Всего новостей: 2300548, выбрано 837 за 0.116 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Казахстан > Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 21 ноября 2017 > № 2394134 Петр Своик

Почему серьезные инвесторы не хотят «бросать якорь» в Казахстане?

Выстраивая планы своего будущего экономического развития, Казахстан делает ставку на транснациональные компании, которые могли бы выступить в роли «якорных» инвесторов и раскрасить наши серые будни позитивными красками. Но те явно не спешат в нашу вотчину. Прижившиеся же старички не стремятся расширять горизонты сотрудничества, а нередко и вовсе улепетывают из нашей страны так, что пятки сверкают. Что с нами не так и что делать? Точки над i расставляет экономист Петр Своик.

- Петр Владимирович, почему одни иностранные инвесторы бегут из Казахстана, а другие не спешат создавать экономические оазисы в наших степях?

- Спрашивать, почему серьезные иностранные компании не идут в Казахстане, все равно что интересоваться, почему человечество до сих пор не заселило Марс. Лететь далековато, а главное - нет нормальной среды, где можно было бы жить без специальных условий.

- Что вы подразумеваете под нормальной средой? Мы чуть ли не каждый год создаем новые заманухи для иностранцев, а им, получается, все мало?

-Для человека нормальная среда – воздух, для экономики – деньги. Посудите сами. В развитых экономиках кредит можно получить максимум за пять процентов, у нас – минимум за 15 процентов. Это примерно то же самое, что ходить с противогазом и кислородным ранцем за плечами, да еще пытаться соперничать с другими странами в легкоатлетических соревнованиях. Понятно, что шансов никаких. Но Казахстан никакой не Марс, а часть Земли, и кое-кем эта территория заселена очень даже плотно. Теми иностранными компаниями, для которых наша среда обитания вполне благоприятна.

- Но, тем не менее, планы привлечь в Казахстан «якорных» инвесторов из числа транснациональных корпораций строятся. И вряд ли на пустом месте…

- Нужно понимать, что Казахстан для мирового рынка - территория добычи ресурсов на вывоз, территория внешнего финансового снабжения (я имею в виду иностранные инвестиции и кредиты) и территория поставок готовых товаров для того же сырьевого экспорта и для обеспечения жизнедеятельности населения. И в этом смысле внешний рынок заполнил Казахстан под завязку. Все ниши заняты. И, прежде всего, в сырьевом экспорте, который почти целиком достался иностранцам. Нефтянка практически вся находится в иностранной, причем многовекторной, собственности. Черная и цветная металлургия условно тоже принадлежит иностранцам.

Можно попытаться втиснуться в нишу поставщиков продукции и услуг для сырьевых экспортеров – это инжиниринговые, строительные компании, дистрибьюторы комплектующих материалов и оборудования, но вряд ли удастся. Связи там давно устоявшиеся, люди притерты друг к другу, народ стоит плечом к плечу. И внешние поставки, и так называемое казахстанское содержание давным-давно распределены.

Национальная инфраструктура – электроэнергетика, связь, транспорт всех видов – тоже худо-бедно работает. Все, что необходимо тем же сырьевым экспортерам, а попутно внутренней экономике и населению, делается. Развития нет? Так и сырьевые экспортеры особо не развиваются. Добывают традиционные объемы сырья и отправляют на экспорт. Вот и все развитие.

Последнее по степени важности в этой внешне-ориентированной схеме - снабжение населения, тоже в основном иностранными товарами. Здесь развитие блокируется низкой платежеспособностью основной массы казахстанцев и работающего на внутренний рынок малого и среднего бизнеса.

Серьезным иностранным банкам у нас тоже делать нечего. Главные клиенты – сырьевые экспортеры – нуждаются в местных банках только для ведения текущих счетов. Ресурсы же для текущей деятельности и для расширения они берут не в банках, а на валютной бирже, конвертируя экспортную выручку. Плюс могут напрямую кредитоваться за границей, плюс те же иностранные инвестиции, идущие в основном в сырьевую добычу. Если же они начинают испытывать проблемы, то Национальный банк предусмотрительно девальвирует национальную валюту, удешевляя для них производство.

А то, что у нас называют банками второго уровня, - это на самом деле дистрибьюторы внешних денег третьего, а то и четвертого уровня. Национального, суверенного фондирования банков у нас нет, БВУ пытаются строить кредитный процесс на депозитной базе, а это примерно как печь пирожки с начинкой, уже побывавшей в желудке. Либо фондируются за границей и перепродают внешние займы по двойной - тройной стоимости. Но и эта схема тоже забита под завязку, и вследствие сокращения «кормовой базы» банки помельче начинают закрываться. Крупные же государству приходится поддерживать напрямую, и во все возрастающих объемах.

Чтобы сюда еще кто-то зашел, нужно расширять рамки устоявшейся схемы. Но для этого рыночных механизмов мало, нужны государственные усилия. Потому что свободный рынок (а вся наша система построена под внешний рынок, мы в него встроены) уже получил от Казахстана все, что представляло для него интерес, должным образом проинвестировав и прокредитовав. Он куда надо зашел, все места, которые были для него привлекательными, занял, и больше ничего ему не нужно. Наоборот, существующая модель начинает скукоживаться.

- То есть мы опять оказались на распутье, и прежде чем двигаться дальше, должны дать ответ на вопросы: кто виноват и что делать?

- У нас вторая половина девяностых и первая половина нулевых годов ознаменовались достаточно высокой динамикой роста нефтедобычи, черной и цветной металлургии. После резкого спада из-за развала СССР, конечно. Разные направления росли по-разному. Нефтедобыча, например, выросла в три с половиной раза, добыча урана - в шесть с лишним раз. А вот со второй половины нулевых физический рост остановился. В результате внешний экономический оборот, который мы имеем сегодня, в 2017-м, эквивалентен тому, что было в 2006-м, докризисном, году. Если посмотреть на объем экспорта и импорта, то легко можно увидеть, что он равноценен данным десятилетней давности. Это при том, что внутренняя экономика с тех пор серьезно разбухла. У нас элементарно населения стало на три миллиона больше. Плюс к этому появились обременения, которых не было в середине нулевых. Например, наш внешний долг вырос уже настолько, что его обслуживание вымывает из национальной экономики гораздо больше средств, чем удается занять вновь. Та же самая картина с иностранными инвестициями. Вывоз доходов на ранее сделанные инвестиции давно уже превышает приток новых. Это как с постаревшим организмом: начинают проявляться хронические болезни, а силенок бороться с ними остается все меньше. Раньше мог козликом прыгать, а теперь хорошо, если ноги переставляешь. Поэтому речь сейчас идет не о том, как бы заманить хорошую иностранную компанию, а о том, чтобы удержать нынешнее состояние экономики, что происходит в основном за счет распечатывания Национального фонда. Если мы посмотрим на государственный бюджет 2017 года и сравним его доходную и расходную части, то можем сильно испугаться. Поступления из различных источников в бюджет составляют лишь чуть больше половины всей расходной части. Другая же часть расходов покрывается трансфертами из Нацфонда.

Ситуация с расходованием накопленных ресурсов не катастрофическая, но драматическая. Не зря же президент страны, когда собирал не так давно «нур-отановцев», потребовал от них модернизации экономики, произнеся ключевые слова – «нужны новые источники роста». Так и есть. Прежние источники роста уже не могут двигать вперед экономику, в которой главным источником стабильности становится Национальный фонд.

Но, несмотря на всю правоту главы государства, есть нюансы, способные серьезно помешать реализации этой задачи.

В свое время, в девяностые годы, когда ныне существующая модель казахстанской экономики только формировалась, я был депутатом Верховного совета, а затем, достаточно долго, членом правительства. То есть имел отношение к этому процессу. Нельзя скачать, что полностью был вовлечен, но был недалеко от мест принятия решений. И могу засвидетельствовать, что когда мы пытались перевести экономику Казахской ССР на рыночные рельсы, какой-то четкой схемы или плана, понимания того, что надо делать, в каком направлении двигаться, не было даже в самых высоких инстанциях. Все получалось, как получалось. Но если мы посмотрим на результат, то убедимся: все получилось совсем не случайно. Мы имеем четкую, продуманную, очень мудрую схему внешней эксплуатации Республики Казахстан. И в эту четкую продуманность встроена так называемая компрадорская элита. Президент тут остается за скобками, а все остальные представители власти не персонально, не пофамильно, а структурно вставлены во внешние экономические интересы – в экспорт сырья, во внешнее финансирование. Кстати, это самое внешнее финансирование у нас тоже с казахским акцентом. Это деньги, выведенные из Казахстана и возвращаемые сюда через оффшоры или какие-нибудь Голландию или Швейцарию. Схема просто идеальная. Она четка выверена и очень хорошо работает на внешнюю эксплуатацию Казахстана, и это фактически блокирует его внутреннее развитие, что мы сейчас и наблюдаем. Поэтому, когда глава государства говорит о необходимости появления новых точек роста в экономике, он заранее предупреждает, что это вызовет сопротивление. С учетом всего вышесказанного сомневаться в этом не приходится.

- Но, допустим, эти нюансы не станут обстоятельством непреодолимой силы. Какими, на ваш взгляд, могут быть источники будущего экономического роста?

- Чтобы кого-то еще завести в страну и начать развивать производства, нужно повышать наше собственное внутреннее потребление и создавать новые внешние ниши. Даже сейчас объемы внутреннего производства определяются не только тем, что нужно сырьевым экспортерам, но и тем, что нужно населению. Казахстанцы с удовольствием повысили бы свое потребление и в два, и в три раза, да хоть в пять раз, охотно строили бы новое жилье, создавали пригородные хозяйства, обновляли свои автомобили и т.д. Но для того, чтобы это произошло, нужна, как минимум, серьезная реформа, способная привести к повышению платежеспособности населения, а также малого и среднего бизнеса. Плюс, конечно, нужны новые стратегические проекты. И, на первый взгляд, нам есть куда двигаться в этом направлении.

Есть у нас ЕАЭС – штука в политическом смысле чрезвычайно значимая. Большая часть мировых катавасий последних пяти-семи лет так или иначе связана с созданием Таможенного, а потом Евразийского экономического союза. Это и Майдан, и ситуация с Крымом, и война на востоке Украины, и санкции с контрсанкциями. Но в экономическом смысле это всего лишь торговля. Никакой задачи совместного развития в рамках данного союза не обозначено. Как с нашей стороны, так и со стороны России. Пока что президент Путин только говорит о некоем росте. Но новых источников роста в РФ тоже нет, и экономическая ситуация там ничуть не лучше нашей. Восстановившая политический суверенитет, но экономически остающаяся компрадорской российская власть не способна решать свои собственные вопросы экономического развития и проблемы социальной неустроенности. Соответственно ничего эффективного она не может предложить своим партнером по ЕАЭС. Поэтому евразийская экономическая жизнь течет вяло: кыргыз сказал про казахов обидные слова, мы обиделись и закрыли границу, и все в том же роде. Интересно, но развития нет никакого.

- Однако, как говорится, не ЕАЭС единым…

- Да, есть еще наш любимый Китай, который осуществляет геополитический стратегический проект «Единый пояс – единый путь», а попутно пообещал перенести в Казахстан больше полусотни заводов. Но Китай движется неторопливо, у него расчет идет на столетия. Дороги он прокладывает, но активно Казахстан в экономическом смысле не осваивает. Никаких новых источников развития по китайскому направлению Казахстан не имеет. Даже те же самые заводы так еще и не появились.

Получается, что в плане экономического развития Евразийский союз – импотент вследствие недееспособности его «либерального» правительства. Китай, конечно, не импотент, но не считает необходимым форсировать китаизацию казахстанской экономики. Других же серьезных проектов нет.

Конечно, Казахстан мог бы и сам формировать и стимулировать свое экономическое развитие. И Нурсултан Назарбаев это понимает. Только зря глава государства рассчитывает на своих соратников, ожидая от них дельных предложений. Соратники способны предугадывать желания начальника, но никак не придумывать что-то самостоятельно – это мы и наблюдаем из года в год.

Последние лет пятнадцать президент в своих посланиях и программах неизменно ставит задачи экономического развития и роста. Это и импортозамещение, и создание корпоративных лидеров, и прорывные проекты в индустриализации, и внедрение инноваций, и цифровизация экономики. Но где исполнительский результат? Вряд ли существует госпрограмма, которая была бы выполнена хотя бы наполовину. Тут можно винить и соратников, и правительство, которое регулярно не исполняет поручения президента. Но на самом деле дело не только в правительстве.

-В чем же еще?

- В отсутствии серьезных структурных изменений. Если в стране нет нормального национального кредита, если зарубежный кредит у нас третьей свежести и четвертой стоимости, то понятно, что никакого развития не может быть в принципе. Все наши программы развития – ФИИР, «Нурлы жол», «Нурлы жер» - в большинстве своем сводятся к субсидированию высокой процентной ставки коммерческих банков. Получается, что за счет государственного ресурса не экономика развивается, а поддерживаются дистрибьюторы внешнего финансирования. Это все естественно для созданной в 1990-х внешней придаточной модели, которая очень хороша для экспорта сырья, для внешнего финансирования и кредитования и для обеспечения населения Казахстана импортными товарами, но совершенно не годится для внутреннего развития. Чтобы развивать экономику, нужно кардинально менять ее модель.

Автор: Юлия Кисткина

Казахстан > Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 21 ноября 2017 > № 2394134 Петр Своик


Россия > Приватизация, инвестиции. Финансы, банки > forbes.ru, 13 ноября 2017 > № 2386022 Александр Шустов

МФО начали обгонять банки: финансисты соревнуются в сегменте малого бизнеса

Александр Шустов

генеральный директор ГК «Мани Фанни»

Драйвером развития микрофинансования могут стать займы для малого бизнеса. Регулятор стимулирует данное направление деятельности МФО, при этом со стороны предпринимателей отмечается высокий спрос на ссуды

Микрофинансирование в 2017 году продолжает обгонять банковское кредитование по темпам прироста. Согласно статистике ЦБ, за первый квартал 2017 года, задолженность по микрозаймам выросла на 9,4% по сравнению с концом 2016 года и составила 96,4 млрд рублей, а число действующих заемщиков МФО за этот же период увеличилось на 14,6% и почти достигло 6 млн. Для сравнения по данным по тому же периоду: активы банковской системы снизились на 1,1%, кредитный портфель сократился на 2,1%, в том числе, корпоративный портфель на 3,1%. Кредиты физлицам выросли всего на 0,6%.

Рынок микрофинансовых организаций последние годы переживает трансформацию: ЦБ занимается очищением и повышением прозрачности данного сегмента финансового рынка, а компании привыкают к ведению бизнеса в новых реалиях. При этом с рынка как уходят отдельные игроки, так и приходят новые компании. За первый квартал 2017 года, например, за нарушения были исключены из реестра 184 МФО (собственно, последствия «чистки»), еще 78 отказались самостоятельно от ведения деятельности, при этом появилось новых 140 МФО. В первом квартале 2017 года МФО заработали 3,3 млрд рублей прибыли, что почти в 1,5 раза больше, чем за аналогичный период 2016 года.

Рынок микрофинансирования демонстрирует гораздо более активную динамику, чем банковское кредитование, и прирост портфеля ускоряется: 9,4% за первый квартал 2017 года против 3,1% за предыдущий квартал, а в первом квартале 2016 году портфель и вовсе «просел» на 1,9%.

В общей сложности, по подсчетам Российского центра малого и среднего предпринимательства, на сегмент МСБ приходится 33% микроссуд. В первом квартале объем микрозаймов для малого бизнеса вырос по сравнению с первым кварталом 2016 года на 31,3% и составил 4,9 млрд рублей. На рост рынка МФО и, в частности, сегмента кредитования МСБ влияло несколько важных факторов. Во-первых, несмотря на некоторый разворот банковского сектора в сторону малого бизнеса, для кредитных организаций этот сегмент по-прежнему является аутсайдером. Немногие банки готовы активно выдавать ссуды предпринимателям и небольшим фирмам. Микрофинансовые организации же относятся гораздо более либерально к данной категории заемщиков. При этом у МФО нет требований по залогам к МСБ, чем они заметно упрощают процедуру оформления займа.

Во-вторых, МФО снижают ставки по всем продуктам. Статистика ЦБ это подтверждает: среднерыночная ставка по «коротким» займам на срок до одного месяца на сумму до 30 000 рублей снизилось на 14,3 процентных пункта, а по более долгосрочным (1-2 месяца) – на 7,1%.

В-третьих, положительным моментом является стимулирование активности МФО в сегменте МСБ на уровне регулятора. Так, ЦБ расширил максимальный лимит микрозайма для ИП и юрлиц. Кроме того, регулятор ввел новые требования резервирования, в рамках которых по ссудам для малого и среднего бизнеса действуют льготные нормы резервирования. Это позволит МФО нарастить объем выданных ссуд МСБ и станет важным вектором роста бизнеса микрофинансовых организаций.

Кроме того, росту объемов рынка способствовало внесение поправок в закон «О Микрофинансовой деятельности и микрофинансовых организациях», согласно которым был увеличен максимально допустимый размер микрозайма для юридических лиц и предпринимателей с 1 до 3 млн рублей. Заключенных договоров, согласно статистике ЦБ, стало меньше, а вот средний размер микрозайма вырос. Для юрлиц этот показатель составил 743700 рублей (рост на 26,5%), для ИП – 658 400 рублей (рост на 12,1%).

По нашим оценкам, рынок микрофинансирования продолжит демонстрировать положительную динамику – и в связи с высоким спросом на микроссуды со стороны малого бизнеса, и в связи с экономической ситуацией и возможным дальнейшим снижением ставки ЦБ. В то же время, есть и ряд факторов, неоднозначно влияющих на развитие рынка. Например, законодательная инициатива по ограничению предельной ставки по микрозаймам для населения в 150%. Цель данного изменения – повышение прозрачности продуктов МФО для конечного потребителя, и на заемщиках МФО оно отразится однозначно положительно. В то же время, это нововведение резко понизит маржинальность бизнеса и может привести к сжатию рынка. Микрофинансирование – потому и привлекательная отрасль для возникновения новых компаний, что она характеризуется более высокой доходностью, чем банковские кредиты. При этом микрофинансовые компании, получая высокую доходность, несут и серьезные риски невозврата ссуд. Как следствие, отрасль традиционно характеризуется более высокой просрочкой, чем банковская. В результате введения ограничения по ставке, по разным оценкам, до четверти МФО могут стать убыточными и покинут рынок. В то же время, это нововведение может стимулировать МФО переориентировать бизнес в сторону малого бизнеса.

Прирост микрофинансирования в 2017 году составит около 10%, а при более активном развитии микрокредитования малого бизнеса – 12-15%. Дальнейшая динамика зависит от регулятивных изменений в отрасли. При введении ограничений по ставкам и снижении маржинальности бизнеса отрасль может сбавить темпы прироста до 3-5%. А при поддержке микрокредитования малого бизнеса государством сегмент МСБ станет точкой роста всего рынка и МФО сохранят темпы прироста на уровне 10-15% в ближайшие 2-3 года. При этом структура рынка будет постепенно меняться в сторону микрокредитования малого бизнеса: в 3-летней перспективе на долю ссуд МСБ будет приходится порядка 50% всего портфеля МФО.

Россия > Приватизация, инвестиции. Финансы, банки > forbes.ru, 13 ноября 2017 > № 2386022 Александр Шустов


Филиппины. Россия. Азия > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции > premier.gov.ru, 13 ноября 2017 > № 2384220 Дмитрий Медведев

Дмитрий Медведев принял участие в Деловом и инвестиционном саммите Ассоциации государств Юго-Восточной Азии.

Тема дискуссии – «Развитие инфраструктуры для строительства будущего».

Выступление Дмитрия Медведева

Уважаемые дамы и господа!

Я искренне рад возможности выступить на таком представительном форуме – Деловом и инвестиционном саммите АСЕАН, встретиться с бизнесменами, политиками, экспертами, поговорить о том, как будет выглядеть экономика региона в ближайшие годы.

Тема этого делового саммита АСЕАН – «Развитие инфраструктуры для строительства будущего», – на мой взгляд, очень точно отражает особенности настоящего момента. Именно сейчас формируются контуры будущей глобальной экономики – экономики новых идей, новых технологий, новых материалов, которая, конечно, потребует и новой глобальной инфраструктуры, и новых механизмов регулирования.

Несмотря на бурное развитие электронной коммерции, цифровых технологий, международное регулирование мировой торговли по-прежнему существует в прежних рамках, в парадигме сорокалетней давности. Сохраняется нестабильность сырьевых рынков, растёт корпоративная и государственная задолженность, всё чаще используются методы так называемого нового протекционизма, когда экономические санкции становятся инструментом конкурентной борьбы.

Страны Азиатско-Тихоокеанского региона сталкиваются и со специфическими вызовами. Многие ресурсы экономического роста, которые ещё недавно успешно использовались, сегодня уже не дают такой отдачи. Сегодня трудно развиваться, опираясь только на дешёвую рабочую силу и низкие цены на сырьё. И всё это принципиально новая парадигма развития и для так называемых восточных драконов, которые последние 20 лет были локомотивами мирового экономического роста. А значит, это проблема и для глобальной экономики в целом.

Россия, как и другие страны, ищет пути адаптации к новой экономической реальности. Нам удалось несколько оздоровить национальную экономику, слегка изменив её текущее развитие и избавив её от чрезмерной зависимости от сырьевого экспорта. Положительные сдвиги появились в прошлом году и в этом году. У нас происходит неплохой восстановительный рост. Рассчитываем, что по итогам этого года рост ВВП превысит 2%.

В чём смысл этой экономической политики? Прежде всего в том, что мы проводили антикризисную поддержку перспективных отраслей, банковского сектора. Некоторые меры поддержки мы сохраняем и сейчас, так же как сохраняем плавающий валютный курс и режим инфляционного таргетирования. Жёстко контролируется бюджетный дефицит, чтобы обеспечить сбалансированность бюджетной системы при относительно низких ценах на нефть, которые имеют для нашей экономики большое значение до сих пор. Мы стараемся улучшать деловой и инвестиционный климат.

Выправляются структурные дисбалансы. Хорошую динамику показывают секторы экономики, которые не связаны с добычей нефти и газа. Они получили конкурентные преимущества на внутреннем рынке.

У нас в настоящий момент положительное сальдо торгового баланса. Есть тенденции к тому, чтобы наращивать международные резервы. Вполне закономерно, что интерес зарубежных инвесторов к проектам в нашей стране вырос. За первую половину этого года объём прямых иностранных инвестиций увеличился более чем на 100%. Мы и дальше будем стараться закреплять эти позитивные тенденции.

Д.Медведев: «Россия, как и другие страны, ищет пути адаптации к новой экономической реальности. Нам удалось оздоровить национальную экономику, изменив её текущее развитие и избавив её от чрезмерной зависимости от сырьевого экспорта. Положительные сдвиги появились в прошлом году и в этом году. У нас происходит неплохой восстановительный рост. Рассчитываем, что по итогам этого года рост ВВП превысит 2%».

Но этого мало. Мы, как и весь мир, понимаем, что будущее за цифровой экономикой. Перед нами сложная, нетривиальная задача: с одной стороны, нужно стимулировать международное сотрудничество в сфере информационных технологий, поощрять электронную коммерцию, трансграничный бизнес, с другой – обеспечивать национальную безопасность и защиту информации, в том числе такой информации, как персональные данные, в конечном счёте – выстроить прозрачные правила игры. Это непросто совмещаемые задачи. Россия, как и большинство других стран Азиатско-Тихоокеанского региона, готова в этой работе активно участвовать. Мы приняли специальную стратегию развития информационного общества и программу по цифровой экономике.

Россию и АСЕАН уже 20 лет связывает особая форма взаимодействия – диалоговое партнёрство. И общий настрой на активизацию взаимовыгодного сотрудничества. Напомню, что диалоговое сотрудничество между Россией и АСЕАН возникло в июле 1996 года. Прежде всего это торговля и инвестиции, хотя, скажем прямо, пока показатели взаимного товарооборота остаются достаточно скромными, особенно на фоне наших торгово-экономических связей с другими странами региона.

И по инвестициям, конечно, нам точно тоже есть чем заниматься. Возможностей для этого немало, тем более что есть необходимый инструментарий, включая механизмы взаимодействия и программные документы, и есть успешный опыт реализации совместных проектов на двусторонней основе. Но главное – мы видим реальный интерес делового сообщества наших стран к сотрудничеству в области энергетики, транспорта, сельского хозяйства, спутниковой навигации, в сфере высоких технологий, финансовых услуг, практически во всех значимых сферах это возможно. И это тем более логично, что АСЕАН сегодня по объёму экономики – шестая экономика в мире и третья в Азии.

Д.Медведев: «У нас в настоящий момент положительное сальдо торгового баланса. Есть тенденции к тому, чтобы наращивать международные резервы. Вполне закономерно, что интерес зарубежных инвесторов к проектам в нашей стране вырос. За первую половину этого года объём прямых иностранных инвестиций увеличился более чем на 100%. Мы и дальше будем стараться закреплять эти позитивные тенденции».

Российские предприниматели регулярно посещают Юго-Восточную Азию с бизнес-миссиями. Мы рассчитываем, конечно, и на ответные визиты, ваши визиты в нашу страну. Будем рады видеть вас в России.

Только в период с 2014 по 2017 год были организованы комплексные бизнес-миссии в Индонезию, Малайзию, Сингапур, Вьетнам, Камбоджу, Бруней-Даруссалам, Мьянму и на Филиппины.

Мы также готовы подключиться к инициативам АСЕАН по развитию энергетической, транспортной и информационной инфраструктуры. Мы делаем акцент на выстраивании оптимальных транзитных маршрутов, что очень важно для бизнеса. Развиваем свои морские и воздушные порты на Дальнем Востоке, создаём трансграничные нефте- и газопроводы.

Главная цель всех этих усилий, во-первых, сделать транзит грузов по маршрутам Азия – Европа максимально быстрым, экономически рентабельным. И во-вторых, сформировать на российском Дальнем Востоке мощный транспортный и индустриальный узел, который будет отвечать потребностям всего Азиатско-Тихоокеанского региона. Стараемся создавать там специальные условия для бизнеса, которые соответствуют лучшим мировым практикам.

Приятно констатировать, что этими возможностями уже активно пользуются бизнесмены из разных стран Азиатско-Тихоокеанского региона, в том числе из стран АСЕАН, Китая, Японии, Республики Корея, Индии. Многие приезжают к нам в Россию, на Дальний Восток, чтобы посмотреть, как работают инструменты развития, принять участие в наших инвестиционных форумах. Они проходят в Петербурге, Сочи, Владивостоке. Там находят и перспективных партнёров. На Дальнем Востоке уже запущено более 500 совместных инвестиционных проектов. Совсем недавно у нас на Дальнем Востоке прошёл Восточный экономический форум. Было подписано много контрактов – в общей сложности на сумму около 50 млрд долларов. Так что в этом смысле развитие происходит.

Д.Медведев: «Мы делаем акцент на выстраивании оптимальных транзитных маршрутов. Главная цель этих усилий, во-первых, сделать транзит грузов по маршрутам Азия – Европа максимально быстрым, экономически рентабельным. И во-вторых, сформировать на российском Дальнем Востоке мощный транспортный и индустриальный узел, который будет отвечать потребностям всего АТР».

Ёмкий рынок, понятное регулирование, хорошая инфраструктура – это базовые условия успешного бизнеса. Именно такую среду мы стремимся создать и в рамках нового интеграционного объединения – Евразийского экономического союза, который мы создали в рамках нашего взаимодействия с пятью государствами. Важно, что многие азиатские, ближневосточные компании это уже оценили, как и хорошие перспективы экспорта в третьи страны.

Мы с партнёрами по Евразийскому экономическому союзу заинтересованы в максимально широкой кооперации со странами АСЕАН на основе универсальных принципов и норм международной торговли. Год назад вступило в силу первое полноформатное соглашение о свободной торговле государств Евразийского союза с одной из стран АСЕАН – Вьетнамом. Недавно завершены переговоры по такому соглашению в формате Евразийский союз – Китай. И идут переговоры, мы обсуждаем создание зоны свободной торговли в многостороннем формате – ЕврАзЭС – АСЕАН. Подобные переговоры идут и с другими странами АСЕАН в отдельности.

Уважаемые друзья!

По геополитическим, историческим и экономическим причинам Россия является частью Азиатско-Тихоокеанского региона. Развитие сотрудничества со всеми расположенными здесь странами, так же как и активное участие в решении региональных проблем, – это наш стратегический курс. Мы придаём этому региону сейчас особое значение.

В этом году Ассоциации государств Юго-Восточной Азии исполнилось 50 лет. История её развития убедительно доказывает, что можно находить взаимоприемлемые решения по самым сложным вопросам, несмотря на все различия. И в современном мире такой опыт нам исключительно важен.

Я сердечно поздравляю всех вас с этим юбилеем! Желаю участникам форума интересных дискуссий. И ещё раз всех приглашаю в Российскую Федерацию.

Спасибо за внимание!

Ответы Дмитрия Медведева на вопросы участников сессии:

Джои Консепсьон (председатель Делового консультативного совета АСЕАН, модератор сессии) (как переведено): В первую очередь хотел бы поблагодарить Его Превосходительство Премьер-министра Медведева за то, что он согласился ответить на вопросы аудитории. Первый вопрос задаст член Делового консультативного совета АСЕАН от Таиланда Арин Джира.

Вопрос (как переведено): Господин Премьер-министр, меня зовут Арин Джира. Я представляю Таиланд в Деловом консультативном совете АСЕАН. Хотел бы задать такой вопрос. Российская Федерация достигла больших успехов и высокого уровня технологической компетенции в сфере инфраструктуры. Особенно сильное впечатление производит система метро в вашей стране. Какую роль могла бы сыграть Россия и что могла бы сделать ваша страна, чтобы содействовать осуществлению и ускорить темпы реализации Генерального плана по взаимосвязанности АСЕАН и наладить более тесное сотрудничество между Россией и нашим регионом в этой области? Спасибо.

Дмитрий Медведев: Спасибо большое за этот вопрос. Я уже начал, по сути, отвечать на него в своём вступительном слове. Конечно, с учётом нашей огромной территории развитие инфраструктуры имеет для России ключевое значение. И мы готовы предоставить свои инфраструктурные возможности всем государствам АСЕАН. Причём это не только аэропорты, но и морские терминалы, железная дорога, автомобильные дороги, трубопроводный транспорт, линии электропередачи и, конечно, то, что сейчас очень важно в любой стране, – высокоскоростные каналы связи. Это всё то, что создаёт единое экономическое пространство, создаёт эту самую взаимосвязанность, так сказать, connectivity, о чём Вы как раз и спрашивали. Не менее важно это для стран АСЕАН, поэтому мы считаем, что эти возможности могут быть применены и с учётом нашего перспективного сотрудничества, тем более что в последние годы реализован целый ряд крупных инфраструктурных проектов в этой сфере.

Мы готовимся к чемпионату мира по футболу, который пройдёт у нас в следующем году. Кстати, пользуясь этой возможностью, хочу пригласить всех присутствующих в этом зале посмотреть футбольные состязания, которые состоятся в нашей стране. Но мы смотрим в целом на инфраструктурные проекты максимально широко, поэтому видим большой потенциал и в развитии Северного морского пути. Мы реконструировали крупные дороги в нашей стране, такие как Байкало-Амурская и Транссибирская железнодорожные магистрали, которые также связывают Европу с Азией. Развиваем мы и международные коридоры. Все эти возможности могут быть использованы нашими партнёрами из АСЕАН. Мы приглашаем вас принять в этом участие.

Конечно, в значительной степени это будет зависеть и от активной позиции бизнеса, имею в виду и совместные проекты. Кстати, такие проекты уже есть. В частности, например, наша компания «Российские железные дороги» участвует в реализации крупного проекта по созданию на острове Калимантан в Индонезии комплексной инфраструктуры – мы считаем, что это один из хороших примеров, –там идёт строительство железнодорожной ветки, угольный терминал создаётся.

Кстати, есть примеры и обратного инвестирования, инвестирования в российскую инфраструктуру. В частности, сингапурская компания «Чанги эйрпортс» инвестирует в развитие авиахаба во Владивостоке.

Так что примеры сотрудничества в области инфраструктуры уже существуют. Конечно, мы бы хотели, чтобы их было как можно больше, и готовы предоставить все наши транзитные возможности нашим друзьям из стран АСЕАН.

Джои Консепсьон: Ещё один вопрос. Его задаст председатель Делового консультативного совета АСЕАН от Индонезии Анангга Русдьоно.

Вопрос (как переведено): Господин Премьер-министр, меня зовут Анангга Русдьоно, я из Индонезии. Вы говорили об отношениях между Россией и АСЕАН. В чём заключается стратегическая позиция России в отношении Экономического сообщества АСЕАН?

Дмитрий Медведев: Мы видим в экономическом сообществе АСЕАН (это сообщество создавалось, по сути, на наших глазах, я помню провозглашение создания сообщества в 2015 году) очень многообещающего партнёра и очень серьёзную форму региональной интеграции. Я думаю, что буквально в ближайшие годы мы увидим в регионе влиятельное объединение экономик стран «десятки».

Конечно, для «десятки» существует и целый ряд вызовов, мы их также видим. Это серьёзный разрыв в области социально-экономического развития. Страны все разные, и разным является уровень их экономической подготовленности. Существуют и сложности логистического, транспортного порядка. Есть нестабильность на рынках, нарастание протекционизма. Все эти угрозы, безусловно, влияют и на Экономическое сообщество АСЕАН. Но я уверен, что эти угрозы преодолимы, тем более что налицо воля участников этого сообщества развивать такого рода экономическую интеграцию.

Для нас это тоже исключительно важно, потому что именно в формате такого рода взаимоотношений мы видим сотрудничество между Россией и государствами АСЕАН. Хотя пока, как я уже сказал, далеко не все возможности мы сумели реализовать, учитывая потенциал, который имеем. Во всяком случае, товарооборот между Российской Федерацией и Экономическим сообществом АСЕАН, если брать в целом, пока не так велик, как мы бы хотели. Он колеблется в пределах где-то до 15 млрд долларов в год. За последний год произошло его увеличение на треть, но потенциал существенно больше. Он может быть больше в разы. Потенциально, может, даже в десятки раз. Поэтому нужно будет сделать всё, чтобы развить эти отношения на новой основе.

В мае прошлого года у нас в Сочи прошёл саммит Россия – АСЕАН. Он стал знаковым для наших отношений с ассоциацией экономик АСЕАН. Надеюсь, что это даст хороший импульс и для формирования стратегического партнёрства между нашей страной, между Евразийским экономическим сообществом и «десяткой» экономик АСЕАН. Именно в этом мы видим основные перспективы нашего сближения.

Джои Консепсьон: Следующий вопрос, пожалуйста, Мокья Эбакчир из Мьянмы.

Мокья Эбакчир (как переведено): Господин Премьер-министр, ещё раз спасибо за то, что нашли время встретиться с представителями азиатских деловых кругов. Все, кто занимается бизнесом, знают, что для развития необходим выход на новые рынки. Экономика Азиатско-Тихоокеанского региона растёт наиболее быстрыми темпами, особенно экономика небольших стран, таких как Камбоджа, Лаос, Мьянма и Вьетнам. Эти растущие экономики способны стать новыми рынками для российских компаний. Почему бы Вам как Премьер-министру не призвать российских бизнесменов обратить внимание на Азию? Как можно стимулировать их интерес к Азии и азиатским рынкам? Россия добилась неплохих результатов в Таиланде, там работают многие российские компании. Что Вы думаете о том, чтобы пригласить азиатские компании на свой рынок? Как можно мотивировать азиатский бизнес к выходу на российский рынок?

Дмитрий Медведев: Мне кажется, мы этим и занимаемся. Я за последние несколько лет побывал во всех трёх странах, которые Вы упомянули, – в Камбодже, Лаосе, Мьянме. Туда же были направлены наши бизнес-миссии. Наверное, этого мало. Надо, чтобы компании из всех стран АСЕАН и упомянутой «тройки» тоже бывали в нашей стране. Тем более что, ещё раз подчеркну, пока наши экономические связи не являются такими активными, как нам бы хотелось.

В прошлом году внешнеторговый оборот стран АСЕАН составил более 2,22 трлн долларов. Наши торговые отношения гораздо скромнее. Это касается и инвестиций. Поэтому мы заинтересованы в том, чтобы эти связи наращивать.

Естественно, по линии Правительства Российской Федерации мы придаём импульс такого рода контактам, но не менее важно, чтобы развивались прямые взаимоотношения между представителями бизнеса.

В октябре этого года был согласован российско-асеановский план действий в сфере науки, технологий и инноваций. Надеюсь, что представители бизнеса тоже найдут там своё место. Одобрена рабочая программа по развитию энергетики на период до 2020 года. У нас есть рабочая программа со странами АСЕАН по сельскому хозяйству и продовольственной безопасности, действует программа в сфере туризма. Я думаю, что все эти программы могут внести дополнительный вклад в развитие наших связей.

И конечно, очень важно, чтобы свою лепту вносили бизнес-контакты. Деловой совет Россия – АСЕАН, который собирался в мае прошлого года в Сочи, Деловой консультативный совет АСЕАН, Торгово-промышленная палата, а также деловые клубы отдельных стран – естественно, все эти контакты мы будем поощрять как по правительственной линии, так и по линии наших общественных объединений – представителей делового мира. Причём, надеюсь, всё это приведёт к активизации наших переговоров по созданию соглашений о свободной торговле.

Я напомню, что мы, я имею в виду Евразийский экономический союз, подписали пока такое соглашение одно, с Вьетнамом (из государств АСЕАН), но в настоящий момент прорабатываются договорённости с целым рядом других стран Юго-Восточной Азии, в том числе с АСЕАН в целом. Надеюсь, что здесь будет полезное движение, которое поможет всем представителям бизнеса из государств «десятки» АСЕАН и упомянутых вами трёх стран. Так что мы ждём вас у нас, и, конечно, бизнес-миссии будут и в страны АСЕАН.

Вопрос (как переведено): Господин Премьер-министр, позвольте мне задать последний вопрос. Тема АСЕАН – 2017 – «Партнёрство ради перемен, обеспечение процветания для всех». Проблема бедности остаётся актуальной для многих стран АСЕАН. В чём заключается ваша «дорожная карта» по поддержке малых предприятий в России, чтобы они могли выходить на более высокие уровни производственно-сбытовых связей и становиться средними и крупными предприятиями? На Филиппинах на малые и микропредприятия приходится 99,6% всей коммерческой деятельности. Не могли бы Вы поделиться вашим опытом поддержки малых предприятий в России?

Дмитрий Медведев: Я, когда говорил о перспективах сотрудничества с «десяткой» экономик АСЕАН, упомянул о том, что эти перспективы очень значительные, но есть и проблемы. Они заключаются ровно в том, о чём Вы только что сказали, а именно в том, что существует разница в экономическом развитии стран АСЕАН. Есть более развитые экономики, менее развитые экономики, есть проблема бедности, о которой Вы сказали, есть проблема неразвитости инфраструктуры, проблема развития образования.

Очевидно, что это вообще-то глобальные проблемы, над которыми работают практически все страны, даже те, у которых уровень развития выше, чем в странах АСЕАН. Я считаю, что мы можем совместными усилиями внести свой вклад в их решение, прежде всего за счёт совместных бизнес-инициатив, а также тех инициатив, которые мы продвигаем в сфере образования, в гуманитарной сфере и просто в сфере помощи и поддержки государств АСЕАН. Всё это, кстати, будет предметом рассмотрения на завтрашней встрече в рамках Восточно-Азиатского саммита. Мы будем говорить о том, о чём Вы сказали.

Если говорить о нашем опыте, то действительно за последнее время мы приняли целый набор мер, направленных на поддержку российского малого бизнеса, потому что мы считаем, что за малым бизнесом в значительной степени будущее нашей страны. Скажем прямо, у нас тоже здесь есть ещё определённые проблемы, поскольку мы недовольны уровнем охвата малым бизнесом наших экономических отношений. Мы полагали бы, что где-то приблизительно 50 или 60% населения нашей страны должно участвовать именно в проектах, связанных с малым бизнесом. Пока эти цифры меньше. Где-то 25% нашего населения занимается различными формами малого бизнеса. Поэтому наша задача – простимулировать развитие малого бизнеса в нашей стране. Может быть, этот опыт будет использован и в других странах.

Что для этого делается? Мы приняли целый набор законодательных актов, направленных на то, чтобы поощрять развитие малого бизнеса. Это различного рода льготы – льготы налоговые, льготы, которые связаны с арендой различного рода средств производства, поощрением инвестиционных проектов.

Мы стараемся также помогать малому бизнесу через фонды – государственные фонды, которые создаются для того, чтобы можно было реализовывать различные проекты в сфере малого бизнеса. Не так давно такой фонд у нас заработал. В его орбиту попадают сотни тысяч малых предприятий. Надеюсь, они смогут использовать возможности, которые связаны с развитием этого фонда.

Наш набор мер поддержки малого бизнеса, наверное, не уникален. Мы идём здесь по тому пути, который выбирают и другие страны. Самое главное, как мне кажется, чтобы государство, государственная власть, Правительство уделяли этому значительное внимание.

В России есть очень крупные государственные и частные компании, но не менее важно, чтобы внимание государства, Правительства было сконцентрировано на развитии малого бизнеса. Мы готовы делиться этим опытом и с нашими друзьями из АСЕАН.

Филиппины. Россия. Азия > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции > premier.gov.ru, 13 ноября 2017 > № 2384220 Дмитрий Медведев


Китай > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > chinapro.ru, 9 ноября 2017 > № 2381492

К концу сентября 2017 г. реформа по использованию налога на добавленную стоимость (НДС) сократила налоговое бремя предприятий Китая на 1,06 трлн юаней ($150,6 млрд). Реформа приобрела общенациональный характер с 1 мая 2016 г. Именно с этого момента начался подсчет сокращения издержек китайских компаний, сообщило Главное государственное налоговое управление КНР.

В рамках реформы налоги на бизнес компаний были заменены НДС для сокращения налогового бремени и улучшения деловой среды. Налоговые нововведения были запущены в пилотном режиме в Шанхае в 2012 г.

Напомним, что по данным на конец июня 2017 г., реформа налога на использование природных ресурсов сократила налоговое бремя китайских предприятий на 4,2 млрд юаней ($630 млн). Реформа привела к тому, что ресурсоемкие и загрязняющие среду производства платят более высокие налоги, а ресурсосберегающие и экологически дружественные предприятия пользуются налоговыми льготами.

В то же время Госсовет КНР решил принять ряд мер, направленных на поддержку малого бизнеса в стране. В частности, планируется введение налоговых льгот и целенаправленное сокращение нормы обязательных резервов. В частности, с 1 декабря 2017 г. по 31 декабря 2019 г. финансовые учреждения Китая будут освобождены от уплаты налога на добавленную стоимость с доходов от процентов по займам для малых предприятий и микропредприятий, а также находящегося в индивидуальной собственности бизнеса.

Китай > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > chinapro.ru, 9 ноября 2017 > № 2381492


Казахстан > Образование, наука. Приватизация, инвестиции > dknews.kz, 9 ноября 2017 > № 2380707

В Казахстане студентам колледжей и слушателям краткосрочных профессиональных курсов, обучающихся по Программе развития продуктивной занятости и массового предпринимательства на 2017-2021 годы, стипендия будет выплачиваться независимо от результатов текущей успеваемости, передает МИА «DKNews» со ссылкой на МИА «Казинформ».

1 ноября этого года Премьер-Министр Казахстана Бакытжан Сагинтаев подписал постановление Правительства РК №702 «О внесении изменения в постановление Правительства Республики Казахстан от 7 февраля 2008 года №116 «Об утверждении Правил назначения, выплаты и размеров государственных стипендий обучающимся в организациях образования».

Согласно внесенным в документ поправкам, обучающимся в рамках первого направления Программы развития продуктивной занятости и массового предпринимательства на 2017-2021 годы, утвержденной постановлением Правительства РК от 29 декабря 2016 года №919, стипендия выплачивается независимо от результатов текущей успеваемости.

Кроме того, государственная стипендия назначается студентам, интернам, магистрантам, обучающимся по государственному образовательному заказу, а также переведенным на обучение по государственному образовательному заказу, получившим по результатам экзаменационной сессии или промежуточной аттестации обучающихся эквивалент оценок, соответствующий оценкам «хорошо», «отлично». Этим категориям обучающихся государственная стипендия выплачивается ежемесячно с первого числа месяца, следующего за экзаменационной сессией или промежуточной аттестацией обучающихся, включительно до конца месяца, в котором заканчивается семестр.

Настоящее постановление вводится в действие со дня его первого официального опубликования.

Напомним, целью Программы развития продуктивной занятости и массового предпринимательства на 2017-2021 годы является содействие продуктивной занятости населения и вовлечение граждан в предпринимательство. При этом ее реализация будет проводиться по трем направлениям: первое - обеспечение участников программы техническим и профессиональным образованием и краткосрочным профессиональным обучением, второе - развитие массового предпринимательства, третье - развитие рынка труда через содействие занятости населения и мобильность трудовых ресурсов.

В частности, в рамках первого направления программы планируется решение двух задач - подготовка кадров с техническим и профессиональным образованием с учетом потребностей рынка труда, а также краткосрочное профессиональное обучение рабочих кадров по востребованным на рынке труда профессиям и навыкам.

Согласно программе, число лиц, охваченных техническим и профессиональным образованием, в Казахстане в 2017 году должно составить 21,3 тыс. человек, в 2018 году - 41 тыс., в 2019 году - 61 тыс., в 2020 году - 65 тыс. и в 2021 году - 70 тыс. В свою очередь число граждан, охваченных краткосрочным профессиональным обучением, в указанные периоды отмечены цифрами в 26 тыс. человек, 36 тыс., 46 тыс., 50 тыс. и 56 тыс. соответственно.

Казахстан > Образование, наука. Приватизация, инвестиции > dknews.kz, 9 ноября 2017 > № 2380707


Казахстан > Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > inform.kz, 8 ноября 2017 > № 2381343

Надо научить людей открывать бизнес - Президент РК

Глава государства Нурсултан Назарбаев в ходе встречи с инвесторами напомнил о необходимости продолжения работы по увеличению сектора малого и среднего бизнеса, передает корреспондент МИА«Казинформ».

Глава государства отметил, что сегодня одним из важных направлений работы остаётся увеличение показателей МСБ и обеспечение занятости населения.

«Атамекен» сейчас реализует очень хорошую обучающую программу «Бастау бизнес». Надо научить людей открывать бизнес, подсказать, куда идти, как кредиты получать. «Атамекен» в рамках «Бизнес бастау» эту работу проводит, надо поддержать. Потому что объем произведенной продукции в МСБ должен расти. Нужно повышать занятость, надо научить людей, чтобы сами себя обеспечивали всем необходимым. Государство в этом помогает», - отметил Президент.

Аким области Архимед Мухамбетов сообщил об экономическом развитии региона.

Сегодня, по словам акима области Архимеда Мухамбетова, в регионе работают 34 программы, по которым предприниматели могут получать кредиты, расширять и развивать свой бизнес.

Архимед Мухамбетов заверил Президента, что в этом вопросе наблюдается активность, особенно в южных районах Костанайской области.

Казахстан > Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > inform.kz, 8 ноября 2017 > № 2381343


Франция. Израиль. Эстония > Образование, наука. СМИ, ИТ. Приватизация, инвестиции > inform.kz, 7 ноября 2017 > № 2381338

Париж признан европейской столицей инноваций

Европейская комиссия присудила Парижу звание Европейской столицы инноваций и премию в размере 1 млн евро, передает собственный корреспондент МИА «Казинформ».

«Награда, предоставленная в рамках исследовательской и инновационной программы ЕС «Горизонт-2020», присуждена Парижу за его инклюзивную инновационную стратегию», - сообщили в Еврокомиссии.

Тель-Авив (Израиль) и Таллин (Эстония) заняли второе место и оба были награждены премией в 100 тысяч евро.

За последние десять лет Париж построил более 100 тыс. квадратных метров научных инкубаторов, и сейчас французская столица располагает самым большим в мире кампусом стартапов.

В Таллине испытывались потенциальные прорывные технологии, такие как беспилотные автомобили или роботы по доставке посылок, а в Тель-Авиве создали платформу Smart City Urban Lab, которая связывает инновационные стартапы с ведущими технологическими компаниями.

Франция. Израиль. Эстония > Образование, наука. СМИ, ИТ. Приватизация, инвестиции > inform.kz, 7 ноября 2017 > № 2381338


Казахстан > Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > inform.kz, 7 ноября 2017 > № 2381325

Все неточности при проверках будут толковаться в пользу бизнесменов - Миннацэкономики

Министерство национальной экономики Казахстана предложило интересный способ защитить добросовестных бизнесменов при проверках их налоговиками, передает корреспондент МИА «Казинформ».

«Бизнес говорит, не трактуйте все в непонятной ситуации в пользу налоговиков, в пользу доходной части. Ведь бывают пробелы, бывает, что нашей вины в этом нет. (...) Что мы подразумеваем под защитой добросовестного бизнеса? Во-первых, все неясности и неточности будут толковаться в пользу налогоплательщиков. Данный принцип позволит справедливо рассматривать налоговые споры. По факту сегодня происходит так. Если виден какой-то пробел и апелляционная комиссия рассматривает и, как правило, думает: непонятно, значит надо принять позицию проверяющего. Есть пробел - значит надо трактовать в пользу доходной части, а дальше в суде разберемся», - сказал первый вице-министр национальной экономики Руслан Даленов, презентуя сегодня сенаторам проект нового Налогового кодекса.

По его словам, многие возникающие споры разрешимы.

«Их можно решить, заняв позицию налогоплательщиков. Видно, что экономическая суть оправдана, просто был пробел. Но ни у кого не хватило полномочий принять позицию налогоплательщика, хотя она очевидно правильная, поскольку такого принципа нет. А он очень нужен», - отметил он.

Казахстан > Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > inform.kz, 7 ноября 2017 > № 2381325


Казахстан > Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > inform.kz, 7 ноября 2017 > № 2381246

Депутатам поступил законопроект по передаче госфункций в частный сектор

Министерство национальной экономики РК презентовало депутатам Мажилиса Парламента законопроект с поправками, предусматривающими передачу государственных функций в конкурентную среду, передает корреспондент МИА «Казинформ».

Вице-министр национальной экономики РК Айбатыр Жумагулов сообщил, что законопроектом вносятся поправки в семь законодательных актов, в том числе три кодекса, четыре закона. При этом, функции, связанные со сферами национальной и информационной безопасности, обороны и охраны общественного порядка не рассматриваются законопроектом. Рассматриваются два вида передачи функций: частичная или полная.

«Сегодня предложенный алгоритм состоит из семи этапов. На первом-втором этапах производится отбор и одобрение предварительного перечня функций госорганов, предлагаемых в конкурентную среду. На третьем этапе проводится обсуждение. Это будет реализовано путем размещения информации на открытых источниках, в первую очередь, на сайтах Министерства национальной экономики и Национальной палаты предпринимателей. Мы ожидаем отклики участников в целях определения потенциальных поставщиков на основе анализа поступающих обращений», - рассказал Айбатыр Жумагулов.

По его словам, на следующем этапе госорганы проводят анализ готовности рынка. На пятом этапе, по итогам анализа комиссии, формируется окончательная рекомендация по передаче функций. Далее, на шестом этапе, разрабатывается соответствующий законопроект. Функции передаются в конкурентную среду только после принятия законопроекта.

«На седьмом этапе предусматривается процедура мониторинга над реализацией переданных функций госорганов в конкурентную среду. При неудовлетворительном результате мониторинга вопрос о возврате функций вносится на рассмотрение комиссии и при необходимости функции законодательно возвращаются обратно. Представленный алгоритм позволит качественно и системно обеспечивать передачу функций госорганов в конкурентную среду. Все названные этапы прозрачны и открыты для общественности», - разъяснил вице-министр.

Казахстан > Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > inform.kz, 7 ноября 2017 > № 2381246


Россия > СМИ, ИТ. Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 7 ноября 2017 > № 2378687 Алексей Голубович

Великолепная пятерка. Чем всплеск интереса инвесторов к интернет-гигантам отличается от бума доткомов

Алексей Голубович

Forbes Contributor, управляющий директор Arbat Capital

Каковы перспективы нынешних лидеров? Например, будущее компании Apple зависит от поддержания популярности моделей iPhone, но им уже дышат в спину азиатские конкуренты

Несмотря на то что американский рынок акций неуклонно растет с 2009 года, многие инвесторы полагают, что пришло время перекладывать средства из уже недешевых компаний «традиционных» отраслей в крупные интернет-бизнесы. В первую очередь в растущие быстрее рынка компании Facebook, Amazon, Apple, Netflix и Google (так называемые FAANG). За время президентства Дональда Трампа совокупная капитализация FAANG выросла на 31% (с $1,9 трлн до $2,5 трлн) — против 19% у индекса S&P500. В надежде на продолжение роста инвесторы продолжают покупать их акции, считая, что монопольное положение на рынке спасет их от возможной рыночной коррекции. Многие уже почти приняли за аксиому, что в мире будет одна социальная сеть (Facebook), один поисковик (Google), один интернет-магазин (Amazon), один онлайн-кинотеатр (Netflix) и, возможно, не один, но тем не менее главный законодатель мод на рынке смартфонов — Apple.

В чем главные отличия сегодняшнего рынка, на котором FAANG и другие интернет-компании оценены «высоко» (чтобы не употреблять слово «переоценены»), от уже подзабытого пузыря доткомов 2000 года?

Во-первых, куда более широкое распространение интернета дало интернет-гигантам огромную аудиторию (например, у Facebook 2 млрд подписчиков) для монетизации, чего не было в 2000 году. Во-вторых, если во время бума доткомов инвесторы делали ставку в основном на железо (Intel, Cisco, Dell) и программное обеспечение (Microsoft), то сейчас в большей степени востребованы медийные бизнесы, к которым можно отнести даже производителя железа Apple и ретейлера Amazon с их системами iTunes и Amazon Prime, в которых конкуренция идет за время пользователей.

Раньше компании быстро исчерпывали частные инвестиции и пытались как можно быстрее провести IPO. Сейчас огромный объем частых инвестиций в сектор привел к тому, что компании не спешат на биржу. Только непубличных технологических компаний, стоящих более $1 млрд, в США сегодня более 150, их совокупная оценка превышает $600 млрд. Таким образом, если во время обвала доткомов деньги теряли владельцы торгуемых на бирже акций, то сегодня этому риску в неменьшей степени подвержены частные инвестфонды.

Когда надувался пузырь доткомов, лидерами по объемам бизнеса и капитализации были производители программного обеспечения (Microsoft), телекоммуникационного оборудования (Cisco), компьютеров (Dell, IBM), микрочипов (Intel) и интернет-провайдеры (Yahoo и American Online). Многие существуют до сих пор, но лидерами в своих секторах и гигантами IT-бизнеса остались только Microsoft и Intel (IBM сильно диверсифицировалась). Торговые и телекоммуникационные компании, стоившие по нескольку миллиардов долларов, разорились (Worldcom) или практически разорились, как, например, Lucent, чья рыночная капитализация перед слиянием с Alcatel упала с $258 млрд до $15 млрд.

Выжили ключевые инфраструктурные бизнесы, а исчезли те, кто слишком рано начал продвигать интернет-торговлю, прообразы социальных медиа и другие услуги, для которых еще не существовало массового рынка. Сегодня последние берут реванш, поскольку инфраструктура уже построена и стабильно работает. Дорожают социальные сети, гиганты американской и китайской онлайн-торговли, растущие за счет «отъема» рынка у традиционных магазинов. Остальные, менее значительные сектора — Network Security, Storage (облачные технологии), Consumer Devices (интегрируемые в сеть видеокамеры, часы и др.) — растут медленнее и их капитализации иногда далеки от показателей FAANG.

Интересно сравнивать интернет-компании с эмитентами, входящими в индекс S&P500, по доходности. Оказывается, по показателю Р/Е сегодня IT-компании в среднем не намного дороже, чем прочие 500 публичных компаний США, притом что в 1999–2001 годах разница в Р/Е между IT-секторами и S&P500 была многократной. В то же время «нормальные» значения Р/Е в 2017 году возможны в основном благодаря двум участникам FAANG — Apple (главный генератор прибыли в технологическом секторе США и самая прибыльная среди крупных компаний мира с Р/Е около 17 при капитализации почти $800 млрд) и Google (P/E около 34). У остальных участников FAANG этот показатель вполне на уровне 1999–2001 годов, а у огромного числа менее крупных интернет-бизнесов в США он отрицательный или исчисляется в сотнях. Сопоставимые китайские компании, торгуемые в том числе на NASDAQ, часто имеют более низкий Р/Е, чем американские, — остается, правда, вопрос о стандартах их отчетности.

Каковы перспективы нынешних лидеров? Будущее компании Apple зависит от поддержания популярности моделей iPhone, но им уже дышат в спину азиатские конкуренты. Большой вопрос, сможет ли уникальность экосистемы Apple удержать пользователей? Google и Facebook уже захватили практически весь рынок интернет-рекламы в США. Однако экспансия на другие рынки, кроме Европейского союза, пока не дает прибыли. С трудностями выхода на мировые рынки столкнулся и Netflix, который практически всю прибыль получает в США. Те же проблемы и у Amazon, который все время расширяется, не принося прибыли, за счет жесткой конкуренции с традиционным ретейлом.

Еще один повод для опасений связан с тем, что быстрый рост и международная экспансия американских интернет-гигантов встречают сопротивление правительств почти всех крупных стран, желающих ограничить их влияние и обложить налогами. В Китае запрещены Facebook и Google, библиотека фильмов iTunes. В Европе в прошлом году оштрафовали Apple на €13 млрд за уход от налогов, а этим летом выставили счет Google на €2,4 млрд за монополизацию. Крупные штрафы получили также Facebook (на $110 млн) и Amazon (на $300 млн). Скорее всего, это только начало борьбы Евросоюза против монополий Соединенных Штатов на своем рынке.

Пока все эти трудности не ведут к прекращению роста акций интернет-компаний, так как главной причиной сохранения высоких капитализаций остается избыточная ликвидность американского фондового рынка. Очевидно, что брокеры будут рекомендовать покупать акции лидеров интернет-бизнеса даже в случае коррекции. Возможно, что в 2017–2018 годах прежние максимумы капитализации FAANG будут превышены. Но следует помнить о том, что отрыв фондового рынка от реальных прибылей заставит инвесторов вспомнить 2000 год.

— При участии управляющего директора Arbat Capital Дениса Чигирева

Россия > СМИ, ИТ. Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 7 ноября 2017 > № 2378687 Алексей Голубович


Россия > Приватизация, инвестиции > metalbulletin.ru, 7 ноября 2017 > № 2378466

Российский Forbes опубликовал рейтинг 200 крупнейших частных компаний за 2016 год

В очередной раз рейтинг возглавил "ЛУКОЙЛ" Выручка "ЛУКОЙЛа" в 2016 году составила 4743,7 млрд рублей, что ниже результата 2015 года - 5174млрд рублей.

Вторую строчку занял ритейлер "Магнит", выручка которого в 2016 году составила 1074,8 млрд рублей (в 2015 году было 950,6 млрд рублей и тогда компания занимала третью строчку рейтинга).

На третьей позиции рейтинга в 2017 году оказалась X5 Retail Group с выручкой в 1033,7 млрд рублей за 2016 год (с прошлого года компания переместилась на одну строчку вверх, также улучшив свой финансовый результат – в 2015 году выручка была на уровне 808,8 млрд руб.).

"Сургутнефтегаз", занимавший в рейтинге 2016 года вторую строчку с выручкой за 2015 год 1,003 трлн рублей, переместился в нынешнем году на четвертую позицию – его выручка за 2016 год составила 1005.9 млрд рублей.

В первую десятку рейтинга также вошли, группа компаний "Мегаполис", "Veon", "Татнефть", "Норильский никель", "НОВАТЭК" и "UC Rusal".

Среди компаний черной металлургии следует отметить 11 место ЕВРАЗа (515 млрд. руб выручки за 2016 год, -22,1 млрд по отношению к 2015 году).12 место -у НЛМК (508,2 , +17,1 ) .

15 место - у Северстали (392,1 , +5,4 ),16 место - у ММК(373,7,+19,6).

Примечательно, что в этом году в "Рейтинг ...", наряду с крупными нефтяными и торговыми предприятиями, банками и страховыми компаниями вошли и металлотрейдеры.

Так, Металлсервис занял 118 позицию с объемом выручки за 2016 г. в размере 68,2 млрд руб. Компания Металл Профиль обосновалась на 151 строчке с выручкой в 53,3 млрд руб., Сталепромышленная компания - на 158 позиции с объемом выручки 51,2 млрд руб., Металлокомплект-М - на 164 месте (выручка - 48,6 млрд руб.), Стройсервис - на 171 строке (выручка за 2016 г. составил 46,3 млрд руб.).

Россия > Приватизация, инвестиции > metalbulletin.ru, 7 ноября 2017 > № 2378466


Гонконг. Швейцария. Весь мир > Приватизация, инвестиции > chinapro.ru, 3 ноября 2017 > № 2381456

Специальный административный район Сянган (Гонконг) занял пятое место в мире по степени удобства ведения бизнеса. Рейтинг Doing Business-2018 опубликовал Всемирный банк, сообщила администрация Сянгана.

Эксперты, составлявшие рейтинг, отметили, что власти Гонконга создают все условия для ведения бизнеса.

Последние десять лет Сянган занимал лидирующие позиции в данном рейтинге. А в этом году регион ухудшил свои показатели на одну строчку. По предварительным оценкам, это связано со снижением баллов в области разрешения неплатежеспособности.

Напомним, что среди 137 стран и регионов Швейцария девятый год подряд занимает первое место как самая конкурентоспособная экономика мира. За ней следуют США и Сингапур. Китай находится на 27 месте, поднявшись за последний год на одну позицию в свежем рейтинге Всемирного экономического форума.

С четвертого по десятое места в списке заняли Нидерланды, Германия, специальный административный района Сянган (Гонконг), Швеция, Великобритания, Япония и Финляндия.

Гонконг. Швейцария. Весь мир > Приватизация, инвестиции > chinapro.ru, 3 ноября 2017 > № 2381456


Россия. Франция > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 3 ноября 2017 > № 2378661 Максим Артемьев

Гендиректор Франко-российской торгово-промышленной палаты: «Образ коррумпированной России по-прежнему в ходу»

Максим Артемьев

Историк, журналист

Павел Шинский, генеральный директор Франко-российской торгово-промышленной палаты, рассказал Forbes о политике Эммануэля Макрона, французских предпринимателях в России и стереотипах

Павел Шинский: «Во Франции в политике и бизнесе люди прекрасно знают друга с университетской скамьи, все они прошли через одни и те же учебные заведения — Политехническую школу, Высшую школу администрации – эти кузницы французской элиты. Менеджмент любой крупной компании, например «Тоталь» или «Эр Ликид», и действующие чиновники, политики — по сути, старые знакомые. Поэтому политические пристрастия не играют никакой роли, и смена правительства никак не отражается на бизнесе. Более того, сейчас происходит размывание политических ориентиров.

Макрон — он правый или левый? До сих пор французские журналисты задают этот вопрос.

У французского капитализма корни более древние, чем в России, поэтому более прочные, а разъединение между государством и частным бизнесом началось еще при Миттеране. И сейчас государство продолжает постепенно избавляться от своей доли в компаниях, и потому прямая связь между ними, и без того слабая, еще более ослабевает. Это порой имеет достаточно противоречивые последствия — к примеру, государство отказалось вмешиваться в конфликт между американским надзорным ведомством и французским банком BNP Paribas, который американцы обвинили в нарушении режима санкций, введенных против ряда стран. Это для нас очень актуальный вопрос — мы бы хотели, чтобы государство, например, повлияло на банки, чтобы они не отказывались финансировать проекты, связанные с Россией, которые не имеют отношения к санкционным ограничениям».

О Макроне и его планах

«Первый цикл реформ пройден. Цель Макрона — через реформирование вернуть Франции тот статус, который страна утратила, — статус одной из основных мировых держав. Ведь у Франции сейчас образ склеротической страны, погрязшей в проблемах: чрезмерная налоговая нагрузка на бизнес, зарегулированное трудовое право, низкая производительность труда. Главное в принятых указах президента — либерализация рынка труда, чтобы позволить легче увольнять персонал, рационализация отношений с профсоюзами, чтобы не приходилось идти во всем на соглашение с ними, снижение налогов.

Макрон планирует отменить и закон о налоге на высокие доходы. И что самое интересное и важное — нет значимого сопротивления общества, нет привычных криков. Крайне левый Жан-Люк Меланшон — основной его оппонент, выступил недавно с очень необычным признанием, что первый раунд выиграл Макрон. И вот объяснение — Меланшону не удалось вывести на улицу много людей, чтобы задержать программу реформ Макрона, которую он считает слишком либеральной. Значит, общество хочет и готово к реформам».

Макрон и Россия

«Когда около двух лет назад Макрон приезжал в Москву, чтобы открыть в Сколково проект French Tech, он произвел впечатление человека, который не обременен идеологией. Он — прагматик. В тот приезд в Москву Макрон, находясь в ранге министра экономики, выступил против санкций и по возвращении получил по шапке, он же не министр обороны и не глава МИДа и не должен судить об этих вопросах.

Макрон делает то, что он обещал, — перенастройку всей системы. За эти обещания его и избрали.

Сегодня же политика к России у него вписывается, прежде всего, в контекст его отношений с Ангелой Меркель и ЕС в целом. Он заядлый европеец. Макрон мыслит не в рамках диалога «Россия — Франция», а контексте всей системы европейских отношений, которые при этом тоже надо менять, по его же мнению».

О французских бизнесменах

«Есть определенная преемственность между теми классическими французскими буржуа, описанными у Бальзака, Гюго или Флобера, и нынешними бизнесменами. Взять основателя «Ашана» Жерара Мюлье, он точь-в-точь как те персонажи — суховатый, поджарый, считает каждую копейку, отстояв часовую очередь в «Ашане», он проверяет затем каждую строчку в чеке. Но на его фигуре лежит еще и отпечаток его происхождения. Он с севера страны, то есть в прошлом бедного постиндустриального региона, который на себе испытал коллапс угольной экономики, плюс там суровый климат.

У французских бизнесменов всегда присутствует — как наследие католицизма, четкое понимание того, что зарабатывание денег — это всегда и социальная ответственность.

В лозунге Французской революции: Свобода, Равенство, Братство — «равенство» составляет для французов самое главное. Именно в силу этой ментальности французские компании и в России реализуют много социальных программ.

Саркози в свое время произвел ментальную интеллектуальную революцию, почему и был избран. Он первым сказал: «Зарабатывать — это хорошо». И что надо больше работать, чтобы жить лучше. Но, к сожалению, делал это в своем фирменном стиле — очень бестактном, что и привело его к фиаско. Вспомним его празднование своей победы в фешенебельном ресторане «Фукетс» (Fouquet's) на Елисейских Полях.

Макрон, я думаю, разделяет эту ментальность, но проводит свой курс более умело и аккуратно. Я надеюсь, что с его приходом произойдет отход от старинного комплекса предубеждений французов перед капитализмом.

Крупный бизнес во Франции очень интернационализирован. Режис Дебре, интеллектуал, соратник Че Гевары и советник Миттерана, основатель медиалогии, в этом году выпустил книгу «Цивилизация. Как мы стали американцами». В ней он описывает, как Франция американизировалась за последние полвека, приняв постулат, что власть, сила и деньги сосредоточены по ту сторону Атлантики. Как живой пример — Франция «проглотила» сужение сферы использования французского языка на олимпиадах. И, повторюсь, государство не чувствует себя вправе вмешиваться в конфликт между США и французскими банками, даже если это касается стратегических интересов страны и ее бизнеса.

Хотя большинство людей стремится жить в городах, имеется тренд к возвращению на землю. Молодые французы увольняются из банков и берутся за дело своих бабушек-дедушек, благо новейшие технологии позволяют заниматься сельским хозяйством на качественно ином уровне, с меньшими трудозатратами. Сыроварение и виноделие меньше всего подвергаются воздействию и указаниям извне, хотя Евросоюз выпускает разные директивы, к примеру фиксирует квоты агропроизводства».

О французах в России

«Есть две основных категории. Первые — «солдаты», как я их называю. Они едут в Россию, как поехали бы в Австралию или в Канаду. Это специалисты, работавшие до того, скажем, в Польше, а после — в Гонконге. Для компаний luxury рынка — это нормальное явление. Русский они не учат, работают в англоязычной среде, к России относятся довольно безразлично, выполняют задачи, которые ставит руководство. Ничего личного, только бизнес.

Вторые — принимают личное решение ехать именно в Россию. Тут надо сказать, насколько сильно сработало на сближение Франции и России общественное влияние французской компартии после 1945 года. Огромное количество людей учило русский язык из-за родителей-коммунистов. Это делалось не для карьеры, а сугубо по идеологическим соображениям. Как русская литература прежде сформировала несколько поколений во Франции, так потом эту роль сыграла партия. Эти люди приезжают в Россию в надежде соотнести свои представления о стране с действительностью.

Далее следует развилка. Одни французы, попав сюда, не принимают России — они не переносят бытующее здесь смешение личной и профессиональной жизни.

Французский инженер, который приехал в Россию работать, не понимает, зачем ему ехать пить водку на дачу с людьми, которые быстро переходят на «ты» и хлопают его по плечу.

Его приглашают на охоту или рыбалку, а ему это все странно. Он привык, что днем работа, а после шести вечера уходит домой, и все профессиональное остается за порогом. Я сам, приезжая во Францию, ловлю себя на мысли, что не могу поздно вечером позвонить людям, с которыми вырос и которых давно не видел.

Другие, наоборот, открывают в себе ресурсы, о которых и не подозревали. Они начинают быстро «русеть», многие женятся на русских, поменяв свою семейную жизнь. Иные даже переходят в другие компании, когда истекает контракт, чтобы остаться. Я знаю добрый десяток французов, которые получили гражданство РФ. В целом Россия не вызывает нейтральной реакции. Либо русская модель ведения бизнеса, жизни в целом противоречит внутренним принципам и отторгается, либо Россия открывает во французах новое понимание себя».

О преимуществах для французов «командировки» в Россию

«Первое: Россия считается достаточно тяжелой страной для проживания и работы, поэтому по шкале компенсации рисков и компенсации уровня жизни зарплаты здесь выше, чем если бы человек поехал на работу в Бельгию или даже в Румынию. Второе: российский KPI в случае успешной работы действует как ускоритель карьерного роста. Я знаю людей, которые перепрыгнули через несколько ступеней в своей служебной карьере, добившись результатов в работе в России.

Например, Эрик Бриссе, по профессии специалист по дрожжевому производству. Он согласился поехать в Курган, за Уральский хребет, из Франции. Сейчас он президент самарского «Электрощита» (входит в Schneider Electric), где у него 10 тысяч сотрудников.

Другой яркий пример — Паскаль Клеман. Он в Россию приехал с рюкзаком и палкой. В России он основал холдинг дистанционной торговли — «ППЕ групп», куда входил и всем известный Ozon.ru. Сейчас Паскаль построил огромный спа-комплекс в Плесе на Волге, где будут предлагаться оздоровительные процедуры, вложив в него несколько десятков миллионов евро. Там он возродил часовню, шаляпинский домик».

О безопасности

«После гибели Кристофа де Маржери, его преемник на посту главы Total требует летать только засветло. Несмотря на дурацкие разговоры по поводу заговора, все понимают, что это нелепый несчастный случай, который мог произойти где угодно. Французов подкупило то, как искренне отреагировали в России на гибель Маржери.

Мне уже перестали задавать вопросы по поводу телохранителей, как это было лет десять назад. Сейчас люди понимают, что в путинской модели силового государства не может быть беспредела на улицах. Что пугает французов, так это газетные статьи о коррупции. Мой ответ в таких случаях: коррупция — это дорога с двусторонним движением. Я советую: у вас больше будет проблем, если вы согласитесь дать взятку, чем если вы откажитесь. Но образ коррумпированной России по-прежнему в ходу».

О поездках в Россию

«Я много думал о туризме в России. Мы часто ездим по регионам, и везде нам рассказывают — какой у них уникальный туристический потенциал. Соответственно, кто-то собирается открывать тематические парки, кто-то восстанавливает советские здравницы. Но на самом деле есть совсем немного привлекательных для туристов регионов, не требующих раскрутки даже при отсутствии хорошей инфраструктуры. Это Байкал и Камчатка. Я был там недавно — нетронутая природа, уникальные вулканы, медведи, омуль, прозрачная вода. Нет при этом ни одной нормальной гостиницы. Максимум 2-3 звезды, типичная «дежурная по этажу», стирка белья по килограммам. Во Владивостоке «Хайятт» как стоял, так и стоит недостроенный.

Зато мне на Байкале показывали, какие коттеджные поселки там строят китайцы — своего рода теневые инвестиции. Китайцы ежегодно привозят на Байкал полмиллиона соотечественников. На втором месте идут корейцы, а европейцев – считанные десятки процентов.

Сейчас Россия не является туристической страной, что бы ни говорили официально. Решение этой проблемы — политическая задача. Ведь у тех французов, которые попадают сюда, полностью меняется восприятие страны».

О французской кухне

«Мне кажется, что последние 10-15 лет Франция слишком лениво экспортировала свою высокую кухню, делала это с неким снобизмом. Этим объясняется почему в Москве столько ресторанов итальянской кухни и почти нет французской. В итоге сложился стереотип, что французская кухня — это треугольные тарелки, разноцветные муссы и все очень дорого. И это и мое мнение тоже — ну не может бутылка божоле стоить две тысячи рублей! С одной стороны, отели и рестораны в РФ заинтересованы в поварах из Франции и приглашают звезд высокой кухни. С другой стороны, французских инвестиций в ресторанный бизнес совершенно недостаточно. А итальянцы нашли для своей кухни приемлемое соотношение цены и качества.

Однако в самой Франции сейчас происходят интересные процессы — идет возрождение консервативной «буржуазной» кухни, соответственно, отказ от мишленовской системы звезд, открываются «гастро-брассери?» с нормальным уровнем цен за традиционную кухню. Но до России эта тенденция еще не дошла».

О русских инвестициях по Францию

«Франция не является, как Штаты, землей возможностей, где каждый приезжий эмигрант может рассчитывать на успех. Но русский всегда может рассчитывать стать крупным инвестором, как Андрей Филатов F 109, уже завоевавший признание во французском сообществе виноделов со своим амбициозным и даже несколько революционным проектом в Бордо, когда он изменил традиционную форму бутылки и стал на этикетках французских вин изображать картины русских художников, или Дмитрий Рыболовлев F 15 в Монако».

О своей работе в России

«Я работаю на своей должности десять лет. Когда я пришел, нас было три сотрудника и один стажер, в палату входило порядка ста компаний. Сегодня у нас шестьдесят сотрудников, мы входим в первую пятерку зарубежных палат Франции. Компаний-членов — 450. Есть и свой аналитический центр «Обсерво», который еженедельно готовит обзоры, проводит семинары. Действует Экономический совет под эгидой представителей крупнейших компаний двух стран – Геннадия Тимченко и Патрика Пуянне. Как и наши немецкие конкуренты-коллеги мы имеем доступ к президенту РФ, раз в год приходим к нему на встречу, на которую специально прилетают главы более десятка крупнейших французских компаний из Парижа. Там обсуждаются те вопросы, которые не могут быть решены нижестоящими чиновниками.

У Франко-российской торгово-промышленной палаты в последние годы очень четкая и ясная позиция против санкций. Мы считаем, что санкции не должны применяться к бизнесу. Бизнес — это канал для диалога в условиях, когда сожжены политические мосты. И если уж говорить о демократии и правах человека, то такие компании, как Росбанк, «Ашан» или «Renault-Автоваз», помогают укрепить тот средний класс, из которого вырастает демократия.

Моя миссия заключается в том, что укрепить позиции французского бизнеса в России, развивать его вложения в эту страну и способствовать старту российских инвестиций во Францию. Ведь она до сих пор не воспринимается как серьезная страна российским бизнесом, а скорее, как страна для отдыха и развлечений. Но нам хотелось бы изменить это восприятие».

Россия. Франция > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 3 ноября 2017 > № 2378661 Максим Артемьев


Россия. ДФО > Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > amurmedia.ru, 3 ноября 2017 > № 2377014 Алексей Чекунков

Алексей Чекунков: Люди хотят жить со смыслом

О настоящем и будущем инвестиционного климата на ДВ в интервью с гендиректором Фонда развития Дальнего Востока и Байкальского региона

Цикл публикаций о роли Дальнего Востока в современной России и в ее будущем продолжает ИА AmurMedia. В интервью агентству генеральный директор Фонда развития Дальнего Востока Алексей Чекунков рассказал о специфике финансирования региона, глобальных проектах Фонда и инвестициях в малый и средний бизнес.

— Алексей Олегович, в нашей беседе хочется оставить экономику где-то в стороне, о ней уже очень много сказано…

— Вы о политике хотите поговорить?

— Отнюдь, политику мы затрагивать не будем. Вопрос такой — кто тот человек Алексей Чекунков, который управляет деньгами Фонда развития Дальнего Востока? Меня, кстати сказать, попросил его задать совладелец компании "ДНС" Константин Богданенко

— Прекрасно знаю Константина… Что называется, это вопрос из зала. Моя восьмилетняя дочка называет меня "инвестор — путешественник". Я до сих пор помню момент, когда на первом курсе МГИМО решил, что хочу стать инвестором и попытался понять, что это такое. И мне повезло, я никогда в жизни больше ни чем другим не занимался. Я знаю многих людей, которые были немножко консультантами, побывали банкирами, аудиторами, оценщиками. Я же все свои профессиональные 17 лет занимаюсь инвестициями.

Инвестор – это распорядитель капитала. На самом деле, в мире это большая проблема — когда есть какие-то сбережения, мы держим их спокойно в банке, знаем, что там прирастает процент. Мы всю жизнь сдаем деньги на социальные пенсии и думаем, что через 30 лет нам будут платить. Но деньги просто так не работают, они теряют свою покупательную способность. Инвестор – это основа профессии, я вам сейчас про ремесло говорю, не про должность. А ремесло – это сохранение долгосрочной покупательной способности денег. И уже на этой шкале есть такие спринтеры, которые хотят, как можно быстрее, максимально заработать. А есть марафонцы, которые работают с долгосрочными инвестициями. Я – марафонец. В первые 10 лет карьеры я занимался частными инвестициями. У нас была инвестиционная компания, которую спонсировала Альфа-групп. Последние годы я занимаюсь государственными инвестициями. Государственный инвестор – совсем другая субкультура. В частных инвестициях тренируешь мышцу ума. В государственных – еще волю и терпение.

— В одном из интервью вы сказали, что среди чиновников есть очень адекватные люди, а есть не очень. Среди адекватных вы назвали Юрия Петровича Трутнева и Александра Сергеевича Галушку. У них, по вашему мнению, много воли и терпения?

— Недавно, на Дне корейских инвесторов, Юрий Петрович, обратившись к нашим российским коллегам, спросил: "Послушайте, а почему вместо того, чтобы быть мудрыми, вы все-таки хитрые?". Мне это очень понравилось.

Работать с ним очень увлекательно, плюс это вызов самому себе. Многие скажут, что у него есть управленческие приемы, которые подразумевают умение держать удар.

— Например?

— Он не боится ставить амбициозные цели. Дотягиваясь до супер-результата, ты всегда можешь достичь больше, чем, если ты просто будешь на крейсерском ходу отрабатывать свою зарплату. У нас на Дальнем Востоке работа часто похожа на подвиг, на некий прорыв, даже мини-революцию. Ее невозможно делать в спокойном, расслабленном режиме. И Юрий Петрович, как спортсмен, умеет это состояние взрыва или рывка передать своей команде.

— То есть, тактика традиционного чиновничества – если ничего не делать, то за это ничего и не будет – с ним не пройдет?

— А у Юрия Петровича это не проходит вообще. Он не любит ошибок и бьет за них больно, но больше всего ненавидит бездействие. Каждый день какой-то новый челлендж, каждую неделю может быть коррекция курса. И все равно такое ощущение, что вся работа еще впереди, а мы только начали.

— Ваша дочь говорит, что вы "инвестор-путешественник", а она понимает значение слова "инвестор"?

— Да, она понимает, что это распорядитель капитала.

— И все-таки, почему путешественник? Вроде бы вы три года трудитесь уже на одном месте…

— Она имеет в виду перемещение. Дочка судит по тому, насколько часто она меня дома видит. Я практически каждую неделю улетаю, и могу от 3-х дней до полутора недель отсутствовать, поэтому дома бываю гораздо реже, чем хотелось бы.

— Стоит ли испытывать этот челлендж и не теряет ли семья от того, что главы дома нет?

— У меня крепкая семья. Мы 17-й год уже с супругой женаты, учились в одном классе и сидели за одной партой. В ноябре старшей дочери 15 лет исполнится, и я думаю, что качество семьи не связано с количеством часов, проведенных вместе.

— Я говорю с точки зрения общения с детьми…

— А я о качестве этого общения. Может быть, отец, который каждый вечер дома читает "Спорт экспресс" менее полезен, чем тот, который хоть и раз в неделю, да обсудит проблемы своих детей, внимательно отнесется к тому, что они говорят, о чем они думают. Дети видят, как живут их родители, и эта атмосфера — главный пример для подражания.

— То есть, вы и в отношениях реализуете инвестиционный подход?

— Своего рода, да. Я накапливаю энергию общения и интерес к общению. В данном случае, мой образ жизни, как мне видится, наоборот, его подогревает и позволяет быть еще более востребованным мужем и отцом.

— Вы из семьи потомственных дипломатов, почему случился такой выбор профессии?

— Мы много занимаемся международными отношениями. Вы прекрасно понимаете, что для развития не только Дальнего Востока, но и всей России нам необходим иностранный капитал, компетенции, глобальные технологии, управленческие практики. И сегодня так складывается жизнь, что Дальний Восток сопрягается со странами АТР. Это уникальная возможность России, как у себя дома, разговаривать в Азии, при этом оставаясь европейской страной. Пожалуй, это единственный пример. Турция тоже находится между Европой и Азией, но при всем уважении, друзья из Турции вряд ли с Японией, Китаем, Кореей могут поговорить так близко, как мы у себя во Владивостоке. Поэтому я чувствую полезным дипломатический опыт своей семьи.

— Кстати, об управленческих практиках. Как вы оцениваете качество российского образования?

— Я, наверное, не самый большой специалист в этом вопросе...

— А через свой личный опыт?

— Будучи экономистом по образованию и инвестором по профессии, я понимаю, как важны средства, которые имеют университеты. С точки зрения госуправления, я бы включил образование в ТОП-2 национальных приоритетов, наравне со здоровьем нации. Здоровье и образование – те системы, которые приносят государству самый долгосрочный доход. Ведь только через поколение станет ясно, правильно ли были сделаны инвестиции. Я здесь не говорю о строительстве новых школ и покупке новых компьютеров. Я имею в ввиду систему подготовки учителей. И в современной постиндустриальной экономике, максимальная концентрация на этом предельно важна.

Несомненно, Россия, страна самородков. Это максимально плодородная почва, но семена, которые нужно в эту почву погрузить, в эти системы, они должны успевать за временем. Считаю, что российское образование имеет яркие, хорошие традиции. В нашей стране сильные люди, но надо воспитывать новое поколение учителей – ярких, умных, мотивированных.

Кстати, в крупных городах это есть. У меня один ребенок ходит в частную, а другой – в государственную школы, и я вижу, что качество учителей и там, и там очень приличное. Понятно, что мы в столице живем, это Москва, и нет никакого сомнения, что это образование мирового класса. Дальше — высшие школы, университеты, и хотелось бы, чтобы людей готовили к этому сложному постиндустриальному миру.

— Может быть, высшей школе, как говорят предприниматели, нужно быть ближе к рынку, выпускать готовых специалистов, которых не нужно переучивать на реальном производстве?

— Видите ли, общество – это гораздо шире, чем рынок. Высшая школа, наверное, должна давать человеку не только какой-то набор знаний, но еще и способность всю жизнь учиться. Вот это самое важное. Современное поколение – это не те люди, которые получили образование за какие-то 5-7 лет. Это люди, которые всю жизнь должны обучаться, переобучаться, получать новые навыки.

— Почему вы приняли предложения Юрия Петровича Трутнева перейти на государственную службу?

— Несколько очень простых причин. Первая связана с его личностью, мне он был интересен как политик и человек задолго до того, как мы с ним познакомились. Это его спортивные достижения, я в юности тоже занимался карате.

Мне было 33 года, когда я получил предложение возглавить ФРДВ. С одной стороны — не ребенок, но с другой стороны – достаточно молодой возраст, когда нужен маяк и локомотив, за которым можно следовать. Иметь такого лидера, как Юрий Петрович — это большая привилегия.

Еще один важный момент — Восток, пусть его Дальним называют. Мой первый иностранный язык был французский, по-французски он "Extrême-Orient", то есть, экстремальный Восток. Конечно, это интересно. Я бывал на Дальнем Востоке и раньше, но такая работа на передовом рубеже с Азией — это реализация крупных инвестиционных проектов. Уже в процессе работы я понял, что Дальний Восток – есть некий концентрат в экономическом и даже в социальном смысле всей нашей страны.

— Любопытно...

— Мы самая большая страна в мире. С экономической точки зрения — это не привилегия, а недостаток. Это как человек, который живет в доме с тысячей комнат, в них же убираться надо, чтобы везде было красиво. При этом экономика глобальна и открыта, люди свободно мигрируют. Мы недонаселены.

В Советское время было много маленьких и комфортных городков. Я сам свое детство проводил в таком, где мы жили с бабушкой и дедушкой. И там старались для людей в хорошем смысле слова организовать местечковый комфорт. Там был Дом офицеров, дом культуры, церковь. Хорошая жизнь в гармонии с природой. Сейчас в каждом таком городке столько информации у людей, они прекрасно знают, что в Нью-Йорке происходит, а что на Дальнем Востоке. Поэтому чтобы людей, например, в городе Белогорске удержать, мало построить в Белогорске еще какой-нибудь торговый центр или фитнес-клуб. Они будут в Благовещенск перебираться, они будут на Владивосток смотреть, они будут в Москву стремиться. И из многих региональных столиц нашего Дальнего Востока на выходные люди летают в Сеул, в Токио, в Таиланд. Это конкуренция, это вызов, который надо принимать.

— А что же нужно сделать, чтобы эту задачу решить? Мы с Тимаковым (прим. — Валентин Тимаков — Генеральный директор Агентства по развитию человеческого капитала в ДФО) на эту тему дискутировали, как же решить задачу удержания, привлечения людей? Что нужно сделать? Почему Сеул смог это сделать? Я понимаю, что Сеул решал эту задачу на протяжении 50 лет после Корейской войны, это один из моих любимых городов в мире, но, тем не менее, как чудо совершить?

— Русский человек склонен верить в чудеса. Вот вы Сеул приводите в пример. ВВП Южной Кореи, когда страна получила свою кровью добытую независимость, был на очень низком уровне. Сейчас они далеко ушли от этого уровня, это богатая и развития страна. Корейцы чудес не ждали, они закатали рукава и принялись пахать. И тут наступил кризис 98-го года! Но они стояли в очереди по 2-3 часа, чтобы сдать личное золото, кольца, броши, поддержать Центробанк страны и смягчить силу экономического удара. Мы же — страна, которая победила в войне, пережила блокаду, запустила человека в космос, спустя 16 лет после Великой Отечественной войны. Несомненно, к подвигам мы готовы.

Я, кстати, всегда душой отдыхаю, когда летаю на Дальний Восток. Был во Владивостоке не так давно, обсуждали ускорение новых технологий. Люди сейчас много времени проводят, общаясь с помощью различных устройств. Назовем их условно – компьютеры…

— Это хорошо или плохо?

— Это жизнь. Хорошо или плохо — сказать нельзя. Жизнь ускоряется, она становится стремительной, сложной. Решение принимать надо быстрее, конкуренция глобальная. Нам кажется, что нам тяжело. Я почти 6 лет прожил во Франции, и им тоже кажется, что у них проблемы глобальные. Они не уверены, что сохранятся как цивилизация на горизонте одного поколения. У нас же таких проблем нет. В Америке хорошо живется? Там тоже кризис.

Вот один из примеров. Китайская автомобильная компания Great wall, не самая, нужно сказать, известная на рынке, не так давно сделала предложение о покупке американской корпорации Fiat Chrysler. Еще 10-15 лет это было немыслимо! Но это современный мир. Конкуренция на глобальной арене, жесткая, зубастая, злая с использованием государственных ресурсов. Хорошо это или плохо, но для нас это сравнительно лучше, чем для других наций.

Может быть, это особенность страны с такими расстояниями, но нам физическая экономика тяжело дается…

Я, как инвестор, смотрю на проекты, где, к примеру, пытаются монетизировать иркутский газ. Не получается ничего лучше, чем трубу построить, а казалось бы, из газа можно все что угодно сделать. Ты начинаешь его перерабатывать, у тебя первый передел, второй передел, метанол, сложная химия... А потом все это надо транспортировать по железной дороге. И цена возрастает в разы…

Экономика любит концентрацию. Вот все говорят: "Сингапур, Сингапур!". Обожаю Сингапур, считаю его удивительным местом, но это исключение. Сингапурскую экономическую реальность невозможно воссоздать в условиях обычного государства со своими особенностями.

— Как же нам все-таки сделать первый шаг? Человек так устроен, что ему хочется получить все сегодня. ТОРы, СПВ, электронные визы, а что с этого может получить обычный дальневосточник?

— Качество человеческого капитала сегодня, как никогда, имеет значение. Это включает не только качество образования, но и некий внутренний ценностный хребет. У нас трудностей было много, а я верю в историческую память. Некая гордость, что мы русские, что мы через что-то прошли, мы такую огромную территорию освоили, выстояли и развиваем ее. Я помню Советский Союз, мы огромный путь за 25 лет проделали и есть ощущение, что впереди много хорошего в этом сложном мире, где стираются национальные границы, стираются границы между полами. Сейчас у нас в обществе это сравнительно остро чувствуется. У нас крепче морально-волевые установки и быть русскими может оказаться легче, удобнее, эффективнее. Такой прагматичный, рациональный подход.

— А есть ли русские?

— Когда я говорю "русские", имею в виду “советские”, я ведь представитель последнего советского поколения, меня в пионеры принимали…

— Как же в вас сочетается пионер-капиталист?

— Я все-таки госкапиталист. А во-вторых, Маркс говорил, что экономика — это базис и тезис о государственном планировании в современной экономике снова становится достаточно актуальным, потому что мировая экономика сегодня фактически контролируется транснациональными корпорациями. А транснациональные корпорации уже не представляет группу акционеров, они представляют конкретную страну.

Американская компания производит самые желанные телефоны, немецкая компания — самые желанные автомобили, французская компания — самое желанное шампанское, российская компания — самые лучшие автоматы. Это и есть конкуренция на глобальном уровне. Даже не важно, есть там частные акционеры или нет. Государство всегда играет очень важную роль в формировании экономической повестки. И залог нашего успеха в будущем мире – это способность эффективно, конкурентоспособно производить товары и услуги, нужные этому миру.

У нас приличный внутренний рынок, но не такой большой, всего лишь 2% мирового населения. Этого недостаточно, чтобы мы всерьез могли конкурировать с компаниями, которые обслуживают от 10 и более процентов мирового населения. Особенно, будучи подпертыми такими азиатскими странами, где экономическая кооперация самая сильная.

У нас выход только один – конкурировать на этом уровне, а для этого нужна помощь государства.

— Государство обозначило, что ускоренное развитие Дальнего Востока – это приоритет России в XXI веке, и это прекрасно. Тем не менее, на ваш взгляд, зачем молодому россиянину ехать на Дальний Восток и осваивать его? Есть ли в этом призыве плодотворная дебютная идея, где здесь скрыты эти самые "туман и запах тайги"?

— Люди хотят жить со смыслом. Молодежи в какой-то степени с этим повезло. Выпускаясь из института в 2001 году, и выбрав своей профессией финансовые инвестиции, я, наверное, гораздо менее конкурентный рынок застал, чем мои коллеги спустя 10 лет. Если институты в Москве каждый год выпускают толковых аналитиков, то получается очень большой конкурс — работодатели стараются выбрать лучших из лучших, ведь за 10 лет точно нас выучили больше, чем рынку нужно. И такая ситуация со всеми профессиями.

Поэтому люди хотят жить со смыслом. И смысл в создании нового на свободных территориях. Место, само собой, становится меркой людей какого-то определенного склада. Сделали, например, Академгородок в Новосибирске, значит, собрались люди определенного общего склада. Мы уже обсуждали цифровые технологии, но ведь личное общение дает самые эффективные результаты. Я не так давно смотрел интересный сюжет на американском канале, где анализировали факторы могущества Владимира Путина. Там было всего три фактора. И первым они назвали кибер-силу, вторым — военную силу, третьим — силу его личности.

— А вы согласны с тем, что у России есть кибер-сила?

— Я не обладаю этой информацией в достаточной мере, но в некоторых случаях неважно, как оно есть, важно, как о тебе думают. Это сила бренда, и у России очень мощный бренд в кибер-пространстве. И не дай бог нам его растерять.

— В одном из интервью вы говорили, как изменить Дальний Восток, кем его изменять, госкопорациями или тысячей предпринимателей. Вот мне хочется спросить, нашли вы ту тысячу? И сразу второй вопрос — как инвестор, в какие проекты вы бы инвестировали на Дальнем Востоке?

— Предприниматели – это некая Ахиллесова пята. Я же сказал, мы мощная страна, которая преодолела много трудностей в истории, но мы в основном сражались, приобретали, изобретали, экспериментировали. Не то, чтобы мы много торговали, завоевывали рынки, распространяли диаспоры, как многие другие нации, запускали капиталы, наращивали кредит – этого нет. Мы с Германией в этом смысле похожи, потому что это тоже достаточно централизованное государство. Я не говорю, что это барьер и все.

Самое главное — это тот связующий элемент, который всех собирает воедино. Поэтому это такой уникальный элемент культуры, если хотите. Я этим феноменом увлекаюсь уже очень давно, читаю биографии предпринимателей, начиная со средневековых, и заканчивая современными титанами. И есть там семейный фактор. Мне очень нравятся азиатские семейные конгломераты. То есть, ты понимаешь, что там абсолютный уровень доверия и предельная этика — нести свою фамилию. Я вам расскажу про одну компанию, которая во Владивостоке открывает свое производство. Управляющий директор нашего с вами возраста. У него на визитной карточке написано "с 1905 года", его фамилия стоит в названии. Компанию его прадед основал.

Представляете, каждый раз, когда он вступает в какие-то деловые отношения, какая на нем ответственность лежит за 110 лет работы его предков, его клана? Это очень круто и это хотелось бы построить.

А тысячу предпринимателей мы пока не нашли. Тем не менее, все чиновники понимают, что Дальний Восток это важно и им надо всерьез заниматься. И госкорпорации понимают, что там надо серьезные инвестиции делать. Там появляются проекты мега-масштаба, нефтехимического масштаба, масштаба Газпрома, РусГидро и так далее. И частный бизнес тоже не отстает. Так и возникнет тысяча предпринимателей.

Есть, например, 25 лет выращивающая сою компания, которую мы поддерживаем, локальная -"Амурагроцентр" Александра Сарапкина. И теперь он понял – сою надо перерабатывать, а не только экспортировать в Китай. Это легко сказать, а рынки поделены. Им надо переориентироваться на нового российского покупателя и это решение, для которого нужны ценовые аргументы и качественные определенные ценности. Вот это и есть пионеры-предприниматели.

На вопрос о частных инвестициях я вам не отвечу. Здесь, знаете, как зубной врач, сам себя не лечит. Я занимался частным бизнесом, у меня был достаточно высокий болевой порог риска. Я совершал довольно рисковые инвестиции, ряд из них были удачные, некоторые из них были неудачные. Я терял деньги, в том числе личные, и горжусь этим. Без потерь не бывает хорошего инвестора.

У государственных инвестиций немного другой подход — разумный консерватизм. И все-таки, будучи государственным фондом, я оцениваю трезво, чего мы можем добиться с теми ресурсами, которые у нас есть. Это немало — у нас 37 млрд рублей активов, 18 млрд мы уже проинвестировали, на сегодня практически весь Фонд расписан.

— Кто же попал под этот золотой дождь?

— Не такой уж он и золотой…

Я могу сказать, чего бы без нас не случилось и понимаю, чего бы с нами не случилось за 2 года, и я этим искренне горжусь. И совершенно точно это благодаря команде, с которой я работаю. Я уже признавался, насколько для нас важен наш лидер, но те ребята, с которыми я здесь плечом к плечу работаю — уникальный склад профессионалов, со всеми навыками и способностями, которые применимы в самой требовательной частной компании. И у всех правильная морально-этическая установка, а это бывает редко. У нас ни одного негодяя в Фонде не работает. В этом смысле мы такой спецназ.

Что касается поддержанных фондом проектов. Мост Нижнеленинское-Тунцзян. Когда мы смотрели на этот проект, мне говорили: "Очень сложный проект, русско-китайский мост". Китайцы подписали, они свою часть построили, а у нас частная компания сдулась, соответственно, дырка образовалась. Все говорили, что не надо касаться, это очень рискованно, очень сложно. Но я сначала посмотрел риски, как инвестор, потом поучаствовал в одних высокоуровневых правительственных переговорах.

И понял, что эта дырка — как незатягивающаяся рана, из нее кровь хлещет финансовая, репутационная.

Вы понимаете, наша река Амур по-китайски "Великий черный дракон" и на том берегу в прямом смысле слова стоят китайцы и смеются. И на каждой встрече лидеров тоже. Поэтому сделать этот проект — дело чести. И мы предприняли адские усилия, понимая, что у нас есть деньги только на четверть этого моста, мы начали его финансирование, мы начали стройку, мы преодолели трудности. Мы привлекли деньги, сейчас он уже наполовину построен, стройка идет в плановом режиме, мы управляем ей с нашими коллегами из русско-китайского инвестиционного фонда.

Мы пошли и в сельское хозяйство, где нас точно никто не ждал. Это очень сложная история, трудно строить бизнес опережающими темпами, избыточной мощностью. О проекте создания в Амурской области кластера по глубокой переработке сои в ТОР "Белогорск" я уже упоминал. Это будет первый в России производитель соевого белкового изолята. В Приморском крае при нашей поддержке в ТОР "Михайловская" создается один из крупнейших на Дальнем Востоке свиноводческих комплексов производственной мощностью 65 тысяч тонн свинины в живом весе в год.

Наконец, нас никто не звал, а мы занялись поддержкой малого и среднего предпринимательства, на сегодня за полгода работы совместно со Сбербанком и ВТБ профинансировано около 500 компаний. По статистике, они получили от нас с банками в среднем по 17 млн рублей. Это не так мало для Дальнего Востока, согласитесь. Средняя конечная ставка для получателя составила 10,5% годовых, для рублевых займов на срок, который достигает 10-ти лет. Я считаю, что это такое классное достижение, но мы его особо не афишируем, потому что мы работаем через банки-партнеры. Малый и средний бизнес, я считаю, это очень важная вещь.

При этом мы деньги не дарим. Нам надо вернуть каждую копейку, нам их надо защитить. Повторяю, я как человек, который терял и свои деньги, и акционерные, я понимаю, что может все что угодно произойти. И в этом смысле мы очень четко понимаем, в чем мы хороши. У нас деньги дешевые, нас поддерживает правительство, это наша сила. А вспомните выступление Владимира Владимировича Путина в обращении к Федеральному собранию, где он сказал: "Институты развития стали помойками плохих долгов". Именно поэтому мы придерживаемся очень жесткой финансовой дисциплины.

— У меня осталось несколько вопросов. У вас, очень правильная речь, образная, хорошая. Это школа МГИМО или много читаете?

— Я люблю читать, это важно.

— Художественную литературу или бизнес-книги?

— Меня жена критикует, что я почти не читаю художественную литературу. Я ее всю прочитал в юности, а сейчас я стараюсь, чтобы книжки были полезными. Недавно прочитал книгу "До Вавилона и после Биткоина", очень интересно. О том, куда общество двигается с точки зрения денег и финансов, как средства. А сейчас я читаю "Биографию бриллиантов".

— Вот сегодня утром наступил последний день. Что вы будете делать?

— Об этом говорил человек, который, несомненно, иконой и для меня является — это Стив Джобс. Он сказал: "Надо каждый день жить так, как будто он последний". Понятно, что во главу угла мы всегда ставим счастье наших близких, свою семью, своих детей. Меня, как родителя, волнует общественные, социальные, культурные вопросы, кем вырастут мои дочери, в каком обществе, каких мужей найдут. Но в целом я стараюсь день прожить так, чтобы вечером я за свою утилитарную книжку сел с абсолютно чистым сердцем и спокойной душой.

— Финальный вопрос. Какая конечная цель вашей деятельности на Дальнем Востоке, если бы вы сказали "я устал, я ухожу"?

— Хочется быть к чему-то причастным, понимать, что стало лучше. Я помню, как в первый раз увидел фотографии Владивостока. Мне с детства казалось, что это имя какое-то эпическое, какое-то великое, захватывающее. А увидел какие-то пятиэтажки перекособоченные, построенные на фоне корабельных кранов. Я тогда так разочаровался. Это было лет 20 назад.

Но когда я приехал во Владивосток в первый раз, у меня захватило дух. Мы еще там след тигрицы увидели, ездили посмотреть, как казино строилось. То, что меняет лицо наших городов, то, что меняет лицо нашей земли, это, несомненно, важно, это итог, но не быстрый. Я, как человек с воображением, люблю прогуливаться по старым районам, по Миллионке во Владивостоке, представлять, что там могло бы быть. Потенциал в этом и заключается. По крупицам первые примеры появятся, и поверьте, потом очень быстро закрутится этот маховик. Наша задача его запустить, потом, когда он на вторую и на третью, и на максимальную скорость выйдет, сказать, что это мы сделали.

Вообще, я уходить не собираюсь никуда, поэтому надеюсь, что у нас возможность будет не просто наблюдать за этим, но и реализовывать.

Россия. ДФО > Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > amurmedia.ru, 3 ноября 2017 > № 2377014 Алексей Чекунков


Россия. ДФО > Недвижимость, строительство. Приватизация, инвестиции > amurmedia.ru, 3 ноября 2017 > № 2376973 Роман Синюков

Оплачивать налоги на землю для бизнеса будут обычные горожане — депутат Гордумы Хабаровска

Роман Синюков считает, что специалисты, разработавшие поправки к нашумевшему закону, не учли фундаментальных понятий

В Хабаровске не утихают возмущения предпринимательского сообщества по поводу принятия городской Думой новых поправок к положению о налогах на территории муниципального округа. С 1 января 2018 года ряд льгот по тарифной ставке на земельные участки, принадлежащие промышленникам, отменили. Вместо 0,3 % от кадастровой стоимости территории, бизнесменам теперь придется платить 1,5 процента. С учетом всех расходов, предпринимателям придется оплачивать немаленькие счета и принимать меры для компенсации этих трат. Самое очевидное решение — поднимать цены на свои товары и услуги, но это палка о двух концах, утверждают предприниматели. В беседе с корр. ИА AmurMedia свою точку зрения озвучил депутат Хабаровской городской Думы по избирательному округу № 2, член комитета по городскому хозяйству, генеральный директор ООО "Баджальский лесопромышленный комплекс" Роман Синюков.

— Роман Олегович, на стадии принятия поправок к Положению о налогах на территории городского округа Хабаровск вы высказали ряд замечаний.

— Я голосовал против, потому что данный вопрос был мало изучен. Дали катастрофически мало времени на ознакомление с проектом. Меня не ставили в известность о принятии законопроекта, на бюджетном комитете он прошел на ура. Но в этом комитете я не увидел профильных специалистов, экономистов — разве что Мшвилдадзе (Александр Регинович Мшвилдадзе, член комитета по бюджету, финансам и экономическому развитию Хабаровской городской Думы, депутат по избирательному округу № 26 — прим. ред.) мог понять. Было всего семь человек — не знаю, был ли Мшвилдадзе на этом комитете в тот момент, когда принимали данное решение.

Если и были общественные слушания, о них я тоже ничего не слышал. Стоило мне и моему коллеге об этом узнать, начались активные совещания. Кому это нужно было — так оперативно закрыть этот вопрос? Пока непонятно. Поэтому само прохождение данного проекта без разъяснений, почему это нужно именно сейчас и кого затрагивает, без экономического анализа — это для меня было удивительно.

Президент в своем послании — еще в 2014 году! — дал всем четкое указание, как нам жить, каковы наши цели и задачи. В отношении налогового вопроса он четко сформулировал: "Предприниматели справедливо говорят о необходимости стабильного законодательства и предсказуемых правил, включая налоги, и я полностью с этим согласен. Предлагаю на ближайшие четыре года зафиксировать условия и к этому вопросу больше не возвращаться, не менять". Какие еще могут быть вопросы по изменению налогов?

— Практически все предприниматели, которые высказались против нового закона, аргументировали свое мнение предстоящим банкротством. Это действительно неизбежно?

— Это спорный вопрос. В принципе, я могу предположить, что нужно делать, чтобы этого не произошло. Но не у всех предпринимателей это сработает. Вот у вас возле дома стоят два ларька, в них булка хлеба стоит 21 рубль. Товар абсолютно одинаковый, и вы с одинаковой вероятностью купите либо там, либо тут. Как только у одного продавца из-за повышенных налогов цена поднимется до 22 рублей, вероятность покупки станет меньше. Даже небольшое поднятие стоимости для него может означать, что хлеб брать не будут. То есть, предприниматель вскоре будет банкротом. И это не в два раза дороже, а на чуть-чуть, но последствия будут кардинальными.

Я не говорю, что налог не надо повышать. Какая-то динамика должна быть, безусловно. Я могу рассказать, как я это вижу. Рисуем график: земельный налог должен расти плавно по годам. А самое главное, я должен знать ориентировочно, какая ставка налога будет в 2020, в 2030 году. Она должно быть предсказуемой. Например, я строю здание, я хочу его эксплуатировать лет 50. При этом я должен понимать, при каких экономических условиях я должен его эксплуатировать, какие правила будет закладывать государство.

Земля — это фундамент всей экономики

— Конкретизируйте, о каких правилах идет речь в данном случае?

— Например, правила формирования кадастровой стоимости земельного участка. Они сейчас совершенно безумные. А мы с 2001 года работаем с землей на законных основаниях — с тех пор, как в России появился Земельный кодекс. У меня даже газета сохранилась с публикацией об этом — 30 октября 2001 года увидел свет Земельный кодекс Российской Федерации. Я понимаю, насколько фундаментальные понятия в нем заложены, насколько это важно.

Наша планета называется Земля. Мы же не называем ее "Вода". Выходим в поле и стоим на земле, мы не говорим: "Я стою на черноземе". Земля — это самое важное, она от денег не зависит, ее ни больше, не меньше не становится. Это стабильность. Поэтому человек без земли не может. Мы при коммунизме наблюдали, как разрушили земельное право, отобрали все – территория стала общей и ничейной. Земля — это фундамент всей экономики. Все, что мы пытаемся с ней сделать, должно происходить крайне осторожно. У человечества отберем землю, куда ему? В Космос? У нас на Руси соседи друг друга убивали за межу. Долги друг другу прощали, жен прощали — межу не прощали. Поэтому надо очень внимательно ко всему относиться, надо объяснять, почему то или иное действие происходит. Если мы не объясним, это очень странная позиция.

— А что не так с кадастровой стоимостью земли?

— А это вообще очень интересный вопрос. Недавно вице-мэр озвучивал, что надо заняться кадастровой стоимостью. И мне интересно: кто же раньше мешал-то? В 2014 году Красноярский институт по заказу краевого правительства выиграл тендер, провели кадастровую оценку. В Хабаровске вся земля стала стоить примерно 2,5 тысячи рублей за квадратный метр, с колебаниями туда-сюда примерно в 10 процентов. Я тогда бы стал мультимиллионером, если бы у меня купили всю мою землю — настолько эта стоимость была нереальная.

В Хабаровске земля оценивается так же, как в Сочи — можно по кадастровой карте посмотреть, и это я говорю про 2014 год! А почему в Сочи и Хабаровске земля имеет одинаковую стоимость кадастровую? Потому что мы находимся на широте Сочи. Это вот такое экономическое обоснование у нас, другого нет. Мы все показатели должны игнорировать, ориентируемся только на географическую широту.

Есть еще один интересный факт. Мой товарищ в Майами купил земельный участок — четыре гектара, огромный участок за 1 миллион долларов, в рассрочку на 50 лет, без первоначального взноса, 1 процент годовых. Если пересчитать, то у него ежемесячный платеж выходит в несколько тысяч долларов. У меня в это же время в Хабаровске четыре гектара стоили в три раза дороже. Сопоставляем: центр Майами и Хабаровск. Вопрос: почему в Хабаровске земля втрое дороже? Ответ: Хабаровск находится от Москвы на расстоянии девяти тысяч километров, а Майами — 18 тысяч километров. От Садового кольца Америка дальше, потому там и земля дешевле. И таких удивительных вещей в плане формирования кадастровой стоимости очень много. Но самое сложное, что налог на нее я должен заплатить независимо от того, получил я в этом году прибыль или нет.

— То есть, корень проблемы в земельном законодательстве?

— Земельные законы — это вообще странная вещь. За участки, на которых стоят коттеджи, собственники платят. Там, где есть частные дома — тоже. При этом за участок под многоквартирным домом, где много жителей, земельный налог не платится. В 2014 году принято это распоряжение. Я понимаю, почему это было сделано — это вполне созвучно с тем, что говорил президент России, ведь у нас тогда был кризис. Была социальная напряженность, ее надо было снимать, и Путин шел всеми путями, чтобы ее убрать. Но это идет вразрез с Земельным Кодексом.

А сколько можно привести отрицательных примеров в ситуациях, где фигурирует кадастровая стоимость земли… К примеру, есть частный сектор, и мы его не расселить не можем, если собираемся на этой земле что-то делать. Но мы обязаны расселять. А если у человека частный дом на этой территории, съезжать он не собирается — мы его выгнать не можем. Он за свой клочок земли уцепился — и все, нет экономического механизма, чтобы он тронулся с места. Во всем мире он есть, а у нас нет.

Если чего-то нет, это кому-то выгодно

— А как, на ваш взгляд, должны работать эти нормативы?

— Есть простое правило: в центре города земля должна стоить дороже. Кадастровая стоимость участка должна быть примерно равна его рыночной стоимости. В этом плане можно посмотреть, как эта система в Америке действует, когда считают налог на недвижимость. К примеру, последнюю квартиру в доме продали за 5 миллионов, значит, квартира в этом доме стоит 5 миллионов, налог на имущество будет с этой суммы. Потом продали за 3 миллиона, значит, три миллиона. И так ставка меняется в зависимости от рыночной стоимости. Это открытая цена, там никто не покупает "серую" квартиру, потому что ее приобретают в кредит, все официально оформляется. У нас, когда с кадастровой стоимостью возникает непонятная ситуация, должны быть критерии для решения.

Вообще, кадастровая стоимость земли, в отличие от налога, должна быть стимулирующим инструментом. К примеру, к территории, где мое производство расположено, сейчас можно проехать по хорошей дороге. Я за нее судился пять лет с администрацией города. Мэрия эту дорогу делать не собиралась — у бюджета были другие задачи, дорога городу не принадлежала, много чего мне в суде говорили. Я просил продать мне эту дорогу — она мне нужна, я сам ее сделаю, все затраты положу на расходы моего предприятия, возмещу НДС и уменьшу налог на прибыль. Администрация отказалась, но по закону должна была ее сделать.

Если было бы простое правило, по которому мэрия построила асфальтовую дорогу автоматически, кадастровая цена выросла и город получил прибыль — чиновники сами были бы заинтересованы в этом. Проложить хорошую дорогу, установить освещение, пустить автобусы, как можно больше наворотить, чтобы получать больше денег — настолько очевидные вещи для всех. А почему этого нет? В мэрии ведь у нас умные люди сидят. Если чего-то нет, то это кому-то интересно — очевидный вывод.

Если по нормальным правилам все это делать, то в центре города собственники должны платить значительно большую сумму земельного налога. Участок становится дороже, если рядом находится столько-то домов многоквартирных. Выше инфраструктурная насыщенность, больше проходимость граждан, больше доходов, и цена больше. Это логично. Но такой закон не принимается. А в итоге любой рост налогов, какое бы оно не было, ложится на конечного гражданина.

— Но, как вы уже упомянули, в 2014 году многоквартирные дома освобождены от земельного налога?

— Да, и я считаю это решение неразумным, потому что земельный налог должен стимулировать строить соответствующий вид жилья в данном районе города. В центре Хабаровска, к примеру, высокая стоимость земли, высокий налог на землю — чтобы снизить затраты на налоги и, в конечном итоге, стоимость квадратного метра квартиры, есть резон построить 100 этажей. А у нас перестали действовать старые правила. Мы со дня на день можем увидеть новую кадастровую стоимость.

— Вы упомянули о том, что текущая ситуация кому-то нужна.

— В том, чтобы кадастровая стоимость земли в центре не росла, заинтересованы в первую очередь крупные собственники недвижимости в этом районе. И закон, который сейчас приняла городская Дума — муниципальный закон. И это муниципальный налог, администрация имеет право его поднять. Но они должны были провести эти поправки без лишнего шума. Нужно было определить, на кого этот земельный налог повлияет — он же не касается всех, он касается только предприятий, причем он больно ударит по крупным предприятиям. Сколько у нас наберется таких? Полсотни, не больше. Зачем они будоражат народ перед выборами президента? Ничего не разъясняя, бьют по крупным предприятиям? Зачем и кому это надо? Если это экономически обосновано, давайте соберем всех и обсудим заранее. Меня вопрос этот будоражит, для кого это сделали? Я в легком шоке от этой ситуации. И Дума, что удивительно, так легко голосует.

— За принятие поправок проголосовали 19 из 28 депутатов.

— И это к вопросу о том, что не должно быть аффилированных людей в Думе. Всевозможные родственники, финансово связанные люди. Врачи и учителя — откуда они деньги получают? Из бюджета. И как они будут голосовать против тех, кто формирует бюджет? Никак. И мы видим результаты голосования. В царское время в городскую Думу избирались люди, владеющие собственностью в этом городе, домовладельцы — потому что им нужна дорога, нужен водопровод, нужен полицейский, чтобы охранял собственность — и они готовы были за это платить. Поэтому они избирались, был введен своего рода имущественный ценз. Они были заинтересованы улучшать город. Без скандалов не обходилось, конечно — был случай, когда глава Думы уменьшил стоимость своего дома, чтобы не платить налог в городскую казну. Сто лет прошло, а ничего не изменилось. И вопросы те же самое. Люди те же самые, квартирный вопрос только их испортил.

Невозможно сделать прогноз на завтра

— Давайте поговорим про экономическую составляющую нового закона. Налоговую ставку подняли в пять раз — что ожидает предпринимателя?

— В последний раз налоговую ставку меняли в 2015 году. У нас была ставка на участки земли под железнодорожными путями 0,08 %, а потом ее подняли до 0,3 %. А сейчас вновь подняли — с 0,3 до 1,5. В пять раз. Вот представьте: вы приходите домой, а у вас коммунальные платежи вырастают впятеро. Если вы квартиру снимаете, вы развернулись и ушли искать другое жилье. А если это ваша личная квартира, в собственности — что тут сделать? Я приводил в пример булку хлеба, что ее могут не купить. Так же и с промышленниками. Предприниматель может поднять цену на свою бетонную плиту, а ее просто могут не купить. Закажут в Иркутске, а у хабаровского предпринимателя кончится производство, и 300 сотрудников выйдут дружно на улицу. Те же самые 300 человек, которые не купят хлеб, потому что у них теперь денег нет. Мы не можем просчитать, куда это приведет. Как можно вести бизнес, когда кадастровая цена участка земли вот так скачет, а нам повышают налог? Мы должны теперь сидеть и думать, сколько завтра нужно заплатить налогов. А если не успеем оспорить, то заплатим, без вариантов.

— А транспортным предприятиям в данном случае будет еще сложнее, чем производственникам?

— Несомненно. На заседании городской Думы предприниматели выступали против, в том числе, из-за товарища Пищатского (генеральный директор АО "Хабаровское предприятие промышленного железнодорожного транспорта" Сергей Пищатский — прим. ред.). У него очень много земли и уникальная ситуация в связи с этим налогом. Дело в том, что вдоль Дальневосточной железной дороги, даже если путь проходит по городу Хабаровску, федеральная земля. И у них система налогообложения завязана на цифре в 41 рубль — это за один гектар участка. А Пищатский работает на хабаровской земле, на городской. И он, в отличие от РЖД, платит городские налоги. Это 91 рубль за квадратный метр участка — не за гектар. У него инфраструктурное предприятие и сейчас нужно за это заплатить. Он говорит: "Я подниму тариф". У него выбора нет.

— И что происходит дальше?

— У моего предприятия 90 % груза на сегодняшний день идет фурами, потому что везти груз по маршруту Москва — Хабаровск фурой дешевле, чем железной дорогой. Пищатский поднимает тариф, и я перехожу на перевозку фурами уже на 100 %. И все мы дружно отказались от ж/д перевозок, сели на фуры. Хабаровск, как следствие, получил нагрузки на дороги: больше грузов идет фурами, асфальт бьется. Город плюсов не получил от этого — только дороги больше изношены, и пробок больше стало. Пищатский разорился, потому что никто не пользуется его услугами. Он всего лишь немножко поднял тариф, но он проиграл конкурентную борьбу, потому что есть альтернативный вариант грузоперевозок. Он сдаст рельсы на металлолом — китайцы покупают их, потому что там очень хорошая сталь. Если город Хабаровск потом захочет новые пути построить, это будет стоить много миллиардов — это я уже не говорю о том, что они проект будут 10 лет рисовать. Мы перешли на фуры, все дружно возим грузы фурами. Но и это еще не все.

В том что касается фур, у нас работает долгосрочная программа "Платон". Там ценник тоже на месте не стоит. Сейчас фура, к примеру, стоит 6 тысяч, а будет стоить 60. То есть, такой вид перевозок тоже подорожает, вырастет цена и на бензин. У нас была бы перспектива возить наши грузы вагонами, но нашего Пищатского уже не будет — он обанкротился. Альтернативы не будет, и эти издержки, которые несут предприниматели, вновь ложатся на конечную стоимость товара. То есть, спустя условных пять лет каждый житель Хабаровска из своего кармана заплатит за решение, которое приняли в Думе, одобряя эти поправки. Все будут сетовать, но никто не посмотрит в корень, откуда это пришло. Начнут решать глобальную задачу: привлекательность города упала. Но вопрос-то был копеечный: администрация побежала за сотней миллионов дотации, а в итоге получила минус 200 миллионов и банкротства.

— Вы имеете ввиду дотацию из федерального бюджета в следующем году и ее связь с уравниванием налоговой ставки?

— Да. Это ведь можно было решить вместе с предпринимателями. Нужен был переговорный процесс, можно было договориться о кадастровой стоимости земли, о том, что Пищатского можно отправить, например, в ТОР. А администрация при этом получит свои 350 миллионов из бюджета и исполнит указание уравнять налоговые ставки. Можно было такие переговоры провести? Они же не сложные, не так много в Хабаровске осталось промышленных предприятий, с которыми надо разговаривать принципиально.

Разделили город по районам и посчитали, как изменится доходность предприятия. Взяли выручку, повысили налог — больно для него или не больно? Потом говорят: "Вот у нас такая ситуация, нам в бюджет пообещали 350 миллионов рублей, если мы поднимем налоги. Мы, конечно, это сделаем, но и с вами, дорогие предприниматели, тоже решим вопрос. У вас не снижена кадастровая стоимость земли — мы пойдем вам навстречу, чтобы ее снизили безболезненно".

— А сейчас это болезненный процесс?

— Есть глобальная процедура снижения кадастровой стоимости земельного участка. Сначала мы готовим отчет. Если земельный участок сложный, то большой отчет. Потом получаем положительное экспертное заключение — его нужно заказывать в Москве. Отчет обойдется мне в 50 тысяч рублей, заключение в 45 тысяч, и еще 20 я отдам юристу, который ходил на заседания комиссии, собирал все справки и так далее. Это все по одному земельному участку, а у меня их четыре. Чтобы исправить то, что чиновники своей волей сделали — я говорю о плавающей кадастровой стоимости земли — я должен был истратить 400 тысяч.

Это было сопоставимо с земельным налогом: 600 тысяч налога я заплатил, а потом еще 400 тысяч вложил в процедуру переоценки. Вы понимаете, какой это удар по предприятиям? Это же догадаться нужно было такое сделать. Они должны были проанализировать, вызвать каждого промышленника и сказать: "Дорогой, ты знаешь, у тебя переоценка не сделана. Ты делай переоценку. Такие правила, чтобы ты остался в тех же ценах и мы ничего не потеряли!". Это договорные вещи, правильно? И администрация получит свою компенсацию от повышения налогов.

На сегодняшний день в Хабаровске произошло падение кадастровой стоимости земли, но оно незначительное: 30 % перевели, а 70 — нет. И администрация говорит: "Мы наполним бюджет на 100 миллионов!". Я спросил: "Скажите, сколько процентов предприятий снизило кадастровую стоимость по решению суда?". И они не знают, как и не понимают, для чего это нужно. А ведь нужно знать, все предприниматели успели воспользоваться этим, или не все. Это будет влиять на принятие решений. То есть, предпринимательскому сообществу нужно понять, будем мы поднимать шум или нет. И депутаты даже не поняли, о чем я говорю. Сейчас поднимается волна негодований, а многие руководители предприятий даже не знали, что просто можно было договориться о снижении кадастровой стоимости участков. Есть процедура, она уже отработана, отрепетирована и ее можно пройти.

Сейчас, когда мы этот шум поднимем не по своей воле, потому что защищаемся, оставшиеся 70 % предприятий пойдут и снизят кадастровую стоимость. И администрация в итоге не получит 100 миллионов — зато у них будет минус 200 миллионов. Я разные участки оценивал. Понимаете логику?

— То есть, фундаментальный показатель, на котором должны были рассчитывать повышение налоговой ставки, не учли?

— Конечно. Я комитету задавал этот вопрос, они отмахнулись, даже слушать не хотели. Есть указание сверху, что надо подтянуть все налоги до 1,5 %, и за это им дадут в бюджет 350 миллионов рублей. Все, и на этом весь интеллект закончился.

"Ты виноват лишь в том, что хочется мне кушать!"

— Вы хотите сказать, что те, кто одобрил новые поправки, не ориентируются на реальную ситуацию в Хабаровске?

— Да. У нас упали показатели по налогам с 2014 года. Потому что люди стали работать со своими налогами, стали уменьшать кадастровую стоимость. То есть, до тех пор пока мы не приведем кадастровую стоимость земли в порядок, говорить о каком-то повышении просто бессмысленно. Должно быть понятно, почему она такая. Нужны правила формирования кадастровой стоимости, они должны быть для всех очевидны и понятны. Тогда это будет стимул для всех: и для тебя, и для города. К примеру, город построил нам дорогу. Наша земля стала дороже, пустили транспортное сообщение, освещение, водопровод провели.

Мы потом придем в администрацию и скажем: "Уважаемые руководители города, не надо нам больше ничего сюда. Нам это слишком дорого!". А они будут заинтересованы тащить, тащить и тащить. Причем они будут собирать предпринимателей в таком формате: "Ребята, у нас есть решение вас газифицировать! Вы получите плюшки, но у вас кадастровая стоимость увеличится, вы будете платить больше налогов". Мы сядем за калькулятор и подумаем: а нужен ли нам этот газ? Ведь нам за все нужно платить. А надо делать так, чтобы выгодно было всем: и городу, и газовикам, и нам. А сейчас у нас все наоборот.

— То есть, вы сами вкладываетесь, а потом платите за то, что сделали?

— Разумеется. С электричеством все то же самое, с водопроводом, с тепловыми сетями, со всеми монополистами система такая. Опять приведу в пример хлебный магазин. Приходите вы покупать булку хлеба: "Вот вам 20 рублей, я хочу булку хлеба!". А в ответ слышите: "Вас в списках нету, вы не запланированы, нам под вас нужно увеличить печь, закупить дополнительно материалы. В общем, ваш разовый взнос за подключение к потреблению хлеба составит 10 тысяч рублей, а потом приходите, покупайте!". У нас в Думе это назвали инвестиционной составляющей за подключение к тепловым сетям. Но я экономист, я понимаю понятие "инвестор, инвестиции", это доходы какие-то нужно планировать, а не только вложения.

Я спрашиваю: "Я, как инвестор, своим домом врезался в тепловые сети, мне льгота будет на тепловую энергию?". Они на меня смотрят и даже не понимают, почему я задал такой дурацкий вопрос. Но ведь это же инвестиционная составляющая — может быть, у меня там какой-то процент доли появится в этом предприятии после этого? Но люди не понимают, почему я задаю такой вопрос. У нас ситуация складывается по налогам ужасная, а нам диктуют слова из басни Крылова: "Ты виноват лишь в том, что хочется мне кушать!". Конечно, экономисты, которые это придумали, получат резонанс.

И я опять спрошу: зачем вы так делаете перед выборами президента? Кому это надо? Либо кто-то очень глуп, либо кто-то умышленно эту ситуацию раскачивает. Потому что за каждым предприятием стоят трудовые коллективы. И 350 миллионов рублей на фоне бюджета Хабаровского края в 70 миллиардов — это не великая сумма.

— Роман Олегович, на заседании Думы упоминалось, что предприятия, которые стали управляющими компаниями в ТОР, напротив, получат льготы.

— И сколько там этих предприятий? Насколько я знаю, они не могут даже землю оформить нормально. Годы на это кладут. У них скорее интерес пропадет, чем они все документы соберут. Я по себе знаю: предприниматель начинает заниматься интересным проектом, а через год-полтора скучно становится, потому что нет продолжения. Я могу рассказать, как я оформлял земельный участок под железнодорожный путь: от подачи заявления о том, что я хочу получить этот земельный участок до последнего документа права собственности и заключения договора аренды, у меня прошло 7 лет. Я на месте не топтался, я построил этот путь за две недели. По затратам вышло поровну: что строительство пути, что бумаги обошлись одинаково. Все законно, я взяток никому не носил, у меня никто не вымогал. Все, что согласно закону нужно было сделать, я сделал. Администрация требовала даже разрешение из ГИБДД принести, что у меня все соответствует правилам. Мой ж/д путь вообще нигде не пересекает автомобильную дорогу, он находится внутри участка, на примыкаемой территории.

Судья разрешил — и у меня добавилось еще 50 тысяч к затратам на документы. Потому что полиции нужно было представить проект, разработанный с учетом именно структуры ГИБДД, а это дополнительная работа проектировщиков. И все это стоит денег, а нужно только из-за того, что какой-то клерк из администрации Хабаровска сказал "Положено!", не вдаваясь в вопрос, что и как. Итог: две недели строить, семь лет заниматься бумагами, при этом стоимость документов равна стоимости проекта. Это бред. Но я всегда вижу положительные стороны: то, что сделал я, другой человек раньше, чем через 7 лет не повторит. Никто не решится на это пойти, потому что неизвестен результат. А у меня конкурентные преимущества за счет этого.

Вот приходят друзья, начинают жаловаться: "Магазин строю, землю не могу оформить, уже пятый год продолжается". Я им объясняю, что жаловаться не надо: благодаря тому, что они вот так делают, у нас никто другой это не рискует строить, а тот, кто все же решился, получает сверхприбыль. Кто еще может жить на таком редком доходе? Никто. Большинство боится даже рискнуть и полезть в эти дебри. И все это было бы смешно, если бы мы не понимали, что в итоге страдает рядовой гражданин.

— Но последствия принятия нового закона, как вы уже озвучили, не продуманы?

— С древнейших времен главная задача, чтобы выжить — это предсказать, что делать. На сколько лет вперед смотрел тот человек, который придумывал этот закон? Нужно мыслить глобально, опираться на фундаментальные понятия. В нашем случае, порог налога на землю связан с кадастровой стоимостью земли. Это очевидно и понятно. Нам все время поднимают пени и штрафы, вслед за налогами, но к этому можно привыкнуть. Налоги и смерть неотвратимы, мы это знаем. Налог мы платим в первую очередь, потом мы платим зарплату. Потом начинаем думать, что мы оставим для производства. И, не приведи Господь, мне повезло и я купил себе что-то личное. А год для бизнеса бывает разный — 2017-й в этом плане катастрофически убыточный. Банк оценил мое финансовое положение и сказал: "Мы кредиты даем только тем, кому нужны деньги, чтобы сделать больше денег, а остальным отказываем". Вот позиция банка, и ее тоже можно было спрогнозировать, нагружая предпринимателей новыми налогами.

Россия. ДФО > Недвижимость, строительство. Приватизация, инвестиции > amurmedia.ru, 3 ноября 2017 > № 2376973 Роман Синюков


Казахстан. Весь мир > Приватизация, инвестиции > kursiv.kz, 2 ноября 2017 > № 2380942

Почему Казахстан опустился в рейтинге Doing Business 2018?

Иван ВАСИЛЬЕВ

Представители Всемирного банка объясняют потерю Казахстаном строки в рейтинге комфортности ведения бизнеса Doing Business 2018 тем, что страна в предыдущие годы продвинулась в своих реформах достаточно близко к лучшим мировым практикам. И теперь реформы в Казахстане следует измерять не количественными, а качественными показателями.

В очередном рейтинге комфортности ведения бизнеса Doing Business 2018 Всемирного банка Казахстан занял 36-е место, в рейтинге Doing Business 2017 республика занимала 35 место. Вниз страну потянули "откаты" по таким индикаторам, как "получение разрешений на строительство" (52 место вместо 22-го по итогам прошлого отчета), "получение кредитов" (77-е против 75-го), "международная торговля" (123-е против 119-го) и "разрешение неплатежеспособности" (39-е против 37-го).

При этом эксперты ВБ констатировали продвижение страны по таким индикаторам, как "регистрация предприятий" – (41 место против 45-го годом ранее), "подключение к системе электроснабжения" (70-е против 75-го), "регистрация собственности" (17-е против 18-го), "защита миноритарных инвесторов" (1-е против 3-го), "налогообложение" – (50-е против 60-го) и "обеспечение исполнения контрактов" (6-е против 9-го). Тем не менее, нынешний отчет вошел в диссонанс с прошлогодним, когда Казахстан совершил рывок, поднявшись на 35 место с 51-го, которое страна занимала , в рейтинге Doing Business 2016.

Однако специалист по развитию частного сектора Всемирного банка в Казахстане Ералы Бексултан считает, что по итогам нынешнего отчета страна показала неплохой результат, даже при его разительном отличии от прошлогоднего рывка.

"Если сравнивать с регионом, то это все равно очень хорошее и высокое место, - заявил Ералы Бексултан. - Что касается изменения рейтинга по сравнению с прошлым годом, здесь надо понимать, что данный рейтинг является относительным: каждый год несколько сотен стран занимаются реформированием, и предсказать движение той или иной страны в этом рейтинге очень сложно. Другими словами, чтобы даже оставаться на своем месте в этом рейтинге, нужно бежать изо всех сил. И если с этой точки зрения подходить, то Казахстан делает очень хорошую работу, если даже при таком уровне конкуренции он все равно проводит реформы и остается лидером по региону", - добавил он.

Из ближайших географических соседей Казахстан в Doing Business 2018 обошла только Россия, поднявшаяся с 40-го на 35 место. Прошлогодний рывок Казахстана - на 16 строчек вверх - повторил Узбекистан, но при этом он только 74-й в нынешнем рейтинге, Кыргызстан стал 77-м, Таджикистан - 123-м. Из стран постсоветского пространства, помимо России, Казахстан опережают Грузия (9 место), Эстония (12 место), Литва (16 место) и Латвия (19 место). Чтобы "достать" их в этой табели о рангах, Казахстану необходимо от количества реформ (в этом отношении Астана занимает второе место после Грузии, 41 реформа против 47-ми за 15 лет) переходить к их качественному наполнению - и в этом отношении, считает Бексултан, республика гораздо ближе к лучшим мировым практикам, нежели ее соседи по рейтингу.

"В Doing Business измеряется как относительные рейтинги, так и абсолютные, и в плане достижения передовых рубежей абсолютный рейтинг мне кажется важнее, потому что он показывает удаленность состояния дел бизнесс-климата в стране от глобальных лучших практик, - говорит представитель ВБ. - Так вот, в этом году несмотря на то, что относительный рейтинг Казахстана уменьшился, абсолютный его рейтинг был улучшен. То есть на мой взгляд, это более важный показатель, который показывает, что страна относительно лучших практик мира движется вперед", - добавил он.

Его позицию разделяет и директор глобальной программы по развитию торговли и конкурентоспособности Группы Всемирного Банка Сесиль Фруман.

"По удаленности от передовых рубежей Казахстан имеет рейтинг, равный 75,4 %: это значит, что страна уже прошла три четверти пути, чтобы быть признанной лучшим реформатором", - сказала она на презентации отчета в Астане 1 ноября, подтвердив, что этот индикатор не всегда соотносится с местом страны в текущем рейтинге. Потому что чем выше место в абсолютном рейтинге, тем меньше остается пространства для реформирования - оно просто переходит от количественных показателей к качественным.

С точки зрения же качественного наполнения реформ Астане, с точки зрения представительницы ВБ, необходимо сосредоточиться на развитии информационных технологий, обеспечении обратной связи от бизнеса и объективной оценки эффективности проведенных и проводимых реформ.

"Если говорить о будущем, то мы видим определенные возможности по ликвидации разрывов, которые имеются в регулятивной деятельности, и могут быть проведены либо за счет внедрения информационных технологий, которые ускоряли бы процессы, либо за счет внедрения механизма улучшения реальной обратной связи с частным сектором и создания цикла получения подобных отзывов, - сказала Фруман. - И крайне важно продолжать работу по оценке эффективности воздействия: вы должны иметь систему, позволяющую документировать проводимые реформы и получаемые результаты, то есть мы должны видеть, как реформы реально меняют ситуацию на местах. Соответственно, чиновники должны становиться более клиентоориентированными, обеспечивать большую прозрачность своей деятельности и в большей степени быть ориентированными на поддержку частного сектора", - заключила она.

Казахстан. Весь мир > Приватизация, инвестиции > kursiv.kz, 2 ноября 2017 > № 2380942


США > СМИ, ИТ. Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 2 ноября 2017 > № 2378678 Владимир Михайлов

Портфель для киномана. Сколько можно заработать на инвестициях в кино и сериалы

Владимир Михайлов

исполнительный директор GL Financial Group

В этом году индустрия видеоразвлечений радует инвесторов: акции ряда поставщиков контента выросли на 30-60%. Но чтобы заработать на кино и сериалах, придется отбросить личные вкусы, забыть о громких именах и присмотреться к наиболее массовым и кассовым продуктам

В середине октября компания Netflix побила очередной рекорд. Она и раньше показывала убедительные результаты — число подписчиков перевалило за 100 млн человек еще в первом полугодии.

Однако теперь один из главных поставщиков кино и сериалов в мире превзошел как ожидания аналитиков, так и свои собственные прогнозы. За третий квартал подписчиков стало на 5,3 млн больше, хотя прирост ожидался на уровне 4,5 млн. Выручка увеличилась на целых 30%, до $2,99 трлн, в то время как эксперты прочили цифру не выше $2,77 трлн.

Когда спал легкий ажиотаж, вызванный порцией позитивной статистики, акции торговались на уровне $200 долларов за бумагу. При этом аналитики дружно повысили целевые ориентиры по бумагам компании. К примеру, банк J.P.Morgan теперь рассчитывает на рост котировок Netflix до уровня $242 вместо $225.

Представители финансового конгломерата возлагают большие надежды на четвертый квартал и оригинальный контент, который собирается представить Netflix. Среди самых ожидаемых продуктов — сериал «Охотник за разумом», который спродюсировал Дэвид Финчер, и фильм «Яркость» с Уиллом Смитом в одной из главных ролей.

Однако ключевой секрет привлекательности кроется не в ярких голливудских именах, а в характере роста базы подписчиков. Увеличение аудитории происходит за счет глобального сегмента, а это означает, что расти Netflix может еще долго и очень уверенно.

В восторженных отзывах о перспективах компании несколько раз прозвучал тезис о том, что она доказала свою неуязвимость перед конкурентами. Такой восторг может оказаться преждевременным. Судя по всему, Netflix еще предстоит жесткая конкурентная схватка.

Короли контента

Собственные развлекательные каналы с потоковым видео собираются продвигать сразу несколько цифровых и технологических гигантов, среди которых Apple и Facebook. Серьезная угроза просматривается и со стороны Amazon.com. Подписка на Amazon Video сегодня стоит $8,99 в месяц.

Netflix предлагает членство по той же цене, но для старых подписчиков, которые пользовались услугами ранее 2014 года, действует льготное предложение за $7, 99 в месяц. Если Amazon задастся целью отобрать часть рынка у конкурента, ему не понадобится сильно демпинговать — достаточно небольшой корректировки, которая способна несколько омрачить радужные перспективы Netflix.

Но как бы дешево ни стоила подписка, ее не купят, если подписчикам нечего будет смотреть. Поэтому битва идет не только и не столько за дешевизну и массовость сервиса, но и за контент. По данным разных источников, Facebook уже рыщет по Голливуду в поисках продуктов для аудитории от 13 до 34 лет — без политики, эротики и грубого слэнга.

Тем временем лидирующий по всем фронтам Netflix может лишиться значимой части своего контента. Студия Disney недавно заявила, что намерена отозвать свои фильмы с Netflix, чтобы к 2019 году начать показывать их на собственном потоковом видео-сервисе.

Сначала его планируется запустить в США, затем компания перейдет к глобальной экспансии. Ради новой платформы Disney готов к «значительным инвестициям» в кино и сериалы.

При этом подход многих крупных студий, в том числе Disney, к созданию контента не так уж и отличается от серийного производства Netflix. Миром кино и ТВ-развлечений уверенно правит франшиза, причем не первый год.

Определяющую часть дохода компаниям приносят разнообразные сиквелы и приквелы к успешным киносагам. Ведь намного безопаснее вложить $200 млн в проверенный продукт, который уже понравился зрителям, и снять вторую-третью часть фильма, чем рисковать и предлагать новую историю и новых героев.

Вслед за премьерой

Предновогодний сезон премьер, в рамках которого студии часто выбрасывают в прокат «все лучшее сразу», покажет, на кого следует сделать ставку. Так, после премьеры третьей части «Кунг-фу Панды» в начале 2016 года акции DreamWorks взлетели более чем на 20%.

Компания наконец-то выбралась из убытков и показала прибыль, а затем благополучно продалась глобальному конгломерату Comcast за $4,1 трлн долларов. Пока рынок обсуждал поглощение, стоимость бумаг на рынке выросла почти вдвое.

На ноябрь 2017 года намечены две громкие франшизные премьеры, обе — по сериям комиксов. Disney выпустит «Тор 3: Рагнарек» по комиксам Marvel, а Time Warner — «Лигу справедливости» на основе продукции DC Comics. Релиз помечен как «Часть 1», но на самом деле это пятый фильм в так называемой «расширенной вселенной DC», где обитают Супермэн, Бэтмэн и Чудо-женщина.

Пока рыночные показатели Time Warner смотрятся эффектнее, чем у «студии Микки-Мауса»: за месяц до премьер акции Warner показывают годовой рост более 27% против диснеевских 7%.

И все же по многим параметрам Disney выглядит интереснее конкурента. Во-первых, нет гарантий, что динамика акций Time Warner сохранится. Бумаги и так недешевы, а у студии нет канала для агрессивной экспансии и увеличения числа аудитории, как у Netflix.

К тому же конкурирующая Disney владеет едва ли не самой громкой и кассовой франшизой в истории — «Звездными войнами». Премьера очередной части запланирована на середину декабря. На игровой «Голливудской бирже», где пользователи пытаются предсказать размер сборов того или иного фильма, прогноз для Star Wars в октябре колебался на уровне $780 млн долларов и рос ежедневно по мере приближения премьеры.

Площадка считается неплохим прогнозным инструментом с тех пор, как в 2007 году местные игроки предсказали 32 из 39 номинантов на «Оскар» и семь из восьми обладателей премии. Однако если для фильмов Time Warner сборы в $700-800 млн — это «потолок», то предыдущая часть принадлежащих Disney «Звездных войн» принесла около $2 млрд.

Также не стоит забывать, что Микки Маус рвется на территорию Netflix. Отбирая контент у чужого видеосервиса и имея в запасе самые прибыльные франшизы мира, Disney создает для собственной видеопотоковой площадки огромные преимущества.

Индексы кинозвезд

Тем не менее уповать на одну студию и один кинопроект — крайне опрометчивое решение для инвестора. Самое яркое тому подтверждение — негативный российский опыт. В 2009 году компания Bazelevs, производитель самых кассовых отечественных фильмов, собиралась создать паевой фонд для съемок фильма «Елки».

Поскольку компания не котируется на бирже, средства решили аккумулировать в закрытом ПИФе на базе «Тройки Диалог». Пока регулятор дал «добро», время для съемок было упущено, пришлось создавать другой фонд — уже для мультфильма «Смешарики». Затраты на продукт с учетом маркетинга оценивались примерно в $10 млн, но в прокате мультфильм собрал на $1,5 млн меньше.

В дальнейшем сборы существенно выросли за счет продажи прав на телетрансляцию и продажи тематических игрушек. Однако провал на первом этапе поубавил энтузиазма в отношении киноинвестиций.

Теперь вкладывать стараются сразу в несколько проектов, но инвестиционные кинофонды по-прежнему остаются редким явлением и, как правило, привлекают ограниченный круг лиц, так или иначе связанных с кинобизнесом.

Рядовому инвестору по-прежнему проще зарабатывать на западном кинорынке. При этом не стоит забывать о российских уроках и грамотно диверсифицировать свой портфель. А главное, не увлекаясь собственными кинопредпочтениями.

Несколько лет назад один из пользователей площадки Stockerblog Фред Фулд предложил свою модель портфеля и назвал ее «Индекс Анджелины Джоли».

Инвестор включил в модель все компании, которые производят, продают и транслируют видеопродукцию с участием актрисы — Sony Viacom, Time Warner, News Corp, General Electric, а также DreamWorks, Disney и Comcast. С января по декабрь 2009 года «Индекс Джоли» вырос на 22%, в то время как всем известный Dow Jones Industrial поднялся всего на 16%.

Такой результат, подогреваемый популярностью актрисы, спровоцировал небольшой бум селебрити-индексов. Начинающие и полупрофессиональные инвесторы составляли портфели в честь самых разных актеров — от Пэрис Хилтон до вечного Гарри Поттера — Дэниэла Рэдклиффа. Но ни один из них не выстрелил и не вошел в нормальную инвестпрактику.

Успех «Индекса Джоли» в первую очередь строился на простом принципе: успешные актеры работают с успешными компаниями. Однако сейчас, когда миром развлечений правят бесконечные франшизы и несчетные сериалы, значимость актеров не то чтобы сходит на нет, но явно снижается.

Новыми культовыми персонами стали режиссеры, к именам которых привязаны громкие релизы. Впрочем, исходя из «режиссерского» принципа портфель особенно не диверсифицируешь: рынок сделал их довольно моногамными в отношениях со студиями. Так, Джордж Лукас давно продал все права на «Звездные войны» тому же Disney.

А Джэймс Кэмерон, который снял суперкассовый «Аватар» (и планирует снимать следующий), работает на базе 20th Century Fox и привлекает к участию только небольшие авторские студии, которые не котируются на рынке.

Таким образом, собирая свой инвестиционный портфель, лучше с самого начала отодвинуть персоналии и личные вкусы на второй план и руководствоваться неумолимой рыночной логикой. Особенно с учетом того, что погоду на рынке сегодня определяет массовый успех проверенных продуктов, которые далеко не всем по нраву.

США > СМИ, ИТ. Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 2 ноября 2017 > № 2378678 Владимир Михайлов


Казахстан. США. Китай > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции. Транспорт > inform.kz, 2 ноября 2017 > № 2374846

Казахстан является лучшим партнером для США - американский эксперт

Директор Центра внешней политики американского Фонда «Наследие» Люк Коффи считает, что Республика Казахстан является лучшим партнером для Соединенных Штатов Америки, передает МИА «Казинформ».

Люк Коффи в своей статье «Центральная Азия должна быть в сердце американской политики «Нового Шелкового пути», опубликованной в американском интернет-издании Huffingtonpost.com, анализирует инициативу Китайской Народной Республики «Пояс-путь». По его мнению, ее целью является создание инфраструктурных проектов, которые могли бы изменить известный американцам формат восточного полушария и укрепить китайскую экономическую и политическую силу.

«Совершенно очевидно, что Америке необходимо наблюдать за этим процессом», - подчеркивает директор Центра внешней политики.

Ранее в этом году, впервые в истории, из КНР в Великобританию был запущен китайский грузовой поезд. Теперь к списку из 14 других европейских городов, связанных с Китаем по железной дороге, добавился Лондон. При этом одной из стран, через которую транзитом следовал этот грузовой поезд, был Казахстан.

«Неудивительно, что Казахстан является ключевой частью проекта. Это девятая по размеру территории страна в мире, которая расположена в самом центре Евразии. Когда дело касается торговли и логистики, практически невозможно избежать метафоры, широко используемой сегодня журналистами и официальными лицами, для определения Казахстана как «пряжки» в проекте ИПП», - пишет Люк Коффи.

Целью этого проекта является строительство дороги и морских соединений (автомобильных дорог, мостов, трубопроводов, оптико-волоконных кабелей, железных дорог, аэропортов, портов и так далее) между Китаем и странами Индийского океана, Юго-Восточной Азии, Центральной Азии, в конечном итоге, с Европой. ИПП состоит из двух компонентов - сухопутной и морской.

По словам американского эксперта, существует несколько стратегических причин, по которым США должны с осторожностью относиться к морским аспектам указанного проекта. Китай расширяет свое присутствие в местах, которые традиционно не ассоциируются с влиянием Пекина, например, в Шри-Ланке. Отмечаются тревожные случаи, когда Китай внедрялся в национальную экономику и политику «нездоровым путем», как, например, в Африке.

Тем не менее, сухопутный компонент проекта ИПП через Центральную Азию - другой и имеет две особенности. «Во-первых, в отличие от многих стран, на которые влияет морской компонент указанного проекта, Китай имеет тысячелетнюю историю торгово-экономической деятельности в регионе, относящуюся к Шелковому пути. Страны Центральной Азии, включая то, что сегодня известно как Казахстан, играли на протяжении многих веков важную роль в торговле и транзите. Роль Китая в этом не является чем-то новым.

Во-вторых, многие центральноазиатские страны сталкиваются с экономическими вызовами и нуждаются в улучшении инфраструктуры. Это является результатом многолетнего российского и советского контроля. Китайские инвестиции в местную инфраструктуру не только приветствуются - это зачастую является необходимостью», - поясняет Люк Коффи.

«Именно поэтому США необходимо рассматривать китайскую ИПП в Центральной Азии без предвзятости. Однако выбор для США не является двояким: США не должны полностью поддерживать этот проект в регионе, также как и не должны проводить политику подрыва или блокировки», - отмечает он.

Американский эксперт считает, что ответ находится где-то посередине.

«Это, в частности, характерно для таких партнеров США как Казахстан, которому в силу исторических, географических и культурных причин необходимо балансировать в отношениях с Москвой, Пекином и Вашингтоном. В том случае, когда китайские инвестиции в Казахстан являются законными, прозрачными и деятельность осуществляется в рамках верховенства права, США необходимо признать, что ИПП может предоставить возможности. Так, проекты, запущенные в рамках ИПП, могут помочь Казахстану увеличить рост региональной торговли и связей, одновременно расширяя экономические возможности», - утверждает он.

Это, в свою очередь, может повысить стабильность в регионе, тем более что Узбекистан становится все более открытым для иностранных инвестиций. Также это может укрепить стабильность и экономическую активность США в регионе.

«Инвестиции американских компаний в энергетическую сферу Казахстана составляют десятки миллиардов долларов и есть потенциал для увеличения объема. Кроме того, открываются дополнительные возможности для торговли и инвестиций. В 2016 году экспорт США в Казахстан составил более 1 млрд долларов США. Если действия Китая в тендерах станут более прозрачными, то американские предприятия также могут значительно выиграть от ИПП», - полагает Люк Коффи.

Однако, будучи другом Казахстана, США должны предостеречь Астану от слишком легкого согласия на китайские инвестиции и инициативы в рамках ИПП, которые могут подорвать ее национальный суверенитет, отмечает он.

Госсекретарь Рекс Тиллерсон недавно отметил, что ИПП иногда страдает от не внушающего доверия финансирования инфраструктурных проектов, которое может создать неустойчивые долговые обязательства для государств, участвующих в их реализации, считает эксперт.

«Политики США до сих пор выступают в роли догоняющих в своих попытках понять, что ИПП значит для американских интересов в Центральной Азии. Надо надеяться, что скоро это изменится. При Президенте Трампе США впервые направили свою делегацию на недавний саммит ИПП в Китае. В рамках новой стратегии Президента Трампа по Афганистану становится очевидным, что Центральная Азия будет играть важную роль как часть регионального подхода», - подчеркивает Люк Коффи.

По его мнению, существует множество областей, в которых действия Китая должны волновать США.

«Но ИПП не должна рассматриваться как игра на выбывание, особенно в Центральной Азии. США требуется прагматичный подход к ИПП. Такие страны как Казахстан должны подходить к участию в китайской инициативе с широко открытыми глазами. Слишком долго США игнорировали Центральную Азию. Это должно измениться. Центрально-азиатский регион был, есть и будет оставаться ареной важнейшей геополитической важности для США. И в этом регионе Казахстан является лучшим партнером Америки. Чем скорее политики в Вашингтоне поймут это, тем лучше будет для всех», - заключает американский эксперт.

Казахстан. США. Китай > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции. Транспорт > inform.kz, 2 ноября 2017 > № 2374846


Узбекистан > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > carnegie.ru, 2 ноября 2017 > № 2374823 Рафаэль Саттаров

На пути к олигархату. Зачем новое руководство Узбекистана сближается с Усмановым

Рафаэль Саттаров

Противоречия между президентом Мирзиёевым и главой СНБ Иноятовым уже давно перестали быть в Узбекистане секретом. В этом противостоянии Усманов для нового узбекского лидера – один из главных уравнителей против силовиков. Создание узбекского олигархата кажется Мирзиёеву подходящим инструментом для укрепления своей власти и борьбы с конкурентами из силовых ведомств

Слухи о том, что новый президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев стремится сотрудничать с российским миллиардером Алишером Усмановым, появились почти сразу после смерти Ислама Каримова. Но контакт между Мирзиёевым и Усмановым устанавливался в атмосфере такой секретности, что сказать что-либо наверняка о целях их сближения было почти невозможно. За последние месяцы появилось достаточно информации, чтобы Усманова можно было записать в число самых ярких представителей нового узбекского олигархата. Его влияние в стране быстро растет, и скрывать это становится невозможно даже в жестко контролируемых СМИ Узбекистана.

Страна без олигархов

В декабре 2009 года ныне покойный президент Узбекистана Ислам Каримов в программном выступлении заявил, что власти не допустят в стране резкого роста имущественного неравенства, потому что это спровоцирует социальное напряжение: «Олигархов у нас не будет, если кто-то этого еще не понял, пусть имеет в виду».

После этого выступления в Узбекистане прошла серия арестов крупных предпринимателей, чье имущество было конфисковано. Тогда из публичного поля пропали самые богатые люди страны. Часть из них приняли новые правила игры, а те, кто не принял, либо покинули страну, либо попали под арест. Например, владелец крупного рынка O'rikzor (Караван-сарай) Дмитрий Ли (Лим) успел уехать. А вот карманному олигарху дочери Каримова Миродилу Джалолову повезло меньше – в 2010 году он получил реальный тюремный срок за финансовые преступления и вышел из тюрьмы только в январе 2017 года, на волне первых оттепельных порывов нового президента.

Вслед за Каримовым схожую мысль часто повторял тогдашний министр финансов Узбекистана Рустам Азимов. Выступая на международных финансовых площадках, он уверял, что в Узбекистане действительно нет олигархов и власти страны сделают все возможное, чтобы избежать этого негативного постсоветского опыта.

Подхваченный провластными активистами и экспертами, аргумент об отсутствии в Узбекистане олигархов занял одно из центральных мест в государственной пропаганде, стал важным доказательством преимуществ узбекского пути развития по сравнению с другими республиками бывшего СССР.

И действительно, ситуация с олигархами в постсоветском Узбекистане сильно отличается от других стран бывшего Союза. При Каримове в Узбекистане сложился не олигархический капитализм, как в России, Казахстане или на Украине, а чиновничий, когда для обеспечения безопасности своих капиталов люди идут в структуры государственной власти. В результате самыми богатыми людьми в стране стали не крупные предприниматели из 90-х, а чиновники. Они, и только они получили полный контроль над узбекской экономикой через свои обширные родственные связи.

Например, нынешний глава Налогового комитета Узбекистана одновременно является фактическим владельцем крупного торгового центра Next в Ташкенте. Семье ныне покойного, но влиятельного при Каримове чиновника Алишера Азизходжаева принадлежит сеть супермаркетов Makro и Sunday. Таких примеров в Узбекистане много, и почти любой житель столицы с удовольствием расскажет, семье кого из высокопоставленных чиновников принадлежит тот или иной крупный бизнес или объект недвижимости.

Сегодня, спустя год после смерти Каримова, переплетение бизнес-интересов и государственной службы по-прежнему остается нормой в Узбекистане. Тем не менее ситуация постепенно начинает меняться, все заметнее становится растущая активность иностранных олигархических групп, которые финансово и родственно тесно связаны с высокопоставленными руководителями Узбекистана. И российский олигарх Алишер Усманов тут самый яркий, но далеко не единственный.

Танка и великий уравнитель

В узбекском языке есть слово «танка», немного искаженный вариант русского «танк». Танка означает, прежде всего, не боевую машину, а покровителя и спонсора, то есть того, кто продвигает и поддерживает в карьерном развитии. Если человек хочет преуспеть в государственной, академической, общественной или деловой сфере, а также откосить от тюрьмы, то он обязательно должен иметь танку, чей аппаратный вес помогает стабильному росту. Именно в роли танки первоначально и выступал Алишер Усманов, когда после смерти Каримова новый президент Мирзиёев стал постепенно концентрировать власть в своих руках.

Первыми признаками активизации Усманова в Узбекистане были не его публичные выступления или заявления официальных лиц и даже не торговые сделки, а полеты его личного самолета Bourkhan. По регулярности перелетов журналисты и эксперты начали понимать, что за участившимися визитами Усманова в страну стоит не желание поесть узбекского плова, а тесные связи олигарха с новым президентом.

Когда-то племянник Усманова Бабур был женат на племяннице Мирзиёева. Этот брачный альянс мог показаться прерванным, когда в 2013 году Бабур погиб в автокатастрофе. Но в узбекском обществе родственные связи не прекращаются после чьей-то смерти, они, наоборот, укрепляются, тем более что от брака остались общие внуки, еще сильнее закрепляющие альянс двух семей.

Уже осенью 2016 года усмановский лайнер подолгу стоял на летном поле ташкентского аэропорта. А в сентябре этого года, по данным Flightradar24, выяснилось, что узбекский президент летал на Генассамблею ООН в Нью-Йорк на частном самолете Алишера Усманова. Вскоре последовал аналогичный полет на саммит СНГ в Сочи.

Узбекские власти тогда объясняли, что самолет для дальних перелетов Мирзиёева якобы был арендован НАК «O'zbekiston Havo Yo'llari» по заказу правительства Узбекистана. Такое заявление многих шокировало уже тем, что оно вообще было сделано. Раньше узбекские власти никогда так публично ни в чем не признавались, и даже если какая-то информация становилась известна, то все равно упорно сохраняли гробовое молчание.

Кроме того, неизбежно возникают вопросы о конфликте интересов. Получается, что глава Узбекистана пользуется частным самолетом иностранного олигарха и нет никаких гарантий, что, например, сведения из президентских разговоров на борту не попадут в руки иностранных спецслужб.

В качестве одной из версий, почему Мирзиёев вдруг пересел на самолет Усманова, называли конфликт узбекского президента с главным силовиком Рустамом Иноятовым. Мол, Мирзиёев беспокоится за свою безопасность, поэтому и не пользуется услугами борта номер один Ислама Каримова.

Назвать такое объяснение совсем невозможным нельзя, но скорее дело тут в том, что новый президент стремится побыстрее избавиться от наследия Каримова, в том числе и от материального, типа резиденции или президентского самолета.

Когда-то говорили, что самые большие антисталинисты – это приближенные Сталина, так и сегодня в Узбекистане главным антикаримовцем выступает Шавкат Мирзиёев. Он не пожелал работать в бывшей резиденции Каримова Аксарае и приказал строить для себя новую. Такой же отказ коснулся и резиденции Каримова в Дурмене. По разговорам с чиновниками среднего уровня складывается впечатление, что каримовские резиденции вызывают у Мирзиёева неприятные воспоминания – судя по всему, в прошлом, при живом Каримове, он не получал особого удовольствия от посещения этих мест.

После прихода к власти Мирзиёева под сокращение попали также охранники из службы безопасности президента, сменились автомобили президентского кортежа, маршрут президентской трассы, очередь дошла и до президентского лайнера. По всей видимости, для Мирзиёева заказан новый лайнер, но до его полного оснащения президенту Узбекистана придется пользоваться личным самолетом Алишера Усманова.

Хотя тяжелыми воспоминаниями тут дело явно не ограничивается. Мирзиёев выбрал самолет именно Усманова, потому что сегодня российский олигарх для нового узбекского лидера – это один из главных уравнителей против силовиков.

Противоречия между Мирзиёевым и главой Службы национальной безопасности Иноятовым по поводу смены экономического и политического курса уже давно перестали быть в Узбекистане секретом. Время в этом противоборстве играет в пользу президента. Каримов во всем полагался на главного силовика, позволяя Иноятову контролировать многие аспекты жизни внутри страны. Кадровый, политический, общественный, пограничный контроль были полностью сконцентрированы в руках СНБ.

Более того, основные правила игры в экономике также формировались силовиками. Подъем какого-либо предпринимателя или отжим бизнеса у иностранных инвесторов зависели исключительно от СНБ. Могущество Иноятова особенно выросло после разгрома бизнес-империи младшей дочери Каримова, Гульнары.

Но сегодня старые правила уже не устраивают нового президента, которому нужно что-то противопоставить их старому гаранту – Рустаму Иноятову. И здесь Алишер Усманов должен выступить танкой Шавката Мирзиёева как во внутренней политике, так и во внешней, особенно во взаимоотношениях с Кремлем, который остается ориентиром для обеих противоборствующих сторон.

Путь им озарил

Когда Алишер Усманов заявляет, что он больше не управляет бизнесом, а принимает только стратегические решения и занимается благотворительностью, он немного лукавит. По крайней мере сегодня в Узбекистане он выступает в своей бизнес-ипостаси. На свадьбе своего племянника Усманов сказал: «Если бы президент Узбекистана сказал: «Молодежь, начинайте, дорога вам открыта. Если вам что-то нужно – я сам помогу», то я, Фаттах [Шодиев – казахстанский миллиардер родом из Узбекистана] и Искандер [Махмудов – российский миллиардер родом из Узбекистана] – мы бы мир перевернули. Что мы и сделали ради России, ради Казахстана».

В мае этого года стало известно, что Алишер Усманов будет участвовать в реализации проекта по строительству туристической зоны Кадимий Бухоро (Древняя Бухара). По утвержденному президентом документу, в Бухаре в 2017–2019 годах предполагается создать туристическую зону с современными малоэтажными гостиницами, культурно-оздоровительными и торгово-развлекательными центрами, обеспечивающими условия для круглосуточного досуга иностранных туристов. Общая территория турзоны составит не менее 10 гектаров, а всех ее инвесторов до 2020 года освободят от уплаты земельного налога, налога на прибыль, имущество юридических лиц, благоустройство и развитие социальной инфраструктуры, единого налогового платежа для микрофирм и малых предприятий, обязательных отчислений в государственные целевые фонды, а также таможенных платежей.

Еще в 2015 году на внеочередном заседании правления Государственной акционерной железнодорожной компании «Узбекские железные дороги» было принято решение о выходе государства из числа владельцев компании и преобразовании ее в акционерное общество. Тогда же говорили, что часть активов «Узбекских железных дорог» будет продана коммерческим структурам, близким к Усманову.

В телекоммуникациях USM Holdings Усманова начала переговоры со шведской Telia о покупке узбекского Ucell, второго по количеству абонентов сотового оператора в стране (9,1 млн абонентов в 2016 году).

Во время визита президента Узбекистана в Россию были подписаны двусторонние соглашения об инвестиции и 55 контрактов на общую сумму $16 млрд. По данным узбекской службы «Радио Свобода» («Озодлик»), 7 из 16 млрд собирается инвестировать Алишер Усманов. Хотя достоверность этих оценок пока не подтверждена.

Помимо Усманова, есть и другие олигархи узбекского происхождения, кто также заинтересован в продвижении своих бизнес-интересов в Узбекистане и готов участвовать в новых проектах. Это, например, российский миллиардер Искандер Махмудов – по приглашению узбекского правительства принадлежащая ему Уральская горно-металлургическая компания планирует разрабатывать месторождения титаномагнетитовых руд Тебинбулак в Каракалпакстане. Махмудов также собирается строить там сталелитейный завод стоимостью $1,5 млрд.

Таких богатых узбекистанцев хватает не только в России, но и в других странах – в ОАЭ, Турции, Малайзии, Украине, Казахстане, Евросоюзе. И при ясных правилах игры они могли бы привезти в Узбекистан существенные инвестиции.

В этой ситуации Алишер Усманов будет выступать неформальным патроном (танкой) для таких полузарубежных инвесторов. Будет влиять на процесс принятия решения и способствовать снижению произвола в отношении инвесторов. Выходцы из Узбекистана, сделавшие свои состояния в странах вроде России и Казахстана, привыкли ради безопасности и сохранности инвестиций иметь патрона в высокой власти, который будет в любое время вхож в президентский кабинет.

Определенная часть узбекского аппарата, включая, по всей видимости, и самого нового президента, тяготится тотальным контролем силовиков, доставшимся от Каримова, и будет рада принять в страну новые инвестиции. По личным беседам с узбекскими чиновниками видно, что среди них сегодня очень популярно убеждение, что крупные иностранные инвестиции способны резко ускорить процесс модернизации страны.

Вера эта во многом наивная, и опыт других постсоветских государств показывает, что никакой успешной «олигархической модернизации» не бывает. Крупные бизнесмены так же, как сейчас силовики из СНБ, поделят самые доходные части узбекской экономики и начнут захват политического пространства страны. Но пока модель «госкапитализма друзей», несмотря на всю ее неэффективность, кажется новому узбекскому лидеру самым подходящим инструментом для укрепления своей власти и борьбы с конкурентами из силовых ведомств.

Узбекистан > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > carnegie.ru, 2 ноября 2017 > № 2374823 Рафаэль Саттаров


Россия. ДФО > Приватизация, инвестиции. Агропром. Недвижимость, строительство > amurmedia.ru, 1 ноября 2017 > № 2377034

Кооператив Lavkalavka на ДВ гектаре станет точкой роста для развития всего региона

Амбициозный проект призван доказать, что участка земли достаточно для создания успешного бизнеса с нуля

Создать такой намерены основатель фермерского кооператива Lavkalavka, президент фонда по развитию территорий "Большая земля" Борис Акимов и соучредитель благотворительного фонда "Нужна Помощь" и директор портала "Такие дела" Дмитрий Алешковский в одном из субъектов Дальнего Востока. По словам организаторов, амбициозный проект призван доказать, что участка земли достаточно для создания успешного бизнеса с нуля, сообщили ИА AmurMedia в пресс-службе Минвостокразвития.

"Государство дает любому желающими гектар земли, регион выделяет лес на строительства дома и хозяйственных построек, а наш кооператив создаст рабочие места и комфортные условия для жизни", — отметил Митя Алешковский.

Планируется, что кооператив объединит около тысячи хозяйств, и присоединиться к нему сможет любой житель России.

"Принять участие в освоении "дальневосточного гектара" и присоединиться к коллективному фермерскому хозяйству сможет любой желающий. Мы хотим, чтобы люди почувствовали себя хозяевами этой земли, хотим привлечь внимание жителей нашей страны к возможностям, которые предоставляет федеральная программа. Мы хотим не только сделать наш "гектар" прибыльным, но и доказать всем жителям России, что нет недостижимых целей, и что если много и упорно работать, то можно достигнуть поставленной задачи даже в самых сложных условиях. Мы уже встретили на Дальнем Востоке успешных фермеров и предпринимателей", — добавил он.

Задача проекта – развеять стереотипы о Дальнем Востоке и развитии бизнеса в регионе. Кроме того, по мнению организаторов, "дальневосточный гектар" — хороший инструмент для решения социальных проблем. Сельскохозяйственный кооператив на гектарах может стать стимулом для развития всего дальневосточного региона.

"Наша задача – выявить все точки роста исследуемой земли и разбудить эти потенциалы. Эффективность усилий по развитию регионов измеряется не только ростом ВВП. На примере этого нашего эксперимента мы хотим создать методологию по системному развитию территорий. Речь не идет только о нашем кооперативе, а об оживлении всего региона, на котором мы остановимся. Первый раз мы попробовали с далеким арктическим поселком Териберка. И у нас получилось. Теперь мы хотим взяться за целый регион", — заявил основатель фермерского кооператива Lavkalavka Борис Акимов.

Пока организаторы выбирают регион и место будущего кооператива. Весь процесс исследования территории и создания амбициозного фермерского хозяйства будет освещаться в видео-блоге проекта на канале YouTube.

Напомним, кооперацию как принципиально новый, уникальный подход к развитию экономики региона обсудят на всероссийской конференции по кооперации и малому предпринимательству на "дальневосточном гектаре", которая пройдет 8 и 9 ноября в Хабаровске. Мероприятие организовано Агентством по развитию человеческого капитала на Дальнем Востоке совместно с Правительством Хабаровского края. Эксперты расскажут, как выстроить систему сбыта произведенной на гектарах продукции, путь от местного рынка к межрегиональному и международному, меры поддержки малого предпринимательства на "дальневосточном гектаре" и экспортный потенциал региональных продуктов, создание бренда "дальневосточный гектар" для продвижения выращенной на них продукции.

Россия. ДФО > Приватизация, инвестиции. Агропром. Недвижимость, строительство > amurmedia.ru, 1 ноября 2017 > № 2377034


Россия. УФО > Медицина. Приватизация, инвестиции > remedium.ru, 1 ноября 2017 > № 2375101

Впервые частный инвестор получил в концессию федеральный медцентр

В Минздраве России прошло торжественное подписание первого концессионного соглашения реализуемого на федеральном уровне в целях оказания медицинских услуг. В рамках соглашения частный инвестор получит федеральную инфраструктуру здравоохранения, Центр микрохирургии глаза в Екатеринбурге, для проведения реконструкции и эксплуатации.

Концессионное соглашение было подписано с акционерным обществом «Екатеринбургский центр МНТК «Микрохирургия глаза». Концессионер должен провести реконструкцию, включая оснащение, медицинского центра за счет собственных или привлеченных средств. Работы по реконструкции и оснащению инженерно-техническим оборудованием будут проведены в период с октября 2017 г. по август 2027 г. Стоимость работ превысит 2,36 млрд рублей.

Пилотный проект позволит освободить бюджет от расходов на содержание Центра до конца лета 2027 года. Более того, за счет налогов, концессионной и арендной платы в бюджеты разных уровней поступит почти 6 млрд рублей. Также ожидается, что объем медицинской помощи по программе государственных гарантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи будет увеличен с учетом потребности и увеличения мощности Центра.

«Подписанное соглашение является знаковым событием не только как первый федеральный проект на принципах ГЧП, предусматривающий передачу федеральной инфраструктуры здравоохранения частному инвестору для реконструкции и эксплуатации в целях оказания медицинских услуг населению, но и как проект, реализуемый без участия средств федерального бюджета», - заявил заместитель министра здравоохранения Сергей Краевой, отметив, что этот проект готовился более двух лет.

Россия. УФО > Медицина. Приватизация, инвестиции > remedium.ru, 1 ноября 2017 > № 2375101


Франция > Недвижимость, строительство. Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > rfi.fr, 1 ноября 2017 > № 2373837

1 ноября во Франции началось так называемое «зимнее перемирие» (trêve hivernale), в ходе которого запрещено выселять людей. Это касается и тех, кто не платит за аренду квартиры, и тех, кто вынужден жить в палатках или в сколоченных из чего придется «халабудах». Во Франции не менее 16 000 человек живут в «стихийных лагерях» (бидонвилях) — и с сегодняшнего дня их «жилье» «под защитой».

Практика «зимнего перемирия» существует во Франции с 1956 года, но в этом году, согласно новому закону, оно впервые коснется и тех, кто живет на улице или занимает пустующие здания.

Накануне этого «благословенного» дня полиция (после получения судебных решений) в ускоренном режиме проводила последние «зачистки»: к примеру, 31 октября сотрудники правопорядка разогнали цыганский лагерь, обустроенный в одном из пустующих зданий в Марселе. В лагере жило около ста человек, среди которых 52 ребенка.

О разрушении лагеря сообщила координатор благотворительной организации «Врачи мира» (Médecins du Monde) Лори Бертран. Правозащитники, которых цитирует газета Le Figaro, осуждают подобные действия полиции, полагая, что они только усугубляют проблему: в скором времени большинство из этих людей будет вынуждено заново обустраивать себе такое же «жилье» — вероятнее всего, в другом месте, что приведет к созданию новых трудностей. В том числе — для благотворительных организаций и социальных работников.

А так как, по утверждениям властей, они не могут оказать помощь каждому, кто живет на улице, то лучше было бы и не мешать тем, кому помочь нельзя, полагают правозащитники. «Разрушение палаточных лагерей заставляет семьи с маленькими детьми снова бродяжничать, пока они не обустроятся на новом месте», — говорит Лори Бертран. Эта ситуация мешает тем, кто хотел бы хоть как-то интегрироваться во французское общество, сделать первые шаги, говорит она.

В результате тысячи людей во Франции постоянно вынуждены проходить одну и ту же ситуацию по кругу: «зачистка» бидонвиля или «сквота» — предоставление временного жилья — снова поиски какого-нибудь пристанища — новая «зачистка»…

«Было бы несправедливо говорить, что государство ничего не делает для улучшения ситуации: с 2013 года во Франции 5000 бездомных получили постоянное жилье», — пишет Le Monde.

Но бездомных меньше не становится, говорит Манон Филлонно, представительница благотворительной организации Romeurope. «Мы должны спросить себя, почему, несмотря на то, что власти устраивают в среднем одну „зачистку“ каждые три дня, число жителей трущоб остается из года в год одинаковым», — говорит она. И полагает, что объяснение лежит на поверхности: власти откладывают проблему, а не решают ее.

В лучшем случае они успокаивают недовольное местное население, которое требует снести лагерь. Но, как известно из «опыта» «джунглей Кале» или некоторых районов Парижа, подобные лагеря иногда «возрождаются» в тех же местах.

Согласно последним данным (апрель 2017) Межведомственного управления по предоставлению жилища (Dihal), во Франции насчитывался 571 стихийный лагерь, в которых проживало не менее 16 000 человек. 36% из них — несовершеннолетние. Но речь идет только о массовых поселениях (будь то в палатках и в заброшенных зданиях): в статистику не вошли «одиночки».

«Подавляющее большинство обитателей стихийных лагерей — выходцы из Румынии и Болгарии», — рассказал газете Le Monde Оливье Пейру, глава благотворительной ассоциации «Траектории» (Trajectoires).

Газета Le Monde, со ссылкой на данные благотворительных ассоциаций и Межведомственного управления по предоставлению жилища, рисует инфографику, дающую усредненное представление об обитателях французских бидонвилей: 2/3 из них — это семьи с детьми. 45% занимаются сбором металлолома, 33% — попрошайничеством, 6% работают на стройках. Каждый третий — неграмотный, чуть больше половины — закончили только школу, 7% — лицей или вуз. 49% детей школьного возраста не учатся во Франции; 30% не учились ни на родине, ни здесь.

Что касается эффективности действий властей, то о ней, по мнению Оливье Пейру, говорит еще одна цифра: «зачистка» одного палаточного лагеря в среднем обходится государству в 320 000 евро.

«Зимнее перемирие» продлится до 31 марта.

Франция > Недвижимость, строительство. Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > rfi.fr, 1 ноября 2017 > № 2373837


Индия. Россия. Весь мир > Приватизация, инвестиции > inosmi.ru, 1 ноября 2017 > № 2372652

Россия и Индия поднялись вверх в рейтинге Doing Business Всемирного банка

В этом списке Москва оказалась впереди Брюсселя, однако Всемирный банк признает ограничения используемых им критериев.

Шон Доннэн (Shawn Donnan), Генри Фой (Henry Foy), Киран Стейси (Kiran Stacey), Financial Times, Великобритания

Вашингтон, Москва, Нью-Дели — Россия и Индия показали отличные результаты в последнем рейтинге Всемирного банка Doing Business, а Москва была названа городом, в котором легче заниматься бизнесом, чем в Брюсселе или в Риме, несмотря на призрак международных санкций и опасения по поводу коррупции. В последней версии часто подвергаемого критике рейтинга Doing Business, которая была опубликована во вторник, Россия занимает 35 место в списке стран, где легче всего заниматься бизнесом — это на одну ступень ниже Японии и выше почти дюжины стран-членов Евросоюза, включая Италию и Бельгию.

Индия поднялась со 130 места (из 190), которое она занимала в прошлом году, на сотое в нынешнем году, и при этом Всемирный банк назвал ее в числе 10 экономик мира, которым удалось в большей мере улучшить свою экономику. Подобных результатов Индия смогла добиться благодаря реформам, проводимым правительством премьер-министра Нарендра Моди. Прогресс обеих стран свидетельствует о том, что их правительства рассматривают рейтинг Doing Business как своего рода путеводитель при проведении экономических реформ.

Однако сотрудники Всемирного банка признают вероятность наличия в рейтинге неверных заключений, а также того, что страны могут манипулировать данными, в которых не учитывается такие препятствия для ведения бизнеса, как коррупция.

Российский президент Владимир Путин в 2012 году дал указание улучшить позиции страны в рейтинге Doing Business и подняться в этом списке с 118 места, которое она занимала в том году, на 50 к 2015 году и на 20 к 2018 году. Г-н Моди также удостоился похвалы от президента Всемирного банка Джим Ен Кима (Jim Yong Kim) за то, что он рассматривает низкий рейтинг Индии как стимул для проведения реформ. Россия разделяет подобный подход, и, по данным Всемирного банка, она с 2012 года провела 23 отдельные реформы, включая регистрацию компаний в одном окне, совершенствование налоговой системы и ликвидацию некоторых препятствий при получении разрешений на строительство.

Однако Банк признает наличие «методологических ограничений» при составлении своего рейтинга. «Рейтинг Doing Business не учитывает коррупцию, непотизм, макроэкономическую стабильность, а также политическую свободу и несоблюдение установленных формальностей», — отмечает Валентина Салтане (Valentina Saltane), банковский аналитик, принимавшая участие в подготовке доклада Doing Business.

Однако, несмотря на улучшение ситуации по тем позициям, которые учитываются в рейтинге Doing Business, иностранные инвесторы продолжают жаловаться на неспособность Москвы провести важные реформы в интересах бизнеса. Руководители компаний недовольны зависимостью российского государства от нефтегазовых доходов, чрезмерной ролью государственных компаний в экономике, а также наличием многочисленных бюрократических преград, унаследованных от Советского Союза.

Недавнее восстановление цен на нефть также снижает вероятность того, что будут предприняты шаги, направленные на выполнение обещаний о приватизации некоторых крупных государственных компаний. Кроме того, сложившаяся ситуация позволяет обращать меньше внимания на призывы некоторых поддерживающих реформы чиновников сместить фокус экономики в сторону от углеводородов.

В Индии в этом году правительство г-на Моди впервые ввело в действие кодекс о банкротстве, а также национальный налог на товары и услуги. Однако, по мнению экспертов Всемирного банка, более значительных успехов удалось достигнуть в таких менее заметных областях, как установление обратной связи с бизнесом для получения информации о проведении реформ. Аннетт Диксон (Annette Dixon), вице-президент Всемирного банка по Южной Азии, отметила: «По нашему мнению, нынешние результаты являются очень ясным сигналом из Индии о том, что эта страна не только готова принять бизнес и открыта для него, но и пытается сегодня стать предпочтительным местом для бизнеса в глобальном масштабе».

Китай, который давно уже выражает недовольство по поводу рейтинга Doing Business и который в 2013 году пытался размыть его критерии, в этом году продолжает оставаться на 78 месте, и это всего на пять позиций выше того места, которое он занимал десять лет назад. Место Китая в этом рейтинге отражает недовольство иностранных инвесторов, которые в последние годы жаловались на то, что деловая среда в стране стала менее благоприятной.

Столкнувшись с жалобами со стороны Китая и других членов, особенно в развивающемся мире, Всемирный банк уже давно пытается принизить значение рейтингов, а в 2014 году он начал масштабный пересмотр своей методологии. По мнению его специалистов, годовой доклад представляет собой прославление в глобальном масштабе лучшей практики и реформ во всех областях — от времени, необходимого для того, чтобы начать новый бизнес, до того, насколько легко заплатить налоги.

За 15 лет с того момента, когда впервые был опубликован этот доклад, эксперты Всемирного банка проанализировали 3200 реформ в области делового климата. По данным Всемирного банка, в прошлом году 119 из 190 обозреваемых экономик провели, по крайней мере, одну большую реформу. Однако, по мнению экспертов банка, последний доклад вызывает у них и озабоченность.

Замедление роста инвестиций, производительности и международной торговли — все это свидетельствует о необходимости продолжить усилия, направленные на улучшение «делового климата», особенно в развивающихся странах«, — отмечает Шанта Девараджан (Shanta Devarajan), главный экономист Всемирного банка по развивающимся экономикам.

По его словам, страны в разных частях планеты впервые за прошедшие десять лет отмечают синхронное увеличение роста, однако существует риск того, что они могут упустить благоприятный для проведения реформ момент, и тогда медленный рост инвестиций, производительности и торговли сохранится. «Развивающиеся экономики, действительно, нуждаются в улучшении своей конкурентоспособности и в увеличении притока инвестиций для того, чтобы противостоять осложняющим рост негативным тенденциям», — подчеркнул Шанта Девараджан.

По данным Всемирного банка, Новая Зеландия продолжает оставаться страной с наиболее благоприятными условиями для бизнеса, опережая Сингапур и Данию. Соединенные Штаты, где Дональд Трамп обещает провести крупную налоговую реформу и дерегуляцию, направленные на уменьшение нагрузки на бизнес, занимает шестое место в мире. Америка опередила Соединенное Королевство и Норвегию, тогда как в прошлом Соединенные Штаты находились на восьмом месте.

Странами с наиболее сложной обстановкой для бизнеса являются некоторые экономики, страдающие от кризисных явлений. Сложнее всего заниматься бизнесом в Сомали, в стране, которая в рейтинге Doing Business находится ниже, чем Эритрея, Венесуэла, Южный Судан и Йемен.

Индия. Россия. Весь мир > Приватизация, инвестиции > inosmi.ru, 1 ноября 2017 > № 2372652


Россия > Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 31 октября 2017 > № 2372471 Александр Зайцев

Ложный выбор. Стоит ли бежать из корпоративного рабства в собственный бизнес

Александр Зайцев

Executive coach, основатель и старший партнер компании «Территория Тренинга»

Что, если к управленцу вдруг приходит осознание, что ему чужд корпоративный мир? Возможно. Но вот в чем дело: почти всегда человек, добравшийся до позиции директора по развитию или CЕO в крупной компании, имеет склонность к жизни в бизнес-иерархии

Среди расхожих предубеждений против корпоративной карьеры — ее якобы рабовладельческая сущность. Муссируется стереотип не только в «хижинах», но и во «дворцах». Он устойчив настолько, что имеет свойство действовать как самоисполняющееся пророчество.

В своей практике я регулярно встречаюсь с запросом на стратегическое целеполагание в карьере. Он бывает как внятно сформулированным, так и скрытым.

У многих «первичная жалоба» сводится к тому, что, банально говоря, «рутина заела». Управленец с головой в текучке, теряется в догадках, как погряз в ней, и порывается избавиться от нее. По крайней мере, такая мотивация лежит на поверхности. Однако в большинстве случаев при тщательном рассмотрении выясняется, что погруженность в микроменеджмент — не от того, что руководитель плох и не умеет расставлять приоритеты. Даже по пристрелочному общению становится видна его способность принимать смелые рациональные бизнес-решения: ему эту текучку сбросить с плеч — плевое дело. Только вот не сбрасывает. Потому что она в его глазах — ценность. Потому что словно заполняет пустоту, которая кажется гораздо страшнее привычных тягостей.

В жерло авралов, в воронку рутины себя бросают, чтобы не задаваться вопросами о планах на будущее. Когда выкарабкиваешься бог весть откуда на последнем дыхании, никто, включая твоего внутреннего критика, не осмелится упрекнуть тебя в том, что ты не маршируешь, насвистывая бодрый мотивчик, к цели.

Приходят ко мне и с осознанной потребностью в стратегическом целеполагании. Скажем, человек занимает топовую или «предтоповую» позицию. Он преуспевает, однако куда смотреть и куда двигаться дальше, ему не ясно. Вернее, ясно, но в ироническом смысле: «Ясно, понятно». Иными словами: «Похоже, нет выхода, который меня устроит».

Однажды ко мне обратился глава регионального департамента крупной компании добывающей отрасли. Самокритичный, он едва ли не с порога признал тактические пробелы в своих компетенциях. Впрочем, восполнить их было как раз сравнительно легко. В сухом остатке запрос выглядел так: «Я буксую на месте и не понимаю, что делать дальше». Вроде бы логичная мысль — занять в компании следующую позицию, вызвала у моего собеседника отторжение. Когда речь зашла о том, какая альтернатива его текущей карьере гипотетически возможна, он в первую же минуту обмолвился о запуске собственного бизнеса.

Другой мой клиент (из крупной госкомпании) со сходной проблемой был полновесным топом. Он мне пересказал мне разговор со своим руководителем. Потеряв мотивацию, не в состоянии начертить себе «дорожную карту», он пришел обсудить свои терзания с боссом. И тот принялся рассуждать чрезвычайно здраво:

— Ладно, а давай-ка прикинем, какие вообще у тебя пути. Самый очевидный — перейти на аналогичную позицию в компанию нашей специфики и нашего уровня? Ну, таких по России не больше десятка. Да и, скорее всего, выйдет шило на мыло. Податься в госуправление — вариант. Но там дела делаются иначе, и, по-моему, не твое это. Открывать свой бизнес — риск. Шансы вырастить компанию вроде нашей и того ниже…

Мудрый босс ободрил дезориентированного подчиненного и посоветовал искать другие резервы для мотивации. С чем человек ко мне и пришел. Он в глубине души и сам знал, что обдумывает шаги, сомнительные в его же собственном мировосприятии. Только как найти исчезнувший смысл, было загадкой.

Но давайте вернемся на шаг назад — к вариантам выбора. Их число и впрямь конечно. Обычно первым на ум приходит открытие собственного бизнеса. Кто-то примеривает на себя костюм дорогостоящего консультанта. Ни в том, ни в другом пути нет ничего дурного. Однако, когда мы начинаем анализировать их, чаще всего вскрывается, что через тяготение к ним проявляется неудовлетворенность нынешним положением дел.

В чем же причина неудовлетворенности? С фасада все благополучно. Казалось бы, достойный пост, достойный доход. График напряженный, ну да он и у рядового продажника напряженный, и курьеры в мыле носятся. Двигаясь через систему вопросов — когда быстрее, когда медленнее, — мы с клиентом на удивление часто приходим к тому, что корпоративную жизнь он трактует как вид рабства.

Это воззрение поразительно распространено. Недаром существует и проект «Антирабство»; идея витает в воздухе. Видят люди у себя на ногах кандалы, жгуче мечтают их сбросить — дадим беднягам ножовку. Старт бизнеса и переход в статус консультанта привлекают тружеников крупного бизнеса не чем иным, как флером свободы. Хочется тешить себя грезой: бросай кирку, операционный директор, беги, CFO, беги — и «свобода вас примет радостно у входа».

К сожалению, в подавляющем большинстве случаев мы имеем дело не с осознанным стремлением, а с навязанным извне стереотипом, далеким от реальности; психологи сказали бы «интроецированным». Сверх того, «коллективное бессознательное» услужливо подсовывает человеку другую лжепрописную лжеистину — о свободе предпринимателя. Мало кто критически осмысляет меру свободы, доступную бизнесмену. Тот же, кто подобный анализ провел и счел открытие своего дела единственным приемлемым для себя выходом, обычно берет и… открывает дело; конечно, мы говорим об опытных руководителях, а не о Васисуалиях Лоханкиных эпохи постправды.

На месте искреннего желания оказывается погоня за миражом благополучия. В действительности, когда мы с клиентом вплотную подступаемся к вопросу, в чем вольны предприниматели, а в чем нет, тот нередко первым признает, что ограничений тут бывает и поболее, чем в корпорации.

Для начала: серьезный бизнес обыкновенно делается в партнерстве. Есть крылатое выражение: «Имеешь партнера — имеешь хозяина». Разумеется, ты ему не подчиняешься, однако обязан согласовывать с ним свои действия. А согласование — это явное ограничение свободы. Пусть вы почти во всем сходитесь (что редкость), но — обязан, и точка.

Да и собственно от бизнеса трудно быть свободным. Распространено, особенно среди тех, кто всю жизнь трудится в найме, мнение, будто бизнесом можно, даже желательно управлять, лежа в шезлонге на тропическом острове. Мой опыт и опыт моих клиентов чаще подтверждает обратное: едва отлучившись от бизнеса, ты вступаешь в зону риска. При наличии партнеров, которые продолжают заниматься компаний, это чревато недовольством с их стороны; тебя могут выдавить из дела, или бывшие соратники тоже охладеют к общему детищу. Бывает также, что контроль над бизнесом фактически переходит в руки менеджмента, а, как известно, цели управленцев и акционеров никогда не совпадают полностью.

Когда уместно, я даю тем, кого консультирую, задание — составить бизнес-план. Ни к чему не обязывающий, но такой, чтобы было не стыдно показать его потенциальному инвестору. Квалификации моих подопечных хватает на то, чтобы сделать неплохой документ с внятным стратегическим анализом. Тем не менее по завершении мини-проекта девять из десяти, а то и четырнадцать из пятнадцати признавались, что уже поняли — дальше игровой ситуации дело у них не пойдет.

В общем, даже если не принимать в расчет технические и финансовые трудности, связанные с организацией собственного бизнеса, надо признать, что абсолютной свободой тут и не пахнет.

То же касается и превращения в эксперта или дорогого консультанта. Один из моих подопечных фантазировал: «Три недели загораю во Вьетнаме, на неделю возвращаюсь сюда, консультирую — и обратно во Вьетнам». Мечты! Частный консультант вынужден поддерживать гораздо более тесный контакт с клиентами, чем его коллеги из корпоративного мира. А уж «обрабатывать» потенциальных заказчиков приходится еще деликатнее и тщательнее.

Хотя главное — другое. По существу, только что описанный мною путь — это форма фриланса. При фрилансе человек сам для себя является ресурсом (шутки ради можно назвать эту модель MOHR — my own human resources) и продает его. Пока работает, то есть торгует своим ресурсом, получает доход. Но стоит ему прерваться, как денежный поток иссякает, а с последними рублями или долларами уходит и свобода.

Мои клиенты, люди в массе своей рассудительные, парируют: более безопасно перейти в разряд консультантов, после того как создал подушку безопасности или обеспечил себе ренту. Я отвечаю, что для выполнения их плана нужно хотя бы несколько лет оттрубить на топовой позиции, получая вдобавок щедрые бонусы. Это условие вступает в противоречие в первичной посылкой — сбросить корпоративное ярмо.

Упираемся мы снова в то, что пространные — безумные ли, разумные ли — рассуждения о запуске своего бизнеса, о консалтинге, о других способах вырваться из текущей бизнес-парадигмы в большинстве случаев не продиктованы рациональными соображениями. Если ни одна из перебранных стратегий не привлекательнее статус-кво, отчего же люди с таким азартом за них цепляются? Значит, здесь и сейчас им по-настоящему плохо.

Почему им плохо? Причин несколько. Одна — банальная настолько, что было бы смешно, не приводи она к столь плачевным последствиям. Дело в крайней степени утомления, а в моей терминологии — в отсутствии правильно выстроенного energy management. И если отладить «систему энергооборота», то он начинает трудиться на совершенно другом уровне драйва. Причем, если человека тревожил вопрос о текучке, то он после этого, как правило, отпадал сам собой: человек успевает делать куда больше прежнего, у него освобождается время на стратегические приоритеты, в результате чего появляется возможность ставить четкие цели на будущее. В основном карьерные. Правда, несколько моих подопечных после «починки» укреплялись в намерении построить собственный бизнес, но уже с по-настоящему осмысленным подходом, без идеализации.

Не редкость ситуации, в которых корень всех бед — просчеты в менеджменте. Человек не сумел или не успел грамотно выстроить управленческий процесс, и его начинает заваливать задачами. Он все острее чувствует свою неэффективность. Вскоре под гнетом вины уже блокирует размышления о дальнейшем движении, а отсутствие стратегии, как было сказано ранее, стимул погрузиться в рутину по самую маковку. Порочный круг.

Впрочем, и при таких психологически-деловых хитросплетениях часто удается найти способ реструктурировать execution. У одного моего клиента все попытки внедрить разумные управленческие схемы потерпели крах. Он, с его слов, испытывал чувство, что возводит замок из песка, вдруг набегает волна, башни и стены разрушаются не до основания, но крепость надо достраивать, и так день за днем.

Копнув поглубже, мы установили, что ценность моего клиента как управленца в той компании, где он трудился, заключалась не в том, чтобы регулировать в ручном режиме рутинные процессы, а в том, чтобы решать нетривиальные задачи, причем на высоком уровне. Для работодателя было разумно использовать его именно во втором качестве, в то время как он фокусировался на своей ценности в отлаживании процессных аспектов бизнеса. В очередной раз потушив три пожара и предотвратив два землетрясения, он вспоминал: проклятье, надо возвращаться к «быту», а сил-то на него нет. Когда мы вместе поняли, что его сильная сторона — кризисный менеджмент, он меньше чем за месяц делегировал рутинные функции своим подчиненным и перестал страдать.

Возвращаясь к заголовку: выбор между свободой и карьерой, на мой взгляд, действительно ложный. Никакого «или — или». Пытаться сделать такой выбор — все равно что ответить утвердительно или отрицательно на сакраментальный вопрос «Вы уже перестали пить коньяк по утрам?». Чем бы мы ни занимались, нашей свободе есть предел. Так что решение перебираться из корпоративного мира во фриланс или в свой бизнес должно быть осознанным, выстраданным, просчитанным. Если же это сиюминутный порыв, его следует подвергнуть анализу и сделать выводы. В большинстве случаев мы приходим к тому, что нужно заниматься собственной карьерой и, чтобы не загнать себя до смерти (как минимум до клинической депрессии), совершить несколько шагов:

наладить свой energy management;

при необходимости перестроить управленческие процессы вокруг себя;

задуматься, что нужно для того, чтобы сделать следующий шаг в карьере.

Россия > Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 31 октября 2017 > № 2372471 Александр Зайцев


Россия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции > mid.ru, 31 октября 2017 > № 2371820 Сергей Лавров

Выступление и ответы на вопросы Министра иностранных дел России С.В.Лаврова на встрече с членами Ассоциации европейского бизнеса в Российской Федерации, Москва, 31 октября 2017 года

Уважаемый г-н Штерцель,

Уважаемый г-н Шауфф,

Дамы и господа,

Рад очередной возможности выступить перед членами Ассоциации европейского бизнеса. Наш ведущий уже сказал, что это мое восьмое выступление в вашем кругу. Если такие встречи по-прежнему представляют для вас интерес, то я только рад отвечать на ваши приглашения. Мне кажется, что это очень полезный деполитизированный диалог, откровенный разговор, который помогает искать дополнительные точки соприкосновения наших интересов, укрепляет взаимопонимание.

Высоко ценим приверженность всех здесь присутствующих расширению сотрудничества с Россией, готовность реализовывать совместные проекты в самых разных областях – от энергетики до высоких технологий. В нашем лице вы всегда имеете сторонников и добрых друзей, желающих помогать вам комфортно заниматься бизнесом в России. Об этом совсем недавно в Сочи подробно говорилось на встрече Президента России В.В.Путина с «капитанами» немецкого бизнеса, в которой также принял участие Президент Казахстана Н.А.Назарбаев.

Говоря о ситуации в мире, в последнее время уже стало банальным констатировать, что она не становится проще. Не урегулированы старые кризисы и конфликты, появляются новые вызовы безопасности. Особую угрозу для всех представляет беспрецедентный всплеск международного терроризма. Пока мировому сообществу так и не удалось сформировать широкую антитеррористическую подлинно глобальную коалицию под эгидой ООН, к чему Россия готова и неоднократно призывала. Серьезное беспокойство вызывают порой непредсказуемые действия Администрации США в том, что касается фактически дезавуирования участия Вашингтона в Совместном всеобъемлющем плане действий по иранской ядерной программе, а также все чаще звучащие из США угрозы решить ядерную проблему Корейского полуострова исключительно военным, силовым путем.

По нашей оценке, одна из основных причин нарастания нестабильности в мире – неготовность узкой группы стран во главе с США к подлинно коллективной работе на основе равноправия, взаимного уважения и учета интересов друг друга. Мы наблюдаем систематическое пренебрежение основополагающими принципами Устава ООН, включая применение силы в обход ее Совета Безопасности, что нанесло серьезный ущерб глобальной и региональной стабильности, способствовало распространению экстремистской и террористической идеологии. То, что мы сейчас видим – подрыв государственности многих стран Ближнего Востока и Северной Африки, воцарение там хаоса – это прямой результат авантюр в Ираке, Ливии, а теперь и в САР.

Негативное влияние на мировую торговлю оказывают откровенные попытки использовать односторонние санкции в качестве средства недобросовестной конкуренции в нарушение норм ВТО и многочисленных резолюций Генассамблеи ООН, осуждающих односторонние нелегитимные методы принуждения.

На этом фоне отношения между Россией и Евросоюзом развиваются неравномерно. С одной стороны, наметились положительные подвижки в ряде областей. После более чем двукратного сокращения товарооборота за последние три года мы наблюдаем рост взаимной торговли за восемь месяцев нынешнего года, который составил 25%. Это солидный результат, даже несмотря на то, что он относится к низкой базе. Активизировался политический диалог. В июле «на полях» саммита «Группы двадцати» в Гамбурге состоялась очередная встреча Президента России В.В.Путина с Председателем Еврокомиссии Ж.-К.Юнкером. Поддерживаем регулярные контакты с Высоким представителем ЕС по иностранным делам и политике безопасности Ф.Могерини. Проводятся экспертные консультации по вопросам, представляющим обоюдный интерес, в частности Брюссель по понятным причинам проявляет стремление говорить с нами по проблемам миграции, реадмиссии. Мы к этому готовы, но считаем правильным восстанавливать более комплексно все наши секторальные диалоги, которые были заморожены в одностороннем порядке нашими есовскими коллегами.

В то же время, конечно, нужно констатировать, что возвращению российско-есовских связей на траекторию поступательного развития пытаются помешать. Мы видим, кто это делает. Наблюдаем деструктивную линию достаточно немногочисленной, но очень агрессивной и настроенной русофобски группы европейских государств. Они пытаются разыгрывать внутри Евросоюза антироссийскую карту для решения своих узкокорыстных геополитических задач. Без единого доказательства, как вы знаете, нас обвиняют во вмешательстве в выборы не только в США, но и в европейских государствах. Недавно нас обвинили в том, что в Москве принимаются решения, какого министра назначат в ЮАР. В общем нет предела фантазии.

Для противодействия выдуманной опасности со стороны Москвы создаются различные структуры антироссийской направленности, такие, как «Группа стратегической коммуникации – Восток», которая будет функционировать в составе Европейской внешнеполитической службы, а также многонациональный «центр передового опыта» в области борьбы с «гибридными» угрозами в Хельсинки. Я недавно встречался с Министром иностранных дел Финляндии Т.Сойни, спросил у него, чем будет заниматься этот центр. Он сказал, что, наверное, всеми гибридными угрозами и что они были бы рады, если бы Россия сотрудничала с этим центром. Это был устный контакт, нас туда никто не приглашал. Если пригласят, то, наверное, это будет интересно. Пока, по крайней мере, такого приглашения не поступило. Эти шаги по созданию различных структур, борьбе с гибридными угрозами, СМИ напоминают охоту на инакомыслящих и вряд ли будет способствовать восстановлению доверия.

Озабоченность вызывают попытки этих узкокорыстных сил в ЕС политизировать и подорвать энергодиалог между Евросоюзом и Российской Федерацией. Звучат обвинения, что ЕС попал в чрезмерную зависимость от российских энергоносителей, и это несмотря на то, что доля российского газа на европейском рынке абсолютно сопоставима с норвежской – примерно 1/3 от общего объема. Предпринимаются попытки дискредитировать совместные проекты, такие, как «Северный поток-2», хотя его реализация призвана значительно снизить транзитные риски, укрепить энергобезопасность Евросоюза, внести вклад в развитие экономик стран ЕС. Ведь только на этапе строительства «Северного потока-2» будет задействовано около 200 компаний из 17 государств-членов.

Вызывает недоумение затея некоторых членов Еврокомиссии навязать ей решения о необходимости получить переговорный мандат на заключение с Россией специального соглашения по «Северному потоку-2». Это абсолютно безосновательно. На то, что нет каких-либо оснований для экстерриториального применения права ЕС в акватории Балтийского моря, четко указала юридическая служба Еврокомиссии. Совсем недавно к такому же выводу пришла и юридическая служба Совета ЕС. Считаем, что введение новых правовых норм исключительно для СП-2 означает дискриминацию инвесторов этого проекта по политическим мотивам. Кстати, в Дании, как я понимаю, этого и не пытаются скрыть и уже даже одобрили соответствующий закон. Думаю, что он уникален в практике нормотворчества в отношении экономических и энергетических проектов.

Растущие потребности государств Южной и Юго-Восточной Европы в энергоносителях могло бы удовлетворить продление второй ветки «Турецкого потока» на территорию Евросоюза. Мы видим значительный интерес к этому со стороны целого ряда правительств стран ЕС. Мы к этому готовы, однако учитывая неудачный опыт с «Южным потоком», собираемся приступить к такой работе по выводу «Турецкого потока» на территорию Евросоюза только после получения твердых юридических гарантий от Брюсселя.

Я все-таки надеюсь, что здравый смысл должен возобладать, ведь в сфере энергетики мы – естественные, взаимозависимые партнеры. Многолетние бесперебойные поставки российских углеводородов в Европу обеспечивают экономикам стран-членов ЕС значительные конкурентные преимущества, не говоря уже о том, что за последний год экспорт российских энергоносителей в Европу достиг исторически рекордных объемов.

Уважаемые дамы и господа,

В столь просвещенной аудитории вряд ли стоит подробно говорить о том, что попытки изолировать Россию, наказать её за самостоятельный внешнеполитический курс, заставить изменить его провалились и никогда не могли завершиться успехом. В экономике закрепляются позитивные тенденции, что удостоверяется в последних обзорах Всемирного банка и МВФ.

На фоне восстановления экономического роста открываются новые возможности для иностранного бизнеса в России, в том числе для компаний, которые представляете вы. Основным препятствием на этом пути теперь остается навязанная американцами санкционная спираль. Обратили внимание, что в своем выступлении в Комитете Европарламента по международной торговле г-н Шауфф отметил ущерб от санкций для промышленности стран-членов ЕС, поскольку на смену европейским на российский рынок приходят производители из других регионов мира. Это объективные факты, тут даже спорить не приходится.

Под предлогом борьбы с российской угрозой в Вашингтоне не только стремятся подлатать т.н. «трансатлантическую солидарность», заставить европейцев повысить расходы на оборону, но и продвинуть свои экономические и энергетические позиции в Европе, потеснить наши с вами совместные проекты в энергетике, Россию на рынке вооружений, на что направлена последняя обнародованная порция санкций. Как отметил Президент России В.В.Путин в ходе выступления на заседании международного дискуссионного клуба «Валдай», некоторые «даже не скрывают, что используют политические предлоги и поводы, чтобы продвинуть собственные чисто коммерческие интересы».

Насколько антагонизация России необходима европейцам – решать им самим. Знаем, что в политических и, особенно, в деловых кругах стран ЕС все чаще звучит недовольство такой ситуацией. О необходимости восстановления диалога с Россией неоднократно говорил Председатель Еврокомиссии Ж.-К. Юнкер, в т.ч. на конференции, которая состоялась в начале октября в Люксембурге. Думаю, что рано или поздно эти слова должны воплотиться в практические дела.

На фоне этих событий приходится слышать спекуляции о том, что Россия заинтересована в слабом Евросоюзе, стремится расколоть его. Это не соответствует действительности. Мы хотим (и всегда об этом говорили) видеть ЕС – нашего соседа и ключевого торгово-экономического партнера – сильным, единым и независимым международным игроком, способным самостоятельно определять свои приоритеты на основе устойчивого баланса национальных интересов всех своих членов, а не только на основе позиции агрессивного меньшинства в том, что касается политики на российском направлении.

Мы, в свою очередь, будем открыты к развитию взаимодействия теми темпами, на ту глубину, к которым будут готовы коллеги из Евросоюза. При этом, разумеется, продолжим наш многовекторный внешнеполитический курс на укрепление разнопланового сотрудничества с теми государствами, которые избавились от идеологических шор в своих экономических отношениях с зарубежными партнерами, а таких в мире подавляющее большинство. Будем углублять евразийскую интеграцию, наращивать практическую работу в рамках ШОС, БРИКС и других объединений, функционирующих на принципах поиска общеприемлемых договоренностей, без диктата. Кстати, отношу к таким объединениям и «Группу двадцати».

Каким мы видим будущее отношений между Россией и ЕС? Созидательный потенциал кооперации – от торговли до борьбы с новыми вызовами и угрозами – поистине огромен. Важно им правильно распорядиться. Россия последовательно выступает за формирование общего пространства мира, безопасности и партнерства. О необходимости строительства большой Европы без разделительных линий говорили многие великие европейцы, в их числе Ш.де Голль и Г.Коль.

Убежден, что сегодня необходимо говорить о неделимости не только безопасности, но и экономического развития.

Сознавая эту объективную реальность, ЕАЭС активно наращивает диалог с десятками стран и объединений на всех континентах. Продолжается работа по сопряжению процессов евразийской интеграции и китайской инициативы «Один пояс – один путь». Растет интерес к формированию нового интеграционного контура, который Президент В.В.Путин назвал «Большим евразийским партнерством», с участием государств, входящих в ЕАЭС, ШОС, АСЕАН. Будем приветствовать подключение к такой работе Евросоюза. У нас единый общий материк. Для начала надеемся получить ответ на предложение установить контакты между Евразийским экономическим союзом (ЕАЭС) и Евросоюзом. Впервые оно делалось два года назад, с тех пор мы регулярно о нем напоминаем. Звучали робкие обещания начать такую работу на техническом уровне. Мы готовы к работе на любом уровне. Считаем контрпродуктивным, когда два соседствующих друг с другом интеграционных объединения не имеют прямого контакта.

По-прежнему исходим из долгосрочного, неконъюнктурного, самоценного характера связей между Россией и ЕС. Тем более, что от их состояния многое зависит и в жизни наших граждан, и в мире в целом. Думаю, что нам необходимо сохранить накопленный капитал российско-есовского партнерства. Мы к этому готовы. Будем и далее поддерживать европейских предпринимателей в их стремлении наращивать свое присутствие в нашей стране, осуществлять взаимовыгодные проекты с российскими партнерами.

Вопрос: Наверняка, выражу мнение большинства европейских инвесторов в России: Европа нужна России, Россия нужна Европе. Европейский бизнес очень глубоко интегрирован в российскую экономику. Например, наша компания «Сименс» имеет здесь 7 тысяч сотрудников. Это не только представительские функции, но и функции интеграции в экономику, в отличие от многих представителей американских компаний. В то же время, не можем не видеть, что усиление американских санкций создает «токсичное облако» для европейского бизнеса, работающего в России. В связи с этим вопрос: видите ли Вы возможность для билатерального диалога между Россией и Европой, улучшения отношений между российским и европейским бизнесом, ослабления санкций, которого мы как представители европейских инвесторов очень ждем и желаем?

С.В.Лавров: Когда Вы говорите о билатеральном диалоге, надо понимать, что мы же этот диалог не прерывали. У нас с ЕС из всех наших внешних партнеров был, наверное, наиболее разветвленный механизм взаимодействия. Два с лишним десятка секторальных диалогов, саммиты два раза в год, ежегодные встречи Постоянного совета партнерства на уровне Министра иностранных дел России и Высокого представителя ЕС по иностранным делам и политике безопасности, консультации по международным вопросам, правам человека. Сейчас практически все это заморожено, как я упомянул. Есть попытки возобновить диалог по миграции, состоялся один раунд (наверное, уже больше невозможно терпеть и не общаться на эту тему, которая очень важна для нас всех). То же самое относится к диалогу по реадмиссии, напрямую связанному с диалогом по миграции. После большой паузы были первые контакты по контртерроризму, борьбе с наркотиками.

Кстати, эстонское председательство, которое в эти шесть месяцев руководит Евросоюзом, почему-то не включило в программу своего председательства, как то планировалось, мероприятия ни по борьбе с терроризмом, ни по борьбе с наркотиками. В целом я немного в затруднении, как понять нынешнюю роль страновых председательств в условиях, когда после Лиссабонского договора им даже не разрешают проводить у себя саммиты с зарубежными партнерами (только в Брюсселе). Получается, что саммиты отобрали, но повестку дня они могут формировать исходя из собственных интересов, игнорируя позиции всего ЕС. Это их внутреннее дело, лишь хочу сказать, что наркотики и терроризм – это такие темы, по которым совсем не помешает лишний раз поговорить.

Вас наверняка интересует прежде всего бизнес-диалог. У нас за последние три с небольшим года наработан опыт двусторонних бизнес-площадок. Совсем недавно в Сочи были, как их называют, «капитаны» немецкого бизнеса, которые беседовали с президентами России В.В.Путиным и Казахстана Н.А.Назарбаевым. Были аналогичные встречи, в т.ч. на моем уровне, в Германии, еще когда З.Габриэль возглавлял Министерство экономики. Такие же двусторонние встречи прошли с французскими, итальянскими, австрийскими бизнесменами. Но я давно не слышал, чтобы устраивался бизнес-диалог Россия-Евросоюз, который всегда был одним из важных компонентов, в т.ч. при подготовке к саммитам. Хотя те предприниматели, которые его возглавляют с нашей стороны, наверняка к этому готовы.

Хороший вопрос, между прочим. Я за это время отвык, что когда-то между Россией и Евросоюзом существовал бизнес-диалог. Вы поинтересуетесь в Брюсселе, а я у наших бизнесменов, кто уходит от контактов.

Что касается санкций (я упомянул их в своем выступлении, чтобы показать все факторы, влияющие на наши отношения), то мы не можем и не будем просить об их снятии, тем более что нам говорят, чтобы мы сделали «что-нибудь хорошее» (с точки зрения Запада), и тогда у нас будет предлог снять санкции. Иными словами (а так нам говорят очень многие), в этом предложении содержится понимание того, что санкции – это бессмысленное занятие, никому ничего хорошего не приносящее, и что это абсолютно политизированная позиция тех, кто хочет «наказать» Россию и завоевать себе конкурентные преимущества. Потому что говорить о предлоге, чтобы отменить санкции – это уже само по себе «интересно».

Я напомню, что санкции как средство ведения конкурентной борьбы применяются давным-давно, прежде всего США. По моим данным, с 2008 по 2016 год частные европейские компании были оштрафованы более чем на 200 млрд. долл. Если не ошибаюсь, то только в 2016 г. один «Вольксваген» был оштрафован больше, чем на 14,5 млрд. долл. Были наказания «Тоталь» за «коммерческий подкуп», «БНП Париба» – за то, что имели отношения с Кубой, Суданом и Ираном. «Альстом» страдал за некие коррупционные схемы в Индонезии. «Креди Агриколь» – за то, что опять же сотрудничал с Суданом, Кубой и Ираном. Швейцарский «ЮБС» – за соскрытие сведений о гражданах США. Много чего.

Это все, как вы понимаете, не имело и не имеет никакого отношения к тому, что делает Россия. Никакого отношения к Крыму, который восстановил свою российскую принадлежность после того, как в Киеве произошел государственный антиконституционный переворот и крымчане просто не приняли этот преступный акт. Никакого отношения к тому, что происходит на Донбассе. И Донбасс, и Крым – это просто удобный повод для наших американских коллег заниматься недобросовестной конкурентной борьбой, подрывать позиции своих конкурентов.

Поэтому данная тема не сводится к тому, чтобы договориться о том, какую миротворческую миссию ООН можно послать на Донбасс, или к тому, что, как только мы договоримся, европейцы получат предлог (опять предлог!) начать ослаблять санкции. Вопрос гораздо шире. Необходимо увидеть всю картину, которая сопряжена с острейшей конкурентной борьбой, в которой американцы (и я их понимаю) хотят быть более успешными, чем все остальные. Желание я понимаю, но методы оправдать очень трудно.

Вопрос (перевод с английского): Три коротких момента. Во-первых, считаю, что нереалистично утверждать, что бизнес – это бизнес, а политика – это политика. Во-вторых, необходимо перестать плохо говорить друг о друге, если мы хотим улучшить отношения. В-третьих, ЕС также хочет, чтобы Россия была сильной и отстаивала свои интересы на основе международного права.

Наконец, Вы говорите, что Россия не хочет раскалывать ЕС, но в следующем же предложении утверждаете, что ряд стран Евросоюза – плохие. Политика ЕС согласовывается 28 странами. Что касается реализации Минских соглашений, то знаю, что Германия, Франция, а также США работают с российской стороной для выхода на согласование резолюции СБ ООН по миротворцам в Донбассе. Мы должны опираться на такие «островки» сотрудничества, как бизнес, образование, наука. Мы должны больше говорить об объединяющих нас позитивных аспектах отношений.

С.В.Лавров: Начну там, где ты поставил точку – говорить о том, что нас объединяет, а не о том, что нас разъединяет. Вот мы и пытаемся говорить об энергетике. Она же нас объединяет? А получается, что разъединяет. Не по нашей вине или вине Германии или подавляющего большинства стран-членов Евросоюза, а по вине нескольких стран, которые можно сосчитать на пальцах одной руки. Они убеждены, что лучше платить в полтора раза дороже за американский сжиженный природный газ, нежели им и ЕС покупать выгодный газ из России. Вот и все.

Кстати, к вопросу о том, что экономика – это экономика, а политика – это политика. В данном случае для этих стран политика – это экономика, а экономика – политика.

Насчет того, что вы в Евросоюзе принимаете решение на основе позиции всех 28 стран, я уже это комментировал. Когда 28 стран говорят, что они должны решать любую проблему на основе принципа консенсуса, солидарности, я так понимаю, что при наличии противоречивых подходов среди 28 в качестве общей позиции выбирается среднее между крайними позициями. При всем уважении должен констатировать, что в политике по отношению к России позиция, солидарность ЕС определяется не на основе средних договоренностей, а не основе минимального знаменателя, который определяет прежде всего то самое агрессивное большинство, сосчитанное на пальцах одной руки.

Маркус, вижу, ты не соглашаешься. Я не принимаю решений внутри ЕС, но говорю о том, как нам это представляется извне не на основе просто каких-нибудь умозрительных ощущений, а, скажу откровенно (надеюсь, никого не подведу), на основе двусторонних доверительных переговоров с очень многими странами-членами ЕС.

Насчет того, что надо снижать взаимную риторику, то я целиком согласен с этим, двумя руками «за».

Так же, как нам, нужен сильный Евросоюз, ЕС нужна сильная Россия. На сто процентов поддерживаю сказанное о том, что делать это нужно на основе международного права, которое предполагает неприятие антиконституционных антидемократических методов смены власти.

Мы в наших последних контактах (понимаю, что все равно надо заканчивать Украиной) откровенно говорим и немецким, и французским коллегам (сказали бы и польским, но с ними у нас сейчас нет контакта) о том, что когда три этих страны в лице своих министров иностранных дел подписались под соглашением между В.Ф.Януковичем и оппозицией 20 февраля 2014 года, то они взяли на себя ответственность за выполнение этого соглашения. Когда на утро оппозиция растоптала свои обязательства, она проявила полное неуважение к Германии, Франции и Польше. Это факт. Ни Германия, ни Франция, ни Польша в ответ на наши вопросы о том, почему же они не призывают оппозицию к порядку, не смогли ничего сказать, кроме того, что президент В.Ф.Янукович в тот момент убежал из Киева. Во-первых, он был на Украине. Во-вторых, примерно в это же время из Йемена убежал президент А.Хади, и все эти три года, которые прошли с момента его бегства в Саудовскую Аравию, где он и сейчас живет, все прогрессивное западное человечество требует, чтобы он вернулся в Йемен. Почему к Йемену отношение отличное от отношения к Украине? И там, и там были избранные президенты, всеми признанные, возглавляющие страны-члены ООН. Однако на Украине В.Ф.Янукович уехал из Киева в Харьков и, по логике наших европейских коллег, тут же можно совершать государственный переворот. А вот в Йемене прошло три года, и требуют восстановить полномочия законного президента. Это к вопросу о том, что мы тоже хотим вести дела на основе уважения международного права во всей его полноте и без двойных стандартов.

Кстати, соглашение от 20 февраля 2014 года, о котором я говорю, не было про В.Ф.Януковича. Первый пункт этого документа гласил, что стороны обязуются создать правительство национального единства, которое будет готовить конституцию, выборы и т.д. А г-н А.П.Яценюк, которого вы поддержали в его договоренности с В.Ф.Януковичем, как только состоялся госпереворот, пошел на площадь и сказал митингующим демонстрантам, что поздравляет их, предложив поздравить и его с тем, что они создали правительство победителей. Разница, по-моему, существенная: правительство национального единства и правительство победителей. Вы – Германия, Франция и Польша – подписались под правительством национального единства, вас проигнорировали. Это было просто проигнорировано теми, кто вместе с вами достигал эту договоренность. Но это, как говорится, история. Однако не помнить ее очень опасно, потому что ни Крым не нападал на остальную Украину, когда в Киеве произошел переворот, ни Донбасс. Они просто сказали, что был совершен антиконституционный акт, к которому они не хотят иметь никакого отношения, и попросили оставить их в покое, чтобы понять, что происходит. Но взамен было требование со стороны главного вдохновителя майдана, националиста Д.Яроша, очистить Крым от русских. Все это есть в документах. Донбасс был объявлен террористической территорией, и против него была начата антитеррористическая операция. Не Донбасс напал на Украину, а Украина напала на свою же территорию, объявив ее захваченной террористами. Это очень важные вещи, о которых забывают. Мы проявили добрую волю, признав, как недавно опять подтвердил Президент России В.В.Путин, итоги выборов Президента Украины, хотя понимали, что основа этой власти – национал-радикализм. Это доказывается многократно, каждую неделю.

Что касается пути вперед в отношении выполнения Минских договоренностей, то мы откликнулись на озабоченности, которые высказывали, в том числе немецкие, французские коллеги, другие европейцы и сами украинцы о том, что СММ ОБСЕ на Украине очень часто испытывает на себе угрозы, риски безопасности, и надо ее как-то подкрепить. Еще год с лишним назад мы были готовы принять решение о том, чтобы эта миссия получила вооружение для самообороны. Тогда Германия, Франция и весь ЕС от этого отказались, как и ОБСЕ, потому что у них не было ни опыта, ни практики проведения операций, предполагающих вооруженных наблюдателей. Наконец, откликаясь на очередные призывы укрепить безопасность миссии ОБСЕ, Президент России В.В.Путин предложил то, что предложил. Одним из поводов возобновления разговоров о безопасности миссии ОБСЕ был подрыв патрульной машины Организации на мине в Луганской области на территории в районе линии разграничения. Был подготовлен специальный доклад, проведено расследование, из которого однозначно следует, что мину заложили не ополченцы из Луганска. Из этого же доклада следует, что украинская власть отказалась предоставить имеющуюся у нее видеозапись этого инцидента. Никто не стал раздувать эту тему. Мы тоже не хотим искать виновных, хотя тут все, по-моему, очевидно. Мы заинтересованы в том, чтобы выполнить Минские договоренности. Для этого Президент России В.В.Путин предложил подключить вооруженную миссию ООН для охраны наблюдателей ОБСЕ. Франция и Германия выразили интерес к этому. Канцлер Германии А.Меркель в одном из телефонных разговоров спросила у Президента В.В.Путина, почему, если мы предлагаем охранять сотрудников ОБСЕ, то только в отношении тех наблюдателей, которые будут находиться на линии соприкосновения после разведения сил сторон. Г-жа А.Меркель также отметила, что наблюдатели ОБСЕ работают и в других частях территории Украины по обе стороны от линии разграничения: патрулируют, ездят на машинах, смотрят, говорят с местным населением. Президент России В.В.Путин тут же согласился, что это абсолютно логичное упоминание, и теперь наше предложение, которое внесено в СБ ООН, предполагает, что при выполнении наблюдателями ОБСЕ всех их функций они всегда должны будут охраняться вооруженными миротворцами ООН.

Повторю, Германия и Франция видят в этом возможность для достижения договоренностей. Проект резолюции лежит «на столе» в СБ ООН, но переговоры не начинаются, потому что Украина заявила, что это не годится, а что годится, она обещала показать, но пока этого не сделала (прошло уже больше месяца). Мы видим то, что сейчас пытаются сделать: назначенный представителем США по украинскому кризису К.Волкер уже посетил Берлин, Париж и почему-то Лондон, несколько раз – Киев, где совсем недавно он сделал ряд знаковых заявлений, из которых стало ясно, какую альтернативу нашему проекту готовят американские кураторы украинской власти (единственная страна, которая может повлиять на украинские правительство, оппозицию и радикалов – это США). Г-н К.Волкер заявил, что, во-первых, нужно, чтобы миротворцы (он употребил другое слово с тем же смыслом) оккупировали весь Донбасс, взяв его в кольцо, и только потом США поддержат действия Президента Украины П.А.Порошенко по выполнению всех его обязательств, включая объявление амнистии, придание Донбассу особого статуса по формуле Ф.-В.Штайнмайера (между прочим, которая два года саботируется П.А.Порошенко и его правительством) и проведение выборов. Нам абсолютно очевидно, что как только оккупационные силы займут весь Донбасс, П.А.Порошенко не пошевелит пальцем, чтобы сделать что-то из обещанного. Это уже понимают, по-моему, и во всех европейских столицах.

К.Волкер сделал еще одно примечательное замечание, сказав, что это дело Европы, Украины и России, а Донбасс не имеет никакого отношения ни к каким переговорам, и его нельзя подпускать близко. Если в Берлине это считают адекватной картиной того, что должно происходить, то я сожалею об этом. Однако я абсолютно согласен с тем, что путь вперед есть, и это – неукоснительное, добросовестное выполнение Минских договоренностей. Этим уже долго и тщательно занимаются помощники наших лидеров в «нормандском формате», согласовывая «дорожную карту», которая синхронизировала бы шаги, повышающие безопасность, с шагами, которые ведут к политическому урегулированию. Эта работа ведется, и очень надеюсь, что заявление г-на К.Волкера, которое прямо противоречит тому, что делает Германия, Франция, Россия и Украина в «нормандском формате», не помешает подготовке этой «дорожной карты».

Вопрос: Недавно Президент России В.В.Путин назначил нашего друга А.Ю.Мешкова Послом в Париже. Поскольку он находится здесь, я хотел бы поздравить его с таким важным назначением. Какова «дорожная карта» А.Ю.Мешкова на предстоящий период? Какие советы Вы ему дали? Каким Вы видите развитие франко-российских отношений?

С.В.Лавров: Информация о его «дорожной карте» является закрытой.

Полагаю, что все министры, отправляя сотрудников послами, пишут некие директивы, указания общего стратегического плана, и это закрытые документы. Но нет ничего закрытого в информации о том, в каком направлении будет работать А.Ю.Мешков – это направление укрепления нашего стратегического привилегированного партнерства (как его назвали наши предшественники). Он будет работать над тем, чтоб сегодняшняя конъюнктура не вмешалась в процессы обеспечения долгосрочных национальных интересов российского и французского народов. Мы видим, что есть попытки внедрить эту конъюнктуру в повседневную жизнь. Надеемся, что наша совместная история не позволит временщикам испортить отношения между Россией и Францией.

У нас очень хорошие планы, наши президенты встречались уже дважды – Президент России В.В.Путин посетил Францию, Президент Франции Э.Макрон принял приглашение посетить Россию, в том числе в контексте участия в Петербургском экономическом форуме в мае 2018 г. Есть договоренность о создании новой масштабной структуры общественного диалога т.н. «Трианонский диалог». Мне кажется очень важным, что именно этой инициативе президенты уделили внимание на их первой же встрече, потому что широкое взаимодействие между самыми разными представителями гражданского общества, пожалуй, является наилучшим способом укрепить фундамент наших отношений и подсказывать нашим правительствам и ведомствам, в каком направлении граждане обеих стран хотят двигаться.

Вопрос: В эту пятницу начнется самая длинная поездка США в страны Дальнего Востока: Японию, Китай, Вьетнам и другие. В целом, это будет успокоением этих стран по вопросу ядерной проблемы КНДР. Одновременно 10-11 ноября папа римский Франциск собирает 11 нобелевских лауреатов для того, чтобы найти пути продолжения диалога с целью мирного решения возникших проблем. Каково Ваше мнение по этому вопросу?

С.В.Лавров: На тему того, что происходит на Корейском полуострове, вокруг Северной Кореи было сказано много. Подробно высказывался и Президент России В.В.Путин. Конечно же, мы однозначно и безальтернативно выступаем за мирное урегулирование. Для этого нужны шаги навстречу друг другу, отказ от риторики по отношению к связям между Россией и ЕС. В любом конфликте, кризисе (не хочу назвать наши отношения таковыми), ситуации, когда нет согласия, нужно сбавлять риторику, а лучше от нее отказываться и искать какие-то политические шаги навстречу друг другу. Пока мы не видим такой готовности ни со стороны США, ни со стороны Северной Кореи, хотя, как я уже говорил, тот, кто умнее и сильнее, должен сделать первый шаг.

Параллельно с отсутствием политических ходов и прогресса на политическом треке, реакции на российско-китайскую инициативу о «двойном замораживании» хотя бы на какое-то время и авантюрных действий в Северной Корее, военных учений США с Республикой Корея, риторика зашкаливает (где-то даже включает переход на личности и оскорбления), что, естественно, не помогает создать атмосферу, которая могла бы разрядить обстановку.

Из Вашингтона звучит все больше заявлений о том, что у этой проблемы есть военное решение. Вчера или сегодня Председатель объединенного комитета начальников штабов, генерал Дж.Данфорд сказал, что если будет приказ применить силу на Корейском полуострове, то он не исключает, что это будет сделано и без обращения в Конгресс. Это достаточно тревожное заявление. Мы общались с нашими южнокорейскими, японскими соседями, и с их стороны звучит тревога. Они понимают, что если что-то пойдет по военному сценарию, то они будут первыми уязвимыми целями. Президент Южной Кореи Мун Чжэ Ин говорил нам, что США не смогут применить силу, не посоветовавшись с Южной Кореей. Я слышу другие заявления из Вашингтона, которые совсем не убеждают, что будет какое-то согласование, совет, а тем более будет испрошено некое разрешение. Буквально пару дней назад Премьер-министр Японии С.Абэ сказал, что согласен с Президентом США Д.Трампом в том, что нельзя исключать военный вариант решения проблемы. Я помню еще месяц назад, когда ситуация уже была достаточно острой, но еще не дошла до точки кипения, Министр обороны США Дж.Мэттис, комментируя возможность военного сценария на Корейском полуострове, сказал, что это будет сопряжено с катастрофическим количеством жертв. Как там вырабатывается политика и как координируется не только по этому, а практически по любому другому вопросу, мы пока не можем себе хорошо представить. Будем добиваться того, чтобы российско-китайская или другая мирная инициатива, которая будет иметь шанс на реализацию, все же получили достаточно внимательное рассмотрение. Пока до этого мы не дошли.

Вопрос: Как мы пришли к ситуации, когда между ЕС и Россией стало утеряно доверие? Что произошло в период с 2003 г., когда было согласовано общее экономическое пространство между Европейским союзом и Россией, что свидетельствовало о высоком уровне доверия, и 2014 г.? Что можно предпринять, чтобы в будущем избежать повторения этой ситуации?

С.В.Лавров: Очень правильное наблюдение, и я полностью согласен с Вами, что проблемы в наших отношениях начались задолго до государственного переворота на Украине. Тому есть масса подтверждений. Действительно, в 2003 г. было много ожиданий и не только в отношении общего экономического, но и общего гуманитарного пространства.

Р.Проди, бывший на тот момент председателем Еврокомиссии, в 2003 г., выступая на пресс-конференции по итогам саммита «Россия-ЕС» сказал, что у него нет сомнений, что через пять лет Россия и ЕС подпишут соглашение о безвизовом режиме поездок наших граждан. Наступил 2008 г., казалось, что никаких особых проблем глобального порядка, как Украина, не было даже на горизонте, а работа по подготовке соглашения о безвизовых поездках затягивалась. Когда она дошла уже до более-менее практической стадии, и соглашение было, по сути, обговорено и формулировки согласованы, нам сказали, что нужно создать рабочие группы для проверки осуществления безопасности на российских контрольно-пропускных пунктах, что необходимы биометрические паспорта, должны быть обязательства по реадмиссии. Мы создали все эти рабочие группы, к нам приезжали инспекторы ЕС для осмотра того, что мы делаем, мы ездили в Евросоюз смотреть, как все поставлено у них. Примерно к 2011-2012 гг. уже было нечего больше выдумывать, и надо было подписывать соглашение, но выяснилось, что и этого не достаточно, потому что то самое меньшинство, о котором я говорил (которое существовало уже тогда), использовало принцип солидарности в ЕС для того, чтобы Евросоюз занял следующую позицию: Россия выполнила все технические, юридические требования, у ЕС и России есть полная готовность к введению безвизового режима, но политически будет неправильно вводить такой режим с Россией до того, как он будет введен для Украины, Грузии и Молдавии. Это был 2012 г. Вот откуда ноги растут. Это лишь один пример, а их было немало.

С моей коллегой на тот момент К.Эштон мы никак не могли провести нормальный постоянный Совет партнерства, предусмотренный Соглашением о партнерстве и сотрудничестве, который должен был собираться раз в шесть месяцев на уровне глав внешнеполитических ведомств и проводить обзор всех направлений секторального сотрудничества Россия-ЕС. Задолго до Украины наши встречи свелись к обсуждению Сирии, до Сирии – Ирака, ближневосточного урегулирования, чего-то еще, но до координации деятельности по всем направлениям партнерства, а это было прямым поручением от наших лидеров, дело давно уже не доходило.

Я вынужден вернуться к проблеме формирования позиции ЕС: если нынешняя практика сохранится, когда любой сможет заблокировать конструктивное решение, отвечающее интересам всех, то, наверное, какое-то время мы еще будем недорабатывать в том, что касается полноценного задействования потенциала нашего партнерства, который действительно огромен. У меня нет никаких сомнений, что общее экономическое пространство, наведение мостов между евразийской интеграцией и ЕС, продвижение по пути Большого евразийского проекта и подключение к нему не только ШОС, участников проекта «Один пояс – один путь», государств АСЕАН, но и ЕС – это наилучший путь как для вас, так и для нас, обеспечить свои позиции в мире, который становится все более конкурентным, где появляются новые центры роста и влияния. Находясь на одном огромном куске Земли, не использовать наши сравнительные преимущества значит просто противоречить собственным национальным интересам. Здесь одна надежда на здравомыслящих дальновидных лидеров. Надеюсь, Европа все еще богата ими.

Вопрос: Несправедливо говорить, что Эстония, председательствующая в Совете ЕС, не заинтересована в продвижении диалоговых форматов между Евросоюзом и Россией. Мы остаемся всецело приверженными пяти основополагающим принципам отношений между Россией и Евросоюзом, определенным в прошлом году, в том числе принципу избирательного партнерства и вовлеченности в сферах, где это представляется полезным для обеих сторон.

Вы также уделили внимание повестке «Восточного партнерства». Я могу лишь заверить, что дискуссии на эту тему в Брюсселе продолжаются. Эстония как председательствующая в ЕС страна играет активную роль в определении повестки дня и выработке декларации «Саммита Восточного партнёрства», который должен состояться в ноябре с.г. Надеюсь, что он даст понятный посыл нашим партнерам в том, что эта политика будет продолжена, что она принесет практические дивиденды нашим партнерам. Самое важное сегодня, что мы можем развивать «Восточное партнерство» таким образом, чтобы никто из его участников не оказывался перед сложным выбором между ЕС и Россией.

С.В.Лавров: Я просто констатировал факт, что под эстонским председательством не собирались механизмы, которые, как мне кажется, нуждаются в регулярном задействовании. Пожалуйста, не обижайтесь на меня.

Что касается пяти принципов, которые, как Вы сказали, лежат в основе отношений между Россией и Евросоюзом, то все знают, что в их подготовке Россия не участвовала. Я не буду подробно упоминать о том, как развивались контакты между мной и Высоким представителем ЕС по иностранным делам и политике безопасности Ф.Могерини. Я точно знаю, что ее очень долго просто не пускали в Россию, хотя у нас с ней были договоренности. Диалог из-за этого страдал. В любой ситуации, когда друг к другу возникают вопросы, лучше встречаться, задавать их и получать ответы, глядя в глаза. Ф.Могерини смогла поехать в Россию только тогда, когда, как Вы упомянули, ЕС сформулировал свои односторонние пять принципов. И уже вооруженная этим документом, который поставил ее в очень узкие рамки, она смогла к нам приехать.

Я думал, что наши отношения все-таки определяются не пятью принципами, которые сейчас были упомянуты и разработаны в одностороннем порядке, а теми принципами, которые заложены в Соглашении о партнерстве и сотрудничестве между Россией Федерацией и Европейским Союзом. Оно истекло в 2010 г., но продолжает действовать, потому что новое соглашение, над которым мы начали работать, также пока еще не готово. Работа над ним застопорилась задолго до того, как произошел антиконституционный государственный переворот на Украине.

Вы упоминали «Восточное партнёрство», выразив удовлетворение, что якобы я о нем сказал. Но я о нем не говорил, хотя я знаю, что вы готовите саммит, на этот раз с участием лидеров всех шести фокусных государств. Это тоже шаг вперед. Мы говорили с нашими коллегами раньше, когда «Восточное партнерство» только создавалось. Нас вроде пригласили наблюдателями, потом пригласили в отдельные проекты, потом вообще не предложили ни одного проекта. Я надеюсь, что высказывания, которые порой звучали за период становления «Восточного партнерства», не отражают позицию ЕС. Они были озвучены в русле логики, которая требует от страны-партнера занять позицию выбора – или ты с Европой, или с Россией. Примерно так, как сейчас в Сербии выступил помощник Государственного секретаря США Б.Х.Йи, который сказал, что Сербия должна сделать выбор между Россией и Евросоюзом, потому что дружить и с теми, и с другими невозможно, а США однозначно поддерживают выбор Сербии в пользу Европы. Не вмешательство ли это во внутренние дела?

Такие же слова мы слышали и из уст членов ЕС. Еще во время первого украинского майдана 2004 г. занимавший тогда пост Министра иностранных дел Бельгии, а впоследствии Еврокомиссар К.де Гюхт, публично заявил, что украинский народ должен сделать выбор, либо он с Россией, либо с Европой. Вспоминается американский политолог З.Бзежинский, который среди многих своих трудов написал книгу «Большая шахматная доска» и, говоря о будущем Евразии и интересах Запада, «без обиняков» выдвинул задачу, что самое главное – не дать «варварам» в Евразии объединиться. Это цитата. Там очень интересные философские размышления, которые тогда воспринимались как полет фантазии. Он умный человек, эрудированный, много знает. Очень много из того, что он тогда советовал взять на вооружение, к сожалению, обретает «плоть и кровь».

Вопрос: Когда мы, люди бизнеса, пытаемся добиться прогресса в деле, то стараемся руководствоваться определенными принципами. Но когда ничего не развивается, нежелание искать компромисс представляется не совсем правильным. Общаясь с российскими партнерами, у нас складывается ощущение, что пришло время искать компромиссы, а не руководствоваться монолитными принципами. Все к этому готовы. Какие мудрые шаги Россия может предпринять на этом направлении? Есть ли движение в строну прогресса в деле реализации Минских договоренностей?

АЕБ выступает в интересах большей сплоченности и сотрудничества с ЕАЭС. Наша поездка в Брюссель во многом была направлена на это. Как Вы видите будущее такого союза? Возможно ли развитие партнерства между ЕС и ЕАЭС?

С.В.Лавров: Я понимаю Ваше недовольство и даже разочарование по поводу того, что наши отношения находятся совсем не в том состоянии, в каком они должны быть, учитывая потенциал Евросоюза и России, а еще потенциал ЕАЭС.

В любом случае, в Вашем вопросе Вы сами же дали ответ, что все равно это должно происходить за счет выполнения Минских соглашений.

Короткая история. Когда согласовывались Минские соглашения, процесс занимал 17 часов. Мы достигли пакета, который был одобрен в СБ ООН единогласно, без каких-либо изменений, включая подписи, поставленные под минским «Комплексом мер» руководителями двух непризнанных республик – Луганской и Донецкой – А.В.Захарченко и И.В.Плотницким. Тогда Президент Украины П.А.Порошенко настоял, чтобы эти два человека лично приехали в Минск и подписались под этим документом. Сейчас он говорит, что их нельзя подпускать ни на выстрел к договоренностям о том, как это все претворять в жизнь. Специальный представитель США по украинскому урегулированию К.Волкер сказал, что им там делать нечего. Мы хотим договороспособных партнеров. А стало ясно, что П.А.Порошенко всеми силами будет саботировать выполнение Минских договоренностей, потому что он испугался радикалов, обвинивших его в предательстве. Он не смог использовать свой авторитет, чтобы вместе с поддерживающим его Евросоюзом, США и СБ ООН поставить радикалов на место и настоять на том, что нужно выполнять Минские договоренности. Ему, если хотите, не хватило характера.

Все последующие совещания и саммиты «нормандской четверки» вращались вокруг того, как же нам выполнять Минские договоренности. Президент России В.В.Путин говорил, что там все понятно – через месяц нужно сделать вот так, подготовить и согласовать законы о выборах и об особом статусе Донбасса. Не получалось. И П.А.Порошенко стал говорить, что закон об особом статусе нельзя принимать, пока не пройдут выборы, потому что прежде, чем принимать такой закон, он, дескать, должен знать, кто будет руководить Донбассом. Иначе говоря, если выберут людей, которые ему нравятся, он предоставит особый статус, хотя если выберут тех, кто ему не нравится, он забудет про этот статус. Эта абсолютно футуристическая дискуссия продолжалась очень долго, пока занимавший тогда пост вице-канцлера, министра иностранных дел, а ныне Президент ФРГ Ф.-В.Штайнмайер не предложил свою формулу, которая теперь так и называется «формула Штайнмайера» о том, что закон об особом статусе принимается и вступает в силу в предварительном порядке в первый день выборов и в окончательном виде вступает в силу, когда ОБСЕ распространит свой доклад о наблюдении за выборами.

Прошел год, ничего не сделано. Эта формула не обрела юридический статус. Ее даже не положили на бумагу. Стали интересоваться, в чем проблема. П.А.Порошенко тогда сказал, что окончательный доклад ОБСЕ может гласить, что выборы были несправедливыми и недемократическими. Прошел год, чтобы об этом надо было вспомнить. Тогда Президент России В.В.Путин сказал, чтобы записали, что предварительно закон вступает в силу в день голосования, а окончательно в день, когда ОБСЕ распространит доклад, подтверждающий, что выборы были свободными, справедливыми и отвечающими критериям ОБСЕ. Все согласились. Это была уже вторая уступка, хотя в Минских договоренностях на эту тему ничего нет. Там говорится, что закон нужно принять до выборов, чтобы те, кто будет на них голосовать, знали, какими полномочиями наделят людей, за которых они голосуют. Третья уступка, которая шла дальше Минских договоренностей – предложение вооружить наблюдателей ОБСЕ. Она оказалась неприемлемой для самим европейцев. Сейчас мы завязли в СБ ООН, где наш проект резолюции вроде бы хотят обсуждать, но не обсуждают. Украинцы с американцами говорят, что нужна другая резолюция, но ничего не предлагают. Если нужны были предлоги, чтобы отойти от русофобской политики в Евросоюзе, то они были в изобилии.

Не хочу звучать антиамерикански, мы просто констатируем действительность. Американцы хотят сохранить свое доминирующее положение в мировой экономике, политике и военных делах. Это, наверное, трудно оспаривать как стремление крупнейшей державы. Но в своих действиях по достижению этой цели они прибегают к приему нечистоплотной, недобросовестной конкуренции. Мы приводили сегодня уже много примеров. Но в конечном итоге наблюдая за европейской внутренней жизнью, за тем, что принято понимать под мейнстримом, в последние годы создается впечатление, что американцам удалось сделать так, что почти любые негативные события в Евросоюзе от протестов в отношении политики властей до банкротств компаний, может быть даже и то, что касается техногенных катастроф, все можно сваливать на Россию, ее «злую волю» и наше злоупотребление информационным пространством. Где-то уже проскочило, что мы будем вмешиваться не только во все подряд выборы, но что способны манипулировать окружающей средой, чтобы создавать, например, наводнения, вроде тех жутких, которые мы все наблюдали в Европе вчера.

По поводу выборов хочу сказать, что ни в отношении США, ни в отношении Германии и Великобритании (нас там тоже обвинили, что мы затеяли весь «брекзит»), ни в отношении Франции (там тоже были обвинения, и Президент даже выгнал из своего пула два российских СМИ – «Раша тудей» и «Спутник», сейчас их пытаются записать в иностранные агенты в США), мы ничего не делали.

Возвращаясь к теме Европы, шведы сказали, что они почти уверены, что мы будем вмешиваться в их выборы. Я уже упоминал Южно-Африканскую Республику. Но ни единого факта никто не предъявил.

Если говорить о Германии, то факт прослушивания личного телефона Федерального Канцлера А.Меркель был всеми зарегистрирован и зафиксирован. Ни Федеральная разведывательная служба Германии, ни кто другой этим фактом не занимаются. Все предпочитают «работать языком» и говорить о том, что знают о действиях русских, но факты предъявить не могут, потому что это секретно.

Секреты – это интересная вещь. А.Литвиненко трагически погиб в Лондоне, было расследование, мы настаивали на том, чтобы оно было открытым, но его закрыли и проводили с участием спецслужб. Расследование называется публичным, но на самом деле оно закрытое и до сих пор никто не знает, какие обвинения были предъявлены и какие факты были положены на стол.

Катастрофа с малазийским «Боингом» в 2014 г. над Украиной также расследуется келейно. Те материалы, которые мы предоставили, не рассматриваются, по крайней мере, не упоминаются. Хотели еще два года назад создать трибунал, спешили, торопились. Мы предложили сначала завершить расследование. Расследование до сих пор не завершено, его продлевают еще на один год. Ни одного факта нет, но продолжаются обвинения. На вопрос, почему не предъявляются доказательства, отвечают, что это секретно, так же как и наши американские партнеры отвечают на мой вопрос о том, где же доказательства нашего вмешательства в их выборы. Они говорят, что есть неопровержимые, но секретные доказательства. Девять месяцев идет это разбирательство в Сенате, задействован специальный прокурор, но нет ни единого факта. И это при том, что в американской политической культуре утечки – норма жизни. Если бы там был хотя бы один мало-мальски значимый факт, то была бы утечка, ведь задействовано такое количество людей в слушаниях в Конгрессе, в работе специального прокурора и так далее. Поэтому отговорки насчет секретности, честно говоря, смешны для людей, которые выдвигают столь серьезные обвинения в наш адрес.

Еще раз хочу сказать, что от нас ждут предлога для того, чтобы сказать, что русские исправились и предложить с нами нормально сотрудничать, отменять санкции. Мы делаем то, что мы делаем. Я привел примеры очень конструктивных подходов по тому же процессу выполнения Минских договоренностей. Если кому-то нужны были предлоги, вот они. Эти предлоги были созданы нами не для того, чтобы просить ваше правительство о каких-либо одолжениях о снятии санкций, а просто потому, что мы хотим выполнить Минские договоренности. У меня нет сомнений, что наши партнеры по «нормандскому формату» (немцы и французы), которые занимаются этим постоянно, прекрасно понимают, кто блокирует выполнение Минских договоренностей.

Приведу пример. Лидеры еще год назад в Берлине договорились стимулировать создание зон безопасности на линии соприкосновения. В качестве пилотной зоны выбрали несколько районов, в двух из которых были разведены тяжелые вооружения, а третий район, согласованный всеми, называется станица Луганская. Там никак не получалось начать разведение тяжелых вооружений, поскольку украинцы говорили о том, что они не могут это сделать из-за продолжающейся стрельбы. Тогда они выдвинули условие, что готовы начать разведение тяжелых вооружений, если будет неделя полной тишины. С тех пор, можете поинтересоваться у представителя ОБСЕ, Специальная мониторинговая миссия Организации фиксировала восемь раз полную неделю тишины. Каждый раз, после того, как ОБСЕ докладывала об этом и предлагала начать разведение тяжелых вооружений, украинцы говорили, что это наша статистика, а они насчитали сто выстрелов. И все.

Сейчас предпринимается очередная попытка начать это разведение 4 ноября. Это будет уже девятая неделя полной тишины, которую, я почти не сомневаюсь, но хочу ошибаться, оспорят украинцы, которые представят свою статистику. Это ведь тоже предлог. Только от нас вы ждете позитивных предлогов, и я вам привел пример, а этот предлог негативный, чтобы все-таки потребовать от тех, кто в Киеве сейчас злоупотребляет хорошим отношением Берлина, Парижа, Вашингтона и других западных столиц, прекратить играть в эти игры и выполнить свои обязательства, потому что, как вы знаете, в танго не один человек.

Вопрос: Что может быть предпринято бизнес-сообществом для того, чтобы работать с вами над борьбой с этой антироссийской истерией, которая, как мы знаем, не основана на фактах?

С.В.Лавров: Бизнес сам знает, что в его интересах. Если он просто будет доводить свою позицию, заключающуюся в том, что ему нужна другая атмосфера, до руководителей наших и ваших, то это, наверное, будет самым правильным. Признаюсь, я не большой оптимист насчет того, что к бизнесу будут прислушиваться. Я знаю и видел, в том числе в ходе последней совместной встречи президентов России В.В.Путина и Казахстана Н.А.Назарбаева с немецкими предпринимателями в Сочи, что, как и в случае с французами, итальянцами, ни одна компания не ушла с российского рынка. Мы видели, насколько немецкий бизнес, как и французский, итальянский, австрийский и другие, заинтересованы в том, чтобы не примешивать политику к экономике. Но я также вспоминаю период, когда ЕС впервые вслед за США вводил санкции после Крыма, а затем после Донбасса, я читал полемику, в ходе которой бизнес призывал правительство не путать экономику и политику. Об этом сегодня тоже говорили. Но тогда Канцлер ФРГ А.Меркель заявила (по крайней мере, так ее слова изложили в СМИ), что в этом конкретном случае политика должна доминировать над экономикой. То есть, это сознательное принесение в жертву экономических интересов. Здесь трудно что-либо сказать.

Что касается истерии. Прокурор Р.Мюллер в Вашингтоне предъявил первые результаты своей многомесячной работы – двух бывших сотрудников избирательного штаба Д.Трампа обвинили за то, что они делали с президентом В.Ф.Януковичем. Искали при этом русский след. Не хочу в это вмешиваться, но все знают о том, что нынешнее украинское руководство оплачивало деятельность предвыборного штаба Х.Клинтон. Поэтому, было бы желание, а повод испортить что-то и сделать так, чтобы для остальных все было труднореализуемо, или нормально восстанавливать отношения, найдется.

Вопрос: Сейчас мы помогаем найти работу 700 русским, которые были уволены из диппредставительств США в России. Этим сотрудникам говорят, что есть некий неофициальный «черный список», и как мы ни пытаемся, не можем устроить их в российские ведомства или организации с госучастием. Что можно сделать, чтобы помочь этим людям?

С.В.Лавров: Я не большой специалист во внутреннем праве США и ведущих западных стран, но могу представить себе ситуацию, когда, скажем, в российском Посольстве в Вашингтоне работали бы американские граждане не на технических должностях, потому что в случае с Посольством США в России люди, которые были оформлены как технические сотрудники, выполняли функции, закрепленные по Венским конвенциям исключительно за дипломатическими работниками. Они ездили по стране, проводили встречи, выясняли общественное мнение – это работа дипломатов. Мы, за редким исключением, не делали из этого негативных выводов. Представьте, что несколько сотен граждан США работали бы в Генконсульстве России в Сан-Франциско, которое нагло, грубо, по-хамски закрыли представители ФБР, службы безопасности, копаясь в архивах, и эти сотрудники (американские граждане) оказались бы уволены и попробовали бы поступить на работу в госучреждения США, как Вы думаете, их бы сразу приняли? Я думаю, нет. Наверное, каждая бюрократия должна решать в соответствии со своими правилами. Есть порядки и в европейских странах насчет того, как относиться к лицам, имеющим родственников иностранцев, заключивших браки с иностранцами. Убежден, что, если они талантливые люди (а наверняка так оно и есть, потому что американцы не будут нанимать абы кого), то найдут себе работу. Почему обязательно им нужно в госучреждения? У нас частный сектор имеет очень высокий спрос на способных талантливых людей.

Что касается всей этой ситуации в целом, то она не доставляет нам радости. Мы были вынуждены пойти на этот шаг, привести в полный паритет количество дипломатов и сотрудников в целом в дипломатических учреждениях России в США и США – в России. При этом мы сделали очень серьезную уступку, дали фору американцам, потому что в общую цифру, которая должна составлять потолок российских сотрудников в загранучреждениях США и американских – в России, мы включили 170 сотрудников, работающих в нашем Постоянном представительстве при ООН. Они не имеют никакого отношения к двустороннему паритету, защищены Соглашением между США и ООН (Соглашение об обязанностях страны пребывания штаб-квартиры) и в идеале, если мы говорим о полном паритете, не должны были быть включены в эту цифру. Мы сохранили их, надеясь, что это каким-то образом поможет остановить эту совершенно безумную спираль, начатую лауреатом Нобелевской премии мира в декабре 2016 г. Печально, что обамовская страсть погубить российско-американские отношения задала такую инерцию, которую подхватило множество людей среди демократов и, к сожалению, некоторые республиканцы. Причем, каждая из этих групп делает это исключительно для достижения своих внутриполитических целей во внутренней борьбе в США. К сожалению, Администрация Д.Трампа пока не может остановить эту инерцию, хотя Президент США постоянно подтверждает свою заинтересованность в нормализации отношений с Россией и в том, чтобы они были хорошими, взаимовыгодными, приносили бы пользу для всего остального мира. Надеюсь, что серьезные наблюдатели понимают, как все это началось, и законы дипломатии, когда взаимность является обязательным правилом. Если вы сопоставите действия, предпринятые, начиная с Б.Обамы и продолжая Д.Трампом, который был вынужден плыть по этому течению не очень чистой воды, с тем, что сделали в ответ мы, то, надеюсь, поймете, что мы стараемся быть максимально сдержанными, соблюдая основные приличия дипломатических отношений.

Россия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции > mid.ru, 31 октября 2017 > № 2371820 Сергей Лавров


Казахстан. Китай > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > kapital.kz, 31 октября 2017 > № 2371003

Китай готов показать свои производства в Казахстане

Посол КНР Чжан Ханьхуэй рассказал о реализации инициативы по переносу 51 предприятия

Чрезвычайный и полномочный посол Китая в РК Чжан Ханьхуэй рассказал о реализации инициативы по переносу 51 предприятия в Казахстан, сообщает корреспондент центра деловой информации Kapital.kz.

Чжан Ханьхуэй напомнил, что идея создания на территории РК производственных мощностей на средства китайских инвесторов была озвучена в декабре 2014 года в ходе встречи премьер-министра и главы Госсовета КНР Ли Кэцяна с президентом Казахстана Нурсултаном Назарбаевым.

«Поскольку у нас имеются технологии и возможности, мы хотим помочь и инвестировать средства в совместные проекты на территории Казахстана. Всего намечается реализовать 51 проект на общую сумму 27 млрд долларов. Это самые необходимые для Казахстана проекты — нефтеперерабатывающие, нефтехимические предприятия, предприятия по производству цемента, битума, стекла, в области автомобилестроения — все они уже есть», — рассказал Чжан Ханьхуэй отвечая на вопросы журналистов после выступления об основных итогах 19-го Всекитайского съезда КПК.

Рассматривается вопрос о переносе 6 предприятий Китая в Казахстан

Кроме того, в Алматы китайские инвесторы построили завод по производству крупногабаритных труб, функционирует нефтеперерабатывающий и нефтехимический завод в Караганде, такой же завод работает в Шымкенте, а завод по производству битума запущен в Актау.

«На днях в Казахстан приезжали китайские предприниматели, они хотят собирать грузовики, автобусы и другие автотранспортные средства на территории вашей страны. Приезжали китайские инвесторы, которые производят костюмы по мировым стандартам. Они сейчас выбирают регион в Казахстане для инвестиций в текстильную промышленность. Работа, как видите, ведется», — сообщил спикер.

Однако возникают и трудности. К примеру, вложения в маслоперерабатывающий завод в Северо-Казахстанской области, по словам посла, оказались «не самой лучшей инвестицией». «Это самое известное предприятие по маслопереработке в Китае. Они (инвесторы из КНР — Ред.) быстро вложили средства, но работа (на предприятии — Ред.) сейчас неважно идет. Обещанные вещи — ничего не сделалось, создаются разные сложности. Мы будем урегулировать (недопонимание — Ред.)», — сказал Чжан Ханьхуэй.

Между тем, чрезвычайный и полномочный посол Китая в Казахстане заявил о готовности посольства КНР провести тур для заинтересованных лиц — экспертов и журналистов — по реализованным производственным предприятиям. «В этом году в ближайшее время мы сделаем за счет посольства тур по производственным объектам, возведенным за счет инвестиций китайских предпринимателей на территории Казахстана», — сказал Чжан Ханьхуэй.

Казахстан. Китай > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > kapital.kz, 31 октября 2017 > № 2371003


Казахстан > Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки > kapital.kz, 31 октября 2017 > № 2370966

В ЮКО начнут обучать основам предпринимательства

О реализации социальных программ в регионе рассказал Мухит Отаршиев

На реализацию «Программы продуктивной занятости и массового предпринимательства на 2017−2021 годы» из республиканского бюджета Южно-Казахстанской области выделено 11 429,8 млн тенге. Об этом в Региональной службе коммуникации рассказал руководитель областного управления координации занятости и социальных программ Мухит Отаршиев, сообщает пресс-служба главы ЮКО.

Как отметил спикер, в рамках программы помощь будет оказана более 64 тыс. человек. Так, 1500 человек планируется направить на обучение основам предпринимательства, 813 жителям ЮКО будут выданы микрокредиты. «В целом, по этому направлению для охвата 2 313 человек предусмотрено выделение 5 823,4 млн тенге», — сказал Мухит Отаршиев.

Между тем, за счет привлечения иностранной рабочей силы в бюджет Южно-Казахстанской области поступило 1,4 млрд тенге. При этом Мухит Отаршиев отметил, что в 2017 году по этому направлению было выделено 4983 квоты. На основе этого разрешения выданы 3307 иностранным гражданам.

Руководителя управления рассказал и о реализации в ЮКО программы по добровольному переселению из трудоизбыточных в трудодефицитные регионы. Так, в 2017 году подписаны меморандумы с акиматами Костанайской, Северо-Казахстанской и Павлодарской областей по переезду из Южного Казахстана 163 семей. «Переехавшие с нашего региона граждане обеспечены землей, постоянной работой и жильем», — отметил Мухит Отаршиев.

В ЮКО обсудили переход на самостоятельный бюджет

Между тем, как рассказа спикер, в рамках программы «Өрлеу» условную денежную помощь на общую сумму свыше 6 млрд тенге получили более 20 тыс. жителей Южно-Казахстанской области. В результате этого доход получателей условной денежной помощи увеличился в 4,2 раза, составив в среднем в месяц 23 тыс. тенге на человека.

Казахстан > Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки > kapital.kz, 31 октября 2017 > № 2370966


Китай > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > russian.china.org.cn, 31 октября 2017 > № 2370823

Председатель КНР Си Цзиньпин сегодня в Доме народных собраний в Пекине встретился с зарубежными членами Комиссии советников при Институте экономики и управления Университета Цинхуа и входящими в эту комиссию китайскими предпринимателями.

На встрече Си Цзиньпин отметил большую важность только что завершившегося 19-го съезда КПК и то, что съезд укрепил уверенность в следовании по пути социализма с китайской спецификой. Социализм с китайской спецификой вступил в новую эпоху. Китайская экономика в настоящий момент перешла от высоких темпов роста к высококачественному развитию. Стратегические цели развития китайской экономики заключаются в том, чтобы на базе ряда преобразований, нацеленных на повышение качества, рост эффективности и трансформацию движущих сил, создать модернизированную экономическую систему, повышать общую факторную производительность, постоянно наращивать инновационный потенциал и конкурентоспособность китайской экономики.

Основной линией, продолжил он, следует считать проведение структурной реформы в сфере предложения. Необходимо продвигать синхронное развитие индустриализации нового типа, информатизации, урбанизации и модернизации сельского хозяйства, форсировать строительство государства инновационного типа, осуществлять стратегию подъема села, реализовывать стратегию согласованного развития регионов, ускоренными темпами совершенствовать систему социалистической рыночной экономики, развивать экономику открытого типа более высокого уровня.

Глава китайского государства подчеркнул, что Китай будет неизменно придерживаться пути мирного развития, правильного понимания справедливости и выгоды, принципов совместного консультирования, совместного строительства и совместного использования в глобальном управлении, активно участвовать в реформировании и строительстве системы глобального управления и продвигать формирование сообщества единой судьбы человечества.

Он также сказал, что он ждет визита президента США Дональда Трампа в Китай, и что китайская сторона готова вместе с американской стороной, проявляя дальновидность и заботясь об интересах и озабоченностях друг друга, уладить существующие споры и разногласия, совместными усилиями продвигать китайско-американское сотрудничество, добиваться взаимной выгоды и обоюдного выигрыша. "Мы с оптимизмом смотрим на перспективы китайско-американских отношений", - отметил Си Цзиньпин.

Китай > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > russian.china.org.cn, 31 октября 2017 > № 2370823


Казахстан > Агропром. Приватизация, инвестиции > dknews.kz, 28 октября 2017 > № 2366002

Благодаря инвестиционным проектам, активно развивается сельскохозяйственное производство в Карагандинской области, передает МИА «DKNews» со ссылкой на МИА «Казинформ».

Как сообщил на брифинге в региональной службе коммуникаций руководитель управления сельского хозяйства области Юржан Беккожин, за счет собственных и привлеченных средств реализованы 60 проектов на 57 миллиардов 600 миллионов тенге.

«Мелкие и средние хозяйства вовлекаются в сельскохозяйственную кооперацию. С начала года и до 1 октября, при годовом плане 38, в области созданы 56 кооперативов. В них включены 25 молочного и 31 мясного направлений», - сообщил Юржан Беккожин.

Во всех регионах страны ведется разъяснительная кампания в поддержку сельхозкооперации. Государство разработало новые механизмы для оказания поддержки сельскохозяйственным кооперативам.

По словам Юржана Беккожина, в регионе создана 891 семейная откормочная площадка на 7 799 голов крупного рогатого скота. В сельхозкооперацию вовлечены около 2 тысяч 800 мелких и личных подсобных хозяйств. Создано 2 112 новых рабочих мест.

«Приоритетным направлением остается переработка сельхозпродукции. По каждому району разработана детальная Карта мощностей предприятий переработки. В перспективе планируется модернизация четырех производств переработки молока и семь - по переработке мясной продукции», - сообщил Юржан Беккожин.

Казахстан > Агропром. Приватизация, инвестиции > dknews.kz, 28 октября 2017 > № 2366002


Казахстан > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > kursiv.kz, 27 октября 2017 > № 2366994 Адиль Утембаев

Предправления АО KPPF, Адиль Утембаев: «Проекты ГЧП достаточно капиталоемкие, но эти вложения оправдываются своей долгосрочностью»

Салим САКЕНОВ

На протяжении последних лет с различных трибун звучат призывы активнее развивать государственно-частное партнерство (ГЧП). Об этом говорится и в Государственной программе индустриально-инновационного развития РК на 2015–2019 годы. Президент не раз призывал бизнес приходить в социальный сектор на условиях ГЧП. О том, что происходит в этой сфере и будут ли механизмы этого института востребованы в Казахстане, в интервью «Къ» рассказал председатель правления АО Kazakhstan Project Preparation Fund (KPPF) Адиль Утембаев.

– Адиль Нурланович, при внедрении института ГЧП в Казахстане делалась ставка на развитие так называемого социального бизнеса. Однако большого развития этого направления пока не видно. Как Вы считаете, в чем причина?

– Возможно, я вас удивлю, но государственно-частное партнерство в стране набирает обороты, и именно в социальной сфере, по большей части при реализации проектов в дошкольном образовании.

По данным Казахстанского центра ГЧП, в настоящее время заключено 46 договоров в сфере образования и спорта. И очень важно отметить, что все эти проекты региональные: договоры ГЧП заключены акиматами.

Но государственно-частное партнерство в социальной сфере не ограничивается только детскими садами. Согласно закону о концессиях объекты социальной инфраструктуры и жизнеобеспечения – это объекты либо комплексы объектов, используемые для удовлетворения общественных потребностей, обеспечение которых возложено на государственные органы в соответствии с законодательством. То есть не только детские сады, но, по сути, любой объект, которым пользуется население, например мосты, дороги, парковки или больницы, является социальным объектом, который может быть передан частному сектору в рамках ГЧП.

В этой связи одним из направлений Государственной программы индустриально-инновационного развития на 2015–2019 годы как раз является привлечение инфраструктурных инвестиций через механизм ГЧП. Для этого разрабатывается законодательная база, которая будет основой для активной реализации проектов в сфере ГЧП. А в целях ускорения поиска инвесторов при АО «Национальный управляющий холдинг «Байтерек» будет организовано проведение подготовительных работ по финансированию и разработке проектов. Государственным органам и национальным компаниям отводится роль определения перечня проектов, реализация которых будет осуществляться через механизмы ГЧП, с последующим поиском инвесторов.

– Однако очереди из бизнеса на больницы и мосты не наблюдается. Не похоже, что бизнес привлекает этот сектор. Или предприниматели не хотят играть с государством «в партнерские игры»?

– Чтобы проект был привлекательным, государственный партнер должен решить основную задачу – структурировать проект так, чтобы он был интересен бизнесу. Для бизнеса, можно сказать, на первом этапе такие проекты достаточно капиталоемкие, но эти вложения оправдываются своей долгосрочностью. Поскольку ГЧП не предполагает получение одномоментной прибыли, все эти проекты имеют сроки минимум 10–15 лет, и, соответственно, на протяжении всего этого времени партнеры получают свою долю прибыли.

Но на самом деле одной из главных причин является недостаточная осведомленность бизнеса о принципах и механизмах ГЧП. Тем не менее в Казахстане на сегодняшний день имеется достаточное количество экспертов, которые могут оказать помощь по проектам.

Конечно, как и в любом коммерческом проекте, в проектах ГЧП имеются риски, распределение которых должно быть сбалансировано пропорционально способностям и возможностям сторон договора влиять на данные риски.

Для частного предпринимателя главным всегда является риск спроса на оказываемые в рамках реализации проекта услуги. Минимизация этого риска возможна, например, если государство возьмет на себя данный риск и в случае уменьшения спроса компенсирует частному партнеру его упущенную прибыль.

– У вашего фонда есть в портфеле такие социальные проекты ГЧП? Можно ли сказать, что они успешные?

– KPPF – это дочерняя компания холдинга «Байтерек», созданная в 2014 году как раз таки с целью разработки и сопровождения проектов ГЧП. На сегодняшний день в нашем портфеле есть проекты в различных отраслях, таких как транспорт, здравоохранение, образование. Эти проекты тоже являются социальными, так как направлены на улучшение качества тех или иных услуг для населения.

К примеру, проект транспортного узла в Южно-Казахстанской области, который предусматривает строительство двух объездов в городах Шымкенте и Сарыагаше, а также передачу в эксплуатацию сопутствующих автодорог. Целью проекта является уменьшение транспортной нагрузки на автодорожную систему городов, что позволит снизить уровень транспортных пробок, улучшить экологическое состояние городских и пригородных территорий, а также снизить уровень ДТП. С этой точки зрения проект носит социальный характер. В настоящее время фонд ведет работу по проекту совместно с Азиатским банком развития.

Или проект строительства и эксплуатации многопрофильной больницы на 300 коек с поликлиникой на 300 посещений в день при КазНМУ. В рамках проекта будет построена современная больница, предоставляющая полный цикл медицинской помощи населению Алматы и Алматинской области, а также обеспечивающая клиническое обучение студентов и переподготовку врачей на основе современных достижений медицинской науки. На проект получено положительное заключение Министерства экономики, и в настоящее время фонд разрабатывает конкурсную документацию для объявления тендера в 2018 году.

– ГЧП в любой сфере – это долгосрочные проекты и долгое получение прибыли. Каков срок окупаемости данных проектов?

– В мировой практике это проекты, по которым бизнес получает прибыль в течение долгого времени, от 10 и более лет. Конечно, с нуля бизнесу в такие долгосрочные проекты вкладываться тяжело, особенно МСБ. Мы, как компания, которая непосредственно занимается разработкой и структурированием проектов ГЧП, решение данного вопроса видим в кооперации казахстанских и зарубежных компаний, например путем создания консорциумов.

– В чем же причина: сохраняется дефицит в длинных деньгах или вся загвоздка в законодательной базе?

– Имеет место и ограниченность источников и инструментов финансирования (сохраняется потребность и в дефиците в длинных деньгах и в нехватке нацвалюты), не урегулированы вопросы по пруденциальным нормативам с Нацбанком для решения проблем с залогом для проектов ГЧП при финансировании БВУ.

Дело в том, что объекты ГЧП, как правило, относятся к объектам публичной инфраструктуры и не подлежат передаче в залог перед финансирующим банком. В международной практике (например, в России) договор ГЧП и будущие выплаты по нему признаются банками в качестве твердых залогов. В Казахстане БВУ не признают будущие платежи по контракту ГЧП в качестве твердого залога, поэтому предприниматель вынужден передавать в залог личное имущество, что приводит к удорожанию проекта.

Работа с проектами ГЧП показывает и необходимость развития фондового рынка, так как экономика нуждается в новых финансовых инструментах. Можно начать с регионального уровня – региональные фонды, облигации и иные инструменты. Все эти вопросы постепенно решаются – например, в настоящее время прорабатываются вопросы увеличения государственного финансирования, что повысит интерес частного сектора к механизмам и инструментам ГЧП.

– Сегодня в рамках проводимой приватизации социальные объекты – дома детского творчества, медицинские организации – предлагается передать в доверительное управление бизнесу с сохранением профиля деятельности. Насколько вообще это выгодно с точки зрения бизнес-интересов?

– Доверительное управление – это один из механизмов ГЧП, также рассчитанный на долгий срок. И менее капиталоемкий, хотя бы по той причине, что бизнесу передается уже готовый объект, которым нужно грамотно управлять и поддерживать его в нормальном состоянии. Конечно, риски есть всегда, но идеального бизнеса, на основе ГЧП или нет, не существует. Поэтому надо правильно просчитывать риски, выстраивать эффективную систему управления – и проект будет приносить прибыль.

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > kursiv.kz, 27 октября 2017 > № 2366994 Адиль Утембаев


Россия > Приватизация, инвестиции. Финансы, банки. Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 27 октября 2017 > № 2366276

Траст по-русски. Как завещать состояние при помощи наследственного фонда

Максим Сафиулин

юрист адвокатского бюро А2

В скором времени состоятельные россияне смогут передавать свое имущество наследникам при помощи специального фонда —аналога английского траста. Однако так ли удобен новый инструмент?

Последние несколько лет российские власти активно внедряют институты и принципы англосаксонской правовой системы в гражданское законодательство. Так, в 2015 году в вещной и обязательственной частях Гражданского кодекса РФ появились положения про опцион (ст. 429.2, ст. 429.3), эскроу счета (ст. 860.7), эстоппель (ст. 431.1) и т.д. Теперь настал черед наследственного права.

Реформирующий его Федеральный закон от 29.09.2017 г. №259-ФЗ, который вступает в силу с 1 сентября 2018 года, вводит в гражданский оборот новый правовой институт — наследственный фонд. По задумке законодателей, он должен стать российским аналогом английских трастов, то есть институтом, позволяющим состоятельным гражданам не только передавать наследникам требующие операционного управления активы (бизнес, недвижимость, ценные бумаги и т.д.), но и определять их дальнейшую судьбу.

Что такое наследственный фонд?

С правовой точки зрения наследственный фонд представляет собой обособленное юридическое лицо — некоммерческую организацию (НКО). При этом он обладает рядом отличительных характеристик. Несмотря на то, что имущество передается в наследственный фонд с целью дальнейшего распределения среди выгодоприобретателей (ими могут быть не только «наследники по закону»), в течение всего срока существования фонда оно принадлежит только ему.

В то же время фонд не имеет права передать имущество кому бы то ни было, кроме самих выгодоприобретателей, и обладает полной независимостью от их обязательств, то есть не отвечает по долгам выгодоприобретателей (но учредитель фонда может дать особые распоряжения на случай их банкротства). Права выгодоприобретателя неотчуждаемы и не могут быть переданы любым третьим лицам, в том числе близким родственникам. Однако наследники выгодоприобретателя вправе наследовать его права, предусмотренные уставом фонда.

В последние несколько лет российские власти активно внедряют институты и принципы англосаксонской правовой системы в гражданское законодательство. Так, в 2015 году в вещной и обязательственной частях Гражданского кодекса РФ появились положения про опцион (ст. 429.2, ст. 429.3), эскроу счета (ст. 860.7), эстоппель (ст. 431.1) и т.д. Теперь настал черед наследственного права.

Реформирующий его Федеральный закон от 29.09.2017 г. №259-ФЗ, который вступает в силу с 1 сентября 2018 года, вводит в гражданский оборот новый правовой институт — наследственный фонд. По задумке законодателей он должен стать российским аналогом английских трастов, то есть институтом, позволяющим состоятельным гражданам не только передавать наследникам требующие операционного управления активы (бизнес, недвижимость, ценные бумаги и т.д.), но и определять их дальнейшую судьбу.

Что такое наследственный фонд?

С правовой точки зрения наследственный фонд представляет собой обособленное юридическое лицо — некоммерческую организацию (НКО). При этом он обладает рядом отличительных характеристик. Несмотря на то что имущество передается в наследственный фонд с целью дальнейшего распределения среди выгодоприобретателей (ими могут быть не только «наследники по закону»), в течение всего срока существования фонда оно принадлежит только ему.

В то же время фонд не имеет права передать имущество кому бы то ни было, кроме самих выгодоприобретателей, и обладает полной независимостью от их обязательств, то есть не отвечает по долгам выгодоприобретателей (но учредитель фонда может дать особые распоряжения на случай их банкротства). Права выгодоприобретателя неотчуждаемы и не могут быть переданы любым третьим лицам, в том числе близким родственникам. Однако наследники выгодоприобретателя вправе наследовать его права, предусмотренные уставом фонда.

Фонд, как и любое другое юрлицо, имеет свои управляющие органы. При составлении специального завещания для осуществления этой функции наследодателем либо выбирается конкретное лицо, либо определяется порядок его избрания уже после создания фонда. Управляющим может быть любое физическое или юридическое лицо, кроме выгодоприобретателя. Однако для последнего можно предусмотреть полномочия, позволяющие снимать/назначать управляющего, одобрять его сделки и т.д., то есть фактически осуществлять руководство фондом.

Также для надзора за деятельностью исполнительного органа и соблюдения им условий управления фондом наследодатель может предусмотреть создание высшего коллегиального органа (куда могут войти выгодоприобретатели) или попечительского совета.

Как создать фонд

Гражданин, принявший решение о создании наследственного фонда, должен составить специальное завещание, включающее в себя:

решение о создании фонда;

устав;

условия управления фондом.

При формировании фонда он вправе определить срок, на который фонд создается, либо сделать его бессрочным.

В решении о создании фонда наследодатель определяет порядок, размер, способы и сроки образования имущества наследственного фонда. Имущество может формироваться тремя способами: непосредственно при создании наследственного фонда, при осуществлении фондом собственной хозяйственной деятельности, а также за счет доходов от управления имуществом. Безвозмездная передача третьими лицами имущества в фонд не допускается.

Регистрация и начало деятельности фонда происходят только после смерти наследодателя. В течение трех дней с момента открытия наследственного дела нотариус обязан подать заявление о создании фонда в регистрирующий орган. В этот же срок он должен получить согласие лиц, которые были выбраны завещателем для управления фондом. Без этого наследственный фонд не будет зарегистрирован.

После получения согласия нотариус передает один экземпляр решения об учреждении наследственного фонда вместе с уставом в государственный орган для регистрации фонда. Другой экземпляр решения вместе с уставом и условиями управления фондом передается управляющему. Кроме того, копии документов об учреждении и управлении фондом нотариус обязан также передать выгодоприобретателям. При создании наследственного фонда и принятии им наследства нотариус выдает фонду свидетельство о праве на наследство в срок, указанный в решении о создании.

Права наследников

За выгодоприобретателями закреплен ряд прав, защищающих их как бенефициаров фонда. Прежде всего они имеют право на получение имущества фонда (в соответствии с условиями управления наследственного фонда). Кроме того, они могут запрашивать и получать у наследственного фонда информацию о его деятельности, а также требовать проведения ее аудита. В случае нарушения условий управления фондом, выгодоприобретатель имеет право потребовать возмещения убытков, причиненных таким нарушением.

Также он может давать согласие на совершение наследственным фондом определенных сделок в случае, если это предусмотрено уставом фонда.

Права выгодоприобретателя не могут перейти по наследству. В случае его смерти право на получение имущества переходит к лицу, определенному документами наследственного фонда.

Достоинства и недостатки

Главным плюсом наследственного фонда является возможность установления условий управления наследуемым имуществом. В существующих сейчас способах наследования (по закону и по завещанию) имущество передается наследникам «безусловно», то есть без наложения на них каких-либо обязательств для его получения и использования.

Грамотное управление имуществом фонда может не только сохранить, но и приумножить его, примеры высокодоходных трастов/фондов известны по всему миру. Такая прибыль может возникать у фонда как вследствие распоряжения наследственной массой, так и из приобретенного самим фондом имущества (например, доходы от участия в компаниях). Нередко при передаче в наследство бизнеса возникают сложности, связанные с необходимостью ожидания даты вступления наследников в права. Срок ожидания может составить от полугода и более.

При создании фонда минимальный срок между смертью завещателя и началом функционирования фонда позволяет не прерывать операционное руководство бизнесом. Кроме того, разделить доли в бизнесе среди нескольких наследников можно таким образом, чтобы предотвратить корпоративные конфликты между ними.

Существуют, впрочем, и минусы, которые не позволяют пока рассматривать фонд как популярный способ передачи наследства. Очевидным недостатком является отсутствие возможности создать фонд при жизни наследодателя. В западных странах граждане часто организуют трасты при жизни для того, чтобы увидеть, как они будет работать после их смерти, и при необходимости внести корректировки в условия управления.

Также есть момент неопределенности с передаваемым в фонд имуществом, которое находится в иностранной юрисдикции. Пока неизвестно, будет ли, например, нотариус Кипра считать российский фонд надлежащим наследником акций в уставном капитале местной компании и какие сложности нужно будет преодолеть для такого признания.

Нельзя обойти вниманием и налоги — отсутствие каких-либо льгот в сравнении с тем же трастом будет играть существенную роль в выборе бизнесменами одного из этих двух способов передачи наследства. Недостатком является и то, что наследственный фонд должен нести ответственность перед кредиторами наследодателя. На имущество траста в англосаксонских юрисдикциях нельзя обратить взыскание по долгам учредителя.

Таким образом, несмотря на революционный характер нового закона, во многом он остается сырым. В приватных беседах руководство Федеральной нотариальной палаты признает, что мнение их экспертов от нотариата не было учтено в финальном тексте законопроекта. Складывается впечатление, что, используя форму и частично содержание английского траста, законодатель не до конца продумал, как новый институт встанет на существующие правовые рельсы.

Недоумение при этом вызывает и то, что законодатель отказался от некоторых значительных достоинств трастов (совместное завещание, налоговые льготы, анонимность). Так что не исключено, что в закон о налоговых фондах будут внесены изменения еще до его вступления в силу.

Россия > Приватизация, инвестиции. Финансы, банки. Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 27 октября 2017 > № 2366276


Казахстан. Киргизия. ЕАЭС > Приватизация, инвестиции. Внешэкономсвязи, политика. Транспорт > newskaz.ru, 27 октября 2017 > № 2365909

Информацию об убытках, которые терпят предприниматели на казахстанско-кыргызской границе, собирает министерство экономики КР.

"По скоропортящимся товарам, если предположить, что стоимость груза в одной машине — порядка 17 тысяч долларов, то можно понять, какие убытки. Кроме того, наши бизнесмены вынуждены оплачивать штрафные санкции за несвоевременную доставку товаров", — сказал на пресс-конференции в Бишкеке министр экономики КР Артем Новиков.

Проблемы на границе двух стран начались 10 октября. По заявлению властей Казахстана, это стало следствием борьбы с "серым" импортом.

Министерство экономики Кыргызской Республики обратилось с заявлением в Евразийскую экономическую комиссию (ЕЭК) о необходимости соблюдения Казахстаном норм права ЕАЭС, а также во Всемирную торговую организацию по вопросу нарушения норм Генсоглашения по тарифам и торговле.

"Согласно регламенту ВТО, мы должны включить вопрос в повестку дня на заседании комитета по торговле в рамках ВТО, которое назначено на 10 ноября. После этого Кыргызская республика выступит с докладом, а затем будет принято решение, в какой форме урегулируется данная ситуация", — прокомментировал Артем Новиков.

Ранее на заседании глав правительств стран ЕАЭС в Ереване премьер-министр Казахстана Бакытжан Сагинтаев обвинил кыргызскую сторону в "слабом администрировании" таможни на границе.

Казахстан. Киргизия. ЕАЭС > Приватизация, инвестиции. Внешэкономсвязи, политика. Транспорт > newskaz.ru, 27 октября 2017 > № 2365909


Казахстан > Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > camonitor.com, 27 октября 2017 > № 2365787

В фокусе доверия

Новая экономическая политика Казахстана неизменно получает высокие оценки из уст международных экспертов и бизнесменов со всего мира. И уровень доверия к ней растет с каждым годом. Это выражается в притоке прямых иностранных инвестиций в несырьевой сектор, в те отрасли, на развитие которых государство делает главную ставку, рассчитывая получить от них мультипликативный эффект.

По сути, прямые иностранные инвестиции – это самое веское доказательство привлекательности конкретных отраслей экономики для бизнес-структур. «Конечно, очевиден интерес инвесторов к сырьевым секторам Казахстана, где имеются четкие горизонты как планирования, так и доходности. Это выгодные, рентабельные сектора, куда инвесторы уверенно вкладывают свои деньги, – не так давно поделился своим мнением заместитель председателя правления Казахстанского института развития индустрии Марат Идрисов. – Но и обрабатывающие отрасли на сегодняшний день тоже становятся интересными для иностранных инвесторов». И с этим выводом трудно не согласиться, наблюдая за тональностью публикаций в зарубежных СМИ.

Вот что, например, пишет об экономических достижениях нашей страны за последнее время российский портал http://www.odnako.org/: «Элитами Казахстана еще задолго до начала кризиса была сделана ставка на индустриализацию, импортозамещение и развитие внутреннего рынка республики. Инициатором казахской индустриализации выступил Нурсултан Назарбаев. Именно по его инициативе были разработаны и приняты планы развития Казахстана: «Стратегия 2010», «Стратегия 2020», «Стратегия 2030» как среднесрочные, а также «Стратегия 2050» как долгосрочный план. Каждый из средне– и долгосрочных планов конкретизируется краткосрочными, пятилетними планами. И сейчас в республике начата вторая пятилетка развития. Кроме того, в рамках «Стратегии 2020» в республике разработано 13 отраслевых, 16 регио­нальных и 9 функциональных программ развития. Каждая из областей Казахстана специализируется на определенных отраслях экономики и содержит в себе кластеры с особым налоговым режимом и специальными льготами. Созданы производства, которых в республике раньше никогда не было: самолето– и вертолетостроение, сборка локомотивов… Опыт индустриализации Казахстана показывает, что восстановление и создание новых отраслей промышленности в капиталистических условиях возможны при наличии политической воли руководства республики, грамотной организации и планирования».

В декабре прошлого года американская The Daily Signal отмечала: «Трамп описал прогресс Казахстана за годы независимости со времен падения Советского Союза емким словом «чудо». Если Трамп имел в виду экономический прогресс, достигнутый этой страной с середины 1990-х, то он не так уж далек от истины. Да, многие страны Центральной Азии столкнулись с серьезными экономическими проблемами, но Казахстан во многом обошел своих соседей. В первые годы независимости его экономика переживала кризис, просев на треть. Однако, начиная с 2000-го, ситуация заметно улучшилась – в среднем экономика республики росла на 8 процентов ежегодно. Но Казахстан хочет большего: правительство поставило амбициозную цель – войти в число 30 наиболее развитых стран мира до 2050 года. Вне зависимости от того, как вы опишете экономический рост в Казахстане – «чудом», как это сделал Трамп, или просто назовете его «впечатляющим», как это сделала Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), – эта страна с семнадцатимиллионным населением достигла небывалых успехов за последние 20 лет».

Конечно, такие высокие оценки рождаются не на пустом месте. За ними стоит ежедневная кропотливая работа государства. В условиях новой экономической реальности, сопровождающейся оттоком капиталов с развивающихся рынков, отсутствием полноценного доступа к внешнему рынку дешевого капитала и падением цен на сырьевые товары, иностранные инвестиции способны нивелировать негативные тенденции и дать экономике новые точки роста. С целью создания более благоприятного инвестиционного климата в рамках государственной программы индустриально-инновационного развития предусмотрен ряд системных мер. Реализуются они по трем ключевым направлениям. Это реализация программ по привлечению инвестиций из приоритетных стран, поддержка действующих инвесторов, а также привлечение инфраструктурных инвестиций через механизм государственно-частного партнерства. И эффект уже очевиден.

«В начале осуществления программы индустриализации на долю обрабатывающей промышленности приходилось порядка 7 процентов всех прямых иностранных инвестиций, – напомнил Марат Идрисов. – В 2016-м эта доля увеличилась вдвое и достигла 14 процентов, а по итогам нынешнего года будет достигнут рубеж в 20 процентов. Такая тенденция способствует популяризации Казахстана с точки зрения выгодности вложений. Инвестиции в основной капитал нужно поддерживать на определенном уровне, в противном случае он уменьшится вследствие физического и морального износа. Инвестиции постоянно должны идти с нарастанием, и это непростая работа. Вы видите, что результаты налицо. Наш обрабатывающийся сектор уже начал пользоваться спросом со стороны инвесторов, и в него вкладывают деньги».

Стоит отметить, что казахстанская программа индустриализации привлекательна не только для традиционных наших партнеров – Нидерландов, США, Франции, Великобритании, Италии. Акценты постепенно смещаются в сторону азиатских стран. Лидирует тут Китай. С его участием, по данным KAZNEX INVEST, в обрабатывающей промышленности планируется реализовать более полусотни проектов на общую сумму, превышающую 26 миллиардов долларов. В первую очередь речь идет о сотрудничестве в таких отраслях, как химическая промышленность, горная металлургия (строительство комбината), агропромышленный комплекс, машиностроение, производство строительных материалов, информационно-коммуникационные технологии, транспорт и логистика, возобновляемые источники энергии и электроэнергетика. Реализация этих инициатив позволит открыть на территории Казахстана высокотехнологичные предприятия, производящие экспортоориентированную продукцию с высокой добавленной стоимостью. На них будут трудиться более 15 тысяч наших соотечественников.

Япония и Южная Корея тоже не остаются в стороне. Японцам интересна возможность инвестиций в транспортно-логистическую сферу, а корейцы предпочитают вкладывать деньги в пищевую индустрию и в реальное производство.

Автор: Маргарита Вайда

Казахстан > Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > camonitor.com, 27 октября 2017 > № 2365787


Россия. ЦФО > СМИ, ИТ. Приватизация, инвестиции > mos.ru, 27 октября 2017 > № 2365617

Москвичи смогут поучаствовать в проекте «Наш город 2.0». Участники получат эксклюзивный доступ к бета-версии портала «Наш город» и протестируют ее, предложат свои идеи по доработке набора функций и пользовательского интерфейса сайта. Кроме того, в один из дней им покажут новый дизайн главной страницы.

Сергей Собянин, по инициативе которого был создан «Наш город» в 2011 году, уверен, что именно его активные пользователи лучше других знают, как сделать портал удобнее и функциональнее. Мэр Москвы приглашает всех горожан принять участие в новом краудсорсинге.

Проект стартует 14 ноября. Для участия необходимо оставить заявку на краудсорсинг-платформе. Это можно сделать прямо сейчас.

Все идеи горожан рассмотрят эксперты — представители Аппарата Мэра и Правительства Москвы, а также специалисты Департамента информационных технологий. Предложения, которые поддержит большинство участников, реализуют.

По итогам такого же проекта в 2014 году открыли больше 40 новых проблемных тем, создали волонтерское движение, улучшили функциональные возможности личного кабинета и многое другое. Портал «Наш город» стал одним из наиболее эффективных народных инструментов управления столицей.

Россия. ЦФО > СМИ, ИТ. Приватизация, инвестиции > mos.ru, 27 октября 2017 > № 2365617


Китай > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции. Образование, наука > chinapro.ru, 27 октября 2017 > № 2365455

Примерно 18 000 компаний зарегистрировались в таможенных органах Шанхайской зоны свободной торговли (ЗСТ) за четыре года ее существования. Таковы официальные данные.

Количество компаний в зоне неуклонно растет. Из них 13 000 компаний являются частными, более 3200 – с полностью иностранным капиталом, 940 – китайско-иностранных совместных предприятий.

По итогам января-сентября 2017 г., внешнеторговый оборот в Шанхайской ЗСТ вырос до 997,6 млрд юаней ($150,2 млрд). Это на 16,2% больше, чем за январь-сентябрь 2016 г.

Напомним, что в Шанхае официально учрежден фонд долевого инвестирования для поддержки технических стартапов. Фонд нацелен на управление 30 млрд юаней ($4,6 млрд). Он также планирует аккумулировать 6,52 млрд юаней на первоначальном этапе привлечения денежных средств.

Шанхайский фонд содействия научно-техническим инновациям основан Шанхайской международной корпорацией, Шанхайской корпорацией "Гошэн", Шанхайской международной траст-компанией, Шанхайской портовой корпорацией и Шанхайской корпорацией "Чжанцзян Гаокэ". Фонд будет инвестировать в субфонды и технические компании, начинающие деятельность в сфере информационных технологий, биомедицины, передового производства и новой энергии.

Китай > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции. Образование, наука > chinapro.ru, 27 октября 2017 > № 2365455


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции. Недвижимость, строительство > premier.gov.ru, 26 октября 2017 > № 2369467 Михаил Мень

Заседание Правительства.

В повестке: 15 проектов федеральных законов.

Вступительное слово Дмитрия Медведева:

Уважаемые коллеги, добрый день!

Мы сегодня рассматриваем ряд законопроектов, в том числе по поддержке малого и среднего бизнеса. Это системная работа, которая идёт в рамках отдельной «дорожной карты» по реализации стратегии развития малого и среднего бизнеса.

Принимаются меры, чтобы упростить небольшим предприятиям доступ к закупкам государственных компаний и компаний с госучастием.

Сейчас законодательно регулируется закупочная деятельность таких компаний, но это общие нормы. А какие именно нужны документы, чтобы принять участие в конкурсе, как они должны быть оформлены, в какие сроки, решает сам заказчик. И, к сожалению, в некоторых случаях он просто этим правом злоупотребляет. В итоге появляются явно избыточные требования, которые просто невозможно выполнить. Например, если для получения какой-нибудь одной выписки или справки нужно столько же времени, сколько даётся для подготовки всей конкурсной документации. В результате часть небольших компаний просто «выталкивается» из контрактной системы. Причём не из-за того, что они проиграли, а по искусственным, формальным ограничениям. Теперь будет установлен исчерпывающий перечень документов, которые можно требовать от небольших и средних компаний в рамках конкурсной заявки. Соответственно, у них будет больше возможностей бороться за выгодные контракты. Рынок этот огромный и в общем достаточно стабильный.

Ещё один законопроект касается авиаперевозок. Мы снова продлеваем на три года льготный режим налогообложения для внутрироссийских маршрутов. Сейчас для них действует льготная ставка по налогу на добавленную стоимость (в части обложения НДС услуг по внутренним воздушным перевозкам пассажиров и багажа), эта ставка составляет 10%. А для рейсов в Крым и из Крыма с учётом специфики ситуации на полуострове эта ставка нулевая.

В том числе благодаря этому решению авиабилеты стали доступнее для людей, авиакомпании получили дополнительные возможности, чтобы обновлять свой авиапарк, сделать полёты более современными и безопасными. Именно поэтому, несмотря на определённые выпадающие доходы, несмотря на потери для бюджета, мы приняли решение сохранить эту меру поддержки до 1 января 2021 года.

Обсудим сегодня проекты федеральных законов, которые вносят изменения в Градостроительный кодекс, в отдельные законодательные акты. Там речь идёт о комплексном решении целого ряда вопросов, которые связаны с правовым режимом зон с особыми условиями использования территории. Это охранные, санитарно-защитные, водоохранные зоны, зоны охраны объектов культурного наследия, ряд других, в отношении которых действуют определённые ограничения. Отсутствие чётких границ этих зон нередко приводит к различным нарушениям. Возникают ситуации, в результате которых страдают интересы владельцев недвижимости. Законопроекты направлены на устранение подобных проблем. Там и новые правила вводятся по зоне с особыми условиями использования территории, и затрагивается целый ряд других вопросов, включая регулирование темы, связанной с признанием зданий и сооружений самовольными постройками, принятием решения об их сносе или приведении в соответствие с установленными требованиями. Там содержится целый ряд довольно важных новелл.

Брифинг Михаила Меня и заместителя Министра строительства и жилищно-коммунального хозяйства Хамита Мавлиярова по завершении заседания.

Из стенограммы:

М.Мень: Я попросил организовать нам такую встречу, чтобы мы смогли с вами спокойно пообщаться – я и Хамит Давлетярович. Мы вам расскажем, что включают в себя законодательные инициативы: это изменения в Градостроительный кодекс, в Кодекс об административных правонарушениях и даже в Гражданский кодекс. Всё это идёт в едином блоке. О чём идёт речь?

Первое. Что можно сказать по самовольным строениям? Вообще у нас до сегодняшнего дня, по сути, даже и понятия самовольной постройки в законодательстве не было. Поэтому в данных изменениях, в данной законодательной инициативе уточняется понятие самовольной постройки как таковой. И из числа самовольных построек исключаются объекты, созданные с нарушением установленных ограничений, если данные объекты построены на основании необходимых согласований, разрешений и так далее и собственник объектов не знал и не мог знать о действии указанных ограничений в отношении принадлежащего ему земельного участка. То есть о чём идёт речь? Не будут являться самовольными постройками объекты, если у человека или юридического лица, строивших этот объект, не было информации о невозможности строительства на данном участке. Мне кажется, это крайне важно, потому что сегодня вокруг этого постоянно идут дискуссии.

Законопроектом предусмотрен запрет принятия решения о сносе в административном порядке в отношении объектов, право собственности на которые зарегистрировано в едином реестре недвижимости. То есть если в реестре есть объект либо по нему ранее состоялось решение суда, то никакими административными решениями нельзя принять решение о сносе данного объекта. Это очень важно.

Далее несколько слов о ЗОУИТ (мы их так называем) – зонах с особыми условиями использования территории. Но я надеюсь, что аббревиатура ЗОУИТ не приживётся, поэтому будем говорить просто «особые зоны», с особыми условиями использования территории. Закрепляется порядок возмещения убытков, вызванных ограничением ЗОУИТ, возникших до вступления в силу законопроекта.

Если объект, в отношении которого установлена зона, возведён после возведения самого здания (объекта капитального строительства) либо собственник такого объекта не обеспечил публичность информации о наличии, то возмещение осуществляет собственник объекта.

Привожу пример: если стоит какое-то здание, сооружение и возле него был проложен газопровод, тогда тот, кто эксплуатирует этот газопровод, и является ответственным за возмещение потерь, которые будут у собственника этого объекта капитального строительства.

Если объект, в отношении которого установлена зона, возведён ранее, чем был возведён объект капитального строительства, и собственник такого объекта обеспечил публичность информации о наличии этой зоны с ограниченной ответственностью, то возмещение осуществляет орган власти, выдававший разрешение на строительство объекта капитального строительства, либо тот, кто предоставлял земельный участок. Грубо говоря, в таком случае зона ответственности по возмещению ущерба перекладывается на муниципальные образования.

Если объект капитального строительства самовольный (а мы уже с вами вначале говорили о критериях по самовольному объекту), то возмещение не осуществляется и правообладатель сносит этот объект за свой счёт.

Теперь третья позиция, очень важная, по индивидуальному жилищному строительству.

Вы знаете эту проблему – особенно в южных регионах страны, где приобретаются земельные участки под ИЖС, потом на них начинают возводиться дома многоквартирные, а потом ещё даже и дольщики могут появляться теоретически. И потом начинают какими-то путями, через суды и так далее узаконивать эту стройку. Это связано с тем, что сегодня максимально сняты все барьеры с ИЖС (индивидуального жилищного строительства).

Новым законом устанавливаются единые требования к предельным параметрам и процедуре строительства объектов ИЖС. Предлагается определить объект ИЖС как отдельно стоящий дом с количеством надземных этажей не более трёх, высотой не более 20 м и, самое важное, не состоящий из квартир или блок-секций, чтобы не было попытки подменить объект ИЖС многоквартирным домом. Аналогичные предельные параметры распространяются и на жилые, садовые дома, то есть иные виды объектов ИЖС.

Предусматривается различный порядок создания объектов ИЖС, площадь которых составляет менее 500 кв. м и более 500 кв. м.

В случае строительства такого объекта до 500 кв. м предусматривается направление уведомления о планируемом строительстве в соответствующий орган местного самоуправления и дальше уведомления о завершении строительства.

Если общая площадь объекта превышает 500 кв. м, предусматривается необходимость разработки проектной документации, проведение её экспертизы и прохождение иных процедур, предусмотренных для объектов капитального строительства.

Дело в том, что если здание или сооружение больше трёх этажей и больше 500 кв. м, здесь уже нужно говорить о безопасности этого здания и сооружения, и неважно уже, для чего оно, какой эксплуатации подлежит в дальнейшем. Я думаю, это крайне важно.

И последнее: расширяются функции строительного надзора. В случае сигналов, в том числе со стороны местных властей, стройнадзор может провести соответствующую проверку даже на тех объектах ИЖС, которые подходят по всем параметрам, то есть меньше трёх этажей и менее 500 кв. м. И в случае выявления там явных нарушений (давайте прямо скажем: если стройнадзор увидит, что там вместо ИЖС начинают «свечку» строить, как, я сам наблюдал, было в Геленджике) у стройнадзора появляются определённые полномочия. Тем самым мы пресечём такое незаконное строительство.

Х.Мавлияров: Я немного добавлю в части детализации этих законодательных решений.

Понятно, будет много решений Правительства Российской Федерации, направленных на решение этих проблем. Основное, конечно, то, что мы обсуждали по теме территорий с особыми условиями использования.

М.Мень: Знаете, сколько у нас таких зон с особыми условиями? 23 зоны. Различные зоны: зоны охраны объектов культурного наследия, охранные зоны объектов электроэнергетики, охранные зоны железных дорог, придорожные полосы, охранные зоны объектов трубопровода, охранные зоны линий и сооружений связи, приаэродромные территории и так далее. Чтобы вы понимали, что речь идёт об огромном массиве. 23 вида зон, и по каждой зоне будет выпущен соответствующий распорядительный документ, положение по каждой зоне будет утверждено Правительством.

Х.Мавлияров: Проблема регулирования этих территорий назрела давно, потому что связана с безопасностью пребывания на этой территории и безопасностью самих объектов, которые оказались близко к населённым пунктам. Поэтому по любой из этих зон (Михаил Александрович сейчас сказал, что их 23 – это основные зоны, а если мы смотрим подзоны, то их получается больше 60) нужно зарегламентировать порядок использования территорий. Если представить себе масштаб… Допустим, город Благовещенск находится под влиянием аэродромных сооружений. И там придётся проводить кропотливую работу по техническому решению проблем, которые там возникли. Мы нашим законопроектом разделяем проблему на две: как быть с теми объектами, которые уже построены, и как зарегламентировать в будущем освоение этих территорий. Если мы сможем установить возможности использования этих территорий и обеспечим безопасность как строящихся объектов, так и самого объекта, который сооружён в этих зонах, тогда сможем уже без длинных процедур узаконивать возможность использования этих территорий.

Второй важный момент в этом законопроекте (он таким небольшим отрезком только показан) – это усовершенствование системы градостроительного регулирования. Это наша ИСОГД – информационная система градостроительной деятельности.

Я думаю, коллеги и население знают это понятие, поскольку они в муниципалитетах из этой ИСОГД получали информацию о том, какие объекты и с каким регламентом могут быть построены. Регламент градостроительный – это означает, что на этой территории может быть жильё такой-то высотности, с такими-то отступами от границ. Мы ввели усовершенствование, которое позволяет иметь там больше информации. Это означает, что инвесторы, жители смогут оттуда получить больше информации для того, чтобы реализовывать свои проекты. Я думаю, это тоже полезное новшество этого законопроекта, которое направлено на то, чтобы сократить сроки согласительных процедур для реализации инвестиционных проектов.

В этом же законопроекте требования к этим зонам увязываются с требованиями, которые уже установлены генпланами населённых пунктов. Это всё направлено на сокращение сроков согласительных процедур.

Вопрос: Александр Гусев, «Строительство.ру».

Свыше 500 кв. м – это до какого предела, 1500 и так далее?

И второе. Вы говорите о том, что проектную документацию нужно согласовывать и утверждать. Где это должно согласовываться и утверждаться? Есть ли там какая-нибудь роль архитектора?

М.Мень: Мы не ставим здесь верхний барьер – от 500 кв. м. Если это также называется ИЖС, то необходима процедура проектирования и прохождения экспертизы этого проекта. А то, что подлежит прохождению через экспертизу, соответственно, контролируется стройнадзором. Вот весь принцип.

То есть речь не идёт о государственной экспертизе – у нас сегодня работают и частные экспертизы, пожалуйста. Объект выше трёх этажей и больше 500 кв. м и выше 20 м (по коньку) – необходимо уже делать реальный проект и проводить его через экспертизу. На наш взгляд, это, безусловно, правильно.

О.Ракитов (пресс-секретарь М.Меня): Коллеги, чтобы было понятно: чтобы не получилось, что построили трёхэтажный дом и начали продавать в нём квартиры людям. То есть ограничение по площади позволяет отсечь историю со строительством многоквартирных домов, выдавая это за ИЖС.

Вопрос: «РИА Новости», Балакин Константин. Вы сказали, что, если собственник, построивший объект, не знал об ограничениях, невозможности его строительства, но при этом ему были выданы все согласования и разрешения, объект не будет считаться самостроем. При этом в Москве недавно было снесено очень много объектов, которые имели все необходимые разрешения, но якобы невозможно было их строительство. То есть впредь таких ситуаций не будет?

М.Мень: Мы говорим, конечно, о перспективах. Это пока ещё законодательная инициатива, она прошла сегодня Правительство, дальше у нас обсуждение в парламенте. И мы считаем, что документ в достаточно хорошей форме сегодня, в высокой стадии готовности, юридически выверенный.

Конечно, именно для любых подобного рода спорных проблем, которые возникают, этот законопроект будет подспорьем, потому что у нас появляется сама терминология и суть, что такое незаконное строительство, самовольное строительство.

Х.Мавлияров: Я, если можно, немного уточню.

В Москве к «самоволкам» было отнесено большое количество объектов, которые были построены в нарушение использования территорий общего пользования. То есть на площадях (это территория общего пользования), в парках (это территория общего пользования) такие объекты просто не могли быть, они, понятно, самовольные.

И второй момент, который возникает. Если объект затрагивает безопасность пребывания (допустим, это газопроводы, нефтепроводы), такого объекта не может быть, исходя из интересов безопасности граждан, там пребывающих или проживающих. Поэтому они попадают под снос. Если правообладатель этого объекта границы не обозначил, а муниципалитет освоил эту территорию, правообладателю этого объекта придётся компенсировать тому, кто построил жилой дом.

Вопрос: Анна Топорова, ТАСС. Я бы хотела уточнить статус законопроекта. Вы его сейчас только презентовали или Правительство уже дало положительное заключение?

М.Мень: Это уже вопрос, рассмотренный сегодня и поддержанный на заседании Правительства. Следующий этап – внесение в Государственную Думу. Следующей площадкой, на которой будет обсуждаться эта тема, будет Государственная Дума.

Вопрос: А когда он может быть внесён?

М.Мень: Уже сегодня мы, надеюсь, направим. После того как будут пройдены все процедуры.

Вопрос: «Вести. Недвижимость». Михаил Александрович, есть ли у Минстроя оценка количества самостроев в России? Какое количество исков, возможно, будет после? Какой объём работы появится в судах после того, как закон будет принят?

М.Мень: У нас до сегодняшнего дня даже чёткой терминологии, понятийного ряда не было. Поэтому мы точную цифру пока не можем назвать.

Х.Мавлияров: Мы говорим о том, какие объекты могут оказаться самовольными из того перечня, где правообладатели между собой вынесли на обсуждение или на спор. В связи с введением этих дополнительных моментов, которые направлены на сохранение прав граждан. Понятно, эти решения определят, что станет самовольным, а что останется узаконенным.

Мы рассмотрели две темы. Проблемы трубопроводного транспорта. Это «Газпром» и «Транснефть» – более 35 тыс. претензий друг к другу было.

М.Мень: Это не означает, что это всё самовольные строения. Это взаимные претензии.

Х.Мавлияров: Да, взаимные претензии. Из них меньше половины связаны с жильём. Где-то были садовые постройки, где-то – хозяйственные постройки. Поэтому когда этот законопроект вступит в силу, можно будет проводить работу по каждой из зон – какое количество трудных моментов будет возникать.

Вопрос: Михаил Александрович, о переходе от долевого строительства к проектному финансированию: какие конкретные поэтапные действия предполагаются на пути к этому переходу, когда он произойдёт окончательно и как отразится на рынке, учитывая, что деньги дольщиков для застройщиков бесплатны, а проектное финансирование всё-таки довольно дорогое?

М.Мень: В этом главная проблема.

Первый этап состоялся. В этом месяце, в октябре, начал работу компенсационный фонд долевого строительства. Уже 17 застройщиков (последняя цифра) свои средства в этот компенсационный фонд внесли. И здесь мы смотрим спокойно в будущее, потому что это государственный фонд.

Второй этап – это поправки, которые уже существуют в законодательстве, но вступают в силу с 1 июля будущего года. Там банковское сопровождение в первую очередь. Мы дискутировали с коллегами из парламента, не сдвинуть ли эти положения закона на 1 января, но банковское сообщество (Центральный банк подтвердил) пока не готово к этому. И к 1 июля в общем-то задача не такая простая. Банковское сопровождение – то есть полное банковское сопровождение каждой проводки от застройщика к генеральным подрядчикам и так далее.

Дальше: один объект – одно юридическое лицо. Это важный момент. И здесь тоже нужно перестроиться застройщикам. И 10% собственного капитала. Все требования к уставному капиталу и собственному капиталу вы знаете.

Всё это вступает в силу с 1 июля. Может быть, мы ещё подкорректируем эти позиции до июля.

Последние задачи, которые были поставлены перед нами Председателем Правительства (вчера я докладывал об этом Президенту, и мы получили в Правительстве поддержку этих начинаний), тоже в этот блок входят. Это наведение порядка в субъектах Российской Федерации по поводу контроля долевого строительства. Получив «дорожные карты», планы-графики от регионов, мы увидели, что этим вопросом занимаются разные структуры. Только 24 субъекта возложили эти функции на строительные надзоры. В некоторых регионах этим занимаются министерства или департаменты строительства, а в некоторых субъектах занимаются вообще органы надзора, которые к стройке не имеют отношения, у них нет этой компетенции. Поэтому принято решение в Правительстве унифицировать эту работу. Либо это должен быть отдельный орган (как в Москве есть орган, который занимается контролем за долевым строительством), либо совмещённый со строительным надзором.

Дело в том, что с 1 января текущего года на эти органы возложены очень важные полномочия – они выдают ЗОСы (заключения о соответствии застройщика действующему законодательству о долевом строительстве). То есть, по сути, они дают некую, условно говоря, лицензию на вход на рынок и возможность собирать средства с граждан через ДДУ.

Всё это будет унифицировано, и Минстрою поручено подготовить законопроект, которым будет предусмотрено, что согласовывать руководителей структур, занимающихся долевым строительством, будет Минстрой. По аналогии, как мы сегодня делаем это в жилищных инспекциях. Вы знаете, что один из моих заместителей курирует эту тему и является жилищным инспектором. Согласовывает руководителя жилинспекции наше министерство, но не просто согласовывает, а методологию даёт. И потом проводим определённое тестирование этих руководителей на знание законодательства и так далее.

Помимо этого было принято решение о том, что в заключениях о соответствии, ЗОСах, конечной подписью должна быть подпись высшего должностного лица субъекта Российской Федерации, то есть губернатора, чтобы губернаторы понимали ответственность, кому они дают возможность работать с деньгами граждан на территории своего региона.

И после июля, когда вступит всё это в силу, мы увидим, как работает банковское сопровождение, как работают наши коллеги в банках, появилась ли у них строительная компетенция. После этого уже можно будет дальше говорить о тех движениях, которые мы будем делать по поручению Президента – по поэтапному плану-графику замены долевого строительства на проектное финансирование через банки.

Это большая, серьёзная работа, даже сама эта «дорожная карта» – это большая, серьёзная работа, и здесь основными должны выступать Министерство экономического развития, которое занимается прогнозированием, и Центральный банк, потому что всё зависит от стоимости денег. Нам же тоже важно сделать так, чтобы и цена не выросла. Мы можем хоть завтра, с нового года отказаться от долевого строительства и перейти полностью на банковское обслуживание. Но будет совершенно иная цена на квартиры, объёмы упадут.

Это большая, сложная задача. Президент и поставил задачу проработать план-график поэтапного перехода. Даже сроки сейчас называть, наверное, было бы опрометчиво без предварительной проработки.

Самое главное, обращаюсь к вам: пожалуйста, не пугайте людей, что всё, завтра не будет долевого строительства. Думаю, что это большая-большая работа.

Вопрос: Мы можем сформулировать, что одна из главных задач при переходе – не допустить удорожания строительства?

М.Мень: Да, значительного повышения, потому что всё зависит от стоимости ресурсов. Мы же с вами понимаем: в тех странах, где такая методология применяется, и процентная ставка совершенно другая. Вот в чём вопрос.

О.Ракитов: Я резюмирую то, что сказал министр. Очень важная история с халатным отношением в регионах к вопросу долевого строительства. Когда мы стали разбираться, оказалось, всего в 24 регионах России занимаются этим непосредственно стройнадзоры, то есть профильные организации.

М.Мень: В одном из регионов это даже совмещено с контролем рынка алкоголя и оборота цветных металлов. Понимаете, о чём идёт речь? Где-то это просто финансовый контроль.

Почему мы делаем акцент на строительном надзоре? Потому что это структура, которая может выезжать на объекты, контролировать ситуацию со стройкой. Это очень важный момент. Вообще проблемные объекты (сейчас я уже не как министр, а как экс-губернатор говорю) появляются, когда руководитель теряет контроль над этим процессом. Вот и вся история.

У меня не было ни одного обманутого дольщика! Не потому, что хорошая экономическая ситуация в регионе, а потому, что я знал каждый объект и каждого застройщика. И если чувствовал, что он на грани, мы находили какие-то решения. Другого ответа просто нет.

Мы сейчас всю ситуацию подгоняем под то, чтобы у губернаторов были реальные рычаги. Не в ручном режиме, а уже в законодательном поле.

О.Ракитов: То есть принципиально важно в регионах наладить эту работу. Плюс работа фонда защиты прав дольщиков. И может быть, мы наконец-то перестанем писать про обманутых дольщиков.

Вопрос: Михаил Александрович, не могли бы уточнить три момента? Можно ли сказать, что принято принципиальное решение в перспективе отказаться от договоров долевого участия? Что это уже принципиальное решение и вопрос нескольких лет?

М.Мень: Нет, принципиальное решение было принято, чтобы мы проработали и доложили Президенту этот план-график. Пока задача такая стоит.

Вопрос: А сколько времени вам дал Президент на разработку?

М.Мень: Поручение звучит: Правительству и Центральному банку. Это большая, серьёзная работа. Было бы опрометчиво сейчас говорить: мы это сделаем за год и вам объявим, что к 2022 году заменим всё долевое строительство на проектное финансирование. Это очень серьёзный вопрос. Здесь датами нельзя бросаться.

Вопрос: Я правильно понимаю, что вы идёте на такой шаг, Президент дал такое поручение только лишь потому, что регионы не в состоянии полностью отладить контроль за соблюдением прав дольщиков?

М.Мень: Конечно. Ведь мы видим, что проблем, которые возникают, могло и не быть. Есть, конечно, глобальные проблемы, объективные. Группа компаний «СУ-155», например. Компания в 14 регионах работала, произошло её банкротство, и сегодня банк «Российский капитал» занимается этой проблемой. Но это комплексная проблема крупного застройщика. А вот такие точечные вещи, безусловно, в большинстве своём могли и не возникать регионах.

Вопрос: Скажите, пожалуйста, насколько и каким образом будет учитываться мнение бизнеса в этом вопросе? Идёт ли какой-нибудь диалог, дискуссия?

М.Мень: Да, конечно. Мы работаем в первую очередь с Национальным объединением строителей (НОСТРОЙ) и Национальным объединением застройщиков (НОЗА) – вот два наших партнёра, помимо других общественных организаций и бизнеса (РСПП, «Деловая Россия» и так далее). Основные наши два партнёра – это НОСТРОЙ и НОЗА. Мы с ними ведём консультации. Мы никогда не ведём консультации индивидуально с застройщиками, потому что у них разные ситуации и разные точки зрения и их точки зрения могут совпадать только с их узкокорпоративными интересами. Нас интересует позиция общественных объединений, поэтому мы работаем с НОСТРОЙ и НОЗА.

О.Ракитов: В декабре у нас пройдёт форум региональных застройщиков. То есть не застройщиков Москвы, Московской области и Санкт-Петербурга, с которыми по понятным причинам мы часто консультируемся, а застройщиков со всей России. И наверняка в декабре мы ещё раз будем обсуждать вопросы долевого строительства.

Вопрос: После того как будет готов план, реализовываться он будет сразу во всей стране или будут какие-то пилотные города? Может быть, с Москвы всё начнётся?

М.Мень: Нет, не думаю, что можно здесь сделать что-то пилотно, потому что у нас банковская система единая, ключевая ставка Центрального банка тоже единая. Нужно этот план делать общим для страны.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции. Недвижимость, строительство > premier.gov.ru, 26 октября 2017 > № 2369467 Михаил Мень


Киргизия. ЕАЭС > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > kg.akipress.org, 25 октября 2017 > № 2368606 Азамат Акенеев

Технические регламенты ЕАЭС. Мифы и реальность

Азамат Акенеев, эксперт Секретариата Совета по развитию бизнеса и инвестициям при ПКР

С 12 августа 2017 года мы не только отметили 2-летие со дня фактического вступления в ЕАЭС. Произошло и другое событие, в Кыргызстане вступили в силу 18 технических регламентов Евразийского экономического союза. Что это означает для предпринимателей и граждан, что собой представляет технический регламент, кто и как проверяет его соблюдение, эти и многие другие вопросы вызывают закономерный интерес со стороны общества. Вокруг этого вопроса сложилось немало заблуждений. Давайте попробуем разобраться, что же на самом деле нас ожидает и к чему надо готовиться, в первую очередь отечественным предпринимателям и потребителям.

Что такое технический регламент и для чего он нужен?

Каждый день мы потребляем и пользуемся сотнями наименований различных товаров. С утра мы, умываясь, используем мыло, зубную пасту. Одеваемся. Разговариваем по телефону, смотрим телевизор. Завтракаем, обедаем, ужинаем. Дома, на работе, на отдыхе мы постоянно окружены множеством вещей. И, естественно, что все мы заинтересованы в том, чтобы эти вещи были безопасны для нашего здоровья. Чтобы еда, которую мы потребляем, была свободна от возбудителей различных заболеваний, химических веществ, не была испорчена. Чтобы одежда не вызывала раздражение и аллергию. Чтобы электрические приборы не давали чрезмерное излучение. Чтобы линолеум или мебель не выделяли вредных веществ. Чтобы здание не падали. Для обеспечения безопасности продукции и применяются технические регламенты. Технический регламент представляет собой многостраничный документ, где установлены обязательные для применения и исполнения требования к производству продукции, чтобы обеспечить безопасность конечного товара для потребителя. Чем больше потенциальных рисков несет товар для производителя, тем более подробен и строг его технический регламент. Самые строгие требования предъявляются к продуктам питания, особенно к продуктам, предназначенным для детей.

Как рядовому потребителю удостовериться произведен ли товар в соответствии с техническим регламентом?

Продукция, соответствие которой требованиям технических регламентов подтверждено, маркируется знаком соответствия техническим регламентам. Как правило, знак соответствия проставляется на упаковке товара. Знаки соответствия могут быть разных видов национальными или международными. Например, вся продукция, выпускаемая в соответствии с техническими регламентами ЕАЭС, маркируется знаком обращения ЕАС.

Для отдельных видов продукции, продажа которых допускается без упаковки, информация о безопасности продукции должна быть доведена до покупателей продавцом в виде предоставления подтверждающих документов.

Большинство видов потребительских товаров, включая всю пищевую продукцию, подлежит обязательному подтверждению соответствия техническим регламентам.

В Кыргызстане много продукции реализуется на рынках, базарах, иногда просто на улице. Многие покупают ту же сельскохозяйственную продукцию прямо с поля у фермеров. Как в этом случае понять является ли продукция безопасной?

Если продукция продается без упаковки и маркировки и не имеет других подтверждающих безопасность документов, то это означает, что она не прошла процедуру проверки, и вы покупаете ее на свой страх и риск. Понятно, что очень заманчиво купить товар без посредников прямо у производителя. Многие считают, что такие продукты более свежие, экологически чистые, да и цена зачастую ниже. Но никто не сможет гарантировать, что, например, купленный вами на обочине арбуз безопасен от нитратов, что молоко, проданное из бочки, не содержит патогенных микроорганизмов, что одежда не будет вредна для здоровья и т.д.

Как происходит процесс проверки соответствия товара техническому регламенту? Куда надо обращаться отечественным производителям?

Проверкой товаров на соответствие техническим регламентам занимаются разные государственные органы, в зависимости от вида товаров. Например, для овощей и фруктов это Департамент профилактики заболеваний и государственного санитарно-эпидемиологического надзора. Оценку соответствия мясомолочной продукции проводит Государственная инспекция по ветеринарной и фитосанитарной безопасности. И так далее. Но кроме государственных органов, производители могут также обращаться в частные организации, которые прошли аккредитацию. Там эта услуга будет платной. Следует отметить, что частники, которые аккредитованы для оценки технических регламентов ЕАЭС, включаются в Единый реестр органов по сертификации и испытательных лабораторий ЕАЭС. Список аккредитованных органов в разных странах-участницах ЕАЭС любой желающий может посмотреть на сайте Евразийской экономической комиссии.

Оценка соответствия продукции требованиям технических регламентов проводится разными способами, в зависимости от вида товара. Чаще всего это просто регистрация декларации о соответствии, заполняемая самостоятельно производителем, который сам представляет все необходимые доказательства, что его продукция безопасна и произведена согласно техническому регламенту. По отдельным товарам вместо регистрации декларации о соответствии выдаются сертификаты соответствия. Принципиальной разницы между этими документами нет.

В отдельных случаях, когда товар нуждается в более жестком контроле безопасности: например, детское питание, детское белье, непереработанное мясо, подтверждение соответствия осуществляется в виде государственной регистрации продукции или производственных объектов. Другими словами, если такая продукция или производитель не внесены в реестр, то продавать свои товары они не имеют права.

Производитель обращается в государственный орган или частную организацию прошедшую аккредитацию с доказательствами того, что процесс производства продукции проходит согласно техническому регламенту. В обязательном порядке предоставляет данные лабораторных исследований продукции, техническую документацию и другие материалы. Если все требования соблюдены и продукция безопасна, то он получает право указывать на продукции, что она произведена в соответствии с техническим регламентом.

Как часто производителю необходимо проходить такую процедуру оценки?

Это зависит от вида товара. По многим товарам срок действия декларации о соответствии, сертификата соответствия устанавливается самостоятельно производителем. Т.е. проходить постоянно эту процедуру не надо. По отдельным видам товаров установлены сроки действия документов, подтверждающих их безопасность – не более определённого периода. Например, срок действия декларации о соответствии мясной продукции не может составлять более 3 лет. Здесь действует принцип, чем более рискованный товар для потребителя, тем чаще производителю необходимо подтверждать его безопасность.

Получается, что производитель один раз, пройдя оценку соответствия продукции, техническому регламенту потом может не беспокоиться о соблюдении контроля качества?

Здесь действует презумпция добросовестности предпринимателей. Если нет случаев выявления некачественной продукции, то у производителей не проводится каких-либо дополнительных проверок. Однако, если выявляются случаи, когда конечная продукция небезопасна, не соответствует нормам установленным в технических регламентах, то производителю будет направлено уведомление, будут проводиться инспекции, в отдельных случаях его документы о соответствии или государственная регистрация могут быть аннулированы досрочно. Периодически любая продукция на полках проходит проверки различными государственными органами, включая лабораторные исследования. Потребители могут тоже жаловаться на некачественную продукцию. Если предприниматель не следит за процессом производства, допускает нарушения процедур, то когда он попадется - лишь вопрос времени.

Почему бы просто не проверять конечную продукцию на безопасность, зачем вмешиваться в производственные процессы?

Потому что проверка всей продукции на безопасность просто физически невозможна. Ее слишком много. Даже, если бы все государственные органы с утра до вечера занимались проверкой товаров на соответствие всем нормам безопасности, то они все-равно смогли бы проверить лишь малую часть продукции. И для государства и для бизнеса это были бы непомерные издержки. Поэтому куда целесообразней и проще контролировать сам процесс производства. Если процесс отлажен и соответствует всем требованиям, то и продукция будет безопасной.

Чем технические регламенты ЕАЭС отличаются от национальных и что означает их внедрение для предпринимателей?

До вступления в ЕАЭС в Кыргызстане действовали 47 национальных технических регламентов. Но согласно нормам ЕАЭС, при вступлении в силу технического регламента ЕАЭС на какой-либо вид продукции, соответствующий национальный регламент теряет силу. Сейчас в Кыргызстане вступили в силу 34 технических регламентов ЕАЭС, которые имеют прямое действие. Из них 16 технических регламентов вступили в силу с 12 февраля 2016 года, а 18 регламентов с 12 августа 2017 года.

Каких-то принципиальных отличий между национальными техническими регламентами и регламентами ЕАЭС нет. Так, к примеру, и те и другие требуют внедрения на производстве пищевой продукции системы процедур, основанных на принципах ХАССП (в английской транскрипции НАССР – Hazard Analysis and Critical Control Points). Эта система обеспечивает контроль на всех этапах производства пищевых продуктов, любой точке процесса производства, хранения и реализации продукции, где могут возникнуть опасные ситуации. При этом особое внимание обращено на критические контрольные точки, в которых все виды рисков, связанных с употреблением пищевых продуктов, могут быть предотвращены, устранены или снижены до приемлемого уровня в результате целенаправленных мер контроля. Для внедрения системы ХАССП производители обязаны не только исследовать свой собственный продукт и методы производства, но и применять эту систему и её требования к поставщикам сырья, вспомогательным материалам, а также к системе оптовой и розничной торговли.

Если 16 технических регламентов ЕАЭС были внедрены еще в 2016 году, то почему внедрение 18 технических регламентов в августе 2017 года вызвало большие опасения у отечественного бизнеса?

Это связано с тем, что технические регламенты, вступившие в силу 12 августа 2017 года, затрагивают очень важные отрасли для Кыргызстана. Например, Технический регламент о безопасности пищевой продукции регулирует производство любых продуктов питания в Кыргызстане. Вступили в силу технические регламенты по молоку, по мясу, по безопасности продукции легкой промышленности. Т.е., практически все основные отрасли производства в КР теперь регулируются нормами предусмотренными техническими регламентами ЕАЭС.

Получается, с 12 августа 2017 года всем нашим производителям необходимо было внедрить на своих предприятиях новые технические регламенты ЕАЭС?

Не совсем так. Для продукции, которая прошла оценку соответствия по национальному законодательству, сертификаты и декларации будут действовать еще в течение двух лет, вплоть до 12 августа 2019 года. Иными словами, если предприниматель получил отечественный сертификат соответствия 11 августа, он может продавать продукцию два года. Но только на внутреннем рынке. Новые же производители будут работать по техническим регламентам ЕАЭС. Для предпринимателей, которые ранее поставляли продукцию в страны ЕАЭС, ничего не изменится. Они и до этого в обязательном порядке проходили процедуру по оценке соответствия согласно требованиям ЕАЭС.

Если предприниматель производит молочную продукцию, то какой технический регламент ему использовать, «О безопасности пищевой продукции» или «О безопасности молока и молочной продукции»?

Оба. Технические регламенты составляются таким образом, что дополняют друг друга. Там нет противоречий. Технический регламент на отдельный вид продукции, например, на молоко или на рыбу просто более детально расписывает отдельные процедуры, но он не заменяет собой более общий регламент. Необходимо изучать и соблюдать все технические регламенты, имеющие отношение к производимой вами продукции.

Если раньше национальные технические регламенты Кыргызстана не особо соблюдались предпринимателями, то где гарантия, что будут соблюдаться технические регламенты ЕАЭС?

Такой гарантии, естественно, нет. Однако работать только на внутренний рынок Кыргызстана неперспективно в виду его ограниченности. Наша же отечественная продукция, поставляемая на рынки России, Казахстана и других стран ЕАЭС будет со временем подвергаться все более и более жесткому контролю качества. Причем производитель должен подтвердить не только безопасность своей продукции, а также безопасность используемого им сырья, доказать, что его поставщики тоже соблюдают технические регламенты.

Кроме того, идет большая работа по взаимному признанию системы контроля качества между ЕАЭС и другими странами. То есть, продукция соответствующей техническим регламентам ЕАЭС будет получать доступ и на другие экспортные рынки.

И даже для тех производителей, которые не занимаются экспортом продукции, с каждым годом продавать несертифицированную продукцию будет все сложнее. Культура потребления в Кыргызстане постоянно растет. Люди уже заботятся о безопасности покупаемых ими товаров. Все больше и больше потребителей предпочитает делать покупки в магазинах, а не на рынках. Так что в перспективе внедрение технических регламентов в процесс производства будет постоянно расти. Чем раньше производители задумаются об этом – тем больше для них будет перспектив.

Сколько еще технических регламентов нужно согласовать странам ЕАЭС?

Невозможно ответить на этот вопрос, потому что необходимость в разработке и принятии таких документов появляется по мере возникновения новых отраслей промышленности или групп товаров. Одно можно точно сказать, что в ближайшие годы будут появляться и вступать в силу десятки новых технических регламентов ЕАЭС по самым разным видам продукции.

Киргизия. ЕАЭС > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > kg.akipress.org, 25 октября 2017 > № 2368606 Азамат Акенеев


Россия > СМИ, ИТ. Образование, наука. Приватизация, инвестиции > ria.ru, 24 октября 2017 > № 2361823

Сбербанк и Минэкономразвития РФ создают всероссийскую образовательную онлайн-платформу для предпринимателей и развития инфраструктуры предоставления государственных и коммерческих услуг по принципу "одного окна", сообщается в пресс-релизе банка.

В рамках XIX Всемирного фестиваля молодежи и студентов в Сочи дочерняя компания Сбербанка "Деловая среда" представила проект всероссийской образовательной платформы знаний и сервисов для бизнеса.

"Сбербанк и Минэкономразвития РФ на базе "Деловой среды" создают Всероссийскую образовательную онлайн-платформу для предпринимателей и развития инфраструктуры предоставления государственных и коммерческих услуг по принципу "одного окна", — говорится в сообщении.

В рамках платформы собраны форматы для закрытия всех ключевых потребностей предпринимателя, такие как потребность в знаниях для решения текущих задач, в сервисах для повышения эффективности бизнеса, а также в сообществе для развития и расширения бизнеса.

"Образовательные программы платформы покрывают все необходимые темы предпринимательского цикла от старта до ликвидации компании, а также будут содержать лучшие практики от поставщиков: вузов, образовательных онлайн и офлайн-площадок, частных консультантов и тренеров", — отметил генеральный директор "Деловой среды" Андрей Ванин, слова которого приводятся в сообщении.

Платформа агрегирует сервисы для предпринимателей CRM-системы, финансовые продукты, инструменты для ведения бизнеса в интернете. На платформе будут также представлены государственные сервисы по регистрации и закрытию бизнеса.

Россия > СМИ, ИТ. Образование, наука. Приватизация, инвестиции > ria.ru, 24 октября 2017 > № 2361823


Украина > Приватизация, инвестиции > interfax.com.ua, 23 октября 2017 > № 2381366 Альгирдас Шемета

Бизнес-омбудсмен Альгирдас Шемета: Остро стоит вопрос нарушений правоохранительных органов

Эксклюзивное интервью бизнес-омбудсмена Альгирдаса Шеметы агентству "Интерфакс-Украина"

Генеральный прокурор Юрий Луценко недавно дал поручение силовикам сперва запрашивать необходимую информацию, прежде чем проводить обыск, а также не использовать "балаклавы" и оружие. Какова здесь ваша заслуга?

Этому предшествовала длительная работа и с Генеральной прокуратурой, и с правительством и представителями президента. Перед подписанием этого письма была встреча президента и премьер-министра с бизнесом, где вопрос нарушений и злоупотреблений силовиков поднимался жестко. Эти усилия привели к подписанию соответствующего письма, которое действительно запрещает сотрудникам Генпрокуратуры использовать "балаклавы" и оружие при обысках компаний. Требуется изначально обратиться с просьбой добровольно предоставить документы и другие материалы, и только если бизнес не сделал этого, прибегать к обыску. Также письмо предусматривает видеофиксацию действий при обыске, разрешение на присутствие адвокатов, когда проводятся следственные действия. Есть отдельное упоминание об изъятии серверов – их позволено изымать только в том случае, если сам сервер является фактажом в уголовном производстве.

Важно, что эти положения распространяются не только на прокуроров, но и на другие следственные органы как полиция, СБУ или налоговая милиция. Это важный этап, но все зависит от того, как это будет выполняться на практике.

Жалобы на нарушения этих указаний уже поступали?

О результатах говорить пока рано – письмо подписано 5 октября. Сейчас поступают жалобы по предыдущим периодам. Но на нарушения наша реакция будет незамедлительной. Договорились о прямой связи с руководством Генпрокуратуры.

Кто из правоохранительных органов вызывал больше беспокойства у бизнеса на момент этой договоренности? Например, летом вы говорили об СБУ, которая по динамике обращений к вам опередила постоянного лидера – Государственную фискальную службу.

Надо признать, что наибольшее количество жалоб продолжает приходить на ГФС. В третьем квартале был скачок, связанный с проблемой автоматической регистрации налоговых накладных. Если исключить этот фактор, то количество обращений на фискалов в третьем квартале сокращалось. А вот среди правоохранительных структур трудно выделить кого-нибудь. Увеличилось в прошлом квартале количество жалоб на СБУ, Нацполицию. По прокуратуре динамика не изменилась по сравнению со вторым кварталом. В целом количество жалоб на силовой блок в третьем квартале возросло значительно. Причины разные, но одна из них – бизнес поверил, что так можно возобновить справедливость. Стал меньше бояться обращаться. Раньше опасались, что обращение на СБУ чревато от силовиков какими-то действиями. Но предприниматели увидели результат нашего вмешательства и стали чаще обращаться. Я надеюсь, что в связи с письмом, количество жалоб на правоохранительные органы сократится, так как больше всего таких - на нарушения в ходе следствия.

Ваша инициатива – создание Всеукраинской сети добропорядочности и комплаенса – это заход с другой стороны, когда бизнес вырабатывает внутри себя какие-то правила против коррупции? Будет ли это дополнительной антикорупционной гарантией, в том числе для правоохранительных органов?

Коррупция имеет две стороны: спрос и предложение. И большинство усилий до сих пор было приложено к спросу. Некоторое время назад я начал замечать, что многие бизнесы говорили о желании открыть новую страницу, придерживаться законов, вводить у себя соответствующие процедуры. Это нам позволило предложить создать Всеукраинскую сеть добропорядочности. Пару лет назад такая инициатива не имела бы успеха. А сегодня членами сети стали 42 компании, и это – на первых порах. Надеемся на дальнейшее расширение – за первый год в сети хотим видеть до 100 компаний. Принцип прост: начни с себя. Если компания вводит высокие стандарты добропорядочности, то она меньше подвержена атакам извне. Любой промах бизнеса может стать поводом давления на него, поводом для уголовных производств. Цель сети – помочь бизнесу с порядком оценки рисков, проверкой поставщиков, покупателей, с порядком процедуры закупок. С тем, как проводить закупки, как действовать с посредниками. Не секрет, что часто коррупция идет через посредников – не само промышленное предприятие несет взятку кому-то. Этим занимается юридическая контора или таможенный брокер. А члены сети обязались распространять эту идею в своих кругах и в целом в бизнес-сообществе, чтобы создать такую критическую массу…

А какова критическая масса?

Трудно сказать. Если будет несколько сотен компаний, которые отвечают высоким стандартам…

Когда вы запускали сеть, рассчитывали, что будет около 40 компаний?

В Литве аналогичная организация действует уже 10 лет и состоит из 65 участников. С другой стороны, украинская сеть делает первые шаги. Все члены организации обязались распространять эту идею. Конечно, есть и другой фактор – бизнес сам вносит часть финансовой поддержки. Мы с самого начала так решили, и это было одним из требований доноров – Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР) и Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР). Взносы составляют от EUR300 для малого бизнеса до EUR3 тыс. для большого в год. Некоторые компании, которые могли бы быть членами, отказались из-за условия о членских взносах. Это тоже фактор, но серьезная структура должна обладать финансами. Доноры ставят задачу: чтобы одна треть финансирования была от членов сети, две трети – от доноров. Через два года ситуация должна перевернуться: треть средств – донорские, две трети – членские взносы. А через пять лет организация должна полностью себя содержать.

Привлекательность сети – не только использование логотипа. Участие в такого рода организациях делает компанию более привлекательной для международных инвесторов. Это увеличивает доверие к компании. ЕБРР объявил, что готов при кредитовании участников сети, которые будут придерживаться этих стандартов, проводить проверки по упрощенной процедуре, и возможны меньшие проценты по кредитам. Если компания достигла самого высокого уровня, то после сертификации третьим лицом она может использовать логотип сети для маркетинга. Международная практика показывает, что из трех баночек кетчупа разных производителей покупатель выберет продукт той компании, которая ведет себя честно.

Если у них будет одинаковая цена. А если конкурент продолжает платить и может себе позволить сократить цену на 20-30%... Практика с международными почтовыми пересылками, автомобилями с еврономерами показывает, что общество скорее ратует за более дешевые товары, нежели за честный бизнес.

Но и общество нужно обучать. По разным оценкам от 35% до 40% экономики находится в тени. Не собираются налоги – нельзя повысить пенсии так, как хотелось бы. Нельзя обеспечить хорошее социальное страхование или медицинские услуги. Это все взаимосвязано. Для общества полезнее, если большая часть бизнеса работает по правилам. Одна из задач Всеукраинской сети добропорядочности – создать одинаковые условия для ведения бизнеса. Сеть должна способствовать созданию партнерских взаимоотношений с отраслевыми организациями. Это сложно. Мы не наивные, не ждем, что завтра все изменится. Но сейчас наступил момент, когда можно и нужно продвигать такое мышление, чтобы, в конце концов, в Украине стало модно и экономически выгодно вести бизнес по-честному.

А не может быть так, что продолжением этих начинаний станет создание третейского суда? Ведь вы – посредник между бизнесом и властью, но мы понимаем, что часто эти конфликты вызваны другим бизнесом.

Мы не можем решить все проблемы страны. Для этого существуют другие инициативы. Инициатива создания третейских судов в стране пока не реализована. Но есть много ассоциированных структур, способных серьезно заняться этим делом и превратить третейские суды в организации, к которым есть доверие и через которые решаются споры уже между компаниями. Задача бизнес-омбудсмена – помочь защитить законные интересы бизнеса перед государством, местными органами власти, государственными предприятиями. Это о взаимоотношениях "государство-бизнес", а не "бизнес-бизнес".

В чем ключевое отличие Всеукраинской сети добропорядочности от Европейской бизнес ассоциации, Американской торговой палаты, Союза украинских предпринимателей? Ведь они провозглашают те же принципы: "белый" бизнес, честная конкуренция…

Сеть предусматривает очень четкие правила, которые нужно внедрить. Декларировать – мало. Мы смотрим по факту. Компания, которая собирается вступить в сеть, должна заполнить опросник самооценки из 60 вопросов. Некоторые из них идут внутрь предприятия. Мы берем за основу международный добровольный антикоррупционный стандарт ISO37001, который был утвержден в ноябре 2016 года. Правда, несколько снижаем планку, так как украинскому бизнесу достичь такого уровня непросто. Когда бизнес пройдет все процедуры, ему будет намного проще получить сертификат по международному стандарту.

По рейтингу экономической свободы, Украина не показала большого прогресса. На ваш взгляд, с чем это связано?

Для меня самый важный рейтинг – Индекс глобальной конкурентоспособности (Global Competitiveness Index (GCI). По этому рейтингу Украина поднялась на четыре позиции (Украина за 2014-2015 годы потеряла суммарно девять позиций в Индексе глобальной конкурентоспособности Всемирного экономического форума (ВЭФ), но отыграла четыре позиции за 2016 год и поднялась на 81-е место из 137 стран – ИФ). Это подтверждается и другими исследованиями. Например, недавно проект "Лев" USAID обнародовал результаты исследования делового климата малого и среднего бизнеса. Индекс в 2016 году вырос на пять пунктов в сравнении с 2015 годом. Тенденция показывает улучшения. Согласно сентябрьскому опросу Европейской бизнес ассоциации, 86% ее участников выразили готовность увеличивать производство и расширяться в Украине. Но для ускорения улучшений нужно довести некоторые реформы до конца. Остро стоит вопрос нарушений правоохранительных органов. К слову, мы разработали изменения в Уголовно-процессуальный кодекс, которые сейчас обсуждаются в экспертной группе при Минюсте. Сейчас обсуждается в правительстве нами предложенное постановление об урегулировании вопроса санкций по международной торговле…

Нацбанк объявил о возможном принятии закона о валюте, который отменяет, в частности, эти санкции.

Закон требует времени. Мы же предлагаем упорядочить этот вопрос правительственным постановлением. А параллельно работать над законом, чтобы полностью либерализовать внешнюю торговлю. Пока такие реформы не доведены до конца, Украина не может быстро двигаться вверх по разным рейтингам.

Насколько системная проблема с автоматическим возмещение налога на добавленную стоимость (НДС), с автоматической системой блокировки налоговых накладных?

В самой системе крутятся миллионы налоговых накладных. Блокировка касается нескольких десятых процента, по последним цифрам – 0,3%. В процентном соотношении это немного, однако по количеству из миллионов -- это около 200 тыс., значительные числа. По прежней системе бизнес не получал возмещения НДС, которое у него накопилось. Теперь мы говорим о конкретной налоговой накладной. Жалоб относительно блокировки налоговых накладных стало больше. Это жалобы от малого и среднего бизнеса. Вместе с тем по возмещению НДС количество обращений резко сократилось. То есть новая система решает проблемы с возмещением НДС. Однако в ней есть недостатки. В связи с этим мы уже подали свои предложения в Министерство финансов об улучшении работы системы.

Какие?

Например, включить технологические таблицы, которые показывают приобретенные материалы и проданные товары, в сам алгоритм программы. Чтобы система распознавала: если купили древесину – продали стул, то это не "скрутка", а нормальная производственная деятельность. Мы также предложили Минфину создать "люфт" в 5-10% несовпадений, которые не считались бы рискованной операцией. Если это будет сделано, проблемы производственных предприятий были бы устранены. Следует более точно сфокусировать критерии риска. Также предлагаем обязать комиссии четко указывать причину блокировки. Часто они указывают на обширную статью Налогового кодекса, и понять причину блокировки сложно. Закон предусматривает четкие сроки на рассмотрение комиссией жалобы. Если ГФС не успевает, накладную предлагаем регистрировать автоматически, а не в ручном режиме, как сейчас. Некоторые правки были уже внесены.

С началом сезона сбора урожая правительство ввело антирейдерские штабы. Насколько действенный такой подход?

Наш последний системный отчет посвящен проблемам рейдерства. В настоящей ситуации владелец недвижимого имущества информируется SMS-сообщением об изменениях в реестре, но это не предусмотрено для владельцев корпоративных прав. Еще одна проблема: когда права восстанавливаются, правоохранители не берутся выяснять, кто был зачинщиком и соучастником. А наказуемость – лучшая профилактика. Что же касается антирейдерских штабов, мой заместитель входит в соответствующую группу. Это не помешает. Согласно нашим рекомендациям Минюсту и правоохранительным органам по предотвращению рейдерства, часть положений касаются изменений в законодательстве, а часть можно решить подзаконными актами.

А сама апелляционная комиссия – действенный орган? На нее есть жалобы?

Мы дали предложения, где мы видим недостатки в ее работе. Она может мониторить и анализировать действия регистраторов, нотариусов, но этот анализ должен быть публичным. В целом такой досудебный механизм решения позволяет бизнесу быстрее и с меньшими затратами восстановить свои права, чем через суд. Поэтому мы за такую структуру, а изменения позволят ей работать более эффективно.

Ваше видение Службы финансовых расследований (СФР): кому она должна быть подчинена?

СФР не должна подчиняться Государственной фискальной службе и Министерству внутренних дел. А кому будет подчиняться среди органов власти, это не такой уж важный вопрос. С моей точки зрения, наиболее эффективно было бы подчинить ее правительству или Министерству финансов. Мы очень поддерживаем ее создание. В Службе финансовых расследований следует сосредоточить расследование всех экономических преступлений. Часто бизнес даже не знает, кто к ним приходит с обысками, так как и СБУ, и МВД, и другие силовые органы наделены такими полномочиями. Не знаешь, с какой стороны проблема нагрянет. Концентрация в такой службе высококвалифицированных сотрудников с хорошей зарплатой стала бы залогом успеха структуры.

В последнее время намечается тенденция к отмене дерегуляции. Называют разные аргументы: трагедия в Одессе, Соглашение об ассоциации с ЕС, где вводятся более высокие требования по определенным отраслям. Видите ли вы такую тенденцию?

Количество жалоб на регуляторные и контролирующие органы увеличивается, поэтому мы и решили посвятить следующий отчет эффективности реформы контролирующих органов. Результаты планируем огласить в январе. Мораторий на проверки не может действовать постоянно, это временная мера. Есть много секторов, где отсутствие контроля жизненно опасно. Однако это должно быть цивилизованно. Следует изменить философию контролирующих органов. В первую очередь, они должны помочь бизнесу придерживаться этих стандартов.

Многие регуляторные органы на местном уровне создают противодействие. Децентрализация как-то влияет на вашу работу?

Децентрализация – правильный шаг. Но нужно удерживать баланс прав и обязанностей тех, к которым новые полномочия переходят. В последнем квартале количество жалоб на органы местного самоуправления увеличилось в 2,5 раза по сравнению со вторым кварталом. В некоторых случаях новыми полномочиями злоупотребляют на местном уровне. Предпоследний наш отчет как раз был посвящен проблемам местного самоуправления. Некоторые из наших рекомендаций были выполнены, однако далеко не все. Одна из важных – обеспечить надзор над законностью принимаемых решений, особенно коллегиальными органами. Например, часто бизнес жалуется, что местные советы принимают явно противозаконные решения. Отменить его можно только через суд. Пока пройдешь все инстанции, можно и бизнес потерять. Для удержания баланса местной и центральной власти необходим орган, ответственный за то, чтобы местные органы власти соблюдали закон. В Украине было предложение о принятии закона о префектах, однако он завис. Необходимость такой функции есть. Децентрализацию следует сопроводить надзорной функцией.

Спустя 3,5 года после Революции достоинства в случае, если компания подвергается "наезду" со стороны госорганов, что бы вы посоветовали ей в порядке приоритетности: обращаться к бизнес-омбудсмену, в суд, в посольство и Международные финансовые организации (МФО), в бизнес-ассоциации, к политическим партиям и добровольческим батальонам или продавать бизнес и эмигрировать?

Я нахожусь в конфликте интересов в этом вопросе, но все-таки отвечу: предлагаю обращаться в Совет бизнес-омбудсмена. У нас уже есть история работы с бизнесом по самым разным вопросам – чуть ли не со времен Революции достоинства. После завершения каждого дела просим бизнес оценить нашу роботу. И 95% оценивает ее положительно. Госорганы выполнили 87% наших рекомендаций. Есть большая вероятность, что если бизнес обратится к нам, то его проблема будет решена цивилизованным путем, а не теми способами, которые были популярны раньше, а в некоторых слоях распространены и до сих пор.

Украина > Приватизация, инвестиции > interfax.com.ua, 23 октября 2017 > № 2381366 Альгирдас Шемета


Россия. ДФО > СМИ, ИТ. Приватизация, инвестиции. Финансы, банки > amurmedia.ru, 23 октября 2017 > № 2377019

Бизнесменам Хабаровска нужен отдельный Роспотребнадзор для жалоб на качество Интернета

Операторы связи не обеспечивают заявленную скорость передачи данных, а решать эту проблему никто не планирует

Хабаровские предприниматели настаивают на том, что необходимо создать отдельный надзорный орган для приема жалоб на качество Интернета. Особенно актуальным этот вопрос становится в связи с повсеместным внедрением онлайн-касс. Кроме того, нужно разработать специальные меры воздействия, чтобы провайдеры не вводили в заблуждение бизнесменов, но этим почему-то никто не занимается, сообщил корр. ИА AmurMedia генеральный директор ООО "Строительная компания "Лунный свет" Сергей Степанов.

Как писало информагентство, специалисты министерства информационных технологий и связи Хабаровского края разработали "дорожную карту", в соответствии с которой власти хотят поднять инвестиционную привлекательность региона. План работы касается сферы оказания телекоммуникационных услуг бизнесу — оценка по этому показателю в национальном рейтинге сегодня крайне низкая. Работу Минсвязи жестко раскритиковали: по мнению представителя предпринимательского сообщества Сергея Степанова, чиновникам нужно обратить внимание на качество Интернета, а не радоваться тому, что в Хабаровском крае можно позвонить по телефону. В беседе с корр. ИА AmurMedia генеральный директор ООО "Строительная компания "Лунный свет" объяснил подробно, с какими проблемами коммерсанты сталкиваются каждый день.

Этот план не про бизнес: проект развития услуг связи в Хабаровском крае отправили в мусор

— Чтобы у нас работала та же онлайн-касса, должен быть качественный канал связи для обмена данными. Но часто декларируемое качество не соответствует фактическому. То есть, заявляется одна скорость передачи, а по факту она другая. Условно говоря, если вы просматриваете веб-страницы, а канал вдруг обрывается, страница повисит. При переподключении она загрузится дальше. Когда идет обмен данными между кассой и конечным оборудованием, канал должен быть устойчивым. Но мы нигде не услышали, кто контролирует соответствие заявленной мощности каналов связи и фактической, — прокомментировал Сергей Степанов.

Предприниматель обратил внимание на взаимосвязь некачественной услуги и оценки конечного потребителя. По мнению Степанова, даже если интернет-провайдер работает только с бизнесменом, недовольным все равно оказывается частный клиент.

— У нас работает онлайн-касса, данные с нее переходят в главный сервер, отражается торговая операция. Центральный офис работает с конечной точкой, и таких сетей очень много: это торговые предприятия, заведения общепита и так далее. Соответственно, если эти каналы обрываются и происходят задержки передачи данных, то происходят сбои в работе. В итоге мы имеем потери данных. Многим знакома ситуация в магазине, когда покупатели стоят в очереди, а касса не работает, потому что зависло все. Естественно, покупателей это не устраивает, предпринимателей — тоже, — прокомментировал предприниматель.

Большинство подобных случаев так или иначе связаны с качеством работы провайдера, который предоставляет услугу доступа в Интернет. И именно здесь кроется главная проблема: скорость и широта канала, которую заявляют операторы связи, практически никогда не соответствуют реальным показателям.

— Обращаемся к оператору связи, он говорит: у вас заявленная скорость такая-то. На каком-то участке в заявленный период времени она, может быть, и выдерживается, но этот показатель плавающий – условно он от нуля до заявленного качества. Поэтому мы вынуждены нести все больше и больше затрат, переключаться то на одного, то на другого оператора в поисках стабильности. Сейчас в рекламных проспектах всех провайдеров декларируется скорость, которая не подтверждена. И нет органа-регулятора, который мог бы это проверить, вынести предписание или наказать. Если за некачественные услуги у нас отвечает Роспотребнадзор, то эта ситуация очень виртуальная, а в итоге получается так, что ты никому не можешь предъявить претензии. Мы сами вынуждены разбираться, как можем. А если оператор — монополист в районе или населенном пункте? Если от него уходить, то работать не с кем, а техподдержка у оператора, как правило, не блещет, — пожаловался генеральный директор ООО "Строительная компания "Лунный свет".

Печален и тот факт, что проблема на сегодняшний день актуальна не только для тех провайдеров, которые поставляют Интернет по проводам. Операторы сотовой связи в данном случае ничем не отличаются от своих "кабельных" коллег, утверждает предприниматель.

Комсомольск-на-Амуре подключили к сверхвысоким интернет-скоростям

— Если у нас нет проводного Интернета, мы пользуемся мобильным. Он определяет рабочую сеть стандарта LTE с очень широким каналом. В реальности сотовая станция, которая перегружена, выдает 5 %, а то и меньше от заявленного канала. Я вынужден был погрузиться в тонкости этого профиля и разобраться, потому что я сначала не понимал, что мне рассказывают мои специалисты и считал, что они ерунду говорят. Но у меня есть базовое образование, и я в этот вопрос вник. У предпринимателей должна быть достоверная информация от провайдеров: ребята, здесь у вас не будет широкополосного Интернета, надо либо строить еще одну станцию, либо расширять то, что уже есть. Для Хабаровска и Хабаровского края это очень актуально, многих предпринимателей тут вводят в заблуждение. Рекламные проспекты нам заявляют скорость в 100 мегабит, мы рады и подключаемся. А фактически, когда начинаем этим пользоваться — там и десятой доли нет, — резюмировал Сергей Степанов.

Россия. ДФО > СМИ, ИТ. Приватизация, инвестиции. Финансы, банки > amurmedia.ru, 23 октября 2017 > № 2377019


Россия > Образование, наука. Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 23 октября 2017 > № 2360361 Евгений Борисов

Инвесторы против ученых. Нужно ли интегрировать изобретателей в бизнес компании

Евгений Борисов

Партнер, директор по развитию бизнеса Kama Flow

Венчурные инвесторы часто недовольны учеными, требуя от них тех же результатов, что от предпринимателей. Но исследователи не обязаны генерировать прибыль компании. С другой стороны высокотехнологичной компании без научного отдела не обойтись

Среди профессиональных венчурных инвесторов распространено представление об ученых как об оторванных от реальности и живущих в своей особой вселенной странных индивидах. Откуда родом этот устойчивый шаржированный образ? С одной стороны, для него, конечно, существуют философские предпосылки, следы которых можно отыскать повсюду — от школы античного скептицизма до современного постпозитивизма, когда исследователь рассматривается как обитатель «мира идей», принципиально не способный «уловить» и познать реальный мир, а значит применить на практике плоды своих изысканий. Однако еще с эпохи Просвещения обозначился другой тренд — на широкое внедрение результатов научных открытий, общество буквально требовало от естествоиспытателей активного участия в социальных процессах — с целью переустройства жизни на рациональных, т.е. идеальных началах.

Не удивительно, что, например, в Англии (родине великого Бэкона, требовавшего от науки расширить власть человека над природой) вклад классических «кабинетных» ученых — Уатта, Пристли и др. — в инновационный бум XVIII в. как минимум не меньше вклада гениальных самоучек вроде Харгривса. Резкий рост масштабов и эффективности производства во многом стал возможным как раз благодаря новым прорывным научным теориями в сфере механики, теплоэнергетики, астрономии.

В дореволюционной России наука также всегда была тесно связана с нуждами экономического развития, вспомним имена Попова, Менделеева, Вернадского. Вклад ученых в экономические достижения СССР, где пресловутая триада «образование-исследования-инновации» была реализован на практике, тем более очевиден.

Барьер между наукой и бизнесом

Однако сегодня в России можно часто услышать о разладе между учеными, инвесторами и промышленностью. Причем речь идет как о скромных технологических стартапах, которые не могут найти себе применения, так и о комплексных исследовательских программах ведущих научных институтов, которые остаются невостребованными. Ощущается эта проблема и в научном сообществе: новый президент РАН Александр Сергеев недавно призвал российских ученых поскорее выбраться из «долины смерти» за счет преодоления самоизоляции, укрепления доверия к науке и консенсуса с промышленным сектором.

Понятно, что «автономизм» российских ученых, их не всегда адекватное поведение в диалоге с инвесторами и заказчиками является дальним отголоском 1990-х, когда наука выживала за счет непрофильной деятельности и «подсадки» на гранты, что не могло не привести к определенной профессиональной деформации. Тем не менее в новых условиях, в ситуации глобального научного поиска, российские ученые обязаны уметь грамотно работать с рынком, с инвесторами, перенимая в том числе опыт зарубежных коллег — того же Общества Макса Планка, активно привлекающего частных партнеров на целевые НИОКР.

С другой стороны, едва ли не единственным ответом, который получают российские ученые со стороны общества, является насаждение культа предпринимательства — и власть, и бизнес буквально требуют от академической среды ломки привычных моделей поведения. И это при том, что утверждение «предпринимательству невозможно научиться» давно стало общим местом. В противостоянии мировоззрений инвесторов и ученых действительно есть немало вызывающих сильную фрустрацию расхождений:

1. Инвестор стремится измерить успешность проекта количественными метриками и ставит процессу творческого поиска, к которому тяготеют ученые, жесткие временные и ресурсные ограничения — одним словом, применяет нормальные инструменты проектного управления.

2. Он в первую очередь ориентируется на конкретные конкурентные преимущества продукта или технологии, не важно насколько ценным и важным оказывается коренное ноу-хау проекта (ведь рыночное лидерство достигается далеко не только технологическим превосходством).

3. Вложивший средства в проект бизнесмен рассчитывает на ответственность ученого за принятия управленческих решений, в т.ч. экономического характера

4. Инвестор не может, да и не должен быть специалистом в технологических нюансах, говорить о реализации проекта с учеными на одном языкеВ конечном счете, инвестору всегда важен именно финансовый результат своих вложений, а если этому сопутствуют выдающиеся открытия, вдохновляющие ученых, — тем лучше, но не более.

Правильный подход и вознаграждение

Почему же эти логичные и справедливые ожидания инвесторов не всегда корректны и уместны? Из-за недопонимания инвесторами целей и жизненных ориентиров ученых. Как говорил Капица, легко оценивать ученого по непосредственному результату, но реальный вклад, целый ряд влияний науки не отмечаются ни высокими премиями, ни какими-либо другими внешними показателями. Быть ученым — особый, элитарный вид деятельности, не столько профессия, сколько призвание. По этой причине ученому всегда нужна некая моральная компенсация за переход на новую профессиональную стезю, тем более в бизнес. Поэтому всегда удивляет, когда на питч-сессиях инвесторы-эксперты третируют ученых за отсутствие предпринимательского опыта, незнание специфических финансовых терминов или непонимание экономических реалий и т.п.

Так каким образом следует разделять задачи ученых и инвесторов в конкретном проекте, чтобы соблюсти интересы всех участников? Во-первых, важно сразу же четко артикулировать и зафиксировать степень вовлечения ученого, защитить его от перегрузки бюрократическими «упражнениями», минимизировать участие в принятии повседневных операционных бизнес-решений. Во-вторых, договориться и зафиксировать «на бумаге», какими KPI будет измеряться эффективность участия в совместном бизнесе. Наконец, предоставить возможность ученому параллельно продолжать сугубо научную деятельность без претензии на ее результаты. В качестве «вишенки на торте» — спонсировать за счет проекта научные публикации и поездки на научные конференции. Наш инвестиционный опыт показывает, что на самом деле свести к общему знаменателю точки зрения инвесторов и ученых не так-то сложно.

Например, работая с НП «Инновационные горные технологии», созданным Институтом комплексного освоения недр РАН и МИСиС, мы проинвестировали в компанию Mining Wave, которая на базе одной узкоспециализированной разработки НП выпускает уникальное оборудование для горной отрасли (в числе потенциальных клиентов, с кем уже запущена программа производственных испытаний, например, лидер рынка Nord Gold). Другой пример — платформа для высокопроизводительных вычислений A.N.N.A. Systems, создатели которой, получив от нас инвестиционную и технологическую поддержку, которая сняла с них непрофильную нагрузку, смогли продолжить исследовательскую деятельность в МФТИ и МГТУ им. Баумана.

Командный подход и грамотное распределение ролей, разграничение зон ответственности между научным руководителем (автором идеи), венчурными инвесторами и привлекаемыми сотрудниками, — важнейший фактор успеха в наукоемких проектах. Этому достаточно подтверждений, взять хотя бы новосибирский OСSiAL, мировой лидер в производстве одностенных углеродных нанотрубок, профинансированный инвесторами, поверившими в идеи и метод работы выдающегося российского физика Михаила Предтеченского.

Конечно, мы вынуждены признать, что сложно ожидать от ученого какой-либо компенсации в случае провала проекта, даже если в основе этого провала — сугубо исследовательская вина, например, как часто бывает — невозможность применить технологию в промышленном масштабе, несмотря на отличные показатели лабораторного образца. Зачастую «разойтись миром» с ученым бывает даже сложнее чем с рядовым стартапером. Однако эти издержки относятся к обычным венчурным рискам, лишь несколько более острым в случае с наукоемкими проектами, именно поэтому инвесторам, работающим в этой нише, нужно «чувствовать» не только предмет инвестиций, но и специфику научной деятельности в целом — и не требовать от ученых невозможного.

Россия > Образование, наука. Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 23 октября 2017 > № 2360361 Евгений Борисов


Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > amurmedia.ru, 21 октября 2017 > № 2376962

Инвестиции в хабаровские ТОР составят более 128 млрд рублей

Статус резидента ТОСЭР имеют почти 40 компаний и их количество продолжает расти

Общий объем планируемых инвестиций в хабаровские ТОРы – "Хабаровск", "Комсомольск" и "Николаевск" – составит 128,3 млрд рублей. Об этом заявил губернатор Хабаровского края Вячеслав Шпорт, сообщили ИАAmurMedia в пресс-службе Минвостокразвития.

"Статус резидента ТОСЭР имеют почти 40 компаний. И их количество продолжает расти. В работе находятся еще 87 заявок. Общий объем планируемых инвестиций составит 128,3 млрд руб. Производство запустили уже 11 компаний-резидентов ТОСЭР, что дало почти 700 рабочих мест, более 5,3 млрд руб. инвестиций в экономику края. Это серьезные показатели, и мы не намерены останавливаться на достигнутом", – отмечает Вячеслав Шпорт.

По словам губернатора, Лучшим показателем работы правительства края в сфере инвестиционного климата является приход частных инвестиций.

"Статистика по этому направлению обнадеживает – в первом полугодии индекс роста реальных инвестиций по краю составил 116%. Конечно, за этими положительными результатами стоит очень серьезная работа. В крае за сравнительно небольшой период были развернуты новые режимы и инфраструктура поддержки инвестиций, сформирована требуемая нормативная правовая база, завершены проектные работы и начато обустройство площадок территорий опережающего социально-экономического развития", – подчеркнул Вячеслав Шпорт.

Он также отметил плодотворную работу по улучшению позиций края в Национальном рейтинге инвестиционной привлекательности субъектов Российской Федерации. Региональные власти взаимодействовали по улучшению инвестиционного климата с бизнес-сообществом, экспертами, федеральными структурами. "Это дало свои результаты — по итогам 2016 года Хабаровский край занял 40-е место в общем рейтинге. Это самая высокая позиция среди девяти дальневосточных субъектов России", – подчеркнул глава региона.

Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > amurmedia.ru, 21 октября 2017 > № 2376962


Казахстан > Финансы, банки. Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > kapital.kz, 21 октября 2017 > № 2357868

Предприниматели из ЮКО могут получить кредит под 5,5%

Это предусмотрено программой развития продуктивной занятости

В Южно-Казахстанской области микрофинансовая организация «Ырыс», в рамках Программы развития продуктивной занятости и массового предпринимательства на 2017−2021 профинансировала 108 проектов по ставке 5,5% годовых. Об этом сообщает пресс-служба акима Жансеита Туймебаева.

Отметим, если ранее финансовое учреждение кредитовало предпринимателей по ставке 7−9% годовых, то начиная с этого года, в рамках данной программы осуществляет финансированием еще под более низкие процентные ставки.

Так, при поддержке МФО «Ырыс» на сегодняшний день профинансировано 15 956 проектов на общую сумму 28,5 млрд тенге. В рамках реализованных проектов создано 13 697 новых рабочих мест. А за 9 месяцев текущего года микрофинансовая организация профинансировала 2110 проектов на общую сумму 5 465,3 млн тенге.https://kapital.kz/economic/63 980/v-yuzhnom-kazahstane-aktiviziruyut-pererabatyvayucshij-sektor.html

В частности, в рамках программы «Дорожная карта занятости — 2020» профинансирован 851 проект на общую сумму 2 264,1 млн тенге. Кроме того, на проведение весенне-полевых работ — 880 проектов, на сумму 1 500,0 млн тенге. Более того, в рамках программы эффективной занятости и развития массового предпринимательства на 2017−2020 годы — 108 проектов на общую сумму 400,0 млн тенге, а за счет собственных средств — 271 проект на общую сумму 1 298,2 млн тенге.

Наряду с этим, в 2017 году финансовая помощь на сумму 287,3 млн тенге оказана 6 кооперативам. В целом, в этом году финансовый центр планирует осуществить финансирование 2 300 проектов на общую сумму 6 000,0 млн тенге.

Кроме того, по программе эффективной занятости и развития массового предпринимательства на 2017−2020 годы проводятся работы по привлечению средств в размере 900,0 млн тенге. Данные средства планируется освоить до конца текущего года.

Казахстан > Финансы, банки. Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > kapital.kz, 21 октября 2017 > № 2357868


Россия. ДФО > Приватизация, инвестиции. СМИ, ИТ > amurmedia.ru, 20 октября 2017 > № 2376998

Этот план не про бизнес: проект развития услуг связи в Хабаровском крае отправили в мусор

«Дорожную карту» министерства информационных технологий раскритиковали чиновники и предприниматели

Жесткую критику и большой список замечаний получил за работу своего ведомства заместитель министра информационных технологий и связи региона — начальник управления развития инфраструктуры связи Дмитрий Стремилов. Чиновник представил "дорожную карту" для повышения качества телекоммуникационных услуг, которые востребованы у предпринимателей. Но план, о котором рассказал замминистра, раскритиковали не только представители бизнеса, но и первый зампред правительства края по экономическим вопросам Василий Шихалев, сообщает корр. ИА AmurMedia.

В Минэкономразвития сегодня, 20 октября, состоялось обсуждение кейсов, разработанных для улучшения позиций Хабаровского края в рамках системы национального рейтинга состояния инвестиционного климата. На сегодняшний день регион находится в группе D, демонстрируя неутешительные показатели по ряду критериев. В их числе и оценка качества телекоммуникационных услуг со стороны предпринимателей. "Дорожная карта", которую разработали в министерстве информационных технологий и связи, теоретически была направлена на улучшение этого показателя.

Красивые цифры, ужасный результат

"Развитие телекоммуникаций на территории края ведется постоянно. В настоящее время в крае телефонизировано 373 населенных пунктов, в которых проживает 1 333 тысячи человек. Услуги доступа к сети Интернет предоставляются в 247 населенных пунктах края, в которых проживает 1 310 тысяч человек. Сотовой связью были обеспечены все населенные пункты края с числом жителей более 400 человек. Для этой цели с 2012 года запущено в эксплуатацию 22 базовых станций, что позволило обеспечить услугами сотовой связи 33 населенных пункта, в которых проживает около 16 тысяч человек. Начиная с 2012 года, волоконно-оптические линии связи проложены на территории 8 муниципальных районов в 49 населенных пунктах с общим числом более 50 тысяч чел. Из них в 23 населенных пунктах края услуги широкополосного доступа к сети Интернет и интерактивного телевидения обеспечены благодаря софинансированию правительства края", — отчитался заместитель министра информационных технологий и связи региона — начальник управления развития инфраструктуры связи Дмитрий Стремилов.

Со слов чиновника, с 2016 года в крае реализуют федеральный проект "Устранение цифрового неравенства". Как отметил Стремилов, уже разработан план по обеспечению до 2020 года высокоскоростным доступом к Всемирной паутине 46 населенных пунктов с численностью жителей более 500 человек, где сегодня доступ к Интернету отсутствует вообще. Министерство планирует сотрудничать с ключевыми операторами, чтобы оперативно выполнить намеченную "дорожную карту", чаще информировать население региона о цифровых услугах, а также обеспечить обратную связь, чтобы получать объективную оценку качества и реагировать на замечания. Но оптимистичный доклад замглавы ведомства Дмитрия Стремилова жестко раскритиковали слушатели, а Василий Шихалев и вовсе заявил, что в таком виде "дорожную карту" не примет.

Все не так

Целый список замечаний озвучил представитель бизнес-сообщества — генеральный директор ООО "Строительная компания "Лунный свет" Сергей Степанов. Он заявил, что "дорожная карта", представленная Минсвязи, вообще "не про то".

"Если слушатели обратили внимание, то сейчас мы говорили о том, что в Хабаровском крае можно позвонить. При этом критерий звучит как "Оценка качества телекоммуникационных услуг предпринимателями". То есть, мы тут не должны говорить о том, что обычный гражданин сегодня может кому-то просто позвонить. Предпринимателей сейчас волнуют совершенно другие вещи в контексте качества телекоммуникационных услуг. Например, онлайн-кассы, про которые мы сейчас все говорим – я об этом ничего не услышал, даже в том плане, насколько кто-то из министерства вообще эту тему анализирует. Мы уже слышали историю о том, что в Хабаровском крае все хорошо, везде есть Интернет и везде заведены все операторы. Мы проводили уже круглый стол по этому поводу и выясняли, что провайдеры у нас вроде бы есть, а по сути работать невозможно. Где у вас это все работает? Потому что лампочка горит, и все?" — возмутился Сергей Степанов.

От первого лица: как изменился Рунет за последние 10 лет

Предприниматель не постеснялся жестко указать представителю Минсвязи на упущенные проблемы, которые требуют внимания. По мнению критика, сегодня качество Интернета оставляет желать очень много лучшего, а бизнесу в таких условиях и вовсе нереально работать.

"Возьмем район имени Лазо. Там официально есть широкополосный интернет конкретного оператора. А по факту не так. Стоит одна антенна, она перезагружена, и канал, который вам там выделят, настолько узкий, что данные вы толком передать не сможете. Оператор вам декларирует условно 100 мегабит скорости, а реально там и 10 нет. Такая ситуация повсюду. У меня онлайн-кассы на торговой сети магазинов. Я менял оператора несколько раз. Сначала был "Ростелеком", потом "Билайн", потом "Энфорта", сейчас опять "Ростелеком" — они на оптику заходят. Невозможно так работать — в этой системе мне нужен нормальный пинг, нормальная передача данных — а у меня этого нет. Кассы отваливаются, магазины отваливаются. И я про качество ваших телекоммуникационных услуг скажу то, что я о них думаю. При этом я смотрю на эту вашу "дорожную карту" и вижу, что там нет ни слова о насущной проблеме предпринимателей, о том, что меня волнует как бизнесмена — передача данных, видеоконференцсвязь и так далее. Возьмите реальный бизнес и посмотрите, чем сегодня он пользуется — какими вашими услугами. А у меня пока впечатление, что ваш проект про то, как вы позвонить хотите. И ваша так называемая "дорожная карта" сейчас, мягко говоря, не устраивает", — высказался Сергей Степанов.

А вы вообще "в теме"?

Генерального директора ООО "Строительная компания "Лунный свет" поддержала общественный представитель АНО "Агентство стратегических инициатив по продвижению новых проектов" Елена Хлебородова. Она упрекнула представителя Минсвязи в том, что он не понимает, как предприниматели оценивают качество телекоммуникационных услуг, и на что нужно обратить внимание, составляя план работы.

"Вы, может быть, не понимаете, как формируется показатель национального рейтинга в плане качества телекоммуникационных услуг? Методологию я вам зачитаю, она в открытом доступе есть. Критерии удовлетворенности качества мобильной связи: покрытие, стабильность работы, доступность для предпринимателей. То есть, сюда напрашивается только бизнес-респондент. Далее, стоимость мобильной связи и телекоммуникационных услуг для бизнеса, насколько удобно предпринимателю работать. Учитывается скорость и доступность операторов, стоимость Интернета и других услуг для бизнеса — в том числе, видеоконференцсвязи и тому подобного. Это общая выборка, актуальная для предпринимателей в Хабаровском крае. И любой предприниматель из Хабаровска, Комсомольска, из Бикинского района может дать оценку вашим услугам. Потом эти оценки складываются, и выводится среднее число. Таким образом мы получаем ту самую некрасивую цифру, которая нас в рейтинге уводит в самый низ", — объяснила Елена Хлебородова.

Хабаровские предприниматели представили свои проекты на суд бизнес-сообщества

Критику высказал и президент Дальневосточной торгово-промышленной палаты Игорь Востриков. Он обратил внимание, что в проекте "дорожной карты" совершенно не проработан механизм обратной связи, а также "размазана" проблема низкой оценки: создается впечатление, что авторы плана не понимают, что именно надо улучшать.

"Вы определите проблему, в чем суть. И потом начинайте ее решать", — отметил Востриков.

Подводя итог обсуждению, первый зампред правительства края по экономическим вопросам Василий Шихалев заявил, что в таком виде кейс министерства информационных технологий и связи принимать нельзя. Он поручил Дмитрию Стремилову учесть все замечания, а также обратить внимание на реальные потребности предпринимателей.

"Серьезные замечания к вашей "дорожной карте" — надо кардинально поработать. Тот проект, который вы сегодня предлагаете, никак не может быть утвержден. Следующий штаб у нас 25 октября, к этому времени подготовьте то, что реально можно обсуждать. Потому что в вашем проекте бизнеса не хватает", — озвучил чиновник.

На заседании рассмотрели еще три кейса, посвященные повышению оценки инвестиционного климата по другим критериям. "Дорожные карты" улучшения доступности финансовой поддержки, недвижимости и трудовых ресурсов были приняты с учетом небольших поправок. К этим проектам как у чиновников, так и у предпринимателей, было мало замечаний.

Россия. ДФО > Приватизация, инвестиции. СМИ, ИТ > amurmedia.ru, 20 октября 2017 > № 2376998


Россия > Приватизация, инвестиции. Финансы, банки > forbes.ru, 20 октября 2017 > № 2358793 Станислав Савченко

Куда идут деньги «из-под подушек»

Станислав Савченко

председатель совета директоров ИК «Спарта-финанс»

Государство стимулирует переток денег населения из депозитов в альтернативные инcтрументы. Получается пока не очень.

Государство в лице разных регуляторов подталкивает россиян к покупке инвестиционных инструментов. Чтобы стимулировать приток на фондовый рынок массового розничного инвестора, ЦБ и Минфин внедряют довольно простые инструменты с невысоким порогом входа, в частности, индивидуальные инвестиционные счета (ИИС) и народные облигации (ОФЗ-н).

Пропаганда инструментов рассчитана на непрофессиональных инвесторов – ОФЗ-н и ИИС преподносятся как более интересная альтернатива банковским вкладам, ставшим невыгодными из-за постоянно снижающихся ставок. Однако в реальности эти инвестиции востребованы далеко не массовым сегментом инвесторов. При этом ИИС с ОФЗ-н перетягивают друг у друга средства россиян вместо сочетания в их инвестиционных портфелях. Было бы логично рекламировать эти инструменты в связке, если есть глобальная цель – стимулировать приток средств частных инвесторов.

Сегодня большинство направлений розничных инвестиций показывает рост. Так, например, в 2016 году был настоящий «бум» в сегменте инвестиционного страхования — прирост инвестиционного страхования жизни (ИСЖ) составил более 66%, и в 2017 году этот тренд продолжается – в I квартале сборы по ИСЖ выросли еще на 44%. Прогноз по темпам прироста на ближайшие три года 15-20% ежегодно.

Растут и розничные ПИФы. В 2016 году нетто-приток в открытые ПИФы составил 12,4 млрд рублей. В 2017 года положительная динамика в сегменте ПИФов продолжилась: сумма чистых активов (СЧА) ПИФов увеличилась на 148,9 млрд рублей (до 2,7 трлн рублей). Прирост СЧА на 114,5 млрд рублей обеспечил приток новых инвестиций: объем выдачи паев составил 133,6 млрд рублей, а объем погашений — 19,1 млрд рублей. Во II квартале, по данным Национальной лиги управляющих, активы под управлением топ-15 управляющих компаний выросли всего на 1,2% (в I квартале – на 9%), при этом темпами быстрее рынка (рост на 10-13%) росли именно компании, привлекающие средства в индивидуальное ДУ и розничные ПИФы. По прогнозам, рынок в 2017 году превысит планку в 6 трлн рублей, преимущественно за счет розничных сегментов – ДУ и ПИФов.

Именно из-за мощной информационной пропаганды наиболее раскрученными инструментами стали ИИС и ОФЗ-н.

На конец июня 2017 года число ИИС составило около 230 000 (на конец 2016 года – 192 000). При этом количество активных счетов (более пяти сделок в месяц) в 2016 году выросло до примерно 50%. Прогноз на 2017 год – 300 000 счетов. По сравнению с западными рынками, число ИИС у нас пока скромное, например, в Японии в первый год существования было открыто 6,5 млн инвестсчетов (NISA), в США инвестсчета (IRA) есть у 80% населения, в Великобритании (ISA) – у 50%. Однако налицо ускорение динамики спроса на ИИС и в России.

В апреле 2017 года состоялся первый выпуск ОФЗ-н (на 15 млрд рублей), и бумаги пользовались очень высоким спросом у населения. Выпуски ОФЗ-н будут проходить ежегодно на 20-30 млрд рублей, конечная цель – привлечь 1 трлн рублей длинных денег, по словам министра финансов Антона Силуанова, из-под подушек россиян.

Финансовый регулятор и правительство совершенно явно стимулируют недепозитную инвестиционную активность и стремятся перенаправить, по крайней мере, часть средств населения в другие, альтернативные формы. В июне 2015 года на ПЭФ первый зампред ЦБ Сергей Швецов заявил, что ЦБ создаст систему стимулов для притока денег на рынок от населения – порядка 15 трлн рублей к 2020 году.

Однако, несмотря на рост спроса на народные инвестиции, эффект от стимулирующей госполитики в этом направлении пока неполный и не совсем тот, который анонсирован регуляторами. В эти пропагандируемые как массовые инструменты инвестирования, как правило, идут далеко не самые неподготовленные инвесторы, а, скорее, обеспеченные граждане с определенным опытом работы на бирже: такая аудитория и у ПИФов, и у ДУ, и даже у тех, кто покупает обычные ОФЗ. Обычные ОФЗ только за I квартал 2017 Минфин разместил на 400 млрд рублей. Да и ИИС, как правило, открывают люди, уже имеющие опыт с биржевыми сделками. По данным отчета Московской биржи, большинство держателей ИИС узнали о них благодаря рекламе профучастников фондового рынка (43%).

Во-вторых, ИИС с ОФЗ-н перетягивают друг у друга клиентскую базу и конкурируют друг с другом в информационном поле. Например, недавно в ИИС был увеличен взнос с 400 000 рублей до 1 млн рублей, ожидается принятие закона о страховании инвестиций на инвестсчетах. Тут же ЦБ говорит о новых выпусках ОФЗ-н на большие суммы, причем их уже можно будет купить у многих банков-партнеров.

Происходит своеобразный «продуктовый каннибализм», хотя эти инвестинструменты могли бы развивать друг друга. Например, те, кто захочет купить «народные» бумаги, могли бы делать это через ИИС, либо те, кто хочет получить налоговую «доходность» от инвестирования, могут открывать ИИС и с их помощью покупать сначала ОФЗ-н, а потом, возможно, и другие инвестиционные инструменты –например, открытые ПИФы. Однако, чтобы эта практика разошлась действительно на широкий круг инвесторов, надо, чтобы прошло время, продолжила расти инвестиционная грамотность населения и реальные доходы россиян – и их способность инвестировать сбережения. Быстрых побед на рынке не будет, но в перспективе пропагандируемые «массовые» инвестиционные инструменты могут стать неплохой базой для формирования сегмента массовых розничных инвестиций.

Россия > Приватизация, инвестиции. Финансы, банки > forbes.ru, 20 октября 2017 > № 2358793 Станислав Савченко


Казахстан > Приватизация, инвестиции. Образование, наука. СМИ, ИТ > inform.kz, 20 октября 2017 > № 2357909 Асланбек Амрин

 В Казахстане крупный бизнес начал финансировать научные проекты отечественных ученых, передает корреспондент МИА «Казинформ».

«Мы также запустили механизмы софинансирования. Крупный бизнес начал инвестировать. За 14 месяцев работы на гранты на коммерциализацию проектов Всемирного банка мы привлекли более 4,5 млрд тенге со стороны бизнеса. Это не залоги, это «живой» кэш, это ответственность бизнеса. По каждому проекту софинансирование - 124 проектов итого, то есть начало у нас есть», - сказал вице-министр образования и науки РК Асланбек Амрин в ходе форума «Коммерциализация технологий как инструмент интеграции науки и бизнеса».

Он привел пример совместного с Ульбинским металлургическим комбинатом и Восточно-Казахстанским техническим университетом проекта в Восточно-Казахстанской области на сумму 6,5 млрд тенге, из которых 2,5 млрд тенге «закрывает министерство на три года», другая сторона вкладывает более 4 млрд тенге.

«Это «живой» проект, и мы думаем, что реально будут результаты, и наши разработки будут продаваться и поставляться за рубеж», - отметил вице-министр.

Асланбек Амрин сообщил, что Министерство образования и науки РК автоматизировало систему подачи заявок на конкурсы Всемирного банка и АО «Фонд науки».

«Вы сейчас все подаете онлайн, далее проводится мониторинг, приходит уведомление через смс и все, получаете. Абсолютно все прозрачно. Если у кого-то какие-то вопросы, кто-то недоволен решением или экспертизой, «Фонд науки», к примеру, полностью предоставит разъяснения, пригласит, поработает с учеными», - пояснил он.

Также вице-министр образования и науки напомнил, что ранее Казахстан ратифицировал соглашение о создании и открытии в Астане Международного научно-технического центра (МНТЦ), который предоставляет доступ ученых к зарубежным грантам в сфере биологической и ядерной безопасности. Результаты уже есть: МНТЦ профинансировал уже четыре казахстанских проекта из 14 заявок от ученых стран Центральной Азии.

«Сейчас еще 14 заявок подано, в декабре еще одна «битва» предполагается у нас. То есть я хочу сказать, что ученые получают доступ к международным грантам - это основной результат Министерства образования и науки», - подчеркнул Асланбек Амрин.

Казахстан > Приватизация, инвестиции. Образование, наука. СМИ, ИТ > inform.kz, 20 октября 2017 > № 2357909 Асланбек Амрин


Китай > Приватизация, инвестиции > kyrtag.kg, 20 октября 2017 > № 2357892

Китай остается важнейшим направлением для иностранных инвестиций, передает информационное агентство Silkroadnews со ссылкой на газету «Жэньминь жибао».

«Как показали последние данные, деловая среда Китая для иностранных инвесторов улучшилась - за первые девять месяцев этого года в стране наблюдалось 23 541 вновь созданное предприятие с участием иностранных инвестиций, что на 10,6% больше, чем в прошлом году», - говорится в сообщении.

При этом отмечается, что за тот же период фактический объем иностранных инвестиций составил 618,57 млрд юаней ($93,7 млрд), что на 1,6% больше, чем годом ранее.

С января по сентябрь фактическое привлечение иностранных инвестиций в обрабатывающий сектор составило 181,76 млрд юаней ($27,5 млрд), что на 7,5% больше, чем в прошлом году, это 29,4% от общего объема иностранных инвестиций. Фактическое привлечение иностранных инвестиций в высокотехнологичные отрасли составило 91,59 млрд юаней ($13,9 млрд), увеличившись на 24% в годовом исчислении.

Как сообщается, привлечение иностранных инвестиций в центральном регионе страны продолжало быстро расти. За первые девять месяцев фактический приток иностранного капитала в регионе составил 45,63 млрд юаней ($6,9 млрд), что на 46% больше, чем в предыдущем году.

Китай > Приватизация, инвестиции > kyrtag.kg, 20 октября 2017 > № 2357892


Казахстан. Китай > Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > dknews.kz, 19 октября 2017 > № 2360617 Лю Бинь

На благо народов

За последние годы сумма инвестиционных проектов, подписанных Казахстаном и Китаем, превысила 70 млрд долларов. Это один из результатов динамичного сотрудничества, начало которому положило установление дипломатических отношений между странами четверть века назад.

Серик КОРЖУМБАЕВ, Пекин

Мой собеседник – заместитель начальника департамента стран Европы и Центральной Азии Министерства иностранных дел КНР Лю Бинь.

– Господин Лю Бинь, как продвигается сотрудничество между нашими странами в области торговли, инвестиций, других сферах?

– Практическое сотрудничество между нашими странами неустанно углубляется. Наши инвестиции в экономику Казахстана достигают 20 млрд долларов. Из них 5 млрд долларов – прямые инвестиции. Особо отмечу, что сегодня Казахстан – крупнейший торговый партнер Китая в Центральной Азии и второй – среди стран СНГ.

Увеличивается объем экспорта Казахстана в Китай. На стол обычных китайских семей подаются казахстанская мука, растительное масло, бобы, мясопродукты и мед. Казахстан поставляет в КНР до 200 тысяч тонн зерновых и 100 тысяч тонн масличных культур. Китайские предприниматели намерены вложить в агропромышленный комплекс республики 160 миллионов долларов. Китай также обязался построить на территории Казахстана высокотехнологичные предприятия по переработке зерна и пшеничной соломы. Китайско-казахстанский торговый оборот превышает 28 млрд долларов. Китай стал крупнейшим торговым партнером Казахстана. В этом году товарооборот вырос на 45,6%. Стороны определили 51 проект сотрудничества в сфере производственных мощностей, что призвано значительно способствовать индустриализации Казахстана и создать новые рабочие места в стране.

Через нефтепровод Китай-Казахстан уже 100 миллионов тонн нефти поставлено в Китай, а через газопровод Китай-Казахстан поставка составляет 183 миллиарда кубометров. Активно прорабатывается сотрудничество по новым источникам энергии, таким как атомная энергетика, ветроэнергетика и фотоэлектричество. Между двумя странами открыто свыше пятидесяти регулярных авиарейсов в неделю. В прошлом году проезжало более 1200 грузовых поездов Китай-Европа с транзитом через Казахстан, объем железнодорожных перевозок достиг 8,2 млн тонн, контейнерные грузы увеличились более чем в три раза.

– Плодотворность международного сотрудничества всегда связана с успешной политикой и дипломатией. Какие особенности у дипломатии Китая?

– Мощным импульсом развития КНР как государства, как субъекта мировой экономики и политики станут исторические решения XIX съезда Коммунистической партии Китая. На качественно новый уровень выйдет политика реформ и открытости. Китай стал второй по величине экономикой мира, а по некоторым показателям – первой. А именно – по величине привлеченных прямых иностранных инвестиций, по объему экспорта и импорта. ВВП страны превысил 10 триллионов долларов. Сегодня Китай придерживается пяти основных принципов развития: инновация, координация, экология, открытость и совместное использование.

Мы проходим важнейшие этапы всестороннего углубления реформ, изменения модели экономического роста, углубления интеграции в мировую экономику. Если говорить о дипломатии, то к настоящему времени Китай установил дипломатические отношения с более чем 170 странами. С момента образования КНР всегда проводила независимую и миролюбивую политику. В ней мы придерживаемся Пяти принципов мирного сосуществования, сохранения мира во всем мире и содействия совместному развитию. Также Китай внес значительный вклад в продвижение мировой многополярности, экономической глобализации, демократизации международных отношений, норм международного управления, содействия мировому балансу сил.

За четверть века китайско-казахстанские отношения выдержали испытание временем. Добрососедство и дружба помогают нам выстраивать стратегическое партнерство. Наши двусторонние отношения развиваются опережающими темпами и вышли на самый высокий уровень за всю историю.

– За прошедшие годы строительство «Одного пояса, одного пути» уже перешло от инициативы к действиям, от идеи – к практике. Что вы можете сказать по этому поводу?

– Инициатива «Один пояс, один путь» стала платформой для открытого и инклюзивного сотрудничества, общественным продуктом глобального масштаба, пользующимся широкой поддержкой в международном сообществе. МИД КНР будет всесторонне продвигать дипломатию содействия инициативе «Один пояс, один путь». Это подразумевает укрепление сотрудничества с соседними странами на основе формулы «близость, искренность, взаимовыгодность, толерантность». Все страны стремятся к построению более гармоничного и процветающего мира. В этом контексте проект «Один пояс, один путь» таит в себе большие исторические возможности. Для этого необходимо укреплять международное сотрудничество, взаимно дополнять своими преимуществами и продвигать общее развитие. В настоящее время Казахстан, ориентируясь на Третью модернизацию, интенсивно продвигает новую экономическую политику «Нурлы жол». Национальная стратегия развития будет сопряжена с проектом «Один пояс, один путь». Это поможет раскрыть потенциал кооперации в сферах транспорта и логистики, ускорит строительство нового межконтинентального евразийского моста, экономического коридора Китай-Центральная Азия-Ближний Восток и международного транзитного коридора Западный Китай-Западная Европа. В результате будут достигнуты комплексная взаимосвязанность инфраструктуры и облегчение торговли, станут более гибкими и эффективными модели инвестирования и финансирования, расширится взаимный расчет в национальных валютах в поддержку совместных проектов Китая и Казахстана.

Казахстан. Китай > Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > dknews.kz, 19 октября 2017 > № 2360617 Лю Бинь


Россия. ЦФО > Химпром. Приватизация, инвестиции. Образование, наука > rusnano.com, 18 октября 2017 > № 2371759 Денис Ковалевич

Зачем венчурный строитель продает «репку», если она еще не выросла? На форуме «Открытые инновации» представили новую профессию.

В первый день работы форума «Открытые инновации» посетители стенда РОСНАНО занимались несерьезным, на первый взгляд, делом: они играли! Деловая игра называлась «Построй компанию. Продай компанию». И судя по тому, с каким энтузиазмом молодые люди и умудренные опытом джентльмены строили и продавали, игра стоила свеч. А когда к игрокам заглянул глава РОСНАНО Анатолий Чубайс и принялся делиться своим опытом инвестирования, стало понятно, что игра каким-то образом тесно связана с такими понятиями, как технологический бизнес и коммерческий успех. Как объяснили в кулуарах, в ходе деловой игры люди погружались в новую профессию — венчурный строитель. Что это такое? Об этом мы попросили рассказать соавтора деловой игры и генерального директора Троицкого наноцентра «ТехноСпарк» Дениса Ковалевича.

Кто такой серийный предприниматель

— Денис, в связи с чем появилась эта новая область человеческой деятельности?

— С одной стороны, профессия «венчурный строитель» только формируется, этому не обучают в вузах. Но, в общем, она существует лет 500, одно из ее имен — «технологическое предпринимательство». Однако сегодня эта деятельность приняла характер серийности. Это означает, что предприниматели делают компании не для того, чтобы всю жизнь ими управлять, растить и передавать детям. И это несмотря на то, что мы знаем много достаточно длинных семейных бизнесов в истории Европы…

— А для чего же нужно создавать компанию, если не руководить ей до гробовой доски?

— Для того, чтобы ее вырастить и продать! Кому? Например, крупным технологическим корпорациям, которые используют инструмент покупки технологических стартапов для того, чтобы выйти на новые рынки. Почему они покупают? Они экономят время, им не надо самим нанимать сотни менеджеров и инженеров, рисковать, вкладываясь в новые разработки и инвестировать в еще не отработанные производственные процессы. Они просто покупают на рынке готовый продукт нового типа. Это не просто отдельное изобретение, например, машина, лазер или еще что-то. Это бизнес по созданию технологических продуктов. Венчурные строители занимаются строительством таких бизнесов и продают их. Это как строительство дома. Строитель начинает с фундамента, а заканчивает последним этажом и крышей, вставляет окна, осуществляет отделку и продает дом жильцам. Серийный венчурный строитель (слово «венчурный» означает, что это связано с технологиями и, одновременно, что это рисковое дело) — это профессия, которую мы сегодня пытаемся сформировать внутри деятельности российской сети нанотехнологических центров.

— Все, что вы говорите, противоречит житейскому опыту. Есть понятная логика огородника: посадил дед репку, выросла репка большая-пребольшая… Зачем же продавать репку, когда она еще маленькая?

— Почему интересно продать, а не растить самому до больших размеров? В математике различают два совершенно разных перехода. Это переход из точки 0 в точку 1. И переход из точки 1 в любую другую точку — десять, сто, тысяча… Это совершенно разные квалификации и с точки зрения бизнеса. Одно дело — уметь создавать новые компании с ноля, превращать набор шансов и разрозненных ресурсов в бизнес. И другое дело — растить бизнес, это требует в большей степени уже специализированных управленческих компетенций, но там все меньше и меньше предпринимательства. И сегодня технологическое предпринимательство все больше сосредотачивается на этом стартовом переходе из ничего в точку 1. В этом смысле те, кто видит свое призвание быть венчурным строителем, принимают решение всю жизнь оставаться предпринимателями. Моя личная история заключается в том, что я однажды признался себе, что не хочу быть менеджером или консультантом. Не хочу развиваться в управленческой траектории, поэтому весь свой небольшой накопленный опыт и капитал я проинвестировал вместе со своими планерами в создание ТехноСпарка — Троицкого нанотехнологического центра. А Фонд инфраструктурных и образовательных программ стал нашим ключевым со-инвестором и партнером. В ТехноСпарке, а сегодня и во многих других нанотехнологических центрах, мы запустили эту новую — как для России, так и, во многом, для мира — деятельность по серийному строительству стартапов.

«Кот в мешке» становится прозрачным

— Тогда другой вопрос: а зачем крупной корпорации рисковать, покупая «кота в мешке»? Ведь неизвестно, что из этого маленького бизнеса может получиться…

— Наш подход заключается в следующем: мы производим большое количество компаний, только в ТехноСпарке их сегодня больше 100. А в целом в сети наноцентров больше 600 новых бизнесов, начатых за последние 4 года. И чтобы продавать большое количество компаний, мы должны работать с нашими покупателями в той же модели, в которой работает любой производитель профессионального продукта со своими клиентами. Возьмем автомобиль. Когда вы покупаете машину и она быстро ломается, вы к этому поставщику автомобилей уже не вернетесь. То же самое и с компаниями. Если посмотреть на историю любой крупной технологической корпорации за последние 15 лет, в портфеле каждой вы увидите немалое количество сделок по покупке стартапов. Они это используют как базовый способ своего развития и выхода на новые рынки. Когда корпорации покупают стартапы, они заинтересованы в том, чтобы у них был такой же системный партнер. Если они не знают репутацию предпринимателя, который продает компанию, может сложиться ситуация, что он им просто «впаривает» что-то совершенно негодное. Отсюда на рынке поглощений часто встречаются ситуации с завышенной стоимостью продаж стартапов и разочарованием клиента от покупки. Мы действуем противоположным образом. Мы всегда полностью прозрачны для наших клиентов. Любая наша компания, подготовленная для продажи, открыта для них: как на ладони видны ее технологическая траектория, трек работы инженеров, инвестиции, которые мы сделали в эту компанию, бизнес-решения, которые мы принимали — как успешные, так и ошибочные. Потому что покупатель должен четко понимать, как мы создавали компанию и сколько мы в нее вложили: ведь, по сути, он покупает сумму нашего времени, затраченную на создание данной конкретной компании, помноженную на вложенные инвестиции. И если мы такую открытость создаем, то для корпорации риски покупки «кота в мешке» снижаются до ноля. Точно так же мы с вами не рискуем, покупая автомобили привычного для нас класса. А еще 100 лет назад, до того, как автомобили начали производить серийно, покупатели автомобилей могли крупно «попасть» — многие из них быстро выходили из строя, были не ремонтопригодны и так далее.

Отказ от старого опыта дает шанс стать предпринимателем

— Какими человеческими и деловыми качествами должен обладать венчурный строитель?

— Как это ни смешно, главное качество людей, которые сегодня вместе с нами становятся венчурными строителями, — это обучаемость и решимость отказываться от предыдущего управленческого или инженерного опыта. Надо быть готовым рисковать не только своими деньгами (хотя это тоже присутствует), но решиться на переход в новую профессию, стандарты которой еще только формируются. Пожалуй, единственное обязательное качество, которое я бы выделил, — это трудолюбие.

— Расскажите об игре, как в нее играют?

— Это очень похоже на компьютерную игрушку. В виртуальном мире действуют те же правила и создаются те же жизненные ситуации, с которыми сталкиваются инженеры и предприниматели. Игрокам нужно пройти пять уровней (кстати, половина участников бросает игру на полпути — не хватает трудолюбия). У каждого игрока есть свой индивидуальный финансовый счет, как у нас с вами в реальной жизни. Те, кто прошел все пять уровней, стал предпринимателем и создал свои компании, в конце игры может продать бизнесы. Результат игры — это просто публикация финансовой таблицы, из нее видно, кто сколько заработал.

— Какую функцию игра выполняет? Лучше обжечься в игре, чем в реальной жизни потерять свои деньги и время?

— Да, в первую очередь — это. Мы всегда говорим: основная функция игры — это самодиагностика. Люди, прошедшие игру, могут себе сказать: похоже, что тот тип предпринимательства, которым занимаются ребята — это не мое. И это экономит огромное количество денег и времени в будущем при запуске реального бизнеса. Поэтому основная функция игры — это самодиагностика. Кроме того, по итогам ты можешь определить, кто ты в большей степени: наемный сотрудник или предприниматель?

С чего начинается технологический бизнес?

— Есть ли статистика: из тех 600 компаний, которые строятся под продажу, какая часть попала «в молоко», а какая — в «яблочко»?

— В сфере нанотехнологий, которыми мы занимаемся (здесь диапазон от фотовольтаики и ветра до хранения электроэнергии, от создания роботов до индустриальных биотехнологий), срок строительства компаний во всем мире составляет в среднем 15–20 лет. Мы пытаемся сократить этот срок в два раза, до 7–10 лет, и сегодня находимся ровно в середине первого цикла. За последние несколько лет мы продали около 30 компаний. Это не запланированные нами продажи. Просто нам покупатели говорили: нам надо, продайте! Проданные компании очень молодые. Средний возраст — 2,5 года. Они только-только стартовали, а их уже купили. Почему? Потому что в России очень маленький рынок с точки зрения предложения. Его проблема не в отсутствии покупателей, как это часто считают, а в отсутствии товара. Будет годные компании — будут покупатели. В стране большое количество крупных и средних компаний, как частных, так и государственных, заинтересованных в таких сделках. Мы на рынок выйдем с крупным предложением через 3–4 года, когда наши наиболее взрослые компании массово будут готовы к продаже. Но, безусловно, и сейчас будем что-то продавать по мере готовности.

— Как работает это сито, через которое вы просеиваете идеи, людей, технические решения?

— Наше основное отличие в том, что мы не начинаем бизнес с инженерных идей. Мы начинаем бизнес с идеи о бизнесе. По-другому говоря — начинаем с предпринимательского шанса. И под этот шанс и бизнес-гипотезу собираем технологические решения, инженеров, интеллектуальную собственность, помещения, нужное оборудование и далее все компоненты компании по списку. В этом смысле у нас есть сито наших же гипотез о том, какие компании имеет смысл создавать. Насколько для нас это реалистично? Например, компанию Apple построить за 7–10 лет нереалистично. А компанию, которая занимается разработкой разных типов логистических роботов — вполне выполнимая задача. И этим мы, в частности, сейчас и занимаемся.

История в тему

Чем открытие Алферова отличается от лампочки Яблочкова

Что может ободрить свежеиспеченных венчурных строителей, если не история успеха? Поделиться ей мы попросили главу РОСНАНО Анатолия Чубайса после того, как он пообщался с участниками деловой игры «Построй компанию. Продай компанию».

— Анатолий Борисович, расскажите об опыте инвестиций, которым вы гордитесь больше всего?

— У меня их много, но если вы хотите только один сюжет — пожалуйста. Есть такая отрасль экономики, которой до недавнего времени в стране не существовало. Мало того, очень многие специалисты, весьма серьезные, были глубоко убеждены, что эта отрасль в России не может существовать в принципе. И этот тезис подкреплялся целым набором аргументов. Тем не менее, по факту эта отрасль уже возникла. Она называется «солнечная энергетика». Она значима не только тем, что это экологически продвинутая энергоэффективная сфера и так далее. Здесь есть еще одна очень важная, для меня лично, особенность. У нас в российской истории очень много случаев — все мы их знаем, когда крупные русские ученые чего-то такое изобретают, и потом бизнес возникает где угодно, но только не у нас. Есть множество таких примеров, начиная от Яблочкова с лампочкой и до Сикорского с его вертолетом. А вот если говорить о солнечной энергетике, то классиком и автором технологии в этой сфере является Алферов Жорес Иванович. Он получил Нобелевскую премию за гетероструктуры, являющиеся основой солнечной энергетики. И это тот уникальный случай, когда и фундаментальное открытие — российское. И созданный бизнес — российский! На сегодня в стране, в Чувашии, действует завод «Хeвел» по производству солнечных панелей, который вот неделю назад достиг КПД 22,7 процента в промышленном, а не лабораторном изготовлении. Поверьте мне на слово, это Топ-3 в мире и одна из лучших солнечных панелей, существующих в стране. Получив российский рынок, мы точно пойдем на экспорт, и перспективы у этой сферы очень большие.

Источник: Комсомольская правда

Россия. ЦФО > Химпром. Приватизация, инвестиции. Образование, наука > rusnano.com, 18 октября 2017 > № 2371759 Денис Ковалевич


Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ. Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 18 октября 2017 > № 2355586

Гид по скидкам: в каких банках малый бизнес может сэкономить на обслуживании

Денис Затягов

ведущий аналитик Markswebb

Открывая расчетный счет в банке или подключая новые услуги, предприниматель может сэкономить до 50% от стоимости годового обслуживания. Как получить скидки, на что они распространяются и в каких банках действуют?

В рамках исследования тарифов на банковское обслуживание малого бизнеса Business Banking Fees Monitoring 2017 мы собрали информацию о скидках в 23 банках, которые фигурировали в рейтинге лучших мобильных банков от Markswebb. Учитывались скидки, о которых есть информация на официальном сайте банка. Стоит отметить, что эти предложения действуют не на всех тарифах, а размер дисконта почти всегда зависит от выбранного пакета услуг. Вся информация актуальна на октябрь этого года.

Как оказалось, почти все банки предоставляют какие-то скидки, но у каждого из них — свой набор, который мало похож на предложения других кредитных организаций. Принцип формирования этого набора зависит от стратегии банка в отношении малого бизнеса. Например, ВТБ24, судя по всему, взял курс на привлечение «массового сегмента» малого бизнеса и предлагает одни из самых выгодных опций на сегодня. Банк «Точка», «Тинькофф Банк» и Модульбанк хорошо умеют считать бизнес-показатели на единицу продукта в целом и стоимость привлечения клиента в частности, поэтому делают ставку на то, что действующие клиенты будут привлекать новых, получая за это бесплатное обслуживание.

Самые щедрые банки по количеству скидок для предпринимателей — Промсвязьбанк и «Тинькофф Банк»: в них одновременно действует 8-9 видов скидок на обслуживание малого бизнеса. Ни одну из подобных скидок не предоставляют Абсолют Банк, Газпромбанк, Россельхозбанк и Энерготрансбанк. Клиенты АТБ могут рассчитывать только на скидку за авансовую оплату пакета услуг, а АК БАРС Банка — на бесплатное открытие и обслуживание счета в течение первых трех месяцев.

Если в банке действует много скидок, это не всегда означает, что обслуживаться в нем будет очень дешево. Например, обслуживание в ориентированном на малый бизнес банке («Точка», Модульбанк), будет дешевле, чем в более крупном «классическом» даже с учетом всех его скидок. Кроме этого, банки по-разному позиционируют свои скидки: где-то бесплатное открытие счета и подключение интернет-банка это «спецпредложение», а где-то — стандарт взаимодействия с любым клиентом.

«Авансовые платежи»

Это самая популярная скидка на обслуживание малого бизнеса: так банки поощряют компании к долгосрочному сотрудничеству.

На что распространяется: стоимость открытия и ведения счета. Оплачивая обслуживание на 12 месяцев вперед, можно сэкономить 10-25% от общей стоимости.

Как получить: оплатить банковское обслуживание на 3, 6, 9, 12 или 24 месяца вперед.

В каких банках действует: Альфа-Банк, АТБ, Банк Открытие, Бинбанк, ВТБ, Запсибкомбанк, Промсвязьбанк, Райффайзенбанк, Сбербанк, Точка, Тинькофф Банк, УБРиР.

«Регистрация бизнеса»

С помощью этой скидки банки привлекают клиентов, которые уже решились открыть свой бизнес, но еще не успели его зарегистрировать. Банк берет на себя подготовку всего пакета документов для регистрации бизнеса, а клиенту нужно только оплатить государственную пошлину и получить документы в налоговой.

На что распространяется: бесплатное открытие и/или обслуживание расчетного счета 2-3 месяца, некоторые банки также выдают квалифицированную электронную подпись, чтобы в будущем клиент мог сдавать отчетность удаленно. Сама по себе услуга подготовки пакета документов для регистрации бизнеса может стоить до 5 тыс. рублей.

Как получить: заполнить анкету и предоставить необходимые для регистрации документы (паспорт, ИНН и т.д.).

В каких банках действует: банк «Открытие», «Тинькофф Банк» (бесплатно открывают счет и регистрируют бизнес), Промсвязьбанк, ЮниКредит Банк, ВТБ24.

Скидка клиентам банков с отозванной лицензией

На что распространяется: бесплатное открытие или обслуживание расчетного счета или тарифного плана (пакета услуг) длительностью до 3 месяцев.

В отдельных случаях — бесплатное заверение копий документов, удостоверение карточки с образцами подписей, подключение и обслуживание интернет-банка.

Как получить: предоставить документ, подтверждающий факт обслуживания в банке с отозванной лицензией (например, выписку по счету или договор на обслуживание).

В каких банках действует: банк «Открытие», Запсибкомбанк, МИнБанк, Промсвязьбанк, Сбербанк, «Тинькофф Банк», ЮниКредит Банк.

Скидки клиентам, которые меняют кассы по 54-ФЗ

На что распространяется: в зависимости от банка это может быть скидка на покупку кассы у партнеров (до 99% в Модульбанке) или бесплатное открытие расчетного счета и до 3 месяцев обслуживания в подарок.

Некоторые банки идут еще дальше: например, ЮниКредит Банк дарит сертификат (до 90 тыс. рублей) на покупку кассы нового образца всем клиентам, которые при открытии расчетного счета подключают торговый эквайринг, а «Тинькофф Банк» дает скидку 60% на обслуживание кассы оператором фискальных данных (ОФД).

Как получить: открыть расчетный счет или подключить тарифный план (пакет услуг) / купить кассу и предоставить подтверждающие документы в банк.

В каких банках действует: Альфа-Банк, Бинбанк, ВТБ24, Модульбанк, Промсвязьбанк, Сбербанк, «Тинькофф Банк», ЮниКредит Банк.

Скидка новым клиентам

На что распространяется: сэкономить можно на большом количестве услуг. Некоторые банки предлагают бесплатное открытие или обслуживание расчетного счета или тарифного плана (пакета услуг) длительностью до 3 месяцев, другие — бесплатное заверение копий документов, удостоверение карточки с образцами подписей, подключение и обслуживание интернет-банка.

Как получить: не быть в прошлом клиентом выбранного банка, то есть, открыть счет в нем впервые.

В каких банках действует: АК БАРС Банк, ВТБ24, ВТБ, МИнБанк, Промсвязьбанк, Росбанк, «Тинькофф Банк», «Точка».

«Приведи друга»

На что распространяется: бесплатное обслуживание счета или тарифного плана (пакета услуг) в течение месяца. В УБРиР клиент накапливает баллы, которые может потратить на обслуживание счета или на продукты партнеров.

Как получить: отправить другу ссылку (со своим идентификатором) на открытие счета или передать ему бланк, который он предъявит банку при открытии счета.

В каких банках действует: Запсибкомбанк, Модульбанк и Райффайзенбанк., «Тинькофф Банк», УБРиР, «Открытие», «Альфа-Банк», Точка, Промсвязьбанк.

Скидка при открытии счета online

На что распространяется: бесплатное открытие счета (Промсвязьбанк) или скидка до 65% (банк «Авангард»).

Как получить: отправить заявку на открытие и/или на резервирование счета на сайте.

В каких банках действует: «Авангард» и Промсвязьбанк.

Хотя классические банки позиционируют такой подход как скидку, в Модульбанке, «Тинькофф Банке» и «Точке» заявку на открытие счета можно подать только онлайн, при этом сама процедура открытия, равно как и обслуживание интернет-банка и услуга sms-уведомлений являются бесплатными.

Скидки для начинающих

На что распространяется: некоторые банки предлагают бесплатное открытие расчетного счета и подключение интернет-банка (реже SMS-уведомлений), некоторые бесплатно обслуживают расчетный счет в течение 3 месяцев и не взимают комиссию за переводы.

Как получить: быть компанией, зарегистрированной не более 6 месяцев назад (в зависимости от банка) и/или открывать расчетный счет в банке впервые.

В каких банках действует: «Альфа-Банк», Запсибкомбанк, Промсвязьбанк и «Тинькофф Банк».

Скидки на ведение ВЭД

На что распространяется: бесплатное открытие валютных счетов, бесплатные расчеты в валюте на сумму до 2 млн рублей в эквиваленте (ВТБ24), бесплатное оформление паспортов сделок (Промсвязьбанк, Росбанк).

Как получить: выбрать специальный тарифный план (пакет услуг), реже — предоставить документы, подтверждающие ведение ВЭД в прошлом.

В каких банках действует: ВТБ24, Промсвязьбанк, Росбанк.

Уникальные скидки банков

Доступны в трех кредитных организациях. Так, Бинбанк предоставляет скидки для партнеров банка. Всем клиентам страховой компании «ВСК» Бинбанк открывает расчетный счет бесплатно и дарит 3 месяца обслуживания и интернет-банка. В банке ВТБ24, если оформить зарплатный проект единовременно с открытием счета, стоимость обслуживания счета до конца года будет стоить 1 рубль. В Запсибкомбанке за возобновление сотрудничества банк дарит бесплатное открытие счета и месяц обслуживания.

Какой бизнес может сэкономить больше

В процентном отношении к общей стоимости банковского обслуживания больше всех могут сэкономить небольшие компании сегмента B2B (до 50%) и индивидуальные предприниматели (до 46%), так как стоимость их обслуживания более чем на 50% (в среднем) состоит из ежемесячной платы за ведение счета или пакет услуг — именно к этим платежам, как правило, применяется большинство скидок.

Для компаний, оказывающих услуги физическим лицам, максимальная скидка составляет 13% от годовой стоимости банковского обслуживания, так как у них основная часть платежей приходится на комиссию торгового эквайринга (в среднем 66%) и комиссию за внесение наличной выручки на счет (в среднем 11%). На эти услуги банки делают скидки крайне редко.

Меньше всех в процентном соотношении от общих затрат на банковское обслуживание могут сэкономить небольшие розничные магазины: скидка на обслуживание такого бизнеса варьируется от 1% до 4%. В стоимости их обслуживания в банках в среднем 57% занимает комиссия торгового эквайринга, 17% — комиссия за внесение наличной выручки на счет, и 20% — комиссия за ведение ВЭД (обслуживание валютного счета, комиссии за расчеты в валюте и комиссия банка за выполнение функций агента валютного контроля).

Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ. Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 18 октября 2017 > № 2355586


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter