Всего новостей: 2626777, выбрано 2816 за 0.162 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Саудовская Аравия. Турция. США > СМИ, ИТ. Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 16 октября 2018 > № 2759525 Марианна Беленькая

Треугольник союзников. Как исчезновение журналиста столкнуло США, Турцию и Саудовскую Аравию

Марианна Беленькая

Положение саудовского наследного принца может пошатнуться, если будут появляться все новые доказательства причастности саудовских властей к исчезновению и убийству журналиста. Тогда будет расти международное давление на Эр-Рияд, а американский Конгресс будет все активнее требовать от президента США переступить через дружбу и сделки. Ведь «дело Хашогги» – это прекрасный шанс продемонстрировать неэффективность внешней политики президентской администрации и лично Дональда Трампа

Непростым испытанием для американо-саудовских отношений стало дело об исчезновении и вероятном убийстве в Турции саудовского журналиста Джамаля Хашогги, известного своей критикой наследного принца Саудовской Аравии Мухаммада бин Салмана. Вызов брошен и самому саудовскому принцу, старательно выстраивающему образ реформатора, который выводит королевство из Средневековья в XXI век. Этот образ никак не сочетается с новостями о жестоком убийстве журналиста и расчленении его тела на территории чужого государства.

Если до сих пор в США и многих других странах закрывали глаза на сообщения об арестах саудовских правозащитников, делая ставку на глобальные изменения в королевстве – реформы в экономике и общественной жизни, то историю колумниста The Washington Post высокопоставленным политикам и бизнесменам, тесно сотрудничающим с Эр-Риядом, проигнорировать слишком трудно.

Западные компании и медиакорпорации одна за другой отказываются от участия в крупном саудовском инвестиционном форуме Future Investment Initiative, известном как «Давос в пустыне». Мероприятие должно состояться 23–25 октября. Американские сенаторы требуют от президента США Дональда Трампа рассмотреть в течение 120 дней возможность введения санкций против Саудовской Аравии в соответствии с «Глобальным актом Магнитского». К санкциям может присоединиться и Великобритания. На фоне угрозы санкций цены на нефть растут, а акции компаний, связанных с Саудовской Аравией, падают.

Свой среди своих

Дело об исчезновении Джамаля Хашогги оказалось слишком громким. Он не один из десятков арестованных в Саудовской Аравии правозащитников, чьи имена мало кто знает, а известный журналист с мировым именем. Последний год после добровольно-вынужденного отъезда из Саудовской Аравии он писал для The Washington Post, у него влиятельные друзья и покровители – медиамагнаты, политики, сотрудники спецслужб.

Сам Хашогги не считал себя оппозиционным журналистом, вся его карьера связана с королевской семьей Саудовской Аравии. Славу журналисту принесли его интервью с Усамой бен Ладеном. В начале карьеры он освещал конфликты в Афганистане, Судане, Алжире. Его контакты с «Аль-Каидой» и талибами были бы невозможны без одобрения и опеки саудовской разведки, которой руководил принц Турки ибн Фейсал.

В 2005–2007 годах, десятилетия спустя, когда принц стал послом Саудовской Аравии в Вашингтоне, Хашогги назначили его медиасоветником. Журналист также занимал пост заместителя главного редактора англоязычной саудовской газеты Arab News, дважды возглавлял газету «Аль-Ватан», при этом дважды его отправляли в отставку за либеральные взгляды. Впрочем, как пишет главный редактор издания The Middle East Eye Дэвид Хёрст, много лет друживший с Хашогги, его критика властей королевства всегда была «нюансирована».

По сути Хашогги был рупором саудовских элит, которые сами хотели перемен. И во многом эти перемены начались с назначением наследником престола принца Мухаммада бин Салмана. Но Хашогги не нравился авторитарный стиль наследника, он считал молодого принца авантюристом, который приведет страну к хаосу и разорению. В итоге Хашогги отстранили от всех медиаресурсов и запретили комментировать политику королевства в СМИ.

Все это совпало с избранием Дональда Трампа на пост президента США и резким сближением между Эр-Риядом и Вашингтоном. Хашогги открыто критиковал политику Трампа. Кроме того, он был близок к министру внутренних дел Мухаммеду бен Наифу Аль Сауду, который до июня 2017 года был наследным принцем Саудовской Аравии, а после того, как король Салман решил сделать наследником своего сына, был вынужден уйти в отставку.

Тогда Хашогги покинул страну. И, как утверждают его друзья, отказывался возвращаться, несмотря на все посулы саудовских властей предоставить ему хорошую должность. Для молодого принца возвращение Хашогги, пользующегося огромным влиянием среди западных СМИ и элиты, могло бы стать серьезным имиджевым подспорьем. Но вышло наоборот.

Трамп угрожает, но сомневается

Дональд Трамп хоть и пригрозил наказать Эр-Рияд, если будет доказана причастность саудовских властей к исчезновению журналиста, но не торопится с выводами. Он не теряет надежды, что санкции вводить не придется. За прошедшие дни несколько представителей американской администрации обсуждали ситуацию с наследным принцем. Для поиска приемлемого решения в Эр-Рияд направился госсекретарь США Майк Помпео.

Особенно Трампа беспокоит перспектива разрыва военных контрактов, на чем настаивают некоторые американские политики. Такое развитие событий Трамп считает катастрофой.

По словам президента, оборонный контракт между двумя странами, заключенный во время его визита в Эр-Рияд в мае прошлого года на рекордные $109,7 млрд, дал возможность создать в США 450 тысяч рабочих мест. «Если они не купят его у нас, они купят его у России, у Китая или у других стран, а Россия и Китай очень бы этого хотели», – сказал Трамп журналистам, комментируя возможность прекращения поставок американского оружия в Саудовскую Аравию.

Мало было Вашингтону беспокойства из-за переговоров Эр-Рияда и Москвы по С-400, так теперь можно потерять все. Тем более ни Россия, ни Китай точно не будут рвать отношения с Саудовской Аравией из-за пропавшего журналиста. Напротив, воспользуются ситуацией, чтобы укрепить сотрудничество.

Эр-Рияд важен для Дональда Трампа не только с точки зрения контрактов. Вся ближневосточная политика его администрации была построена именно на близких связях с Саудовским королевством. В первую очередь это был союз, направленный на изоляцию Тегерана, что является одним из приоритетов для обеих стран. Взамен на политическую и военную поддержку Эр-Рияда США также получили саудовское одобрение для американской инициативы по примирению Израиля и Палестины. Разлад с Вашингтоном может примирить Эр-Рияд с Тегераном, который всегда готов к такому сценарию.

Помимо прочего, Дональду Трампу нравилось демонстрировать успехи своей внешней политики, хвастаясь контрактами с Эр-Риядом и своим влиянием на власти этой страны. Действуя из прагматических интересов, он закрывал глаза на нарушение прав человека в Саудовской Аравии, никогда не осуждал ни внутреннюю, ни внешнюю политику Эр-Рияда. Трамп поддержал наследного принца, когда тот год назад санкционировал арест 11 членов королевской семьи и около 30 министров и бизнесменов по обвинению в коррупции. Уже тогда многие западные инвесторы засомневались – можно ли иметь дело с молодым наследником, но настрой американской администрации заставил скептиков замолчать.

Принц Мухаммад бин Салман продолжал очаровывать Запад, продвигая свой план реформ Vision 2030, цель которого – избавить страну от нефтяной зависимости, полностью трансформировав экономику и общественную жизнь королевства. Масштабные стройки, локализация производства, создание рабочих мест для молодежи и повышение роли женщин в экономике, что привело в том числе к предоставлению им права водить машину, развитие индустрии развлечений.

Все это сулило огромные возможности для многих зарубежных компаний. И большинство предпочитало не обращать внимания на борьбу принца с инакомыслием. В конце концов, реформы легко не даются. Те же, кто все же решался осудить политику молодого наследника, лишались возможности сотрудничать с Эр-Риядом. Так под давлением немецкого бизнеса, который потерял часть контрактов с саудовскими фирмами, Берлин был вынужден извиниться за то, что обвинил Эр-Рияд в авантюризме.

Сейчас саудовские власти тоже пригрозили серьезными мерами против тех, кто решится ввести санкции против королевства или будет распространять «фальшивую информацию», к которой в Эр-Рияде относят обвинения в убийстве Джамаля Хашогги. Впрочем, вслед за угрозами, озвученными неназванным официальным источником через агентство новостей SPA, последовало разъяснение от имени саудовского посольства в Вашингтоне в виде благодарности тем, кто не спешит делать выводы до окончания расследования. Особо была отмечена американская администрация.

Таинственное убийство

Впрочем, не одни только США не спешат с обвинениями в адрес Эр-Рияда, но и Турция, на чьей территории исчез саудовский журналист. Официальной версии случившегося за две недели так и не появилось. Зато СМИ полны деталей, которые могут посоперничать с голливудским сценарием.

Из публикаций известно, что 2 октября Джамаль Хашогги пришел в генконсульство Саудовской Аравии в Стамбуле, чтобы оформить документы, необходимые для свадьбы с гражданкой Турции. Невеста осталась ждать его снаружи. Больше журналиста никто не видел. Эр-Рияд утверждает, что Хашогги пропал уже после того, как покинул генконсульство. Но подтверждений этому нет. Зато публикации в турецких и американских СМИ со ссылкой на данные полиции и спецслужб свидетельствуют, что журналиста пытали и убили в здании генконсульства.

Также из СМИ известно, что в тот же день в Стамбул на двух бизнес-джетах и нескольких регулярных рейсах прилетели 15 граждан Саудовской Аравии. Они пробыли в городе меньше суток, но успели посетить генконсульство. Опубликовано видео, где к зданию подъезжают машины, в которых могли быть приезжие. Известны и их имена. Среди них журналисты обнаружили имя сотрудника отдела судмедэкспертизы Департамента общей безопасности МВД Саудовской Аравии.

Турецкие СМИ не сомневаются, что 15 саудовцев причастны к убийству журналиста. Сообщается, что Хашогги пытали, а после убийства его тело разрезали на куски медицинской пилой, чтобы без подозрений вынести из здания и спрятать. Версия о пытках подкреплена информацией о наличии записи убийства, полученной якобы благодаря часам Apple Watch.

Турецкая газета Sabah утверждает, что при входе в генконсульство Хашогги включил микрофон на умных часах и они синхронизировались с его iPhone, который журналист оставил невесте, ожидавшей снаружи. Правдивость этой публикации вызывает сомнения, так как синхронизация часов с iPhone происходит через Bluetooth. Это возможно сделать только на близком расстоянии и уж никак не через стены дипмиссии. Впрочем, турецкие спецслужбы могли прослушивать посольство или получить информацию из других источников, которые решили скрыть, придумав версию про Apple Watch. То, что записи реально существуют и их продемонстрировали в Вашингтоне, пишут уже американские СМИ.

Согласно последней версии телеканала CNN, Эр-Рияд готов признать смерть журналиста в ходе допроса, который пошел не так, как планировалось.

Слишком много вопросов

Помимо происхождения записи пыток, в истории исчезновения Хашогги есть немало других вопросов. Зачем журналист, проживавший в Вашингтоне, направился оформлять документы для свадьбы в генконсульство в Стамбуле? Версии варьируются от заговора спецслужб до бытовых причин. По одной из них, похищение журналиста планировалось заранее, об этом знали американские спецслужбы, и они не хотели, чтобы инцидент произошел на их территории. Предупреждать журналиста не стали: не думали, что попытка похищения приведет к убийству, что в целом подтверждает версию CNN.

Так или иначе, журналиста могли намеренно направить в Стамбул. По другой версии, он сам не хотел посещать дипмиссию в Вашингтоне, так как посол Саудовской Аравии в США – родной брат наследника престола принц Халед бен Салман. Есть и банальный вариант – журналист после свадьбы планировал жить в Стамбуле.

Еще один вопрос: если Эр-Рияд планировал похищение или убийство журналиста, почему это надо было делать на территории Турции, которую с Саудовской Аравией связывают очень непростые отношения? Две страны постоянно соперничают за влияние в исламском мире, а также право называться главным союзником США на Ближнем Востоке. И в последнее время саудовцы преуспели в этом гораздо больше.

При этом на публике Турция и Саудовская Аравия сохраняют видимость ровных, даже близких отношений, растут саудовские инвестиции в турецкую экономику и это перевешивает дипломатическое соперничество. Возможно, все просто: других шансов у саудовских властей могло и не быть, да и Турция не та страна, которая будет сильно переживать из-за нарушения прав журналиста, каким бы известным он ни был. Но в результате, если убийство действительно было, саудовские спецслужбы дали турецким коллегам серьезный козырь для шантажа и внесения разлада в союз Эр-Рияда и Вашингтона. Демонстрация братских отношений между лидерами двух стран при этом продолжается.

Зато американо-турецкие отношения резко улучшились. Спустя два года после ареста в Турции внезапно был освобожден пастор Эндрю Брансон. Дональд Трамп добивался этого от Анкары с начала своего президентства. И это наконец произошло в тот момент, когда турецким властям понадобилась поддержка Вашингтона в расследовании «дела Хашокджи». То есть в Анкаре, видимо, не исключают, что им, возможно, придется идти на конфронтацию с Эр-Риядом.

Сам президент США назвал факт освобождения пастора в разгар расследования событий в Стамбуле «совпадением». Но мало кто поверил. Впрочем, уступка Анкары может быть связана не только с «делом Хашогги», а и с торгом вокруг судьбы сирийских курдов на восточном берегу Евфрата, который контролируют американские военные. Козыри лишними не бывают.

Важен и еще один вопрос. Даже если Эр-Рияд решился разобраться с Хашогги в Стамбуле, зачем подставляться с фактически демонстративным прибытием в город 15 саудовцев? Потому что убийство изначально не планировалось и события просто вышли из-под контроля? Или это вера в свою безнаказанность и акт устрашения, как полагает, например, The New York Times?

А если убийство и даже похищение не планировалось и события просто вышли из-под контроля, то зачем такой внушительный десант в Стамбул? И что это в принципе за допрос в присутствии 15 человек свидетелей? И еще один вопрос – что хотели узнать у Хашокджи? На кого искали компромат? Не исключено, что история могла быть продолжением внутренних чисток в Саудовской Аравии и интриг внутри королевского клана.

Есть и другая версия, которая обсуждается в арабских экспертных кругах. Хашогги убили, чтобы подставить саудовскую королевскую семью. Слишком очевидным был конфликт между журналистом и молодым наследником престола. Желающих удалить от престола Мухаммада бин Салмана целая очередь. Это могут быть обиженные арестами и потерей влияния кланы внутри королевской семьи и саудовской элиты.

В ослаблении Мухаммада бин Салмана может быть заинтересован и Вашингтон, который понял, что молодого наследника сложно контролировать – слишком он амбициозен и непредсказуем. Свидетельством этому стала заочная полемика между Трампом и принцем, разгоревшаяся на фоне новостей о пропаже Хашогги. Президент США намекнул, что Эр-Рияд должен платить за свою безопасность Вашингтону, иначе нынешний король не продержится у власти и двух недель. Эти слова прозвучали буквально через несколько часов после того, как саудовский журналист бесследно исчез, но новость об этом еще не облетела мировые СМИ.

Ответ принца прозвучал спустя несколько дней, в разгар скандала. В интервью Bloomberg он обратил внимание на то, что Саудовская Аравия существует дольше США, а за полученное оружие платит немалые деньги, так необходимые Вашингтону. При этом принц сгладил ответ, сказав, что между друзьями может быть разное и слова Трампа не испортили отношения между странами, но очевидно он был задет.

Тем временем слова Трампа оказались практически пророческими. Положение наследного принца может пошатнуться, если будут появляться все новые доказательства причастности саудовских властей к исчезновению и убийству журналиста. Тогда будет расти международное давление на Эр-Рияд, а американский Конгресс будет все активнее требовать от президента США переступить через дружбу и сделки. Ведь «дело Хашогги» – это прекрасный шанс продемонстрировать неэффективность внешней политики президентской администрации и лично Дональда Трампа.

Поэтому не исключено, что Вашингтон рассматривал возможность сменить курс и сделать ставку на другого наследника. Впрочем, для такого сценария должны сойтись сразу несколько факторов. Но может быть и так, что Анкара, Эр-Рияд и Вашингтон найдут удобный для всех вариант и «дело Хашогги» постепенно стихнет. В поиске таких вариантов, среди которых добровольное признание Эр-Рияда в непреднамеренном убийстве, по всей видимости, и отправился в Саудовскую Аравию госсекретарь США Майк Помпео. Если найти компромисс получится, то Эр-Рияд попадет в еще большую зависимость от Вашингтона.

Саудовская Аравия. Турция. США > СМИ, ИТ. Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 16 октября 2018 > № 2759525 Марианна Беленькая


Украина. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 15 октября 2018 > № 2759524 Кирилл Кривошеев

Время пиджаков. Что показала избирательная кампания в Донбассе

Кирилл Кривошеев

Романтический дух 2014 года, который так любят вспоминать сторонники непризнанных республик, окончательно выветрился. Теперь лицо Донбасса – это не суровый мужик в камуфляже, а «эффективный менеджер» в пиджаке, готовый принимать непопулярные решения по указке сверху и сообщать народу плохие новости, в том числе с переговоров с Киевом

Выборы в самопровозглашенных ДНР и ЛНР, которые пройдут 11 ноября, Кремль представил публике как досадную необходимость. Всего два месяца назад проводить голосование не планировали, несмотря на то что формально четырехлетние полномочия донбасских властей истекли. В самих республиках отказ от выборов объясняли недостатком средств в бюджете и опасностью украинского наступления.

Однако убийство Александра Захарченко заставило всех развернуться на 180 градусов. Было принято решение, что выборы в Донбассе необходимы, чтобы заполнить «вакуум власти» и избежать дестабилизации.

Опубликованные недавно списки кандидатов в главы ДНР и ЛНР подтвердили ожидания – никакой интриги на этих выборах не будет, а их победители определятся не на ноябрьском голосовании в Донбассе, а намного раньше и в Москве. Однако ход донбасской кампании и участвующие в ней кандидаты, в том числе не попавшие в окончательный список, все равно заслуживают внимания. Они помогают разобраться, какие идеологические противоречия существуют сегодня внутри ДНР и ЛНР, а также понять, каким видят будущее самопровозглашенных республик в Москве.

Хороший и плохой полицейский

Если в ДНР убийство Александра Захарченко неизбежно создало некоторую политическую неопределенность, то в ЛНР интриги не было изначально. Судя по списку конкурентов тамошнего временного главы Леонида Пасечника, который стремительно опубликовал местный ЦИК, выборы в этой республике пройдут, как в Узбекистане. Безальтернативный лидер, «отважный защитник народа» с разгромным счетом победит председателей двух профсоюзов: работников железнодорожного транспорта и образования.

Хотя еще недавно, в 2014–2015 годах ситуация в ЛНР была намного сложнее, чем в Донецке. Дело доходило даже до сепаратизма в квадрате, когда отдельные полевые командиры (например, атаман Николай Козицын в городе Антрацит) заявляли о том, что больше не подчиняются Луганску.

Ситуацию удалось стабилизировать только после того, как в ноябре 2017 года в ЛНР произошел силовой захват власти. Тогда вместо крайне непопулярного Игоря Плотницкого главой стал незаметный, как и подобает спецслужбисту со стажем, Леонид Пасечник (бывший министр государственной безопасности ЛНР, а еще раньше – глава Стахановского межрайонного отдела СБУ). Он прочно сел в кресло главы и неплохо себя зарекомендовал – по крайней мере, серьезных инцидентов за год его правления не было.

В Донецке избирательная кампания оказалась гораздо более бурной. Непопулярность основного кандидата донецких выборов – бывшего спикера декоративного парламента Дениса Пушилина и попытки Кремля выправить его репутацию в сжатые сроки делали ситуацию в ДНР интересной и интригующей. Сбор подписей, слухи о неожиданных кандидатах, агитация и дискуссии в анонимных Telegram-каналах – все это создавало впечатление, что на выборах будет место какой-то реальной борьбе, пусть и со специально отобранными спарринг-партнерами.

Заменить убитого Александра Захарченко оказалось не так просто, потому что он был почти образцовым воплощением донбасского сепаратизма. Человек далеко не бедный, он запросто мог выехать хоть в сторону Ростова, хоть в сторону Киева еще в самом начале конфликта, как сделали десятки ему подобных. Но он остался и стал руководить отрядом с реальным риском для жизни – он часто выезжал на линию фронта и даже лично участвовал в боях.

Захарченко всегда был своим парнем – мог себе позволить говорить что думает, порой совершенно неуместные вещи. В беседах с писателем Захаром Прилепиным он предлагал сделать государственной идеологией ДНР «ксенофобию», а потом уточнял, что самый близкий ему государственный строй – это монархия. Из этой же серии откуда ни возьмись появившиеся и так же бесследно исчезнувшие разговоры о создании «Малороссии» (не путать с Новороссией) вместо «дискредитировавшей себя» Украины. И пусть эта тема от начала до конца была срежиссирована на Старой площади в Москве – Захарченко действительно был такой, и за это в Донбассе его многие искренне уважали.

Над Пушилиным, наоборот, было принято посмеиваться, а то и открыто вешать на него все провалы – примерно так же в России относятся к премьеру Дмитрию Медведеву. Что простые донбасские работяги могут думать о бывшем функционере «МММ», перенимавшем опыт у одиозного Лени Голубкова (актера Владимира Пермякова), который «обманул миллионы советских людей»? Мало того, Пушилин гордится своим прошлым и утверждает, что этот опыт позволил ему стать «эффективным менеджером».

Еще важнее то, что именно Пушилин, а не Захарченко ассоциировался в глазах донбасского общества с Минскими соглашениями, которые противоречат романтическим идеям «русской весны» 2014 года. Осуждают его даже за то, что он всегда появляется на публике в пиджаке с галстуком, не думая примерять военную форму. Хотя о войне он вспоминает регулярно – чтобы объяснить ей те или иные неудачи в управлении республикой.

Военные и гражданские

Пушилин и его московские кураторы понимали, что любой авторитетный полевой командир стал бы для человека в пиджаке слишком сильным конкурентом. Поэтому такому конкуренту не дали появиться, хотя попытки были, и неоднократные.

Командир из 2014 года Игорь Стрелков (его возвращения в Донбасс некоторые ждут до сих пор) не подходил даже по формальным основаниям – он гражданин РФ.

Неплохой кандидатурой был бы командир батальона «Восток» Александр Ходаковский. Как и глава ЛНР Леонид Пасечник, он бывший украинский силовик, начальник спецподразделения «Альфа» СБУ по Донецкой области. «Участвовать будем однозначно», – писал Ходаковский в своем Telegram-канале. А потом там же был вынужден признать поражение: по надуманной причине его попросту не пропустили в ДНР из Ростовской области в день, когда нужно было подавать документы на регистрацию. Если на секунду представить, что выборы в ДНР могут пройти честно, у Ходаковского были бы неплохие шансы. А теперь нет никаких.

В результате на выборы из военных смогли выдвинуться лишь полузабытые участники битвы за Славянск. Речь идет об Игоре Хакимзянове – первом командующем силами ДНР, и солдате Вячеславе Дьякове с позывным «Сенсей», имеющем проблемы со слухом и речью. Имидж «ополченцев первой волны», безусловно, добавлял им симпатий в глазах сторонников «русской весны», но не настолько, чтобы можно было претендовать на победу. Хакимзянов более известен, чем Дьяков, но в основном как «мученик». В мае 2014-го он был схвачен украинскими военными, и в плену (где он пробыл до сентября) его допрашивал сам депутат Верховной рады Олег Ляшко.

Тем менее даже такую конкуренцию сочли излишней. Местный ЦИК отказался регистрировать Хакимзянова и Дьякова в качестве кандидатов, заявив, что они не представили подписные листы в установленный срок.

Кто же после этого оставался в игре, чтобы возглавить условные патриотические силы «той самой Новороссии» в противовес «минскому сговору» и «тихой сдаче», которую, по мнению оппозиционеров, готовит Пушилин? Это один из первых политических лидеров «русской весны» Павел Губарев.

Как и Пушилин, до 2014 года Губарев был состоятельным предпринимателем, а с самого начала конфликта финансово поддерживал сепаратистское движение. После того как его задержали сотрудники СБУ и отвезли в Киев, его соратники помогли перебросить в Донбасс группу Игоря Стрелкова, которая и начала вооруженное противостояние.

В сентябре 2014 года и Губарев (его к тому моменту освободили из плена, обменяв на украинских военных), и Пушилин приезжали на пресс-конференцию в Ростов-на-Дону, совпавшую с подписанием первых Минских соглашений. На вопрос о них Павел Губарев ответил резко: «Единственное, что я готов подписать с Украиной, – это ее капитуляцию». Пушилин такими словами никогда не разбрасывался – и, возможно, поэтому стал более удобен Кремлю.

С зимы 2015 года Павел Губарев почти не выступал публично, но зато располагал некоторым влиянием в донбасских медиа. Он владеет телеканалом и радиостанцией «Новороссия», а также интернет-порталом DNR-Live. Судя по числу подписчиков канала «Новороссия ТВ» на Youtube (38 тысяч), этот ресурс пользуется большей популярностью, чем другие телеканалы ДНР.

Выдвинувшись на выборы, Павел Губарев продолжил гнуть «патриотическую» линию и ставить под сомнение целесообразность Минских соглашений. Однако к выборам не допустили и его, заявив, что он не собрал достаточного количества действительных подписей.

Таким образом, Пушилину будут противостоять лишь четверо малоизвестных кандидатов, каждый из которых вряд ли наберет даже несколько процентов. Это Роман Хроменков (бывший мэр Енакиева и Горловки под властью ДНР), Елена Шишкина (председатель «Народного трибунала над властями Украины»), Роман Евстифеев (руководитель музея ветеранов Афганистана) и Владимир Медведев (замминистра образования ДНР).

Все эти кандидаты настолько далеки от оппозиционно-«патриотического» движения в ДНР, что даже Игорь Стрелков призвал к «бойкоту этого ублюдочного шоу», хотя раньше говорил, что идти на участки надо – чтобы отдать голос за кого угодно, кроме Пушилина.

Кандидат-дипломат

Несмотря на столь тщательную зачистку политического поля, пиарщики Дениса Пушилина стараются создать гражданскому кандидату хоть какую-то популярность среди донбасских избирателей. Работа идет по нескольким направлениям. Во-первых, упор делают на преемственность с популярным Захарченко. «Мы продолжим дело, которому Александр Владимирович посвятил себя и за которое отдал свою жизнь», – сказал Пушилин, заявляя о своем выдвижении.

Во-вторых, больше говорят о России, которая, что бы там ни говорилось в Минских соглашениях, «в беде не оставит». Пройдясь по цеху Енакиевского металлургического завода, Пушилин заявил: «Интеграция с Россией – это главный и неизменный вектор, выбранный Донбассом еще в 2014 году». Впрочем, по некоторым социально-экономическим показателям молодая республика даже опережает Россию. Например, там вопрос повышения пенсионного возраста «не обсуждается даже в обозримой перспективе».

Наконец, главным пиар-достижением Пушилина можно назвать интервью настоящей западной газете – польской Rzeczpospolita. В самой Польше многие критиковали интервью за отсутствие острых вопросов, а донецкие Telegram-каналы и вовсе утверждали, что знают цену «заказной публикации» – 12 000 евро. Тем не менее выгодный Донецку медийный эффект публикация вызвала: Пушилин легитимизирован как «лицо, принимающее решения», а украинский посол пишет гневные письма редактору Rzeczpospolita – лишний повод заявить о расколе между Польшей и «бандеровской» Украиной.

О сколько-нибудь объективных социологических исследованиях, позволяющих оценить результаты политического пиара, в Донбассе говорить не приходится. Единственное место, где человек может свободно высказать свое мнение, – это интернет. Но даже если принять во внимание всю условность онлайн-голосования в соцсетях, на поддержку Пушилина не указывает ни одно из них. В более поздних опросах с большим отрывом лидирует Павел Губарев, а в более ранних – Игорь Стрелков. Правда, известный в Донецке журналист Сергей Белоус в своем Telegram-канале приводит другие цифры: ссылаясь на данные закрытого исследования, они заявил, что в опросах лидирует Пушилин, но с результатом всего в 32,1%, при этом 46,6% опрошенных затруднились ответить.

Неизбежная победа Дениса Пушилина на выборах главы ДНР означает, что Москва не только передает власть в республике другой группе лиц, но и пересматривает их полномочия. Разумеется, Александр Захарченко тоже не был полностью самостоятельной фигурой, но Пушилин еще более управляем и куда менее импульсивен.

То, что Москва меняет модель взаимодействия с Донецком, видно и по официальным сообщениям. Чтобы расследовать убийство Захарченко, в ДНР открыто отправились следователи ФСБ, а 10 октября Пушилин столь же открыто встретился в Москве с куратором «украинского вопроса» в Кремле Владиславом Сурковым и пригласил в его Донецк «до конца года». То есть Москва не считает нужным скрывать, что за избирательной кампанией в Донбассе стоит она и победитель уже определен.

Романтический дух 2014 года, который так любят вспоминать сторонники непризнанных республик, окончательно выветрился. Теперь лицо Донбасса – это не суровый мужик в камуфляже, а «эффективный менеджер» в пиджаке, готовый принимать непопулярные решения по указке сверху и сообщать народу плохие новости. Также Денис Пушилин – не чужой человек для Киева. Он – партнер по Минской контактной группе, которого украинские представители знают лично. Но чтобы новый мандат опытного переговорщика Дениса Пушилина стал ясен до конца, должно открыться второе неизвестное в этом уравнении – кто станет президентом Украины в марте 2019 года.

Украина. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 15 октября 2018 > № 2759524 Кирилл Кривошеев


Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 15 октября 2018 > № 2759201

L'Orient-Le Jour (Ливан): Обманчивое возрождение КГБ

Разбираясь в тонкостях возрождения КГБ после развала СССР, автор в "Лорьан-Ле Жур" утверждает, что сейчас внесудебные убийства за рубежом стали инновацией ФСБ по сравнению с КГБ. Статья могла бы привлечь широтой взглядов автора по различным аспектам жизни спецслужб, и это было бы интересно, если бы не стандартный подход в обвинениях России, бездоказательное повторение фактов и сомнительные эксперты.

Жюльетт Реш (Juliette Rech), L'Orient-Le Jour, Ливан

23 августа 1991 года. Элегантное кирпичное здание на Лубянке, где с 1920 года расположена политическая полиция Кремля во всех ее проявлениях: ЧК, ОГПУ, КГБ и ФСБ. Статуя основателя и первого главы ЧК Феликса Дзержинского гротескным образом свисает с крана, который поднял ее с постамента через четыре дня после неудачного путча коммунистов-консерваторов, выступивших против политики открытости Михаила Горбачева. Все это сразу же собирает толпу. Один из демонстрантов делает фото: упертые в бока руки, вызывающий взгляд, ботинок на голове «железного Феликса». На заднем плане сотрудники снимают памятную табличку Юрия Андропова, который был главой КГБ на протяжении 19 лет.

17 лет спустя, летом 1999 года, Владимир Путин, тогда еще директор ФСБ, предложил опальным агентам своеобразный реванш. Было отдано распоряжение вернуть табличку Андропова на прежнее место. Затем, 20 декабря, уже будучи премьером, он председательствовал на официальной церемонии реабилитации. Выяснилось, что Дзержинский и Андропов вели исключительно скромную жизнь аскетов и были гениальными экономистами. В галереях музея ФСБ появились приписываемые Дзержинскому пророческие изречения об экономике и борьбе с коррупцией. Официальные историки спецслужб сформировали миф о том, что Андропов был настоящим мыслителем перестройки и вторым виртуозом экономики из батальонов Дзержинского.

Реабилитация этих спорных личностей, казалось, готовила возрождение КГБ советского образца. Как бы то ни было, пропаганда насчет экономической грамотности его лидеров была нужна для того, чтобы убедить российскую общественность в обоснованности назначения агентов ФСБ на ключевые посты в администрации и бизнесе. Настоящая инновация по отношению ко временам СССР, что хорошо отражается в этой русской поговорке: «Бывших чекистов не бывает». Каким бы влиянием ни обладал КГБ, он все равно находился в подчинении у КПСС. Представители партии наблюдали за деятельностью каждого эшелона КГБ — от руководства до мельчайших подразделений. Это была замочная скважина, через которую государство следило за своими спецслужбами. КПСС ушла в небытие вместе с СССР, и Борис Ельцин решил сохранить контроль с помощью системы сдержек и противовесов, разбив КГБ на несколько ведомств. В результате ФСБ была лишена функций в области внешней разведки (отошли к СВР) и обеспечения охраны руководства. Когда Борис Ельцин получал на стол два отчета, от ФСБ и ФАПСИ (соперничавшее с этой службой агентство), мог ли он тем самым сравнить эффективность работы каждого ведомства?

Путинский подход был совершенно другим по сравнению с советским и ельцинским. «В настоящий момент спецслужбы неподконтрольны партии или парламенту, ни тем более гражданам, — говорит историк Никита Петров из НКО "Мемориал". — Они отчитываются только перед высшей властью в лице Путина и нескольких его приближенных. Как бы то ни было, президент не в состоянии в одиночку контролировать деятельность всех спецслужб».

Спрут

По приходу к власти в 1999 году Владимир Путин начал с большой чистки в руководстве спецслужб. С декабря 1998 года по апрель 2000 года в отставку были вынуждены уйти главы СВР, налоговой службы и ФАПСИ, то есть трех самых влиятельных агентств, помимо ФСБ. Именно на этом основании новый российский лидер запустил широкий процесс слияния в угоду своей «вотчины». В 2003 году крупнейшее подразделение ФАПСИ было поглощено ФСБ. Путин существенно проредил ряды сформировавшихся при Ельцине акронимов, однако создал в результате не менее сложное и куда более туманное полотно из «наемников» всех мастей: олигархи, криминальные бароны, хакеры и ректоры университетов. Восстановление культа Андропова и Дзержинского стало, скорее, не показателем близости КБГ и ФСБ, а символом серьезных преобразований в российской разведке. Отставные офицеры оказались во главе значимых ведомств, СМИ и крупнейших предприятий. Для них была создана категория «офицеров действующего резерва», и они не отказывались от периодической помощи.

Так, ветеран военной разведки Игорь Сечин оказался председателем совета директоров государственной нефтяной империи под названием «Роснефть». В июне 2002 года бывшего главу пресс-службы ФСБ Александра Здановича назначили замдиректора ВГТРК, которой принадлежит в том числе «первый канал». Зданович лично курировал освещение в СМИ захвата заложников на Дубровке в Москве в 2002 году (130 погибших), который спецслужбы, видимо, не смогли предотвратить. На более низких иерархических уровнях представителей «действующего запаса» становится все больше. Их имена обычно неизвестны. Например, как пишет сайт agentura.ru, бывшего полковника КГБ, который занимался подавлением исламистских восстаний в Узбекистане и воевал в Чечне, отправили в московскую мэрию для наблюдения за городской политикой в отношении мусульманского населения. Людям, которые привыкли иметь дело с преступниками и вооруженными мятежниками, поручают заниматься простыми гражданами.

Стандартная процедура

«В 2006 году, после убийства Литвиненко, мы поняли, что Путин не ограничится внутренними репрессиями, а будет действовать ревизионистским образом и за границей», — говорит Люк Хардинг (Luke Harding) о бывшем агенте ФСБ, который бежал из России после того, как выступил с критикой коррупции спецслужб. Он перебрался в Лондон и стал там «консультантом» МИ-6, за что ему пришлось расплатиться чашкой радиоактивного чая. Хардинг руководил московским бюро «Гардиан» с 2007 по 2011 годы, когда его выдворили из страны за нелицеприятные публикации. Наблюдавшие за ним агенты ФСБ даже не пытались скрываться. «Люди следили за мной на улице, одни и те же люди всегда садились в кафе, куда я заходил. Они несколько раз проникали в квартиру, где я жил с женой и двумя детьми. Каждый раз они оставляли один-два предмета на нехарактерных местах». Однажды меня вызвали на допрос в Лефортово», — рассказывает Хардинг. Тюрьма «Лефортово», построенный при последнем царе комплекс в виде буквы К, является самой знаменитой в Москве: здесь довелось побывать политическим противникам всех режимов. «Это стандартная процедура для российских оппозиционеров, журналистов и иностранных дипломатов. Меня предупредили», — говорит Хардинг.

В советские времена КГБ отталкивался от постулата о том, что ни одно диссидентское движение не может выжить без активной поддержки Запада. Поэтому контрразведка наседала на любого гражданина, у которого были даже невинные связи с заграницей. Как бы то ни было, шпионская горячка возникла не при Путине и даже не при его советских предшественниках. В XVIII веке придворный поэт Василий Петров публиковал модные стихи о тайном сговоре европейских стран против России. Релятивистские теории Ленина тоже указывали на существование суверенной истины Кремля. Верхом паранойи, наверное, стало решение канала RT нанять эксперта по иллюминатам.

«Россия ухватилась за убийство и вынесла его на всеобщее обозрение»

Болезненная подозрительность по отношению к внешнему миру, наверное, проявляется сильнее всего в российских спецслужбах. «Царистские и советские порядки оказывают сильное влияние на менталитет людей из ФСБ. Это закрытая группа, которая тесно связана с властью и заинтересована в ее стабильности. Она так и не перестала считать Запад врагом», — говорит Никита Петров. Как бы то ни было, Люк Хардинг, автор нескольких книг о российских спецслужбах и, в частности, об их вмешательстве в американские выборы, видит здесь два серьезных отличия: «Москва уже не опирается на коммунистические партии, а ведет идеологическую борьбу со ставкой на ультраправых вроде Национального фронта во Франции и Партии независимости Соединенного Королевства». Еще одной инновацией путинской эпохи стали внесудебные ликвидации людей за границей: «Россия ухватилась за убийство и вынесла его на всеобщее обозрение».

Так было 1 ноября 2006 года на площади Гросвенор в двух шагах от американского посольства. В расположенном на ней отеле агенты Андрей Луговой и Дмитрий Ковтун добавили несколько микрограммов полония в чашку Александра Литвиненко. Или 23 марта 2013 года в тихом поселке Аскот в 40 километрах от британской столицы. Соседи Бориса Березовского наблюдали за тем, как спасатели выносили тело опального олигарха, которого нашли повешенным, хотя цвет лица и следы удушения на шее не походили на самоубийство. Затем, 4 марта 2018 года провинциальный Солсбери с его домами из красного кирпича стал декорациями для покушения на Сергея Скрипаля и его дочь. Месяц спустя нидерландские спецслужбы задержали трех российских граждан в автомобиле Ситроен C3 неподалеку от здания ОЗХО в Гааге, куда были доставлены полученные в Солсбери образцы «Новичка». Как установили нидерландские спецслужбы, за задним сиденьем и в багажнике автомобиля было установлено шпионское оборудование для взлома сети ОЗХО. Такой была месть бывшего агента, который забыл замести следы.

Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 15 октября 2018 > № 2759201


Саудовская Аравия. США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 15 октября 2018 > № 2759199

Запутанное дело Хашогги: верная служба короне и исламистские симпатии (The New York Times, США)

Известный критик правящей династии в Эр-Рияде зашел в консульство Саудовской Аравии второго октября. С тех пор Джамала Хашогги никто не видел. Президент США Дональд Трамп предупредил, что Саудовская Аравия будет сурово наказана, если выяснится, что она ответственна за убийство пропавшего журналиста. «Нью-Йорк таймс» рассказывает о взлетах и падениях саудовского диссидента.

Бен Хаббард (Ben Hubbard), Дэвид Кирпатрик (David Kirkpatrick), The New York Times, США

Бейрут, Ливан — Прошлой осенью Джамал Хашогги приземлился в Вашингтоне. В багаже у него был целый груз дурных вестей.

После успешной карьеры советника и неофициального представителя королевской семьи Саудовской Аравии он получил от нового наследного принца запрет на журналистскую деятельность — даже писать в «Твиттере» ему запретили. Его колонку в арабской газете, издающейся на саудовские деньги, закрыли. Его брак рушился. Чтобы отвадить его от критики саудовских правителей, его родственникам запретили выезжать за границу.

Уже после его прибытия в Штаты, по Саудовской Аравии прокатилась волна арестов, которая отправила многих его друзей за решетку, и он принял трудное решение: в самое ближайшее время (а, возможно, и впредь) возвращаться на родину опасно.

Уже в Штатах он открыл себя как критика, вел колонку в «Вашингтон Пост» (The Washington Post) и полагал, было, что обрел на Западе убежище.

Как оказалось, его безопасность простиралась лишь на страны Запада.

В последний раз господина Хашогги видели 2 октября, когда он вошел в консульство Саудовской Аравии в Стамбуле, откуда ему нужно было забрать некую справку для предстоящей свадьбы. Турецкие чиновники считают, что его убила и расчленила команда саудовских агентов.

Официальные лица Саудовской Аравии причинение какого бы то ни было вреда Хашогги отрицают, но за те две недели, которые прошли с момента его исчезновения, они так и не представили о произошедшем достоверного отчета, равно как и не привели доказательств, что он покинул консульство целым и невредимым.

Его исчезновение спровоцировало разрыв между Вашингтоном и Саудовской Аравией, главным арабским союзником администрации Трампа. Кроме того, оно подмочило репутацию принца Мухаммеда ибн Салмана, 33-летнего наследника саудовского престола — даже самые стойкие его последователи на Западе признают, что на сей раз он зашел слишком далеко.

Сама мысль о том, что приказ о ликвидации диссидента мог отдать сам молодой наследный принц грозит осложнениями президенту Трампу и рискует превратить некогда дружеские отношения в напряженные. Исчезновение Хашогги может убедить правительства и корпорации, ранее сквозь пальцы смотревшие на кровавую агрессию в Йемене, похищение ливанского премьер-министра и волну арестов, направленную против духовенства, бизнесменов и особ королевский кровей, в истинной сущности принца: он — безжалостный автократ и, чтобы добраться до своих врагов, не остановится ни перед чем.

И хотя исчезновение высветило фигуру наследного принца в резком свете, оно также привлекло внимание к запутанным симпатиям самого господина Хашогги, в чьей карьере за годы службы королевской семье причудливо переплелись любовь к демократии и исламизму.

Пристрастие к политическому исламу помогло Хашогги заручиться личной поддержкой президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана: теперь он требует, чтобы Саудовская Аравия прояснила судьбу его друга.

Добровольное изгнание на Западе стало тяжким ударом для 60-летнего Хашогги, который за свою долгую карьеру стал одним из ведущих репортеров, публицистов и редакторов королевства. Международное внимание он привлек, взяв интервью у молодого Усамы бен Ладена. Чуть позже он стал доверенным лицом особ королевского двора.

Карьера снабдила его массой полезных связей: казалось, что рослый, добродушный и говорливый Хашогги знает всех, кто имел какое-либо отношение к Саудовской Аравии за последние три десятилетия.

Однако проживание в Вашингтоне давало и свои преимущества. На прошлый День благодарения, который он отмечал вместе с другом, Хашогги опубликовал в своем «твиттере» фото, как он вгрызается в индейку с ямсом. В соцсетях у него было более 1,7 миллиона подписчиков.

Когда настал его черед говорить тост, он сказал: «Я благодарен, что стал свободен и могу писать, что хочу».

Десятки людей, которые лично знали Хашогги и подоплеку его отношений с руководством Саудовской Аравии, полагают, что к столкновению с наследным принцем его привела именно манера писать, что вздумается, а также тяга к реформам извне.

Хотя Саудовская Аравия традиционно управляется консенсусом старших князей, наследный принц Мухаммед эту систему демонтировал, сосредоточив в своих руках всю полноту власти. Если кто и приказал заткнуть рот «предателю», то у него были на то все основания.

Усама, дядя Аднан и «Братья-мусульмане»*

Первым шагом Хашогги к признанию стало его знакомство с Усамой бен Ладеном. Какое-то время Хашогги прожил в Джидде, родном городе бен Ладена. Как и сам бен Ладен, он происходит из знатного, пусть и не королевского рода. Дед Хашогги был врачом и лечил первого короля Саудовской Аравии. Его дядей был Аднан Хашогги, известный торговец оружием. Однако богатством своего дяди Джамал так и не воспользовался.

Хашогги закончил Университет штата Индиана и, вернувшись в Саудовскую Аравию, поступил на работу в местную англоязычную газету. Некоторые из его друзей говорят, что по молодости он был близок к «Братьям-мусульманам».

Хотя на собрания «Братьев» он вскоре ходить перестал, верность консервативной, исламистской и нередко антизападной риторике он сохранил — пряча или, наоборот, выпячивая ее в зависимости от того, чьей дружбой он стремился заручиться.

Его коллеги-газетчики запомнили его дружелюбным, вдумчивым и набожным. Он часто вел в редакции общинную молитву, вспоминает редактор из Индии Шахид Раза Берни (Shahid Raza Burney).

Подобно многим другим саудовцам, в 1980-х годах Хашогги был сторонником джихада против Советов в Афганистане — его поддерживали ЦРУ и само руководство Саудовской Аравии. Поэтому, когда ему предложили познакомиться с бен Ладеном, еще одним молодым саудовцем, Хашогги не преминул этим шансом воспользоваться.

В Афганистане Хашогги носил местную одежду и даже попал на фото со штурмовой винтовкой в руке — к большому огорчению начальства. Но в боях он, похоже, не участвовал.

«В первую очередь, он был там как журналист. Афганскому джихаду он, безусловно, симпатизировал, однако так делало большинство арабских репортеров, да и часть западных, пожалуй, тоже», — объясняет норвежский журналист Томас Хеггхаммер, расспрашивавший Хашогги об Афганистане.

Хеггхаммеру вторят и бывшие коллеги Хашогги.

«Несправедливо лепить из Джамала какого-то экстремиста — это неправда», — говорит Берни, ныне редактор одной индийской газеты.

Однако неудачи, которые принесла афганскому обществу война, еще долго мучили Хашогги — равно как и последующий разворот бен Ладена к терроризму.

«Он был глубоко разочарован, что после всей этой борьбы афганцы так и не смогли сплотиться», — говорит один из саудовских друзей Хашогги. Своего имени он попросил не называть из страха репрессий.

Поездки Хашогги в Афганистан и его дружба с принцем Турки аль-Файсалом, возглавлявшим саудовскую разведку, навели некоторых его друзей на подозрения, что он шпионил на саудовское правительство.

Уже потом, в 2011 году, когда американский спецназ уничтожит бен Ладена в Пакистане, Хашогги оплачет своего старого друга.

«Я скорблю, убитый горем по тебе, Абу Абдулла, — твитнул Хашогги, назвав бен Ладена старым прозвищем, — в те лучезарные дни в Афганстане ты был прекрасен и смел, ненависть и страсти еще не обуяли тебя».

Из репортеров — в доверенные лица королевской семьи

Журналистская карьера Хашогги пошла в гору: он побывал в Алжире, а во время Первой войны в Персидском заливе отправился в Кувейт. Он карабкался вверх по корпоративной лестнице саудовских СМИ — где газетами владеют принцы, где действует жесткая цензура, а скандалы вокруг королевских особ тщательно замалчиваются.

После терактов 11 сентября 2001 года он обрушился на теории заговора, которыми тогда пестрил арабский мир, написав, что угнанные самолеты «также ударили по исламу как религии и проповедуемым им ценностям терпимости и мирного сосуществования».

В 2003 году он получил назначение на пост редактора саудовской газеты «аль-Ватан», однако спустя всего два месяца был уволен из-за критической статьи в адрес одного уважаемого исламского богослова — его обвинили в том, что он якобы призывает к атакам против «неверных». В 2007 он вернулся на пост редактора, на сей раз продержавшись немногим дольше.

Хашогги входил в свиту короля Абдуллы и дружил с принцем Аль-Валидом ибн Талалом, инвестором-миллиардером, которого впоследствии арестовал наследный принц Мухаммед. Принц Турки, бывший начальник разведки, в бытность свою послом в Великобритании и США нанял Хашогги советником.

В это самое время Хашогги приобрел недвижимость в Маклине, штат Виргиния, где и обосновался, сбежав из Саудовской Аравии.

Поддержка бунтов за рубежом, реформ на родине

Многие из друзей Хашогги говорят, что все то время, пока он служил саудовской монархии, ему приходилось скрывать свою любовь как к выборной демократии, так и политическому исламу в стиле «Братьев-мусульман».

Когда в 1992 году надежды исламистской партии на политическую победу в алжирском парламенте разрушил военный переворот, Хашогги с другом-исламистом создали в Лондоне организацию «Друзья алжирской демократии».

Перед выборами группа опубликовала в английских газетах рекламные объявления, которые гласили: «Когда вы пойдете отдать свой голос, не забудьте, что это роскошь, которой многие жители планеты, включая алжирцев, лишены», — вспоминает Аззам Тамими, бывший тогда лицом организации, дабы не привлекать внимание к фигуре Хашогги.

К тому времени, когда он разменял шестой десяток, с «братьями-мусульманами» у Хашогги сложились отношения неоднозначные. Ряд членов организации сообщили на этой неделе, что его считали «своим». Светские же друзья Хашогги в это никогда бы не поверили.

Г-н Хашогги никогда не призывал ни к чему, кроме постепенных преобразований саудовской монархии. В конечном итоге он даже поддерживал военные вмешательства, направленные на предотвращение так называемого «иранского влияния» в Бахрейне и Йемене. Вместе с тем, Хашогги пришел в восторг от «арабской весны» — череды восстаний, вспыхнувших по арабскому миру в 2011 году.

Однако, как и в случае с афганским джихадом, он быстро разочаровался в «арабской весне», которая в скором времени вылилась в беспорядки и насилие. К тому же Саудовская Аравия и США бросили свои богатства на то, чтобы сокрушить оппозицию и поддержать автократов.

«Ему не нравилось, что Саудовская Аравия использует свое влияние, нагнетая реакцию по всему арабскому миру», — говорит Сигурд Нойбауэр (Sigurd Neubauer), знаток Ближнего Востока из Вашингтона, лично знавший Хашогги.

Однако толерантность королевства даже к самой щадящей критике исчезла, когда взошедший на трон 2015 году король Салман передал огромную власть своему сыну, наследному принцу Мухаммеду, ранее известному по инициалам МБС.

Юный принц объявил диверсификацию экономики, пообещал ослабить общественное давление и даже согласился предоставить женщинам право водить автомобиль.

Хашогги эти шагам аплодировал, но авторитарные замашки принца поругивал. Так, когда Хашогги разругал новоизбранного президента США Дональда Трампа, саудовские чиновники запретили ему говорить, опасаясь, что он навредит отношениям с новой американской администрацией.

Наследный принц Мухаммед обрушился на своих критиков со всей силой: одним запретили выезд за границу, других швырнули за решетку. Хашогги покинул королевство в прошлом году, когда его друзей арестовывали десятками, а сотни видных саудовцев заперли в гостинице «Ритц-Карлтон» в Эр-Рияде по обвинению в коррупции. Некоторые из них, включая двух бывших наследников, все еще содержатся под стражей.

Хашогги начал писать для «Вашингтон Пост», сравнивая наследного принца Мухаммеда с российским президентом Владимиром Путиным. Друзья заключили, что место в черном списке принца он снискал себе как раз такими статьями.

«Мухаммед ибн Салман потратил миллионы долларов на то, чтобы создать себе определенный имидж, а Джамал Хашогги разрушил его росчерком пера, — считает Тамими, друг Хашогги. — Наследный принц, должно быть, вне себя от ярости».

Но Хашогги не собирался останавливаться на достигнутом.

Он планировал создать сайт для публикации переводных отчетов об экономике арабских стран, включая Саудовскую Аравию. Ему казалось, что многие не понимают всех масштабов коррупции — равно как и того, что нефтяное богатство не вечно.

Он также основал организацию «Демократия в современном арабском мире» для занятия пропагандистской работой. По словам друзей, перед своим исчезновением Хашогги пытался выбить финансирование и сколотить совет директоров.

Получив в апреле награду от Центра изучения ислама и демократии, организации, склоняющейся в сторону исламизма, Хашогги заявил, что демократия по всему арабскому миру под ударом со стороны радикальных исламистов, автократов и элит, которые опасаются, что участие в политической жизни народных масс приведет лишь к хаосу. Разделение властей, считал он, — единственный способ избежать гражданских войн и усовершенствовать систему государственного управления.

Наследный принц Мухаммед «инвестирует в будущие проекты сотни миллиардов долларов, однако он руководствуется лишь собственной оценкой ситуации и полагается на способности узкого круга доверенных лиц. Достаточно ли этого? Нет, не достаточно», — пишет Хашогги.

С самого момента его переезда в Вашингтон его осаждали представители наследного принца Мухаммеда с призывом хоть как-нибудь смягчить критику и вернуться домой, признавался он друзьям.

Однако Хашогги уже строил новую жизнь. Они с турецкой исследовательницей Хатидже Дженгиз собирались пожениться и обосноваться в Стамбуле.

Его давнишняя подруга Мэгги Митчелл Салем (Maggie Mitchell Salem) очень за него переживала и всякий раз, когда он отправлялся в саудовское посольство в Вашингтоне, просила писать смски.

«А он всякий раз отшучивался: „Мэгги, Мэгги, не валяй дурака"», — вспоминает она.

* Запрещенная в России организация.

Саудовская Аравия. США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 15 октября 2018 > № 2759199


Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 15 октября 2018 > № 2759194

Le Figaro (Франция): Как С-400 стали дипломатическим оружием Путина

Этот ракетный комплекс, который представляют самой современной в мире системой ПВО, стал ключевым элементом российского оружейного экспорта и инструментом для дипломатического давления на США, отмечает Пьер Авриль в "Фигаро". Системы С-400 могут стать залогом нового многополярного миропорядка, в котором не будет американского господства. И интерес к российским ЗРК со стороны многих государств тому лишнее подтверждение.

Пьер Авриль (Pierre Avril), Le Figaro, Франция

Неуязвимы ли С-400?

Несмотря на густые облака, которые скрывают от наблюдателя последнюю часть траектории полета ракеты, у полковника Александра Агафонова, начальника отдела подготовки ВВС России, нет и тени сомнения: С-400 «выполнили задачу», ликвидировав все обозначенные цели во время проходивших в Бурятии учений «Восток-2018». В середине сентября Москва вновь продемонстрировала мощь своего ракетного комплекса (другое название — «Триумф»), произведенного на госпредприятии «Алмаз-Антей». Три недели спустя, во время визита Владимира Путина в Дели, Индия подписала с Россией договор на поставку этих систем на сумму в 5,2 миллиарда долларов. Даже если это и совпадение, оно лишний раз подтверждает символичность этого оружия, которое стало эквивалентом американских «Пэтриот» (Patriot).

Одержимые соперничеством с Вашингтоном российские власти без конца сравнивают С-400 с Patriot и подчеркивают превосходство своего комплекса, словно забывая, что израильтяне, европейцы и китайцы разрабатывают собственные. Кремлевское информагентство Sputnik рассказывает, что С-400 в два раза быстрее, чем Patriot, обладают втрое большим радиусом действия и могут быть развернуты в пять раз быстрее. Наконец, они могут отслеживать одновременно в 13 раз больше ракет. И все это за 80 миллионов евро против почти миллиарда за Patriot!

«Это одна из самых современных в мире систем ПВО, наверное, самая мощная в настоящий момент», — говорит российский военный аналитик Василий Кашин. С-400 может запускать ракеты с системой самонаведения, которая способна в автоматическом режиме получать данные о невидимых целях, в частности с оборудованных дальними радарами самолетов. «Качество этих комплексов определяется сопровождающим их ПО, их возможностями по интеграции в сеть, анализу данных, противодействию постановке помех, спектром угроз… Большая часть этих данных никогда не сообщается», — отмечает в свою очередь Саймон Веземан (Siemon Wezeman) из Стокгольмского института исследований проблем мира (СИИПМ).

Как российская армия использует С-400?

Этот комплекс в виде бронированного восьмиколесного грузовика с четырьмя пусковыми трубами развернут с 2007 года по всей территории России, от Японского до Черного и Балтийского морей. Гигантский противоракетный зонтик накрывает все воздушное пространство России и даже кое-где выходит на сотни километров за его пределы. К 2020 году число дивизионов С-400 должно достигнуть 56.

Очередную на данный момент батарею разместили 21 сентября в Евпатории: она стала третьей по счету в Крыму с момента его аннексии в 2014 году, после Феодосии и Севастополя. Новая точка — Джанкой на «границе» с Украиной. «Мы держим под наблюдением побережье Турции, Румынии, Болгарии, Украины и севера вплоть до Запада», — отмечает командир крымского полка С-400 Александр Таранов. Батареи могут быть приведены в боевую готовность менее чем за пять минут, уточняет Москва для НАТО. Наконец, Россия разместила две батареи в Сирии, одна из которых обеспечивает оборону базы Хмеймим. Властям Дамаска же пришлось довольствоваться С-300 еще советского производства.

Россия делает упор на экспорт?

Поставки С-400 постепенно смещаются от российской армии в сторону иностранных клиентов, особенно после строительства двух ориентированных на экспорт новых заводов в 2016 году. По подсчетам СИИПМ, три основных договора (с Китаем, Индией и Турцией) дают порядка 2 миллиардов долларов в год, то есть 15% всего российского оружейного экспорта. До формирования эффективной национальной архитектуры ПРО (на разработку HQ-9 выделяются огромные средства) Пекин использует российский рычаг для укрепления своего военного присутствия в Южно-Китайском море. «Вариант на основе С-400 позволяет держать на прицеле весь Тайваньский пролив», — говорит российский эксперт Василий Кашин.

В свою очередь Индия, чья система ПВО признана устаревшей и не отвечающей современным задачам, стремится ответить на укрепление военного присутствия Китая у границ и действия пакистанских врагов и соседей (особенно у границы спорного Кашмира), которые уже давно ведут испытания ядерных ракет. Наконец, хотя Турция вроде бы покупает комплексы для защиты от иранских ракет, она предстает самым оппортунистски настроенным из трех клиентов. Покупая С-400 у российских «друзей», националистический режим Эрдогана делает неприличный жест в сторону НАТО (членом которой он является) и Вашингтона. «Решение Анкары — чисто антиамериканское. На самом деле, ей не нужны С-400», — уверен Константин Макиенко из Центра анализа стратегий и технологий. Россия со своей репутацией большей гибкости по условиям продаж (в плане передачи технологий и прав человека) умело пользуется разнонаправленными интересами. Прокремлевские идеологи представляют С-400 как залог нового движения неприсоединения и многополярного порядка, в котором Вашингтон должен лишиться господства. Так, российские власти организовали утечки о возможных поставках С-400 Катару и Саудовской Аравии, хотя обе эти страны находятся в состоянии открытого конфликта и считают Вашингтон своим главным союзником. Тот же сценарий повторился и в Ираке: российский посол в Багдаде заявил об интересе страны к комплексу С-400. Как бы то ни было, переговоры, судя по всему, ничего не дадут.

С какими препятствиями сталкивается С-400?

Как отмечает Саймон Веземан из СИИПМ, США грозят всем покупателям российского оружия, в первую очередь С-400. Речь идет о законе «О противодействии противникам Америки посредством санкций»: он призван наказать предприятия и лица, которые имеют отношение к российской армии и разведке, а также вмешательству в выборы. Последний шаг в этом направлении был принят против Китая. Занимающееся торговлей оружием китайское ведомство больше не сможет запрашивать у США разрешение на экспорт и пользоваться американской финансовой системой. В то же время Вашингтон так и не ввел никаких мер против индийских союзников, несмотря на неоднократные предупреждения.

Американских угроз в адрес Катара, Саудовской Аравии и Ирака должно быть достаточно, чтобы отпугнуть эти страны от приобретения С-400. Доха и Эр-Рияд, традиционные покупатели американских Patriot, судя по всему, пользуются перспективой договора с Россией как рычагом в параллельных переговорах с Вашингтоном. Наконец, насчет договора с Турцией существуют большие неизвестные, так как Пентагон уже дал понять Анкаре, что С-400 не могут быть подключены к оборудованию, которое поставляет ей Вашингтон. А это значительно ограничит эффективность российского комплекса.

Что касается привычной к западным санкциям России, действия США «являются, скорее, раздражающим фактором, а не настоящим препятствием», — полагает Саймон Веземан. Как считает обозреватель Sputnik Эндрю Корыбко (Andrew Korybko), американская реакция лишь отражает «страх США» перед «появлением технологии, которая расшатывает стратегическое доминирование Пентагона».

Может ли Россия сохранить технологическое преимущество?

Не успела Россия записать на свой счет первые успехи в экспорте, как представила преемника С-400. Новая модель С-500 «Прометей» прошла первые испытания в Казахстане, ее поставки должны стартовать в 2020 году, а полноценное использование в армии запланировано на 2027 год, пишет «Российская газета». Владимир Путин обозначил эти цели в мае на встрече с представителями ВПК. Военно-воздушная академия начала готовить первую группу из 11 офицеров, которые смогут обращаться с этой техникой.

Главная отличительная черта С-500 заключается в его вертикальном радиусе действия (более 100 километров), который должен позволить ему действовать в «ближнем космосе», где находятся пока что недостижимые для ударов спутники. Добиться такой цели будет тем проще, что «Прометей» будет использовать ракеты последнего поколения (40Н6) с автономной системой самонаведения, которая позволит избавиться от зависимости от неэффективных на большой высоте наземных радаров. Этот функционал был представлен в ходе учений «Запад-2017» у границ НАТО.

Белый дом в свою очередь объявил о готовности возобновить «звездные войны» Рональда Рейгана: Пентагон сообщил о создании новых космических сил к 2020 году. «Наши противники уже превратили космос в поле битвы, и США не отступятся перед этим вызовом», — заявил Дональд Трамп в августе.

Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 15 октября 2018 > № 2759194


Россия. Афганистан > Армия, полиция > inosmi.ru, 14 октября 2018 > № 2759112

The Washington Post (США): Возвращение Кремля

Россия стремится восстановить свои позиции в Афганистане и вернуть себе роль регионального посредника, пытаясь добиться того, чтобы любой вариант завершения конфликта отвечал российским интересам. По мнению аналитиков, это — часть стратегии, целью которой является защита южного фланга России от опасности появления «Исламского государства»* в Центральной Азии.

Эми Феррис-Ротман (Amie Ferris-Rotman), Мисси Райан (Missy Ryan), The Washington Post, США

Россия развивает связи с «Талибаном»*, чтобы усилить свое влияние в Афганистане спустя 30 лет после унизительного поражения Москвы, которое было одним из факторов, ускоривших распад Советского Союза.

Связь России с боевиками привлекла внимание и вызвала критику со стороны некоторых, когда Кремль пригласил представителей «Талибаном» в Москву на встречу в сентябре. Это приглашение было отменено — во всяком случае, временно — после того, как афганское правительство возразило, заявив, что оно должно играть ведущую роль в любых переговорах.

Но возникший дипломатический конфликт позволил разоблачить стремление Кремля восстановить свои позиции в Афганистане — он предпринимал шаги, среди которых были осторожные контакты с лидерами талибов и сосредоточение сил и средств у северной границы страны.

Москва также стремится вернуть себе роль регионального посредника, проводя тайные переговоры с США, Ираном, Пакистаном, Индией и Китаем и пытаясь долбиться того, чтобы любой вариант завершения конфликта отвечал российским интересам.

По мнению аналитиков, это является частью стратегии, целью которой является защита южного фланга России от опасности появления «Исламского государства»* в Центральной Азии, и принятие мер на случай возможного резкого выхода США из Афганистана после 17 лет войны.

Целенаправленный маневр России предполагает относительно скромные политические инвестиции, которые все же могут принести большие дивиденды, поскольку Москва стремится подтвердить свой международный вес. «Незначительная поддержка талибов — это страховка на будущее», — говорит Артемий Калиновский, специалист по истории Центральной Азии из Амстердамского университета.

Генерал Джон Николсон-младший (John Nicholson Jr.), который недавно ушел с поста командующего силами США и НАТО в Афганистане, заявил, что Москва пытается «вбить клин» между Соединенными Штатами и их партнерами по коалиции.

«Мы знаем, что Россия пытается подорвать наши военные достижения и многолетние военные успехи в Афганистане и заставить партнеров подвергнуть сомнению стабильность Афганистана», — заявил он в недавнем интервью.

Поскольку Россия укрепила свои позиции, Николсон и другие высокопоставленные американские чиновники выступают с необоснованными, но настойчивыми заявлениями о том, что Кремль поставляет талибам стрелковое оружие или, по крайней мере, терпимо относится к поставкам российского оружия боевикам из Центральной Азии. Россия эти обвинения отвергает.

Представители американских властей сомневаются, что Москва пытается помочь добиться победы боевикам, преемникам моджахедов, членов вооруженных формирований, воевавших против советских войск в 1980-е годы. На самом деле, по словам чиновников, Россия пытается укрепить свои позиции, не провоцируя США — и несколько ящиков с автоматами Калашникова могут помочь организовать встречи и наладить отношения, не меняя ситуации на поля боя.

Возвращение России происходит на фоне того, как администрация Трампа всячески пытается обратить вспять давно продолжающийся процесс возрождения и восстановления позиций талибов и подтолкнуть боевиков к сделке. Хотя более масштабная военная миссия помогла афганским силам защитить населенные районы, значительные территории страны остаются запретными зонами.

В августе боевики временно захватили столицу одной из провинций, продемонстрировав тем самым слабость власти афганского правительства над страной.

На этом фоне представители американских властей опасаются, что вмешательство Кремля может осложнить, а то и вовсе подорвать работу по содействию мирным переговорам, предоставив боевикам новые возможности получения поддержки, тем самым уменьшая их стимул к заключению сделки.

«“Талибан” должен чувствовать, что Россия настаивает на проведении переговоров, нельзя чтобы он осмелел благодаря поддержке со стороны нового покровителя, — сказал высокопоставленный чиновник администрации Трампа, который, как и другие, согласился обсуждать эту важную тему на условиях анонимности. — Проблема в этом».

«Первое предупреждение об опасности»

Попытки России установить отношения с талибами — это поразительно резкое изменение позиции спустя 30 лет после того, как советская армия потерпела поражение в войне с афганскими моджахедами.

В результате войны 1979-1989 годов, целью которой была поддержка союзнического коммунистического правительства, опустошила Афганистан. В этой войне погибло около миллиона афганцев, а также была разрушена инфраструктура и уничтожена сельскохозяйственная отрасль страны Тяжелые потери понес и Советский Союз — была истощена его казна, и погибло не менее 15 тысяч советских военнослужащих. Многие из них погибли от рук исламистов, которых тайно вооружали США.

Возвращавшихся домой советских ветеранов, или «афганцев», как их называют, редко встречали как героев. Наоборот, они вызывали у людей чувство замешательства и неловкости, и то, что они не одержали победы на поле боя, символизировало разочарование в советском государстве.

Когда после терактов, произошедших 11 сентября 2001 года, США и другие страны НАТО ввели войска в Афганистан, Москва оказала поддержку коалиции в борьбе с «Аль-Каидой»* и ее хозяевами-талибами.

Но с годами Россия разочаровалась в миссии США. Соединенные Штаты, казалось, повторяли все ошибки СССР — такие как утрата поддержки местного населения из-за ошибочных авиаударов. При этом они совершали и свои собственные.

Московские власти были обеспокоены еще и тем, что Америка построит у них «под боком» постоянные базы.

Их мнение изменилось после того, как президент Барак Обама объявил о своем намерении вывести войска США. После того, как в 2011 году контингент американских войск был увеличен примерно до 100 тысяч человек, Обама, покидая свой пост, был решительно настроен на то, чтобы оставить в Афганистане минимальное количество военнослужащих.

Просчеты местных войск стали очевидны сразу же после того, как в 2014 году США официального прекратили боевые действия. Как только ушли американские военные советники, боевики возобновили масштабные наступления. Охраняемые районы быстро оказались в руках талибов. Число жертв в Афганистане резко возросло.

В сентябре 2015 года, боевики захватили город Кундуз на севере страны. Падение одного из крупных городов впервые с 2001 года продемонстрировало неустойчивость власти Кабула. Город находится всего в часе езды к югу от Таджикистана, государства из числа бывших советских республик, которое по-прежнему находится в сфере влияния России.

«Идея перехода изменила восприятие соседями Афганистана роли США», — говорит Джеймс Швемлейн (James Schwemlein), бывший чиновник Госдепартамента.

В том же году группировки боевиков, разбросанные по всему Афганистану, начали заявлять о своей верности «Исламскому государству», террористической организации, известной также как ИГИЛ, которая годом ранее захватила территории в Ираке и Сирии. В отличие от талибов, которые ставили перед собой задачу взять под контроль лишь Афганистан, у «Исламского государства» были амбиции международного масштаба. Эта организация продолжала вербовать тысячи человек из стран Центральной Азии с преобладающим мусульманским населением.

В совокупности эти события стали для России «первым предупреждением об опасности», говорит директор Московского Центра Карнеги и бывший полковник российской армии Дмитрий Тренин. «Российские военные были чрезвычайно потрясены мятежом на севере Афганистана [и] идеей присутствия там ИГИЛ».

За несколько недель до падения Кундуза в ходе столкновений между исламистами и полицией в Таджикистане погибло 17 человек. Россия, подтверждая растущую обеспокоенность по поводу событий к югу от своих границ, в начале этого года передала Таджикистану подержанную военную технику и вооружение на сумму более миллиарда долларов, включая самолеты, артиллерийские системы и боеприпасы.

Во время своего визита в Таджикистан в 2017 году президент России Владимир Путин пообещал помочь стране обеспечить безопасность ее границы с Афганистаном.

Две страны также начали военные учения в Таджикистане, которые американские официальные лица назвали провокационными, поскольку они проводились без предварительного уведомления Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ). По словам официальных лиц, учения также позволили России разместить на северной границе Афганистана стратегические вооружения, в том числе баллистические ракеты малой дальности «Искандер» и средства ПВО.

«10 или 10 тысяч автоматов Калашникова»

То, что Россия решила вновь определять будущее Афганистана, стало понятным в 2014 году, когда один высокопоставленный дипломат обратился к США с предложением.

Замир Кабулов, заядлый курильщик и бывший агент КГБ, курировавший связи Москвы с Афганистаном с 1980-х годов, спросил, согласится ли Вашингтон на тайные переговоры о будущем страны с Россией, Ираном и рядом других стран.

Для чиновников США переговоры со странами, среди которых были давние противники, представлялись затруднительными в период напряженных отношений из-за действий Москвы на Украине и поддержке Тегераном боевиков на Ближнем Востоке. По словам бывших чиновников, союзников по НАТО пришлось бы держать в неведении, поскольку они, вероятно, захотели бы принять участие.

Но благодаря этой инициативе появилась возможность удерживать соперников, по выражению одного из чиновников, «скорее в игре, чем вне игры».

Кэмерон Мунтер (Cameron Munter), бывший посол США в Пакистане, который теперь принимает участие в дискуссиях с россиянами, заинтересованными в Афганистане, сказал, что кампания влияния Москвы в ее основе предполагала уважение.

«Они считают, что их унизили в 1991 году, и они хотят вернуться за стол переговоров, — сказал он. — Они добиваются справедливости и будут продолжать предлагать идеи по Афганистану».

Примерно в то время, когда действия Кабулова приобретали законченные черты, сотрудники американской разведки начали отмечать все больше сообщений о том, что талибы получают оружие или финансирование от российского правительства. Представители российских властей традиционно опровергают эти утверждения, а некоторые из них обвиняют США в укреплении позиций и росте влияния «Исламского государства» в Афганистане.

«Влияние ИГИЛ растет в основном благодаря американским спецслужбам в Афганистане, — заявил Франц Клинцевич, член верхней палаты российского парламента и ветеран советской войны. — Они создают в Центральной Азии неразбериху, и это оказывает огромное давление на Россию».

«Я прекрасно знаю, что американцы делают в Афганистане, — сказал он. — Они там не воюют против ИГИЛ. Они себя охраняют».

По словам высокопоставленных американских чиновников, русские поставляют боевикам «Талибана», а также полевым командирам и другим группировкам, ограниченное количество стрелкового оружия, в основном автоматы Калашникова, чтобы облегчить взаимодействие.

«Когда я приехал сюда два года назад, мы не видели деятельности такого масштаба», — сказал Николсон в недавнем интервью в Кабуле.

Как говорит Джеймс Доббинс (James Dobbins), бывший высокопоставленный американский дипломат, русские дают понять Вашингтону, что «с ними может быть еще сложнее, если они захотят, так что не надо доводить их до крайности».

Чиновники заявили, что правительству США не хватает подробных, надежных разведданных о том, что может происходить, отметив, что им известна только неофициальная информация об оружии. По их словам, разведывательно-информационная картина остается нечеткой, поскольку средства наблюдения сосредоточены в другом месте и потому, что задачу усложняет шпионская деятельность русских.

Однако представители американских властей признают, что вся помощь, которую Россия оказывает талибам поставками оружия, никак не повлияла на конфликт — отчасти потому, что стрелковое оружие легко достать.

«Неважно, идет ли речь о 10 автоматах Калашникова или о 10 тысячах, главная идея такова: “Мы по-прежнему участвуем. Мы по-прежнему имеем значение”», — говорит бывший американский чиновник.

Некоторые официальные лица обеспокоены тем, что выражения тревоги Москвы по поводу «Исламского государства» могут создать предпосылки для одностороннего военного вмешательства.

Эти опасения усилились на фоне заявлений афганских властей о том, что Россия или Таджикистан стоят за загадочным инцидентом, произошедшим в августе, когда неизвестный самолет бомбил позиции боевиков на севере Афганистана. Обе страны обвинения опровергают.

«Странные заигрывания» с талибами

Еще в 2014 году, когда Россия планировала новую дипломатическую инициативу с участием США и других стран, американские чиновники начали замечать, что разведслужбы все чаще сообщают о том, что чиновники назвали «странным заигрыванием» России с боевиками «Талибана». В основном это происходило в северном Афганистане, где у Москвы были тесные связи с таджикскими и узбекскими группировками.

Целью, по словам чиновников и аналитиков, было укрепить силы подразделений, воюющих с «Исламским государством», и добиться того, чтобы в случае захвата власти «Талибаном» у России уже была бы налажена связь с руководителями.

«Они думают, что талибы способны удержать свои позиции», — говорит Барнетт Рубин (Barnett Rubin), бывший американский чиновник, который вел переговоры с российскими специалистами по Афганистану.

По словам нынешних и бывших чиновников, российские власти считают, что эта организация боевиков изменилась и больше не представляет угрозы для российских интересов. А «Талибан», как и Россия, выступает против длительного военного присутствия США и рассчитывает уничтожить «Исламское государство».

Американские чиновники, которые периодически встречались с представителями талибов, не возражали против контактов русских с талибами, но опасались, что благодаря зарождающимся отношениям России с «Талибаном» боевики почувствуют себя достаточно уверенно, чтобы отказаться от мирных переговоров. По их мнению, это может также поставить под сомнение действия США за счет преувеличения способности Москвы влиять на ход событий в стране.

«Именно так русские используют восприятие в своих интересах, — говорит бывший чиновник. — Чтобы добиться стратегического результата, им даже не надо особо стараться».

Ричард Олсон (Richard Olson), который при Обаме был спецпредставителем США в Афганистане и Пакистане, сказал, что другие страны также предпринимают действия, чтобы подстраховаться, поскольку они пытаются защититься от возможного срыва переговоров.

«У всех в регионе есть свои связи с “Талибаном”, поэтому США должны добиваться урегулирования, в котором будут участвовать все эти игроки», — сказал он.

В августе 2014 года, когда США и их европейские союзники ввели против России постоянно ужесточаемые санкции за аннексию Крыма и поддержку сепаратистов на востоке Украины, небольшая группа американских дипломатов села в самолет и отправилась в Москву.

По мере резкого усиления напряженности между США и Россией дипломаты получили специальное разрешение от Белого дома на участие в первой встрече в Москве, где состоятся инициированные Россией переговоры. Они получили указания: хранить встречу в тайне и оставаться на ней только до тех пор, пока это необходимо.

Переговоры, проходившие в гостевом доме МИД, в которых также участвовали Пакистан, Индия, Китай и Афганистан, курировал Кабулов.

Американские дипломаты увидели в Кабулове — с его грубоватым юмором, склонностью к пьяным посиделкам и готовым перечнем ошибок, совершенных Америкой за рубежом, бескомпромиссного сторонника холодной войны.

Этот ветеран дипломатии в 1980-е и в 1990-е годы служил в советском посольстве в Кабуле и после поражения талибов в 2001 году вернулся в Афганистан уже в качестве посла России. Он был одним из немногих иностранцев, которые в 1990-е годы встречались с Мохаммедом Омаром (Mohammad Omar), одноглазым лидером талибов, во время переговоров об освобождении захваченного в плен российского экипажа Ил-76.

По словам Джонни Уолша (Johnny Walsh), бывшего чиновника Госдепартамента, занимавшегося вопросами Афганистане, инициатива Кабулова полезнее многих других дипломатических усилий, поскольку ее рамки были достаточно узкими и не позволяли вести предметную дискуссию, а также предполагала достаточную секретность, не позволявшую рассчитывать на какую-то откровенность».

Но по мере нарастания напряженности по более серьезным вопросам российско-американских отношений официальным лицам стало все труднее встречаться.

Несмотря на заявления президента Трампа о поддержке Путина, его администрация ввела в отношении Москвы новые санкции — последние из них были введены в связи с покушением, совершенным в этом году в Великобритании с использованием нервно-паралитического вещества. Она также заняла более жесткую позицию по Ирану, что вдвойне затрудняет дальнейшие переговоры.

С момента вступления Трампа в должность американские и российские чиновники встречались несколько раз, чтобы обсудить Афганистан, но Вашингтон отказался принимать участие в предложенных (а затем отмененных) переговорах в Москве в сентябре с участием талибов.

Как и в случае с предложением Москвы провести встречу с представителями «Талибана», мало кто из представителей властей США рассчитывал на то, что инициатива Кабулова позволит мгновенно урегулировать конфликт. Однако неспособность ключевых держав объединить свои усилия и определить курс на достижение мира показывает, в какой степени Афганистан по-прежнему остается заложником и зависит от решения более серьезных глобальных проблем.

Лорел Миллер, которая до прошлого года занимала пост спецпосланника США в Афганистане, заявила, что в долгосрочной перспективе Россия и другие страны, участвующие в переговорах, проходящих по инициативе российского дипломата, будут играть центральную роль в укреплении стабильности — или ее подрыве.

«Соединенные Штаты вряд ли смогут достичь своих целей по причине препятствий со стороны этих стран, — сказала она. — Не стоит забывать, что Афганистан находится по соседству с ними, а не с нами».

* террористическая организация, запрещенная в России

Россия. Афганистан > Армия, полиция > inosmi.ru, 14 октября 2018 > № 2759112

Полная версия — платный доступ ?


Сирия. Россия. Ливан > Армия, полиция > inosmi.ru, 12 октября 2018 > № 2759151

Al-Binaa (Ливан): Военные и политические условия обеспечили реализацию сделки по С-300

Автор ливанского «Аль-Бинаа» отвечает всем, кто сомневается в законности решения Москвы поставить Сирии С-300. Россия вооружает союзное государство, которое подвергается повторной иностранной агрессии со стороны Израиля и сводит к минимуму ответную реакцию. Кроме того, присутствие террористов в Сирии теперь очень ограничено, что исключает возможность попадания С-300 в их руки.

Саад Алла Аль-Халиль (Saad Alla Al-Halil), Al Binaa, Ливан

Министр обороны России объявил о доставке на территорию Сирии российской ракетной системы С-300. Тем самым можно заявить о реализации российско-сирийской сделки, которая была заключена ещё в 2013 году. За последние пять лет американцы, израильтяне и турки неоднократно вмешивались, чтобы заблокировать реализацию данного соглашения, однако за этот период произошли определенные военные события, которые проложили путь к завершению сделки. В частности, возымели эффект военные и политические факторы. Ракетная система появилась в Сирии, несмотря на серьёзные возражения со стороны осей войны, а также несмотря на то, что сначала заявление Москвы последовало в качестве прямой реакции на крушение российского самолета Ил-20 и роль израильских истребителей, которые хотели устроить ловушку, результатом которой стало крушение самолёта и гибель экипажа на его борту.

За последние пять лет Россия обеспечила себе необходимые условия, которые обусловливали эффективность и функционирование ее противовоздушной системы по мере того, как вооруженные террористические группировки теряли зоны влияния на протяжении всей сирийской географии. Сегодня это влияние максимально сократилось по сравнению с картой подконтрольных им территорий на 2013 год, на который приходится пик присутствия террористических группировок в Сирии, в том числе в ключевых районах, ведущих к крупным городам, таким как Дамаск, Алеппо, Хомс, а также к восточным и северным регионам страны. В связи с этим в тот период было невозможно развернуть ракеты так, чтобы отсутствовала возможность их попадания в руки этих террористических групп, что является красной линией для России и Сирии.

Сирийские войска обучают работе на С-300. «Нет, да, нет, нет, да, нет, да, да, нет, нет, да, да, нет»

Характер боевых действий и противостояния также изменился за последние пять лет, и это сыграло главную роль в реализации сделки. Вооруженные террористические группировки сосредоточены в Идлибе, и прямое военное противостояние с организацией «Исламское государство» (запрещена в РФ — прим. ред.) ограничивается небольшими районами в сирийской Эль-Бадии. Это выявило истинные причины нападений на Сирию и продемонстрировало, что их целью была не только поддержка террористических группировок, чей проект согласуется с сионистским проектом в стратегических или тактических союзах, но также разрушение военной инфраструктуры сирийского государства и препятствование любым реальным усилиям по возвращению Сирии к ее эффективной роли в противостоянии с Израилем. Так, целью всех ударов становились объекты сирийской военной инфраструктуры и исследовательские разработки, которые находятся далеко от зон, подконтрольных террористическим группировкам. Реализацию соглашения по поставке системы С-300 нужно рассматривать в контексте возвращения сирийской системы противовоздушной обороны к ее роли в противостоянии угрозам израильского агрессора, и данный шаг не противоречит международным правилам в области вооружений, которые позволяют странам принимать необходимые меры в целях военного сдерживания. Именно это придаёт политическую и военную легитимность российскому решению вооружить союзное государство, которое подвергается повторной иностранной агрессии и сводит к минимуму ответную реакцию.

Министерство обороны США ограничилось тем, что описало этот шаг как безответственный и предоставляющий дополнительное прикрытие для действий Сирии и Ирана на сирийской территории. Анализ ситуации в американской прессе обусловил ожидания, что Вашингтон увеличит масштаб использования истребителя-невидимки Ф-22 (F-22) и самолеты Ф-16Си-Джи (F-16CG) для противостояния радарам, как сообщила газета «Драйв» (The Drive). Однако газета проигнорировала то, что опубликовал журнал «Нэшнл интерест» (The National Interest), который пишет об опасениях американской разведслужбы касательно того, что Россия намеренно использовала истребители Су-30СМ и Су-34, чтобы раскрыть секреты американских самолётов Ф-22 с помощью устройств наблюдения и радиолокационного излучения. Российский радиолокатор раскрыл секреты этих самолетов перед поставкой ракет С-300, в то время как израильский ответ ограничился тем, что министр обороны Авигдор Либерман подтвердил, что военные операции в Сирии продолжатся, несмотря на поставку ракет. Это заявление — не более чем упрек и не подразумевает каких-либо реальных действий. Возможно, израильское участие в крушении самолёта снизило резкость риторики в отношении российского решения. Так, министр обороны Израиля Авигдор Либерман ограничился тем, что выразил недовольство по поводу прибытия в Сирию российской ракетной системы С-300, подчеркнув, что ее военные операции против Сирии продолжатся, несмотря на любые изменения на земле. Поэтому израильские и американские ответные действия не так серьёзны по сравнению с их обычным поведением вследствие недавних событий.

Если говорить о политической стороне произошедшего, то сделка состоялась после того, как в течение последних пяти лет были исчерпаны все международные попытки урегулирования сирийского кризиса как в Женеве, так и Астане, а также все остальные инициативы. Двумя главными направлениями политической работы являются поддержка борьбы с «Исламским государством», а также соглашение о разоружении в Идлибе в качестве прелюдии к завершению работы по реализации сочинского соглашения, заключённого между сирийцами. Эта работа началась с усилий по созданию Конституционного комитета, который, как представляется, предпринимает серьезные шаги на фоне приостановки политических действий для достижения прогресса в деле завершения военных действий. Тем временем изоляция вооруженных террористических групп в Идлибе в качестве финальной битвы становится требованием даже в большей степени для врагов Сирии, нежели ее друзей. Министр иностранных дел Сирии Валид Муаллем подтвердил, что судьба боевиков в Идлибе будет решена: они должны будут покинуть сирийскую территорию так же, как они вступили на неё — через Турцию, либо будут депортированы в Афганистан, как предполагают многие государства, или же будут уничтожены в битве за Идлиб из-за страха этих стран перед тем, что они могут вернуться на родину.

Военные и политические условия, которые Сирия и их союзники успешно преодолели за последние пять лет, обеспечили завершение сделки по поставке системы противовоздушной обороны С-300 с последствиями, которые, безусловно, будут иметь серьёзное влияние в будущие десятилетия.

Сирия. Россия. Ливан > Армия, полиция > inosmi.ru, 12 октября 2018 > № 2759151


Азербайджан. Армения. Грузия. ЕАЭС. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > dn.kz, 12 октября 2018 > № 2755544 Юрий Сигов

Кавказский ветер перемен

Вокруг Нагорного Карабаха может вспыхнуть полномасштабная война, а Грузия станет еще активнее проситься в НАТО

Юрий СИГОВ, ВАШИНГТОН

Наверное, нигде, кроме региона Большого Кавказа, не возникало столько проблем и конфликтов после распада СССР. Какие-то из них на время затихали, какие-то вспыхивали с новой силой до полномасштабного военного столкновения. А какие-то не только так и не нашли за эти годы своего решения, но и грозят перевернуть весь регион еще не раз с ног на голову фактически в любой момент. Вспомните, что творилось еще сравнительно недавно в Чечне и Ингушетии, в Абхазии и Южной Осетии, в Нагорном Карабахе и вокруг него. А ведь есть еще непримиримая ненависть Азербайджана и Армении, полное политическое затмение между Россией и Грузией, а также наличие двух мало кем признанных республик в регионе и одной - никем непризнанной, кроме Армении.

Также, думаю, показательно, что за все это время кто только не пытался и под "каким соусом" решать кавказские проблемы. Создавались какие-то никому не нужные и ни на что не влияющие переговорные группы, посылали десятки наблюдателей, советников и помощников разных третьесортных чиновников. Проводились даже многочисленные встречи на высшем уровне - что между президентами и премьерами самих конфликтующих сторон, что при помощи разного рода "доброжелателей". И что? Да все то же самое - регион остается крайне взрывоопасным, новая полномасштабная война там может вспыхнуть в любой момент. А каким образом из этого всекавказского тупика выбираться - неведомо никому.

К тому же в последние несколько месяцев усилились на Кавказе сразу три очень любопытные тенденции. Первая - Азербайджан стал очень даже сильно заигрывать с Россией, считая, что время освобождать Нагорный Карабах "как раз пришло". Армения же, напротив, от России теперь будет все дальше отдаляться, и, скорее всего, именно это может привести к новой войне вокруг Нагорного Карабаха. А Грузия сделает все возможное, чтобы как можно быстрее если не полностью вступить в ряды НАТО, то как минимум добиться размещения на своей территории воинских подразделений этого альянса.

Баку намерен решить проблему Карабаха. И ничто его на этом пути не остановит

Как известно, Азербайджан не просто находится с 1994 года в состоянии "временно приостановленной войны" с Арменией, но и неоднократно выражал желание вернуть себе непризнанную Нагорно-Карабахскую республику (которая поддерживается только Арменией и многочисленной армянской диаспорой по всему свету). Соответственно под это все прошедшие годы Баку закупал новейшее оружие (в том числе и у России - якобы союзника Армении), готовил свои вой-ска к возвращению силой утраченных в войне 1992-94 годов земель. А также стремился добиться полной дипломатической изоляции Еревана на международной арене именно из-за оккупации Нагорного Карабаха.

В свою очередь Армения называла Азербайджан "агрессором", обещала отразить любые атаки на Карабах, и с помощью главным образом денег, собираемых по всему миру армянской диаспорой, наладить в Карабахе нормальную, обычную жизнь для тех, кто там остался (а это - практически стопроцентно только армянское население). Также надо помнить, что Армения все это время была активным членом ОДКБ (куда Азербайджан не входит), плюс на ее территории размещены примерно пять тысяч российских военнослужащих.

Что, по расчетам официального Еревана, должно было гарантировать безопасность Армении как в случае возможного нападения со стороны Азербайджана, так и соседней Турции. То, что сама российская военная база именно в боевом отношении вряд ли будет участвовать в потенциальных сражениях между армиями Армении и Азербайджана, принималось за данное изначально. А вот Турцию эта база якобы могла бы "мирно отвадить" помогать Азербайджану в случае возникновения военного конфликта на Кавказе. И даже если учесть, что по своей мощи эта база может быть теми же турками довольно быстро уничтожена, это было бы уже объявлением войны не Армении, а России - а это совсем другие последствия и возможное развитие дальнейших событий.

Теперь же ситуация меняется в регионе довольно существенно. Прежде всего, видя весьма открытые и недвусмысленные по своей сути действия нового армянского руководства по отношению к России, в Азербайджане решили, что лучшего шанса для возвращения Нагорного Карабаха не дождаться. Президент Ильхам Алиев зачастил с визитами в Россию, Азербайджан подал заявку на статус наблюдателя в ШОС (хотя вся эта чисто канцелярская возня - просто пустая трата времени: ни сама организация эта в мире ни на что не влияет, да и статус "наблюдателя" в ней - так, лишняя должность для пары соответственных чиновников из МИДа).

К тому же ШОС находится практически под контролем Китая, и любые, даже минимальные заявления или решения этой структуры без ведома китайцев не принимаются. А до проблем Кавказа Пекину (по крайней мере, на данном этапе)- как до очень блекло мерцающей в небесах планеты на самой дальней орбите. Что касается нового "Шелкового пути", то китайцы его продолжат прокладывать и без Азербайджана с Арменией, до которых им нет никакого дела. Да и влезать в меж- армянско-азербайджанские разборки по Карабаху Пекин явно не станет.

Другой вопрос - это попытка войти в Евразийский союз, где Армения уже состоит, а Азербайджан она ни при каких условиях обещает туда не допустить. Или ОДКБ, в которой Армения вроде как играет одну из ведущих ролей (по крайней мере, чисто номинально). А вот Азербайджан по своим границам окружен именно странами, принадлежащими этой организации. И лишь с Грузией и Ираном у него относительно "нейтральные" границы. Так вот ни в одну из этих структур Баку вступать не намерен, но зато самым активнейшим образом развивает в последние месяцы отношения с Турцией. Которая уже пообещала в случае резкого обострения ситуации вокруг Нагорного Карабаха "принять соответствующие меры".

В этой обстановке основная ставка Азербайджаном будет делаться именно на то, что у России сегодня пусть и "сквозь зубы", но сохраняется некое подобие взаимодействия с Турцией (о сотрудничестве речи даже быть не может) по Сирии. А с другой, значительно - причем на высшем уровне - ухудшаются отношения между Россией и Арменией. И в этом случае судьба Нагорного Карабаха при расширении конфликта в регионе выглядит уже далеко не так однозначно, как это было еще в начале нынешнего года.

Армения рвется в Европу (точнее, ее руководство). Ну как ей это можно запретить?

Крайне специфически, если не сказать больше, развиваются нынче отношения России и Армении, а также контакты Еревана с Европой. После смены власти в этой кавказской республике налицо две тенденции. Одна - явное стремление армянского нового руководства, которое было приведено к своим должностям не просто "улицей", а влиятельной армянской диаспорой (особенно проживающей в США и Франции) сделать ставку на развитие полномасштабных отношений с Европой. Первую скрипку в этом процессе уготовано сыграть Франции, да к тому же нынешняя сессия международной организации Франкофонии проводится именно в Ереване.

Параллельно с этим армянское руководство делает все возможное, чтобы показать свой именно политический отход от поддержки России на любых международных плошадках. Это и отмена празднования Дня Победы 9 Мая (зачем, если в Европе его отмечают 8 мая?- говорят в Ереване). Это и готовность Армении присоединиться к антироссийским санкциям коллективного Запада по так называемому "делу Скрипаля" (это, кстати, будет за исключением Украины первый случай, когда ближайший союзник (вроде бы) России на постсоветском пространстве присоединится к санкциям против Москвы!)

Армянский руководитель Пашинян недавно буквально "выцыганил" у "доброго российского президента" самые низкие цены на закупку газа на всей постсоветской территории (они такие у России только для Белоруссии, но с ней и отношения иные). К тому же Армения выразила готовность расширять свое сотрудничество с НАТО, хотя и входит в ОДКБ, где играющая главную роль Россия для этого самого Североатлантичесокго альянса - враг номер один.

Не все так просто в этой связи и в вопросе будущего Нагорного Карабаха. Нынешний армянский руководитель выступает за то, чтобы включить его в состав Армении, а та самая Минская группа (она состоит из представителей России, ЕС и США) по-любому ни на что не влияет, проблему не решает, и вся эта "непризнанность" Нагорно-Карабахской республики может продолжаться десятилетиями. Так зачем, спрашивается, этот политический спектакль до бесконечности затягивать, если можно просто включить Нагорный Карабах в состав единой Армении?

То, что за этим последует полномасштабная военная операция со стороны Азербайджана (и не исключено - Турции), похоже, армянским начальством пока не особо принимается во внимание. Но то, что в этом случае российская военная база будет защищать армянские интересы в регионе - еще очень большой вопрос. И чем дальше первые лица в Ереване будут "приближаться к Европе", тем больше шансов на то, что они поставят на карту само существование Армении как независимого государства (с Карабахом или без такового).

Тбилиси с удовольствием бы присоединил Грузию в качестве 51-го штата США. Но Америка далеко, а Европа как-то не особо стремится на ее защиту от "российской агрессии"

Несколько особняком в кавказских делах стоит Грузия. Начнем с того, что это единственная постсоветская страна, которая разорвала дипотношения с Россией и вышла из СНГ (даже Украина при всей риторике тамошнего руководства ни на то, ни на другое пока не идет). Также показательно, что Грузия - единственная республика на Кавказе, которая официально закрепила в своем политическом курсе стремление вступить не в какую-то оторванную от реалий "единую Европу", а именно в НАТО.

Важно и то, что Грузия пытается использовать любые возможности взаимодействия с НАТО по всем каналам - от участия в рядах войск коалиции в боевых действиях в Ираке и Афганистане до перехода на натовские форматы вооружений, размещение у себя на территории отдельных объектов под натовской "крышей". И обучения своих курсантов и офицеров в натовских высших военных учебных заведениях.

Принципиально и то, что натовское руководство уже не снимает с повестки дня "грузинский вопрос о вступлении" по причине неурегулирования территориальных проблем, которые имеет Грузия (а так именуется существование независимых под российским патронажем Южной Осетии и Абхазии). То есть если полного членства в НАТО Тбилиси, скорее всего, пока не дождется, то некое "промежуточное положение" в структурах альянса она вполне может заработать.

А это, в свою очередь, даст возможность Грузии не просто более тесно интегрироваться в натовские военные структуры, но и размещать на своей территории воинские подразделения альянса. Да, это вызовет соответствующую реакцию со стороны России, но тогда ей уже придется ссориться (хотя куда уж более!) не столько с самой Грузией, сколько с самим НАТО и теми "тяжеловесами" по типу США, Германии или Франции, которые там всем заправляют.

С точки зрения чисто региональной политики, у Грузии очень хорошие отношения с Азербайджаном. Она получает оттуда нефть и газ и в отличие от Армении практически не зависит вовсе от поставок энергоносителей из России. Нормальные отношения у Тбилиси и с Казахстаном. А вот с Арменией они больше похожи на чисто соседские (хотя были времена, когда население Тбилиси почти на 60 процентов состояло из этнических армян). И в случае новой вспышки конфликта вокруг Нагорного Карабаха Грузия, скорее всего, будет на азербайджанской стороне.

Также показательно, думаю, и то, что в Грузии очень сильно за последние 10-15 лет усилились позиции Турции. В Аджарии турецкие рабочие возводят целый комплекс инфраструктурных объектов, в некогда чисто христианской республике стремительно увеличивается число ьмечетей. А граница между Батуми и турецкими КПП - одна из самых загруженных на всем Кавказе.

Немаловажен здесь и чисто энергетический аспект всей кавказской мозаики. Для Азербайджана именно Грузия- самый быстрый, надежный и удобный транзит энергетических ресурсов в Турцию и далее в Европу. Если когда-нибудь и при каких-то властях удастся перебросить центральноазиатские энергетические ресурсы под дном Каспия к берегам Азербайджана, то опять-таки именно Грузия и ее порты станут в этом деле главными перевалочными пунктами.

И без Нагорного Карабаха территорию Армении все что существующие, что планируемые на Кавказе энергетические маршруты обходят. Поэтому новому руководству Армении придется приложить огромные усилия, если страна хочет как-то к "большой энергетике Кавказа" каким-то концом прислониться. Но ценой этому может стать возвращение Азербайджану Нагорного Карабаха, чего ни один армянский руководитель - что пророссийски настроенный, что ее не переваривающий - допустить не решится. А значит, Грузия по-прежнему может оставаться главным транзитным игроком в "большую энергетику" региона, даже если в Нагорном Карабахе вновь вспыхнет большая война.

В любом случае на Большом Кавказе грядут серьезные изменения, которые неизбежно затронут и интересы стран Центральной Азии. Это не только энергетика, но и взаимодействие в различных постсоветских организациях, включая военно-политические и экономические интересы. А соответственно, и стремление как можно дальше уйти от всего постсоветского и как можно быстрее состыковаться с чем-то "едино-европейским и североатлантическим" - скорее всего, долгосрочный курс всей кавказской тройки государств. Которые еще сравнительно недавно в историческом измерении жили совсем другой жизнью и прямо противоположными нынешним планами на будущее...

Азербайджан. Армения. Грузия. ЕАЭС. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > dn.kz, 12 октября 2018 > № 2755544 Юрий Сигов


Украина. США > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 11 октября 2018 > № 2759183

Апостроф: У президентов Украины есть «бронежилет», который развязывает им руки для преступлений

Размах коррупции на Украине достиг в последнее время такого уровня, что стал темой обсуждения в ЕС и США. В интервью «Апострофу» народный депутат Украины Сергей Лещенко рассказал о причастности США к коррупции на Украине, и о том, почему Порошенко пытается ликвидировать антикоррупционное бюро до того, как уйдет с поста президента.

Екатерина Шумило, Апостроф, Украина

Апостроф: Сергей, в США продолжается суд над Полом Манафортом, бывшим политтехнологом Виктора Януковича. Как считаете, достаточный ли резонанс это дело получило на Украине?

Сергей Лещенко: Речь идет о «черной бухгалтерии» Партии регионов. Это рукописные документы, манускрипты о том, как нелегально тратились сотни миллионов долларов на политику во времена Януковича — сначала, когда он был премьер-министром, лидером оппозиционной партии, а потом уже президентом.

Дело Манафорта касается нарушения Манафортом американских законов, он предстал перед американским правосудием как гражданин Америки. Украина здесь стала толчком для расследования. Я бы сказал, «черная бухгалтерия» послужила точкой входа следствия в эту историю. То есть его фигурой заинтересовались, когда появилась эта «черная бухгалтерия» и его упоминания в ней. И искать его нелегальные доходы начали после того, как эта «черная бухгалтерия» была опубликована, в том числе с моим участием. Но осужден он, как вы знаете, за уклонение от уплаты налогов.

Думаю, что Манафорт в Америке стал ценным источником информации для прокурора [Роберта] Мюллера в его главном деле, которое касается вмешательства России в американские выборы, влияния россиян на Дональда Трампа. Манафорт присутствовал на той легендарной встрече в Трамп-Тауэр, на которой был сын Трампа и россияне, в открытых источниках есть упоминание о том, что Манафорт вел определенные записи на этой встрече, они зашифрованы, и никто другой не смог их расшифровать. Наверное, это часть договоренностей касательно Трампа между Манафортом и Мюллером. Чем это закончится, можно только предполагать. Ясней станет после выборов в Америке в ноябре этого года. Если демократы получат контроль над Конгрессом, они смогут начинать процедуру импичмента, это вполне вероятно.

Здесь Украина послужила точкой отсчета для большого расследования. Жаль, что украинская коррупция рассматривается в американском суде. Но это ведь не первый раз, началось еще с дела [Павла] Лазаренко 20 лет назад. Надеюсь, когда-то и на Украине это станет так же быстро и эффективно расследоваться, коррупционеры или нарушители закона будут нести наказание, украинские граждане будут получать достойное правосудие.

— Почему не расследуются дела против фигурантов «черной бухгалтерии» на Украине? Мы понимаем, что для США важно расследовать дело Манафорта. Почему украинскую сторону не интересуют украинские политики в том списке и природа уплаченных денег политтехнологу?

— Манафорт — гражданин Америки, он нарушал американские законы, уклонялся от уплаты налогов, поэтому он осужден в США. Украина не может судить за его нарушения.

Насколько я знаю, сейчас «черная бухгалтерия» — это часть следствия, которое ведет Департамент специальных расследований ГПУ. Предъявлены подозрения братьям Калюжным, которые вели «черную бухгалтерию». Один из эпизодов — это платежи, которые осуществляли из бюджета Украины американской компании «Скаден», там подозрения уже предъявлены [экс-министру юстиции Александру] Лавриновичу, дело в суде. Правда, полтора года судьи затягивали предварительное заседание. Компания «Скаден» ведь тоже связана с Манафортом, его дочь работала в этой компании, когда «Скаден» привлекали к так называемому «независимому аудиту» по делу [Юлии] Тимошенко, за что Украина заплатила миллион долларов из бюджета. Эти деньги были потрачены незаконно, якобы это готовилась позиция для Европейского суда по правам человека, хотя на момент, когда этот вывод был подготовлен, все сроки рассмотрения этого дела в ЕСПЧ уже вышли. Я думаю, что у главы компании «Скаден», американского юриста [Грегори] Крейга тоже будут проблемы, его привлекут по этому делу, потому что часть денег он получал нелегально от Манафорта, часть денег — из украинского бюджета.

— В так называемом списке Манафорта фигурирует множество известных фамилий: Сергей Левочкин, Сергей Тигипко, Борис Колесников, Ринат Ахметов и другие. Кто еще из украинских политиков может быть в этом списке? В СМИ гуляла информация, что якобы лидер «Свободы» тоже как-то причастен.

— Я могу подтвердить, что «Свобода» фигурирует в «черной бухгалтерии» Партии регионов и не в самом лучшем свете. Это расследовать невозможно, потому что фигуранты, как я понимаю, сбежали из Украины, скорее, может быть политическая оценка.

Моя просьба, которую я выражаю публично, чтобы всю «черную бухгалтерию» Януковича опубликовали как она есть — от первой до последней страницы. Я кое-что видел оттуда, и то, что я видел, меня поражает. Опубликовано совсем немного, целостной картины нет. А в тех документах есть конкретные депутаты, которые получали огромные суммы за переход в Партию регионов, конкретные суммы судьям, членам Центральной избирательной комиссии, чтобы признать Януковича президентом. Конкретные суммы платились даже некоторым иностранным политикам, которые на тот момент были на должностях. Упоминается Тягнибок и «Свобода». Я бы хотел, чтобы эти документы были опубликованы рано или поздно. Но мне кажется, следствие еще не потеряло надежды расследовать какие-то эпизоды из этого дела. Повторюсь, там более 800 страниц.

— Могут ли Украина и США в этом деле как-то сотрудничать?

— Насколько я знаю, украинская прокуратура направляла запросы в ФБР, но не получала ответа. Они просили о допросе Манафорта и Крейга, главы компании «Скаден», которая довела Лавриновича до уголовного дела. Но допросов не было. ФБР действует достаточно абстрагировано, только в своих интересах. Всю информацию берут, но никакой не дают. Я им лично передавал документы, которые касаются перевода 750 тысяч долларов Манафорту со счета белизского офшора, который был открыт в киргизском банке. У них эти документы есть, в том виде, в котором я их получал, то есть оригинал.

— Если в списке есть конкретные фамилии депутатов, то в чем сложность провести расследование?

— Это нужно спрашивать у сотрудников Генеральной прокуратуры, которые ведут дело «черной бухгалтерии», насколько они могут продвинуться. Какие это были переводы? Наличные или безналичные? Скорее всего, наличные. Не имея в руках Калюжного, который, по моим данным, вел эту «черную бухгалтерию», доказать это очень сложно, это только мои допущения.

— Давайте перейдем к следующей теме. Что вы думаете о конфликте между НАБУ и САП?

— Я не знаю, о каком конфликте идет речь, я вижу нападки на НАБУ со всех сторон. Тут нет конфликта НАБУ и САП, есть попытка создать такую картинку со стороны людей, которые обогащаются за счет коррупции, нынешних коррупционеров. Пытаются представить это как конфликт двух антикоррупционных органов, мол, они оба виноваты. Это то же самое, что говорить, что жертва насилия и насильник оба виноваты. Нет! Виноват тот, кто осуществляет агрессию в отношении безвинной жертвы. Здесь «агрессия» старых, коррумпированных органов по отношению к НАБУ.

Все знают, как САП во главе с Холодницким сливала информацию, давала доступ к материалам дела тем, против кого расследовали дела в НАБУ, генпрокурор Луценко пытался подготовить на Сытника подозрение, СБУ возбуждает дела против набушников. [Первый замглавы СБУ Павел] Демчина открыл дело в отношении детектива, который расследовал его незаконное обогащение, то есть исполнял свои служебные обязанности. МВД тоже против НАБУ проявляло агрессию. Все видели, как водили титушек, которые были сотрудниками МВД, в суд и какие нападки были со стороны титушек на НАБУ, как они защищали Холодницкого, когда был митинг под САП. Вся старая коррумпированная правоохранительная система сплотилась против НАБУ — единственного правоохранительного органа, неподконтрольного власти. НАПК полностью уже легло под Банковую, САП — на крючке. Поэтому единственное, что осталось, — это НАБУ.

План Порошенко понятен и читается на раз-два. Пока он президент — ему нужно уничтожить НАБУ. У него должен быть план «Б» на случай, если он проиграет выборы. В случае поражения на выборах им сразу займется НАБУ. Даже если они этого не хотят, давление общества заставит наказать всех, кто был при власти. Как только Порошенко потеряет иммунитет, запрос общества будет велик. Закон прописан так, что НАБУ может заниматься только бывшими президентами. На нынешних действует процедура импичмента, которая не прописана. Это такой «бронежилет» для президентов, у них развязаны руки для любых преступлений. А как только они уходят с поста, НАБУ сразу может браться за расследование. Поэтому Порошенко делает все, чтобы к тому времени НАБУ было уничтожено, обезглавлено, дискредитировано — не важно.

— То есть дело не в самом Сытнике?

— Сытник оказался неподконтрольным, поэтому Банковой нужно, чтобы он ушел. Каким образом? Неважно. Либо убрать НАБУ, либо присоединить его к ГБР, либо сместить Сытника с должности — по итогам аудита или судом. Если нет Сытника, легитимность органа под вопросом. Нужно конкурс объявлять.

— Все-таки насколько вероятен сценарий снятия Сытника с должности в ближайшее время?

— Пока Порошенко — президент, ему нужно подготовить пути отступления. Ему нужно обезопасить свой уход. В случае проигрыша НАБУ должно быть уничтожено или должен уйти Сытник. Так что очень вероятный сценарий.

— А как будет осуществлен этот сценарий?

— Через аудит или через отстранение по решению суда. Именно поэтому Луценко занимается этим никчемным делом о разговоре Сытника с журналистками. Луценко нужно готовить подозрение Сытнику.

— Артем Сытник выступил с докладом о работе НАБУ за полугодие. Как оцените его продуктивность?

— Смотрите, вы производите конфеты, машины их развозят по магазинам, а магазины продают. Если у вас нет магазинов, то фабрика не виновата, что у вас бизнес не пошел. Это разные производственные цепи.

Когда они собрали фейковый митинг под антикоррупционным комитетом, там бедные бабушки стояли за 100-200 гривен. Там был человек, который прямо сказал, что отсидел за убийство 15 лет. Другая бабушка сказала, что она не знает, кто такой Сытник, ей заплатили деньги. Третий сказал, мол, мы просто бедствуем, нам дали деньги, мы стоим. Я спросил их: «Вы знаете, что Сытник не сажает, а сажает суд?» Сытник расследует и его ответственность заканчивается, когда подозрение согласовано или не согласовано Холодницким или его замами. САП сворачивает уже готовые дела, как по Демчине. Как можно обвинять Сытника в том, что Холодницкий свою работу не сделал, потому что он на крючке у Банковой, или в том, что продажные суды дело Насирова уже год не могут начать или затягивают дело Мартыненко? При чем здесь Сытник? Это то же, что вас обвинять в том, что метро плохо ходит или что троллейбусы старые. Это не ваша зона ответственности.

— Вы согласны, что ситуация с НАБУ и САП негативно влияет на всю цепочку антикоррупционных органов в стране, их функционирование?

— В первую очередь коррупция негативно влияет. А ситуация с НАБУ и САП (повторюсь, это не конфликт, это нападки на НАБУ со стороны коррумпированных органов) разрушает борьбу с коррупцией. В этом и цель, это не последствия. Цель — такую атаку начать, разрушить работу правоохранительных, антикоррупционных органов, дальше воровать деньги и подготовить пути отступления в случае проигрыша на выборах.

— Что делать, чтобы эта антикоррупционная цепочкой заработала?

— Как говорится, слона нужно есть по частям. Нужно защищать НАБУ, требовать снятия с Сытника обвинений. Нужно создавать честный, независимый антикоррупционный суд. Прокурор Холодницкий должен уйти, это очевидно. Это человек, который сливал дела и был сообщником подозреваемых в коррупции, поддерживал не детективов, а обвиняемых, поэтому он должен уйти с должности. Это не только украинское общество так считает, но и международное сообщество. Партнеры Украины дают деньги в это тяжелое время, а мы не способны свои собрать, потому что у нас сплошные коррупционеры, которые не сидят, а договариваются с прокурором. Наши партнеры говорят: «Мы же не благотворительная организация, мы собрали деньги наших налогоплательщиков и отдали Украине. Соберите в своей стране деньги. У вас прокурор — коррупционер? Так уберите его!» Их логика понятна. Эти товарищи должны уйти, а то я сомневаюсь, что даже деньги МВФ придут.

— А если убрать и Сытника, и Холодницкого, это решение может помочь?

— Я не вижу смысла. Какие претензии к Сытнику? Что он совершил? Он является жертвой насилия. Мы должны жертву посадить в тюрьму с насильником?

— Вы не голосовали за санкции против телеканалов «112 Украина» и NewsOne, почему? И что вы в целом думаете об этой ситуации?

— Парламент — это орган представительской демократии. Это не тот орган, который должен закрывать телеканалы, это не его компетенция. Парламент — это срез общества, это представители народа. И орган демократии точно не решает, какие каналы правильные, а какие — неправильные.

Если есть вопрос к каналу, в стране есть регулятор — Национальный совет по телевидению и радиовещанию во главе с [Юрием] Артеменко. Конечно, его распределили по группам влияния, Порошенко имеет контрольный пакет в этом регуляторе. Но при чем тут парламент? Зачем грязную работу давать в руки депутатов? Вы хотите разобраться? Обращайтесь в Нацсовет.

Насколько я понимаю, у каналов есть нарушения. У «112» точно. История со «112» вообще очень сомнительная. Было пять региональных пакетов, которые во времена Януковича отдали сыну Януковича, а тот отдал [экс-министру внутренних дел Виталию] Захарченко. Они создали из пяти региональных одну всеукраинскую компанию, таким образом обошли закон. Но это все должен рассматривать Нацсовет. Из того, что я знаю, на последнем заседании Нацсовета звучал вопрос о лицензии «112». Но глава комиссии сказал, что у него есть письмо СБУ, в котором просьба этот вопрос не рассматривать. Так пусть они решат между собой.

А парламент просто использовали. Первая цель — пропиарились псевдопатриоты, в частности «Народный фронт», который эту тему активно раскачивал. У них просто такой ворох коррупционных дел — Мартыненко, Поляков, Журило. И чтобы это от себя отстранить, они патриотами стали. Конечно же, через каналы они пытаются эту мантию патриота надеть. Вот они и раскачивают историю с телеканалами, чтобы перевести фокус своей идентичности. Второе — дали Порошенко дубинку от парламента. Теперь он пойдет договариваться с Медведчуком, разделят как-то сферу влияния на канале. Скажет: «Я тебя защищу от парламента, давай договоримся. Мы же уже договаривались по газу, по дизелю, по заправкам Glusco. Давай и сейчас сферу влияния поделим по каналам». Парламент сделал Порошенко подарок. В темную использовали депутатов.

Если есть подозрения в финансировании терроризма, то существует СБУ, которая является главным источником проекта санкционного списка. Это они предлагают список структур, которые потом с одобрения СНБО и подписью Порошенко идут под санкции. Но при чем здесь парламент?

— Как так оперативно удалось насобирать столько голосов?

— Видимо, ура-патриотическая риторика сработала. Мне понятно, что это за схема. С одной стороны — развод для лохов, с другой стороны — усилили президента, с третьей стороны — мы выглядим как страна непуганых папуасов, где парламент принимает решение закрыть каналы. Выглядит это очень глупо, но повторюсь: каналы имеют нарушения, эти каналы Порошенко давно хотел контролировать. Он пытается играть с людьми, которые контролируют эти каналы.

— Так почему не покажут нарушения, где доказательства?

— Порошенко это невыгодно. Он хочет их держать на крючке. Ему невыгодно их закрыть, ему выгодно, чтобы они за свои деньги показывали и рекламировали его.

— Вы думаете их не закроют?

— Я думаю, это способ для Порошенко шантажировать владельцев каналов. Он же хотел купить «112», есть записи в интернете, где его банкир [Макар] Пасенюк приходил на так называемые переговоры, он хотел эти каналы забрать. Не смог забрать — теперь будет контролировать редакционную политику. А чтобы за свои деньги не финансировать эту политику, подсадили на крючочек.

— То есть перед президентскими выборами Порошенко хочет взять под контроль все медиа?

— Да. Вот был у сына Януковича телеканал «Тонис». Янукович тогда решил построить свой медиахолдинг, не хотел зависеть от Фирташа и Ахметова. Кто чем занимался? Клименко занимался «Вестями». Арбузов занимался БТБ, банковским телевидением. А Саша Янукович — «Тонисом». Сейчас «Тонис» — это «Прямой» Порошенко. И «Радио Пятница» пытается Порошенко забрать. Все эти действия — попытка влиять на медиасреду. Тут выбор — или вступать в право собственности, или лучше не вступать и не давать денег, а просто контролировать, держа на крючке.

Украина. США > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 11 октября 2018 > № 2759183


Россия. США > Армия, полиция. Авиапром, автопром > inosmi.ru, 11 октября 2018 > № 2759182 Дейв Маджумдар

National Interest (США): По мнению России, американские истребители и бомбардировщики-невидимки — это «бумажная фикция»

В связи с поставками комплексов С-300 в Сирию, где они должны сразиться с истребителями-невидимками Ф-35, не утихают споры об эффективности технологии «стелс». Автор «Нэшнл интерест» задался вопросом: если Москва считает эту технологию бесполезной, то почему Кремль вкладывает миллиарды долларов в истребитель пятого поколения ПАК ФА и в бомбардировщик-невидимку ПАК ДА?

Дейв Маджумдар (Dave Majumdar), The National Interest, США

Даже если Кремль нашел способ одержать верх над американской техникой с низким уровнем демаскирующих признаков, со стороны Москвы было бы неразумно сообщать об этом своим противникам в Вашингтоне.

Почему Кремль вкладывает миллиарды долларов (рублей) в истребитель пятого поколения ПАК ФА и в бомбардировщик-невидимку ПАК ДА, если Москва считает технологию «стелс» бесполезной?

Недавно российские СМИ в ответ на написанную мною статью раскритиковали технологию «стелс», назвав ее бессмысленной. Они заявили, что самолет F-22 «Раптор» компании «Локхид Мартин» и единый ударный истребитель F-35 станут легкой добычей для современной российской ПВО. Моя статья явно задела за живое российских экспертов ПВО. Дошло до того, что бывший начальник штаба российских сил противовоздушной обороны генерал-полковник Игорь Мальцев заявил информационному порталу «Газета.ру» (Gazeta.ru), что технология «стелс» — это «бумажная фикция».

Тем не менее, русские продолжают тратить миллиарды долларов на разработку технологии малозаметности для самолетов ПАК ФА, ПАК ДА и крылатых ракет Х-101 и Х-102. Последние очень важны для обеспечения стратегического ядерного сдерживания. Но если технология «стелс» — это не более чем «бумажная фикция», то почему Москва беспричинно бросает на ветер миллиарды?

«Малозаметности далеко до невидимости, но если данный элемент авиационной техники пятого поколения „бумажная фикция", то почему Россия строит ПАК ФА, мечтает о ПАК ДА, и то же самое можно сказать о разработке китайских опытных образцов?— сказал научный сотрудник Центра военно-морского анализа Майкл Кофман (Michael Kofman), специализирующейся на российских вооруженных силах. — Вряд ли они просто решили потягаться в расходах с американской программой единого ударного истребителя».

Москва предполагает, что сможет использовать альтернативы высокочастотным РЛС, работающим в сантиметровых диапазонах (C, X и Ku), чтобы осуществлять пуски ракет по F-22 или F-35. Среди таких альтернатив командное наведение, инфракрасные, оптические системы и так далее. На самом деле, русские могли уже попытаться это сделать. Использовать командное наведение можно, поскольку оно весьма распространено. В то же время, систем ПВО дальнего действия с ИК-наведением или с оптическим наведением не существует.

Инфракрасное и оптическое наведение эффективны лишь на относительно небольших расстояниях. Это означает, что русским придется использовать низкочастотный радар, чтобы направить ракету, снабженную ИК или оптическим прибором обнаружения, в зону, где она сама сможет обнаружить цель. Это если им удастся разработать такую систему. Тем не менее, аналитики и представители военного ведомства говорят, что для противодействия подобной системе достаточно будет сменить тактику.

Как я уже писал на страницах «Нэшнл Интерест» и «Эвиэйшн Уик энд Спейс Текнолоджи» (Aviation Week & Space Technology), есть ряд западных экспертов, таких как полковник Майкл Петруха (Michael Pietrucha), которые ищут возможные способы борьбы с самолетами-невидимками при помощи РЛС, использующих УВЧ и ОВЧ. Однако, как отмечают эксперты ВВС США по технологии стелс и тактике ее применения, хотя теоретически идея Петрухи может дать результат, на практике она, скорее всего, окажется неосуществима.

«Я не могу аргументировать с конкретными фактами в руках — все это основы физики — но как мне кажется, было бы неправильно говорить, что разработка технологии „стелс" является пустой тратой денег. Могут быть созданы более современные системы, которые заполнят пробелы, но мы уже сделали стартовый рывок, — сказал мне один очень опытный эксперт по технологии малозаметности из ВВС США. — Плюс к этому, мы никогда не работаем в одиночку. РЭБ (радиоэлектронная борьба) — это другое дело, но и там идет подгонка систем. А что касается ракет с активной системой самонаведения, то пусть попробуют установить на них высокочастотную антенну».

Таким образом, даже если стелс-технология сегодня уже не столь результативна, как сразу после распада Советского Союза в начале 90-х, Москва, скорее всего, пока не располагает эффективными средствами противодействия F-22 и F-35.

Даже если Кремль нашел способ одержать верх над американской техникой с низким уровнем демаскирующих признаков, со стороны Москвы было бы неразумно сообщать об этом своим противникам в Вашингтоне. Кроме того, было бы вдвойне безответственно разбазаривать миллиарды долларов на бесперспективную затею, разрабатывая технологию, которую ты считаешь устаревшей или «бумажной фикцией» — особенно в непростые для экономики страны времена.

Таким образом, сам факт того, что Россия инвестирует в ПАК ФА и ПАК ДA, является достаточно весомым доказательством того, что технология «стелс» работает и является перспективной. В противном случае, зачем ею заниматься?

Россия. США > Армия, полиция. Авиапром, автопром > inosmi.ru, 11 октября 2018 > № 2759182 Дейв Маджумдар


Индия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 11 октября 2018 > № 2759174

The Hindu (Индия): Россия и Индия — как сохранить стратегическое партнерство

Контракт на закупку комплексов С-400 был подписан на саммите в Дели без лишнего шума. Никто из лидеров не упомянул о нем в своих заявлениях для прессы. Индийско-российское сотрудничество в военной области постоянно находится под пристальным вниманием США. Любая сделка с Россией может быть подвергнута изучению с точки зрения возможности применения санкций, отмечает «Хинду».

Пунди (P.S. Raghavan), The Hindu, Индия

На встрече в штате Гоа в ходе индийско-российского ежегодного саммита в октябре 2016 года премьер-министр Нарендра Моди во время беседы с российским президентом Владимиром Путиным процитировал русскую пословицу: «Старый друг лучше новых двух». Это было заверение относительно того, что все большее сближение с США не повлияет на индийско-российские отношения. Через два года во время визита г-на Путина Америка вновь бросила свою тень на проходивший в Нью-Дели саммит. На этот раз эта тень была ближе, она была больше и она была более угрожающей.

Утверждение автономности

Вот какой вопрос был доминирующим на этом саммите: будет ли заключена сделка о приобретении Индией российских зенитно-ракетных комплексов С-400? Соединенные Штаты публично предупредили за несколько месяцев о том, что эта покупка может ввести в действие Закон о противодействии противникам Америки посредством санкций (CAATSA), который позволяет американскому правительству применять санкции в случае «значительных» оборонных транзакций с Россией. Сделка по приобретению новейшей системы С-400 на сумму более 5 миллиардов долларов, естественно, будет квалифицирована как «значительная». Подпавшие под санкции юридические лица лишатся возможности заниматься бизнесом в США и не смогут сотрудничать с американскими компаниями.

Как раз накануне отъезда г-на Моди на неформальную встречу с г-ном Путиным в Сочи в мае нынешнего года один американский чиновник, выступая на посвященной СМИ конференции, предупредил о том, что приобретение комплексов С-400 повлечет за собой применение Закона о противодействии противникам Америки посредством санкций. Такое же послание было направлено в адрес Дели делегацией Конгресса, посетившей Индию в конце мая. Индийско-американская встреча по формуле 2+2 (с участием министров иностранных дел и министров обороны) в сентябре не способствовала разрешению этого вопроса. Вскоре после этого, за две недели до прибытия г-на Путина в Индию, госдепартамент объявил о введении санкций против одной китайской компании, которая импортировала комплексы С-400 за восемь месяцев до сделанного заявления. Это было сигналом для всех тех, кто имеет дело с российским оборонным сектором.

Контракт на закупку комплексов С-400 был подписан на саммите в Дели без лишнего шума. Никто из лидеров не упомянул о нем в своих заявлениях для прессы, и он не был подписан в их присутствии. Упоминание о нем содержалось лишь в параграфе 45 пространного и не отличавшегося особой конкретностью Совместного заявления, состоявшего из 68 параграфов. Г-н Моди не упомянул вопрос о сотрудничестве в области обороны в своем заявлении для прессы, хотя это направление уже в течение десятков лет является центральным в индийско-российских отношениях. В нем не было упоминания и о других находящихся в стадии обсуждения проектах; возможно, их обсуждение было перенесено на декабрь, когда будет проходить заседание Индийско-российской межправительственной комиссии по военно-техническому сотрудничеству.

Хотя это и не подчеркивалось, но принятые решения свидетельствовали об автономности Индии в том, что касается отношений с Россией. Другие сигналы содержали такое же послание. Г-н Моди пригласил своего гостя на встречу с глазу на глаз во время обеда, который продолжался три часа. Ее участники продемонстрировали теплую атмосферу в отношениях, которая была заметна и во время их встречи в Сочи. В заявлении г-на Моди для прессы в полной мере содержалось позитивная оценка личного вклада г-на Путина в создание «уникальных» индийско-российских отношений. В нем также было подчеркнуто, что Индия считает эти отношения «главным приоритетом», и, по словам г-на Моди, им предстоит еще достичь новых высот. Подобные выражения, как правило, воспринимаются как обычные для саммитов гиперболы, однако они имеют особое значение в контексте повышенного внешнего внимания.

Взгляд на соседей

Существует общее мнение о том, что индийские и российские перспективы сегодня расходятся по ключевым вопросам в отношении соседей Индии — Пакистана, Афганистана и Китая, — а также по поводу стратегических связей с Соединенными Штатами, в том числе по вопросу Индо-Тихоокеанского региона. Эти вопросы, разумеется, обсуждаются на различных встречах. Что касается публичных высказываний, то мы имеем лишь мягкое заявление г-на Моди о состоявшихся детальных обсуждениях «всех международных вопросов, представляющих взаимный интерес». В частности, этот «общий интерес» упоминался в связи с такими вопросами как терроризм, Афганистан и Индо-Тихоокеанский регион. В отношении Пакистана можно отметить такой нюанс: в Совместном заявлении упоминается трансграничный терроризм, чего не было в предыдущих Совместных заявлениях. Что касается Афганистана, то Индия выразила поддержку «Московскому формату», в рамках которого Россия привлекает региональные государства и ведущие державы для того, чтобы посадить Талибан (запрещена в РФ — прим. ред.) за стол переговоров с афганским руководством. Соединенные Штаты бойкотируют эту инициативу, однако они инициировали свой собственный диалог с Талибаном. Специальный представитель США по Афганистану в настоящее время совершает поездку по Афганистану, Пакистану, Объединенным Арабским Эмиратам, Катару и Саудовской Аравии. Он пытается добиться помощи этих стран для того, чтобы посадить Талибан за стол переговоров. Индия не значится в его маршруте.

В Совместном заявлении содержится обычный список приоритетных областей сотрудничества, включая инфраструктуру, инжиниринг, природные ресурсы, космос и технологии. В нем подчеркивается намерение увеличить торговлю и инвестиции до такого уровня, который больше соответствует имеющемуся потенциалу. В этом направлении в последнее время были предприняты определенные действия, а министр торговли и промышленности Суреш Прабху (Suresh Prabhu) возглавлял делегации на крупнейших российских экономических форумах. Кроме того, г-н Моди и г-н Путин выступили на деловом саммите в Дели с большим количеством участников.

Бизнес, несмотря на санкции

Существуют очевидные возможности для сотрудничества России с ее богатыми природными ресурсами и Индией, испытывающей потребность в них. Будут ли они использованы? Это будет зависеть от того, насколько хорошо индийские министерства, банки и деловое сообщество понимают особенности ведения бизнеса с Россией.

Даже до введения Закона CAATSA в Индии наблюдалось замешательство по поводу направленных против России санкций. Американские и европейские санкции, введенные в период с 2014 года по 2016 год, затрагивают определенные сектора и валюты. Они касаются юридических лиц, действующих в Европе и в США, а также транзакции в евро и в долларах. Такое же положение сохраняется и после принятия CAATSA для всех секторов, кроме оборонного и энергетического.

Поэтому при правильном структурировании деловых сделок возможны обмены товарами и инвестициями с Россией и при этом без потери деловых отношений с Европой и Америкой. Это дает ответ вопрос о том, почему экономические отношения основных европейских стран с Россией, на самом деле, увеличились в объеме в период с 2017 года по 2018 год, несмотря на наличие санкций. Европейские и американские корпоративные юристы с опытом работы с санкциями позволили это сделать. Индийскому бизнесу следует воспользоваться этим опытом.

Угроза индийско-российскому сотрудничеству в военной области выходит далеко за пределы сделки по поводу приобретения комплексов С-400. Любая индийско-российская сделка в оборонной области может быть подвергнута изучению с точки зрения возможности применения санкций. На самом деле, введение санкций повредит продаже американских вооружений Индии, а результат будет противоречить одной из главных целей его принятия. Будут предприниматься усилия для того, чтобы добиться желаемых результатов с помощью угрозы применения санкций.

С учетом нынешней политической динамики в США, систематическое решение этой проблемы не просматривается. Однако оно должно быть включено в повестку дня индийско-американского диалога. Индийско-американское партнерство основано на строгом учете взаимных интересов, однако оно не предусматривает эксклюзивности, характерной для альянса. Индия не должна выбирать между одним и другим стратегическим партнерством. Диалог между Индией и Россией не должен сильно переплетаться с индийско-американским диалогом.

Индия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 11 октября 2018 > № 2759174


Россия. Ливия > Армия, полиция > inosmi.ru, 9 октября 2018 > № 2754541

The Sun (Великобритания): Россия посылает войска и ракеты в Ливию в попытке удушить Запад

Принеся хаос, разрушения и смерть в Ливию в 2011 году, теперь западные страны опасаются, что из этой страны хлынет новая волна эмиграции. Вполне очевидно, что в британских СМИ и среди политического истеблишмента в действиях России по умиротворению Ближнего Востока видят попытки Кремля загнать Запад в «ливийскую западню», что позволит Путину «подорвать западную демократию».

Главы спецслужб рассказали Терезе Мэй, что Владимир Путин хочет превратит раздираемую войной североафриканскую страну в новую Сирию.

Том Ньютон Данн (Tom Newton Dunn), The Sun, Великобритания

Россия перебрасывает войска и ракеты в Ливию в попытке загнать Запад в новую западню, предупреждают Терезу Мэй. Руководители спецслужб рассказали британскому премьеру, что Владимир Путин хочет, чтобы война разорвала североафриканскую страну, превратив ее в новую Сирию.

Основная цель Москвы — взять под контроль крупнейший незаконный иммиграционный маршрут в Европу.

Офицеры российского ГРУ, а также спецназ ГРУ уже прибыли в восточную Ливию с целью обучения и поддержания канала связи.

Две российские военные базы уже действуют в прибрежных городах Тобрук и Бенгази под прикрытием скандально известной российской частной военной компании «Вагнер», которая уже имеет там свои форпосты.

Россия также разместила на территории Ливии системы ПВО С-300 и противокорабельные ракеты «Калибр».

Кремль поддерживает наиболее влиятельного ливийского военачальника генерала Халифа Хафтара и поставляет его войскам тяжелую технику. Хафтар, глава Ливийской национальной армии, фактически является военным правителем большей части Восточной Ливии.

Если Москва возьмет под контроль восточное побережье, то это может спровоцировать новую волну беженцев, которые устремятся в Европу через Средиземное море, утверждает источник в британском правительстве. Источник добавил, что Путин использует в Ливии те же методы, что он применял в Сирии и Крыму.

Источник считает, что Путин воспользуется никем не контролируемой ливийской территорией для оказания максимального влияния на Запад. «Дело в том, что мы крайне уязвимы с позиции иммиграционных и нефтяных потоков из Ливии, — добавил источник. — Это потенциально катастрофический шаг, который позволит Путину подорвать западную демократию, в то время как мы ничего не делаем».

Российский военно-морской порт на североафриканском побережье впервые за последние десятилетия начнет обслуживание кораблей, действующих в западной части Средиземноморья, а это — потенциальная угроза для Гибралтарского пролива.

В воскресенье вечером высокопоставленные депутаты парламента призвали Даунинг-стрит принять срочные меры по противодействию новой российской угрозе. Председатель комитета по иностранным делам Том Тугендхат заявил: «Это чрезвычайно тревожная информация, что Россия хочет открыть новый фронт против Запада в Ливии, но это также не должно удивлять. Они, без сомнения, попытаются использовать миграционные маршруты через Африку. Нам нужен скоординированный ответ правительства, потому что дестабилизация в стране к югу от Сахары тесно связана с национальной безопасностью Великобритании».

Ливия оказалась в хаосе после свержения полковника Муамара Каддафи в 2011 году и последовавшей за этим неудавшейся англо-французской интервенции. Полномочия поддерживаемого ООН правительства в Триполи едва выходят за пределы столицы, а соперничающие «военные бароны» контролируют остальную часть страны.

Сегодня новые разоблачения о новой агрессии России следуют за разоблачениями прошлой недели о попытках ГРУ совершать кибератаки по всему миру, включая попытку взлома серверов ОЗХО в Гааге.

Россия. Ливия > Армия, полиция > inosmi.ru, 9 октября 2018 > № 2754541


Хорватия. Сербия. Македония > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 9 октября 2018 > № 2754530 Йенс Столтенберг

Генеральный секретарь НАТО: «Хорватия — очень ценный союзник, а Сербия — наш важный партнер» (Večernji list, Хорватия)

Мы готовы принять Македонию в НАТО в качестве 30-го члена. Однако если она не реализует договоренности с Грецией, членству не бывать

Томислав Краснец (Tomislav Krasnec), Večernji list, Хорватия

Генеральный секретарь НАТО обычно не принимает журналистов, желающих взять у него интервью, в своей частной резиденции в Брюсселе. Но для корреспондента издания «Вечерни лист» Йенс Столтенберг сделал исключение.

Накануне того, как мы планировали провести интервью в штаб-квартире НАТО, новом прекрасном здании на окраине города, возникли некоторые непредвиденные обстоятельства. Двухдневная встреча министров обороны всех 29 стран-членов затянулась в связи с тем, что возникла необходимость в кризисном совещании и реакции на очередную выходку России.

В тот день голландский и британский министры обороны назвали имена четырех агентов российской военной разведки ГРУ, которые были арестованы в начале апреля в связи с попыткой совершить кибернападение на Организацию по запрещению химического оружия (ОЗХО) в Гааге. НАТО незамедлительно выразила солидарность с подобными обвинениями в адрес России, а Брюссель и Вашингтон предприняли скоординированные действия, чтобы наконец американцы выдвинули собственные обвинения в адрес сотрудников ГРУ.

У западных союзников это вызвало бурную реакцию. Все произошло в тот день, когда мы планировали провести интервью с генеральным секретарем НАТО, который из-за своих обязанностей в итоге был вынужден перенести нашу беседу на следующий день. Так мы оказались на огороженной улице на окраине великолепного брюссельского парка Буа-де-ля-Камбр.

Перед резиденцией, в которой генеральные секретари НАТО проживают еще со времен Хавьера Соланы, была выставлена охрана. Кроме того, как мы заметили, службу несли два пса, натасканные на взрывчатку. Их привезли не из-за меня (когда я проходил, они мирно лежали в своих клетках в багажнике припаркованного грузовика), а из-за словенцев. Точнее, из-за съемочной группы со словенского телевидения, которая снимала интервью после нашей беседы. Собаки были там, чтобы обнюхать камеру и оборудование. Генеральный секретарь Йенс Столтенберг планировал посетить Загреб в понедельник, восьмого октября, а Любляну — во вторник, девятого. Перед этим, в выходные, он готовился нанести визит в Сербию.

Мы сели за большой стол в его резиденции в Брюсселе и побеседовали об этом визите, о вызовах, с которыми сталкивается НАТО за своими границами, а также о ее внутренних вызовах, которые не так уж незначительны, если учесть, что в Овальном кабинете в Вашингтоне впервые со времен создания Североатлантического альянса сидит президент, который не считает, что крепкие трансатлантические связи соответствуют стратегическим интересам США.

Večernji list: Что Вы ожидаете от визита в Хорватию?

Йенс Столтенберг: Я с нетерпением жду визита в Загреб, поскольку Хорватия является очень ценным союзником. Кроме того, с Хорватией меня связывают личные воспоминания, поскольку часть детства я провел в бывшей Югославии, и мы очень часто ездили к морю — в Мали Затон под Дубровником. Я испытываю к Загребу и вашему побережью особенные чувства.

Однако, разумеется, сейчас цели моего визита политические: я встречусь с президентом, премьер-министром и другими членами правительства Хорватии. Ваша страна — очень ценный союзник, поскольку вносит свой вклад в нашу общую безопасность, нашу коллективную оборону. Хорватские военнослужащие несут службу в Прибалтике в батальонах передового базирования EFP (Enhanced Forward Presence), участвуют в наших миссиях в Косово и в Афганистане. Также недавно они приняли участие в наших военных учениях «Морской страж» (Sea Guardian), а вскоре станут участниками самых масштабных учений НАТО «Единый трезубец» (Trident Junction). Хорватия вносит свой вклад по нескольким направлениям, и мы высоко ценим это. Я с нетерпением жду переговоров с руководством страны в Загребе о самых разных вызовах, с которыми мы сталкиваемся.

— Удовлетворены ли Вы тем, с какой скоростью Хорватия приближается к цели, поставленной НАТО, — увеличению оборонных расходов до двух процентов ВВП?

— Я приветствую тот факт, что Хорватия преодолела тенденцию последних лет, когда расходы на оборону только снижались, и начала увеличивать оборонный бюджет. Хорватия обязалась к 2024 году добиться поставленной цели — двух процентов ВВП на оборону.

Ясно, что НАТО идет вперед большими шагами. Вы стали частью максимальных изменений системы совместной обороны со времен падения Берлинской стены. Европейские союзники стали больше тратить на оборону. Кроме того, проводятся самые крупные военные учения со времен холодной войны.

— И все-таки складывается впечатление, что политическое единство НАТО подорвано американским президентом Дональдом Трампом, который публично задается вопросом: в чем польза НАТО? Разве для альянса не наступили трудные времена?

— Прежде всего, Вы правы, когда говорите, что НАТО переживает максимальные изменения в своей системе коллективной безопасности со времен холодной войны и что НАТО отвечает на угрожающие ее безопасности вызовы, поступающие извне. Так, Россия ведет себя все более агрессивно. Беспорядки и насилие окружают нас и на юге.

Президент Трамп рассуждает, конечно, не так, как некоторые другие политики, однако ключевую идею о том, что европейские союзники должны больше инвестировать в оборону и что мы должны более справедливо распределять нагрузку, я сам слышал и от представителей предыдущих американских администраций. Думаю, все согласятся с тем, что сегодня нагрузка внутри НАТО распределена неравномерно.

ВВП европейских союзников практически равно ВВП США, но, несмотря на это, американский оборонный бюджет почти в два раза превышает оборонный бюджет Канады и европейских союзников вместе взятых. Отсутствует баланс, и мы должны что-то с этим сделать. Хорошая новость в том, что европейские союзники и Канада начали работать в этом направлении. В прошлом году мы отметили максимальное увеличение оборонных расходов. Все союзники прекратили урезать их и все начали их увеличивать. Все больше стран-членов приближается к цели в виде двух процентов ВВП. Президент Трамп знает об этом прогрессе и подчеркивает его в своих выступлениях.

Таким образом, я убежден, что США останутся преданы Европе и гарантиям безопасности, в особенности видя, что европейские союзники и Канада прилагают усилия для увеличения оборонных бюджетов. Поступки говорят красноречивее, чем слова.

— Мы все помним, как на пресс-конференции после августовского саммита НАТО в Брюсселе Трамп очень позитивно отзывался об альянсе, но в начале и во время саммита тональность его заявлений была совсем другой. Якобы за закрытыми дверями он даже пригрозил, что выведет США из НАТО. Правда ли это? И еще. Не считаете ли Вы, что Трамп выжидает, чтобы увеличить расходы до четырех процентов ВВП, поскольку два процента, возможно, для него уже недостаточны?

— Мы откровенно побеседовали тогда о том, что на самом деле хорошо для альянса, ведь друзьям и союзникам так полезно встречаться и предметно обсуждать важные политические вопросы. А вопрос о распределении инвестиций в оборону, несомненно, таковым и является, поскольку затрагивает самую суть трансатлантических связей (я говорю о разделении общего бремени на совместную оборону). Членство в НАТО дает преимущества, но также сопряжено с расходами.

В годы после холодной войны, когда спала напряженность, снижение союзниками расходов на оборону было нормальным явлением, однако теперь напряженность растет, и в 2014 году мы приняли обязательство о двух процентах ВВП, выделяемых на оборонные расходы. Поэтому мы ожидаем от наших союзников выполнения этого обязательства. Мы очень откровенно беседовали на эту тему. Откровенные беседы не вредят и приносят пользу тогда, когда вы в состоянии прийти к выводу. И мы к нему пришли.

Мы приняли более сотни решений о том, как укрепить НАТО. Таким образом, откровенно поговорив, в итоге мы пришли к полному согласию и приняли необходимые решения. Мы также сошлись во мнении о том, что достичь цели в виде двух процентов ВВП нужно как можно скорее, а кроме того, для этого каждая страна должна поскорее представить реалистичный план.

— Значит, новой цели в виде четырех процентов от ВВП на оборону не будет?

— Мы договорились о двух, и теперь должны сосредоточиться на них.

— Перед визитом в Загреб Вы побываете в Сербии. Не так давно ее президент Александр Вучич и президент Косово Хашим Тачи высказали идею о том, что нормализации их отношений можно достичь, скорректировав границы, то есть обменявшись некоторыми территориями. Поддерживает ли НАТО эту идею?

— НАТО присутствует в Косово. Благодаря миссии «Силы для Косово» мы обеспечиваем там безопасность и в будущем сохраним наше присутствие, поскольку оно играет важную роль в сохранении стабильности и безопасности региона в целом. Мы всецело поддерживаем диалог между Белградом и Приштиной, поскольку понимаем всю важность нормализации отношений. Мы не участвуем в этих переговорах, однако НАТО, конечно, играет определенную роль благодаря своему военному присутствию.

Мы также способствовали началу диалога и продолжаем его поддерживать. Союзники высказали свое мнение насчет корректировки границ. Мы очень пристально следим за ситуацией, и если события примут новый оборот, это станет предметом нашего обсуждения. Однако на данный момент важно не предпринимать никаких действий, которые могли бы дестабилизировать ситуацию или способствовать росту напряженности.

— Когда, как Вы сказали, союзники высказывали свои мнения во время дискуссии внутри НАТО, они больше склонялись к тому, чтобы поддержать идею о корректировке границ или чтобы отвергнуть ее? Мы уже столкнулись с тем, что кое-кто выражает беспокойство, утверждая, что изменение границ между Сербией и Косово может открыть ящик Пандоры и подтолкнуть других, в частности, возможно, боснийских сербов, к тому, чтобы потребовать изменения границ Боснии и Герцеговины.

— Не мое дело рассказывать, какие мнения высказали союзники. Вы можете обо всем прочитать и самостоятельно истолковать их заявления. Я же могу сказать только то, что в случае нового поворота событий, мы в НАТО должны собраться и обсудить ситуацию. Этот регион очень важен для альянса. Мы помогли завершить войну в Боснии и Герцеговине и в Косово, а также в Бывшей Югославской Республике Македонии. Мы присутствуем в регионе, у нас есть члены из этого региона, есть кандидаты на вступление, и мы очень внимательно следим за ситуацией.

— Но гипотетически, если изменение границ произойдет, и север Косово вернется Сербии, повлияет ли это на миссию НАТО в Косово, которую придется перенести в соответствии со скорректированными границами?

— Об этом еще слишком рано говорить. Наша позиция такова: мы поддерживаем нормализацию отношений между Приштиной и Белградом, поддерживаем диалог, которому помогли начаться; мы присутствуем в Косово с миссией «Силы для Косово», и у нас также есть центр в Белграде. Не думаю, что процессу поможет, если я сейчас стану комментировать различные гипотетические сценарии.

— Какова природа отношений НАТО и Сербии сегодня? Этот визит в Белград в роли генерального секретаря НАТО будет для вас уже вторым. В 2015 году Вы побывали в Сербии впервые. Ситуация тогда была специфической, если учесть, что НАТО бомбардировала Сербию, стремясь остановить войну в Косово. Какое сотрудничество ведется сегодня?

— Причина, по которой я еду в Сербию на этот раз, заключается в масштабных учениях по оказанию помощи населению в чрезвычайных ситуациях. Эти ежегодные учения в прошлые годы мы проводили и на Украине, и в Боснии и Герцеговине, и в других странах. В них участвуют союзники по НАТО и страны-партнеры. Эти учения доказывают, что НАТО — это больше, чем военный альянс, что мы также способны противостоять природным катастрофам и помогать жертвам в подобных чрезвычайных ситуациях.

В этом году учения проводятся в Сербии, и мое присутствие там естественно. Сербия — наша партнерская страна. Как я полагаю, поддерживать с Сербией партнерские отношения важно. Мы помогаем Сербии уничтожать ее оружие и обучаем ее миротворцев, а Сербия оказывает НАТО определенную поддержку, проводя у себя учения, а также помогает нам укреплять иракские силы безопасности, повышая их уровень образования в области военной медицины.

Таким образом, мы сотрудничаем с Сербией, и это помогает снижать напряженность. Открытый диалог с Белградом очень важен. Мы осознаем, какой репутацией пользуемся в Сербии. Сам я в то время был норвежским политиком, и мы пошли на военную интервенцию в Сербии и Косово после продолжительных дипломатических усилий и попыток остановить убийство мирных граждан и серьезное нарушение прав человека. Мы сделали это при широкой международной поддержке, чтобы положить конец страданиям людей и нарушению прав человека. Это часть нашей истории, и мы не можем этого забыть, но важно смотреть в будущее и видеть потенциал укрепления сотрудничества с Сербией.

— Насколько Вас беспокоит возможное влияние России на Балканах, которое наиболее выражено именно в Сербии?

— Любые попытки вмешательства в демократические процессы неприемлемы. Важно осознавать тот факт, что Россия такие попытки предпринимала. Мы видели это в Черногории и других государствах. Важно уметь отвечать на дезинформацию и защищать киберсети. Так государства региона станут более устойчивы к попыткам вмешательства в их демократические процессы. Вместе с тем мы с уважением относимся к решению Сербии быть нейтральной страной, а также поддерживать связи и сотрудничать с Россией.

Сербия — суверенное государство, и мы с уважением относимся к ее решениям, как и к решениям тех стран, которые хотят стать членами НАТО. Альянс никогда не будет принуждать или угрожать какой бы то ни было стране, чтобы она вошла в него, однако исключительно важно, чтобы не происходило обратного, то есть чтобы страны, которые хотят войти в НАТО, не подвергались угрозам со стороны своих больших соседей из-за этого желания.

У любого государства есть суверенное право выбирать свой путь и решать, в частности, как обеспечить свою безопасность. НАТО с уважением относится к выбору тех стран, которые не хотят становиться его членами. Мы поддерживаем прекрасные отношения с такими государствами, как Финляндия, Швеция, Австрия, а также Сербия, уважая их решение быть нейтральными. Однако мы ожидаем такого же уважительного отношения к решениям таких стран, как Грузия, или властей в Скопье, которые стремятся войти в НАТО.

— Но референдум в Македонии не принес успеха. Что будет теперь?

— 90% тех, кто пришел на референдум, проголосовало «за». Конечно, явка была низкой. Но не мне интерпретировать последствия такого результата. Я не могу рассказать, как правительство и парламент в Скопье поступит в такой ситуации. Решение должны принимать граждане и политические институты этой страны.

Я только могу сказать, что мы готовы принять их в альянс в качестве 30-й страны-члена. Мы уже начали переговоры о вступлении и можем подписать протокол о членстве, как только договоренности о названии государства будут реализованы. Но если этого не произойдет, эта страна не станет членом НАТО. Альтернативы вступлению в НАТО нет. Так что единственный вариант — договориться с Грецией о названии.

Хорватия. Сербия. Македония > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 9 октября 2018 > № 2754530 Йенс Столтенберг


Россия. США. Сирия > Армия, полиция. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 9 октября 2018 > № 2754524

Мнение британского генерала: Россия выигрывает информационную войну в Ираке и Сирии (Defense One, США)

Кэти Бо Уильямс (Katie Bo Williams), Defense One, США

Высокопоставленный генерал западной коалиции, ведущей борьбу против «Исламского государства» (запрещенная в России организация — прим. ред.), выступил с предупреждением в адрес правительств стран Запада, направивших своих солдат в Ирак и Сирию: русские нас переигрывают.

Русские и сирийский режим проводят «исключительно агрессивные» информационные операции, распространяют дезинформацию и искаженные нарративы в социальных сетях, рассчитывая создать соответствующий стратегический ландшафт на фоне подходящей к своему завершению борьбе против Исламского государства, сказал генерал британской армии Феликс Гедни (Felix Gedey), который только что завершил свою продолжавшуюся год работу в качестве заместителя командующего операцией «Непоколебимая решимость» (Inherent Resolve).

В качестве примера Гедни привел постановочные фотографии российских солдат, раздающих гуманитарную помощь, а также тщательно подбираемые изображения российского президента Владимира Путина рядом с сирийским президентом Башаром Асадом. Настоящие «военные операции проводятся ради одной цели — получить фотографии или видеозапись, нужные этим людям», — казал он. По его словам, подобного рода вводящие в заблуждение изображения распространяются весьма эффективно, а возглавляемая Америкой Коалиция мало что может этому противопоставить.

«Русские, на самом деле, очень хорошо делают это. Лучше нас, — подчеркнул Гедни в понедельник на ежегодном съезде Ассоциации Армии США (Association of the U.S. Army). — Мы были свидетелями очень умной и тщательно подготовленной кампании, направленной на дискредитацию проводимых Коалицией мероприятий. И я готов поспорить, что в столицах многих наших государств люди не отдают себе отчета в том, что нас переигрывают».

В Соединенных Штатах влиятельные политики все еще занимаются попытками Кремля воздействовать на результаты президентских выборов 2016 года. Некоторые сторонники Демократической партии называют эти действия «актом войны», тогда как президент Дональд Трамп и некоторые его союзники считают эту историю мистификацией.

Однако более широкая концепция информационных операций — она включает в себя все аспекты от кибератак до использования дезинформации для достижения краткосрочных тактических целей на поле сражения и до распространения пропаганды — все еще представляет собой неустоявшуюся область, в которой негосударственные и государственные игроки имеют возможность использовать передовые технологии для достижения преимущества. Генди также указал на способность Исламского государства распространять пропаганду по радио, в том числе на местном уровне; в целом он назвал «беспрецедентными» масштабы информационной активности, окружающей эту операцию в более широком смысле.

«В области информации наша свобода действий часто является ограниченной, что обусловлено соображениями более высокого стратегического порядка, — отметил он. — Однако воздействие этой определенности во время моего участия в операции «Непоколебимая решимость» выливалось в образование зияющего вакуума в точки зрения этого нарратива, что позволяло нашим соперникам заполнить его своим собственным нарративом».

Правительство Соединенных Штатов пытается противодействовать российской дезинформации; в управлении Госдепартамента, занимающемся в глобальном масштабе борьбой с пропагандой и другими формами превращаемой в оружие дезинформации, пытаются получить доступ к полному бюджету, выделенному Конгрессом в ответ на действия в ходе выборов 2016 года.

«Это не та борьба, которая может вестись специалистами в области работы с общественностью, пишущими тексты для последующей записи, — подчеркнул Гедни. — Эта работа должна превращаться в элемент настоящего многоуровневого сражения».

Кэти Бо Уильямс является старшим корреспондентом интернет-издания «Дефенс уан». Помимо прочего, она занимается вопросами, связанными с обороной, борьбой с террором, деятельностью НАТО, ядерным оружием. До этого она работала в журнале «Хилл», где в сферу ее обязанностей входили связанные с Россией расследования, а также российские вооруженные силы.

Россия. США. Сирия > Армия, полиция. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 9 октября 2018 > № 2754524


Литва > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 9 октября 2018 > № 2754520

Delfi (Литва): Литва не потерпит попыток переписать историю

Delfi.lt, Литва

Литва не потерпит попыток переписать историю и поменять местами жертву и палача, заявил литовский министр иностранных дел Линас Линкявичюс.

«Официальный представитель российского министерства обнародовала свою оценку, это послание миру, мы убеждены, что не можем это игнорировать. Это наш национальный герой, человек, который символизирует нашу борьбу сопротивления, и без каких-либо аргументов, оснований бросаться обвинениями в его адрес неприемлемо», — сказал Линкявичюс.

Так он объяснил решение вручить России ноту протеста в связи с высказываниями этой страны о командире литовских партизан Адолфасе Раманаускасе-Ванагасе.

По словам министра, «нельзя было избежать заявления протеста российской стороне и одновременно не объявить о том, что это недопустимо в отношении Раманаускаса-Ванагаса, и мы не потерпим этого и в будущем».

«Усилия по переписыванию историю и перемене мест жертвы и палача в событиях сегодняшнего дня становятся как бы уже и обычным явлением, но если кому-то это кажется обычным, то мы со своей стороны этого не потерпим», — резюмировал министр.

МИД Литвы в понедельник сообщил, что вице-министр иностранных дел Альбинас Зананавичюс заявил вызванному в МИД послу России Александру Удальцову «решительный протест в связи с обнародованным МИД России и не соответствующим действительности заявлением» о командире литовских партизан Раманаускасе-Ванагасе накануне перезахоронения его праха.

Представитель МИДа России Мария Захарова в минувший четверг назвала «особо циничным» решение литовских властей провести государственные похороны останков Раманаускаса-Ванагаса. Она заявила, что он якобы несет ответственность «за гибель многих мирных жителей», и выразила недовольство тем, что он будет перезахоронен «в непосредственной близости от места погребения» советских военнослужащих.

После Второй мировой войны Раманаускас-Ванагас возглавлял партизан Дзукии (исторического региона на юге и юго-востоке Литвы), а в 1949 году вместе с другими партизанскими командирами подписал Декларацию Движения борьбы за свободу Литвы. В том же году он был назначен главнокомандующим вооруженными силами Литвы.

Раманаускас-Ванагас несколько лет скрывался, а потом было схвачен в 1956 году, подвергнут жестоким пыткам, а в 1957 году казнен. Партизанская война в странах Балтии началась, когда летом 1944 года советские войска вытеснили нацистских оккупантов и второй раз оккупировали страны Балтии. Тогда сразу же начались советские репрессии, террор, мобилизация в Советскую армию. Вооруженная борьба продолжалась до 1953 года. Литва достигла цели партизан и восстановила независимое государство в 1990 году.

Литва > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 9 октября 2018 > № 2754520


Израиль. Сирия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 8 октября 2018 > № 2752360 Дейв Маджумдар

National Interest (США): Новые израильские Ф-35 против российских С-300 в Сирии. Кто победит?

Дейв Маджумдар (Dave Majumdar), The National Interest, США

Даже без использования всего потенциала программного обеспечения «Блок 3Ф» (Block 3F) у израильских самолетов Ф-35 есть большие возможности для нанесения удара по недавно поставленным в Сирию системам ПВО С-300. Однако маловероятно, что Израиль будет атаковать эти батареи, пока они находятся под контролем россиян.

Россия отправила в Сирию ракетные системы противовоздушной обороны С-300. Впрочем, сирийскому режиму Башара Асада понадобится еще несколько месяцев, чтобы под тщательным российским руководством научиться ими пользоваться. А тем временем развернутым оружием будут управлять военные советники, которых пришлет Москва.

Присутствие российских войск будет означать, что Тель-Авиву придется временно воздержаться от ударов по этим ракетным системам, если будет такая необходимость. Но если посмотреть на ситуацию с чисто военной точки зрения, то появление С-300 в Сирии никак не ограничивает возможности Израиля.

В арсенале Тель-Авива есть Ф-35I, которые относительно легко могут расправиться с российскими С-300. «Операционные возможности ВВС таковы, что эти батареи никак не ограничивают их действия. Все знают, что у нас есть стелс-истребители, лучшие самолеты в мире. Эти российские батареи не способны их даже заметить», — сказал министр регионального сотрудничества Израиля Цахи Ханегби.

Одной из главных задач Ф-35 изначально было подавление и уничтожение вражеских систем ПВО, таких как С-300. И в будущем эти истребители будут еще более грозными в выполнении этих задач благодаря программному обеспечению Block 3F и Block 4, а также различным техническим конфигурациям. Тель-Авив объявил, что его Ф-35 находятся в полной боеготовности с декабря 2017 года. А в прошлом феврале Израиль подписал соглашение с «Локхид Мартин», согласно которому израильская модификация истребителя будет обновлена до Block 3F+ до декабря 2021 года.

Но даже без доступа к полному функционалу Block 3F прямо сейчас, израильский флот Ф-35 дает ВВС страны способность нанести удар по сирийским С-300. Собственно, эти самолеты могут справиться с этой задачей лучше, чем любой другой истребитель. Сдерживающим фактором, правда, будет то, что этими ракетами сейчас напрямую управляют россияне. В Москве говорят, что на подготовку солдат Сирии понадобится как минимум три месяца. Впрочем, Израиль может серьезно задуматься об уничтожении С-300, когда Россия окончательно передаст их под сирийский контроль.

Израиль. Сирия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 8 октября 2018 > № 2752360 Дейв Маджумдар


Сербия. Евросоюз. США. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > dknews.kz, 6 октября 2018 > № 2749600 Александр Вучич

«Балканы хотят уважительного к себе отношения»: Вучич о нежелании вступать в НАТО, поддержке в России и проблеме Косова

Сербия в ближайшем будущем может остаться в регионе единственным государством, которое не стремится в Североатлантический альянс. Об этом в интервью программе SophieCo на RT заявил президент страны Александр Вучич. По его словам, нежелание становиться частью НАТО связано с тем, что сербский народ хорошо помнит трагические события 1999 года. Другой вопрос — Евросоюз. ЕС Вучич называет «рациональным выбором, ориентированным на улучшение экономических связей». При этом сербский лидер признаёт, что проблема Косова по-прежнему стоит остро и в Брюсселе не прилагают усилий к её разрешению. Это происходит потому, что в Западной Европе к голосу Белграда не прислушиваются, отмечает президент. Совсем иначе обстоят дела в отношениях с Москвой, которая «слышит» Белград, подчёркивает политик.

— Президент Вучич, добро пожаловать в Москву! Спасибо, что уделили нам время, на нашей программе вы впервые.

— Очень рад находиться здесь. В Москве мне очень нравится.

— Вы прибыли сюда, чтобы обсудить многочисленные темы с Владимиром Путиным. Вы ищете его совета и поддержки в косовском вопросе. Только что состоялась ваша встреча. Что он вам посоветовал?

— Мы обсудили все важные вопросы, связанные с политической ситуацией на Западных Балканах и в целом в Юго-Восточной Европе, вопросы двусторонних отношений как в политической, так и в экономической сфере. Вкратце отмечу стабильное развитие нашего экономического сотрудничества. Растёт товарооборот. В 2017 году он увеличился на 23% по сравнению с показателями 2016–го, и в этом году ожидается рост на уровне 20%.

Наши экономические отношения развиваются в правильном направлении. Что касается важнейших политических тем, то в самых серьёзных и значимых вопросах Сербия всегда встречала со стороны России помощь, поддержку и одобрение. Обнадёживающе звучали слова Путина о дальнейшей поддержке территориальной целостности Сербии. Ведь этот вопрос актуален не только для Сербии, но и для многих суверенных государств, которые из-за односторонних действий оказались в опасности — в том, что касается каких-то их территорий или народов.

— Если позволите, обсудим каждую из этих тем. Особенно косовскую.

— Я к вашим услугам.

— Она никогда не теряла своей значимости, но сейчас к тому же вернулась в поле зрения СМИ. Вы намерены наладить отношения с Косовом, но говорите, что усилия должны прилагаться с обеих сторон. Вы выступаете за территориальное соглашение, по которому Косово следует разделить по этническому принципу. Сейчас Приштина категорически отвергает любое разделение Косова.

— Прежде всего я никогда не предлагал какого-то территориального разделения по этническому принципу. Я всегда говорил одно и то же: нам необходимо найти компромиссное решение между сербами и албанцами. То есть это не может быть решение, по которому албанцы получают всё, а сербы — ничего. Такова была моя, наша сербская изначальная позиция, от которой мы никогда не отказывались. Разные стороны реагировали на неё по-разному. Россия говорила: «Хорошо. Сербия — это суверенное государство. Если она о чём-то договорится, мы это поддержим». Это в полной мере соответствует принципам международного права, и поэтому мы столь высоко ценим и уважаем политическую позицию президента Путина. С другой стороны, некоторые страны Евросоюза ясно и категорически высказались против, заявляя, что если такое произойдёт, то Сербия откроет новый ящик Пандоры в том, что касается изменения границ и так далее.

— Вы с этим не согласны?

— Совершенно не согласен. И объясню почему. Как мы можем открыть ящик Пандоры? Кто его уже открыл в 2008 году, приняв и признав провозглашённую в одностороннем порядке независимость Косова? Они же это и сделали, не мы! Когда я слышу от них: «Мы не хотим изменения границ!» — сразу же отвечаю им: «Хорошо. В таком случае Косово является частью Сербии — и тогда никаких изменений границ!» — «Нет-нет-нет! Те изменения границ, которые мы сами произвели десять лет назад, мы признаём. Но сейчас вам такого делать нельзя! Даже если вы придёте к соглашению с албанской стороной».

И у меня возникает вопрос: «Какими принципами вы руководствуетесь? Существуют вообще хоть какие-то принципы? Вам, значит, можно менять наши границы, а нам непозволительно? Десять лет назад, стало быть, ящик Пандоры не открывали, а сейчас — да?»

— Ну, они воспринимают ситуацию таким образом: ящик Пандоры может быть открыт вновь. Имеются в виду боснийские сербы, албанское меньшинство в Македонии. Что вы им скажете на это?

— Во-первых, мы поддерживаем территориальную целостность Боснии (и Герцеговины. — RT) и никоим образом этой темы не касались. Но я говорю о Косове. Эти страны вначале согласились и признали отделение Черногории от бывшей Югославии — так? Если помните, это произошло в 2006 году. В 2008–м признали независимость Косова от Сербии. Хочется спросить: «Откуда у вас это право? Каким образом вы его получили?» И всё это ящика Пандоры не открывало! А теперь мы его откроем, даже если сербы и албанцы придут к соответствующим договорённостям! Это лицемерие.

— Но, как вы отметили, эти страны выступают против. Да, вас поддерживает Россия. Даже Америка заявляет: «Если Сербия и Косово придут к обоюдному согласию, мы их поддержим». Но европейские партнёры говорят о ящике Пандоры. Насколько это в принципе здоровая ситуация? Вы хотите быть частью Евросоюза, всеми силами стараетесь улучшить отношения с Косовом, а ваши важнейшие европейские партнёры говорят: «Нет-нет-нет, продолжайте-ка конфликтовать!» Это здоровая ситуация? Она кажется противоестественной.

— Да, вы даёте ей такое определение, я скажу немного иначе: ситуация очень сложная. Но мы смотрим по-разному на ряд других вопросов. Так, что касается НАТО — весьма вероятно, что Сербия в ближайшем будущем останется в регионе единственной страной, которая не стремится в Североатлантический альянс, и мы этого не скрываем. Такая политическая позиция обусловлена рядом причин. В том числе мы помним всё, что происходило с нашей страной и с нашим народом в 1999 году. И в этом ещё одно различие между Сербией и всеми остальными — у нас особая ситуация. Вы сейчас видите, что происходит в Македонии. Народ не поддержал прошедший там референдум (о смене названия республики и членстве в ЕС и НАТО. — RT) и не проголосовал за, но кому какое дело до результатов? Они готовы гнуть свою линию.

— Да, это никого не смущает.

— О чём бы ни договорились Македония и Греция, мы готовы их поддержать, и для них это будет очень важно.

Но нельзя пренебрегать волей народа. Люди на Балканах, как и все остальные, ждут нормального, уважительного к себе отношения и хотят, чтобы их голос был услышан. Могу сказать, что в наших двусторонних отношениях Россия слышит Сербию, и для нас это немаловажно. Мы чувствуем, что наши российские коллеги, наши российские друзья относятся к нам с уважением.

— Правильно ли я понимаю, что вы, наверное, первый президент за долгое время, открытый для возможной нормализации отношений с Косовом? И вы об этом говорите. Но особого отклика от косовской стороны не встречаете.

— Вы правы. Мы подписали Брюссельское соглашение и исполнили все свои обязательства по нему. У другой стороны было всего одно обязательство, составляющее 40—45% всего Брюссельского соглашения: сформировать ассоциацию или сообщество сербских общин. И этого не сделали.

Не сделали даже одного маленького шажка вперёд. И международное сообщество это стерпело. Под словами «международное сообщество» я здесь подразумеваю западный мир. Никаких комментариев не последовало.

Мы же исполнили все пункты: в вопросах региональной полиции, судебной власти, телекоммуникаций и так далее. Они не сделали ничего. Мы сказали: «Итак, вы будете исполнять соглашение или нет? Будете оказывать давление на своих ребят, чтобы они выполнили то, под чем подписались? И вы вместе с нами тоже поставили под этим документом свои подписи». Тогда нам сказали: «Давайте поговорим об урегулировании проблем в целом». Хорошо, мы открыты для обсуждения.

С самого начала я надеялся, что некоторые люди в Приштине (и многие в Брюсселе) приложат все усилия для достижения компромисса. Я всегда буду готов продолжать диалог и вести любые переговоры, но со временем мы потеряли уверенность в том, что албанская сторона действительно стремится к какому бы то ни было компромиссному решению. Потому что они всеми силами устраивали провокации, старались подорвать все наши усилия и, вместо того чтобы умерить собственные аппетиты, постоянно их увеличивали — и вы видите, что благодатная почва для достижения договорённостей отсутствует. Сербия всегда будет готова возобновить и продолжить диалог, но особых ожиданий насчёт его результатов у меня нет.

— Господин президент, совсем недавно сербская армия была приведена в боевую готовность из-за визита косовского лидера в район с преобладанием сербского населения.

— Не из-за этого.

— А из-за чего?

— Это взгляд извне. Рассуждая так, можно сказать: «Ну ладно, эти ребята решили посетить какой-то район Косова, а вы тут армию подняли!»

— Нет, я понимаю, почему вы привели армию в боевую готовность. Они нарушили договорённости.

— Да, они туда отправились с пулемётами, длинноствольными винтовками и так далее, при этом не имея права заявляться туда с таким оружием! Эти договорённости были устными, хотя после Брюссельского соглашения было заявление НАТО, а также албанцев и сербов (сделанное тоже в Брюсселе), в котором говорилось, что если кто-то, скажем, решит объявиться на севере Косова с пулемётами, должны быть соблюдены два условия. Первое — и важнейшее — согласие местного сербского населения. Ни у одного серба не поинтересовались мнением о визите Хашима Тачи.

И речь не самом о визите, а о том, с каким оружием туда явились эти люди. Это были очередная провокация и стремление показать, что они здесь хозяева и могут себе позволить что угодно и когда угодно, и, разумеется, запугать сербов. Вот что они хотели сделать. И сделали. Вторым условием было согласие НАТО. Мы не знаем, что делал Североатлантический альянс, но если он и дал своё согласие, не было выполнено важнейшее условие. Не было согласия сербского населения. Мы были обязаны реагировать. В противном случае они могут завоевать север Косова, изгнать всех сербов, а на Западе большинство скажут: «Ну что ж, бывает… Теперь вам нужно жить в мире. Теперь у нас такие границы, какие надо!» Но Сербия с этим согласиться не может. Нашей задачей было направить чёткий сигнал: мы готовы защитить наш народ на севере Косова от тех, кто будет использовать тяжёлое вооружение.

— Мне кажется, сигнал услышали.

— Да.

— И поняли. В начале нашей беседы вы говорили о том, что Сербия — единственная страна региона, которая не хочет вступить в НАТО.

— Да.

— Но спустя 20 лет после бомбардировок у вас с Североатлантическим альянсом замечательные отношения: проводятся совместные манёвры, натовские учения на территории Сербии…

— И такие же учения мы проводим с Россией.

— Да, конечно. Но в случае с этим инцидентом никаких действий со стороны НАТО не последовало. А ведь это территория, подконтрольная НАТО. Что вы получаете от столь активного сотрудничества с НАТО? Вы считаете, что Сербия получает от этого достаточную пользу?

— Поставьте себя на наше место. Мы не Россия. У нас небольшая страна. Пусть и крупнейшая на Западных Балканах, но всё же маленькая. А нам нужно её защищать. Защищать наш народ, поддерживать в регионе мир, спокойствие и стабильность.

Стимулировать развитие нашей экономики, привлекать больше инвесторов. Мы не можем говорить каждому всё, что мы думаем. Просто не можем. Ни российских размеров, ни российской силы у нас нет. Нам нужно добиваться продолжения или даже расширения и углубления сотрудничества со всеми остальными. Но при этом не забывайте: речь не только о том, что мы не хотим в НАТО. Сербия — единственная страна, которая не вводила никаких санкций в отношении России. Вы действительно думаете, что такое решение нам далось легко, что мы не сталкивались с огромным давлением с разных сторон? Сталкивались.

— Господин президент, вы неоднократно утверждали, что никогда не пожертвуете отношениями с Россией ради членства в Евросоюзе, и демонстрировали в этом вопросе превосходную стойкость. Но настанет момент (и вы это знаете), когда вам скажут: «Александр, почему бы вам не присоединиться к антироссийским санкциям? Тогда процесс принятия Сербии в ЕС будет ускорен». Сам вопрос, быть может, прозвучит в ином виде, но смысл вы поняли.

— Да, понял.

— Как вы тогда поступите?

— Вы очень хорошо подготовились к этому интервью, но, по правде говоря, я слышу этот вопрос на протяжении более чем пяти лет. Во-первых, посмотрим, зададут ли мне его теперь. Во-вторых, посмотрим, в каком виде это может произойти.

В-третьих, посмотрим, на что будет похож Европейский союз через четыре, пять, шесть лет — или семь-восемь, не знаю. Это должно быть нашим самым последним условием для вступления в ЕС. Неизвестно в принципе, настанет ли этот момент, поскольку самым главным предварительным условием для нашего вступления в Евросоюз является разрешение косовского вопроса. Он куда важнее и сложнее для нас, чем любой другой. Как видите, здесь слишком много «но» и «если». Надеюсь, мы будем обладать достаточной силой и авторитетом и все будут всегда ценить и уважать наше отношение к России и российскому народу. Мы не можем менять свою позицию по данному вопросу. Надеюсь, в Европе это поймут. Но, повторюсь, кто знает, что будет через несколько лет...

— Задам вопрос о вступлении Сербии в Европейский союз, за которое вы ратуете. И в должности премьер-министра, и на посту президента вы постоянно говорили, что Сербия хочет вступить в ЕС. Представим себе некую идеальную ситуацию, когда вы в одночасье решаете все вопросы с Косовом, и этого препятствия больше не существует. Ведь, как вы сами говорили, никогда не знаешь…

— Не реалистично, но допустим.

— Но ведь мы всегда упираемся в косовский вопрос и никогда не обсуждаем членство Сербии в ЕС. Забудем на мгновение о Косове. Допустим, эта проблема решена. И вот препятствий на пути в ЕС у вас больше нет. Вы всё ещё горите желанием туда вступить? Посмотрите, что там происходит: южные страны беднеют, северные богатеют. Восточноевропейские страны препираются с западноевропейскими по вопросам миграции и многим другим. А грядущие выборы грозят полностью изменить всю конфигурацию Европейского союза. Сейчас он, можно сказать, трещит по швам. Почему вы так сильно хотите стать его частью?

— Дело не в отчаянном желании, а в рациональном выборе. Сербия ориентирована на вступление в ЕС по ряду причин.

Во-первых, мы хотим принадлежать к данному типу общества. Во-вторых, на страны Евросоюза приходится наибольшая доля нашего товарооборота — 68%. Ещё 20% составляет торговля с соседями по региону, остальное приходится на долю России и Китая плюс немного на долю Турции. Кроме того, наша страна расположена в Европе. В то же время я думаю, что членство в ЕС не будет исключать не только нашей дружбы, но и очень тесных связей с Россией. И я не скрываю своей позиции.

Вы с самого начала нашего интервью заострили внимание на моих высказываниях относительно Евросоюза, из которых я не делаю секрета. Однако не упомянули того, что и в Вашингтоне, и в Брюсселе, и сейчас я открыто говорю, что мы всегда будем поддерживать тесные связи с Россией. Что случится в будущем, мы не знаем. Но мне кажется, что наши европейские партнёры всегда будут с пониманием относиться к позиции Сербии в отношении России.

— Напоследок мне бы хотелось задать пару вопросов о президенте Трампе. Для американского лидера он крайне необычный человек. Его взгляды на мир и на то, какой должна быть Америка, расходятся с точкой зрения его предшественников. Он не слишком симпатизирует ЕС, вводит пошлины на китайские и европейские товары. Не жалует НАТО, поскольку считает, что взносы должны платить все, а не только Америка. Это меняет что-то для Сербии? Вы приглашали Трампа посетить Сербию.

— Да, но пока он так и не приехал. В любом случае для сербов Трамп, без сомнения, предпочтительнее.

— Чем Обама?

— Разумеется.

— Почему?

— Возможно, дело в том, что сербы всегда винили Демократическую партию США в агрессии против Сербии, а потому их симпатии, скорее, на стороне республиканцев. Как вы и сказали, Трамп весьма необычный президент. О его политике по Балканам почти ничего не известно, но хотя бы Джон Болтон открыл двери для потенциального взаимодействия между Белградом и Приштиной. Мы это очень ценим. Это, конечно, совсем маленький политический сдвиг, но поживём — увидим. В данный момент я не могу делать какие-то выводы.

— Я спрашиваю, потому что россияне радовались победе Трампа, полагая, что республиканцы для России будут лучше демократов. На личностном уровне Путин и Трамп симпатизируют друг другу, но американский истеблишмент не позволяет ему действовать.

— Именно поэтому я придерживаюсь трезвого, рационального подхода. Я не спешу радоваться или проявлять какие-то иные эмоции. Как я уже говорил, необходимо подождать и посмотреть, какими будут окончательные результаты их позиции по отношению к Сербии и Западным Балканам.

Сербия. Евросоюз. США. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > dknews.kz, 6 октября 2018 > № 2749600 Александр Вучич


Казахстан > Армия, полиция > inform.kz, 5 октября 2018 > № 2750461

Модернизация органов внутренних дел начнется в 2019 году - Президент

Президент РК Нурсултан Назарбаев высказал свое мнение о министре внутренних дел РК Калмуханбете Касымове, передает корреспондент МИА «Казинформ».

«Я генерала (Калмуханбета) Касымова считаю самым опытным полицейским в нашей стране, честным, порядочным человеком. И я считаю, он сам предложит, что нам делать с полицией», - сказал Глава государства, выступая с ежегодным Посланием народу Казахстана.

Президент считает, что в стране нужно провести глубокие и качественные преобразования в работе правоохранительных органов, так как безопасность является неотъемлемой частью качества жизни.

«Надо принять дорожную карту по модернизации органов внутренних дел. Старт надо дать в 2019 году. Я вас направлял уже и в Германию, и в Грузию, и куда только не направлял. Посмотрите, как они поставили задачу. Полицейские не берут взятки, на улицах не стоят, на машинах ездят только и все. Их количество маленькое. Во-первых, надо оптимизировать штатную численность МВД. Избавить полицию от несвойственных функций. Полиция там, полиция тут, везде. Работа полиции - общественный порядок, а охранными ведомствами должны быть другие», - подчеркнул Нурсултан Назарбаев.

Также Президент обратил внимание на большое количество начальников и учебных заведений. Их количество нужно сократить и направить их на повышение зарплат полицейских, добавил Глава государства.

Казахстан > Армия, полиция > inform.kz, 5 октября 2018 > № 2750461


Казахстан > Армия, полиция > inform.kz, 5 октября 2018 > № 2750458

Остаться должны только лучшие - Президент о полицейских

Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев рассказал о том, каким хотел бы видеть полицейских после завершения модернизации органов внутренних дел, передает корреспондент МИА «Казинформ».

«Общество ожидает коренного улучшения работы правоохранительных органов, в первую очередь, нашей полиции. Полиция должна оказаться помощником человека, а не палкой для наказания», - сказал Президент Казахстана в своем ежегодном Послании народу страны.

Глава государства считает, что необходимо изменить подход к обучению полицейских. На эту работу необходимо привлекать образованных юристов.

«Полицейская академия на Западе за шесть месяцев готовит. А у нас пять лет учим - и кого выпускаем? Надо утвердить новый стандарт полицейского, изменить систему карьерного продвижения, подготовку и отбор кадров через полицейские академии. Все сотрудники должны пройти переаттестацию. Только лучшие должны остаться, остальные должны уйти», - отметил Нурсултан Назарбаев.

Президент добавил, что сотрудники органов внутренних дел находятся на переднем фронте борьбы с преступностью и защищают от нее граждан, нередко рискуя жизнью.

«Никто из вас не знает, за годы независимости погибло 770 полицейских на этих путях. А то все думают, как полицейский, так обязательно надо плохими словами называть. А чуть что, идут за помощью к ним», - заключил Глава государства.

Казахстан > Армия, полиция > inform.kz, 5 октября 2018 > № 2750458


Казахстан > Армия, полиция > inform.kz, 5 октября 2018 > № 2750451

Модернизация МВД изменит всю систему - политолог о Послании Президента

 Политолог Талгат Калиев прокомментировал ежегодное Послание Президента народу Казахстана, в котором, в частности, говорится о модернизации органов внутренних дел, передает корреспондент МИА «Казинформ».

По его словам, в обществе уже циркулировали суждения о необходимости реформирования полиции, но они были фрагментарными или не были четко сформулированы. Кто-то требовал смены руководства ведомства, кто-то призывал «распогонить» личный состав, кто-то сократить его.

«Нурсултан Назарбаев в очередной раз продемонстрировал редкое качество, не просто тонко чувствовать социальный запрос, а формировать повестку на опережение. (...) Провозглашенная в Послании модернизация органов внутренних дел в комплексе должна обеспечить изменение всей системы. Полиция должна стать сервисной службой, оказывающей населению услуги по обеспечению безопасности граждан, охраны и защиты их прав и свобод. И стремиться нужно именно не к сокращению преступности или повышению раскрываемости, а к формированию чувства безопасности у граждан», - считает эксперт.

А система мониторинга общественной безопасности, по мнению Талгата Калиева, не только способствует повышению раскрываемости преступлений по горячим следам, но и ориентирована на профилактику преступности.

«Системы мониторинга общественной безопасности, под которыми, я так понимаю, подразумеваются системы видеонаблюдения, прекрасно себя зарекомендовали, как безусловное средство снижения аварийности на дорогах, фактор сдерживания потенциальных нарушителей, способ исключения коррупции и человеческого фактора. Все это и есть новая парадигма правоохранительной системы. В ней уже не важна персона руководителя ведомства или наличие погон. В центре внимания системы должен стоять человек, гражданин, его безопасность, права и свободы», - заключил он.

Казахстан > Армия, полиция > inform.kz, 5 октября 2018 > № 2750451


Россия. Индия > Армия, полиция > ria.ru, 5 октября 2018 > № 2749637

Россия и Индия заключили контракт на поставку Нью-Дели комплексов С-400, сообщил РИА Новости пресс-секретарь президента Дмитрий Песков.

Соответствующее соглашение стороны утвердили во время визита Владимира Путина в Индию.

Путин и премьер-министр Индии Нарендра Моди отметили приверженность двух стран развитию военно-технического сотрудничества, которое имеет долгую историю, носит доверительный и взаимовыгодный характер.

Приобретение пяти полков новейших зенитных ракетных систем обойдется Индии в 5,43 миллиарда долларов. Индия станет третьим зарубежным покупателем "Триумфов" после Китая и Турции.

Москва приступила к исполнению контракта, заявил гендиректор "Рособоронэкспорта" Александр Михеев.

Оружие для Индии

С-400 "Триумф" — новейшая зенитная ракетная система большой дальности. Предназначена для уничтожения авиации, крылатых и баллистических ракет, в том числе среднего радиуса действия, а также может применяться против наземных объектов. Дальность действия достигает 400 километров, она способна уничтожать цели на высоте до 30 километров.

Путин и Моди договорились о поставках Нью-Дели ЗРК С-400 "Триумф" и фрегатов проекта 11356 в октябре 2016 года.

Россия и Индия — крупнейшие партнеры в сфере военно-технического сотрудничества: более 70% вооружения, боевой техники индийской армии, ВВС, ВМС — российского и советского производства. Ежегодно Россия поставляет Индии технику и оружие на несколько миллиардов долларов.

Россия. Индия > Армия, полиция > ria.ru, 5 октября 2018 > № 2749637


Россия. Германия > Армия, полиция. СМИ, ИТ > dw.de, 5 октября 2018 > № 2749629

Вслед за рядом других стран Германия также обвинила Главное управление Генштаба Минобороны России, больше известное по старому названию ГРУ, в причастности к масштабным кибератакам. Правительство ФРГ "с вероятностью, граничащей с уверенностью, исходит из того, что за хакерской группой APT28 стоит российская спецслужба ГРУ", заявил представитель правительства Германии Штеффен Зайберт (Steffen Seibert) в Берлине в пятницу, 5 октября.

По словам Зайберта, эта оценка основывается на "совокупности очень хорошей собственной системы источников и собранных фактов". Кроме того, Берлин "полностью доверяет" сведениям британских и нидерландских ведомств, продолжил представитель правительства. Германия "резко осуждает подобные атаки на международные организации и учреждения своих союзников" и призывает Россию "признать свою ответственность и прекратить такие действия".

Обвинения в адрес российских хакеров

Накануне глава МИД Великобритании Джереми Хант заявил, что российская военная разведка неоднократно устраивала "бессистемные и безрассудные" кибератаки на политические институты, компании, СМИ и спортивные организации по всему миру. В частности, по данным британского Национального центра по кибербезопасности (NCSC), ГРУ "почти наверняка" причастно к деятельности хакерских группировокAPT 28, Sofacy, Sednit, Sandworm, "Киберхалифат", "Киберберкут" и ряду других.

После этого Нидерланды сообщили о предотвращении компьютерной атаки российских шпионов на серверы Организации по запрещению химического оружия (ОЗХО). В свою очередь США обвинили в кибератаках семь предполагаемых сотрудников ГРУ, четверо из которых ранее были высланы из Нидерландов, а еще трое - уже обвинялись в атаках на Демократическую партию США.

Позднее с аналогичными обвинениями выступила Канада. По данным МИД этой страны, в число целей сотрудников российских спецслужб входили Канадский центр по этике в спорте и базирующееся в Монреале Всемирное антидопинговое агентство (WADA). В ответ МИД России заявил о "шпиономании", но обещал разобраться в претензиях, которые предъявляют Нидерланды.

Россия. Германия > Армия, полиция. СМИ, ИТ > dw.de, 5 октября 2018 > № 2749629


Сирия. США. Турция. Ближний Восток. РФ > Армия, полиция > dn.kz, 5 октября 2018 > № 2749465 Юрий Сигов

Оказывается, в Сирии все только начинается ...

Казалось бы, ну при чем тут ИГИЛ, Аль-Каеда и прочие?

Юрий СИГОВ, ВАШИНГТОН

Недавно в Вашингтоне состоялась одна очень примечательная конференция. На ней собравшиеся ученые мужи, представители госструктур, а также ранообразных военных ведомств США обсуждали последствия так называемой "арабской весны", которой минуло семь лет.А началась она, если вы помните, вроде как в Тунисе, а теперь, как решили собравшиеся, неплохо и подвести всего этого "демократического преобразования Ближнего Востока" промежуточные итоги.

Символично, что обсуждались на этом мероприятии в основном какие-то полностью оторванные от реалий аспекты этого самого "весеннего арабского наваждения" - где свергли какого диктатора, где женщины получили теперь больше прав, чем прежде, а где к власти вот-вот придут настоящие демократически настроенные силы, сотрудничать с которыми для Соединенных Штатов будет истинным удовольствием. И только про Сирию говорили в каком-то прошедшем времени. Словно и нет ее на свете больше, а все, что там творится, - так давно уже ни одному нормальному человеку не только не понять, но и перестало все это поддаваться какому-нибудь разумному осмыслению.

Зато мировая печать каждый божий день только и пестрит сообщениями о том кошмаре, который уже седьмой год продолжается именно в этой, некогда вполне себе процветавшей арабской стране. Причем сводки оттуда все чаще напоминают предверие чего-то поистине всемирно-катастрофического. Пахнущего уже не региональной, а настоящей мировой военной схваткой, в которой будут участвовать напрямую как минимум с десяток государств.

Причем чем ближе момент этой так называемой "сирийской развязки"(а к нему все идет семимильными шагами), тем больше ощущения чего-то непоправимого, с чем не смогли справиться ни многочисленные спецпосланники Генсека ООН, ни разного рода отставные и действующие политики, ни так называемое мировое сообщество. Которое, с одной стороны, вообще не представляет, что там на деле происходит. А с другой - и не может при всем желании ничего сделать, потому как там до самой Сирии никому из воюющих сторон нет никакого дела. И не было изначально, как бы печально подобное не звучало.

Одни говорят, что Сирия по-прежнему жива. А другие уверяют, что ее давно уж похоронили. Так кто же прав?

Поскольку сейчас сирийская эпопея входит в свою, пожалуй, самую опасную фазу, то неплохо было бы посмотреть на то, что же за все это время на территории страны произошло и что может произойти именно в Сирии и вокруг нее в самые ближайшие недели.

Прежде всего, никакой Сирии в том виде, какой она была до 2011 года, уже нет и никогда не будет. Сообщения о том, что сирийская армия, выступающая на стороне ее нынешнего президента, якобы контролирует все больше и больше территорий- натуральный блеф и пропагандистский миф. Даже если какие-то квадратные километры заняты сирийскими правительственными войсками под "крышей" российской авиации сегодня, завтра все может быть с точностью до наоборот. Сколько на сирийской территории так называемых джихадистов-исламистов да сторонников ИГИЛ, никому доподлинно неизвестно. Но, уверен, вполне достаточное количество, чтобы вести войну в Сирии годами, если не десятилетиями (если это кому-то действительно будет нужно).

Принципиально и то, что целый ряд районов сирийской территории по прошествии семи лет бесконечной войны всех против всех контролируют нынче уже не просто "ребята из ИГИЛ" или родственных ей организаций, а, по сути дела, кадровые воинские части армий США, Турции, Франции, Ирана и России. Все они там находятся потому, что так нужно их правительствам (война с ИГИЛ - это для интервью с журналистами). А кто пришел туда по просьбе "законного правительства в Дамаске", а кто - сам по себе - так какое это и для кого имеет значение?

С кем и кто воюет в Сирии на данном этапе - самый запутанный и неподдающийся осмыслению вопрос. Каждая из вышеперечисленных стран вроде бы воюет (как умеет, и с какими целями их послали туда правители- с такими и находятся) с таинственными силами мирового исламского радикализма и международного терроризма. Но, по сути дела, "гибридно" воюют они друг с другом. А Сирия- так это просто тренировочная площадка, на которой против любого противника можно применять любые средства и методы, пригодные для достижения конечной победы (правда, непонятно, над кем именно).

То, что сирийское правительство осталось пока у власти - не благотворительная миссия России и Ирана, а скорее жизненная необходимость для руководства обеих этих стран попытаться вытеснить из региона своих любимых и глубоко уважаемых "западных партнеров". Вот только "партнеры" эти никак из Сирии не "выдавливаются". Как раз напротив - они в Сирии намерены остаться надолго, если не насовсем. А самый активный участник так называемой "тройственной коалиции" вместе с Россией и Ираном - Турция - так и вовсе считает северные районы сирийской территории своими, и никак иначе.

Кто, где и какие конкретно районы страны контролирует - загадка даже для самых всезнающих спецслужб и спутников слежения. Дело в том, что на какую-то там Сирию и ее территорию вообще никто не обращает уже давно внимания. Каждый решает свои, сугубо "вопросы национальной безопасности". Под них захватываются новые районы, создаются так называемые "зоны разъединения", какие-то "районы карантина" для вывода боевиков вместе с их вооружением.

Про столь ранее популярную "высокую дипломатию" в этом вопросе вообще уже никто даже не вспоминает. А ведь шли сравнительно недавно бесплодные переговоры в Женеве. Не забылись еще ритуальные посиделки в Астане, где Анкара, Москва и Тегеран "на троих" что-то все время вроде как соображали. А в итоге интересы-то у них у всех настолько разные, что на местности, в той самой многострадальной Сирии, где они "случайно встретились", ни о каком взаимопонимании и речи ведь идти не может.

А ведь после Астаны минимум два десятка раз первые лица России, Ирана и Турции встречались в самых разных местах. Проводили они и двусторонние консультации, "сверяли часы", обещали добиться "полной де-экскалации" в Сирии (хотя никто толком-таки не может объяснить, что же это такое на понятном человеческом языке), а результата от этих всех заседаний-выступлений практически никакого.

Ведь как "откусывала" Турция кусочки (причем существенные вполне по размерам) от некогда сирийской единой территории - так и благополучно продолжает это делать. Как размещены были как минимум в трех районах бывшей единой Сирии американские спецподразделения, так они там и остаются - и никуда "без боя" уходить не собираются. Про российские войска даже и упоминать нет смысла: уже четырежды Москва официально объявляла о том, что боевая фаза пребывания российских подразделений в Сирии якобы "завершена". Но проходит неделя - и вновь то сбитый самолет (какая разница кем конкретно?), то вертолет, то обстрелы, то взрывы, и так - без конца и края.

Кто виноват во всем этом кошмаре, в принципе, понятно. А вот что дальше делать- неведомо никому

Когда только начиналась вся эта эпопея с так называемой "арабской весной", то ее ключевыми виновными дружно признавались радикальные исламские группировки, которые вознамерились и халифаты собственные на Ближнем Востоке и севере Африки посоздавать, и правя ими, распространить свою радикальную идеологию на другие регионы мира. Но как-то совсем иную причину всего этого до сих пор продолжающегося бардака никто особо не выпячивает. А зря, как мне кажется.

Дело здедсь ведь не только во всяческих "подпольных кознях" "американского империализма" и поддерживающих его других западных союзников. Да и исламисты-джихадисты ни с того ни с сего появиться нигде не могут. А главная причина взрывоопасных последствий продолжающегося на Большом Ближнем Востоке кризиса - в полной беспомощности тамошних правителей. Именно они несут, прежде всего, и самую главную ответственность за то, что там все повалилось-разрушилось вне зависимости от того, какова степень участия в этом ужасе различных посторонних сил.

Так вот, там, где руководство страны оказалось вполне вменяемым и дальнозорким (то же Марокко, Бахрейн, Иордания, Саудовская Аравия), "арабскую весну", а точнее, запрограммированный социальный бардак удалось предотвратить мирными и весьма эффективными средствами. А именно - выделением наиболее малоимущим группам населения адресной финансовой помощи, создание рабочих мест для безработной молодежи и наказание наиболее проворовавшихся чиновников на радость трудящимся массам.

Но вот там, где правители оказались совершенно неспособны разрешать кризисные ситуации в стране заранее, предчувствуя возможные последствия, то как в Сирии, Ливии или Йемене, все не просто обрушилось, а развалилось до основания. И теперь и в Сирии, и ряде других государств региона мира не только нет сейчас, его не будет не при каких правителях на обозримую перспективу.

А уж в том, что происходит уже семь лет в Сирии, повинен исключительно нынешний президент страны Башар Асад. Именно при его попустительстве и началась вся эта межсирийская война, и перешла она уже в фазу всемирного конфликта. Когда территорию, оставленную ему в правление отцом Хафезом Асадом, теперь делят между собой иностранные руководители. Причем каждый делает это только для своей выгоды, не принимая во внимание никаких именно сирийских интересов.

Да разве дело в Идлибе? Или разве только в нем?

Сейчас в центре внимания сирийской бойни все чаще упоминается город Идлиб, за который сирийской армии надо воевать с американцами, либо с ними должны будут воевать российские военные. Потому как иначе придется о едином государстве под началом Дамаска забыть навсегда. А про север Сирии так забыть и вовсе, потому как его к своим рукам (как и планировалось в Анкаре изначально) приберет Турция. Причем что символично: изменить здесь ничего нельзя - никакими переговорами и никакими призывами к всеобщему разуму.

Уже не первую неделю продолжаются тщетные попытки России и Ирана найти какое-то приемлемое решение с Турцией по поводу ее стремления фактически присоединить к себе бывшие теперь уже сирийские территории, где ранее проживали курды. А с Соединенными Штатами так и переговоров вести некому: Россия и Иран - в списках "оси зла" для Вашингтона, ну не с Б. Асадом же американцам обсуждать свое военное присутствие на территории этого государства!

Аналитики да политологи все никак не подсчитают, какое же количество "умеренных оппозиционеров", которых вооружали всю дорогу что американцы, что турки, скопилось именно в районе Идлиба. Кто называет цифру 30 тысяч, кто - 50. Но разве в этом дело? Факт в том, что для "зачистки" этой территории воевать той же сирийской армии и российской авиации придется с американцами. А вовсе не с джихадистами или "умеренными сирийскими оппозиционерами". Страшно? А что делать? Если страшно, то тогда надо расписаться в том, что Сирия теперь будет тем, что от нее осталось, а не тем, что было раньше.

Важно здесь то, что если из Ирака или Афганистана какие-то воинские части теми же американцами планировалось выводить, то из Сирии никто - а уж Турция и США особенно- больше никуда не уйдут. Иран также будет держать свои воинские части (не важно, как они конкретно называются и под каким "прикрытием" там находятся) в Сирии, потому как это единственный для него рычаг давления на Израиль (по крайней мере пока Б. Асад находится у власти). А вот что делать дальше России в этом "змеином котле" - вопрос на засыпку ее руководству, которое, как уже отмечалось, неоднократно объявляло об окончании сирийской военной кампании.

Между тем и сам Идлиб, и те, кто там по той или иной причине находится - большая увесистая дубинка и над головой Б. Асада, и тех, кто его поддерживает. Никакого мира, пока там будут находиться все те, кто напрямую заинтересован в продолжении бесконечной войны в регионе, быть просто не может. А следовательно обсуждать руководителям тех же России и Ирана надо не разгром так называемых боевиков и антиправительственных сил (это все зависит от того, кто и кого так будет дальше называть: к примеру, Б. Асада законным президентом Сирии признают только Россия и Иран, а вот США и Турция считают его международным преступником, достойным суда в Гааге), а совсем иное.

На сегодня существует лишь три варианта дальнейшего развития событий в Сирии. Первый - признать, что этого государства больше как такового нет (в его старых границах), и очерчивать (с помощью военных гарантий) границы новые. Вдоль которых официальный Дамаск при помощи России и Ирана сможет худо-бедно поддерживать свою власть.

Второй - все-таки воевать до победного конца, штурмовать Идлиб, уничтожать под корень (что 30 тысяч, что 50) оставшихся там боевиков, и заявлять о победе войск Б. Асада над мировым терроризмом и исламским радикализмом. Однако подобное- из области фантастики, потому как этого не допустят ни США, ни Турция (как бы они между собой публично не ругались). Есть еще, не забывайте, Израиль, который, пока сирийская армия пойдет на Идлиб, может "дать под дых" Дамаску совсем на ином направлении. И если в сирийском небе упадут еще российские самолеты, то мало никому не покажется.

И , наконец, третий вариант, который вообще никому не нужен. Оставить Сирию сирийцам - какие они есть, пусть такие там и живут. Без всяких Россий, Иранов, Турций и США. Ведь жили же они раньше, и при всех издержках "отсутствия демократии" западного образца никто и ни на что особо там не жаловался. Но кто же подобное допустит? Так что, скорее всего, именно раздел Сирии на анклавы, полугосударства и прочее- ее реальное будущее. Вот только, как мне видится, войну это и в Сирии, и вокруг нее не остановит. Потому что в этом никто не заинтересован, и потому что этого никто из "внешних участников конфликта" ни за что не допустит.

Сирия. США. Турция. Ближний Восток. РФ > Армия, полиция > dn.kz, 5 октября 2018 > № 2749465 Юрий Сигов


Россия. США. ЦФО > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция. СМИ, ИТ > carnegie.ru, 5 октября 2018 > № 2748984 Глеб Павловский

Позабытые в Фермопилах. Битва за глобальный мейнстрим у Белого дома

Глеб Павловский

Картины Москвы в передаче CNN октября 1993 года роскошны по убедительности: усмирение варваров всей мощью грядущего мейнстрима. Белый дом стал Фермопилами нового мирового порядка. За ним раскинулось необъятное поле будущих славных войн и новых сетевых миров, к которому надо было прорваться через парк «Пионер»

В «Ленинградском апокалипсисе» Даниила Андреева впечатляет картина, где демон русской государственности Жругр сталкивается над Ленинградом с немецким демоном Уицраором. Великая битва демонов, результат которой не предрешен и амбивалентен при всяком исходе. Нечто подобное воздвиглось в атмосфере Москвы октября 1993 года.

Сегодня запоздалые присяги указу Ельцина №1400, равно лицемерные сожаления о Хасбулатове – лишь ходы в нашей игре-считалке: «могло быть то лишь, что было». Нет, могло быть очень по-разному. Не только в смысле «чья возьмет» – какая сторона выйдет временным победителем (временным вышел Ельцин). Куда важнее была перспектива появления того или иного образа Российского государства в итоге схватки.

Альтернатива боя была в двух путях российской государственности, ни один из которых не был ясно назван. Лишь один, осуществленный, можно рассмотреть пристальнее – другой остался в октябрьских туманах 1993-го и требует деконструкции. Для его осуществления нужна была победа другой стороны – впрочем, столь же временная, как триумф ельцинских «демократов».

Дело вовсе не в Конституции по Олегу Румянцеву. Сама она еще ничего не предопределяла. Дело в развилке двух версий государства – экстравертного и интравертного. Глобального в случае Ельцина и провинциально-скучного, хозяйственно-устроительного в случае Верхового Совета РФ. Состав хасбулатовского большинства (замечу – после бегства демократов из Белого дома друг за дружкой, чиновниками в кремлевский аппарат) – красные директора, крепкие хозяйственники, полудемократическое советское офицерство и т.н. «националисты» не смели претендовать на сверхдержавный масштаб и глобалистский эксцесс. Недаром все они после рассеялись, осев обслуживающим персоналом региональных властей и второстепенных политиков Российской Федерации.

Их общим вектором могла быть только версия внутреннего развития РФ. А любая такая модель неизбежно оказалась бы скучной моделью небыстрого nation building, национально-государственного обустройства РФ. Не имея иллюзий об уровне противостоявших Ельцину, могу утверждать, что от них нельзя было ждать ни двух войн на Кавказе, ни возвратной конфронтации с Западом – масштаб не тот.

Чем быть России – аппаратурой Системы-преемницы СССР как мировой сверхдержавы? Или слабым государством новой нации – композитной российской республикой поневоле? Упрощая, можно сказать, что на Краснопресненской набережной столкнулись две неоформленные партии, представлявшие два различных пути развития России: один глобалистский, другой – домостроительный. С nation building связан был только внутренний, представленный бестолково и недемократично. Ельцинский же притязал на трон Политбюро в центре земной вселенной. Потеряв былую силу, он полагался на мировой мейнстрим – глобальный спрос на непостижимую Россию. Но только в версии Верховного Совета речь шла о внутреннем развитии, речь путаная и осложненная невразумительной эклектикой «советской демократии»: гибрид если возможный, то не выглядевший передовым в те дни.

Нельзя не осудить кровавой акции 4 октября. Но нельзя не видеть, что именно в результате возникло. Смешно читать, что путинизм начался тогда, хотя это в общем-то верно. Однако не слишком ли жалкий вывод 25 лет спустя, – вывод, который тогда еще, в 1993-м, вслух сделали такие умы, как Дмитрий Фурман и Михаил Гефтер?

Пора говорить определеннее. Система Российской Федерации в победоносном мейнстриме 1993 года уже не могла стать регулярной государственностью – ей следовало оставаться победоносной всегда. Когда через год, летом 1994-го, президентский рейтинг Ельцина упал вдвое, ответом на это были не внеочередные выборы (обещанные им же на то самое лето), а вопрос о войне. Вопрос (цитирую меморандум по памяти) о «показательном разгроме какого-либо одного региона, противящегося центру реформ». И не то беда, что первую годовщину Конституции танки праздновали на подходе к городу Грозному: срывы у демократий бывают. Все еще можно было остановить и передоговориться. Но договоренность теперь была не нужна Системе – ей требовалась только Победа, пускай в собственной стране.

Дудаевская Чеченская республика не была глобальной проблемой России. Зато новая глобализированная Москва после 1993 года нуждалась в Победе над глобальным злом. Флюиды иллюзорного величия слабой государственности влекут, как феромоны: интернационализация Кавказа притянула интерес столь знаменитых в будущем людей, как Хоттаб, бен Ладен и Шамиль Басаев. Страсть Кремля к масштабированию нашла идеальных контрагентов в мировых авантюристах, внутри и вовне РФ. Система искала, чем укрупнить себя, не строя государство: этим могла стать эскалация, военная и политическая. Любимой мечтой фронтменов Системы стало «вбить последний гвоздь в гроб» кого и чего бы то ни было – коммунизма, международного терроризма, цветных революций и т.п. Они верили, что решается вопрос о «России в семье цивилизованных наций». Казалось бы, столь благородная мысль должна сдерживать страсти? Но нет – она искушала.

Важно или не важно, что гражданской войне в Москве предшествовала война в Заливе, и обе стали войнами CNN? Войны, где вокруг Белого дома заранее расставляли камеры для съемки будущего боя, а когда стемнело, помнится, и осветительную аппаратуру. Саддама Хусейна не сравнить с Хасбулатовым и Олегом Румянцевым, но всех их наказывали как варваров.

Что бы мы ни думали о Ельцине, Хасбулатове и Конституции, не их обиды занимали многомиллионную аудиторию, прилипшую к телеэкранам всех континентов. Борьба шла не за жалкие институты страны, интересовавшие мир куда меньше, чем советский металлолом. То была война за новый мировой порядок, New World Order, и Кремль вел ее (отчасти в воображении) как верный глобальный proxy – «по поручению». Белый дом стал Фермопилами NWO. За ним раскинулось необъятное поле будущих славных войн и новых сетевых миров. Но к нему еще надо было прорваться через Новоарбатский мост и парк «Пионер». Их следовало взять любой ценой – Грачев взял.

Картины Москвы в передаче CNN роскошны по убедительности: усмирение варваров всей мощью грядущего мейнстрима. Как раз появилось понятие мейнстрима и людей вне его, out of the mainstream. Мейнстрим однополярного мира не был только внутренним или внешним, он охватывал всесторонне. Те, кто приказывал танкам, делали это именем цивилизованного человечества. Силы соединились, и через год танки цивилизации пойдут на Чечню.

Президент России зато снова был в перекрестье всемирных прожекторов. Сцена действий раздвинулась, и Борис Ельцин обживался в самом центре мира. Вкусивший этой амброзии захочет ее еще и еще.

Ельцин и Хасбулатов тех дней в Москве были неравны в главном и стояли за разномасштабные вещи. На стороне Ельцина было советское сверхдержавное правопреемство в его геноме – претензии на величие мировых масштабов. Столь частый тогда мем о «России, вернувшейся на путь цивилизованных наций» кажется пошловатым, но фраза выражала нечто страстно-опасное – экспансивность новой страны. Притязание на сверхдержавность иного типа: слабым государством решить непосильные ему сверхзадачи. Вот, например: войти в семью цивилизованных наций за год! Всех поразив успехом и восхитив быстротой.

Москву усмиряли, как Афганистан, и победили, как Ирак в Заливе. Тогда уже вышло эссе Бодрийяра «Войны в Заливе не было». Все, что написано там про войны CNN, легко отнести к 4 октября 1993 года. Разница та, что мы были внутри картинки, а не снаружи. Мы еще не смели шутить, что развезти трупы 4 октября по подмосковным моргам (занижая общую цифру потерь) – это постмодерн. Мы не были еще столь изысканны.

Битва при Кутузовском проспекте покончила с шансами России на что-то всего лишь внутрироссийское. Зато центр Российской Федерации преобразовался в глобальный Центр, с амбициями, выходящими далеко за пределы РФ. Россия случайно нашла возможность государственно существовать, не строя государство. Инфраструктура величия, основанного на импровизированных проектах и эскалациях, – вот новая Россия. Население и власть вошли в симфонию не на базе «военно-промышленного комплекса», того не стало, а комплекса танко-медиа-сырьевого. Панорама такой государственности – грандиозные битвы людей в экзоскелетах с варварами Пандоры из фильма «Аватар».

Мировая война в отдельно взятом городе выиграна. С той поры 25 лет идут войны за то, кого считать победителем.

Россия. США. ЦФО > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция. СМИ, ИТ > carnegie.ru, 5 октября 2018 > № 2748984 Глеб Павловский


Великобритания. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 4 октября 2018 > № 2752453

Daily Mail (Великобритания): «Мой круг защиты в ГУЛАГе»

Отравленный в Солсбери Сергей Скрипаль рассказывает, как он выживал в печально известном тюремном лагере и в сталинских камерах пыток до драматического «обмена шпионами», благодаря которому он оказался на свободе.

Марк Урбан (Mark Urban), Daily Mail, Великобритания

— Скрипаль был двойным агентом и важным источником информации для МИ6

— Он рассказывает, как его схватили прямо на улице и бросили в сталинские камеры пыток

— Скрипаль думал, что ему все сойдет с рук, однако западня захлопнулось, о чем повествуется в новой книге об этом человеке

Сергея Скрипаля схватили, заковали в наручники и надели на голову мешок головорезы из российской службы безопасности. Его затолкали в машину и повезли в страшную московскую тюрьму в Лефортово. Оказавшись там, ты попадаешь в потусторонний мир.

Самых известных узников этой тюрьмы с царских времен неизменно обвиняли в инакомыслии, шпионаже и измене. При Сталине тюремные корпуса Лефортова стали ключевой составляющей процесса пыток, поставленного на промышленный поток, выбивания признаний и ликвидаций.

В 1996 году тюрьма попала в подчинение к новой полиции мысли — ФСБ.

После ареста в конце 2004 года полковник в отставке Скрипаль был низведен до положения обычного зека и делил камеру с двумя другими арестантами. А раньше он был человеком заслуженным, прошедшим солидную армейскую службу, важным начальником в ГРУ, как называют разведку российских вооруженных сил.

Когда я в прошлом году брал у него интервью, он рассказал мне, что один его сокамерник был «настоящим московским бандитом, убившим троих полицейских и обвиненным не в каком-нибудь рядовом преступлении, а в терроризме». На теле у него были нацистские татуировки.

Второй был меньше ростом и спокойнее, а поэтому Скрипаль сразу понял, что он стукач. Крепкий Скрипаль, вспомнив десантную подготовку, хорошенько отмутузил съежившегося от страха сокамерника своими мощными кулаками, и этого человека из камеры убрали.

Распорядок дня Лефортовской тюрьмы четко регламентировал каждый час жизни Скрипаля в первую мрачную зиму заключения. Тюремный день начинался в шесть утра подъемом и заканчивался в десять часов вечера отбоем, когда выключали свет.

Но условия содержания там были на удивление сносными для арестантов, находившихся под следствием и в ожидании суда. Трехразовое питание и пачка сигарет в день. Постельное белье меняли раз в неделю и даже пускали посетителей.

Раз в месяц приезжала его жена Людмила, привозя домашнюю еду. Ей также удалось передать мужу телевизор и маленький холодильник.

Но если не считать этих маленьких удобств, жизнь в тюрьме была очень тяжелой из-за бесконечных допросов. Дважды в день его выводили из камеры на четырехчасовой допрос, который проходил в отдельном помещении. Вопросы отупляли, поскольку всегда были одни и те же: о персональных данных, о службе, о привычках, о контактах с иностранными разведслужбами.

За два неполных года пребывания в Лефортово он насчитал 17 следователей, которые его допрашивали. Все они добивались от него признания, обещая за это менее суровый приговор. Других заключенных били, Скрипаля же ни разу не тронули.

«Против меня никогда не применяли физическую силу», — сказал он мне. Эти люди понимали, что пройдя суровую военную подготовку, он в состоянии переносить боль. Но всегда присутствовал страх, что с ним могут просто разделаться.

Его не могли расстрелять, так как в России действует мораторий на смертную казнь, даже за государственную измену и шпионаж.

Но он мог просто исчезнуть. Как исчез другой агент ГРУ, работавший на западную разведку. Позднее его обнаружили задушенным и с отрубленными пальцами.

В присутствии следователей Скрипаль старался сохранять спокойствие и самообладание. Во время допросов он пытался понять, когда за ним начали следить: во время командировок на Мальту, в Италию, Испанию, где он тайно встречался с британскими агентами? Может, он находился под наблюдением гораздо дольше, чем ему казалось?

Однако Скрипаль упрямо придерживался своих объяснений. Записи невидимыми чернилами, которые контрразведчики обнаружили у него в квартире? Будучи офицером-разведчиком, он должен был показывать своим агентам, как можно переписываться.

Да, на его банковский счет поступали крупные суммы денег, но уйдя из ГРУ, он стал бизнесменом. А что касается пары зарубежных поездок, то если его действительно засекли во время встреч с британскими агентами, пусть представят доказательства.

Ему стало ясно, что следствие не может установить связь между ним и каким-то конкретным человеком из МИ6, как не может доказать, что он передавал разведывательные сведения британцам. Скрипаль пришел к выводу, что кто-то наверняка выдал его ФСБ, однако этого доносчика необходимо защищать, и поэтому он не даст против него показаний в суде.

Допросы продолжались, и он говорил себе, что если будет стоять на своем, отказываясь признаваться, им придется его отпустить, и все будет хорошо. Но эти надежды были напрасны. В октябре 2006 года закрытый военный суд рассмотрел дело против Скрипаля и приговорил его к 13 годам лишения свободы.

В России об этом процессе немало писали и говорили средства массовой информации. Были опубликованы фотографии Скрипаля в спортивном костюме за решеткой в зале суда, когда судья зачитывал приговор. Потом СМИ стали очернять его имя, говоря о моральном разложении, об алчности и эгоцентризме тех, кто шпионит в интересах Запада.

Звучали утверждения, что МИ6 заплатила Скрипалю за шпионскую деятельность 100 тысяч долларов, хотя, по моим расчетам, эта цифра намного скромнее — 70 тысяч.

Российские СМИ в своих репортажах также пытались подорвать веру МИ6 в Скрипаля, делая намеки на то, что он во всем сознался, дал письменные показания и попытался заключить сделку со следствием о смягчении приговора.

Скрипаль это отрицает. Он рассказал мне, что в случае признания ему обещали сократить срок до пяти-шести лет, однако он ответил отказом. В любом случае, результат был бы такой же. Скрипаля осудили, и теперь он направлялся в российский ГУЛАГ.

В России у каждой исправительной колонии есть свой номер и предназначение. ИК-5 находится в лесной глуши в Мордовии, в 800 километрах к востоку от Москвы. Это колония для «людей в погонах», с оттенком сухой иронии поведал мне Скрипаль. Всего там 1,2 тысяч осужденных, многие — бывшие полицейские и армейские офицеры. Там даже есть несколько обесчестивших себя людей из ФСБ.

Будучи новым зеком, Скрипаль должен был быстро найти союзников. Он начал сближаться с группой осужденных, которые, как и он, служили в ВДВ.

«Они создали мой первый круг защиты в колонии», — сказал Скрипаль.

Никто из зеков в здравом уме не осмелился бы давить на человека из группы десантников. Довольно скоро Скрипаль благодаря своему опыту, возрасту, физической силе и званию полковника стал вожаком этой стаи.

Но условия содержания в ИК-5 могли сломить даже самого закаленного зека. Зимой снег лежал по четыре-пять месяцев, а температура порой опускалась ниже 30 градусов Цельсия.

ФСБ опустошила банковские счета Скрипаля в Москве (правда, те деньги, которые ему заплатила МИ6, были надежно спрятаны за границей). Однако Людмила продала кое-что из вещей и передала мужу деньги, чтобы он мог подкупать надзирателей. Скрипаль даже добился, чтобы в его блоке установили новые душевые и унитазы.

Он старался держать себя в форме как физически, так и душевно, долгими часами упражняясь с гантелями, прыгая со скакалкой и боксируя с тенью. Еда в колонии была отвратительная, но преданная жена Людмила каждый месяц присылала ему посылки с продуктами, чтобы он мог готовить на плите в своей камере.

Оставшейся в Москве семье Скрипаля было очень непросто. От них отвернулись друзья, а соседи говорили гадости о его измене. Людмиле было трудно выносить такую атмосферу неодобрения, особенно когда она заболела раком и была вынуждена лечиться в одиночку без поддержки мужа.

Остальные члены семьи тоже ощущали стыд после его провала. Сын Саша впал в отчаяние и запил, а дочери Юлии приходилось выслушивать презрительные замечания сокурсников в университете, где она училась.

Как-то раз, когда ей надоели издевки, девушка даже попыталась сменить фамилию. Но передумала и просто отказалась говорить о тюремном сроке своего отца.

Скрипаль подал апелляцию на вынесенный ему приговор, однако суд ее отклонил. Время в ИК-5 тянулось медленно, а сидеть Скрипалю предстояло еще очень долго. Но он сказал себе, что через восемь лет сможет получить условно-досрочное освобождение. Мечта уехать из России и начать новую жизнь за рубежом придавала ему силы.

Но шансов на то, что это произойдет быстро, было очень мало.

А в мире шпионажа жизнь шла своим чередом, и колеса вертелись в заведенном порядке. Эффектная рыжеволосая русская шпионка Анна Чапман (она сохранила фамилию британского мужа, с которым разошлась) приходила в интернет-кафе, садилась за стол и отправляла доклады в Москву с ноутбука, принадлежавшего российским разведчикам, которые сидели неподалеку.

Но с передачей информации возникали проблемы, и ей пришлось говорить с человеком, которого она приняла за своего куратора. На самом деле это был действовавший под прикрытием агент ФБР. Он дал ей поддельный паспорт, позже ставший уликой против шпионки.

Чапман попалась в западню.

После одной из самых долгих и изощренных контрразведывательных операций ФБР сумело выследить целую группу глубоко законсервированных шпионов, известных как «нелегалы». Эти люди на протяжении нескольких лет внедрялись в американское общество, создавая себе легенду.

Перед ними стояла задача проникнуть в «правящие круги» США, и они старались налаживать отношения с учеными, аналитиками из мозговых трестов и людьми из мира финансов в надежде заманить в свои сети высокопоставленных госслужащих, сотрудников ЦРУ и банкиров.

Их работу обеспечивали агенты типа Чапман, которые передавали деньги и оказывали содействие. Сама Чапман не была «нелегалом». Американская разведка называет таких людей «НОП» (неофициальное прикрытие), потому что они живут под своими настоящими именами.

«Крот» в российской разведке передал соответствующую информацию ФБР, и оно выявило четыре семейные пары, работавшие в Нью-Йорке, Бостоне и Вашингтоне. Настал момент для их ареста.

В июне 2010 года группы агентов ФБР провели скоординированную операцию по задержанию «нелегалов», ворвавшись к ним в дома.

Когда в Москву пришли новости об обысках, в российской Службе внешней разведки СВР возникла паника. Вся ее шпионская сеть в Америке оказалась в ловушке. Теперь в СВР были вынуждены исходить в своей работе из того, что и вся международная сеть тоже вскрыта. Российские разведчики понятия не имели, что с этим делать.

4 июля в штаб-квартире СВР раздался телефонный звонок. Звонил директор ЦРУ Леон Панетта (Leon Panetta), который хотел поговорить со своим российским коллегой, боссом СВР Михаилом Фрадковым.

Панетта проинформировал Фрадкова, что его люди пойманы. Он предложил русским обмен. Русские согласились. Стороны стали готовить обмен шпионами.

Но перед ЦРУ встал непростой вопрос. Если они отправят российских нелегалов обратно, то чего им просить взамен?

Спустя два дня после разговора Панетты с Фрадковым в жилой блок ИК-5, где находился Скрипаль, пришел надзиратель. «Собирай вещи и через 10 минут будь в здании штаба», — приказал он.

«Что случилось?» — спросил Скрипаль. «Может, тебя переводят в другую колонию», — предположил надзиратель. Скрипаль быстро собрался и раздал друзьям-десантникам (которых он называл своей тюремной семьей) еду, одежду и прочие вещи.

В администрации колонии Скрипалю без каких-либо объяснений сказали, что его отправляют в Москву. После этого экс-полковника затолкали в черную машину ФСБ.

Они ехали более шести часов, и за это время никто не сказал ему ни слова. Когда Скрипаль увидел, что Москва близко, настроение у него улучшилось. Его определенно не переводили в другую колонию.

Чуть позже машина заехала во двор Лефортовской тюрьмы, где он «прекрасно поужинал и лег спать».

Пока Скрипаль спал, Вашингтон заканчивал последние приготовления к сделке по обмену. Там без проблем решили, кого хотят вернуть домой — двоих агентов, томившихся в российских тюрьмах. Но больше никого не было. Тогда американцы спросили британцев, не хотят ли они кого-нибудь освободить? Естественно, МИ6 сразу подумала об агенте «Немедленном». Это был оперативный псевдоним Сергея Скрипаля.

На следующее утро Скрипаля отвели в кабинет на верхнем этаже, где внушительный руководитель резидентуры ЦРУ в Москве Дэниел Хоффман (Daniel Hoffman) сообщил ему радостную новость об обмене.

Он сказал, что если Скрипаль захочет, он может уехать из России. Решать ему.

Скрипаль читал в газетах об аресте «нелегалов» в США, и ему была понятна подоплека этого обмена. Но он хотел знать больше подробностей о том, как он будет производиться.

Хоффман сказал, что прежде всего ему надо подписать документ с просьбой к российскому президенту о помиловании.

Скрипаль заупрямился. Такая подпись была равноценна признанию вины. Даже проведя шесть лет в заключении, он не собирался доставлять такое удовольствие этим ублюдкам из ФСБ. Упрямство было в его характере. Оно помогло Скрипалю выжить в ГУЛАГе, но теперь создавало угрозу его освобождению.

Хоффман сказал, что русские настаивают на подписании такого документа, потому что задержанные в США российские шпионы тоже были вынуждены признаться в том, что они — иностранные агенты, действующие в США нелегально.

ФСБ хотела получить ответное признание от Скрипаля. И если она его не получит, велика вероятность, что вся эта сделка не состоится.

Сначала мягко, а потом все более настойчиво Хоффман объяснял Скрипалю, что эти условия не подлежат обсуждению. Скрипаль попросил дать ему время подумать, но потом все-таки взял ручку и поставил свою подпись.

Проведя последнюю ночь в камере Лефортовской тюрьмы, он вышел в тюремный двор, где его посадили в машину вместе с тремя другими подготовленными к обмену людьми.

Их отвезли в аэропорт, где проходил предполетную подготовку российский государственный авиалайнер Ту. Они заняли места в салоне. Возникла заметная напряженность, когда в момент закрытия дверей на борт торопливо поднялся Хоффман и прошел в переднюю часть салона.

Скрипаль и остальные люди, проведя годы в российской тюрьме, привыкли к тому, что надежды вспыхивают и гаснут. Не отменят ли их освобождение в последний момент?

Но самолет медленно покатил по рулежке, затем зарычали двигатели, и он взмыл в небо. Они были свободны. Теперь по-настоящему.

Хоффман вернулся и объяснил, что они летят в Вену, где состоится обмен. Оттуда двое из них отправятся в Америку, а еще двое — в Британию.

Сидя в самолете в своей темно-серой тюремной одежде, Сергей Скрипаль волновался, думая о том, что будет с его семьей. Он знал, что прежде КГБ много лет не давал родственникам разрешения на выезд.

«А что будет с моей женой? Когда она сможет приехать ко мне?» — спросил он. «Не волнуйтесь, — ответил Хоффман. — Все согласовано с российскими властями».

Когда самолет сел в Австрии, четверых россиян отвезли на автобусе к стоявшему неподалеку «Боингу». На нем из США прибыли российские нелегалы, ожидавшие в отдельном терминале посадки на свой самолет, чтобы улететь домой. Этих людей Скрипаль так и не увидел.

На борту американского самолета в Вене освобожденные россияне открыли выданные им сумки и обнаружили там спортивные костюмы, белье, туалетные принадлежности и по бутылке шотландского виски. Они подняли стаканы и выпили за освобождение.

Самолет совершил посадку на базе Королевских ВВС Брайз-Нортон в Оксфордшире, где высадили Скрипаля и еще одного человека. Остальные полетели в США.

Их отвезли на вертолете в Форт-Монктон, где находится учебный центр МИ6. Там их несколько недель опрашивали. Но сначала, как говорит Скрипаль, их привели в комнату, «где было полно очень хорошей одежды и обуви».

«Нам сказали выбирать все, что хочется. Что все это — для нас».

Кураторы быстро привели их в божеский вид и сфотографировали на новые паспорта. Это было важно с психологической точки зрения, дабы подчеркнуть их новую принадлежность.

Потом Скрипаля спросили, где он хочет жить. Хочет ли он остаться в Англии или желает уехать в Испанию? Им было известно, что он иногда говорил о том, как будет жить под испанским солнцем. Но, поразмыслив, Скрипаль сказал, что предпочел бы остаться в Британии. Поэтому кураторы сказали, что займутся поиском жилья.

Между тем Россия праздновала возвращение «нелегалов» из Америки. Их всячески чествовали и превозносили, называя высочайшими профессионалами. В частности, Чапман стала чем-то вроде знаменитости и начала вести собственную программу на телевидении.

Нахваливая своих шпионов, Путин не мог промолчать по поводу тех, кого на них обменяли.

«Предатели всегда плохо кончают», — заявил он.

Репортер начал задавать наводящие вопросы, спрашивая, будут ли наказаны живущие за границей предатели. Путин ответил обтекаемо, но с угрозой в голосе: «У разведслужб — свой собственный кодекс поведения, и все сотрудники ему следуют».

Опрос Скрипаля в Форт-Монктоне прошел хорошо, но он очень сильно волновался, пока не поговорил с женой Людмилой и матерью Еленой.

«Поговорив с ними, я успокоился», — сказал он мне.

По условиям обмена с русскими Людмила могла приехать к нему в Британию. Как и его мать. Но матери было уже за 80, и она не хотела сниматься с насиженного места.

Он пытался успокоить ее по телефону, говоря какие-то обнадеживающие слова. Может, когда-нибудь ему позволят вернуться в Москву, и они снова будут вместе.

«Даже не думай о возвращении в Россию, — твердо сказала ему мать. — Здесь ты всегда будешь в опасности».

Эти женщины всегда занимали центральное место в жизни Скрипаля, помогая ему переживать все превратности судьбы. Но теперь постаревшая мать стала для него недосягаема.

Образовавшуюся брешь заполнила дочь Юлия. Она повзрослела и превратилась в уверенную в себе молодую женщину. Владея иностранными языками, она быстро получила работу в Москве в фирме «Найк» (Nike). Юлия отправилась в Британию, чтобы найти жилье для своих родителей.

Решение она приняла быстро. Дом, который она выбрала, был в тихом и непритязательном городке под названием Солсбери. Безусловно, там родители будут в безопасности.

Дом в Солсбери, купленный для Сергея Скрипаля и его жены Людмилы после его приезда в Британию, стоил 260 тысяч фунтов стерлингов. У него был небольшой запас денег, накопленных в Испании, да и британское правительство время от времени должно было выплачивать ему какие-то суммы. Но Скрипаля нельзя было считать богатым человеком.

Во время моего первого визита к нему домой я понял, что там живут отнюдь не богатеи. Гостиная была довольно обшарпанная, но в ней поддерживался пусть не идеальный, но практически полный порядок, как обычно бывает в домах бывших военных.

Он показал мне вещи, привезенные из его старой московской квартиры. С особой гордостью он взял в руки макет английского загородного коттеджа, подаренный ему много лет назад в Мадриде агентом МИ6 Ричардом Бэгноллом (Richard Bagnall), который его завербовал.

Это был обычный сувенир, но он явно многое значил для Скрипаля. Настолько многое, что он привез его из Испании в Москву, а потом попросил доставить его в новый дом в Солсбери.

В конце 2010 года в Солсбери приехала Людмила, и Скрипали жили счастливо. Но состояние здоровья у женщины ухудшалось. Пока муж находился в ГУЛАГе, у нее диагностировали рак матки. Теперь он проявился вновь и стал давать метастазы. Людмила умерла в 2012 году в возрасте 59 лет.

Смерть жены стала для Скрипаля мощнейшим ударом. «Она была сильная женщина, — отметил один их знакомый. — Он одновременно восхищался ею, обожал и боялся ее».

Когда умерла Людмила, Сергей переключил все свое внимание на детей. Юлия много времени проводила в Англии, где ей легко было найти работу. Но свое будущее она видела в России, и в 2014 году начала искать работу там.

Юлия по-прежнему приезжала к отцу, но хотела жить собственной жизнью.

У сына все было намного сложнее. Саше было 43 года, он развелся с женой и какое-то время злоупотреблял алкоголем.

Скрипаль сказал мне: «Если он снова начнет пить, это убьет его. Но я знаю, что он пьет тайком. Отца не обманешь».

Но основания для надежды все же были. У Саши в России появилась новая подруга, и в июле 2017 года он улетел обратно в Москву. Юлия встретила его в аэропорту. Он явно был пьян. Вскоре Саша скончался в больнице от печеночной недостаточности.

Когда я позвонил Сергею, чтобы выразить ему свои соболезнования, он заявил, что решение сына снова начать пить было «своего рода самоубийством».

Новый удар постиг Скрипаля, когда его мать Елена на 90-м году жизни сломала бедро, из-за чего ее здоровье серьезно ухудшилось.

Сергей очень сильно страдал от того, что не может лично ухаживать за матерью. Поэтому кураторы из Уайтхолла предложили перевезти ее в Британию и купить ему дом побольше, чтобы они могли жить вместе.

Он был явно опечален тем, что не может жить вместе с родственниками, но выхода из этой ситуации не видел. Когда я спросил его, считает ли он, что сможет когда-нибудь вернуться в Россию, Сергей ответил, что этого наверняка никогда не случится.

Он вспомнил слова матери, наказавшей ему не возвращаться в Россию, потому что там он всегда будет в опасности.

К моменту нашей встречи Скрипаль прибавил в весе, а волосы у него поредели. Но было бы ошибкой недооценивать его умственное состояние и физическую закалку.

Жизнь била его не раз, принося горести и несчастья, но он все равно намеревался прожить ее до конца и сполна.

Ближе всех к нему были люди, которых он называл своей «командой». Это были сотрудники МИ5 и МИ6, следившие за его благополучием. Он тепло о них отзывался и показывал мне специальный мобильный телефон для прямой связи с их дежурным.

Он уведомил этих людей о моем визите, что было вполне разумно, так как приглашение любого человека к себе домой несло в себе определенный элемент риска. Естественно, он понимал, что ему следует думать о собственной безопасности, но это не превращалось у него в навязчивую идею.

В конце концов президент его помиловал, и он отбыл значительную часть своего тюремного срока. Так что у него были все основания полагать, что если он не станет выступать с политическими заявлениями и давать много интервью, его жизнь будет протекать спокойно, пусть порой и монотонно.

Мне Скрипаль показался домоседом и человеком привычек. Он любил готовить для себя, любил спокойно выпить. У него дома я увидел немало признаков того, что Скрипаль привык убивать время. Там была стопка паззлов для взрослых, выполненная в масштабе модель военного парусника, которую он собрал сам, кропотливо закрепив мачты при помощи ваты.

Иногда он на день выезжал в Лондон, и время от времени МИ6 прибегала к его услугам. Насколько я понял, он время от времени выступал перед военной аудиторией, возможно, перед новыми курсантами, и перед дружественными разведслужбами.

В этом смысле он действовал как консультант, рассказывая о том, как ГРУ может подойти к решению той или иной проблемы, а также делясь своими мыслями о проведенных этим ведомством операциях.

Поддерживал ли он отношения с иностранными разведслужбами, как утверждалось после покушения на него?

Собрав воедино информацию о поездках Скрипаля, я выяснил, что в 2011 году он ездил в США, в 2012 году побывал в Чехии, а также пару раз посещал Эстонию.

Летом 2017 года наши интервью были прерваны из-за его недельной поездки в Швейцарию, где он провел несколько бесед с сотрудниками федеральных спецслужб этой страны.

Я также слышал, что он беседовал с сотрудниками Службы безопасности Украины, однако мне такие слухи кажутся безосновательными, если вспомнить, с каким презрением он рассказывал мне об украинцах. Он назвал их баранами, которые нуждаются в России в качестве пастуха.

Мне было сказано, что эти слухи не соответствуют действительности. Тем не менее здесь могло быть нечто такое, что спровоцировало заговор с целью его убийства.

Некоторые его поездки, особенно в страны бывшего советского блока, могли быть расценены как возвращение Скрипаля на разведывательную сцену, особенно если докладывавший в Москву человек преувеличил его роль.

Если бы я мог задавать ему вопросы после отравления, прежде всего я расспросил бы его об этих зарубежных поездках. Но, несмотря на мои многочисленные попытки возобновить беседы со Скрипалем после его отравления «Новичком», он решил не разговаривать со мной.

Великобритания. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 4 октября 2018 > № 2752453

Полная версия — платный доступ ?


Казахстан. Великобритания > Армия, полиция > inform.kz, 4 октября 2018 > № 2750399

Глава МВД рассказал, как полицейские освободились из «плена» старой статистики

Министр внутренних дел РК Калмуханбет Касымов рассказал, как казахстанская полиция освободилась из «плена» старой статистики, передает корреспондент МИА «Казинформ».

«И вправду, полиция Казахстана раньше находилась в «плену» старой статистики. Раньше нас оценивали по доле раскрытия зарегистированных преступлений. В связи с этим, было время, когда некоторые сотрудники на месте закрывали дело и работали, опираясь на статистику. Конечно, благодаря политическому духу Елбасы в 2011 году совместо с Генеральной прокуратурой была введена электронная регистрация и сделан акцент на работе с населением», - сказал министр на международной конференции «Будущее уголовного правосудия в Казахстане: от гуманизации к управлению переменами».

Калмуханбет Касымов отметил, что благодаря квалифицированным экспертам, открылся проектный офис МВД. По его словам, в проектном офисе работают лучшие сотрудники МВД.

«Важно иметь в виду, что при создании проектного офиса принимали участие полицейские европейских стран. Особенно неимоверную помощь оказала служба пробации Великобритании. Проектный офис подготовил 24 проекта по линии МВД. Трое из них прошли пилотный режим и сейчас вводятся в деятельность министерства. Еще три проекта в данный момент работают в пилотном режиме. Мы хотели донести то, что создание службы пробации и принятие соответствующего закона, а также введение в нашей стране его четырех ступеней говорит о большой проделанной работе», - сказал Калмуханбет Касымов.

Казахстан. Великобритания > Армия, полиция > inform.kz, 4 октября 2018 > № 2750399


Казахстан. Евросоюз. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inform.kz, 4 октября 2018 > № 2750393

Жакип Асанов: Мы смогли создать «команду реформаторов»

Казахстан создал «команду реформаторов», осуществляющие новые идеи, проекты в суде, прокуратуре и правоохранительных органах. Об этом сегодня в ходе международной конференции в Астане «Будущее уголовного правосудия в Казахстане: от гуманизации к управлению переменами» сообщил председатель Верховного суда РК Жакип Асанов, передает корреспондент МИА «Казинформ».

Жакип Асанов выразил благодарность специалистам, запустившим проект EUCJ. По его словам, в рамках этого проекта было выполнено 10 мероприятий по снижению количества заключенных, примерение в ходе гражданского процесса, электронные браслеты и пробация, трудоустройство людей, находящихся в колониях.

«В первую очередь, мы смогли создать «команду реформаторов». Она была создана не просто поручением Генерального прокурора. Это те люди, которые всей душой желают работать во благо государства. Команда реформаторов открыла глаза многим, особенно в сфере менеджмента. Вы знаете о том, что мы создали проектный офис. Также стояла цель довести наши идеи до регионов. Была поставлена задача подготовить «Послов новых изменений». Таким образом, была организована небольшая команда из двух-трех прокуроров. Они с энтузиазмом отправились в регионы и провели большую работу», - сказал Ж. Асанов.

А также он рассказал о выполненных работах в рамках проекта EUCJ.

«Остановлюсь только на одном проекте. С помощью «10 мероприятий по снижению количества заключенных» Казахстан представил свои реформы не только в СНГ, но и более развитым странам. В прошлом году правительство Российской Федерации объявило конкурс по проектному управлению, мы подали заявку на участие. Наша команда прибыла в Москву и защитила проект на высшем уровне. В итоге мы выиграли гран-при», - сказал Ж. Асанов.

Председатель Верховного суда отметил, что на конкурс в Москву были высланы пять проектов. Все они стали обладателями призовых мест.

Казахстан. Евросоюз. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inform.kz, 4 октября 2018 > № 2750393


Казахстан. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inform.kz, 4 октября 2018 > № 2750391

Жакип Асанов рассказал о миссии прокуроров

Председатель Верховного суда РК Жакип Асанов рассказал о том, как прокуратура вела свою работу раньше и сейчас, передает корреспондент МИА «Казинформ».

«Мы долго искали ответ на вопрос «В чем заключается миссия прокуратуры?». Это и стало самым сложным. Мы поняли, что система дает сбой, так как не было конкретности и степени ответственности. Достичь того, что невозможно - это мы и считали нашей задачей», - сказал Ж. Асанов на международной конференции в Астане «Будущее уголовного правосудия в Казахстане: от гуманизации к управлению переменами».

По его словам, были периоды, когда прокуроры выполняли обязанности шестидесяти контролирующих органов.

«Было время, когда мы сами распоряжались тем, что, где и когда нужно контролировать. Прокуроры даже проверяли теплосеть в школах и детских садах. Доходило до того, что они вели контроль над тендерами, частными бизнесами и даже проверяли школьные журналы. Каждый проверял, опираясь на свою фантазию, соответственно и результаты не особо радовали», - сказал он.

Председатель Верховного суда РК отметил, что последние изменения в Конституции внесли ясность в миссию прокуроров и был создан Закон «О прокуратуре».

«Теперь прокурор не может добровольно вести проверку бизнеса. Конечно, могут возникнуть различные ситуации, однако сперва нужно взять разрешение самого Генерального прокурора. Закон «О прокуратуре» полностью обновился», - подытожил Ж. Асанов.

Напомним, данная международная конференция посвящена итогам трехлетнего проекта «Модификация уголовного судейства в Казахстане» Евросоюзa (EUCJ).

Казахстан. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inform.kz, 4 октября 2018 > № 2750391


Латвия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция. СМИ, ИТ > ria.ru, 4 октября 2018 > № 2749123

Сейм Латвии принял в четверг в окончательном чтении закон о публикации в этом году в интернете документов Комитета госбезопасности (КГБ).

За публикацию картотеки КГБ проголосовало большинство депутатов.

"Согласно принятому закону, будут опубликованы агентурные картотеки, картотека учета внештатных оперативных сотрудников и телефонные книжки работников КГБ, содержащие информацию о штатных сотрудниках и имеющиеся в архивах описания Центрального комитета компартии Латвии", — сказали в президиуме Сейма.

Центру документирования последствий тоталитаризма поручено до 3 декабря передать документы Латвийскому национальному архиву для публикации на его сайте до 31 декабря 2018 года. С 1 мая 2019 года планируется публикация и других документов КГБ.

Планируется также опубликовать журналы регистрации личных и рабочих дел агентов КГБ, исключенных из органов агентов и резидентов и материалы неудавшейся вербовки, а также оперативные дела КГБ и другие документы КГБ и его предшественников.

КГБ в Латвии работал до 1991 года, когда республика вышла из состава СССР.

Ранее Бюро по защите Конституции направило комиссии Сейма по правам человека и общественным делам письмо, в котором указано, что публикация картотеки КГБ в интернете может создать определенные риски, в том числе снизить доверие жителей к службам безопасности. Информация в "мешках ЧК" может необоснованно и несоразмерно задеть интересы людей, которые числятся в картотеке.

Публикация картотеки может создать риски для национальной безопасности Латвии, заявил и глава Полиции безопасности (ПБ) Нормунд Межвиетс.

Латвия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция. СМИ, ИТ > ria.ru, 4 октября 2018 > № 2749123


Китай > Финансы, банки. СМИ, ИТ. Армия, полиция > carnegie.ru, 3 октября 2018 > № 2748983 Леонид Ковачич

Как китайский рынок р2р-кредитования стал гигантской пирамидой

Леонид Ковачич

Рынок p2p-кредитования в Китае рушится с невероятной скоростью. Каждый день в стране закрывается в среднем три-пять p2p-платформ. С конца июня обанкротилось более 260 компаний. Обвал рынка, который аккумулировал $218 млрд почти у пяти миллионов инвесторов, уже вызвал социальные протесты

Утром 6 августа в районе Сичэн в Пекине было необычно много полицейских. Часть улицы, где находится офис Комиссии по регулированию банковской и страховой деятельности КНР (КРБСД), была оцеплена. Почти у всех проходящих мимо людей спрашивали удостоверение личности. И некоторых по результатам проверки задерживали и сажали в полицейские автобусы.

Задерживали пострадавших вкладчиков p2p-платформ (peer-to-peer кредитование, где участники дают друг другу займы без посредничества банка), которые шли на митинг к офису КРБСД. Большинство протестующих были задержаны за несколько дней до планируемой акции, некоторых иногородних обманутых вкладчиков полиция снимала прямо с поезда по пути в Пекин. Тех немногих, кто все-таки смог добраться до района Сичэн, вязали на подходе к офису КРБСД.

Очевидно, что полиция знала о готовящейся акции протеста, более того, знала поименно всех участников, которых, по оценкам организаторов, должно было быть около десяти тысяч человек. Подвели протестующих, скорее всего, новые технологии. Акция в Пекине организовывалась через мессенджер WeChat. По-видимому, полиция отслеживала переписку пользователей в мессенджере. Задержанных вскоре отпустили, напомнив о незаконности проведения несанкционированных акций. Им посоветовали отстаивать свои права «законными методами».

Через несколько дней после несостоявшегося митинга Канцелярия руководящей группы по специальному управлению рисками в сфере интернет-финансов разработала пакет из десяти мер, направленных на урегулирование кризиса p2p-платформ. Эти меры, в частности, предписывают местным властям открыть «окна коммуникации» с пострадавшими вкладчиками, запретить создание новых p2p-платформ и усилить проверку и контроль за уже действующими платформами, определить рамки ответственности компаний и их акционеров в соответствии с законом о банкротстве, разработать процедуру банкротства для компаний.

Также меры призывают бороться законными методами с неплательщиками по своим обязательствам, в том числе включать их в черные списки в рамках системы социального кредита (единой системы оценки благонадежности физических юридических лиц, которая заработает в полную силу по всей стране к 2020 году).

Впрочем, как пишет Мартин Чорземпа из Института мировой экономики Петерсона, нового в этих мерах мало. Они скорее призваны заставить местные правительства выполнять разработанное ранее центральными властями законодательство в сфере p2p. Чорземпа отмечает, что у КРБСД всего три штатных сотрудника, которые отвечают за разработку регулирования тысяч платформ. Поэтому, конечно, центр за всем уследить не может, и значительная часть контролирующих функций ложится на местные власти.

Причины кризиса

Платформы p2p были придуманы не в Китае, но именно здесь этот рынок завоевал наибольшую популярность. С 2007 по 2015 год он рос почти на 234% в год. В 2015 году число p2p-платформ переваливало за 3500. С тех пор их количество стало сокращаться (хоть и не было такого обвала, как этим летом). Но даже сейчас в Китае около 1500 p2p-платформ. Для сравнения: в Великобритании (родине p2p) всего сто подобных платформ, в США – около трехсот.

Власти КНР поначалу никак не препятствовали развитию этого рынка и даже, напротив, поддерживали его. Госсовет в июне 2015 года опубликовал «Руководящие мнения по активному стимулированию концепции Интернет+» где, в частности, дается четкое указание «активно развивать глубину и широту инноваций в сфере финансовых услуг в интернете, а также нормативно развивать интернет-кредитование и операции по предоставлению потребительских кредитов в интернете».

Дело в том, что традиционные банковские продукты в массе своей недоступны заемщикам. Банки с охотой выдают кредиты (пусть часто и на сомнительные с точки зрения экономики проекты) государственным корпорациям, потому что понимают, что в случае чего за них ответит государство. А вот малый и средний бизнес часто остается не у дел. Тем более это касается потребительского кредитования.

Кредитная история в Китае есть лишь у 320 млн человек – около 20% населения. Поэтому для среднестатистического китайца получить кредит в китайском банке – практически невозможная задача.

В традиционной банковской системе плохо обстоят дела и для вкладчиков. Ставки по депозитам китайских банков не превышают 2%. При этом индекс потребительских цен колеблется от 2% до 3%. Получается, что, вкладывая деньги в банк, население кредитует банки по отрицательной процентной ставке.

Кредитование p2p, с одной стороны, давало новые инвестиционные возможности для людей. С другой стороны, позволяло получить финансирование тем, кто не мог кредитоваться в банках. Это было на руку властям хотя бы потому, что, с одной стороны, рост кредитной массы стимулировал деловую активность и потребление, чего так не хватало для трансформации модели экономического роста, о которой говорят уже много лет. С другой – это снимало нагрузку и какие-либо риски с китайской банковской системы.

В начале 2016 года прошла первая волна дефолтов p2p-платформ. Самый одиозный случай – платформа Ezubao, которая оказалась обычной финансовой пирамидой. Компания увела $7,3 млрд у 900 тысяч инвесторов. С этого момента финансовые власти Китая стали более пристально рассматривать рынок p2p. И выяснилось, что в Китае он совсем не похож на классический рынок p2p в других странах.

По идее p2p-компания – это лишь посредник в схеме «заемщик – кредитор». Ее роль сводится к тому, чтобы за определенную плату свести друг с другом тех, кто хочет дать деньги в долг, с теми, кто их хочет получить. Компания может помочь инвесторам проанализировать кредитные риски и просчитать оптимальную ставку процента. Однако решение об инвестировании принимает сам кредитор. Никаких решений, гарантий доходности и возврата средств и других рисков платформа на себя не берет.

Но в Китае p2p-платформы стали играть роль квазибанковских структур. Они аккумулировали средства инвесторов и гарантировали им фиксированную (причем очень высокую) доходность. Затем компании просто вкладывали средства инвесторов в те отрасли, для которых недоступно банковское кредитование. Так, значительный объем p2p-инвестиций шел на проекты в сфере недвижимости. Мартин Чорземпа даже указывает, что некоторые p2p-платформы были тесно связаны с местными правительствами, которые с их помощью финансировали государственные проекты.

Но для того чтобы гарантировать доходность, выдавать кредиты на длительный срок, привлекая при этом краткосрочные депозиты и не допуская разрыва ликвидности, компания должна формировать обязательные резервы и вообще попадать под довольно жесткое банковское регулирование. Платформы p2p не являются банками, поэтому любые подобные действия крайне рискованны и имеют признаки финансовой пирамиды. Стало понятно, что отрасль нужно как-то регулировать.

Меры регулирования

В августе 2016 года КРБСД опубликовала правила, по которым физические лица не могут занимать более 200 тысяч юаней (около $30 тысяч) на одной p2p-платформе, а общая сумма долга по всем платформам не должна превышать 1 млн юаней (для юридических лиц эти пороговые значения выше в пять раз).

Кроме того, р2р-платформам запретили аккумулировать капитал и заниматься предоставлением финансовых услуг – например, управлением активами. Каждая p2p-компания должна вести свою деятельность исключительно через депозитарный банк, причем для каждой p2p-платформы – только один. Это значит, что все средства, полученные p2p-платформой от кредиторов, должны сначала поступить в банк и только после этого направляться заемщикам.

В апреле этого года Канцелярия руководящей группы по специальному управлению рисками в сфере интернет-финансов выпустила новый документ: «Уведомления об усилении интенсивности нормализации операций по управлению активами через интернет и налаживанию работы по контролю». В них, в частности, говорится, что действующие p2p-платформы должны до 30 июня получить лицензию на ведение деятельности (позднее дедлайн перенесли на лето 2019 года). Для этого компании должны соответствовать вышеперечисленным правилам КРБСД.

Кроме того, p2p-платформы должны перестать формировать какие-либо резервы из фондов инвесторов, должны быть исключительно посредниками в отношениях между кредиторами и заемщиками и установить потолок на суммарную стоимость кредита 36% годовых (потолок суммарной стоимости кредита установил в 2015 году Верховный суд КНР).

Несвоевременный обвал

Западные СМИ пишут, что нынешний обвал на китайском рынке p2p-кредитования вызван как раз жесткими мерами со стороны регуляторов. С одной стороны, определенная логика в таких суждениях есть. Квазибанковский бизнес p2p по управлению активами потенциально мог принести гораздо больший доход, чем просто комиссионные за посреднические услуги. К тому же привлечение еще одного финансового посредника в лице депозитарного банка увеличивает транзакционные издержки, что также влияет на рентабельность p2p-бизнеса. Многие p2p-компании указывали на нечеткость требований и процедур для получения лицензий. Поэтому, как отмечает ряд СМИ, p2p-компаниям просто стало невыгодно работать, и они свернули свою деятельность.

Но дело в том, что первые правила КРБСД, как было сказано, опубликованы в конце 2016 года. Крайний срок исполнения этих правил, как и требований к лицензированию компаний, опубликованных Руководящей группой, не раз переносился. На данный момент переходный период продлен до июня 2019 года. Возникает вопрос: почему обвал на p2p-рынке произошел именно сейчас? По логике это должно было произойти или сразу, когда первые правила были опубликованы, или к истечению срока исполнения новых требований. А получилось так, что p2p-сектор рос вплоть до начала июня – за 12 месяцев, включая май, объем непогашенных займов вырос на 43%. А потом произошел резкий обвал.

Паника p2p-инвесторов началась в городе Ханчжоу. Именно там в апреле этого года власти ввели систему лотереи для покупки нового коммерческого жилья. Делалось это для того, чтобы сдуть пузырь на рынке недвижимости. Теми же соображениями руководствовались в свое время власти Пекина, когда вводили лотерею на получение регистрационных знаков на автомобили.

Но если в Пекине эксперимент удался и число новых машин на дорогах перестало расти гигантскими темпами, с недвижимостью в Ханчжоу получилось иначе. Во-первых, таким образом был искусственно разогрет спрос на вторичное жилье, на которое лотерея не распространялась. Во-вторых, для участия в лотерее нужно вносить аванс, который в случае розыгрыша особенно привлекательных лотов доходит до миллиона юаней. Таким образом, людям срочно потребовались деньги, и они стали забирать свои инвестиции из p2p-платформ.

Если бы p2p-платформы работали как положено, просто связывая между собой кредиторов и заемщиков, то такой сценарий был бы невозможен: до истечения срока погашения задолженности кредитор не может требовать полный возврат средств. Но китайские p2p-платформы работали как квазибанки. Во многих была возможность досрочно вывести средства с потерей процентов.

Другой вопрос, что когда бегство инвесторов стало массовым, компании столкнулись с разрывом ликвидности и стали банкротиться. Первой закрылась крупнейшая p2p-платформа в Ханчжоу Shanlin Finance, не вернув $9 млрд инвесторам. Затем, уже в июне, обанкротились еще две старейшие p2p-платформы Ханчжоу – Tang Xiaoseng и Lian Bi finance.

Напряжения добавил глава КРБСД Го Шуцин. Выступая на форуме Луцзяцзуй 15 июня, он сказал, что инвесторы должны понимать связь высокой доходности с высоким уровнем риска. И предупредил, что если обещана доходность хотя бы 10%, то нужно быть готовым потерять все свои деньги. При этом большинство p2p-платформ как раз предлагали доходность от 10% и выше. Та же Tang Xiaoseng, например, обещала вкладчикам 12% годовых.

Видимо, тогда инвесторы отчетливо поняли, что государство никаких гарантий сохранности их вложений не дает. Поэтому после слов главы КРБСД даже те, кто не собирался в ближайшее время покупать недвижимость, бросились забирать нажитые непосильным трудом деньги. А были и те, кто, позарившись на высокую доходность p2p, вкладывался с большим кредитным плечом.

Люди набирали займов в микрофинансовых организациях, даже по кредитным картам, и вкладывались в p2p, рассчитывая заработать на спреде. Естественно, они запаниковали. Так и начались массовые банкротства p2p-компаний. И очень быстро эта волна захлестнула остальные регионы Китая. Еще больше осложнял ситуацию спад на фондовом рынке, куда многие p2p-платформы вкладывали деньги инвесторов.

30 лет перехода

Можно ли сказать, что китайский регулятор сам спровоцировал кризис, которого власти страны как раз пытались не допустить? Вряд ли. Волна банкротств началась еще до заявления Го Шуцина по гораздо более фундаментальным причинам, он лишь невольно ускорил неизбежное приближение коллапса. Регуляторы, наоборот, хотели как лучше: с одной стороны, разработать необходимое законодательство, а с другой – дать бизнесу время для перехода, чтобы избежать жесткой посадки.

Единственное, в чем просчитались власти, это в необходимости активного просвещения населения. Иначе как объяснить, что среди протестующих, которых задержали на подходе к офису КРБСД в Пекине, было много тех, кто вложил в единственную p2p-платформу все свои сбережения. Например, 47-летняя вдова, вложившая $550 тысяч, доставшиеся ей после смерти мужа. Теперь она осталась без сбережений, ей нечем оплачивать ребенку учебу. Или 28-летний работник отеля, потерявший в p2p-платформе $66 тысяч, которые были предназначены для покупки жилья к свадьбе.

Теперь, понимая серьезность ситуации, власти пытаются разрешить кризис. На помощь призвали четыре государственные корпорации по управлению активами (AMCs), также известные как банки плохих долгов. Они в свое время были созданы, чтобы спасти финансовую систему страны, переходившей от плана к рынку.

Правда, как эти компании, набившие руку в реструктуризации задолженности и реализации залогов по кредитам, будут решать проблему p2p, непонятно. Ведь здесь никаких залогов и обеспечений не предусмотрено. Пекинское Управление по финансовой работе решило предупреждать проблемы заранее и обязало все p2p-компании, работающие в местной юрисдикции, составить отчет о своей деятельности. Компании среди прочего должны будут сообщить о количестве активных пользователей, объем десяти крупнейших непогашенных займов и их отношение к общему объему займов, объем просроченных кредитов и так далее.

Эти меры подпитывают в китайском обществе патернализм, который как раз и вышел боком в случае с p2p-рынком. Государство, опасаясь социальных волнений, опять берет на себя и значительный контроль, и часть ответственности, которая по идее должна лежать на кредиторах и заемщиках. Похоже, что практика вмешательства государства в случае любого негативного события в сфере финансов привела к тому, что тридцатилетний переход Китая от плана к рынку пока еще так и не завершен. В сознании населения не укладывается, что доходность в пять раз выше, чем по депозитам, не может предлагаться просто так, и что, разумеется, государство не может давать гарантии по таким вложениям.

На самом деле даже полный крах p2p-рынка не был бы фатальным для финансовой системы страны: общий объем непогашенных займов p2p не превышает 1% от суммарного объема непогашенных банковских кредитов. Однако патерналистский общественный договор обязывает власти вмешаться и не допустить жесткой посадки.

Но проблема в том, что меры регулирования не могут быть эффективными, если в сознании населения не будет четкого понимания разницы между сбережением и инвестированием. Ведь помимо p2p есть и различные продукты по управлению активами, в том числе в банках, и инвестиционные продукты в страховых компаниях. При этом среднестатистический китаец считает, что это такие же безопасные вложения, как в банковские депозиты, просто под более высокие проценты.

Таким образом, спасая p2p-сектор, государство хоть и избегает небольших социальных волнений, но берет при этом на себя неограниченную ответственность. Люди будут по-прежнему ждать, что за любые их инвестиционные решения ответит государство. Но что делать в случае серьезного экономического кризиса? Как сдерживать десятки, если не сотни миллионов людей, которые пострадают в этом случае и будут ждать помощи от государства? Подобные шаги могут оказаться для Китая бомбой замедленного действия, которая рискует взорваться при наступлении серьезных финансовых проблем, например из-за последствий торговой войны с США.

Китай > Финансы, банки. СМИ, ИТ. Армия, полиция > carnegie.ru, 3 октября 2018 > № 2748983 Леонид Ковачич


Сирия. Турция. США. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 2 октября 2018 > № 2747126

Cumhuriyet (Турция): У каждой страны есть своя Сирия

Всемирно известный французский политолог Жиль Кепель дал развернутый комментарий по Сирии. Он считает, что теперь нельзя говорить о единой Сирии — есть Сирия России, Ирана, Запада с центром в США, Турции и Израиля. Россия стала стороной, которая изменила игру. Но она не сможет урегулировать кризис в одиночку, у нее нет достаточных возможностей для самостоятельного восстановления страны.

Мине Эсен (Mine Esen), Cumhuriyet, Турция

Французский политолог Жиль Кепель дал примечательный комментарий картине в Сирии. По его словам, есть разделенная Сирия. Сирия России, Ирана, Запада с центром в США, Турции и Израиля… Кепель полагает, что предсказать исход в Идлибе сложно, и, по его мнению, если сирийская администрация не вернет контроль над нефтяными месторождениями на востоке страны, она не сможет остаться у власти, а на севере Сирии начнется борьба между Турцией и Ираном.

Война в Сирии, которая продолжается около восьми лет, имея региональные и международные отражения хаоса, сейчас с событиями в Идлибе, протягивающемся к границам Турции, вступила в новую фазу. Регион, в котором размещены и ВС Турции в рамках астанинского соглашения о зонах деэскалации, с достижением Турцией и Россией договоренности о демилитаризованной зоне таит в себе трудный процесс с точки зрения Анкары. Французский политолог и эксперт по Ближнему Востоку Жиль Кепель (Gilles Kepel) дал примечательный комментарий сложной картине в Сирии, которая в процессе эволюции от гражданской войны до «опосредованных войн» претерпела большие разрушения с человеческой и экономической точек зрения: «Теперь перед нами есть разделенная Сирия… Есть Сирия России, Ирана, Запада с центром в США, Турции и Израиля…» А среди проблем на фронте США — Россия, которые вложены одна в другую по примеру матрешки, самая обжигающая тема — Иран, по мнению Кепеля.

На прошлой неделе Кепель, который, как известно, специализируется на исламистских движениях и происхождении джихада в Европе, принял участие в конференции на тему «Новые балансы на Ближнем Востоке», организованной Босфорским университетом совместно с турецкой ассоциацией промышленности и бизнеса. Мы встречаемся с экспертом и беседуем во время прогулки по Стамбулу в светлый солнечный день, направляясь из Тюнеля (подземный фуникулер, расположенный в европейской части Стамбула, — прим. пер.) в сторону Галатской башни. Кепелю не чужд Стамбул, ему хорошо знакомы вымощенные булыжником, переполненные людьми улицы…

Четыре партнера России

Кепель, часто подчеркивая, что в Сирии Запад потерпел провал, а Россия стала стороной, которая изменила игру, говорит, что вместе с тем у Москвы есть четыре отличающихся друг от друга партнера: Израиль, Саудовская Аравия, Иран, Турция. А эта картина разных интересов таит в себе трудности с точки зрения обеспечения политического решения сирийской проблемы за короткое время. «Прежняя система на Ближнем Востоке рушится, а на ее месте не создается новая», — говорит Кепель.

Мы попросили эксперта поделиться его мыслями по поводу отражающегося на поле боя в Сирии американо-израильского давления в ответ на активность близкого союзника Дамаска Ирана. «Для Израиля, Саудовской Аравии, видимо, нет никаких проблем относительно России и сохранения администрации Асада, — отмечает Кепель. — Но они решительно отвергают Иран. Поэтому оказывают максимальное давление. С точки зрения Израиля одна из тревог: с сохранением присутствия Ирана в Сирии он может быть уязвим перед ракетными атаками со стороны очень близкого пограничного региона, Голан. Эр-Рияд — тоже в оппозиции как из-за суннито-шиитского противостояния в Персидском заливе, так и в силу конкуренции в энергетическом секторе. Наряду со всем этим для России Саудовская Аравия и Израиль — весьма важные партнеры с экономической точки зрения. Но картина сложная, потому что, с другой стороны, реальность на поле боя такова, что в данный момент России нужен Иран».

Ожидается, что в ближайшие месяцы на полках книжных магазинов появится книга «По ту сторону хаоса», недавно написанная Кепелем, который также является автором таких работ, как «Фитна: война в сердце ислама» и «Терроризм во Франции: подъем джихада на Западе». К тому же Кепель — в центре комментариев лиц, которые привели к власти либерала Макрона во Франции. В ходе предвыборной кампании в стране, которая в этот период стала сценой атак джихадистов, Макрон, обвинив ультраправый фронт Ле Пен (Le Pen) в использовании терактов для получения политических очков, сослался на идею Кепеля: «раскол общества и язык ненависти» — вот чего на самом деле добиваются террористы.

Мине Эсен: Если учесть всех игроков на поле боя в Сирии, насколько реалистичны шаги в направлении политического урегулирования?

Жиль Кепель: После того как Россия повысила свою активность на поле боя и изменила ситуацию в пользу дамасской администрации, она увидела, что теперь необходимо политическое урегулирование. Путин в том числе под влиянием своего прошлого в КГБ, по событиям в Афганистане в период СССР знает, что здесь он не сможет продолжать такое широкое военное развертывание более продолжительное время. Но с точки зрения Дамаска и Тегерана ситуация выглядит иначе. Они склоняются к военному решению. Сирия стремится полностью восстановить свое доминирование.

Иран в Ираке может сохранять свое влияние благодаря весу шиитского населения. Но в Сирии другая ситуация. Суннитское население преобладает. А Турция меняет свою позицию в сирийской политике. После поддержки сил оппозиции, если представить период Давутоглу (Davutoğlu, министр иностранных дел, премьер-министр Турции с 2009 по 2016 годы — прим. пер.), и особенно вслед за попыткой госпереворота в 2016 году наблюдается это изменение. Фронт Эрдогана отдалился от администрации США, стал союзником Путина. Сейчас приоритет для него — борьба с Отрядами народной самообороны (YPG), Рабочей партией Курдистана. Анкара перестала быть сосредоточенной на оппозиции в Сирии и теперь придерживается политики националистической направленности. Один из важных переломных моментов в войне в Сирии в ходе этого изменения политики Турции произошел тогда, когда сирийская армия при поддержке России отняла Алеппо у оппозиции. В дальнейшем стала возникать тема Идлиба как новой зоны конфликта.

— В дорожных картах политического решения озвучивается надежда на суверенную, целостную Сирию. Как все обстоит на самом деле, при нынешней картине Сирия — разделенная страна? Возможен ли выход иностранных сил из Сирии в скором времени?

— Да, мы можем говорить о разделенной стране. Есть Сирия Турции, Сирия Запада с центром в США, Сирия России, Сирия Ирана, Сирия Израиля… Вы знаете, что на востоке есть нефтяные месторождения. В Сирии правительство не сможет остаться у власти, не имея доходов от этих нефтяных месторождений. Но если Запад откажется от них, то тогда в регионе начнется борьба между Турцией и Ираном. Поэтому, несмотря на ту или иную реакцию, есть и довольные тем, что Запад присутствует в регионе в виде США, Франции и благодаря этому пока не возникает новая зона конфликта. Внешне отношения на оси Тегеран — Анкара выглядят благоприятными. Однако есть определенные «но»… Иран в то же время близок к YPG. Нужно помнить и об отношениях России с YPG, сообщениях о том, что в прошлом часть из них обучалась российскими спецслужбами.

Решение в Сирии не реализуется, пока не будет проведена международная конференция. Россия знает, что она не сможет урегулировать кризис в одиночку, у нее нет достаточных возможностей для самостоятельного восстановления страны. Но в данный момент Иран не сторонник решения проблемы. Определенную роль играет то, что Иран является объектом давления со стороны США.

— Каков взгляд Европы на положение джихадистов в Сирии?

— Подобно тому, как Турции будет непросто выдержать новую волну миграции, на Западе тоже никто не хочет, чтобы эти люди прибыли в их страны. Мы знаем, что в Идлибе находится более тысячи французских джихадистов. Это ультрарадикалы. Правда, по оси Париж — Анкара, кажется, есть хорошее сотрудничество в этом вопросе с точки зрения безопасности. В этих рамках мы видим, что из соображений безопасности Турция состоит в более благоприятных отношениях с Францией, чем с Германией. Кроме того, мы также знаем, что на стороне YPG находится большое количество французских джихадистов.

— Как будут развиваться события в Идлибе, где Россия и Турция договорились о создании демилитаризованной зоны?

— Предсказать исход трудно. Очевидно, Дамаск и Иран, хотя вслух не говорится об этом, хотели бы, чтобы Россия вела бомбардировки, для устранения оппозиции из Идлиба. Главная из проблем — положение джихадистов в регионе. Умеренные или «ан-Нусра» (запрещена в РФ — прим. ред.) — кто и как это будет определять, что будет с этими силами, куда они уйдут. Допустим, решение не осуществилось, начались бомбежки — что будет с мирными жителями… Направление возможной миграции — Турция, и такая ситуация будет означать большое давление на вашу страну. Для Турции, которая дала приют более чем трем миллионам сирийцев, взять на себя еще большую нагрузку не представляется возможным с социально-экономической точки зрения.

Сейчас в Идлибе Россия и Турция достигли консенсуса. Должно пройти какое-то время. Но не стоит забывать, что на поле боя есть множество неизвестных… К тому же есть восток от Евфрата, проблема YPG. Наряду с военным присутствием Турции в регионе также есть американские и французские военные. Россия и Турция не единодушны во мнении относительно будущего на северо-западе Сирии. Давайте вспомним броский выпад России в том духе, что после операции в Африне Турция должна отдать эти территории дамасскому правительству.

Сирия. Турция. США. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 2 октября 2018 > № 2747126


Македония. Евросоюз. США. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 1 октября 2018 > № 2748981 Максим Саморуков

Переименование без кворума. Что означает для Балкан, ЕС и России провал референдума в Македонии

Максим Саморуков

Присоединение Македонии к НАТО никак не усиливает альянс – наоборот, только создает ему дополнительные проблемы. А от России эта страна и так отделена сплошным поясом других участников альянса. Так что потери тут разве что репутационные. Но их Россия придумала себе сама, а потом своими частыми заявлениями об этом убедила остальных, что они действительно существуют

Референдум о переименовании Македонии должен был стать мощным символом того, что Запад опять берет на себя активную стабилизирующую роль на Балканах. Что старые обещания не забыты и балканские страны – при должных реформах и примирении между собой – тоже смогут присоединиться к процветанию единой Европы. Вот Македония и Греция договорились о разрешении многолетнего спора из-за названия бывшей югославской республики, и перед македонцами сразу же открылась дорога в ЕС и НАТО. Также и соседним странам надо всерьез заняться поисками компромисса в старых балканских конфликтах, потому что это единственный способ влиться в евроатлантические структуры.

Но мощного символа не получилось. Референдум, на котором македонцы должны были одобрить соглашение с Грецией, провалился из-за низкой явки – вместо положенных по закону 50% голосовать пришли всего 37%. Теперь македонскому правительству и его западным партнерам придется искать способ, как сохранить лицо и сделать вид, что все идет по плану.

Назначенный передовик

Из всех балканских конфликтов спор Греции и Македонии из-за названия последней действительно лучше всего подходил для того, чтобы быстро его урегулировать и таким образом задать темп всем остальным. Потому что, по сути, конфликт был давным-давно исчерпан.

Это в начале 1990-х Греция была настолько возмущена названием недавно отделившейся югославской республики, что не стала ее признавать, уговорила отложить признание США и Западную Европу и ввела против Македонии торговое эмбарго. Тогда всерьез обсуждалась возможность, что Македония вернется в состав уменьшившейся Югославии, а македонская экономика была на грани коллапса, зажатая между греческим эмбарго и международными санкциями, введенными против Милошевича.

Но такое жесткое противостояние было урегулировано еще в 1995 году. Тогда Греция признала Македонию, сняла блокаду и согласилась не препятствовать вступлению соседней страны в ООН и прочие международные организации под техническим названием БЮРМ (Бывшая югославская республика Македония). Македонцы в ответ поменяли вергинскую звезду на флаге на солнце и заверили греков в отсутствии территориальных претензий. Две страны установили нормальные дипотношения, а США, страны ЕС, Россия, Китай и многие другие официально признали Македонию именно под таким названием.

То есть спор Греции и Македонии стал чисто формальным еще в середине 1990-х, но он очень пригодился Западу уже в XXI веке. В 2001 году завершалась последняя из войн распада Югославии – вооруженное противостояние македонцев и македонских албанцев. При посредничестве Запада стороны подписали Охридское соглашение, которое значительно расширяло права албанского меньшинства и его участие во власти. В обмен на реализацию этого соглашения македонцам обещали прогресс в деле евроинтеграции.

Вскоре македонцы выполнили соглашение, но брать небогатую и нестабильную страну в ЕС и НАТО по-прежнему никто не хотел. Отказать прямо было бы непедагогично, поэтому пригодилось греческое вето. Афины охотно приняли весь македонский гнев на себя, блокируя вступление Македонии и в ЕС, и в НАТО, пока та не сменит официальное название на то, которое устроит греков. Программа-максимум греков была такая, что слово «Македония» там вообще не должно фигурировать ни в каком виде.

Понятно, что при такой позиции Греции переговоры с Македонией могли тянуться десятилетиями, что до недавнего времени вполне устраивало ЕС и НАТО. Но в последние пару лет события на Украине, миграционный кризис и активизация на Западных Балканах Китая, России и Турции заставили Запад пересмотреть свое отношение к этому региону. Чтобы не дать Западным Балканам превратиться в источник серьезной нестабильности, было решено окончательно урегулировать в регионе старые конфликты и вернуть эти страны на путь активной интеграции в ЕС и НАТО.

Македония лучше всего подходила на роль передовика этого процесса, который бы подавал пример остальным странам. Старый, но чисто формальный спор с Грецией; новое реформаторское правительство Зорана Заева, отстранившее от власти многолетнего автократа Груевского на волне антикоррупционных протестов; корректная правящая коалиция, состоящая из македонских и албанских партий (на том, что албанцев хватало и в правительстве Груевского, внимание старались не акцентировать). Приверженность реформам, межэтнический мир – оставалось только урегулировать конфликт с Грецией.

Сушка явки

Правительству Заева оказалось легко найти компромисс с греками, хотя он не предложил им ничего особенно нового. Благодаря Wikileaks известно, что в 2008 году премьер Груевский предлагал Греции то же самое: добавить к названию страны слово «Северная», а название языка и нации оставить без изменений. Но десять лет спустя Запад был на стороне уже не Афин, а Скопье, поэтому в июне 2018 года две страны заключили Преспское соглашение, по которому Македония добавляла к своему названию слово «Северная», а Греция отзывала вето на ее вступление в ЕС и НАТО.

В Греции для одобрения соглашения нужно простое большинство в парламенте. А вот Македонии надо менять Конституцию, поэтому в дополнение к двум третям голосов депутатов решили добавить консультационный референдум, чтобы вся страна могла приобщиться к внешнеполитическому прорыву в западный мир.

Вопрос в бюллетенях сформулировали так, чтобы все преимущества прорыва были максимально очевидны, а недостатки, наоборот, скрыты: «Поддерживаете ли вы вступление страны в ЕС и НАТО, принимая договор между Республикой Македония и Республикой Греция?» Ни слова про переименование, зато есть сразу и ЕС, и НАТО, чтобы в будущем по этим поводам уже не надо было голосовать.

Наконец, окончательной гарантией успеха должна была стать мощная агитационная кампания перед референдумом, когда в течение сентября в Македонии успело побывать больше западного начальства, чем за всю ее предыдущую историю. Практически ежедневно македонцы лицезрели то генсека НАТО, то канцлера Германии, то министра обороны США, то президента Евросовета и так далее. И все они твердили македонцам одно: у вас уникальный шанс попасть в ЕС и НАТО, пользуйтесь обязательно, потому что если сейчас не согласитесь на сделку с греками, то следующая такая возможность выпадет бог весть когда.

Успех референдума казался настолько неизбежным, что никто не отваживался агитировать против, чтобы потом не оказаться чужим на всеобщем празднике. Даже крупнейшая оппозиционная партия, националистическая ВМРО-ДПМНЕ заняла очень уклончивую позицию, не желая выставлять себя антизападной. Партийное руководство хоть и ругало правительство Заева и формулировку вопроса, но прямо не призывало ни к голосованию против, ни к бойкоту. И только президент Джорге Иванов, второстепенная фигура в парламентской Республике Македония, однозначно высказался за бойкот.

Однако в итоге торжество было испорчено. Вариант «за» набрал туркменские 91,5% – тут проблем не возникло. Но явка оказалась намного ниже ожиданий. Несколько недель ведущие западные лидеры лично объясняли македонцам, как важно прийти и проголосовать. Вся агитация шла прежде всего за явку, потому что в победе «за» никто не сомневался. Но македонцы не вняли: вместо необходимых 50% голосовать пришли всего 36,9%.

Проевропейский раскол элит

У такого провала есть и чисто технические причины. Списки избирателей в Македонии явно раздуты и содержат немало мертвых душ. Нынешний премьер Заев, когда еще был в оппозиции, постоянно обвинял правительство Груевского в том, что оно специально не приводит списки в порядок и накручивает себе таким образом голоса. Но когда сам Заев оказался у власти, он тоже не стал торопиться решать эту проблему.

Но мертвые души для фальсификаций не так уж и многочисленны. Гораздо сильнее списки избирателей раздувают уехавшие. Когда в ходе кампании европейские лидеры твердили македонцам, что это их единственный шанс попасть в ЕС, это было не совсем правдой, потому что многие македонцы уже давно вступили в ЕС в индивидуальном порядке, не дожидаясь специального приглашения от Брюсселя. По данным ООН, в 2017 году за пределами Македонии проживало 535 тысяч македонцев, то есть около четверти всего населения страны.

Цифры внушительные, но и их все равно недостаточно для объяснения такой низкой явки. В конце концов, на парламентских выборах в декабре 2016 года голосовать пришло почти 1,2 млн человек, а сейчас на референдум – всего 640 тысяч. И эта разница связана уже не с раздутыми списками, а с тем, что Запад решил, что сможет продавить тему вступления в ЕС и НАТО на одном народном воодушевлении, не добившись консенсуса среди македонской правящей элиты.

Все серьезные македонские партии выступают за вступление в ЕС и НАТО, но в каждой есть свои представления, на каких условиях должно проходить это вступление. Десять лет, с 2006 по 2016 год, Македонией правила националистическая партия ВМРО-ДПМНЕ во главе с Николой Груевским. Они тоже стремились в евроатлантические структуры, но международная обстановка к этому не располагала.

К концу своего долгого правления Груевский завяз в обвинениях в коррупции, авторитарных тенденциях и заигрывании с Россией. После многомесячных протестов в Скопье ему пришлось согласиться на досрочные выборы, на которых его партия не смогла набрать достаточно голосов, чтобы удержаться у власти. Премьером стал Зоран Заев, собрав коалицию социал-демократов и албанских партий. А Груевский отправился под суд по обвинениям в коррупции, рискуя утянуть с собой значительную часть руководства ВМРО-ДПМНЕ.

Параллельно с коррупционными процессами начался еще и суд над организаторами и участниками нападения на македонский парламент в апреле 2017 года, когда группа радикальных националистов ворвалась в здание и ранила там около ста человек, включая самого Заева. Это были последние дни правления ВМРО-ДПМНЕ, которая до упора отказывалась уступать власть новой коалиции. Тут обвинения касаются высших чинов в силовых структурах Македонии.

Перед референдумом ВМРО-ДПМНЕ вела долгие переговоры с правительством: националисты были готовы поддержать соглашение с Грецией, но только в обмен на амнистию за то, что случилось во времена их правления. Правительство Заева отказалось, потому что реформы, европейская законность и вообще сами справимся.

Но не справились. За десять лет у власти многочисленная клиентела ВМРО-ДПМНЕ широко расползлась по македонскому госаппарату, бизнесу, силовым структурам. Заменить их всех за год невозможно да и не на кого. А из-за показательных процессов новой власти многие из этих людей сейчас всерьез опасаются за свое будущее и не исключают, что дальнейшая евроинтеграция для них лично может означать потерю должности и даже тюрьму. Поэтому в день референдума они если и использовали админресурс, то только для бойкота.

Теперь, после провала явки, ситуация стала гораздо более благоприятной для ВМРО-ДПМНЕ. Референдум был ярким событием, но юридически – всего лишь консультативным. При явке менее 50% его результаты недействительны, но это никак не мешает македонскому парламенту собрать две трети голосов депутатов, чтобы принять соглашение с Грецией и внести необходимые поправки в Конституцию. Для двух третей правящей коалиции нужны голоса депутатов от ВМРО-ДПМНЕ, и премьеру Заеву, лишенному моральной силы референдума, придется договариваться с ними на более выгодных для них условиях.

Будущее и Россия

Дальше все участники процесса будут смотреть на ту цифру итогов референдума, которая им больше нравится. В своих заявлениях премьер Заев, а также представители ЕС и НАТО трубят об успехе, полностью игнорируют низкие показатели явки и напирают только на 92% проголосовавших за. ВМРО-ДПМНЕ, наоборот, говорит о провале референдума, после которого правительство должно уйти в отставку и назначить досрочные выборы.

Две эти позиции, очевидно, сойдутся во время торга перед голосованием в парламенте. Правительству, чтобы провести соглашение с Грецией, нужно всего 9–10 голосов от фракции ВМРО-ДПМНЕ, и оно почти наверняка их получит, особенно при поддержке западных партнеров. Поддержавшие правительство националисты вряд ли останутся внакладе.

Запад сделает вид, что никакой промашки с референдумом не было, но в будущем, скорее всего, станет вести себя более осторожно. Македонская явка сокрушила надежды, что на Балканах можно через голову элит предложить людям какую-то позитивную повестку и те придут и за нее проголосуют. Такое предложение могла бы воспринять активная, заинтересованная в интеграции в большой мир часть общества, но ее на Балканах почти не осталось, эти люди уехали в Европу, не дожидаясь приглашений и референдумов. А осталось коррумпированное частно-государственное партнерство и его клиентская база. И сделать что-то без их поддержки будет почти невозможно.

Наконец, для России референдум о переименовании предоставляет хорошую возможность выпутаться из многочисленных обвинений во вмешательстве во внутренние дела Македонии, которые накопились за последние несколько лет.

У России нет никаких важных интересов в Македонии. Газ играет незначительную роль в македонской энергетике, а после закрытия македонского НПЗ «Окта» в 2013 году российская торговля с этой страной сократилась до символических величин. И даже то, что Македония не присоединилась к западным санкциям против России, тут ничего не изменило.

С бывшим премьером Груевским Москву связывает попытка провести через Македонию ветку «Турецкого потока» после того, как Болгария отказалась участвовать в «Южном». Но от этой идеи давно отказались, Россия вернулась к переговорам с болгарским руководством.

Сейчас интерес Москвы к Македонии поддерживает только перспектива вступления страны в НАТО. Некоторые неосторожные высказывания российских дипломатов и публикации в госСМИ на эту тему дали основания обвинить Россию в том, что она пытается сорвать соглашение Македонии с Грецией, чтобы задержать расширение НАТО.

К счастью для России, теперь и македонское правительство, и Запад заинтересованы в том, чтобы представить результаты референдума как максимально легитимные, поэтому вряд ли станут напирать на обвинения в российском вмешательстве. Это создает хорошие условия для того, чтобы попытаться закрыть эту тему хотя бы для Македонии.

Аналогичным образом можно было бы закрыть и тему вступления Македонии в НАТО, которое регулярно подвергается критике со стороны российских властей. Референдум о переименовании наглядно показал, что остановить этот процесс невозможно. Ни жесткие заявления России, ни попытки Москвы найти союзников среди македонской элиты тут не помогут. Выбор давно сделан, уточняются лишь мелкие детали.

Присоединение Македонии к НАТО никак не усиливает альянс – наоборот, только создает ему дополнительные проблемы. А от России эта страна и так отделена сплошным поясом других участников альянса. Так что потери тут разве что репутационные. Но их Россия придумала себе сама, а потом своими частыми заявлениями об этом убедила остальных, что они действительно существуют.

Македония. Евросоюз. США. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 1 октября 2018 > № 2748981 Максим Саморуков


Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 1 октября 2018 > № 2747176 Николай Маломуж

Апостроф (Украина): НАТО вмешается в войну на Украине при одном условии

На сегодняшний день нет реальных перспектив вступления Украины в НАТО. А заявление президента Петра Порошенко о том, что Украина является «восточным флангом НАТО», несет символический и имиджевый характер. С этим мнением экс-главы Службы внешней разведки Украины, генералом армии Украины Николаем Маломужем трудно не согласиться.

Адриан Радченко, Апостроф, Украина

Апостроф: Петр Порошенко во время рабочей поездки в США заявил, что Украина является восточным флангом НАТО. Это заявление нас каким-то образом приближает к альянсу или на сегодня нет реальных оснований для этого?

Николай Маломуж: Это все же имиджевое или популистское заявление в данной ситуации, потому что страны НАТО определяются своими границами, интересами и тому подобное. Мы можем говорить о партнерстве, о союзниках. Но НАТО не хочет себя идентифицировать с любым форматом войны, поэтому они не воспринимают это заявление.

Это было скорее символическое заявление для имиджа Порошенко, чтобы поднять его личный авторитет. Но все понимают реалии — что НАТО сегодня не готова иметь формат реального фланга или форпоста, который находится в стадии боевых действий, как сегодня у нас на востоке страны.

В данной ситуации мы продолжаем трезвое, нормальное сотрудничество с НАТО в рамках соответствующих программ партнерства. Но американские и европейские представители НАТО, с которыми я часто общаюсь, неоднократно говорили, что не видят себя участниками войны или сценария, который мы сейчас имеем на Донбассе.

Да, НАТО — это наши союзники по интересам, они поддерживают разрешение конфликта дипломатическим путем. Но если агрессия России будет масштабной, они будут готовы включить все ресурсы.

— Что касается помощи НАТО в борьбе с Россией. Что они делают сегодня?

— Как правило, в альянсе хотели бы, чтобы был дипломатический путь к миру. Я много общаюсь с представителями США, Великобритании, Японии и даже Китая. Они говорят о возможности урегулирования конфликта на уровне нормандской четверки. Это, по их мнению, является локальным форматом недопущения развертывания российской агрессии. А глобальный формат — это задействование в рамках глобальных договоренностей программы урегулирования ситуации и по Украине, и по Сирии, и по Ирану, и по «Исламскому государству» (запрещенная в России организация — прим. ред.).

Здесь задействуются уже другие игроки — первые лица стран «двадцатки». Они решают проблемы, которые их интересуют — недопущение глобальных и локальных войн. В частности, решение точечных и острых проблем — здесь и Украина, и Сирия, и Иран, и Северная Корея, и «Исламское государство». Это не аналитика, а реальные позиции Трампа, Пенса, Помпео, Метисса, а также представителей Франции, Германии, Японии. То есть они предусматривают реальный путь урегулирования многих проблем на стратегическом уровне. Условно говоря, это Хельсинкские соглашения-2. А решение конкретных реальных проблем, в частности в Украине, ведется по отдельным дорожными картам под эгидой мощных игроков.

— Однако ситуация сейчас не решается…

— И результатов реальных не будет. Возможно, что-то будет делаться на отдельных участках. Например, частичный обмен пленными, частичные мониторинги. Даже в определенной степени, это может быть ограниченный контингент с ограниченными миротворческими функциями, которые не будут решать глобальную проблему. Но это будет движение к замораживанию конфликта.

— А что должна сделать Россия, чтобы НАТО вмешалась в конфликт на Донбассе военным образом?

— Если войска Путина начнут широкомасштабное наступление на Украину, тогда уже НАТО разблокирует свой условный нейтралитет невмешательства военным образом — и я могу утверждать об этом официально. Ведь это будет реальная угроза странам НАТО и они применят фактор сдерживания России. Именно поэтому Путин не пойдет на широкомасштабные наступления, потому что он прекрасно понимает, каким будет ответ НАТО.

— И возникает патовая ситуация…

— Действительно. И пока мощные игроки не включатся в конфликт, даже пусть ради своих интересов по недопущению глобальной войны, эту войну на Донбассе не удастся прекратить. И именно поэтому западные лидеры встречаются с Путиным, чтобы довести до него позицию крупных стран по новому миропорядку, включая жесткие требования по болезненным темам, в частности по Украине.

Да, у Путина есть много противоречий. Но наблюдается постепенное движение к определению новых моделей мира. По моим данным, сдвиг по этому вопросу может быть до конца года, если все пойдет положительно. В том числе, может быть составлена новая дорожная карта по Украине.

Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 1 октября 2018 > № 2747176 Николай Маломуж


Сирия. Сербия. РФ > Армия, полиция. Миграция, виза, туризм > inosmi.ru, 1 октября 2018 > № 2747149 Николай Плотников

Вечерње новости (Сербия): Сирийские боевики угрожают и Сербии

Значительная часть наемников, которые покинут Идлиб, окажутся в Европе, став мигрантами. Некоторые из них останутся на Балканах, где могут создать угрозу для безопасности региона. Такое мнение высказал сербским "Вечерне новости" специалист по Ближнему Востоку и международному терроризму Николай Плотников. Существует несколько факторов, которые могут привести к тому, что часть джихадистов осядет на Балканах.

Вук Миятович (Vuk Mijatović), Вечерње новости, Сербия

Значительная часть иностранных наемников, которые после переговоров президентов России и Турции покинут сирийскую провинцию Идлиб, рано или поздно окажутся в Европе, став мигрантами. Некоторые из них останутся на Балканах, где могут создать угрозу для безопасности региона.

Об этом в интервью говорит Николай Плотников, глава Центра научно-аналитической информации Института востоковедения РАН. Плотников — генерал-майор запаса, доктор политических наук и специалист по Ближнему Востоку, миграции и международному терроризму. По его словам, существует несколько факторов, которые могут привести к тому, что часть джихадистов осядет на Балканах.

Николай Плотников: Прежде всего, этому способствуют слабые режимы в некоторых странах бывшей Югославии и тот факт, что в них нет строгих законов, запрещающих вербовку на войну в других странах. Не секрет, что после войны в бывшей Югославии осталось большое количество оружия, и Балканы традиционно являются основной трассой для контрабанды афганского героина. Все это важно, поскольку террористы зарабатывают, прежде всего, на торговле наркотиками, людьми и органами. Думаю, что сербской полиции и органам безопасности об этом известно куда больше.

Вечерње новости: Насколько опасны те, кто возвращается с сирийской войны, для европейских стран?

— Как говорят в России, как волка ни корми, он все в лес смотрит. Эти люди так просто не откажутся от своих намерений. Террористические акты в Германии, Франции, Швеции, Финляндии это подтверждают. Перед праздником Курбан-байрам распространялось послание, приписываемое лидеру «Исламского государства»* аль-Багдади, который якобы все еще жив. В этом послании он призывает боевиков отправляться в европейские страны и вести там войну с христианами.

— Есть ли у Вас данные о гражданах балканских стран, которые воевали на стороне сирийской вооруженной оппозиции?

— Недавно мы начали заниматься гражданами балканских стран, так как это очень интересный феномен. По нашим данным, на стороне «Аль-Каиды»* в Сирии воевали граждане Косово, Боснии и Герцеговины, Македонии, Черногории… Во время одного визита в Алеппо, после освобождения в 2016 году, сирийские курды передали нам копии сирийского и хорватского паспортов, в которых была фотография одного и того же человека. Он погиб, воюя на стороне террористов. Среди боевиков, которые проходят лечение в военных госпиталях Израиля, были граждане Боснии и Герцеговины и Косово. Израильтяне заявили нам, что для них они пациенты и что не вдаются в детали (экстремисты они или кто-то другой), но нам подтвердили, что у них лечились выходцы из бывшей Югославии.

— Вы упомянули о крепких связах между исламскими радикалами и организованной преступностью.

— Вербовка в ряды «Исламского государства» превратилась в отличный бизнес. Свою выгоду от войны в Сирии и Ираке извлекают и «черные трансплантологи». Например, нам известно, что они целенаправленно отбирали молодых мужчин для войны в Сирии, но в бой их не отправляли. Их хорошо кормили и следили за ними, а потом, когда нужно, убивали и извлекали органы.

— Представляют ли радикальные исламисты опасность для России и соседних с нею стран?

— Часть боевиков через Пакистан перебирается в Афганистан, где они уже появились в отрядах «Исламского государства». Они хорошо вооружены, держатся малыми группами и избегают конфликтов с афганскими войсками. Как нам кажется, они ждут чье-то команды, чтобы дестабилизировать ситуацию в странах Центральной Азии. Это нам подтверждает и афганский Институт стратегических исследований.

— Что ожидает нас, когда война в Сирии наконец-то завершится? Ослабнет ли давление мигрантов на Европу?

— Президент России уже выступил с инициативой, направленной на возвращение мигрантов в Сирию. Россия обратилась ко всем странам, где сейчас находятся сирийские беженцы, чтобы мы вместе помогли им вернуться в их страну. К сожалению, европейские страны не откликнулись на этот призыв. Они решили действовать по принципу «лучше выстрелить себе в ногу, чем пойти навстречу России». Придется трудно, но процесс возвращения мигрантов уже начался. Чтобы он успешно завершился, нужно создать определенные условия. Однако проблема в том, что, кроме России и организаций в рамках ООН, в этом никто не участвует. ЕС официально заявил, что не хочет помогать режиму Асада. Но какая связь между Асадом и людьми, которые пострадали от войны? Ваша страна тоже когда-то пострадала, поэтому вам об этом известно как никому другому. Я хочу отметить, что ваша страна оказала Сирии гуманитарную помощь.

Ближе сербов у нас никого нет

— На Западе все чаще говорят о «вредном влиянии России на Балканах». Что Вы об этом думаете?

— Россия и Сербия давно поддерживают дружественные отношения. Мой предок, казак, воевал в рядах черногорской конницы в войне за освобождение от Турции. Вам лучше всех известно, какую роль Россия играла в 20 веке, и не случайно, что в Белграде стоит памятник царю Николаю Второму. Для нас сербы всегда были народом одной с нами крови, и ближе сербов на Балканах у нас никого нет.

* запрещенная в РФ террористическая организация

Сирия. Сербия. РФ > Армия, полиция. Миграция, виза, туризм > inosmi.ru, 1 октября 2018 > № 2747149 Николай Плотников


Россия. Сирия > Армия, полиция > snob.ru, 1 октября 2018 > № 2746327 Алексей Малашенко

Россия в Сирии: уйти нельзя остаться

Алексей Малашенко

Чего добилась и чего лишилась Россия за три года участия в сирийском военном конфликте?

Сначала об успехах.

Во-первых, Россия не просто сохранила, но и упрочила свои позиции в этой стране. Благодаря этому она осталась одним из ключевых игроков на Ближнем Востоке, что поддерживает ее претензии на роль мировой державы. Можно сказать, в этом регионе Россия подтвердила свою преемственность Советскому Союзу.

Во-вторых, ее активность вызывает уважение в арабском мире, кто бы и как к ней ни относился. Автору доводилось беседовать с арабскими политиками и генералами (правда, преклонного возраста), которые говорили, что если бы не Москва, то регион превратился бы в «американскую вотчину». В арабском, шире — в мусульманском мире силу уважают.

В-третьих, российское присутствие сыграло важную роль в разгроме «Исламского государства». Конечно, не борьба с терроризмом явилась самой главной причиной российского прихода в Сирию, однако без нее избавление от ИГИЛ крайне осложнилось бы. (Здесь мы абстрагируемся от того, что ИГИЛ разгромлен не полностью, а реанимация «Исламского государства» в той или иной форме, в других странах и на континентах остается вполне возможной. Сама идея такого государства будет жить еще очень долго.)

В-четвертых, Сирия стала удобным местом, скажем, для тренировок отдельных частей российских вооруженных сил, а также для опробования новой военной техники.

В-пятых, «сирийская эпопея», особенно в 2015–2016 годах, способствовала росту в России патриотических настроений, антизападной ксенофобии и популярности Кремля, которому на фоне экономических трудностей было крайне важно выглядеть в глазах общества успешным в его внешней политике, в том числе в таком вопросе, как борьба против терроризма. Участие в сирийском конфликте, пусть и косвенно, но укрепляло основную официальную идеологему, гласящую, что Россия есть окруженная врагами крепость, а это требует еще более тесного сплочения вокруг власти.

Наконец, в-шестых, российская политика на Ближнем Востоке была, так сказать, «правильно понята» большинством российских мусульман. Малочисленные протесты состоялись лишь в Дагестане. Официальное же мусульманское духовенство выразило Кремлю полную поддержку. К тому же разгром ИГИЛ не привел к активизации экстремистов в России: вернувшиеся с Ближнего Востока боевики, за очень редким исключением, остаются пассивными.

Тем не менее, говоря о позитивных для Москвы результатах действий в Сирии, нельзя не сказать об издержках. В каком-то смысле российские неудачи являются парадоксальным продолжением (можно сказать, следствием) ее успехов.

Итак, во-первых, присутствие России в Сирии, а следовательно, в целом на Ближнем Востоке «завязано» на одной персоне, а именно, главе этой страны Башаре Асаде. Кто бы ни стал его преемником, вряд ли он будет поддерживать столь близкие отношения с Кремлем. После Асада эти отношения уже не останутся столь «интимными».

Кремль в свое время пытался найти среди сирийской элиты «второго Асада», но это закончилось ничем.

Во-вторых, несмотря на неразрешенность и неразрешаемость сирийского конфликта, как его внутренние, так и внешние участники все более задумываются о восстановлении Сирии, которое, по разным данным, оценивается от 300 до 1300 млрд долл. Россия же готова выделить 800–900 млн, сумма не столь значительная и свидетельствующая об ограниченности ее финансовых возможностей. Получается, что роль России значима прежде всего в ходе военного конфликта.

В-третьих, общественные настроения в Сирии весьма различны, и далеко не все общество рассматривает Россию как единственного и оптимального гаранта последующего благополучия своей страны.

В-четвертых, ввязавшись в сирийский конфликт, Россия, тесно сотрудничая с Ираном, де-факто оказалась задействованной в суннито-шиитском противостоянии, что негативно сказывается на ее имидже в арабском мире, и шире — среди мусульман-суннитов, составляющих большинство исламской уммы. В их глазах, особенно в Саудовской Аравии, Египте, Турции, складывается некий «шиито-российский альянс». Это далеко не так (в Кремле вряд ли разбираются в различиях между шиизмом и суннизмом), но сунниты воспринимают сложившуюся ситуацию именно таким образом.

В-пятых, в российском обществе нарастает непонимание и даже раздражение тем, что оно должно платить за войну и восстановление «какой-то» Сирии, за поддержку «какого-то» Асада, когда само оно несет финансовые потери, например, от той же пенсионной реформы. Граждане все более задумываются о том, зачем вообще надо было ввязываться в сирийский конфликт, насколько участие в нем отвечает национальным интересам России, благосостоянию народа.

Рано или поздно Кремлю придется на этот вопрос отвечать.

Перед российской властью стоит дилемма, которую можно сформулировать следующим образом: «уйти (из Сирии) нельзя остаться». Где поставить запятую? Следуя российской внешнеполитической логике, запятая будет поставлена после слова «нельзя». Итак, «уйти нельзя, остаться». Иначе за что боролись? А вот к чему все это может привести, поговорим позже, годика через два-три.

Россия. Сирия > Армия, полиция > snob.ru, 1 октября 2018 > № 2746327 Алексей Малашенко


Финляндия > Армия, полиция. Медицина > yle.fi, 30 сентября 2018 > № 2749722

Ежегодно государственное казначейство выплачивает солдатам-срочникам компенсации за полученные в ходе службы травмы на общую сумму более чем в семь миллионов евро.

Заявлений от солдат поступает порядка тысячи в год. Из казны компенсируются только такие травмы, которые и после окончания срока службы требуют лечения или приводят к нетрудоспособности. Как правило, такими травмами являются различные вывыхи и растяжения.

Оборонительные силы Финляндии, однако, стремятся по мере возможности полностью исключить возможность получения солдатами-срочниками травм.

Финляндия > Армия, полиция. Медицина > yle.fi, 30 сентября 2018 > № 2749722


Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 30 сентября 2018 > № 2747185

Деловая столица (Украина): Вся Украина — сплошной Бабий Яр. О чем молчат газеты

Если события в Киеве впечатляют своей небывалой масштабностью — только за 29 и 30 сентября 1941-го в Бабьем Яре расстреляли 33 771 человека, то происходящее в небольших местечках Украины часто ужасает своим изуверством, на фоне которого «обычный» расстрел выглядит вершиной гуманизма.

Дмитро Полюхович, Деловая столица, Украина

На фоне того, что творилось в маленьких украинских городках, расстрелы в Киеве выглядели проявлением гуманизима.

О трагедии Бабьего яра написаны тысячи книг, брошюр и газетных публикаций, а вот о разбросанных по всей территории Украины таких же «мини-ярах» широкому читателю известно гораздо меньше. Если события в Киеве впечатляют своей небывалой масштабностью — только за 29 и 30 сентября 1941-го здесь расстреляли 33 771 человека, то происходящее в небольших местечках часто ужасает своим изуверством, на фоне которого «обычный» расстрел выглядит вершиной гуманизма.

6 июля 1941-го в небольшой поселок Сатанов, тогда еще стоявший на границе, вошли немецкие войска. Первый, пока ещё не массовый, расстрел местных евреев состоялся 5 августа 1941-го, когда фронт откатился далеко на восток. Осенью того же года большую часть еврейского населения Сатанова, как и других соседних местечек, вывезли в соседние Ярмолинцы, где нацисты организовали большое гетто — о нем будет отдельная глава.

Перед вывозом евреев несколько дней продержали в местной синагоге. Здесь гитлеровцы поступили с немецкой расчетливостью и нацистским изуверством. Старинное средневековое здание было идеальной тюрьмой: двухметровые стены, окна на огромной высоте, крепкие дубовые двери. И можно только представить моральные страдания верующих, вынужденных публично справлять естественные надобности прямо в молитвенном зале. Вдобавок конвоиры развлекались, стреляя поверх голов несчастных. В качестве мишени использовали резной арон а-кодеш (Ковчег Святыни) — специальное хранилище для свитков Торы. Следы от этих пуль видны и сегодня.

Самое страшное случилось в ночь на 15 мая 1942-го, когда в местечко вошла эсэсовская зондеркоманда. Оставшихся к тому времени сатановских евреев согнали на Рыночную площадь. В основном это были женщины, дети и старики. Мужчин или расстреляли раньше, или вывезли на каторжный труд в Ярмолинецкое гетто.

Еще со времен турецкого нашествия на краю Рыночной площади стояли руины старинного каменного дома. Возле них и расстреливали людей, забрасывая трупы в расположенные под развалинами подвалы. К рассвету, как планировалось, расстрелять всех не успели. Оставшихся в живых затолкали в «льохи» и засыпали вход. Старожилы говорят, что нечеловеческие крики доносились из под земли еще целую неделю.

В апреле 1944-го подвал вскрыли. Внутри были обнаружены останки 286 людей.

В последние годы в контролируемых Москвой изданиях активно муссируется лживая байка о том, как в июле 1941-го бойцы батальона «Нахтигаль» расстреляли в Сатанове более сотни евреев. Однако согласно данным авторитетного института «Яд Вашем» первые казни в Сатанове прошли спустя месяц после того, как в местечке побывали бойцы этого подразделения.

Фальшивку впервые запустила советская пропаганда ещё в 1959-м. когда в СССР и ГДР развернули масштабную кампанию по дискредитации Теодора Оберлендера — министра по делам беженцев в правительстве ФРГ. Последний постоянно поднимал неудобную для Кремля тему военных преступлений Советской армии в отношении мирного немецкого населения. В отместку КГБ и «Штази» решили сделать военным преступником самого Оберландера, ранее служившим офицером связи в «Нахтигале». Пропагандисты тут же начали придумывать «зверства», к которым, якобы, был причастен батальон и, соответственно, неугодный политик.

В 1959-м в Восточной Германии на украинском языке (!) даже вышла брошюрка «Исповедь бывшего солдата батальона „Нахтигаль"», где читаем: «…До Сатанова [в червнi 1941 h] взвод [„Нахтигалю"] прибуває вночі. Навколо виставляються патрулі з наказом нікого не випускати, розстрілювати на місці. Керує „операцією" заступник Шухевича Василь Сидор. У нього в руках списки. Він вривається в квартири і стріляє в усіх, кого зустрічає. Помилування нема нікому.

Ось з хати вибігла злякана дитина, бігає по подвір'ю, шукає, де б заховатися. З хати виходить Сидор. Він спокійно наближається до дитини, яка притулилась до стінки. На дитині одна сорочечка. Маленькі босі ніжки виділяються на чорній землі. Сидор поволі наближається. Дитина бачить в його руці пістолет, кричить „Мама!", і в цей час Сидор стріляє просто у відкритий ротик.

…Трупи на вулицях, сходах, у квартирах, на ліжках. Сотні трупів…»

Уже в независимой Украине с 2007-го в подконтрольных коммунистам и пророссийским силам медиа начали разгонять «исследование» некоего Максима Запорожца «Холокост по-оуновски». Есть большое подозрение, что это псевдоним целой группы российских пропагандистов, потому что упоминание об этом персонаже больше нигде не встречается. О Сатанове в этом опусе читаем следующее:

«В Сатанове „соловушки" собрали местных евреев возле синагоги и подожгли ее. Евреев заставили при этом танцевать и изображать радость. Раввина на глазах у всех убили. Убили также одного старого еврея, который отказался по требованию извергов целовать крест. Оставшиеся в живых вскоре были также ликвидированы».

Вот только сатановские «зверства» ОУНовцев* напрочь отрицают даже архивы КГБ СССР.

Компания против Оберлендера была инициирована в самых высоких кремлевских кабинетах — по всему маршруту следования батальона «Нахтигаль» в поисках компромата отправили усиленные следственные группы КГБ СССР. Одна из таких групп тщательно «отработала» Сатанов. Хотя следователи буквально землю рыли, результат их расследования был вполне прогнозированный. Всправке КГБ от 16 октября 1959 г. читаем: «Установлено, что в первой половине июля 1941 из Западной Украины через Сатанов по шоссейной дороге в Хмельницкий двигался на велосипедах и автомобилях вооруженный отряд украинских националистов в немецкой форме. Отряд в Сатанове не задерживался».

Свидетельств «зверств» националистов чекисты тоже не нашли.

Недалеко от Сатанова находится районный центр Дунаевцы. С осени 1941-го до мая 1942-го там находилось большое гетто. Большую часть его узников уничтожили в ночь на 2-е мая 1942-го (нацисты любили приурочивать массовые казни к советским или еврейским праздникам).

Обреченным традиционно объявили, что их будут переселять. Колонна и вправду сперва двигалась в направлении железнодорожной станции Лужковцы, что на линии Каменец-Подольский — Киев. Но потом людей завернули в сторону леса, где возле села Демьянковцы находилась давно заброшенная фосфоритовая шахта. Возле шахты обреченным приказали оставить свои вещи и раздеться. После чего загнали в шахту, а вход взорвали. По разным данным там погибло от 2-х до 3-х тысяч людей.

Местные жители рассказывают, что вскоре после войны в Дунаевцы якобы приехала правительственная комиссия, возглавляемая братом самого Лазаря Кагановича. Когда вход открыли, то обнаружили, что в тела в шахтах мумифицировались и остались в тех позах, в которых их застала смерть от удушья. Так, матери сидели, держа на руках детей.

Гетто в Ярмолинцах было создано осенью 1941-го. Кроме местных евреев его узниками стали евреи из соседних местечек Сатанов, Городок, Кузьмин, Сутковец и т.д. История самого гетто мало чем выделяется на общем фоне. А вот о его ликвидации стоит упомянуть отдельно.

В середине 1930-х на окраине Ярмолинец возле одноименной узловой железнодорожной станции для красных танкистов построили огромный военный городок — используя «железку», в считанные часы танки можно было перебросить что к румынской (тогда по Днестру), что к польской (по Збручу) границам. После «золотого сентября» 1939-го эта военная часть получила еще одну функцию — концлагерь. Его создали для приема польских военнопленных согласно Директиве № 12 наркома внутренних дел СССР Лаврентия Берии.

Часть военного городка оперативно огородили «колючкой», выделив для «жолнежей» одну из трехэтажных казарм. Ярмолинецкий концлагерь использовался как фильтрационно-сортировочный — здесь военнопленных разделяли по категориям и отправляли вглубь СССР.

Лагерь действовал до июля 1941 года. В то время здесь находились 1138 польских пленных, работавших на строительстве военных объектов. Поляков вывезли буквально перед самым приходом немцев.

Захватив Ярмолинцы гитлеровцы заполучили уже готовый концентрационный лагерь. Его узниками стали уже командиры РККА.

Ликвидация ярмолинецкого гетто началась в конце октября 1942-го по приказу окружного гебитскомиссара Эмиля Мерцеля. Обставили это по традиционным лекалам. Обитателям гетто объявили, что их переселяют в более комфортное место, после чего всех евреев перегнали из гетто в военный городок. Под тюрьму снова использовали отдаленную трехэтажную казарму.

Согласно различным источникам, в концлагерь согнали от 6 до 14 тысяч человек. Но даже если допустить, что в казарму людей набили, как сельдь в бочку, то 14 тысяч здесь просто физически не уместились бы. Скорее всего, стоит говорить о 6-7 тысячах жертв. Впрочем, есть информация, что в качестве тюрьмы использовали и другие казармы. В таком случае цифра в 14 тысяч заключенных вполне реальна.

Согнанных в казарму людей три дня продержали под охраной, без пищи и, главное, без воды. Рассказывают, что матери, лишь бы прекратить страдания малышей, в отчаянии сбрасывали их вниз головой с третьего этажа, а потом сами вешались на скрученных из одежды веревках.

На четвертый день начались расстрелы. Но жертвы не пошли покорно на убой. О последних днях Ярмолинецкого гетто свидетельствует «Черная Книга»: «В Ярмолинцах евреи сопротивлялись два дня. Оружие было заранее приготовлено: его принесли вместе с домашними вещами. Было это в Военном городке. Первого полицейского, который туда проник, чтобы отобрать партию обреченных, евреи убили, труп его выбросили в окно. Завязалась перестрелка, причем были убиты еще несколько полицейских. На следующий день прибыли грузовики с полицейскими из соседних районов. Только к вечеру, когда у евреев иссякли боеприпасы, осаждавшие проникли в городок. Казнь продолжалась три дня. При сопротивлении были убиты 16 полицейских, среди начальник полиции, и пять немцев.»

Не территории военной части и сегодня можно увидеть огромные могилы.

Сохранилась и казарма-тюрьма. Пропитавший ее стены ужас навечно велся в старые кирпичи. В послевоенные годы ее несколько раз пытались отремонтировать и приспособить для нужд военной части, но всё заканчивалось ничем. Спустя 74 года после освобождения Ярмолинец от нацистов это здание так и остается стоять полуразрушенным.

Всего в Ярмолинецком гетто и концлагере уничтожили почти 24 тысяч человек (по другим источникам, более 26 тыс).

Людей, спасавших евреев во время Холокоста, называют «Праведниками народов мира». Такие есть почти в каждом местечке, где ранее жили евреи. При этом далеко не все из них удостоились этого звания официально. Из всех рассказов автору больше всего запомнились праведники Товстого — красивого села возле знаменитых Залещиков.

Главная архитектурная достопримечательность села — построенный в 1930-е годы храм Архистратига Михаила. В своё время здесь служил удивительный человек о. Антон Навольский (1894 — 1965).

В молодости Навольский готовился стать ветеринаром, но все планы разрушила Первая мировая война. После окончания старшинских курсов воевал унтер-офицером в армии цисаря Франца Иосифа. Во время украино-польской войны сражался в рядах армии ЗУНР против поляков. Был ранен, попал в плен. До 1922-го находился в концентрационном лагере, после этого постоянно преследовался польской полицией. Во время войны пришел к Богу, в 1930-м принял сан и стал настоятелем прихода в с. Товсте. Именно его стараниями был достроен храм Архистратига Михаила (его начали возводить еще накануне Первой мировой). На достройку храма скидывались всем миром. Подсобили и местные евреи — так, древесину для крыши и куполов пожертвовал местный еврейский купец Герш Шпицер.

В период междувластия, когда 7 июля 1941-го части РККА уже ушли из Товстого, а немцы еще не пришли, люмпены из соседних сел решили устроить в местечке погром. Об этом стало известно отцу Навольскому. Священник тут же собрал мужчин-прихожан и они перекрыли все ведущие в местечко дороги. Сам же священник весь день провел в еврейских кварталах.

В годы нацистской оккупации о. Антон во время проповедей открыто призывал паству к братской любви и помощи бесправным евреям, заявляя, что выдавать евреев оккупантам — большой грех. Так, 12 июля 1941-го, во время торжественной службы на праздник апостолов Петра и Павла, отец Навольский сказал на проповеди: «Если действительно хотите независимой Украины, должны добывать ее в борьбе собственной кровью, а не кровью евреев, как учат вас немцы!»

Рискуя жизнью, отец Навольский лично укрывал пятерых еврейских детей. Еще шесть семей он укрыл у надежных людей и помогал продуктами и одеждой. Местный католический ксендз Станислав Шкодзинский также выступил на защиту евреев. В своих проповедях он неоднократно призывал поляков Товстого не пятнать руки еврейской кровью и запрещал даже пальцем касаться имущества соседей.

Значительную часть узников местного гетто направили в села, где они работали на сельхозпредприятиях. Большинство из них выжили — их спас чиновник немецкой оккупационной администрации, управлявший сельскохозяйственными имениями немец по имени Пауль Фридрих (его фамилия, увы, забыта). Когда пришло распоряжение вернуть откомандированных евреев в гетто, Пауль Фридрих, прекрасно осознавая, что их ждёт, под разными уважительными поводами этот приказ проигнорировал.

Люди, прятавшие евреев в годы оккупации, конечно очень рисковали. За такое у немцев было только одно наказание: расстрел. Тем не менее, в этой лотерее со смертью шансов выжить было гораздо больше, чем погибнуть. Но были люди, осознанно выбиравшие смерть. Речь о членах смешанных семей, которым немцы всегда предлагали возможность выбрать жизнь.

Село Шаровка, оно же некогда местечко Шаравка, что в Хмельницкой области, знаменито уникальным оборонительным храмом ХV века и грандиозным двухсотлетним одичавшим парком. Когда-то здесь жила довольно внушительная еврейская община.

4 ноября 1942 года нацисты казнили более трехсот местных евреев, а также скрывающихся здесь их соплеменников из соседних сел. Тогда же местечко Шаравка окончательно стало селом Шаровкой.

Вместе с евреями казнили и украинцев из смешанных семей. Местные старики и сегодня помнят доктора Сорочкина, которому немцы посоветовали: «Оставайся, ты же не еврей, можешь жить». Доктор только пожал плечами: «А зачем мне такая жизнь, если я отдал на смерть своих жену и детей?»

В селе Купин (Хмельницкая область) на братской могиле значится, что трое из расстрелянных — украинцы. Увы, неизвестно, кем были эти трое. Как рассказывали автору старожилы, в сатановском подвале была замурована заживо как минимум одна украинка, не захотевшая бросить детей от мужа-еврея.

Печальную историю рассказывал и из старейших сотрудников «Артека» Владимир Свистов. Перед предыдущей оккупацией Крыма главным врачом всесоюзного лагеря работал Николай Федорович Гнеденко. Его жена Любовь Ароновна Вербицкая работала в том же «Артеке» просто врачом. Когда эвакуировали сотрудников лагеря Николай Гнеденко остался — его жена тяжело заболела. В декабре 1941-го всех проживающих в Гурзуфе и на территории «Артека» евреев арестовали. Вывезли и семью Гнеденко. Врачу, как не еврею, немцы предложили остаться, открыто предупредив, что всех расстреляют. Но тот не бросил жену и сына, и осознанно пошел на смерть. 18 декабря 1941-го его расстреляли вместе с более чем двумя тысячами евреев Ялты.

* Террористическая организация, запрещенная на территории России

Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 30 сентября 2018 > № 2747185


Великобритания. Россия > Армия, полиция > inopressa.ru, 28 сентября 2018 > № 2753590

Герой России и всем известный отравитель

Эммануэль Гриншпан | Le Temps

Сайт международной коллективной исследовательской организации Bellingcat и его российский партнер издание The Insider в среду представили очень подробные данные, срывающие маску с одного из двух мужчин, которых Лондон считает виновными в отравлении Сергея Скрипаля, совершенном в марте в Солсбери, пишет корреспондент швейцарской газеты Le Temps в Москве Эммануэль Гриншпан.

Отравитель Сергея Скрипаля оказался Героем России, персонально награжденным Владимиром Путиным в 2014 году, разоблачают сайт Bellingcat и издание The Insider.

Анатолий Чепига - вот кто выступал под псевдонимом Руслан Боширов, чье лицо было выставлено напоказ Скотланд-Ярдом в начале сентября, вместе с его сообщником Александром Петровым. Оба они подозреваются в покушении на убийство посредством нервно-паралитического яда "Новичок", разработанного российской армией, говорится в статье.

Неделю спустя российский президент Владимир Путин утверждал, что двое мужчин, обвиненных в том, что они убийцы из ГРУ, на самом деле "гражданские лица" и что в их деятельности "ничего особенного и криминального нет", передает автор статьи.

Bellingcat и The Insider раскрывают ложь российского президента. В их расследовании подробно описана биография Анатолия Чепиги. Он с отличием окончил Дальневосточное высшее общевойсковое командное училище, служил в элитной 14-й бригаде спецназа ГРУ в Хабаровске. За время своей службы он получил более 20 военных наград, продвинувшись до звания полковника, что является редкостью для его возраста, отмечает корреспондент. В 2014 году Анатолий Чепига получил из рук Владимира Путина высшую военную награду - звание Героя России, присваиваемое "за заслуги перед государством и народом, связанные с совершением геройского подвига".

По мнению сайта Bellingcat, раскрытые фальсификации "подтверждают обвинения британских властей, согласно которым этот человек являлся сообщником при отравлении Скрипаля и действовал по приказу российского правительственного органа власти высокого уровня".

Перед лицом этих аргументированных обвинений Москва и прокремлевские СМИ не сдвинулись с места и продолжают категорически отрицать всякую причастность к делу Скрипаля. Официальный представитель МИД РФ Мария Захарова вчера на своей страничке в Facebook предположила, что "новый вброс по Петрову и Боширову был осуществлен сразу же после выступления Терезы Мэй в Совбезе ООН на тему оружия массового уничтожения, в ходе которого она вновь озвучила обвинения в адрес России".

"Типичная конспирология", - считает член оборонного комитета Совета Федерации Франц Клинцевич, известный своими связями с армией и антизападной позицией. "Причем создается впечатление, что британские СМИ в этом деле работают в одной связке с властями. А это уже совсем грустно", - сказал он в четверг российскому государственному информационному агентству "РИА Новости".

Однако, отказываясь предоставить данные, которые позволили бы опровергнуть разоблачения Bellingcat, Москва продолжает нести репутационные потери. Дело Скрипаля более чем когда-либо являет собой полный провал как для российской разведки, так и для имиджа страны, комментирует Гриншпан.

Великобритания. Россия > Армия, полиция > inopressa.ru, 28 сентября 2018 > № 2753590


Узбекистан > Армия, полиция > carnegie.ru, 28 сентября 2018 > № 2748980 Рафаэль Саттаров

Видимость люстрации. Зачем власти Узбекистана начали массовые чистки силовиков

Рафаэль Саттаров

Все понимают, что речь идет не о гуманизации силовых структур Узбекистана – новая власть опирается на ту же старую систему принуждения, только теперь Генпрокуратура превращается в главный контролирующий орган страны. Руководству и сотрудникам СГБ в этой ситуации ничего не остается, как попытаться доказать президенту и его окружению, что их еще рано списывать со счетов. И в этой борьбе двух силовых ведомств укрепление личной власти президента явно имеет приоритет над интересами общества

После смерти первого президента Узбекистана Ислама Каримова в сентябре 2016 года мало кто думал, что всемогущим силовым структурам страны могут угрожать серьезные потрясения. Казалось, дело ограничится «почетной» отставкой главного и самого грозного силовика, многолетнего главы Службы национальной безопасности (СНБ). В крайнем случае, считали эксперты, новый президент Шавкат Мирзиёев сменит первых лиц СНБ на местах. Но вопреки ожиданиям кадровые чистки внутри силовых ведомств Узбекистана вышли далеко за пределы высшего руководства и пока не подают признаков скорого окончания.

Аресты и приговоры

На протяжении полутора лет после смерти Каримова в Узбекистане продолжалось напряженное сосуществование двух самых влиятельных людей каримовской эпохи: бывшего премьера, нового президента Шавката Мирзиёева и всемогущего силовика, главы СНБ Рустама Иноятова. В итоге президент оказался сильнее: в января 2018 года было объявлено об отставке Иноятова, а зловещая Служба национальной безопасности поменяла название и превратилась в Службу государственной безопасности (СГБ). Вслед за ребрендингом началась серия арестов силовиков в центральном аппарате и в региональных учреждениях СНБ-СГБ.

22 июня Военный суд Узбекистана вынес приговор группе бывших руководителей Бухарского областного управления СГБ. Почти все они, начиная с бывшего начальника Управления СГБ по Бухарской области до оперуполномоченного Управления СГБ, получили длительные сроки тюремного заключения.

26 июля Генеральная прокуратура Узбекистана объявила в розыск бывшего начальника Следственного управления СГБ Олега Бусыгина. Его обвиняют в том, что путем угроз и шантажа он получил $300 тысяч от учредителя частного банка «Туркистон» Рустама Хуснутдинова. Согласно материалам уголовного дела, Бусыгину эти деньги передал Абдулла Мусаев – вероятно, тоже один из следователей СГБ.

Под арест по обвинению в вымогательстве, злоупотреблении полномочиями и получении взяток попал бывший генеральный прокурор Рашид Кадыров. Вместе с ним за один день были задержаны в общей сложности 25 человек – действующие и бывшие сотрудники спецслужб, прокуратуры и налоговой инспекции. Сына бывшего генпрокурора, Алишера Кадырова, объявили в международный розыск, а следом из Испании экстрадировали предпринимателя Алишера Ходиева. Следствие утверждает, что сын бывшего генпрокурора и Ходиев, угрожая уголовной ответственностью, вымогали у Фархода Маматжанова, одного из акционеров самого крупного частного банка Узбекистана – Инфинбанка, более $2,6 млн.

В регионах продолжаются аресты и увольнения среди руководящего состава сотрудников СГБ, причем масштабы следственных действий в отношении них, а также сотрудников прокуратуры и налоговой инспекции нарастают. Те сотрудники спецслужбы, кого эти чистки пока не затронули, хорошо понимают, что после увольнения или ареста их бывших патронов им тоже придется освободить занимаемые должности. Поэтому спешат поменять место работы.

Одни переходят в структуры МВД (которое вновь активно расширяет свое влияние, как это было до андижанских событий). Другие стремятся попасть в Бюро принудительного исполнения наказаний при Генпрокуратуре. По данным источников агентства «Фергана.ру», русскоязычные офицеры уезжают в Россию, где устраиваются работать охранниками или идут в уголовный розыск. Некоторые находят работу в новой силовой структуре – Национальной гвардии Узбекистана.

Хозяева Сурхандарьинской области

В чистках силовиков особое место занимает Сурхандарьинская область. Она единственная в Узбекистане граничит с Афганистаном, поэтому особенно важна для СГБ и Минобороны, которые держат границу под плотным контролем, опасаясь вылазок исламистов. Здесь же ряд высокопоставленных силовиков сколотили себе состояние на незаконном транзите наркотиков из Афганистана. Речь идет не о слухах и огульных обвинениях, а о фактах, доказанных в суде Узбекистана.

Самый высокопоставленный из арестованных сотрудников бывшей СНБ, генерал Шухрат Гулямов начал свою карьеру именно в Сурхандарьинской области. Впоследствии, поднявшись на самый верх силового блока, Гулямов вошел в круг доверенных людей президента Каримова. Но, работая в Ташкенте, он продолжал приглядывать за своей вотчиной в Сурхандарье.

Летом прошлого года Высший военный суд Узбекистана признал генерала виновным в посягательстве на конституционный строй и организации контрабанды наркотиков. Гулямова приговорили к пожизненному заключению и возмещению ущерба государству в размере более миллиарда долларов. Опальному силовику не помогло даже звание Героя Узбекистана – на собрании с активистами в одном из районов Сурхандарьинской области Шавкат Мирзиёев назвал Гулямова предателем. Правда, в пользу какой именно страны бывший силовик совершил предательство, президент умолчал.

Весной Ташкентский военный суд арестовал еще одного высокопоставленного силовика – старшего следователя СНБ Узбекистана подполковника Нодирбека Туракулова, ставшего, с подачи Гулямова, фактическим хозяином Сурхандарьинской области. Власти подозревают Туракулова в создании ОПГ, крышевавшей международную наркоторговлю.

Бывший подполковник СНБ, подмяв под себя всю экономическую деятельность в области, нажил многомиллионное состояние. Туракулов пользовался полным доверием бонз СНБ не только потому, что регулярно отправлял наверх мзду, но и потому, что лично заводил уголовные дела против независимых журналистов и критиков режима. Так, именно он возбудил дело против журналиста Бобомурода Абдуллаева, от которого пытками добивались признания в попытке государственного переворота.

Расследования против подполковника Туракулова и генерала Гулямова приоткрыли некоторые детали, как силовики курировали перевозку наркотиков и сами участвовали в ней.

По материалам одного из таких дел в октябре 2016 года в Термез прибыл контрабандный груз – 405 кг наркотиков. Тогдашний заместитель главы таможенный службы Узбекистана Бахромжон Суванов со своей группой выехал в Сурхандарью и, ориентируясь на донесения своих осведомителей в Афганистане, обнаружил груз на берегу Амударьи. По словам адвокатов Суванова, силовики не стали ничего трогать и оставили засаду, чтобы поймать тех, кто придет за наркотиками. Когда стало ясно, что за грузом никто не явится, Суванов сдал его на специальный склад в районе поста №5 на границе с Термезом. В акте наркотики были оформлены как опиум весом 405,291 кг.

Однако изначально главным подозреваемым по этому делу проходил сам Бахромжон Суванов, которого пытали после ареста, добиваясь, чтобы он взял на себя вину в контрабанде наркотиков. Только сейчас выясняется, что Суванова подставил Туракулов – за то, что тот пытался воспрепятствовать движению груза. Настоящими же кураторами перевозок опиума были сам Туракулов и его покровитель, генерал Гулямов.

Реформы с конфискацией

Чем же объясняются масштабные кадровые чистки внутри СНБ-СГБ? В самом Узбекистане единого мнения на этот счет нет, и разные эксперты выдвигают различные объяснения.

Например, причина может быть имиджевая. В то время когда сам Мирзиёев стремится представить себя реформатором за рубежом и внутри страны, главная спецслужба Узбекистана не желает меняться даже внешне, подрывая репутацию нового президента. Особенно явно это обнаружилось в связи с делом уже упомянутого журналиста Бобомурода Абдуллаева – в глазах международного сообщества, откровенно сфабрикованным.

Первого октября 2017 года журналист был похищен агентами СНБ и взят под стражу. Его, а также школьного учителя Хаетхана Насреддинова обвинили в изготовлении и распространении в интернете «тенденциозно-клеветнических материалов» под псевдонимом Усман Хакназаров, в вербовке сторонников, готовых поддержать свержение действующего руководства страны, а также в разработке программы «Жатва», которая якобы предусматривала совершение революции в Узбекистане.

Имидж СНБ-СГБ в связи с этим делом пострадал еще и потому, что силовики обвинили журналиста и учителя ни больше ни меньше в организации государственного переворота на деньги Мухаммада Салиха, известного оппозиционера, единственного соперника Ислама Каримова на первых выборах президента Узбекистана в 1992 году.

В СГБ тогда говорили, что, если бы обвинения были предъявлены по более мягким статьям («клевета» или «призыв к свержению»), внимание журналистов и правозащитников к этому делу было бы меньше и оно, возможно, не получило бы такой международной огласки. В итоге Абдуллаева и Насреддинова пришлось выпустить на свободу незадолго до визита президента Мирзиёева в США.

Другое объяснение арестам высокопоставленных силовиков носит экономический характер. Новый президент анонсировал социально-экономические реформы, для проведения которых необходимы ресурсы, и режим пытается получить средства арестованных через конфискацию их имущества. Возможно, главная цель происходящего – вообще не чистка верхушки СГБ, а конфискация. Это даже не особо скрывается в публичных заявлениях. Так, если еще недавно президент пообещал, что бывшему генпрокурору и его сообщникам придется ответить за все преступления, то теперь новый генпрокурор намекает, что Рашид Кадыров может выйти на свободу, если возместит нанесенный государству ущерб.

Речь действительно идет о заметных суммах для бюджета страны. По словам президента, только сын генерального прокурора стал долларовым миллиардером. Процесс конфискации не ограничивается домами, машинами и так далее. Государство забирает все, до чего может дотянуться. Учитывая то, что в Узбекистане сложился не олигархический, а чиновничий капитализм, под конфискацию попадают зарубежные счета, предприятия и банки, принадлежащие детям или другим близким родственникам крупных силовиков. К тому же в реалиях Узбекистана даже самые опытные коррупционеры порой хранят огромные сбережения не на офшорных счетах, а банально в наличных деньгах в подвалах своих домов.

Еще одно объяснение связано с борьбой старых и новых родственных кланов. Действительно, в Узбекистане кровнородственные связи доминируют на всех уровнях как в государственном, так и в силовом аппарате. Тот же Нодир Туракулов приходится родственником бывшему генеральному прокурору Рашиду Кадырову: он женат на дочери старшего брата бывшего генерального прокурора. Родственники генпрокурора, а также родственники бывшего прокурора Ташкента, тоже арестованного, занимали ключевые посты не только в силовых структурах, но и в банковском секторе.

Скорее всего, чистки усиливает и желание нынешних руководителей Узбекистана избавиться от тех, кто при Каримове собирал против них компромат или осуществлял репрессии, как в случае с самим Мирзиёевым, за которым, как и за его семьей, одно время велась слежка, или в случае с Абдуллой Ариповым, новым премьер-министром, успевшим побывать под домашним арестом. Прежде всего под удар попадают те, кто демонстрирует лояльность не новому президенту, а бывшему председателю СНБ Иноятову.

В сущности, исключительное влияние СНБ во многом держалось на покровительстве со стороны прежнего президента Ислама Каримова. Когда система сдержек и противовесов в стране носит не институциональный, а личностный характер, нынешняя утрата влияния спецслужбой была неизбежна. Как только не стало Каримова, а прежний глава ведомства Иноятов был отправлен в отставку, монопольному положению СНБ-СГБ среди других силовиков Узбекистана пришел конец.

Что дальше

Начав такие масштабные чистки в силовых структурах, новая власть в Узбекистане оказалась перед непростым выбором. С одной стороны, исламистская угроза никуда не делась и для борьбы с ней нужна сильная и профессиональная спецслужба. Полное ослабление СГБ не в интересах Ташкента.

С другой стороны, Мирзиёев и его окружение не хотят, чтобы структуры госбезопасности оставались «государством в государстве», как раньше, когда авторитет главы спецслужбы и его подчиненных был выше, чем у чиновников и аппаратчиков, а губернаторы и министры опасались прослушки и арестов.

При этом власти не боятся, что массовая кампания против руководства бывшего СНБ подорвет доверие людей к государству. Во-первых, общество о чистках и арестах узнает дозированно и постфактум, в основном из выступлений президента. Во-вторых, население Узбекистана в массе своей по-прежнему демонстрирует политическую пассивность, по умолчанию считая, что власть все делает правильно и чиновники лучше знают, как надо. В-третьих, Мирзиёев, в отличие от Каримова, полагавшегося на СНБ, делает ставку на Генеральную прокуратуру, чье влияние стремительно растет.

Все понимают, что речь идет не о гуманизации силовых структур Узбекистана – новая власть опирается на ту же старую систему принуждения. Именно Генпрокуратура превращается в главный контролирующий орган страны – с начала 2018 года было создано сразу девять новых управлений по надзору за различными отраслями и направлениями. Сегодня Генпрокуратура запустила своих кураторов во все сферы – от социальной до топливно-энергетической. Руководству и сотрудникам СГБ в этой ситуации ничего не остается, как попытаться доказать президенту и его окружению, что их еще рано списывать со счетов. Похоже, Мирзиёев взял за образец поздний СССР с его аппаратной борьбой двух ключевых силовых ведомств – КГБ во главе с Андроповым и МВД под управлением Щелокова. И в этой борьбе укрепление личной власти президента явно имеет приоритет над интересами общества.

Узбекистан > Армия, полиция > carnegie.ru, 28 сентября 2018 > № 2748980 Рафаэль Саттаров


Великобритания. Россия > Армия, полиция > inopressa.ru, 27 сентября 2018 > № 2753608

Предполагаемый "профессиональный убийца", покушавшийся на Скрипаля, разоблачен: это полковник ГРУ, которого Путин удостоил высочайшей награды для военных

Хейли Диксон и Роберт Мендик | The Telegraph 

"Один из обученных профессиональных убийц, разыскиваемых за отравление Сергея Скрипаля, - полковник российской военной разведки, имеющий знаки отличия и получивший от Владимира Путина высочайшую награду своей страны", - утверждают журналисты The Telegraph Хейли Диксон и Роберт Мендик. "Настоящее имя одного из мужчин, разыскиваемых за атаку с применением нервно-паралитического вещества (контртеррористическая полиция назвала его Русланом Бошировым), можно раскрыть: это полковник Анатолий Владимирович Чепига. Этот 39-летний мужчина, служивший на войнах в Чечне и на Украине, в 2014 году указом президента, на церемонии, окутанной завесой секретности, получил звание Героя России", - говорится в статье.

"Эта информация, вскрытая расследовательской журналистской организацией Bellingcat при взаимодействии с The Telegraph, разоблачает лживость утверждений Путина, что несостоявшиеся убийцы Скрипалей - безвинные "гражданские", - пишет газета.

"Подлинное имя его сообщника Александра Петрова остается неясным, но The Telegraph установила, что он путешествовал под своим подлинным личным именем и лишь свою фамилию заменил на псевдоним. По некоторым сведениям, контртеррористическая полиция и спецслужбы [Великобритании] знают его подлинное имя", - говорится в статье.

Неназванный "бывший высокопоставленный офицер российских вооруженных сил сказал, что высокий ранг и опыт полковника Чепиги наводят на убедительные предположения, что "приказ выполнить эту работу был отдан на высшем уровне". Источник утверждал, что менее важное покушение на убийство было бы совершено офицером более низкого ранга", пересказывает газета.

Издание переходит к подробностям: "Теперь можно раскрыть информацию, что полковник Чепига 17 лет воюет в рядах элитного подразделения сил особого назначения - Спецназа - и не менее 9 лет работает под прикрытием. Он удостоен более 20 знаков отличия и медали Героя Российской Федерации, хотя, в отличие от большинства других награжденных, публичной информации о полковнике Чепиге мало".

"Bellingcat и Insider Russia раскопали досье от 2003 года, в котором полковник Чепига подает заявление на паспорт от своего подлинного имени, где в качестве его адреса указана военная часть в Хабаровске. Военный - он женат, у него есть сын-подросток - позднее переехал в Москву, где его в следующий раз удалось отследить в 2012 году. Эксперты полагают, исходя из его ранга полковника - такого же, как у Скрипаля - и характера его работы, что он, возможно, учился в Военно-дипломатической академии (ныне - Военная академия Министерства обороны Российской Федерации. - Прим. ред.), также известной как "Консерватория ГРУ", после своего переезда в Москву. Документы, касающиеся паспортов, демонстрируют, что псевдоним "Руслан Боширов" ему дали, самое позднее, в 2009 году", - пишет издание.

Великобритания. Россия > Армия, полиция > inopressa.ru, 27 сентября 2018 > № 2753608


Сирия. США. Израиль. РФ > Армия, полиция > inosmi.ru, 27 сентября 2018 > № 2742785 Дейв Маджумдар

National Interest (США): Нагоняя геополитическую волну

Москва заявляет, что поставит в Сирию С-300 несмотря на возражения Вашингтона и Тель-Авива. Но похоже, что Россия планирует очень серьезно заняться всей сирийской ПВО, пишет "Нешнл интерест", и работать на С-300 будут русские экипажи. Это сильно ограничит военные действия Израиля в этой стране. Присутствие дополнительных российских сил станет для Израиля сдерживающим фактором.

Кремль принял решение поставить Дамаску эффективные ЗРК С-300, когда сирийские ПВО по ошибке сбили российский самолет во время израильского авианалета.

Дейв Маджумдар (Dave Majumdar), The National Interest, США

Россия заявляет, что поставит в Сирию зенитно-ракетный комплекс С-300, несмотря на возражения Вашингтона и Тель-Авива. Кремль принял решение о поставке этой мощной системы после того, как сирийцы 17 сентября своей ракетой С-200 по ошибке сбили российский самолет-разведчик Ил-20М во время налета израильской авиации на войска Асада.

«Россия в ближайшие две недели поставит сирийским вооруженным силам зенитно-ракетный комплекс С-300, — сказал 24 сентября министр обороны Сергей Шойгу. — С-300 способен перехватывать средства воздушного нападения на дальности более 250 км и одновременно поражать несколько воздушных целей».

Российское решение

Кремль решил поставить сирийскому режиму современную систему С-300, поскольку Москва обвиняет Израиль в уничтожении ее самолета Ил-20М, хотя сбит он был сирийской ракетой. Русские обвинили Тель-Авив в том, что израильские летчики прикрылись этим большим самолетом во время авианалета четырех истребителей F-16 на объект сирийского режима.

«Подчеркну, в 2013 году по просьбе израильской стороны мы приостановили поставку в Сирию комплекса С-300, который был подготовлен к отправке, а сирийские военнослужащие прошли соответствующую подготовку. Сегодня ситуация изменилась. И не по нашей вине», — отметил глава российского военного ведомства.

Шойгу также заявил, что Москва направит в Сирию современные системы боевого управления и опознавания, чтобы сирийские войска в будущем могли должным образом распознавать российские самолеты. «Командные пункты сирийских соединений и воинских частей противовоздушной обороны будут оснащены автоматизированными системами управления, которые поставляются только в российские вооруженные силы, — сказал министр. — Это обеспечит централизованное управление всеми силами и средствами ПВО Сирии, ведение мониторинга воздушной обстановки и оперативную выдачу целеуказаний. Самое важное то, что сирийские средства ПВО смогут гарантированно идентифицировать российские самолеты».

Если вначале российский президент Владимир Путин объяснил этот инцидент неясностью боевой обстановки, то потом Кремль начал заявлять, что вину за потерю своего самолета возлагает на Израиль. «Представленная израильскими военными информация о действиях их авиации над сирийской территорией расходится с выводами Минобороны России, — отметил Кремль в своем заявлении. — Российская сторона исходит из того, что именно действия ВВС Израиля стали основной причиной трагедии».

В телефонном разговоре с израильским премьер-министром Биньямином Нетаньяху было заявлено, что, по мнению Кремля, поставка дополнительных систем вооружений в Сирию является единственным способом защитить действующих в этой стране российских военнослужащих. «Владимир Путин подчеркнул, что решение России об укреплении боевого потенциала сирийских ПВО в данный момент является вполне уместным, а его основная цель состоит в том, чтобы свести на нет вероятные угрозы жизни российских военнослужащих, выполняющих задачи по борьбе с международным терроризмом», — заявил Кремль.

Безответственные руки

Во время беседы с Путиным Нетаньяху подчеркнул, что, по мнению Израиля, «передача современных систем вооружения в безответственные руки усилит существующие в регионе опасности». Он отметил, что Израиль будет и дальше «защищать свою безопасность и свои интересы».

Вашингтон тоже не стал молчать по этому поводу. Советник по национальной безопасности Джон Болтон назвал решение России поставить Сирии С-300 «большой ошибкой» и «значительной эскалацией напряженности». Госсекретарь Майк Помпео сказал, что поднимет этот вопрос на встрече с российским министром иностранных дел Сергеем Лавровым, которая состоится в Нью-Йорке на полях заседания Генеральной Ассамблеи ООН.

Виновата Сирия

Израиль также подчеркнул, что в гибели российского Ил-20М виновата Сирия. «После трагического события в небе над Сирией я дважды разговаривал с президентом Путиным. Я выразил ему наши глубокие соболезнования в связи с гибелью экипажа российского самолета, который был сбит безответственным огнем сирийских ПВО, — сообщил израильский премьер-министр Биньямин Нетаньяху в Твиттере. — Этим утром я созвал кабинет безопасности, который был в полной мере проинформирован о недавних событиях. Министры кабинета безопасности также выразили глубокие соболезнования семьям погибших и российскому народу».

Но хотя Тель-Авив выражает сожаление в связи с гибелью российских военнослужащих, израильские власти заявляют, что у них нет выбора, и они будут бороться против посягательств Ирана. Израиль продолжит сотрудничество с Москвой, однако не откажется от действий против Ирана. «Мы полностью поддерживаем Армию обороны Израиля в ее действиях по защите государства, — сказал Нетаньяху. — Мы продолжим действия, имеющие целью не допустить установления иранского военного присутствия в Сирии, и мы продолжим взаимодействие в вопросах безопасности между Армией обороны Израиля и российскими военными…. В этих целях я договорился с президентом Путиным о том, чтобы рабочие группы Армии обороны Израиля и российских военных провели встречу в ближайшее время. Мы сделаем все необходимое для обеспечения безопасности Израиля».

Стратегические последствия

Русские пока не сказали, какая модификация С-300 будет передана Сирии, но вполне вероятно, что это будет довольно современный вариант С-300ПМУ-2. С учетом того, что на подготовку сирийских экипажей современных комплексов уйдет несколько месяцев, можно с уверенностью сказать, что вначале на них будут работать русские.

«Я думаю, сирийцы вряд ли будут готовы работать на них в ближайшем будущем без российских советников и их поддержки, — заявил „Нешнл интерест" научный сотрудник Центра военно-морского анализа (Center for Naval Analyses) Майкл Кофман (Michael Kofman). — Здесь налицо некая неопределенность, и нельзя с уверенностью сказать, кто именно будет работать на этих комплексах».

Неоспоримо то, что российский Ил-20М был сбит сирийскими военными, а поэтому вполне возможно, что русские не позволят экипажам Асада эксплуатировать С-300. А с учетом заявления Шойгу о том, что Москва оснастит командные пункты режима Асада «автоматизированными системами управления, которые поставляются только в российские вооруженные силы», дабы «обеспечить централизованное управление всеми силами и средствами ПВО Сирии», нельзя исключать, что Кремль планирует переподчинить себе всю сирийскую ПВО. Безусловно, при такой системе подчинения слабо подготовленные и плохо мотивированные сирийские военные не смогут в панике атаковать своих, оказавшись под огнем противника.

Более того, если русские будут управлять сирийскими средствами ПВО, Израилю будет намного сложнее наносить удары по войскам Асада и иранским силам, которые действуют в Сирии. Израиль вряд ли сможет наносить удары непосредственно по сирийским целям во время своих авианалетов, зная о том, что в перекрестье его прицела могут попасть русские, потому что Кремль не оставит безнаказанным второй инцидент такого рода. Таким образом, присутствие дополнительных российских сил станет для Израиля сдерживающим фактором и ограничит его возможности по ведению боевых действий в Сирии.

Конечно, если Россия все-таки передаст комплексы С-300 сирийским операторам, появится вполне определенная вероятность того, что Израиль попытается уничтожить эти комплексы. У него для этого есть идеальное средство — недавно закупленные единые ударные истребители F-35. Но в ближайшем будущем, когда на сирийских С-300 будут работать российские экипажи, возможности Израиля по нанесению ударов по целям в Сирии будут ограничены.

Дейв Маджумдар — редактор «Нэшнл интерест», освещающий военные вопросы.

Сирия. США. Израиль. РФ > Армия, полиция > inosmi.ru, 27 сентября 2018 > № 2742785 Дейв Маджумдар


Польша. Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 27 сентября 2018 > № 2742780 Корнель Моравецкий

Корнель Моравецкий: Танки в Донбасс первым отправил Киев (RMF FM, Польша)

Почетный спикер польского Сейма, отец премьер-министра Польши Корнель Моравецкий рассказал на радиостанции РМФ ФМ, почему он негативно относится к идее размещения в Польше американской базы, почему это невыгодно для поляков и для Европы. Размещение базы в Польше будет выглядеть как подготовка к войне, а поляки попросту нарушат тот договор, который был дан России при вступлении в НАТО восточноевропейских стран.

Роберт Мазурек (Robert Mazurek), RMF FM, Польша

Интервью с почетным спикером польского Сейма, отцом премьер-министра Польши Корнелем Моравецким (Kornel Morawiecki)

RMF FM: Здравствуйте, сегодня у нас в гостях Корнель Моравецкий, представляющий депутатскую группу «Свободные и солидарные».

Корнель Моравецкий: Здравствуйте.

— Начнем с того, что премьеру Матеушу Моравецкому (Mateusz Morawiecki) придется не просто принести извинения за свои слова на тему строительства дорог и мостов при правительстве партии «Гражданская платформа», но и опровергнуть их.

— Возможно, это будет правильно, ведь он сказал, что мы выделяем на эту цель сколько-то средств, а мы еще только собираемся это сделать. Суд постановил, что следует сделать опровержение. Возможно, господин премьер слишком устал, неточно выразился. Я все это понимаю, нет смысла раздувать эту историю.

— А когда Вы встречаетесь с Матеушем Моравецким вы тоже обращаетесь к нему «господин премьер»?

— Нет, так я не говорю.

— Сейчас Вы его так назвали.

— Мы с вами разговариваем официально.

— Разумеется.

— Вы бы к нему обращались точно так же. Речь шла о пяти миллиардах. «Гражданская платформа» тратила в год на локальные дороги около 600 миллионов злотых, а сейчас правительство планирует выделить на них пять миллиардов. Так что это, по-видимому, была оговорка, следовало сказать не «выделяем», а «выделим». А так в прошлом году правительство направило на эту цель 1,5 миллиарда, то есть в два раза больше, чем прошлое руководство.

— Хорошо, мы знаем, что будет опровержение, так что оставим этот вопрос…

— Будет, да.

— Я хочу спросить Вас о другом. Сейчас в новостях мы слышали президента Анджея Дуду (Andrzej Duda), который заверил, что мы готовы (или в любом случае будем готовы) создать постоянную американскую базу в Польше. Глава канцелярии премьера говорил в нашей студии, что она могла бы появиться на востоке нашей страны. Вопрос в том, нужен ли нам «Форт Трамп», или мы только зря рассердим россиян?

— Я отношусь к этой польско-американской инициативе с некой долей скепсиса. Было бы лучше тратить польские деньги на польскую армию и польских, а не американских военных.

— Почему американская база нам не нужна?

— Я негативно отношусь к этому проекту по разным причинам.

— В этом вопросе Ваше мнение расходится не только с позицией Вашего сына, но и всей партии «Право и справедливость».

— Я отношусь к этой идее, скорее, критично, хотя, конечно, не знаю всех деталей, возможно, я хуже информирован. Начнем с того, что когда Германия объединялась, это было начало 1990-х, те державы, которые дали согласие на ее объединение (кстати, Польша тоже дала согласие без каких-либо дополнительных условий, это была ошибка президента Валенсы и премьеров Мазовецкого (Tadeusz Mazowiecki) и Белецкого (Jan Bielecki)), постановили, что войска НАТО не станут размещать на территории стран-участниц бывшей Организации Варшавского договора.

— Да.

— А сейчас…

— Вы хотите сказать, что размещая у себя базу НАТО, мы провоцируем Россию?

— Я хочу сказать не о провоцировании, а о том, что любое нарушение международных соглашений — это очень рискованное дело.

— Вы меня, конечно, извините, но россияне с 1990-х годов успели уже много раз нарушить те договоры, которые они с нами заключали.

— Только один раз, когда они заняли Крым. А до этого мы бомбили Белград, способствовали отделению Косово от Сербии. Именно мы, западный мир, первыми начали нарушать международное право.

— Скажем без обиняков: Вы выступаете против строительства американских баз в Польше.

— Я не вижу такой необходимости, это выглядит, как подготовка к войне. Лучше постараться наладить отношения с Россией, наполнить концепцию восточной политики каким-то положительным содержанием, а не идти на конфликт.

— Вы не думаете, что подобные заявления, звучащие из Ваших уст, создадут проблемы главе польского правительства?

— Я здесь не для того, чтобы упрощать работу моему сыну, который выступает как моим, так и Вашим премьером, а одновременно в каком-то смысле вышестоящей для меня инстанцией. У меня другая роль: размышлять, что будет лучше для Польши, Европы, мира.

— Извините меня, но из Ваших слов следует, что Вас сейчас волнуют в первую очередь интересы России.

— Нет, почему интересы России?

— Мы заинтересованы в том, чтобы в Польше…

— Двигаться в направлении обострения польско-российских отношений невыгодно ни нам, ни россиянам.

— С этим я согласен, но…

— И точка. Это невыгодно ни Европе, ни США, ни всему миру.

— Много лет подряд все политические силы в Польше говорили, что основа нашей безопасности — это хорошие отношения с США…

— Разумеется, я с этим не спорю.

— …а лучшая гарантия этой безопасности — появление у нас американских баз.

— Я бы предпочел, чтобы эту тему обсуждали между собой россияне и американцы, чтобы Путин…

— Вы хотите, чтобы они решили, можно ли строить у нас базы?

— Да, но…

— Это звучит довольно пугающе.

— Отнюдь не пугающе. Извините, но я против нарушения международных соглашений.

— Вы выступаете за то, чтобы американцы и россияне через нашу голову обсуждали возможность появления баз в Польше.

— Нет, они должны обсудить, продолжает ли действовать тот договор или он утратил силу, поскольку появились какие-то угрозы. Меня возмущает, как изображают россиян. Польские элиты, СМИ, правительство настраивают против них поляков, а российские элиты, СМИ и правительство настраивают против поляков россиян. Это губительно для обоих наших народов.

— В завершение этой темы я бы хотел спросить, согласны ли Вы с утверждением, что Вы стали самым пророссийским политиком в Польше?

— Нет, я абсолютно с ним не согласен. Не знаю, кто тут в большей степени пророссийский…

— Вы говорите, что Россия не проводит…

— Я самый пропольский политик.

— Хорошо, значит, Россия, как Вы говорите, не проводит агрессивной политики?

— Извините, но я что-то не вижу этой агрессивной российской политики. Есть Донбасс…

— Я как раз хотел вам предложить поехать на Украину и увидеть все собственными глазами.

— Куда именно?

— На восток Украины.

— В Донбасс или куда-то еще?

— А Донбасс — это не Украина?

— Но в Донбасс танки, самолеты и пушки сначала отправил Киев, когда начались все эти волнения, связанные с Януковичем, который пользовался на востоке огромной демократической поддержкой.

— Оставим украинский конфликт. Ваше объединение «Свободные и солидарные» пытается принять участие в выборах органов местного самоуправления.

— Не пытается принять, а принимает!

— Кое-где у вас возникли проблемы.

— Это так.

— В варшавских списках…

— Не везде это получается, но, извините, Вы говорите «пытается», а у нас есть зарегистрированные списки для участия в выборах в трех четвертях региональных собраний депутатов.

— Хорошо, но когда Вы попытались зарегистрировать список в Варшаве, оказалось, что из 200 подписей 198 были поддельными. Я бы назвал это мировым рекордом. Значит, свои подписи не поставили даже те люди, которые присутствуют в этих списках, или члены их семей.

— Это несомненная провокация, атака на нас. Я этого не понимаю. Не знаю, кто за ней стоит, но это атака на все наше объединение.

— Вы сами предъявили эти поддельные подписи, а теперь говорите, что это атака?

— Да.

— Как это?

— Да, мы их предъявили. Человек, у которого были соответствующие полномочия, отправился их подавать, но, возможно, он сам этого не осознавал. Пусть делом с этими подписями займется полиция, соответствующие службы, мы туда уже обратились.

Польша. Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 27 сентября 2018 > № 2742780 Корнель Моравецкий


Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 27 сентября 2018 > № 2742774 Виталий Портников

Главред (Украина): Украина либо вступит в НАТО, либо в Россию — областями

Автор, ориентирующийся на пропаганду идей нынешних украинских властей, всеми силами тянущих Украину в НАТО, Евросоюз и разрывающих связи с Россией, утверждает, что «сохранение украинской государственности зависит от вступления Украины в Севератлантический альянс». Правда, при этом он вынужден заметить, что далеко не всем украинцам такая перспектива приходится по душе.

От вступления в НАТО зависит сохранение украинской государственности как таковой

Виталий Портников, Главред, Украина

«Это Украине определять свой путь — хочет она вступать в НАТО или нет» — подчеркнул генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг перед встречей с министром иностранных дел России Сергеем Лавровым — одним из наиболее одиозных оппонентов евроатлантической интеграции нашей страны.

Столтенберг напомнил, что 29 стран-союзников и Украина будут решать, готова ли Украина, отвечает ли она стандартам НАТО. Казалось бы — идеальная формула, никакой России в ней не просматривается, как не просматривалось никакой России в принятии в НАТО Польши или Латвии. Однако и без учета мнения Кремля препятствий — хоть отбавляй.

Самые серьезные проблемы — в настроениях в самом украинском обществе. До нападения России на Украину на приверженность большинства украинцев идее евроатлантической интеграции можно было не рассчитывать. Если в вопросе европейской интеграции побеждал даже не телевизор, а холодильник — многие понимали, что в Евросоюзе жить лучше, чем в союзе с Москвой, то в своем отношении к евроатлантической интеграции среднестатистический украинец мало отличался от среднестатистического россиянина, оставался все тем же дремучим «совком», поклонником «талантов» Путина.

Война изменила настроения большого количества людей — но даже сейчас их все еще недостаточно, чтобы рассчитывать на успех референдума о вступлении в НАТО. Более того, как только ситуация на фронте успокаивается, уходит из приоритетных новостей, количество сторонников НАТО в нашей стране начинает уменьшаться.

Парадокс в том, что пока Россия оккупирует нашу территорию, мы можем рассчитывать на поддержку идеи евроатлантической интеграции хотя бы половиной населения, но не можем рассчитывать на вступление в НАТО. Если Россия уйдет, наши шансы на вступление сразу же увеличатся — но количество сторонников вступления уменьшится. Думать на перспективу украинское общество так и не научилось.

Непросто будет рассчитывать и на понимание всех стран-союзников. Все же при предыдущих волнах расширения Россия еще не имела такого влияния в Европе и она будет делать все возможное, чтобы затормозить украинскую евроатлантическую интеграцию с помощью своих «симпатизантов».

Но еще большее значение имеет влияние двусторонних конфликтов Украины со странами-членами НАТО, их последствия мы зачастую просто недооцениваем. Самая яркая иллюстрация такой недооценки — ситуация с принятием в НАТО Македонии, которая была готова к этому много лет назад. Греция, которая возражала против конституционного имени Македонии, заблокировала ее принятие в НАТО прямо на саммите альянса. И только сейчас, когда Скопье и Афины близки к компромиссу, появилась возможность вернуться к принятию Македонии в НАТО — при этом небольшая балканская страна столкнулась еще и с противодействием из Москвы.

Этот опыт нужно учесть, тем более, что от вступления в НАТО зависит сохранение украинской государственности как таковой. Если мы хотим этого сохранения, нам нужно соответствовать стандартам НАТО, переубедить украинское общество и добиться компромисса с соседями-членами НАТО. Альтернатива проста — вступление в Россию областями.

Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 27 сентября 2018 > № 2742774 Виталий Портников


Великобритания. Россия > Армия, полиция. СМИ, ИТ > inopressa.ru, 26 сентября 2018 > № 2753616

Отравление в Солсбери и подозреваемые: российские спецслужбы ищут "утечки" после серии ляпов разведки

Оливер Кэрролл | Independent

Три недели назад Великобритания объявила имена подозреваемых в отравлении Скрипалей в Солсбери. Проекты Bellingcat и The Insider - "работающие с открытыми источниками сыщики", по выражению корреспондента Independent Оливера Кэрролла, путем своих расследований "докопались, что засекреченные паспортные данные этих двоих мужчин ведут напрямую к военной разведслужбе страны (ГРУ)", говорится в статье.

"Однако во вторник ФСБ, как представляется, запоздало попыталась смягчить негативные последствия. По утверждению информагентства "Росбалт", ее сотрудники начали срочно проводить обыски в МВД, которое, по их предположениям, было источником информации, попавшей в Bellingcat", - пишет газета.

Основатель Bellingcat Элиот Хиггинс сказал в интервью Independent, что эта реакция "свидетельствует о подлинности материала", опубликованного его проектом. "Российские чиновники публично пытаются нападать на работы Bellingcat, но за закрытыми дверями, похоже, относятся к ним намного серьезнее", - добавил Хиггинс.

"Очевидно, они обеспокоены целой серией репутационных и организационных упущений, - сказал о российских спецслужбах профессор МГИМО Валерий Соловей. - Ошибки, которые они совершили, говорят о том, что система деградирует, хотя это было ясно уже 10 лет назад, когда убили Литвиненко".

Оппозиционный политик Геннадий Гудков, экс-сотрудник КГБ, сказал в интервью газете, что не припоминает настолько масштабных промахов разведки в прошлом.

"По его словам, проблема не столько в недостатке профессионализма, сколько в "морально-этическом разложении", которое проникло в российские спецслужбы с 90-х годов ХХ века", - сообщает газета.

"Теперь кажется, что военная разведка упивается все более безумными операциями - и делает это, исходя из понимания, что заручилась одобрением людей с самого верха", - сказал Гудков. "Гудков заявил, что ему все еще трудно понять, как Владимир Путин мог дать добро на проведение этой конкретной операции. Но все же существуют аргументы обвинения, на которые надо отвечать", - пишет издание.

Великобритания. Россия > Армия, полиция. СМИ, ИТ > inopressa.ru, 26 сентября 2018 > № 2753616


США. Иран > Армия, полиция. Электроэнергетика > inosmi.ru, 26 сентября 2018 > № 2741117 Джон Болтон

Fox news (США): Речь Джона Болтона на саммите Объединения против ядерного Ирана 2018

Соединенные Штаты не наивны. Нас не обмануть, не обхитрить, не запугать, заявил советник президента США Джон Болтон на саммите Объединения против ядерного Ирана. Дни безнаказанности Тегерана и его пособников прошли. По мнению Болтона, соглашение 2015 года об отмене санкций было ужасным, а Иран продолжает лгать. Болтон выразился без обиняков: Иран, мы придем за тобой! Также он посоветовал членам ЕС не пытаться обойти санкции США против Ирана.

Fox News, США

Я очень рад быть здесь, особенно с Майком Помпео (Mike Pompeo), который проделал огромную работу на посту госсекретаря.

Сегодня я рад возможности поговорить с вами на тему, которая всем хорошо известна: это угроза, которую представляет для Соединенных Штатов и мира преступный иранский режим.

Муллы в Тегеране призывают к насилию, кровопролитию и террору на Ближнем Востоке и по всему миру. Иран грабит свой народ, сеет хаос в соседних странах и до сих пор является государством номер один, оказывающим поддержку террористам. Объединение против ядерного Ирана предприняло важные шаги, чтобы не позволить этому опасному диктаторскому режиму получить ядерное оружие и средства его доставки, и администрация Трампа гордится тем, что у нее есть такие союзники, как вы.

С самого начала мы предпринимали решительные действия в ответ на злонамеренные действия Ирана, стремясь гарантировать, чтобы режим никогда не получил доступа к ядерному оружию. Разумеется, наиболее важным шагом, который мы предприняли в этом году, стал выход из катастрофического совместного всеобъемлющего плана действий.

Соглашение по Ирану фактически было самой страшной дипломатической ошибкой в истории Америки. Оно не предписывало никаких средств борьбы против дестабилизирующей деятельности режима, разработки этим государством баллистических ракет и распространения ядерного оружия.

Хуже всего то, что это соглашение не выполняло своей основной задачи, так как не закрывало перед Ираном всех путей получения ядерного оружия.

Соглашение не помешало режиму приступить к обогащению урана в промышленных масштабах и к переработке отработанного ядерного топлива, в то время как и то, и другое было ключевым условием для стремительного распространения ядерного оружия.

Соглашение было бесконечно далеко от полной контролируемости, а указанные в нем меры были смехотворно нецелесообразны.

Более того, в соглашении по Ирану было множество расплывчатых формулировок, лазеек, двусмысленных определений и так далее.

Соглашение давало режиму доступ к более сотни миллиардов долларов в тот момент, когда у Соединенных Штатов было максимальное влияние на Тегеран.

Соглашение было наивно, непродуманно и нелогично. И если все эти серьезные недостатки не были достаточным основанием, чтобы положить конец этому катастрофическому соглашению, то ранее в этом году мы видели неопровержимые доказательства того, что мы давно уже подозревали.

Соглашение 2015 года было основано на наглой лжи, на иллюзии, что иранский режим никогда не стремился получить ядерное оружие.

Как вам известно, в апреле Израиль опубликовал добытые разведкой документы, доказывающие раз и навсегда, что Иран давно стремился получить ядерное оружие и неоднократно лгал об этом. До сих пор режим продолжает лгать миру о своих амбициях в сфере ядерного оружия. Наши отцы вынесли урок из политики умиротворения уже много десятилетий тому назад. Этот режим с гордостью призывает к уничтожению Америки и Израиля. Мы должны поймать их на слове. Аятоллы не приходят с миром.

С момента заключения соглашения оборонный бюджет Ирана вырос почти на 40%, режим потратил более 15 миллиардов долларов на ожесточенные конфликты в Сирии, Газе, Ираке и Йемене. А задолго до заключения соглашения Иран стал главным в мире банкиром, финансирующим международный терроризм. Иран беззастенчиво поддерживает преступный режим Асада в Сирии и является сообщником Асада в организованных им химических атаках в отношении его собственного народа. Иран также активно противостоял в прошлом попыткам заставить режим ответить за применение этого чудовищного оружия в Организации по запрещению химического оружия. Мы также не можем ручаться, что Иран выполнил свои обязательства в рамках Конвенции по химическому оружию в силу несоответствий, допущенных в иранской декларации, уклончивых ответов Ирана на запросы следствия, пристально наблюдающего за действиями Ирана. Соединенные Штаты внимательно наблюдают за поведением Ирана, а также за соблюдением или несоблюдением условий конвенции.

После заключения соглашения 2015 года Иран также ускорил свои разработки баллистических ракет и проводил запуски, грубо нарушая резолюции Совета безопасности ООН. Разведка США явно демонстрирует, что Иран занимается активной разработкой более точных и эффективных ракетных комплексов и технологий. Режим увеличил потенциал для нанесения точечных ударов, антикорабельных ударов и ракетных целевых показателей.

Мы также знаем, что в последние месяцы связанные с иранской ракетной программой агенты по закупкам сотрудничали с поставщиками в Азии и Европе, в том числе и в России, чтобы получить многочисленные электронные компоненты, металлическое оборудование и другие материалы.

Мы рассекретили эту информацию, чтобы ясно продемонстрировать, что режим продолжает использовать агентурные сети и подставные компании за границей, чтобы незаконным путем получить эти опасные составляющие ракет. Если Иран и продолжает использовать посредников и поставщиков в Азии для получения новейшего европейского и американского оборудования, то будьте уверены, программа Ирана по разработке баллистических ракет продолжается и развивается.

Иран распространяет эти опасные ракеты и другое оружие по всему Ближнему Востоку и по всему миру, в том числе в Сирию, где они могут быть использованы для того, чтобы угрожать нашему союзнику и дружественному государству — Израилю.

Будучи главным мировым спонсором терроризма, муллы продолжали отправлять финансирование посредникам террористов, например, ливанской Хезболле и Хамасу. Эти организации наносят невероятный ущерб беззащитному населению по всему миру.

В самом деле, кровавый след режима можно проследить в ужасных терактах в Европе, Южной Америке и Юго-Восточной Азии.

Летом этого года уполномоченный иранский дипломат руководил планом по взрыву бомбы в Париже. А всего два месяца назад двух иранских агентов арестовали сотрудники ФБР, обвинив их в слежке за американскими гражданами и израильскими и еврейскими организациями в США, в том числе за еврейским общинным центром в Чикаго.

Все эти действия в отношении американцев, разумеется, только дополняют долгую историю угроз со стороны Ирана в адрес США. И в последние десятилетия режим пытал и убивал американских граждан, совершал нападения на наши посольства и наносил удары по нашим военнослужащим.

Иран также занимается похищением американских граждан, он продолжает применять метод захвата заложников в качестве инструмента государственной политики в нарушение всех международных законов и норм.

Роберт Левинсон (Robert Levinson), с семьей которого я встречался на прошлой неделе, пропал в Иране около 11 лет назад. Сиамак Намази незаконно удерживается в Иране. Многие другие американские и европейские граждане также являются заложниками режима. Этой постыдной варварской практике следует положить конец, и Иран должен немедленно вернуть американцев и других невинных граждан.

Хассан Рухани опубликовал на прошлой неделе колонку в газете «Вашингтон Пост», где заявил, что в арсенале его режима есть только мир.

Позволю себе с этим не согласиться.

В арсенале режима есть ракеты. В арсенале режима хранятся ядерные амбиции. В арсенале режима — кровопролитие, хаос, насилие и терроризм. Заявление Рухани, что у этой убийственной диктатуры есть «традиция уважения верховенства закона», что она занимается защитой «мира и безопасности в регионе», — смехотворно.

Действия иранского режима представляют неприемлемую угрозу для интересов государственной безопасности США, для наших граждан и для безопасности наших союзников и партнеров по всему миру.

Согласно заявлениям мулл в Тегеране, мы — Сатана, владыка преисподней, хозяин пылающего ада.

Я полагаю, они серьезно воспримут мои сегодняшние заверения: если вы выступите против нас, наших союзников или наших партнеров, если вы нанесете вред нашим гражданам, если вы продолжите лгать, обманывать и вводить нас в заблуждение, то вам действительно придется дорого за это заплатить.

Соединенные Штаты в данный момент используют широкий спектр средств, которые имеются в нашем распоряжении, чтобы помешать Ирану создать ядерное оружие и чтобы противодействовать его злонамеренным поступкам. Мы готовы делать еще больше в рамках закона, если режим не изменит своей политики.

В августе администрация Трампа возобновила суровые санкции в связи с разработкой Ираном ядерного оружия. Эти санкции были отменены в результате ужасного соглашения 2015 года.

Первые санкции были направлены на автомобильный сектор Ирана и на его торговлю золотом и драгоценными металлами в дополнение к санкциям, связанным с иранской валютой, риалом. Эти жесткие санкции уже негативно сказались на иранской экономике. В этом году стоимость иранского риала упала на 70%, а рынок недвижимости Ирана скатывается в рецессию. Экспорт нефтяного сырья также резко упал в последние несколько месяцев.

Дальнейшее давление на режим только усилится 5 ноября, когда будет введена вторая часть наших санкций, связанных с разработкой ядерного оружия. Эти санкции будут направлены на другие ключевые сферы иранской экономики, в том числе на энергетику страны, грузовые перевозки, нефтехимический и финансовый секторы.

Мы не потерпим инвестиций, благодаря которым укрепляется потенциал Ирана, связанный с развитием его нефтяных и газовых инфраструктур. Мы рассчитываем, что покупатели иранской нефти ограничат свой импорт до нуля к 4 ноября, в противном случае они рискуют попасть под санкции.

После 5 ноября президент Трамп и Пенс настроены ввести дополнительные санкции, даже жестче уровней пре-JCPOA, чтобы лишить режим возможности финансирования постоянной деятельности и заставить выбирать между сменой своего поведения и продолжением экономической катастрофы. Каждый, кто откажется предпринимать шаги по приведению Ирана в беспорядок, столкнется с серьезными последствиями. По характеру воздействия американские санкции будут агрессивными и решительными. Это кампания максимального давления. Те, кто будет содействовать политике Рухани и попавшим под санкции иранским банкам, включая Центральный банк Ирана, в проведении финансовых транзакций через специализированные финансовые сервисы обмена сообщениями, будут делать это на свой страх и риск.

Мы наложим ограничения за их бездушное безразличие к жизни, потерянной в военной машине революционной гвардии. Международные сервисы, такие как СВИФТ, должны пересмотреть сделки с Ираном, спросив себя, стоит ли рисковать. СВИФТ следует блокировать операции с целью предотвращения нелегальной финансовой активности, такой как финансирование терроризма. Как может данное предприятие оправдывать тех, кто оплачивает расходы страны — главного спонсора терроризма в мире. СВИФТ должен подать пример все большему числу компаний по всему миру, пересмотрев свои взаимоотношения с иранским режимом. «Сименс», «Маерск», «Хай & Ай», «Боинг», «Бритиш Эйрвэйз», «Мазда», «Релайн Оил» и многие другие пришли к такому же заключению. Пришло время остановиться.

Сегодня утром мы видели в газетах последние новости из Европейского союза в свете атмосферы в Иране. Отгородить его от рынков, отгородить от СВИФТ, облегчить финансовые транзакции с иранским режимом. Члены ЕС сильны в риторике, но достаточно слабы в выполнении своих заявлений. И весьма неожиданно, что представитель Еврокомиссии, согласно сегодняшним сообщениям прессы, говорит: «Мы не располагаем деталями… У нас нет каких-либо фиксированных дат». Это заявление сделал представитель Еврокомиссии Карлос-Мартин Руис де Гордехуэла. Таким образом, мы будем наблюдать за построением этой структуры, которой пока не существует и которая не имеет конечной даты создания. Мы не намерены позволять, чтобы наши санкции обходила Европа или кто бы то ни было еще.

И чтобы донести это все до всех европейских корпораций, до владельцев компаний: спросите себя, хотите ли вы, чтобы менеджмент ваших компаний имел дело с мировым центробанком терроризма? Это то, ради чего вы инвестируете в эти компании? Вы правда думаете, что ваш менеджмент может порвать связи, которые они стараются сохранить? Является ли такой характер ведения бизнеса, в который вы инвестировали, средством избавиться от американских акционеров, которые заведомо отреагируют на это? И такого рода действия также могут найти поддержку среди европейских акционеров. Это точно. И мы собираемся наблюдать за этим очень внимательно.

В дополнение к этому Соединенные Штаты также подвергнут санкциям высшее руководство Ирана, включая верховного лидера Аятоллу, который контролирует иранскую революционную гвардию, будучи вдохновителем, тщательно замышляя и манипулируя другими, чтобы реализовать свою злобную повестку. В действительности он, как босс мафии, вооружает из Тегерана зависимые от него военизированные формирования, применяя методы запугивания и манипулирования. Его цель — заполнить регион силами, которые смогут там доминировать и подчинить народы, а Тегеран будет контролировать их и манипулировать ими.

На самом деле, конечной целью может быть полнота власти, насколько это возможно. И в некотором роде Аятолла немного обеспокоен этим вопросом. Мы не позволим ему быть убийцей, который беспрепятственно пытается разрушить Ближний Восток. Администрация Трампа работает над специальной кампанией, параметры которой мы прорабатываем. Она направлена на то, чтобы лишить их финансирования, которое они используют, чтобы платить десяткам тысяч боевиков, вооружая их ракетами и другими опасными видами оружия и создавая постоянные военные базы в Сирии, а также для террористических нападений. Мы также сотрудничаем с союзниками, чтобы защитить соседей Ирана от изоляции и сорвать его террористические замыслы.

Мы и далее будем настаивать, что он является жестоким убийцей, настоятельно призывая международное сообщество оказать давление на Иран, чтобы положить конец его агрессии. И мы будем использовать для этого все доступные инструменты. Иранская верхушка больше не будет наслаждаться жизнью в безопасности, пока люди там страдают и голодают.

Мы возьмемся за их приспешников по всему миру, мы гарантируем, что они не смогут нанести вред союзникам США и нашим гражданам. Мы будем защищать наш суверенитет и защищать наш народ на фоне всего этого хаоса и кровопролития, которые являются главной причиной неурядиц всего региона. Режим имеет наглость обвинять США в нарушении Договора о дружбе 1955 года посредством восстановления ядерных санкций. Это абсурд. Казнить или миловать — это суверенное право реагировать на угрозы национальной безопасности.

Могу ли я проявлять враждебность, а затем для защиты просить о дружбе в соответствии с международным правом? США не перестанут оказывать давление на Иран, чтобы изменить его дестабилизирующее поведение.

Соединенные Штаты также ожидают, что Международное агентство по атомной энергии в максимальной возможной степени будет осуществлять свои полномочия, чтобы заставить Иран тщательно законсервировать свою ядерную деятельность, свои исследования и проекты, а также агрессивную военную ядерную программу, в том числе в любых местах, выявленных израильской разведкой, которая без тени сомнения доказала их наличие. МАГАТЭ должно быть в состоянии инспектировать ядерную программу.

По нашим данным, режим расширяет свою деятельность по обогащению урана, Соединенные Штаты считают важным отреагировать, что необходимо и целесообразно, чтобы предупредить режим об очень серьезных последствиях.

У Аятоллы есть выбор, чтобы построить процветающее будущее для Ирана, такое, какого достоин иранский народ, пострадавший под властью тиранического режима.

В этом году, в то время когда на военные нужды было направлено более 26 миллиардов долларов, молодое поколение Ирана не может найти работу. Инфляция в прошлом месяце составила 24%, и, как я отметил ранее, иранская валюта обесценивается ускоренными темпами. Народ Ирана заслуживает лучшего правительства. В последние месяцы люди выходили на улицы Тегерана и десятков других городов по всей стране, протестуя против коррумпированного режима, обреченности и угнетения.

Это прекрасная страна с утонченным образованным населением, древней культурой и богатыми природными ресурсами. Эта страна должна быть яркой и амбициозной, у нее должны быть друзья и партнеры по всему миру, включая Соединенные Штаты. Мы с нетерпением ждем дня, когда сможем осуществить эту мечту вместе, когда между США и Ираном может начаться новая дружба, мир и гармония. Однажды этот день наступит, однако администрация будет использовать все законные инструменты, чтобы защитить Соединенные Штаты, а также наших союзников и людей.

Соединенные Штаты не наивны. Нас не обмануть, не обхитрить, не запугать. Дни безнаказанности Тегерана и его пособников прошли. Кровавый режим и его сторонников ждут серьезные последствия, если они не изменят свое поведение. Пусть мое сообщение сегодня будет ясным: мы следим, и мы придем за вами.

Большое вам спасибо!

США. Иран > Армия, полиция. Электроэнергетика > inosmi.ru, 26 сентября 2018 > № 2741117 Джон Болтон


США. Польша > Армия, полиция > inosmi.ru, 26 сентября 2018 > № 2741114 Роман Полько

Fronda (Польша): База США не угрожает польской безопасности

Россия не будет нападать на Польшу, уверен польский генерал, сейчас есть другие методы, например, «обработка» общественного мнения, позволяющая добиться своих целей без применения военной силы. Но при этом вопреки всякой логике в интервью «Фронде» генерал настаивает на том, что американская база в Польше нужна. Уж очень приятно сотрудничать с американскими военными! И затягивать с «Фортом Трамп» нельзя.

Томаш Вандас (Tomasz Wandas), fronda.pl, Польша

Интервью с генералом Романом Полько (Roman Polko)

Fronda.pl: «Появление базы США в Польше — угроза нашей безопасности», — констатировал бывший главнокомандующий польских вооруженных сил генерал Мирослав Ружаньский (Mirosław Różański). Как Вы можете прокомментировать его высказывание?

Роман Полько: Я надеюсь, что это какая-то ошибка, потому что я давно не слышал подобной глупости. Отмечу, что своими знаниями генерал Ружаньский в какой-то степени обязан американцам.

— На самом деле?

— Да. Американцы многое сделали для польской армии. Они помогали нам вступить в НАТО, а когда Европейский союз смотрел на происходящее за нашей восточной границей и не рвался нам помогать, именно американцы отправили к нам свою бригаду. Своим присутствием на польской территории американские войска демонстрируют солидарность с поляками, а это, несомненно, имеет огромное значение для нашей безопасности.

— Генерал Ружаньский это, наверное, знает?

— Он не мог не видеть, как много полезного вынесли наши военные из совместных учений с американскими войсками. Я сам могу сказать, что ни с кем мне не работалось лучше, чем с американцами.

— Можете рассказать подробнее?

— Если кто-то хорошо зарекомендовал себя в ходе совместной миссии, как мы в Ираке или ранее в Косово, он мог спокойно пользоваться и своей, и американской техникой. В Ираке наше специальное подразделение «ГРОМ» пользовалось тем, что давали американцы: вертолетами, автомобилями, возможностями разведки. Американские военные относились к нам как к партнерам, как к своим. В Косово с силами специального назначения армии США мы провели вместе много совместных операций и многому смогли там у американцев научиться.

— Как выглядит ситуация сейчас?

— Я вижу, что военные получают огромное удовольствие от польско-американского сотрудничества. Оно ничуть не напоминает взаимодействие с «братскими» армиями Организации Варшавского договора или с Советским Союзом: сейчас это контакты на равных. У американцев есть интересы в разных уголках мира, но они демонстрируют солидарность с нами, помня, что Польша — надежный партнер, который не уклоняется от выполнения своих обязательств.

— На своей странице в Твиттере генерал Ружаньский пишет, что, по его мнению, создание постоянной базы США в Польше «склонит Россию отказаться от соблюдения заключенного в 1997 году соглашения с НАТО», а это «может создать угрозу нашей безопасности». Насколько убедителен этот аргумент?

— Всем известно, что Путин славится в мире тем, что он никогда не лжет и соблюдает заключенные соглашения! Напомните мне, как обстоит дело с международным договором по Крыму? Нарушение договоренностей, провоцирование НАТО — как это назвать? Раньше я думал, что плясать вокруг этого медведя, отдавать ему инициативу и демонстрировать бессилие Альянса, который превратился в беззубого бумажного тигра, неспособного адекватно реагировать на появляющиеся угрозы, готовы только политические идиоты по западную сторону от наших границ, руководствующиеся исключительно соображениями политкорректности.

Не знаю, чем руководствовался генерал Ружаньский, и почему он отозвался об идее создания в Польше американской базы таким образом, ведь это человек, обладающий боевым опытом: он командовал польскими военными за границей, прекрасно проводя все доверенные ему операции. Меня удивляет высказывание, которое вы цитируете, я надеюсь, что он погорячился и еще одумается. Впрочем, эти слова напоминают некоторые заявления немецкого канцлера.

— Что Вы имеете в виду?

— В Германии звучат странные заявления о том, что пересекая немецкую территорию, американские войска провоцируют Путина. При этом мы все прекрасно знаем, что на Россию, ее президента действует только язык силы. Если мы будем делать вид, что ничего не происходит, и по-рыцарски соблюдать все заключенные с Кремлем соглашения, мы кончим так, как рыцари в средневековой Европе: когда на них нападали варвары, они удивлялись, что захватчики не соблюдают основополагающих норм. Больше всего в дискуссиях на тему российских провокаций меня огорчает тезис, гласящий, что лучше ничего не делать, ведь если мы предпримем какие-то шаги, Путин разозлится. Следуя такой логике, нам следовало бы отказаться от создания военной базы только потому, что иначе российский агрессор расстроится.

— А мы его не разозлим и не увеличим риск того, что Россия нападет на Польшу?

— Нет, такого, что мы разозлим Путина, а потом российские войска за три дня дойдут до Варшавы, как предсказывают некоторые таблоиды, не будет.

— А теоретически они могли бы это сделать?

— Нет. Я бы посоветовал в этом контексте прочесть мою книгу «Безопасно уже было», в ней я объясняю, почему этого не произойдет, и рассказываю, как действуют российские тролли. Одну главу я посвятил «постправде» и тому, какие сейчас существуют методы «обработки» общественного мнения, позволяющие добиться своих целей без применения военной силы. К сожалению, генерал Ружаньский своим высказыванием льет воду на мельницу кремлевской пропаганды, ведь та заинтересована в том, чтобы у нас появлялись подобные комментарии.

— Эта тема начала звучать в контексте поездки президента Анджея Дуды (Andrzej Duda) в США. Можем ли мы быть довольны ее итогами? О базах в ходе визита говорилось много.

— Я убежден, что такие базы должны появиться. Достаточно взглянуть, как работает система гарнизонов, которую стараются сохранить локальные политики, совершенно не задумывающиеся о вопросах стратегии и безопасности.

— Что Вы имеете в виду?

— Там функционирует система локального лоббирования: они поднимают шум, когда появляется решение закрыть какую-то военную часть. В итоге складываются такие абсурдные ситуации, как с 16-м воздушно-десантным батальоном. Он дислоцируется в центре Кракова, откуда до ближайшего стрельбища (а тем более до других учебных объектов) несколько сотен километров. Должны появиться новые базы, построенные в соответствии с самыми современными стандартами, на которых смогут разместиться и американские военные, и поляки. Было бы хорошо даже сейчас, когда мы принимаем американцев на временной основе, концентрироваться не только на базах, но и на том, чтобы наши союзники могли у нас нормально функционировать. Военные сталкиваются с разными абсурдными ситуациями, ограничениями, которые порой практически парализуют их деятельность. Наша система местной и государственной администрации довольно неповоротлива, с ней сложно взаимодействовать даже полякам, а тем более нашим партнерам из США.

— Значит, Вы рады, что Дуда встретился в США с Трампом?

— Хорошо, что эта встреча состоялась, она была, несомненно, важной. Я думаю, однако, что американцев больше бы убедил язык действий, конкретных шагов, ведь они прагматики. Нам нужно меньше говорить, а просто начать что-то строить.

— Как Вы думаете, Трамп согласится, чтобы база носила его имя?

— Я не вижу в этом ничего дурного, думаю, президенту Трампу будет приятно, если новую базу назовут в его честь.

— Министр армии США Марк Эспер (Mark Esper) заявил агентству «Франс Пресс», что Польша, возможно, не готова к созданию на своей территории постоянной американской базы. Он прав или это просто политика?

— Я думаю, дело здесь в американском прагматизме. Нужно не говорить о базах, а предпринять конкретные шаги. Полагаю, американские военные докладывают о тех сложностях, с которыми они сталкиваются в Польше. Сначала следовало бы позаботиться о тех солдатах, которые уже у нас находятся, обеспечить их хорошими условиями для тренировок и проведения досуга. Резюмируя: с базой «Форт Трамп» тянуть не следует, пора просто начать строительство.

— В январе Эспер приезжал в Польшу. У него сложилось мнение, что у нас нет подходящего места для базы, которая бы отвечала американским требованиям. Он отметил, что участки, которые предлагает польское руководство, слишком малы, чтобы там можно было проводить артиллерийские учения, заниматься тренировкой военных. Так мы готовы к созданию базы или нет?

— Этот вопрос следует задать политикам, которые принимали Эспера. Если они показали ему какой-то двор за казармами, ему удалось увидеть не так много. Я думаю, что у нас пока еще есть возможность найти большой участок под такую базу. Голландцы, например, мне рассказывали, что когда они хотят устроить масштабные учения, им приходится ехать заграницу, мало того, для своей артиллерии они производят снаряды с уменьшенным количеством пороха, чтобы соблюсти существующие в их стране требования. Земля у нас есть, полигоны тоже, для базы можно было бы спокойно найти подходящее место, так что я не согласен с тем, что мы к ней не готовы. Добавлю, что в словах Эспера недоброжелательности я не вижу. Просто, когда он был в Польше, рядом с ним не оказалось человека, который мог бы детально обсудить с ним эту тему, поэтому он высказал такое, а не иное мнение.

США. Польша > Армия, полиция > inosmi.ru, 26 сентября 2018 > № 2741114 Роман Полько


Россия. СКФО > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 25 сентября 2018 > № 2748977 Константин Казенин

Бизнес или национализм. О чем говорят столкновения в Кабардино-Балкарии

Константин Казенин

В момент обострения у властей не нашлось надежных контрагентов среди этнических активистов, которые были бы способны взять на себя хотя бы часть ответственности за происходящее. И вряд ли причина тут в том, что среди балкарцев и кабардинцев нет подходящих на такую роль людей. Скорее дело в изменившейся политике в области межнациональных отношений, а точнее, в тех требованиях, которые гласно и негласно предъявляет главам регионов федеральный центр

Новости о межэтнических столкновениях в Кабардино-Балкарии не вписываются в привычную информационную картину Северного Кавказа, где сообщений о вспышках насилия обычно ждут из Дагестана или Чечни. Конфликт вокруг конного похода, посвященного юбилею сражения на горе Канжал в 1708 году, в котором кабардинцы одолели войска крымского хана, привел к нескольким кругам насилия. Инциденты произошли в горном селе Кенделен неподалеку от места той битвы, а затем и в других населенных пунктах, так что властям пришлось ввести в республику части Росгвардии из соседних регионов.

Детали произошедшего пока не вполне ясны, но понятно, что часть балкарского населения болезненно восприняла юбилейные торжества. Стороннему наблюдателю может показаться странным, что битва трехсотлетней давности вызывает столь бурную реакцию у жителей республики, но такие осложнения происходят уже не первый раз. Похожие проблемы возникли и во время празднования трехсотлетия той же битвы десять лет назад.

Туризм и земли

Согласно распространенному стереотипу, за любым этническим конфликтом на Северном Кавказе в реальности всегда стоят материальные интересы. Можно поискать их и в нынешних столкновениях – например, в области туристического бизнеса или собственности на землю. Потому что сельскохозяйственные земли и туристические объекты – это, по сути, единственные доходные активы, имеющиеся сегодня в горах Кабардино-Балкарии. Однако в реальности и земельная, и туристическая версии выглядят крайне неубедительно.

В целом туристическая отрасль действительно самая доходная в горах, но сферы влияния между местными жителями в ней уже давно и прочно поделены, попыток нарушить имеющийся баланс не видно. Местную туристическую отрасль скорее волнует приход на горнолыжные курорты крупных игроков, с которыми скромный бизнес горцев не сможет конкурировать. Борьба за место под солнцем между рядовыми предпринимателями разных сел, а тем более разных национальностей – это никак не про турбизнес Кабардино-Балкарии.

Что касается земельных проблем, то земли в горах и предгорьях Кабардино-Балкарии, особенно пастбища, с середины 2000-х годов действительно неоднократно становились важной темой для резких заявлений и газетных статей кабардинских и балкарских этнических организаций. Связано это было с тем, как в республике проводилась муниципальная реформа: границы сельских поселений в горах неоднократно меняли, то включая в их пределы, то выводя из них местные альпийские луга.

Многим запомнилась голодовка балкарских старейшин на Манежной площади в Москве в 2010 году, которая тоже была связана с земельными требованиями. Споры вокруг горных земель неоднократно сопровождались словесными баталиями о том, какой из двух титульных народов региона имеет на них больше исторических прав.

Однако участники таких споров, причем с обеих сторон, обходили молчанием одно важное обстоятельство: за полтора десятка лет, прошедшие с тех пор, как горные пастбища стали предметом местной политики, реального развития бизнеса на этих землях почти не было. Причин тому много: отъезд сельского населения в города, особенности земельного законодательства в республике, которое запрещает частное владение сельхозземлями, трудности с выведением значительных объемов местного мяса на рынок, поделенный между крупными игроками.

Споры о землях велись в основном общественниками, а не теми, кто на этих землях работает или планирует работать. В горах Кабардино-Балкарии есть очаги растущего, развивающегося без государственных подачек сельского хозяйства, но они в основном не связаны с пастбищами, не испытывают заметного дефицита земли и не имеют причин спорить за землю с соседями. Так что очень трудно поверить, что глубинной причиной недавнего обострения были земельные интересы.

Экран национальной тишины

Гораздо более убедительным выглядит объяснение, что долгое нагнетание эмоций вокруг темы «исторических прав» разных народов на земли вполне могло довести ситуацию до того, что любое мероприятие, связанное с исторической памятью, особенно если оно проводится на землях твоего селения, вызывает очень болезненную реакцию.

Память о событиях при Канжале еще в 1990-е годы набрала в регионе немалую конфликтную инерцию среди местных историков и этнических активистов. Противоречия в основном касались трактовки, которую дали этой битве черкесские просветители еще во времена Российской империи. Они видели в ней важнейший эпизод борьбы Северного Кавказа за независимость от Крымского ханства и даже «матерь Полтавской виктории», утверждая, что, если бы не поражение при Канжале, крымский хан мог бы поддержать шведского короля в Северной войне.

Противники этой точки зрения, напротив, склонны рассматривать события при Канжале как малозначительное столкновение с отрядом крымских сборщиков дани. В спорах о битве не раз затрагивался вопрос об «исторических правах» разных народов на гору Канжал и ее окрестности.

Споры о Канжальской битве велись публично, с активным использованием СМИ. Рядовые жители Кабардино-Балкарии, в том числе те, чьи дома находятся близ места сражения, могли следить за ними во всех подробностях. Поэтому не стоит удивляться, что юбилейный конный поход привлек в республике столько внимания.

Когда, например, в Польше, на Украине или в Прибалтике активизируется полемика о событиях Второй мировой войны, то мало кто ищет этому экономическое объяснение. Но и у малочисленных народов какие-то вехи прошлого могут обрести огромное символическое значение. Всплески напряженности вокруг таких событий в многонациональных регионах нельзя исключать и в будущем.

Тем важнее сегодня оценить, как власти отреагировали на случившееся. Пока ясно одно: в момент обострения у властей не нашлось надежных контрагентов среди этнических активистов, которые были бы способны взять на себя хотя бы часть ответственности за происходящее. И вряд ли причина тут в том, что среди балкарцев и кабардинцев нет подходящих на такую роль людей. Скорее дело в изменившейся политике в области межнациональных отношений, а точнее, в тех требованиях, которые гласно и негласно предъявляет главам регионов федеральный центр.

Требования эти, насколько можно судить, состоят в создании «экрана тишины», в вытеснении из публичного пространства всего, что сигнализирует хоть о каких-то проблемах в этнической сфере. В таких условиях оказываются востребованными завсегдатаи форумов и выставок, готовые расписывать идиллические отношения между народами, а не люди, имеющие реальный авторитет среди той части молодежи, которая восприимчива к этническим лозунгам.

Можно, конечно, порадоваться, что прошли те времена, когда в некоторых северокавказских регионах этническими лозунгами можно было собрать десять тысяч человек на площади и претендовать на должность мэра или республиканского министра. Но, с другой стороны, все успешные примеры преодоления межэтнических противоречий на Северном Кавказе включали в себя работу власти с неудобными, но обладающими реальным влиянием активистами.

Признавая их статус, вводя их в различные общественные советы, поддерживая какие-то их начинания, власть одновременно заставляла их брать на себя ответственность за происходящее в рядах их сторонников, в том числе и в острых ситуациях. Когда-то это срабатывало, когда-то нет. Но отсутствие связи между властью и общественниками, имеющими вес среди молодежи, делает события, подобные кенделенским, идеальной средой для провокаторов, ищущих выгоду в новом силовом обострении на Северном Кавказе.

Россия. СКФО > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 25 сентября 2018 > № 2748977 Константин Казенин


Россия. Украина > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 25 сентября 2018 > № 2740468 Андрей Курков

Андрей Курков: «Для Путина человеческая жизнь ничего не стоит» (Dauphine, Франция)

Андрей Курков, автор всемирно известной книги «Пикник на льду», рассказывает о своей любви к путешествиям и пессимизме, с которым он смотрит на будущее Украины, столкнувшейся с имперскими амбициями России. Андрей Курков пишет по-русски, что не всегда воспринимается в Украине с ее чувствительным отношением к национальной самобытности. Он хочет «показать украинским националистам, что Украина - это маленькое королевство, со многими национальностями и культурами».

Френсис Броше (Francis BROCHET), ledauphine.com, Франция

О важности путешествий

Сегодня Андрей Курков путешествует по миру вслед за своими книгами. «Пикник на льду», его самый знаменитый роман, переведен на 21 язык. "Но так было не всегда",- признается писатель, сидя в одном из киевских кафе. «Для меня путешествовать очень важно, потому что в советское время я чувствовал себя взаперти». Он говорит это на превосходном французском, одним из девяти языков, которыми он владеет. И кафе называется «Французская булочная», выбранное намеренно для интервью французскому журналисту…

Игры с абсурдом

Курков родился в 1961 году под Ленинградом, а вырос в Киеве, где его отец, бывший военный, работал на авиазаводе им. Антонова. Андрей Курков тридцать лет прожил в СССР: «Я был советским человеком. В то время между русскими и украинцами не было никакой разницы… Я был почти типичным советским человеком, то есть антисоветчиком, или тем, кто играл с реальностью, думая, что система абсурдна, но что мы должны выжить, избегая проблем».

В этом и состоит очарование «Пикника на льду», книги о путешествии в страну абсурда литератора-неудачника в компании королевского пингвина.

И вдруг вагон поднимается…

Писатель вспоминает свою первую поездку за границу. Ему было 27 лет. Михаил Горбачев уже начал перестройку, но потребовалось девять месяцев, чтобы получить визу в Англию. Цель поездки: жениться на Элизабет, которая по-прежнему является его женой и матерью его троих детей. Самолет был слишком дорогим, и он поехал на поезде.

На границе между Белоруссией и Польшей, для смены колесных пар на поезде, вагон в котором он ехал на какое-то время был поднят над землей. «В момент, когда меня подняли вместе с вагоном, я подумал: теперь я за границей, я оторван от советской земли!» Тридцать лет спустя, вспоминая об этом глотке свободы, Андрей светится от счастья.

Хвала Шенгену

Стоило приехать на другой конец континента, чтобы услышать хвалебную оду Шенгенским соглашениям! Они были подписаны в 1985 году и должны были постепенно ликвидировать внутренние границы Европы. Сейчас в страны Шенгена входит 26 государств. Андрей Курков назвал свой последний роман «Шенгенская история». В романе он описывает судьбу и путешествие по Западной Европе трех супружеских пар, которые дождались «шенгенской ночи», когда жителей Литвы стали пускать в Европу без паспортов и виз. Они решают попытать счастья в Париже и Лондоне…

Бургундская интермедия

Андрей Курков очень любит хорошо и вкусно поесть, как и герои его романа. Самый яркий эпизод книги описан в главе под названием «Где-то между Дижоном и Боном», в которой рассказывается о фетучини с трюфелем.

Один из друзей рассказал ему эту историю, и он вставил ее в свой роман, предварительно подробно изучив вопрос. Теперь он надеется испытать лично это гастрономическое удовольствие. А пока он внимательно слушает мой совет попробовать трюфельную пасту под соусом Брилья-Саварен.

Пограничники

В его романе есть такие строки: «Вероятно, существуют страны, в которых нет пограничников, — сказал старик мечтательным голосом после короткого молчания, — но эти страны либо больны, либо слишком велики… Если не хуже!» Андрей Курков признается, что когда писал это, то думал о России, этой безграничной империи. И о США со стеной на границе с Мексикой. И, может быть, о Европе тоже…

Европа зимой

Европа открыла Шенгенскую зону без внутренних границ. Сегодня она стремится установить границы как внутри, так и за пределами ЕС. Андрей Курков жалуется на терпеливых европейцев: «В политике, как и в природе, есть времена года: зима, весна лето, осень… И каждый раз, когда лето длится слишком долго, мы мечтаем о зиме. Я думаю, что если политическая зима придет в Европу, то европейцы быстро устанут и попросят вернуть лето. Свобода всегда важнее для людей, чем безопасность. Кто привык быть свободным, не захочет жить в закрытом обществе».

Негативные стереотипы

Тем не менее, борьба против мигрантов доминирует в политических дебатах под давлением популистов. «Это политики, которые играют с открытием и закрытием границ, — говорит писатель. — Поскольку сейчас наблюдается кризис идеологий и политических идей, а образованных людей становится все меньше и меньше, политики должны найти очень простые аргументы: проголосуйте за меня и все вокруг будет белым, а другой говорит — нет черным… Слова теряют смысл и становятся символами. А когда Западная Европа осуждает литовцев или поляков, которые выполняют за них их работу? Очень часто люди прибегают к стереотипам, и они должны быть обязательно негативными. И невозможно спорить с кем-то, кто мыслит стереотипами, кроме как оперируя другими стереотипами».

Эльзас в качестве примера

Андрей Курков пишет по-русски, что не всегда воспринимается в Украине с ее чувствительным отношением к национальной самобытности. «Я выступаю за независимость Украины, теперь я признан патриотом, а не космополитом, готовым переехать в Лондон или Париж». Эта личная алхимия заставила его оценить Эльзас, который он часто посещает. «Меня очень интересуют пограничные регионы. Мне нравится смесь немецких и французских менталитетов и разговоров о культурной, гастрономической и исторической самобытности».

Писатель пытается привлечь внимание украинцев к культуре национальных меньшинств: болгар, румын, гагаузов, греков, русских старообрядцев, венгров. Он хочет «показать украинским националистам, что Украина — это маленькое королевство, со многими национальностями и культурами».

Десятилетняя или двадцатилетняя война…

В ноябре 2013 года он пришел на Майдан в Киеве, протестуя против влияния России на власть в Украине. Это было самое начало революции, которая привела к бегству из страны прорусского президента — после сотни жертв. В ответ Россия вторглась в Крым и по-прежнему поддерживает сепаратистов в Донбассе, на востоке страны. «Война будет продолжаться до тех пор, пока Россия не перестанет поставлять им оружие и нефть. Она в состоянии поддерживать эту войну ближайшие десять, двадцать лет… Чтобы остановить кровопролитие, нужно, чтобы или народ Донбасса устал от этого, или чтобы Россия устала от санкций и давления остального мира… Или нужно чтобы в России произошла смена власти, но я не думаю, что это возможно пока жив Путин».

Олег Сенцов: Путин такой же, как Сталин

Его изображение можно увидеть на всех улицах Украины. Олег Сенцов, украинский режиссер, удерживаемый в тюрьме в Сибири российским правительством, уже несколько месяцев голодает. За что его посадили? За протест против аннексии его родного Крыма Россией. Российский президент отказывается его освобождать, несмотря на международную реакцию. И Андрей Курков опасается, что Владимир Путин не изменит свое отношение, беспокоясь о своих избирателях, которые «ждут, что царь защитит интересы Великой России». Мы упомянули в разговоре возможный обмен заключенными, но писатель считает это вряд ли возможным. «Россия не заинтересована в освобождении своих собственных граждан. Как Сталин отказался обменивать военнопленных, в том числе и своего собственного сына, потому что считал их предателями… Для Путина человеческая жизнь тоже ничего не стоит».

Россия. Украина > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 25 сентября 2018 > № 2740468 Андрей Курков


Россия > Армия, полиция. Авиапром, автопром > inosmi.ru, 25 сентября 2018 > № 2740454 Дейв Маджумдар

National Interest (США): У России большие планы на Су-30СМ

Предстоит серьезная модернизация.

Дейв Маджумдар (Dave Majumdar), The National Interest, США

Россия надеется разместить заказ на модернизацию 36 двухместных многоцелевых истребителей Су-30СМ компании «Сухой», у которых двигатели АЛ-31ФП (ММПП «Салют») будут заменены на АЛ-41Ф-1С (НПО «Сатурн»), устанавливаемые на самолетах Су-35С. Согласно имеющейся информации, новый двигатель увеличит тягу Су-30СМ на 1 900 кгс в расчете на двигатель, или примерно на 3 800 кгс в целом на самолет. Кроме того, возрастут возможности Су-30 СМ по выработке электроэнергии, что позволит в будущем применять модернизированную авионику, скажем, новую РЛС.

Торговый журнал авиакосмической промышленности «Авиэйшн Интернешнл Ньюс» (Aviation International News) сообщил со ссылкой на главу Объединенной авиастроительной корпорации Юрия Слюсаря, что российское Министерство обороны закажет 36 модернизированных истребителей Су-30СМ. По имеющейся информации, военное ведомство России разместит твердый заказ на эту машину ближе к концу года. Репортер Владимир Карнозов в своей статье заявляет, что деньги на разработку усовершенствованного Су-30СМ уже были включены в бюджет 2017 года. Действительно, «Уфимское моторостроительное производственное объединение» (УМПО) уже ведет работы по переделке АЛ-41Ф-1С под Су-30СМ.

Получив новые двигатели, создающие примерно 14 500 кгс тяги, Су-30СМ существенно улучшит такой показатель как тяговооруженность, что определенно повысит динамические показатели самолета. Но дополнительная тяга не только улучшит аэродинамику истребителя. По словам Карнозова, у АЛ-41Ф-1С также более мощные генераторы.

Это значит, что у Су-30СМ появится дополнительная электроэнергия, позволяющая устанавливать на борту более совершенное радиоэлектронное оборудование, такое как новые или модернизированные РЛС большей мощности. Карнозов выдвигает предположение о том, что бортовая радиолокационная станция «Барс-Р» с пассивной фазированной антенной решеткой (ПФАР) может быть модернизирована, чтобы соответствовать мощности радара Су-35 «Ирбис», которая на пике составляет 20 кВт. Вместе с тем, дополнительный запас электроэнергии позволит этому самолету получить в будущем российскую РЛС с активной фазированной антенной решеткой (АФАР), что еще больше улучшит тактико-технические характеристики Су-30СМ.

Модернизированные двигатели этого типа русские могут установить на всех имеющихся на вооружении самолетах Су-30СМ, поскольку это будет способствовать унификации истребительной авиации. Варианты АЛ-41 уже используются в самолете Су-35 и в опытных образцах Су-57 ПАК ФА, хотя у последнего этот двигатель постепенно заменят на более мощную силовую установку под названием «Изделие 30», которая в настоящее время находится на этапе разработки. Недавно заместитель министра обороны Юрий Борисов рассказал государственному агентству ТАСС, что Москва в этом году модернизирует свои самолеты Су-30СМ, а поставки усовершенствованных истребителей в войска начнутся в 2019 году.

«В этом году мы планируем начать модернизацию и завершить ее первый этап в 2019 году, а затем приступим к передаче модернизированных машин, — заявил Борисов. — Они наилучшим образом показали себя в Сирии, подтвердив все свои характеристики. Этот самолет будет модернизироваться в плане импортозамещения и адаптации нового авиационного вооружения».

По всей видимости, установка новых двигателей является частью плана по реализации второго этапа модификации парка Су-30СМ. Первый этап включал довольно скромные усовершенствования, а вот второй этап модернизации будет намного масштабнее и глубже. Не исключено, что второй этап модернизации Су-30СМ будет осуществляться совместно с индийцами, которые летают на Су-30МКИ, ставшим основой для Су-30СМ. Русские предлагают Индии программу «Супер-30» по модернизации ее парка Су-30МКИ, однако непонятно, согласится ли Нью-Дели на этот проект в его нынешнем виде. Тем не менее, России и Индии со временем придется заняться модернизацией своих Су-30, чтобы соответствовать будущим угрозам. Как отметил Борисов, Москва и Нью-Дели смогут эксплуатировать этот вариант «сушки» более 40 лет.

Дейв Маджумдар — редактор «Нэшнл Интерест», освещающий военные вопросы.

Россия > Армия, полиция. Авиапром, автопром > inosmi.ru, 25 сентября 2018 > № 2740454 Дейв Маджумдар


Россия > Армия, полиция. Авиапром, автопром > inosmi.ru, 24 сентября 2018 > № 2744458 Дейв Маджумдар

The National Interest (США): У российского истребителя Су-35 есть проблема

Хотя Су-35С неплохо показал себя в сирийском небе, он не имел возможности встретиться в очном поединке с вражескими самолетами и продемонстрировать весь свой потенциал. Самолет не получил того результата, который можно было бы без труда увидеть, а это не помогает в процессе маркетинга, считает военный обозреватель. Поэтому большим спросом пользуются Су-30МК и Су-30СМ, его несколько менее продвинутые версии.

Дейв Маджумдар (Dave Majumdar), The National Interest, США

Увеличение продаж русскими истребителей Су-35 по всему миру — всего лишь вопрос времени, и в первую очередь это относится к тем странам, которые либо не хотят, либо не имеют возможности покупать западные самолеты.

Ранее в этом году мощный истребитель Су-35 (Flanker-E по кодификации НАТО), предназначенный для достижения превосходства в воздухе, поступил на вооружение Народно-освободительной армии Китая (НОАК).

НОАК — второй после российских Воздушно-космических сил крупный обладатель этого нового истребителя.

Объединенная авиастроительная корпорация (ОАК) — головная компания «Сухого» — подписала также контракт с Индонезией о продаже 11 истребителей Су-35. Общая стоимость этой сделки составляет 1,4 миллиарда долларов, а поставки должны начаться в октябре этого года.

Другие потенциальные покупатели постепенно выстраиваются в очередь для приобретения этого мощного истребителя российского производства, однако пока он не пользуется таким же экспортным спросом, как двухместный Су-30МК и Су-30СМ, его несколько менее продвинутые версии.

Частично проблема для русских состоит в том, что Су-35С пока не имел возможности встретиться в очном поединке с вражескими самолетами и продемонстрировать весь свой потенциал, хотя он неплохо показал себя в сирийском небе. Российская авиационная группировка в Хмеймиме не сталкивается с реальной угрозой в небе Сирии, поскольку ни сирийские повстанцы, ни остатки «Исламского государства»* не обладают достойными упоминания военно-воздушными силами. Хотя некоторая возможность столкновения с западными военно-воздушными силами и существует в этом регионе, подобный риск уменьшен в результате работы американо-российской горячей линии по предотвращению конфликтов, а также благодаря тому, что каждая из сторон предпочитает избегать риска прямого столкновения друг с другом.

В то время как такие российские самолеты как Су-30СМ и замечательный бомбардировщик Су-34 (Fullback по кодификации НАТО) уже имели возможность продемонстрировать свои возможности в области применения вооружений воздух-земля, истребитель Су-35 такого шанса не получил.

Поэтому ОАК и ее дочерняя фирма «Сухой» не имеют значительной выгоды от сирийской кампании с точки зрения приобретения опыта применения, а также с точки зрения рыночного преимущества для Су-35, какими обладают Су-30СМ и Су-34, изо дня в день наносящие удары с использованием высокоточного оружия.

Кремль открыто говорит о том, насколько важной для российской оборонной промышленности является сирийская кампания.

«Когда мы начали использовать это современное, в том числе ракетное оружие, в Сирийскую Республику выехали целые бригады из наших предприятий оборонно-промышленного комплекса, которые на месте доводили это вооружение — это чрезвычайно важно для нас! — чтобы понять, на что мы можем рассчитывать, применяя его в боевых условиях», — отметил российский президент Владимир Путин в ходе транслировавшейся по телевидению Прямой линии 7 июня нынешнего года.

Однако незатронутым оказался вопрос о сирийской кампании как о маркетинговом инструменте для тех образцов вооружений, которые хорошо зарекомендовали себя в Сирии.

На самом деле все образцы российского оружия — включая те, которые еще даже не находятся на стадии производства, — были испытаны в Сирии. Проверка оборудования в Сирии не только помогает русским получить ценные проверочные данные относительно характеристик применяемых вооружений и улучшить эти системы, но также дает возможность продемонстрировать возможности российского оружия потенциальным покупателям.

Россия действительно получила ценный опыт применения истребителей Су-35 в небе над Сирией, однако эти операции не имели того результата, который можно было бы без труда увидеть, а это не помогает в процессе маркетинга.

Тем не менее, истребитель Су-35С (Flanker-E) является самым мощным истребителем в российских военно-воздушных силах, и он, обладая хорошими качествами, предлагается на рынке за разумную цену. Этот самолет имеет значительный потолок, высокую скорость и огромную полезную нагрузку. Все это, а также современный комплекс авионики, делает Су-35 исключительно опасным врагом для любого западного истребителя, за исключением малозаметного истребителя компании Lockheed Martin F-22 Raptor.

Увеличение продаж русскими истребителей Су-35 по всему миру — всего лишь вопрос времени, и в первую очередь это относится к тем странам, которые либо не хотят, либо не имеют возможности покупать западные самолеты.

Дейв Маджумдар отвечает за подготовку материалов по вопросам обороны в журнале «Нейшнл интерест».

______________________

*«Исламское государство» (ИГИЛ, ИГ) — запрещенная в России террористическая организация

Россия > Армия, полиция. Авиапром, автопром > inosmi.ru, 24 сентября 2018 > № 2744458 Дейв Маджумдар


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter