примеру, в дрезденском Kraftwerk Mitte работает специальная команда, зарплату которой платит сам арендодатель. Коммунальные платежи, охрана, обслуживание кластера также по умолчанию входят в обязанности организаторов.

При необходимости и с согласия резидентов кластера владелец может взять на себя бухгалтерию. По опыту скажу: когда в ателье работает несколько человек, ведение бухгалтерии даже по упрощенной схеме становится весьма сложным. Часто бухгалтерия работает на аутсорсе. Помимо всего прочего кластерная модель позволяет экономить на организации офлайн-мероприятий: показов и презентаций. К примеру, последний показ коллекции EMIVI и работ резидентов привлек более 600 гостей, а общий бюджет мероприятия составил около 750 тысяч рублей, что не так уж дорого. Также известно о работе шоурум Must Have при том же питерском фешен-кластере Modul, который регулярно проводит что-то подобное.

Одним из основных уроков работы кластера EMIVI стал опыт набора резидентов. Выяснилось, что дизайнеры, которые трудятся в одном и том же направлении, например создают джемперы, воспринимают друг друга в качестве конкурентов. Подобное негативно влияет на внутреннюю атмосферу, делает ее менее пригодной для кооперации. Стало понятно, что в фешен-кластерах должны работать представители одной индустрии, но не из даже отдаленно конкурирующих производств.

США. Германия. РФ > Приватизация, инвестиции. Легпром > forbes.ru, 29 августа 2018 > № 2716467


Россия > Образование, наука. Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 28 августа 2018 > № 2716485 Анастасия Юхтмахер

Третий путь: как стать идеальным кандидатом для работы в стартапе

Анастасия Юхтмахер

Основатель рекрутингового сервиса UP&OUT

Жажда риска, финансовая нестабильность и желание прославиться — черты подходящего соискателя для компании-стартапа

Каждый раз, изучая особенности поколений X, Y или Z, работодатели ломают голову: как их заинтересовать и найти новые методы привлечения. И даже если это удается, новоиспеченный работник быстро теряет мотивацию, чувствуя себя белкой в колесе, из которого трудно выбраться. Некоторые переходят из компании в компанию — таких называют джамперами (от англ. «прыгуны»). Другие, склонные к созиданию и более решительные по натуре, создают свои стартапы.

Как ни странно, соискателей, которых можно отнести ко второй группе, не так мало. Приходя на интервью, кандидаты оперируют словами «диджитал», «стартап» и так далее. Им кажется, что это некий третий путь, свет в конце тоннеля, который поможет выбраться из рутины. Однако иллюзия свободной профессии зачастую оборачивается пониманием: работа в стартапе подходит далеко не всем. При выборе стартап-работодателя соискатель может столкнуться с одним или несколькими барьерами. И в конечном счете это приведет к неоправданным ожиданиям и разочарованию.

Молодой, рисковый

С точки зрения кадровой политики стартап — это в первую очередь молодая новообразованная компания любого профиля: от палатки с фермерскими сырами на Даниловском рынке до команды разработчиков чат-бота. В связи с этим под вопросом стабильность такого проекта, ведь он может закрыться так же быстро, как и открыться. Кроме того, часто стартап не соблюдает стандартов организации труда: нет официального оформления сотрудников и соцпакета. Человек, который привык к международным страховкам для членов семьи, декретным выплатам, отпускам за счет компании, рассчитывает, в конце концов, на запись в трудовой книжке, испытает сложности с переходом на новый формат.

Отличительная черта молодых компаний — неизвестность бренда на рынке. Для многих кандидатов громкое имя работодателя играет все-таки очень важную роль. В то время как строчка в резюме с компанией no name может испортить идеальную картину. Это важный момент, например, для кандидатов в топовые консалтинговые компании (BCG, Bain), для которых упоминание престижного работодателя подтверждает их статус и потенциал для дальнейшей карьеры. Как показывает практика, примерно 70% кандидатов готовы занимать пост пусть даже винтика в известной и стабильной компании, а остальные 30% предпочтут топовую позицию в молодом проекте.

Непривлекательные условия при входе и невозможность планирования собственных доходов часто сопровождают работу в стартапе. Это означает ощутимое понижение фиксированной части оклада (в среднем около 30-40%) и обещания опционов. Средний размер опциона составляет приблизительно 1%, оформить его по российскому законодательству не так просто, поэтому многие компании предлагают кандидатам финансовый бонус в конце года.

Идеальный кандидат

Вот ряд критериев, которым должен соответствовать кандидат с хорошими шансами построить свою карьеру в начинающем проекте.

Быть создателем

Люди делятся на тех, кто хочется находиться в зоне комфорта, и тех, кто хочет из нее выйти, став создателем чего-то нового. Второму типу быстро становится скучно в стабильной корпоративной среде, где есть много ограничений. Они не хотят быть «серой массой», им важно чувствовать уникальность и больше влиять на процесс. Как раз их место — в стартапе.

Человек-батарейка

Высокий уровень энергии — ключевая особенность молодых инновационных компаний. Здесь живая атмосфера и активный коллектив. Каждый причастный влияет на процесс, все стараются работать очень эффективно, находятся в состоянии вечного мозгового штурма и постоянно делятся идеями. Как правило, работа в стартапе — это шумные разговоры на кухне, смешные стикеры в Telegram, игры в пинг-понг, питомцы в офисе и покер-вечеринки после работы. Если кандидат вялый и безынициативный, ему будет сложно в кругу суперактивных коллег. Кроме того, именно романтики и максималисты будут чувствовать себя наиболее комфортно в стартапе.

Минута славы

Желание прославиться — одна из основных мотиваций для создателей и участников стартапов. Тот, кто готов понижать свои «фиксы» по зарплате и переходить из стабильных компаний в новые рисковые проекты, может найти себя в молодом бизнесе. Можно стать среднестатистическим менеджером/руководителем проектов в международной компании, тем самым «винтиком», или стать лидером IT-стартапа, о котором пишут медиа, а членов команды постоянно зовут выступать на конференциях. Ради такого «хайпа» многие готовы рискнуть.

Любопытный предприниматель

Предпринимательская жилка — это некий фильтр для будущего члена стартап-команды. Она или есть, или напрочь отсутствует. Если в детстве вы играли «в магазин», продавали ненужные игрушки за листики или строили космический корабль — вам дорога в стартап. Любопытство — обязательная черта, которая должна присутствовать у человека, желающего работать в стартап-среде. Создатель нового продукта и услуги как минимум должен быть способен разглядеть тренды рынка. Сюда же можно отнести умение мыслить нестандартно. В мире роботизации и новейших технологий очень нужны люди с гибким умом, лишенным шаблонного мышления.

Стартап и его команда

Важно быть командным игроком. Выстроить команду с нуля — огромный труд, причем важно, чтобы все ее члены были ориентированы на создание благоприятного климата внутри. В стартапе обычно все начинается с нескольких человек и тесной комнаты. Яркий пример — Microsoft, где количество сотрудников выросло с трех человек на старте до 120 000 сейчас.

Контроль и результат

Любой стартап нацелен на создание продукта и услуги, каждый человек, работающий в нем, должен быть нацелен только на результат, а не на поддержание процесса. Также важны самостоятельность и самоконтроль. Микроменеджмент в стартапе зачастую отсутствует: все работают на одно дело, где-то введен agile (поэтапная реализация проектов в компании). Весь график и эффективность находятся исключительно в собственных руках сотрудников. Для основателей и топ-менеджмента это еще и умение взвесить все риски — пойти в «All in», но при этом вовремя остановиться. Стартап — это всегда адреналин, многие создатели до этого не имели управленческого опыта, а теперь это огромная ответственность как за успешность продукта, так и за тех людей, которые в тебя поверили.

Еще молодой

Для стартапа идеален кандидат с пометкой High Potential (HiPo), чаще это молодые люди до 30 лет. Основатели самых успешных проектов попадают под категорию: Марк Цукерберг и Стив Джобс начинали в 20, а Билл Гейтс и вовсе в 19 лет. Объяснить это можно обычной физиологией: чем старше, тем быстрее человек устает, энергии становится меньше, а мышление — менее гибким.

Выигрышная комбинация

Сочетание технического образования топового вуза и магистратуры бизнес-направления — удачное для соискателя в стартап. Базовое образование Физтеха, МФТИ, МГУ развивает аналитическое мышление, а MBA позволяют расширять знания в области экономики и частного предпринимательства, подтянуть soft skills (неспециализированные навыки) в рамках стажировки.

Россия > Образование, наука. Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 28 августа 2018 > № 2716485 Анастасия Юхтмахер


Россия. СЗФО > Рыба. Транспорт. Приватизация, инвестиции > fishnews.ru, 28 августа 2018 > № 2714384 Олег Креславский

После приватизации Мурманский морской рыбный порт инвестировал в развитие полмиллиарда рублей.

На стивидорном предприятии подвели итоги деятельности за последние два с половиной года.

Произошедшая в 90-е годы приватизация давно стала притчей во языцех в России. Слишком много ее сопровождало эксцессов, слишком много предприятий пошли на дно из-за непрофессиональной деятельности новых владельцев, оставив без работы десятки тысяч людей. Однако есть и положительные примеры приватизационного процесса. Одним из них, безусловно, является Мурманский морской рыбный порт.

Предприятие, когда-то бывшее визитной карточкой Мурманска, на рубеже третьего тысячелетия переживало худшие времена. Часть активов была распродана или сдана в аренду, парк перегрузочной техники и холодильный терминал требовали экстренного ремонта и обновления, причалы нуждались в реконструкции, штат сотрудников резко сократился, рыбаки жаловались на простои и задержки с выгрузкой. А федеральные чиновники из Росимущества и Росрыболовства, поставленные следить за госсобственностью, проявляли поразительное равнодушие к судьбе подведомственного предприятия. Поэтому продажа порта с аукциона в декабре 2015 года показалась многим мурманчанам финальной точкой в его судьбе. Но прошедшие два с половиной года показали, что это была точка старта к обновлению и развитию ММРП. Впрочем, пусть говорят цифры.

Грузооборот

По итогам 2017 года грузооборот АО «Мурманский морской рыбный порт» составил 333 тыс. тонн: 208 тыс. тонн рыбопродукции, 105 тыс. тонн нефтепродуктов, 20 тыс. тонн – прочего груза. Рыбопродукция занимает более 60% грузооборота АО «ММРП». В сравнении с 2016 годом ее перевалка выросла на 29 тыс. тонн.

За первое полугодие 2018 года грузооборот ММРП составил 208,4 тыс. тонн, а концу года должен превысить показатель в 360 тыс. тонн.

Загруженность холодильников и скорость обработки судов

В 2017 году холодильные терминалы, принадлежащие ММРП, принимали 14,3 тыс. тонн мороженой рыбы в сутки, что составляет 38% от их максимальной технологической емкости в 37 тыс. тонн. В первом полугодии 2018 года средняя загруженность холодильников в сутки составляет 26,4 тыс. тонн.

Без учета показателей по мойве, среднесуточные показатели по хранению мороженой рыбопродукции составляют 12,3 тыс. тонн, что ниже аналогичных показателей предыдущих 2015-2017 годов и свидетельствует о сохраняющемся стремлении рыбопромысловых компаний работать на экспорт.

Количество судозаходов за период 2015-2018 годов сохраняет стабильную динамику. Если говорить о скорости выгрузки/погрузки судов, то тут следует отметить, что существенно снизилось среднее стояночное время под обработкой одного крупнотоннажного судна. Так, например, в 2015 году этот показатель равнялся 1,8 суток, в 2016 – 1,7 суток, в 2017 – 1,6 суток. За 6 месяцев текущего года данный показатель устойчиво держится на уровне 1,6 суток.

Особо высоких показателей по скорости выгрузки рыбы докерам порта удалось добиться в мойвенную путину 2018 года. Скорость обработки крупнотоннажного транспорта с мойвой сократилась на 0,9 суток по отношению к мойвенной путине 2014 года.

Альтернативные грузы

Ввиду недозагруженности мощностей АО «ММРП» вынуждено привлекать альтернативные грузы, в том числе нефтепродукты и генеральные грузы.

Так, в 2017 году АО «ММРП» начало сотрудничество с СП ООО «Сахалин-Шельф-Сервис». Компания занимается снабжением буровых платформ в Арктике. ММРП дает возможность партнеру развивать свою прибрежную инфраструктуру посредством создания береговой базы обеспечения, предоставляя свои производственные мощности, оказывая комплекс услуг, связанных с перевалкой различных генеральных грузов. Поэтому порт заключил ряд договоров по оказанию услуг по перевалке грузов, поставляемых для «Сахалин-Шельф-Сервиса».

Также в 2018 году были реализованы два проекта по перевалке нетрадиционных грузов - негабаритного груза для АО «Апатит» и отгрузка на железнодорожный транспорт труб разного диаметра.

ММРП на основе выигранного конкурса стал субподрядчиком ПАО «Новатэк» по перевалке генеральных грузов в рамках реализации проекта «Центр строительства крупнотоннажных морских сооружений».

Инвестиции

Для более качественной и оперативной работы по выгрузке рыбопродукции АО «ММРП» в 2017 году приобрело 12 электропогрузчиков и 4 автопогрузчика. Впервые за 20 лет предприятие купило портальный кран «Альбатрос». Были капитально отремонтированы два тепловоза ТЭМ2У.

Курс на закупку новой техники был продолжен и в 2018 году. В рамках развития АО «ММРП» приобрел 9 электропогрузчиков, которые существенно оптимизировали работу в рамках мойвенной путины. Также для ускорения выгрузки были приобретены мобильные эстакады «Кобра», грузовые клети для паллетов, портовый тягач «Терберг» и 4 ролл-трейлера. Всего в 2016-2017 годах парк малой механизации порта был обновлен почти на 70%.

В конце 2017 года был запущен льдогенераторный цех, оснащенный немецким оборудованием марки Ziegra. Продукция крайне востребована траулерами, работающими на прибрежном промысле. По итогам работы цеха в первом полугодии 2018 года было произведено и отгружено 320 тонн льда. Динамика заказов на выпуск данной продукции сохраняет тренд на увеличение.

Модернизирована, введена в строй и сертифицирована санитарно-экологическая лаборатория порта, вооруженная современным оборудованием и укомплектованная специалистами высокого уровня. В новые помещения переехал и «Курс-Норд» - учебный центр ММРП, значительно расширивший перечень морских и береговых рабочих специальностей.

Инвестированы средства в расширение и модернизацию закрытых и открытых складских площадей в Южном грузовом районе и на Угольной базе. Продолжается модернизация холодильного терминала № 3 технологической вместимостью 20 тыс. тонн: в 2016 году были заменены 10 распашных ворот, в 2017 году начался ремонт кровли, в 2018 году стартовали работы по дополнительной теплоизоляции. Все это позволит лучше контролировать температурный режим и уменьшит энергопотери. В настоящий момент идет проектирование новой системы охлаждения высокой степени энергоэффективности с учетом уже произведенных модернизационных улучшений комплексной системы теплоизоляции.

В 2016 году северный район порта был переведен на электрообогрев, что позволило снизить затраты на отопление. А в ходе выполнения работ по техническому присоединению ряда предприятий были модернизированы трансформаторные подстанции порта и система водоснабжения в северном грузовом районе.

Модернизация портовой инфраструктуры позволила существенно сократить потребление энергоресурсов для осуществления основной деятельности. Так, если в 2015 году расход тепловой энергии на перевалку 1 тонны груза составлял 0,055 Гкал, то в 2017 году этот показатель равнялся 0,044 Гкал. По итогам 6 месяцев 2018 года расход тепловой энергии составил 0,023 Гкал/тн.

Аналогичная ситуация с сокращением расходов по другим энергоресурсам. Так, расход электроэнергии на 1 тонну груза в 2015 году составил 27,7 кВт/час, в 2016 году – 31,5 кВт/час, в 2017 году– 26,4 кВт/час, за первое полугодие 2018 года - 24,6 кВт/час.

По воде расходы на 1 тонну груза составили: в 2015 году – 0,43м3, в 2016 году – 0,57м3, в 2017 году – 0,47м3, за первое полугодие 2018 года – 0,42м3.

При этом порт продолжает заниматься непрофильными функциями, а именно теплоснабжением жилых микрорайонов Мурманска. Эта задача была возложена на предприятие еще в советское время: в 2019 году как раз можно будет отметить полувековой юбилей со дня пуска котельной ММРП. Однако из-за хронических неплатежей со стороны управляющих компаний и населения сумма задолженности за поставленное отопление достигла 70 млн рублей. Эти средства по причине банкротства управляющих компаний-должников практически не подлежат взысканию и фактически изъяты из бюджета развития предприятия. А котельная порта продолжает, по сути, генерировать убытки.

Расходы на производство и реализацию тепловой энергии для сторонних клиентов АО «ММРП» за анализируемый период составляют: 2015 год – 91,134 млн рублей, 2016 год – 77, 152 млн рублей, 2017 г – 82,634 млн рублей, за первое полугодие 2018 года – 68,007 млн рублей.

В 2017 году порт вложил в развитие 89,5 млн рублей, а в ремонт – 86,8 млн рублей. Общая сумма – 176,3 млн рублей. В 2016 году затраты на эти цели составили 166,2 млн рублей. Согласно утвержденному бюджету, в 2018 году на ремонт и инвестиции АО «ММРП» должно потратить 231,5 млн рублей. Есть портфель отдельных инвестиционных проектов на сумму 196,2 млн рублей. Часть из них уже реализуется и финансируется за счет улучшения показателей текущей деятельности.

Размер расходов на капремонт и инвестиции свидетельствует об интенсивном развитии и модернизации портовой инфраструктуры в целом. Для сравнения: за весь период с 2010 по 2015 годы, когда государство владело 100% акций АО «ММРП», инвестиции составили всего 58 млн рублей: 2010 год. – 9 млн, 2011 год – 2 млн, 2012 год – 5 млн, 2013 год – 27 млн, 2014 год – 7 млн, 2015 год – 8 млн рублей.

Численность сотрудников и зарплата

До приватизации ММРП в 2015 году численность сотрудников составляла 683 человека. Многие должности дублировались или утратили актуальность в современной рыночной ситуации. В связи с этим, новое руководство АО «ММРП» начало оптимизацию персонала. В 2017 году в АО «ММРП» работало 511 человек. При этом доля докеров в общей численности сотрудников выросла с 21% (2015 год) до 25% (2017 год). Более того, в 2018 году идет дополнительное увеличение штата докеров. На данный момент общая доля докеров в составе персонала порта составляет 28%.

Средняя зарплата в 2015 году составляла 34,6 тыс. рублей в целом по предприятию и 51,6 тыс. рублей – у докеров. В 2017 году – 37,9 тыс. рублей в целом, 56,2 тыс. рублей – у докеров. По итогам первого полугодия 2018 года уровень зарплаты равнялся: 56,2 тыс. рублей в целом по предприятию и 63,8 тыс. рублей – у докеров. Наблюдается положительная динамика роста.

Рост заработной платы за период 2016-2018 годы составил: в целом по предприятию – 29,4%, у докеров – 23,4%.

Проверки и запросы

АО «ММРП» является объектом пристального внимания со стороны контролирующих и фискальных органов в целом. Так, за период с 2011 по 2015 годы на работу по запросам и проверкам было затрачено 540 дней или 1/3 всего календарного времени анализируемого периода.

В 2016 году в АО ММРП пришло 394 проверки и запроса, на подготовку материалов для них порт потратил почти 1,3 млн рублей (если перевести человеко-часы в зарплату).

В 2017 году было инициировано и проведено 287 проверок и запросов. Затраты на них со стороны АО «ММРП» составили 868 тыс. рублей.

Бюджетная эффективность

За 2017 год в бюджеты и внебюджетные фонды различных уровней Мурманский морской рыбный порт уплатил 188,7 млн рублей налогов и сборов. По результатам деятельности в первом полугодии 2018 года было начислено 105 млн рублей, что определяет рост бюджетной эффективности в сопоставимости к прошлому периоду на 11%.

Если анализировать бюджетную эффективность из расчета на одного сотрудника, то в 2016 году она составила 367 тыс. рублей, в 2017 году - 369 тыс. рублей, а по итогам первого полугодия 2018 года – 204 тыс. рублей в пересчете на одного сотрудника, что может говорить о росте на 11%.

Необходимо отметить, что даже при снижении объемов грузооборота в 2016 году на 16,7%, а в 2017 году на 10,2% по отношению к 2015 году, что существенно сказалось на общих доходах, удалось поддержать бюджетную эффективность на уровне 2015 года, а в первом полугодии 2018 года увеличить ее на 11%.

Проект концессии

Все инвестиции АО «Мурманский морской рыбный порт» осуществляет самостоятельно, без привлечения государственного капитала. К сожалению, проекты порта, где требуется участие государства, поддержки у властей пока не нашли.

Показательна ситуация с гидротехническими сооружениями порта. Они находились в ведении АО «ММРП» на условиях доверительного управления, что ограничивало возможности предприятия по их реконструкции и модернизации. После приватизации в порту разработали проект государственно-частного партнерства (ГЧП) по причалам, чтобы повысить эффективность эксплуатации и начать масштабную модернизацию гидротехнических сооружений. В 2017 году этот документ был направлен в адрес председателя Правительства РФ Дмитрия Медведева. Кроме того, ММРП просил поручить профильному органу федеральной исполнительной власти рассмотреть предложение о заключении концессионного соглашения. Порт был готов не только вложить в проект свыше 9 млрд рублей частных инвестиций, но и осуществлять ежегодные платежи концеденту. Их общая сумма за весь период действия соглашения должна была достигнуть 763 млн рублей.

Обращение АО «ММРП» полностью согласовывалось с «Планом мероприятий по модернизации и развитию портовой и рыбохозяйственной инфраструктуры», утвержденным распоряжением Правительства РФ от 27 декабря № 2851, и «Стратегией развития морских терминалов для комплексного обслуживания судов рыбопромыслового флота с учетом береговой логистической инфраструктуры, предназначенной для транспортировки, хранения и дистрибуции рыбной продукции на период до 2030 года», утвержденной приказом Минсельхоза от 20 апреля 2017 года № 189, в части внедрения дополнительных инструментов (соглашений), позволяющих привлекать частные инвестиции в реконструкцию гидротехнических сооружений и развитие инфраструктуры морских терминалов. Как указано в пункте 4.4 стратегии, перспективной формой долгосрочного договора по передаче гидротехнических сооружений в эксплуатацию является концессионное соглашение, а перспективными объектами для заключения концессионных соглашенийявляются рыбные терминалы морских портов Калининград, Мурманск, Махачкала, Петропавловск-Камчатский, Корсаков.

В ответе Министерства экономического развития на обращение порта отмечалось, что предложение АО «ММРП» о заключении концессионного соглашения в целом соответствует целям и задачам Стратегии развития морских терминалов, и что модернизация причального фронта будет способствовать более эффективной деятельности порта. Одновременно Минэкономразвития сообщило, что проходит необходимые согласования проект распоряжения Правительства РФ об определении Росимущества органом, уполномоченным на рассмотрение предложения ММРП о концессии…

Судьба причалов

Однако вместо рассмотрения проекта концессии Росимущество в январе 2018 года расторгло договор доверительного управления по причалам с АО «ММРП» и закрепило гидротехнические сооружения рыбного терминала морского порта Мурманска за ФГУП «Нацрыбресурс» и ФГУП «Росморпорт». Таким образом, с 1 февраля 2018 года причалы Мурманского морского рыбного порта находятся в хозяйственном ведении федеральных государственных унитарных предприятий. Это решение нельзя назвать рациональным.

Во-первых, согласно действующему законодательству передача причалов ФГУП фактически исключила возможность заключения концессионного соглашения. Вместо предлагавшихся АО «ММРП» инвестиций в их модернизацию и получения бюджетом доходов в рамках ГЧП появился еще один претендент на бюджетное финансирование.

Во-вторых, решение Росимущества о передаче причалов «Нацрыбресурсу» было принято на фоне неоднократных критических заявлений Счетной палаты РФ о деятельности этого ФГУП. По данным государственных аудиторов, «Нацрыбресурс» неэффективно использует находящиеся в его управлении причалы, не стимулируя привлечение арендаторами инвестиций в реконструкцию и модернизацию объектов портовой инфраструктуры. Как следствие, более 30% гидротехнических сооружений, управляемых «Нацрыбресурсом», нуждаются в капремонте, а еще 10% вообще выведены из эксплуатации. Тем не менее, Росимущество, не обращая внимания на выводы Счетной палаты, спокойно передало причалы рыбного терминала в Мурманске «Нацрыбресурсу».

В-третьих, причалы были единым целым с остальной береговой инфраструктурой до момента акционирования АО «ММРП». Они технологически и функционально связаны с приватизированным имуществом АО «ММРП». Передача ФГУП причалов дестимулирует АО «ММРП» в части привлечения на долгосрочной основе грузоотправителей, неизбежно приведет к росту стоимости услуг для рыбаков и, как следствие, увеличению стоимости рыбной продукции на потребительском рынке России.

В-четвертых,решение Росимущества явно противоречит наметившейся в России тенденции на снижение доли государства в экономике. О необходимости этого процесса в своем докладе правительству 12 июля 2018 года говорил министр экономического развития Максим Орешкин. Председатель Правительства Дмитрий Медведев подчеркнул, что одним из принципиальных моментов для того, чтобы бизнес стал активнее вкладываться в производственные проекты, нужна здоровая конкурентная среда. Для этого в «Плане мероприятий по ускорению темпов роста инвестиций в основной капитал и повышению до 25 процентов их доли в ВВП», представленном на этом же заседании министром Максимом Орешкиным, предусмотрены меры по постепенному сокращению доли государства на конкурентных рынках, в том числе через законодательно закрепленное ограничение на создание государственных структур и отказ от использования унитарных предприятий. Также в документе предусмотрены меры по совершенствованию регулирования в сфере государственно-частного партнерства и концессий при реализации долгосрочных инфраструктурных проектов.

Заключение

Сейчас Министерство сельского хозяйства РФ готовит проект акционирования ФГУП «Национальные рыбные ресурсы». Однако, в соответствии со статьей 29 закона № 261 «О морских портах в Российской Федерации и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», портовые гидротехнические сооружения и объекты инфраструктуры морского порта Мурманск ограничены в обороте. Следовательно, в результате такого акционирования причалы будут возвращены в казну РФ в силу прямого запрета на их приватизацию.

Это прогнозируемое событие вновь сделает актуальным заключение государственно-частного партнерства по эффективной эксплуатации и модернизации причалов с АО «Мурманский морской рыбный порт». Ведь изменения, происходящие в ММРП, доказывают, что все действия предприятия по ускорению роста инвестиций, развитию государственно-частного партнерства, повышению эффективности работы морского терминала и увеличения его вклада в экономику России идут в русле государственной экономической политики, реализуемой федеральным правительством.

Управляющий АО «Мурманский морской рыбный порт» Олег КРЕСЛАВСКИЙ

Fishnews

Россия. СЗФО > Рыба. Транспорт. Приватизация, инвестиции > fishnews.ru, 28 августа 2018 > № 2714384 Олег Креславский

Полная версия — платный доступ ?


Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство. Приватизация, инвестиции. Транспорт > stroi.mos.ru, 27 августа 2018 > № 2725715 Владимир Жидкин

Частные инвесторы планируют вложить в строительство жилья в ТиНАО около 2,8 трлн руб. до 2035 г.

С 1 июля 2018 г. действуют новые правила работы для застройщиков, привлекающих средства дольщиков. О том, насколько устойчив рынок недвижимости, а также о том, какой объем средств частные инвесторы намерены вложить в строительство жилья в ТиНАО, в интервью Агентству городских новостей «Москва» рассказал руководитель Департамента развития новых территорий Москвы Владимир Жидкин.

С 1 июля 2018 г. действуют новые правила работы для застройщиков, привлекающих средства дольщиков. О том, насколько устойчив рынок недвижимости, а также о том, какой объем средств частные инвесторы намерены вложить в строительство жилья в ТиНАО, в интервью Агентству городских новостей «Москва» рассказал руководитель Департамента развития новых территорий Москвы Владимир Жидкин.

- Владимир Федорович, западные санкции, рост курса доллара, по мнению иностранных аналитиков, с 2013 г. значительно снизили приток зарубежных инвестиций в Россию. Как отразились эти неблагоприятные условия на реализации инвестпроектов в ТиНАО?

- Не буду вдаваться в анализ политических и санкционных мер, это тема экспертов. Наш департамент занимается развитием присоединенных к Москве в 2012 г. территорий. Мы строим жилье и школы, детские сады и дороги, поликлиники, объекты инженерной инфраструктуры, создаем новые рабочие места. Строим комплексно, масштабно, динамично. Причем инвестиционная составляющая в этом процессе превалирует над бюджетной составляющей.

За шесть лет в ТиНАО за счет внебюджетных источников построили и ввели в эксплуатацию более 13,6 млн кв. м недвижимости, в том числе 10,5 млн кв. м жилья. Причем 100% жилья, около 75% социальной инфраструктуры и объектов для создания рабочих мест введено инвесторами. Объем внебюджетных инвестиций в строительство недвижимости, размещение объектов социальной, транспортной и инженерной инфраструктуры достиг 700 млрд руб. Кроме того, в развитие инфраструктуры вложено порядка 170 млрд руб. бюджетных средств.

- Обычно инвесторы предпочитают строить жилье. Такие проекты и прибыли больше приносят, и окупаются быстрее. Значит ли это, что инвесторы менее заинтересованы в строительстве объектов производственного, хозяйственного, социального назначения? Тех объектов, которые обеспечивают жителей ТиНАО новыми рабочими местами.

- Абсолютно не значит. Темпы инвестиционного прироста в Новую Москву таковы: до 2013 г. - 0,12 трлн руб, на период 2015 г. - 0,43 трлн руб., до 2018г. - 0,8 трлн руб., к 2020 г. -2,5 трлн руб. к. 2030 г.- 5,9 трлн руб., к 2035 г. - 7 трлн руб. Инвесторы смело предлагают и успешно реализуют такие проекты. Один из первых в ТиНАО офисный парк класса «А» Comcity в дер. Румянцево построен. К настоящему времени там создано около 10 тыс. рабочих мест. «Ростелеком» арендовал в офисном парке сразу пять этажей, и в Новую Москву одновременно переехали 4,5 тыс. сотрудников компании. Зарубежная компания, построившая бизнес-центр, намерена расширить проект, построив вторую очередь. Рассматривается возможность строительства жилых домов для нынешних и будущих работников офисного парка. Инвестор, выходя с такими предложениями, уже успел убедиться в правильном решении, поэтому уверенно смотрит в будущее, видит хорошие перспективы.

Еще один пример в дер. Румянцево - деловой квартал Neopolis, расположенный рядом с аэропортом Внуково, стал первым в России бизнес-парком, реализованным в концепции lifestyle. Этот формат включает не только все необходимое для ведения бизнеса, но и полноценную комфортную среду для арендаторов и сотрудников. По предварительным данным, Neopolis обеспечит новыми рабочими местами более 3 тыс. специалистов. В индустриальном парке «Индиго» в дер. Николо-Хованское уже разместили производства, офисы и склады более 50 резидентов. В этом году здесь планируется ввести еще восемь производственных и логистических объектов. В ближайшее время количество рабочих мест, созданных в «Индиго», может достичь 10-12 тыс.

- И много еще таких крупных объектов, обеспечивающих работой жителей ТиНАО?

- Назову лишь некоторые: агрокластер «Фуд Сити» в поселении Сосенское - 6,6 тыс. рабочих мест; бизнес-парк «К-2» на Калужском шоссе - 3 тыс. рабочих мест; многофункциональный общественно-деловой и гостиничный комплекс «Новомосковский» в поселении Московский - 2,5 тыс. рабочих мест; миграционный центр в поселении Вороновское - 1,5 тыс. рабочих мест; административно-деловой и учебный центр G10 (первая очередь) в дер. Дудкино - 2,13 тыс. рабочих мест; многофункциональный торгово-развлекательный комплекс в поселении Воскресенское (ЖК «Новое Бутово») - 5,4 тыс. рабочих мест; строительный гипермаркет «Леруа Мерлен» в поселении Московский - 600 рабочих мест; инновационный логистический центр «Внуково-логистик» в поселении Марушкинское - 3 тыс. рабочих мест. Этот перечень можно продолжать.

Здесь надо иметь в виду, что из миллиона рабочих мест, которыми будет располагать Новая Москва к 2035 г., 60% станут высокотехнологичными, способными обеспечить достойный уровень доходов. По сферам деятельности в процентном соотношении количество рабочих мест и по долям в общем объеме структуры рынка труда это сопоставимо с положением дел в столицах европейских государств.

- И эта тенденция, по вашему мнению, сохранится в будущем?

- Несомненно. Как ранее заявил мэр столицы Сергей Собянин, к 2035 г. в ТиНАО появится порядка миллиона рабочих мест - в основном за счет строительства технологических парков и объектов инфраструктуры. В 2018 г. количество мест приложений труда достигнет 200 тыс. Курс на достижение конечного результата стабилен, число рабочих мест в Новой Москве ежегодно увеличивается на 20-25 тыс. У нас есть 20 перспективных площадок, мы над ними работаем. Предложения о создании технопарков в Новой Москве поступили от многих крупных девелоперов.

Не менее 10 проектов находится в проработке в Москомархитектуре. Один из инвесторов предложил создать технопарк в поселении Внуковское. Примыкающие к ЦКАД (Центральная кольцевая автомобильная дорога - прим. Агентства «Москва») территории Новой Москвы также весьма привлекательны для строительства технопарков и других объектов. До 5 млн кв. м жилья может быть построено на территориях Новой Москвы, прилегающих к ЦКАД. 80% застройки составит коммерческая недвижимость. В планах - возводить технопарки, логистические центры, офисные и бизнес-площадки. Благодаря этому удастся создать порядка 100 тыс. рабочих мест. Создание именно такой инфраструктуры для строительного комплекса Москвы - важнейшее поручение мэра столицы Сергея Собянина. Нас не может не радовать, что созданные и создаваемые новые рабочие места в Новой Москве востребованы, сегодня заполняемость составляет 85%.

Если говорить о долгосрочной перспективе, то, по нашим оценкам, до 2035 г. в развитие Новой Москвы будет вложено порядка 7 трлн руб. Из них только 1,3 трлн составят вложения городского и федерального бюджетов, остальное - частные инвестиции. В строительство коммерческой недвижимости планируется вложить почти 2,3 трлн руб., еще около 2,8 трлн руб. направят на возведение жилья. Порядка 620 млрд руб. будет инвестировано в развитие инженерной инфраструктуры, около 340 млрд руб. - в социальную инфраструктуру и 6,25 млрд руб. - в экологическую. Тенденция совершенно очевидна: инвестировать в Новую Москву - значит уверенно смотреть в будущее.

АГН МОСКВА

Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство. Приватизация, инвестиции. Транспорт > stroi.mos.ru, 27 августа 2018 > № 2725715 Владимир Жидкин


Казахстан. РФ > Финансы, банки. СМИ, ИТ. Приватизация, инвестиции > kapital.kz, 24 августа 2018 > № 2712167

Альфа-Банк: «Цифровая перезагрузка» и персональное обслуживание малого бизнеса

Банк сфокусировался на удобстве обслуживания и экономии времени предпринимателей

Внедрение Digital-технологий и всеобщая цифровизация активно меняют рынок финансовых услуг Казахстана. За последние годы представления об идеальном банковском сервисе у казахстанцев сильно изменились. Благодаря «цифре» необходимость посещать отделения уже кажется пережитком прошлого. Но по большей части актуально это для физических лиц, которые уже давно ушли в онлайн. Предприниматели все так же вынуждены стоять в очередях и оформлять кипу документов для каждой операции.

Сервисы для бизнеса в республике развиваются медленно. И это несмотря на то что сегодня в Казахстане насчитывается более 1 млн действующих небольших компаний. Альфа-Банк наметил тренд, взял инициативу в свои руки и планирует стать лучшим банком для малого бизнеса в Казахстане.

Персональный менеджер для малого бизнеса

Альфа-Банк давно вышел за рамки стандартного обслуживания. Сегодня финансовый институт сфокусировался на удобстве обслуживания и экономии времени предпринимателей. Владельцам малого бизнеса не нужно приезжать в отделение — персональный менеджер сам приедет в удобное место и время, чтобы проконсультировать клиента и открыть счет.

«Альфа-Банк предлагает решения для каждого клиента с учетом его потребностей. Например, казахстанские банки сегодня не работают с небольшими компаниями по индивидуальным курсам конвертации и предоставлению персонального менеджера, мы же это делаем. Нам важно, чтобы предприниматели занимались своим бизнесом, генерировали прибыль и могли сосредоточиться на своем деле. А сопутствующие банковские вопросы мы берем на себя», — отмечает Дамир Какиев, управляющий директор по развитию массового (малого) бизнеса АО ДБ «Альфа-Банк».

По словам Дамира Какиева, Альфа-Банк первым в Казахстане стал предлагать подобную услугу. Примечательно, что сервис ориентирован не на крупные компании, а именно на владельцев малого бизнеса. Для клиента персональный менеджер является своим сотрудником в банке, директор или бухгалтер может обратиться к нему по любому вопросу. С помощью персонального менеджера клиент Альфа-Банка может решить практически любой вопрос, не тратя время на обращение в Call Center или службу поддержки.

«Альфа-Банк — больше, чем просто банк. Наш путь лежит через изменение процессов, а не через демпинг. Мы нацелены на решение конкретных задач каждого клиента и вникаем в суть бизнеса, предлагая наиболее подходящие решения. В нашей продуктовой линейке есть пакеты для стартапов, компаний, активно ведущих финансовую деятельность или работающих с наличными, а также тех, кто работает с зарубежными партнерами», — рассказывает Юлия Ким, директор по продажам блока «Массовый (малый) бизнес».

Данные решения позволяют выбрать оптимальные условия для предпринимателей из любой сферы.

Чтобы стать клиентом Альфа-Банка, предпринимателю достаточно зайти на сайт и бесплатно открыть счет. Зачастую получить реквизиты требуется здесь и сейчас, к примеру, для участия в тендере. Специально для таких случаев в Альфа-Банке забронировать счет и получить необходимые данные можно всего за 10 минут. В режиме онлайн также можно пользоваться и другими услугами. Альфа-Банк взял курс на развитие удаленных каналов обслуживания.

Интернет-банк: бизнес в пару кликов

Для удобства владельцев малого бизнеса в Альфа-Банке действует обновленный интернет-банк, который включает практически все виды банковских услуг. Сервис позволяет работать со счетом круглосуточно. Стать Digital-банком № 1 для владельцев малого бизнеса — одна из важнейших задач, на которой Альфа-Банк сфокусировался в своей стратегии развития на 2017−2019 годы.

«Если говорить о портрете предпринимателя, то это человек, который не хочет приходить в отделения банков, ему удобнее решать финансовые вопросы бизнеса через удаленные каналы. Именно поэтому мы делаем ставку на развитие цифрового банка, а не филиальной сети. С помощью нашего интернет-банка можно оплачивать налоги, осуществлять платежи и переводы как в тенге, так и в иностранной валюте. И это лишь малая часть из доступных функций», — рассказывает Дамир Какиев.

Альфа-Банк постоянно улучшает сервис и предлагает предпринимателям все больше возможностей. Сегодня сервис позволяет получать выписки по счетам и оперативную информацию о состоянии банковского счета, отслеживать все этапы обработки платежных документов в банке в режиме реального времени, просматривать и печатать платежные документы, а также работать с валютными контрактами.

Помимо компьютера, управлять своим счетом бизнесмены могут со своего смартфона. Для этого существует удобное и простое мобильное приложение для бизнеса.

Совершать банковские операции можно с телефона

Приложение Альфа-Бизнес Мобайл — банк в смартфоне, доступный круглосуточно из любой точки мира. Вскоре входить в приложение, помимо пароля, можно будет через Touch ID и Face ID.

«Наше приложение — это настоящий бизнес-банк в смартфоне или планшете, доступ к которому возможен в любое время суток и из любой точки мира. Сейчас сервис находится в стадии тестирования у ограниченной группы пользователей. Наша цель — стать самым удобным банком для предпринимателей. Мы планируем, что к концу 2018 года через мобильное приложение Альфа-Банка владельцы малого бизнеса смогут совершать до 80% банковских услуг, включая переводы, оплату налогов, платежи контрагентам, выписки и т. д.», — заявил Рифат Хаматов, директор по развитию цифровых каналов юридических лиц Альфа-Банка Казахстана.

В планах Альфа-Банка на ближайшее время — совершенствование мобильного приложения для малого бизнеса и интернет-банкинга для юридических лиц, а также выстраивание всех процессов в digital. Совсем скоро в банке запустят продукты для предпринимателей, аналогов которых еще нет на рынке Казахстана.

Альфа-Банк работает в Казахстане более 24 лет и входит в состав международной банковской группы. Стабильность финансового института ежегодно подтверждают оценки авторитетных международных организаций таких как Fitch Ratings («BB-» со стабильным прогнозом) и Standard Poor’s (BB-/B, прогноз «стабильный»)

В прошлом году Альфа-Банк стал единственным банком в республике, который получил статус официального регионального партнера FIFA-2018 и смог обрадовать своих клиентов и партнеров запоминающимися подарками. В рамках специальной акции для предпринимателей «Открой счет в свою пользу» билеты на чемпионат мира по футболу выиграли 14 представителей малого бизнеса со всего Казахстана.

Казахстан. РФ > Финансы, банки. СМИ, ИТ. Приватизация, инвестиции > kapital.kz, 24 августа 2018 > № 2712167


Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство. Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 24 августа 2018 > № 2711808

Самый SOK: миллиардер Игорь Рыбаков расширяет сеть коворкингов

Михаил Рычагов

Корреспондент Forbes

Российский рынок коворкингов находится еще в зачаточном состоянии, однако он растет на 25–30% в год. В Москве появились крупные сетевые игроки. Миллиардеры верят в будущее смарт-офисов и заключают долгосрочные контракты аренды под площади для коворкингов

Сеть коворкингов SOK миллиардера и сооснователя корпорации «Технониколь» Игоря Рыбакова F 84 арендовала 3200 кв. м в бизнес-центре «Сады Пекина» рядом с метро «Маяковская». По сообщению консалтинговой компании OF.RU, выступившей консультантом сделки, договор аренды сроком на 10 лет подписан в августе.

SOK позволяет небольшим компаниям быстро арендовать офис, а девелоперам — сдать пустующие площади. Это уже третья сделка компании. Ранее Forbes сообщал о планах SOK увеличить имеющиеся площади до 15 000 кв. м. Первая площадка компании площадью 2500 кв. м была открыта в феврале 2018 года в районе метро «Курская». В этом проекте партнером выступила компания «Ингеоком». А самая большая площадка в Москве на 9500 кв. м откроется в сентябре в пятом корпусе комплекса «ВТБ Арена Парк», который ранее приобрели структуры Рыбакова.

«Одиночные проекты в сфере смарт-офисов или коворкингов сегодня невыгодны. Инвестиции могут быть оправданы только при наличии стратегических планов по выстраиванию целой сети в разных локациях и формировании пакетных предложений по использованию всей инфраструктурной сети», — прокомментировал Forbes управляющий директор компании OF.RU Даниил Орлов.

По оценке компании CBRE, запрашиваемая ставка аренды в «Садах Пекина» может составлять 37 000 рублей за квадратный метр в год (плюс НДС). Однако эксперты отметили, что данная сделка прошла не по рыночной ставке, а по партнерскому соглашению, по которому арендодатель и арендатор делят доходы и расходы. По мнению директора департамента коммерческой недвижимости Praedium Аллы Глазковой, если есть партнерское соглашение, то арендодатель может выступать как соинвестор проекта: он условно вносит свой вклад помещением, а коворкинг — ремонтом и оборудованием. Арендодателем в данном случае выступает управляющая компания «Садовое кольцо», которая купила бизнес-центр в «Садах Пекина» у компании «Галс-Девелопмент» в 2017 году. «В этом случае дальнейшие расходы и прибыль делятся 50% на 50%. Также есть схема, когда арендатор убеждает собственника вложиться еще и в отделку, а сам коворкинг инвестирует только в маркетинг. Тогда дальнейшая прибыль делится 70% на 30% или 75% на 25% в пользу арендодателя. Однако в данном случае вероятнее всего схема 50% на 50%», — считает Глазкова.

По оценке генерального директора S.A. Ricci PM Руслана Кубравы, стоимость ремонта в этом проекте может обойтись арендатору в районе 30 000 рублей за квадратный метр без НДС. Таким образом, общая стоимость ремонта может составить 96 млн рублей.

«Сады Пекина» давно вызывали интерес у коворкингов, отметили в компании JLL. По словам консультантов, его рассматривали сразу несколько операторов, не только SOK. «Это логичная локация для такого формата: объект в центре Москвы, недалеко от метро «Маяковская» и Садового кольца, на пересечении улиц, что обеспечивает его хорошую видимость для будущих пользователей. Помимо этого, планировка помещения позволяет грамотно разместить здесь коворкинговое пространство», — считает руководитель отдела по работе с владельцами офисных помещений компании JLL Елизавета Голышева.

Коворкинги наступают

Михаил Бродников, управляющий директор SOK, рассказал Forbes о планах компании по дальнейшей экспансии. «В течение 2018 года мы будем открывать смарт-офисы SOK в деловой части Москвы, в 2019 году выйдем в российские города-миллионники, а к 2023 году предоставим возможность аренды смарт-офисов в пяти странах мира», — сказал он.

По прогнозу Бродникова, количество людей, использующих коворкинги, с текущих 1,6 млн человек вырастет за ближайшие три года в два раза. Этой же точки зрения придерживается директор по развитию отдела офисных помещений CBRE Денис Беэр. По его словам, коворкинги во всем мире уверенно занимают свою нишу среди сегментов коммерческой недвижимости. «Сегодня тенденции таковы, что все движутся к тому, чтобы не владеть, а пользоваться. Примеров много: каршеринг, Uber, арендное жилье, в том числе посуточная аренда. Изначально коворкинг-пространства были востребованы у представителей начинающего бизнеса и небольших команд, не привязанных к офису», — отметил Беэр.

Одно из главных отличий коворкинга от классического офиса, по словам Беэра, их доступность. В отличие от аренды по классической схеме рабочее место можно арендовать как на несколько часов или дней, так и на месяц. Малый бизнес, в отличие от крупных корпораций, не может строить долгосрочные планы. У них нет такого финансирования, которое есть у глобальных компаний с именем. Именно поэтому коворкинги являются для малого бизнеса опцией для размещения офисов, считает Беэр.

За несколько лет рынок коворкингов значительно вырос: появились крупные сетевые игроки, а также зарубежные сети. Новые коворкинг-пространства открываются в высококачественных офисных зданиях, а также анонсируются планы по их активному развитию. Все это свидетельствует об определенном спросе на подобные услуги со стороны малого бизнеса. Между тем, по оценкам президента Becar Asset Management Александра Шарапова, российский рынок коворкингов находится в зачаточном состоянии, что не мешает ему расти на 25-30% в год.

По словам Шарапова, только Игорь Рыбаков вместе с партнерами вложил деньги уже в две сети коворкингов: SOK и «Ключ». Не отстают, по словам Голышевой, и ближайшие сетевые конкуренты — Meeting Point в БЦ «Белые сады» и офисной части гостиницы «Москва», а также DI Telegraph на Тверской.

По данным JLL, на апрель 2018 года в Москве насчитывалось более 150 коворкингов и еще около 30 — в Московской области. Доля сетевых операторов в структуре предложения была невысока, при этом они активно развиваются, завоевывая свою долю рынка, в том числе появляются новые имена. На фоне отсутствия качественных готовых предложений на офисном рынке — доля вакантных помещений в центре Москвы достигла рекордно низких 8,9%, а в классе А опустилась до минимальных 7,7% — коворкинг для многих компаний представляет собой единственную возможность оперативно решить вопрос размещения сотрудников, особенно если речь идет о краткосрочном проекте.

Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство. Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 24 августа 2018 > № 2711808


Казахстан > Приватизация, инвестиции. СМИ, ИТ > kursiv.kz, 20 августа 2018 > № 2707434

НПП запустила электронный сервис для предпринимателей

Ольга КУДРЯШОВА

Национальная палата предпринимателей РК «Атамекен» запустила электронную площадку самообслуживания, через которую предприниматели могут подать заявки на основные услуги, а также раз в год получить бесплатный бизнес-план.

Платформа Atameken Services, которая представляет собой электронный формат зоны самообслуживания, запущена с первого августа в Алматы, рассказал руководитель аппарата палаты предпринимателей г. Алматы Нурлан Кабиштаев.

«Отныне предприниматели удаленно могут получать услуги, что в разы снижает издержки и дает предпринимателям возможность быть более мобильным», - отметил он.

Клиенты смогут получить 8 видов услуг, которые также включают 61 подуслугу. Это проведение бухгалтерских, налоговых консультаций, таможенное содействие, оказание поддержки в IT-секторе, услуги маркетинга, юридические услуги, государственно-частное партнерство, государственные закупки.

«Мы планируем посредством введения электронного формата зоны самообслуживания увеличить охват предпринимателей», - добавил Кабиштаев.

В дальнейшем платформа будет дорабатываться, в том числе будет разрабатываться и мобильное приложение. Кроме этого, планируется подключить к программе и другие институты развития.

Спикер отметил, что платформа готовилась достаточно давно, поэтому отдельного финансирования на проект направлено не было. Средства на сервис выделялись из утвержденного бюджета в рамках сервисной поддержки. В 2019 году на проект будет заложен отдельный бюджет.

По данным палаты предпринимателей, чтобы подать заявку на получение услуг, клиенту достаточно необходимую сервисную услугу нажать на кнопку «Заказать услугу», указать сведения о себе и ожидать ответа специалиста. В случае готовности какой-либо заказанной услуги пользователь получит СМС-уведомление. Пользователь может контролировать исполнение своего запроса, просматривая заявки в личном кабинете.

В дальнейшем в зоне самообслуживания будут доступны электронные услуги государства и другие меры господдержки предпринимателям, не имеющим прямого доступа к интернету. Это означает, что большинство услуг, которые раньше оказывали консультанты, теперь можно получать онлайн.

«Нововведения проводятся в рамках реализации программы «Цифровой Казахстан» и нацелены на упрощение процедуры оказания услуг. Цифровизация сервисов позволит исключить необходимость контакта бизнеса с принимающими решение людьми, а также позволит отслеживать ход исполнения заявок на услуги. В будущем планируется вовлечь в реализацию проекта все институты поддержки предпринимательства, увеличить охват бизнесменов, развивать новые виды услуг», - резюмировали в Атамекене.

Казахстан > Приватизация, инвестиции. СМИ, ИТ > kursiv.kz, 20 августа 2018 > № 2707434


Россия > Металлургия, горнодобыча. Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > snob.ru, 13 августа 2018 > № 2702193 Андрей Мовчан

Кое-что о нюансах. Чем изъятие сверхприбылей у металлургов напоминает советский анекдот

Андрей Мовчан

Помощник президента Андрей Белоусов предложил изъять «сверхприбыли» у российских металлургов в исполнение майских указов президента Путина. Эта идея идеально вписывается в реалии современной России. Но ее реализация может стать катастрофой для экономики

Со школьных лет каждый уважающий себя советский мальчик знает анекдот про Петьку и Василия Ивановича, заканчивающийся словами «но есть нюансы». Особым удовольствием у более шпанистой части будущих строителей коммунизма было задать вопрос «а вы знаете, что такое нюансы?» группе без пяти минут комсомолок и громко рассказать указанный анекдот. Барышни сконфуженно хихикали и фукали, хулиганы громко гоготали и гордились собой.

История про «письмо Белоусова» поразительно напоминает вышеупомянутый анекдот. Что не удивительно — ведь старые добрые времена вполне вернулись.

Вообще-то идея изъять сверхдоходы у компаний, бенефициирующих от торговли минеральными ресурсами, не нова, и достаточно популярна в мире. На ней строится вся концепция резервных фондов. Она называется ведущими экономистами лучшим способом борьбы с ресурсным проклятьем: только изымая сверхприбыли у сырьевых компаний можно сбалансировать все части экономического механизма, не дав сырьевикам доминировать на рынках труда и капитала, захватывать смежные области и уничтожать здоровую конкуренцию, усугублять экономическое неравенство и стимулировать перекосы в потреблении (в том числе гипертрофию импорта). На первый взгляд, предложение Андрея Белоусова состоит лишь в том, чтобы распространить эффективный опыт изъятия свехприбылей нефтяников на другие сырьевые области — вполне в духе прогрессивной экономической мысли. Но — ровно в этом месте начинаются нюансы.

Помощник президента непринужденно нарушает один из основополагающих принципов современной системы управления государством — он предлагает ввести налог задним числом. Столетиями отработанная логика эффективного управления страной строится на принципе «закон обратной силы не имеет» не просто так: если это не так, то нельзя строить вообще никаких планов — а отсутствие возможности планировать останавливает всякое развитие. Можно примириться с мыслью, что государство иногда меняет правила игры на будущее: в конце концов, вы точно знаете свое положение на сегодня и можете учитывать завтрашние риски. Но если вы не знаете даже, владеете ли вы прибылью прошлого года, то о каком управлении компанией идет речь?

В наиболее успешных странах эта норма развита еще дальше: там, если вы можете доказать, что производили действия, инвестиции, принимали решения исходя из ситуации, которую новая норма нарушает во вред вам, суд скорее всего обяжет государство либо не применять именно к вам новую норму, либо компенсировать потери. Особенно известна таким подходом Великобритания. Это краеугольный камень общественного договора для стран, в которых частный бизнес, частная инициатива, общественная активность являются ценностью, а развитие экономики — целью. Но если ценностью является управляемость, целью — сохранение власти в руках узкой группы лиц? Тогда законодательный волюнтаризм полезен, а частный капитал — наоборот.

Вторым нюансом является предложенный метод изъятия сверхприбыли. В мире отработанным является подход, опирающийся на обложение цены продажи сырья или близкого к сырью продукта сверх некоего значения. При росте цены вся разница с «номинальной ценой» или большая ее часть изымаются, и компания-продавец сырья как будто бы работает на рынке со стабильной ценой сырья. В каком-то смысле такая система даже помогает компаниям планировать бизнес — они знают свою выручку за вычетом налога на долгие годы вперед; и в ситуации, когда такой налог еще не введен, риск его введения не должен осложнять планирование — в 99,9% случаев разумное государство вводит такой налог с ценой отсечения не ниже текущего уровня; компании же так и так планируют свои будущие периоды, исходя из цен на свой продукт, не превышающих текущие. Но логика автора письма базируется на простом кондовом советском принципе равенства: изъятие сверхприбыли должно оставить всем компаниям одинаковую конечную маржу.

Развитие современной экономики немыслимо без конкуренции. Дети в средней школе знают: «Мерседес» и айфон, кока-кола и «Амазон», порох и пушки, компас, весло, парус — продукты конкуренции. В конкурентной среде создаются БМВ, Беркшир Хатауэй и лекарства, побеждающие рак. В ее отсутствие рождаются только «жигули». Основой, движущей силой конкуренции является возможность заработать больше соперника. Северсталь и Новолипецкий металлургический комбинат эффективнее «Магнитки» (ММК) — их маржа больше, потому что они больше вкладывали в свое производство, используют более эффективные технологии, привлекают лучших специалистов. Но Северсталь и ММК будут зарабатывать одинаково — чтобы никому не обидно было. Соответственно, можно забыть о развитии технологий, совершенствовании методов работы, сокращении издержек.

Третий нюанс — направление использования получаемых от «налога» средств. В мировой практике сверхдоходы сырьевиков обычно резервируются «до худших времен» — ведь цены на сырье могут пойти не только вверх, но и вниз, и тогда государству понадобятся ресурсы, в том числе на помощь тем самым сырьевым компаниям. Перераспределение ресурсов, полученных из сырьевой индустрии даже через кредитную систему, обратно внутрь экономики происходит редко и является опасным шагом, требующим тщательного контроля и соблюдения тех же самых базовых экономических принципов — равного доступа, конкурентности, предоставления рынку решать, куда ресурсы будут направлены: в противном случае негативные эффекты могут перевесить позитивные. В нашем же случае изъятые ресурсы будут потрачены «на исполнение майских указов президента».

Все, кто читал эти «указы» (кроме, конечно, верноподданных, по работе обязанных пребывать в восторге перед начальством), отмечали загадочную расплывчатость задач, часть которых легко выполняется на бумаге — достаточно поменять методологию расчета, часть вообще заведомо невозможно выполнить, а часть настолько непонятна, что основной задачей исполнителей будет придумать их удобную трактовку. В конечном итоге такие указы в государстве победившей бюрократии (да и в странах получше — тоже) выполняются всего двумя способами — выделением максимальных средств «своим» для освоения и, в конечном итоге, присвоения, и написанием наиболее витиеватых отчетов на основании наиболее иезуитских систем оценки результатов.

Можно предположить, что, как это уже многократно было в России последнего времени, изъятые средства через цепочку бессмысленных и дорогих госинститутов частично преобразуются в бесполезные горы бетона, железа и оборудования (мосты в никуда, танки ни зачем, роскошные офисы госкомпаниям, клиники, в которых нечем и некому лечить, домашние пародии на современные глобальные информационные системы, помощь каннибалам из дружественных карликовых стран в строительстве дворцов и создании ядерных бомб), частично же (примерно в размере 50%) перекочуют в карманы ограниченного набора подрядчиков, занятого заливанием этого самого бетона, поставкой железа и закупкой оборудования с 300-процентной маржой, а оттуда — в офшоры, на яхты, виллы, спортивные клубы и, возможно, виолончели. С точки зрения жителей России эти средства будут не просто потеряны — в процессе потери они внесут существенный вклад в рост неравенства в стране и дальнейшее разрушение ее экономики.

Если бы эти средства остались компаниям, вполне возможно, что менеджмент использовал бы их не самым эффективным образом — возможно даже инвестировал бы за рубежом, а не в России. Но вряд ли они были бы использованы менее эффективно, чем это обычно делает наше государство. А отказ от подобной большевистской реквизиции мог бы быть шагом на пути восстановления доверия инвесторов к российскому рынку; результатом такого восстановления доверия был бы приход инвестиций на суммы, многократно превосходящие изъятые. Инвестиции пошли бы в области, где они востребованы — в отличие от областей, обозначенных в указах президента — и принесли бы стране существенно больше пользы. Можно ли проверить этот тезис математически? Можно: сразу после появления информации о письме совокупная рыночная стоимость попавших в список компаний упала на сумму большую, чем предполагаемое изъятие. Такими масштабами оперирует рынок — это вам не тощий российский бюджет.

Итогом изъятия будет очередное неэффективное использование существенных средств, потеря большим количеством крупных российских компаний не только инвестиционного потенциала, но и мотивации инвестировать в развитие (все равно отберут), потеря последних остатков понимания, как рассчитывать стоимость акций компаний у инвесторов, и, как следствие, дальнейшее падение их стоимости, наносящее прямой ущерб государству — владельцу значительных долей в этих компаниях, банкам, которые кредитуют эти компании под залог акций, и самим компаниям, которые вынуждены будут сокращать инвестпрограммы не только на изъятые суммы, но и на сумму снижения их кредитных лимитов.

Я бы сказал, что итогом так же будет дальнейшее сокращение доверия инвесторов к российскому рынку, снижение предпринимательского потенциала, сокращение числа предпринимателей и объемов инвестиций, рост доли государства в экономике, а значит — роли силовиков и чиновников, и как следствие — дальнейшее замедление роста ВВП, примитивизация и углубление технологического отставания от развитых и передовых развивающихся стран. Однако я отлично понимаю, что сокращать доверие, инвестиции и потенциал уже некуда, государство уже контролирует де факто все, а отставание наше скорее всего непреодолимо. Так что можете вычеркнуть из памяти последние две фразы как слишком банальные.

Очевидно, предложенным изъятием дело не ограничится — бюрократическая машина с потомственными советскими экономистами в виде идеологов умеет только наращивать аппетиты. В 2005 году, когда Белоусов писал свой труд «Долгосрочные тренды российской экономики: сценарии экономического развития России до 2020 года» (в котором, кстати, задолго угадав начальственный тренд, уже призывал к «созданию рублевой зоны, опирающейся на … военно-политические ресурсы России»), цена нефти в среднем составляла 50 долларов за баррель; консолидированный бюджет вырос до 243 миллиардов долларов. К 2018 году выручка от добычи нефти в России увеличилась на 85%, ВВП — только на 67%: он рос медленнее, чем у подавляющего большинства развивающихся стран, а в СНГ медленнее росла только Украина. Зато консолидированный бюджет раздулся на 110% и сегодня превышает 500 миллиардов долларов. При этом в 2005 году ВВП России рос на 6,4% в год, а в 2018 году мы считаем подарком рост в 1,5%. Как лучше описать результат действий, аналогичных предложенным в «письме», которые последовательно внедряются в России в течение этих 13 лет?

«Письмо Белоусова», сочетающее разумную идею и негодные методы, ни новостью, ни событием не является. Вся наша российская жизнь в XXI веке полностью укладывается в эту схему — как в анекдот про нюансы. Нам убедительно доказывают, что мы живем в новой демократии (выборы, референдумы, партии, свобода слова, свобода перемещения — вот это все), в рыночной экономике (свобода движения капитала, рыночные цены, частный бизнес, открытый импорт), в гражданском обществе (движений и фондов хоть отбавляй, волонтеры, казаки, верующие всех мастей, соцсети кипят, оппозиция негодует), что по сравнению с СССР мы сделали колоссальный рывок вперед — и это все, нельзя не признать — правда. А вот власть, оставшаяся навсегда в руках у кучки друзей из КГБ СССР, беспрецедентная коррупция, страшное расслоение и нищета нижних классов, потеря научной и технологической базы (вернее, замена ее на карго фантомы), стагнация экономики несмотря на огромные доходы от экспорта сырья, упразднение базовых понятий современного общественного устройства, таких как неприкосновенность частной собственности, презумпция невиновности, правило contra proferentem, крах правовой системы и полная замена ее на суд феодального типа, сращенный со следствием, беспредел со стороны силовиков — от псевдо-государственного рэкета до садистических репрессий по отношению к вчерашним школьникам, разгул мракобесия с выделением госбюджета на массовое строительство культовых сооружений, посадками за репосты и финансированием лженаучных исследований, ссора со всем миром кроме пары людоедских режимов и полная потеря «лица» и уважения в мире, потеря традиционных рынков и выпадение из цепочек создания стоимости, вывод триллиона долларов и бегство миллиона наиболее квалифицированных и энергичных соотечественников, средневековая пропаганда и общество, ежедневно развращаемое идеями ксенофобии, насилия и собственной исключительности, разложение системы образования, в которой фунаментальные достижения СССР уже не сосуществуют с пропагандой, а ею заменяются — это и многое другое всего лишь нюансы. Те нюансы из того самого анекдота, что отличают положение Василия Ивановича, в котором мы хотели оказаться, от положения Петьки, в котором мы оказались. Что уж тут про письмо говорить — этот нюанс на фоне всего остального почти не заметен.

Россия > Металлургия, горнодобыча. Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > snob.ru, 13 августа 2018 > № 2702193 Андрей Мовчан


Великобритания. Монако > Приватизация, инвестиции. Миграция, виза, туризм > forbes.ru, 10 августа 2018 > № 2698723

Лондон, гудбай: почему один из богатейших жителей Великобритании переезжает в Монако

Анастасия Ляликова

Руководитель отдела новостей Forbes.ru

Сам бизнесмен активно агитировал соотечественников поддержать Brexit, но, не дождавшись завершения отделения королевства от ЕС, решил эмигрировать

Миллиардеру Джеймсу Рэтклиффу удалось добиться многого — он стал вторым самым богатым человеком в Великобритании по версии Forbes (№78 в глобальном рейтинге, состояние $16,4 млрд), основанная им Ineos является одной из крупнейших в мире нефтехимических компаний. В июне этого года его достижения были оценены по достоинству — королева Великобритании пожертвовала ему рыцарский титул «за заслуги в области инвестиций и бизнеса».

Впрочем, сам бизнесмен широкий жест, судя по время, не оценил — накануне стало известно, что он покидает Соединенное Королевство и переезжает в Монако. По данным The Telegraph, еще два топ-менеджера Ineos, Энди Карри и Джон Рис, также решили эмигрировать в княжество. При этом штаб-квартира компании останется в Лондоне.

Мотивы миллиардеры официально не известны, но эксперты сходятся во мнении, что главная причина — благоприятная налоговая среда. «С точки зрения налогообложения главным козырем Монако является отсутствие подоходного налога для иностранцев, официально проживающих в стране на основании вида на жительство», — рассуждает управляющий партнер Chetcuti Cauchi Advocates Жан-Филипп Кеткути. По его словам, значимым фактором является и то, что в княжестве легко открыть банковский счет и инвестировать в недвижимость.

Партнер компании Henley & Partners Switzerland AG Питер Крумменахер указывает на то, что в Монако также нет дохода на роскошь, ежегодного налога на имущество и муниципальных налогов. При этом в Великобритании налогообложению подлежит общемировой доход налоговых резидентов, имеющих домицилий в стране. Ставка налога на доходы от прироста капитала плавающая и зависит от итоговой суммы прироста капитала и дохода. В отношении доходов физических лиц действует прогрессивная шкала налогообложения. Доход свыше 150 000 фунтов в год облагается налогом по ставке 45%. В Великобритании действуют также муниципальные налоги (council tax).

«Однако не следует забывать, что сам по себе переезд в Монако совсем не обязательно снимет все налоговые обязательства перед Великобританией с г-на Рэтклиффа, ведь налоговым резидентом Великобритании можно оставаться, и не проводя в стране 183 дня в году. Для определения налогового статуса существуют специальные тесты, которые учитывают не только географическое место жительства, но и наличие связей со страной, месторасположение так называемого «центра жизненных и экономических интересов»», — продолжает Крумменахер.

Примечательно, что Монако не взимает налоги с прироста капитала, поэтому, если сэр Джим намерен распоряжаться активами, отсутствие такого налога обеспечит ему очень значительную экономию.

Налог на прирост капитала в Великобритании распространяется также на проданные с прибылью активы, напоминает солиситор практики Private Wealth Роберт Хаучил. «Например, иногда при продаже приобретенных за 500 000 фунтов стерлингов акций за 1 млн фунтов стерлингов на налоги может уйти половина прибыли. В качестве налогоплательщика с дополнительной ставкой налога за счет дохода 150 000 фунтов стерлингов сэр Джим обязан уплачивать налог в размере 28% от прибыли от продажи жилой недвижимости и 20% от прибыли от других активов, которые подлежат налогу на прирост капитала», — поясняет он.

Имущество в Британии у сэра-миллиардера есть: ему принадлежит особняк недалеко от Больё в Хэмпшире и две суперъяхты под названиями «Хэмпшир» и «Хэмпшир II». Впрочем, будет ли он продавать их или нет, неизвестно.

Эксперты также отмечают, что Монако привлекает потенциальных резидентов высоким уровнем жизни, а также тем, что ВНЖ королевства дает возможность для безвизового передвижения по странам Шенгенской зоны. Согласно данным Института статистики и экономических исследований Монако, в период с 2008 по 2016 год количество новых резидентов Монако, указавших в качестве предыдущей страны проживания Великобританию, составляет немногим больше 900 человек.

«Недостатки от такого переезда на первый взгляд несущественны. Штаб-квартиры компании сэра Джима останутся в Лондоне, что может потребовать частых перемещений. Но, возможно, наибольший вред будет нанесен его репутации — несколько иронично, что человек, пропагандирующий Brexit, покидает корабль незадолго до выхода Великобритании из ЕС», — резюмирует Хаучил.

Рэтклифф родился в семье столяра и офис-менеджера и вырос в Манчестере. В 1992 году он заложил свой дом, чтобы выкупить химический бизнес у BP, а шесть лет спустя создал Ineos. Сегодня это конгломерат, производящий все, от синтетических масел и пластмасс до растворителей, используемых для производства инсулина и антибиотиков. В Ineos работают 18 500 человек, ее прибыль за прошлый год составила больше 2,2 млрд фунтов. Рэтклиффу до сих пор принадлежит 60% компании.

Великобритания. Монако > Приватизация, инвестиции. Миграция, виза, туризм > forbes.ru, 10 августа 2018 > № 2698723


Россия > Образование, наука. Приватизация, инвестиции. СМИ, ИТ > forbes.ru, 10 августа 2018 > № 2698722 Алена Валовая

Работа как квест: какой работодатель нужен поколению Z

Алена Валовая

HR-директор Модульбанка

Разрешение на ИП, душ в офисе и возможность вернуться в штат после увольнения — новые правила для работодателя

Миллениалам кроме развлечений ничего не интересно. Они не умеют работать упорно и тяжело. Они хотят сразу много денег и не хотят нести ответственность за свою работу. У этого поколения отсутствуют авторитеты в лице руководителей и инстинкт подчинения по умолчанию. HR-директора банков и крупных корпораций бьют тревогу: на рынок России выходит поколение миллениалов, людей, рожденных в эпоху интернета, социальных сетей и период расцвета сырьевой экономики.

Крупные корпорации с устоявшейся культурой и традициями вынуждены становиться гибче, внедрять digital-системы и игровые методики. Рынку нужны люди, которые не зашорены прошлым опытом, изобретатели, свободные и яркие личности. Система менеджмента терпит изменения, а руководители компаний начинают выступать амбассадорами бренда, подавая юным сотрудникам личный пример современного руководителя. Можно сколько угодно говорить об отмене дресс-кода и плюшках в офисе, но если во главе бизнеса стоит консерватор — красивой картинкой миллениалов не обманешь.

Работа-квест

Конечно, миллениалы любят развлекаться и превосходят в этом предыдущие поколения, которые зачастую работали потому, что надо, а не потому, что хочется. Это абсолютно разные платформы для достижения вовлеченности. Однако если человек занимается любимым делом, то он совершенно иначе к нему относится, выкладывается больше. Миллениалы стали первым поколением, которое стремится занимать свое место в карьерной цепочке, опираясь исключительно на свои желания. И именно этот фактор позволяет молодым людям добиваться успеха значительно раньше их предшественников.

Следующее утверждение о том, что молодежь нового формата не умеет работать упорно и тяжело, отлично дополняется первым тезисом. Развлекаться миллениалы привыкли до потери пульса, значит, из работы надо сделать развлечение. Mail.ru, «Яндекс», Avito, Wargaming превратили офис в парк развлечений: кафе по интересам, кинозалы, фитнес, катки и бассейны, площадки для game-турниров, мастер-классы в рабочее время. Они пробуют новые системы мотивации с нематериальными призами, организуют поездки всем отделом в Европу на выходные. Сотрудники могут конвертировать достижения в различные бонусы: от дополнительного выходного дня до массажного рабочего кресла. Для нового поколения важно работать не с менеджерами, а с лидерами. Задача современного руководителя — сделать из работы интересный квест, где у человека есть возможности для развития, прозрачная система бонусов за выполненные задачи и понимание его личной роли в общей системе бизнеса. Это искусство обратной связи, которым современные лидеры должны владеть в совершенстве.

Уже сейчас существует очень много профессий, в которых конкурирует между собой только молодежь: e-mail-маркетологи, таргетологи, SMM-менеджеры, программисты узких специальностей, data scientists и аналитики. Это ли не повод запросить больше денег за свою работу? Миллениалы значительно превзошли предыдущие поколения офисных работников во всем, что касается коммуникаций, email-маркетинга, digital и SMM, новых возможностей программирования. Естественно, люди имеют право запрашивать высокую зарплату уже на старте, так как попросту не существует другой конкурентной среды.

Последнее утверждение касается отсутствия чувства ответственности у миллениалов. Одна из тревожных тенденций, по нашим наблюдениям, — до 30% офферов срывается уже после подписания, в период отработки двух недель у предыдущего работодателя. Я слово дал, я его взял, передумал, не вышел, уехал — причины самые разные. Это говорит о том, что бизнесу нужно менять систему найма сотрудников, уходить от джентльменских соглашений и гарантий трудоустройства после отправки оффера. Человек должен быть на связи, показывать свою заинтересованность, начинать вникать в новые дела.

Лагерь для сотрудника. Зарубежные компании и банки, помня о любви миллениалов к развлечениям, уже начали отправлять сотрудников в летние лагеря. Это выездные рабочие места на летнее время. В России подобная практика могла бы найти хороший отклик, так как суровый климат накладывает отпечаток на производительность. При этом сотрудник даже может сам частично компенсировать затраты компании, либо работать на своем личном оборудовании. Если в компании следят за безопасностью данных, всегда можно оплатить коворкинг. Однако подобные летние лагеря работают только при очень строгой системе менеджмента внутри. Рокетбанк для своих сотрудников, например, организовал «Рокеткемп» в Красной Поляне в Сочи. Компания взяла на себя расходы за коворкинг, но предложила сотрудникам самостоятельно оплатить половину проживания в отеле и перелет. И по отзывам участников лагеря из-за близкого расположения отеля и коворкинга дисциплина стала даже лучше — в офис никто не опаздывает.

Молодежь за рубеж. Если раньше поездки за рубеж, а тем более обучение были прерогативой топ-менеджмента, то сейчас все больше HR-директоров делают ставку на обучение молодых сотрудников более низких корпоративных звеньев. В современных компаниях это доступно любому, кто показал результат и действительно готов участвовать в своем собственном развитии, в том числе и финансово. Если человек берет на себя инициативу и самостоятельно изучает что-то полезное для бизнеса, работодатель всегда это оценит и поддержит инвестицией в обучение за рубежом.

Жить на работе. Не менее важно для миллениалов строение самого офиса. Сегодня девелоперы изначально проектируют офисы, в которых можно жить: с душем, развлекательными площадками, оборудованными спальными местами и зонами отдыха. У миллениалов нет такой привязанности к месту, как была в предыдущих поколениях, они могут проводить очень много времени там, где им удобно и приятно. Соответственно, если подобная среда создана в офисе, человек максимальное время будет тратить на работу. При этом зачастую традиции нерабочего времени в офисе складываются спонтанно. Например, это могут быть теннисные турниры, как в Модульбанке, или соревнования по компьютерным играм, спортивные программы и киноклубы.

Мотив, чтобы работать. Удаленной работой уже никого не удивить, но при этом мало кто научился делать действительно эффективную систему менеджмента. Миллениалам как никому сложно сохранять личную мотивацию, поэтому в корпорации обязательно должна быть подкачка эмоций, личных отношений. Крупные компании сегодня переходят на гибкие часы работы. Такая система дает ощущение свободы — ты не привязан поводком к какому-то месту, можешь прийти позже, уйти раньше. Но все равно молодым сотрудникам нужна офисная среда, коллектив, где можно провести время, пообщаться и, конечно, поработать. Удаленная работа этого дать не может.

Не менее важна для миллениалов социальная ответственность бизнеса, разумное потребление, экологичность. Корпоративная благотворительность сегодня — это уже не способ построить некий внешний имидж, это инструмент создания глубоких межличностных эмоциональных отношений. Люди должны оказывать помощь не только материально, но и своим личным временем, эмоциями. Зачастую в подобных поездках можно узнать очень много новых талантов и способностей сотрудников, а также повысить интерес коллектива друг к другу.

Свое дело. Что еще мотивирует современных сотрудников? Отсутствие запретов на ведение собственных проектов. Например, сотрудники «Philip Morris Украина», выполняя определенную задачу, становятся не только руководителями соответствующего подразделения, но и получают опционы компании либо проценты от продукта. В США 6,5% всех предпринимателей открывали свой бизнес как подразделение уже существующей компании, в которой они работали.

В России отношения между работодателем и сотрудником должны быть официально оформлены по ТК, но это не запрещает офисным работникам иметь дополнительный источник дохода и самостоятельно вести предпринимательскую деятельность. Например, у нас часто принимаются на работу люди, которые являются индивидуальными предпринимателями. Наличие ИП может быть отчасти связано с тем, что человек делает на работе, а может вообще быть частью хобби: выпечка, кофейня, изготовление сувениров и бижутерии. Но человек, который имеет смелость взять на себя ответственность за свой собственный бизнес, сотрудников, обязательства перед клиентами, партнерами, поставщиками, подрядчиками, априори не может быть плохим менеджером. У таких сотрудников изначально развито предпринимательское мышление, и они транслируют свой бизнес-подход в решение корпоративных задач.

Ошибки HR-директоров

Очень часто HR-директора не хотят брать обратно сотрудников, решивших однажды покинуть компанию. И это огромная ошибка в отношении миллениалов. Поколение молодых специалистов ориентировано на высокоскоростной личностный рост, они не устают самосовершенствоваться и наращивать профессиональные скилы. Таких сотрудников непросто вернуть, но если вам посчастливилось повторно встретиться с талантливым менеджером, не бойтесь принимать его в штат. Особенно это распространено в сегменте HoReCa. В топовых сетевых ресторанах Александра Раппопорта и Аркадия Новикова постоянно ротируются сотрудники, потому что разные подходы, тяжелая работа и выгорание требуют смены обстановки, руководителя и задач. На каком-то этапе своей жизни человек решил уйти из компании, набрался другого жизненного опыта и вернулся с совершенно новыми взглядами, свежими идеями и высокой лояльностью к бренду. Бизнес должен уже сейчас внедрять CRM-базы по талантам компании, не терять контакты и вести рассылки по лояльной базе сотрудников, в том числе и бывших. Зачастую именно такие люди приводят в бизнес новых звездных кандидатов.

Следующая жалоба HR-директоров в отношении миллениалов — это большие временные затраты на выстраивание межличностных отношений в коллективе. Обиды, недосказанности, какие-то завышенные ожидания — частые причины увольнений среди миллениалов. Для решения этой задачи можно использовать классический инструмент маркетологов — индекс лояльности NPS (удовлетворенность сотрудников работой). Раз в квартал проводится анонимный опрос сотрудников о коллективе, руководстве, задачах бизнеса и общей атмосфере. Далее выводится средний балл лояльности каждого сотрудника и отдела, на стратегических сессиях эти ответы разбираются. Если у одного из руководителей показатель ниже критического уровня, встает вопрос о замене лидера.

Следить за атмосферой в офисном коллективе действительно важно, и отвечать за это должен напрямую руководитель. Например, один из банков внедрил систему холакратии в свое управление. Она подразумевает регулярные выборы главных представителей определенных рабочих групп. Причем этот представитель не босс, а добровольно выбранный кандидат, которому коллектив дает власть и право вето. То есть зарплата от нового звания у сотрудника не растет, но при этом повышается эффективность работы всего коллектива, сглаживаются какие-то сложные или конфликтные ситуации.

Несмотря на довольно большое количество сложных психологических нюансов, поколение миллениалов тем не менее имеет большой потенциал. Если проводить аналогию с детьми, то самые талантливые из них практически никогда не бывают удобными. И еще неизвестно, кто кого больше меняет, корпорации миллениалов или миллениалы корпорации.

Россия > Образование, наука. Приватизация, инвестиции. СМИ, ИТ > forbes.ru, 10 августа 2018 > № 2698722 Алена Валовая


Казахстан > Приватизация, инвестиции. Образование, наука > kursiv.kz, 10 августа 2018 > № 2697978

Акции КБТУ выставлены на торги в рамках второй волны приватизации

Казахско-британский технический университет выставил свои акции на торги, передает МИА «Казинформ». Лот выставлен на сайте электронной торговой площадки и содержит акции АО «Казахско-британский технический университет». Владельцем акций является компания «Казмунайгаз».

Объявлен конкурсный тип торгов - торги по продаже имущества национальных управляющих холдингов, национальных холдингов и иных контролируемых национальными управляющими холдингами юридических лиц на веб-портале Реестра, при которых участникам соответствующим условиям конкурса предоставляется возможность повысить свои ценовые предложения на аукционе по английскому методу торгов. Стартовая цена лота - более 11,3 млрд тенге.

АО «КБТУ» располагается в трех зданиях - бывшего Дома правительства КазССР на Старой площади Астана по Толе би, здании Института химических наук имени Бетурова на Валиханова, 106 и здании Института топлива, катализа и электрохимии имени Сокольского на улице Кунаева, 142.

Согласно условиям, покупатель акций обязуется использовать эти здания в целях образовательной и научной деятельности, также ему запрещено их отчуждение и предоставление в залог в течение двух лет. Среди других условий - обеспечение выполнения текущих обязательств компании по договорам с Министерством образования и рядом корпораций при условии надлежащего выполнения контрагентами договорных обязательств, а также сохранение текущих условий проживания студентов в общежитиях в течение 5 лет и запрещение на совершение сделок с акциями (перепродажа, залог, передача в управление и другие) в течение 2 лет и по истечении 2 лет совершение сделок с акциями (перепродажа, залог, передача в управление и другие) возможно при условии согласия КМГ в течение последующих 3 лет.

Отметим, что КБТУ выставлен на торги в рамках второй волны приватизации.

Справка:

Английский метод торгов - метод торгов, при котором начальная цена повышается с заранее объявленным шагом до момента, когда остается один Участник, предложивший наиболее высокую цену.

Казахстан > Приватизация, инвестиции. Образование, наука > kursiv.kz, 10 августа 2018 > № 2697978


США. Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика. Финансы, банки. Приватизация, инвестиции > tpprf.ru, 9 августа 2018 > № 2699232 Максим Фатеев

ТПП РФ: крупные западные компании не откажутся от бизнеса в России из-за санкций.

Крупные западные компании вряд ли пойдут на сворачивание своего бизнеса в России в связи с планируемым США усилением санкций.

Такое мнение высказал ТАСС вице-президент Торгово-промышленной палаты РФ Максим Фатеев.

"Вполне возможно, это произойдет с компаниями малого и среднего уровня. Большим компаниям это сложнее сделать: бросить производство, все закрыть и уйти, закрыв дверь на замок, не так-то просто. Поэтому, я думаю, здесь будут приниматься какие-то совместные взвешенные бизнес-решения, не продиктованные пожеланиями ряда конгрессменов США", - сказал Фатеев.

"Смартфоны двойного назначения"

Сообщения о планируемом усилении санкционного режима в отношении РФ, считает Фатеев, уже не должны вызывать удивления ни бизнеса, ни российских политиков, поскольку страна живет в таких условиях в течение последних четырех лет.

Он отметил, что ответом на включение в американский санкционный список продукции двойного назначения, в том числе в сфере космоса, телекоммуникаций и навигации, должно стать импортозамещение.

"Под продукцию двойного назначения можно подвести все что угодно, вплоть до каких-то смартфонов и какой-то бытовой техники, потому что все это может использоваться для военно-технического развития", - сказал Фатеев.

Провокации на финансовом рынке

Как заявил вице-президент ТПП, большее значение для России может иметь расширение санкций на банковский сектор. "Думаю, что самое чувствительное во всей этой истории, это заявление по банкам с госучастием. Поэтому устойчивость финансово-кредитной системы - это то, что всех сегодня больше всего беспокоит", - сказал Фатеев.

По его словам, в последние годы Центральный банк принимал решения, которые позволили стабилизировать курс национальной валюты "и не дать ей ухнуться, как это было пару десятков лет назад в нашей стране (в период экономического кризиса 1998 года - прим. ТАСС)".

Сейчас, отмечает Фатеев, большая ответственность лежит на экспертах, чьи негативные прогнозы могут спровоцировать панику на финансовом рынке.

"Мы должны взвешенно принимать решения, в том числе на уровне прогнозов, потому что прогнозы, в конце концов, влияют на финансовый рынок, на курс национальной валюты, на панику вокруг этого. Поэтому всем экспертам надо быть максимально взвешенными при оценке не до конца еще понятной ситуации: будет этот пакет санкций подписан Трампом или не будет", - подчеркнул вице-президент ТПП.

Санкционная угроза

Ранее вашингтонская администрация объявила о том, что с 22 августа вводит санкции в отношении России из-за приписываемой ей причастности к отравлению 4 марта экс-полковника ГРУ Сергея Скрипаля и его дочери Юлии в британском Солсбери. Запрет будет касаться, в том числе, поставок России продукции двойного назначения.

Как отметил представитель Госдепартамента, через 90 дней американские власти примут решение по поводу введения второго пакета санкций против Москвы в зависимости от того, выполнит ли она ряд поставленных ей условий. Вторая часть санкций предусматривает угрозу понижения уровня двусторонних дипломатических отношений или даже их полную приостановку, фактически полный запрет любого экспорта в Россию американских товаров за исключением продовольствия, а также импорта Соединенными Штатами российских товаров, включая нефть и нефтепродукты, лишение права на посадку в США самолетов любой авиакомпании, которая контролируется правительством России, блокирование Вашингтоном кредитов Москве по линии международных финансовых организаций.

Источник: ТАСС

США. Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика. Финансы, банки. Приватизация, инвестиции > tpprf.ru, 9 августа 2018 > № 2699232 Максим Фатеев


Россия > Финансы, банки. Приватизация, инвестиции. Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 9 августа 2018 > № 2698735 Юлия Комбарова

Шаг вперед, два назад. Что значит личное банкротство в России?

Юлия Комбарова

генеральный директор «Юридического бюро № 1»

Чем бизнесмен-банкрот из России отличается от Фрэнсиса Копполы?

За три года своего существования закон о банкротстве в России превратился из инструмента помощи физлицам, испытывающим реальные финансовые сложности, в инструмент, которым активно пользуются предприниматели и публичные персоны. Чем отличается процесс личного банкротства в России и за рубежом?

Банкротства по-русски

Национальное бюро кредитных историй подсчитало, что по состоянию на 1 июля 2018 года в России чуть меньше 1 млн граждан являются потенциальными банкротами. Большинство (68%) набрали непосильное для себя количество потребительских кредитов, 8% не в состоянии обслуживать автокредиты, 7% излишне увлеклись овердрафтными кредитными картами, 4,3% задолжали микрофинансовым организациям «до зарплаты», 2,2% не могут платить ипотеку и 10,5% имеют долги по разным кредитам. Больше всего банкротов проживает в Москве, на втором месте Санкт-Петербург и Ленинградская область. На эти же регионы приходится и большее количество проведенных банкротных процедур. Интересная статистика: в суды с исками о личном банкротстве обращается лишь один из десяти потенциальных банкротов. Это можно объяснить тем, что состоятельные люди, которым по плечу банкротство, живут в основном в Москве и Петербурге, громкие VIP-банкротства проходят именно здесь.

Одной из отличительных черт VIP-банкротства по-русски является степень заинтересованности кредиторов. Нижний барьер можно провести по 1 млн рублей. Если сумма долга меньше, то, как правило, кредиторы подают соответствующее заявление, следят за тем, чтобы их требования были внесены в реестр, и на этом их активность ограничивается. Ни в суд, ни на собрания они не ходят — просто ждут, пока им хоть что-то вернется. Чем больше сумма долга и значительнее фигура должника, тем большее количество действий кредиторы готовы совершать. В случае VIP-банкротства кредиторы тщательно анализируют все сделки должника, высчитывают его официальные и теневые доходы. У официально нищего и безработного отлеживают все его расходы и задают вопросы по каждому рублю «откуда он?».

В процессе процедуры банкротства рядового гражданина финансовый управляющий в соответствии с законодательством забирает в пользу погашения задолженности все доходы должника, оставляя тому на карманные расходы сумму, равную прожиточному минимуму (на сегодня около 11 000 рублей). Если человеку объективно нужно тратить больше, то это нужно обосновывать в суде. В случае с крупным долгом суд обычно формально смотрит на траты должника на личные нужды. На практике эта сумма существенно превышает прожиточный минимум — суд оставляет VIP-банкроту 40 000–50 000 рублей в месяц. В этом плане показательно громкое банкротство бывшего владельца волгоградской строительной ГК «Диамант» и экс-депутата Госдумы от «Справедливой России» Олега Михеева, который подал иск о признании себя несостоятельным в декабре 2015 года. Тогда же стала известна сумма требований кредиторов — 9,6 млрд рублей. Банкротом Михеева признали, но вместо 10 000 рублей на содержание матери и двоих детей суд разрешил получать 53 000 рублей (из 360-тысячной депутатской зарплаты).

Если говорить о банкротствах бизнесменов, то большинство из них связаны с проблемами, возникающими по договорам поручительства по банковским кредитам. Самая распространенная схема выглядит так: предприниматель успешно ведет бизнес, в какой-то момент решает его расширить, диверсифицировать и так далее, подконтрольные ему компании оформляют кредиты в банках под конкретные проекты, а сам он становится поручителем по ним. Потом в силу каких-либо событий планы рушатся, бизнес сжимается, проекты замораживают, и гасить кредиты становится нечем. Банки обращаются к поручителям. Большинство исков о личной несостоятельности подаются именно на этой стадии. Как правило, ситуация заходит в тупик не сразу, прозорливые предприниматели задолго до часа Х понимают, к чему все идет, и многие совершенно логично начинают готовиться к тому, что кредиторы начнут предъявлять претензии к ним лично.

Крупные бизнесмены обычно сами инициируют банкротство. Иску в суд предшествуют операции по выводу активов, которые юридически сложно оспорить (часто обращаются к дружественному кредитору). Другая схема — подписанный задним числом договор займа, по которому, допустим, оформлен залог, а обеспечением являлся автомобиль или недвижимость. Кредиторы прекрасно осведомлены о таких схемах, поэтому проводят аудит всех сделок и финансовых операций за последние три года. И если что-то в этот период показалось им подозрительно похожим на вывод активов, эти сделки оспариваются в суде.

Помогает должникам и тот факт, что они заранее подстраховываются и переписывают имущество на других людей. Это делается намного ранее возможного возникновения банкротной ситуации. Пример — предприниматель Василий Гущин, который руководил текстильным холдингом «Юнистайл» в Иваново. Бизнесмен владел ткацкой фабрикой и швейным производством, развивал несколько модных брендов одежды и домашнего текстиля, создавал по программам франчайзинга дилерскую сеть. Развитие успешно шло за счет кредитов Сбербанка, но в начале десятилетия предприниматель начал кредитоваться слишком интенсивно, в итоге требования кредиторов составляли 1,2 млрд рублей. Заявление о признании Василия Гущина банкротом в 2015 году подало некое ООО «Объединенные активы», которое считается аффилированным с самим бизнесменом. Суд признал Гущина банкротом в декабре 2015 года и постановил гасить долги за счет имущества, но, как оказалось, за три года до этой истории предприниматель благополучно переписал всю нажитую недвижимость на супругу.

Полный крах или начало новой жизни

Как правило, обеспеченный должник имеет публичную известность на местном, региональном или федеральном уровне. Повышенное внимание общественности в значительной степени влияет на весь ход процесса: судья заранее понимает, что дело получит огласку, а детали будут опубликованы в СМИ, и это заставляет более взвешенно подходить к решению. Должник и кредитор также работают изо всех сил, ведь для них такие процессы — это хорошая возможность пиара и зарабатывания репутационных очков. Несмотря на списание сотен миллионов, а то и миллиардов долларов долгов, у банкротства есть и обратная сторона медали — поражение в правах, пусть даже и временное, имиджевые потери. В российских реалиях звание «банкрот» — это фактически «черная метка», синоним непорядочности человека, который взял в долг, а потом украл. Многие известные бизнесмены, которые по тем или иным причинам пошли на личное банкротство, уходят с деловой арены, достаточно вспомнить бывшего владельца Черкизовского рынка Тельмана Исмаилова или бананового короля Владимира Кехмана (его компании JFC была крупнейшим импортером фруктов).

Помимо имиджевых и финансовых потерь для них совсем некстати поражения в правах при банкротстве: трехлетний запрет на занятие руководящих постов и пятилетний на открытие собственного бизнеса. В таком ракурсе процедура личного банкротства становится в руках кредиторов настоящим орудием давления на должника. Логика проста: если кто-то не торопится подавать иск на собственное банкротство, значит, для него эти перспективы непривлекательны, он боится потери репутации, следовательно, этим можно попугать. Это эффективный рычаг давления.

На Западе процедура личного банкротства выглядит иначе. По сути, это нормальный цивилизованный способ разрешения своих проблем. Банкрот, конечно, ограничен в правах некоторое время, но пальцем на него никто показывать не будет. Личное банкротство там воспринимается скорее как начало новой жизни. В начале 1990-х режиссер Фрэнсис Форд Коппола попросил признать себя банкротом: сумма его долгов составляла $98 млн, а активов — $52 млн. Дыру в бюджете Копполы проделал фильм «От всего сердца», кассовые сборы которого были в восемь раз ниже бюджета на съемки. При этом случай не повлиял на карьеру режиссера: он продолжал снимать кино, запустил свой винодельческий завод, купил сеть бутик-отелей — и в итоге уже в 2013 году выправил свои финансовые дела.

Основатель Ford Motor Company Генри Форд дважды признавался банкротом. А телеведущий Ларри Кинг в 1978 году через личное банкротство списал $378 000 долгов (в сложную ситуацию шоумена поставило обвинение в краже $5000 несколькими годами ранее, и Кинг долго не мог найти работу). Впоследствии он устроился в CNN, создал «Шоу Ларри Кинга», которое шло более четверти века и было известно на весь мир. Состояние Кинга оценивается в $150 млн.

Кому поможет заграница

В процедурах банкротства VIP-персон зачастую приходится сталкиваться с международным правом. Такие граждане имеют имущество или бизнес за границей РФ или же являются гражданами другой страны. В законе о банкротстве РФ этому нюансу посвящен всего один абзац, который не устанавливает конкретного порядка получения информации ни о заграничной недвижимости, ни о средствах на расчетных счетах в зарубежных банках, ни о порядке включения такого имущества в конкурсную массу и его реализации.

Это, в частности, помогло избежать банкротства и связанных с ним финансовых проблем одному из основателей автодилерской ГК «Независимость» Аркадию Брискину. Вдвоем с партнером по автобизнесу Алексеем Нусиновым они решили заняться девелоперским проектом: построить на Бережковской набережной офисно-выставочный центр. Кредит в $60 млн оформлялся в Промсвязьбанке на два юрлица, поручителем выступал Нусинов. Когда компании не смогли рассчитаться с долгами, то кредиторы инициировали банкротство Нусинова. А вот Брискин оказался неподконтрольным российскому суду, так как являлся гражданином Германии.

Также в практике встречались случаи, когда в отношении гражданина вводилась процедура банкротства на территории России, а это лицо уже было признано банкротом на территории другого государства. Такая ситуация возможна при наличии двойного гражданства. К примеру, бизнесмен Владимир Кехман в 2012 году уже был признан банкротом в Великобритании, но российский суд сей факт учитывать отказался. И снова мы имеем дело с прорехами в законодательстве: непонятно, что делать в таком случае с имуществом должника, реализованным в процедуре банкротства, а также с самим статусом такого гражданина.

Россия > Финансы, банки. Приватизация, инвестиции. Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 9 августа 2018 > № 2698735 Юлия Комбарова


Казахстан > Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки > kapital.kz, 6 августа 2018 > № 2694327

В Шымкенте разработают программу по развитию женского предпринимательства

Помощь будет заключаться в обучении востребованным профессиям и предоставлении льготных кредитов

Поддержать женщин, оказавшихся в трудной жизненной ситуации с детьми на руках и без постоянного дохода, намерен аким Шымкента Габидулла Абдрахимов. Помощь будет заключаться в массовом обучении востребованным профессиям и предоставлении льготных кредитов на открытие своего дела. Об этом центру деловой информации Kapital.kz сообщили в пресс-службе акимата.

«Нередко ко мне на прием приходят многодетные женщины, мужья которых не работают и не содержат семью, либо вовсе бросили их на произвол судьбы. Они в отчаянии, и их можно понять: случайные заработки не дают возможность нормально растить детей. Они готовы трудиться ради своей семьи, и наша задача — поддержать их, помочь встать на ноги», — заявил Габидулла Абдрахимов на аппаратном совещании акимата Шымкента, поручив в месячный срок разработать программу по развитию женского малого предпринимательства.

Основу программы, по словам акима, должны составить краткосрочные курсы по востребованным специальностям — парикмахера, массажиста, повара или швеи — с последующей помощью в открытии собственного дела. У женщин появится свой небольшой бизнес и постоянный доход.

По данным Центра занятости Шымкента, в настоящее время в городе зарегистрировано около 10 тысяч женщин, нуждающихся в постоянной работе.

Казахстан > Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки > kapital.kz, 6 августа 2018 > № 2694327


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter