Всего новостей: 2162209, выбрано 3615 за 0.112 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > carnegie.ru, 21 июля 2017 > № 2250286 Иван Давыдов

Спор с пустотой. Как Навальный искал несуществующих союзников за спиной Стрелкова

Иван Давыдов

Не надо изобретать союзников, наступая в кровавую грязь неразрешимых этических проблем. Судьбу страны решит не выдуманный электорат Стрелкова, а реальный электорат Путина. Нормальные, кстати, люди, которым и коррупция, и произвол, и бесправие точно так же не нравятся, как и Навальному, и русским националистам, и многим еще прочим

Дебаты Навальный – Стрелков, о недопустимости которых неделю говорили московские либералы, состоялись. Если мерить успех цифрами, то можно даже сказать, что прошли успешно: свыше ста тысяч зрителей на каналах Навального (в Youtube и на официальном сайте самопровозглашенного кандидата в президенты) плюс трансляции на «Дожде» и сайте «Эха Москвы». Да и вообще, не заметить нельзя: русская политика теперь так устроена, что любое действие Алексея Навального становится новостью номер один ввиду отсутствия на сцене иных политиков. Вот и поговорим.

Что это было

Что нового зритель, следящий за деятельностью Навального, смог узнать по итогам дебатов о самом Навальном? Ничего. У Навального отработанный уже набор лозунгов о необходимости борьбы с коррупцией, аккуратные попытки обойти болезненные темы вроде Крыма и временами явная растерянность, когда оппонент начинает повторять азы государственной пропаганды.

Иное дело – Игорь Иванович-Всеволодович Стрелков-Гиркин, бывший вождь ополченцев Славянска, бывший министр обороны ДНР, человек, не без гордости утверждавший, что без него и не было бы никакой войны на востоке Украины. Когда он был на пике славы, биографию и взгляды отставного чекиста разобрали по косточкам. Изучили и взломанную почту, и выступления на форуме антиквариев, и сборник сказок для детей.

Но для широкой публики явление Стрелкова новость. Его просто не было. Его забыли. Большинство и не интересовалось никакими взглядами, сразу решив для себя, кто он, – герой войны за освобождение русского мира от иноземного ига или военный преступник.

Навальный зачем-то вынул Игоря Ивановича из чулана, гримеры стряхнули с генералиссимуса нафталин, и публика выяснила, что перед ней довольно скучный конспиролог с советско-монархической кашей в голове. «Красно-коричневый», как выражались раньше. Запад мечтает уничтожить матушку-Русь еще со времен Гостомысла, Ельцин сломал страну в 1991-м (по указке, разумеется, Госдепа), а коммунистическому базису нужна монархическая надстройка.

Если вынести за скобки монархические симпатии и рассуждения о том, что хороший Путин сломался в 2014-м, когда не решился двинуть танки на Киев, перед нами типический продукт современного государственного агитпропа. Гиркин-лайт, без выпадов в адрес Путина, вполне органично смотрелся бы на любом из бесконечных политических ток-шоу государственного ТВ, которые и сегодня, как в 2014 году, когда хороший Путин сломался, посвящены в основном разоблачению происков Госдепа и обсуждению бед Украины.

Бывших не бывает, Гиркин хоть и «в запасе», но по-прежнему часть той корпорации, представители которой правят нами. О работе своей в ФСБ он по ходу дебатов напоминал неоднократно. И, в общем, примерно такой же круг идей определяет сегодня внешнюю политику страны и методы борьбы с врагами (включая Навального) внутри. Навальный по ходу дебатов даже явным образом терялся и называл позицию оппонента «детской». Но она, конечно, не детская. Она – при некоторой корректировке – практически официальная. Другой и не может быть у государства, исполнившего разворот на сто восемьдесят градусов и двинувшего в детство.

Зачем это было

Вопрос «Зачем?» появился сразу же после того, как Навальный объявил, что принимает вызов Стрелкова и готов с ним дебатировать (даже любопытно, где он этот вызов обнаружил, как забрел на мало кому ныне известный сайт движения «Новороссия», где бывший министр несуществующей страны публикует видеопроповеди для немногих верных). У вопроса есть понятная этическая составляющая: для многих в оппозиции, в том числе и соратников Навального, Стрелков-Гиркин прежде всего военный преступник.

На этическую претензию у Навального нашелся прагматический ответ. Он написал в своем блоге, что многие наши сограждане разделяют взгляды Стрелкова на украинскую ситуацию, а он, Навальный, – кандидат в президенты, ему нужна поддержка всей России, а не только тех, кто выходил на марш против войны с Украиной в далеком 2014-м.

Есть и еще один ответ, тоже понятный в логике президентской кампании, которую ведет Навальный. У него единственный настоящий оппонент – Путин. Путин от дебатов бегает, значит, Навальному следует действовать ровно наоборот.

Правда, логика кампании ломается об обычную человеческую логику: Путин традиционно игнорирует хотя бы номинально равных, потенциальных и даже зарегистрированных кандидатов в президенты. Гиркин Навальному не конкурент, ни на какие выборы он не собирается, ожидая, видимо, когда прозревшие сограждане принесут ему, рыдая, шапку Мономаха. Это даже оказалось неплохим аргументом в ходе дебатов. Гиркин несколько раз повторил, обходя неудобные для себя темы: «Я в президенты не собираюсь, вы кандидат, вы и отвечайте».

И Навальному приходилось отвечать, объясняя, например, что война в Донбассе России не нужна, потому что слишком дорого стоит. Это, мягко говоря, позиция уязвимая, это Навальному будут припоминать еще долго, и еще это естественный итог подмены этики прагматикой. Сиди в студии, делай вид, что перед тобой политик, а не человек, начинавший войну и подписывавший приказы о бессудных расстрелах. Глотай после попытки задать по-настоящему острый вопрос – о том, откуда у Стрелкова в Славянске появилось оружие и деньги, или о малайзийском «боинге» – ответы про военную тайну и офицерскую честь. А я тебе скажу – я при конях служу, остальное военная тайна.

Старая сказка

В какой-то момент дебаты свелись к несколько даже комическому спору, заставляющему вспомнить классиков:

– Я националист, Игорь Иванович, а вы, Игорь Иванович, совсем не националист.

– Нет уж, увольте, Алексей Анатольевич, это я националист, а вы, с позволения сказать, колпак, фетюк и Ельцину наследник. И штафирка, конечно. Пока вы в университетах учились, я людей убивал (последняя фраза, кстати, не шутка, а краткий пересказ одной из растянутых реплик Стрелкова).

– И все-таки позвольте, Игорь Иванович…

Помимо проговоренных причин для странной встречи самого заметного из оппозиционных политиков и забытого широкой публикой убийцы, есть ведь и подразумеваемые. Есть, например, такой исторический факт: в ряде стран Восточной Европы и в странах Балтии советские режимы хрустнули, когда оппозиционно настроенные либералы и оппозиционно настроенные националисты выступили против них единым фронтом. Именно благодаря такому объединению на смену советским режимам пришли (со всеми возможными оговорками) режимы демократические, а не то, в чем оказалась Россия на двадцать шестом году своего существования.

Этот факт держат в уме многие российские либералы. И даже те, кого и в минимальных симпатиях к националистам подозревать не приходится, рассуждают время от времени о возможности и даже необходимости такого ситуативного союза. Не знаю, что об этом думает Навальный, но его диалоги с польским диссидентом Адамом Михником, который о таких союзах знает не понаслышке, изданы в виде книги.

А еще есть гипотеза, будто народ наш по натуре националист и ксенофоб, и если только дать ему волю, поддержит не просто умеренных националистов, а любых нацистов. Это важная пугалка для либеральной интеллигенции, пропагандистский трюк, которым власть время от времени пользуется.

Можно, например, подсчитать, сколько раз Владислав Сурков, один из архитекторов российской внутренней политики нулевых, на разные лады повторял мысль, что народ наш не готов к демократии. Сколько раз публицисты провластных изданий пугали либералов русским фашизмом, объясняя, что первым и, возможно, единственным итогом свободных выборов в России будет развешивание либералов на фонарях. Сколько фильмов об ужасах русского фашизма показало российское ТВ. И сколько националистов под шумок село за мыслепреступления.

Оборотная сторона этой гипотезы – просыпающееся иногда в оппозиционерах ощущение, что надо бы, наверное, популярности ради дикому народу, живущему ксенофобскими чаяниями, подыграть, соблюдая, конечно, по возможности кое-какие приличия. Где-то на стыке исторического факта и сомнительной гипотезы, предположительно, и родилась идея дебатов со Стрелковым.

Впрочем, стоит оговориться: сам Навальный в отличие от многих своих либеральных сторонников никогда националистов не чурался. Из «Яблока» его в свое время изгнали как раз за национализм, на Русские марши он ходил исправно, участвовал в митинге «Хватит кормить Кавказ» и традиционно включает в политические программы пункт о визовом режиме со странами Средней Азии.

Можно спорить о том, насколько рецепты тридцатилетней давности, отрабатывавшиеся в странах, уступающих России и в размерах, и в этническом разнообразии населения, годятся для современной России. Можно посмотреть социологию, чтобы уяснить, что антиамериканские настроения нынче сильнее любых прочих, и с легкостью заключить, что ненависть (вот с любовью сложнее) к соседним и дальним народам очень сильно зависит от вектора государственной пропаганды, а значит, сущностным свойством нашего народа не является.

Так, например, опросы Левада-центра за последние несколько лет показывают, как сильно менялась оценка ситуации на Кавказе по мере нагнетания антиукраинской истерии. Сейчас, кстати, согласно свежим данным ВЦИОМа, из 38% россиян, которые в принципе видят военную угрозу стране, 31% ждут нашествия украинцев. Это второе место; на первом с двукратным отрывом, естественно, американцы. Кавказ в массовом сознании болевой точкой быть перестал.

Националист №1

Но вот о чем спорить не приходится, так это о том, что политический национализм в России ни разу не добивался значимых результатов (если не вспоминать, конечно, триумф ЛДПР на выборах 1993 года, но чтобы вспомнить, надо ведь всерьез считать, что у Жириновского есть политические взгляды, а это сильное утверждение). Зарегистрированных партий у националистов нет. Все заметные движения разгромлены.

РНЕ, которым пугали интеллигентных детей в девяностые, запрещено. Его лидер Александр Баркашов создал собственную секту и ушел в монахи. ДПНИ, имевшее хоть какой-то медийный успех в нулевые, запрещено, его лидер Александр Белов-Поткин сидит («Что вы мне рассказываете про какого-то Белова-Поткина», – возмущался Стрелков на дебатах с Навальным). Славянский союз Дмитрия Демушкина запрещен. Созданное на месте Славянского союза ЭПО (этно-политическое объединение) «Русские» запрещено. Демушкин сидит. Список можно длить. И это все – организации, пытавшиеся работать в легальном поле.

Лидеры и вожди карликовых движений, из числа тех, кто пока на свободе, ведут бесконечные споры о том, кто правильнее поддерживает святую борьбу народа Донбасса, но активнее – о том, кто из них еврей и кто агент охранки. Все достижения в прошлом, и все они довольно умеренные. Теперь даже Русских маршей проводится по четыре штуки зараз, и ни на один не приходит больше тысячи человек.

Очевидно, что вне зависимости от того, насколько сильны националистические чаяния в русском народе, не политические националисты эти чаяния выражают. И уж совсем точно – не Игорь Стрелков, чье движение «Новороссия» существует только виртуально, а созданный для «перехвата власти» (если я правильно помню манифест) «Комитет 25 января» ожидаемо развалился после пары заседаний. Должно быть, участники не договорились о том, кто же из них все-таки еврей.

Зато есть Путин. Путин пришел к власти, перехватив риторику «красно-коричневых», пообещав вернуть державе величие и выиграть чеченскую войну. Путин вернул Крым. Путин поссорился с лидерами Запада (или, выражаясь языком государственного агитпропа и редких в Москве таксистов «славянской внешности», – «заставил уважать Россию»). Путина очевидно хватает, чтобы большинство жителей недоимперии удовлетворяли свои имперские – они же, похоже, и националистические – порывы. Рынок занят, ниши нет.

Представить себе ситуативный союз Навального с Путиным даже труднее, чем их же дебаты. Навальный обещает Путину мирную старость в случае сдачи в плен; Путин ведет огонь по штабам. И, видимо, вывод из этого только один: не надо изобретать союзников, наступая в кровавую грязь неразрешимых этических проблем. Судьбу страны решит не выдуманный электорат Стрелкова, а реальный электорат Путина. Нормальные, кстати, люди, которым ни коррупция, ни произвол, ни бесправие точно так же не нравятся, как и Навальному, и русским националистам, и многим еще прочим.

Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > carnegie.ru, 21 июля 2017 > № 2250286 Иван Давыдов


Россия > Авиапром, автопром. СМИ, ИТ > forbes.ru, 20 июля 2017 > № 2250407 Тарас Коваль

Езда с препятствиями: экономика, этика и безопасность беспилотных грузовиков

Тарас Коваль

эксперт в области транспорта и логистики

Инвестировать в науку и разработку новых технологий необходимо, но в России создание беспилотных грузовых автомобилей может оказаться лишь поводом привлечь деньги под красивую современную идею

Совсем недавно, во второй половине XX века, для управления лифтом в нем был установлен рубильник с несколькими скоростями «вверх» и «вниз». После заполнения лифта пассажирами, лифтер узнавал, кому и куда надо ехать, переводил рычаг «вверх» и постепенно разгонял лифт, следя за этажами в окошко. При подъезде к нужному этажу аккуратно замедлял ход. Показателем профессионализма лифтера считалось умение плавно с первой попытки подвести к этажу лифт так, чтобы его пол и пол этажа оказались на одном уровне. С внедрением в управление автоматики профессия лифтера преобразовалась в сервисную. Он перестал им управлять, а стал его обслуживать. Вошел, нажал кнопку этажа, лифт поехал и самостоятельно точно остановился — мы привыкли к такому алгоритму. Возможно, скоро управление вызовом лифта перейдет на гаджеты.

Похожая тенденция развития наблюдается и в грузовом коммерческом автотранспорте. Апогеем должна стать схема транспортировки груза в три клика с гаджета. «Сформировал груз, заказал машину и выбрал маршрут, обменялся документами с грузополучателем по окончании перевозки».

Значительная часть работы в схеме отводится транспортировке. Ее совершенствование требует автоматизации звеньев технологической цепочки.

Одним из основных решений является создание автономно работающего подвижного состава. Тема автономного управления автомобилем — одна из самых популярных. Слухов и домыслов в ней больше, чем фактов и аналитики. В основном обсуждаются технические нюансы реализации. Хотя последствия от изменений могут стать значимыми не только для автомобильного, других видов транспорта, а и значительной части экономики.

Перед автономным управлением автомобиля стоит три блока основных задач:

улучшение безопасности дорожного движения;

уменьшение влияния человеческого фактора на бизнес;

снижение доли транспорта в стоимости продукта.

Но прежде необходимо определиться. Во многих публикациях беспилотная система управления автомобилем и система автономного управления под контролем человека (Assistants) смешиваются воедино. На самом деле это разные решения. При этом вторая может быть частичным решением первой.

Безопасность дорожного движения

В отличие от других видов транспорта у автомобильного больше динамических параметров для обработки и скорости принятия решения. Разработчики систем сталкиваются с массой проблем. Одну из них весной 2017 года показал британский художник Джеймс Бридл в видеопроекте «Автономная ловушка 001». Он изобразил из соли две окружности, похожие на дорожную разметку, внутреннюю сплошную и наружную пунктирную. Беспилотный автомобиль, запрограммированный в соответствии с правилами дорожного движения, пересекает сначала пунктирную линию, а потом сплошную и попадает в середину круга. Встает, оказываясь в ловушке. Сплошная линия со всех сторон интерпретируется как запрет наезда на нее.

Проблему можно преодолеть через более точные алгоритмы настройки. Но этот опыт показывает, как легко можно злоупотреблять IT-правилами, и только намекает на объем дополнительных усилий, которые нужно учесть для безопасной работы.

Но несмотря на все проблемы, развитие технологий беспилотников продолжается. Основные заинтересованные лица подогревают интерес к теме для инвесторов. Руководитель Ассоциации немецкой автоиндустрии (VDA) Йоахим Дамаски говорит: «Мы еще далеки от автономного вождения, но я рад, что общественное обсуждение происходит так бурно». Это позволит в течение ближайших трех-четырех лет инвестировать в разработки систем автономного вождения от €14 млрд до €18 млрд только в Германии.

С 2018 года логистический монстр DB Schenker планирует начать рабочую эксплуатацию караванов автопоездов (Platooning) на участке автобана 9 между Нюрнбергом и Мюнхеном. Водитель вместе с вспомогательными системами управляет только первым автомобилем. Второй, третий, может быть, четвертый и пятый будут двигаться автономно в караване. Тестовые пробеги таких машин прошли успешно.

Самые сложные вопросы по безопасности дорожного движения при автономном вождении лежат в области этики и ответственности и, соответственно, юридическом урегулировании возникающих разногласий.

«Русская рулетка» для пешеходов

Пример. Группа людей переходит улицу. Автомобилю не успеть остановиться. Напичканный электроникой он может безопасно объехать их. Однако слева и справа оказываются еще по одному пешеходу. Какова должна быть этика настройки алгоритма для предотвращения наезда? Будет ли торможение по прямой и наезд на группу людей или робот будет выбирать меньшее препятствие, где также находятся люди? А если по бокам дороги окажутся высокие бетонные стены? Они не оставляют возможности увернуться от наезда на группу людей. Какой алгоритм должна выбрать система в этой ситуации? Спасать водителя в кабине от столкновения с бетонным препятствием или группу пешеходов? Выбор какого алгоритма будет корректно сочетать вопросы этики и юридические? А может быть, решение должен принять генератор случайных чисел, сыграв в современную «русскую рулетку»? В какой момент система достигнет уровня, которому можно довериться с определенной долей уверенности или полностью?

Около 90% ДТП со смертельным исходом вызваны халатностью людей. Оставив на дорогах автомобили с классическим управлением человеком, преждевременно надеяться на значительное снижение ДТП со смертельным исходом за счет системы автоматического вождения в будущем. Кто понесет уголовную ответственность за смертельное ДТП: изготовитель транспортного средства, программного обеспечения, поставщики данных или, возможно, хакер?

При сборке современных грузовых автомобилей между автопроизводителем и кузовостроителем подписывается документ с разделительным перечнем. На уровне механики решить вопрос разделения ответственности проще, чем при участии сложных IT-технологий.

А пока ответственность за аварийную ситуацию останется на водителе. В экстренных случаях ему придется управлять автомобилем в классическом режиме, моментально переходя из дремоты в рабочий режим. Исследования показывают, что время реакции при таком переходе составляет примерно от 5 до 15 секунд. Пока вопросов больше, чем ответов.

Влияние человеческого фактора

Снижение престижа профессии водителя отрицательно сказывается на уровне подготовки при росте интенсивности перевозок. Эффективное ведение бизнеса требует уменьшения роли водителя. Основные проблемы связаны с ограничением времени управления автомобилем и необходимостью еженедельного отдыха, безопасностью дорожного движения, поломкой по вине водителя, проблемами подбора водительского состава, болезнью, семейными обстоятельствами и прочими факторами. Складывается впечатление, что замени водителя на робота — и большинство проблем разрешится. Но одна замена повлечет за собой и другие.

При переходе на беспилотники может измениться классическое понятие автоперевозчика. Владельцем транспорта во многих случаях он и сейчас уже не является. Подвижной состав — инструмент ведения бизнеса. Взял, поработал, отдал. Остаются зоны ответственности за безопасную транспортировку груза в целостности и сохранности. Влиять на БДД перевозчик будущего не сможет. Эта зона ответственности перейдет индивидуально или солидарно к кому-то из списка: производитель транспорта, программного обеспечения, комплектующих или страховая компания. Ответственность за правильную загрузку перейдет к отправителю. За сохранность груза во время перемещения — к системам слежения и страховым компаниям. Документооборот будет оцифрован и автоматизирован. Техническое состояние — на автопроизводителе.

Опоздание машины на погрузку, ожидание ее в очереди на заезд или погрузку, несоответствие подвижного состава заявке, проблемы сохранности при транспортировке из-за неправильного крепления груза списать на перевозчика будет намного сложнее. Есть большие сомнения, что большая часть рынка готова к изменениям.

При наличии в кабине грузовика оператора-экспедитора вопросы рабочего времени и заработной платы сохранятся. Отсутствие педалирования в процессе управления транспортным средством не снижает требований к профессиональным навыкам специалиста. Быстро и безопасно перейти на управление в ручном режиме в экстренном случае может только профессионал. Доверить такую ответственность «вахтеру бабе Любе» крайне рискованно.

Руководитель VDA Йоахим Дамаски прогнозирует, что полностью отказаться от водителя можно будет не ранее, чем через 30 лет. По утверждению исследователя транспорта, профессора Университета Дуйсбург-Эссен Микаэля Шрекенбергера, «водитель в кабине будет сидеть всегда, даже при работе караванами (Platooning)». Аналогично системе «автопилот» в самолете его решения и действия будут последней инстанцией. Вторит и президент Федерации перевозки грузов автомобильным транспортом, логистики и утилизации (BGL) Адальберт Вандт: «Независимо от того, что утверждают отдельные представители автомобильной промышленности и консалтинговых компаний, автономное вождение не сделает водителя грузовика лишним участником процесса в будущем. Водитель не только едет, он является экспедитором вверенного ему груза, несет ответственность за его передачу получателю, сохранность груза при транспортировке, а также находится в эпицентре непредсказуемых событий. Кроме того, водители часто являются визитной карточкой транспортной компании перед клиентами. Для сервиса, качества обслуживания и безопасных транспортных услуг водительский персонал остается незаменимым».

Транспортная составляющая в цене готового продукта

Очевидное с виду сокращение затратной части при использовании беспилотных технологий таит дополнительные расходы на диверсификацию транспортного процесса. Стремление понизить расходную часть в Европе понятно. В нашей стране с невысокой заработной платой водителей, низкими тарифами на перевозку и простой, полуживой системой страхования, минимальными налогами для автотранспортных предприятий, слаборазвитой дорожной инфраструктурой современные тенденции развития автотранспорта выглядят как погоня за модой или политическим желанием не отставать в научно-техническом прогрессе.

При наличии в кабине водителя-оператора говорить об уменьшении расходной части этой статьи вряд ли корректно.

В заработной плате европейских водителей значительную часть (до 40%) составляют налоги и страховые взносы. Внедрение беспилотной системы оставит государственные бюджеты без этой существенной доли поступления денежных средств. Вероятнее всего, последует компенсация иным способом, но также за счет автотранспорта. Экономический эффект по этой статье не будет превышать 60%. Переквалификация водителей отнимет еще часть средств.

При беспилотном варианте ответственность за БДД, сохранность груза при перевозке, соблюдение весогабаритных параметров, крепление груза переместится к другим участникам процесса. Любую ответственность можно перевести в денежный эквивалент. Потери составят приблизительно около 30% от сэкономленных средств. Доведение дорожной инфраструктуры до нужд беспилотных систем, система охраны дорог нанесут существенный удар по сэкономленным средствам.

Представим, что осуществилась мечта логистов и беспилотный автомобиль работает 24 часа в сутки. При средней скорости 70 км/ч он проедет 1680 км. Ровные дороги и равномерное движение — необходимость успешной работы беспилотников. За год пробег составит около 600 000 км. При сегодняшней надежности автомобиля и поддержания стабильной работы менее чем через полтора года его необходимо менять. В 4-5 раз должен увеличиться объем производства и объем вторичного рынка подвижного состава. В Европе основной технологией утилизации остается экспорт в развивающиеся страны. Сомнения в готовности вторичного рынка к таким объемным изменениям очень высоки. Вероятнее всего, цена на вторичном рынке упадет, что неблагоприятно отразится на стоимости владения автомобилем и его ликвидности. А в России? Спрогнозировать сегодня положительную динамику в этом вопросе — выше любых смелых ожиданий.

Немного о слухах

Автотранспорт — сложная сфера с узким кругом профессионалов. С активным приходом IT-специалистов для продвижения их услуг появились доводы, противоречащие здравому смыслу. Работа в направлении уменьшения последствий неправильного воздействия водителя на автомобиль идет давно. Постепенно то одна, то другая система переходит частично или полностью под контроль электроники. Например, применение роботизированных коробок передач на самосвалах, работающих в самых тяжелых условиях Крайнего Севера, стало обыденным явлением.

В Германии с 2015 года для всех новых регистраций автобусов и грузовиков обязательно наличие системы помощи при аварийном торможении. После недавней катастрофы автобуса в Баварии Министерство транспорта, Бундесрат и транспортно-логистическое сообщество требуют наложить запрет на ее принудительное отключение. Движение в направлении обязательного использования вспомогательных систем продолжится вне зависимости от развития беспилотных проектов.

Со времен начала применения кабинных аэродинамических спойлеров известно, что экономия топлива происходит при небольшом расстоянии между двумя звеньями автопоезда, когда радиус завихрения потоков воздуха больше, чем промежуток между транспортными единицами. Для экономии топлива при движении караваном каждая последующая машина должна идти вплотную к предыдущей. Пока это трудно осуществить из-за высоких рисков ДТП.

Применения современных технологий в России сталкивается с дремучим лесом проблем в смежных отраслях. Сложно представить стоящий в очереди на границе или таможенном оформлении беспилотный автомобиль. Еще сложнее — применение беспилотных технологий при увеличении ограничений для движения грузового транспорта, связанных с сезонными, температурными и погодными ограничениями.

Инвестировать в науку и разработку новых технологий — необходимость. В России тема беспилотных грузовых автомобилей — бизнес по движению денег под красивую современную идею. Обозначить конечный результат пока не представляется возможным.

Примечание автора: в статье использованы материалы Немецкого Транспортного Журнала (DVZ) и Немецкой логистической ассоциации DLZ.

Россия > Авиапром, автопром. СМИ, ИТ > forbes.ru, 20 июля 2017 > № 2250407 Тарас Коваль


Россия > Транспорт. СМИ, ИТ > gudok.ru, 20 июля 2017 > № 2250260 Сергей Русов

Сергей Русов: «Для нас важно, чтобы пассажир мог быстро и удобно приобрести проездной документ»

Директор по продажам ОАО «Центральная ППК» рассказал Gudok.ru о политике компании в сфере внедрения цифровых технологий при оплате проезда.

Проездные документы на пригородные электропоезда можно приобрести:

-в стационарных кассах, которые работают по оптимальному графику в зависимости от расписания движения поездов и пассажиропотока;

- через билето-печатающий автомат (БПА);

- у кассиров с переносными кассовыми аппаратами (в часы пик на многолюдных станциях, в основном, на центральных вокзалах столицы и на крупных пересадочных узлах);

- через мобильное приложение или интернет сайт;

- в поезде у кассира-контролера.

На полигоне ОАО «Центральная ППК» установлено более 1500 БПА, причем мы постоянно проводим анализ эффективности их использования пассажирами, и если необходимо, своевременно переставляем на нужные точки продаж. Существуют программы эффективной расстановки БПА на этот и весь следующий год, основанные на постоянном мониторинге эффективности БПА.

До конца 2017 года на всём полигоне ОАО «Центральная ППК» будет проведено обновление системы продаж, благодаря которому будут внедрены новые функциональные возможности, пассажиры смогут приобретать все виды проездных документов через разные каналы продаж на любые поезда, в том числе, на поезда повышенной комфортности. На данный момент система обновлена на Павелецком направлении, где пассажиры могут оценить ее преимущества.

Уже действует мобильное приложение, которое позволяет оформлять абонементные и разовые билеты дистанционно – с использованием NFC-чипа смартфонов под управлением операционной системы Android. Также пассажирам доступно оформление абонементных и разовых билетов через сеть терминалов ПАО «Московский Кредитный Банк», насчитывающих на данный момент более 5000 единиц.

Кроме того, в компании активно ведутся работы по созданию собственного мобильного приложения, которое позволит оформлять абонементные и разовые билеты и проходить через турникетные линейки, используя смартфон.

Специально для тех, кто осуществляет поездки нерегулярно, существует абонемент на количество поездок. Ранее использовать этот абонемент можно было только на станциях, оборудованных турникетами для фиксации начала и окончания поездки. Теперь же, в рамках обновленной системы продаж, устанавливаются валидаторы, позволяющие активировать начало поездки, что расширяет зону действия этих абонементов и существенно экономит время и средства пассажира.

В процессе обновления системы продаж на БПА устанавливается более удобный интерфейс, в том числе, позволяющий приобретать проездные документы комплексно, до 9-ти билетов сразу. Такая возможность уже внедрена на Павелецком направлении, в июле появится на Киевском, а до конца 2017 года, в процессе обновления системы продаж, – и на всех направлениях МТУ.

Функция продления срока действия абонементного билета в билето-печатающем автомате существует на всех направлениях МТУ. Напомню, что Правилами перевозки предусмотрено предварительное оформление абонементных билетов – за 30 суток до начала срока их действия.

Наша компания постоянно работает над развитием систем продаж, в том числе по безналичной оплате проезда. Безналичная оплата становится все более востребована среди пассажиров: если в 2015 году таким образом было оплачено 4 млн. билетов, в 2016 – уже 14,5 млн, за пять месяцев 2017 года – 9,7 млн билетов. 1250 билетных автоматов и 473 кассы в настоящее время принимают к оплате банковские карты на 144 остановочных пунктах полигона деятельности компании. До конца 2017 года запланирована установка POS-терминалов еще на 104 остановочных пунктах.

Компания активно развивает спектр предоставляемых услуг. Прорабатывается вопрос оплаты проезда через электронный кошелек «Тройка», «Стрелка», а также оплаты банковскими картами на турникетах. Мы полностью поддерживаем скорейшее внедрение этих возможностей. Однако данный вопрос находится исключительно в компетенции Субъектов Российской Федерации: Москвы и Московской области, а также поставщиков транспортных карт для решения технических сложностей по интеграции существующих платежных систем.

Например, талон предварительного проездного документа (ТППД). Он актуален для тех пассажиров, которые едут со станций, не оборудованных каналами продаж в связи с небольшим пассажиропотоком, либо, где стационарные кассы имеют некруглосуточный режим работы. На этих станциях установлены специальные аппараты для выдачи ТППД. По нему кассир-контролер в поезде видит, с какой станции едет пассажир, и предлагает ему оплатить билет по тарифу без взимания услуги. При наличии такого талона пассажир может и самостоятельно оплатить билет на выходе в специализированной кассе или через БПА без дополнительного сбора.

В то же время, для пассажиров, не оплативших билет ни на станции отправления, при условии функционирующей билетной кассы, ни в пути следования, есть возможность на станции назначения оплатить проезд через «кассу на выход» или через БПА с дополнительным сбором.

Также можно приобрести электронный билет, который пассажир может оформить в любое удобное для него время, находясь в любом месте. На данный момент пассажиры могут приобрести электронные билеты на сайте ОАО «РЖД» и через сеть агентов только на пригородные электропоезда повышенной комфортности с предоставлением мест.

Для нас очень важно, чтобы пассажир мог быстро и легко приобрести проездной документ, и, конечно, развитие агентской сети решает эту задачу. В частности, для этого мы обновляем систему продаж ОАО «Центральная ППК».

За последние 3 года доля пассажиров, которые приобрели билеты в билетопечатающих автоматах, выросла на 18,5%.

Сокращается количество билетов, приобретаемых в кассах, сокращение доли таких билетов - на 6,5% по отношению к 2015 году.

Также сильно сократилось количество билетов, приобретаемых в поездах, этот показатель уменьшился почти на 38%.

Количество билетов, записываемых на карты, ежегодно растет, т.к. это удобно для пассажиров – с ее помощью можно быстрее пройти через турникеты.

Бэлла Ломанова

Россия > Транспорт. СМИ, ИТ > gudok.ru, 20 июля 2017 > № 2250260 Сергей Русов


Россия > Транспорт. СМИ, ИТ > gudok.ru, 20 июля 2017 > № 2250259 Виталий Григорьев

Виталий Григорьев «Мы стремимся повысить удовлетворенность наших пассажиров»

Генеральный директор АО «Северо-Западная пригородная пассажирская компания» оценил результаты внедрения современных технологий в сфере оплаты проезда в пригородном комплексе.

Компания ведет постоянную работу по расширению каналов продажи проездных документов, идя в ногу со временем «цифровым» технологиям мы уделяем особое внимание.

Важным достижением в развитии системы продажи проездных документов нельзя не отметить внедрение терминалов самообслуживания. Сейчас в зоне обслуживания компании установлено 376 терминалов самообслуживания, в том числе с возможностью безналичной формы оплаты. Уже сейчас банковская карта принимается в 197 терминалах самообслуживания и в 134 кассовых окнах. В планах компании до конца года дооборудовать все имеющиеся в эксплуатации терминалы самообслуживания этой функцией, а также организовать работу по приему банковских карт на каждой станции, где имеется продажа через кассу.

Использование данных сервисов позволяет не только исключить возможность появления очередей в кассах, но повысить лояльность экономически активной части пассажиров, для которых «безлюдные» цифровые технологии в сферах сервиса являются привычным атрибутом. Применять терминалы самообслуживания в зоне обслуживания Северо-Западной пригородной пассажирской компании начали с 2015 года. Широкие возможности этих технологий завоевывают все большую популярность среди пассажиров. Если в 2015 году доля билетов оформленных через терминалы самообслуживания в общем объеме продаж платных разовых проездных документов составляла – 19,8%, то в 2016 году эта цифра возросла до 21,44%. В текущем году мы также наблюдаем тенденцию роста, только за первое полугодие 2017 года количество билетов приобретаемых через терминалы самообслуживания в общем объеме платных разовых проездных документов достигло 24 %. Кстати с апреля текущего года через региональные льготники Санкт-Петербурга могут оформить билет через терминалы самообслуживания, оплатив его банковской картой.

Нельзя не отметить тот факт что растет и популярность применения абонементных билетов, записанных на транспортные карты, их использование позволяет пассажирам не только экономить средства, но и время, за счет отсутствия потерь времени при частом обращении в кассу.

В первом полугодии 2017 года пассажиры оформили 132 тысячи абонементных билетов, что на 4 % превышает показатели аналогичного периода 2016 года.

С начала текущего года пассажирам доступна услуга по оформлению проездных документов через интернет, с помощью мобильного приложения «Пригород». Пассажир в удобное время при наличии доступа к сети интернет может посмотреть актуальное расписание, ознакомиться со стоимостью проезда и оперативно оформить электронный билет. Подводить итоги мы будем чуть позже, но уже сейчас отметим, с помощью этого сервиса было оформлено более 78 тысяч проездных документов, или 0,7% от общего объема продаж разовых проездных документов за полную стоимость. Правлением холдинга, перед компанией поставлена задача, довести в текущем году долю продаж посредством мобильного приложения до 3% от разовых проездных документов оформленных пассажирам платной и частично платной категории (студенты, школьники и дети с 5 до 7 лет).

При этом компания продолжает работу с причастными комитетами субъектов Российской Федерации по вопросу возможности оформления проездных документов через мобильное приложение для льготной категории граждан, в первую очередь одной из самой амбициозной и целевой аудитории – студентов учебных заведений. Также в планах компании развивать приложение за счет предоставления возможных программ лояльности. Данная возможность сейчас рассматривается и по результатам будет принято решение о целесообразности её реализации.

В текущем году компания продолжит совершенствование и расширение охвата новых сервисов системы продаж. Это и возможность оформления проездных документов через сайт РЖД и интеграции в транспортные системы, например за счет применения единых электронных билетов (в частности – «Подорожник»).

Что касается конкуренции в электронных продажах, то говорить о ней, пока отсутствует единый сервис по реализации проездных документов, не приходится. Позиция компании в этом вопросе – это поддержка создания подобного сервиса с возможностью доступа к нему новых участников рынка, что на наш взгляд позволит для пассажира повысить удобство его использования.

Отметим, что реализуя новые сервисы, мы безусловно хотим сократить производственные издержки на материалы, оптимизировать затраты на обслуживание контрольно-кассового оборудования, процессов инкассации и оборота наличных денежных средств, тем самым увеличить производительность труда, но в первую очередь мы стремимся повысить удовлетворенность наших пассажиров.

Бэлла Ломанова

Россия > Транспорт. СМИ, ИТ > gudok.ru, 20 июля 2017 > № 2250259 Виталий Григорьев


Россия > Транспорт. СМИ, ИТ > gudok.ru, 20 июля 2017 > № 2250258 Илья Терешко

Илья Терешко: «Пассажиру надо предлагать целостную логистическую цепочку его перевозки»

Заместитель руководителя департамента исследований железнодорожного транспорта Института проблем естественных монополий (ИПЕМ) рассказал Gudok.ru о перспективах цифровизации в сегменте продажи билетов и о тех, кто будет покупать проездные документы в бумажном виде несмотря ни на что.

В последнее время цифровые технологии проникают нарастающими темпами во все сферы жизнедеятельности человека, стремительно развивается интернет вещей – даже холодильник теперь может отправить заказ на продукты в интернет-магазин самостоятельно, когда они заканчиваются. Не обошёл этот тренд и транспортные компании, в том числе железнодорожные. Привыкнув к обилию электронных сервисов и приложений в других сферах своей жизни, пассажир формирует новый запрос к уровню предоставляемого в железнодорожной сфере сервиса, а железнодорожники вынуждены на такой запрос адекватно ответить, чтобы не потерять пассажира, что они в последние несколько лет и делают, при этом весьма успешно.

Несмотря на то, что степень проникновения интернета в России постоянно растет, всё-таки продолжает оставаться достаточно большое количество людей, которые либо не пользуются интернетом вообще, либо не пользуются им на постоянной основе. Безусловно, для таких людей бумажный билет будет оставаться если не единственной, то приоритетной опцией.

Также, для многих людей продолжает играть роль аспект безопасности. По их мнению, бумажный билет «надежнее» - психологически он воспринимается как нечто физическое, осязаемое и существующее в реальности, в отличие от электронного билета. В дополнение к этому – некоторые люди элементарно опасаются совершать платежи через интернет. Конечно, такие стереотипы постепенно уходят, тем не менее, требуется время.

Кроме этого, в вопросе покупки онлайн билетов есть и социальный аспект: для некоторых, не часто пользующихся железнодорожным транспортом людей, покупка билета на поезд или электричку – это целое событие, им приятно пообщаться с кассиром, обсудить возможные варианты поездки и ощутить участие кассира в подготовке их путешествия. Такие люди вряд ли когда-либо купят билет через интернет.

В последнее время развивается тренд на интермодальность и мультимодальность как грузовых, так и пассажирских перевозок, и перевозки железнодорожным транспортом не исключение. Максимизировать прибыль и степень удовлетворенности пассажира поездкой можно не тогда, когда различные виды транспорта конкурируют друг с другом, а тогда, когда они друг друга дополняют и предлагают пассажиру целостную логистическую цепочку его перевозки из точки А в точку Б. Безусловно, объединение нескольких видов транспорта на одной виртуальной платформе имеет смысл и подобные наработки уже есть: в частности, проект ОАО «ФПК» под названием «Инновационная мобильность».

На текущий момент существующие и разрабатываемые виртуальные площадки, объединяющие несколько видов транспорта и способные построить для пассажира оптимальный целостный мультимодальный маршрут, всё ещё, преимущественно впоследствии, предлагают пассажиру купить несколько билетов – на каждый из видов транспорта, участвующих в таком маршруте. С высокой долей вероятности в перспективе такие сервисы будут делать шаги от «построения мультимодального маршрута» к «продаже мультимодального билета» - единого для всего маршрута и действующего на всех участвующих в нём видах транспорта.

Анна Булаева

Россия > Транспорт. СМИ, ИТ > gudok.ru, 20 июля 2017 > № 2250258 Илья Терешко


Россия > СМИ, ИТ > comnews.ru, 20 июля 2017 > № 2250173

Veon принес безлимит на все

Мария Андреева

ПАО "ВымпелКом" (бренд "Билайн"), наиболее активный борец с безлимитными интернет-тарифами в сотовых сетях, вчера запустило мобильное приложение Veon, потребление любого трафика в котором будет бесплатным и доступным даже при нулевом балансе. Правда, не для всех, а лишь для подписчиков "Билайна".

Идеологию наполнения Veon объяснил ComNews вице-президент по развитию цифрового и нового бизнеса "ВымпелКома" Джордж Хелд: "Уровень информационной нагрузки на всех людей уже очень велик. Цифровой мир продолжает расти и пожирать наше время. Мы создали Veon, чтобы цифровой мир стал удобен, взяв лучшее из того, что в нем есть, и объединили это в одном удобном интерфейсе".

Генеральный директор "ВымпелКома" Шелль Йонсен рассказал, что приложение Veon включает мессенджер, личный кабинет, дайджест услуг, предложений и контента, а также релевантные новости, фильмы и предложения партнеров. Все это, в том числе чаты и голосовые вызовы, бесплатно для абонентов сети "Билайн".

В прошлом году "ВымпелКом" громко заявил о том, что планирует отказаться от безлимитных тарифов и перейти к модели ценообразования, привязанной к объему потребления интернет-услуг. Как отмечал Шелль Йонсен, безлимитные тарифы - "это путь в никуда для операторов мобильной связи" и в будущем "другие российские операторы мобильной связи тоже начнут постепенно уходить от безлимитных тарифов" (см. новость ComNews от 16 декабря 2016 г.).

Первая версия платформы Veon была запущена в тестовую эксплуатацию в Италии в ноябре 2016 г. Как уточнил корреспонденту ComNews Джордж Хелд, с момента зарождения идеи до официального представления платформы прошел год. Он отметил, что приложение доступно для пользователей любого мобильного оператора (со вчерашнего дня - в Google Play, в течение 2-3 дней - в AppStore), а в перспективе компания планирует разработать и desktop-версию (для компьютера).

Джордж Хелд подчеркнул, что запуск Veon – это не конечный результат: со временем приложение будет дополняться новым контентом и функциями. Приложение Veon, помимо России, доступно также в Грузии, Пакистане и на Украине. В конце недели оно заработает и в Италии. В разговоре с корреспондентом ComNews Джордж Хелд добавил, что до конца 2017 г. Veon будет запущен во всех странах присутствия оператора.

Работа по запуску приложения Veon велась на глобальном уровне: его разрабатывали команды из разных стран. "Вся локализация, адаптация к русскому рынку – все сложные вещи были сделаны в России командами из Петербурга, Москвы и Новосибирска", - уточнил Джордж Хелд.

О создании мобильной интернет-платформы Veon головная компания VimpelCom Ltd. объявила 4,5 месяца назад, на Всемирном мобильном конгрессе (MWC-2017) в Барселоне. При этом компания объявила о ребрендинге и смене наименования юридического лица с VimpelCom Ltd. на Veon Ltd. Вчера Шелль Йонсен, отвечая на вопрос корреспондента ComNews о планах ребрендинга в России, сообщил, что компания продолжит работу под маркой "Билайн" (название российского юрлица тем более не изменится), а под брендом Veon будет продвигать приложение.

Шелль Йонсен не стал давать прогнозы по количеству пользователей нового приложения в России, озвучивать объем инвестиций или сроки окупаемости. На MWC-2017 председатель совета директоров Veon Ltd. Алексей Резникович представлял платформу Veon как путь компании в будущее: "Услуги связи все еще важны в телеком-индустрии, и мы намерены брать за них деньги с абонентов. Однако это лишь основа для стабильности, но не для роста. Вот почему мы планируем создать новую платформу".

В настоящее время "Билайн" договаривается с партнерами об интеграции их сервисов в платформу Veon и обмене информацией о пользователях. Партнерами сервиса уже стали сеть ресторанов быстрого питания Burger King, сеть "Шоколадница", онлайн-школа английского языка Skyeng и интернет-магазин Lamoda.

Глобальными партнерами приложения являются международная платежная система Mаstercard, Deezer и Studio+ (Vivendi). В будущем российские пользователи Veon смогут привязать банковские карты Mastercard и оплачивать товары и услуги в одно касание с помощью технологии MasterPass. "При привязке банковской карты и подключении функции автоматической оплаты счета телефонного номер абонент в течение первых шести месяцев будет получать cashback в размере 10%", - сказал Джордж Хелд.

Напомним, что 1 июня 2017 г. на Петербургском экономическом форуме Veon и Mastercard подписали соглашение о сотрудничестве. Оно предусматривает, что пользователи приложения Veon смогут загрузить банковскую карту любого банка в смартфон, чтобы быстро и удобно оплачивать покупки в интернет-магазинах путем нажатия кнопки "Оплата Masterpass". Кроме того, абоненты "Билайн" смогут переводить средства с карты на карту по номеру мобильного телефона, привязанного к аккаунту Veon.

Данное соглашение является частью глобального соглашения о намерениях для развития цифровых сервисов между Veon и Mastercard, которое было подписано на Всемирном мобильном конгрессе в Барселоне феврале 2017 г. Шелль Йонсен ранее пояснял корреспонденту "Стандарта", что в России Veon будет иметь много специальных локальных компонентов и местных партнеров. "Потому нам и пришлось подписать особое соглашение с MasterCard на уровне страны. Локализация сервисов выгодно отличает нас от подхода компаний из Кремниевой долины, которые пытаются продать единое решение во всем мире", - говорил Шелль Йонсен.

Генеральный директор "ТМТ Консалтинга" Константин Анкилов в разговоре с корреспондентом ComNews заметил, что у приложения будет скорее пассивная аудитория. Он предположил, что компания вложится в маркетинг и будет логично, если Veon сделает какое-нибудь флагманское предложение для привлечения пользователей, например, хитовый фильм.

Эксперт считает, что приложению будут непросто конкурировать с другими сервисами, которые есть на рынке. "Вопрос в том, сколько они будут вкладывать в тяжелый контент, потому что их главная интересная фишка – это бесплатный трафик для абонентов "Билайна", - добавил Константин Анкилов. Он отметил, что рынок движется в сторону ОТТ, и операторы понимают, что бороться с этим невозможно, и запуск приложения Veon – это "очередная попытка возглавить этот процесс". Попытки в этом направлении уже предпринимали ПАО "МегаФон" и ПАО "Мобильные ТелеСистемы" (МТС).

В 2015 г. МТС запустил приложение MTS Connect, предназначенное для звонков и сообщений на базе стандарта RCS (Rich Communication Suite). Инвестиции оператора в проект внедрения этой технологии составили 100 млн руб. Компания позиционировала MTS Connect как альтернативу Viber и Skype (см. новость ComNews от 8 декабря 2015 г.).

А в прошлом году свой мессенджер - eMotion - запустил "МегаФон". Его разработала дочерняя компания "МегаЛабс" на базе сервисов "МультиФон" и UMS (Unified Messaging Solution). Оператор заявлял, что его приложение отличается расширенным функционалом от ОТТ-сервисов, подобных WhatsApp и Viber (см. новость ComNews от 26 мая 2016 г.).

Пресс-секретарь ООО "Т2 Мобайл" (Tele2) Ольга Галушина рассказала корреспонденту ComNews, что у Tele2 есть сервисы для Wi-Fi-звонков, безлимитного общения в мессенджерах, просмотра видео и предоставления скидок для абонентов. Все они реализованы специализирующимися на этих сервисах разработчиками, что "позволяет получить лучший результат в каждом из направлений". "В запуске собственного продукта с подобным функционалом мы пока не видим необходимости", - резюмировали в Tele2.

Россия > СМИ, ИТ > comnews.ru, 20 июля 2017 > № 2250173


Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 20 июля 2017 > № 2250158 Константин Ордов

«Почтальон» Дуров: проиграл, чтобы выиграть

Константин Ордов

д.э.н., профессор кафедры финансового менеджмента РЭУ им. Г.В. Плеханова

Зачем устраивать дискриминацию по признаку мессенджера

Пока «сизифов труд» — законопроект о регулировании мессенджеров — движется уже ко второму чтению, простая мысль о том, что мессенджеры не имеют не только территориальных ограничений, но и программных, а пользователи не делятся на россиян и все остальное человечество, теряет все больше возможностей проникнуть в сознание некоторых соотечественников. Уже предложен 1001 способ обхода фильтра и блокировок и как всегда, последствия закона «хлебнут» с лихвой простые пользователи без какого-либо воздействия на уровень общественной безопасности.

Складывается ощущение, что даже всемирную сеть пытаются перестроить в русло междусобойчиков, которые, в очередной раз фактически ограничивают информационные технологии, так пугающие бюрократов на фоне операции под кодовым названием «Цифровая экономика». Инициативы, направленные на решение частных обид, появляются все чаще. Пару недель назад усилия одной из них формально были направлена против мессенджера Telegram. Но читай между строк: пусть будет наукой каждому на примере Дурова, который уже в не в первый раз делает свой маркетинговых шах и мат на главных ценностях информационных технологий: свобода самовыражения, доступность, скорость передачи информации и безопасность данных. И это как раз в год 33-летия основателя Telegram — совсем не удачное время, чтобы ставить барьеры человеку с явным комплексом Иисуса.

«Русский Цукерберг» был самым известным из создателей российской социальной сети «ВКонтакте». Фантастически успешный проект принес ему миллиарды и славу, однако он оставил свое детище столь же решительно, сколь сенсационно оно появилось. «Проиграл» (?), чтобы выиграть больше – Telegram. Будет ли такая история повторяться и повторяться? И сюжеты американского сентиментального фильма «Почтальон» оживут? Что после Telegram? Потом «Цукерберг позвонит», и начнется новая эра в медийном бизнесе с картинами футуристических информационных батлов? Думаю, нет. Да и без этого Дуров и подобные все же способны «сказку сделать былью», например, скандал — поводом для нового стартапа. О причинах выхода из бизнеса и эмиграции мы можем догадываться и судить только по словам Павла, но то, что сенсационный уход из «ВКонтакте» «сделал» историю создания Telegram — это определенно.

По словам Павла, он впервые задумался о разработке мессенджера с новым уровнем криптозащиты, не зависящей от разработчика софта, когда силовые ведомства пытались оказать на него давление и он понял, что у него отсутствуют средства конфиденциальной связи. Гарантия конфиденциальности требует использования шифрования непосредственно на оконечных устройствах, то есть на телефонах (планшетах и т.п.) пользователей. Задумка была воплощена с помощью его брата в базовый программный код, послуживший основой мессенджера Telegram.

На фоне создания нового мессенджера–миссии, Павел Дуров покинул территорию России, более того, в некоторых интервью он говорил, что не намерен возвращаться. В этой связи ответ на вопрос о его желании сотрудничать с органами государственной власти России был уже дан им в недалеком 2014 году. Создав мессенджер с высочайшим уровнем конфиденциальности, считая это главным достоинством своей программы, согласится ли он менять ее в угоду требованиям Роскомнадзора России? Нет, конечно.

Можно ли победить мир? Так или иначе, коммуникационно Дуров отрабатывает любую ситуацию на 200% (в том числе с публичной перепиской с Жаровым) и именно коммуникационно сам моделирует реальность, продюсируя себе же выходы из положения. Помните, как почти в классике: «Независимость — вот единственный критерий его значимости и достоинства», а может и безопасности медиабизнеса, ибо так или иначе, но стороны остались при своих позициях и именно в последние дни конфликта Telegram побил все рекорды скачивания в AppStore. «Деньги всегда останутся лишь следствием, они никогда не заменят нас как причину». А причина одна – желание остаться свободными людьми.

Во всей этой истории есть иная и немаловажная составляющая – деньги. Здесь, возможно, замешаны неприлично большие деньги, хотя Павел и утверждает, что этот проект не приносит прибыли, а расходы составляют порядка миллиона долларов в месяц.

Мессенджер Telegram имеет более 100 млн подписчиков, ежедневный объем пересылки измеряется миллиардами сообщений. В 2014 году Facebook Марка Цукерберга приобрел мессенджер WhatsApp за немыслимые $19 млрд. Количество зарегистрированных пользователей на тот момент составляло 450 млн, то есть Цукерберг заплатил по $42,2 за каждого подписчика. Возможно, в настоящее время WhatsApp имеет больший реализованный функционал, но охват мессенджера Telegram растет как на дрожжах. В перспективе нескольких лет его стоимость может измеряться миллиардами долларов.

Похоже, что медиа вполне может стать своеобразным бизнесом — единорогом, когда принципы могут давать и деньги, и даже власть, ведь «Сами по себе деньги – лишь средство. Они приведут вас к любой цели, но не заменят вас у штурвала».

Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 20 июля 2017 > № 2250158 Константин Ордов


Россия. Казахстан > СМИ, ИТ > comnews.ru, 19 июля 2017 > № 2248931

Биометрия внедряется в почту Казахстана

Мария Андреева

Национальный оператор почтовой связи Казахстана АО "Казпочта" и ТОО "Техносерв Евразия" ("дочка" ГК "Техносерв") завершили первый этап внедрения биометрической системы верификации клиентов кредитной системы оператора. В "Техносерве" подчеркнули, что проект внедрения биометрического решения стал первым в Казахстане. Представители системного интегратора считают, что так как "Казпочта" является национальным оператором, то в перспективе она может стать центром по национальной биометрической идентификации, оказывающей услуги другим местным компаниям и ведомствам.

Как рассказал корреспонденту ComNews представитель "Техносерва", внедрение ядра биометрической системы в "Казпочте" было завершено зимой 2017 г., затем весной этого года были внедрены 800 автоматизированных рабочих мест операторов заказчика. "По сути, первой частью внедрения была разработка системы под задачи и бизнес-процессы заказчика, а второй частью проекта стала установка и внедрение системы в отделения "Казпочты", - пояснили в пресс-службе системного интегратора.

В разговоре с корреспондентом ComNews руководитель пресс-службы ГК "Техносерв" Екатерина Андреева добавила, что в этом и следующем году планируется расширение системы до 3 тыс. рабочих мест в отделениях почтовой связи по всему Казахстану. Помимо этого, продолжится развитие процесса верификации заемщиков, будут разрабатываться новые алгоритмы биометрического сравнения. "Кроме того, "Казпочта" заинтересована в создании мобильной версии системы для выдачи онлайн-кредитов", - уточнила Екатерина Андреева.

В пресс-службе "Техносерва" корреспонденту ComNews рассказали, что в момент обслуживания клиента биометрическая система, установленная на рабочем месте оператора "Казпочты", в режиме реального времени осуществляет анализ лица заявителя. В частности, по биометрическому шаблону лица клиента выполняется проверка на соответствие личности предоставленным документам, а также идет сравнение лица клиента с его существующей фотографией, имеющейся в базе оператора, даже если фото было сделано несколько лет назад.

Кроме того, выполняется проверка по базе данных лиц, подозреваемых в мошенничестве, и неблагонадежных заявителей. Система также исключает возможность внутреннего мошенничества путем подлога документов несуществующих клиентов. Благодаря ряду инновационных решений сравнение по всем базам проходит в течение нескольких секунд.

Представители "Техносерва" отметили, что созданное системным интегратором решение позволяет выявлять лиц, манипулирующих своими данными при обслуживании, в том числе подаче заявки на кредит или использующих поддельные документы.

"В частности, благодаря биометрической системе верификации клиентов могут выявляться случаи использования мошенниками документов добросовестных клиентов, даже если мошенник пытается, к примеру, получить кредит по чужим документам первый раз, когда одно и то же лицо подает документы под двумя разными фамилиями или одинаковые паспортные данные вносятся на два разных лица", - пояснили в "Техносерве", добавив, что решение также позволяет обеспечить контроль собственного персонала и предотвратить внутрикорпоративное мошенничество.

Как заметил в разговоре с корреспондентом ComNews директор департамента программных решений компании "Техносерв" Александр Кондратенко, система была внедрена на базе собственного биометрического решения "Техносерва" по кредитной верификации заемщиков.

"Система делится на два основных блока. Первый – биометрическое ядро, содержащее комплекс биометрического анализа, систему учета черных списков и блок различных алгоритмов проверок, призванных выявлять различные схемы мошенничества. Вторая часть системы – автоматизированное рабочее место оператора", - пояснил Александр Кондратенко.

Он уточнил, что технологической частью проекта занимались как сотрудники головной компании "Техносерв", так и "Техносерв Евразия". Всего над проектом работало порядка 15 специалистов.

В пресс-службе системного интегратора отметили, что в настоящее время "Техносерв" ведет переговоры по внедрению системы с другими казахстанскими коллегами – в основном с представителями банковского сообщества. По словам представителя "Техносерва", переговоры ведутся также с российскими компаниями: с банками, телеком-операторами, промышленными предприятиями.

Александр Кондратенко отмечает, что проект "Казпочты" очень перспективен, так как он позволяет предприятию выйти на новый технологический уровень в качестве серьезного игрока на рынке предоставления финансовых услуг в масштабе всей страны. "Кроме того, так как "Казпочта" является национальным оператором, то в перспективе она может стать центром по национальной биометрической идентификации, оказывающей услуги другим местным компаниям и ведомствам", - добавил представитель "Техносерва".

По его словам, проекты в области биометрии весьма перспективны, так как они позволяют выполнить однозначную верификацию личности. "Такой тип идентификации востребован не только для выявления финансовых мошенничеств или подтверждения личности клиента, но и при выполнении любых официальных процедур, где требуется однозначная персональная идентификация будь то расширение клиентского договора у телеком-оператора или удаленное оказание государственных слуг, телемедицина, биометрические системы контроля доступа на предприятиях и пр.", - резюмировал Александр Кондратенко.

Комментируя внедрение биометрической системы, управляющий директор по финансовым услугам "Казпочты" Айнур Кунхожаева отметила, что на текущий момент компания активно ведет процесс модернизации и предоставления своих услуг на новом уровне.

"В этой работе мы делаем ставку на новые технологии. Внедрение системы распознавания лиц позволит нам ввести еще один критерий для своевременного выявления мошенничества, привлечь к сотрудничеству сторонние компании и повысить конкурентоспособность компании на финансовом рынке Казахстана", - заметила Айнур Кунхожаева.

Она добавила, что выбор и оценка биометрической системы производились по большому числу параметров. "В результате мы остановили свой выбор на решении компании "Техносерв", показавшем необходимые для нас высокие результаты", - уточнила Айнур Кунхожаева.

"Проект внедрения биометрического решения для АО "Казпочта" стал первым в Казахстане, что подтверждает за компанией статус инновационного лидера Республики. Уникальность созданного решения заключается еще и в том, что данная система была специально доработана нашей компанией для распознавания типов лица, характерных для столь многонациональной страны", – отметил вице-президент по продажам компании "Техносерв" Теюб Кафаров.

В разговоре с корреспондентом ComNews заместитель директора департамента информационных технологий, директор по бизнес-приложениям "Крок" (ЗАО "КРОК инкорпорейтед") Максим Андреев сказал, что финансовый сектор в России довольно давно начал использование подобных решений, в первую очередь, при оценке кредитных рисков заемщиков. Он напомнил, что известны сценарии применения идентификации по лицу для приоритезации VIP-посетителей в электронных очередях офисов обслуживания.

"Россия идет на несколько лет впереди стран СНГ по использованию таких решений, причем не только финансовый сектор, но и государственные структуры активно применяют подобные системы в рамках построения проектов "Безопасный город", - считает Максим Андреев. Кроме того, добавил представитель "Крока", такие решения активно начинает использовать ритейл. Он добавил, что "Крок" уже работает с крупным заказчиком в этой сфере, решая вопрос распознавания лиц и выявления различных мошеннических схем.

Финансовый аналитик группы компаний "Финам" Леонид Делицын считает, что спрос на такую систему будет очень высок в первую очередь среди новых организаций, предоставляющих финансовые услуги, в особенности – приходящих из ИТ и онлайна, поскольку они, как правило, не обладают широкой сетью точек присутствия. "Следовательно, им придется работать в партнерстве с теми, кто такими точками обладает, и на местах общаться с клиентом будут специалисты других организаций, обладающие другими навыками, и не контролируемые финансовой организацией, - заметил аналитик. Поэтому значительная часть процедур оформления и проверки клиентов будет перекладываться на информационные технологии"

Леонид Делицын отметил, что Казахстан традиционно считается пионером в том, что касается финансовых услуг, многие инновации первоначально внедрялись в этой республике.

Напомним, что в 2015 г. российский "Почта Банк" (банковский проект ФГУП "Почта России") внедрил систему биометрического распознавания клиентов по лицу для предотвращения попыток кредитного мошенничества. Поставщиком решения выступила компания VisionLabs.

В пресс-службе "Почта Банка" корреспонденту ComNews рассказали, что ежедневно система обрабатывает несколько сотен тысяч фотографий. В 2016 году ее применение было значительно расширено за счет активного роста розничной сети банка. Объем предотвращенного кредитного мошенничества исчисляется сотнями миллионов рублей.

В мае текущего года банк ВТБ24 завершил пилотный проект по тестированию системы голосовой идентификации клиентов в контакт-центре. Конкретные сроки запуска этой системы в промышленную эксплуатацию ВТБ24 планирует определить в конце II квартала 2017 г. В банке уверены, что использование голосовой биометрии позволит сократить количество мошеннических операций (см. новость ComNews от 4 мая 2017 г.).

Кроме того, в июне 2017 г. в Сбербанке стартовал пилотный проект по идентификации клиента по лицу (проект по биометрии лица) при помощи банкоматов Сбербанка. Как сообщали представители Сбербанка, пилот будет проводиться до конца 2017 г. По результатам пилота в 2018 г. будет рассматриваться возможность тиражирования этого функционала (см. новость ComNews от 12 июля 2017 г.).

Россия. Казахстан > СМИ, ИТ > comnews.ru, 19 июля 2017 > № 2248931


Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 19 июля 2017 > № 2248887 Антон Федчин

Антон Федчин («Одноклассники»): «Я не верю, что мессенджеры могут съесть соцсети»

Максим Спиридонов

сооснователь "Нетология-групп"

Руководитель «Одноклассников» Антон Федчин — о текущем состоянии проекта, о будущем мобильных игр в соцсетях, о планах Mail.ru Group по экспансии на рынок мессенджеров и о том, как отразилась на площадке ее блокировка на Украине.

В постоянной рубрике Forbes — интервью с интернет-предпринимателями.

Герой нового интервью блога «Рунетологии» на Forbes — руководитель проекта «Одноклассники» Антон Федчин. Как показывает исследование агентства Initiative, по итогам 2016 года в России наибольшая доля медиапотребления в онлайне по-прежнему приходилась на соцсети. Вместе с тем в интернете доступно всё больше возможностей: коммуникационных, игровых, деловых — а также цифровых сред, дающих эти возможности. В частности, коммуникации, а в известной степени также потребление новостного контента и infotainment частично перекочевали в мессенджеры: так, по собственным данным операторов сотовой связи, WhatsApp на конец 2016 года пользовалось 68,7% абонентов «Билайна» и 47,6% абонентов «Мегафона», у Viber — 45,7 и 39,7% соответственно. Среди младшей аудитории популярны сервисы онлайн-стриминга, такие как Twitch и Periscope. В стремлении сохранить свое влияние и актуальность соцсети запускают новые проекты, как в составе основных сервисов, так и в качестве сателлитов. Позиционируемые как развлекательная соцсеть, «Одноклассники» в своем развитии в последние годы тоже заступили на новые для себя территории. Выясняем, что это несет их бизнесу и аудитории.

ДОСЬЕ ГОСТЯ

Родился 21 августа 1979 года.

Окончил Санкт-Петербургский государственный университет аэрокосмического приборостроения по специальности «Вычислительные комплексы, системы и сети».

В 2001 году работал в Санкт-Петербургском госуниверситете.

С 2002 по 2008 год работал в веб-студии Tom Studio и игровой студии Destiny Sphere.

В 2008 году пришел в Mail.ru Group, где работал в подразделении Mail.ru Games в должности технического директора в Санкт-Петербурге.

В «Одноклассники» пришел в 2011 году на должность технического директора и отвечал за разработку и эксплуатацию проекта.

С октября 2014 года — руководитель всего проекта «Одноклассники».

— Немного о жизни проекта до твоего прихода. Что, по-твоему, помогло «Одноклассникам» в свое время переломить тренд на падение аудитории?

— Был сложный период, когда «Одноклассники» менялись и входили в Mail.ru Group (соцсеть вошла в состав холдинга в 2010 году. — Forbes). И как часто бывает, когда проект присоединяется к Mail.ru Group, убрали фокус с монетизации. На тот момент действовала платная регистрация, с которой дело обстояло двояко. С одной стороны, она сдерживала рост аудитории. С другой — аудиторию фильтровала. В статистике видно, что именно в период платной регистрации к нам пришли самые лояльные пользователи, нормально, в частности, относящиеся к платным сервисам, которые играют важную роль в монетизации «Одноклассников».

— Каково тебе было из технического руководителя превращаться в управленца, отвечающего за все и всех?

— У нас внутри нет жесткого распределения: ты программист — и только программируешь, дизайнер — сиди рисуй свой интерфейс. Все могут брать на себя функции, которые им интересны и с которыми они справляются. Еще в должности техдиректора я активно занимался продуктами. Например, запуск видеоплатформы «Одноклассников» — это в том числе и моя заслуга. Поэтому переход был естествен.

— Как строится команда? Что у «Одноклассников» свое, что расшарено с другими составными частями Mail.ru Group?

— Mail.ru Group разделен на бизнес-юниты. Каждый занимается своим набором проектов. У каждого своя команда разработки, команда дизайнеров и прочее. Делятся в основном административные ресурсы. Нам не надо заниматься вопросами финансирования, бухгалтерии, юридическими вещами, что экономит массу ресурсов. Будь сейчас «Одноклассники» отдельной компанией, это занимало бы очень много времени.

Но ценнее всего то, что между бизнес-юнитами налажены взаимоотношения по обмену технологиями. Прихожу я, например, в «Почту», и они могут сказать что-то вроде: «Слушайте, а у нас есть интересное решение для распознавания лиц. Хотите попробовать?» — «Да, классно». И помогут нам все интегрировать. Мы используем технологический потенциал всего Mail.ru Group.

Со своей стороны мы экспортируем вещи, связанные со статистикой и аналитикой, — то, что сильно развито в «Одноклассниках» изначально.

— А какие подразделения у «Одноклассников» полностью свои?

— Разработка, маркетинг, продукт, PR.

— Сколько человек совокупно в твоем прямом подчинении?

— Триста с небольшим. Сюда входят также саппорт и модерация. А основная продуктовая команда — менеджеры, разработчики, дизайнеры, тестировщики — насчитывает около 160 человек.

— Саппорт и модерация — на удаленке?

— Нет, у нас здесь жестко: люди, которые имеют доступ к персональным данным, к безопасности, сидят в офисе. У нас офис в Нижнем Новгороде, у которого специализация — саппорт.

— В какой форме ставит тебе задачи руководство холдинга?

— В достаточно свободной. Мы договариваемся об аудиторных и финансовых показателях по «Одноклассникам».

— С какой частотой?

— Основное планирование — раз в год. Понятное дело, в процессе возможны корректировки. Плюс мы приняли решение, что начинаем строить вокруг «Одноклассников» экосистему и прощупываем определенные направления. Вот сейчас активно развиваем месседжинг. Если сами «Одноклассники» должны расти планово и спокойно, благо основную аудиторию мы набрали, то по линии месседжинга мы хотим вести экспансию.

— Ты имеешь в виду недавно запущенный мессенджер TamTam, который работает фактически на сообщениях «Одноклассников»? Вы планируете его делать общим для проектов Mail.ru Group?

— Он запущен не на базе «Одноклассников». Проект совершенно отдельный, выращенный рядом с «Одноклассниками». Да, мы его будем развивать как проект всей группы. Это результат командной работы. Например, маркетинг, который нам организует инсталлы, закупку трафика и прочее, единый для Mail.ru Group.

— Будет ли TamTam консолидирующим для всех социальных проектов Mail.ru Group?

— У нас нет четкого waterfall (модель разработки продукта, при которой все его стадии проходятся строго последовательно. — Forbes): мол, приходим и говорим, что через два года проекты должны между собой пересечься. Мы пробуем нишу месседжинга. Сам мессенджер построен исходя из базовых ценностей: чтобы коммуницировать было быстро и удобно. Смотрим, какая аудитория туда заходит, как люди там общаются и что им нужно.

У нас интересный опыт в скрещивании проектов. В свое время в Mail.ru были «Одноклассники» и «Мой мир». Возникла мысль: «А давайте мы соберем одну большую социальную сеть и всех победим». И вдруг выяснилось, что людям не нужна одна соцсеть. Им нужны разные. То же возможно и в случае с мессенджером. Поэтому сейчас мы органически набираем аудиторию, нащупываем возможности. И будем расти дальше.

— Не боишься переусердствовать с мессенджерами? Тот же Павел Дуров стоит на том, что соцсети отжили свое, дальше будут одни мессенджеры.

— Я не верю в то, что мессенджеры могут съесть соцсети. Так же как они не съели электронную почту.

— Но резко уменьшили ее объемы в коммуникации, особенно у молодежи.

— Уменьшили. Но она не умерла. Разница между месседжингом и соцсетью грандиозная. Почему мы вообще стали думать про эту историю? Мы увидели, что люди начинают тратить больше времени на мессенджеры, не уменьшив использование соцсетей. А для нас самое важное — это вовлеченность пользователей и время, которое они проводят в наших проектах.

Есть среда, где люди вещают широко и рассказывают всем о том, что у них происходит. И им нужна отдельная среда, более быстрая, простая, удобная в использовании, где они смогут коммуницировать в понятном, четко очерченном кругу. Это дополняющие друг друга вещи.

— А как быть с монетизацией мессенджеров? В таких сервисах более узкий спектр возможностей для нее.

— Рынок у нас — нечто среднее между Востоком и Западом. Это видно и на примере «Одноклассников». На одних платных сервисах здесь не проживешь. Так, у нас реклама — наиболее динамично растущий сегмент по прибыли. С мессенджерами, думаю, получится то же, что с соцсетями. Можно делать платные сервисы, например связанные с [денежными] переводами. Но сперва нужно набрать достаточную аудиторию.

— В начале беседы ты говорил о том, что приложил руку к запуску видеоплатформы в «Одноклассниках». Как он происходил?

— В 2012 году у «Одноклассников» своей видеоплатформы не было. Использовалось стороннее решение от «Моего мира». Видео фактически не смотрели. Все считали, что аудитории «Одноклассников» оно, наверное, и не нужно. Однако мне удалось убедить [коллег] сделать свою платформу. На тот момент у всех на рынке были собственные. Но это дало нам и преимущество: у нас была возможность проанализировать их слабые стороны и изначально сделать сильное решение, как технически, так и с точки зрения продукта. Мы сделали упор на то, чтобы видео быстро стартовало, на адаптацию его битрейта. Мы стали активно использовать витрины. Ну а для того, чтобы сделать хорошую витрину с рекомендациями видео, у нас были серьезные наработки, связанные с data mining и рекомендациями. Этими и другими технологиями artificial intelligence, про которые сейчас все говорят, мы занимались уже в 2010 году.

Помню первые международные конференции по data mining, куда ездили наши ребята. Там были почти исключительно дейтинговые сервисы и казино. А мы туда — с нашими рекомендациями музыки. На нас смотрели немного странно.

— Вы вводили видео, еще находясь в прямой конкуренции со «ВКонтакте», у которого это направление уже было развито.

— Да, мы были в догоняющих. Но, развивая платформу, сумели изменить положение вещей. Раньше наши пользователи видео не смотрели, теперь смотрят, и активно. А главное, мы смогли поддержать тренд и развивали новые форматы. Например, вовремя поняли, что происходит со стримингом, и сделали свою стриминговую платформу, которая превосходит остальные как по технологиям, так и по продуктовым параметрам. Тот же Periscope фактически ушел с нашего рынка как стриминговая платформа. В России он чисто физически не может [полноценно] работать, потому что не везде у нас хорошая сотовая связь, а они не поддерживают адаптацию по битрейту. Стрим высокого качества из Москвы невозможно смотреть в Новосибирске.

— А нужны кому-то по-настоящему стримы в «Одноклассниках»? На мой взгляд, и в условно «продвинутом» Facebook эта затея не каждому интересна. Скорее селебритиз.

— Совершенно не согласен. Все сейчас учатся работать со стримингом. Просто формат новый. Обычное видео — это преимущественно все-таки не UGC, а контент, создаваемый профессионалами и полупрофессионалами. Средний блогер — полупрофессионал. Он серьезно занимается вопросом, разбирается, как делать правильно. А UGC-видео почти не пользуется популярностью. Мало кому интересно смотреть криво снятые на телефон ролики.

К стримингу требования — на уровне интуиции — совершенно другие. Все понимают, что это что-то вроде «оперативной съемки» с места, аналог живого репортажа. Ясно, что там будет непонятный свет, картинка будет дергаться, но ценно, что это происходит сейчас. Вспоминается популярное в Норвегии «медленное телевидение»: ставят камеру на поезд, запускают трансляцию — и он просто едет.

— Какие сейчас показатели у стриминга в «Одноклассниках»?

— За год количество стримов выросло в десять раз, количество просмотров — во столько же. Всего у нас на видеоплатформе около 470 млн просмотров. Из них процентов пятнадцать занимают стримы.

— А что стримят?

— Совершенно разные вещи. Мы сами бываем удивлены. Некоторым просто нравится сидеть и общаться с аудиторией. Кто-то танцует, кто-то поет, кто-то рассказывает. Возникли новые аудитории блогеров, которые могут в прямом эфире быстро собраться и о чем-то вещать. Притом что далеко не каждый обычный ютьюбовский блогер способен взять и сделать что-то интересное в прямом эфире.

Отдельное направление — киберспорт, им мы тоже занимаемся. Например, показывали The Kiev Major — чемпионат по Dota 2: 19 млн просмотров, и большая часть набрана во время трансляции. Причем в основном была привлечена молодая аудитория.

— У вас донаты встроены?

— Да. Постепенно развиваем их.

— Ваши пользователи, привыкшие понемногу платить за то, за другое, должны быть к ним предрасположены.

— Не совсем. У нас сейчас стадия экспериментов. Они привыкли платить, только в других форматах. Но рост есть.

Мы большая компания с достаточным количеством ресурсов и технологий, и стратегия у нас простая: мы смотрим, какие тренды появляются, проверяем их и пробуем использовать у себя.

— Я так понимаю, ваша задача — заменить собой телевизор. Людям привычно зависать у экрана, так почему бы не у экрана «Одноклассников»?

— Даже более того. Последние два года мы много экспериментировали на небольших внешних проектах. Например, пробовали работать со Smart TV. Сделали с помощью аутсорса приложение, где крутили исключительно UGC-ролики. Потому что прав на основной контент Smart TV у нас нет. И люди действительно очень хорошо зависают, смотря UGC, если в нем реализованы хорошие рекомендации.

— Мне кажется, Smart TV до сих пор не выстрелил. Звучит так, что вы попробовали его, но делать ставку на него не собираетесь.

— Smart TV — специфическая платформа. Прежде всего, пока непонятная в плане продвижения продукта. Привычные нам механизмы виральности там сейчас не работают. Мы в первую очередь хотели посмотреть, как аудитория реагирует на видеоконтент, какой ей интересен. И застолбить место, чтобы понять, что там происходит.

— Какие еще тренды вы наблюдаете, какие представляют для вас предметный интерес?

— На фоне стриминга люди заинтересовались вещами, имеющими отношение к дополненной реальности. Я бы даже скорее переходил к термину «смешанная реальность» — mixed reality. Картина современного мира начинает складываться из вещей реальных и виртуальных. Мы уже не обращаем внимания на то, что многие услуги формируются теперь и в онлайне, и в офлайне. Взять хотя бы сервисы такси. Из той же области наши спецпроекты по соединению стриминга с телевидением: к стандартному ТВ-формату подключаются люди с использованием стриминга.

Дальше — artificial intelligence, которым мы давно занимаемся. Отчасти его развитие обусловлено «мобилизацией» многих процессов. Мы получили среду, в которой интерфейс ограничен по размерам. И критически важно стало, что в столь малом объеме удается показать. Как предсказать поведение пользователя, чтобы оптимизировать интерфейс, показать именно то, что нужно? Здесь artificial intelligence и data mining выходят на первый план.

— О другой тенденции. С твоей точки зрения, игры в соцсетях умирают?

— Нет. У нас, например, 40% аудитории вовлечены в игры.

— Мне кажется, их доля на рынке неуклонно сокращается.

— По играм на Вебе — да. Но мы сейчас активно развиваем направление мобильных игр.

— Это игры, но все-таки не внутри «Одноклассников»?

— Не совсем. Мы отрабатываем обе ветки. Есть игры, которые сделаны на HTML5 внутри самого приложения, и есть наружная витрина, которая устанавливается отдельно. Оба направления растут. Думаю, через год снова наметится рост мобильных игр, точнее, игр в соцсетях, только уже на мобильных платформах.

— С чем это связано?

— Интегрированная в социальную сеть игра позволяет использовать механизмы виральности более плотно, чем когда вы со стороны что-то постите в соцсеть. Cоцсеть — это среда c очень высокой скоростью распространения контента, который пришелся по душе аудитории. Игровая индустрия проходила разные этапы. Сейчас все пошли на мобильные [устройства]: ты можешь в любой момент, когда есть свободное время, сесть поиграть во что-нибудь. Но все снова уперлись в ту же проблему, с которой когда-то столкнулись и обычные игры, и браузерные: нужен трафик. Ее можно решить за счет интеграции мобильных игр в соцсети.

— Вторая по численности аудитории страна в «Одноклассниках» — Украина. Насколько просела ее доля после запрета «Одноклассников» — наряду с другими российскими интернет-проектами — местными властями?

— Это интересный момент.

— Я думал, ты скажешь — болезненный.

— Болезненный для пользователей. Одно дело, когда вам отсекли доступ к какому-то сайту с экстремистским контентом. Тут другое: людей отрезали от социальной сети, где у них лежат фотографии, где они связываются с близкими, с приятелями, и часто это единственное место для коммуникации с кем-то из них. У многих там, в конце концов, профили умерших друзей, родственников, оставшиеся главным напоминанием о них.

Через «Одноклассники» люди общаются с родственниками за рубежом, которые эмигрировали. У многих, кто живет на Украине, родственники в России, и наоборот. Так что да, это очень болезненно для самих пользователей. Но люди стараются попасть туда другими способами, потому что они не хотят терять связь с друзьями и родственниками, хотят иметь доступ к профилям и контенту, которые им дороги, которых больше нигде нет.

— А для бизнеса это проблема?

— Не сказал бы, что серьезная. Возможно, несколько процентов потери в денежном исчислении. Ничего грандиозного не проходит, мы компенсируем проседание за счет других источников.

— «Одноклассники», «ВКонтакте», «Мой мир» — это часть российского медиаполя. В преддверии выборов 2018 года тебе даются какие-либо инструкции руководством компании и, возможно, администрацией президента?

— На данный момент у нас нет никаких инструкций в связи с выборами или чем-то подобным. Мы всегда стараемся быть нейтральными.

В «Одноклассники» политическая активность приходит сама по себе. Это платформа с виральностью, для того она и сделана. В первую очередь мы площадка, на которой пользователи и компании могут выступать. Если в рамках закона, то мы не препятствуем.

— А будете, если родина попросит?

— В рамках закона все будем делать. Не в рамках закона — не будем.

— То есть ты будешь как Павел Дуров: если придет незаконное требование со стороны ФСБ или администрации президента, выполнять его не станешь?

— Пока никто не приходил с незаконными требованиями. По-моему, проблема скорее надуманная.

— Вы замеряли градус политической активности аудитории «Одноклассников»? Мне кажется, по сравнению со «ВКонтакте» и тем более с Facebook твои «подопечные» очень спокойные.

— Когда происходили события на Украине, когда был Майдан, у нас многие пользователи жаловались на информацию о них в ленте как на спам. Людям нужны разные соцсети под разные потребности. Одни и те же люди хотят разного у нас и на Facebook. И ведут себя по-разному. У нас сильны патриотические мотивы, популярны вещи, связанные с позитивом. Есть и политика. Но не скажу, что все крутится вокруг нее. К нам человек приходит, когда хочет чего-то безопасного, эмоционального, яркого, с обилием видео. У нас коммуникации более эмоциональные, чем в других [цифровых] средах.

— У вас есть прогноз на 2017 год по росту ключевых KPI?

— Основной наш показатель — аудиторный. Мы хотим прирастать на 5–6% в год.

— Получается?

— Да, особенно хорошо в России. Начало года было удачным. А лето — период естественного спада. Осенью можно будет делать выводы.

Интервью выходит в рамках спецпроекта Forbes и аналитической программы «Рунетология». Предприниматель и основатель компании «Нетология Групп» Максим Спиридонов беседует с руководителями интернет-проектов о том, какие бизнес-модели в Рунете могут позволить стартапу стать следующим «единорогом», и в целом о том, как технологии меняют наш мир.

Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 19 июля 2017 > № 2248887 Антон Федчин


Россия > СМИ, ИТ. Авиапром, автопром > comnews.ru, 19 июля 2017 > № 2248878

Политех и "Автонет" поработают во благо беспилотников

Елизавета Титаренко

Ассоциация "Автонет", созданная в ноябре 2016 г. для развития рынка беспилотных автомобилей и автомобилей с интеллектуальными системами, и Московский политехнический университет (Политех) подписали соглашение о сотрудничестве. Они будут взаимодействовать при подготовке кадров для отрасли автономного, подключенного и электрического транспорта, в области развития образовательных программ, а также при разработке автомобиля с автоматизированным управлением для людей с инвалидностью. Это первое соглашение, подписанное между "Автонетом" и вузом.

Документ подписали исполнительный директор "Автонета" Владимир Колмаков (на фото справа) и ректор Московского политехнического университета Андрей Николаенко. Соглашение подразумевает стратегическое партнерство по стимулированию, поддержке и развитию отрасли автономного, подключенного и электрического транспорта. Стороны будут сотрудничать в сфере подготовки кадров, развитии новых программ и проектов по продвижению перспективных транспортных технологий.

Сотрудничество предусматривает совместную разработку автомобиля с автоматизированным управлением для людей с инвалидностью. Как рассказал декан транспортного факультета Московского политехнического университета Пабло Эмилио Итурралде Бакеро, этот автомобиль - "промежуточный" вариант между беспилотником и обычным автомобилем. По его словам, такой автомобиль поможет создать рынок транспортных средств для людей с ограниченными возможностями. Предварительно Политех планирует разработать протитоп такого автомобиля к концу 2017 г., говорит Пабло Бакеро. С помощью "Автонета" университет планирует привлечь финансирование в проект, который оценивается в 5-6 млн руб. Одной из разработок "Политеха" является беспилотный автомобиль на базе Kia Ceed, и опыт, наработанный в процессе создания этого беспилотника, выпускники Политеха планируют использовать при создании автомобиля с автоматизированным управлением для людей с инвалидностью.

Кроме того, ассоциация и университет будут сотрудничать в сфере подготовки кадров. Московский Политех обеспечит подбор и направление кандидатов из числа обучающихся и выпускников на замещение вакантных должностей или прохождение практики в компаниях-участниках Ассоциации "Автонет". "Будущее автомобильной промышленности – это автономные, подключенные и электрические технологии. Естественно, все технологии начинаются с квалифицированных кадров, и наше сотрудничество дает возможность такие кадры создавать. Уже сейчас студенты Мосполитеха выигрывают международные конкурсы, и мы считаем, что их разработки могут занять достойное место в развитии продуктов российских автомобильных компаний", - считает Владимир Колмаков.

"Мы обучаем кадры для предприятий российской автомобильной промышленности, понимая всю сложность, в которой она оказалась. Но при этом мы полны надежд, понимаем глобальные мировые тренды и, конечно же, должны готовить кадры на опережение", - заявил Андрей Николаенко. "Совместно с "Автонетом" мы ведем работу над конкретными проектами, и подобное сотрудничество дает возможность нашему учебному заведению выступать поставщиком высококвалифицированных специалистов для автомобильного рынка, что является основополагающим фактором развития всей отрасли", - говорит Пабло Бакеро.

Руководитель департамента разработок беспилотных транспортных средств Cognitive Technologies Юрий Минкин говорит, что сотрудничество с университетами – очевидный мировой тренд. "В последние годы большинство известных ИТ-компаний создали с профильными университетами совместные центры разработок. Особенно это четко проявляется в отраслях, связанных с созданием принципиально новых продуктов: беспилотного транспорта, робототехнических систем, нано- и биотехнологий и других", - отметил он. Например, в начале июля Cognitive Technologies и Уральский федеральный университет (УрФУ) объявили о начале международной программы роботизации сельского хозяйства "Урал Когнитив Агро" (см. новость ComNews от 10 июля 2017 г.).

Исполнительный директор транспортной компании Traft Артур Мурадян также считает, что сотрудничество частных компаний с вузами - самый правильный и эффективный способ развития интеллектуального потенциала для всей нашей страны. "Ничто так не включает школьников и студентов в учебный процесс и не раскручивает потенциал их фантазии и работоспособности, как понимание, что результаты их работ прямо здесь и сейчас имеют конкретное применение в реальной жизни", - отметил он.

По его словам, Traft находится в стадии подписания рамочных договоров о партнерстве с Московским политехническим университетом и Национальным исследовательским технологическим университетом МИСиС. "В МИСиС мы плотно работаем с конструкторским бюро M&T prod, созданным одним из выпускников вуза Михаилом Крапивным. Одну из разработок этого КБ, которую ребята адаптируют и для Traft, Крапивной на прошлой неделе лично презентовал президенту России Владимиру Путину в ходе "Иннопрома" в Екатеринбурге", - пояснил он.

Напомним, членами Ассоциации "Автонет" являются Государственный научный центр РФ ФГУП "НАМИ", ПАО "Камаз", ПАО "Соллерс", ОАО "ВИСТ Групп", НПП "ИТЭЛМА".

Руководитель департамента разработок беспилотных транспортных средств Cognitive Technologies Юрий Минкин отметил, что представители Cognitive Technologies входят в рабочую группу AutoNET Национальной технологической инициативы (НТИ) Агентства стратегических инициатив (АСИ) с момента ее создания. "Пока не могут сказать, что за все время ее работы был достигнут какой-либо прогресс. Мы открыты для сотрудничества, но на данный момент определенных планов по сотрудничеству с ассоциацией нет", - отметил он.

Артур Мурадян из Traft отметил, что компания тоже не сотрудничает с "Автонетом" и не планирует плотного взаимодействия. "Сегодня в сфере наших непосредственных интересов - создание собственных и включение в уже существующие рабочие группы на отраслевом и государственном уровнях, направленные на глубинную проработку законодательного регулирования беспилотного транспорта. Ведь именно отсутствие законодательной базы в этой области на данный момент является главным барьером на пути начала форсированного тестирования беспилотных решений в реальных условиях дорог общего пользования", - пояснил он.

"Например, именно нашей компании принадлежит идея создания первого в стране профсоюза для будущих операторов беспилотных грузовиков, хотя логичнее было ожидать этот шаг именно от "Автонета", который ратует за глобальное развитие отрасли беспилотников", - отметил он. По его мнению, без поэтапной популяризации беспилотников среди консервативной аудитории водителей и дальнобойщиков в России страна рискует получить серию масштабных протестов и забастовок уже через пару лет.

Россия > СМИ, ИТ. Авиапром, автопром > comnews.ru, 19 июля 2017 > № 2248878


Белоруссия. Украина > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 19 июля 2017 > № 2248844 Сергей Лозница

«В России почти никто не борется», — говорит кинорежиссер Сергей Лозница

Збынек Власак (Zbyněk Vlasák), NOVINKY.CZ, Чехия

В этом году режиссер Сергей Лозница — уроженец Белоруссии, проживающий в Германии — представил в Каннах свой фильм «Кроткая». Он снят по мотивам творчества Достоевского и повествует о судьбе женщины, которая безуспешно пытается встретиться с мужем, который сидит в тюрьме. На фестиваль в Карловых Варах Лозница привез другую свою ленту — документальный фильм «Аустерлиц», в котором режиссер, казалось бы, безучастно наблюдает за туристами в бывшем концлагере Заксенхаузен.

— Novinky.cz: Ваш фильм «Кроткая» в начале августа будет демонстрироваться в Вашем присутствии в Летней киношколе в Угерске-Градиште. Что он рассказывает об отношениях российского государства и его граждан?

— Сергей Лозница: Собственно, ничего нового! Прежде всего потому, что в этом смысле на территории бывшей российской империи ничего особенно не меняется со времен Ивана Грозного. И неважно, как мы сейчас называем это государство — тоталитарное или демократическое. Суть остается неизменной. Но я бы говорил не об отношениях государства и граждан, а, скорее, о государстве и его жителях. Чтобы быть гражданином, нужно что-то для этого сделать. Автоматически им не становятся: быть гражданином — привилегия. Сегодня в России очень мало граждан.

— Так какие отношения сегодня в России между государством и его жителями?

— Речь идет о специфическом виде рабства. Официально в России его отменили в 1861 году, но если власть что-то задумает, ее по-прежнему, как и раньше, никто даже не попытается остановить. В России никогда не было гражданского общества, которое должно защищать народ от вмешательства власти. Возможно, оно появилось ненадолго в начале 20 века, но нам всем известно, чем это кончилось. Все это, конечно, связано с постоянной утратой интеллектуальных элит, которые в лучшем случае бегут из России до того, как лишатся жизни. Сейчас не вспомню, кто из французов сказал, что если бы его страну покинули триста интеллектуалов, французы превратились бы в народ идиотов. Русские же сами перебили массу своих интеллектуалов. Поэтому сегодня у Путина нет никакой настоящей оппозиции. Кстати, сам он сейчас нацелился на Российскую академию наук.

Это интересовало меня и в «Кроткой»: какие идеалы мы, восточноевропейцы, носим в душе, если снова и снова они подталкивают нас к этому самоубийству? Достоевский описал их в своих книгах, на мой взгляд, гениально, и он оказался пророком.

— И даже распад СССР не дал шанса выбраться?

— В то время действительно появилось огромное движение людей, которые больше не хотели жить в государстве вроде Советского Союза. Но это движение возникло только потому, что власть его позволила. И, главное, элиты не сумели предложить нового видения демократического государства, некий жизнеспособный проект. Этой альтернативы у нас нет до сих пор. Иногда я встречаюсь с русскими эмигрантами, которые в начале 90-х были свидетелями тех событий, и многие из них мечтают вернуться на родину и фантазируют, что встанут во главе оппозиции против Путина. Но, будучи интеллектуалами, они предлагают только разные утопии без шансов на реализацию.

— То есть Вы не видите для России светлого будущего?

— За светлое будущее надо бороться, а в России почти никто не борется. Для этого нужна идея, социальная фантазия и определенная модель из прошлого, но сейчас всего этого в России нет. В отличие от деструктивного воображения, которым в России обладают все во всех слоях общества — от президента до последнего рабочего. Неслучайно, что сегодня никто не вспоминает о Февральской революции 1917 года, которая по-настоящему изменила страну. Как освобождение прославляется другая, Октябрьская, после которой все новое, недавно возникшее, было уничтожено немногочисленной бандой. Когда читаешь мемуары о том времени, понимаешь, что иначе дело и не могло закончиться. Ведь в России всегда так было: побеждает тот, кто наглее всех рвется к власти.

— В условиях современного кризиса на Западе кажется, что и мы теряем те идеи, которые нас определяют.

— Когда ведешь благополучную жизнь, забываешь, что все окружающие блага — не само собой разумеющееся, что за свою свободу и за все то, за что твои предки отдавали жизнь, ты должен бороться каждый день. Поэтому иногда должны случаться кризисы, чтобы напоминать нам об этом. Сегодня мы видим, как в Соединенных Штатах крепнет сопротивление попыткам ограничить свободу. Студенты, журналисты и даже политики выступают против Трампа. Они борются и знают, за что должны бороться. В России нечто подобное невообразимо.

Проблема западных обществ — в том, что они выстроены на научных основах, то есть на прагматизме, который зачастую плохо сочетается с нравственностью. Поэтому современность так напоминает нам 30-е годы. Чемберлен и Даладье решили пожертвовать территорией Судет, где мы сейчас по стечению обстоятельств находимся, и отдать их Гитлеру из прагматических соображений. Они верили, что это остановит его экспансивную политику, или что им даже удастся повернуть его против Советского Союза. Впоследствии стало понятно, что им стоило предпочесть нравственность. То же самое я советую западным государственным деятелям, например, в том, что касается украинской войны — ведь европейские политики отказываются хотя бы допустить ее существование.

— В «Кроткой» ясно прослеживаются линия тюремных историй, а они неразрывно связаны с русской культурой…

— Речь не только об историях, шутках или сентиментальных песнях — в современный русский язык глубоко врезался тюремный сленг, зародившийся в 50-е годы. На Западе этого не понимают, но тут есть своя логика: при Сталине в Советском Союзе не было такой семьи, у которой никто бы не сидел. И если этим людям везло, и они возвращались из заключения, они несли с собой и тюремный язык, и модели поведения в тюрьме. Со временем и то, и другое распространилось во всем обществе.

— Вы считаете, что это оказывает какое-то влияние на русский менталитет?

— Разумеется, но влияние оказывается в обоих направлениях. Если бы не было русского менталитета, то тюремный сленг так хорошо не закрепился бы. Любой начальник в русской истории хотел завладеть языком. В особенности в 50-е годы язык резко упростился, как и жизнь, что, несомненно, повлияло на русское мышление. Путин и его окружение тоже пытаются закрепить в языке определенные лозунги и фразы. При этом язык продолжает упрощаться — достаточно немного послушать российского президента. Я даже не хочу себе представлять, что бы на это сказали Набоков или Ахматова.

Я помню, что когда жил в России, каждый день следил за собой, чтобы ко мне это не пристало. Я начал использовать некоторые слова только потому, что они были распространены в моем окружении. Мой язык менялся, и из-за этого менялся я сам.

— Речи Трампа тоже не отличаются особенной изощренностью.

— Да, но Трамп в США — не единственный центр власти. И с американцами, которые испытывают острую необходимость в личной собственности, достоинстве и держат дома оружие, всегда будет очень непросто договориться. Американская гражданская война была войной против рабства. Русские же вели гражданскую войну за то, чтобы стать рабами. И в этом — разница.

— На фестивале в Карловых Варах был показан другой Ваш фильм — документальный фильм-наблюдение «Аустерлиц», снятый по мотивам книги В. Г. Зебальда. Что Вас в ней заинтересовало?

— В Зебальде мне нравится то, что он заставляет нас задуматься. Он смотрит вокруг себя и затрагивает разные темы, он открыт всему, что сейчас происходит. В его книгах реальность переплетается с размышлениями. Я точно так же воспринимаю кинематографию и искусство вообще. Для Зебальда характерна и определенная амбивалентность. В конце он приходит к ясным выводам, но до того его аргументы «за» и «против» сливаются. Я хочу, чтобы именно такими были и мои фильмы.

— Эта амбивалентность для Вас важна и в «Кроткой», не так ли?

— Да. В конце «Кроткая» превращается в хоррор, который, однако, весьма вероятно, разворачивается только в фантазии героини. Но все может быть и наоборот, и все, что мы видели до тех пор, было только в ее воображении. Стремясь попасть к своему мужу в тюрьму, она встречается с множеством опасных людей, которые, однако, с ней очень любезны и говорят ей: «Уходите, пожалуйста, мы опасны, и с Вами может что-нибудь случиться». Эта амбивалентность там все время присутствует. Разумеется, с определенной долей извращенности. Потому что произведение Достоевского — пусть в фильме от него почти ничего и не осталось — это извращенный гротеск.

— В фильме «Аустерлиц» на длинных статичных кадрах мы наблюдаем за посетителями бывшего концлагеря Заксенхаузен…

— Мы снимали в семи памятных местах. Но на кадрах из Заксенхаузена лучше всего было видно то, что мы хотели показать — а именно отношение посетителей, которые туда приходят, к рождению и смерти. Потому что — чего уж там скрывать — туристы сегодня приезжают в концентрационные лагеря, прежде всего, из-за своей зачарованности смертью.

Кроме того, Заксенхаузен находится недалеко от Берлина, поэтому турагентства особенно активно за него принялись, и туда приезжает особенно много людей. В Берген-Бельзене такие толпы не увидишь, а Заксенхаузен опять превратился в фабрику, но уже не смерти, как при нацистах, а денег. И в этом заключается ирония. Там наша память продается, как привлекательно упакованный продукт. Я не утверждаю, что это хорошо или плохо. Это просто факт. И меня, как киноантрополога, этот факт заинтересовал.

— Действие «Аустерлица» разворачивается в лагере, где не было систематических убийств евреев. Изменился бы фильм, если бы съемки проводились в Освенциме? Там ведь сегодня тоже полно туристов.

— Я не знаю. Но было бы интересно попробовать поснимать и там. Поведение большинства людей, вероятно, было бы таким же, однако в Освенцим ездит больше евреев, для которых все это, конечно, имеет более глубокий смысл. Что касается состава туристов, то в Заксенхаузене он разнообразнее. Как сказал мне один зритель в Карловых Варах, там одно из немногих мест, где люди, относящиеся к европейской цивилизации, образуют толпу. Хотя при других обстоятельствах ее не получается, ведь нас разделяют национальные и политические различия.

— На что Ваш фильм может спровоцировать зрителей?

— Мне было бы интересно, если бы кто-нибудь решил поглубже исследовать одержимость людей «селфи», когда они массово фотографируются на фоне надписи Arbeit macht frei. Почему они хотят оказаться рядом с этой циничной и лицемерной фразой? Эта надпись тоже стала продуктом, и тот, кто ее придумал (уж не знаю — Геббельс или кто другой), в сущности, победил. Он привлек наше внимание. Сегодня люди хвастают тем, что пришли посмотреть на огромный крематорий, и с восторгом сообщают об этом своим друзьям, семье, соседям. И это тоже извращение!

Белоруссия. Украина > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 19 июля 2017 > № 2248844 Сергей Лозница


Россия > Транспорт. СМИ, ИТ > gudok.ru, 19 июля 2017 > № 2248792 Дмитрий Крюков

Дмитрий Крюков: «В 2017 году «Яндекс» планирует открыть продажу билетов на поезда дальнего следования»

Руководитель группы транспортных сервисов «Яндекса» Дмитрий Крюков в эксклюзивном интервью рассказал Gudok.ru о партнерстве с ОАО «РЖД» и о старте продаж билетов в дальнем сообщении.

На минувшей неделе российский IT-гигант окончательно закрепился в статусе крупного игрока на рынке транспортных услуг. Компания «Яндекс» объявила, что объединяет свой бизнес по онлайн-заказу поездок на такси с Uber. Для этого будет создана новая компания, которая будет работать в России, Азербайджане, Армении, Беларуси, Грузии и Казахстане.

Сделка одобрена советами директоров Uber и «Яндекса». Ее закрытие ожидается в конце 2017 года. По условиям соглашения, Uber и «Яндекс» инвестируют в совместную структуру $225 млн и $100 млн соответственно. С учетом этих вложений и возможных корректировок на момент закрытия сделки 59,3% компании будут принадлежать «Яндексу», 36,6% — Uber, а 4,1% — топ-менеджерам.

Сделка с Uber — не единственный амбициозный проект «Яндекса» в области транспорта. Руководитель группы транспортных сервисов «Яндекса» Дмитрий Крюков в эксклюзивном интервью рассказал Gudok.ru о партнерстве с ОАО «РЖД» и о старте продаж билетов на поезда дальнего следования.

- Как будут развиваться транспортные сервисы «Яндекса»?

- Есть несколько векторов, которые мы развиваем. Во-первых, мы более активно занимаемся вопросами электронной оплаты, чему мы раньше посвящали меньше времени. Мы хотим продавать билеты от своего интерфейса, пытаемся ввести онлайн-оплату билетов на пригородные поезда, как сейчас ОАО «РЖД» делает, мы тоже в приложении «Яндекс. Электрички» хотим это сделать. Билеты на междугородние автобусы – тоже интересная сфера приложения усилий.

Во-вторых, мы пытаемся все-таки достичь комплексного покрытия — то есть сформировать самое полное расписание по всем регионам, какое только возможно. А там, где можно, еще и добавить онлайн-данные — опоздания, реальные местоположения поезда или автобуса. Ну и много, конечно, всяких более мелких задач. Но в целом — вопросы оплаты и вопрос попытки создания полной базы по всей стране. Вот два основных направления.

- В чем именно заключается сотрудничество «Яндекса» и «Российских железных дорог»? Какие преимущества от этого партнерства получат пассажиры?

- Сотрудничество с «Российскими железными дорогами» — это большая история. Мы с самого начала зарождения наших сервисов предложили ОАО «РЖД» сотрудничество. Поначалу, скажем честно, не всегда было понимание со стороны ОАО «РЖД» — зачем это все нужно компании. Но в последние годы мы очень плодотворно и плотно сотрудничаем. В основном, это связано с появлением команды Владислава Кустарева (первый заместитель начальника департамента информатизации (ЦКИ) ОАО «РЖД» - прим ред.).

ОАО «РЖД» на сегодняшний день предоставляет нашим пользователям данные о расписании поездов. Сейчас в работе обмен информацией по опозданию поездов — это тоже новый проект по сотрудничеству с Главным вычислительным центром (ГВЦ) ОАО «РЖД» и с департаментом информатизации. Сотрудничество действительно продуктивное — и мы, и ОАО «РЖД» нацелены на то, чтобы пассажирам было легче и удобнее пользоваться железнодорожным транспортом.

Могу вспомнить, как в 2009 году мы порой сами бегали на вокзалы и переписывали ручкой или фотографировали какие-то отмены, которые срочно вывешивали по электричкам. Сейчас, к счастью, об этом речи не идет. И в этом плане мы с ОАО «РЖД» сделали большой шаг вперед друг к другу.

- В июне 2016 года в рамках Петербургского международного экономического форума ОАО «РЖД» и ООО «Яндекс» подписали соглашение о сотрудничестве в области развития информационно-коммуникационных технологий и популяризации российских интернет-сервисов. Что после этого было сделано?

- Отчасти на этот вопрос я уже ответил — что у нас сменилась концепция по продаже, и то, что мы работаем с совместно с ОАО «РЖД» по показам данных по опозданиям поездов. Но не могу сказать, что это прямо после Петербургского международного экономического форума произошло. Мы утвердили программу, к которой мы пришли еще раньше. Она довольно обширная – например, коллегам из ОАО «РЖД» было интересно использование различных продуктов «Яндекса» в своей работе — почты, браузера и т.д.

- В октябре прошлого года вице-президент «Яндекса» по корпоративным отношениям Марина Янина на форуме «Интернет+город» заявила, что «Яндекс» планирует стать площадкой по продаже билетов на все виды общественного транспорта. Что уже удалось сделать в этом направлении?

- На заре развития транспортных сервисов мы старались избегать каких-то прямых финансовых взаимодействий с пользователем. Но сейчас, спустя 10 лет, многое изменилось. Кроме того, большинство компаний-конкурентов продают билеты от своего имени. И мы решили, что нам это тоже имеет смысл делать. С помощью приложений «Яндекс. Транспорт», «Яндекс. Метро» уже можно пополнять карты «Тройка», «Стрелка». Мы активно работаем над тем, чтобы уже в 2017 году от своего имени продавать билеты на поезда дальнего следования. Что касается продаж билетов на пригородные поезда, по плану — в этом году реализовать пилотные версии. Не могу обещать, что обязательно покажем что-то в этом году, но в следующем-то уж точно собираемся.

Полагаю, что основное, что изменится на рынке с более активным участием «Яндекса» - мы сможем привнести опыт наших дизайнеров, разработчиков, специалистов по удобству покупки. Возможно, на рынок это повлияет в лучшую сторону, как уже несколько раз было с другими сервисами.

- Как будет выглядеть пошагово процесс покупки билета? Пользователь заходит на «Яндекс. Расписания», выбирает маршрут и конкретный поезд, и какие дальнейшие действия он должен будет выполнить?

- На «Яндекс. Расписаниях» пользователь будет выбирать точку отправления, точку прибытия, дату, потом выбирать поезд, тип вагона, место; вводить паспортные данные и оплачивать картой. Всё это будет происходить внутри самого сервиса, без перехода к партнёру.

- При внедрении продажи билетов на поезда дальнего следования будет ли пользователь платить за эту услугу отдельно «Яндексу», или же сервис будет для пользователей абсолютно бесплатным?

- Это сложный вопрос. Изначальной нашей целью была продажа по цене, равной цене билета в кассе. Мы полагали, что при наличии большого потока пользователей сможем зарабатывать на чём-то еще – например, на рекламе. Но такая позиция на данный момент не очень близка ОАО «РЖД» и «ФПК», они предпочитают, чтобы партнёры держали небольшую наценку относительно касс. Поэтому мы будем искать баланс между тем, как соблюсти это условие и не отпугивать пользователей завышенными ценами.

- Одним из главных трендов в применении цифровых технологий на железной дороге является отказ от бумажных билетов, очередей на вокзалах и т д. В Великобритании к этому пришли уже сейчас. А когда к этому придем в России? Как на ваш взгляд будет выглядеть железнодорожная поездка через 10 лет?

- Как и другие отрасли, IT-отрасль тоже развивается по синусоиде. Есть взлеты — когда очевидно, что нужно делать — и есть периоды затишья. Сейчас в каком-то смысле скорее период затишья. В транспорте за эти 5-7 лет очень много успели автоматизировать, если в 2008 году вообще почти ничего не было, то за последние годы был сделан очень большой рывок.

Все привыкли к расписаниям онлайн, все привыкли, что знают, когда приедет автобус. Сейчас, в 2017 году, нет такого количества революционных изменений, которые очевидны. Да, нужно сделать покупку более удобной, нужно окончательно ввести в обиход онлайн-данные. И поэтому пока не очень понятно, как именно изменится ситуация через 10 лет. Будет еще какой-то рывок.

К вопросу об отказе от бумажных билетов… Если сравнивать Россию с Европой, то у них билеты на поезда в основном без мест. У нас в силу расстояний, в силу привычки — процедура покупки билетов немного сложнее. Если будет больше дневных, скоростных поездов, то тогда поездка на поезде дальнего следования будет ближе к нынешней поездке на электричке, чем-то более обыденным.

- Вы упомянули, что «Яндекс» ведет работу по созданию комплексной информационной системы пассажирских перевозок. На каком этапе сейчас находится этот проект? Что же в итоге должно получиться?

- Я бы не сказал, что это так может называться. Изначально, когда мы запускали в 2008 году сервис «Яндекс.Расписания», который был первым транспортным сервисом, мы хотели показать маршрут из любой точки страны в любую точку. Например, из какой-нибудь деревни в Хабаровском крае до Калининграда. Это была далёкая цель, мы к ней понемногу шли. Сейчас мы понимаем, что на 100% эта цель не выполнена и вряд ли когда-то будет. Но при этом мы многого достигли. Сначала мы запустили расписание поездов дальнего следования, потом самолетов, потом пригородных поездов, автобусов, речного, морского транспорта.

При этом мы никогда не заявляли о том, что должен быть один сервис, какая-то мегасистема единая. Такого, пожалуй, нет – чтобы человек пришел и стал искать маршрут из Парижа куда-нибудь в Голышманово Тюменской области. Все-таки обычно люди как-то пошагово решают задачи. Они могут ради интереса посмотреть, но это скорее такое развлечение. А реальные и практические сценарии использования, они, как правило, как-то сужены. Либо надо посмотреть, не отменили ли электричку, либо сравнить – билет на самолёт дешевле сегодня или завтра.

Конечно, нам хочется по покрытию маршрутов достигнуть показателя в 100%. И если в плане самолетов, поездов дальнего следования и пригородных поездов мы почти этого добились, то в сегменте автобусного сообщения в некоторых регионах пока тяжело. Какие-то данные до сих пор остаются неопубликованными, их просто неоткуда достать.

- В связи с последними кибератаками на крупные компании, вы уделяете больше внимание защите нового сервиса?

- У «Яндекса» работает отдельный департамент информационной безопасности. Они постоянно заботятся о нашей безопасности – и о безопасности пользователей тоже. Мы — не первый сервис, который начал работать с финансовыми средствами пользователей, до нас были «Яндекс. Маркет», «Яндекс.Такси». Конечно, при запуске продаж билетов будут изменения по надежности, есть целый список тестов, которые нужно пройти. Если бы их не было, мы еще быстрее все сделали, но менее надежно. Нам важно, чтобы мы не подводили пользователей, особенно при финансовых расчетах.

- А есть ли у вас как у партнёра какие-то пожелания к ОАО «РЖД»?

- Рабочие пожелания мы успешно высказываем на встречах. Как эксперта и частное лицо меня немного пугает существующее законодательство по транспортной безопасности. Кажется, что если его соблюсти полностью, то перемещаться по стране можно будет только на личном автомобиле. Также тревожит отсутствие понятия «музейных железных дорог» — без отдельного статуса мы стремительно лишимся железнодорожного исторического наследия. Ну и как частному лицу очень хочется какой-нибудь поезд в Вологду, который бы прибывал туда не в 5 утра, а хотя бы чуть попозже (смеётся).

Анна Булаева

Россия > Транспорт. СМИ, ИТ > gudok.ru, 19 июля 2017 > № 2248792 Дмитрий Крюков


Китай > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > carnegie.ru, 18 июля 2017 > № 2248781 Леонид Ковачич

Большой брат 2.0. Как Китай строит цифровую диктатуру

Леонид Ковачич

Став во главе Китая, Си Цзиньпин начал с жесткой борьбы с коррупционерами в рядах партийцев, а теперь намерен взяться за все общество. С помощью цифровых технологий и big data система будет анализировать данные о каждом гражданине, присваивая ему индивидуальный рейтинг. Законопослушных обладателей высокого рейтинга ждут льготы и поощрения, низкого – трудности и остракизм

За современным Китаем надежно закрепился образ большой копировальной машины, которая способна только модифицировать и тиражировать чужие достижения. Но сейчас, кажется, для китайцев настало время подарить миру собственное изобретение, сопоставимое по своему масштабу с созданными ими когда-то бумагой, порохом и компасом. Китай изобретает цифровую диктатуру.

Кто идейный вдохновитель?

Представьте себе мир, где есть высший разум, всевидящее око, которое знает о тебе больше, чем ты сам. Оценивается каждый твой поступок, даже мелкие прегрешения не остаются незамеченными и записываются тебе в минус. А добрые дела улучшают твою карму. Человечество давно задумывалось об этом: общим местом любой религии было наличие постулата, что ты можешь обмануть или быть обманутым, но небо все видит, и тебе обязательно воздастся по заслугам. Такая картина мира много тысяч лет существовала лишь на уровне веры. Но теперь, с появлением новых технологий, она становится реальностью. Всевидящее око XXI века пришло в Китай. И имя ему – система социального кредита.

Более точный по смыслу перевод этого термина – система социального доверия. О создании такой системы думали еще при прежнем председателе КНР Ху Цзиньтао, руководившем страной с 2002 по 2012 год. В 2007 году были опубликованы «Некоторые замечания канцелярии Госсовета КНР о создании системы социального кредита».

Тогда проект был очень похож на расширенную систему скоринга – оценки платежеспособности заемщика, которую производит компания FICO в США. «Используя международный опыт, совершенствовать системы скоринга в области кредитования, налогообложения, выполнения контрактов, качества продукции» – такая задача была поставлена в документе.

Уже после прихода к власти Си Цзиньпина Госсовет КНР в 2014 году опубликовал новый документ – «Программу создания системы социального кредита (2014–2020)» 2014–2020). В ней система изменилась до неузнаваемости.

Из программы следует, что к 2020 году не только каждая компания, но и каждый житель материкового Китая будет отслеживаться и оцениваться этой системой в режиме реального времени. Рейтинг доверия физлиц будет привязан к внутреннему паспорту. Рейтинги будут публиковаться в централизованной базе данных в интернете в свободном доступе.

Обладатели высокого рейтинга будут пользоваться различными социальными и экономическими льготами. А тем, у кого рейтинг будет плохой, придется страдать – на них обрушится вся мощь административных санкций и ограничений. Главная задача, и это прямым текстом указывается в «Программе Госсовета», чтобы «оправдавшие доверие пользовались всеми благами, а утратившие доверие не могли сделать ни шагу».

В середине декабря 2016 года Си Цзиньпин на заседании Политбюро ЦК КПК заявил: «Для борьбы с острой проблемой недостатка доверия нужно крепко взяться за создание системы оценки надежности, покрывающей все общество. Нужно совершенствовать как механизмы поощрения законопослушных и добросовестных граждан, так и механизмы наказания тех, кто нарушает закон и утратил доверие, чтобы человек просто не осмеливался, просто не мог потерять доверие».

Конечно, доподлинно неизвестно, кому именно в высшем руководстве КНР принадлежит идея создания такой системы. Но учитывая тот факт, что система преобразилась после прихода к власти нового поколения руководителей, а также то внимание, которое уделяет нынешний председатель КНР борьбе с коррупцией, можно предположить, что идейный вдохновитель всевидящей системы социального кредита сам Си Цзиньпин.

Отвечает за создание и внедрение в жизнь системы, судя по всему, Государственный комитет по развитию и реформам КНР. По крайней мере, именно он публикует разнообразные отчеты о том, как продвигается работа по созданию системы социального кредита. Текущую работу курирует замглавы комитета по развитию и реформам Лянь Вэйлан. Он также проводит совещания с отраслевыми ведомствами и ассоциациями, доносит до них указания, полученные от первых лиц страны.

Город-сказка

Система уже работает в пилотном режиме примерно в тридцати городах Китая. Передовиком в этом деле стал город Жунчэн в провинции Шаньдун. Всем жителям города (670 тысяч человек) дается стартовый рейтинг 1000 баллов. Далее в зависимости от их поведения рейтинг либо растет, либо падает. Разрозненная информация о жизни и деятельности гражданина поступает из муниципальных, коммерческих, правоохранительных, судебных органов в единый информационный центр, где обрабатывается с помощью технологии big data, и рейтинг гражданина, соответственно, либо повышается, либо снижается. В Жунчэне единый информационный центр анализирует, ни много ни мало, 160 тысяч различных параметров из 142 учреждений. Активно приветствуется и система доносов. Гражданину, сообщившему куда следует о всяких нехороших делах своего соседа, полагается как минимум пять баллов.

Какого-либо единого документа, где было бы четко прописано, что делать можно, а что нельзя и что за это будет, система не предполагает. Известно лишь, что если твой рейтинг больше 1050 баллов, то ты образцовый гражданин и маркируешься тремя буквами А. С тысячей баллов можно рассчитывать на АА. С девятьюстами – на B. Если рейтинг упал ниже 849 – ты уже подозрительный носитель рейтинга C, тебя выгонят со службы в государственных и муниципальных структурах.

А тем, у кого 599 баллов и ниже, несдобровать. Их записывают в черный список с припиской D, они становятся изгоями общества, их не берут почти ни на какую работу (даже в такси с черной меткой D работать нельзя), не дают кредиты, не продают билеты на скоростные поезда и самолеты, не дают в аренду автомобиль и велосипед без залога. Соседи от тебя шарахаются как от огня, ведь не дай бог кто-то увидит, как ты общаешься с человеком D, на тебя сразу донесут, и твой рейтинг тоже стремительно пойдет вниз.

Еще несколько примеров, как живется в Жунчэне людям с разными рейтингами. Тем, у кого рейтинг АА и выше, дают потребительский кредит до 200 тысяч юаней без залога и поручителей, по сниженной процентной ставке. Тот, у кого рейтинг А, может лечь в больницу без залога, если стоимость лечения не превышает 10 тысяч юаней. С рейтингами АА и ААА беззалоговая сумма увеличивается до 20 и 50 тысяч юаней соответственно. Практически святых людей ААА с порога больницы или поликлиники будет бесплатно сопровождать младший медперсонал, оказывать им всяческую помощь. Если надо – дадут инвалидную коляску без залога, женщинам сделают анализ на раннее выявление рака шейки матки и маммографию без предварительной записи. Здоровым жителям Жунчэна с рейтингом А+ дадут велосипед в аренду без залога, и первые полтора часа можно будет кататься бесплатно. Для сравнения: обладателям рейтинга С велосипед дадут только под залог 200 юаней.

Возникает вопрос: как зарабатывать рейтинги или хотя бы их не потерять? Власти Жунчэна говорят: это очень просто. Достаточно жить по закону, вовремя погашать кредиты, платить налоги, соблюдать правила ПДД (за каждое нарушение, помимо административного штрафа, также снимают от пяти баллов рейтинга), не нарушать морально-нравственные устои общества, и все будет в порядке. Не убрал во дворе за своей собакой – минус пять баллов. Проводил пожилого соседа до поликлиники – получил пять баллов, поясняет китайский информационный ресурс «Хуаньцюван».

Но проблема в том, что когда четко не оговорено, что можно, а что нельзя, то начинается административный произвол. Практически невинные люди могут пострадать. Представим себе ситуацию: человек поставил нестандартные колеса на машину и поехал из Жунчэна в теплый Гуанчжоу. Показания спидометра слегка искажаются, и по дороге камеры сфотографировали номер раз пятнадцать за незначительное превышение скорости. А 75 баллов – минус из кармы. По возвращении из поездки расстроенный водитель идет в аптеку покупать успокоительное. Расплачивается с помощью мобильного приложения, которое передает куда следует данные о покупках. Система оценивает его как психически неуравновешенного и снова понижает рейтинг. В результате образцовый патриот и общественник уже даже в таксисты не годится.

Как работает система?

Для юридических лиц правила игры сформулированы более четко. Компании проверяются на соответствие их деятельности экологическим, юридическим нормам, инспектируются условия и безопасность труда, финансовая отчетность. Если никаких претензий нет – компании присваивается высокий рейтинг и она пользуется льготным режимом налогообложения, хорошими условиями кредитования, по отношению к ней упрощаются административные процедуры по принципу «принятия неполного комплекта». Это значит, что если при обращении в какую-либо инстанцию компания представила неполный комплект документов, ее обращение все равно принимается в работу, а недостающие документы просто можно донести потом или даже прислать скан.

Тем, у кого низкий рейтинг, – дорогие кредиты, повышенные ставки налогов, запрет на эмиссию ценных бумаг, запрет на инвестирование в компании, акции которых торгуются на бирже, а также необходимость получать государственное разрешение на инвестирование даже в те отрасли, доступ к которым в принципе никак не ограничивается.

Но как именно будет функционировать система оценки социального доверия для физических лиц, до сих пор остается загадкой. Что известно на сегодняшний момент? Данные о человеке будут собираться из всевозможных государственных структур, правоохранительных и муниципальных органов, с одной стороны. С другой стороны, это указано в программе Госсовета, данные будут собирать восемь частных компаний.

Затем огромный массив данных будет поступать во Всекитайскую объединенную платформу кредитной информации, которая, кстати, уже работает. Она будет обрабатывать этот массив данных и формировать рейтинги. Рейтинги компаний можно будет посмотреть в Национальной информационной системе публичной кредитной информации для компаний, а данные о физических лицах – на информационном портале Credit China.

Первые две из восьми частных компаний, собирающих информацию, – Alibaba и Tencent. Почему выбраны именно эти компании, понятно. Tencent – владелец мессенджера WeChat, которым пользуются 500 млн человек. Alibaba – крупнейшая платформа интернет-торговли, которой пользуются 448 млн китайцев, а объем продаж составляет более $23 млрд. Причем и Tencent, и Alibaba активно осваивают финтех-индустрию: на сервисы мобильных платежей этих двух компаний – Alipay и WeChatPay – приходится 90% рынка мобильных платежей в Китае, объем которых достиг $5,5 трлн.

Какую информацию могут собрать эти компании? Самую ценную. Рынок мобильных приложений открывает практически безграничные возможности. Известно, что ты покупаешь, где покупаешь. По геолокации можно отследить, где бываешь, в какое время. Можно оценить твой реальный доход, сферу интересов, отследить, с кем и о чем ты общаешься в чате, что читаешь. Какие посты в социальных сетях пишешь, какой контент тебе по душе. Alibaba, которой не только принадлежит платформа Alipay, но и 31% в Weibo – крупнейшем китайском сервисе микроблогов c 340 млн пользователей, – знает о китайцах, пожалуй, больше, чем Министерство государственной безопасности.

Кстати, Alibaba уже запустила собственный рейтинговый сервис Sesame Credit. По какому алгоритму считаются рейтинги, компания держит в секрете. Известно лишь, что на рейтинг влияет, реальное ли имя ты указал при регистрации аккаунта в соцсетях, что ты пишешь, что читаешь и даже то, кто у тебя в друзьях. Если в друзьях люди с низким рейтингом – твой рейтинг тоже падает. Так что лучше не водиться с неблагонадежными личностями.

Также, по признанию технического директора Sesame Credit Ли Инъюня, на рейтинг влияют покупки. В интернете широко разошлась цитата из его интервью изданию Caixin, где Ли Инъюнь заявил, что «те, кто по 10 часов в день играет в компьютерные игры, будут считаться неблагонадежными, а те, кто регулярно покупает подгузники, вероятно, ответственные родители, и их рейтинг будет расти».

Эта тема широко обсуждалась среди пользователей китайского сервиса микроблогов Weibo, аналога Twitter. Они даже попытались разработать собственную стратегию повышения рейтингов. Так, например, блогеры утверждают, что если поддерживать на счете Alipay более 1000 юаней, хотя бы раз в три-пять дней совершать маленькие покупки, использовать сервисы по управлению благосостоянием и p2p-займам, например Zhaocaibao, то твой рейтинг в Sesame Credit значительно вырастет. Таким образом, есть версия, что консюмеризм может быть одним из существенных факторов благонадежности.

Под колпаком

В компании подчеркивают, что пока Sesame Credit – это пилотный проект и дело сугубо добровольное. Однако, во-первых, пользователей активно подталкивают предоставлять личную информацию и заманивают в сети рейтингов, играя на самых высоких чувствах. Например, на любви. Китайский сервис знакомств «Байхэ», аналог Tinder, обещает одиноким сердцам поднять их анкеты в результатах поиска на первые строчки, чаще высвечивать их профили на главной странице, если у них будет высокий рейтинг Sesame.

Во-вторых, многие даже не знают, что машина уже работает против них и они давно под колпаком. Взять, например, расплодившиеся в огромных количествах в Китае различные сервисы шеринга (краткосрочной аренды). Во всем мире в основном существует два типа шеринга: каршеринг (аренда автомобилей) и байкшеринг (аренда велосипедов). В Китае же в аренду можно взять и велосипеды, и зонтики, и зарядки для телефонов, и баскетбольные мячи.

Бизнес-модель такой аренды, как может показаться, крайне неэффективна. Аренда велосипеда в крупнейшем сервисе байкшеринга Ofo стоит всего полтора юаня в час, баскетбольный мяч в Zhulegeqiu можно взять поиграть за один юань в час, столько же стоят зонтики Molisan. Зачастую все эти вещи не оборудованы никакими датчиками геолокации, защитой от кражи. Неудивительно, что многие фирмы практически сразу разоряются. Например, Wukong Bicycle из Чунцина была вынуждена закрыться, потому что 90% велосипедов компании было украдено.

Но, может быть, задача совсем в другом? Делимый продукт выдается через специальное мобильное приложение. Поэтому информация о пользователе все равно в руках компании. И на нечестных воришек, которые, казалось бы, безнаказанно обрели баскетбольный мяч или зонтик, уже собирается досье. И к 2020 году, когда система заработает в полную силу, всевидящее око со всех спросит за старые грешки.

А судьи кто?

Вопросов, даже чисто юридических, к системе социального кредита пока остается немало. Например, насколько правомерно использование компаниями личных данных клиента в пользу третьей стороны, которой в данном случае является государство. Конечно, западные технологические компании также иногда используют личные данные в собственных интересах. Но тогда им приходится отвечать перед законом.

К примеру, российское представительство Google не так давно было оштрафовано по решению суда за чтение электронных писем. Житель Екатеринбурга подал иск к Google после того, как посчитал, что контекстная реклама, предложенная ему в почтовом сервисе, была подобрана после прочтения его электронной почты. Суд постановил, что Google нарушила права гражданина на личную тайну и тайну переписки. А в Китае Alibaba и Tencent открыто говорят о сотрудничестве с госструктурами и использовании личных данных в составлении рейтингов.

Второй вопрос: какие поощрения и какие санкции ожидают людей с высоким или низким рейтингом? Официальные документы четкого ответа не дают. «Руководящие рекомендации Госсовета КНР по становлению и совершенствованию механизмов поощрений лиц с высоким рейтингом доверия и наказаний лиц, утративших доверие, для ускорения создания системы социального кредита» содержат весьма размытые формулировки.

Обладателям высоких рейтингов сулят упомянутую выше систему «принятия неполного комплекта», обещают «зеленый свет во всех административных процедурах», а также серьезную поддержку и преференции в образовании, трудоустройстве, открытии бизнеса, социальных гарантиях. Тем, у кого низкий рейтинг, напротив, грозят всевозможные административные препоны, ограничения в покупке недвижимости, авиабилетов, билетов на высокоскоростные поезда, ограничение выезда за границу, ограничение на проживание в отелях люкс.

До тех пор, пока четкие меры не будут выработаны наверху, в каждом регионе будут свои правила, и ограничиваться они будут лишь фантазией местных властей. Уже сейчас в Пекине серьезно карают за перепродажу железнодорожных билетов; в провинции Цзянсу – если не навещаешь родителей достаточно часто (при этом нигде не написано, как часто их надо навещать); в Шанхае – за сокрытие предыдущего брака или за необоснованное использование клаксона в автомобиле; в Шэньчжэне – за переход дороги в неположенном месте.

Наконец, самый главный вопрос: а кто судья? Кто решает, что можно, а что нельзя? На каком основании частные компании считают рейтинги? Насколько система достоверна? А если аккаунты в соцсетях будут взломаны, данные украдены или неправомерно исправлены? Кто за это будет отвечать? Может, суперкомпьютер Sesame Credit дал сбой и рейтинг подсчитан неверно. А ведь на основании этих данных ломаются судьбы людей, выносятся конкретные судебные решения. На конец 2015 года Верховный суд КНР, опираясь на данные Sesame Credit, наложил упомянутые в инструкциях Госсовета санкции на 5300 человек. К концу июня нынешнего года таких людей было уже 7,3 млн.

Общество китайской мечты

По мнению китайских властей, в условиях стремительного роста экономики КНР, где важную роль играет кредитование, необходимость системы скоринга очевидна хотя бы по экономическим мотивам. Впрочем, социальные и политические факторы для властей не менее важны. Известный китайский политолог Дэн Юйвэнь так писал о современной ситуации в КНР: «Общество, в котором этические границы постоянно размываются, происходит распад личности, нет даже элементарных сдержек – что добродетель, что бесчестие, когда вся нация руководствуется лишь интересами, такое общество деградирует до уровня борьбы за существование, до животного уровня».

По мнению ряда близких к власти интеллектуалов, общество, где честный считается лузером, где сплошь и рядом подделываются продукты питания и другие товары, где даже встречаются лжемонахи, собирающие пожертвования, где на всех уровнях процветает коррупция, где финансовые махинации стали нормой жизни, – такое общество нуждается в срочном упорядочивании, в восстановлении морали. Иначе под угрозой оказывается общественная стабильность и в конченом итоге власть партии.

Си Цзиньпин это прекрасно понимает. Он начал с жесткой борьбы с коррупционерами в рядах партийцев, а теперь намерен взяться за все общество. Цель была заявлена уже в 2012 году, вскоре после назначения Си генсеком – воплощение китайской мечты. А что такое китайская мечта, каким именно должно быть гармоничное общество? Ответы на эти вопросы китайское руководство ищет, видимо, в историческом опыте.

Примерно в 400 году до н.э. великий китайский реформатор Шан Ян приказал народу разделиться на группы по 5–10 семей. Они должны были наблюдать друг за другом и нести коллективную ответственность за преступления. По закону на дверях домов должны были висеть таблички с подушевой описью семей. Об отъезде и приезде каждого человека регулярно докладывал своему начальству сотский староста. Эта система называлась «баоцзя». Идущий уже свыше двух тысяч лет спор между последователями Шан Яна, легистами, которые выступали за управление обществом с помощью жесткой системы поощрений и наказаний, и конфуцианцами, ратовавшими за воспитание в народе этических начал с помощью образования и личного примера властей предержащих, стал одним из главных стимулов для развития управленческой мысли в Китае.

Власти экспериментального Жунчэна решили применить проверенные тысячелетиями методы в новой системе социального кредита. Только все население города поделено на блоки не из 5–10, а из 400 семей. Но они также должны следить друг за другом. Кроме того, назначаются специальные наблюдатели, ответственные за каждый блок, которые его регулярно проверяют, собирают фото- и видеодоказательства плохого поведения и отправляют эти данные куда следует.

Политические эффекты подобного механизма социального контроля в Китае описаны давно. Еще живший в II–I веках до н.э. классик китайской историографии Сыма Цянь, младший современник Полибия, писал, что баоцзя с ее круговой порукой и взаимной слежкой нередко использовалась властями в целях борьбы с оппозицией и выколачивания налогов с населения.

Конечно, в официальных документах упоминается, что верховная власть должна стать локомотивом и примером для подражания в новой системе социального кредита. Однако конкретные меры и тестовые проекты пока распространяются лишь на партийных чиновников низового уровня. Например, партийная школа при Комитете КПК провинции Сычуань недавно подписала с Университетом электроники и технологий КНР соглашение о создании первой в стране системы рейтингов и оценки надежности для чиновников низового уровня. Система называется «Умное красное облако».

С помощью технологий искусственного интеллекта и big data система будет анализировать такие данные о каждом чиновнике, как посещаемость партийных собраний, образование, семейное положение. Система будет сопоставлять данные о доходах чиновника и членов его семьи с данными о приобретенной недвижимости и предметах роскоши. На основании этих данных, а также информации об активности чиновника в соцсетях будет оцениваться степень его политической благонадежности. Отмечается, что таким образом можно будет гораздо эффективнее предсказывать поведение чиновника, оценивать его моральный облик и выявлять потенциальных коррупционеров.

А кто будет ограничивать верховную власть? Институт политических исследований Asan (Республика Корея) назвал систему социального кредита «кошмаром Джорджа Оруэлла». Время покажет, превратится ли система социального кредита в невиданную ранее цифровую диктатуру XXI века, всевидящего Большого брата, который неусыпно следит за тобой. Неясно также, будет ли существовать какой-либо контроль и ограничения для самого Большого брата. Пока же вполне резонным для жителей Китая кажется совет Оруэлла из «1984»: если хочешь сохранить секрет, надо скрывать его и от себя.

Китай > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > carnegie.ru, 18 июля 2017 > № 2248781 Леонид Ковачич


Россия > Образование, наука. СМИ, ИТ > ras.ru, 18 июля 2017 > № 2247501

Ретрагировать, нельзя помиловать

· Александра Шеромова

На Западе это уже вошло в практику: научные статьи «с нарушениями» объявляются как бы несуществующими. Это называется «ретрагирование». В России процедурой занялась Ассоциация научных редакторов и издателей (АНРИ). И забот у нее будет невпроворот. Российский индекс научного цитирования (РИНЦ) уже вычистил из своей базы 344 журнала; «Диссернет» (сообщество, отслеживающее плагиат в кандидатских и докторских) составил свой перечень небезупречных изданий, - но на отдельные статьи еще никто не покушался. О том, что будет, беседуем с представителем «Диссернета» в Петербурге, кандидатом физматнаук, аналитиком в сфере IT Ларисой МЕЛИХОВОЙ.

- Ретрагирование - это же не буквальное изъятие? Что написано пером...

- Даже если написано не пером, а напечатано в электронном журнале, статью не стирают. После сложной многоступенчатой процедуры текст маркируют: во всех базах, куда входит статья, ставится особый знак, говорящий о том, что на статью нельзя ссылаться, она больше не учитывается в разных показателях.

- И в журналах эти статьи останутся, но с «клеймом»?

- Да. И для журналов это как бы даже хорошо. Потому что свидетельствует о том, что издание отслеживает даже вышедшие публикации и, если что, исправляет «недосмотр». Мы на сайте «Диссернета» будем перемещать такие статьи из списка «некорректных» в список «ретрагированных».

- Сначала ведь был составлен список целых журналов «с признаками некорректной редакционной политики»...

- Да, на Западе шли тем же путем. Это ведь общемировая проблема - «пузырь» научных изданий, в которых за деньги можно опубликовать что угодно под видом научной статьи. За границей их называют хищническими. Это определение придумал Джеффри Билл (американский библиотекарь, адъюнкт-профессор. - Ред.), он первым сформулировал «критерии недобросовестности». В России свой список журналов-хищников составила Высшая школа экономики, но поднялся такой хай, что Вышка этот перечень оставила для внутреннего пользования.

«Диссернет» тоже разработал свою классификацию. В России помимо журналов, где можно опубликовать статью «Вычисление нового значения числа Пи» (это реальный пример, я не шучу), есть и т. н. мусорные издания. Правда, Андрей Ростовцев (физик, один из основателей «Диссернета». - Ред.) смягчил определение: «слабые в научном отношении журналы». Это всевозможные вестники университетов. Среди них есть приличные, но в основной массе это междусобойчики, в которых публикуются сами сотрудники вузов и ценность статей невелика. Мы не требуем, чтобы вестники закрывались. Но они не должны входить в «статусный» список ВАК, Высшей аттестационной комиссии. А такое случается.

Есть еще одна группа журналов, мы их называем диссеродельными.

- Это что за звери?

- Ну вот человек, скажем, недобросовестно написал диссертацию. Чтобы ее защитить, в диссертационном совете должны быть свои люди, в экспертном совете ВАК - тоже свой человек, а статьи по теме диссертации публикуются в «придворном» журнале, который обслуживает конкретный диссовет.

В прошлом году Анна Абалкина (экономист, внучка академика Абалкина) и Алексей Касьян, сотрудник Института языкознания РАН, сделали на одной конференции доклад о критериях, по которым можно распознать журналы с недобросовестной редакционной политикой. Их тогда чуть не съели: «Вы нас обвиняете невесть в чем!». А через год, как говорит Анна, все кардинально изменилось. Представители журналов сами подходят, говорят: у нас уже есть список статей, которые мы хотим ретрагировать.

- С чего это?

- Не хотят оставаться в «черном» списке «Диссернета». Не хотят, чтобы их исключили из списка журналов ВАК. Правда, нас иногда обвиняют в том, что мы «рубим хвост, а проблема в голове». А именно - в том, что научные сотрудники, чтобы следовать совершенно безумным требованиям подтверждения квалификации, вынуждены постоянно строчить статьи. Поэтому и раздувается «пузырь» журналов.

- В какой области науки больше некачественных статей?

- Как и в диссертациях: на первом месте - экономические статьи, потом юридические и педагогика. Физмата практически нет. В филологии - довольно много.

- С тех пор как появился «Диссернет», стало ли меньше нового «привходящего» диссертационного брака?

- Конечно. Количество защит сократилось чуть ли не вдвое. Говорят, что была и негласная рекомендация чиновникам: не рваться за ученой степенью.

Правда, появился новый вид плагиата: когда копируют не кусками, а переписывают другими словами. Мне регулярно пишет преподаватель одного петербургского вуза: его коллега строчит диссертации на заказ, даже такса известна. Проверяем диссертации - формально плагиата нет. Хотя, как утверждают ученые, по сути содержание одно.

Но у нас уже есть разработка, которая позволит делать семантические сравнения. Ее создали сообща лингвисты и программисты - будем применять.

Россия > Образование, наука. СМИ, ИТ > ras.ru, 18 июля 2017 > № 2247501


Россия > СМИ, ИТ > comnews.ru, 18 июля 2017 > № 2247404

ФАС требует отмены роуминга

Мария Андреева

Федеральная антимонопольная служба (ФАС) России выдала предупреждение "большой четверке" мобильных операторов. Ведомство установило признаки нарушения операторами федерального закона "О защите конкуренции", которые выразились в установлении и поддержании разных тарифов на услуги сотовой связи в домашнем регионе и поездках по стране. ФАС требует в течение 14 дней изменить тарифы на услуги связи в поездках по России, исключив необоснованную разницу цен с тарифами домашнего региона.

О предписании, адресованном "большой четверке" говорится в сообщении ведомства. ФАС выдала предупреждение ПАО "ВымпелКом" (бренд "Билайн"), ПАО "Мобильные ТелеСистемы" (МТС), ПАО "МегаФон" и ООО "Т2 Мобайл" (Tele2). Начальник управления регулирования связи и информационных технологий ФАС Елена Заева (на фото) пояснила, что предупреждение ФАС касается внутрисетевого роуминга. "По национальному примем решение о выдаче предупреждения до конца этой недели", - уточнила она.

Ведомство установило признаки нарушения пункта 6 части 1 статьи 10 федерального закона "О защите конкуренции", которые выразились в установлении и поддержании разных тарифов на услуги сотовой связи в домашнем регионе и поездках по России.

Елена Заева вчера рассказала, что предупреждение ФАС не является неожиданным шагом со стороны ведомства. Она напомнила, что с ноября 2016 года начала действовать рабочая группа, где обсуждались вопросы по отмене роуминга в поездках по России.

"На рабочих группах операторы говорили, что они готовы предложить абонентам готовые тарифные планы. Нас это не устроило ни в коей мере, потому что мы считаем, что экономически обоснованные тарифы должны быть установлены в каждом тарифном плане", - отметила Елена Заева.

Она отметила, что ФАС предлагала операторам связи различные сценарии, в результате исполнения которых абоненты не доплачивали бы за свои поездки, то есть чтобы не было роуминга в нашей стране. "В марте мы констатировали, что операторы не предприняли никаких значимых действий для того, чтобы абоненты увидели желаемый результат, и мы приступили к расследованию", - сказала Елена Заева.

Напомним, в марте этого года заместитель руководителя ФАС Анатолий Голомолзин заявлял о том, что служба намерена провести антимонопольное расследование в отношении операторов мобильной связи по межоператорским взаиморасчетам при оказании услуг в роуминге. Ранее в ведомстве заявляли, что если операторы будут недостаточно активно предпринимать шаги для снижения стоимости национального роуминга и отмены внутрисетевого, то ФАС перейдет к плану "Б".

По словам Елены Заевой, анализ ФАС России показал, что цены на услуги связи (звонки внутри региона, за пределы региона, SMS, передача данных) в поездках не должны отличаться от цен в домашнем регионе, такая разница экономически, технологически не обоснована.

"Поэтому дали предупреждение по устранению необоснованного установления цен", - отметила она и добавила, что предупреждение ФАС касается ситуации, когда абонент, выезжая в другой регион, остается в сети связи своего оператора.

"Возможно связь Владивосток-Москва дороже, чем связь Москва-Москва. Но это не значит, что абонент из Москвы, который приехал во Владивосток и звонит во Владивосток, должен оплачивать звонок так, будто он звонит из Москвы во Владивосток. Поэтому здесь никакой экономической обоснованности и разницы в тарифах нет", - сказала Елена Заева.

Она отметила, что, согласно предупреждению, четверка мобильных операторов связи должна изменить тарифы на услуги связи в поездках, исключив необоснованную разницу цен. "Операторы связи должны изменить условия тарифных планов в течение 14 дней с момента получения предупреждения, а также уведомить абонентов о таких изменениях в порядке, установленном действующим законодательством, то есть за 10 дней до введения новых условий", - пояснила Елена Заева. Таким образом, тарифы должны быть введены в действие через 24 дня.

"Если операторы не исполнят предупреждение ведомства, против них может быть возбуждено антимонопольное дело. На его рассмотрение отведено три месяца, и возможно продление еще на шесть месяцев – итого девять. Если обнаружен факт нарушения, ФАС выдает предписание по его устранению", - рассказала Елена Заева.

Она добавила, что, если ФАС возбуждает дело и комиссия принимает решение о факте нарушения антимонопольного законодательства, наступает административная ответственность. "Но вы знаете, что у антимонопольного органа есть еще такой инструмент, как перечисление в федеральный бюджет необоснованно полученного дохода. Мы вправе применить эту меру", - резюмировала Елена Заева.

Она подчеркнула, что предупреждение ФАС предусматривает последующую отмену внутрисетевого роуминга в России. "Если предупреждение будет выполнено или предписание антимонопольного органа, то роуминг будет полностью отменен", - сказала Елена Заева.

Представитель ФАС надеется, что операторы учтут всю работу рабочей группы, которая предшествовала этому предупреждению. "Сложно сказать, будут ли операторы сопротивляться. Но мы, конечно, ожидаем, что операторы исполнят предписание", - прокомментировала Елена Заева.

Представитель "МегаФона" вчера заявил, что для абонентов "МегаФона" отсутствие роуминга при поездках по России давно уже наступило. На большинстве тарифов и опций стоимость услуг связи в поездках по России не отличается от стоимости услуг в домашнем регионе.

"Мы пока не до конца понимаем позицию ФАС в этом вопросе, будем изучать текст предупреждения", - поделились вчера с корреспондентом ComNewsв пресс-службе компании.

Другие представители "большой четверки" вчера воздержались от комментариев.

Заместитель директора аналитического департамента компании "Альпари" Наталья Мильчакова, говоря о том, как в такой ситуации поступят операторы, сказала, что возможны два варианта развития событий.

Первый – операторы связи отменят роуминг и повысят тарифы на некоторые виды услуг, чтобы компенсировать выпадающие доходы. "Предполагаю, это будет небольшое повышение, так как они потеряют от отмены национального роуминга, по моей оценке, около 3% годовой выручки. Скорее всего, будут повышены цены на мобильный Интернет", - заметила эксперт.

Второй вариант – операторы "большой четверки" попытаются договориться с политиками, вероятно, с Госдумой, чтобы последние в такой ситуации отложили вступление в силу тех положений "пакета Яровой", которые касаются непосредственно операторов мобильной связи. "Иначе получается замкнутый круг: чтобы выполнить требования "пакета Яровой", надо повысить цены, а если повысить цены, то можно прийти в несоответствие с требованиями ФАС и нарваться на крупные штрафы. В любом случае, простого решения здесь нет", - поделилась с корреспондентом ComNewsНаталья Мильчакова.

Напомним, что в конце июня В Государственную Думу был внесен законопроект об отмене национального роуминга. Авторами этого законопроекта стали представители партии "Справедливая Россия" Сергей Миронов, Александр Бурков, Игорь Ананских, Михаил Емельянов и Олег Нилов. Согласно пояснительной записке к законопроекту, национальный роуминг является не чем иным, как архаизмом, препятствующим развитию доступности услуг связи на территории России (см. новость ComNews от 29 июня 2017 г.).

Кроме того, как ранее писала газета "КоммерсантЪ", в середине июля депутаты Госдумы и ФАС активизировали работу по отмене национального роуминга: вслед за законопроектом "Справедливой России" об отмене национального роуминга похожие поправки к закону "О связи" внесла ЛДПР (см. новость ComNews от 11 июля 2017 г.).

Новый проект предполагает отмену роуминга не только внутри страны, но и для российских абонентов в Белоруссии. Минкомсвязи не поддерживает эти инициативы, настаивая, что в результате связь для россиян только подорожает.

Россия > СМИ, ИТ > comnews.ru, 18 июля 2017 > № 2247404


Казахстан > СМИ, ИТ > camonitor.com, 18 июля 2017 > № 2247088 Ербол Жумагул

Ербол Жумагул о кино, Родине, советском наследии, Олжасе и революции…

Автор: Сара САДЫК

«Страна, которая может произвести хотя бы одного такого Ербола, - великая страна», - сказал о Ерболе Жумагуле в своем недавнем интервью нашей газете Бахыт Кенжеев. Сегодня 35-летний литератор и кинематографист, однажды назвавший Олжаса Сулейменова «средним поэтом», возглавляет собственную продакшн-студию. Он продолжает смотреть на жизнь с оптимизмом и призывает к революции. Виртуальной.

«А чего это ты нас мочишь?»

- Помнится, перед тем как уйти на вольные хлеба, вы получили приглашение стать редактором тогда еще радикальной газеты «Свобода слова».

- На тот момент у меня были два предложения. Либо снимать кино, либо стать главным редактором с миллионной зарплатой и двухкомнатной квартирой. Было это в канун очередных президентских выборов. Ну, если бы не кино, может, и покрасовался бы, зная, что через месяц меня уволят. А сегодня как публицист я неинтересен нашим СМИ. Видимо, я плохой журналист. За пять лет не было ни одного предложения. Но я даже рад. Благодаря трусости редакторов я стал сам себе хозяином. Несколько лет фрилансил - писал, снимал, а год назад создал Studio TEK - продакшн-студию полного цикла. Занимаюсь любимым делом – съемками документальных фильмов и рекламы. Это не только заработок. Отныне мне не нужно ломать себя в профессиональном плане - могу послать заказчика, с которым не хочу работать, к чертовой матери. Это счастье – позволить себе уйти от профанов и тех, кто не уважает интеллектуальный труд. Как заработаю достаточно, буду снимать малобюджетное игровое кино по цене двух-трех условных «крузаков». Было бы кощунством в наше время и в нашем месте говорить, что это небольшие деньги: все же это не 2-3 млн. тенге, а вполне реальная сумма - и для заработка, и для поиска инвесторов.

- Кстати, как вы, выпускник физкультурного вуза, попали в кино?

- Телеканал «Астана» снял как-то документальный фильм обо мне. После него на меня вышел «Казахфильм» с вопросом: «Ербол, а чего это ты нас мочишь?». «Если ты такой умный, сними сам. Подай заявку», - сказал тогдашний руководитель киностудии Ермек Аманшаев, разглядев, видимо, в моих частых текстах о «казахфильмовском» кино не только досаду и едкую критику, но и некую творческую перспективу. Я принес заявку, худсовет, найдя тему актуальной, утвердил мой сценарий, и я снял фильм. Кстати, Аманшаев, несмотря на отдельные недостатки (а у кого их не бывает?), оказался на удивление адекватным человеком. Когда я показал ему фильм практически в чистовом монтаже, он сказал: «Получается добротное авторское кино, но мне хотелось бы «упаковать» его еще лучше. Давай пригласим сильного монтажера из Франции». Не скрою, я скептически отнесся к такому предложению, но чтобы не обидеть, не стал отказывать: ладно, ваши деньги - ваши капризы. Монтажер приехал, поработал. Я, конечно, потом его правил, но в целом француз приподнял картину. Ну и я у него кое-чему научился.

Кино как искусство и кино как бизнес

- А как сложилась судьба картины? Ваша «Книга» ведь так и не вышла в прокат.

- Все вопросы к заказчикам - «Казахфильму» и Министерству культуры. Мое дело - снять картину. Я свою часть работы выполнил. Организация премьеры, проката – их обязанность. Но к моменту, когда можно было делать премьеру и пускать хотя бы в ограниченный прокат, сменилось руководство киностудии. Новое начальство месяцами отсутствовало физически, да и ходить выпрашивать мне не с руки. Режиссеры, к сожалению, подписывают такие договоры, которые делают их бесправными рабами. А, на мой взгляд, только свободный человек способен на честное искусство, в противном случае зачем тратить столько денег и целый год напрягать полсотни людей? В общем, спасибо, что обрел профессию, но на «Казахфильм» я больше ни ногой.

Правда, мне еще повезло, что моей «Книгой» занималась продюсерская компания «КИНО». Ее руководитель Саин Габдуллин помог мне собрать вокруг себя настоящих профессионалов. Но если отвлечься от меня и моей картины, то у нас все странно: продюсеры сидят и ждут, когда режиссер принесет им деньги. А на фига они в таком случае нужны?

- А, может, ваша «Книга» была, мягко говоря, не очень, раз ее нет в прокате?

- Будь фильм совсем беспомощным, вряд ли мировая премьера «Книги» прошла бы на крупнейшем фестивале Азии в южнокорейском Пусане. Да и экспертное сообщество в Бангладеше или России не отобрало бы фильм в программы своих фестивалей. Я далек от мысли, что снял шедевр, но попасть с абсолютным дебютом (без образования) сразу на несколько МКФ - тоже неплохо. Многие фильмы других, казалось бы, более именитых казахстанских режиссеров почему-то вообще неинтересны международным киноэкспертам. Кстати, «Книгу» пару раз показывали по ТВ, насколько я могу судить по сообщениям друзей. В общем, фильм живет своей жизнью.

Я отношусь к кино как к искусству. Учусь, ошибаюсь, что-то нахожу, дальше ищу, но мысли мои вокруг киноязыка, а не кассы. Что это значит? Скажем, есть Адильхан Ержанов, и есть и Ахан Сатаев. Первый занимается киноискусством, а второй – кинобизнесом. И то, и другое имеет право на существование, на любое кино уходит очень много труда, но бюджетные деньги должны тратиться строго на авторское кино.

- А кто из казахстанских режиссеров вызывает у вас уважение?

- Дарежан Омирбаев. Я считаю его в какой-то степени своим наставником, потому что прошел у него мастер-класс по режиссуре. Он смотрит на кино как на способ самовыражения, а не как на средство заявить о себе. Из молодых уважаю Адильхана Ержанова.

- Но он снимает сплошь чернуху…

- Философ Мераб Мамардашвили сказал применительно к поэтам, что они – шпионы неизвестной родины и зеркало общества. То же самое можно сказать и о кино. Понятно, что оно должно быть разным. Если вы нуждаетесь в легком и смешном кино, смотрите «Келинку Сабинку» или «Районы». Но я считаю, что в Казахстане проблем больше, чем радости. У нас, знаете, усеновы безнаказанно давят по семь человек за раз, по ипотеке надо переплачивать в три раза, чтобы потом тебя все равно из дому выгнали. Это что – не чернуха?

Настоящий художник – как фурункул, появившийся от холода. И больно, и гнойно, и противно, но если этот чирей не вылезет на теле и не лопнет, все останется в организме. Поэтому режиссеры, снимающие проблемное кино, мне интереснее, чем те, кто занимается хвалебно-елейным лизоблюдством. Тут еще важно понимать: можно и спагетти-вестерн снять как образчик киноискусства. Просто 95 процентов наших режиссеров даже не понимают природы кино, а потому не могут толком и внятно объяснить, что такое киноязык. Тех, кто входит в ставшиеся пять процентов, я знаю лично.

Предэмигрантское уныние и электронный ключ

- Вы сказали в одном из интервью, что в Казахстане вам некомфортно.

- Да, я сказал, что в этой стране мне некомфортно, в ней пока не чувствуется, что она для всех граждан. Но это моя страна. Не только президента и его приближенных. Если мы соберем чемоданы, кто здесь останется? Я не хочу расщеплять эти слова на атомы, но я свою страну никому не отдам. Я буду жить и умру здесь, тут мой пуп земли! Хотел бы - давно уехал бы. Да, власть сделала все, чтобы предэмигрантское уныние стало модным трендом, а превращение журналистики в стенгазетную чушь приучило общество к неверию и апатии. Но как бы пафосно это ни звучало, никто, кроме нас самих, нашу страну не изменит.

- И что лично вы намерены менять в ней?

- Делать все, что в моих силах, то есть проявлять личное участие. Опыт показывает, что львиную долю проблем можно решить, не выходя из дома. Сейчас я с друзьями работаю на общественных началах над одним проектом - создаем сообщество людей, которое пользуется услугами электронного правительства.

Маленький пример. Представьте стандартный городской двор. Кто виноват в том, что зимой здесь десятки стариков получают переломы шейки бедра? Вороватая и неэффективная начальница КСК? Или аким лично распорядился не убирать лед и не контролировать деятельность КСК? А, может, самим гражданам нравится по полгода возить своих стариков по больницам, коль они не хотят взять ситуацию в свои руки? Ведь закон на их стороне.

Это я к тому, что 50 человек, одновременно решающие проблему посредством электронного ключа, эффективнее двух тысяч митингующих по тому же вопросу.

Советская привычка прятаться за коллектив берет свои корни из тоталитарного страха. Поэтому наиболее частой реакцией на ту или иную проблему является петиция или словесное заявление. Но бумажку с двумя сотнями подписей, за которой не стоит ничего, кроме эмоций, можно порвать или «потерять». Однако если это две сотни официальных запросов, то дело обретает совсем иные очертания. Пока этого не будет, можно сколько угодно жечь покрышки возле Ак-Орды – ничего не произойдет! Нет, я не против стоять на майдане, но с кем? И где он, этот майдан? А коль нет его, давайте устроим виртуальную революцию! Ведь есть примеры. Скажем, в городе Абай Карагандинской области есть улица, на одной стороне которой имелось центральное отопление, на другой - нет. И так продолжалось 20 лет. Мой друг года два убеждал жителей сделать электронные ключи, потом, еле-еле собрав с десяток активных жителей, нажал в своем компьютере на пару кнопок – и через три месяца провели отопление. К нему тут же сбежались жители соседней улицы. А самим кнопку нажать слабо, что ли?

Еще один знакомый, услышав от меня про электронное правительство, сделал ключ и уже через неделю решал проблемы родственников-ветеринаров из Жамбылской области. Теперь ему постоянно приходят письма от e-gov: мол, посмотрите, мы обсуждаем такие-то изменения. Нужно выкинуть из головы мысль о том, что начальник будет строить твое счастье вместо тебя. Никогда не будет строить. И пока мы сами не сметем своим образом жизни всех хапуг и временщиков, наши «слуги» будут продолжать строить себе виллы в Испании и Чубарах, покупать яхты и любить только елбасы - их так учили в партшколе. Проблема несменяемости власти, конечно же, ужасна, но, изменив гражданское самосознание, мы решим эту проблему гораздо эффективнее. А не решив ее, мы ничего не построим, кто бы ни стоял у власти. Даже чудо, которое совершил Саакашвили, опиралось на поддержку огромного числа социально активных грузин.

Классик советского пошиба

- В 2006 году в издательстве «Ел орда» вышла «Ерболдинская осень» - сборник ваших стихов. Говорят, издать ее помог акординец Ермухамбет Ертысбаев.

- Ну как помог? Ему нравились стихи, и когда он стал министром культуры, посчитал нужным их издать. Повторюсь, я никогда ни у кого ничего не просил. То, что книга издавалась по линии Минкульта, сыграло свою абсурдную роль. Там в шести местах есть мат. Издание было заморожено на полгода, но маты я отстоял: прапорщики не могут говорить изящно и нормативно. Но из двух тысяч экземпляров ничего в продажу не поступило. Московские друзья стали спрашивать: «Ты же книжку издавал. Где она?». В итоге несколько человек из Москвы и Израиля собрали деньги и в 2007 году сами переиздали мою книгу тиражом в 500 экземпляров. «Хоть раздавать будешь», - сказали они.

«Меломан» переиздал в прошлом году роман «Легенда о Nomenclatura», который я написал в соавторстве с политологом Досымом Сатпаевым. Готова книга сатирических стихотворений на злобу дня, написанных в 2008-2009 годах. Буквально на днях завершил редактуру книги стихов «Трюк драматюрка».

- Когда вам был 21 год, вы назвали аксакала отечественной литературы Олжаса Сулейменова «посредственным поэтом», а Евгения Евтушенко вообще не держали за поэта. Вы до сих пор так думаете?

- Мне кажется, вы тогда слишком сильно акцентировались на той моей фразе. Причем «средний» интерпретировали как «посредственный»! А средний – это уже хорошо, быть в компании таких поэтов «второго ряда» как, скажем, Слуцкий, Багрицкий или Чичибабин, совсем непросто. Олжас-ага был заметным советским поэтом, но для меня он перестал быть интересным, когда вдобавок ко всем прочим своим общественным нагрузкам решил реформировать казахский язык, убрав букву «ы» в словах «ауыл», «бауыр» и так далее. Это уже не смешно. Если человек, не владея языком, произносит казахские слова без «ы», то причем здесь язык? В чем здесь реформа и будут ли дальнейшие предложения по линии евразийства? Что касается просоветской деятельности Олжаса Омаровича, то она меня абсолютно не привлекает и не трогает. Но у меня нет к нему негатива, я ведь очень любил его в юности. Скорее, есть большая досада. Хотелось, чтобы он был с нами, а не с ними. Больше писал, оставил учеников. То же самое могу сказать и о потрясающем прозаике Кекилбаеве: был совестью нации, но некролог себе испортил.

- Неужели вы не испытываете пиетета перед мэтром хотя бы за то, что он написал «Аз и Я»?

- Не могу не признать, что эта книга в нужное время сделала нужное и большое дело для подъема национального самосознания, но тем обиднее все остальное. Очень люблю «Глиняную книгу». На мой взгляд, это лучшая его вещь. Но складывается ощущение, что он по большей части писал для карьеры.

- Ничего себе – для карьеры! Поэта заставили публично покаяться, а весь тираж уничтожили!

- Завидна судьба поэта, за которого встревает первый секретарь ЦК КП Казахстана. И если говорить «по чесноку» (разговор же должен быть откровенный, да?), то ничего ни плохого, ни хорошего в том, что он написал поэму «Земля, поклонись человеку», нет. Это классик советского пошиба. Но убери административный ресурс - и останется просто местами очень хороший поэт, который умел красиво и афористично ввернуть. Но на мой личный вкус - не выдающийся. Выдающимся его делали поступки. И «Аз и Я» - это в гораздо большей степени поступок, чем научная работа. Поэт – это ведь не только стихи, это еще и биография, и репутация, и душа. Складывать слова не так уж и трудно, если есть определенные талант, умения и усидчивость, а вот быть достойным «высокой болезни» - намного сложнее. Можно написать сорок пламенных томов и не иметь авторитета среди соплеменников, а можно нацарапать сорок стихотворений и остаться Абаем. Или Рембо.

- А вас лично кем считать – казахским или русским поэтом?

- Я считаю себя казахским поэтом, пишущим о казахах и об этой стране. При этом стихи имеют отношение и к русской поэзии, раз уж написаны на русском и печатаются в так называемых «толстых журналах». В литературе, как и в кино, мне до известной степени важно некоторое признание экспертного сообщества (желательно не только в Казахстане), к тому же я постоянный автор «Дружбы народов», а дружба обязывает. И еще. Русский язык на 40% тюркский, и еще непонятно, кто у кого что позаимствовал. Моя казахская русскоязычная рифмованная деятельность может служить тем культурным мостом, который мог бы примирить две стороны по очень многим вопросам, начиная с геноцида казахов посредством голодомора и заканчивая адекватным, добрососедским и равноправным отношением. Переосмысление горчайшего и кровавого опыта колонизации - одна из центральных тем, которая занимает меня, не только в писательстве, но и собственно в жизни.

Казахстан > СМИ, ИТ > camonitor.com, 18 июля 2017 > № 2247088 Ербол Жумагул


Россия > СМИ, ИТ. Медицина > forbes.ru, 17 июля 2017 > № 2246302 Дмитрий Морозов

Математический алгоритм: возможно ли создать новые лекарства путем их компьютерного моделирования

Дмитрий Морозов

генеральный директор компании BIOCAD

По сравнению с методом высокопроизводительного скрининга компьютерное моделирование экономит фармацевтической компании десятки миллионов долларов за счет своевременного отказа от «бесперспективных» веществ

Создание и запуск инновационных лекарственных препаратов — обязательное условие существования любой конкурентоспособной развивающейся фармацевтической компании. Однако этот процесс требует значительных инвестиций, занимает много времени и полон рисков. Традиционно считается, что на разработку и запуск в производство нового препарата требуется порядка 7-10 лет, а инвестиции на его создание достигают $2 млрд.

Однако все эти затраты могут стать бесполезными, если созданное лекарство не пройдет клинические испытания и, как следствие, препарат не будет зарегистрирован регулятором. А это случается очень часто. Известно, что за последние несколько лет число препаратов, «проваливших» вторую и третью стадии клинических испытаний, выросло вдвое, как и число лекарств, которым регулятор за последние десять лет отказал в регистрации. Что это значит для участников отрасли? Что объем необходимых инвестиций в разработку лекарств растет вместе с требованиями регуляторов к доказательству эффективности и безопасности препаратов. Производители ищут эффективные способы разработки новых молекул, чтобы с их помощью увеличить число препаратов, которые имеют потенциальные возможности стать революционными на рынке.

В настоящее время одним из самых перспективных направлений НИОКР для решения этих задач является математическое моделирование лекарственных средств. Его развитие обусловлено совершенствованием компьютерных технологий и возможностью обработки с их помощью больших массивов данных.

Возможности и эффективность методов математического моделирования впечатляют. Вряд ли сегодня есть отрасли, не использующие компьютерное моделирование: его применяют в промышленности, сельском хозяйстве, сервисных услугах. С его помощью прогнозируют результаты выборов, стоимость акций, потребительский спрос на новинки, за цифровыми технологиями — будущее. Особое внимание необходимости их развития уделил президент РФ Владимир Путин в рамках своего выступления на заседании Совета по стратегическому развитию и приоритетным проектам.

Сегодня в России есть яркие примеры использования цифровых технологий в различных отраслях промышленности. Например, на производствах в инновационном кластере «Технополис GS» (инвестиционный проект холдинга GS Group в г. Гусеве Калининградской области) с помощью компьютерного моделирования специалисты уже на ранних стадиях разработки продукта могут контролировать надежность изделия, тепловые режимы его работы, нагрузку на процессоры, геометрию и логистику. Благодаря использованию технологии удается максимально оптимизировать затраты в ходе производственного процесса, а также прогнозировать количество отказов и рекламаций еще до выпуска изделий в серию и после начала отгрузок, с высокой степенью управляя затратами на сервис и гарантийное обслуживание.

Другой пример — из авиастроения. В ходе создания новейшего российского авиалайнера МС-21 разработчики активно применяют методы моделирования. В частности, с их помощью инженеры «довели до ума» процессы посадки и торможения лайнера, а также четко определили аэродинамические характеристики и управляемость в форс-мажорных случаях отказа двигателя. Первый испытательный полет МС-21 успешно прошел в мае 2017 года.

Только с помощью использования математических алгоритмов удалось завершить международный исследовательский проект «Геном человека». В работы по расшифровке нуклеотидных пар в течение 15 лет были задействованы 250 машин. Они 24 часа в сутки собирали, анализировали, систематизировали и аннотировали терабайты информации.

Первые математические модели в области фармакологии и анализа клинических данных разрабатываются и применяются на практике с начала 70-х годов XX века. Так называемая фармакометрика способствовала определению дозировки и групп пациентов, которым необходим препарат. Появление и развитие новых компьютерных технологии расширило области применения математических моделей, в том числе в биологии и медицине.

Использование компьютерных моделей ускоряет процессы разработки и вывода на рынок новых продуктов, оптимизирует затраты и снижает себестоимость. По сравнению с методом высокопроизводительного скрининга, который правильнее было бы называть методом проб и ошибок, компьютерное моделирование экономит фармацевтической компании десятки миллионов долларов за счет своевременного отказа от «бесперспективных» веществ.

Кроме того, становится возможным точное прогнозирование и управление свойствами продукта, его фармакокинетическими и фармакодинамическими свойствами. Это позволяет компаниям выпускать на рынок продукт, максимально соответствующий потребительскому запросу.

Компьютерное моделирование уже входит в список обязательных стадий прохождения проектов. Начавшись с обработки экспериментальных данных, сегодня это направление позволяет нам существенно ускорять R&D: повышать эффективность сборки генов и продуктивность выработки белков, превращать животные антитела в человеческие и повышать их аффинность связывания с мишенью, предсказывать течение химических реакций и определять оптимальные модификации малых молекул.

Для примера: в прошлом году мы запустили первый проект, все кандидаты которого были полностью спроектированы in silico — с помощью компьютерного моделирования, и уже спустя три месяца получили два финальных кандидата, которые сейчас проходят доклиническую разработку. Другой пример — проект 2-in-1, целью которого является создание нового класса антител, обладающих всеми свойствами и симметриями IgG, но обеспечивающих мультиспецифическую активность.

Компьютерный анализ данных также помогает и в других областях. С помощью статистики и трехмерного моделирования в этом году нам удалось показать Всемирной организации здравоохранения, что существовавшие более двадцати лет правила присвоения МНН антителам построены на не вполне корректных выводах и потому требуют корректировок. В конце мая эти правила были кардинально изменены.

Кроме этих очевидных преимуществ применение компьютерных моделей позволяет создавать препараты для лечения болезней, которые еще недавно считались трудноизлечимыми или неизлечимыми. Успехами мы опять обязаны машинному разуму. Анализируя взаимодействия молекул, компьютер оперирует огромными массивами данных и способен выявлять сложнейшие закономерности, заметить которые человеку просто не под силу.

Например, известно, что в США в 2013 году FDA одобрила новое лекарство от гепатита С. Это как раз детище компьютерного моделирования. Лекарство вылечивает гепатит С за 12 недель, но довольно дорого: стоимость курса лечения — $84 000.

В 2016 году другая американская компания выпустила на рынок свой препарат для лечения гепатита С. В основе — синтезированные на основе компьютерных моделей вещества гразопревир и илбасвир. Курс лечения также составляет 12 недель, правда, в отличие от предыдущего препарата, он обойдется пациенту почти на $30 000 дешевле.

В этом году компания Sanofi подписала контракт с Schrödinger для использования вычислительных технологий в 10 проектах создания новых лекарственных средств на сумму $120 млн.

«Филип Моррис Интернэшнл» на основе компьютерных моделей изучает влияние на человеческий организм токсичных веществ, которые образуются в результате курения табака.

Компьютерные технологии активно используются в организации лечения пациентов. Наиболее известным является проект Watson, совместно реализуемый IBM и нью-йоркским MSKCC. Его результат — точная диагностика и индивидуальные рекомендации по лечению онкобольных. Советы компьютер генерирует на основе анализа более чем 30 тысяч карт пациентов.

В начале февраля 2017 года о применении искусственного интеллекта для моделирования новых лекарственных препаратов объявила команда разработчиков Mail.Ru Group, Insilico Medicine и МФТИ.

В портфеле перспективных разработок нашей компании сегодня находятся несколько десятков новых молекул, которые искусственный интеллект оценил как перспективные. На то, чтобы прийти к такому выводу, нам понадобилось несколько месяцев, в то время как ранее на это уходили годы. Основные вычисления проводятся в запущенном в 2016 году Центре обработки данных (ЦОД), мощность которого составляет 268 TFLOPS. Сейчас ЦОД в основном занимается сложным структурным анализом: для создания нового лекарственного препарата рассматривается не менее 1 млн природных молекул. Помимо базовых исследований впоследствии нужные молекулы дорабатываются и усовершенствуются, в результате чего синтезируемый препарат становится более безопасным и эффективным. Первичный анализ в данном случае проводится в виртуальной среде in silico, и только после этого прошедшие отбор материалы отправляются в лаборатории для прохождения тестов in vitro и in vivo.

Использование методов математического моделирования экономит компании не только время и деньги, но и положительно сказывается на репутации. Ведь математические исследования снимают необходимость проведения тестов на животных моделях.

И я думаю, это только начало: функциональные математические модели демонстрируют неуклонно возрастающую эффективность и вскоре помогут полностью изменить процесс разработки и создания лекарственных препаратов.

Россия > СМИ, ИТ. Медицина > forbes.ru, 17 июля 2017 > № 2246302 Дмитрий Морозов


Италия. ЦФО > СМИ, ИТ. Транспорт > forbes.ru, 17 июля 2017 > № 2246301 Алина Бисембаева

Каршеринг по-итальянски: как европейский сервис привился на московской почве

Алина Бисембаева

Заместитель главы Департамента транспорта и развития дорожно-транспортной инфраструктуры города Москвы

В Москве услугами каршеринга пользуются уже 300 000 горожан. Исследование показало, что у 64% пользователей имеется автомобиль, но почти 40 % из них готовы от него отказаться — совсем или при поездках по городу

Впервые подобный сервис появился почти 70 лет назад в Цюрихе — один из жилищных кооперативов закупил для своих членов несколько автомобилей и предоставлял их в краткосрочную аренду. Сервис каршеринга в современном понимании начал распространяться в начале 2000-х с развитием средств GPS навигации и прочих электронных средств защиты и доступа в автомобили и выходом на рынок в США компаний ZIPCAR и FlexCar.

Сейчас каршеринг существует в большинстве стран Европы, а также в Северной Америке и Азии. Милан и Берлин можно считать городами, где этот сервис наиболее развит. В обоих случаях в городе в целом развивается концепция sharing транспорта (скутер, электрокар, велошеринг). В Милане присутствует 4 оператора каршеринга (Сar2Go, Drive Now, Enjoy, Share’N’Go) и более 1500 машин, в Берлине также 4 оператора (Car2Go, Drive Now, Driveby, Multicity) и более 2300 автомобилей. Отмечу, что в этих городах становлением сервиса активно поддерживается муниципальными властями. В результате в Берлине на 1 тыс. жителей приходится 0,66 машин, занятых в системе каршеринга, а в Милане — 1,16 автомобилей.

За основу столичного каршеринга был взят преимущественно итальянский опыт: в Милане каршеринг существует дольше, чем в других городах, — с 2001 года, на сегодня это один из наиболее развитых сервисов. Более того, в Милане один из лучших показателей по количеству видов шерингового транспорта, количеству операторов и машин на душу населения.

Зарубежная практика показала, что внедрение сервиса не только удобно для тех, кого не удовлетворяют традиционные транспортные форматы, но и позитивно влияет на проблему пробок, так как 30% горожан, которые начинают пользоваться краткосрочной арендой, отказываются от личного автомобиля в течение первых трех лет функционирования каршеринга в городе. Таким образом, один автомобиль в системе каршеринга способен заменить до 10 личных авто!

Мы проанализировали опыт европейских городов и пришли к выводу, что в Москве существуют благоприятные условия для запуска сервиса. Прогноз оказался верным. Сейчас на столичном рынке работает 5 операторов, которые располагают более 2500 автомобилей. Выходит на рынок шестой оператор — компания с итальянским капиталом Easy Ride, ранее развивававшая сервис в Италию. В московском проекте компания планирует использовать Рено Каптюр (кроссоверы). Получается, мы уже опередили своих «учителей» — Милан и Берлин, как по числу участников рынка, так и по количеству машин, и эти цифры будут расти, так как мы не ставим ограничения по количеству операторов.

Каршеринг в Москве развивается в рамках наиболее популярной в Европе модели freefloating. Она позволяет клиентам брать и оставлять авто в любой точке города в пределах определенной оператором зоны. По моему мнению, это наиболее гибкий и удобный для горожан формат.

Качество и стоимость услуг, а также парк автомобилей, которые предлагают столичные операторы, отличаются незначительно. Как правило, это автомобили одного класса (преимущественно моделей Hyundai Solaris и Kia Rio), которые предоставляются клиентам по тарифу в диапазоне 7-10 рублей за минуту.

В настоящее время в столице 300 тысяч активных пользователей каршеринга. Исследование, проведенное одним из операторов, позволило составить портрет среднестатистического клиента: это мужчина в возрасте от 26-35 лет с высшим образованием занятый в различных сферах в должности специалиста или руководителя. Выяснилось, что у 64% респондентов имеется автомобиль, но почти 40 % из них готовы от него отказаться — совсем или при поездках по городу.

Применительно к российским реалиям ежегодная выгода от внутригородских поездок с использованием услуг каршеринга по сравнению с личным авто может составить до 170 тыс. рублей в год. Экономия достигается за счет издержек на автострахование, налоги, парковочные абонементы, затрат на бензин и техобслуживание. Москвичи получили альтернативу личному и общественному транспорту, которая обходится дешевле такси.

Что касается операторов, то с запуском проекта «Московский каршеринг» у них появилась возможность приобрести льготное парковочное разрешение, это сделало бесплатной для клиентов сервиса стоянку в черте города. Единый стиль оформления помогает без труда заметить автомобили каршеринга в транспортном потоке. В планах — предоставлять операторам каршеринга субсидии на оплату части лизинговых платежей по аналогии с поддержкой таксомоторных перевозок.

По нашим подсчетам, для столицы оптимальным является парк численностью не менее 10-15 тыс. автомашин. Емкость рынка, по нашим оценкам, не выбрана и на 30%, поэтому я высоко оцениваю коммерческие перспективы развития данного сервиса в нашем городе.

Италия. ЦФО > СМИ, ИТ. Транспорт > forbes.ru, 17 июля 2017 > № 2246301 Алина Бисембаева


Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > forbes.ru, 17 июля 2017 > № 2246298 Александр Дунаев

Регулирование финтеха: пять ключевых шагов к устойчивому росту

Александр Дунаев

сооснователь ID Finance, операционный директор сервиса онлайн-кредитования MoneyMan

Рональд Рейган однажды кратко изложил принципы государственного регулирования: «Если что-то движется, обложи это налогами. Если продолжает двигаться — зарегулируй. А как остановится — субсидируй»

Если в качестве примера мы взглянем на финтех-сектор Великобритании стоимостью около 7 млрд фунтов стерлингов, в котором заняты около 60 000 человек, то можно с уверенностью заявить, что сегодня он находится в прекрасной форме и не просто движется, а мчится, как Усэйн Болт. При этом, помимо прямого экономического эффекта, непременно стоит учесть более широкое влияние прорывных финансовых технологий. Например, снижение стоимости услуг кредитования и страхования, повышение общего уровня финансовой доступности, снижение транзакционных издержек в области денежных переводов, платежей и непрофессиональных розничных инвестиций. Кроме того, технологии находятся на острие идеологического дискурса в финансовой сфере в целом.

Однако эволюция подразумевает не только успехи, но и ошибки, неудачи, тупиковые ветви развития. В мировой финтех-индустрии в качестве таковых можно назвать распространение финансовых пирамид в Китае вместе с развитием peer-2-peer кредитования, использование криптовалют для незаконных, а зачастую и криминальных покупок, операций, а также скандал c обманом инвесторов Lending Club, приведший к катастрофическому снижению капитализации компании и отставке ее основателя Рено Лапланша.

Тем не менее технологические достижения в области финансов также очевидны. И задача регулирования теперь заключается в обуздании индустрии, минимизации эксцессов, в модернизации ее правовых основ и создании единых понятных правил игры. Этому, очевидно, поможет разработка дорожной карты развития быстрорастущего финансово-технологического сектора.

Существует глобальное четкое понимание того, что регулирование необходимо для долгосрочного устойчивого роста финтеха. В конце прошлого года одно из подразделений Министерства финансов США — Управление контроля денежного обращения — предложило создать федеральную хартию небанковских продуктов и услуг. Это существенное изменение для страны с децентрализованным финансовым регулированием, где каждый штат самостоятельно определяет правила игры. На другом берегу Атлантики Марк Карни, управляющий Банком Англии, недавно подчеркнул необходимость создания единой регулирующей инфраструктуры для процветания финтеха.

Полагаю, что есть ряд четких и понятных шагов, которые будут способствовать глобальному росту финансового-технологического сектора.

Регулярная прозрачная коммуникация с отраслью

Может показаться очевидным, но для регулятора крайне важно иметь постоянный контакт с ведущими финтех-игроками и экспертами для лучшего понимания потребностей как самих компаний, так и потребителей финансовых услуг. Безусловно, финтех-компании являются лишь одним из голосов в хоре заинтересованных сторон, но в условиях быстрых технологических и экономических изменений получение информации из первых рук определенно имеет смысл. Создание профильных ассоциаций, рабочих групп, проведение или участие в открытых дискуссиях на различных публичных площадках, например, в рамках конференций и форумов, поможет регулятору расставить приоритеты и сосредоточиться на решении стратегических вопросов.

Делегирование и разделение регулятивных функций

Регулятору необходимо разделить с индустрией и другими институтами собственные функции настолько, насколько это максимально возможно. Под зонтом финтеха укрывается сразу несколько суб-отраслей: потребительское и корпоративное кредитование, страхование, сектор денежных переводов и платежей лишь наиболее заметны в этом списке. Наш опыт говорит о том, что имеет смысл функционально разделить и регулирование. Например, Центральному банку, а также институтам, обеспечивающим защиту прав потребителей, которые регулируют потребительское кредитование в банках, вполне по силам также регулировать финтех-компании, ведущие аналогичную деятельность. Это также имеет смысл с точки зрения синхронизации стандартов защиты прав потребителей. Также в интересах всех сторон унификация стандартов сбора данных и идентификации клиентов (KYC), противодействия отмыванию доходов, полученных незаконным путем (AML) и т. д. Кроме того, включение финтех в регулирование наряду с основными финансовыми услугами твердо ставит его ближе к центру внимания, а следовательно, и к центру значимости для регулятора.

Фокус на создании новой инфраструктуры

Любое государство должно активно создавать, оказывать поддержку и продвигать то, что Марк Карни называет «материальной» инфраструктурой для компаний нового поколения, другой «породы» занимающихся финансовыми услугами. Этот тип инфраструктуры чаще всего является бременем для корпоративного сектора, однако его потенциальная выгода для страны и общества очевидна. Здесь необходимо сфокусировать внимание на платежах, расчетах, идентификации и на доступе к данным. Одним из лучших мировых примеров суверенного стратегического мышления в этой области является, несомненно, проект Aadhaar в Индии. Эта биометрическая система уже сегодня обладает исчерпывающими данными о более чем 1 млрд индусов, покрывая львиную долю взрослого населения страны. Колоссальный проект вместе с ускорившимся централизованным курсом правительства и монетарных властей на изъятие наличных денег из экономики может действительно изменить жизни сотен миллионов граждан Индии к лучшему, стремительно повышая уровень финансовой доступности.

Совместное использование существующей инфраструктуры

Несмотря на то что необходимость создания общедоступной «материальной» (по Карни) инфраструктуры очевидна, существуют и более доступные способы повышения конкуренции в финансовой индустрии. Прежде всего, это расширение прав граждан на владение данными о самих себе, которыми обладают, например, крупные игроки сферы финансов — банки, страховые компании, а также телекоммуникационные компании и интернет-гиганты вроде Google, Yandex и Mail.ru Group. Один из способов добиться этого — позволить передавать персональные данные третьим лицам с обязательного согласия конечного владельца данных. Тогда как, с одной стороны, это позволит пользователям монетизировать собственные данные, получая доступ к более конкурентным предложениям, с другой — частное право на данные позволит финтех-компаниям сосредоточиться на том, что они делают лучше всего: анализировать данные, обнаруживать рыночные неэффективности и несовершенства, а затем внедрять передовые технологии, которые их ликвидируют. Ярким примером совместного использования инфраструктуры является платежная директива Евросоюза PSD2, которая обязывает банки открывать транзакционные данные третьим лицам через программные интерфейсы (API). Эта инициатива заслуживает похвалы и просто обязана быть поддержана регулирующими органами во всем цивилизованном мире.

Внедрение пятилетних дорожных карт развития

Неопределенность в регулировании является основным фактором, который препятствует развитию финансовых технологий. Прежде всего, эта неопределенность существенно ограничивает приток капитала в отрасль, снижая мультипликатор к финансовым результатам (выручка или прибыль), которые обуславливают стоимость компаний. Это еще больше затрудняет реинвестирование капитала из-за увеличения неопределенности. При этом важно понимать, что крупнейшие игроки с технологическими ноу-хау обладают достаточно широкими возможностями выбора направления географической экспансии. При прочих равных условиях эти компании всегда будут инвестировать в страны с самыми прозрачными и понятными правилами игры. Это означает, что страны, которые занимают двойственную позицию в отношении будущего финансовых технологий в своей юрисдикции, ставят себя в проигрышную ситуацию и вероятно понесут потери.

Таким образом, будущее финтеха не будет определяться исключительно технологическими достижениями. Сегодня мы находимся в той точке истории, в которой на первый план в укреплении и развитии финансовых инноваций выходят государства и транснациональные регулирующие институты.

Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > forbes.ru, 17 июля 2017 > № 2246298 Александр Дунаев


Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > bankir.ru, 17 июля 2017 > № 2246272

Александр Егоркин, Газпромбанк: «В 2017 году надо очень пристально изучать внутренние угрозы»

Александр Егоркин, начальник департамента защиты информации Газпромбанка

Беседовал: Сергей Вильянов, главный редактор Банкир.Ру

Начальник департамента защиты информации Газпромбанка на конференции ITSF 2017 рассказал Банкир.ру о потенциальных слабых местах дистанционного открытия счетов в банках, о меняющейся роли человека в банковском бизнесе и о том, что не стоит искать источники опасности только снаружи.

— Александр Викторович, ровно год назад мы беседовали здесь же, в Казани, и вы рассказывали о проблеме дроперов. Но за это время дроперские схемы стали довольно дорогими. И вот уже до нас доходит информация, что получение наличных на последнем этапе заменила покупка дорогостоящих гаджетов. Продавать их даже с дисконтом выгоднее и безопаснее, чем искать армию дроперов. Яркий пример того, как любая устраненная брешь в стене тут же обнаруживает альтернативу.

— Да, за минувший год число атак такого рода резко снизилось. На нашей стороне стоит мощная система антифрода, анализирующая платежные поручения по большому числу параметров. Бывают случаи, когда сами клиенты совершают… странные действия, но в целом количество результативных действий злоумышленников сократилось в десятки раз.

Растут грамотность клиентов и бдительность банков. По своим картам мы не наблюдали массовых закупок гаджетов. Но жулики неутомимы в поиске новых и новых уязвимостей.

— Вы упоминали в прошлом году о том, что стали страховать свои банкоматы от фрода, сказав, что это выгоднее, чем бесконечно повышать уровень защиты. Оправдала ли себя бизнес-модель?

— Вопрос не совсем в моей компетенции, но по моему мнению , если оснастить банкомат полной линейкой продуктов, защищающих его от всех видов угроз (качание, вскрытие, заполнение газом и т.д.), то он никогда не окупится. Поэтому достаточно поставить антискимер, «анти блэк бокс» и видиорегистратор, а остальные риски застраховать. И такой подход оказался рентабельным. Банкоматы остаются желанной целью для преступников – их и сверлят, и увозят целиком в неизвестном направлении. Страховка выручает.

— Совсем скоро станет реальностью дистанционное открытие счетов для клиентов, уже прошедших процедуру идентификации в других банках. Наряду с новыми возможностями и вызовами для бизнеса, это несет и определенные изменения в подходах к работе департамента защиты информации. На что, по вашему мнению, стоит обратить внимание?

— Определенные опасения у нас есть. Требуется очень строгая аутентификация. Упор делается на биометрию, но этот способ идентификации и аутентификации сегодня дает большое количество ошибок первого и второго родов. То есть не пускает, кого надо пускать, и пускает, кого не надо. Лично мне кажется, что биометрия хороша для идентификации, но не для аутентификации. То есть одно дело просто назвать себя, а другое – подтвердить это. Для второго необходимо некое знание (например, пароль) или наличие чего-то: цифровой ключ, eToken. В таком сочетании метод работает, но тут мы плавно подходим к другому моменту. Ведь на банки накладывается добровольное обязательство обмена клиентскими базами. Не уверен, что все кинутся это делать.

— С учетом того, что даже с FinCERT сотрудничают две трети банков…

— Да, и ведь там обмен информацией идет только об инцидентах и в обезличенном виде.

Есть противоречие с базой ЕСИА: с одной стороны, ее надо очень надежно защищать, а с другой у нее будет действительно много пользователей, которым необходим весь объем информации. То есть фактически уровень защищенности базы будет зависеть от уровня защищенности пользователей. То есть стремиться к нулю. Почему при атаке шифровальщиком WannaCry пострадали сети органов правопорядка? Да потому что они обрабатывают запросы клиентов, которые на тот момент уже были заражены. Причем заражены новым не известным вирусом, который не идентифицируется антивирусными средствами К ЕСИА будут обращаться банки, небанковские организации, пенсионные фонды – и однажды данные окажутся у злоумышленников.

Поэтому, повторюсь, аутентификация необходима. Точки присутствия банков должны де-факто превратиться в удостоверяющие центры. Традиционным операционистам там со временем будет делать нечего, но функции первичной регистрации и аутентификации сохранят важность. Собираемые данные должны разделяться и потом дополнять друг друга. То есть даже если злоумышленники достучатся в ЕСИА, полученной ими информации не должно хватать для действий от имени индивидуума и совершения транзакций.

В то же время, для клиента отсутствие необходимости визита в банк крайне удобно, и тот, кто это первым нормально реализует, завоюет рынок. Именно – нормально. Потому что, если в ходе реализации проекта вдруг утекут клиентские данные, от успехов не останется и следа. Да и от банка, возможно.

— За исключением данной темы, на что вы в первую очередь обращаете внимание в 2017 году?

— Конечно, внешние угрозы никуда не делись, и о них достаточно много говорят и регулятор, и средства массовой информации. Но я ни разу не видел сюжетов про инсайдеров, и этот дисбаланс, на мой взгляд, несколько противоречит реальности. Все реальные крупные хищения происходят внутри. Они и не видны, и недооценены. Возможно, потому, что речь обычно идет не о классических атаках, а о злоупотреблении служебным положением в корыстных целях.

Мы сейчас разворачиваем в банке тестовые платформы, которые позволят выявлять поведенческие отклонения среди сотрудников, имеющих возможности по перераспределению активов и доступ к персональным данным. Причем идет анализ действий сразу в нескольких рабочих средах.

Примеров превышения полномочий довольно много. Например, операционист может отследить текущий счет с внушительной суммой, которую никто не трогает пару лет. И положить ее на депозит с хорошим процентом. Если клиент придет, тут же вернуть ее обратно вместе с процентами. Если нет – само тело вклада вернуть, а проценты оставить себе. И это самый простенький пример. При торговле ценными бумагами нередко создается правильно организованная путаница, позволяющая отдельным гражданам работать «в себя».

Выявление и исключение таких фактов повысило бы эффективность отдельного банка и банковской системы в целом. И мне кажется, что в 2017 году надо очень пристально изучать именно внутренние угрозы. Древние китайцы не зря говорили, что предает только свой. Ведь враг предать не может.

— Но ведь у историй с инсайдерами есть и обратная сторона. В регионе молодому специалисту в банке предлагают сейчас 12-15 тысяч рублей за полный рабочий день. А ответственность высочайшая, и постоянно внушительные цифры перед глазами. Разумеется, низкий доход не повод, чтобы воровать и мошенничать. Но возникает чувство социальной несправедливости…

— Да, такая проблема есть. Далеко не всегда квалификация и права рядового сотрудника банка соответствуют его уровню дохода.

Мне кажется, выход в автоматизации. Как можно больше рутинных задач должны переходить с людей на машины. Людей в банке будет меньше, но перед ними будут стоять более творческие задачи по управлению автоматизированными процессами. И зарплата, соответственно, также возрастет.

— Ольга Дергунова в интервью нашему порталу говорила, что в течение пяти-семи лет услуга общения с живым банкиром должна стать платной и даже довольно дорогой.

— Я с ней согласен. Все бизнес-процессы в банке уже оцифрованы. Все договора, документы, ценные бумаги, проводки. И разного рода бумаги – лишь подтверждение транзакций, произошедших в цифровом виде. Не пора ли от них отказаться?

— Блокчейн?

— Как вариант. Это очень интересная технология, хотя не стоит ждать ее повсеместного внедрения слишком скоро. И еще должны быть окончательно сняты сомнения в надежности блокчейн для применения в банке. Мы видим, сколько пилотов запускается вокруг, и однажды лучшие из них дадут правильные плоды.

Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > bankir.ru, 17 июля 2017 > № 2246272


Россия. СФО > СМИ, ИТ > comnews.ru, 17 июля 2017 > № 2246271

РТРС поможет ГКС с телепортом

Елизавета Титаренко

ФГУП "Российская телевизионная и радиовещательная сеть" (РТРС) и ОАО "Газпром космические системы" (ГКС) согласовали план работ по созданию телепорта для развития спутниковой программы "Ямал-600" в Сибирском федеральном округе (СФО), а в первой половине 2018 г. планируют заключить договор, в котором стороны определят финансовые условия сотрудничества. ГКС намерен создать новый телепорт на базе объекта спутниковой связи РТРС - "Азимут-Н" в Новосибирске, и сейчас спутниковый оператор разрабатывает проектную документацию объекта. Это не первый опыт сотрудничества ГКС и РТРС по подобным проектам.

Напомним, 30 мая ГКС и РТРС заключили соглашение о сотрудничестве. Документ подписали первый замгендиректора РТРС по управлению, эксплуатации и развитию сети Виктор Пинчук и генеральный конструктор ГКС Николай Севастьянов в присутствии гендиректора ГКС Дмитрия Севастьянова и директора филиала РТРС "Сибирский региональный центр" Александра Отцецкого. В соглашении определены намерения сторон по созданию "Телепорта 600 СФО" на инфраструктуре Центра спутниковой связи "Азимут-Н" филиала РТРС "Сибирский РЦ".

Как рассказал корреспонденту ComNews представитель пресс-службы РТРС, уже согласован план работ. "В соответствии с этим планом РТРС в 2018 г. подготовит технологическую площадку для размещения антенной системы телепорта. Сейчас идет этап разработки проектной документации, которой занимается ГКС. Параметры сотрудничества, включая финансовые условия, будут определены договором, который планируется заключить в первой половине 2018 г.", - сообщил сотрудник РТРС.

По заключенному в мае 2017 г. соглашению, РТРС не только построит на объекте "Азимут-Н" технологическую площадку для размещения крупногабаритной антенной системы телепорта, но и выделит спутниковому оператору технические помещения и резервированный канал связи, а также обеспечит телепорт электропитанием. Это необходимо для развития спутниковой программы "Ямал-600" в СФО. Она предусматривает плановую замену спутника "Ямал-202" на спутник "Ямал-601", строительство телепортов в Подмосковье и Сибири и развитие бизнеса ГКС в Ka-диапазоне.

ГКС планирует запуск спутника "Ямал-601" на конец 2018 г. Как пояснил корреспонденту ComNews представитель "Газпром космически системы", многолучевые антенны Ka-диапазона спутника "Ямал-601" сформируют 32 абонентских луча. Специфика организации услуг в Ка-диапазоне при многолучевой зоне покрытия заключается в необходимости использовать пространственно разнесенные центральные станции спутниковой связи (телепорты), имеющие мультисервисные спутниковые платформы, подключенные к волоконно-оптическим линиям связи (ВОЛС). Так как в системе связи Ка-диапазона на базе спутника "Ямал-601" применяется повторное (двукратное) использование имеющихся полос частот фидерных линий, то необходимо иметь два пространственно разнесенных телепорта. Сотрудник ГКС подчеркнул, что затраты на их создание предусмотрены в проекте "Ямал-601".

По его словам, один из телепортов будет построен на территории Резервного пункта управления ГКС, который был создан в 2012 г. вблизи города Переславль-Залесский Ярославской области для управления группировкой космических аппаратов ГКС на случай возникновения нештатных ситуаций или проведения профилактических работ в Телекоммуникационном центре Щелково. Второй телепорт будет размещен на базе объекта спутниковой связи РТРС в Новосибирской области.

"Оба эти местоположения были выбраны после тщательного анализа окружающей электромагнитной обстановки, которая не должна создавать помех работе системы спутниковой связи в Ka-диапазоне", - представитель ГКС. Сотрудник РТРС пояснил корреспонденту ComNews, что "Телепорт 600 СФО" позволит оказывать экономичные услуги высокоскоростного доступа в Интернет для корпоративного сектора, администраций регионов, малого бизнеса и физических лиц.

РТРС и ГКС уже имеют опыт подобного сотрудничества. В 2014 г. в Хабаровском крае (село Скворцово) на территории Дальневосточного филиала РТРС был создан так называемый восточный пункт управления "Газпром космические системы". Он предназначен для управления спутником "Ямал-300К", работающим в орбитальной позиции 183° в.д. и поэтому "не наблюдаемым" из подмосковного Щелково. Земные станции управления, размещенные ГКС на этой территории, обеспечивают передачу на борт спутника "Ямал-300К" командно-программной информации, поступающей из центра управления полетом в Щелково, прием со спутника телеметрической информации о работе бортовых систем и передачу ее в центр управления полетом, проведение траекторных измерений.

Напомним, орбитальная группировка ГКС состоит из четырех космических аппаратов - "Ямал-202" (запущен в 2003 г., находится в точке стояния 49° в.д.), "Ямал-300К" (запущен в 2012 г., находится в точке стояния 183° в.д.), "Ямал-401" (запущен в 2014 г., находится в точке стояния 90° в.д.) и "Ямал-402" (запущен в 2012 г., находится в точке стояния 55° в.д.).

Как ранее сообщал ComNews, ГКС еще в 2013 г. разработал и согласовал с ПАО "Газпром" технико-экономическое обоснование и бизнес-план по проекту создания космической системы связи с аппаратом "Ямал-601". В результате конкурсных процедур создателем спутника была выбрана компания TAS. "Ямал-601" будет изготовлен на базе платформы Spacebus-4000. В 2016 г. ПАО "Сбербанк" предоставил для "Газпром космические системы" пять кредитных линий на общую сумму 22 млрд руб. - на создание спутника связи "Ямал-601" и наземной инфраструктуры для управления им, на запуск космического аппарата на орбиту, а также на его страхование (см. новость ComNews от 29 июля 2016 г.).

Россия. СФО > СМИ, ИТ > comnews.ru, 17 июля 2017 > № 2246271


Россия > СМИ, ИТ. Транспорт > forbes.ru, 17 июля 2017 > № 2246249 Оскар Хартманн

Как «совместное потребление» меняет нашу жизнь и можно ли на этом заработать

Оскар Хартманн

основатель проектов KupiVIP.ru, Carprice, Aktivo, CarFix.

Насколько концепция совместного потребления актуальна для России и какие возможности она открывает?

Новая социально-экономическая модель sharing economy, похоже, окончательно меняет отношение к собственности и потреблению во всем мире. Начав с недвижимости и транспорта, мы переходим к совместному владению зонтиками и совместному пользованию отоплением в домах. Онлайн-платформы, позволяющие людям и компаниям совместно использовать принадлежащие им ресурсы, уже создали мировой рынок с объемом более $15 млрд и перспективой роста до $335 млрд к 2025 году.

В 2014 году, когда французский сервис поиска автопопутчиков для дальних поездок BlaBlaCar выходил на российский рынок, я часто слышал от скептиков: «Наши люди не доверяют друг другу, каждый хочет отгородиться от других высоким забором». Но все это оказалось мифом! В течение двух лет на этот сервис в России подписались более 1 млн водителей, и российский рынок стал для компании основным. И мы здесь не в догоняющих, а впереди многих стран. Истории про то, что в России «особое отношение к собственности», мол, владение движимым и недвижимым имуществом для нас — признак не только стабильности, но и статуса, уходят в прошлое. Сегодня и элита общества, и средний класс все чаще склоняются к рациональному потреблению.

Концепция sharing economy основана на том, что потребителю выгоднее и удобнее платить за временный доступ к продукту, чем владеть им. Единоличное владение имуществом в современном мире зачастую становится дорогим и невыгодным, будь то яхты, самолеты, загородные дома, заграничные резиденции или спортивный и строительный инвентарь. Недешево обходится покупка и содержание автомобиля, который в среднем используется нами лишь 3% времени, что, в общем, довольно нерационально. Кроме того, и модель потребительского поведения в обществе меняется: мы все чаще берем в аренду не потому, что не можем купить, а просто потому, что не хотим. Мы хотим свободы, новых впечатлений и поездок по всему миру, в то время как собственность становится настоящим балластом, требующим постоянного внимания и расходов на содержание.

Первым, кто освоил привычку «совместного пользования», как ни странно, стал состоятельный потребитель. Ведь качественное управление активами и содержание обширного домашнего хозяйства обходятся недешево. Состоятельная семья, нанимающая для этого команду профессионалов, вынуждена тратить примерно $2–3 млн в год. Подобные услуги было выгодно делить с другими семьями того же круга. Затем эта концепция прижилась на рынке частных самолетов и яхт, простой которых на парковке обходится владельцу весьма недешево. Сегодня в совместное пользование отдаются уже лимузины и частные дома, содержание которых также стоит немалых денег. Я даже не могу вспомнить, чтобы кто-то из моих состоятельных друзей купил, к примеру, личный самолет. Им вполне достаточно услуг стартапа JetSmarter, основанного, кстати, выходцем из России Сергеем Петроссовым. Инвесторами стартапа стали королевская семья Саудовской Аравии и рэпер JayZ, которые вложили в него в общей сложности около $105 млн. Перспективы рынка sharing для частных самолетов, большинство которых летают лишь 200–300 часов в год, впечатляют. Ведь самолеты авиакомпаний накручивают за тот же период более 2000 часов.

Похоже, даже среди российской элиты остается все меньше желающих строить огромные резиденции. Проекты, в которых владелец недвижимости оставляет за собой особую зону и сдает остальную часть внаем, обеспечивая объекту ликвидность, перестают быть диковинкой. Освоившись на рынке luxury, идеи sharing пошли в средний класс, который полюбил как Airbnb, так и Uber. И Россия опять же не исключение. В 2016 году, по данным Airbnb, россияне вошли в топ-5 наиболее активных пользователей этого сервиса, специализирующегося на сдаче в аренду жилья для отпуска и на время отпуска. Жизнь безлошадных по убеждению горожан заметно скрасили такие сервисы, как BlaBlaCar и «Делимобиль», автомобили которого заполонили Москву буквально за год.

Вместо дорогой покупки деньги теперь идут на развитие бизнеса или вкладываются в инвестиционные инструменты. Знаменитый американский акт JOBS («Закон о стартапах») тут пришелся очень кстати. Рост инвестиционной активности и развитие таких площадок, как AngelList и Fundrise, позволили непрофессиональным инвесторам приумножать свои сбережения, которые более не идут на создание пассивного расхода, связанного с содержанием собственности (налоги, ремонты и т.д.). Для современного среднего класса важно иметь пассивный доход, который в перспективе позволит отказаться от работы или хотя бы создаст «подушку безопасности» в случае ее потери. Так, российская краудфандинговая (краудинвестинговая) платформа AKTIVO, которая позволяет частным инвесторам совместно инвестировать в объекты коммерческой недвижимости, разделив порог входа в проект, примерно за полтора года работы на рынке привлекла в коммерческую недвижимость более 850 млн рублей.

Одна из причин столь победного шествия sharing economy — это, конечно, развитие интернет-платформ, которые значительно снизили трансакционные издержки такого рода бизнеса. Их развитие позволило вовлечь в модель совместного потребления широкий круг клиентов. Но успеху этой экономической концепции способствует и меняющееся мировоззрение общества. Молодому поколению уже сложно представить, как можно купить загородный дом и отдыхать лишь там. Зачем покупать дом в Испании или Италии, если лучше побывать в разных странах, не привязываясь к одному месту? Зачем копить деньги на автомобиль и тратить деньги и силы на его содержание? Зачем откладывать деньги на инвестпроект мечты, в то время как инвестировать можно сообща с другими, вкладывая столько, сколько есть?

Итак, sharing economy, похоже, уже не остановить. Теперь мы видим, как недавно возникший немецкий стартап Conjoule, развивающий решения для пиринговой торговли возобновляемой энергией, привлек €4,5 млн в первом раунде финансирования. Стартап Conjoule создает площадку для торговли энергией, которая призвана объединить частных производителей и локальных потребителей возобновляемой энергии. То есть владельцы солнечных батарей, расположенных на крыше дома, или ветряков смогут делиться ею при наличии излишков, продавая напрямую другим потребителям. Sharing-платформы готовы предложить нам не только дорогие и труднодоступные вещи, но и обычные зонтики. Именно так поступил китайский стартап Sharing E Umbrella, предоставляющий зонты в аренду. Правда, спустя пару недель после запуска большинство из 300 000 зонтов, розданных в аренду стартапом, «пропали без вести», то есть так и остались у клиентов. Однако основатель Sharing E Umbrella Чжао Шупин сообщил, что его бизнес далек от провала. Он по-прежнему планирует до конца 2017 года предоставить клиентам сервиса в аренду более 30 млн зонтов стоимостью около $9.

Как бы то ни было, вскоре мы станем свидетелями того, как sharing economy охватывает все больше сегментов традиционной экономики. В первую очередь, конечно, логистику и рынок коммерческих перевозок. Кроме того, sharing-платформы пока мало задействованы на рынке строительной техники и инструментов. Возможно применение подобной модели и в узких нишевых сегментах, связанных, к примеру, с арендой музыкальных инструментов, спортивного инвентаря, медиааппаратуры.

Мне лично кажется, что очень восприимчивым к подобным технологиям может оказаться сельское хозяйство. Участвовать в сельскохозяйственных проектах сейчас хотели бы многие инвесторы, но любой хоть сколько-нибудь серьезный проект в этой сфере требует значительных инвестиций в размере не менее $5–10 млн. В то же время имеется спрос на инвестиции и со стороны собственников земли, для которых важно, чтобы она обрабатывалась и приносила доход. Я думаю, появится специализированная платформа, которая заставит эту связку работать. Безусловно, такой проект реализовать сложно, но я уверен, что в этом сегменте есть большой потенциал.

Россия > СМИ, ИТ. Транспорт > forbes.ru, 17 июля 2017 > № 2246249 Оскар Хартманн


Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 17 июля 2017 > № 2246248

Экономически не обоснованы: ФАС потребовала от операторов связи изменить тарифы в роуминге

Редакция Forbes

На исполнение предписания «большой четверке» дали срок в 14 дней

Федеральная антимонопольная служба (ФАС) потребовала от «большой четверки» операторов сотовой связи в течение двух недель изменить тарифы на услуги сотовой связи в поездках, исключив необоснованную разницу цен. Предупреждение выдано «Вымпелкому» (работает под брендом «Билайн»), МТС, «Мегафону» и «Т2 Мобайлу».

«ФАС России установила признаки нарушения пункта 6 части 1 статьи 10 Закона о защите конкуренции, которые выразились в установлении и поддержании разных тарифов на услуги сотовой связи в домашнем регионе и поездках по России», — говорится в сообщении, опубликованном в понедельник, 17 июля, на сайте ведомства.

Четверка мобильных операторов связи обязана в течение 14 дней с момента получения предупреждения изменить условия тарифных планов. За 10 дней до введения новых условий они должны уведомить абонентов о таких изменениях.

В действиях операторов ФАС выявила тот факт, что мобильные операторы устанавливали разные тарифы на услуги сотовой связи в домашнем регионе и поездках по России. Оказалось, что чем дороже тарифный план у абонента, тем меньше для него разница в тарифах на услуги сотовой связи дома и поездках. Когда абонент является владельцем тарифного плана среднего ценового сегмента, то объем минут, СМС и Интернета у него действует только в домашнем регионе пребывания. При выезде за его пределы услуги связи тарифицируется по базовым тарифам.

Проанализировав ценовые предложения и условия технической организации оказания услуг связи, ФАС пришла к выводу, что «эти действия ни экономически, ни технологически не обоснованы».

Ранее, 10 июля, ФАС России направила в Минкомсвязь предложения по отмене национального роуминга. В настоящее время в России действует национальный и внутрисетевой роуминг, а также отдельный роуминг по Крыму. Национальный роуминг действует в случае, когда сеть определенного оператора не присутствует в каком-либо регионе и оператор вынужден платить другим операторам за использование их сетей. Внутрисетевой роуминг действует в пределах одной сети на территории всей страны и отличается по регионам.

В июне 2017 года в Госдуму был внесен законопроект об отмене национального роуминга. Он предлагает внести поправки в статью 54 закона «О связи» и предлагает операторам предоставлять услуги связи в пределах страны по единому тарифу соответствующего оператора. В случает принятия закона, новые нормы вступят в силу с 1 января 2018 года.

Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 17 июля 2017 > № 2246248


США > СМИ, ИТ > forbes.ru, 17 июля 2017 > № 2246247 Джефф Безос

Джефф Безос получил премию Базза Олдрина за инновации в космической отрасли

Анастасия Ляликова

редактор новостей Forbes.ru

Сам астронавт заявил, что он «в восторге» от того, что Безос и Blue Origin стали первыми лауреатами премии

Основатель Amazon и Blue Origin Джефф Безос (№3 в глобальном рейтинге Forbes, состояние $72,8 млрд) получил премию Базза Олдрина за инновации в космической отрасли. Об этом сам 87-летний астронавт, ставший вторым человеком, ступившим на Луну, сообщил в своем Twitter. Церемония награждения проходила в Космическом центре Кеннеди NASA.

«У нас может быть триллион человек в солнечной системе. Что удерживает нас от этого следующего шага, так это то, что космические путешествия слишком дороги», — заявил Безос, передает Z News.

Его компания Blue Origin, занимающаяся космическими полетами, пытается снизить их стоимость за счет повторного использования ракет. «Я беру свои доходы от Amazon и трачу их ( на ракеты, которые можно использовать повторно). Мне невероятно повезло, что я могу это сделать», — добавил миллиардер. Фонд также удостоил премией бывшего астронавта NASA Мае Джеймисон, первую афроамериканку, побывавшую в космосе. Она получила Buzz Aldrin Space Pioneering Award.

Сам Олдрин, выступая на церемонии, заявил, что, по его мнению, люди смогут высадиться на Марсе уже в 2040 году. В частности, космическое агентство для этих целей запустило космическую ракетную систему и космический корабль Orion.

«Когда Базз говорит: «Поднимите свою задницу на Марс», речь идет не только о физической части того, как добраться до Марса, но и о приверженности большому и смелому делу», — заявила Джеймисон в беседе с The Associated Press.

Безос — глава интернет-компании Amazon.com, основатель аэрокосмической компании Blue Origin и владелец газеты The Washington Post. Он ежегодно продает акции интернет-ретейлера на $1 млрд, а полученные средства вкладывает в Blue Origin. В 2017 году он впервые вошел в тройку лидеров в рейтинге богатейших людей мира по версии Forbes с состоянием $27,6 млрд.

Blue Origin — не единственная частная компания, работающая над отправкой людей в космос: Space Exploration Technologies Corp. Илона Маска планирует отправить двух туристов в путешествие вокруг Луны в конце следующего года. Также этим занимается Virgin Galactic Ричарда Брэнсона.

США > СМИ, ИТ > forbes.ru, 17 июля 2017 > № 2246247 Джефф Безос


Япония. Весь мир > СМИ, ИТ. Армия, полиция > nhk.or.jp, 16 июля 2017 > № 2244313

В городе Хиросима прошел парад в поддержку договора о запрещении ядерных вооружений

В городе Хиросима, который подвергся атомной бомбардировке, в воскресенье прошел парад в поддержку носящего юридически обязывающий характер договора о запрещении ядерных вооружений.

Этот договор был одобрен 7 июля в штаб-квартире ООН в Нью-Йорке при поддержке 122 стран и территорий.

США, Россия и другие ядерные державы, а также такие государства, которые зависят от ядерного зонтика, как Япония и большинство стран НАТО, не принимали участия в переговорах.

В параде участвовали примерно 30 членов общественных групп, а также уцелевшие жертвы атомной бомбардировки.

В их руках были большие бумажные журавли и плакаты, призывающие к миру без ядерных вооружений. Участники парада на протяжении примерно одного часа шли к детскому памятнику миру в Хиросимском мемориальном парке мира.

Япония. Весь мир > СМИ, ИТ. Армия, полиция > nhk.or.jp, 16 июля 2017 > № 2244313


Россия. Весь мир > Нефть, газ, уголь. СМИ, ИТ > minenergo.gov.ru, 14 июля 2017 > № 2246093 Кирилл Молодцов

Кирилл Молодцов: РФ за пять лет создаст технологию подводной добычи нефти.

Беседовал Дмитрий Сокуренко

Введение санкций три года назад лишило российские компании возможности использовать западное оборудование и технологии для освоения месторождений. Это стало толчком для отечественной промышленности и ИТ-сектора — в России появились свои уникальные разработки, которые уже проходят испытания. Как осуществляется импортозамещение в ТЭК, страшны ли отрасли хакерские атаки, почему в рамках программы газификации не стоит прокладывать трубы по всей территории РФ, в интервью РИА Новости рассказал заместитель министра энергетики Кирилл Молодцов.

- Как идет работа по импортозамещению оборудования для нефтегазовой отрасли, в том числе для работы на шельфе?

— В последние годы происходит постепенная переориентация российских нефтегазодобывающих компаний на размещение заказов на отечественных машиностроительных мощностях.

По добыче на шельфе мы определили порядка 20 приоритетных задач на ближайшую перспективу. В настоящее время активно внедряются отечественные образцы запорных арматур, предназначенных для транспорта нефти и газа, разработано оборудование для бурения наклоннонаправленных скважин.

На базе уже созданных опытных образцов в наших планах к 2019 году обеспечить нефтедобычу российскими роторно управляемыми системами, а к 2022 году — нефтепереработку качественными присадками.

Если говорить детализировано, то из 600 элементов, которые так или иначе задействованы в шельфовой добыче от дна и до берега, порядка 300 нуждаются в замещении. Из этих 300 особо критичными можно назвать примерно 50 элементов.

Для работы над созданием российских образцов шельфового оборудования предусмотрен механизм научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ (НИОКР). В период 2017-2019 годов выделены 2,7 миллиарда рублей на реализацию восьми НИОКР, в том числе в сфере применения подводных добычных комплексов.

Таким образом, к 2021-2022 году мы можем представить опытный образец собственных технологий подводной добычи. Это сложно, потому что к такому оборудованию предъявляются повышенные требования в части экологической и технологической безопасности. Но есть первые успехи, есть люди, которые реально занимаются этой проблематикой и имеют все шансы достигнуть необходимого результата.

Кроме того, существуют технологии, связанные с геологией. Это 2D-, 3D-сейсмика и другие. Здесь мы тоже в некоторой степени отстаем, а может быть, даже не столько отстаем, сколько думаем, что мы все еще отстаем.

Например, в 2016 году начато выполнение НИОКР по ряду направлений геологоразведки — проектам по геленаполненной косе, системам позиционирования, донным сейсмическим станциям, сейсмокосам, унификации оборудования для бурового комплекса.

Реализацию большинства этих проектов мы завершим в 2017 году, но уже сейчас можно говорить о наличии образцов оборудования, проходящих полевые испытания.

- При этом многие российские компании предпочитают использовать зарубежные технологии и оборудование.

— Если смотреть на опыт, скажем, Китая, то они в своих внутренних водах на своем шельфе производят сейсморазведку исключительно силами китайских компаний. А мы иногда умудряемся при наличии уже собственных разработок и собственных судов привлекать те же китайские компании, говоря, что это дешевле.

- Насколько это правильно?

— Я считаю — не очень. Нужно оценивать, какой результат мы достигнем в итоге.

Для меня создание технологий добычи на шельфе — больший приоритет, чем исключительно наращивание объемов добычи, которое мы можем получить в ближайшие годы. Потому что технологии необходимы для решения стратегических задач.

- Как идет разработка и внедрение российского программного обеспечения для нефтегазовой отрасли?

— Программное обеспечение в целом развивается достаточно хорошо, существуют известные бренды. С отраслевой точки зрения я бы сказал, что наши коллеги и мы в том числе в некоторой степени не дорабатываем.

Для многих использовать существующее всегда легче и проще, чем перейти на что-то новое. Поэтому нужно переломить ситуацию, когда наши пользователи боятся и не хотят переходить на новые продукты, разработанные российскими программистами.

Для этого необходимо постоянно информировать компании о том, что происходит, что делается. Например, осенью будет проходить первое мероприятие в своем роде — Российская энергетическая неделя, где Минэнерго России постаралось собрать вместе все отрасли ТЭК: нефтегаз, технологии энергоэффективности, электроэнергетику, уголь, инновации и так далее. Об инновациях, в том числе о программном обеспечении, будем говорить вживую, обсуждать.

- Недавно "Роснефть", "Башнефть" и другие компании по всему миру сообщили о хакерской атаке. Какие-то меры противодействия Минэнерго планирует принимать, чтобы обезопасить отрасль?

— Есть государственные доктрины энергетической и информационной безопасности. Эти документы предстоит дополнять и изменять с учетом новых реалий.

Будем смотреть, как система должна локализовываться и управляться автономно. Главное — не допускать последствий, которые могут повлиять на обеспечение жизнедеятельности. Мы же умеем создавать автономные системы управления в судостроении например. И здесь тоже создадим. Может быть, это будет связано с внедрением новых технологий с автономными системами управления. Будем этим заниматься.

- Есть оценка ущерба от прошедшей атаки?

— Не заметил никакого ущерба. Во всяком случае, мы не обнаружили ни одного изменения потока информации по отрасли. Соответственно, все компании, которые так или иначе попали в подобные обстоятельства, видимо, были к ним готовы, что хорошо их характеризует. Получается, они могут прогнозировать ситуацию, что важно.

- Возвращаясь к теме арктического шельфа, когда могут появиться новые проекты по добыче углеводородов?

— "Газпром" и "Роснефть" уже работают на шельфе, появление новых проектов — вопрос экономической эффективности. С точки зрения добычи наши компании обеспечены запасами. В настоящее время добыча углеводородов на нашем шельфе не велика, она не превышает 5% от общероссийской.

При этом на арктическом шельфе содержатся предположительно значительные запасы нефти — более 15% от всех общероссийских, поэтому потенциал региона очень велик. Однако надо понимать, что затраты на освоение арктических акваторий значительно выше, чем на освоение других морских месторождений. И в этом смысле сегодня для компаний шельф — скорее вызов, чем потребность. Но средства, которые в настоящее время расходуются на освоение шельфа, обязательно окупятся в среднесрочной перспективе.

В то же время у нефтяников есть обязательства. Они получили лицензии, которые ограничены сроками. Государство говорит: мы вам шельф дали, будьте добры, разрабатывайте его. Поэтому работа идет поступательно.

Можно констатировать, что освоение месторождений арктического шельфа осуществляется в соответствии с лицензионными обязательствами, более того, планы недропользователей опережают их. В апреле был дан старт бурению на шельфе моря Лаптевых в пределах Хатангского участка. Также в этом году будут продолжены работы по разведочному бурению в акваториях Баренцева, Карского и Черного морей.

- Сейчас много говорят о ситуации с газификацией регионов России. Все-таки возможно ли обеспечить газом все населенные пункты в стране?

— Газификация регионов России — одно из наиболее масштабных направлений деятельности Минэнерго на внутреннем рынке. С 2005 по 2016 год уровень газификации в стране повысился с 53,3 до 67,2%. За последние 12 лет "Газпром" построил порядка 2,5 тысячи межпоселковых газопроводов протяженностью более 28 тысяч километров.

Созданы условия для газификации более 3,7 тысячи населенных пунктов (в среднем ежегодно около 300 населенных пунктов) и 5 тысяч котельных, а также порядка 815 тысяч домовладений и квартир.

При этом прокладывать трубы повсеместно — нелогично. В моем понимании примерно 15% населенных пунктов могут иметь сложности с проведением трубопроводного газа по нескольким обстоятельствам.

Например, у нас в стране несколько тысяч населенных пунктов с численностью менее десяти человек. Ни в коем случае не хочу сказать, что такие поселки останутся без газа. Газ — это наше достояние, которое мы должны прежде всего направлять на создание собственных благоприятных условий жизни. Поэтому населенные пункты должны быть газифицированы — либо трубопроводным газом, либо при помощи альтернативных источников. Создать условия для этого — наша задача.

Хотел бы напомнить, что у нас до 2020 года, а может быть, и чуть дальше, например до момента создания единого рынка газа ЕврАзЭС, будет существовать государственное регулирование цены на газ. Но одновременно существует цена альтернативного газа — СУГа (сжиженного углеводородного газа — ред.), который должен тоже поставляться населению. Можно вывести стоимость единицы теплотворности для потребности населения и, соответственно, понимать, какие обязательства государство может на себя взять с точки зрения обеспечения населения этим газом. Вот такую задачу пытаемся сейчас решить.

У нас есть своя инициатива, хотя некоторые наши коллеги называют ее анахронизмом, — законодательное регулирование задания производителям СУГ о поставках газа населению для бытовых нужд. Проект закона уже прошел обсуждение, в том числе и публичное. Более того, мне кажется, что даже Минэкономразвития услышало нашу позицию о том, что наша задача — прежде всего обеспечить население газом, и не важно — трубопроводным, сжиженным, сжатым или СУГом.

- Какова ситуация с тарифом на транспортировку газа для независимых производителей? ФАС убрала из повестки к заседанию правления этот вопрос. Возможна ли ситуация, что второй год подряд не будет индексироваться этот тариф?

— Минэнерго подход по верхней границе индексации предложило, дальше — решение правительства.

- Минэнерго давало поручение Газпрому проработать возможность для "Роснефти" экспортировать газ?

— Мы получали поручение президента. Позиция Минэнерго была подготовлена и доложена. Обновленного запроса со стороны "Роснефти" я пока не видел.

- Каковы основные задачи Минэнерго по нефтегазовой отрасли на вторую половину 2017 года?

— Завершение работы по подготовке двух генеральных схем развития — нефтяной и газовой отраслей на период до 2035 года.

Россия. Весь мир > Нефть, газ, уголь. СМИ, ИТ > minenergo.gov.ru, 14 июля 2017 > № 2246093 Кирилл Молодцов


Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > carnegie.ru, 14 июля 2017 > № 2244536 Александр Баунов

Еретик в соборе. Кто боится театра Серебренникова

Александр Баунов

Серебренникова выбрали среди прочего потому, что у него есть свой театр, а значит, он тоже начальник. Положение чужого в роли начальника собственного учреждения в центре Москвы особенно раздражает противников, делает его уязвимее других: начальником должен быть только свой. Так, священников, которые выбивались из традиционалистского единообразия, не запрещали в служении, но лишали собственных приходов

Отменяя премьеру, полностью распроданную на все четыре представления вперед, директор Большого театра Владимир Урин понимал, что будет скандал. Такого здесь не было несколько десятилетий.

Постановка "Нуреева", которая делалась с января ускоренными темпами по просьбе самого театра, могла иметь несовершенства, но опытный зритель знает, что с ними выходит почти любой спектакль и только после нескольких представлений он набирает форму. Участники и немногочисленные зрители последнего из прогонов говорят, что он прошел прекрасно. Но даже при некотором количестве шероховатостей можно было найти более мягкий выход из положения – объявить спектакль предпремьерой и сообщить, что он будет дорабатываться.

Опытный директор выбирал между двумя разновидностями скандала – тем, который сейчас сопровождает отмену премьеры, и тем, который случился бы, если бы она состоялась и на Исторической сцене показали историю любви танцора-гея, сбежавшего из СССР, поставленную режиссером, к которому только что приходили следователи. Разумеется, директор думал и о театре, и о собственной карьере, и даже о судьбе спектакля.

Знание правой руки

Производственная драма, где пожилой директор-ретроград борется с молодым прогрессивным художником, – упрощенное толкование произошедшего. Урин заинтересован и в том, чтобы спектакль вышел (он даже торопил его создателей), и в том, чтобы у Большого была возможность ставить современные спектакли, как он это делает уже много лет. Представление о Большом театре как о музее, где до сих пор показывают то самое «Лебединое озеро», которое все видели по телевизору в день ГКЧП, давно не соответствует никакой реальности. К постановке опер и балетов в Большом много лет привлекают современно мыслящих режиссеров, и зимой здесь прошла британская франшиза оперы Бриттена «Билли Бадд», где юный матрос восторженно обожает капитана, а старшина любит матроса, но сживает его со свету, отказываясь принять собственное чувство, и на сцене нет ни одной женщины. Ставишь 18+, и все дела с законом.

Постановка Серебренникова, судя по отзывам видевших, яркая и задорная, но не скандальная для тех, кто знает реальный, а не вымышленный Большой. Даже «голый» Нуреев на просочившемся в сеть видео репетиции – на самом деле танцор в плавках телесного цвета. Точно так же – в искусственном топлес – с 1990-х цыганки поют свой хор в «Травиате» в Музыкальном театре Станиславского и Немировича-Данченко, а у признанного учителя современного русского и мирового театра Анатолия Васильева с тех же 1990-х на словах «но мне порукой ваша честь» с Татьяны соскальзывало платье, а под ним ничего. Это не мешало ему получать все возможные российские награды и собственный театр на Сретенке. Да и главный придворный дирижер Валерий Гергиев с самого начала выпускает одну за другой новые прочтения опер и балетов. Тем не менее Урин счел, что в интересах всех отменить сейчас спектакль «Нуреев».

Урину указали на вопиющую несовместимость двух сюжетов, касающихся Серебренникова, да он и сам не мог ее не замечать. Завершающая сезон премьера на Исторической сцене Большого театра вызывающе противоречит исходящему из влиятельных государственных сфер нарративу о том, что Серебренников – сомнительный экспериментатор, реализующий свои болезненные фантазии за бюджетные деньги, которые вдобавок где-то там у него еще и пропадают.

Этот тип повествования старается совершенно неосновательно сместить Серебренникова куда-то в сторону акциониста Павленского и Pussy Riot. Ведь большинство знает его только по имени – в театр, хоть он и полон, как и в церковь, у нас ходят хорошо если три процента населения, и неизвестное в личном опыте, лишенное необходимого сравнительного материала имя можно наполнить чем угодно, как про любого чиновника сказать «коррупционер», а про любого дипломата – «шпион».

Если это сомнительный экспериментатор, что он делает в Большом, да еще во второй раз (в прошлом году вышел его балет «Герой нашего времени» с тем же композитором Демуцким), да еще на главной сцене в прайм-тайм? Большой театр – бывшее место партийных съездов, с его императорской ложей, куда водят почетных иностранных гостей, – продолжает восприниматься чуть ли не как филиал Кремля за стенами – как кремль русской культуры. Кто допустил? Кто недоглядел?

Урин чувствовал опасность такой ситуации в том числе для себя лично. Останавливая спектакль, он мог убеждать себя, что делает лучше и самому Серебренникову: возможный скандал после шумной премьеры мог бы навредить оказавшемуся в непростой ситуации режиссеру, подстегнуть его гонителей из числа культурных фундаменталистов.

В действительности происходит обратное: в момент преследования Серебренникова выход премьеры в Большом выглядел бы как подтверждение его режиссерского статуса, охлаждающее пыл даже самых рьяных обличителей. А вот бесцеремонная отмена премьеры дает им ободряющий сигнал: вот как с ним, оказывается, можно.

Но поскольку само преследование инициировано государственными следователями и поддержано близкими к государству хранителями нравов, риски, связанные с премьерой, в руководстве театра сочли превосходящими риски, связанные с его отменой. Не может наше государство одной рукой давить, а другой поддерживать, вот оно поддерживающую руку и убрало.

Слава борца

В процессе убирания руки произошел знаменательный случай конкуренции за право быть источником запрета. После того как Урин взял на себя эту тягостную обязанность, ТАСС выпустил новость со ссылкой на анонимный источник в Министерстве культуры, что показ балета перенесен по личному распоряжению Мединского. Позднее агентство скорректировало заголовок новости: теперь она о том, что Мединский поддержал перенос.

ТАСС не публикует новостей без их согласования с соответствующим ведомством, даже если источник анонимен. Случайное появление новости о прямом распоряжении Мединского практически исключено: глава ТАСС Сергей Михайлов учился вместе с Мединским в МГИМО, после выпуска вместе с ним основал пиар-агентство «Корпорация „Я“» (после трансформации – «Михайлов и партнеры»), все время политической и служебной карьеры оба не прерывали контактов, и сейчас они соседи по дому в центре Москвы.

Казалось бы, слава цензора не должна быть слишком желанной для министра культуры. Однако, распространяя эту новость, источники министерства и ТАСС ориентировались не на любителей театра и даже не на охранительно настроенную общественность, хотя она министра-цензора поддержала. Распространители новости надеялись, что ее заметит Путин, а консервативно настроенные силовики помогут ее правильно интерпретировать: министр Мединский – наш человек, не щадя репутации, сражается за суверенитет русской культуры против разлагающего влияния Запада. В этой среде ведь у времени – прямо как в стихах Бродского – есть пространство и география: тлетворная современность приходит с Запада, великое прошлое восходит на Востоке.

У желания прослыть запретителем гей-пропаганды на сцене Большого есть две причины. Одна – у Мединского проблемы. У него неполадки с диссертацией и репутацией ученого-историка, а его сотрудники сами только что побывали под следствием и судом за хищения при реставрации объектов культурного наследия и непрозрачные контракты. Министр четко знает одно правило: в нынешней идейно-административной конструкции если на тебя нападают либералы, тебя не тронут. Давление на Серебренникова – безошибочный способ вызвать недовольство либералов.

Вторая причина – группировки во власти давно считают дни до отставки премьер-министра Медведева, гадая, произойдет оно сразу после выборов или непосредственно до них, как бывало с прежними премьерами Касьяновым и Фрадковым, и прикидывают места в будущем правительстве.

Будет меняться состав правительства, в котором Мединский не самый ценный актив. С другой стороны, и его должность не так важна, чтобы за нее развернулись главные битвы. Как министр идеологического пула он скорее президентский, чем премьерский, путинский, а не медведевский. Само его назначение, которым он обязан Володину, произошло в рамках коррекции медведевского наследия вернувшимся Путиным, а значит, есть хороший шанс пережить вероятную отставку нынешнего премьера.

Для этого надо создать впечатление, что ты ценнее для государства по сравнению с второстепенным постом, который занимаешь, и, разумеется, борец за государственные идеалы. Когда ты значительнее своего поста, зачем тебя менять, а если уж менять, то с повышением. Акт самоотверженной защиты «кремля русской культуры» от растлителей – заметная заявка на нужность и верность. Ведь однополая любовь, сочувственно показанная на Исторической сцене Большого, противоречит всем заявлениям, что Россия страна традиционных ценностей.

Один из нас

Можно представить себе, что решение о пока временном запрете спектакля принималось выше уровня культурного министерства. Например, после скандала со снятием «Тангейзера» Тимофея Кулябина в Новосибирской опере по требованию тамошнего митрополита люди из Администрации президента интересовались грядущей премьерой Кулябина в Большом и даже посылали людей посмотреть репетиции оперы «Дона Паскуале», хотя директор Урин ручался за эту постановку. Но это было за полгода до того, как идеолога Володина во главе администрации неожиданно сменил технократ Кириенко, от которого трудно ожидать акта театральной цензуры, к тому же в его окружении немало любителей современного театра.

Российскую систему неверно представлять себе как непрерывную морзянку конкретных указаний по любому поводу, исходящих с самого верха. У нас персоналистский режим в символическом, а не в управленческом смысле слова.

Чиновники разного уровня обладают большой самостоятельностью, но их задача в рамках этой самостоятельности принять правильные решения, которые будут соответствовать виденью ситуации первым лицом, потому что за неправильные им придется отвечать. Именно так, а не в режиме бегающей к телефону марионетки с западных карикатур строились отношения между премьером Путиным и президентом Медведевым между 2008 и 2012 годом. Отсюда их публичные дискуссии, например, по ливийскому вопросу.

Система держится не на прямых командах сверху, а на том, что можно назвать иерархическим доверием (это когда одна облеченная доверием сторона подотчетна и зависима от другой) и идеей принадлежности одному кругу. «Мы вас (тебя) знаем лично, вы уважаемый и опытный работник, вы наш, один из нас, поэтому работайте, как считаете нужным, но не подведите». Именно так по большей части устроены отношения между президентом и премьером, Кремлем и Министерством культуры, Администрацией президента и дирекцией Большого или Мариинского театра. Дело не в обязательнм совпадении взглядов во всех деталях, а вот в этом «знаем лично» и «уважаемый человек, один из нас». Это и есть аппаратный вес.

Как ни забавно, для не сильно интересующихся искусствами высоких чиновников аппаратный вес в сфере культуры связан с их детскими воспоминаниями: кого видели в кино и по телевизору, когда сами были никем, тот и уважаемый актер, режиссер, представитель творческой интеллигенции. А кто появился позже – тот сомнительной новичок. Поэтому у Табакова, хоть он на всесоюзном экране то и дело разгуливал в дамских платьях, и у Марка Захарова, хоть он и подрывал своими фильмами и спектаклями прочность государства, а сейчас ставит «День опричника», большой аппаратный вес. Урину могут сказать «вы один из нас», а у Серебренникова его меньше, ему так не скажут, и его актерам разгуливать в женских платьях и подрывать прочность непозволительно.

Таланты и поклонники

Впрочем, в государственном аппарате чужим его признают не все. Говорят, что вице-премьер Ольга Голодец недовольна отменой спектакля и как куратор направления в правительстве, и как патрон труппы Большого театра. Ведь со стороны выглядит так, будто это она не смогла защитить труппу от давления.

Среди высших российских чиновников и бизнесменов много тех, для кого культура не просто полезная часть идеологии, а имеет собственную, в том числе экспортную ценность, театр – не светское мероприятие, где в антракте можно встретиться с такими же и выгулять жен (мужей) и платья; живопись – не настенный календарь; литература – не то, что в школе для детей, а то, что сейчас и для взрослых: искусство – сад, а не гербарий.

Русская культура – одна из немногих отраслей, где мы выступаем на равных с развитым миром. Чтобы у нее был экспортный потенциал – точно так же, как у промышленной продукции, она должна быть современной, конкурентоспособной и интересной конечному потребителю – просвещенной публике. Замкнутая в себе традиция превращается в курьез: на выставки довольно умелых северокорейских художников ходят повеселиться.

Искренних ценителей театра Серебренникова, вообще живой современной культуры, несмотря на попытку создать для России охранительную изоляционистскую идеологию, по-прежнему много среди российского истеблишмента. Эти люди не пропускают ни одного выступления Курентзиса, ходят на премьеры Богомолова, зовут на свои клубные концерты композитора Десятникова. Среди них довольно много тех, кто так или иначе попадает под понятие системных либералов и технократов, вообще могут считаться интеллектуалами и прагматиками во власти.

На чужом приходе

Если предельно упростить сюжет политической дискуссии в России – он, конечно, не между Путиным и Навальным и не между властью и оппозицией, а между теми, кто видит Россию интегрированной в глобальную современность, и теми, кто видит ее во главе сопротивления этой современности – где бы те и другие ни находились. Можно описать это как спор между реформаторами и прагматиками, с одной стороны, и идеологами – с другой, который восходит чуть ли не к старинному спору между собой западников и почвенников.

Давление на Гоголь-центр – еще одна попытка самоутверждения одной группы на фоне другой. Москва, где есть такой театр, как Гоголь-центр, и где Серебренников может ставить на Исторической сцене Большого балет о перебежчике-гее (перебежчик, предатель, возможно, тут даже важнее), для идеологов не полностью суверенная, не совсем своя, отчасти чужая Москва.

В новой ситуации последнего срока Путина, который худо-бедно поддерживал баланс и относительную равноудаленность от обеих групп (недоверчивые силовики ему ближе, но есть сферы, где не только у них последнее слово), это еще и борьба за будущую Россию после Путина, ее курс и свое место в ней.

Выпад одной группы против другой производится в традиционной форме требования, чтобы дела соответствовали словам, окончательной серьезности по отношению к заявленной роли страны – хранителя традиционных ценностей: мы уличили Серебренникова, в глазах широкой публики одного из главных нарушителей традиций, неужели вы будете нам мешать? Попытка прагматиков публично вступиться за режиссера или спектакль – для их оппонентов сеанс саморазоблачения в неполном соответствии заявленным государственным идеалам.

Среди нескольких кандидатов на разоблачения Кирилла Серебренникова выбрали среди прочего потому, что у него есть свой театр, а значит, он пусть небольшой, но начальник, который, получается, делает в собственном театре что хочет. Именно это положение чужого в роли начальника учреждения культуры в центре Москвы может особенно раздражать некоторых его противников и делает его самого уязвимее других. Начальником должен быть только свой. А если не свой, он может быть атакован не только с зыбких эстетических позиций, но и с гораздо более грубых материальных: к нему могут быть применены два базовых принципа, которыми руководствуется российская власть в отношениях с теми, кто недостаточно свой: «ничего против нас за наши деньги» и «критикуете, будьте идеальны».

Ситуация напоминает то, что происходило в недавние времена в русской церкви. Сравнение не такое уж парадоксальное, если учесть, что и церковная служба – действо, а греческое слово «литургия» театрального происхождения. Русская церковь вошла в 1990-е большим плюралистическим, свободно развивающимся организмом. Но постепенно под словесными атаками церковных фундаменталистов разнообразие начало сокращаться и развитие сходить на нет.

Причем таким образом, что священников, которые выбивались из традиционалистского единообразия литургическими особенностями, не запрещали в служении, а лишали собственных приходов и переводили служить в чей-нибудь большой храм, где над ними был настоятель – посредник между неблагонадежным экспериментатором и начальством. Служить можно, но в коллективе и под надзором – поневоле, как все. Но если в церкви требование не стилистического, а хотя бы догматического единообразия имеет свою логику, в исскустве оно повисает в воздухе. Объявлять в высшей степени эротическое искусство театра в целом и балета в частности сакральным – противоречие в предмете, которое лекго проверить: возмущения было бы не меньше, а больше, если бы танцевать вывели не гея Нуреева, а, например, участников первого Вселенского собора.

Тем не менее то, что было начато в церкви, идеологи хотели бы завершить в области культуры. Ведь для них и та и другая – просто разные гуманитарные проекции власти: духовная и светская разновидности служения государственной идее. Директор Урин в данном случае и есть тот настоятель, который отвечает за служащих с ним в одном храме, а вот наличие собственного храма-театра считается хранителями культурного единообразия серьезным непорядком. Печально и то, что для них не только сам Серебренников, но и Урин, и их высокопоставленные поклонники в правительстве, и даже министр Мединский, а временами и сам Путин слишком мягки и непоследовательны, чтобы довести да конца начатое благое дело консервативной унификации, у них для этого на уме есть свои кандидаты.

Россия. ЦФО > СМИ, ИТ > carnegie.ru, 14 июля 2017 > № 2244536 Александр Баунов


Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 14 июля 2017 > № 2243673 Дмитрий Орешкин

Медведева больше нет

Дмитрий Орешкин, Обозреватель, Украина

В России рейтинг в глазах избирателей — это не так важно. Важен рейтинг в глазах Владимира Путина. Дело ведь даже не в том, что Медведев не ездит по регионам. Мало ли какие могут быть дела у председателя правительства. Он может ездить, а может и не ездить. У него огромное количество фундаментальных проблем в макроэкономике, которые могут решаться в центре и должны там решаться. Поэтому обвинение в том, что он не ездит по регионам — оно справедливо, но это только часть проблемы.

На самом деле Медведева вообще нет, у нас его вообще нигде не видно. В российских СМИ он просто отсутствует. А это для него очень плохой признак. Это значит, что его игнорируют.

Рано или поздно это должно было состояться — Путину надо чем-то удивить избирателей перед выборами. И этому подчинена вся внутренняя политика в России, в том числе и имидж Медведева.

У Путина было три всплеска популярности, и все они были связаны с войнами — чеченская, грузинская и украинская. Четвертой войны не удастся сделать. Все вокруг готовы, все ждут и это не будет новинкой. Путину быстро настучат по голове, как это случилось в Сирии. Ну нет там такой победы, как хотели представить российскому народу перед выборами. Большая часть людей не совсем понимает, в чем смысл сирийской войны. То есть военная ситуация себя исчерпала: маленьких победоносных воин больше нет. И на Прибалтику нельзя напасть, потому что НАТО там к этому уже готова. «ДНР-ЛНР» тоже нельзя, это будет больно в смысле репутационных издержек. Здесь все ограничено. Значит, ему остается побеждать только во внутреннем информационном пространстве.

Тут есть два варианта — или посадить Чубайса, и, собственно, клинья под него подбиваются в последний год. Тогда народ радостно вздохнет и подумает, что Владимир Путин — крутой человек. Или же скинуть из красного крыльца, как положено по российской традиции, на рельсы раздраженной толпы кого-нибудь из знатных бояр. В этом смысле Медведев тоже очень неплохо подходит. Вот сейчас Путин и решает. То, что он сдаст Медведева, — для меня сомнений нет. Вопрос только — когда он это сделает, перед выборами, чтобы набрать голоса, или после выборов, чтобы заявить о смене курса. Хотя куда он сменит этот курс — тоже непонятно.

Так что то, что Медведев вдруг пропал и вдруг не стало его замечательной улыбки, его замечательных фотографий с смартфонами и прочими гаджетами — это плохой признак для него. Но это было неизбежно — кого-то надо принести в жертву избирательной компании, и вот сейчас Владимир Владимирович решает кого. Ему, чтобы отделиться от того, что происходит в стране, надо кем-то пожертвовать. Не исключено, что это будет Медведев. Я даже думаю, что это очень вероятно.

Дмитрий Орешкин — российский политолог.

Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 14 июля 2017 > № 2243673 Дмитрий Орешкин


Россия > СМИ, ИТ. Финансы, банки > bankir.ru, 14 июля 2017 > № 2243608 Сергей Солонин

Сергей Солонин (АФТ): «Зарегулированность убивает желание заниматься инновациями»

Антон Арнаутов, директор АНО «Финтех Лаб»

Тезисы выступления генерального директора Ассоциации ФинТех и компании QIWI Сергея Солонина на Международном финансовом конгрессе в Санкт-Петербурге.

Сегодня идет много дискуссий, конференций на тему финтеха. Мне кажется, это обусловлено тем, что страна делает выбор в пользу развития технологий, в пользу инноваций. Если это так, то придется пересматривать многие позиции в области регулирования. Важной составляющей деятельности регулятора становится наблюдение за тем, что происходит на «новых территориях», одной из которых является финтех.

По своему опыту, могу сказать, что отсутствие зарегулированности платежного рынка позволило нам создать очень конкурентный платежный рынок в России. Технологии в платежах в России являются очень продвинутыми по сравнению с другими странами. Многие продукты мы запускали раньше других, потому что была создана высококонкурентная зона, в которой работало много конкурирующих платежных систем – около сорока различных маленьких платежных систем. Они очень быстро обучались друг у друга и накапливали знания о том, что нужно клиенту.

С тех пор, как этот рынок зарегулировали и передали право создания кошельков исключительно банкам, на рынке не возникло ни одной крупной платежной системы. С одной стороны, для нас, как для компании Qiwi, это хорошо, поскольку защищает наши позиции. С другой стороны, это снижает конкуренцию и убивает желание заниматься инновациями.

Создание регуляторных песочниц, зон, где можно развивать какие-то новые сервисы и продукты под надзором регулятора, крайне важно для инновационного развития. Можно посмотреть на опыт таких стран, как Индия, Великобритания, Сингапур, Гонконг и других.

Сейчас много говорят о появлении нового закона о криптовалютах. Уже началось обсуждение этого закона. Но я считаю, что появление такого закона не будет полезно для рынка. Эти технологии еще только появились, их технологические особенности не до конца изучены. Иногда осознанное отсутствие действий регулятора может быть очень позитивно для рынка. Оно может дать рынку развить технологии и получить практические результаты.

Роль регулятора очень высока. Он может повернуть рынок в сторону инноваций, а может зарегулировать все так, что никаких инноваций не будет. Россия находится в ситуации, когда на нее наложены санкции. Эта ситуация является достаточно сложной для банковской системы, для участников рынка. Наверное, имеет смысл дать сейчас дать этому рынку определенную свободу, дать воздух для развития. Очень хочется диалога с регулятором на эту тему.

Россия > СМИ, ИТ. Финансы, банки > bankir.ru, 14 июля 2017 > № 2243608 Сергей Солонин


Россия > Агропром. СМИ, ИТ > forbes.ru, 14 июля 2017 > № 2243565 Надежда Пак

Мотивация за $1: ресторанная сеть разработала свою систему стимуляции персонала

Надежда Пак

Совладелица сети кафе «Рецептор»

Благодаря гибридной методологии SCRUM и привычкам российского менеджмента сотрудники кафе выполняют рабочие задачи за один доллар.

Управлять бизнесом значит управлять людьми, которые в нем задействованы. Любому предпринимателю хочется видеть у себя в команде замотивированных сотрудников. Когда в своей ресторанной сети мы запускаем что-то новое — фишку в сервисе, PR-акцию или маркетинговое предложение, мы применяем практику «1 бакс». В основе этой системы мотивации лежит методология SCRUM — очень актуальная в IT-компаниях, но мало востребованная вне этой сферы, в России в частности.

Типичная проблема российского менеджмента — руководитель сразу не формулирует задание для сотрудника четко и понятно. Например, перед дизайнером стоит задача разработать новый макет стаканчика для кофе. Как правило, начальник забывает перечислить критерии выполнения, в результате работа выполнена, но вышло не то. С одной стороны, исполнителя нельзя ни хвалить за неудовлетворительный результат, ни ругать, поскольку он старался.

Чтобы создать собственную эффективную команду, нам пришлось тестировать множество методик: ставили цели по SMART, использовали мегаплан и методику проектного менеджмента. Однако персонал все равно не получал достаточной мотивации. У нас сложилась ситуация, когда все сотрудники погрязли в рутине, не видели результата своей работы, а мы не могли оценить реальную продуктивность людей.

Методология SCRUM позволяет нам буквально «есть слона по кусочкам»: пул задач мы дробим на этапы таким образом, чтобы результат был реально осуществим ровно за конкретный промежуток времени. Если речь идет о внедрении нового проекта, то мы можем разбить процесс разработки и внедрения на части, поставить неделю на выполнение. По результатам такого недельного спринта мы объявляем порицания или бонусы (один бакс = один бумажный доллар). Вернемся к примеру с выпуском новых стаканчиков для кофе: мы прекрасно понимаем, что задача состоит из нескольких подзадач и исходя их объема за неделю мы не успеем запустить стаканы в производство. При этом макет мы точно сделаем. Таким образом, большую задачу мы дробим до тех пор, пока не поймем, что реально можем выполнить заявленный объем работ за отведенный временной отрезок, и это программа минимум.

Сейчас наша сеть состоит из пяти ресторанов, где работают около 120 человек. В компании семь топ-менеджеров, каждый из которых налаживают работу в своей зоне ответственности. На встречах с топовым составом мы обсуждаем круг задач и объем, которые они должны выполнить за определенный промежуток времени, например за неделю. Спустя семь дней в то же время мы вновь собираемся, включаем большой проектор, выводим на него список задач каждого исполнителя и обсуждаем, кто что успел сделать.

Менеджеры тоже собирают каждый свою команду и делегируют задания по такому объему, чтобы их можно было выполнить за недельный спринт с раздачей призовых баксов. На собрание должен явиться каждый с четкой формулировкой выполненной задачи. Если это цифровой результат, то мы выводим его на проектор, если дизайн или другой результат, то исполнитель демонстрирует его коллегам сам. При успешном выполнении сотрудник получает один бакс. Получается, что человек сам подтверждает свою готовность выполнить задание в установленный срок без какой-либо существенной материальной мотивации.

Весь процесс проходит с аплодисментами и поддержкой всех участников собрания. На собственном опыте могу сказать: это достаточно эффективная форма нематериальной мотивации, которая гарантированно поднимает настроение человеку, который выполнил свой спринт, и портит настроение тому, кто провалил задание. Если вся команда выполняет спринт, то каждый получает по пять баксов. Таким образом, мы добиваемся не только наглядной результативности работы, но и заинтересованности, морального удовлетворения сотрудников от рабочего процесса.

Система мотивации «1 бакс» обладает важными плюсами. Во-первых, это мощный инструмент управления всеми сотрудниками. Кроме того, вы видите темпы и инициативность каждого человека, сразу ясно, кто хорошо работает, а кто плохо. Во-вторых, система помогает воспитать ответственность сотрудников, которые видят свой реальный вклад в компанию и получают заряд мотивации работать лучше. Еще один немаловажный пункт — внедрение системы «за бакс» проходит в дружеской обстановке. С помощью этой системы мотивации нам удалось сделать самый быстрый и экономный ремонт в нашей практике и открыть новый ресторан на «Правде» в срок. По инициативе мотивированных сотрудников мы ввели новую традицию приветственных посланий для гостей — дружеские комплименты для посетителей подписывают лично владельцы сети.

Россия > Агропром. СМИ, ИТ > forbes.ru, 14 июля 2017 > № 2243565 Надежда Пак


Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 14 июля 2017 > № 2243564 Дмитрий Рыболовлев

Дмитрий Рыболовлев не смог продать полотно Эль-Греко со скидкой 88%

Анастасия Ляликова

редактор новостей Forbes.ru

В общей сложности миллиардер инвестировал в произведения искусства около $2 млрд, приобретя 38 работ, включая полотна Пикассо и Леонардо да Винчи

Миллиардер Дмитрий Рыболовлев F 15 пытался продать картину Эль-Греко «Христос прощается со своей матерью» на недавно прошедшем аукционе Christie's, однако ему это не удалось, пишет The Financial Times.

Полотно, написанное в 1578-1580 годах, было куплено российским бизнесменом через арт-дилера Ива Бувье, с которым он сотрудничал на протяжении нескольких лет. Суммарная стоимость произведений искусства, купленных Рыболовлевым с помощью Бувье, составляет около $2 млрд.

В январе 2015 года миллиардер подал жалобу на Бувье в Монако: предприниматель считает, что арт-дилер, которого Рыболовлев считал своим агентом, обманул его, заставив переплатить около $1 млрд. Адвокаты арт-дилера настаивали на рассмотрении дела в Швейцарии, и в апреле 2017 года Высший суд Сингапура постановил, что многолетний спор должен рассматриваться в швейцарском суде.

Согласно судебным документам, миллиардер купил картину (тогда носившую название «Портрет Иисуса и Мадонны») в 2012 году за €48 млн. Генри Петтифер, отвечающий за картины старых мастеров в Christie's, говорит, что на этот раз она была «реалистично» оценена – в £4-6 млн (€4,5-6,8 млн), то есть примерно на 88% ниже цены покупки в 2012 году. Тем не менее, она так и не была продана. Представители Рыболовлева и Бувье не стали комментировать эту информацию.

Издание отмечает, что работы старых мастеров в принципе пользуются низким спросом на арт-рынке, «одержимом» современными художниками. В целом Sotheby's оказался успешнее Christie's (у обоих домов в июле прошли аукционы работ старых мастеров) – если первый продал 85% из 68 лотов на общую сумму в £45 млн, то Christie's собрал Christie's £37,9 млн, продав 75% из 48 работ. «Здоровые результаты для недооцененной области», — подытоживает FT.

Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 14 июля 2017 > № 2243564 Дмитрий Рыболовлев


Россия. США. СНГ > Транспорт. СМИ, ИТ > forbes.ru, 14 июля 2017 > № 2243563

«Яндекс» станет совладельцем глобального бизнеса Uber

Ангелина Кречетова

Редактор Forbes.ru

Долю в американской компании «Яндекс» получит в результате слияния бизнесов «Яндекс.Такси» и Uber в России, Азербайджане, Армении, Белоруссии, Грузии и Казахстане

«Яндекс» станет совладельцем глобального бизнеса Uber по итогам сделки по объединению бизнесов «Яндекс.Такси» и Uber в России, Азербайджане, Армении, Белоруссии, Грузии и Казахстане, говорится в документах материнской компании «Яндекса» Yandex N.V. на сайте Комиссии по ценным бумагам и биржам США (SEC). На это обратила внимание газета «Ведомости».

В сообщении указывается, что стороны передадут в новую компанию свои бизнесы, при этом «Яндекс» вложит в капитал новой компании $100 млн, а Uber — $225 млн. «В дальнейшем, «Яндекс» продаст Uber дополнительно около 2% долей в объединенной компании в обмен на акции класса А Uber», указывается в сообщении. Согласно документу, «Яндекс» сохранит право продать этот пакет в Uber обратно компании в США, как и сам Uber сможет обратно выкупить у «Яндекса» бумаги согласно договоренностям.

Представитель «Яндекса» Очир Манджиков подтвердил изданию, что в рамках соглашения «Яндекс» «получает незначительный пакет акций Uber Technologies Inc.». Он подтвердил также, что у компании остается право продать эти акции обратно Uber по согласованной цене и в определенный срок. Других подробностей собеседник газеты не уточнил, лишь добавив, что в результате сделки «Яндекс» получит контроль в объединенной компании — 59,3%, Uber — 36,6%, сотрудники — 4,1%. В Uber заявили, что это часть сделки с «Яндекс.Такси».

О слиянии бизнесов в России и некоторых других странах «Яндекс.Такси» и Uber сообщили 13 июля. В Uber подчеркивали, что для компании сделка открывает большие возможности для развития бизнеса в конкретном регионе, «охватывающем эти шесть стран». В то же время Financial Times указывала, что сделкой Uber фактически уступает конкуренту российский рынок после нескольких лет напряженной конкурентной борьбы. Газета называла такое решение Uber первым стратегическим шагом после скандального ухода в отставку основателя сервиса Трэвиса Каланика. Телеканал CNBC отмечал, что к сделке Uber и «Google of Russia» «приложили руку» сам Каланик, который до сих пор входит в совет директоров компании и владеет долей в Uber, и его соратник — бывший главный директор по развитию бизнеса Uber Эмиль Майкл (покинул компанию в июне).

Основатель конкурента «Яндекс.Такси» — такси-сервиса Gett Дэйв Вайсер на своей странице в Facebook спрогнозировал возможные последствия сделки, заявив, что окончание ценовой войны между сервисом «Яндекса» и Uber приведет к росту цен на поездки. Он напомнил, что для его компании Россия занимает приблизительно 25% бизнеса. Вайсер обратил внимание также на перспективы двух разных подходов к созданию беспилотников. «Партнерство с производителем автомобилей, вкладывающим $10 млрд в год в разработку (Gett и Volkswagen Group) против собственного производства («Яндекс»). Время покажет», — заключил создатель Gett. В самих «Яндекс.Такси» и Uber ранее пообещали, что не будут менять тарифы на фоне сделки.

По мнению основателя компании Deliver (концентрируется на грузоперевозках) Данила Рудакова, сделка между Uber и «Яндекс-Такси» «может стать толчком для изменений в логистическом b2b-секторе, который традиционно отстает от b2c направления». Таким образом, Uber, объединившись с сервисом «Яндекса», может переориентироваться на рынок b2b и грузоперевозки, считает бизнесмен. «Согласно данным исследования Roland Berger, этот рынок в четыре раза больше всего рынка онлайн-такси. Имея стратегические планы по масштабированию и диверсификации бизнеса, Uber сейчас активно развивает новое для себя направление грузоперевозок в США», — отметил собеседник Forbes, напомнив, что в октябре 2016 года в США уже появился сервис грузоперевозок Uber Freight.

Директор Института экономики транспорта и транспортной политики ВШЭ Михаил Блинкин в беседе с Forbes заметил, что многие называют сделку шагом к монополизации рынка. Однако, по его мнению, это «малореальный сценарий». «Таксомоторный бизнес до такой степени открыт для входа в эту отрасль, что новые игроки могут появиться в любой момент, как в Европе и Штатах, где таксомоторные компании не ограничиваются одним Uber или Wheely», — рассуждает он.

По словам создателя и управляющего партнера фонда Add Venture Максима Медведева, остальным игрокам в транспортной индустрии теперь «придется очень и очень сложно». «Объединившись с Uber и, в частности, с Uber Eats, они составят огромную конкуренцию холдингу Mail.ru и их Delivery Club. Я не думаю, что на первоначальном этапе что-то принципиально поменяется, но уверен, что через какое-то время Яндекс начнет активно развивать это направление», — говорит собеседник Forbes. Медведев подчеркивает, что компания также уверенно чувствует себя с точки зрения технологий. «У них есть наработки в навигации и оптимизации логистики, кроме того, не так давно они ограничили использование своих навигационных сервисов, то есть фактически сделали несколько шагов для закрытия рынка от других игроков, стратегически это очень верное решение. Я думаю, что в 2018 году мы увидим наглядное изменение долей участия на этих рынках», — заключает он.

Россия. США. СНГ > Транспорт. СМИ, ИТ > forbes.ru, 14 июля 2017 > № 2243563


Россия. США > СМИ, ИТ > forbes.ru, 14 июля 2017 > № 2243553

Физики из России и США создали первый в мире 51-кубитный квантовый компьютер

Редакция Forbes

До этого момента лидером в неформальной гонке за кубиты считалась лаборатория Google под руководством Джона Мартиниса, которая работает над компьютером с 49 кубитами

Группа ученых под руководством Михаила Лукина, физика из Гарварда и сооснователя Российского квантового центра (РКЦ), создала и успешно проверила программируемый квантовый компьютер на базе 51 кубита, став, таким образом, лидером среди участников квантовой гонки. Об этом рассказал сам Лукин, выступая с научным докладом на IV Международной конференции по квантовым технологиям в Москве (ICQT-2017).

Квантовые компьютеры — это вычислительные устройства, мощность которых увеличивается экспоненциальным образом благодаря использованию законов квантовой механики в их работе. Все подобные устройства состоят из кубитов — ячеек памяти и одновременно примитивных вычислительных модулей, которые могут хранить в себе спектр значений между нулем и единицей.

Лукин пояснил, что он и его коллеги использовали кубиты на основе холодных атомов, которые удерживались оптическими «пинцетами» — специальным образом организованными лазерными лучами. Большинство современных квантовых компьютеров используют сверхпроводящие кубиты на основе контактов Джозефсона. Команде Лукина удалось с помощью своего квантового вычислителя решить задачу моделирования поведения множества связанных частиц, которая была практически нерешаема с помощью классических компьютеров.

Создать универсальный квантовый компьютер сейчас пытаются крупнейшие технологические корпорации, в том числе Google, IBM, Microsoft или китайский интернет-ретейлер Alibaba. Вычислительные элементы квантовых компьютеров – кубиты – строятся на основе квантовых объектов: ионов, охлажденных атомов или фотонов, способных находиться в суперпозиции нескольких состояний. Это позволяет квантовым компьютерам одновременно, за один такт, производить сразу множество вычислений. Квантовые компьютеры способны справляться с задачами, для решения которых классическим компьютерам потребовались бы миллиарды лет. В частности, с их помощью можно моделировать поведение сложных квантовых систем, создать сверхпроводники, работающие при комнатной температуре, моделировать работу мозга.

Возможности квантовых компьютеров зависят от числа кубитов. Лишь несколько десятков кубитов могут дать такой выигрыш в вычислительной мощности, который недостижим для классических компьютеров. До этого момента лидером в неформальной гонке считалась лаборатория корпорации Google под руководством Джона Мартиниса. Компания планирует эксперименты на компьютере с 49 кубитами, IBM уже проводит эксперименты с 17-кубитным устройством. Таким образом, создание 51-кубитного компьютера — серьезный шаг вперед в этой области.

Россия. США > СМИ, ИТ > forbes.ru, 14 июля 2017 > № 2243553


Россия > СМИ, ИТ. Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 14 июля 2017 > № 2243549 Юрий Грибанов

Онлайн-чеки: кто выиграет от контакта с налоговой в режиме реального времени

Юрий Грибанов

генеральный директор Frank Research Group

С начала июля компании должны передавать практически в режиме реального времени информацию о фискальных чеках в налоговую. Что это значит для государства, бизнеса и покупателей?

В 2017 году в налоговой системе и в розничном бизнесе произошли серьезные изменения, о которых удивительно мало было сказано публично. С 1 июля 2017 года все кассы должны передавать информацию о фискальных чеках в налоговую инспекцию в режиме, близком к реальному времени. Инфраструктура передачи данных строится коммерческими компаниями — операторами фискальных данных (ОФД). Таким образом, создан новый рынок с выручкой 5-6 млрд руб. в год. Создан поток данных об объеме и структуре розничных транзакций (наличных и безналичных), ценность из которого будут извлекать и ФНС, и бизнес. Создана предпосылка для развития новых технологических сервисов для корпоративных и частных клиентов.

В полную силу этот механизм заработает только в следующем году: пока не все магазины успели переоборудовать кассы, а микропредприятия еще год будут освобождены от онлайн-фискализации. На поверхности лежат неудобства и дополнительная нагрузка на предпринимателей, которые должны обновить парк касс, заключить договор с ОФД, зарегистрировать кассы и т. д. К сожалению, за локальным негативом теряются перспективы и возможности реформы.

Что получит государство?

Цифровые фискальные данные — не новая история для налоговой. Раньше эти данные собирались и хранились в чипе ЭКЛЗ (электронно-контрольная лента защищенная), которым были оборудованы все кассы. Раз в год эта информация отдавалась в налоговую инспекцию вместе с отчетностью. Принципиальным изменением стала скорость предоставления данных и их детализация. Именно это дает новые возможности:

Повышение собираемости налогов. У недобросовестных налогоплательщиков теперь меньше возможности для манипуляций с отчетностью: в течение года многое могло случиться и с ЭКЛЗ (о русских хакерах ходят легенды), и с компанией — она могла закрыться, перерегистрироваться. Теперь же налоговая инспекция будет получать данные почти в реальном времени. Отсутствие потока данных от налогоплательщика — это тревожный сигнал для ФНС: через месяц «молчания» регистрация кассы отменяется. Однако, по оценке экспертов, в рост налоговых сборов не будет взрывным: те, кто проводил транзакции мимо кассы не начнут работать вбелую моментально. Но постепенно лазейки будут закрываться.

Собираемость таможенных платежей. Главный фискальный эффект ожидается именно в области таможенных платежей. Номенклатурная детализация чеков, маркировка товара, система НДС-2 — все это затруднит попадание на прилавки серого импорта. По некоторым категориям товаров рост таможенных платежей будет исчисляться сотнями процентов.

Benchmark-анализ налогоплательщиков. Поток ежедневной статистики позволит ФНС находить компании с высокой вероятностью наличия налоговых нарушений. Сигналами будут любые отклонения от среднерыночных показателей: низкая выручка с квадратного метра по сравнению со схожими магазинами, необычная структура проданных товаров, значительное отклонение среднего чека. Эти новые знания позволят ФНС сконцентрировать усилия именно на проблемных участках и отказаться от «веерных» проверок.

Что получит бизнес?

Жизненный опыт подсказывает, что государственные налоговые реформы могут принести лишь рост нагрузки на предпринимателей. Действительно, налоговая служба намерена увеличить сборы. Иначе зачем тратить столько средств на трансформацию? Нам нужно принять как факт: возможностей для оптимизации налогов с каждым годом будет все меньше. Бизнесу придется научиться зарабатывать вбелую. Однако онлайн-фискализация принесет бизнесу не только новые расходы, но и новую ценность:

Выравнивание правил игры. Добросовестные белые компании находятся в невыгодном положении по сравнению с серыми конкурентами: если магазин платит все налоги и торгует официальным импортом, с которого уплачены таможенные сборы, то он не сможет конкурировать по цене с магазином, который торгует серым товаром и не проводит деньги через кассу. Онлайн-фискализация поможет создать комфортную конкурентную среду для белых компаний.

Уменьшение числа проверок. Если цифровой профиль компании будет находиться в среднестатистической норме, то этого будет достаточно, чтобы посчитать его добросовестным налогоплательщиком. У таких компаний будет меньше поводов лично встречаться с налоговыми инспекторами. ФНС сосредоточится на компаниях, данные которых выбиваются из нормативного диапазона benchmark-индикаторов.

Касса-гаджет. Касса, подключенная к ОФД, станет платформой для предоставления b2b-сервисов. Предприниматель сможет получать статистику продаж, интеграцию с бухгалтерскими, складскими и CRM-системами, витрину услуг для бизнеса и много другое. ОФД делают ставку на развитие и монетизацию этих возможностей.

Уменьшение бумажной отчетности. Необходимость в бумажной отчетности по контрольно-кассовой технике отпадет.

Программы лояльности. Детализация чеков позволит делать более тонкую и эффективную настройку программ лояльности. Получив от клиента разрешение на идентификацию чека (например, через карты лояльности или клиентский ID), компании смогут лучше понять потребности клиентов и выстроить с ними правильную маркетинговую коммуникацию.

Новые данные. Ежегодно ОФД будут обрабатывать десятки терабайтов статистических данных о продажах по всей стране. Агрегированные и обезличенные данные станут источником новых оперативных знаний о розничных рынках. Эта статистика позволит компаниям лучше узнать свою конкурентную среду и принимать решения, опираясь на быстрые и качественные данные. ОФД сами или в партнерстве с исследовательскими компаниями будут предоставлять доступ к аналитическим отчетам.

Что получат покупатели?

Онлайн-чеки облегчат жизнь покупателям.

Не надо хранить бумажные чеки. Бумажные чеки имеют два недостатка: они теряются и они выцветают. Для того чтобы подтвердить факт покупки, достаточно иметь электронную копию чека или его фотографию. QR-код предоставит доступ ко всей необходимой информации.

Более точный учет личных расходов. В электронных чеках есть разбивка покупки на отдельные товары. Это дает возможность более точно определить категории расходов тем, кто ведет учет личных финансов. Уверен, что совсем скоро все системы PFM (Personal Finance Management) внедрят функцию чтения QR-кодов с чеков.

Зачем нужны посредники ОФД?

Налоговая инспекция могла бы сама напрямую работать с налогоплательщиками без посредников в лице ОФД. Но была выбрана система с коммерческими посредниками, которая сделает онлайн-фискализацию более удобной:

Сервис. Операторы фискальных данных будут бороться за лояльность клиентов, развивать качество основного сервиса и внедрять дополнительные услуги.

Технологии. Хотя ФНС все больше становится похожей на IT-компанию, но это госструктура с понятными недостатками и ограничениями. ОФД же коммерчески заинтересованы в технологических прорывах и в развитии интеллектуальной обработки данных. Бизнес-среда позволит отрасли развиваться быстрее, чем в сценарии госмонополии.

На 29 июня в списке лицензированных операторов фискальных данных находится 11 компаний. Из них лишь пять активно подключают клиентов (в алфавитном порядке): OFD.RU; ОФД-Я; Первый ОФД; Платформа ОФД; Такском.

Сейчас происходит первичный раздел рынка: компании борются за подключение клиентов. Из чуть более 1 млн касс к ОФД подключены две трети. Как только первая задача будет решена и «большая тройка/четверка/пятерка» окончательно сформируется, операторы начнут работу по развитию услуг для компаний и по монетизации данных. Таким будет 2018 год.

Автор благодарит за помощь в работе над материалом директора по развитию компании OFD.RU Владимира Акимова и генерального директора компании «Платформа ОФД» Алексея Барова.

Россия > СМИ, ИТ. Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 14 июля 2017 > № 2243549 Юрий Грибанов


Франция. Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 14 июля 2017 > № 2243516 Валерий Гергиев

Гергиев дирижирует в Париже на Дне взятия Бастилии: почему дирижер нужен всем

Яна Жиляева

ForbesLife Staff

Валерий Гергиев — звезда главных концертных площадок Европы и Америки. Член совета директоров BMW AG Ян Робертсон объясняет феномен российского дирижера

Сегодня вечером, 14 июля, на Марсовом поле в Париже пройдет традиционный праздник в честь Дня взятия Бастилии. Национальным оркестром Франции в этот день дирижирует Валерий Гергиев. Французы спорят, почему именно Валерий Гергиев, рука Кремля, дирижирует на их национальном празднике, и насколько фигура российского дирижера близка идеалам свободы, равенства, братства. В начале лета Гергиев выступал в Лондоне на Трафальгарской площади с Лондонским симфоническим оркестром, который он возглавлял до недавнего времени, организованном при поддержке BMW. О том, почему Валерий Гергиев — самый желанный дирижер мира и зачем вообще автомобильному бренду поддерживать классическую музыку и современное искусство Forbes Life рассказал Ян Робертсон, член Совета директоров BMW AG по продажам и маркетингу BMW и развитию каналов сбыта BMW Group.

— Ян, как вам удалось привлечь к сотрудничеству Валерия Гергиева?

— У Гергиева свой взгляд на то, как сделать классическую музыку более доступной для всех, сделать ее массовой, популярной. Ведь высококлассное искусство эксклюзивно и дорого. А благодаря таким концертам, как выступление Лондонского симфонического оркестра под руководством Валерия Гергиева в центре Лондона, больше десяти тысяч человек послушали великолепное исполнение Рахманинова бесплатно. Возможность пойти на концерт или оперный театр — действительно исключительная возможность. Стоимость билета в Санкт-Петербурге, Москве, Токио, Нью-Йорке или Лондоне составляет несколько сотен или даже тысяч фунтов. Я уверен, что некоторые из сегодняшних зрителей, возможно, никогда прежде не бывали на концертах классической музыки и даже, возможно, не слушали ее, говорят: «Вау!». Они тронуты великолепной игрой оркестра под руководством выдающегося дирижера на исторической площади Лондона. А мы стали небольшой частью этого события.

Мы только что подписали договор о сотрудничестве с фестивалем Лондонского симфонического оркестра Open Air Classics на 2018-2020 годы и поддерживаем Мюнхенский филармонический оркестр, который теперь возглавляет маэстро Гергиев, — наше сотрудничество вышло на новый уровень.

— Сколько стоят такие особые отношения с Гергиевым?

— Гергиев — известнейший мировой дирижер, он очень востребован, сотрудничество с ним бесценно. У нас похожие взгляды на поддержку и продвижения классической музыки, поэтому речь здесь идет не о деньгах, а об успехе наших совместных усилий. По сравнению с тем, сколько может стоить такое событие, мы потратили сущие копейки.

Когда мы говорим об искусстве, мы не оцениваем его в денежных затратах компании. Поверьте, мы действительно серьезно вкладываемcя в поддержку искусства. Таким образом мы заявляем о себе миру. 10 тысяч людей, присутствовавших на концерте, плюс аудитория слушателей трансляции — все, кто слушали Рахманинова в этот вечер ассоциируют концерт с компанией BMW. Так мы инвестируем в наш будущий потенциал, и в создание бренда BMW.

Мы поддерживаем классическую музыку и современное искусство почти пятьдесят лет. Так, это шестой по счету концерт Гергиева и Лондонского симфонического оркестра в центре Лондона, организованный с нашей помощью. Мы проводим фестиваль Opera For All в Мюнхене и в Берлине, сотрудничаем с ярмаркой искусств Frieze Art Fair, много лет дружим с Tate Modern. Для нас это означает не столько быть частью искусства, но, что важнее, способствовать продвижению искусства, служить ему. На стенах нашей штаб-квартиры в Мюнхене висят работы художников из нашей корпоративной коллекции. Все они были приобретены, когда эти художники еще не были так знамениты, как сейчас. Этим летом в Пекине мы представили восемнадцатую модель art car. Над созданием автомобилей серии art car в разные годы работали 18 современных художников, от Чао Фей до Энди Уорхола, Джона Балдессари, Джеффа Кунса. Их произведения есть и в корпоративной коллекции, которая расположена в нашей штаб-квартире в Мюнхене. Покупали мы работы этих художников, когда они были совсем не такие известные, как сейчас. Помогая художникам и музыкантам, мы продвигаем искусство, делаем его доступным широкой аудитории.

Франция. Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 14 июля 2017 > № 2243516 Валерий Гергиев


Россия. ЦФО > Транспорт. СМИ, ИТ > gudok.ru, 14 июля 2017 > № 2242289

Фирменные стойки для зарядки ноутбуков, планшетов и смартфонов установили на 30 станциях Московского центрального кольца, сообщает портал правительства Москвы.

По словам руководителя департамента транспорта и развития дорожно-транспортной инфраструктуры Максима Ликсутова, на каждой стойке предусмотрено 16 USB-выходов и восемь розеток с напряжением 220 вольт. Рядом установлены скамейки, где пассажиры могут подождать, пока подзарядится их гаджет. «Московский метрополитен продолжает развивать пассажирские сервисы для удобства пользователей, стенды-зарядки — одна из самых востребованных услуг», - пояснил вице-мэр.

Всего на станциях метро и МЦК доступно 40 панелей c USB-разъемами и розетками. На станции «Коптево», «Балтийская», «Верхние котлы» и других станциях установлены такие панели. Для удобства маломобильных пассажиров две розетки и четыре USB-порта расположены ниже, чем остальные. Напомним, что пассажиры МЦК могут зарядить свои гаджеты и в поездах МЦК. В них также работает бесплатный Wi-Fi.

Россия. ЦФО > Транспорт. СМИ, ИТ > gudok.ru, 14 июля 2017 > № 2242289


Россия. Весь мир > Нефть, газ, уголь. СМИ, ИТ > minenergo.gov.ru, 13 июля 2017 > № 2246223 Алексей Текслер

Алексей Текслер: цифровой трансформации ТЭК не избежать.

Развитие цифровой экономики сегодня является одной из самых обсуждаемых тем. Согласно последнему исследованию McKinsey, по уровню цифровизации сильнее всего от стран ЕС отстают важнейшие для России отрасли — добывающая, обрабатывающая промышленность и транспорт. О том, как переломить тренд отставания, а также о роли цифровизации в функционировании топливно-энергетического комплекса в интервью ТАСС на "Иннопром-2017" рассказал первый заместитель министра энергетики РФ Алексей Текслер.

— Ведущие нефтегазовые компании "Роснефть" и "Газпром нефть" уже объявили о намерении развивать цифровые технологии. Какие перспективы в этом направлении у российского топливно-энергетического комплекса, в частности, нефтегазового сектора?

— Есть понимание, что компании, которые не будут внедрять цифровые технологии, не будут конкурентоспособны уже в ближайшее время. Наши ведущие компании, не только нефтегазовые, но и электроэнергетические этим активно занимаются.

Что такое цифровая экономика? Это использование цифровых технологий в реальной повседневной жизни или на производстве. Президент России Владимир Путин недавно провел совещание по этой теме и, мне кажется, из его уст прозвучала правильная формулировка, что это изменение модели бизнеса и всех сфер жизни человека. Переход к цифровой экономике связан напрямую с конкурентоспособностью — кто это сделает быстрее, качественней. Это процесс постоянный, поэтому кто будет делать все время шаг вперед, тот и будет получать максимальный эффект.

— Какое влияние будет оказывать трансформация бизнеса на "цифру"?

— Цифровые технологии будут влиять не только на производство, но и на население, если говорить, например, об электроэнергетике. Здесь можно сказать о новых потребительских сервисах, когда постепенно электричество перестанет быть товаром, а станет услугой. Например, когда смартфон будет за вас выбирать тарифные планы, у кого покупать электричество и так далее. Или, например, когда ваш сосед, как активный пользователь, будет иметь электрическую панель и захочет излишки отдавать в сеть, вы будете у него покупать без связи со сбытовой или управляющей компанией с помощью технологии блокчейн. Со временем таких примеров участия цифровых технологий в повседневной жизни мы сможем приводить все больше, они будут изменять нашу жизнь.

Если говорить о производстве, то здесь тоже очень широкий спектр применения цифры. В нефтегазовом секторе "умные промыслы", "умные скважины" уже внедряются в жизнь. Чуть больше 150 лет человечество бурит нефтяные скважины и накоплен большой объем информации, конечно, этот объем всегда анализировался при принятии тех или иных решений, но сегодня это будет делать искусственный интеллект на основе анализа big data. Эффективность бурения будет меняться колоссально. Мы будем бурить в несколько раз быстрее, более качественно, автоматически выбирая оптимальный режим c анализом информации через big data. Мы будем видеть потрясающие результаты по росту продуктивности дебита таких скважин. В электроэнергетике — "умные" сети, цифровые подстанции — существенно упростят и будут более качественно управлять энергосистемой. Эти технологии позволят снизить капитальные затраты компаний, а значит и расходы потребителей. Таких примеров можно привести массу. Компании обязаны заниматься внедрением "цифры", если они хотят быть лидерами. Большинство наших ведущих компаний уже занимаются цифровой трансформацией, а мы со своей стороны создаем необходимые стимулы и инструменты.

— То есть в конечном итоге человека на "умном" месторождении полностью заменит компьютер?

— Даже не компьютер, а искусственный интеллект, который постоянно учится и развивается, самостоятельно принимая решение. Роль человека, с точки зрения управления такого рода технологиями, будет оставаться ключевой, но, естественно, в тяжелом труде человека заменят роботы. Процессы будут регулироваться и искусственным интеллектом и человеком. Безусловно, роль ручного труда будет снижаться, в новой цифровой экономике будут исчезать профессии, при этом будут появляться новые, о которых мы даже пока не знаем. Это очень интересный мир будущего.

— Насколько это далекая перспектива применительно к нашей стране?

— Наш топливно-энергетический комплекс в этом плане конкурентоспособный, соответственно, цифровые технологии сегодня абсолютно актуальны для наших компаний и страны в целом. Мы будем этим заниматься. Трансформация отрасли будет происходить постоянно, вопрос лишь, с какой скоростью. Мы должны обеспечить качество и надежность нашей энергосистемы.

Внедрение "цифры" не означает, что мы будем отказываться от нашей базовой генерации, магистральных электросетей — они останутся основой. С нашей стороны необходимо будет разрабатывать нормативную базу под новую энергетическую реальность, и, естественно, заботиться о качестве и надежности электро- и энергоснабжения.

Те же самые процессы актуальны и адекватны и для нефтегазовой сферы: новое пробивает себе место, завоевывает пространство. За последние десять лет продуктивность бурения, то есть скорость и дебит при добыче сланцевой нефти, по разным формациям выросла в два-три раза. Процесс обновления неизбежен. Производить нефть не так сложно, делать это наиболее эффективно, не бояться конкуренции на рынке, в том числе ценовой, это то, чем нужно каждый день заниматься нефтяным компаниям. Вопрос применения цифровых технологий напрямую с этим связан. Западная Сибирь падает ежегодно на 4-5% в год, это падение надо замещать новыми эффективными проектами. Основная наша задача не в том, чтобы нарастить добычу, а сделать ее максимально эффективной и для компаний, и для бюджета. "Цифра" поможет решению и этой задачи.

— Как цифровые технологии могут содействовать разработке трудноизвлекаемых запасов?

— Нам есть чем заниматься в части трудноизвлекаемых запасов, хотя для нас это менее критично. Объемы, которые мы сегодня добываем как аналог американской сланцевой нефти, это первые миллионы тонн из нашей добычи в 550 млн тонн. Поэтому повышение эффективности традиционных месторождений более насущная и важная задача, но и по трудноизвлекаемым запасам мы продвигаемся.

По программе импортозамещения ведется разработка собственных технологий освоения наших крупнейших месторождений, где есть трудноизвлекаемая нефть. Все наши нефтегазовые компании занимаются этим, пусть даже и в тестовом режиме. На сегодня даже полное обнуление НДПИ по баженовской свите, например, не дает эффективности этому проекту, но мы видим тенденцию роста. Уверен, что в ближайшие годы мы будем иметь необходимый набор технологий, аналогичных по эффективности американским. При этом надо понимать, что у нас другие коллекторы, горно-геологические условия и применить полностью их методы не удастся. Мы будем иметь собственные технологии.

— Справимся без иностранных технологий?

— Это глобальный рынок. Сотрудничество с компаниями, имеющими наиболее эффективные технологии, считаю правильным. Наши предприятия, переняв опыт и передовые компетенции, тоже будут выходить на западные рынки и уже выходят. В Хьюстоне на заводе компании Schlumberger весь инженерный состав, который занимается проектом "буровая будущего", это наши соотечественники. И если в России будут условия и возможности применения их труда — они вернутся. С мозгами у нас все в порядке, вопрос в стимулах, условиях и этим, безусловно, тоже надо заниматься.

— Какие риски с точки зрения кибербезопасности несет расширение "цифры" в отрасли?

— Это касается, конечно, не только нашего сектора. По мере того как мир все больше переходит в "цифру", тем острее встает вопрос кибербезопасности. Безусловно, внедрение любой технологии должно сопровождаться усилением кибербезопасности. Одно от другого невозможно отделить, эти процессы должны идти параллельно. Это глобальный вызов, мы все это понимаем.

Беседовала Юлия Темерева.

Россия. Весь мир > Нефть, газ, уголь. СМИ, ИТ > minenergo.gov.ru, 13 июля 2017 > № 2246223 Алексей Текслер


Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > bankir.ru, 13 июля 2017 > № 2242739 Олег Тиньков

Олег Тиньков: «Талантливые люди в банки не идут»

Юлия Лю, редактор направления IT и инноваций

Тезисы выступления председателя совета директоров Тинькофф Банка Олега Тинькова во время панельной дискуссии «Судьба банков: как выжить между вызовами финтеха и прессингом регуляторов», состоявшейся в рамках МФК-2017.

О себе

Я испытываю когнитивный диссонанс – я, вроде, и банкир, и не банкир. Мы не совсем банк. Я акционер банка, я не СЕО, поэтому могу рассуждать в общем. Я плохо знаком с банковской терминологией и стараюсь туда сильно не погружаться.

О стартапах

Мы пытались покупать стартапы и ни одного не купили. В мире нигде финтех никого не победил. Это были потуги, поднимание денег, в США много инвесторских денег. Часть финтехов покупали банки, часть разорилась, кто-то стал более-менее большими, но глобального успеха я не увидел нигде. Уровень технологий российского финтеха, банковского IT, выше мирового. Даже китайцы не сделали банка с 1 офисом и 6 млн клиентов. Это сделали мы, россияне, и этим можно гордиться. Если финтех где-то существует, то в России. Это Qiwi, «Яндекс», ЦФТ. Спасибо за это военно-промышленному комплексу, откуда мы можем получать инженеров, математиков, физиков. Именно в России случился финтех, а нигде в мире этого не произошло.

О регуляторе

Российский регулятор куда более рациональный и либеральный, нежели европейский или американский. Там уровень бюрократии выше. Мы пытались купить банк в Англии, в США, там все сложно, непонятно. У нас нет претензий к регулятору. Кроме одной: нужно, чтобы у всех был равный доступ. Финтехи, будем называть их точнее - стартапы - могут конкурировать. Только они должны подчиняться всем законам и правилам, чтобы не получилось как с МФО. Идея, может быть, была хорошая, но по факту получилось, что они живут по своим правилам, кредитуя население по более высоким ставкам. Получается, что им это можно, а банкам нельзя. МФО и банки не отличаются по сути, а регулирование разное. Это вызывает озабоченность и это нужно выравнивать.

О равенстве стартапов и банков

Я не очень верю, что банки смогут оставить у себя бизнес платежей и переводов. Это, скорее всего, будут делать большие IT-компании типа Google, Snapchat, Uber, «Яндекса». Но этим для них все закончится - чтобы пойти в настоящий банковский бизнес, нужен капитал, технологии, кредитные ноу-хау. Заниматься кредитным бизнесом очень трудно, нужны определенные навыки и тактики. Регулирование нас спасает от армии атакующих молодых ребят.

О проблеме кадров

Главная угроза для банков – это кадры. Категорически не хватает кадров. Мы сделали кафедру на физтехе, мы плотно работаем с МГУ, Бауманкой. Мы обязаны инвестировать в студентов, в образование. Люди хотят идти работать в Google, «Яндекс», в Mail.ru, и к нам еще идут. Отчасти причиной этого желания может быть то, что я в кедах. Талантливые люди в банки не идут. Угроза отсутствия кадров – основная. Мы с этим уже вплотную столкнулись. Для нас это самая большая угроза. Мы не видим конкуренции со стороны Сбербанка или ВТБ. Россия - огромная страна, в ней 100 млн недообслуженных потребителей. Конкуренции в России нет. Рынок огромный, и он пуст. Нам всем нужны только хорошие кадры.

Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > bankir.ru, 13 июля 2017 > № 2242739 Олег Тиньков


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 13 июля 2017 > № 2242704

Действительно ли 17 разведывательных агентств пришли к консенсусу в вопросе вмешательства России?

Скотт Риттер (Scott Ritter), The American Conservative, США

Январский доклад разведывательных агентств США послужил основанием для серии слушаний в Конгрессе, посвященных вопросу вмешательства России в американские выборы 2016 года, и очень скоро приобрел почти канонический характер, который препятствует критическому отношению к его авторам и их выводам. Однако существует одна серьезная проблема: эти предположительно окончательные и однозначные выводы на самом деле не являются таковыми.

6 января аппарат директора Национальной разведки США опубликовал доклад под названием «Оценки деятельности и намерений России на американских выборах» (Assessing Russian Activities and Intentions in Recent U.S. Elections). Этот документ был назван «рассекреченной частью совершенно секретного доклада», в которой содержатся «выводы, идентичные выводам, приведенным в совершенно секретном докладе». Было заявлено, что этот доклад «включает оценки и суждения, составленные и скоординированные Центральным разведывательным управлением (ЦРУ), Федеральным бюро расследований (ФБР), Агентством национальной безопасности (АНБ), и опирается на информацию, собранную и обработанную этими агентствами».

Доклад Национальной разведки, как и национальные разведывательные сводки, должны отражать взвешенное мнение американского разведывательного сообщества. Такие документы, как доклад о вмешательстве России, входят к компетенцию исключительно Национального совета по разведке, чья миссия заключается в том, чтобы служить «организатором сотрудничества внутри разведывательного сообщества» посредством работы офицеров национальной разведки, то есть экспертов разведывательного сообщества в различных областях, в том числе таких, как Россия и кибератаки.

Хотя этот доклад был опубликован с одобрения Национального совета по разведке, он не имел на своем титульном листе пометки «This is an IC-Coordinated Assessment», которая практически всегда сопровождает документы Национального совета по разведке. Более того, на документе не был указан идентификационный номер, который обозначает, под чьим руководством был составлен этот доклад по России. (Обычно на таких документах указывается имя офицера национальной разведки или ведомства, ответственного за их составление.)

Проще говоря, доклад по России не является продуктом совместной работы, поскольку инструмент координации — Национальный совет по разведке — не принимал непосредственного участия в его составлении, и ни один офицер национальной разведки не руководил процессом его подготовки. Более того, нельзя также сказать, что доклад по России стал продуктом совместной работы ЦРУ, АНБ и ФБР: хотя аналитики этих ведомств и принимали участие в его подготовке, они входили в состав отдельной секретной рабочей группы, действующей под прямым руководством директора ЦРУ, то есть не в рамках своих агентств или управлений.

Таким образом, подобное сознательное искажение сведений об авторах доклада по России бросает тень на достоверность приведенного в документе анализа и материалов, на которых основаны содержащиеся в нем выводы. Это становится еще более очевидным, если рассмотреть этот доклад в рамках того, как именно должен выглядеть процесс скоординированного проведения оценки («IC-coordinated assessment»), и в рамках более широкого контекста, включающего в себя те ошибки, которые разведка допустила в поисках иракского оружия массового поражения, и те уроки, которые она извлекла из того опыта. Однако в случае с докладом по России ни один из тех уроков не был принят во внимание.

Самый секретный источник

Летом 2015 года американское разведывательное сообщество занялось сбором информации, указывающей на то, что некие иностранные субъекты, предположительно, россияне, проводили серию хакерских атак, направленных против правительственных и гражданских систем в США. Первые сообщения об этом кибервторжении поступили от Штаба правительственной связи — британского разведывательного агентства, занимающегося мониторингом коммуникаций и сигналов, представляющих интерес для разведки. Этот штаб зафиксировал всплеск «фишинговых атак», направленных против множества американских организаций, и сообщил об этом АНБ по существующим каналам связи.

Одной из жертв тех фишинговых атак стал национальный комитет Демократической партии.

Вредоносная программа, посредством которой осуществлялись эти атаки, очень напоминала те вирусы, которые ранее применялись российскими хакерами, связанными, по мнению экспертов в области кибербезопасности, с российской Федеральной службой безопасности. АНБ и ФБР начали активно следить за этой волной атак, сообщая организациям-жертвам, в том числе национальному комитету Демократической партии, о том, что их системы были скомпрометированы.

Помимо этих фишинговых атак, как сообщил национальный комитет Демократической партии, его эксперты зафиксировали еще одну попытку взлома его серверов в апреле 2016 года. Тогда комитет пригласил экспертов частной компании Crowdstrike, чтобы они разобрались в этом деле, несмотря на то, что в тот момент они активно обсуждали с ФБР детали более ранних атак. Эксперты Crowdstrike заявили, что они обнаружили следы другой хакерской атаки, за которой, по их мнению, стояло российское Главное разведывательное управление. Как ни странно, национальный комитет Демократической партии не предпринял попыток обсудить свои выводы с экспертами из ФБР или передать свои серверы ФБР для изучения, а вместо этого обратился к изданию Washington Post, которое 22 июня 2016 года опубликовало выводы экспертов компании Crowdstrike, возложивших ответственность за кибервторжение на российские разведывательные службы.

Выводы о российских истоках хакерских атак, на которых настаивали эксперты Crowdstrike и которые были опубликованы в Washington Post, приобрели особую политическую значимость внутри США, когда в июле 2016 года, накануне Национальной демократической конвенции, где Хиллари Клинтон должны были объявить кандидатом от Демократической партии на президентских выборах, на сайте Wikileaks появились электронные письма, украденные с серверов национального комитета Демократической партии, которые в конечном итоге нанесли удар по предвыборной кампании Клинтон. Несмотря на заявления основателя этого сайта Джулиана Ассанжа (Julian Assange), что эти письма были переданы им не россиянами, предвыборный штаб Клинтон немедленно заявил об обратном, подчеркнув, что публикация электронных писем на сайте Wikileaks стала частью российской кампании, направленной против Хиллари Клинтон.

Как сообщало издание Washington Post, примерно в этот период времени директор ЦРУ Джон Бреннан (John Brennan) получил доступ к чрезвычайно секретному докладу, составленному разведывательными службами иностранного государства. Эти службы заявляли о том, что им удалось проникнуть в системы ближайшего окружения российского руководства настолько глубоко, что они могут процитировать слова президента России Владимира Путина, произнесенные в тот момент, когда он озвучивал цели России на выборах в США в 2016 году: добиться поражения Хиллари Клинтон и способствовать избранию ее республиканского соперника, Дональда Трампа. В начале августа об этом докладе сообщили президенту Бараку Обаме и нескольким его советникам, которым было приказано не распространять эту информацию.

Скандальный характер этого доклада — в смысле его источников и содержания — послужил толчком для расследования вмешательства России в американский избирательный процесс, которым занялось разведывательное сообщество США. Проблема заключалась в том, что этим расследованием занялось не разведывательное сообщество как таковое, а скорее (как сообщило издание Washington Post) рабочая группа, куда вошли «несколько десятков аналитиков из ЦРУ, АНБ и ФБР», специально отобранных директором ЦРУ. Эта группа работала на территории штаб-квартиры ЦРУ, и «ее деятельность была скрыта от остального разведывательного сообщества».

Таким образом, была создана закрытая группа аналитиков, которые работали в полной изоляции от остального разведывательного сообщества США. Исходное положение их работы — что Владимир Путин лично руководил вмешательством России в президентские выборы в США, чтобы склонить чашу весов в пользу Дональда Трампа — никогда не подвергалось сомнению, несмотря на то, что его источником был всего один доклад, полученный от разведывательного агентства иностранного государства. Президент Обама поручил американскому разведывательному сообществу провести всестороннее расследование вмешательства России в выборы. В результате эксперты разведки начали повторно анализировать прежние доклады, основанные на предпосылке о непосредственной причастности Путина, что в конечном итоге сформировало крайне тревожную картину масштабной российской кампании, направленной на подрыв основ избирательного процесса в США.

Эти новые отчеты регулярно передавались избранным членам Конгресса (главам комитетов палат по делам разведки и партийным лидерам) начиная с сентября 2016 года. Практически сразу после этого члены Демократической партии начали требовать, чтобы президент публично призвал Путина и Россию к ответственности за вмешательство в выборы. Интенсивность этих требований усилилась после президентских выборов, состоявшихся в ноябре 2016 года, на которых Дональд Трамп одержал победу над Хиллари Клинтон. Разведданные, собранные после выборов — если рассматривать их в свете предпосылки о том, что Путин и Россия постарались добиться избрания Трампа — на первый взгляд подтверждали наихудшие подозрения экспертов разведки и их клиентов в Конгрессе (в частности демократов).

Интенсивность призывов опубликовать материалы и выводы разведки, подтверждающие вмешательство России в американские выборы, продолжала расти вплоть до того момента, когда 9 декабря 2016 года президент Обама поручил американскому разведывательному сообществу подготовить секретный доклад о вмешательстве России.

Этот доклад был подготовлен к 29 декабря, и в тот же день президент с ним ознакомился. Рабочая группа Бреннана провела львиную долю аналитической работы, которая окончательно закрепила исходное положение о вмешательстве России, взятое из доклада разведывательных служб иностранного государства, который и послужил основой для инициации всего этого процесса в начале августа. Президент Обама выслал из США 35 российских дипломатов и закрыл два российских дипломатических комплекса, которые, по мнению экспертов ФБР, использовались для ведения слежки за американцами. Обама также ввел новые санкции против российских физических и юридических лиц, в том числе тех, кто был связан с российской разведкой, в ответ на вмешательство России в американский избирательный процесс, о котором подробно сообщалось в докладе разведывательного сообщества.

Не стоит забывать о «Крученом мяче»

В любом содержательном обсуждении аналитических процессов, задействованных в составлении доклада по России, необходимо принимать во внимание один чрезвычайно важный факт, о котором часто забывают, а именно доклад под названием «Иракская программа по созданию оружия массового поражения», составленный в 2002 году. Этот доклад войдет в историю как воплощение одного из величайших провалов американской разведки в истории. Комиссия разведки США по оружию массового поражения, созданная в соответствии с президентским указом 2004 года для расследования причин этого провала, пришла к беспощадному выводу: «Мы установили, что почти все выводы касательно оружия массового поражения, сделанные до начала войны, были в корне ошибочными. Это стало серьезным провалом разведки». Проблема заключалась не только в ошибочности выводов. Как говорилось в докладе комиссии, «были допущены серьезные недочеты в том, как эти выводы были сделаны и доведены до сведения политического руководства». Коротко говоря, весь процесс составления доклада по оружию массового поражения в Ираке был совершенно несостоятельным.

После терактов 11 сентября, в 2004 году Конгресс санкционировал создание аппарата директора Национальной разведки в попытке обеспечить беспрепятственный обмен информацией между различными агентствами, составляющими американское разведывательное сообщество, чтобы в дальнейшем не допустить таких промахов разведки, как те, которые помешали заранее узнать и предотвратить теракты 11 сентября. Хотя этот аппарат был создан уже после публикации доклада об оружии массового поражения в Ираке и хотя в основе его создания лежали причины, непосредственным образом связанные с терактами 11 сентября, а вовсе не Ирак, Комиссия по силам и средствам разведки полагала, что это было шагом в правильном направлении, то есть в направлении устранения ряда системных недостатков, приведших к провалу в Ираке. Более того, эта комиссия предложила список рекомендаций касательно организации американского разведывательного сообщества, выполнение которых должно было предотвратить такие провалы, как провал в Ираке.

Одна из тех рекомендаций предполагала создание должности «руководителя миссии», который должен был «следить за тем, чтобы аналитическое сообщество адекватным образом реагировало на ключевые потребности в высокоприоритетных вопросах». Один из способов, посредством которых руководители миссий должны были достичь этой цели, заключался в стимулировании «конкурентного анализа», который должен гарантировать, что «в окончательных докладах разведки будут находить отражение все данные и конкурирующие точки зрения аналитиков из всех агентств разведывательного сообщества». Таким образом, полагала комиссия, руководители миссий смогут «предотвратить факты так называемого шаблонного или группового мышления среди аналитиков».

Комиссия предложила некоторые другие рекомендации. В частности она также рекомендовала директору Национальной разведки настаивать на обязательном требовании проведения альтернативного анализа и разработке альтернативных гипотез в ответ на более формальные выводы. Таким образом, директор Национальной разведки сможет гарантировать, что в будущем разведка больше не допустит таких ошибок, как та, которую она допустила в Ираке, сочтя, что Саддам Хусейн не избавился от всех своих запасов оружия массового поражения.

Большинство этих рекомендаций были одобрены президентом Бушем и были взяты на вооружение аппаратом директора Национальной разведки. Главы Национального центра контрразведки, Национального центра противодействия распространению оружия массового уничтожения и Национального центра контрразведки и безопасности превратились в действующих руководителей национальной разведки, а офицеры национальной разведки, работавшие под эгидой Национального совета по разведке, стали региональными руководителями национальной разведки. В 2011 году был создана новая должность офицера национальной разведки по кибербезопасности, а в 2015 году был создан новый Центр интеграции разведданных о киберугрозах.

ЦРУ последовало этому примеру, начав реализацию программы, в соответствии с которой были упразднены мощные региональные отделения, доминировавшие в этом агентстве с момента его основания в 1947 году, а на их месте были созданы новые «центры управления миссиями» во главе с «руководителями миссий», которыми становились самые опытные высокопоставленные офицеры ЦРУ. Сейчас не существует «центра управления миссиями в киберпространстве» как такового. Вместо него в 2015 году ЦРУ создало Директорат цифровых инноваций, офицеры которого поддерживают работу существующих функциональных и региональных центров.

ЦРУ получило разрешение на внедрение процессов альтернативного анализа в свою работу после терактов 11 сентября. Вместо того чтобы скопировать этот процесс, директор Национальной разведки в 2015 году опубликовал новые аналитические стандарты, которые требовали включения «анализа альтернатив» — системной оценки различных гипотез, позволяющих объяснить те или иные явления — во все аналитические продукты.

Все эти новые механизмы действовали в момент «фишинговых атак», зафиксированных Центром правительственной связи Великобритании летом 2015 года, в период, когда летом 2016 года были похищены электронные письма, хранившиеся на серверах национального комитета Демократической партии, и когда Бреннан получил доклад разведки иностранного государства, в котором говорилось о непосредственной причастности президента России Владимира Путина к вмешательству России в президентские выборы 2016 года. Тем не менее, ни один из этих «усвоенных уроков» не был принят во внимание и не был использован в процессе составления доклада по России.

Принятое в самом начале процесса решение Бреннана о создании специальной рабочей группы, изолированной от остального разведывательного сообщества, способствовало тому, что любой конечный продукт этой рабочей группы не мог быть основан на коллективных аналитических ресурсах, доступных всему национальному разведывательному сообществу, и не мог считаться отражением взвешенного мнения всего разведывательного сообщества. Проще говоря, доклад по России не был основан на тесном взаимодействии всех представителей разведывательного сообщества, которое лежит в основе авторитетности подобных докладов.

Чрезмерная зависимость от одного единственного источника в иностранной разведке привела к тому, что Бреннан и его рабочая группа совершили ту же самую ошибку, которую совершило разведывательное сообщество накануне начала войны в Ираке, когда оно выстроило все свои выводы на основании недостоверных данных, полученных от одного источника в иностранной разведке, известного как «Крученый мяч». Нам почти ничего не известно о характере секретного источника информации, которую Бреннан использовал для подтверждения обвинений в адрес России. Можно предположить, что это могли быть разведывательные службы Эстонии, которым не раз удавалось проникать в системы российских правительственных организаций и которые испытывают глубокую неприязнь по отношению к России, что должно настораживать тех, кто пытается манипулировать политикой Америки по отношению к России так же, как оппозиционные деятели Ирака (на ум приходит Ахмад Чалаби (Ahmed Chalabi)) пытались манипулировать политикой Америки по отношению к Ираку.

Тот подход, которому следовала рабочая группа Бреннана в процессе анализа действий России и ее президента, очень напоминает те аналитические шоры, которые помешали разведывательному сообществу США объективно оценить цели и намерения Саддама Хусейна и его ближайшего окружения, когда речь зашла об оружии массового поражения. В докладе по России говорится, что «многие ключевые суждения в данном докладе опираются на многочисленные сведения из разнообразных источников и совпадают с нашим представлением о действиях России». Это высказывание является главным признаком тенденции к «групповому мышлению». Более того, если вспомнить о том, что большая часть этих «многочисленных сведений» были постфактум подогнаны под исходное положение, почерпнутое из одного единственного источника в разведке иностранного государства, это заявление вообще теряет весь свой смысл.

Проблема заключается также и том, что американское разведывательное сообщество довольно плохо разбирается в особенностях процесса принятия решений российским президентом и плохо понимает особенности личности Владимира Путина. В прошлом американское разведывательное сообщество неуклонно руководствовалось давно сложившимся пониманием того, как Саддам Хусейн должен мыслить и принимать решения, поэтому оно попросту не сумело осознать тот факт, что летом 1991 года он мог приказать уничтожить все свои запасы оружия массового поражения и что он говорил правду, заявляя впоследствии, что в Ираке больше не осталось оружия массового поражения.

Президент Путин неоднократно публично заявлял о том, что Россия не вмешивалась в президентские выборы в США. Однако те, кто ссылается на выводы доклада разведки по России, называя их неопровержимыми доказательствами, полностью отвергают опровержения Путина. Тем не менее, нигде в этом докладе по России нет ни единого свидетельства того, что эксперты, подготовившие его, провели нечто, хотя бы отдаленно напоминающее «анализ альтернативных гипотез», который, согласно решению директора Национальной разведки, является обязательным компонентом любого подобного аналитического процесса. В нем также нет ни единого свидетельства попыток провести оценку противоречащих здравому смыслу гипотез, на которой настаивает ЦРУ — вроде гипотезы о том, что президент Путин может говорить правду.

На протяжении всей истории своего существования Национальный совет по разведке имел дело с такими источниками информации, чья секретность намного превышала степень секретности источника Бреннана в разведке иностранного государства. В этом совете есть два эксперта, которые могли бы заниматься таким проектом, как подготовка доклада по России, а именно офицер национальной разведки по вопросам кибербезопасности и руководитель миссии Центра миссий в России и Евразии. Если руководствоваться логикой, их обоих нужно было привлечь к выполнению этой задачи, учитывая то, что в данном случае речь шла о кибервторжении и о намерениях России.

Отговорка, что источник Бреннана был слишком секретным, чтобы его личность можно было раскрыть этим двум экспертам и аналитикам, находившимся в их подчинении, просто абсурдна: оба эти эксперта имеют право доступа к самым секретным данным разведки, и, более того, они обязаны следить за реализацией таких проектов, как расследование вмешательства России в американский избирательный процесс.

Президента Трампа много раз критиковали за то, что он с излишним пренебрежением относится к американскому разведывательному сообществу и что он неоднократно упоминал о провале американской разведки в случае с иракским оружием массового уничтожения в попытке преуменьшить значение докладов разведывательного сообщества, включая доклад о вмешательстве России в президентские выборы 2016 года. Более того президент выступил с очередными своими комментариями, находясь на территории иностранного государства (Польши), накануне первой личной встречи с президентом Путиным, которая прошла на полях саммита Большой двадцатки в Гамбурге и на которой одной из тем повестки стала тема вмешательства России.

Если отвлечься от рассуждений о разумном выборе места и времени для публикации подобных комментариев, содержание заявлений президента кажется вполне здравым. Комментируя консенсус американского разведывательного сообщества касательно выводов, содержащихся в докладе о вмешательстве России, президент Трампа отметил: «Я слышал, что было 17 агентств [которые достигли консенсуса в вопросе вмешательства России]… На самом деле их было три или четыре. Никак не 17».

Трамп продолжил: «На самом деле никто ничего не знает. Никто точно не знает… Я помню, как я сидел и слушал про Ирак — оружие массового поражения — как все на 100% были уверены в том, что в Ираке есть оружие массового поражения. И что было дальше? Это привело к гигантской катастрофе. Они ошиблись».

И в обоих случаях президент оказался прав.

Скотт Риттер — бывший офицер разведки морской пехоты, который работал в Советском Союзе над реализацией соглашений по контролю над вооружениями, работал в Персидском заливе в период проведения операции «Буря в пустыне» и в Ираке, где он следил за обезвреживанием оружия массового поражения.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 13 июля 2017 > № 2242704


Россия > СМИ, ИТ > fapmc.ru, 13 июля 2017 > № 2242701

Россия вновь в поисках литературного флагмана

За звание «Литературный флагман России» во всероссийском конкурсе «Самый читающий регион» в 2017 году будут бороться 84 региона страны.

В мае 2017 года в третий раз стартовал всероссийский конкурс «Самый читающий регион». К участию в нем приглашены субъекты РФ - республики, края, области, автономные округа, автономная область и города федерального значения.

Победа в конкурсе дает высокий статус самого читающего региона страны. Чтобы определить победителя, жюри, в которое вошли издатели, общественные и культурные деятели, оценивает поступившие от участников конкурсные заявки. Они включают описание самого значимого литературного мероприятия или проекта, организованного регионом в 2016 – 2017 годах. Принимаются во внимание и достижения регионов в развитии чтения и книги в целом.

Конкурс стартовал в Год литературы в России в 2015 году. Тогда в конкурсе приняли участие 83 региона, а победителем стала Ульяновская область. В 2016 году только один регион отказался от участия, а звания «Литературный флагман России» была удостоена Воронежская область.

«На этой неделе мы закончили приём заявок и уже можно сказать, что этот год будет не менее активным в истории конкурса. В этом году почти все регионы прислали заявки, мы связываем это с тем вниманием, которое уделяется сегодня чтению, вот только за Северным полярным кругом спряталась от участия в конкурсе Мурманская область. Наш проект выполняет очень важную роль - мы помогаем выделить наиболее успешные проекты по популяризации чтения и мотивируем регионы на новаторскую деятельность в этом направлении», - сказал президент Российского книжного союза Сергей Степашин.

Победитель 2017 года будет определен в октябре, а торжественная церемония награждения состоится 16 ноября в рамках IV Санкт-Петербургского международного культурного форума. Победителю присваивается звание «Литературный флагман России» и вручается одноименный приз-статуэтка и книжная библиотека.

Организатор конкурса - Российский книжный союз при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

Россия > СМИ, ИТ > fapmc.ru, 13 июля 2017 > № 2242701


Россия. США > Транспорт. СМИ, ИТ. Финансы, банки > forbes.ru, 13 июля 2017 > № 2242691

Состояние Воложа подскочило на $230 млн из-за сделки Uber и «Яндекс.Такси»

Анастасия Ляликова

редактор новостей Forbes.ru

Отметка в 2039,5 рублей стала рекордной для акций «Яндекса» на Московской бирже

Состояние Аркадия Воложа F 85, одного из основателей «Яндекса», выросло больше чем на $200 млн после объявления о объединении сервиса «Яндекс.Такси» с российским бизнесом Uber.

Следом за этим акции IT-гиганта резко пошли вверх — при цене закрытия 12 июля 1632 рубля за бумагу на максимуме 13 июля (14:33 мск) они стоили 2039,5 рублей. Эта цена стала максимальной с момента размещения «Яндекса» на Московской биржи. Если исходить из нее, состояние бизнесмена увеличилось на $230 млн.

Позже стоимость акций несколько снизилась — по состоянию на 17:55 мск акции торговались на уровне 1900 рублей за штуку (что соответствует увеличению состояния Воложа примерно на $150 млн).

Как сообщили ранее в «Яндексе», созданная совместно с Uber компания будет работать в России, Азербайджане, Армении, Белоруссии, Грузии и Казахстане. При этом для заказа поездок по-прежнему будут доступны оба приложения, но водители будут объединены в единую платформу.

Uber и Яндекс приняли решение проинвестировать в новую компанию $225 млн и $100 млн соответственно, оценивая объединенную компанию в $3,725 млрд. На 59,3% компания будет принадлежать «Яндексу», на 36,6% — Uber, а на 4,1% — сотрудникам объединенной компании. Возглавит СП генеральный директор «Яндекс.Такси» Тигран Худавердян.

«Я думаю, нам удалось найти формулу, как выращивать «единорогов» в большой компании», — заявил сам Волож в беседе с РБК, комментируя сделку. «Три главных компонента — талантливая и смелая команда, экономическая свобода и большой стек технологий «Яндекса». Два года назад мы выделили «Яндекс.Такси» в отдельную компанию и дали максимум свободы. Эксперимент с «Яндекс.Такси» превзошел многие наши ожидания, и уверен, что это точно не последний пример», — добавил он.

Россия. США > Транспорт. СМИ, ИТ. Финансы, банки > forbes.ru, 13 июля 2017 > № 2242691


Россия. США > Транспорт. СМИ, ИТ > forbes.ru, 13 июля 2017 > № 2242686

«Яндекс.Такси» и Uber объединят бизнес по онлайн-заказу поездок в России

Ангелина Кречетова

Редактор Forbes.ru

«Яндекс» сообщил также об объединении бизнеса по онлайн-заказу такси с Uber в Казахстане, Азербайджане, Армении, Белоруссии и Грузии

Сервис «Яндекс.Такси» сообщил об объединении бизнеса по онлайн-заказу поездок с Uber в России, Казахстане, Азербайджане, Армении, Белоруссии и Грузии, говорится в сообщении «Яндекса», поступившем в редакцию Forbes. Новая компания получит название NewCo.

«Яндекс» и Uber подписали соглашение об объединении бизнесов по онлайн-заказу поездок в России, а также в Азербайджане, Армении, Беларуси, Грузии и Казахстане в составе новой компании. В нее также перейдет сервис UberEATS в указанных странах», — указывается в пресс-релизе.

По мнению председателя комитета Московской торгово-промышленной палаты (МТПП) по таксомоторным перевозкам Богдана Коношенко, соглашение доказывает, что российские технологии могут «не только выступать на равных с мировыми лидерами, но и превосходить их по качеству».

«В тарифной политике для партнеров и пассажиров я бы не ждал от новой компании резких движений. На таком высоколиквидном рынке, как таксомоторные перевозки, любое «закручивание гаек» моментально приводит к переходу водителей и пассажиров к конкурентам. Думаю, они продолжат двигаться вместе с рынком и аккуратно развивать сервисы, чтобы не отпугнуть пользователей и сохранить партнерскую базу», — уверен он. Собеседник Forbes отметил, что «Яндекс.Такси» и Uber пока занимают порядка 6-7% российского рынка.

В сообщении отмечается, что, по оценкам экспертов VTB Capital, совокупная стоимость поездок легальных перевозчиков в России составила в 2016 году 501 млрд рублей. При этом «теневой» сегмент был оценен Аналитическим центром при правительстве в 116 млрд рублей в 2015 году. Таким образом, доля объединенной компании в России в прошлом году была бы примерно 5-6% по этому показателю.

«Потребление такси непрерывно растет, и мы являемся свидетелями этого процесса. Многим из нас кажется, что все уже давно пересели на такси, но на самом деле мы находимся только в самом начале пути. Наша цель — создать платформу, удобство и доступность которой будут сравнимы как с личным автомобилем, так и с общественным транспортом», — подчеркнули в компании.

В пресс-релизе отмечается, что объединенная платформа за июнь охватила 127 городов в шести странах, всего за месяц было совершено 35 млн поездок. Суммарная стоимость поездок за месяц составила 7,9 млрд рублей.

Россия. США > Транспорт. СМИ, ИТ > forbes.ru, 13 июля 2017 > № 2242686


Белоруссия > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 12 июля 2017 > № 2241294

В оружейной кузнице советской империи процветают информационные технологии

Ян Фольмер (Jan Vollmer), Die Welt, Германия

Дарья со своим стартапом хочет уехать из Минска, Андрей давно уже мог бы работать в Кремниевой долине или Лондоне, но остался. В белорусской столице витает поразительный инноваторский дух.

Дарье Мински 28 лет, она выбрала столик на улице, губы накрашены красной помадой, она заказала стейк (не до конца прожаренный). «Люди здесь технически отлично образованы, — говорит она, приступив к еде, — но никто из них не умеет себя хорошо представить и организовать стартап-конференцию. Я могу».

С бокалом красного вина на столе и в круглых солнечных очках она немного похожа на стартаповый вариант Мии Уоллес, которую сыграла Ума Турман в фильме «Криминальное чтиво». На ее футболке написано «Raise boys and girls the same way».

В Минске светит солнце. В столице Белоруссии проживает примерно два миллиона человек. Это место считается креативным кварталом города. В течение двух дней здесь за углом проводится «Create IT»: форум экспертов с круглыми столами, лекциями, семинарами и так далее.

Огромный бюст Ленина на 2,5 метровом постаменте стоит перед серой стеной дома, заброшенный, но не забытый, он смотрит на улицу Октябрьская, на старые фабрики, ржавые разбитые автомобили во дворах. И он видит молодых предпринимателей, которые здесь создают реально существующую IT-индустрию.

Люди умные, но не дорогие

Условия для этого неплохие. Люди умные, но не дорогие. Здесь можно нанять программистов за сравнительно невысокую почасовую ставку. Валовой внутренний продукт Белоруссии колеблется от пяти до шести тысяч долларов на душу населения, грубо говоря, седьмая часть экономических показателей Германии.

На протяжении 23 лет страна контролируется кликой прежнего директора совхоза и нынешнего президента Александра Лукашенко. Внутренняя ситуация неспокойная. Многие годы оппозиция не отваживается выйти на улицы после того, как в декабре 2010 года Лукашенко приказал подавить протесты.

Зажатая между могущественными соседями, Россией и ЕС, Белоруссия унаследовала не только слабую экономику, которая находится в постоянном упадке, и спецслужбу под названием КГБ, но и сравнительно хорошую систему образования, прежде всего, в технических дисциплинах.

Такие вузы, как Государственный университет информатики и радиоэлектроники с его сегодняшними 15 тысячами студентов, должны были вывести Советский Союз вперед в гонке вооружений. Теперь каждый год они выбрасывают на рынок программистов с квалификацией практически не уступающей их немецким и американским коллегам, и, пожалуй, даже еще более амбициозных. И не таких дорогих.

Предприятия из Западной Европы и США переманивают таланты

В течение десяти-двадцати лет Россия, Белоруссия и Украина удовлетворяют спрос Запада на дешевые компьютерные программы. IT-компании из западной Европы и США содержат лаборатории при университетах и переманивают таланты. Но все чаще белорусские компании выходят на мировой рынок с собственной цифровой продукцией.

Разработчик игр Wargaming выпустил в 2010 году удивительно популярный симулятор танковых сражений «World of Tanks», одну из самых успешных в мире онлайн-игр. В Wargaming работают четыре тысячи человек, офисы компании находятся в разных городах от Эмеривилля, расположенного недалеко от Сан-Франциско, до Токио. 2,2 тысячи человек работают в Минске. Оборот составляет примерно 600 миллионов долларов.

Epam Systems, производитель программного обеспечения, создатели которого родом из Белоруссии, с 2012 года котируется на Нью-Йоркской фондовой бирже, но по-прежнему продолжает программировать и проводить исследования на старой родине с примерно восемью тысячами сотрудников. «Ракеты и бомбы были задачей науки в СССР», — говорит Сергей Сергиенко. Он руководит программой Engineering Excellence в Epam и одновременно проводит исследования в области радиоэлектроники в университете. «В 90-е годы производство микрочипов и компьютеров перестало быть конкурентоспособным, но человеческий капитал остался». Его кафедра «Робототехника и комплексная автоматизация» работает при поддержке компаний IBM и Motorola.

В разработке мессенджера Viber, осуществляющего звонки и передачу сообщений через интернет, также участвовал и молодой житель Минска. Приложение было разработано в Тель-Авиве и продано за 900 миллионов долларов японскому интернет-конгломерату Rakuten. Отделы разработки и программирования при этом в основном остались в Минске, в то время как штаб-квартиры ввиду низких налогов и правовой безопасности были перенесены на Кипр или в США.

Недавняя белорусская история успеха — приложение MSQRD (произносится «Маскарад»): мобильное приложение для обработки фотографий и видео в режиме реального времени. Движением пальца можно надеть на голову шлем персонажа комиксов Железного человека, превратить лицо в мордочку обезьянки или увидеть себя с чертами Леонардо Ди Каприо. В прошлом году владельцем MSQRD стал Facebook.

Онлайн-журнал мнений и алгоритм для вирусного контента

Вернемся к Дарье Мински. В 2009 году она основала Kyky.org, своего рода журнал мнений в сети. Одна из ее колумнисток сейчас находится в заключении. Kyky.org стал первым интернет-сайтом, который полностью блокировался на неделю правительством. «Я получала письма с угрозами, я была напугана», — рассказывает она. Что-то должно было измениться.

Дарья добилась европейской стипендии и поступила в университет Instituto de Empresa в Мадриде, один из самых престижных экономических вузов. Тогда она стала размышлять, как поступить дальше. Развитие интернет-журнала в Минске в итоге превратилось бы в постоянную борьбу.

Во время ее рассказа мимо нашего стола проходит ее главный редактор и кладет стопку бумаг ей на подпись. Один из трех партнеров проекта Kyky.org продает свою долю в компании Дарье и второму партнеру. Теперь приходится заниматься бумажками. Но все, чего Дарья добьется с развитием Kyky.org, может в любой момент исчезнуть.

Может, основать новый журнал на западе? «Я — не носитель английского языка, и кто в Нью-Йорке заинтересуется какой-то девочкой из Восточной Европы?» Там она никто, а в Минске ее знают.

«Я мыслю стратегически: я родом из Белоруссии. Как я могу использовать свои связи здесь, чтобы стать успешной?» Риски для одного — шанс для другого. «Поэтому я перешла к технике. Говорить о технике относительно безопасно».

Дарья нашла кандидатов физических наук Диму и Макса и основала с ними компанию «Экспонента». Вместе они создали алгоритм, с помощью которого якобы можно предсказать, станет ли текст в интернете вирусным хитом.

До сих пор дела «Экспоненты» шли хорошо: инвесторы были более чем довольны. Из Финляндии и Литвы пришли запросы: не хотят ли Дарья, Дима и Макс зарегистрировать «Экспоненту» там? Испания сразу предоставила несколько виз для команды, а госдепартамент США предоставил им стипендии. «Куда бы вы хотели, если все получится?» — «Неважно. Туда, где будет лучшее предложение».

Снижение налогов для стартапов

В паре сотен метров от ресторана на сцене технологического фестиваля «Create IT» сидит Андрей Янчуревич. «Поприветствуйте Андрея из нашего известнейшего стартапа под названием…», — говорит ведущий и поворачивает микрофон к публике, которая кричит: «…Маскарад!»

Андрей носит черную одежду и в белорусской манере не меняется в лице даже во время аплодисментов. Он создатель MSQRD и вел это дело. Но остальная команда создателей MSQRD сейчас находится в Лондоне. Андрей, руководитель, решил выйти из команды, остаться в Минске и начать что-то новое. «Американцы все время ухмыляются», — говорит он, посмеиваясь.

После своего выступления он прогуливается по лужайке перед старой фабрикой, в здании которой проходит IT-мероприятие. Как и создатели «Эскпоненты» Дарьи он учился в Минском университете радиоэлектроники. «Маскарад появился на 48 часовом хакатоне».

Международные компании не доверяют фирмам из бывшего Советского Союза, говорит Андрей. Тем не менее свою новую фирму он хочет создать в Минске. «С моими людьми отсюда». В настоящий момент по-прежнему трудно продавать продукты в магазинах Apples App Store и Google Play. Он надеется, что новые законы в скором времени улучшат ситуацию для разработчиков.

Государственные СМИ тем временем отмечают также успехи так называемых высокотехнологичных парков, особой экономической зоны, в которой зарегистрированные стартапы платят меньше налогов. Они сообщают, что скоро туда должны будут вложить один миллиард долларов. «Ну да, всего один миллиард», — говорит Андрей.

Накануне несколько других разработчиков встречались с белорусскими чиновниками и представителями власти. Они спросили, как государство планирует в будущем поступить со стартапами и IT-отраслью вообще. «Иногда лучше всего просто ничего не делать», — ответил по их словам высокопоставленный чиновник.

Белоруссия > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 12 июля 2017 > № 2241294


Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 12 июля 2017 > № 2241227 Юрий Усков

Сильная команда. Почему хедхантинг в IT не работает

Юрий Усков

Основатель и руководитель компании iSpring

Где взять хороших программистов и какой кандидат — идеальный

Мой знакомый подбирает программистов со знанием языка Go. В списке его требований — необходимое понимание технологий, английский язык и умение работать в команде, в обмен на это кандидату предлагают конкурентоспособную зарплату. Эта вакансия похожа на тысячи других: компании ищут IT-специалистов, и большинство — примерно по таким же критериям. Ищут и не находят. Или кандидат оказывается не того «качества», на какое они рассчитывали.

Квалификация программиста определяется не стеком технологий или языком программирования, а тем, что называется «базой»: два человека с одинаковым знанием языка C++ на сложных задачах будут показывать разные результаты, если «база» у них разная. Я имею в виду знание алгоритмизации и базовых структур данных, информационного моделирования, классических парадигм программирования, архитектурных подходов, принципов работы «железа».

Другой ключевой момент, на который работодатели еще реже обращают внимание, — это общий подход к делу, который можно обозначить терминами «инженерная культура» или «культура производства». На российском рынке труда для молодых специалистов все еще актуально оставшееся от СССР «забудьте все, чему вас учили в вузе, здесь будете учиться снова». С советских времен эта проблема стала еще более острой, потому что студентов «наполняют» знаниями, но не учат создавать качественный продукт, не работают над формированием инженерной культуры, а в бизнесе критически важно именно это. Выпускников вузов, теоретически способных работать программистами, немало, но практика показывает, что это не те люди, которым можно доверить серьезную работу.

Где взять хороших программистов, если не получается хантить?

Примерно 95% кандидатов, которые указывают в резюме «программист», профнепригодны по обозначенным выше причинам: у них нет ни базы, ни культуры. Они могли бы решать типовые задачи, но появление сложных или нестандартных может привести к непредсказуемому росту времени разработки, снижению качества, а в результате — к провалу проекта.

У нас работает более 50 квалифицированных программистов, столько же специалистов обеспечивают процесс — это тестировщики, продакт-менеджеры, руководители. За год команда программистов увеличивается на 7-8 человек, но с рынка привлекают не более одного из них. Большинство компаний раз за разом перелопачивают рынок и с трудом находят хоть каких-то программистов. Мой друг и партнер Александр Галочкин (основатель компании, которая разрабатывает IT-решения для отелей) сравнивает ситуацию с переходом человечества от охоты и собирательства к земледелию: если охотник голодал в среднем каждый месяц, земледелец – только раз в несколько лет. Так и мы отказываемся от хедхантеров в пользу «выращивания» и обучения молодых специалистов.

Кто он — идеальный кандидат?

При приеме на работу стоит обращать внимание на человеческие качества кандидата, потому что от них успех проекта зависит даже больше, чем от квалификации. На первом месте — порядочность кандидата, наличие у него нравственных ориентиров, за ними — целеустремленность, умение работать в команде, гибкость и быстрота мышления, ответственность и умение «дожимать» задачи, инициативность, коммуникабельность. И только после этого — квалификация. Такая расстановка приоритетов — результат глубокого осмысления того, как работает команда и как делаются успешные проекты. Приведу пример: умение инициировать общение, продуктивно обмениваться информацией напрямую влияет на результат, потому что если производительность одного программиста N, то двух — не 2N, а в лучшем случае 1.7N. Разница тратится на коммуникацию, и чем больше команда, тем сильнее падает производительность для каждого отдельного программиста.

В свою компанию я иногда беру кандидатов с недостаточной квалификацией, если с порядочностью и мотивацией все в порядке, потому что с таким человеком можно работать, в его развитие можно инвестировать, не надо кровью подписывать бумаги и есть высокая вероятность того, что в итоге он покажет хороший результат.

В отчете National Association of Colleges and Employers США за 2008 год были перечислены 10 характеристик кандидатов, которые интересовали американского работодателя в первую очередь. На 1-м месте — коммуникативные навыки, на 2-м — бизнес-этика (Strong work ethic), дальше — умение работать в команде, инициативность и навыки межличностного общения. Характеристики, связанные с квалификацией, начинаются лишь с шестой позиции — туда поместили умение решать задачи. Технические навыки оказались на 9-м месте. Тем не менее в последние годы американские работодатели начинают больше обращать внимание на квалификацию: в отчете NACE за 2017 год умение решать задачи поднялось на второе место, а бизнес-этика спустилась на четвертую позицию (в 2016 этика была даже на шестой строчке). Будем надеяться, что это отклонение временное.

Вы хотите идеальных сотрудников. Почему они должны хотеть вас?

Главный принцип: подобное тянется к подобному. Если вы «никакой» – ожидайте, что и люди к вам будут приходить соответствующие. «Никакие» тоже нужны и где-то работают. Будем надеяться, что не у вас. Чтобы к вам пришли «ваши» люди и если вы хотите с ними играть вдолгую, важно, продемонстрировать им: ваша компания — не просто лидер чего-то там, у нее есть лицо, identity. Интересные люди идут «на что-то» — это может быть коллектив, идея, возможность работать с выдающимся специалистом или над каким-то особенным проектом. Хороший офис в центре, фрукты на столе, игровые автоматы и тренажеры тоже влияют, но меньше — сейчас это есть почти у всех.

Что дальше?

Пока ключевое конкурентное преимущество русских софтверных компаний, которые пробиваются на глобальный рынок, — высокая квалификация и относительно низкая стоимость программистов. Ведущие компании создают технически сложные продукты, где много инжиниринга, их копию создать не так просто. Работа идет в основном на советской кадровой базе, но ничто не вечно. У нас принято ждать, что на государственном уровне произойдут изменения в системе образования, и тогда кадры придут сами. Но спасение утопающих так и останется делом рук самих утопающих: мы не можем рассчитывать на рост качества подготовки в государственных вузах, если не начнем сами в них работать . Второй путь решения проблемы — создание учебных центров внутри компаний. Оба дают результат.

Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 12 июля 2017 > № 2241227 Юрий Усков


Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 12 июля 2017 > № 2241152 Петр Авен

Не в Москве и не в Суррее: Петр Авен хочет создать собственный музей

Анастасия Ляликова

редактор новостей Forbes.ru

Он также надеется выставить коллекцию своего фарфора в Музее Виктории и Альберта

Совладелец «Альфа-Групп» Петр Авен мечтает создать частный музей, где бы выставлялись работы из его коллекции. Об этом он рассказал журналисту The Financial Times в своем особняке в Суррее. Открытие музея в Москве может быть осложнено многочисленными государственными сборами, а в Лондоне музей может быть просто не интересен. Поэтому Авен рассматривает вариант открыть галерею в Риге, откуда родом был его дед.

«Я собираю все больше и больше. Русское искусство этого заслуживает», — говорит миллиардер. Основу коллекции Авена, которую он собирал на протяжении последних 25 лет, составляет русское искусство конца XIX — начала XX века. В ней есть работы Михаила Ларионова, Наталии Гончаровой и Василия Кандинского.

«Это идет из детства. Мой отец не коллекционировал искусство, но мне хотелось видеть картины вокруг себя, как у его друзей, которых мы навещали, — поясняет предприниматель. - Я не просто хотел покупать искусство, но и создать коллекцию с нуля. Моя главная радость - привести все в порядок. Мне нравится расставлять книги на полках. Мне доставляет это огромное удовольствие».

Опыт работы с крупными музеями у бизнесмена уже был: экспонаты из его коллекции выставлялись в Еврейском музее в Москве, галерее Тейт в Лондоне, Музее современного искусства в Нью-Йорке и Королевской академии, где в этом году состоится выставка русского искусства. Еще ряд картин скоро отправится в Нью-Йорк и Тель-Авив.

Выбор работ для коллекции был ограничен. «Все главные работы советского искусства находятся в музеях, но вы можете найти дореволюционное искусство», — поясняет Авен. Свою первую картину он приобрел в 1993 году, это был натюрморт Павла Кузнецова 1920-х годов, и он обошелся бизнесмену всего в $5000.

С тех пор он отслеживает работы, главным образом досоветской эпохи, на аукционах, выкупая их из частных коллекций, а иногда и непосредственно у потомков художников или других наследников. «Я никогда не покупал самолет или яхту. Все мои деньги идут в искусство», — резюмирует миллиардер.

По словам Авена, если бы коллекцию он начал собирать сейчас, она была бы другой: «Это была бы полностью русская коллекция. Постепенно она становится международной. Меня привлекает связь между итальянским, немецким и русским искусством XX века, объединенных влиянием тоталитаризма».

Особая гордость миллиардера — советский фарфор с 1917 по 1941 год, выпущенный в Санкт-Петербурге на бывшем Императорском заводе. «Его было очень дешево собирать, когда я начал», — вспоминает он. «Русская живопись вдохновлялась Сезанном и Матиссом, но русский фарфор был оригинальным», — добавляет Авен. По словам бизнесмена, он рассчитывает, что однажды Музей Виктории и Альберта, крупнейший в мире музей декоративно-прикладного искусства и дизайна, сделает выставку на основе его коллекции фарфора.

Тем не менее любимым экспонатом миллиардер Авен называет картину «Красные домики» (1922) Марка Шагала. «Я купил ее на аукционе Sotheby's в Лондоне в 2015 году [зарегистрированная цена — £3,3 млн]», — говорит он. «Выяснилось, что я неосознанно взвинчивал цену, конкурируя со своим деловым партнером Германом Ханом F 11, который также начал собирать произведения русских художников еврейского происхождения. Эта живопись одновременно и о России, и о еврейском взгляде на жизнь, которая есть вечное движение, и, конечно, это искусство высочайшего качества».

Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 12 июля 2017 > № 2241152 Петр Авен


Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 12 июля 2017 > № 2241149 Антон Носик

Интервью Антона Носика о свободе слова в интернете: «Я совершенно не оптимист»

Дмитрий Лисицин

Генеральный директор центра социального проектирования «Платформа»

Forbes впервые публикует выдержки из экспертного интервью, которое Антон Носик дал гендиректору ЦСП «Платформа» Дмитрию Лисицину в ходе проведения исследования «Интернет и общество: реальные и социально сконструированные угрозы»

Вчера в Москве простились с медиаменеджером, журналистом и блогером, 51-летним Антоном Носиком. Прощание проходило в Центральном доме литераторов, и, как сообщает ТАСС, туда пришло около 1500 человек. Антон Носик был похоронен на Востряковском кладбище. Он умер в ночь на 9 июля в Подмосковье, по предварительным данным, от острой сердечной недостаточности.

В память об Антоне Носике, которого называют «отцом русского интернета», Forbes и центр социального проектирования «Платформа» впервые публикуют фрагменты экспертного интервью, которое он дал «Платформе» этой весной в ходе исследования, посвященного действующим и потенциальным ограничениям для интернета в России.

О повороте государства к закручиванию гаек

У нас в стране есть один человек, который может запретить Facebook, Twitter, «ВКонтакте» и Google. Такой человек, слава Богу, один. Если бы их было много, все давно было бы запрещено. Но поскольку без разрешения Владимира Путина такие конкретные одиозные шаги предприняты быть не могут, то все ждут отмашки. И ждут ее уже пять лет — с тех пор как Путин передумал.

У него была совершенно четкая концепция интернета как места, где люди выпускают пар. Ради Бога! Нам интересно телевидение, нам интересно радио, интересно управление массами через прессу. А в интернете пусть творится все что угодно. Это Путин говорил лично мне. У него была такая концепция, и она просуществовала 13 лет.

Концепция изменилась под воздействием «арабской весны» и под влиянием советников, корыстно заинтересованных в поставке определенного рода аппаратуры для слежки за гражданами. Так сложилось представление о том, что интернет — это угроза, оттуда приходят «цветные революции», там оппозиция, «пятая колонна» и так далее.

С этого момента была дана отмашка: интернет в России ограничить. Благодаря всем этим ограничительным мерам в России на сегодня практически уничтожена IT-отрасль, обесценены ведущие российские интернет-холдинги. Молодые люди, мечтавшие попасть на работу в «Яндекс», сегодня просто отсылают резюме за границу. Происходит утечка мозгов, полная стагнация на IT-рынке, инвестиционная активность сегодня ниже плинтуса.

О российской модели регулирования интернета

Такое «тушение» русского интернета — это совсем не китайская модель. Китайская модель ограничивает доступ иностранных компаний на национальный рынок ради усиления местных китайских игроков, таких как Baidu и Alibaba. Китайцы достигли великих успехов по выращиванию своей собственной индустрии.

Российская цензура действует против собственной индустрии, борется против «Яндекса» и «ВКонтакте». Так что это не китайская модель. Это модель туркменско-корейская. Просто пока нет отмашки на совсем уже радикальные меры. Но они будут отрезать по пальцу, вводить ограничения то тут, то там: том второй, том третий, том четвертый. Постепенно, потихонечку, но последовательно.

Об эффектах и последствиях ограничений

У них много всего на повестке. Например, фильтры, предусмотренные 139-ФЗ (о черном списке интернет-ресурсов и ограничении доступа к запрещенной информации. — Forbes), все до одного не работают. Как сделать, чтобы они работали? Нужно ввести ответственность за пользование, например, анонимайзером — технически его использование невозможно отследить. Как в 2013 году нам сказали, что примут такой закон, так до сих пор и не придумали, как он мог бы быть сформулирован (Госдума уже начала рассмотрение законопроекта об анонимайзерах и приняла его в первом чтении 23 июня. — Forbes).

Тем не менее гайки закручиваются. Эффекты закручивания гаек уже хорошо видны. Люди ведь не дураки, они все поняли. Где нынче Волож F 85, где нынче Дуров F 100 и так далее? Все уже более или менее разобрались, что бизнес, который настолько зависит от дурацких цензурных законов, — это выживание на вулкане.

Это все было написано в проспектах для инвесторов, когда те же «Яндекс» и Mail.ru выходили на международные рынки и биржи. В главе «Риски» было написано черным по белому, что непредсказуемое российское законодательство может объявить вне закона абсолютно любую часть бизнеса.

Это было предсказано пять лет назад. И вот уже пять лет это активно происходит. Я особо не смотрю вперед, потому что мы просто катимся по наклонной плоскости. И не остановимся на некоей приемлемой цензурной модели, ее нам просто неоткуда взять. Если говорить о Белоруссии и Казахстане, то их цензурная модель не привела к появлению собственных сильных интернет-компаний — и так-то пустая почва еще и была вся вытоптана.

А у нас есть своя мощная отрасль IT, которая развивалась в те годы, когда интернет-цензуры не существовало, и успела дойти до международных бирж, до NASDAQ, до Лондонской биржи.

Mail.Ru Group, «Яндекс» — вот то, что у нас есть. Значит, все это надо как-то придушить — такая логика. Что, собственно, и происходит.

О внутренней мотивации административных запретов

Придумываются разные идеи, но главный вектор такой: «Интернет мешает как таковой». Потому что в их глазах это непредсказуемая среда.

И запрещать в этой логике надо, конечно, не Facebook. То есть Facebook-то надо запрещать, но это не решение проблемы. Решение проблемы — запретить «ВКонтакте», Mail.ru, «Одноклассников». Под запрет попадает сам факт, что люди между собой самостоятельно общаются. Ну, чтобы было как в Советском Союзе. В Советском Союзе интернет был бы невозможен. Не из-за того, что Запад пролезет. А из-за того, что горизонтальные связи между людьми мешают монополии власти на идеологию, на информацию и на мнение. В такой среде интернет лишний.

Но политической воли установить эту модель сразу и целиком нет. Все происходит тихо, пошагово. Люди, которые смотрят на это в течение пяти лет, давным-давно с этого рынка свалили и сосредоточились на зарабатывании твердой валюты. Благо интернет-услуги достаточно интернациональны.

Такие явления, как Telegram, например, — это прямое следствие выдавливания из страны. А выдавили Дурова за отказ закрывать сообщество Навального «ВКонтакте». Вот «Живой журнал» согласился заблокировать блог Навального, и «ЖЖ» не выдавливают. А Дуров отказался. Telegram он создал уже там, сейчас у него 200 миллионов пользователей, проект втрое больше, чем «ВКонтакте». Он создал его там, потому что у них можно, а здесь нельзя.

О том, какой бизнес еще возможен в русском интернете

Как инвестиционный консультант, я не могу посоветовать инвестировать в какую-нибудь активность в рунете, кроме выкачивания отсюда мозгов за границу. Ну, или в работу на аутсорсинге, когда здешние мозги обслуживают зарубежные задачи. Благодаря тому, что рубль дешевый, у нас людей можно нанять дешево. Это весь интернет-бизнес, который нам остался. Это то, чем занимаются африканские страны, бедные азиатские страны: «Если ты достаточно умный, тебя наймут за границей, других вариантов нет». Такая же ситуация складывается у нас.

Но я прекрасно помню, как в один день в 2011 году 300 сотрудников «Яндекса» стали миллионерами. «Яндекс» провел IPO, а у них были опционы. После Крыма «Яндекс» с $45 дошел до $10 за акцию. И все эти опционы перестали чего-нибудь стоить. Сегодня «Яндекс» стоит тот же $21, что он стоил в день своего выхода на IPO. Это означает, что за шесть лет люди, державшие свои деньги в акциях «Яндекса», выиграли ноль.

Цензурой стерты практически все экономические достижения самой конкурентоспособной на мировом рынке российской отрасли. Просто из-за того, что эта отрасль вторглась в сферу государственной монополии на идеологию.

О потенциале конфликта молодежи с властью

Сегодня русский интернет — выжженная земля. Но для российской молодежи эта выжженная земля в гораздо большей степени их родина, чем «офлайновая Россия». Вся жизнь проходит там: там все кино, которое они смотрят, вся музыка, которую они слушают, все друзья, с которыми они разговаривают.

И вот молодежь пять лет наблюдает за тем, как их «родину» вытаптывают какие-то «козлы», принимая запреты один за одним. Запреты бессмысленные, вся молодежь умеет обходить эти запреты. Но они видят злобных кретинов, которые со своими одиозными хотелками лезут в их круг, в их цифровую свободу.

Это формирует отношение молодежи к власти. Проблема у молодежи с этой властью — это результат пяти лет подобного поведения власти в интернете. Молодежь столкнулась с тем, как работает государство — оно не создало в интернете ни одного полезного сервиса, но оно выгнало Дурова и Воложа, загнало «Ленту.ру», выбросило из «Яндекс.Новостей» источники, которые не соответствуют линии партии.

Негативная реакция молодежи на власть — закономерный ответ на поведение власти там, где молодежь может ее видеть. Видит она ее не когда открывает фирму и начинаются с этой фирмы поборы, это не актуальная для молодежи история. И «Платон» — не актуальная для молодежи история. А вот запреты в интернете — актуальная. И молодежь делает вывод о том, что власть — это тупая и бессмысленная машина подавления людей.

Соответственно, когда молодежь приглашают показать этой власти средний палец, она радостно выходит и показывает его.

О возможности кратковременной оттепели

Давайте поставим себя на место новой администрации президента. Перед ними руина русского интернета, задушенного законами о забвении, поисковых агрегаторах, ограничении иностранного владения, фильтрации, хранении данных и так далее.

Хотят ли «методологи и нооскописты», пришедшие в АП, продолжать курс на отчуждение молодежи? Думаю, они сейчас ломают над этим голову: продолжать ли эту бездарную политику или, может быть, каким-то образом ее дезавуировать.

И у них есть сейчас для этого очень хороший повод. Потому что в условном путинском «кондуите» прописано, что перед президентскими выборами происходит демократизация и либерализация. Так было в 2011 году — Путин писал статьи об электронной демократии и говорил, что не надо кошмарить бизнес. Перед выборами Путин должен показывать человеческое лицо.

Очень может быть, что до выборов 2018 года никакого закручивания гаек в интернете мы не увидим. Люди здравомыслящие, они же знают, что эта политика не дает результатов. Принимаются законы, которые не работают на ограничение интернета, они работают на понимание людей, что законы принимают идиоты. И в общем, если они захотят под шумок президентских выборов изменить курс, я абсолютно не удивлюсь этому и буду этому рад. Но действительно ли закрыт курс на подавление интернета, мы узнаем, как только выборы закончатся.

Я жду, что в предвыборный и выборный год все эти «милоновские» варианты будут гасить и отмежевываться от них. Третий пакет Яровой если и будут принимать, то после выборов 2018 года, а не до.

Я не Кириенко, не принимаю решений. Но мне кажется, что в их ситуации продолжать политику предшественника, зная о ее результатах, бессмысленно и контрпродуктивно. Любой разумный человек задумался бы, а как иначе можно вести себя с людьми, которым важен Интернет. Не дубину показывать им каждое утро, а показать им, что ты не идиот, что какие-то есть вещи в интернете, к которым ты относишься терпимо. Даже «новый» Путин, уже одобривший «китайскую модель», когда его спрашивают про цензуру, все время подчеркивает, что есть вещи, которые можно делать: что разрешено по закону, все можно.

Месседж «мы не запрещаем интернет» существует. Он не очень сильный, потому что в текущей логике они должны стремиться к запрещению интернета. Но явно у них внутри головы есть ограничения на то, сколько запретительных мер они могут направить против нас за единицу времени.

Я совершенно не оптимист, но я могу предположить, что до президентских выборов у нас будет затишье в цензурном плане.

Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 12 июля 2017 > № 2241149 Антон Носик


Казахстан. Германия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > akorda.kz, 12 июля 2017 > № 2240949

Брифинг для представителей средств массовой информации по итогам официального визита Президента Федеративной Республики Германия Франка-Вальтера Штайнмайера

Выступая перед представителями средств массовой информации, Глава государства отметил символичность визита Президента Германии, происходящего в год 25-летия установления дипломатических отношений между двумя государствами.

- Сегодня мы выходим на уровень стратегического партнерства по самому широкому спектру политических и экономических отношений. Я поделился с Президентом Германии о процессах развития в Казахстане, внешнеполитических задачах, стоящих перед республикой. Германия – наш надежный друг и ключевой экономический партнер. В Казахстане успешно работают свыше 900 предприятий с участием немецкого капитала, а сумма прямых инвестиций составила более 4 млрд долларов, - сказал Нурсултан Назарбаев.

Президент Казахстан подчеркнул, что постоянная работа по углублению взаимоотношений имеет динамику роста.

- Обсуждена возможность участия германского бизнеса в процессах индустриализации Казахстана с использованием передовых технологий. Ключевое внимание уделяется эффективной реализации Соглашения о партнерстве в сырьевой, промышленной, технологической сферах. Необходимо усилить взаимодействие в рамках проводимой приватизации, подготовке профессионально-технических кадров, - резюмировал Глава государства.

Также Нурсултан Назарбаев отдельно остановился на вопросах активизации двусторонних отношений в сельском хозяйстве, транспортно-транзитной сфере.

- Учитывая выгодное географическое расположение Казахстана, мы намерены объединить усилия по дальнейшему продвижению идеи сухопутной доставки грузов из Китая через Центральную Азию в Германию. Значительный интерес представляют совместные проекты по внедрению в Казахстане элементов Четвертой промышленной революции. Большое значение имеет продуктивная работа Межправительственной комиссии и Делового совета. По итогам сегодняшнего дня подписано более 20-ти документов на общую сумму порядка 1 млрд долларов, - заключил Президент Казахстана.

Кроме того, Глава государства обратил внимание на проводимую работу в научно-образовательной и культурно-гуманитарной сферах.

- Важны дружеские, родственные связи многотысячной немецкой общины Казахстана с казахстанскими немцами, проживающими в Германии. Хотел бы отметить общность подходов наших стран по актуальным вопросам международной политики. Благодаря поддержке Германии и лично господина Штайнмайера была принята первая Стратегия Европейского союза по Центральной Азии на 2007-2013 годы, а также запущена Водная инициатива для нашего региона. Выражаем признательность Вам и Вашей стране за ратификацию Соглашения о расширенном партнерстве Казахстана с Европейским союзом, - резюмировал Нурсултан Назарбаев.

Президент Казахстана высоко оценил роль Германии в мировой политике, отметив прошедший в Гамбурге саммит G-20.

Наряду с этим, Глава государства проинформировал представителей СМИ об обмене мнениями с Президентом Германии по конфликтам, имеющим место на юго-востоке Украины и Ближнем Востоке.

Президент Федеративной Республики Германия в своей речи отметил, что в ходе диалога по проблематике на Ближнем и Среднем Востоке и на юго-востоке Украины был проведен открытый разговор.

- За 25 лет с момента установления дипломатических отношений сотрудничество между нашими странами не ограничивается только экономическими вопросами, оно стало более разнообразным. В первую очередь, это различные образовательные институты, фонды, которые активно работают в Казахстане. Это положительная тенденция совместного развития, - сказал Ф.-В. Штайнмайер.

Президент Германии высоко оценил внешнеполитическую роль Казахстана в регионе.

- Казахстан является «якорем» стабильности в регионе, уверенным в себе государством. Для обеспечения мира в целом регионе и придания импульса успешному развитию страны Вы, господин Президент, отказались от ядерного наследия. На протяжении 25 лет Независимости Вы наглядно показываете приверженность и пример справедливого разрешения споров и конфликтов дипломатическими способами, успешно выполняете свою роль в качестве ответственного партнера в Совете Безопасности ООН. Казахстан предоставил площадку для урегулирования сирийского конфликта, - подчеркнул Ф.-В. Штайнмайер.

Также Президент ФРГ остановился на идее Китая по развитию Нового Шелкового пути.

- Мы надеемся, что данная инициатива, которая являлась в историческом прошлом не только инфраструктурным проектом, но и выполняла роль культурного моста между народами, в настоящее время будет рассматриваться не только с позиций инвестиционной привлекательности, но и будет служить реальному сближению Востока и Запада. Уверен, что Казахстан, находясь между Китаем и Западом, сыграет большую роль в этом процессе, - сказал Ф.-В. Штайнмайер.

Казахстан. Германия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > akorda.kz, 12 июля 2017 > № 2240949


Россия > Образование, наука. СМИ, ИТ > forbes.ru, 11 июля 2017 > № 2240459 Валерий Никитин

Можно ли заработать на школьном онлайн-образовании в России

Валерий Никитин

генеральный директор «ЯКласс».

Сегмент школьного образования сейчас занимает 57% от всего рынка EdTech. Онлайн-образование для школьников подчиняется тем же трендам, что и EdTech в целом. Это диджитализация по принципу «все, что может быть оцифровано, будет оцифровано»

Образование — куда более емкий рынок, чем предполагают сегодня многие. Как отмечают в Education International, объем мирового рынка образования составляет $4,5–5 трлн и в ближайшие годы может увеличиться до $6–7 трлн. Онлайн-сегмент составляет приблизительно 3% от всего рынка, или $165 млрд, и до 2023 года ожидается его рост на 5% в год, и он может достигнуть $240 млрд (по прогнозу Global Market Insights).

В России данный рынок составил $150 млн, или 10 млрд рублей, притом что наша страна в среднем тратит на образования от 7% до 9% ВВП. Расходы бюджета в 2016 году по разделу «Образование» составили 3 трлн рублей. Половина из них приходится на «Общее образование». Эти цифры будут сильно расти, так как, по мнению разных аналитиков, включая TAP Advisors, J’son & Partners Consulting, Ambient Insight, Edutainme, именно Россия является драйвером рынка онлайн-образования в Восточной Европе и демонстрирует среднегодовой рост в 17-25%, значительно опережая рынок в целом.

Структура онлайн-образования

Онлайн-образование для школьников имеет несколько направлений развития. Чтобы в них разобраться, давайте вспомним устройство системы образования в России на всех уровнях — федеральном, региональном и муниципальном.

На верхней ступени располагается Министерство образования и науки. Здесь утверждают Федеральные государственные образовательные стандарты (ФГОС), распределяют бюджет между субъектами Федерации и запускают Федеральные программы развития образования (ФЦПРО). Уровнем ниже — государственные органы управления образованием субъектов РФ. Они отчитываются перед Министерством образования, запускают региональные проекты развития и распределяют бюджет между муниципалитетами исходя из нормативно-подушевого финансирования (НПФ).

Следом идут муниципальные органы управления образованием, которые выполняют те же самые функции, только на местном уровне. И наконец, внизу этой иерархии находятся школы. Они организуют учебный процесс, выдают аттестаты, обеспечивают дополнительными образовательными услугами, реализуют проекты развития и отчитываются перед управлением образования.

Финансирование в государственные общеобразовательные учреждения поступает из нескольких источников: бюджета субъекта РФ, муниципального бюджета, от добровольных пожертвований и от платных услуг, которые оказывает школа. Благодаря указу президента от 7 мая 2012 года №599 «О мерах по реализации государственной политики в области образования и науки» школы перешли на нормативно-подушевое финансирование. Теперь образовательные организации финансируются по государственному (муниципальному) заданию на обучение каждого ребенка по числу детей. То есть чем больше учеников у школы, тем больше финансирование. В регионах на одного школьника выделяется примерно 40 000 рублей в год, в Москве — 140 000 рублей.

Теперь о компаниях, которые работают на рынке образования. Их условно можно разделить на два типа. Первые работают в сегменте B2C. Это репетиторы и компании, которые предоставляют услуги по дополнительному школьному образованию, большинство не имеет государственной аккредитации. Их целевая аудитория — родители школьников. Самые популярные — «Фоксфорд», Maximum, «Яндекс ЕГЭ» и агрегатор репетиторов Profi.ru. Ко вторым относятся B2G-компании, их заказчиками являются школы и муниципалитеты.

Как трансформировалось школьное обучение в России?

B2G-сегмент в школьном онлайн-образовании развивался постепенно. В начале 2000-х появились сайты, которые упрощают документооборот, — электронные дневники и журналы. Они позволяют педагогам, родителям, управлениям и Министерству образования контролировать учебный процесс онлайн и избавиться от бумажных документов.

Первопроходцем считается компания «ИРТех», которая до сих пор является лидером рынка. Вторым популярным сервисом в России стал «Дневник.ру», запущенный в 2008 году. В 2013 году приняли поправки к закону «Об образовании» и обязали школы перейти на электронные дневники и журналы. Полный переход ещё не закончен, но не везде пользуются единой системой. Так, правительство Москвы выпустило собственное решение (mosreg.ru) и обязало школы пользоваться только их сервисом, что явилось сильным ударом по рынку электронных журналов.

Следом появились электронные учебники. Переход на электронные учебные материалы сокращает стоимость производства, доставки и продажи контента, а значит, сохраняет бюджет Министерства образования. Онлайн-учебники можно быстро обновлять, использовать медиа-материалы и дистанционно контролировать их изучение школьниками. С 2015 года по закону «Об образовании» издания обязаны наряду с бумажной выпускать онлайн-версию учебников. Развиваются сервисы по продаже и чтению онлайн-учебников. Одни из самых популярных: «Кирилл и Мефодий», «Лекта», «Просвещение», «Азбука», «Ланит».

Третий этап трансформации — «электронные учителя». Это онлайн-системы, которые презентуют учебный материал, генерируют задания, комментируют ход выполнения, автоматически оценивают ответы школьника и выставляют оценку в электронный журнал. Решение не заменяет «живого» учителя, но, как показали результаты пилотных проектов «ЯКласс» в ряде российских областей, освобождает от 20% до 50% рабочего времени, которое тратится на проверку домашних и контрольных работ, объяснение стандартных тем, индивидуальное решение с учениками упражнений и задач.

Практика игроков российского рынка показывает, что онлайн-системы уменьшают количество преподавателей на 1000 учеников, сокращают расходы школ и Министерства образования, поднимают среднюю успеваемость и дают беспристрастную оценку знаний. Популярные сервисы: «ЯКласс», «Учи.ру», «МЭО». Министерство образования ещё не приняло закон об обязательном использовании «электронных учителей», но сегодня они применяются почти во всех школах страны.

Международный опыт

На мировом рынке школьного образования происходят похожие процессы. Онлайн-образование для школьников подчиняется тем же трендам, что и EdTech в целом. Это диджитализация по принципу «все, что может быть оцифровано, будет оцифровано». Электронные версии учебников, электронные журналы, автоматический подсчет успеваемости сокращают время на административные задачи, которые традиционно отнимают много времени у учителя. По итогам пилотных проектов «ЯКласс» в Челябинской области, специалисты «ЯКласс» отметили, что автоматическая проверка работ и перевод отчетности в электронный формат освобождает до 30% времени учителя, или два часа в день.

Глобализация — еще один тренд, который влияет на школьные онлайн-сервисы. Компании конкурируют со всем миром, школы запускают онлайн-программы, благодаря которым ученикам уже не нужно быть привязанными к конкретному месту.

Например, на сайте k12.com можно подключиться к любой школе в США и проходить программу онлайн. В России похожие решения сейчас разрабатывают «Фоксфорд» и «ИнтернетУрок». В ближайшее время они начнут набирать обороты, и школьников от полного перехода на онлайн-учебу будет останавливать только закон об обязательном образовании и получении аттестата в конкретной школе.

Одновременно с глобализацией растет тренд персонализации: ведь если школам приходится конкурировать со всем миром, то нужно доказывать каждому конкретному человеку, почему они лучшие, а значит — учитывать все индивидуальные потребности.

По оценкам IBIS Capital, рынок онлайн-образования будет расти на 17% в год и достигнет $252 млрд к 2020 году. Школьное образование — быстрорастущий сегмент, потому что на него тратится больше всего денег из бюджета: в среднем от 5% до 9% ВВП страны. Сегмент школьного образования сейчас занимает 57% от всего рынка EdTech, и будет расти на 29% в год за счёт диджитализации азиатского региона. Школьный сегмент в Европе будет расти за счёт адаптации различных решений под сильно разрозненный европейский рынок образования, в Азии — за счет расширения доступности для людей.

EdTech — обширный рынок для финансирования

Как было сказано выше, по данным Marketwatch, весь мировой рынок образования, включая государственные программы, составляет $5 трлн. Это больше рынка IT в восемь раз и в три раза больше рынка развлечений. При этом сфера образования «оцифрована» только на 2%. Инвестиционный потенциал EdTech остается значительным, но темп изменений будет в пять раз медленнее по сравнению с индустрией развлечений. Причина — срок принятия решений в сфере образования, которая во всех странах жестко контролируется государством.

Геймификация в образовании — один из главных международных трендов. Геймификация в образовании очень развита за рубежом. Некоторые игрушки зарабатывают миллионы долларов. В этом сегменте популярны основы азбуки и приложения по изучению математики, т.е. продукты для начальной школы. Педагоги за границей активно применяют эти приложения в образовательном процессе. На мой взгляд, целевая аудитория тут не учитель, а родитель. Яркие примеры — Busuu, Duolingo, которые сосредоточены на B2C-сегменте.

У нас пока за такие продукты не готовы платить. Также недостаточно устройств на iOS, для которых реализовано большинство таких программ. Показательной является история развития сервиса Lingualeo. По данным РБК, около 4% пользователей имеют платные аккаунты и только около 10–30% купивших приобретают «Золотой статус» и другие продукты повторно. На начальном этапе развития сервиса Lingualeo ежедневно пользовались не более 1% зарегистрированных пользователей или около 100 тысяч человек. За рубежом уже выросло поколение родителей, которое в детстве играло в приставки и на ПК. Для них привычно учиться, используя гаджеты и игры.

Наши родители — это поколение, которое выросло вне гаджетов, поэтому они к игровым приложениям относятся с опаской. Ещё один тренд школьного онлайн-образования за рубежом — это адаптивное обучение, когда алгоритмы решают за ученика, как ему построить образовательный процесс. Есть сомнения в успехе этого направления, поскольку здесь учитель дает задания, ученик учит, а всё, что сверх этого, вряд ли будет выполняться. Да, ребенку не навязывают план, ребенок сам изучает то, что ему интересно. Но адаптивное обучение в школе возможно только без ущерба основному. Основная задача школы в том, чтобы люди получили на выходе общую картину мира и навыки коммуникации. Когда человек не изучает общие предметы, смысл школьного образования теряется.

Несмотря на то что школьное образование — одна из самых консервативных сфер в России, количество используемых образовательных онлайн-сервисов быстро растет. Онлайн-инструменты помогают оптимизировать процессы в школе, а ученикам — повысить шансы при поступлении в лучшие вузы России и мира. Рынок неизбежно ждет массовая диджитализация.

Россия > Образование, наука. СМИ, ИТ > forbes.ru, 11 июля 2017 > № 2240459 Валерий Никитин


Россия > СМИ, ИТ. Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 11 июля 2017 > № 2240455 Александр Лосев

России невероятно повезет, если мир пойдет по пути цифровизации

Александр Лосев

генеральный директор «УК Спутник — Управление капиталом»

Одним госзаказом цифровую экономику не запустить, дополнительный спрос нужно находить за границей

Возрастающий интерес к цифровым технологиям со стороны бизнеса и государства, бум популярности криптовалют у населения, блокчейн и возникновение на его основе не только виртуальных средств платежа, но и платформ для децентрализованных сервисов, попытки создания искусственного интеллекта и развитие аддитивных технологий – всё это и многое другое преподносится как начало ожидаемой смены технологического уклада и наступление цифровой эры в геоэкономике.

До настоящей «цифровой революции» и повсеместного перехода к индустрии четвертого уклада конечно еще очень далеко, но рост числа инноваций и появление возможности анализировать гигантские массивы неупорядоченных данных — Big data — открывает перспективы для «интернета вещей», стратегических бизнес-решений и повышения производительности труда и эффективности продаж продуктов и услуг, а Data mining становятся источником дохода сопоставимым с разработкой реальных горнорудных месторождений. Центробанки присматриваются к криптовалютам, и теоретически могут обеспечить им стабильный курс и гарантию проведения транзакций. Возможно, уже в ближайшем будущем появятся национальные виртуальные деньги, хотя, центробанки вряд ли разрешат гражданам самостоятельно их «майнить».

Правда, нельзя исключать, что нынешняя «цифровизация» может окажется фальстартом и не приведет к промышленной революции, если человечество не продвинется в создании искусственного интеллекта и не откроет новые физические принципы, в том числе и для хранения и обработки информации, без которых блокчейн останется лишь модным экзерсисом , а также если в ведущих странах не будет обеспечен повсеместный переход производства и сферы услуг на цифровые технологии и интеграция «интернета вещей» и искусственного интеллекта в существующую социально-экономическую структуру.

Мир постепенно втягивается в новую «цифровую гонку» и ставки повышаются. В авангарде прогресса окажутся те страны, где будут созданные собственные технологии и базовые стандарты, где IT-специалисты, инженеры и техники смогут быстро адаптировать промышленность, телекоммуникации, транспорт, финансовый сектор и сферу услуг к постоянно возникающим инновациям. И напротив, отставание от лидеров будет означать переход в вечные аутсайдеры и утрату перспектив инновационного развития.

Президент Путин 5 июля на заседании Совета по стратегическому развитию и приоритетным проектам заявил, что «формирование цифровой экономики — это вопрос национальной безопасности и независимости России, конкуренции отечественных компаний».

Очевидно, что успех придет в те страны, где правительства смогут создать системы поддержки и продвижения новых технологий, где учебные заведения будут способны готовить сотни тысяч специалистов с необходимыми знаниями и метанавыками для работы в цифровом мире, где государства и бизнес будут готовы вкладывать средства в исследовательские проекты и в науку, в том числе и фундаментальную, на постоянной основе.

Решение российских властей выделить в 2017 году почти 200 млрд рублей на информационные технологии, создать систему управления «цифровым» проектом и поддержать ряд отечественных компаний, способных конкурировать ни мировом рынке вселяет некоторую надежду. Эксперты ЦСР Леонида Кудрина пошли еще дальше и оценили «цифровую революцию» в России в 185 трлн рублей, предлагая ежегодно тратить на «цифровизацию» 30,8% ВВП. Есть даже «Стратегия развития информационного общества в РФ на 2017 – 2030 годы». Если власть озаботилась проблемой, то значит можно не волноваться за цифровое будущее?

К сожалению, пока не прозвучало еще кое-что очень и очень важное, а именно то, что «цифру» нельзя надеть (разве лишь в фотошопе), «цифрой» нельзя согреть дома, больницы и школы, «цифра» не заменит транспорт и дороги, «цифрой» не утолить голод и не вылечить заболевания и травмы. Если в стране растет бедность даже среди работающего населения, на что обратила внимание вице-премьер Ольга Голодец, а за чертой бедности находятся 20 млн российских граждан, которые вынуждены ежедневно экономить на продуктах питания, то в первую очередь стране нужна не «цифровая», а реальная экономика, эффективное сельское хозяйство и высокотехнологичная обрабатывающая промышленность, где можно последовательно повышать производительность с помощью цифровых технологий.

Компании, безусловно, будут счастливы получить госзаказы на выделяемые 200 млрд рублей, но суть любого успешного бизнеса – это получение прибыли за счет удовлетворения потребности людей. Человек, и именно человек, своими собственными деньгами в конечном итоге платит за возможность ежедневно пользоваться инновационными достижениями. Поэтому для «цифровизации» и создания в стране «Индустрии 4.0» необходимы платежеспособный спрос населения и потребность в цифровых услугах, собственное отечественное «железо» и элементная база, а также кардинальное изменение системы образования и школьной и ВУЗовской. Одним госзаказом цифровую экономику не запустить, дополнительный спрос нужно находить за границей.

Нам всем сейчас следует осознать, что России невероятно повезло, что мир пошел по пути цифровизации. Здесь можно провести аналогии с глобализацией последних десятилетий, когда происходил перенос производств на периферию геоэкономического пространства в развивающиеся страны с их дешевыми трудовыми ресурсами. Этот процесс вызвал там создание миллионов рабочих мест, ускоренное развитие и экономический рост. Китай и ряд стран Юго-Восточной Азии стали всемирными фабриками, производящими товар на экспорт, пусть даже по иностранным технологиям и отдавая большую часть прибавочной стоимости транснациональным корпорациям, но увеличивая и свой собственный доход и выводя из бедности собственное население.

Программные продукты это тоже товар, а цифровизация – это глобализация немного иного уровня. Россия вполне может стать «фабрикой» цифровых продуктов. Если остальной мир готов их покупать и пользоваться, нам необходимо делать это и поставлять. При текущем состоянии российской экономики наши «цифровые технологии» в первую очередь следует ориентировать в сторону экспорта, пока ещё российские программисты и разработчики способны конкурировать на равных с их иностранными коллегами, а в чем то даже опережать их. В 2016 году экспорт ПО из России уже достиг $7 млрд, в этом году ожидается $10 млрд. Пока это около 2% от общего объема экспорта, в то время как по данным ФТС удельный вес топливно-энергетических товаров в 2016 году составил 62% от общего объема экспорта в стоимостном выражении.

Целесообразность экспортной ориентации подтверждается ростом выручки российских производителей программного обеспечения на 18,8% в 2016 году и ожиданиями роста еще на 15,4% в 2017. Если довести долю ПО в структуре российского экспорта до 10%, то это поможет создать в России сотни тысяч реальных рабочих мест, причем не только в IT-секторе, и увеличить национальный доход. Это привлечет негосударственные инвестиции в сферу IT-технологий и поможет получить новые знания и создать что-то собственное. А еще необходимо повысить качество образования и поднять уровень преподавание математики, русского языка, литературы и естественных наук, ведь будущие цифровые технологии просто так не появятся, если не будет подготовленных специалистов, способных их создавать, то есть тех, кто готов стать творцом, а не «квалифицированным потребителем».

И напоследок про блокчейн. Технология, безусловно, интересная, но в ней есть один большой минус: постоянно растущий от блока к блоку от транзакции к транзакции на несколько терабайт в год объем информации, которую необходимо где-то хранить, а чем больше пользователей и участников у баз данных и подтверждений сделок на основе блокчейна, тем меньше возможности пользоваться этой технологией на мобильных устройствах и тем ниже будет скорость прохождения транзакций. Разработчики платежных биткойн-каналов подсчитали, что для пропускной способности сети сопоставимой Visa, потребуются блоки размером около 8 Гб каждые 10 минут. В год, размер данных блокчейна будет составлять более 400 терабайт. Поэтому для хранения и синхронизации блоков придется использоваться облачные сервера и дата-центры, ведь информация будет постоянно расти, а значит в блокчейне будет меньше децентрализации и безопасности, что может свести на нет все преимущества распределенных баз данных перед обычными.

А с появлением квантовых компьютеров и принципиально иных способов шифрования и защиты информации блокчейн либо отомрет либо станет анахронизмом как винил или магнитофонная лента. Так нужно ли сейчас тратить миллиарды на развитие технологий блокчейна в России? Может быть лучше направить эти средства на разработку квантовых компьютеров и ПО на основе троичной логики?

Россия > СМИ, ИТ. Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 11 июля 2017 > № 2240455 Александр Лосев


Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > bankir.ru, 11 июля 2017 > № 2240002 Андрей Петров

Андрей Петров, Модульбанк: «Люди будут собирать по копеечке на развитие своего бизнеса»

Андрей Петров, Председатель правления Модульбанка

Беседовала: Юлия Лю, редактор направления IT и инноваций

Председатель правления Модульбанка Андрей Петров рассказал Bankir.ru о пользе 54-ФЗ для малого бизнеса, планах банка по запуску p2p-площадки для финансирования малых предпринимателей, разумном подходе к кредитованию и перспективах банковского сегмента для МСБ.

— Чем банк, заточенный под малый бизнес, отличается от сервисов, которые МСБ предлагают универсальные банки? Чем вы интересны МСБ?

— Три-четыре года назад банковский сервис для бизнеса был просто отвратительным - бюрократия при открытии счета, медленные транзакции, и все очень дорого. Тогда универсальные банки активно занимались розничным бизнесом: появились хорошие мобильные приложения, удобная оплата, переводы между картами и многое другое. Сегмент малого бизнеса, напротив, выглядел забытым. Специально для МСБ работал екатеринбургский «Банк 24», пытавшийся что-то делать, но в целом, в этом сегменте уровень сервиса был просто ужасный.

Нам хотелось сделать просто удобный банк для бизнеса и сделать его недорогим. Мы не думали о каких-то фантастических фичах. Мы много разговаривали с людьми из малого бизнеса, так что мы поняли, что их запросы сводятся к возможностям быстро открыть счет, отправить платежку, которую клиент увидел бы не позже, чем через час, зачислению денег в тот же день. Мы решили не делать ничего сверхъестественного, а довести до ума нужные вещи, изменили качество услуг и поддержки клиентов. Общение с поддержкой у нас похоже на разговор с друзьями в чате, это очень помогло нам на старте, и ценится клиентами и сейчас.

Одна из услуг, которую мы переделали и сделали удобной, - это валютный контроль. Паспорт сделки и справка о валютной операции, которые клиент должен заполнять, - это адские документы, для их оформления нужны специальные знания или знающий человек за большие деньги. Мы решили все поменять: наш клиент просто предоставляет нам договор с иностранным контрагентом, либо ему приходят деньги из-за границы, а наши сотрудники сами готовят необходимые документы. Мы настолько все упростили, что наши клиенты даже забыли про валютный контроль - банк сам закрывает все формальности за них. При этом мы берем не грабительский процент от сделки, как это принято, а фиксированную плату за оформление паспорта сделки. Это честно, работа одна и та же на любую сумму валюты

— Вы сказали, что клиентам не нужно было ничего фантастического. Оно появилось потом или так и не появилось, потому что в принципе не нужно?

— Нужно время для того, чтобы что-то поменялось. Нас радует, что за прошедшие 2-3 года бизнес привык к хорошему. Сейчас качественная поддержка и быстрые платежи есть у «Тинькофф», у «Точки». «Альфа» и Промсвязьбанк и другие задумались о том, что надо меняться. Все это говорит о том, что уровень этих услуг на рынке динамично растет. Чтобы на таком рынке сохранять позиции, нужно предлагать новые продукты и сервисы. Постепенно, наверное, может появляться и что-то фантастическое.

— Ну, что-то необычное у вас все равно есть?

— Конечно! Вы же помните что мы интегрировали бухгалтерию прямо в наш интернет-банк. Например, у нас для простых налоговых режимов типа УСН 6% есть опция, которая часть денег, поступающих от продаж, автоматически откладывает на налоги. Это круто, потому что когда занимаешься бизнесом, не всегда верно прогнозируешь свой денежный поток. Так что с нашей опцией, когда приходит время оплаты налогов, оказывается что деньги уже на специальном счету, а бухгалтер подготовил отчет. Такая опция сейчас бесплатна, потому что деньги клиентов лежат какое-то время на счету, и банк имеет возможность на них зарабатывать. Это честно. Если налоговый режим посложнее, то приходится повозиться с учетом, но и тут бухгалтер большинство забот берет на себя, вам нужно только не забывать сдавать первичку вовремя.

Сейчас многие банки интегрировали свои системы с программным обеспечением ключевых игроков рынка бухгалтерского софта. И мы конечно тоже, но мы пошли дальше и не требуем от клиента использовать какой-то софт, его заменяет общение в чате с нашими бухгалтерами

Сейчас нашими бухгалтерскими услугами пользуется 3,5 тыс. клиентов, что делает нас достаточно крупным игроком бухгалтерского рынка. Мы понимаем, что можно много чего сделать и с точки зрения качества услуг, и с точки зрения самого бухгалтерского производства. Бухгалтерию можно автоматизировать, использовать роботов, и мы хотим в этой области вводить более крутые фишки. Все только начинается.

Еще мы ввязались в рынок онлайн касс. Мы сделали мобильную кассу для небольшого бизнеса. Это компактное устройство, в котором есть полный набор функций: касса, чековый принтер, фискальный накопитель, сканер штрих-кодов, сканирующий товары с хорошей скоростью как у более дорогого профессионального оборудования. Новые кассы дают возможность бизнесу получить доступ к крутым технологиям управления своим складом и товаром почти так, как это делается, например, в «Ашане», но при несопоставимо более низких инвестициях. Человек покупает устройство, скачивает программное обеспечение, наклеивает на свои товары штрих-коды и может быстро и четко управлять своими товарными запасами.

— И какова цена этого устройства?

— Сейчас около 28 тысяч рублей. При этом мы даем такую железяку в рассрочку или кредит. Получается, за пару тысяч в месяц можно купить себе хорошую технологию, которая серьезно сократит издержки на управление бизнесом. Сейчас много жалоб на то, что введение 54-ФЗ привело к росту расходов для малого бизнеса. Все слышат просьбы продавать устройства по 7 тысяч, но на деле столько стоит один только фискальный накопитель, поэтому устройство за такую цену в пока сделать вряд ли получится. Но я думаю ситуация будет меняться - мы здесь тоже хотим честные цены :)

В принципе, если продаете вы немного, или у вас нет денег на инвестиции в новую кассу, то вы можете взять старый бабушкин ноутбук Sony Vaio и поставить на него нашу «Windows кассу», или старый планшет и установить на него нашу «Android кассу», присоединить любой купленный чековый принтер с фискальным накопителем и получить работающую бюджетную модель. Однако просто ПО не очень хорошо продается, потому что люди предпочитают решения из коробки – включил, и заработало.

— А сколько стоит это программное обеспечение?

— При покупке кассы первые 6 месяцев ПО предоставляется бесплатно, потом, в зависимости от количества приобретаемых касс, от 590 до 1090 рублей в месяц.

— Оно реально позволяет за меньшие деньги получить то же самое, что дают кассы?

— Фишка наших касс в том, что решения в коробке делают бизнес более управляемым, а еще позволяют предотвращать фрод за счет полного контроля за продавцами. Кассы позволяют не только узнавать, как идут продажи, сколько товара осталось, но и время прихода сотрудников на работу, видеть, пробивают ли они чеки на товары, плюс кассы можно интегрировать с камерой Ivideon и видеть все, что происходит в ваших магазинах по всей стране, не объезжая их лично. Это принципиально иной подход к управлению продажами и бизнесом.

Сейчас все озабочены продажей именно касс, чтобы выполнить требования 54-ФЗ. Потенциал этой платформы полностью раскроется, на мой взгляд, в следующем году: появится возможность анализировать данные покупателей и делать им специальные предложения прямо на кассе, возникнут финансовые сервисы, позволяющие кредитовать покупателя в момент покупки при предъявлении паспорта и много чего еще.

Отвечая на вопрос о том, что мы делаем фантастического, кассы – это платформа, на базе которой появится множество финансовых сервисов, которые будут бурно расти в следующем году. Все это станет возможным благодаря анализу данных, и в этом плане 54-ФЗ очень правильный закон. Я не говорю о том, как он сделан или внедряется, но фундаментально он правильный.

Мы в кассе не планируем все сервисы оказывать самостоятельно. Мы будем развивать открытые API, и если какая-то компания захочет финансировать частных покупателей, она может использовать наш API для развития своих услуг. В принципе это и сейчас возможно: например, мы на своей кассе запустили интеграцию с AliPay, так что наши бизнесмены могут смело работать с китайскими товарищами, принимая платежи от них прямо из приложения AliPay.

— Недавно у агентства Markswebb вышел рейтинг цен на банковское обслуживание для ИП в первый год, согласно которому по дешевизне тарифов лидирует «Тинькофф», за которым сразу же идете вы. При этом услуги банка «Точка» обходятся в два раза дороже ваших и стоят как у Сбербанка. За счет чего при схожей модели бизнеса у банков без офисов появляется такой разрыв в ценовой политике?

— Услуги «Тинькофф» стоят дешевле наших, потому что у него идет маркетинговая акция в рамках которой клиенты первые два месяца не платят абонентскую плату. Наверное, они пытаются как-то привлечь клиентов. Мы такую штуку давно отменили, потому что не хотим торговать скидками. Вместо этого мы предлагаем линейку тарифов, из которой каждый может выбрать подходящий именно ему, и тариф без платы за обслуживание у нас уже есть. В нем плата взимается только за транзакции.

Разница между нами, скорее, в бизнес-стратегии. Возможно, «Точка» не считает, что ее услуги должны быть дешевыми. В принципе, это сильная, известная на рынке команда, и у банка есть своя ниша, своя аудитория, видимо, готовая платить.

Наша стратегия - быть честными по ценам. С одной стороны, дешевый сервис недополучает инвестиции в развитие, и как следствие, он не такой уж и классный.

С другой стороны, мы не хотим быть дорогими. Мы максимально автоматизировали процессы, чтобы предлагать качественные услуги по честной цене. Я не считаю честными цены Сбербанка и понимаю, откуда там берутся издержки, которых не должно быть и которые покрываются за счет клиентов. Мне кажется, мы нашли хороший баланс. Наша идея – сделать недорогой банкинг для клиентов за счет дешевой технологии и правильной настройки процессов.

— Раз уж мы заговорили о Тинькове, отмечу, что его банк работает как с физлицами, так с корпоративными клиентами. А вы планируете развивать розницу?

— Мы думаем об этом каждый год и каждый год отвечаем: «Нет». Мы бы пошли в розницу, если бы понимали, что нового там можно предложить. В этом сегменте нужна интересная концепция продукта, а я ее не вижу. Кроме того, чтобы строить розничный банк, нужны ресурсы - сервисные команды и маркетологи, которых у нас нет.

Мне кажется, что у Тинькова классный розничный бизнес и хороший сервис для МСБ. Повторять кредитную карту «Тинькофф» или дебетовую «Тинькофф Black» я не вижу смысла. Если нам нужно будет этим заниматься, мы просто заключим с ними агентское соглашение и будем продавать их продукт.

Нам нравится наша специализация. Наш рынок – не банковские услуги для всех сегментов и клиентов, а финансовые услуги для малого бизнеса, и банк – это лишь малая часть этого рынка. Мы прикидываем, какие финансовые услуги предложить своему сегменту. Мы не банкиры, мы живем в концепции финтех-холдинга. Мы делаем и бухгалтерию, и онлайн кассы, и так далее. Еще мы думаем о новых формах финансирования. В этом году мы начнем тестировать peer-2-peer сервисы кредитования, которые будут интегрированы в наш сервис.

— Упомянутое вами p2р-кредитование – это что? Клиенты «Модульбанка» будут финансировать друг друга?

— Наши клиенты, которым нужно финансирование, смогут привлекать деньги посредством нашей платформы. Можно брать деньги у банка-участника этой платформы, у частных лиц, которые ищут альтернативы в банковским вкладам и облигациям. Инвесторы должны понимать оценку рисков на этой платформе.

— Вы будете контролировать процессы финансирования на этой платформе?

— Я верю, что финансирование малого бизнеса будет расти через shared-экономику, когда люди собирают по копеечке на развитие своего проекта или бизнеса. Банковские кредитные продукты будут уходить в прошлое. Призывы финансировать экономику старыми методами не имеют смысла, поскольку при этом приходится кучу денег откладывать в резервы, а существующие методики оценки риска никуда не годятся и не умеют работать с активами «новой экономики». Какая цена кредита будет для маленького предприятия при таком раскладе? - Неподъемная. Финансировать можно трубы с газом или нефтью, там все понятно, а в части маленького бизнеса нужно развивать новые способы финансирования и получения инвестиций.

Мы думаем, что имеет смысл финансировать именно через такую площадку, потому что многие проекты связаны с большими рисками. Если человек просит денег для открытия торговой точки, его запрос может выглядеть сомнительным, ведь сколько у него на самом деле денег, неясно. А вот, например, займ на исполнение выигранного финансового контракта для государства – вполне перспективен. В банке будут долго ковырять в носу, а вот на этой площадке я бы, как инвестор, 100 тысяч рублей дал бы легко. Плюс 100 тысяч рублей я бы дал под что-то еще, и в итоге у меня сформировался бы портфель с хорошей доходностью.

Просто так давать деньги очень рискованно. Я опасаюсь, что такие сервисы как «Поток» и другие МФО будут привлекать инвестиции под сомнительные проекты. Площадка ведь ничего не гарантирует, она лишь сводит заемщика и инвестора, а риски инвестор должен оценить самостоятельно. Поэтому важно не давать кредиты подо все, а выбирать стратегию. Например, имеет смысл финансировать компании, выполняющие госзакупки, или интернет-магазины, которые находятся у нас на обслуживании и пользуются нашим интернет-эквайрингом, и мы видим, как развивается бизнес. Нам не так важна бухгалтерская отчетность клиента, достаточно данных о его продажах.

Сейчас мы тестируем этот продукт и вкладываем свои деньги. У нас он называется «овердрафт» как и у всех банков, но сделан по другой модели. Мы сами берем данные по безналичному обороту, эквайрингу и кассам, сами анализируем транзакции, и если очевидно, что бизнес развивается хорошо, робот сам предлагает клиенту денег. Если все получится, то эта же модель может работать и на peer-2-peer-площадке.

— А сколько у вас сейчас всего клиентов?

— На сегодняшний день уже более 70 тысяч.

— Они сосредоточены в Москве?

— Нет, они находятся в разных городах России. У нас 55 регионов присутствия, мы покрыли все интересующие нас рынки. Мы и не стремились попасть в каждую глубинку.

— Там у людей просто нет денег?

— Меньше. Плюс мы решили, что надо оставить возможность развиваться «Почта Банку».

— Как, по-вашему, будет развиваться сегмент банковских услуг для малого бизнеса?

— Оставшиеся в живых универсальные банки будут приводить в порядок сегмент МСБ. У «Тинькофф», «Точки» и у нас темпы роста сильно выше, чем в среднем на рынке. Мы просто оттягиваем на себя весь этот бизнес, и это четко видно в презентациях топ-менеджеров крупных банков и банков чуть помельче. Все они будут пытаться делать диджитал-услуги: у кто-то будет получаться лучше, у кто-то хуже.

Конкуренция в части базовых сервисов, полагаю, будет расти, ведь все модели можно так или иначе повторить в течение года. Будем дальше следить за ежегодным хайпом на рынке - то чатботы, то маркетплейсы, то еще что-нибудь - и делать свое дело.

У нас финтех-сервис для малого бизнеса и это целая вселенная, а банковская лицензия – это лишь ее часть. Мы верим, что, во-первых, сам сегмент МСБ будет увеличиваться, во-вторых, куча перспектив есть в каждой нише. И мы знаем что делать.

— Есть ли в сегменте банковских услуг для МСБ место для новых игроков?

— Времена нынче такие, что место для новых игроков есть всегда. Мне нравится, когда кто-то врывается с новой концепцией, и начинает зарабатывать деньги. И ты думаешь: «Вот это да! Чего же я сам до этого не догадался».

Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > bankir.ru, 11 июля 2017 > № 2240002 Андрей Петров


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter