Всего новостей: 2660117, выбрано 1478 за 0.151 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное ?
Личные списки ?
Списков нет

Россия > Медицина > ria.ru, 15 ноября 2018 > № 2794199 Олег Салагай

Заместитель министра здравоохранения России Олег Салагай в интервью РИА Новости в преддверии международного дня отказа от курения рассказал, что в 17% случаях табак является причиной преждевременной смертности в России, поэтому необходимо принимать дополнительные меры по ужесточению законодательства в этой сфере, в том числе и в части пользования электронными сигаретами. Однако определенных успехов в этой области уже удалось достичь — в 2018 году прогнозируется снижение количества потребляемого табака. Беседовала Людмила Белоножко.

— Олег Олегович, недавно прошел большой форум по общественному здоровью, где министр здравоохранения России Вероника Скворцова говорила о формировании системы общественного здоровья. Расскажите подробнее, что включает в себя эта система? Что она собой представляет? Каковы ее основные приоритеты?

— Сегодня достоверно известно, что здоровье человека зависит далеко не только от медицины. Большая часть того, что предопределяет будущее наше состояние и самочувствие, может быть объединено в четыре базовых фактора риска — это потребление табака, алкоголя, нерациональное питание и низкая физическая активность. Процент, который относится к тому или иному фактору риска, эксперты оценивают по-разному, например, вклад табака в преждевременную смертность оценивают примерно на уровне 17%, алкоголя несколько меньше — примерно на 10%.

Но что же делать с этими факторами риска? Как мотивировать человека отказаться от разрушающего поведения? Ответ на этот вопрос может дать дисциплина, которая называется общественным здоровьем. Сегодня впервые эти технологии находятся в фокусе системного внимания. Напомню, что в майском указе президента России Владимира Путина была впервые поставлена задача не просто увеличить продолжительность жизни россиян, но увеличить продолжительность здоровой жизни. С этой целью был разработан национальный проект "Демография". Часть его — федеральный проект по укреплению общественного здоровья — предполагает формирование среды, которая бы подталкивала человека к здоровьесберегающему поведению и мотивировала отказываться от зависимостей. Поэтому система общественного здоровья представляет собой формирование мотивирующей среды — это и регулирование, и коммуникации, и соответствующая инфраструктура — центры общественного здоровья, которые будут сформированы на региональном и межмуниципальном уровнях.

— А какой процент сегодня составляет образ жизни в здоровье населения России?

— Образ жизни разные эксперты оценивают по-разному, но, как правило, не меньше 50-60%. Принципиально важно то, что все-таки большая часть нашего здоровья в наших собственных руках.

— Нельзя не отметить, что в России снизилось потребление табака и алкоголя. Какие меры еще разрабатываются сейчас для снижения этих показателей?

— Применительно к табаку и алкоголю очень часто используются схожие меры. Первая из них — сокращение ценовой доступности. Цена — это прежде всего то, что воздействует на несовершеннолетних. Это происходит из-за того, что количество денег у несовершеннолетнего всегда ограничено — он сам их, как правило, не зарабатывает. Если родители каждый день дают подростку 100 рублей, чтобы он купил себе завтрак или обед, а цена на сигареты увеличилась на 10 копеек, став 100 рублей 10 копеек, то он уже не может себе их позволить. Этот незначительный рост, кажется, ни на что не влияет для взрослого, но для несовершеннолетнего имеет большое значение.

Второй момент — это снижение территориальной доступности. На текущий момент доказано, чем больше сеть продажи алкоголя и табака, тем больше потребление в этом районе. Чем ближе сеть продажи алкоголя и табака к образовательным учреждениям, тем выше потребление в этом образовательном учреждении.

Вспомните, некоторое время назад, до вступления в силу в 2013 году антитабачного законодательства, ларьки могли продавать табачные изделия, зачастую реализуя их несовершеннолетним.

После принятия и реализации закона потребление табака идет вниз. Сократилось и производство табака, что подтверждают цифры по снижению потребления.

Еще один момент, который обсуждается экспертами, это сокращение доступности алкогольной продукции кругу лиц. Здесь прежде всего нужно назвать увеличение возраста продаж. Об этом говорили заместитель председателя правительства России Татьяна Алексеевна Голикова и министр здравоохранения России Вероника Игоревна Скворцова. Я напомню, что такая инициатива, принятая в США, позволила сократить количество ДТП, связанных с вождением в нетрезвом виде, и прежде всего, конечно, у молодежи. Во внушительном числе стран продажа алкоголя возможна только лицу старше 21 года.

Здесь важно, что это ограничение никак не связано с дееспособностью. У нас в законодательстве установлены, например, дополнительные требования по возрасту к случаям покупки оружия: им можно владеть только с 21 года. Более того, водителем троллейбуса тоже можно быть только с 21 года.

Повышение возраста продаж касается в большей степени алкоголя, но и для табака такие инициативы есть, они обсуждаются, но говорить о том, что они на текущий момент приняты, преждевременно. Хотя для табака (как, кстати, и для алкоголя) существует интересная зависимость — вероятность того, что человек начинает курить, попробовав в раннем возрасте, существенно выше, чем если он попробует в более зрелом возрасте. Поэтому критически важно для производителей табака, чтобы первое столкновение с никотином произошло как можно раньше, тогда вероятность того, что человек сохранится в этой зависимости, будет существенно выше.

— Каких результатов по снижению потребления табака удалось добиться за 2018 год?

— Потребление табака и алкоголя последовательно снижается. Если говорить о табаке, то мы ожидаем снижения в этом году примерно в 0,5%. Может быть, когда мы говорим в относительных числах, это звучит не очень масштабно, но если посчитать по количеству курильщиков, то получается внушительная цифра. Если у нас было порядка 39,5% курильщиков из 146 миллионов человек населения страны, то снижение этого числа до менее 30% — разница в 10 процентных пунктов — дает несколько миллионов человек.

Но важно, что люди не только отказываются от курения, они, например, еще снижают количество потребляемых сигарет. При этом, конечно, опасность представляет нарастающее потребление новых средств доставки никотина — электронных сигарет. Это представляет существенный риск, особенно для молодежи, и Минздрав России реагирует на этот риск. Правительством нашей страны принято решение в отношении данных изделий регулировать их так же, как регулируются обычные табачные изделия, это очень правильно, потому что неважно, как доставляется человеку никотин. Все табачные изделия, включая электронные сигареты, должны регулироваться одинаково, тогда исключается переключение человека с одного изделия на другое.

— А как меняется количество тех, кто потребляет электронные сигареты?

— Оно увеличивается. Если посмотреть глобальный опрос о потреблении табака среди молодежи (GYTS), то если в 2004 году у нас количество потребителей электронных сигарет среди подростков было примерно равно нулю, то в 2015 году это количество составляло 8,5%. При текущем уровне регулирования и агрессивной рекламе, которая идет со стороны индустрии, ожидать того, что это количество будет снижаться, нельзя, оно может только увеличиваться. Поэтому неотложные меры в этом направлении — один из наших приоритетов.

— Какие именно меры планируется предпринять?

— Так же регулировать, как и обычные сигареты. Тогда уйдет реклама, продвижение в точках продаж, появится запрет на продажу несовершеннолетним и запрет на курение в общественных местах.

— Вы сказали, что 17% смертей в мире обусловлены табаком, чему равен этот показатель в России?

— Разные оценки отличаются, но российские эксперты приводят примерные данные не менее 16-17%. Для разных групп заболеваний этот процент разный. То есть для рака легких это исключительно весомый вклад, там можно говорить о десятках процентов, а если говорить о раке кишечника, например, то этот процент ниже, хотя тоже высок.

— А как обстоят дела с потреблением алкоголя?

— Что касается алкоголя, на текущий момент его потребление у нас составляет порядка 10 литров в год на человека. Мы ожидаем, что продажи алкоголя за следующие пять лет снизятся примерно на 10%. Важно, что снизятся не только продажи, но и потребление в целом.

По нашим оценкам, в течение следующих пяти лет потребление алкоголя снизится примерно до не более чем 9 литров на человека, сейчас 10 литров. Для сравнения, 10 лет назад потребление составляло около 18 литров, то есть снижение очень решительное. И мы это видим в том числе по снижению смертности, алкогольных психозов, количества алкогольных отравлений. Это не просто цифра на бумаге, а факт.

— В сравнении с другими странами на каком месте мы находимся по количеству потребления алкоголя?

— Мы не самая пьющая страна. Конечно, нет и не может быть универсального международного рейтинга, но, как правило, в разных рейтингах мы входим в первую десятку по потреблению алкоголя, больше нас потребляют многие страны — некоторые страны Западной Европы, но важно не только количество потребляемого алкоголя, но и характер его потребления. Для нас свойственно потребление крепких алкогольных напитков, а именно они, по данным научных исследований, в наибольшей степени ассоциированы со смертностью. Это ставит перед нами задачу не просто по снижению уровня потребления, но и изменению характера потребления и структуры, перехода с более крепких на менее крепкие напитки.

— Сколько средств выделяется из федерального бюджета на информационные программы по формированию здорового образа жизни на 2019 год и на что они будут потрачены?

— Выделяется около 430 миллионов рублей. Министр здравоохранения РФ Вероника Скворцова поставила перед нами задачу подойти очень выверенно и по-научному к коммуникационным кампаниям, которые мы разрабатываем. Мы привлекли к этому психологов, социологов, в том числе с нами работали специалисты психологического факультета МГУ.

Дело в том, что потенциал коммуникационных кампаний, которые ориентированы только на устрашение, достаточно ограничен. У нас есть эффективный инструмент по устрашению — это пачки сигарет. В среднем российский курильщик в год сталкивается с пачкой сигарет примерно 5,5 тысячи раз. Но важно не просто напугать человека, важно сказать, что он действительно может, он независим, табак и алкоголь не одержали победу. Поэтому мы сосредоточились на поиске таргетированного решения, которое мотивировало бы человека, вдохновляло его. Думаю, что такое решение в целом удалось найти. Им стала кампания под лозунгом "Ты сильнее!". Мы делаем особый акцент на социальные сети, постараемся применить новые коммуникационные инструменты, конечно, и традиционные каналы коммуникации — телевидение, газеты будут использоваться.

— Существует ли в России дефицит кадров, занимающихся вопросами профилактики ЗОЖ? Как устраняется этот дефицит?

— Думаю, сейчас это не главный дефицит: проведенные за последние годы министерством вместе с регионами изменения в системе кадрового обеспечения отрасли дали свой эффект, и люди идут в профессию. Сложнее решать вопрос с другими дефицитами: интереса, информации, времени, сил. Но и эти проблемы мы сегодня вместе с коллегами стараемся решить.

У нас планируется целая серия обучающих мероприятий, первое из которых состоится в начале декабря. Мы собираем в Москве всех руководителей центров общественного здоровья, которые у нас создаются. Будем вместе с коллегами слушать лекции по ряду современных аспектов общественного здоровья, кроме того, будем разрабатывать дополнительные решения и инициативы в формате мозгового штурма.

У нас хороший задел по этому поводу. Советский Союз очень внимательно относился к вопросам гигиены в самых разных блоках — гигиены питания, коммунальной гигиены и других аспектов обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия. В новой истории для развития профилактики было сделано тоже немало.

Поэтому мы ничего не должны потерять, а грамотно использовать все имеющиеся достижения.

— А сколько центров общественного здоровья есть сейчас в России и сколько планируется открыть?

— Если говорить о региональных центрах медицинской профилактики, которые есть сейчас и которые станут основой для центров общественного здоровья, то они, в общем-то, есть в каждом регионе нашей страны. Но будут сформированы также межмуниципальные или первичные центры общественного здоровья, на текущий момент мы создаем их на базе центров здоровья, которые занимаются только индивидуальной профилактикой, а должны заниматься еще и профилактикой в местном сообществе. Их порядка 800. Но тут важно не просто количество: нет задачи чем больше, тем лучше. Очень важно, чтобы центр был притягательным.

— Что входит в эти центры, что там может получить человек?

— Человек в центре общественного здоровья должен получить две вещи. Первое — это прохождение профилактического осмотра, оценку своего здоровья. Второе — адекватные и интересные форматы здорового образа жизни. То есть, говоря языком науки, задача центра общественного здоровья — это не только индивидуальная, но и популяционная профилактика, профилактика в местном сообществе. Существуют разные стратегии ее осуществления — где-то создание велодорожек будет иметь решающее значение, где-то организация волонтерских курсов или занятий по бегу, где-то — организация детской площадки на территории центра здоровья. Самое главное в работе центра здоровья- это его полная интеграция в городскую среду, возможность каждого человека зайти туда, посмотреть и увлечься.

Кроме того, необходимо вовлекать работодателей в создание рабочей среды на производстве.

— Кадровый вопрос очень важен сегодня в здравоохранении. Сейчас идет дистанционный отбор конкурса управленцев "Лидеры России", одним из наставников будет министр здравоохранения Вероника Скворцова. Расскажите, пожалуйста, об этом конкурсе.

— Уникальность конкурса состоит в том, что это попытка формирования утраченной системы социальных лифтов, причем социальных лифтов, основанных на детальной оценке личных качеств и достижений. Он позволяет выбрать инициативного человека, который отвечает целому ряду критериев посредством серии тестов на первом этапе, а на втором и третьем — с помощью реального состязания.

Если говорить о системе здравоохранения, то интерес министерства здравоохранения не случаен. Управление в здравоохранении — это сложная и достаточно самобытная отрасль. Она требует специализированных знаний. При этом специалист-медик обладает, на мой взгляд, целым рядом существенных преимуществ: медуниверситет — это очень серьезная школа, за которой следует еще большая школа — наша врачебная профессия. Мне очень радостно, что коллеги-медики принимают участие в этом конкурсе. Будем надеяться, что им будет сопутствовать успех, чего им искренне и желаем.

Людмила Белоножко.

Россия > Медицина > ria.ru, 15 ноября 2018 > № 2794199 Олег Салагай


Россия > Медицина > ria.ru, 12 ноября 2018 > № 2789213 Сергей Тюляндин

Председатель Российского общества клинической онкологии, доктор медицинских наук, профессор Сергей Тюляндин в интервью РИА Новости рассказал об актуальных проблемах онкологии, о самых распространенных видах рака и новых методах лечения, а также о том, почему растет количество онкологических больных. Беседовала Людмила Белоножко.

— Сергей Алексеевич, президент России в мае поставил задачу снизить показатели смертности от рака до 185 случаев на 100 тысяч населения до 2024 года. При этом, если оценить ситуацию во многих регионах, там просто попасть к онкологу — большая проблема. Возможно ли в такой ситуации добиться снижения показателей смертности, о которых говорил президент, и за счет чего?

— Смертность — это показатель, который невозможно снизить немедленно. Даже если мы сегодня начнем всех лечить хорошо, смертность снизится только через какое-то время. Поэтому все должны понимать, что это очень сложно прогнозируемый показатель.

Успех работы системы здравоохранения во многом определяется ее доступностью. Без сомнения, в стране существует проблема доступности медицинской помощи вообще и онкологической в частности. Во-первых, это объясняется ростом числа больных, которые лечатся и наблюдаются онкологической службой.

Сегодня у нас огромными темпами растет заболеваемость злокачественными опухолями. Если еще пять лет назад мы говорили о 500 тысяч заболевших, то в прошлом году зарегистрировано уже более 600 тысяч вновь заболевших. Другая причина увеличения числа больных — улучшение результатов лечения.

Наши больные стали жить дольше, им выполняется большее число операций и проводится большее число курсов лекарственного и лучевого лечения. А все вместе это означает, что число пациентов, которые диагностируются, лечатся и наблюдаются в рамках онкологической службы, все время возрастает. А служба остается той же.

— И что делать? Как развивать онкологическую службу? Строить новые онкологические центры?

— Онкологическая служба во многих регионах до сих пор функционирует в специально приспособленных помещениях. В них невозможно ни новое оборудование разместить, ни нормальные операционные развернуть. Стыдно в XXI веке иметь онкологический центр в крупном регионе, располагающийся в панельном общежитии, построенном в начале 60-х годов, где нет вообще никаких условий для пребывания и лечения больных. Нельзя ставить перед онкологической службой новые задачи, когда она работает в таких условиях. Поэтому, конечно же, там, где все устарело, необходимо строить новые современные онкоцентры.

— А что происходит там, где есть хорошие онкодиспансеры?

— Сегодня региональные онкодиспансеры в большинстве регионов способны выполнять современную диагностику, хирургическое, лучевое и лекарственное лечение онкологических больных. Но это не означает отсутствие проблем. Одна из них — кадровая. Во многих регионах имеется недоукомплектованность врачебным, средним и младшим медицинским персоналом. Следствием этого является совместительство, повышенная нагрузка, особенно в поликлинике на приеме и во время отпусков, при огромной ответственности за жизнь пациента. Среди онкологов распространен синдром выгорания, когда повышенная нагрузка и ответственность приводят к физическому и эмоциональному опустошению, невозможности выполнять свои профессиональные обязанности. Такая стрессовая атмосфера приводит к уходу из профессии.

Серьезным барьером качественного лечения онкологических больных является территориальная удаленность онкологических диспансеров, которые находятся в крупных городах, а значительная часть нашего населения живет в районных центрах и селах. Как обеспечить раннюю диагностику, последующее многоцикловое лечение в течение многих месяцев и пожизненное наблюдение больных, живущих в сотнях, а иногда и в тысячах километрах от диспансеров?

Министерство здравоохранения предполагает в ближайшем будущем открыть центры амбулаторной онкологической помощи на базе районных больниц, которые бы могли провести простейшую диагностику, выполнять рекомендации онкодиспансеров по наблюдению за больными и проведению химиотерапии. Это должно повысить доступность онкологической помощи, но на создание такой сети потребуются средства, кадры и время.

И важнейшей проблемой онкологической службы является ее недостаточное финансирование. Сегодня основным, а для многих онкологических учреждений и единственным, источником финансирования лечебной помощи является система медицинского страхования. Каждый регион в зависимости от своих финансовых возможностей устанавливает модель финансирования оказания онкологической помощи, сколько будет стоить каждый ее вид и количество больных, которое можно будет пролечить. Проблема в том, что большинство регионов закладывает очень небольшие усредненные нормы финансирования лечения одного больного, будь то выполнение операции, проведение лучевой терапии или лекарственного лечения. Особенно сложная ситуация с лекарственным лечением, поскольку стоимость противоопухолевых препаратов очень высокая.

— То есть у нас в стране лекарств не хватает?

— Лекарств не хватает везде, в том числе и в России. Ситуация существенно улучшилась в последние годы с обеспечением химиопрепаратами, однако остается нерешенной проблемой закупка дорогостоящих инновационных противоопухолевых лекарств. Большинство региональных онкологических диспансеров, не имея возможности закупать для всех больных дорогостоящие и, как правило, более эффективные препараты, проводят лечение более дешевыми лекарственными средствами, обеспечивая, таким образом, лечение всех нуждающихся.

— Насколько нужно увеличить расходы на лекарства, чтобы не было проблем с препаратами?

— Выполняя майские президентские указы, правительство дополнительно выделило 70 миллиардов рублей на закупку противоопухолевых препаратов в 2019 году. Будем надеяться, что это снизит остроту проблемы. Но расчеты показывают, что это далеко от реальной потребности, если проводить лечение согласно клиническим рекомендациям всем больным.

— А с чем связан рост количества онкологических больных, о котором вы упомянули?

— Это тенденция всех развитых и развивающихся стран. Во-первых, растет продолжительность жизни, а рак остается болезною пожилых. Кроме того, рак зависит от многих факторов — питания, экологии. Очень важный момент, что риск возникновения злокачественных опухолей повышается при некоторых патологиях, наиболее часто встречаемых у населения. Например, в связи с улучшением качества жизни все чаще у пациентов встречается ожирение и диабет. Свой вклад, конечно, вносит и нездоровый образ жизни — курение, алкоголь. Но надо сказать, что у нас пока заболеваемость ниже, чем во многих странах.

Проблема России заключается в том, что при не очень высокой заболеваемости (по сравнению с развитыми странами Западной Европы, Австралией, Японией, США, Канадой) у нас высокая смертность. Она должна быть меньше по сравнению с заболеваемостью.

— Каких-то успехов удалось уже достичь в этом?

— Нам удалось стабилизировать заболеваемость при раке легкого. В частности, это обусловлено борьбой с курением, которое в большой степени влияет на заболеваемость.

У нас падает заболеваемость раком желудка, потому что изменился характер питания, оно стало более здоровым (например, потому, что появилось больше овощей и фруктов). Но при этом растет заболеваемость некоторыми другими видами — раком толстой кишки, молочной железы, поджелудочной железы, меланомой.

При увеличении количества заболевших нам все-таки удается сдерживать смертность — она не растет, есть тенденция к медленному ее снижению. Понятно, что хотелось бы большего, но это требует больших усилий — и не только врачей, а вообще всего общества. Неправильно возлагать ответственность на врачей за образ жизни людей, который ведет к повышенному риску возникновения злокачественных опухолей. Ужасно, что очень многие наши граждане не занимаются своим здоровьем. Начинают думать об обращении к врачу даже не тогда, когда появились симптомы, а когда уже некуда деваться. Без онкологической настороженности самого населения нам трудно наладить раннюю диагностику в такой огромной по территории стране.

— А как часто нужно приходить на осмотры к врачу?

— Если есть генетическая предрасположенность к онкологическим заболеваниям, тогда после 20 лет нужно начинать обращаться за ежегодными осмотрами. Женщинам после 40 лет необходимо сделать первую маммографию, даже если все хорошо, чтобы потом иметь возможность сравнить, если вдруг что-то появляется. Кроме того, женщинам показан гинекологический, а мужчинам урологический осмотр раз в год.

К сожалению, для многих опухолей нет эффективных тестов, позволяющих диагностировать заболевание на ранних стадиях. Но тем не менее, например, колоноскопия — один из эффективнейших методов не только ранней диагностики, но и снижения заболеваемости. Рак толстой кишки чаще всего развивается из полипов, а во время колоноскопии эти полипы удаляют. Что и предотвращает развитие болезни. Но кто делает колоноскопию с этой целью? Никто. В США, например, после 60 лет все обязаны делать колоноскопию. Если ты хочешь получить страховку, ты должен пройти эту процедуру. А у нас ее делают единицы. Так что если мы сами не будем заботиться о своем здоровье, то ни о какой ранней диагностике, ни о каком скрининге не может быть и речи.

Очень эффективный метод снижения смертности — вакцинопрофилактика. Вакцинация против гепатита B уменьшает риск развития рака печени. Вакцинация против вируса папилломы человека, которым заражены более 50% населения планеты, практически элиминирует риск заболеть раком шейки матки, раком головы и шеи и многими другими опухолями, в возникновении которых играет роль эта вирусная инфекция. И если вакцина против гепатита включена в перечень обязательных прививок, то вакцина против вируса папилломы человека — нет.

— А какие виды рака у мужчин и у женщин выявляются наиболее часто сегодня? И насколько успешно они лечатся?

— У мужчин — рак легкого, у женщин — рак молочной железы.

Рак легкого плохо лечился. Даже на ранних стадиях результаты хирургического лечения были не очень хорошие. Он очень рано начинает метастазировать, поэтому одна лишь операция многим больным не помогает. При этом метастазы рака легкого не очень чувствительны к химиотерапии и к лучевой терапии.

Все это обуславливают высокую смертность от рака легкого, которая находится на первом месте в мире.

Если взять больных четвертой стадии, то даже в США пятилетняя выживаемость меньше пяти процентов, то есть 95 процентов больных в течение пяти лет умрут. А в России для рака легкого медиана продолжительности жизни составляла восемь месяцев, то есть в течение восьми месяцев от постановки диагноза половина больных умирала. В течение многих лет была такая ситуация.

В этом году Нобелевская премия была присвоена за разработку иммуноонкологических подходов в лечении, основанных на активации собственного иммунитета человека для уничтожения злокачественной опухоли. Этот метод показал свою эффективность там, где мы обычно не имели успеха в лечении. Это в первую очередь меланома и рак легкого. Первый опыт клинического использования новых иммуноонкологических препаратов позволяет надеяться на существенное улучшение результатов лечения больных метастатическим раком легкого и даже на выздоровление части из них. Об этом еще вчера не приходилось и мечтать.

Мы наблюдаем существенное снижение смертности от рака молочной железы за последние 20 лет. Это следствие разработки рациональной стратегии лечения в зависимости от стадии и биологических свойств опухоли. Кроме того, при раке молочной железы существует скрининг, он позволяет диагностировать заболевание на ранних стадиях. Но чтобы выигрыш от скрининга реализовался в снижение смертности, необходима инфраструктура и средства для проведения эффективного противоопухолевого лечения больных.

— Какой вид рака сегодня наиболее успешно лечится?

— Герминогенные опухоли яичников у женщин и яичек у мужчин, если мы говорим о со?лидных опухолях. Это опухоли, которые возникают у молодых людей и девушек. Они очень агрессивные, быстро метастазируют, но сегодня нам удается вылечивать около 80% пациентов, независимо от того, где локализуются многочисленные метастазы.

— Что можно ожидать в ближайшем будущем? Как будут лечить рак?

— В ближайшем будущем не надо ожидать, что появится волшебная таблетка, которой будет достаточно для излечения от любой злокачественной опухоли. Под словом "рак" объединяется огромное количество заболеваний. По сути, каждый вид опухоли имеет свои особенности и отличия по биологическим свойствам, поэтому они все лечатся по-разному. Сегодня, после установления диагноза и стадии заболевания, мы пытаемся изучить биологические свойства опухоли и опухолевой клетки. Именно эти знания определяют рациональную и эффективную тактику лечения. Онкологи комбинируют хирургический метод лечения с лучевой и лекарственной терапией для достижения наилучших результатов. Химиотерапия пока остается основой лекарственного лечения. В случае обнаружения в опухолевой клетке генетических нарушений используется таргетная терапия. Появление иммунотерапии расширило наши терапевтические возможности при некоторых опухолях.

— Безусловно, новые методы лечения необходимо обсуждать с коллегами, в том числе и зарубежными. В ноябре у вас состоится большой онкологический конгресс, расскажите, кто там будет принимать участие, какие основные вопросы будут обсуждаться?

— Это будет уже XXII ежегодный Российский онкологический конгресс. На этом конгрессе мы имеем возможность подвести итоги уходящего года, еще раз проанализировать результаты наиболее интересных исследований, обсудить возможность их внедрения в нашу клиническую практику. Важной темой для обсуждения является проект развития онкологической службы страны, который разрабатывается Министерством здравоохранения с участием профессиональных сообществ. К нам приедут наши коллеги-онкологи из других стран поделиться своим опытом диагностики и лечения злокачественных опухолей. Российские онкологи представят результаты своих собственных исследований.

Людмила Белоножко.

Россия > Медицина > ria.ru, 12 ноября 2018 > № 2789213 Сергей Тюляндин


Великобритания > СМИ, ИТ. Медицина > bbc.com, 4 ноября 2018 > № 2780873

Британец Росс Эджли стал первым в истории человеком, вплавь обогнувшим Великобританию

33-летний британец Росс Эджли стал первым в истории человеком, вплавь обогнувшим Великобританию, преодолев расстояние в 2879 километров.

В воскресенье в 9 часов по местному времени он финишировал в городе Маргейт, откуда и стартовал 1 июня.

Последние полтора километра он проплыл в компании 300 других пловцов, присоединившихся к нему, чтобы сделать финиш более зрелищным и триумфальным.

Росс Эджли хорошо известен во всем мире своей любовью к экстриму. На его счету несколько необычных рекордов. Свое новое приключение он назвал Великим британским заплывом.

Он провел на воде 157 дней, ни разу не сойдя на берег. Это самый продолжительный в мире организованный морской заплыв. Ожидается, что вскоре этот рекорд будет признан WOWSA (Международной ассоциацией плаванья на открытой воде).

Ранее смельчаки уже плавали вдоль различных отрезков британского побережья, но никто прежде не решался обогнуть остров полностью.

Со скоростью дельфина

Ежедневно Эджли проплывал примерно по 12 километров. Самый длинный единовременный заплыв составил 33,4 километра. Это расстояние было преодолено за 5 часов 25 минут.

Эджли плыл в гидрокостюме, без ласт и лопаток для плавания. Его сопровождал на своем катамаране профессиональный моряк Мэттью Найт.

По словам Найта, приливы иногда помогали Эджли плыть со скоростью 8,7 узлов. Это чуть более 16 километров в час.

"Это крейсерская скорость дельфина", - говорит Найт.

Всего пловец сжёг порядка 505 тысяч калорий. Программа питания была разработана для Эджли специалистами. Очень важную роль в рационе играли бананы, которых он съел более 500.

Ему пришлось преодолевать холодные течения и даже несколько штормов, но самым неприятным препятствием, по его собственному признанию, были укусы медуз.

Кроме того, когда Росс огибал мыс Лендс-Энд на юго-западе Великобритании, от долгого пребывания в соленой воде у него распух язык, и заплыв оказался под угрозой срыва.

Экстремал со стажем

Ступив на землю, Эджли сказал, что, несмотря на то, что ему придется вспоминать, как ходить по твердой поверхности, он не устал от плавания и вскоре придумает себе новое испытание.

"Мало где на свете люди вдруг просят тебя расписаться на банане", - шутит рекордсмен.

Имя Росса Эджли уже зарегистрировано в Книге рекордов Гиннесса: в апреле 2016 года он за 19 часов забрался по веревке на высоту равную высоте Эвереста.

За два месяца до этого он пробежал марафон, таща за собой автомобиль.

В 2017 году он затеял проплыть 40 километров между островами Мартиника и Сент-Люсия, волоча за собой бревно весом в 45 килограммов, но та попытка окончилась неудачей.

Великобритания > СМИ, ИТ. Медицина > bbc.com, 4 ноября 2018 > № 2780873


Россия > Медицина. Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 2 ноября 2018 > № 2782939 Леонид Рошаль

Леонид Рошаль: «Иностранные производители взяли нас за глотку»

Екатерина Кравченко

Редактор Forbes

В интервью Forbes Леонид Рошаль рассказал, почему он называет Марка Курцера бриллиантом, и почему частные клиники никогда не смогут заменить государственные

Резерв роста частных клиник еще не исчерпан, считает президент НИИ неотложной детской хирургии и травматологии и руководитель Национальной медицинской палаты Леонид Рошаль. В интервью Forbes он рассказал, почему сам не поехал лечиться за границу, и кто зарабатывает на уголовных делах против врачей.

На развитие медицины нужны деньги. Высокопоставленные чиновники говорят, что у государства средств на финансирование здравоохранения недостаточно, и предлагают делать ставку на развитие и поддержку частной медицины.

Я могу вам повторить то, что я говорил Владимиру Владимировичу Путину. У нас на здравоохранение отпускалось около 3,6% валового внутреннего продукта (ВВП) в рублях. Минфин иногда жонглирует этими цифрами. В некоторых странах за рубежом — 10–15% ВВП в долларах или евро. Посчитайте, сколько приходится на одного больного в рублях и в других странах — в долларах.

Антону Силуанову [министру финансов России] говорю: вы хотите, чтобы мы за эти деньги лечили лучше, чем там. Но так же не бывает! И тем более что мы зависим от импорта и в части оборудования, лекарств и всего прочего. Мы технологически слабые. А иностранные производители фактически нас за глотку взяли.

Сейчас компьютерный томограф или аппарат МРТ стоит бешеные деньги. А если сломался какой-то винтик, производители за него могут взять миллионы.

Очень остро стоит вопрос обслуживания всего оборудования, которое было закуплено по программе модернизации здравоохранения. Прошло почти 10 лет.

В правительстве надеются на импортозамещение. Его не заметно?

Технологическая база у нас улучшается, но она все еще слабая. У нас импортозамещением стали заниматься только тогда, когда нас поставили в безвыходное положение.

Я понимаю, что перед руководством страны стоит множество проблем помимо здравоохранения и надо выбирать, какие решать в первую очередь. Но человеческий капитал — самый важный фактор, и в него надо вкладывать. Есть аналитические исследования, доказывающие, что один рубль, вложенный в здравоохранение, приносит 3–5 рублей прибыли. Но для этого надо поддерживать здравоохранение.

Я открыто выступал против позиции Министерства финансов и Силуанова: у нас в этом вопросе есть некоторое непонимание. Он считает, что чем меньше расходов, тем лучше. В структуре Минфина есть научно-исследовательский институт, который анализирует расходы, их позиция такова: надо и дальше сокращать расходы и направлять на здравоохранение не 3,6% ВВП, как сейчас, а 2,8%. Я сказал: если вы это сделаете, вас народ просто на вилах вынесет.

Но при этом Владимир Путин в майском указе поставил задачу увеличить госфинансирование на здравоохранение до 5% ВВП. В Евросоюзе они составляют 7,2% ВВП, в ОЭСР — 6,5% ВВП, от России по этому показателю отстают только Китай и Индия.

Путин умеет слушать. Он на совещании в Санкт-Петербурге в декабре сказал, что Рошаль ему уже плешь проел по финансированию здравоохранения.

Значит, он вас услышал. У нас же в экономике большую роль играет ручное управление.

Я еще раз говорю: я не завидую Путину. Я бы не смог работать на его месте, потому что надо решать очень много проблем. И по обороне в том числе.

Страна должна тратить больше денег на оборону или здравоохранение?

Сегодня, по статистике, на оборону в России тратится меньше, чем на здравоохранение.

Но часть расходов на оборону является закрытой статьей.

Нас бы согнули в рог очень быстро, если бы у нас не было армии. В мировой экономике идет жесткая борьба, без всяких улыбок и сантиментов.

У всех у нас на слуху пример вашего знакомого Марка Курцера, который создал медицинскую компанию, стоящую сейчас сотни миллионов долларов. В интервью Forbes он признавал, что медицина — очень тяжелый и очень сложный бизнес. В России медицина долго не будет бизнесом в отличие от США, говорил другой миллиардер Петр Авен. Тем не менее в 2017 году о желании заняться крупными медицинскими проектами заявили сразу несколько миллиардеров. С чем связан интерес крупного бизнеса к медицине и можно ли на этом зарабатывать?

Я плохой советчик, потому что я не коммерсант, а врач и государственный человек. Мне нравится советская система: медицина была доступной и качественной. До сих пор некоторые из построенных в советское время клиник являются одними из лучших. В их числе Институт кардиологии, Институт сердечно-сосудистых заболеваний, Онкологический институт, и все это было сделано на государственные деньги.

Вот вы Курцера назвали, но это редкий бриллиант. Я всегда им восхищаюсь: он построил успешный коммерческий центр. Есть другие успешные примеры частной медицины — АО «Медицина» и Центр эндохирургии и литотрипсии. Такие центры развиваются, а значит, есть потребность. Допустим, богатых у нас 5–10% населения, часть из них едет за рубеж, а часть лечится в России.

Резерв роста частных клиник еще не исчерпан. Но конкуренции между частной и государственной медициной быть не должно. У пациентов должен быть выбор: тот, кто имеет возможность платить, может лечиться за деньги. Это капитализм. А тот, кто не может платить такие деньги, должен лечиться в хороших государственных больницах. Вот, например, в университете Лос-Анджелеса на одной территории стоят два госпиталя — частный и государственный: в одном кровати шире и получше питание, в другом палаты поменьше и обстановка попроще, но уровень оказываемой медицинской помощи одинаковый, поскольку в обоих корпусах работают одни и те же врачи.

Врачам платят одинаковые деньги за прием пациентов в государственной и частной клинике?

Там престижно работать в государственной клинике. Там у врача нет обязанности отрабатывать восемь часов на одном месте, а есть фронт работ. Противопоставлять государственную и частную медицину нельзя.

Частная медицина может дополнять государственные клиники, но заменить она их не сможет никогда.

Это потому что уровень жизни населения низкий в России?

Это не только для России. Но и для богатых стран, таких как Америка и Германия.

Число частных клиник растет. Каков их потенциал?

Да, в процентном отношении их число растет. Но интересно сравнить, какое число больных обслуживают частные и государственные клиники. Разница огромная!

Более 90% больных обслуживается в государственных учреждениях.

Доля тех, кто может платить за медицинское обслуживание, невелика.

Частные клиники должны существовать, но у людей должна быть возможность выбора. Если человек не хочет лечиться в государственной клинике и считает, что в частных клиниках его вылечат лучше, пусть пользуется услугами частной медицины.

А вы где лечитесь?

Я, по-моему, никуда не прикреплен, потому что в поликлинику я не хожу. В основном мои доктора — друзья. Но вот однажды со мной случилась проблема, и понадобилось ставить шунт в сердце. Это не простая процедура, как кажется. И в России есть новые потрясающие медицинские центры, сдвиг в этой области огромный. Я мог полететь в Германию? Мог. Мог полететь в Америку или Израиль? Мог. Я мог поехать в академическую клинику? Мог. Но я поехал делать себе шунтирование в московскую больницу, где создан центр по сосудистой хирургии.

В простую больницу поехали?

Да, в обычную больницу.

В какую?

Вам зачем? Поехал в 23-ю больницу.

Не верится, что Рошаль поехал в обычную городскую больницу.

Это правда.

Или вы поехали к определенному врачу?

Ну конечно, к врачу поехал, не к санитарке же.

Но так они знали, что к ним едет Рошаль. Все, наверное, по струнке стояли, раз столь высокопоставленный пациент.

По физиономии узнали, что я приехал. Вот здесь у меня около пальца есть маленькая артерия: через нее вошли, дальше прошли по руке и дальше вошли в сосуды сердца, сделали исследование, вставили все, что надо вставить. Ну я полежал немного, и все. И такую операцию делают у нас в России. Возможности отечественной государственной медицины я на себе попробовал.

Может, потому что вы Рошаль, вам в любой городской больнице могут сделать операцию на уровне космических технологий.

Нет. Для того чтобы сделать такую операцию, нужно хорошее оборудование, квалифицированные врачи. И у нас такие возможности есть. Специалисты в этой государственной больнице хорошие.

Ваша семья не настаивала на лечении в зарубежной клинике?

Со мной вообще сложно, потому что я не очень сговорчивый.

Не надо превозносить западную медицину как идеал. Приведу пример. Был такой композитор Шнитке. У него случился инсульт, и так получилось, что я занимался им, потому что мы дружили. Его отправили лечиться в Германию, а потом его с мольбой забрали и многое для его лечения было сделано здесь. И в итоге он симфонию дописал, и его восстановили российские врачи. Или возьмите Роберта Рождественского: когда у него обнаружили опухоль, он поехал через друзей во Францию на операцию. А долечивали его мы уже здесь, в России — еле-еле забрали из Франции. После этого он писал замечательные стихи. И есть множество других примеров. Иосиф Кобзон сначала нахлебался там.

Он в Германии проходил лечение?

Да, но потом его забрали и долечивали здесь. Основные специалисты, которые его лечили, были россиянами. Он несколько раз ездил за границу для консультаций. Там есть какая-то методика, которой нет в России, а есть, например, в Италии. Почти 20 лет его тащили, причем российские врачи из Онкоцентра имени Блохина, который возглавлял Михаил Иванович Давыдов, — нейрохирурги, химиотерапевты и другие.

Сделанный российской медициной скачок за последние годы очень ощутим. И то, что народ этого не видит, меня очень заботит.

Давайте вернемся к бизнесу. Предприниматели жалуются, что без участия государства клинику построить нельзя. Нужно им помощь оказывать?

Если частные больницы построены, значит, это сделать можно. Если есть ум, деньги, можно сделать успешную клинику. Конечно, у частной медицины есть свои проблемы, а у нас — свои. Например, мы не конкурентоспособны по сравнению с частными клиниками по специалистам. В частных клиниках условия лучше и возможностей больше, а нагрузка меньше и работать легче, чем в государственной клинике, где надо отвечать за прикрепленный контингент.

По какой модели развивается и должна развиваться российская система здравоохранения? Как должно выглядеть соотношение секторов ОМС и ДМС? Интересно ли бизнесу будет работать по системе ОМС с учетом принятой тарификации услуг и уровня затрат на оборудование?

Бизнес работает по ОМС. Например, частные клиники активно работают по таким полисам по операциям по коронарному шунтированию, где платится больше денег, но, когда государство говорит клиникам: возьмите на себя по ОМС прикрепленный участок целиком и поработайте с народом, это им неинтересно. Вы прочитайте, сколько обязанностей у участкового врача — вы с ума сойдете: огромное число обязанностей и невероятный моральный груз.

Есть блестящий пример — в городе Коврове под Владимиром предприниматель Владимир Михайлович Седов, который производит спальные матрасы, построил классную частную клинику, ей позавидуют московские больницы: там по ОМС и коронарное шунтирование, и любые эндоскопические исследования делают. Это пример социально ориентированного бизнеса.

У него есть возможности — он пригласил из Москвы профессоров, предоставил им хорошие условия для жизни: дал квартиры, хорошие зарплаты. Он сам не врач и не диктует врачам, что делать, он просто доверяет хорошим специалистам, которых он пригласил на работу. И, кстати, менеджерами у него работают врачи.

По примеру частных клиник можно сказать, у кого лучше получается медицинский бизнес — у врачей, которые решили заняться бизнесом, или у предпринимателей, которые решили заняться медициной?

Хорошие врачи способны создать успешный бизнес. Но в истории было немало примеров предпринимателей, которые развивали российскую медицину. Вспомните Людвига Нобеля — социально ориентированного капиталиста, который строил школы и больницы. Или, например, купца Морозова, который построил детскую больницу, которая носит его имя. Роль меценатства в здравоохранении всегда была велика.

Для населения будет лучше, если частные больницы возьмут на себя часть работы государственных клиник.

Много пациентов жалуются, что в государственных клиниках толпы людей, а в частной клинике все блестит, очередей нет, приятно находиться и все улыбаются.

Вы знаете, как говорили про врачей, которые работали в «кремлевской больнице»: «полы паркетные, врачи анкетные».

У врачей горбольниц больше практики. В нашем случае на одного педиатра приходилось 700 или 800 человек, сейчас потолок доходит до 2000 человек в год.

Если у частных клиник есть возможность платить более высокие зарплаты врачам, то и квалификация врачей, может быть, там выше?

Не все так, потому что по числу жалоб и неприятностей к общему числу пациентов частные клиники проигрывают государственным. Но отчасти это можно объяснить тем, что, когда человек платит деньги, он более требователен.

Вы с председателем СКР Александром Бастрыкиным недавно обсуждали жалобы по медицинским уголовным делам. Это очень громкая и болезненная тема. Как писали СМИ, встреча продолжалась 10 часов. Что вас так увлекло?

В Уголовном кодексе врачей могут судить по разным статьям — по 109-й, 218-й, 238-й и другим. По 109-й и 118-й статьям срок подачи исков в суд ограничен, и поэтому многие дела переводят в 238-ю статью УК, которая предполагает тюремное заключение. Но при таком подходе, как было в громком деле врача Мисюриной, полстраны может пойти в тюрьму. Она не виновата в этой смерти. Осложнения могут возникнуть всегда, они случались и в моей работе, но я же не умышленно это делал.

Получается, у врача есть право на ошибку?

Если врач умышленно наносит ущерб пациенту, это должно наказываться лишением свободы, в противном случае каждого из нас можно посадить. И еще вопрос: тюрьма разве сделает врача лучше? Нет, не сделает. Иногда хороший врач работает по 40–50 лет, обладает огромным опытом, спасает тысячи жизней, и вдруг несчастный случай, который перечеркивает все предыдущие достижения, и врача отправляют в тюрьму. Разве так можно?

Владимир Владимирович заявлял: «Всех не пересажаете».

Мы как раз сейчас и боремся с тем, чтобы всех не пересажали и чтобы уголовное наказание предполагалось только за умышленные действия. Я благодарен Следственному комитету и его председателю за то, что они начинают понимать нашу позицию. А мы начинаем понимать их. Можно было бы не контактировать со Следственным комитетом и занять другую позицию. Но мы пошли на этот контакт, чтобы понять друг друга и разобраться.

Это была ваша инициатива?

Конечно. Я понимаю Следственный комитет: число жалоб увеличивается, и надо реагировать. Но и мы должны понимать, что происходит.

Есть еще проблема с тем, как СМИ реагируют на уголовные дела в отношении врачей. Допустим, идет разбирательство, заведено дело, ничего еще не доказано, но СМИ сразу дают такие заголовки: арестовали врача за убийство. Все врачи, оказывается, убийцы.

А как председатель СКР реагирует на эти дела?

Бастрыкин — очень мощный и принципиальный человек. Он слушает не только потерпевшего, но вызывает в СКР и представителей из того региона, где зафиксировано дело: генералы стоят навытяжку, и он очень требователен к ним. Но есть еще проблема в том, что решения затягиваются. Я иногда встаю на сторону следователей, потому что им сложно определить, есть вина врача или нет, поскольку они не медики. Дела отправляются на судебно-медицинскую экспертизу. Допустим, если число дел увеличилось в два раза, а число следователей не увеличилось, то нагрузка на следователей выросла, и им не хватает времени. Или бывает так, что документы задерживает полиция. Словом, очень много субъективных факторов.

У Бастрыкина обвинительный уклон по отношению к следователям: почему они не сделали то или это.

Люди могут ошибаться, они же не железные. Но есть случаи, где я не согласен с обвинениями, и я об этом всегда говорю. Мы фактически встаем на защиту следователей. На прием к Бастрыкину пробиваются не простые люди, они приходят уже с документами, подготовленными юристами. Я против запугивания следователей, от них требуют, чтобы они обязательно нашли виновного врача.

Посмотрите на статистику, из 6000 жалоб на врачей, поданных за год, до суда доведено 140 дел, а осуждено еще меньше людей, причем в большинстве случаев они осуждены условно. Я бы провел анализ и подавал бы в суд на журналистов, которые распространяют непроверенные факты. Должна быть ответственность.

Почему же растет число жалоб?

Мы пытались разобраться, смотрели статистику не только в России, но и в мире. Выяснилось, что во многих развитых странах — в Америке, европейских странах, в Англии — число жалоб увеличивается. В Германии, например, в два раза за последние восемь лет. Причин несколько. Во-первых, вырос уровень требований пациентов. Во-вторых, помогло развитие СМИ и электронных систем. Если сейчас человека что-то не устраивает, он с легкостью может написать письмо и пожаловаться президенту, премьер-министру, министру здравоохранения, прокурору и т. д. В итоге идет вал жалоб. Сейчас врачи живут и работают под таким увеличительным стеклом как никогда. И высветить проблемы помогают СМИ. Помогают и юристы: они иногда обзванивают родственников погибших и предлагают им помощь по подаче документов в суд как возможности заработать какие-то деньги.

Большие?

Суммы исков доходят до десятков миллионов рублей. Деньги идут, как правило, на оплату услуг юристов, часть — семье. Это очень нехорошая ситуация.

Мы сопоставили соотношение количества жалоб к общему числу пациентов стационаров и поликлиник и получили сотую долю процента.

Здравоохранение сейчас курирует вице-премьер Татьяна Голикова, которую вы публично критиковали в присутствии Путина, когда она руководила Минздравсоцразвития. Это назначение повлияет на то, как будет реформироваться российская медицина?

Я настроен на конструктивное сотрудничество. Если в профессиональном плане все будет идти нормально, сомнений не будет. Пока шагов против Национальной медицинской палаты и лично меня нет. Голикову окружают люди, которых я открыто в присутствии Путина критиковал.

Кто, по-вашему, должен управлять медициной?

У меня нет сомнений в том, что развитием медицины должен руководить врач. Экономика здравоохранения важна, но куда она приведет, неясно. Я одобряю модернизацию здравоохранения и считаю, что она должна продолжаться, а к оптимизации здравоохранения я отношусь очень осторожно, потому что закручивать экономические гайки — сокращать врачей и резать технологическую базу, если здравоохранение и так является бедным, очень сложно. Вокруг Татьяны Алексеевны есть люди, которые считают нас злейшими врагами.

Почему?

Не знаю.

В 2011 году на совещании с Владимиром Путиным вы говорили, что в здравоохранении много «пилят».

И сейчас пилят.

Много?

Не считал. Но это отдельный разговор.

Россия > Медицина. Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 2 ноября 2018 > № 2782939 Леонид Рошаль

Полная версия — платный доступ ?


Россия > Медицина > forbes.ru, 29 октября 2018 > № 2782989

Одной зеленкой мазаны. Бюджет на медицину вылетает в трубу

Илья Кобяков

Инвестиционный менеджер венчурного фонда инновационных технологий TealTech Capital

Бюджет здравоохранения России в 2018 году вырос на 15% и составил 3,3 трлн рублей. Почему же качество медицинских услуг не повышается?

Консолидированный бюджет здравоохранения России в 2018 году составит 3,315 трлн рублей, что на 15,1% больше, чем в 2017 году. Означает ли это рост уровня медицины и качества жизни в России? Давайте разберемся с тем, что происходит на российском медицинском рынке.

Пример для подражания

Современная мировая медицина стоит на четырех принципах-китах: прогнозируемость, превентивность, персонализированность и партисипативность, то есть вовлеченность пациента в профилактику и лечение. Благодаря этим четырем «П» становится возможной ранняя диагностика, появляются новые инструменты распознавания заболеваний, обеспечивается индивидуальный подход в лечении, а также реализуется потребность в информировании населения о возможностях лечения. При этом существование «новой» медицины напрямую связано с развитием медицинских технологий.

Согласно исследованию Frost & Sullivan, в 2018 году мировой медицинский рынок становится все более мобильным: активно развивается телемедицина, чаще используются облачные технологии для хранения медицинских данных. На рынке все чаще прибегают к искусственному интеллекту (ИИ), используя его при аналитике больших данных, для визуализации, диагностики и подбора способов лечения.

Что не так с российской медициной

По данным Central Intelligence Agency, в 2017 году Россия по числу смертей на 1000 населения вошла в топ-10, заняв почетное 9-е место с показателем 13,5. В рейтинге стран мира по уровню здравоохранения Bloomberg в 2018 году наша страна заняла 53-е место из 56. При этом участвовать в этом рейтинге Россия начала совсем недавно — с 2014 года; до этого средняя продолжительность жизни в стране была менее 69 лет, что не соответствовало критериям рейтинга.

Внутригосударственные источники продолжают утверждать, что уровень жизни и здравоохранения растет, а модернизация медицинских учреждений идет полным ходом. По факту же оборудование для проведения широкого спектра инструментальных и лабораторных исследований в больницах отсутствует, а если и есть, то оно импортное.

В сентябре текущего года Минпромторг предложил расширить перечень медицинских изделий, импорт которых для государственных и муниципальных нужд будет запрещен. Несмотря на то что государство намерено продвигать импортозамещение на медицинском рынке, это намерение и реальные действия властей вступают в противоречие.

Госдума приняла в третьем, окончательном чтении закон, предусматривающий повышение налога на добавленную стоимость (НДС) с 18% до 20%, а также новые тарифы социальных взносов. Из документа следует, что с переходом на новый классификатор медицинских изделий ОКПД-2 в январе 2017 года оборудование, которое облагалось НДС по льготной ставке 0% или 10%, стало облагаться стандартной ставкой в размере 18%. Это мешает поставщикам выводить на рынок новую продукцию, технологически более продвинутую. Она становится менее конкурентоспособной, и медицинские учреждения ее не закупают.

Параллельно с этим правительство России продолжает расширять список медицинских изделий и оборудования, которые запрещены для закупок за рубежом государственным медицинским учреждениям. Сейчас в этом списке более 100 позиций.

Сферу здравоохранения регулируют федеральные законы, указы президента, постановления правительства, целевые программы и законы субъектов Федерации. Это приводит к излишней бюрократизации медицины, создает лазейки для недобросовестного использования бюджетных средств и выливается в целый ряд проблем. Во-первых, финансирование государства в ОМС не покрывает в полной мере потребностей больного, вынуждая его обращаться в частные клиники. Во-вторых, налицо слабое лекарственное обеспечение: скудный список бесплатных медикаментов и отсутствие в нем жизненно важных препаратов, например, для ВИЧ-инфицированных. В-третьих, низкая мотивация руководителей и работников — проще говоря, маленькие зарплаты. А это влечет за собой утечку кадров: в 2016 г. Россию покинули 54 236 человек, из них с высшим образованием — 8377 (15,4%).

Кроме того, медицинские работники не мотивированы повышать квалификацию, что приводит к отсутствию знаний о новейшей медицине и применению устаревших практик. Многие протоколы лечения, установленные Минздравом, не соответствуют мировым стандартам. Наконец, существуют резкие различия доступности и качества медпомощи в Москве и регионах.

От общего к частному

Исторически роль государства в отечественной медицине превалирует, поэтому уровень государственных инвестиций напрямую влияет на развитие рынка здравоохранения и медицинского оборудования. Согласно исследованию РАНХиГС, за 2014–2016 годы объем инвестиций в медицинскую инфраструктуру снизился до 180 млрд рублей в год. Это на 50,4% меньше, чем в 2012 году, когда был зафиксирован исторический максимум.

При этом на рынок производства медицинского оборудования приходится всего 36,3 млрд рублей от общего объема государственных инвестиций в здравоохранение. Это довольно скромная цифра, учитывая, что консолидированный бюджет на здравоохранение в том же 2016 году составлял 2,8 трлн рублей.

На данный момент в фокусе государства находится развитие e-government, в том числе медицинские сервисные технологии — например, по всей России можно удаленно записаться на прием к врачу (ЕМИАС).

Согласно исследованию КП «Корпорация развития Зеленограда», в 2017 году объем частных инвестиций в российское здравоохранение составил около 50 млрд рублей. При этом объемы венчурных инвестиций в 2016 году составили $12 млн. При скромном участии государства в финансировании медицинской промышленности присутствие частного капитала на рынке играет большую роль в его развитии.

Стартапы в области медицинских технологий требуют больших инвестиций для проверки гипотез, запуска прототипа и выхода на рынок. Чтобы выйти на рынок, предпринимателю придется пройти семь кругов ада только на этапе запуска. Куда проще выпустить на рынок сервисный продукт, гарантирующий относительно быстрый выход на точку окупаемости. На российском рынке множество удачных примеров:

· Doc+ — сервис онлайн-консультаций и вызова врача на дом;

· Docdoc — сервис поиска врача и записи на прием;

· Medbooking — сервис, позволяющий выбрать медицинского специалиста по профилю, квалификации и территориальному признакам и записаться на прием;

· BestDoctor — сервис корпоративного медицинского обслуживания, который позволяет оптимизировать расходы на полисах ДМС за счёт применение модели селф-фандинг, где оплата идёт только за оказанные медицинские услуги..

Бежать или остаться

2016-й был взрывным годом запуска совместных проектов с крупнейшими западными компаниями. Например, было создано совместное научно-производственное предприятие Medtronic и ГК «Ренова» под названием Stentex (производство коронарных стентов для кардиохирургии). Или другой пример: компания Johnson & Johnson в 2016 году объявила о создании совместно с «Химрар Венчурс» и Фондом «Сколково» венчурного фонда для инвестирования в российские стартапы в области фармацевтики, медицинских изделий и биотехнологий.

Однако иностранные инвесторы все меньше хотят вкладывать в российскую экономику. Об этом говорят данные Центробанка, который зафиксировал сокращение притока прямых иностранных инвестиций (ПИИ). Согласно данным ЦБ, чистый приток ПИИ в Россию в 2017 году снизился на 14,3% и составил $27,9 млрд по сравнению с $32,5 млрд в 2016 году.

Стоит заметить, что и отечественные предприниматели тоже не спешат инвестировать в России. Объем российских вложений за рубежом увеличился за прошлый год почти на 73% и превысил суммарные иностранные инвестиции в Россию. Чистый отток инвестиций из России составил около $11 млрд в год.

Несмотря на это, на рынке присутствуют инвесторы и фонды, которые верят, что российскую медицину можно еще спасти. Так, в апреле 2018 года фонд «Сколково» и биофармацевтическая компания «АстраЗенека» запустили акселерационную программу. Инвестируют в лекарственные препараты, тест-системы, оборудование, в том числе и для доставки лекарств. В конце мая страховая компания «РГС Жизнь» запустила акселератор для поиска и развития технологических проектов в сфере медицины и здравоохранения: LIFE.medtech. Приглашены стартапы в широком диапазоне технологий: решения для традиционной медицины, в том числе ИТ-продукты, средства для массового медицинского обслуживания, разработки на базе новых подходов и методов. Также в медтех инвестирует фонд «ТилТех Капитал». В портфеле фонда уже есть проекты MedProfile (оцифровка медицинских карт), «Комарик» (автоматизированный инъектор для внутримышечных уколов), «Модуль здоровья» (телемедицинский киоск) и другие.

Термометром общим не измерить

Перефразируя классика, скажу, что умом государственную политику в области здравоохранения не понять. Чего стоит повышение НДС в совокупности с ростом списка запрещенных медицинских изделий и общим государственным вектором на импортозамещение. Список запрещенной медицинской продукции увеличили, намереваясь тем самым мотивировать отечественного производителя на создание нового медицинского изделия или оборудования, но параллельно с этим подняли НДС до 20%. И без того на медицинский рынок сложно выйти с продуктом ввиду высоких требований к нему, но с ростом налога производители просто отказываются это делать.

Безусловно, не стоит видеть все вокруг в черном свете. Государственный консолидированный бюджет на здравоохранение растет — с 2,8 трлн рублей в 2016 году до 3,315 трлн рублей в 2018-м. Россия карабкается вверх в мировом рейтинге по уровню здравоохранения, движется с 55-го места на 53-е из 56 возможных. Государство активно модернизирует сервисный сектор медицинского рынка. Присутствует частный капитал, готовый развивать высокотехнологичную медицину, вкладываться в стартапы. Признаем, что перспективы роста отрасли и повышения качества медицинских услуг в России есть.

Россия > Медицина > forbes.ru, 29 октября 2018 > № 2782989


Россия. ЦФО > Медицина > ria.ru, 26 октября 2018 > № 2773257 Амиран Ревишвили

Директор ФГБУ "Национальный медицинский исследовательский центр хирургии имени А.В. Вишневского" Минздрава России Амиран Ревишвили в интервью РИА Новости рассказал о пациентках, эвакуированных из Керчи, как проходило их спасение и какую помощь оказывают специалисты клиники в самых сложных ситуациях, а также о том, что ждет Центр Вишневского в будущем. Беседовала Людмила Белоножко.

— Амиран Шотаевич, после трагедии в Керчи к вам в центр были эвакуированы две пострадавшие. В каком они состоянии? Есть ли улучшения?

— Пациенты — это две женщины, они поступили к нам на второй день после трагедии в Керчи со множественными оскольчатыми ранениями. Перевозили их санавиацией. В эвакуации пострадавших участвовали наши сотрудники, доктор Митиш Валерий Афанасьевич, руководитель нашего центра лечения ран и раневых инфекций, и врач-хирург ожогового центра Богданов Виталий Владимирович.

18 октября после диагностических исследований консилиумом было принято решение о проведении срочных операций у обеих пациенток. Пациентка 63-лет уже была дважды прооперирована в Керчи по жизненным показаниям, у нее были множественные осколочные ранения печени и кишечника.

— Как проходили операции?

— Операции начались в 19.00 и закончились к 3 часам ночи. Работали две операционные бригады — абдоминальные хирурги, травматологи-ортопеды, сосудистые хирурги — все вместе. Мы удаляли осколки — гвозди, болты, была удалена поврежденная часть толстого кишечника и ушита рана печени и остановлено кровотечение. Второй пациентке с оскольчатыми переломами костей голени был проведен остеосинтез, были перевязаны и ушиты поврежденные сосуды.

По состоянию на 25 октября пациентки самостоятельно дышат, они переведены из отделения реанимации в палаты профильных отделений. Их посещают родственники, они общаются.

В настоящее время их состояние ближе к удовлетворительному, но учитывая, что это множественные оскольчатые ранения, мы в основном сейчас работаем над профилактикой инфекционных осложнений, которые могут возникнуть.

— Вероника Игоревна Скворцова отмечала, что эвакуация была единственной возможностью спасти этих пациентов.

— Совершенно верно. Мы занимаемся ожоговыми травмами, лечением ран и раневой инфекции, абдоминальной хирургией, травматологией, ортопедией, урологией, кардиоторакальной хирургией. Таким образом, наша клиника готова к приему таких тяжелых пациентов, в том числе и раненых.

У нашего Центра большой опыт восстановления таких пациентов, в том числе с ожоговыми травмами. Мы работали с пострадавшими при пожаре в Перми (пожар в клубе "Хромая лошадь" в 2009 году). Наши специалисты спасают пациентов с тяжелейшими ожоговыми травмами. Основной референтный центр страны в лечении и восстановлении таких пациентов — Ожоговый центр НМИЦ хирургии им. А.В. Вишневского Минздрава России.

Поэтому, конечно, было принято решение доставить пациентов к нам. Надо сказать, что на месте, в Керчи, было сделано все необходимое. Нам уже пришлось выполнять более длительные операции с использованием сложных технологий.

— Во время эвакуации были ли какие-то сложности?

— Пациентов эвакуировали на специальном самолете ФМБА (Федеральное медико-биологическое агентство), оборудованном всем необходимым для поддержания жизненно важных функций. Во время перелета одной из пациенток проводили искусственную вентиляцию легких. Привезли их на специальных реанимобилях, моментально подняли в диагностический центр, провели обследование в течение минут 40, и уже через час они были в операционной.

— Как часто приходится сталкиваться с такими случаями?

— Центр ожогов, центр ран и раневых инфекций НМИЦ хирургии им. А.В. Вишневского — головные в стране. Мы всегда готовы к экстренному приему пострадавших от пожаров, стихийных бедствий, у нас всегда есть резерв коек для приема таких пациентов.

— На должность директора центра вас назначили два с половиной года назад. Тогда в одном из интервью вы говорили о необходимости возродить некоторые отделения, увеличить количество операционных. Удалось ли это сделать?

— Во-первых, Институт хирургии им. А.В. Вишневского — это место, где были проведены первые в СССР операции на сердце в условиях искусственного кровообращения. В институте было три отделения кардиохирургии, работавших на очень высоком уровне. Второе направление, которым я занимаюсь 40 лет, это аритмология, катетерное и хирургическое лечение аритмий. Аритмией страдает каждый человек на планете. Это не значит, что всем требуется лечение. Есть опасная аритмия, есть безопасный вариант. К счастью, опасных меньше, этих пациентов мы эффективно лечим.

Что сделано за два с половиной года? Мы создали Центр эндоваскулярной хирургии, где проводится щадящее лечение заболеваний сердца и сосудов с помощью катетерных технологий. Было построено четыре новых операционных в Центре эндоваскулярной хирургии, куплено три дорогостоящих установки рентген-аппаратов, а до этого была одна, неработающая.

В 2017 году в Центре эндоваскулярной хирургии было проведено 1170 операций, в два раза больше, чем в 2015. Есть такое исследование — коронарография, диагностика состояния сосудов сердца. Мы увеличили количество диагностических процедур в четыре раза — с 200 до 1 тысячи в этом центре. Сейчас мы проводим в четырех операционных 2,5 тысячи операций и процедур в год. В 2015 году выполняли всего около 500.

Кроме того, мы создали аритмологический центр — это новое подразделение. Здесь было аритмологическое отделение, в котором проводились простые операции — имплантация кардиостимуляторов у больных с редким ритмом сердца. В 2015 году выполняли около 100 подобных операций, сейчас мы делаем 900. Если раньше помогали только больным с редким ритмом, теперь помогаем больным со всеми видами нарушений ритма сердца.

Сегодня у нас есть центр неинвазивной диагностики, то есть диагностики с помощью специального компьютера, созданного под моим руководством. Сейчас эти компьютеры стоят во многих центрах России и за рубежом. Они позволяют снимать с поверхности тела потенциалы и определять, где находится источник аритмии в сердце, не проникая туда. Дальше мы уже воздействуем на этот источник с помощью катетерных технологий и устраняем его. Эти два реализованных нами проекта позволили нам увеличить почти до трех тысяч количество пролеченных пациентов с заболеваниями сердца и сосудов.

Абдоминальная хирургия — наше традиционное и крупное направление. В этом году, в ноябре мы откроем Центр онкохирургии и химиотерапии на базе абдоминального центра, потому что около 70% операций, проводимых в этом центре, приходится на больных с онкологическими заболеваниями. Нашим пациентам нужна химиотерапия и иммунотерапия после операций. Не имея такого подразделения, мы можем только на платной основе проводить такое лечение (химиотерапию).

Ни одно из хирургических подразделений не было закрыто, их число только увеличивается.

— А сколько операций всего проводится в центре ежегодно?

— Мы проводим в год до миллиона клинико-диагностических исследований, в 2017 году выполнили восемь тысяч операций. Продолжительность операций — от 2 до 12 часов.

Что касается хирургии сердца, то если раньше мы выполняли около 100 операций, сейчас мы делаем в три раза больше. Самое главное, мы снизили смертность при ишемической болезни сердца при аортокоронарном шунтировании и коррекции клапанных пороков сердца. Раньше летальность составляла 6, 5%, сейчас она почти нулевая при лечении сочетанных пороков клапанов сердца и 0,4% при шунтировании коронарных артерий.

У нас появились новые диагностические установки. Пациенты с сердечно-сосудистыми заболеваниями из всех регионов страны лечатся в нашей клинике, мы оказываем все виды хирургической помощи в этом разделе хирургии.

В этом году Институт хирургии им. А.В. Вишневского преобразован Научный медицинский исследовательский центр, который позволяет нашему учреждению быть головным в области хирургии по всей России. Это означает, что мы курируем в 85 регионах все центры, которые занимаются проблемами хирургии и эндоскопии. Это и обучение, подготовка кадров, телемедицина, показательные операции, научные конференции.

— Какие планы у вас на следующий год? Что хотите изменить в центре?

— В основном здании, оно старое, проводим ремонт по этажам. Пока не все, конечно, привели в порядок. Есть и 150-летние исторические здания, которые требуют восстановления и ремонта. На это государство выделило деньги в рамках федеральной адресной инвестиционной программы, она рассчитана до 2020 года. Сейчас заканчиваем ремонт 1-го и 4-го корпусов. 7-й корпус — это корпус Центра ран и раневой инфекции, он будет закрыт в ближайшее время на полную реконструкцию и реставрацию, которая займет два года.

Мы также планируем ремонт операционного блока, у нас будут современные операционные. Наши операционные были отремонтированы 10-15 лет назад и, безусловно, требуют обновления.

Несмотря на то, что мы открыли четыре новые операционные, сейчас всего действующих 6-8, в зависимости от нагрузки. А нашему центру необходимо 15. Руководством страны одобрен план строительства нового восьмиэтажного здания с шестью, возможно, восемью новыми операционными. Это будет самый современный центр инновационной хирургии, где проводится диагностика и применяются современные методы хирургического лечения с помощью катетерных технологий, эндовидеохирургия, экстракорпоральные методы лечения.

— Что касается оборудования, насколько Центр оснащен им?

— Дело в том, что нужно обновлять и приобретать что-то каждые 3-5 лет. Сейчас мы покупаем компьютерный томограф и магнитно-резонансный томограф (МРТ), у нас их будет уже четыре. В Центре есть робот "Да Винчи". Наш отечественный пока на выходе, надеемся, что через какое-то время он появится. Он меньше по размеру и, говорят, более "рукастый". Еще одного робота "Да Винчи" нам необходимо приобрести. Мы приобретем и несколько видеоэндоскопических стоек.

— Достаточное ли финансирование выделяется Центру?

— В институт поступают деньги на лечение пациентов, они расходуются только на пациентов, приобретение лекарств и расходных материалов. Что касается всех строительных работ и строительства инновационного центра — это отдельное целевое финансирование для нашего института.

— А внебюджетное финансирование у вас есть?

— Еще несколько лет назад привлечение внебюджетных средств бюджетным учреждением не приветствовалось. Теперь привлечение внебюджетных средств медицинскими учреждениями стало нормой жизни, прописано в их уставах. Если пациент желает иметь специальные условия, ему могут предоставить отдельную палату со специальными условиями размещения. На сегодня это незначительный процент от общего объема финансирования. Все внебюджетные средства идут на повышение качества хирургической помощи пациентам и используются для материального стимулирования сотрудников.

— Какая научная работа сейчас ведется в Центре?

— Классические направления у нас — это общая хирургия, лечение ожогов и ран. У нас в прошлом году были пациенты с ожогами до 90%. К сожалению, как правило, такие пациенты не выживают, но в нашем центре есть случаи, когда нам удавалось их спасти. Им требуются десятки пластических операций.

В Центре ран и раневых инфекций используют специальные технологии заживления ран. Надо сказать, что к нам попадают пациенты с инфицированными ранами после хирургических вмешательств. Сделали реконструктивную операцию, а появилось нагноение, как правило, таких пациентов направляют в Институт Вишневского.

В Центре хирургии печени мы лечим все заболевания печени. Пока трансплантации нет, но лицензию мы получаем уже в этом году и направление трансплантологии тоже будем развивать.

В отделении травматологии и артрологии выполняют реконструктивные операции на позвоночнике, на суставах, проводят редкие восстановительные операции.

В отделении урологии занимаются в том числе и лечением онкологических заболеваний почек. Мы разработали технологию забора почки, как при трансплантации. Она перемещается в специальный лоток, под большим увеличением выполняются очень точно все манипуляции, и потом уже прошедший всю "реставрацию" орган пересаживают пациенту обратно.

Есть подразделение хирургии поджелудочной железы, в котором выполняют все операции пациентам с онкологическими заболеваниями поджелудочной железы, хроническим панкреатитом. Абдоминальная роботизированная операция впервые в нашей стране также была выполнена в нашем институте.

Еще одно важное направление — это хирургия пищевода и желудка. В этом подразделении оперируют пациентов, в том числе и в возрасте 80-85 лет, истощенных в связи с тем, что они не могут употреблять пищу. Хирурги работают по 9-12 часов в операционной.

Я бы хотел продолжить перечисление всех подразделений, но понимаю, что интервью не может длиться бесконечно.

— Насколько обновился состав сотрудников центра за два с половиной года?

— До моего прихода было много совместителей. Их роль состояла, давайте говорить правду, в том, чтобы писать статьи. Я считаю, что это не метод работы центра — использовать чужие мозги, чтобы поднимать свой научный рейтинг, нужно самим этим заниматься, поэтому я большинство этих совместителей попросил заняться делом по своим основным местам работы.

Сейчас в институте работает много известных ученых — у нас 42 доктора и 80 кандидатов медицинских наук, один член-корреспондент РАН и три академика РАН. У нас довольно большой научный багаж. Почти все руководители подразделений являются либо лауреатами Государственных премий, премии правительства РФ, либо премии Москвы. В 2016 — 2017 годах мы получили Государственную премию России в области науки и технологий и премию Москвы в области науки и технологии.

— А как вам самому удается совмещать административную работу и практическую хирургию?

— Я был руководителем отделения, отдела и даже заместителем руководителя Центра и занимался административной работой на протяжении многих лет. А всего два с половиной года назад был назначен директором Института хирургии им. А.В. Вишневского. Как хирург, уверен: не оперировать — это значит не быть хирургом. Сочетание практической и административной деятельности помогает мне не терять связь с реальной жизнью Центра, а главное, с пациентами, ради которых самоотверженно трудится коллектив нашего Центра.

Людмила Белоножко.

Россия. ЦФО > Медицина > ria.ru, 26 октября 2018 > № 2773257 Амиран Ревишвили


Россия. ЦФО > Медицина. СМИ, ИТ > ria.ru, 24 октября 2018 > № 2773265 Валерий Богомолов

В Москве прошла встреча многосторонних медицинских групп по международной космической станции. Врачи и ученые из России, США, Европы, Канады и Японии обсудили перспективы сотрудничества на околоземной орбите и планы работы в дальнем космосе. О том, как на станции работается экипажу после случившейся аварии, что делать в случае гибели астронавта при полете на коммерческом американском корабле, какая новая медицинская аппаратура появится на МКС и как специалисты готовятся к полету на Луну, в интервью специальному корреспонденту РИА Новости Дмитрию Струговцу рассказал замдиректора Института медико-биологических проблем РАН Валерий Богомолов.

— Расскажите о прошедшей на минувшей неделе в Москве встрече медицинских специалистов из стран-партнеров по МКС.

— Во встрече приняли участие члены многостороннего комитета по медицинским операциям МКС, многостороннего Совета по космической медицине МКС и многостороннего Совета по медицинской политике МКС. В каждом из советов представлен один голосующий представитель от стран-партнеров: России, США, Канады, Японии и Европейского космического агентства. Совещание проходит два раза в год. Один раз в США, второй раз — на территории одной из стран-партнеров. В этот раз наступила очередь России принимать гостей. Я участвовал в заседании в качестве сопредседателя многостороннего Комитета по медицинским операциям на МКС.

— Сколько всего специалистов приехало в Москву?

— Всего около 25 человек. От каждого агентства по 3-5 специалистов и сотрудники протокола. В основном в протокол входят сотрудники НАСА, потому что американское агентство отвечает за интеграцию всей деятельности по тематике МКС.

— Для чего проводятся такие встречи?

— Чтобы понять, что мы обсуждаем, нужно знать задачи каждой группы. Группа по медицинским операциям разрабатывает требования и правила работы медицинских структур и медицинских операций на МКС и одновременно сама реализовывает эти правила. Группа делится примерно на 16 подгрупп.

Что касается Международного совета по космической медицине, то это приватная группа, которая за закрытыми дверями обсуждает состояние здоровья космонавтов, допускает их к полету, сертифицирует их здоровье и сертифицирует полетных врачей — тех медицинских работников, которые в Центрах управления полетами следят за состоянием здоровья космонавтов. В совете два постоянных сопредседателя — от США и России, по одному представителю от каждой страны и полетные врачи. Допуск на заседания закрыт для всех посторонних. Ни главный врач НАСА, ни директор нашего Института медико-биологических проблем Олег Орлов туда не приглашаются. Здоровье космонавтов, как и любого другого человека, — врачебная тайна.

Каждая сторона представляет партнерам все действия, которые осуществила по медико-биологическому направлению с момента последней встречи: какие методики разработала и применила, что нового разработала из медицинских средств.

Рассматриваются разные направления: средства профилактики неблагоприятных факторов космического полета, обеспечение среды обитания, защита от акустического шума, качество воздуха и воды, изменение рационов питания, микробиологические аспекты. Например, сейчас на станции работает три человека, их сменит следующий экипаж, а есть живые существа, которые там живут постоянно, — микроорганизмы. В настоящее время на МКС около 100 видов микроорганизмов, грибов, которые мало того, что живут, видоизменяются, и рассматриваются нами как поражающий фактор для космонавтов, но они еще и поедают пластик и металл, из которых состоит станция.

Кроме этого, обсуждаются и принимаются новые стандарты здоровья космонавтов. Они меняются практически ежегодно, поскольку идет прогресс медицинской науки. В этот раз обсуждались стандарты, связанные с сердечно-сосудистой системой и с диагностикой атеросклероза, вопросы иммунизации человека от инфекций. Часть предложений были утверждены, некоторые отвергнуты.

Не будет секретом, если я скажу, что мы говорили и о дырке. Не о том, кто ее делал или не делал, это не наша компетенция, причины выясняет специальная комиссия. Но факт разгерметизации и ее устранения — наша сфера ответственности, поскольку мы отвечаем за безопасность экипажа. Что бы ни случилось в отсеке одной из стран-партнеров, поскольку среда обитания у нас единая, это касается безопасности всего экипажа. Например, эксперименты, которые проводятся на американском сегменте, влияют на космонавтов на нашем сегменте, поэтому нам надо следить, чтобы у наших космонавтов не было аллергических реакций. Или, например, и наших космонавтов, и американских астронавтов в космосе кусали подопытные мыши, хотя они работали в специальных перчатках. В условиях полета животные становятся агрессивными, особенно при каких-то манипуляциях. Это все тоже нужно учитывать.

— В каких аспектах рассматривался вопрос об отверстии в бытовом отсеке корабля "Союз МС-09"?

— Как я уже говорил, наша задача — обеспечить безопасность экипажа, поэтому мы рассматривали действия космонавтов по ликвидации этого отверстия. Кроме того, при использовании герметика для закрытия отверстия возникают вопросы токсикологической безопасности экипажа. Пары герметика могли негативно сказаться на самочувствии. Причинами возникновения дырки, как я говорил, занимается комиссия. Все слухи, кто это сделал, мы не рассматриваем — это не наша компетенция. Наша точка зрения, что экипаж слаженный, стрессоустойчивый, хороший по психологическим аспектам. Космонавтов в таких вопросах вообще трогать нельзя. И то, что они в интернете читают всякую ерунду, имеет непосредственное отношение к безопасности полета.

— Рассматривались ли в ходе встречи последствия аварии ракеты "Союз-ФГ"?

— А как же, как факт, который повлияет на дальнейшую программу. Рассматривался вопрос, насколько спасенный экипаж в составе российского космонавта Алексея Овчинина и американского астронавта Ника Хейга годен для включения в программу подготовки к следующему полету, насколько можно продлить полет находящемуся на МКС экипажу, сколько ресурсов имеется на станции для обеспечения экипаж всем необходимым, включая лекарства. Мы свои предложения, как врачи, сделали.

Сейчас мы находимся в трудном положении. У нас на российском сегменте находится один космонавт Сергей Прокопьев, поэтому обслуживание систем станции занимает у него много времени: уборка, чистка, обслуживание систем жизнеобеспечения, работа на тренажерах и личные гигиенические нужды. На науку остается очень мало времени. И тем не менее экипаж выполняет научные задачи. Прокопьев полностью выполняет Task list, это список дополнительных задач. Он за счет работы в личное время в полтора раза больше времени тратит на научные эксперименты, чем прописано в его ежедневном графике. Он каждый день проводит медико-биологические эксперименты, каждый день фотографирует Землю. Он энтузиаст и профессионал.

— Вы говорите, что обсуждались вопросы новых средств профилактики. Какое новое медицинское оборудование может появиться на МКС в ближайшее время?

— На заседании мы доложили, что за отчетный период на российский сегмент МКС поставлена новая аппаратура КМА для электрофизиологии, заменен массметр — он меряет массу не только человека, но и способен в условиях микрогравитации измерять массу предметов. Канадские ученые представили аппаратуру медицинского контроля, которая называется Skin. Это рубашка с электродами, благодаря которой можно получать физиологические данные космонавта, не отвлекая его от другой работы. НАСА представило свою разработку — маску-анализатор. Выяснено, что не все тесты на оценку тренированности космонавта являются адекватными для условий полета. Так, требуется газоанализ его дыхания. Специальная маска регистрирует уровень обменных процессов в организме во время физической нагрузки по выдыхаемому воздуху. У каждой страны есть свои разработки, которыми мы делимся друг с другом.

Кроме того, во время прошедшей встречи были представлены специальные наушники, которые не только защищают слух, но и оценивают влияние шума на барабанные перепонки. Наушники уже в ближайшее время будут поставлены на станцию всем членам экипажа. Устройства будут защищать органы слуха экипажа от шума, но при этом пропускать тревожные сигналы от системы оповещения и разговорную речь.

— Вы рассказали, что на стации постоянно обитает около 100 видов микроорганизмов. А космонавт Прокопьев недавно показал в видео со станции, что он в космосе никогда не болеет. Там какие-то специальные условия?

— Он не болеет, потому что у него практически нет отклонений в показателях здоровья. Кроме того, он очень дисциплинированный. Есть космонавты, для которых мнение медиков не важно. Недавно вернувшийся из космоса Олег Артемьев и находящийся на станции Сергей Прокопьев не из таких. Они очень много работают на тренажерах — по 2,5 часа ежедневно. Я уже несколько раз подписывал заключение, что к ним нет претензий по части тренировок, а к другим космонавтам были, они отказывались от необходимой программы физической подготовки. Прокопьев себя чувствует хорошо, потому что он выполняет все рекомендации врачей, психологически хорошо устроен, истинный профессионал.

— США готовят к испытательным полетам свои коммерческие корабли. Они должны стыковаться к МКС, а значит, встает вопрос обеспечения безопасности станции. Обсуждалась ли эта тема на прошедшей встрече?

— Да, мы обсуждаем сертификацию экипажей этих кораблей и их полетных врачей. Многосторонний совет предъявляет компаниям-производителям частных космических кораблей свои требования, мы знаем, что они с ними знакомятся, но насколько четко они их выполняют, мы определить не можем. Частные компании ссылаются на то, что используют много ноу-хау, доступ к которым ограничен, поэтому не делятся с нами определенной информацией. У нас на МКС так не принято. Мы должны все детально знать. Даже такие организации, как Роскосмос, ракетно-космическая корпорация "Энергия", получают не всю информацию. Мы требуем и добиваемся от частных компаний предоставления всей полноты информации, которая касается процессов стыковки с МКС, пребывания кораблей в составе МКС, но от нас совершенно скрыты вопросы старта, посадки, многие вещи, которые нам тоже нужно знать. На этом совещании мы обсуждали ход подготовки космических кораблей к тестовым полетам. Потом начнутся пилотируемые. В перспективе и наши космонавты полетят на этих кораблях, а значит, нам нужно знать, к чему готовиться.

Помимо того, обсуждались вопросы, связанные с возможными чрезвычайными событиями на борту корабля или станции. Предположим, по каким-то причинам астронавт погиб. Что делать дальше? Перед созданием МКС мы такие вопросы, так называемый код ноль уже обсуждали: как сохранять тело от разложения, как его возвращать, какие пробы брать. Сейчас, перед полетами частных кораблей американская сторона активизировалась. Полеты на коммерческих кораблях будут страховаться по-своему. В этих условиях страховые компании хотят оценить риски, а для этого нужны исходные данные, которые мы и обсуждаем. И если сейчас рассматривается, что делать с одним погибшим человеком, то чаще всего в критических ситуациях, например при утечке аммиака, пожара или разгерметизации, этот вопрос будет касаться недееспособности всего экипажа. Такие вопросы мы еще не рассматривали.

— Обсуждаются ли вопросы перспективных проектов, например, освоения Луны, работы на окололунной станции?

— Мы рассматриваем не только текущие вопросы — какие экипажи и к чему готовить, но и смотрим на перспективу. Много внимания уделяем разбору достижений в эксплуатации МКС. Что надо дальше делать? Что из опыта, полученного на МКС, мы может использовать в полетах к Луне, что еще требуется отработать на околоземной орбите, а что можно решить в наземных условиях. Выясняется, что не все можно отработать на орбите. Невесомость — не единственный фактор, с которым мы столкнемся в дальнем космосе. На прошедшей встрече российская сторона сделала акцент на использовании наземной стендовой базы. Речь о международном эксперименте с изоляцией SIRIUS, исследовании влияния невесомости путем сухой иммерсии, использовании центрифуги короткого радиуса для создания искусственной гравитации.

Дмитрий Струговец.

Россия. ЦФО > Медицина. СМИ, ИТ > ria.ru, 24 октября 2018 > № 2773265 Валерий Богомолов


Россия > СМИ, ИТ. Образование, наука. Медицина > premier.gov.ru, 22 октября 2018 > № 2768153 Дмитрий Медведев, Татьяна Голикова

Совещание с вице-премьерами

В повестке: о летнем оздоровительном отдыхе детей, о Концепции подготовки спортивного резерва.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Наступила полноценная осень, поэтому есть резон окончательно подвести итоги летнего оздоровительного отдыха детей. В этом году отдохнуло 5,6 миллиона человек, это на 300 с лишним тысяч больше, чем в прошлом году. Особенно важно, что мы смогли охватить большое количество детей, которые находятся в трудной жизненной ситуации, и детей-инвалидов. У многих была возможность не только отдохнуть и окрепнуть на свежем воздухе, но и принять участие в дополнительных общеобразовательных программах. Это тоже очень важно.

В целом организация летнего отдыха детей была успешной. Были и проблемы, связанные с обеспечением безопасности, включая противопожарную безопасность, санитарную. В отношении целого ряда детских центров были приняты установленные меры воздействия. Надеюсь, что это позволит предотвратить подобные происшествия в будущем.

Татьяна Алексеевна (обращаясь к Т.Голиковой), скажите несколько слов о том, как был организован отдых.

Т.Голикова : Спасибо, Дмитрий Анатольевич. Уважаемые коллеги, октябрь – месяц, когда подводятся окончательные итоги летней оздоровительной кампании. Приведу ещё несколько цифр к тем, которые Вы озвучили. В 2018 году было 45 тыс. организаций, в которых отдыхали дети. Как Вы уже сказали, существенное количество детей, которые находятся в трудной жизненной ситуации, были обеспечены летним отдыхом, – это 1,6 миллиона детей (на 200 тысяч больше, чем в 2017 году). В организации отдыха и оздоровления детей было направлено более 138,5 тысячи несовершеннолетних, состоящих на профилактическом учёте в различных формах. Из этого количества 59,6 тысячи состояли на профилактическом учёте в органах внутренних дел.

Численность работников, которые занимались организацией летнего отдыха детей, составила 779 тысяч человек. Из них 352 тысячи – педагогические работники, 54 тысячи – медицинские работники. Должна отметить активное участие в организации летнего отдыха детей ведущих всероссийских детских центров, таких как «Океан», «Орлёнок», «Смена», и международного детского центра «Артек». В летний период туда было направлено 29,7 тысячи человек – это на 7,1 тысячи человек больше, чем в 2017 году, – в том числе 3,6 тысячи детей, которые находятся в трудной жизненной ситуации, и 181 ребёнок с ограниченными возможностями здоровья.

Проведению летней оздоровительной кампании предшествовала системная работа наших правоохранительных органов. В первую очередь я имею в виду МВД и МЧС России. Кроме того, работа по надзору за проведением летнего оздоровительного отдыха была организована Роспотребнадзором, Рострудом и Министерством здравоохранения.

В процессе летней оздоровительной кампании 74 тысячи детей получили экстренную и неотложную медицинскую помощь. Из них госпитализировано было 2496. Но должна также отметить достаточно серьёзную позитивную тенденцию: различными видами инфекционных заболеваний болели 1123 ребёнка – это более чем в два раза меньше, чем в 2017 году. Тем не менее я бы хотела отметить, что работа, которую проводили МВД, МЧС и надзорные структуры в преддверии организации летней оздоровительной кампании, показала, что ещё требует достаточно серьёзного внимания противокриминальная и антитеррористическая защищённость объектов. Здесь ещё есть над чем работать.

Кроме того, были выявлены случаи ненадлежащего состояния транспортных средств, в которых перевозятся дети. У ряда юридических лиц обнаружены нарушения при заключении трудовых договоров.

Что касается здоровья детей и инфекционных заболеваний. Я обращаю внимание на эту тему потому, что время проходит быстро, мы скоро займёмся подготовкой летней оздоровительной кампании уже 2019 года. И сейчас с учётом того, что регионы (в основном это учреждения, находящиеся в ведении регионов) формируют свои бюджеты на 2019–2021 годы, надо обратить самое серьёзное внимание на выявленные нарушения и необходимость приведения учреждений, в которых отдыхают дети, в надлежащее состояние по всем параметрам, которые являются надзорными и контрольными, чтобы обеспечить безопасное пребывание детей в этих учреждениях.

Д.Медведев: Действительно, скоро надо начинать готовиться к новому сезону, поэтому за выполнением всех решений, которые приняты, надо внимательно следить. И чтобы наши контролирующие структуры не ослабляли внимание к этой сфере.

С отдыхом часто связан спорт. Я подписал Концепцию подготовки спортивного резерва на период до 2025 года. Итоги Олимпийских игр, чемпионата мира по футболу, которые проходили в России, показали, что у нас есть хороший кадровый резерв, нам есть кем гордиться. Это на прошлой неделе доказала и наша сборная, которая на Юношеских Олимпийских играх в Буэнос-Айресе выиграла общекомандный медальный зачёт. В общей сложности ребята завоевали 59 медалей, из них 29 – золотого достоинства. Это очень хороший результат, и это показывает, что у нас есть настоящий олимпийский резерв. Уверен, что в марте следующего года наши молодые спортсмены смогут неплохо выступить и на зимней Универсиаде, которую мы будем проводить в Красноярске.

Но победы сами по себе не возникают. Надо начинать с определённого возраста. Большая удача, если одарённый ребёнок попадает к хорошему тренеру. Чтобы самые перспективные дети дошли до вершин профессионального спорта, должна действовать прозрачная система их отбора и поддержки, которая должна быть выстроена в соответствии с концепцией. Там заложены обновлённые профессиональные стандарты тренерской работы. Установлены критерии для спортшкол, целый ряд других позиций. Ольга Юрьевна (обращаясь к О.Голодец), расскажите подробнее, как мы будем реализовывать эту концепцию.

О.Голодец: Действительно, наши спортивные достижения в последнее время радуют россиян. С начала года, помимо Юношеских Олимпийских игр, наши спортсмены завоевали 117 золотых, 62 серебряных и 99 бронзовых медалей. И свои имена вписали в историю спорта такие выдающиеся спортсмены, как Дина и Арина Аверины (художественная гимнастика), Софья Позднякова – саблистка, Гульнас Губайдуллина – чемпион мира по современному пятиборью и многие другие. Это сегодня некая вершина, к которой стремятся дети в спортивных школах на разных этапах спортивной подготовки.

Сегодня спортивной подготовкой охвачено 3 миллиона 290 тысяч человек. В этой системе трудятся 95 тысяч тренеров. Концепция подготовки спортивного резерва прежде всего включает в себя большую программу подготовки тренерского состава. Сейчас разработаны новые профессиональные стандарты и готовятся программы подготовки для тренеров по разным видам спорта. В эту работу вовлечены спортивные федерации, а также профессиональные спортивные клубы. Мы надеемся, что первый этап программы завершится уже к концу 2020 года и мы сможем максимальное количество тренеров переобучить в рамках заданных программ. Затем мы планируем, что эта программа перейдёт в режим постоянного воспроизводства и будет постоянно обновляться – как с точки зрения методик, так и с точки зрения программ образования.

Программа подготовки спортивного резерва включает развитие инфраструктуры и укрепление материально-технической базы спортивных школ.

Программа нацелена на то, чтобы обеспечить возможность всем детям, которые обладают неординарными способностями, проявить себя и добиться высших результатов в спорте.

Д.Медведев: Спасибо. Это действительно хорошие достижения. Посмотрим, как концепция будет реализовываться.

Россия > СМИ, ИТ. Образование, наука. Медицина > premier.gov.ru, 22 октября 2018 > № 2768153 Дмитрий Медведев, Татьяна Голикова


Китай > Госбюджет, налоги, цены. Медицина > russian.china.org.cn, 21 октября 2018 > № 2764928

Около 5,81 млн сельских семей, живущих в нужде по причине расходов на лечение, преодолели бедность с начала реализации в Китае в 2016 году новой программы страхования здоровья. Об этом сообщил на днях замглавы Государственного комитета по делам здравоохранения Ван Хэшэн.

В 2017 году зарегистрированные малообеспеченные пациенты оплачивали лишь 15,8 процента своих расходов на лечение, что на 26,6 п. п. ниже показателя 2016 года.

С момента запуска программы в общей сложности 9 млн малообеспеченных пациентов получили адресную медицинскую помощь, в среднем каждый год на работу в бедные районы из городских больниц направлялись 30 тыс. врачей.

Согласно докладу, опубликованному Китайским центром исследований проблем населения и развития, по состоянию на 2017 год 8,04 млн из 8,49 млн малообеспеченных пациентов получили медицинскую помощь.

Китай > Госбюджет, налоги, цены. Медицина > russian.china.org.cn, 21 октября 2018 > № 2764928


Россия. ЮФО > Образование, наука. Армия, полиция. Медицина > newizv.ru, 18 октября 2018 > № 2763459 Виктор Гульдан

Виктор Гульдан - о керченской бойне: "Очень странное преступление"

Следственный комитет России назначил посмертную психолого-психиатрическую экспертизу студенту Владиславу Рослякову, устроившему взрыв и стрельбу в политехническом колледже в Керчи.

Что могло повлиять на поведение керченского убийцы и самоубийцы в одном лице? «Новые Известия» обратились за комментарием к руководителю психологической лаборатории Московского Областного Центра Социальной и судебной психиатрии, доктору психологических наук, академику Виктору Гульдану.

- Виктор Викторович, сейчас выдвигают различные версии мотивов , которые могли подтолкнуть на столь жестокое и страшное преступление «керченского стрелка». Например, депутат Госдумы Алексей Пушков заявил, что «инцидент в керченском колледже, где учащийся совершил массовое убийство, навеян «иностранным кино».

- На мой взгляд, телевидение и кино тут не при чем. Сейчас появилась версия о том, что предполагаемый мотив преступления – конфликт с преподавателем колледжа. Если у молодого человека накопился негатив, если он был склонен к идее мести, он мог прийти к этому преступлению и без какого-то внешнего воздействия. Но для меня это в любом случае нетипичная ситуация. В моей практике были случаи, когда подростки проносили в школу оружие, стреляли, но они действовали спонтанно. А это преступление готовилось долго и тщательно. В таком возрасте юноши действуют иначе, часто - под воздействием эмоций. Росляков, как мы знаем, как минимум за месяц до этого приобрел оружие, изготовил взрывное устройство. По предварительным данным, он нашел инструкцию в Интернете… Настораживает еще один факт: сейчас в морге не могут опознать тела большинства убитых им людей. Это значит, что огнестрельных ранений было не так много, в основном люди погибали от взрывных устройств. Сколько было таких взрывных устройств? И мог ли этот молодой человек изготовить их в одиночку? Просто перестрелять 20 человек студент явно не мог, тут что-то другое.

И еще одна нестыковка. По версии следствия, он выстрелил себе в голову снарядом 12-го калибра. От такого выстрела его голова должна была разлететься вдребезги, пробить потолок… Однако, его голова при осмотре места происшествия была на месте. Нельзя исключать, что после бойни, которую он устроил, студента кто-то устранил.

- Глава Крыма Сергей Аксенов уже сообщил, что следствие устанавливает возможных сообщников Владислава Рослякова, напавшего в среду на политехнический колледж в Керчи. Аксенов тоже придерживается мнения, что студент не мог действовать в одиночку. Во всяком случае, подготовительные мероприятия он один осуществить не мог.

- Спецслужбам предстоит выяснить эти детали. Вообще, в этом преступлении много странного. Например, месяц назад Росляков приобрел оружие. Перед этим он должен был получить справку у психиатра. Как он ее получил? Если человек готовит преступление, одержим идеей мести, в беседе с психиатром он должен был проявить такие качества, как напряженность, малодоступность. Почему на это никто не обратил внимания?

- Получение справок у нас давно превратилось в формальное мероприятие. Человек платит деньги и получает справку хоть от дерматолога, хоть от психиатра, хоть от нарколога. Хоть для преподавания в школе, хоть для покупки оружия…

- К сожалению, бывает и так. Но в любом случае следствие должно опросить этого психиатра , благодаря которому Росляков приобрел оружие и разобраться с ним самым серьезным образом. Если выяснится, что справка была выдана формально или за деньги, то этот психиатр превращается в соучастника преступления.

- Какие внешние обстоятельства, по-Вашему, могли подтолкнуть студента колледжа к совершению такого страшного преступления?

- Все в совокупности. Социальный лифт не работает, вся психологическая обстановка в городе, да и в стране в целом – депрессивная, предрасполагает к мрачным мыслям. Наверняка был страх перед будущим, а тут еще конфликт в колледже с преподавателем… Я не исключаю, что молодой человек, устроивший бойню в керченском колледже, был болен. Не исключаю, что у него могла быть психопатия, либо бредовое расстройство. И тут возникает вопрос к колледжу, к врачам, к родителям: как подобное состояние молодого человека не заметили?.

- Россия перешла на инклюзивное образование, у нас фактически упразднены коррекционные школы и классы, считается, что мы - « общество равных возможностей». Порой это приводит к тому, что в одном классе, в одной аудитории оказываются психически больные и нормальные подростки. Как вы к этому относитесь?

- Если мы перешли к такой форме образования, то в каждом классе каждого учебного заведения должен быть штатный психолог. Не совместитель, который пол-дня классный руководитель, пол-дня ведет кружок, а в оставшееся время работает психологом. Это должен быть полноценный психолог на отдельной ставке, который должен тщательно отслеживать состояние каждого ребенка, каждого подростка от первого до десятого класса.

Россия. ЮФО > Образование, наука. Армия, полиция. Медицина > newizv.ru, 18 октября 2018 > № 2763459 Виктор Гульдан


Казахстан > СМИ, ИТ. Медицина > kursiv.kz, 17 октября 2018 > № 2761986

Казахстанские IT-специалисты обеспокоены передачей медицинских данных в частные руки

Ситуация с передачей данных частной компании нарушает три принципа информационной безопасности – доступ, целостность и конфиденциальность

Анна Шаповалова

По мнению представителей казахстанских медицинских информационных систем, консолидация медицинских данных в одной частной компании опасна.

«Аспектов в данной отрасли цифровой медицины много, но ключевым, на результаты которого направлена деятельность минздрава – это внедрение электронного паспорта. Фактически происходит подмена понятий, согласно концепции развития электронного здравоохранения, утвержденного в 2013 году - это государственный сервис, который должен содержать всеобъемлющие медицинские данные о каждом гражданине. Чиновники отчитываются об охвате, есть регионы где до 98% населения охвачены электронным паспортом здоровья. На самом деле это подмена понятий, выбрана одна компания «Damumed» (КМИС), которую навязывают медицинским учреждениям, фактически в обход всех норм и правил, установленных, как и концепцией развития, так и другими регламентирующими законами», - считает технический директор медицинской информационной системы MedStory Кирилл Капитанов.

Как таковая заявленная единой платформа интероперабельности, на которой и должны размещаться персональные медицинские данные граждан Казахстана пока так и не заработала, в промышленную эксплуатацию планируется ее ввод с 1 января 2019 года.

«Фактически - передают все ваши персональные данные в частную компанию. С точки зрения развития концепции электронного здравоохранения, должна быть некая прослойка между врачом, пациентом и государственным сервисом. Это так называемая платформа, которая должна была быть запущена еще несколько лет назад, но так и не запущена – обещают тестовую версию, потом промышленную эксплуатацию, но вызывает огромные сомнения, когда она появится. Фактически наши медицинские информационные системы наполняются и используются врачами по случаям обращения пациентов, далее мы должны передавать данные в государственный сервис. Сейчас этот государственный сервиз заменен «Damumed» (КМИС). В связи с этим и происходит лоббирование рынка – систему навязывают и «спускают», чему есть документальное подтверждение. Ввиду того, что единая платформа, на которой и должна быть вся информация, никак не может сдаться, пытаются хоть как-то выйти из ситуации, выбрав одну компанию и выдав ее за централизованный электронный паспорт здоровья, что на самом деле незаконно», - уверен он.

При этом, как такового правового регулирования по работе с персональными данными пока нет. 

«На текущий момент правовое регулирование (базы персональных данных) не выглядит никак, оно находится на стадии разработки. Да, есть такая практика – создавать законы по факту. Никто не знает, как выглядит цифровизация – это некое будущее и его невозможно спрогнозировать. Есть мировая практика, когда закон или правовые акты внедряются параллельно с приобретением опыта. Мы можем руководствоваться банальной логикой – я не хочу, чтобы мои данные находились в руках частных компаний. Я хочу, чтобы государство, которое гарантирует мне права и свободы отвечало за их сохранность», - рассуждает Кирилл Капитанов.

Ситуация с передачей данных частной компании нарушает три принципа информационной безопасности – доступ, целостность и конфиденциальность.

«На данный момент минздав заявляет о повсеместном переходе к концу 2018 года всех бумажных медицинских карт в цифровой формат. На данный момент платформа интероперабельности отсутствует, не работает и при этом, законодательные акты по работе данных и платформы нет. Это ведет к рискам и нарушает три принципа информационной безопасности – доступ, целостность и конфиденциальность», - считает начальник отдела внедрения и аналитики медицинской информационной системы «Авиценна» Нурбол Мусаев.

«В любой момент данные пациента могут оказаться недоступными, врач не сможет узнать необходимую ему информацию, что может привести к плохому лечению. Целостность – медицинские данные могут быть искажены, так как доступа к ним у государства нет. Конфиденциальность - доступ может быть открыт тем, кто не должен его иметь», - поясняет он.

При этом остается неясным вопрос критериев выбора системы.

«На наши вопросы, каким образом происходил выбор системы, как объявлялись конкурсы и тендеры, когда огромное количество игроков на рынке не было приглашено, никто не сравнивал цены покупки, сопровождения, эксплуатации в долгосрочной перспективе. Компания была выбрана и по факту, когда мы обращаемся в медицинские организации с предложением купить наш продукт, то нам отвечают, что министерство здравоохранения уже выбрало систему и мы ее покупаем и нам уже ничего не интересно. Мы видим, что на рынке происходит монополизация путем закрытого выбора и нарушаются нормы закона о госзакупках, что все происходит, минуя тенера и прозрачные процедуры выбора», - рассказывает генеральный директор медицинской информационной системы MedElement Виталий Ермоленко.

Для разработки медицинских информационных систем были установлены нереальные сроки.

«Помимо рекомендательных писем, был принят очень сырой на тот момент и не учитывающий реалии рынка 127 приказ. Были даны нереальные сроки для медицинских информационных систем. Предполагалось, что за 4 месяца компания должна пройти аттестацию информационной безопасности, разработать 460 функциональных пунктов в этом приказе и 3 мобильных приложения (для медицинской сестры, врача стационара, пациента). Причем, мы состоим в экспертном комитете и знаем, как прорабатывались эти требования – в конце 2017 года этих требований было 37, то вдруг весной 2018 их стало 460», - считает он.

«Прослеживается адаптация под одного поставщика», - резюмировал Кирилл Капитанов.

Казахстан > СМИ, ИТ. Медицина > kursiv.kz, 17 октября 2018 > № 2761986


США > Армия, полиция. Медицина > forbes.ru, 16 октября 2018 > № 2765589 Алексей Алексенко

Генетическая западня: как поймать законопослушного белого маньяка

Алексей Алексенко

Редактор Forbes

Данные клиентов компаний, продающих генетические тесты, позволяют идентифицировать практически каждого белого американца. Это помогает ловить преступников, но ставит серьезные этические вопросы

Джеймс Дианджело был хорошим полицейским, но у него были две проблемы, в совокупности стоившие ему спокойной старости. Во-первых, Джеймс не умел предвидеть последствия технологического прогресса. Во-вторых, он был сексуальным маньяком и убийцей.

В 1970-1980-х годах «убийца из Золотого штата», он же «насильник из Восточного района», убил 12 женщин и оставил на местах преступления свою ДНК. Опасаться полицейскому было нечего, поскольку в криминалистических базах данных его образцов не было и быть не могло. Однако спустя тридцать лет детективы подняли старое дело, решив взяться за него по-новому: они вздумали поискать совпадения в базе проекта GEDmatch. Этот коммерческий геномный проект занимается поиском родственников и составлением родословных. В базе нашлись данные дальних родственников (троюродных сестер) преступника, что позволило детективам вычислить его личность и арестовать его в апреле 2018 года. С тех пор аналогичным способом в США было раскрыто еще около дюжины преступлений.

Свобода личности под угрозой

Обезвредить опасных маньяков — отличный результат, однако кое-что в этой истории встревожило широкую публику. Если пожилого полицейского в отставке, с безупречным послужным списком и отсутствием криминального прошлого, можно так легко вычислить по ДНК его дальних родственников, не значит ли это, что вся Америка оказалась под колпаком у компаний, занимающихся коммерческой геномикой? А заодно у полиции, спецслужб и любых других сил, которые вздумают использовать выложенные в открытом доступе данные для своих целей.

Коммерческая геномика — быстро растущая отрасль потребительских услуг. Она предлагает своим клиентам по образцу их ДНК (капельке слюны) восстановить их происхождение, разыскать дальних родственников, оценить риски разных заболеваний, подобрать диету и вид спорта. Действительно ли эта невинная деятельность может оказаться столь грозной силой? На что она способна?

Этот вопрос поставили перед собой авторы двух научных работ, опубликованных на прошлой неделе в Cell и Science. Авторы работ пришли к следующему выводу: данные, накопленные к настоящему времени коммерческой геномикой, уже сейчас можно использовать, чтобы идентифицировать практически каждого американца европейского происхождения — независимо от того, присутствует ли их ДНК в криминальных базах данных и обращались ли они сами за генетическими услугами. Авторы предостерегают, что такая ситуация представляет собой серьезную угрозу для неприкосновенности частной жизни.

Поймать анонима

Янив Эрлих из Колумбийского университета Нью-Йорка и его коллеги решили выяснить, насколько далеко простираются возможности поиска по отдаленным родственникам. Для начала они обнаружили, что для 60% клиентов популярных баз поиска родственников, MyHeritage и GEDmatch, в той же базе нашлись данные родственников не далее чем троюродного родства (то есть имеющие общего прадедушку или прабабушку). Однако на самом деле открывающиеся возможности гораздо шире. Чтобы убедиться в этом, исследователи решили «вычислить» анонимную женщину из штата Юта, добровольно предоставившую свою ДНК для научной программы «Тысяча геномов».

В коммерческих базах данных нашлось достаточно образцов, которые могли бы принадлежать отдаленным родственникам этой неизвестной дамы. Из них два — принадлежащие индивидуумам из Вайоминга и Северной Дакоты — удалось связать с публичными генеалогическими данными. Чтобы выйти на анонимного донора ДНК из Юты, ученым понадобилось меньше суток. Ее имя они сохранили в тайне, хотя и сообщили в проект «Тысяча геномов», что идентичность одного из их добровольцев была раскрыта в результате несложных вычислений.

Подавляющее большинство образцов в коммерческих геномных базах принадлежат белым американцам европейского происхождения. Авторы статьи делают вывод, что использованный ими подход позволяет однозначно идентифицировать 60% таких американцев — это притом что коммерческие базы содержат данные всего 0,5% населения. Если клиентура потребительской геномики удвоится, цифра вырастет до 90%, то есть под колпаком у генетиков окажется практически каждый белый американец.

Белые и черные, замены и повторы

Генетические различия людей довольно разнообразны, однако из них для составления баз данных используются два основных параметра. Первый из них — SNP, или «однонуклеотидные полиморфизмы», они же просто «замены». В геноме человека есть около 3 млн точек, где у разных индивидуумов могут быть разные «буквы» (нуклеотиды). Совокупность данных об этих точках и есть уникальный генетический портрет человека. Этот портрет составляется при генотипировании с помощью ДНК-чипа. Такие данные и собраны в базах коммерческих компаний.

С другой стороны, криминальные базы ДНК содержат информацию о другом типе различий: в геноме человека есть участки, где друг за другом следуют повторяющиеся короткие фрагменты «текста», и длина таких участков может быть разной — у одного человека мотив повторен 10 раз, а у другого 25. На таких «коротких тандемных повторах», или STR, основана судебная экспертиза ДНК, о которой многие знают по делу О. Джей Симпсона или из детективных телесериалов.

Метод STR хорош тем, что он, в отличие от коммерческого генотипирования, работает даже с сильно испорченными образцами ДНК, которые, как правило, и имеются в распоряжении криминалистов. К счастью для следователей, в деле «убийцы из Золотого штата» сохранность ДНК была очень хорошей, что и позволило сравнить полицейские данные с коммерческими. Второе отличие двух типов баз данных довольно деликатное: если в коммерческой геномике подавляющее большинство клиентов — белые, то в полицейских базах ситуация прямо противоположная. Родственники белого полицейского нашлись, разумеется, именно в «белой» базе.

Эти оговорки, однако, в общем случае мешают использовать данные геномики для ловли маньяков любого цвета кожи. Авторы второй статьи, опубликованной на прошлой неделе, показывают, как можно обойти эту трудность. Доктор Ной Розенберг из Калифорнии и его коллеги разработали методы расчета, позволяющие найти соответствие между данными STR из баз данных правоохранительных органов и данными генотипирования, проводимого коммерческими компаниями. Сами по себе данные STR не позволяют идентифицировать родственников, кроме ближайших, однако подход Розенберга уже позволил довести охват до троюродного родства. Его метод использует тот факт, что ДНК наследуется протяженными участками, и можно идентифицировать SNP, переданные вместе с данной комбинацией повторов. В результате будет переброшен мостик между базами ФБР и коммерческих компаний. Это позволит проследить практически каждый образец ДНК, когда-либо взятый с места преступления, до конкретного человека.

Вопросы этики

Авторы обеих статей выражают озабоченность, что без надлежащего контроля со стороны общества злоупотребление открытыми геномными данными может поставить под угрозу права личности. По мнению Федора Коновалова, руководителя «Лаборатории клинической биоинформатики» (российской компании, занимающейся медицинской геномикой), благодаря подобному повороту событий может оказаться, что генетическая информация будет подпадать под действие закона о персональных данных. Согласно этому закону, персональные данные — это то, что позволяет идентифицировать человека. Раньше не было возможности идентифицировать индивидуума по генотипу, но, если такая возможность появилась, может возникнуть легальная проблема.

Колин Фицпатрик, директор калифорнийской компании DNA Doe Project, считает, что опасения преувеличены: данные геномики ничем принципиально не отличаются от всей прочей информации, которую легально используют правоохранители. Почти все, что мы делаем в жизни, считает он, так или иначе несет информацию об окружающих, и нет никаких причин относиться к генетическим тестам более щепетильно, чем, к примеру, к публикациям в соцсетях.

Очевидно, что история с анонимным добровольцем из штата Юта показывает, что данные волонтеров, участвующих в академических геномных проектах, должны быть более надежно защищены — давая согласие принять участие в исследовании, они никак не рассчитывали на то, что ставят этим под угрозу право своих родственников на анонимность. Пока не очевидно, как скажется эта история на размерах клиентской базы генетических компаний. Конечно, законопослушному американцу сложно вообразить, что образец его ДНК может быть через много лет использован для ареста его правнука, вздумавшего ограбить банк, — если бы не их праздная любознательность, правнук подольше погулял бы на свободе. Хотя далеко не очевидно, какой из вариантов — попасться полиции поскорее или успеть потратить часть добычи — для правнука предпочтительнее, ясно, что генотипирование может иметь далеко идущие последствия. «Генетическая информация — это дорога в один конец, ее нельзя взять обратно, — говорит Федор Коновалов. — Ваш анализ крови может измениться через неделю, а ваши гены останутся с вами на всю жизнь и перейдут вашим потомкам».

Две научные работы, вышедшие почти одновременно в двух лучших научных журналах мира, достаточно взбудоражили общественное мнение, чтобы на проблему обратили внимание. Очевидно, что доступность геномных данных будет так или иначе урегулирована на законодательном уровне. Сейчас, когда число генетических тестов, выполненных в США, удваивается менее чем за год, эта область технологий вся чаще будет оказываться в центре общественных дискуссий.

В России подобной проблемы пока не существует: генетические тесты исчисляются десятками тысяч, а не миллионов, как в США. Выполненных тестов пока недостаточно даже для обычной процедуры поиска родственников, не говоря уже о криминалистическом использовании. Если нынешний экспоненциальный рост (т. е. ежегодное удвоение) сектора потребительской геномики сохранится, ситуация, в которой сейчас оказались клиенты американских генетических компаний, придет в Россию лишь через десять лет. Вероятно, к тому времени в мире сложится общепринятая практика доступа к геномным данным, на основе которой может быть разработано национальное законодательство.

США > Армия, полиция. Медицина > forbes.ru, 16 октября 2018 > № 2765589 Алексей Алексенко


Россия > Образование, наука. Медицина > ras.ru, 15 октября 2018 > № 2761962

Академик Николай Янковский о «белой», «серой» и «черной» областях генетики . "В мире науки" №8-9, 2018 год

Академик Николай Казимирович Янковский в течение десяти лет возглавлял легендарное для российской науки учреждение — Институт общей генетики им. Н.И. Вавилова РАН. Когда он оставил свой пост и стал научным руководителем института, у него, по его словам, появилось больше времени для разработки новых тем, поиска новых людей и новых подходов к решению проблем.

Неслучайно, возможно, наш разговор состоялся в Дхарамсале — Н.К. Янковский был в числе десяти российских исследователей, принявших участие в конференции «Постигая мир» с участием Далай-ламы. И посвящен он был мировоззрению исследователя. Генетика — одна из самых точных областей наук о жизни. Но так ли нерушима устоявшаяся система координат с позиций генетика?

— Николай Казимирович, вы делите науку, в частности генетику, на «белую», «серую» и «черную» области. Как определить границы между ними?

— С одной стороны, существуют общепринятые традиционной (в Индии ее называют «западной») наукой факты, и обычно исследователи предпочитают оперировать этими установленными фактами и признанными понятиями. С другой — есть явления, которые традиционная для нас наука признает как несуществующие, например выход за рамки закона сохранения энергии. Я условно отношу такие явления к «белому» и «черному» полям науки.

Однако существует еще и «серое» поле: недостаточно четко исследованные феномены, проблемы, к которым мы только подступаем и которые в результате могут оказаться либо в «белом» поле, либо в «черном». Но здесь мы по крайней мере знаем, как и что исследовать. Вот. например, генетический контроль условного рефлекса. Это не инстинкты, которые тоже представляют собой рефлексы, только безусловные, «напечатанные» на генетическом уровне. — когда нового стимула нет. а признак появляется; в частности поведенческие: новорожденный ребенок уже знает, что надо сосать материнскую грудь, его никто этому не учил, но он с первого раза делает это успешно. Способность и потребность дышать, сердцебиение— это даже инстинктами не называется, это физиологические особенности организма, которые контролируется генетически. Если бы это не было предопределено, не были бы реализованы соответствующие генетические свойства, то сердце не билось бы, мы бы не дышали и. соответственно, умирали сразу при рождении. Но данные свойства, способности появились когда-то очень давно, когда еще не было сердца (в процессе эволюции оно существовало не всегда), когда наши далекие предки жили под водой и дышать им. как это делаем мы сегодня, раздвигая легкие, было незачем. А вот человек почему-то умеет делать это немедленно, как только выйдет из «безвоздушного» пространства внутри матери.

Подобные особенности складывались в течение десятков и сотен миллионов лет. Нам пока непонятен генетический контроль таких признаков, как безусловный рефлекс (инстинкт)— целесообразная реакция на сигнал среды, с которым организм сталкивается в первый раз. Ясно, что генетический контроль для каждого инстинкта существует. но сегодня это можно отнести к «серому» полю, поскольку ученым еще не известны механизмы его контроля.

У буддистов, кстати, этот вопрос рассматривается гораздо шире. Они считают, что жизнь не существует в отрыве от сознания, что элементы сознания разлиты в природе и реализуются в том числе в человеке. Это одновременно и материальное, и духовное, они составляют единое.

Согласно традициям западной науки, мы привыкли все исследовать, расчленяя на элементы и рассматривая эти элементы как будто бы в лупу: есть этот элемент или нет, какой он, что с ним происходит, если изменить условия его существования, и т.д. Это подход всех естественных наук — химии, физики, биологии. И с этой точки зрения книга Далай-ламы «Вселенная в одном атоме», которую я прочитал перед конференцией, показалась мне очень интересной. Она не отрицает факты, которые я считаю установленными, но ставит вопрос о том, что такое целое, к которому эти факты относятся.

Но! Это совершенно другая система координат, которую я как ученый на данный момент не использую. У меня есть своя, очень четкая система — что такое ген, где он находится, как он работает и т.д. Я не говорю, что традиционная для нас наука знает все. Многие явления будут открываться и изучаться все глубже, вероятно, в течение всего существования человечества, но сама система координат не отменяется, а лишь становится более дифференцированной.

А у буддистов своя система координат, и мы попытались взглянуть на нашу систему сточки зрения их системы: что в нашей экспериментальной науке может быть приложимо к проверке положений буддизма. И, наоборот, посмотреть с их точки зрения на то, что мы делаем, и по-новому поставить задачи. Для меня лично это «взгляд со стороны» на собственные взгляды: что может сделать генетика, какие новые вопросы могут быть перед ней поставлены. И главный из них, ключевой для буддистов — сознание, которым, с их точки зрения, проникнуто все, вся природа, человек: когда оно появилось, каковы этапы его развития? Это в западной науке сформулировано недостаточно четко.

Сейчас, применив новые генетические подходы, можно ставить задачи для таких исследований, о чем я раньше, в течение 50 лет проработав в генетике, даже не задумывался.

- Какие, например?

- Например, как применить генетический подход к изучению самого понятия сознания. Необходимо выявить объективные этапы уровней сознания, которые фиксируются объективными методами, и тогда генетический подход заключался бы в нескольких вещах.

Первое: индивидуальное развитие (онтогенез) повторяет развитие всего живого (филогенез). Что может означать термин «сознание» в отношении одной клетки? Или в отношении плода, то есть до того, как человек родился. Есть ли вообще сознание или его элементы у клетки? Плод умеет видеть и слышать, но еще ничего не умеет делать. Он реагирует на сигналы, сначала невербальные, затем начинает реагировать на слова, и это, наверное, уже новый этап сознания. Если кто-то из представителей других специальностей (физиологи, психологи, когнитивисты, философы) формализует этапы развития сознания у ребенка, то для генетика появится возможность понимания связи онтогенеза и филогенеза.

Генетикам более или менее понятно, что происходит в индивидуальном развитии, а ведь формирование признаков у ребенка в первые пять лет— это «развертывание» того, что происходило за миллионы лет эволюции у приматов, а до них — у млекопитающих, позвоночных, беспозвоночных. Мы, наблюдая этапы онтогенеза, можем ставить какие-то вопросы поэтапно, ориентируясь на то. что представляет собой сознание на предшествующих филогенетических этапах его развития. Такая постановка вопроса не существовала для меня до сих пор, но теперь она актуальна.

- Как к этому подойти экспериментально?

- Каждый из этапов филогенеза и каждый из этапов его реализации в онтогенезе основан на том, что у нас есть определенный генетический материал, который позволяет конкретному признаку проявиться на своем уровне. В чем он заключается, мы не знаем, но понимаем, как вообще исследовать связь онтогенеза с филогенезом, регистрируя внешне наблюдаемые признаки с помощью приборов. То есть мы можем это объективизировать. Если мы определим этапы развития сознания, то сможем определить него нарушения— признаки психических расстройств, искажение восприятия реальности, его переведение в собственное поведение. И психические расстройства могут служить моделью расстройства сознания.

Существуют явления более простого порядка, которые укладываются в понятие сознания, например память, эмоции — проявления биохимии, про которые мы знаем, что они контролируются генами. Несли мы переходим на более простые уровни, то можем добраться и до генетической информации, расчленяя ее, доходя до основ определенных состояний. Подытожу: если рассматривать «центральное сознание» (согласно буддизму) как признак, который есть у человека, то мы можем разложить его на генетические составляющие, применяя объективные методы.

Другой подход: выделение для исследования только определенной части наблюдаемого признака. Такую часть признака называют «эндофенотип». Эндофенотипы — это относительно более просто генетически контролируемые признаки. Скажем, тревожность может быть эндофенотипом каких-то психических болезней. Или эйфория— эндофенотип более простого уровня, который можно выделить при других психических болезнях.

Подобные схемы активно применяются в современной генетике. После общения с буддистскими учеными я подумал, что «центральное сознание» с генетической точки зрения можно рассматривать как сложно контролируемый признак человека. Если мы сможем разложить его на составляющие. то их можно исследовать методами, которые применяются в нашей традиционной генетике.

Ну и третий подход— модельные животные. С его помощью также можно найти внешне наблюдаемые признаки сознания. Модельные объекты очень широко применяются и при изучении различных заболеваний— гипертонии, ожирения, и их можно попытаться применить в исследовании сознания. Только нужно четко определить, какие внешне наблюдаемые явления для животного соответствуют таким же внешне наблюдаемым признакам у человека. Все эти подходы пока не реализованы. но схема работы, генетический подход к предмету исследования понятен.

Однако существует серьезное противоречие: буддисты считают, что сознание проникает в органическую материю даже до того, как материя появилась. Мне это непонятно по самой постановке вопроса, поскольку я генетик и ограничен в своих представлениях тем. что есть в генах. А у буддистов постановка гораздо шире, их учению 2,5 тыс. лет, в нем существуют свои логика, аксиоматика, и, возможно, при такой логике и гены не нужны — это вообще зависит от того, как мы определим то, что имеем в виду. Для меня очень важно научиться посмотреть иначе на границы знания, к которым я привык за полвека в своей области науки.

- Но если предположить, что существуют формы сознания, которые не имеют отношения к генетике...

- Я не понимаю, что это такое, но говорить, что если я чего-то не понимаю, значит этого не существует, просто глупо. В этой области я не могу иметь профессиональное суждение, у меня нет картины мира, в которой я могу это как-то представить. У меня есть естественная картина мира, в рамках которой я могу работать. У меня есть своя система взглядов, я вырос в конкретной стране в конкретное время, и хотя я человек неверующий, но я «православный неверующий», как говорил П.Л. Капица.

Любая система координат лучше, чем ее отсутствие. Переходить в другую систему координат мне в мои 70 лет не хочется, но игнорировать ее бессмысленно (а я вижу, что люди общаются в этой системе координат 2,5 тыс. лет, помогая друг другу выживать и чувствовать себя более удовлетворенными).

Меня как генетика приучили все исследовать через гены, и для меня в системе, где отсутствуют гены, не может быть ничего живого. Гены тоже появлялись во времени постепенно. У каждого из нас есть предок на протяжении всего времени существования живого, и мы можем пройти назад по филогенетической лестнице через ныне живущих «родственников»: обезьяны, млекопитающие, позвоночные, беспозвоночные, одноклеточные... Это все разложено наукой на протяжении многих предыдущих лет. Для меня это естественный эволюционный подход. А буддисты, кстати, всю нашу традиционную науку заранее признают «правильной», считая, что она просто конкретизирует их видение природы.

- Этот новый ракурс как-то повлияет на планы ваших исследований?

- Сначала нужно сформулировать проблему, чтобы она была хотя бы умозрительно доступной для исследования. Потом нужно запланировать исследование: инструментарий, методы. Генетические исследования развиваются сейчас очень бурно, и для изучения новых явлений нужно определить новый объект или новый признак. Продумывание этого я считаю интересным. Доживу ли я до реализации, не знаю. Но сама постановка вопроса разумна: если я вижу признак, который у нас есть (а я думаю, что сознание, как его ни формулируй, каждый считает одним из человеческих признаков), значит его можно исследовать генетическими методами, поскольку все признаки, как и определяющие их структуры и функции, без генетики существовать не могут.

- Возвратимся к началу разговора: получается, что изучение сознания— это «серое» поле. А что в генетике за последние годы из «серого» поля перешло в «белое»?

- Поразительно быстро из почти «черного» явления в «белое» превратилось перепрограммирование клеток — когда развитие клеток, органов или тканей обращают «вспять во времени» и получают почти исходную клетку, из которой формируются все ткани и органы данного человека. При этом последовательность нуклеотидов (четырех букв генетического текста) сохраняется одинаковой во всех клетках: в оплодотворенной клетке, в мозге, мышцах, печени. Но почему-то сердце — это сердце, а мозг — это мозг, их структуры и функции неодинаковы. Связано это с тем, что в этих органах по-разному произошла дополнительная «разметка» генетических букв (ее называют модификацией).

Привычно было думать, что условием для появления определенного признака обязательно становится изменение последовательности букв- нуклеотидов. Функция исчезает из-за того, что исчезла буква-структура и поэтому текст читается по-другому. Это условие осталось правильным, но не единственным. Сейчас благодаря расшифровке генома человека мы получили дополнительные данные об этих процессах и их новое понимание. Нам теперь известно, что на кодирующую белок часть приходится небольшой процент информации генома— всего 3%. А что же остальные? Оказалось, что изменения, варианты генетического текста могут возникать и вне генов и тоже способны влиять на появление признака.

Но именно в этом пространстве, в некодирующей части генома, расположены регуляторы, иногда очень далеко от гена, на расстоянии миллионов нуклеотидов. Многие такие «дальние» регуляторы составляют часть целостной системы формирования признака. Это как аккордеон: нажмешь одну кнопку, а звучит целый аккорд. Так же бывает и в геноме — нажатию кнопки аккордеона соответствует химическая модификация отдельной буквы-нуклеотида, при этом зазвучит определенный «аккорд» из генов, и они будут «играть» в сочетании с другими существующими аккордами из генов, которые в этот момент не работают, «замолкают».

Это было показано на растениях, но то же самое происходит, вероятно, в каких-то случаях и у человека, как и у любого многоклеточного организма. Оказалось, что число участков в геноме, регулирующих сложнейшие признаки, в некоторых случаях очень невелико. Например, сложнейшие признаки, возникновение которых требует вовлечения десятков или сотен генов, могут регулироваться всего тремя-четырьмя «кнопками». Это открытие одновременно и усложняет, и упрощает картину регуляции работы генных ансамблей при формировании признака.

Где эти «кнопки» у человека, мы пока не знаем, но, возможно, как и у растений, для возникновения сложнейших признаков необходимо всего лишь небольшое число регулирующих участков — три- четыре «кнопки аккордеона», которые управляют работой сочетаний сотен генов.

— А мутации? Какова их роль?

— Мутация внутри гена способна менять его структуру. Ген при этом может испортиться и не работать. Это известно более 100 лет. Но ген. как и лампочку, можно выключить, не ломая, а нажав, как и в лампочке, генетический переключатель- регулятор, расположенный очень далеко от него. И это знание имеет огромное значение и для науки, и для медицинской генетики, поскольку нас ведь интересует не то, что происходит с конкретным геном, а то, какой получится признак. А каждый признак — это сотни одновременно работающих и одновременно не работающих генов. Комбинаторика того, как работает весь генетический текст в формировании того или иного признака, фантастически велика. Вот это новое! И к этому привела нас геномика.

- Что же все-таки дает это новое знание — возможно, не для немедленного применения, но для практических подходов?

- Все мы состоим примерно из 300 видов тканей, которые образуют органы. Но ведь 300 — это ничтожное число, это не миллионы, а количество сочетаний этих регуляторов на много порядков величин больше. И формирование конкретного органа определяется тем. какая, условно говоря, появится разметка генетического текста (модификация каких букв-нуклеотидов) — в каком моменте индивидуального развития, в каком месте генетического текста. То есть мы можем говорить о нескольких уровнях реализации генетической информации в признаке, и, с одной стороны, эта картина регуляции гораздо более сложная, но с другой — нам теперь понятно, что именно исследовать и, более того, как это делать. Все это связано с геномикой: фактически мы ищем координаты действия регуляторов, наблюдая, какие участки ДНК (а они все известны с точностью до одной буквы, одного нуклеотида) взаимодействуют с белками или с регуляторами при химической модификации самой ДНК.

Сколько этих уровней, мы еще не знаем, но ясно, что и самих красок много, и уровней известно по крайней мере два. И это предмет экспериментальных структурно-функциональных исследований генома, которые сейчас активно ведутся во всем мире.

- Как вы можете оценить сейчас, спустя 20 лет, значение расшифровки генома человека?

- Расшифровка генома человека — безусловно, фантастический базовый результат, интересный для науки. Но с точки зрения изучения живого гораздо более важно, что появились методы исследования любого генома — растений, животных, человека, микроба, вируса. Вообще, разнообразие, совокупность разных генов, которые есть в различных бактериях, намного больше, чем генов в человеческом организме. Такое знание очень много дает с практической, медицинской точки зрения. Приведу в пример лишь одно понятие, ставшее модным, — микробном. Это совокупность генетического материала всех видов микробов в кишечнике одного человека, что открыло новые возможности диагностики и лечения самых разных заболеваний.

— Что вас лично занимает сейчас больше всего, после того как вы оставили пост директора и стали научным руководителем института?

- Пожалуй, меня больше всего интересует то, каким образом реализуется собственно генетическая информация. Необходимо найти способ обнаружения трех-пяти тех самых «кнопок» — регуляторов. критическим образом влияющих на признак. Конечно, это меняет всю картину того, что мы должны делать с точки зрения диагностики каких-то заболеваний, но главное — их лечения. Ведь если есть центральная «кнопка» и она может сработать как-то иначе, это совсем другой путь, нежели «перебирать» гены в поисках того самого, на который нужно воздействовать (а такой ген не обязательно только один).

Поэтому сейчас необходимо найти возможность подтвердить или опровергнуть существование передачи регулирующих «кнопок» в поколениях или возможности появления этой «раскраски» как признака, наследуемого вместе с хромосомой.

То есть его возникновение в следующем поколении аналогично мутации, хотя и не приводит к появлению последовательности новых нуклеотидов. Здесь появляется необходимость новой терминологии, этому феномену нужно дать новое определение. Оно будет в чем-то совпадать с предыдущим: мутация — это наследуемое изменение, связанное со структурой ДНК. Но в данном случае — не с точки зрения присутствия определенной буквы, а с точки зрения ее функционирования.

Это очень интересно, и в последние три года я увлечен тем, чтобы найти подтверждения существованию этого явления, которое можно обозначить как регуляцию генных ансамблей, а не только отдельного гена. В 70-е гг. прошлого столетия появилась генная инженерия, она перешла в технологию. в умение использовать знание структуры для получения полезных продуктов, лекарств, метаболитов. но все это— исследования, которые, повторяю, были связаны с отдельными генами.

Экспериментируя с растениями, мы уже можем управлять генными ансамблями, нажимая на несколько «кнопок», играя аккордами, менять признаки — например, сделать длинный или короткий корень.

Это пример того, как фундаментальная наука сначала развивается просто ради познания, а потом вдруг оказывается, что полученные результаты всем нужны. У бактерии существует иммунитет устойчивости к паразитам, она способна «разрубить» ДНК паразита, который в нее проник. И если такая бактерия, уже содержащая в себе кусочки вируса, с этим вирусом встречается, она включает механизм, который убивает генетический текст вируса целиком. Эту систему (ее генетика понятна) разобрали, как машинку, на кусочки. потом собрали в пробирке, и мы можем в любом организме, зная «адрес» из 20 букв-нуклеотидов, выбрать мишень в геноме паразита, уничтожить ее. а наш организм останется живым. Такая система редактирования генома называется CRISPR, и она стала настоящим открытием в науке.

Казалось бы. зачем изучать, как бактерии, чуждые нам. защищаются от вируса, который нас не заражает? Оказалось, что это нужно всем — генетикам растений, генетикам животных, человека.

Совершенно другой пример, уже из моей непосредственной работы, которой я сейчас занимаюсь. Мы инициировали создание программы, которая называется «ДНК-идентификация». Началось с террористического акта в Домодедове, когда погибло много людей. Было известно, что бомбу взорвал террорист, обнаружили его останки, но у следствия не было возможности выяснить, кто он такой. Обратились к генетикам. По вариантам определенных участков генетического текста можно определить территорию происхождения предков и родственников данного человека, а через это — и его самого. Исследовав генетический материал, принадлежащий террористу, мы выяснили, что данная особенность генетического текста встречается лишь в одном конкретном регионе нашей страны, территориально очень ограниченном, и искать надо именно там. Личность террориста была установлена за неделю!

Почему это стало возможным? Так получилось, что регион, откуда террорист родом, уже был исследован в рамках фундаментальной работы в области геномной географии. Была фундаментальная наука, интересная генетикам, антропологам, этнологам. И были выявлены генетические особенности населения некоторых регионов, сформировавшиеся исторически, в результате расселения и смешения разных потоков миграций. Такие исследования могут иметь очень серьезные перспективы. После этого случая государство выделило большие средства на данную работу, чтобы ее результаты были применимы на всей территории нашей страны.

Подводя итоги. Моя задача как научного руководителя института— поиск и привлечение в институт новых лидеров и формулирование принципиально новых тем научных работ. Как мы уже говорили, сегодня в генетике открываются новые горизонты, новые направления исследований, о которых раньше и речи быть не могло. Я стараюсь создать условия для развития в институте этих новых направлений. У меня для этого есть все возможности: я знаю всех, кто пришел в институт до меня, знаю генетиков, которые не в полной мере реализовали себя в других институтах, и стараюсь сделать так. чтобы сотрудник мог проявить и развить свои качества как генетик именно в нашем Институте общей генетики им. Н.И. Вавилова РАН. Нужно создавать людям привлекательные условия. по крайней мере психологические, для работы в своей стране.

Самая важная работа, по моему мнению. — привлечение в наш институт новых лидеров науки. И это происходит. Были созданы новые лаборатории и отделы: генетических основ биотехнологии, генетики и геномики, биоинформатики и системной биологии, геномной географии. К нам приходят исследователи, которые продуктивно работают здесь и параллельно возглавляют лаборатории, например, в США. Считаю, это хорошо, поскольку они владеют пониманием и умением организации науки в другой стране, которая в настоящий момент более продуктивна. Эти исследователи приходят со своими уникальными представлениями, а я стараюсь найти задачи, которые сейчас интересны для такого сильного специалиста, для нашего института, для нашей страны и потому — для всего мира.

Беседовала Елена Кокурина

Источник: Научная Россия

Россия > Образование, наука. Медицина > ras.ru, 15 октября 2018 > № 2761962

Полная версия — платный доступ ?


США > Образование, наука. Медицина > forbes.ru, 10 октября 2018 > № 2765638 Александра Борисова

Небесполезная наука: как нобелевские открытия превращаются в бизнес

Александра Борисова

кандидат химических наук, старший преподаватель Университета ИТМО, президент Ассоциации коммуникаторов в сфере образования и науки (АКСОН)

Медицина полностью захватила нобелевские подмостки. В этом году все три естественнонаучные «нобелевки» — по физиологии и медицине, физике и химии — присуждены за открытия, которые применяются в биологических исследованиях и медицинской практике

В 2018 году Нобелевские премии оказались неожиданно прикладными: все отмеченные открытия нашли применения в практике. Председателю комиссии по химии профессору Класу Густафсону пришлось даже оправдываться на пресс-конференции: «Я думаю, нам следует обратиться к словам самого Альфреда Нобеля, который завещал присуждать премию за открытия, принесшие наибольшую пользу человечеству. Поэтому вы видите внимание к медицинской тематике».

Премия по химии присуждена Фрэнсис Арнольд «за направленную эволюцию ферментов», а также Джорджу Смиту и Грегори Уинтеру «за фаговый дисплей пептидов и антител». С помощью этих методов получают ферменты-катализаторы для промышленности и антитела для медицины. Фаговый дисплей используется для производства 11 из 15 самых продаваемых в мире лекарств.

Премия по физике присуждена Артуру Эшкину, Жерару Муру и Донне Стрикленд «за фундаментальные открытия в сфере лазерной физики», которые дали всем близоруким шанс на лазерную коррекцию зрения, а всем биологам — возможность перемещать лазерным пинцетом отдельные клетки или даже биологические молекулы.

Наконец, премию по биологии Джеймс Эллисон и Тасуку Хондзё получили за метод иммунотерапии рака, который позволяет добиться излечения даже у больных меланомой, ранее обреченных на смерть в течение года.

Многие лауреаты, однако, подчеркивают, что в их работе ими изначально двигало научное любопытство и желание разобраться в том, как устроен мир, а не практические задачи. По-английски для фундаментальных исследований применяется термин blue sky research, и Джеймс Эллисон еще до получения Нобелевской премии подчеркивал в своих лекциях необходимость поддержки такого рода «бесцельных», движимых интересом к познанию мира исследований грантовыми фондами.

«Без фундаментальных исследований нам нечего было бы передать рынку, в бизнес. Хорошо бы, чтобы те, кто выделяет деньги на науку в Национальном институте здоровья и пр., имели это в виду», — сказал ученый в своей лекции 2017 года. Возможно, этой Нобелевской премии не было бы, но Эллисон сумел в 2011 году найти компанию, которая зарегистрировала первый препарат на основе его идеи. Как же это произошло?

Иммунитет вместо скальпеля

Началось все в лабораториях Эллисона и Хондзё. Они независимо друг от друга обнаружили механизм, который тормозит иммунный ответ организма. Клетки иммунной системы призваны уничтожать все инородные агенты, но при этом не трогать белки собственного организма. Чтобы поддерживать этот баланс, существуют белки, которые включают торможение иммунного механизма, не допуская аутоиммунной реакции.

Тасуку Хондзё открыл неизвестный на тот момент фермент PD1 и проверил его действие на мутантных мышах, у которых этот белок был отключен. Животные продемонстрировали признаки аутоиммунных заболеваний: их иммунитет атаковал организм хозяина. Пожалуй, обычный ученый решил бы изучить белки у страдающих аутоиммунными заболеваниями особей, чтобы починить эти разболтавшиеся тормоза. Но гениальные исследователи способны на нестандартные решения. Вместо починки нобелевский лауреат предложил, наоборот, ломать «тормоза» у людей с онкологическими заболеваниями. Раковые клетки — это по существу тоже клетки организма, которые сбалансированная иммунная система может не замечать. Отключение тормоза помогает иммунной системе выявить раковые клетки и атаковать их. Именно это и обнаружил Тасуку Хондзё: при отключении белка PD1 иммунные клетки атакуют опухоль.

Джеймс Эллисон работал с белком CTLA4: он был открыт ранее, но его функция оставалась неизвестной. В 1994 году ученому удалось выделить антитело, которое блокировало работу белка CTLA4. В своей лаборатории в Беркли он провел эксперимент на мышах, который показал: блокирование белка освобождало иммунитет, и он начинал опознавать раковые клетки как вредоносные и уничтожать их.

Эти эксперименты открыли принципиально новый подход к лечению рака. Вместо скальпеля хирурга, радиотерапии и химиотерапии, нацеленных на раковые клетки, воздействию подверглась иммунная система человека, которая после этого сама может разобраться с болезнью.

Путь в бизнес

Метод стал достоянием не только науки, но и фармацевтического бизнеса. Идею удалось воплотить в патентах: каждая компания регистрирует свои антитела, отключающие белки и освобождающие иммунитет. На основе этих патентов создавались лекарства, которые проходили сертификацию соответствующего медицинского ведомства страны.

Флагман мирового биотеха — США, где разрешение на коммерческое использование выдает FDA (Food and Drug Administration, аналог Минздрава РФ): нужно пройти три стадии клинических испытаний на людях. Затраты на такие исследования многократно превосходят затраты на научную разработку и получение патента — они исчисляются миллиардными суммами. И, естественно, фармкомпании идут на них исключительно с целью многократно окупить их при продаже. Поэтому дальнейший прогресс в создании антираковых препаратов диктует рынок. Компании выбирают, с какими типами онкологии они лучше умеют работать, лекарство для какого вида рака будет создано быстрее и даст больше прибыли.

«Безусловно, частично (и в достаточно большом проценте случаев) стоимость препарата определяется патентами. Стоимость препарата прежде всего определяют фармацевтические компании», — подтверждает Полина Шило, врач-онколог, резидент Высшей школы онкологии. Она уточняет, что регулирующие органы могут снизить стоимость лекарств в разумных пределах, но, к сожалению, пока на рынке есть только один производитель конкретной очень эффективной молекулы, он извлекает из ее производства максимальную прибыль — как и любой монополист.

Новая эра лечения рака

Первое лекарство, блокирующее CTLA4, было одобрено для применения в клинической практике в 2011 году в США: против неоперабельной метастазирующей меланомы. В 2014 году одобрены еще два лекарства от меланомы, от рака легких и рака почек, — применяемая терапия блокировала уже PD1. В 2016-2017 годах были одобрены лекарство от ходжкинской лимфомы, рака легкого, мочевого пузыря, шеи.

Терапия меланомы шокировала и дала веру в силу метода. Для некоторых пациентов, которым ранее врачи отводили меньше года жизни, даже используется термин «излечение» (при всей его ненаучности: обычно принято говорить о длительности ремиссии). По крайней мере трехлетняя выживаемость пациентов после анти-CTLA4 терапии (подавляет соответствующий названию лечения белок) составила 37%, анти-PD1 — 56%, комбинированный метод позволял выжить 68% пациентов.

Открытый механизм иммунотерапии универсален, поэтому сейчас методики, мишени и антитела появляются лавинообразно: в США и Китае уже не хватает пациентов, чтобы тестировать новые лекарства с достаточной для клинического одобрения статистикой.

Первым антителом для излечения меланомы стал ипилимумаб, открытый Джеймсом Эллисоном. Чтобы вывести его на рынок, был образован стартап Medarex, который позже был куплен американской фармкомпанией Bristol-Myers Squibb за $2,4 млрд.

Ниволумаб также был открыт в Medarex, препарат разрабатывали там же и в Ono Pharmaceutical, а на рынок его выводили уже две компании: Ono и Bristol-Myers Squibb. Лекарство используют от мелкоклеточного рака легких, а также от рака почек. Антитело пембролизумаб, одобренное изначально для лечения меланомы, было создано в Нидерландах в компании Organon, которую в 2007 году купила Schering-Plough, а ее, в свою очередь, в 2009 году купил фармгигант Merck. Окончание «-аб», присутствующее в названиях подобных препаратов, представляет собой сокращение от английского antibody (антитело): все эти препараты представляют собой антитела, связывающие и блокирующие чекпойнт-белки PD1 или CTLA4.

Революция продолжается

В 2017 году FDA одобрил пембролизумаб для лечения всех метастизирующих или неоперабельных злокачественных твердых опухолей с определенными генетическими характеристиками. Это решение — нацеливать онкологическое лекарство не по органу локализации, а по набору генов раковой клетки, — стало первым в своем роде и очень важным. Скорее всего, такая практика позволит усовершенствовать терапию: раковые клетки сильно отличаются от исходных здоровых, и метод их лечения скорее определяется типом злокачественности, чем органом, в котором они зародились.

Атезолизумаб, созданный в Genentech/Roche, уже одобряли по типу раковых клеток. Авелумаб (Merck KGaA, Pfizer и Eli Lilly and Company) и дурвалумаб (Medimmune/AstraZeneca) завершают список одобренных на сегодня антител. Однако эти лекарства могут устареть в любую минуту: на испытании находятся десятки препаратов, а уже одобренные антитела проходят проверку на других типах раков.

«До многих типов рака исследования просто не дошли: с момента получения первых разрешений FDA прошло всего 3-4 года. Во всяком случае, многие до сих пор не одобренные типы рака (яичников и груди, например) показывают именно те маркеры, на которые воздействуют уже разработанные антитела, что напрямую указывает на возможность их использования и в этих типах рака», — прогнозирует Дмитрий Мадера, руководитель лаборатории молекулярной генетики компании BIOCAD.

Создание иммунных препаратов, с некоторыми оговорками, доступно и российским компаниям: «Например, BCD-100 от компании BIOCAD сейчас проходит масштабные клинические испытания», — рассказывает Полина Шило. Она добавляет, что из прочих препаратов на территории России уже прошли клинические испытания и зарегистрированы ипилимумаб (рыночное название — «Ервой»), пембролизумаб («Китруда»), ниволумаб («Опдиво») и атезолизумаб («Тецентрик»). Эти препараты, однако, зарегистрированы не по всем показаниям, то есть не для всех видов опухолей, в отношении которых они демонстрируют свою эффективность.

Вот так чисто академические исследования привели к открытию новых эффективных способов лечения смертоносных онкологических заболеваний. Таков эффект от фундаментальной науки.

США > Образование, наука. Медицина > forbes.ru, 10 октября 2018 > № 2765638 Александра Борисова


Япония. США. Россия > Образование, наука. Медицина > forbes.ru, 6 октября 2018 > № 2750065 Михаил Югай

Рак и робот: как искусственный интеллект ставит диагноз

Михаил Югай

Генеральный директор Международного медицинского кластера

В онкологии своевременно поставленный диагноз — вопрос жизни и смерти для больного. В этом нелегком деле врачам все чаще помогают системы искусственного интеллекта

Злокачественные опухоли становятся причиной практически каждой шестой смерти. В 2015 году от диагностированного рака умерло 8,8 млн человек — каждый тысячный житель планеты. Онкологические заболевания занимают второе место среди основных причин смерти в мире. В России, по данным Росстата, среди причин смерти рак тоже на втором месте. Консалтинговая компания BCG проводила для Международного медицинского кластера исследование системы здравоохранения в России и выявила ряд направлений медицины, в которых необходимо улучшать ситуацию. На первом месте находятся онкологические заболевания.

Совокупный показатель распространенности злокачественных новообразований в 2016 году составил 2403 случая на 100 тыс. населения, что выше уровня 2006 года на 38,8%. По словам директора Российского общества клинической онкологии Ивана Тимофеева, увеличение этого показателя связано с улучшением диагностики.

Есть ли возможность еще повысить точность постановки диагноза на ранних стадиях онкологических заболеваний? В онкологии стоимость диагностической ошибки особенно высока. Специалисты отмечают, что основная сложность заключается не в обнаружении злокачественного процесса, а в выявлении его фенотипа. В последнее время ученые стали активно использовать для диагностики искусственный интеллект. Уже доказано, что использование умных систем позволяет повысить точность диагностики: так, результаты исследования агентства Frost & Sullivan показали, что технологии искусственного интеллекта повышают точность постановки диагнозов на 30–40%. Специалист по патологиям Энди Бек из Гарвардской медицинской школы считает, что дальнейшее использование ИИ-технологий позволит снизить уровень ошибок при диагностике на 85%.

Обучение на наглядных примерах

По данным World Cancer Research Fund, самыми часто встречающимися видами рака в 2018 году являются рак легких, рак молочной железы, колоректальный рак и рак простаты. Могут ли новые технологии помочь в диагностике этих видов рака, составляющих 48,8% от всех диагностированных в мире в 2018 году случаев?

Согласно исследованиям Американского онкологического общества в 2018 году, самая высокая онкологическая смертность — от рака легких. Процент выживаемости при раке легких составляет 17% для мужчин и 24% для женщин: такие низкие показатели объясняются большим числом случаев диагностики рака легких на последней стадии. Разработки для ранней диагностики рака легких ведутся активно, но, к сожалению, эффективных решений на сегодняшний день немного.

Стартап Optellum, основанный в Великобритании в 2016 году, направлен на разработку системы, позволяющей максимально быстро диагностировать рак легких. Там разрабатывают первое в мире автоматизированное программное обеспечение для оценки риска на основе компьютерной томографии. Для обучения алгоритмов специалисты собрали самую крупную в мире кураторскую базу пациентов с опухолевыми узлами. В отличие от врачей, не имеющих возможности определить, являются ли эти узлы безвредными, и вынужденных наблюдать за дальнейшим развитием образований, система, анализируя внутреннюю структуру утолщений, способна поставить правильный диагноз намного раньше. Научный и технический сотрудник стартапа доктор Тимор Кадир отмечает, что система позволяет диагностировать рак на ранних стадиях более чем у 4000 больных в год, что увеличивает их шансы на выживание.

В диагностике рака груди себя проявила нейросеть GoogLeNet, выявляющая метастазы в лимфоузлах молочной железы. После обучения на базе изображений с результатами биопсии система показала точность распознавания рака 89%, в то время как опытный врач-патолог, работающий без ограничения времени, определяет его с точностью 73%. Несмотря на впечатляющий результат, исследователи отметили, что искусственный интеллект не сможет заменить патоморфологов, так как система хуже справляется с выявлением доброкачественных новообразований. Поэтому лучшим вариантом будет совместная работа врача с системой, где искусственный интеллект будет выделять подозрительные изменения и новообразования, а специалист — определять, является ли опухоль злокачественной или нет.

Ученые планируют полностью перевести диагностику в автоматический режим, так как полученные результаты сопоставимы с результатами лучших диагностов.

В России также существует проект, способный минимизировать риск неправильного диагноза. Компания Unim проводит морфологическую диагностику онкологических заболеваний в цифровом виде. По статистике компании, 84% диагнозов, требующих подтверждения в их лаборатории в течение одного квартала, оказываются изначально неправильными.

В Японии команда Юичи Мори, доктора медицинских наук из Showa University, сосредоточила внимание на разработке искусственного интеллекта, способного диагностировать рак кишечника менее чем за минуту. Разработанная в 2017 году система проводит оптическую биопсию в режиме реального времени во время обследования. Для обучения искусственного интеллекта использовалось 30 000 снимков с колоректальными аденомами — доброкачественными опухолями, которые могут со временем превратиться в рак. Оценивая снимки 250 пациентов, система практически мгновенно выдавала результат, ставя диагноз с точностью 94%. Авторы исследования уверяют, что искусственный интеллект может обнаруживать раковые опухоли и игнорировать неопухолевые полипы во время процесса колоноскопии независимо от компетентности врачей, проводящих осмотр. Интеграция подобной системы по всему миру позволит приблизиться к ситуации в Южной Корее: там, если рак прямой кишки обнаружен на третьей стадии, это предмет особого разбора с участием министерства здравоохранения. Такая несвоевременная диагностика для корейских врачей равносильна полному провалу.

Рак простаты, занимающий четвертое место среди наиболее часто встречающихся видов рака, — одно из самых распространенных заболеваний у мужчин. Чрезвычайно важно диагностировать его на ранней стадии, когда опухоль успешно лечится. Заняться повышением вероятности выявления рака простаты решили специалисты из Китая. Команда профессора Гуо представила в марте 2018 года на Конгрессе Европейской ассоциации урологов систему искусственного интеллекта, которая, по мнению исследователей, в будущем сможет заменить врачей-диагностов. Систему обучали на образцах, где наличие рака не вызывало никаких сомнений. После этого способности системы опробовали на 918 образцах, взятых у 283 человек: точность постановки диагноза составила 99,38%. После проведения доклинических исследований ученые планируют полностью перевести процесс диагностики в автоматический режим, так как полученные результаты сопоставимы с результатами лучших диагностов.

Роботы в белых халатах

Наблюдая за подобными изменениями в медицинской сфере, многие специалисты чувствуют тревогу, боясь, что умные системы займут место человека. Но не стоит думать, что искусственный интеллект когда-нибудь полностью заменит врачей. Благодаря системе, вобравшей в себя и проанализировавшей огромный пласт информации, врачи смогут эффективнее и успешнее выполнять свою работу, получая помощь в постановке точного диагноза. Все упомянутые выше решения для диагностики злокачественных опухолей используют одну методику — изучение базы снимков опухолей и последующее сравнение с текущим случаем. Из этого можно сделать вывод, насколько важно увеличивать базу данных, фиксировать все разнообразие клинических случаев и делать этот массив данных доступным для изучения учеными всего мира. Использование подобной базы для разработки и совершенствования «умных» диагностических систем помогают человеку двигаться к цели: такому будущему, где случаи обнаружения рака на последних стадиях или постановка неправильного диагноза станут нонсенсом.

Япония. США. Россия > Образование, наука. Медицина > forbes.ru, 6 октября 2018 > № 2750065 Михаил Югай


Казахстан. Индия. Бангладеш. РФ > Медицина. Образование, наука > inform.kz, 5 октября 2018 > № 2750450

Иностранцы будут учиться медицине в Акмолинской области

В Акмолинской области медицинским специальностям будут обучать иностранных студентов, передает корреспондент МИА «Казинформ» со ссылкой на пресс-службу акима Акмолинской области.

Аким Акмолинской области Малик Мурзалин провел совещание по вопросам обучения иностранных студентов на медицинском факультете Кокшетауского государственного университета имени Ш. Уалиханова.

По информации проректора по учебной работе Айгуль Жакуповой, для подготовки медицинских кадров университетом созданы необходимые условия: укомплектован профессорско-преподавательский состав, приобретено учебно-лабораторное оборудование, создан деканат медицинского факультета, а также две кафедры - клинических дисциплин и морфологии, физиологии и общей анатомии. Иностранных студентов на английском языке будут обучать 103 преподавателя.

Как было отмечено, контингент студентов специальности «Общая медицина» составляет 173 человека, в том числе по грантам акима области обучаются 50 человек, по грантам Министерства образования и науки (МОН) РК - 12 студентов, остальные на договорной основе.

Для организации работы симуляционного центра доклинической подготовки врачей и современных лабораторий - «виртуальный пациент», «виртуальная медицинская академия» - университету передано двухэтажное здание.

«МОН реализует проект, инициированный Президентом страны. В рамках развития образовательного хаба в Центральной Азии казахстанские вузы должны принимать у себя и обучать иностранных студентов. По этому поводу в июле 2018 года мы заключили договор о сотрудничестве с фирмой «Sun Trap 786 Limited» (Индия)», - сообщила Айгуль Жакупова.

В свою очередь директор индийской фирмы Шейх Фарух отметил, что их компания имеет большой опыт сотрудничества с организациями образования. В этой сфере фирма работает уже 25 лет. Приезд первой группы иностранных студентов из Индии в Кокшетау ожидается 15 октября. Затраты на их учебу, проживание и питание берет на себя страна-отправитель.

Акимом области даны поручения руководителям отраслевых управлений и правоохранительных органов по созданию условий безопасного пребывания, медицинского обслуживания, безболезненной адаптации иностранных студентов на территории региона.

В Кокшетауском госуниверситете на сегодняшний день обучаются 60 иностранных студентов, прибывших из Монголии, Узбекистана, Таджикистана, России. Кроме того, заключен договор по привлечению студентов из Индии, Пакистана, Шри-Ланки, Непала, Бангладеша.

Казахстан. Индия. Бангладеш. РФ > Медицина. Образование, наука > inform.kz, 5 октября 2018 > № 2750450


Казахстан > Медицина > inform.kz, 5 октября 2018 > № 2750440

Елжан Биртанов: Здравоохранение будет устойчиво развиваться

Министр здравоохранения РК Елжан Биртанов прокомментировал поручение Президента РК поднять расходы на здравоохранение до 10% от ВВП, передает корреспондент МИА «Казинформ».

«Мы очень рады и взволнованы тем, что Глава государства дал поручение поднять уровень расходов на образование и здравоохранение до 10%. То есть то, что мы всегда говорили, что качество медицины во многом зависит от того, сколько мы тратим на нее как нация, как страна. Поэтому Глава государства дал четкое поручение поднять (расходы на здравоохранение - прим. ред) с нынешних 7 до 10% за 5 лет. Это то, что мы ждали, и теперь у нас есть такая большая надежда, что здравоохранение будет устойчиво развиваться», - сказал Елжан Биртанов журналистам.

Напомним, Глава государства поручил в течение 5 лет довести расходы на образование, науку и здравоохранение из всех источников до 10% от ВВП.

«Финансирование нужно направить на реализацию намеченных реформ, которые обеспечат значительное повышение качества обслуживания населения», - подчеркнул он.

Казахстан > Медицина > inform.kz, 5 октября 2018 > № 2750440


Казахстан > Медицина. СМИ, ИТ > kapital.kz, 5 октября 2018 > № 2750359

Отпуск лекарств по рецептам переведут в электронный формат

Такие новшества планируется ввести с 2020 года

С 2020 года в Казахстане все рецептурные препараты будут отпускаться исключительно в электронном формате. Об этом сообщает «Sputnic.Казахстан».

Реализация лекарств в казахстанских аптеках по рецепту врача не является нововведением. В министерстве здравоохранения напомнили, что реализация рецептурных препаратов без рецепта запрещена в стране более 16 лет, тем самым позволяя контролировать применение населением лекарств, которые могут привести вред здоровью и угрожать жизни.

С 2020 года отпуск всех рецептурных лекарств планируется перевести исключительно в электронный формат. Для этого Минздрав намерен интегрировать между собой медико-информационные системы (МИС) с действующими информационными системами лекарственного обеспечения (ИСЛО), а также регистрами пациентов и Единой информационной фармацевтической системы «СК-Фармации».

В Минздраве уверены, что так учитывать и охватывать стопроцентной выпиской рецептов диспансерных больных будет намного проще. По данным ведомства, из восьми тысяч зарегистрированных сегодня в стране лекарств по рецепту врача отпускаются чуть больше шести тысяч (77%), тогда как 1,8 тысячи отпускаются без рецепта. За прошлый год, как выяснилось, за безрецептурную реализацию лекарств, которые должны отпускать только по рецепту врача, наложено более 50 административных взысканий на сумму более восьми миллионов тенге. За девять месяцев этого года — более 70 административных взысканий на сумму более 20 миллионов тенге.

Как уточнили в Минздраве, по рецептам отпускаются: противомикробные и гормональные препараты; лекарства, содержащие наркотические средства и психотропные вещества; препараты для лечения сердечно-сосудистых заболеваний, желудочно-кишечного тракта, а также антибиотики. Без рецепта: витамины, капли в нос, сиропы, травяные чаи и сборы, некоторые противопростудные и обезболивающие препараты.

Территориальные подразделения комитета фармации вместе с управлениями по борьбе с наркобизнесом регионов постоянно проводят проверки аптек, чтобы не допустить нарушений, заверили в ведомстве.

Казахстан > Медицина. СМИ, ИТ > kapital.kz, 5 октября 2018 > № 2750359


Казахстан > Медицина > kapital.kz, 5 октября 2018 > № 2750358

Президент: Я два года всех долблю, давайте начнем

Нурсултан Назарбаев раскритиковал затягивание строительства онкоцентра в Астане и отечественную медицину

Хотя на образование и здравоохранение выделяются государственные деньги, население по-прежнему недовольно их качеством, подчеркнул Нурсултан Назарбаев во время Послания народу страны. Об этом сообщает корреспондент центра деловой информации Kapital.kz.

«Образование государственное, медицина государственная, деньги выделяются, почему тогда люди жалуются? Вот это меня интересует сильно», — обратился президент к собравшимся.

Казахстанцы не лечатся в Казахстане, они уезжают за границу, потому что не доверяют отечественным врачам, сказал он.

«Для обеспечения доступности первичной медико-санитарной помощи, особенно на селе, для ассимилирования работников ПМСП поручаю с 1 января 2019 года поэтапно повысить зарпалату на 20% участковым медработникам, внедрившим новые подходы в управлении заболеваниями. Для этого в следующем году будет выделено из бюджета 5 млрд тенге», — сказал президент.

Используя опыт уже созданного кардиологического и нейрохирургического кластеров, которые получили хорошую оценку и доверие, в следующем году нужно приступить наконец к строительству национального научного онкологического центра в Астане, поручил он.

«Я два года долблю всех: „Давайте начнем, давайте начнем“. Пока по столу кулаком не ударил и не заставил, не чесались. В этом году заложить фундамент, построить и поставить туда самое лучшее оборудование на свете. Я, готовясь к этому центру, даже изучил, какое оборудование (самое лучшее. — Ред.). Научный центр поставил оборудование тома-терапия, точечное лечение. Второе — протонотерапия, оборудование дорогое, но это уникальное оборудование, которое лечит, не трогая другие ткани человека. Третье — это кибернож, лазерный нож. И четвертое — повышение иммунитета. Все эти компоненты должны в этом центре быть», — сказал глава страны.

Казахстан > Медицина > kapital.kz, 5 октября 2018 > № 2750358


Казахстан. Нидерланды > Медицина > inform.kz, 4 октября 2018 > № 2750402

Уникальная операционная открылась в столичном кардиоцентре

В Астане представили первую в странах СНГ уникальную операционную с ангиографической системой экспертного класса Azurion, передает корреспондент МИА «Казинформ».

В Астане в Национальном научном кардиохирургическом центре презентовали первую в странах СНГ уникальную операционную с ангиографической системой экспертного класса Azurion, которая задает новые стандарты в сфере интервенционной кардио и радиологии.

«Мы неоднократно делимся новшеством и внедрением инноваций в кардиохирургическом центре. Сегодня мы являемся свидетелями развития интервенционной кардиологии. Новое оборудование призвано улучшить качество диагностики, лечения, а также улучшить возможности врачей в кардиологии. Для нас очень важно, что данный сегмент развивается в Казахстане, и это можно считать серьезным достижением для казахстанской медицины», - заявил вице-министр здравоохранения РК Алексей Цой на пресс-конференции, посвященной открытию новой операционной.

По словам председателя правления АО «Национальный научный кардиохирургический центр» (ННКЦ) Юрия Пя, в новой операционной уже был проведен целый ряд сложнейших операций, и система полностью апробировала себя.

Как было отмечено на пресс-конференции, появление первой в странах СНГ передовой модели операционной с ангиографической системой открывает новые возможности для выполнения малоинвазивных ангиографических исследований и интервенций для большего числа пациентов и позволит осуществлять более сложные процедуры.

Уникальная операционная открылась в столичном кардиоцентре

«Если мы в год выполняем порядка 6 тысяч операций, то установка Azurion позволит увеличить число операций на сердце до 8 тысяч в год. Этот аппарат нам позволит улучшить качество и количество медицинских процедур. Данный аппарат позволяет нам, во-первых, улучшить качество медицинской помощи, во-вторых, существенно уменьшить лучевую нагрузку, как на пациентов, так и на медицинский персонал», - рассказал руководитель отдела интервенционной кардиологии ННКЦ Серик Алимбаев.

Юрий Пя добавил, что, благодаря высокотехнологичной работе данной операционной, удастся объединить работу нескольких специалистов одновременно.

«Это будет гибридная операционная, где будут работать и кардиологи, и интеграционные кардиологи, и кардиохирурги вместе. Возможность объединить всех в одной операционной - это залог успеха», - пояснил он.

Казахстан. Нидерланды > Медицина > inform.kz, 4 октября 2018 > № 2750402


Казахстан. Корея > Медицина. Образование, наука > inform.kz, 4 октября 2018 > № 2750401

Детей со сложными патологиями осмотрели в Алматы южнокорейские врачи

Ведущие профессора из Южной Кореи провели прием детей со сложными диагнозами из Алматы и Алматинской области, передает корреспондент МИА «Казинформ».

В рамках визита корейских врачей, профессор-ортопед, заведующий центра позвоночника Госпиталя Пусанского Национального Университета (ГПНУ) Ли Чжон-Соп и профессор-нейрохирург ГПНУ Шин Тхэ-Хи бесплатно проконсультировали детей с различными патологиями. Маленьких пациентов консультировали на базе клиники «Аксай» при АО «Национальный медицинский университет». Ортопед Ли Чжон-Соп уже в четвертый раз приезжает в Казахстан для осмотра детей, в этот раз он официально представлен в качестве амбассадора благотворительного фонда «АЯЛА».

На прием к корейским специалистам, который продолжался два дня, смогли попасть дети, проживающие не только в Алматы, но и в Алматинской области. По традиции, врачи заранее ознакомились с историями болезней маленьких пациентов. В первую очередь осматривали детей со сложными диагнозами.

Всего за 2,5 года сотрудничества между фондом и ГПНУ, консультации получили около 400 детей Алматы, Актобе и Алматинской области. По итогам предыдущих визитов два ребенка из Казахстана были бесплатно прооперированы в Пусане, сейчас они находятся в Алматы для контрольных консультаций корейских профессоров.

«Нам очень хочется продолжать сотрудничество с казахстанской медициной. За 2,5 года была проделана плодотворная работа, сейчас мы ставим себе новые цели и планируем переходить к более долгосрочным проектам. На данный момент я вижу продолжение нашего сотрудничества в трёх направлениях. Первое: нужно установить и внедрить систему телемедицины. Территория Казахстана большая, в каждом городе разный уровень медицины. С помощью телемедицины легко можно будет обмениваться опытом между врачами. Второе: систематизированная программа по проведению медицинских проектов. Нужно создать специальную команду, которая будет заниматься именно нашими медицинскими проектами. Мы как раз сейчас обсуждаем направления, которые интересны Казахстану для работы в будущем году. И третье направление - обучение медицинского персонала. Многие казахстанские врачи приезжают к нам в госпиталь на повышение квалификации. Я думаю, что и в Казахстане есть чему поучиться нашим корейским врачам. Вместе мы сможем внести посильный вклад в развитие медицины в наших странах», - сказал президент Госпиталя Пусанского Национального Университета Ли Чан-Хун.

К слову, Госпиталь Пусанского национального университета подарил современное оборудование для телемедицины клинике «Аксай» при Национальном медицинском университете. Это позволит врачам двух стран проводить консультации и обсуждения диагнозов в онлайн-режиме.

Специально для открытия центра и подписания меморандума о сотрудничестве с казахстанским медучреждением, в Алматы приехал президент ГПНУ Ли Чан-Хун. Документ от АО «Национальный Медицинский Университет» подписал ректор Талгат Нургожин. Клиника «Аксай», имеющая социальную направленность, ежегодно принимает на лечение тысячи детей со всего Казахстана, которым не могут помочь в других организациях здравоохранения. Врачи Университетской клиники «Аксай» КазНМУ имени С.Д. Асфендиярова имеют соответствующую квалификацию и допуск к проведению сложнейших видов высокоспециализированной медицинской помощи.

Казахстан. Корея > Медицина. Образование, наука > inform.kz, 4 октября 2018 > № 2750401


Казахстан. Нидерланды. ВОЗ > Медицина. СМИ, ИТ > inform.kz, 4 октября 2018 > № 2750370

О проблемах социальной адаптации страдающих туберкулезом говорили в Алматы

Презентация Национального Партнерства «Остановим туберкулез в Казахстане» и открытие фотовыставки «Фотоголоса» направлены на снижение стигмы и дискриминации, связанных с туберкулезом, передает корреспондент МИА «Казинформ».

Национальное Партнерство «Остановим туберкулез в Казахстане» создано для консолидации усилий государственных, неправительственных организаций и частных лиц с целью снижения бремени заболевания в стране. Партнерство намерено упростить доступ к качественной и современной помощи по туберкулезу (ТБ) людям из ключевых групп населения, снижение стигмы и дискриминации в отношении людей, затронутых ТБ и ТБ/ВИЧ, мобилизовать ресурсы для оказания более эффективной медпомощи больным ТБ и людям, живущим с ВИЧ (ЛЖВ), их близким, а также людям из уязвимых групп населения.

Эксперты отмечают, что в последние годы в стране наметились позитивные тенденции устойчивого снижения заболевания. Благодаря качественной реализации комплекса противотуберкулезных мероприятий при поддержке государства, показатели заболеваемости туберкулезом снизились за последние 10 лет в 2,5 раза, смертность от туберкулеза в 5 раз. В Казахстане на основе стратегии ВОЗ разработана модель интегрированного контроля ТБ с амбициозной целью - ликвидировать эпидемию туберкулеза.

«Несмотря на значительные достижения в борьбе с туберкулезом в Казахстане отмечается рост случаев туберкулеза с широкой лекарственной устойчивостью. К сожалению, туберкулез все еще остается основной причиной смерти среди людей, живущих с ВИЧ», - отмечает директор Национального научного центра фтизиопульмонологии Республики Казахстан Малик Аденов.

По оценке Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) Казахстан входит в список 30 стран с высоким бременем туберкулеза с множественной лекарственной устойчивостью в мире, и девяти стран с высоким бременем МЛУ-ТБ в европейском регионе. Туберкулез по-прежнему остается серьезной проблемой общественного здравоохранения во всём мире.

Параллельно прошло открытие выставки «Фотоголоса», авторы которой сами переболели туберкулезом. Через снимки и цитаты рассказывают о своих эмоциях, пытаются вдохновить других на завершение лечения. Мини-проект был реализован в Алматы Представительством KNCV в Центральной Азии и Общественным Фондом «AFEW Kazakhstan», при финансовой поддержке голландского правительства. Цель проекта - снизить стигму и дискриминацию, связанные с туберкулезом. Проект «Фотоголоса» был успешно презентован в июле 2018 года на международной конференции по СПИДу в Амстердаме.

Казахстан. Нидерланды. ВОЗ > Медицина. СМИ, ИТ > inform.kz, 4 октября 2018 > № 2750370


Ирландия > Алкоголь. Медицина > ria.ru, 4 октября 2018 > № 2749140

Парламент Ирландии одобрил закон об алкоголе в среду, сообщает местный портал Journal.

Как отмечает портал, закон призван снизить потребление алкоголя в Ирландии и уменьшить ущерб, связанный с чрезмерным его употреблением. Сообщается, что впервые законопроект был опубликован три года назад. В ходе многочисленных дебатов было внесено множество поправок и изменений касательно ценовой политики, ограничения в рекламе и ввода предупредительных изображений на алкогольной продукции. В законе предусмотрено также регулирование поставок и продаж алкогольных напитков в магазинах.

"Мы издаем закон об алкоголе, потому что он влияет на наше здоровье… Это поможет изменить культуру потребления алкоголя в Ирландии на протяжении некоторого времени", — приводит портал заявление министра здравоохранения Ирландии Саймона Харриса, который выступил в палате представителей.

Ожидается, что закон скоро вступит в силу, сообщает издание со ссылкой на источники.

Ирландия > Алкоголь. Медицина > ria.ru, 4 октября 2018 > № 2749140


Финляндия. Эстония > Медицина. СМИ, ИТ > yle.fi, 3 октября 2018 > № 2749219

Финские электронные рецепты будут действительны в Эстонии с декабря этого года, сообщает газета Karjalainen.

В свою очередь, эстонскими электронными рецептами можно будет пользоваться в Финляндии со следующего года.

В будущем планируется начать такое же сотрудничество со Швецией, а со временем эта практика должна расшириться на всю территорию ЕС.

По словам эксперта Kela Пирьо Икявалко, новые правила не будут касаться лекарств, действующих на центральную нервную систему.

Рецепты, действительные за пределами одной страны, призваны облегчить жизнь путешественникам и тем, кто временно работает за границей.

– Не исключено также, что люди будут ездить в другую страну за лекарствами. Например, в Эстонии многие препараты дешевле, чем в Финляндии, – заявила Икявалко.

Финляндия. Эстония > Медицина. СМИ, ИТ > yle.fi, 3 октября 2018 > № 2749219


Франция > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ. Медицина > inosmi.ru, 3 октября 2018 > № 2746182 Ролан Гори

Le Figaro (Франция): Макрон — голый король из сказки Андерсена

В интервью "Фигаро" французский психоаналитик Ролан Гори делится мыслями по поводу восхождения Эммануэля Макрона во власть. Молодой президент умеет хвататься за шанс и рисковать. Он талантлив, однако ему стоит вспомнить о том, что писал небезызвестный Макиавелли: тот, кому сопутствует удача, может беспрепятственно прийти к власти, но если он хочет сохранить ее, препятствия обязательно возникнут.

Элеонора де Ноуэль (Eléonore de Noüel), Le Figaro, Франция

В своей последней книге Ролан Гори приводит глубокие размышления о природе политической власти в свете сказки Андерсена о голом короле. По его словам, эта история прекрасно объясняет как приход Эммануэля Макрона к власти, так и отступление политики под натиском экономики и технократии.

«Фигаро»: Вы написали книгу о власти и решили начать со знаменитой сказки Андерсена о голом короле. С чем связан такой выбор? Как он иллюстрирует нашу эпоху?

Ролан Гори*: Эта книга, скорее, не иллюстрация нашей эпохи, а рассказ о том, что происходит в психологическом плане в наших отношениях с властью. Именно конформизм подталкивает нас к подчинению власти, чья легитимность зачастую проистекает из связанных с ней верований и ожиданий. Ни одна власть не устоит, если народ хочет свергнуть ее. Рано или поздно она рухнет. В этом заключается социальное и внутреннее согласие, о котором говорит нам сказка Андерсена. Власть нага и бедна без покровов и иллюзий, в которые мы ее облачаем. Взгляните на шекспировского «Ричарда II». Это великолепная книга о власти: в глубине короны есть только пустота, всем заправляет смерть.

- В вашей книге вы также отмечаете «момент» Макрона. Каким образом его приход к власти стал необычайным событием?

— «Момент Макрона», как мне кажется, стал самым настоящим чудом. Не в религиозном смысле понятия, а, скорее, в понимании Ханны Арендт (Hannah Arendt), то есть бесконечно маловероятным событием, которого никто не ждал. Эммануэль Макрон поднялся на волне стремления к демократии и сильных протестных настроений среди населения. Что представляет собой самый настоящий абсурд, поскольку Макрон отражает все, что так активно критикует это протестное движение: технократию, гипертрофированный либерализм, индивидуализм, европеизм.

Иначе говоря, возникло огромное недоразумение. Именно в этом мы подходим к образу голого короля: для избрания Макрону был нужен мираж, коллективная иллюзия, по крайней мере, у части населения. Ему нужно было с помощью ловкой пропагандистской риторики создать веру в новое начало, пригласить нас в новый мир, далекий от европейской технократии, партийных споров, жестких мер предыдущих правительств и в целом неолиберальной политики. Только на самом деле он представляет собой самого ярого оператора этого мировоззрения во имя экономизма, продуктивизма и американского либерализма.

Что будет после «момента Макрона»? Он умело сформировал систему, у которой есть три опоры. Прежде всего, это авторитет государственной власти в лице институтов V Республики. Далее, это неизвестные, но амбициозные и обязанные ему всем молодые люди, которые разделяют с «монархом» идею сильного, но гибридного государства, которое стоит на службе рынка. Они также являются хорошими знатоками технократии и деловых кругов. Наконец, это система управления населением и поведением с помощью цифровых инструментов. Демократия раскладывается на алгоритмы… В этом плане «Вперед!» очень напоминает Движение пяти звезд харизматичного Беппе Грилло (Beppe Grillo), который опирается на цифровые сети, чтобы обойти посредников.

- Но как, по-вашему, сформировалась такая иллюзия? Его противоречивость была заметна еще в самом начале кампании…

— В этом заключается одна из сильных сторон Эммануэля Макрона: он умеет пользоваться возможностями, хвататься за шанс и рисковать. Он талантлив, однако ему стоит вспомнить о том, что писал небезызвестный Макиавелли: тот, кому сопутствует удача, может беспрепятственно прийти к власти, но если он хочет сохранить ее, препятствия обязательно возникнут!

К тому же, его избрание нельзя назвать всенародным: воздержавшихся от голосования было примерно столько же, сколько и его сторонников. Его успех также во многом связан с дискредитацией традиционных партий в общественном мнении. В представлении французов правые (справедливо или нет) тесно связаны с презумпцией коррумпированности из-за возникших скандалов. Если слово противоречит делу, это ведет к дискредитации. Правые едва ли могли чего-то требовать, когда некоторых из их лидеров обвинили в финансовых нарушениях.

Что касается правительственных левых, они рассорились с традиционным электоратом. Их обвинили в предательстве после того, как они установили во Франции неолиберальную систему подобно другим европейским странам. То есть, они стали социал-либералами. Граница между правыми и левыми была стерта из-за прагматизма, который подталкивал западные демократии к технократическому управлению населением в рамках европейской логики жесткой экономии.

В результате у нас возник настоящий политический кризис, то есть кризис веры в слово: руководство не делает того, что говорит, и не говорит того, что делает. В этом и была сила Макрона. Он повторял: «Я делаю то, что говорю». Наверное, люди от такого отвыкли.

- Не становится ли дело Беналлы в такой ситуации символом президентского обмана, демонстрируя иллюзорность его обещаний прозрачности?

- Дело Беналлы стало огромной трещиной в стратегии главы государства. Проблему создает не только сам Беналла, хотя его проникновение на вершину госслужбы отражает недостатки макроновской системы: гибридизация госслужбы и частного сектора создает странную путаницу. Беналла — человек, который добился всего сам, однако грубая ошибка подорвала все его достижения. Как бы то ни было, эта проблема отражает пределы макроновской теологии: нельзя просто так примирить полагающуюся на авторитет государственную власть и свойственную для бизнеса практику. Иначе говоря, наступил момент истины для системы верований и практик власти.

Сможем ли мы признать, что король голый, и оставить эту пустоту, которая является неотъемлемой частью демократии, ее силой и слабостью? Получится ли у нас продумать другую модель власти, которая выполняет свои обещания, способна примирить экономику и социальную справедливость, свободу и равенство? Именно в этом сейчас заключается политический вызов. Фактор риска в условиях болезни наших либеральных демократий — это популизм в его разных ипостасях, нелиберальная система Виктора Орбана, под которую подвел теорию Фарид Закария (Fareed Zakaria).

Разочарование при виде рассеявшегося миража может подвести народы к тому, чтобы искать авторитарные фигуры. К такому выводу меня подталкивает и опыт работы психоаналитиком. Нагота отца прикрывается мантией деспотизма.

Мы живем в период рассеивания миражей и как никогда готовы сказать, что король голый. Как бы то ни было, этот шаг еще никогда не вызывал такую тревогу. Признать пустоту стало тем сложнее, что мы порвали с традициями и больше не знаем, на что ориентироваться. Несоответствия между прошлым, настоящим и будущим стало главным вызовом современности. Как идти в будущее, интегрируя настоящее, если у нас нет связи с прошлым, настоящим историческим прошлым, а не его чучелом или мумией? Наше общество забыло, что традиция может стать залогом свободы, когда история объединяет, а не разделяет. Место классических гуманитарных наук, о которых почти забыл Жан-Мишель Бланке (Jean-Michel Blanquer), дает народу его символическую силу и эффективность. Макрон знает это и говорит об этом, однако его политика противоречит словам.

- В практическом плане у президента остается еще четыре года у власти. Как можно добиться успеха в условиях такого образа наготы и растущего недоверия к нему?

— Я не могу предсказать, как все будет происходить. Важно помнить, что Макрон не одинок, и что у него есть технические средства (цифровые, технократические, финансовые, медийные), чтобы контролировать общественное мнение.

Его будущее отчасти также зависит от перспектив подъема экономики. Если значительная часть вашей риторики опирается на занятость, нужно, чтобы дела в экономике быстро пошли в гору. Кроме того, необходимо, чтобы в экономике больше создавалось рабочих мест, чем упразднялось, насчет чего уверенности пока нет. Его сила сегодня во многом опирается на слабость оппозиции. Ему нужно найти выход для стремления людей к демократии, которое сейчас слепо пытается нащупать путь между Харибдой нацеленного на прибыль неолиберализма и Сциллой антилиберализма, «орбанизации» Европы. Я думаю, что для этого необходимо реабилитировать слово, которое издавна лежит в основе наших демократий. Именно слово позволило ЮАР обрести гражданский мир, примириться с собой. Именно этого нам не хватает, чтобы вернуть веру в демократию. Цифровое управление может вылиться в настоящий кошмар, если не сопровождается словом. Я верю в силу слова. Я рассматриваю его как основу формирования и существования общего мира. Цифровые технологи не представляют угрозы для демократии, если, конечно, не заменят слово в мире, где мы все объединены, но одиноки, подключены к одной сети, но не связаны никакими отношениями. При этом они могут способствовать демократии, если создают условия для конкретных, материальных и искренних встреч. В противном случае политика как таковая исчезнет.

- Вы говорите о наготе власти. Можно ли сказать, что она сейчас голая, как никогда, под воздействием экономики и цифровых технологий?

— Безусловно. В нашу эпоху политика сдает позиции по отношению к рынку. Сейчас уже не политика управляет, а рынок регулирует, о чем говорил Заек и мечтали физиократы. Глобализация лишь усилила это явление, способствуя десакрализации мира и разочарованию в нем. В результате подъем экономического и технического рационализма создал условия для мракобесия и экстремизма. Превращение нации в «стартап», а префектов — в «государственных предпринимателей», как того хочет Эммануэль Макрон, может лишь обострить нужду в духовности, которую предрекал Андре Мальро (André Malraux). Если, конечно, цифровые технологии не станут новым богом современности, который покорит социальные сети. Тем не менее, как говорил Жорж Бернанос (Georges Bernanos), «опасность заключается вовсе не в машинах, потому что тогда нам нужно было бы силой уничтожить их подобно иконоборцам, которые сжигали образы, с гордостью утверждая, что тем самым рушат верования. Опасность не в росте числа машин, а в беспрестанном увеличении числа людей, которые с детства желают лишь того, что могут дать им машины».

- Вы, судя по всему, считаете нелиберальную демократию риском, на который народы готовы пойти из отчаяния. Но разве демократия обязательно должна быть либеральной?

— Думаю, нашим демократиям нужно нащупать равновесие между равенством и свободой, особенно учитывая, что свобода уже не та, что была во времена Просвещения, и переплетена с экономизмом. Единственный способ примирить два понятия — это братство. Такова мысль Бергсона, который считает братство основой демократии, поскольку оно представляет собой республиканскую ценность, которая примиряет двух «враждующих сестер»: свободу и равенство. Как мне кажется, мы оказались на перекрестке истории: люди нуждаются в справедливости, а не в благотворительности, которая, по Жоресу, тоже представляет собой форму социального угнетения. Как этого добиться? Эммануэль Макрон стал заложником свойственного Сен-Симону взгляда на историю и политику. Для него общество сводится к производственной среде, социальный прогресс является продолжением технического, а социальная справедливость представляет собой следствие экономических достижений. Глобализация же доказала, что все совершенно не так, и что диктатуры прекрасно приспосабливаются к финансовой системе рыночной экономики. Эммануэль Макрон стал апостолом предпринимательской теологии, которая уже продемонстрировала свою ограниченность по всему миру. Это теология новой элиты, которая оторвана от демократии и народа. Она культивирует массовый нарциссизм, что, вероятно, связано с отрывом демократии от самой себя.

*Ролан Гори (Roland Gori), психоаналитик, профессор клинической психопатологии Университета Экс-Марсель.

Франция > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ. Медицина > inosmi.ru, 3 октября 2018 > № 2746182 Ролан Гори


Казахстан. Япония > Медицина. Электроэнергетика > dknews.kz, 2 октября 2018 > № 2749586 Джун Хатазава

Джун Хатазава: Казахстан может многое внести в развитие мировой ядерной медицины

Профессор. Нейрорадиолог. Президент сообщества ядерной медицины в Японии и странах Океании. Глыба медицинской науки. Так коротко говорят профессионалы о докторе Хатазава. Скромный, небольшого роста, улыбчивый - таким воспринимают его собеседники.

Человек, чье имя широко известно в мировых кругах ядерной медицины, на этой неделе приехал в Казахстан с мастер-классом. Для профессора это первый визит в страну и Президентскую клинику, а также первая возможность вместе со специалистами Центра ядерной медицины Больницы укрепить взаимоотношения между странами, которые на собственном опыте знают, какова сила атома. Впрочем, мировая наука доказывает - эта сила способна не только уничтожать, а спасать.

Как с помощью ядерной медицины лечат рак на уровне клеток и болезнь Паркинсона в самом ее зачатке, почему Казахстану важно развивать эту отрасль науки и каковы ее перспективы в будущем - доктор Джун Хатазава рассказал в интервью.

Вы впервые не только в нашей стране, но и в Центральной Азии. Как вы оказались в Астане?

- Я приехал в Казахстан по приглашению докторов Центра ядерной медицины Больницы. В прошлом году я имел возможность познакомиться с ними во время их визита в Японию, в Йокохаму. До этого времени у меня не было ни одного друга во всей Центральной Азии, а теперь есть. Я здесь, чтобы поделиться опытом японской медицины в ранней диагностике таких заболеваний, как болезнь Альцгеймера, болезнь Паркинсона, эпилепсия и, конечно же, рак.

Возьмем, например, эпилепсию. Мы внутривенно вводим радиофармпрепарат и замеряем скорость кровотока в головном мозге. Область накопления введенного вещества, которую мы видим в результате на снимке, и есть очаг эпилепсии. В 90 процентах случаев приступы лечат медикаментами, оставшиеся 10 процентов пациентов нуждаются в хирургическом вмешательстве. Наше исследование показывает, где находится очаг эпилепсии, после чего нейрохирурги могут приступать к операции. Без этого метода доктора не смогли бы удалить очаг.

Вот на этих снимках видна ранняя стадия развития болезни Паркинсона. Этого пациента можно еще вылечить с помощью лекарств. В отличие от МРТ, который показывает структурное строение головного мозга, технология ядерной медицины - позитронно эмиссионный томограф (ПЭТ) - способен увидеть функциональные изменения в нем.

А на этих снимках пациент с раком предстательной железы. Черные точки по всему телу - это метастазы рака. Без лечения такой пациент проживет около трех месяцев. Мы же внутривенно вводим препарат с радиоизотопом и трейсером, который доставляет радиоизотоп конкретно к раковой клетке. Энергия таких изотопов убивает больные клетки. Такой метод прицельной, локальной терапии на сегодняшний день является новым в мировой медицине. Она способна уничтожать метастазы рака, которые распространяются по всему организму. До этого такого лечения не было.

Как сегодня вы себе представляете будущее ядерной медицины?

- Эта наука позволяет использовать атомную энергию в самых мирных целях - для диагностики болезней и их лечения. В прошлом ядерный потенциал использовался только как оружие, потом появились атомные реакторы, которые стали генерировать энергию для электричества. А теперь эта же атомная энергия помогает врачам заботиться о здоровье пациентов по всему миру. Впервые ядерная медицина появилась в клиниках США и Европы, потом подтянулись Япония, Китай и Южная Корея. Сегодня все больше стран по всему миру заинтересованы в том, чтобы внедрять новые технологии и развивать эту область науки. Ее будущее, я уверен, носит мирный характер.

Вы рассказали нам, что радиоизотоп способен уничтожать клетку рака, а как ее можно для начала опознать?

- Это происходит довольно просто. Раковые клетки усиленно потребляют глюкозу - она им помогает расти и делиться. Если определить содержание глюкозы в нашем теле, то можно увидеть раковые клетки. Конечно, наш организм в целом нуждается в этом веществе: в первую очередь, глюкозу потребляют мозг и сердце. Но если мы заметим интенсивное поглощение глюкозы, помимо сердца и мозга, вероятнее всего, это первый звонок о наличии раковых клеток.

Посмотрите на этот снимок. Мы ввели глюкозу в организм пациента: большая концентрация в мозге и в сердце, а вот эти маленькие точки - раковые клетки. Это невозможно увидеть на КТ и МРТ: для такой диагностики необходима технология ядерной медицины - ПЭТ.

Вы впервые приехали в Казахстан и впервые наблюдаете работу сотрудников Центра ядерной медицины в нашей стране и в Больнице. Как вы оцениваете уровень развития этой отрасли медицины у нас?

- Важный компонент в нашей науке - наличие оборудования - ПЭТ и его использование. Вторая важная деталь - это постоянные коммуникации сотрудников ядерной медицины с докторами из других отраслей - неврологами, кардиологами. Накануне, когда я только прибыл в Больницу, я выступил с небольшой презентацией. Меня очень порадовало, что пришло немало докторов-неврологов, которые работали, участвовали в дискуссии вместе с физиками Центра ядерной медицины. Это очень хороший показатель.

И третий момент заключается в качестве проводимых исследований. Здешние доктора и физики уже имеют довольно большой опыт и знания, взятые из мировой практики. Всех этих навыков достаточно, чтобы начать делать собственные исследования и вносить вклад в мировую науку. Это очень важно.

Какие рекомендации вы обычно даете докторам и ученым для успешного развития ядерной медицины?

- Я много езжу по миру с лекциями. Недавно я посетил несколько арабских стран - там очень высок процент болеющих меланомой (раком кожи). Таких показателей вы, например, не встретите в Японии или в странах Юго-Восточной Азии, так как эта болезнь в основном свойственна странам, расположенным внутри континента. В Казахстане, как мне известно, уровень пациентов с меланомой тоже немаленький. Специалисты в Японии не имеют большого опыта в лечении этого заболевания, а в вашей стране есть, и это ни в коем случае нельзя упускать науке - ведь вы как специалист из этой местности можете поделиться своим большим опытом и рассказать о конкретных случаях. Эта коммуникация должна существовать постоянно, таким образом развивается вся наука. Об этом я говорю своим коллегам.

Но все-таки ядерная медицина - не только передовая сфера медицинской науки: она требует немало усилий. Есть ли у нашей страны потенциал?

Исторически сложилось, что в Казахстане находится одна из сильнейших школ ядерной физики и накопился немалый опыт. Основа ядерной медицины - это радиоизотопы. Их производство необходимо для существования и развития ядерной медицины. Но производство и поставка этих веществ в мире сейчас очень нестабильна и очень высока в цене. Мне известно, что в вашей стране также есть план строительства собственного ядерного реактора, а ядерная медицина - как раз один из главных бенефициаров такого проекта не только внутри страны, а в глобальном масштабе. И Казахстан, на мой взгляд, является важным кандидатом в развитии мировой ядерной медицины. В этом и заключается одна из целей моего визита - поиск стабильных и прогрессивных партнеров, которые смогут производить и поставлять радиоизотопы на мировой рынок ядерной медицины. На сегодняшний день в мире имеются ядерные реакторы, но их технологии уже устаревают и через некоторое время им придется либо модернизироваться, либо закрыться.

Конечно, на этот счет, может быть, будет много разговоров: Япония, например, также имеет довольно печальную историю, связанную с ядерной наукой. Но люди в нашей стране понимают, какие возможности она открывает для человечества, для медицины, для прогресса. Вот эту мысль я пытаюсь донести каждый раз: мирный атом необходим для развития, лечения и выздоровления людей.

Так получается, что ваш визит в Больницу имеет значение не только для Президентской клиники: этот мастер-класс может стать первым шагом в дальнейшем сотрудничестве медицинских школ Казахстана и Японии?

- Я уже упоминал, что до прошлогодней встречи со специалистами Центра ядерной медицины Президентской клиники я очень мало знал о Казахстане, о развитии этой сферы медицины в вашей стране. Но с тех пор изменилось многое, и мой визит в Астану, надеюсь, укрепит нашу дружбу и сотрудничество. Например, мы уже договорились организовать программу обмена специалистами ядерной медицины Японии и Казахстана на постоянной основе.

Казахстан. Япония > Медицина. Электроэнергетика > dknews.kz, 2 октября 2018 > № 2749586 Джун Хатазава


Казахстан > Медицина > camonitor.com, 2 октября 2018 > № 2748947 Бахыт Туменова

Как казахстанская медицина оказалась загнанной в угол?

Экспертный опрос на тему «Если бы я был министром здравоохранения…», который мы проводили на прошлой неделе, весьма удачно совпал по времени с презентацией в парламенте нового законопроекта, касающегося развития отечественной медицины. Нашими спикерами было озвучено много дельных рекомендаций министерству, но всех их объединяло одно – необходимость повышения авторитета профессии врача, без чего любая реформа будет лишена смысла. О том, можно ли вернуть доверие населения к системе здравоохранения и как это сделать, мы беседуем с президентом общественного фонда «Аман-Саулык» Бахыт Туменовой.

- Бахыт Ниязбековна, почему наше общество скептически относится к реформам в данной сфере?

- Сложилась парадоксальная ситуация. С одной стороны, граждане возлагают большие надежды на то, что отечественная система здравоохранения изменится к лучшему, но, с другой, продолжают относиться к ней с недоверием. Слово «реформа» они воспринимают не иначе как ругательное, считая, что каждые новые перемены будут хуже предыдущих. И это неудивительно, если учесть, что мы вот уже более четверти века «внедряем медицинское страхование», «боремся с коррупцией», разбрасываемся декларативными обещаниями.

Что мы сегодня имеем? Инертность медицинского сообщества, патернализм и низкую степень ответственности самого населения за свое здоровье. Но все «шишки» адресованы только Минздраву, хотя в одиночку справиться с таким грузом проблем не в состоянии ни одно ведомство. Тут нужны совместные усилия государства и общества.

Мы хотим достичь хороших показателей только за счет усилий медицинских работников, забывая при этом о других экономических факторах. Но возможны ли высокое качество медицины и здоровая нация в условиях, когда у нас такие низкие прожиточный минимум и зарплаты бюджетников, в том числе медиков, когда люди по уши в кредитах, которые не в состоянии оплачивать, когда национальная валюта обесценивается и растет инфляция?

Проблема еще в том, что многие инициативы министерства сталкиваются с непониманием со стороны не только граждан, но и самого медицинского сообщества. Не хватает информированности населения и его участия в этом процессе. Считаю, что здесь министерству пора бы уже в полной мере использовать потенциал неправительственных организаций...

По сути, система оказания медицинских услуг оказалась заложницей всех начатых и незаконченных в стране реформ. В то же время именно на нее экстраполируется все недовольство граждан…

- Но ведь еще лет 20 назад ситуация с медициной в стране была лучше. Почему произошел спад?

- К началу «нулевых» годов мы стали приходить в себя после тяжелых первых лет независимости, пошли в рост нефтяные доходы, началась эра строительства, покупок дорогостоящего оборудования (на котором подчас некому было работать, а потому оно простаивало) на фоне всеобщей веры в то, что деньгопад будет вечным. Причем инвестиции шли не в первичную сеть, не на подъем семейной медицины ПМСП, а в основном на развитие стационарной службы.

Потом грянул кризис, затем другой... Насколько мне известно, в настоящее время затраты на медицину не дотягивают даже до 3-х процентов от ВВП. Хотя согласно рекомендациям ВОЗ, расходы на здравоохранение должны составлять как минимум 4 процента от ВВП, а в идеале – 8-10 процентов.

К тому же мы брали на себя высокие обязательства при отсутствии соответствующей базы и ресурсов. Например, поставили цель снизить показатели младенческой и материнской смертности: оснастили роддома соответствующим оборудованием, в том числе кувезами, приняли критерий ВОЗ, согласно которому младенцев, рожденных весом от 500 граммов, стали регистрировать как живорожденных (раньше «порог» был вдвое выше). Однако при этом размеры пособий на поддержку материнства и детства оставляли желать лучшего. Никуда не делась проблема подростковой беременности и абортов. Обвиняют в этом, разумеется, врачей, хотя ответственность за просвещение и воспитательную работу с молодежью должно нести все общество.

В последствиях того же самолечения, которым излишне увлекаются наши граждане, тоже виноваты всегда врачи, хотя к ним многие пациенты приходят уже с запущенными случаями. Люди ведь сначала предпочитают советоваться с аптечными работниками, на интернет-форумах или просто верят красивой рекламе... Я бы последнюю вообще запретила! Безудержная реклама лекарств в сети и на телевидении, как мы видим, ни к чему хорошему не приводит… Фармкомпании должны иметь право заниматься ею и доказывать эффективность своих препаратов в первую очередь медработникам, но не простым обывателям.

Или вот, к примеру, в развитых странах доля людей с инвалидностью достигает 10 процентов, а у нас – всего 3-4 процента. С чем это связано? На мой взгляд, с тем, что стандарты, по которым принимаются соответствующие решения, несовершенны. Врачи подтверждают инвалидность, а комиссии по медико-социальной экспертизе, находящиеся в структуре Минтруда и соцзащиты, их решения отвергают. Из-за таких расхождений, естественно, страдает престиж врача и в целом падает доверие к медицине.

Ну и, наконец, проблема коррупции. Считается, что медицина – одна из самых подверженных ей сфер. Но нельзя забывать, что мздоимство процветает там, где слабое гражданское общество. Не секрет, что пациенты (конечно, из-за страха за свое здоровье) часто сами предлагают деньги врачам, но не несут за это никакой ответственности. А должны отвечать обе стороны!

- Что можно сделать уже сегодня, чтобы облегчить жизнь врачей?

- Мне кажется, мы вконец загнали нашего врача. Он всем должен, но сам при этом абсолютно не защищен. Недавно в США провели исследование, которое выявило, что чаще всего на самоубийство идут именно медики и учителя. У нас, конечно, таких замеров никто не проводил, но я уверена, что в Казахстане похожая ситуация, если не хуже. То, что лучшие специалисты массово уходят из отрасли – прямое тому доказательство. Налицо психоэмоциональное выгорание. Я никогда не поверю, что врачу бывает безразлично, когда умирает его пациент…

Произошла врачебная ошибка? Нужно тщательно разбираться в каждом отдельном случае с участием опытных врачей, профессоров. Разбор должен быть честным, дотошным. И не с целью уничтожить врача, а с целью выявить причины ошибки. И делать это должны врачебные сообщества, а не акиматовские или медицинские чиновники, не имеющие за плечами соответствующей практики. Может быть, после таких разборов возникнет необходимость внести коррективы в стандарты лечения и диагностики или возобновить практику наставничества, когда молодого врача первые годы ведет более опытный коллега. Нельзя забывать, что сегодня насчитывается более 14 тысяч заболеваний, и каждое из них у разных людей может проявляться по-разному.

- Системе здравоохранения явно требуется перезагрузка. Что это может быть?

- Решением многих проблем может стать усиленное развитие первичной медико-санитарной помощи (ПМСП). Это то, чем сейчас активно занимается команда министра Елжана Биртанова. И это очень правильно! Алма-Атинская декларация ВОЗ по ПМСП, важность которой признал весь мир, была принята 40 лет назад, а мы только сейчас стали говорить о необходимости двигаться в этом направлении.

Чтобы читателю была понятна суть данной реформы, объясню просто. ПМСП - это как небольшие мини-маркеты у дома, в которых мы ежедневно приобретаем самые необходимые товары: хлеб, молоко, сахар. А крупные консультативно-диагностические центры - как гипермаркеты, к услугам которых мы прибегаем гораздо реже... Вывод напрашивается сам собой: в приоритете должна быть ПМСП. Только тогда, когда в стране четко и качественно заработает «первичка», начнет снижаться потребность в стационарном лечении. Последнее должно развиваться параллельно, а не в ущерб ПМСП.

Обеспечить гражданам легкий доступ к первичной медицинской помощи (прививки, осмотры, диагностика и лечение несложных заболеваний и т.д.) можно путем расширения количества учреждений ПМСП и повышения их доступности. Их должно быть столько, чтобы каждый человек мог спокойно дойти до них пешком за 10-15 минут. Убеждена, что если мы правильно реализуем намеченную реформу, то совершим серьезный разворот в сторону профилактической помощи. А она является самой главной.

В целом, на мой взгляд, в стране разработана достаточно неплохая концепция развития ПМСП. Но чтобы ее полноценно реализовать, потребуется время. Понятно, что министр хочет поскорее претворить в жизнь намеченные инициативы. Однако, как я всегда говорю, торопиться нужно не спеша.

Напоследок хочу пожелать всем здоровья и благополучия!

Автор: Сауле Исабаева

Казахстан > Медицина > camonitor.com, 2 октября 2018 > № 2748947 Бахыт Туменова


Казахстан > Медицина. СМИ, ИТ > kursiv.kz, 2 октября 2018 > № 2746124

Минздрав: К 2020 году все казахстанцы получат электронные паспорта

Также Минздрав надеется запустить систему регулирования цен на лекарства с 2019 года

Жанболат Мамышев

10 млн казахстанцев уже получили электронные паспорта здоровья, к 2020 году 100% населения Республики будут иметь электронный паспорт здоровья, заявил министр здравоохранения Елжан Биртанов.

Министр отметил, что в целях повышения прозрачности системы здравоохранения в рамках цифровизации запланирован ряд мер. «Это запуск в промышленную эксплуатацию единой платформы интероперабельности, интеграция всех информационных систем, безбумажное ведение медицинской документации в отрасли с 1 января 2019 года, синхронизация локальных электронных паспортов здоровья с национальным», - сказал Биртанов.

По мнению ведомства, реализация этих мер позволит обеспечить полный доступ к объективным данным о здоровье каждого гражданина независимо от того, куда обратился человек. В свою очередь это улучшит качество и удобство получения медицинской помощи. А наличие электронных данных, по мнению главы Минздрава, уменьшит хождение в медкомиссии за получением справок о состоянии здоровья.

«Разработан и планируется запуск системы регулирования цен на все лекарства с 2019 года и внедрение пилотной системы отслеживания лекарств. В 2020 году будет обеспечен полный переход на электронный отпуск рецептурных препаратов через информационную систему лекарственного обеспечения», - сказал Биртанов.

Казахстан > Медицина. СМИ, ИТ > kursiv.kz, 2 октября 2018 > № 2746124


Россия > Медицина > ria.ru, 1 октября 2018 > № 2773350 Евгений Хмелевский

Главный внештатный радиолог Минздрава РФ, руководитель отдела лучевой терапии МНИОИ имени Герцена — филиала ФГБУ "НМИЦ радиологии" Минздрава РФ профессор Евгений Хмелевский в интервью РИА Новости рассказал о последних достижениях в лечении онкологии с помощью лучевой терапии, о том, когда чаще всего сегодня выявляется рак, и почему за отказ от прохождения медосмотра нужно лишать медицинской страховки. Беседовала Людмила Белоножко.

— Евгений Витальевич, насколько успешно сегодня лечится рак с помощью лучевой терапии?

— Современные методы лучевой терапии позволяют добиваться эффекта даже в сложнейших ситуациях, например, при метастатическом поражении скелета в более чем 90% случаев. При этом мы можем получать полный эффект более чем у 60-70% больных. Полный эффект означает, что в зоне воздействия у нас никогда больше не возникнет никакая неприятная ситуация, связанная с опухолевым ростом.

При тяжелейшей ситуации — метастатических поражениях головного мозга современная лучевая терапия тоже нередко позволяет получать очень стойкие многолетние эффекты благодаря как новым знаниям в области онкологии и радиобиологии, так и развитию радиотерапевтической техники. И этот прогресс особенно ощутим в течение последнего десятилетия, когда массово стали производиться аппараты, позволяющие подводить очень высокие дозы к очагам поражения без заметных рисков повреждения здоровых тканей. А это и является одной из основных задач при проведении лучевой терапии. Эти же методы мы сегодня используем при так называемой радикальной лучевой терапии, когда она является тем самым единственным методом, позволяющим полностью подавить рост какого-либо злокачественного новообразования.

Кстати, крайне редко сегодня лучевая терапия выступает в качестве самостоятельного метода, почти всегда это комбинация с хирургическим лечением, с теми или иными вариантами лекарственной терапии — химиотерапией, гормональной или таргетной терапией. Множество вариантов лечения самых разнообразных опухолей — это именно комплексное лечение.

Есть ситуации, когда лучевая терапия выступает и в качестве единственного метода, причем нередко речь идет о доброкачественных процессах. Доброкачественных по форме, но не по сути. Например, если доброкачественная опухоль расположена на каком-нибудь из нервных стволиков, вызывает массу неприятных ощущений и пусть медленно, но растет, а хирургическое лечение при этом невозможно. Единственный способ, позволяющий полностью излечить человека в такой ситуации — это современная лучевая терапия.

— А какие методы сегодня доступны в современной лучевой терапии?

— К примеру, методы так называемого стереотаксического облучения, когда очень высокие уровни очаговых доз можно подводить к очень маленьким, например, несколько десятков кубических миллиметров или несколько кубических сантиметров с очень высокой точностью. А точность эта сегодня измеряется миллиметрами, иногда даже десятыми миллиметра, и именно это позволяет нам рассчитывать на то, что соседние здоровые структуры останутся абсолютно целыми.

— То есть луч направляется точно на опухоль и не задевает здоровые ткани?

— Оптимальный вариант — когда мы, во-первых, точно знаем, где расположена опухоль, и, во-вторых, какая это опухоль — тогда, соответственно, можем действительно эффективно воздействовать только на опухолевые ткани.

Лучевая терапия — это целый набор важнейших составляющих, в том числе физико-дозиметрическое планирование, когда точный расчет поглощенных доз позволяет провести облучение, минимально повреждая соседние здоровые ткани и максимально нагружая опухолевые ткани. Эффективное физико-дозиметрическое планирование — это сегодня обязательное условие качественной реализации лучевой терапии. Но не только: предлучевая подготовка включает в себя точную диагностику и топометрию опухоли — оценку взаимоотношния этой опухоли с соседними окружающими тканями. Все это также позволяет спланировать эту лучевую терапию максимально точно.

Следующий этап — реализация этой самой программы, когда тот план, который наши коллеги-физики рассчитали, мы воплощаем в жизнь с помощью конкретной установки — сегодня чаще — с помощью медицинских ускорителей электронов. Это тоже очень сложный процесс, требующий большого внимания и контроля. Постоянный контроль за поведением сеансов лучевой терапии сегодня является непременным условием качественной реализации сложных методик лучевого лечения.

— В каждой ситуации индивидуальный подход?

— Абсолютно точно. Каждая программа индивидуальна. Строится только с учетом особенностей конкретного пациента. У нас есть, конечно, методики, которые очень похожи одна на другую, но тем не менее все детали, касающиеся конкретного человека, обязательно учитываются — анатомические, биологические особенности и, естественно, особенности течения его заболевания. Это и есть наша основная работа — учесть индивидуальные особенности в каждом конкретном случае.

— Какие еще методы лечения лучевой терапии сегодня распространены?

— Еще один вариант — системная лучевая терапия. Как правило, говоря о лучевой терапии, мы почти всегда подразумеваем локальные методы воздействия. Однако мы можем вводить изотопы системно — непосредственно в организм: либо практически в чистом виде, как, например, радиоактивный йод при раке щитовидной железы, либо как составную часть комплексных препаратов. Обычно эти препараты, являясь таргетными, то есть нацеленными на определенную мишень, позволяют доставить изотоп непосредственно в зоны опухолевого роста, создавая очень высокую дозу ионизирующего излучения в участках накопления. Такие методы сегодня очень активно развиваются, и они очень перспективны с точки зрения их использования в онкологии.

Вообще, лучевая терапия развивается по нескольким направлениям: в первую очередь это, конечно, совершенствование радиотерапевтической техники, второе — это радиобиология, наше представление о том, как и где работает тот или иной вид ионизирующих излучений, ну и в конце концов это гораздо более глубокое понимание биологии опухолевого роста, более глубокое понимание того, что такое инвазия, что такое метастазирование, как эти процессы протекают, когда ждать бед от этих процессов и, наконец, когда необходимо вмешиваться, а когда за ними можно просто наблюдать.

— А сегодня и такое бывает?

— Мы действительно сегодня при целом ряде онкологических ситуаций можем себе позволить активное наблюдение. Например, при раке предстательной железы. В ряде случаев мы знаем, что этот процесс не перейдет в клинически значимую стадию даже через много лет, потому что биологические особенности опухоли очень различные. Есть опухоли, которые, с одной стороны, очень медленно растут, неплохо контролируются самим организмом и, соответственно, не требуют никаких дополнительных вмешательств. Нам остается выделить эти состояния среди прочих и сформировать индивидуальный прогноз, опираясь на данные каждого конкретного человека.

Иногда мы можем посчитать, что побочные эффекты, связанные с лечением, имеют гораздо больше негативных последствий, чем результаты роста опухоли. И мы вполне можем, даже при растущей опухоли, а уж что говорить про опухоли, которые практически не развиваются, а иногда и подвергаются саморегрессии, отказаться от активных действий. Онкологические заболевания очень многообразны. К сожалению, по большей части мы сталкиваемся с ситуациями, когда опухоли прогрессируют, но и здесь очень важно выделить те случаи, когда нам следует проявить здоровый консерватизм, активно не вмешиваясь в этот процесс, и обеспечить больному комфортное существование с помощью обычной симптоматической терапии без лишних побочных эффектов, связанных с противоопухолевым лечением.

— На какой стадии чаще всего встречается рак сегодня?

— На любой. Начиная от начальных форм, от предраковых процессов, которые иногда тоже лечатся с помощью лучевой терапии, и заканчивая последними стадиями.

Мне не очень нравится определение "некурабельный" пациент, которое иногда используют. Нет некурабельных пациентов. Да, не всегда возможно применение противоопухолевой терапии, но это не значит, что нет возможности для использования методов вспомогательной терапии. Вот и лучевую терапию не всегда можно и нужно применять. Но она показана примерно 50% онкологических больных как при ранних, так и при запущенных процессах.

— В каком возрасте на сегодняшний день чаще всего выявляется рак?

— Вообще, для разных опухолевых заболеваний он разный. Но и при одних и тех же опухолях в отдельных странах он отличается из-за не одинаковой средней продолжительности жизни. Там, где средняя продолжительность жизни приближается к 80 годам, средний возраст выявления рака приходится на возраст 60-65 лет. Однако у мужчин и у женщин эта ситуация отличается. Средний возраст женщин при выявлении рака молочной железы — около 55 лет, мужчины страдают раком предстательной железы или раком легкого — их средний возраст 60-65 лет.

Чем старше становится наше население, чем дольше оно живет, тем большим будет средний возраст онкологических пациентов. Будет расти продолжительность жизни, будет увеличиваться и количество онкологических заболеваний. Пока тенденция именно такова.

— В лучевой терапии большое значение играет оборудование. Производится ли оно у нас в стране?

— К сожалению, в течение последних 25-30 лет качественное оборудование для лучевой терапии у нас в стране не производится. Но я начинал работать в те времена, когда ускорители для лучевой терапии делались в России, и хорошие ускорители делались.

По ряду объективных и субъективных причин производство такого рода медицинской техники у нас прекратилось, но, к счастью, прекратилось не полностью. Я могу привести пример в том числе из области радиотерапии, когда на хорошем уровне изготавливается оборудование, например, для протонной лучевой терапии. В том числе под руководством члена-корреспондента РАН В. Е. Балакина создан прекрасный ускорительный комплекс для протонной лучевой терапии, который успешно используют сейчас наши коллеги в медицинском радиологическом научном центре в Обнинске. Такие комплексы — это заметный вклад в будущее нашей лучевой терапии.

Сегодня целая группа специалистов очень высокого уровня под руководством академика В. П. Смирнова готовится к серийному производству современного отечественного медицинского ускорителя электронов. Надеюсь, этот ускорительный комплекс сможет очень серьезно помочь в обеспечении массовости высококачественной лучевой терапии в стране. Да, мы можем сегодня проводить лучевую терапию на очень высоком уровне, а в отдельных учреждениях и на уникальном уровне, но важнейший признак действительно высокоразвитой онкорадиологии и онкологии в целом — массовость. И мы должны добиться того, чтобы качественный уровень характеризовал работу практически любого онкологического учреждения. Для этого нам действительно нужно очень много оборудования высокого класса. Надежда на то, что удастся обеспечить страну подобным, в том числе отечественным оборудованием, сегодня есть.

— В какие сроки это может произойти?

— К концу 2019 года первый образец такого ускорителя должен быть готов, и если не случится ничего экстраординарного, то к концу 2021-началу 2022 года можно будет говорить об успешности или не успешности создания нового отечественного ускорителя.

— Чем он отличается от тех, что производят за рубежом?

— Там есть элементы, которые, без сомнения, в лучшую сторону отличают этот ускоритель, в том числе от зарубежных аналогов. У нас блестящая школа физиков, инженеров, это и позволяет внедрять собственные разработки в создание такой техники.

— А где производится?

— Этот опытный образец создается в структуре Росатома — на базе НИИТФА, при непосредственном участии МГУ, МИФИ и других известных организаций.

— В лечении рака Россия отстает от Запада?

— Если мы говорим вообще о возможности использования в России каких-либо методик, в том числе уникальных, то почти нет. Если мы говорим о возможности массового использования очень многих методов, то да, отстаем. У нас не всегда хватает современного радиотерапевтического оборудования. Вернее, у нас редко когда в достатке современное радиотерапевтическое оборудование. Но тем не менее уникальные образцы этого оборудования у нас в стране есть.

У нас нет сейчас комплекса для ионной лучевой терапии и пока еще в стадии разработки оборудование для нейтронзахватной лучевой терапии, но нигде в мире эти технологии пока не стали стандартом. Поэтому не могу считать, что каких-то полностью отработанных уникальных технологий, за исключением, может быть, отдельных вариантов протонотерапии и таргетной радионуклидной терапии, мы сегодня лишены. Но вот в массовости мы отличаемся не в лучшую сторону: у нас есть диспансеры, которые оснащены крайне бедно.

При этом у нас есть хорошо оснащенные диспансеры, и это далеко не всегда московские клиники. В целом ситуация в стране достаточно пестрая. Но я не могу сказать, как раньше, что мы отстали на 20, на 30 лет. Сейчас этого нет. Еще лет 8-10 назад, когда формировалась программа переоснащения лучевой терапии, это отставание было гораздо более заметным. Но в то время правительство предприняло очень серьезные усилия для переоснащения радиотерапевтической службы. Эти усилия даром не пропали, хотя, к сожалению, это переоснащение полным не было. Но тем не менее есть диспансеры, которые сегодня успешно работают только благодаря реализации этой программы.

— А в каких регионах наиболее сложная ситуация с лечением онкологии?

— В среднем по стране потребность в лучевой терапии реализуется примерно на 60 с небольшим процентов. Это не значит, что везде в мире этот показатель намного выше. На самом деле в очень многих развитых странах этот процент колеблется между 70-80%, так что мы отстаем в этом смысле, но не катастрофически. Но вот в гораздо большей степени мы отстаем по качеству массово используемых технологий. Высококачественные технологии облучения, реализуемые только на современных аппаратах, мы сегодня можем использовать далеко не во всех регионах.

— Планируется ли строительство крупных онкологических центров в России в ближайшее время?

— Планируется. Большой центр планируется в Калининграде, необходим гораздо более современный диспансер в Калмыкии. Собираются серьезно модернизировать онкологический центр в Саратове, где и так, в общем, неплохо онкологическая служба функционирует, но тем не менее в таких крупных и серьезных регионах России нужно иметь действительно многофункциональные онкологические центры в том числе с развитой службой лучевой терапии.

Регионам, как правило, необходимо самим определяться с возможностями реализации таких проектов. Далеко не всегда федеральные органы должны полностью обеспечивать этот процесс. С другой стороны, федеральные центры могут активнее помогать регионам с более реалистичной оценкой потребностей региона в лучевой терапии, с определением будущих возможных потоков пациентов, с выбором технологий, которые завтра будут наиболее востребованы. Все это позволяет формировать оптимальные конфигурации таких центров — и онкологических, и радиотерапевтических.

— Есть ли кадровый дефицит радиотерапевтов на сегодняшний день?

— Большого дефицита радиотерапевтов у нас в стране нет. У нас есть большой дефицит так называемых радиоционных технологов — среднего медицинского персонала, который принимает самое непосредственное участие в реализации лучевой терапии. А количество радиотерапевтов у нас близко к оптимальному и не очень сильно отличается от развитых европейских стран.

— Какие меры профилактики рака должен знать каждый?

— Первое то, что сегодня мы называем здоровым образом жизни. Никуда не деться от банальностей и никуда не деться от рекомендации не курить, употреблять алкоголь в очень умеренных дозах, не злоупотребляя этим. Не злоупотреблять жирной и некачестванной пищей, в том числе фаст-фудами. Заниматься спортом, давать организму физические нагрузки, тренировать свой мозг с возрастом, заставляя его работать, это бывает очень важно. Это способствует сохранению хорошего эмоционального статуса, соответственно, может уберечь нас, по крайней мере, от целого ряда негативных процессов в том числе опухолевых.

Обязательны профилактические осмотры. Восстановление этой практики на государственном уровне — непременное условие раннего выявления многих новообразований. В последующем, может быть, стоит подумать в числе прочего и о более жестких мерах в отношении людей, которые не соблюдают режимы наблюдения, подвергая свой организм опасности более позднего выявления заболеваний. Среди таких мер может рассматриваться, например, полное или частичное лишение медицинской страховки. Мы не были бы новаторами в этом смысле. В целом ряде стран существуют подобные механизмы, заставляющие человека внимательнее относиться к собственному здоровью. Я не хочу сейчас сказать, что эти мероприятия всегда будут обеспечивать спокойствие, но тем не менее никому пока не удалось оспорить правило: рано выявленный опухолевый процесс лечится лучше.

Людмила Белоножко.

Россия > Медицина > ria.ru, 1 октября 2018 > № 2773350 Евгений Хмелевский


Финляндия. Весь мир > Медицина. Образование, наука > yle.fi, 1 октября 2018 > № 2749234

Финляндия лидирует в рейтинге человеческого капитала, составленном престижным медицинским журналом «The Lancet». В рамках исследования сравнивали развитие человеческого капитала в странах мира с 1996 по 2016 год. Финляндия занимала первое место как в самом начале исследования, так и спустя двадцать лет.

В 1996 году в пятерку стран с самым высоким уровнем человеческого капитала вошли Финляндия, Исландия, Дания, Канада и Голландия. В 2016 в лидирующей пятерке оказались Финляндия, Исландия, Дания, Голландия и Тайвань. На последнем месте в позапрошлом году стояли Нигер и Южный Судан.

Измерение человеческого капитала включает в себя несколько показателей: уровень образованности населения, различные навыки и умения и состояние здоровья жителей страны. Согласно Всемирному банку, рост экономики напрямую связан с уровнем человеческого капитала в стране.

Финляндия. Весь мир > Медицина. Образование, наука > yle.fi, 1 октября 2018 > № 2749234


Финляндия. Нидерланды > Медицина. Химпром. СМИ, ИТ > yle.fi, 30 сентября 2018 > № 2749723

Салоны оптики ждут большие перемены, поскольку в скором времени линзы можно будет распечатывать на 3D-принтере.

Процесс производства линзы заключается в том, что принтер распыляет капли пластика слоями и закрепляет их с помощью ультрафиолета. Такой способ сокращает не только время изготовления линз, но и объем необходимого материала.

Первые подобные принтеры уже были выпущены в Нидерландах, а в университете Восточной Финляндии взялись усовершенствовать голландскую технику.

– По сравнению с традиционными линзами эти можно изготавливать заметно быстрее. Если раньше счет шел на недели, то сейчас – на часы. Во-вторых, мы сможем делать намного более сложные линзы, даже такие, которые раньше не могли производить, – говорит профессор института фотоники университета Восточной Финляндии Юрки Сааринен.

Финляндия. Нидерланды > Медицина. Химпром. СМИ, ИТ > yle.fi, 30 сентября 2018 > № 2749723


Финляндия > Армия, полиция. Медицина > yle.fi, 30 сентября 2018 > № 2749722

Ежегодно государственное казначейство выплачивает солдатам-срочникам компенсации за полученные в ходе службы травмы на общую сумму более чем в семь миллионов евро.

Заявлений от солдат поступает порядка тысячи в год. Из казны компенсируются только такие травмы, которые и после окончания срока службы требуют лечения или приводят к нетрудоспособности. Как правило, такими травмами являются различные вывыхи и растяжения.

Оборонительные силы Финляндии, однако, стремятся по мере возможности полностью исключить возможность получения солдатами-срочниками травм.

Финляндия > Армия, полиция. Медицина > yle.fi, 30 сентября 2018 > № 2749722


Китай > Медицина > russian.china.org.cn, 29 сентября 2018 > № 2746793

По состоянию на конец июня текущего года, в Китае насчитывалось 820 756 человек, живущих с ВИЧ/СПИДом. Об этом стало известно на проходящей в провинции Юньнань /Юго-Западный Китай/ национальной конференции по вопросам ВИЧ/СПИДа.

Пятая всекитайская конференция по вопросам ВИЧ/СПИДа проходит в Куньмине с четверга по субботу. В ней принимают участие более 3 тыс. представителей из Китая и других стран, собравшиеся обсудить новые вызовы и тенденции, которые связаны с предотвращением и контролем ВИЧ/СПИДа.

Представитель Государственного комитета по делам здравоохранения Ван Бинь сказал, что по состоянию на конец прошлого года, около 80,4 процента пациентов с ВИЧ/СПИДом прошли противовирусное лечение.

Согласно статистике комитета, к концу июня от вируса, с момента его обнаружения, умерли всего 253 031 человек, однако, число случаев ВИЧ-инфицирования в результате переливания крови сократилось до нуля.

Китай создал первоначальную сеть для предупреждения и тестирования на ВИЧ/СПИД, которая охватывает как городские, так и сельские районы, заявил на конференции Ван Бинь.

Согласно данным, озвученным на прошлогодней конференции в Гуанчжоу, по состоянию на июнь 2017 г., в Китае проживали 720 тыс. человек с ВИЧ/СПИДом.

Китай > Медицина > russian.china.org.cn, 29 сентября 2018 > № 2746793


Германия > Медицина > rg-rb.de, 28 сентября 2018 > № 2742127

Организм как склад запчастей

Примерно треть жителей Германии имеет удостоверение донора органов. Правительство планирует заметно увеличить эту цифру, внося серьёзные изменения в практику донорства, что сделает потенциальным донором каждого, кто этому не возразил.

Министр здравоохранения ФРГ Йенс Шпан (Jens Spahn) утверждает, что свыше 80 процентов немцев не против того, чтобы стать донором органов, при этом официальным удостоверением донора располагают только 36 процентов жителей страны (это данные опроса, проведённого по заказу Федерального центра просвещения в области вопросов здоровья (Bundeszentrale für gesundheitliche Aufklärung, BZgA) в текущем году). При этом медицинская статистика за прошлый год говорит, что количество случаев донорства органов в нашей стране достигло минимального показателя: в 2017 году в Германии были пожертвованы 2594 органа, а число доноров снизилось до 797 человек. Это значительно меньше, чем в Польше, Швейцарии, Австрии, Франции, США, Испании.

Пять лет назад Федеральная врачебная палата (Bundesärztekammer) выявила серьёзные нарушения в ряде немецких центров по трансплантации печени, носившие систематический характер: нарушения касались распределения донорских органов. Контролёры проверили 1200 историй болезни, убедившись, что нередко имели место фальсификации: ложная информация из поддельных историй болезни заносилась в европейский банк данных органов для трансплантации Eurotransplant, в результате чего определённые пациенты продвигались вперёд в очереди за донорскими органами. Манипуляции произошли в университетских клиниках Гёттингена, Лейпцига, Мюнхена и Мюнстера, где и проводились пересадки внутренних органов. Судебные процессы широко освещались, социологические исследования показывали, что потенциальные доноры весьма скептически относятся к трансплантаторам и совсем не уверены, что пожертвованные органы достанутся наиболее остро нуждающимся в пересадке.

В результате разразившегося в своё время скандала готовность немцев становиться донорами за последние пять лет стала совсем низкой, только с 2017 по 2018 годы наметился относительный рост. Немецкое законодательство в плане донорства заметно отличается от других европейских стран. С 2012 года каждый житель ФРГ, имеющий медицинскую страховку, по достижении 16-летнего возраста самостоятельно решает вопрос, хочет ли он стать донором органов. Выразившие готовность получают специальный документ – удостоверение донора, но согласие может быть оформлено и в виде документа свободной форме. При этом, если при жизни человек не высказался против, то после смерти близкие родственники могут дать согласие на трансплантацию его органов – но такой запрос не происходит автоматически. В Великобритании, Греции, Дании, Литве, Румынии и Швейцарии запрос родственникам, если при жизни человек не оставил распоряжений, поступает в любом случае. В Бельгии, Литве, Норвегии, Финляндии, Эстонии родственники умершего могут возразить против донорства органов. В 16 государствах Европы (Австрия, Болгария, Венгрия, Ирландия, Италия, Испания, Кипр, Латвия, Лихтенштейн, Люксембург, Польша, Португалия, Словакия, Словения, Франция, Чехия) донором органов становится каждый, кто при жизни однозначно не заявил о том, что выступает против трансплантации, и не был внесён в соответствующий регистр отказников. Дальше других пошли Нидерланды: здесь с начала 2018 года действует правило, согласно которому каждый совершеннолетний является потенциальным донором органов.

Йенс Шпан предлагает Германии пойти путём большинства европейских стран, сделав по умолчанию потенциальным донором органом каждого, кто не выразил однозначное несогласие при жизни – или же оно не поступило от близких родственников после смерти. Донорских органов в Германии, как и готовности стать донором, стабильно недостаёт, медики называют ситуацию драматической: ежегодно около тысячи человек умирают, не дождавшись операции, хотя трансплантация органов, вероятно, могла бы спасти этих больных. Нередко отчаявшиеся пациенты пытаются найти доноров органов за рубежом, что часто происходит нелегально и почти всегда связано с риском для здоровья пациента.

Подготовка соответствующего законопроекта в министерстве здравоохранения пока не ведётся: по словам Шпана, Минздрав хочет прислушаться к общественной дискуссии. Она оказалась довольно эмоциональной, в ходе дебатов выяснилось, что у идеи донорства по умолчанию немало противников. Многих беспокоит морально-этическая сторона вопроса, против выступает церковь, никуда не делся скепсис тех, кто не уверен, что донорская печень или почка не попадут в руки мошенников. Три четверти участников опроса BZgA в своё время заявили, что основной побудительный мотив донора – альтруизм. А по принуждению со стороны государства альтруизма уже не бывает.

Максим Смирнов

Германия > Медицина > rg-rb.de, 28 сентября 2018 > № 2742127


Германия > Госбюджет, налоги, цены. Медицина > rg-rb.de, 28 сентября 2018 > № 2742124

Болезни от работы

За последние девять лет число рабочих дней, пропущенных трудящимися Федеративной Республики по болезни, увеличилось на 60 процентов.

В связи с заболеваниями наёмных работников и госслужащих немецкая экономика теряет миллиарды евро. Продолжительность нетрудоспособности сотрудников из-за болезней за девять лет – с 2008 по 2016 годы, статистики за 2017 пока нет – увеличилась на 60 процентов: число рабочих дней, пропущенных трудящимися в связи с временной нетрудоспособностью, в 2016 году достигло почти 560 миллионов. Это следует из ответа федерального правительства на парламентский запрос депутатов «Левой» партии. По правительственным оценкам вызванный больничными ущерб, нанесённый экономике Германии, вырос за тот же период ещё больше – на 75 процентов, составив в 2016 году 75 миллиардов евро. Эта цифра не учитывает рост цен: с учётом инфляции экономический ущерб из-за болезней работников вырос за последние 20 лет на 30 процентов, указывают эксперты министерства здравоохранения. Медицинские страховые кассы также отмечали стабильный рост числа трудодней, пропущенных по больничному листу – однако только до 2015 года включительно, в последующие годы рост приостановился.

Стала ли Германия чаще и дольше болеть? К примеру, весной текущего года в ФРГ был зафиксирован самый высокий за последнее десятилетие уровень заболеваемости гриппом. Но рост длительности и частоты больничных – не исключительно негативный статистический показатель. Правительственные эксперты в этой связи напоминают о стабильном и масштабном росте занятости с 2008 года: когда число трудящихся в стране заметно увеличивается, естественным образом растёт и количество заболевших и оформленных врачами больничных. Кроме того, длительность нетрудоспособности серьёзно зависит от возраста. Среди работающих жителей Германии непропорционально сильно выросла доля занятых на пятом, шестом и седьмом десятке, а в среднем у сотрудника в солидном возрасте больничный длится вдвое дольше, чем у того, кому нет сорока. При этом данные Минздрава вызывают особую озабоченность из-за непропорционально высокого роста психических заболеваний, которыми страдает работающая Германия: продолжительность больничных листов, оформленных психологами, психиатрами и психотерапевтами, за девять лет возросла на 125 процентов.

Несмотря на «всегерманский» рост продолжительности больничных листов, нельзя не отметить, что обратиться к врачу и пропустить при необходимости рабочие дни – роскошь, которую позволяют себе в основном сотрудники с бессрочными трудовыми договорами. Работающие по ограниченному сроками контракту, а также нанятые через фирмы по сдаче в аренду персоналу гораздо реже позволяют себе брать больничный. Специалисты Института исследований рынка труда и квалификаций при Университете Дуйсбурга-Эссена (Institut Arbeit und Qualifikation der Universität Duisburg-Essen), сравнив статистику медицинских страховых касс, отмечают, что в среднем в течение 2016 года брали больничный около 50 процентов работников с бессрочным договором и только 4,5% временных контрактников и 5 процентов нашедших занятость через фирму-посредника.

Значит ли это, что постоянные работники в большинстве случаев симулируют свои недомогания? Отчасти, конечно, да, бывает, что симулируют, но не в таких масштабах. Основная причина в другом: чем менее гарантировано рабочее место – тем выше готовность наёмного работника трудиться будучи больным и, вероятно, тем самым вредить здоровью – своему и окружающих.

Максим Смирнов

Германия > Госбюджет, налоги, цены. Медицина > rg-rb.de, 28 сентября 2018 > № 2742124


Россия > Агропром. Медицина > mirnov.ru, 27 сентября 2018 > № 2744910

РОССИЯН ТРАВЯТ НЕКАЧЕСТВЕННЫМИ ПРОДУКТАМИ

Из года в год население потребляет все более некачественные продукты, заявил на днях первый заместитель председателя Комиссии по безопасности ОП РФ Владимир Винницкий.

Он сослался на статистику Росстата, согласно которой смертность от болезней органов пищеварения выросла с 1991 года в два с лишним раза: ежегодно от «болячек», вызванных некачественным питанием, умирают 63 человека на 100 тыс. населения.

БЫЛО ГЛАДКО НА БУМАГЕ…

Причем хуже всего ситуация в Дальневосточном федеральном округе. А вот на Кавказе, где население не ест колбасу из магазина, предпочитая домашнюю баранину, минимальное число заболевших.

Всего официально зарегистрированы 4,9 млн россиян с болезнями органов пищеварения, еще 2 млн страдают нарушением обмена веществ, что врачи также связывают с некачественным питанием. «Среди онкологических заболеваний на первых местах рак кишечника и желудка», - говорит Владимир Винницкий.

Что же не так с российскими продуктами питания? Роспотребнадзор уверяет, что они, эти продукты, становятся с каждым годом все лучше и лучше. Так, по сравнению с тем же СССР количество микробов в продаваемых продуктах снизилось в два раза.

Однако экспертов по питанию этот факт не радует. Скорее удручает - просто вместо молока теперь пальмовое масло, а вместо мяса искусственный белок. Плюс переизбыток антибиотиков и консервантов. И какой микроб захочет жить в такой химии?!

Согласно данным, приведенным в Общественной палате, у четверти продуктов состав на этикетке не соответствует действительности. Больше всего лукавят производители колбасы: заявленные ингредиенты не являются правдой на 65-80%.

Около 40% продуктов изготовлены с использованием возвращенной из торговых сетей непроданной просрочки, большая часть сыра и творога изготовлена с нарушением технологий. «Вместо 60 суток созревания сыр зреет два дня. Для этого в него кладут специальные добавки», - комментирует Винницкий.

По его словам, штрафы для производителей за ложную информацию о составе продукта на этикетке составляют до 500 тыс. рублей:

«Однако на практике царствует лозунг «Хватит кошмарить бизнес!». Ежегодно сокращается количество проверок по линии Роспотребнадзора. Если в 2016 году было 250 тысяч проверок производителей питания, то в 2017-м - менее 150 тысяч».

В Европе и США отношение к производителям продуктов питания менее либеральное. Там действуют обязательные стандарты наподобие наших ГОСТов. У нас же производитель сам волен решать, придерживаться ему требований ГОСТа или делать продукт по ТУ.

«В США и ЕС, например, шоколад не может содержать менее 10% тертого какао и более 5% эквивалента масла какао. В России таких конкретных требований к продуктам нет», - комментирует представитель Роскачества Елена Варлахина.

Более того, отечественным производителям не запрещается наносить на упаковку значок ГОСТа, даже если сам продукт изготовлен вовсе не по ГОСТу.

ТАМОЖЕННЫЙ СОЮЗ ПОРТИТ КАЧЕСТВО

По словам председателя общественного совета при Россельхознадзоре Елены Цветковой, ситуация с качеством продуктов заметно ухудшилась в 2010 году в связи с введением законодательства Таможенного союза.

«Произошла либерализация законодательства, - рассказывает Елена Цветкова. - До 2010 года сложно было начать производство продуктов питания: надо было найти площадку, получить на нее санитарно-эпидемиологическое заключение, оформить нормативную документацию на производство, затем санитарно-эпидемиологическое заключение на продукцию, сертификат и так далее, причем контролирующие органы выезжали на производство. Теперь схему упростили.

Допустим, я решила делать пельмени. Мне достаточно послать уведомление в Роспотребнадзор, что я, госпожа Цветкова, начала производить пельмени по такому-то адресу. И все! Дальше я несу свои пельмени в любую лабораторию, получаю результаты испытаний и регистрирую по интернету декларацию.

Никто в помещение для производства пельменей к госпоже Цветковой не заходит, и я могу в любом подвале, в любой дыре без воды делать эти пельмени, и ко мне три года никто не заходит!»

Тревожная ситуация сложилась и на границе между странами - членами Таможенного союза.

«Продукцию никто не контролирует, к нам везут продукты с химией, нам надо возвращаться к старому законодательству», - считает Елена Цветкова.

Представитель санитарной службы Россельхознадзора Алексей Алексеенко и вовсе назвал ситуацию с продуктами в стране «пищевым терроризмом»: «А потом мы удивляемся, почему у человека через пять лет отказывают печень или почки».

Наибольшую угрозу, по его словам, представляют ксенобиотики: «В отличие от антибиотиков, они вообще никак не контролируются, вызывая у людей изменение обмена веществ».

По словам эксперта, над продуктами сегодня «утрачен полноценный контроль». Отечественный производитель, воспользовавшись отсутствием иностранных конкурентов, либо делает «из дерьма конфетку», либо продает «дерьмо» в чистом виде.

Причем даже оштрафовать производителя на те самые 500 тыс. рублей не так-то просто - зачастую производителями оказываются «фирмы-призраки»: «Адресов, которые указаны на продуктах на полках в магазине, порой просто не существует. В лучшем случае это уход от налогов, в худшем - речь идет о фальсификации продукции», - говорит Алексеенко.

На продуктовом рынке гуляют поддельные сертификаты, практикуется подмена партий пищевой продукции. «Везут стройматериалы по железной дороге или фурами, а на самом деле там зараженное мясо из районов с африканской чумой свиней, где-то зафиксирована вспышка... Система контроля должна быть выстроена заново с учетом тех ошибок, которые были сделаны», - считает эксперт.

Аделаида Сигида

Россия > Агропром. Медицина > mirnov.ru, 27 сентября 2018 > № 2744910


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Медицина > premier.gov.ru, 27 сентября 2018 > № 2743631 Татьяна Голикова

Брифинг Татьяны Голиковой по завершении заседания Правительства

Т.Голикова : Сегодня Правительство Российской Федерации одобрило Основные направления деятельности Правительства до 2024 года.

Основные направления деятельности Правительства нацелены на исполнение национальных целей, которые обозначены в майском указе Президента 2018 года. Фактически под исполнение каждой национальной цели обозначены конкретные мероприятия.

Национальные цели будут реализовываться посредством национальных проектов, паспорта которых практически все одобрены на президиуме Совета по стратегическому развитию и национальным проектам. Дальнейшая работа в этом направлении начиная с 1 октября этого года будет осуществляться по рассмотрению федеральных проектов, которые включают в себя мероприятия, обеспечивающие и реализацию национальных проектов, и реализацию национальных приоритетов.

Кроме того, согласно сегодняшнему решению Правительства в суточный срок Основные направления деятельности Правительства будут доработаны с учётом замечаний, которые были высказаны в ходе обсуждения. К 1 октября фактически они обретут силу закона – для Правительства, безусловно.

Далее в срок до 15 ноября сего года заместители Председателя Правительства, ответственные за реализацию соответствующих национальных целей, вместе с курирующими ведомствами, которые определены ответственными за соответствующие национальные цели деятельности, подготовят планы, по которым будет осуществляться мониторинг достижения национальных целей и подведение итогов, а также определяться целесообразность корректировки или отработки дополнительных материалов, обеспечивающих достижение национальных целей.

Что касается социального блока Правительства, то Основные направления деятельности Правительства представлены достаточно широким спектром мероприятий. Мы отвечаем за четыре национальные цели, среди которых обеспечение устойчивого естественного роста численности населения Российской Федерации, повышение ожидаемой продолжительности жизни до 2024 года до 78 лет, до 2030 года – до 80 лет. Это две цели. Далее речь идёт о росте реальных доходов населения, снижении бедности в два раза – это тоже две цели. В рамках повышения реальных доходов населения предполагается также повышение пенсий выше уровня инфляции.

Мы реализуем отдельные мероприятия для достижения национальной цели по ускорению технологического развития Российской Федерации, увеличению количества организаций, осуществляющих технологические инновации.

Несколько слов о каждой из национальных целей – в добавление к тому, о чём во вступительном слове сказал Дмитрий Анатольевич.

Первое. Сегодня мы наблюдаем (мы об этом неоднократно говорили) существенное снижение рождаемости в результате демографического спада, который связан с последствиями Великой Отечественной войны. Мы в 2016 и 2017 годах имели уровень рождаемости, то есть число родившихся, 1,9 миллиона и 1,7 миллиона человек соответственно.

За семь месяцев текущего года (данные за восемь месяцев будут в ближайшие дни) количество родившихся составляет 928,9 тысячи человек. И к сожалению, пока за январь – июль мы имеем естественную убыль населения, то есть рождаемость ниже смертности. Хотя с точки зрения показателей смертности мы не ухудшили показатели, которые складывались по 2016 году.

Существенное влияние на первый показатель, то есть естественный прирост населения, оказывает как раз рост рождаемости и снижение смертности. На сегодняшний день мы закладываем прогноз по увеличению к 2024 году суммарного коэффициента рождаемости со сложившегося в 2017 году 1,62 (это количество детей, приходящихся на одну женщину) до 1,74.

Это очень серьёзная задача. Она будет обеспечиваться всем комплексом мероприятий, которые связаны с поддержкой демографии. Это все виды пособий на первого ребёнка, второго ребёнка (материнский капитал имеется в виду), на третьего и последующих детей – когда речь идёт о софинансировании обязательств субъектов в этой части.

Кроме того, предполагается, что в 2021 году будет обеспечена стопроцентная доступность дошкольного образования для детей в возрасте до трёх лет. В том числе за счёт создания свыше 250 тыс. ясельных мест и организации 1,9 тыс. дошкольных групп.

В выступлении Дмитрия Анатольевича было также отмечено, что будут снижены ставки по ипотечным кредитам до 6% для семей при рождении второго ребёнка и последующих детей.

Вся совокупность финансовых мер, которые заложены в одном из федеральных проектов национального проекта «Демография», позволит обеспечить мерами поддержки почти полтора миллиона российских семей.

Что касается снижения смертности, то здесь ставятся достаточно серьёзные задачи, для того чтобы обеспечить естественный прирост. Показатели национального проекта «Здоровье», которые нацелены на это, предполагают, что смертность будет снижена на 12,1%, то есть речь идёт о снижении более чем на 200 тысяч смертей.

Какими реальными мероприятиями это будет достигаться? На сегодняшний день речь идёт о профилактике, для чего планируется дальнейшее развитие центров здоровья и кабинетов медицинской профилактики. Предполагается, что за шесть лет консультации получат более 33 миллионов наших граждан. Профилактические осмотры пройдут более 100 миллионов наших граждан.

Кроме того, как было отмечено в выступлении Дмитрия Анатольевича (я ещё раз хочу акцентировать на этом внимание), развитие инфраструктуры будет обеспечено по основным социально значимым заболеваниям, которые дают основной вклад в смертность, – это сердечно-сосудистые и онкологические заболевания. Будет переоснащено 600 региональных и первичных сосудистых отделений, и практически во всех субъектах Российской Федерации появится сеть центров онкологической помощи.

Кроме того, будет продолжен начатый в 2018 году проект по строительству детских больниц.

Реализуется задача, обозначенная в указе Президента, по доступности оказания медицинской помощи в сельских населённых пунктах. Предполагается замена и создание 1560 ФАПов и врачебных амбулаторий и приобретение 1300 врачебных мобильных комплексов.

Важно также отметить, что частично ситуация, которая складывается с доступностью медицинской помощи, продиктована нехваткой квалифицированных специалистов в сельских населённых пунктах и малых городах. Поэтому законом о бюджете Фонда обязательного медицинского страхования предполагается привлечь в эти населённые пункты порядка 27 тысяч врачей и 133 тысяч специалистов среднего медицинского персонала.

Министерством здравоохранения совместно с высшими учебными заведениями медицинской направленности разработаны планы по выпуску таких специалистов, и сейчас в рамках изменения законодательства об обязательном медицинском страховании предполагается отработка совместно с регионами страны механизмов привлечения и закрепления врачей и среднего медицинского персонала в сельских населённых пунктах и в малых городах.

Ещё один федеральный проект я упомяну применительно к демографии – это проект «Современная школа», который у нас является составляющей проекта «Образование», тем не менее влияет на демографическую ситуацию в стране. Речь идёт о внедрении здоровьесберегающих технологий в образовательный процесс. Предусмотрено развитие инфраструктуры образовательных организаций, повышение доступности образования в сельской местности, что создаёт предпосылки для снижения оттока из сельских населённых пунктов и возможности получения образования по месту рождения и жительства.

Существенный вклад в продолжительность жизни будет вносить такой федеральный проект национального проекта «Демография», как «Старшее поколение». Дело в том, что мы начиная с 1 января 2019 года пытаемся осуществлять эту работу на принципиально новом подходе. Речь идёт о разработке программы активного долголетия на тех базовых принципах, которые сегодня продекларированы и приняты Всемирной организацией здравоохранения. Это долговременный уход, долгосрочная помощь для граждан пожилого возраста. Мы намерены провести мероприятия, связанные с согласованием действий системы здравоохранения и системы социального обслуживания по выявлению на основе стопроцентного охвата диспансерным наблюдением этой категории граждан, постановке на учёт, оказанию геронтологической помощи и, безусловно, развитию на новом уровне, но в привычном для нас понимании домов престарелых. Сейчас мы будем разрабатывать новую концепцию учреждений социального обслуживания для граждан пожилого возраста, которые будут давать возможность не только постоянного пребывания, но и временного, и дневного пребывания, а также оказания профилактической и врачебной помощи этим гражданам.

Что касается обеспечения устойчивого реального дохода граждан, роста пенсионного обеспечения выше уровня инфляции как ещё одной национальной цели, здесь мы базируемся на ключевой роли роста экономики. В прогнозе социально-экономического развития (он одобрен одновременно с бюджетом и будет направлен в ближайшее время в Государственную Думу) предполагаются темпы роста экономики более 3%, которые, естественно, будут оказывать положительное влияние на решение задачи устойчивого роста реальных доходов населения.

Кроме того, все составляющие, которые связаны с обеспечением реальных доходов, получают финансовую поддержку не только в трёхлетнем бюджете, который в обозримом будущем будет рассматриваться, но и в шестилетней перспективе, поскольку это одобрено в рамках прогноза социально-экономического развития.

О чём идёт речь? Речь идёт о повышении минимального размера оплаты труда. Об этом мы уже говорили. Ежегодно минимальный размер будет повышаться и будет эквивалентен прожиточному минимуму трудоспособного гражданина, установленному по II кварталу года, предшествующего новому финансовому. Для 2019 года это 11 280 рублей. Кроме того, мы обеспечиваем темпы роста фонда оплаты труда для наших бюджетников темпами роста фонда заработной платы, которые закладываются в прогноз социально-экономического развития, для того чтобы сохранить тенденции и уровни, которые сложились во всех отраслях бюджетной сферы, подпадающих под майский указ (597-й) Президента Российской Федерации 2012 года.

Будет обеспечена индексация заработной платы работников, не подпадающих под указ. Она будет осуществлена по уровню инфляции начиная с 1 октября каждого года на протяжении всего прогнозируемого периода.

Кроме того, будет обеспечена индексация всех социальных пособий по уровню фактической инфляции.

Что касается пенсий, мы уже неоднократно говорили, что в течение первых шести лет с 1 января каждого года будет осуществляться индексация выше уровня инфляции, эквивалентная среднегодовому увеличению пенсии на тысячу рублей, с 12-тысячным среднегодовым доходом. Безусловно, для каждого гражданина эта цифра будет разной – в зависимости от уровня заработка и стажа, который он имел, когда трудился.

Соответственно, к 2024 году среднегодовой размер страховой пенсии неработающих граждан должен составить чуть больше 20 тыс. рублей. И далее, после 2024 года, индексация также будет осуществляться, но двумя этапами: с 1 февраля – по фактической инфляции предыдущего года, с 1 апреля – по темпам роста средней заработной платы, но не выше доходов Пенсионного фонда. В любом случае наши расчёты показывают, что, исходя из оценок инфляции и прогноза социально-экономического развития, мы будем иметь индексацию пенсий выше уровня инфляции.

Следующая тема – наверное, одна из самых сложных, и это национальная цель – снижение в два раза уровня бедности в Российской Федерации. Безусловно, этому будут способствовать условия и мероприятия, о которых я сказала выше, по росту реальных доходов населения. Мы будем мониторить ситуацию. Сейчас мы видим, что меры, которые у нас есть, пока не дают нам возможности обеспечить снижение в два раза. Поэтому мы в настоящее время работаем с экспертным сообществом как по проекту «Демография», так и по необходимости выполнения показателя снижения бедности в два раза. И предполагаем, что в 2019 году и по проекту «Демография», и по национальной цели снижения бедности выйдем с дополнительными мерами по поддержке наших граждан.

Почему я увязываю это с проектом «Демография»? Потому что ключевое значение для влияния на показатель бедности имеет состояние семей, которые на сегодняшний день имеют детей. Их поддержка является наиболее чувствительной для показателя снижения бедности.

Что касается участия нашего блока в национальной цели по ускорению технологического развития Российской Федерации.

Здесь мы обеспечиваем реализацию мероприятий, связанных с национальным проектом «Наука», который получает такой статус впервые с 1 января 2019 года. К 2024 году, согласно указу Президента, Российская Федерация должна войти в число пяти ведущих стран мира, осуществляющих научные исследования и разработки в областях, определяемых приоритетами научно-технологического развития. Если коротко, мы предполагаем, что за этот период будет создано 15 научно-образовательных центров на базе научных организаций и организаций высшего образования в кооперации с организациями реального сектора экономики.

Кроме того, будет создано 14 центров компетенций Национальной технологической инициативы и обеспечена деятельность не менее 16 научных центров мирового уровня. Кроме того, мы должны обеспечить – это очень сложная задача – темп роста внутренних затрат на исследования и разработки выше темпов роста ВВП. Мы все понимаем, что такой рост невозможно обеспечить исключительно государственными ресурсами, средствами федерального бюджета, а, напомню, наука – это исключительно федеральные полномочия. Поэтому предполагается в рамках национального проекта «Наука» организовать работу таким образом, чтобы вовлечь наше предпринимательское сообщество, наши крупные акционерные общества с государственным участием, государственные корпорации к научным разработкам в секторах, которые являются приоритетами научно-технологического развития.

Кроме того, будет обновлена на 50% приборная база ведущих научных организаций, организаций, выполняющих исследования и разработки, и сформирована передовая инфраструктура исследований и разработок.

Наконец, ещё один блок – это сфера образования. К 2024 году предполагается, что во всех школах – по данным Росстата, на сегодняшний день их более 41 тыс. – будет проведена оценка качества общего образования на основе практики международных исследований. Это делается для того, чтобы реализовать показатель, который обозначен указом Президента: попадание в десятку стран по качеству общего образования.

Мы к такой работе на сегодняшний день готовимся и надеемся, что она будет реализована и цели достигнуты. Мероприятия, которые мы закладываем в рамках национального проекта «Образование», позволяют нам на это рассчитывать.

О чём идёт речь? Предполагается строительство новых школ, реконструкция старых. Будет создано не менее 100 тыс. новых ученических мест. Будет обеспечен стабильный и быстрый интернет. И в субъектах Российской Федерации не менее 500 тысяч детей будут заниматься по программам с применением современных цифровых технологий.

Кроме того, предполагается усилить переподготовку школьных учителей. Более половины из них будут охвачены национальной системой подготовки и повышения квалификации.

Получит дальнейшее развитие дополнительное образование детей. Мы предполагаем, что будет создано 245 детских технопарков «Кванториум», 340 мобильных технопарков для детей, проживающих в сельской местности и малых городах. На базе этих структур смогут заниматься порядка 2 миллионов детей.

К 2024 году 80% детей в возрасте от 5 до 18 лет будут охвачены дополнительным образованием. Не менее 900 тысяч учеников 6–11-х классов примут участие в проекте ранней профориентации «Билет в будущее».

В регионах предполагается создать сеть центров выявления и поддержки развития талантов с системами отбора, аналогичными тем, которые сегодня используются в образовательном центре «Сириус».

Мы также планируем создать более 100 центров опережающей профессиональной подготовки и 5 тыс. мастерских, оснащённых современным оборудованием по стандартам WorldSkills.

В завершение, уважаемые коллеги, я хотела сказать: всё, что я вам сейчас назвала, и более широкий спектр мероприятий, которые сейчас готовятся, по направлениям, которые я обозначила, полностью обеспечены финансовыми ресурсами в федеральном бюджете. И в настоящее время ведётся системная работа с регионами, чтобы мероприятия, которые их касаются, а это в основном три национальных проекта – «Демография», «Образование» и «Здравоохранение», – были предусмотрены также в бюджетах регионов и чтобы в их региональных паспортах был обеспечен выход на стратегические национальные приоритеты, обозначенные указом Президента.

Вопрос: Вы упомянули, что в 2019 году Правительство разработает дополнительные меры по борьбе с бедностью. Вы не могли бы подробнее рассказать, какие варианты вы рассматриваете?

Т.Голикова: Пока не могу. Мы понимаем, в каком направлении нам нужно двигаться, но поскольку это не только социальный блок, но ещё и ряд сфер, которые оказывают влияние на уровень бедности населения в Российской Федерации, то озвучивать сейчас было бы неправильно. Я просто к этому хочу добавить, что косвенно на уровень бедности в нашей стране оказывают влияние все сферы, даже, скажем, развитие сети дорожного строительства, поскольку оно обеспечивает доступность услуг. То же касается жилищно-коммунального хозяйства и городской среды, поскольку это и тарифы, и состояние жилищного фонда, что является определяющим с точки зрения обеспечения жизнедеятельности и комфорта наших граждан. Поэтому сейчас в рамках Основных направлений деятельности Правительства не просто обозначаются мероприятия, но и фиксируются механизмы, посредством которых будет осуществлено достижение национальных целей. Забегая вперёд, скажу, что не только адресной помощью населению это определяется.

Вопрос: Сегодня Алексей Кудрин в Госдуме сказал, что уровень бедности в России остаётся высоким. Ваша оценка такая же – уровень бедности остаётся высоким? Или стабильным?

Т.Голикова: Алексей Кудрин не сказал ничего нового, поскольку речь шла о 2017 годе. Рассматривался вопрос исполнения бюджета 2017 года, безусловно, Алексей Леонидович приводил показатели, которые характеризуют исполнение бюджета 2017 года. Действительно, по 2017 году показатели бедности были достаточно высокими, и ровно поэтому и в послании Президента, и в указе Президента от мая 2018 года снижение бедности в два раза было обозначено как национальная цель страны.

Что касается прошедшего периода, то сейчас мы наблюдаем пусть не такую пока явную, как нам бы хотелось, но положительную тенденцию по снижению числа бедных. Вы знаете, что за первое полугодие текущего года по сравнению с первым полугодием прошлого года снижение составило 1,1 миллиона человек.

Судить по первому полугодию достаточно сложно: первый квартал всегда осуществляет серьёзный вклад в показатель бедности, потому что в первом календарном квартале меньше рабочих дней, чем во всех других. Поэтому показатели, как правило, держатся на очень высоком уровне. Думаю, есть смысл дождаться показателей третьего квартала 2018 года, чтобы каким-то образом оценить складывающиеся тенденции.

Но это снижение – 1,1 миллиона – очевидно, связано с повышением уровня заработных плат, то есть с выполнением задач, обозначенных в Указе №597 от 2012 года: повышение минимального размера оплаты труда дважды, как вы помните, – с 1 января 2018 года и с 1 мая 2018 года. А также с плановыми индексациями и, что немаловажно, с тем вкладом, который осуществляет озвученный Президентом в конце 2017 года пакет демографических мер.

Мы сначала, по результатам пяти месяцев 2018 года, были обеспокоены тем, что граждане неактивно пользуются финансовыми ресурсами, которые мы им предоставляем в рамках поддержки рождения первенца в семье. Но сейчас ситуация, по данным за девять месяцев, серьёзно поменялась. Если мы до этого предполагали, что у нас будет складываться существенная экономия по этим объёмам ассигнований, то сейчас мы это уже не подтверждаем. Это мероприятие становится востребованным, и количество семей, которые получают пособие на первого и, конечно, на второго, третьего ребёнка и последующих детей, неуклонно растёт. И вот эта часть меняет показатели бедности.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Медицина > premier.gov.ru, 27 сентября 2018 > № 2743631 Татьяна Голикова

Полная версия — платный доступ ?


Узбекистан. Канада. Япония > Медицина > podrobno.uz, 26 сентября 2018 > № 2744801

Цены станут дешевле: утверждён список стран, лекарства из которых не будут дополнительно проверять в Узбекистане

Шавкат Мирзиёев своим постановлением утвердил перечень стран и международных организаций, результаты регистрации лекарственных средств которых с 1 ноября 2018 года будут признаваться в республике, сообщил вице-премьер Азиз Абдухакимов.

"Принятие этого решения благоприятно скажется на ценах лекарственных препаратов, теперь в стоимость лекарств и средств медицинского назначения не будут включаться затраты на их сертификацию", – отметил вице-премьер.

Признание будет осуществляться Государственным центром экспертизы и стандартизации лекарственных средств, изделий медицинского назначения и медицинской техники Агентства по развитию фармацевтической отрасли. Решение будет приниматься по результатам изучения документов на лекарства, представленные для признания.

Признание, предусматривает включение результатов государственной регистрации и записи о признании в Государственный реестр и выдачу заявителям, по их желанию, выписки из данного реестра. Результаты признания включаются в виде записи в Государственный реестр сроком на пять лет. По истечении срока первого признания, по заявлению заявителя, результаты признания могут быть включены в Государственный реестр без ограничения срока их действия.

Признанию подлежат:

лекарственные средства;

новые комбинации лекарственных средств, зарегистрированных в Узбекистане;

лекарственные средства, ранее зарегистрированные (признанные) в Узбекистане, но произведенные в других лекарственных формах, дозировках или иным производителем;

лекарственные средства, ранее зарегистрированные (признанные) в Узбекистане в другой упаковке и/или с другой маркировкой.

В перечень стран и организаций вошли:

Австралийский Союз

Королевство Бельгия

Соединённое Королевство Великобритании и Северной Ирландии

Федеративная Республика Германия

Королевство Дания

Государство Израиль

Республика Ирландия

Королевство Испания

Итальянская Республика

Канада

Республика Корея

Королевство Нидерландов

Королевство Норвегия

Республика Словения

Соединенные Штаты Америки

Финляндская Республика

Французская Республика

Швейцарская Конфедерация

Королевство Швеция

Япония

Европейское агентство по лекарственным средствам (EMA)

Узбекистан. Канада. Япония > Медицина > podrobno.uz, 26 сентября 2018 > № 2744801


Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство. Медицина > stroi.mos.ru, 25 сентября 2018 > № 2738515

Шестиэтажный корпус с современными операционными и вертолетной площадкой построят для Научно-исследовательского института скорой помощи им. Н.В. Склифосовского в центре столицы.

Новое здание площадью 12 тыс. кв. метров предназначено для оказания экстренной медицинской помощи. Оно сможет принимать до 200 пациентов в сутки.

Благодаря новому корпусу возможность по приему экстренных больных увеличится более чем в два раза, а общее количество пациентов, получивших лечение в институте, вырастет на 40%, передает портал mos.ru.

Строительство планируется начать в первом квартале 2019 года. Новый корпус возведут за счет городского бюджета. Финансирование предусмотрено в Адресной инвестиционной программе Москвы.

«У нового здания будут разноцветные торцовые стены и фасад из оранжевых, бирюзовых и белых вставок, чередующихся с солнцезащитными алюминиевыми ламелями. Это яркий и современный дизайн, который применяется для новых европейских клиник», – сказал главный архитектор Москвы Сергей Кузнецов.

Он добавил, что на крыше здания расположится вертолетная площадка. Туда смогут приземляться медицинские вертолеты, доставляющие пациентов, которым нужна экстренная помощь.

На первом этаже нового корпуса будет приемное отделение с противошоковым залом и диагностическим комплексом. Работу там организуют по принципу «врач к пациенту»: пациент поступает в определенную зону для постановки диагноза, к нему приходит врач для первичного осмотра, затем узкие специалисты там же проводят анализы и исследования.

На втором этаже расположатся блок диагностических палат и диагностическая лаборатория, комнаты для персонала, санузлы и душевые.

Блок реанимации и интенсивной терапии с палатами и кабинетами врачей сделают на третьем этаже. На четвертом разместят экстренный операционный блок и помещения для хранения медикаментов. На верхних этажах обустроят технические помещения.

«В новом здании Института имени Склифосовского будут сосредоточены все ресурсы для приема пациентов, рентгеновский комплекс, КТ, МРТ, эндоскопический и лабораторные комплексы, блок экстренных операционных, реанимационный блок, диагностическое отделение. Комплекс оснастят ангиографом, высокотехнологичным оборудованием, которое позволит проводить операции по удалению тромбов в случае сосудистых катастроф», – отметил руководитель Департамента здравоохранения Москвы Алексей Хрипун.

Напомним, Научно-исследовательский институт скорой помощи имени Н.В. Склифосовского находится на Большой Сухаревской пл., 3, стр. 1 в Мещанском районе столицы.

Это один из первых в России и крупнейший в столице научно-методический центр, объединяющий работу служб скорой и неотложной помощи.

На территории института находится 13 корпусов. Среди них: ожоговый центр, отделение трансплантации печени, кардиологический блок, хирургическое отделение, отделение трансплантации почки и поджелудочной железы.

В структуре института действуют пять отделений по оказанию неотложной специализированной помощи, семь диагностических отделений, шесть узкоспециализированных профильных отделений, сосудистый центр регионального значения и другие научные и административно-хозяйственные служебные отделы.

НИИ объединяет 40 научных подразделений, в которых работают более 800 докторов. В составе коллектива – 180 кандидатов медицинских наук, 27 профессоров, шесть заслуженных деятелей науки, 68 докторов наук, два члена-корреспондента РАН и два академика РАН.

Институт был основан в 1923 году на базе Шереметевской больницы. С 1929-го носит имя Н.В. Склифосовского.

Именно здесь начали впервые проводить модернизацию приемных отделений. Благодаря работе по принципу «врач к пациенту» время пребывания человека в приемном отделении сократилось до одного часа, амбулаторного – до 49 минут.

По старой схеме среднее время пребывания экстренного пациента в отделении составляло 1 час 20 минут, амбулаторного – 1 час 25 минут.

В Москве действует 31 вертолетная площадка, 21 из которых расположена в Новой Москве. В распоряжении авиамедицинских бригад есть три санитарных вертолета, оснащенных современным медоборудованием для оказания первой помощи и поддержания жизни: аппаратами искусственной вентиляции легких, дефибрилляторами, инкубаторами для транспортировки новорожденных.

Информационная служба портала Стройкомплекса

Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство. Медицина > stroi.mos.ru, 25 сентября 2018 > № 2738515


Россия > Медицина > snob.ru, 24 сентября 2018 > № 2746387 Дилором Камилова

Дилором Камилова: Чем опасен тренд «сначала карьера, потом семья»

Кандидат медицинских наук и акушер-гинеколог — об идеальном возрасте для рождения детей и о том, почему успешное ЭКО пациентки старше 60 — не повод для профессиональной гордости

Сноб. Мы часто слышим истории о том, как люди сознательно решили «пожить для себя» и заняться карьерой, а уже потом рожать детей. Существует ли какой-то «предельный возраст», до которого женщина может забеременеть, или сейчас мы действительно можем стать родителями тогда, когда захотим?

Мы все помолодели социально, но не биологически. Сейчас человек до 45 лет считается молодым, а еще в начале XX века женщина в этом возрасте считалась старой. Однако эволюция организма не может произойти так быстро: функции яичников по-прежнему истощаются в 45 лет.

Мы не можем изменить биологически запрограммированные возможности организма. Вероятность забеременеть и выносить ребенка сокращается уже после 35–38 лет. Причем в женском организме происходят не просто гормональные изменения, а изменения в самих яичниках и тканях, при которых ухудшается генетическое качество яйцеклеток. Так задумано природой: женщина не должна родить и вскоре умереть — в течение долгого времени она должна помогать своему ребенку. Кстати, для мужчин вопрос «Когда мне пора стать отцом?» менее значимый: у них угасание репродуктивных функций начинается после 50–55 лет.

Сноб. Сколько лет было вашей самой возрастной пациентке, которой вы делали ЭКО?

Несколько лет назад у нас родила женщина, которой было 64 года. И честно говоря, я не считаю это поводом для профессиональной гордости: врач должен уметь остановиться. Разумеется, она рожала с донорскими клетками. Есть случаи, когда без донорских яйцеклеток рожают и в 45, и в 47 лет. Но это скорее исключения из правил.

Дело ведь не в том, чтобы выносить. В беременности важно качество половых клеток и эмбриона. Не секрет, что чем старше женщина, тем выше риск рождения детей с хромосомными патологиями. Большая часть хромосомных нарушений летальные — такой эмбрион не выживает. Но часть из них невыраженные: дети рождаются с синдромом Дауна и другими нарушениями, и риски у женщины в возрасте увеличиваются в геометрической прогрессии. Мы часто повторяем нашим пациентам одну и ту же мысль: все надо делать вовремя. И если у женщины в планах отсроченное материнство, то она может заморозить свои яйцеклетки.

Сноб. Как это происходит на практике?

Это означает, что необходимо сделать первую половину процедуры ЭКО — получить яйцеклетки. Проводится стимуляция, у пациентки забирают фолликулярную жидкость из яичников и яйцеклетки криоконсервируют — замораживают в жидком азоте. Они хранятся в клинике и ждут своего часа. Так же и мужчины могут заморозить свой репродуктивный материал. Часто это актуально для тех, кому предстоит пройти химиотерапию, потому что при этом половые клетки очень страдают. Или еще один не зависящий от возраста риск — рак молочной железы и рак шейки матки. Современные методы криоконсервации позволяют сохранить качество материала так, чтобы через десять лет женщина смогла им воспользоваться, когда у нее самой яйцеклеток не останется.

Сноб. Какие еще есть пути у тех, кто не успел завести ребенка, кроме суррогатного материнства, банков спермы и ЭКО?

Инсеминация — когда берется материал мужа, специальным образом обрабатывается, выделяются сперматозоиды, и ими опыляют яйцеклетку.

Есть донорские яйцеклетки — например, женщина во втором браке, они с мужем захотели общих детей, но по возрасту делать это уже поздно. Тогда можно воспользоваться донорскими яйцеклетками молодых здоровых женщин до 35 лет.

Кстати, я часто встречаю женщин, которые прибегают к суррогатному материнству, «потому что не хотят портить фигуру». Но для суррогатного материнства должны быть серьезные показания, например, отсутствие возможности выносить ребенка из-за порока сердца. Это угроза для жизни. Или отсутствие матки — есть такие синдромы, при которых нарушена закладка органов.

Сноб. Год назад ученые провели эксперимент: организмам новорожденных ягнят в течение месяца дали развиваться в искусственной матке. Многие из них остались в живых. Значит ли это, что скоро мы сможем вырастить и ребенка в искусственных условиях?

Гипотетически да. Но в реальности мы культивируем эмбрионы в лабораториях максимум пять-семь дней. Шесть-семь дней — это очень редкая практика, когда эмбрион отстает в развитии, обычно решение о переносе в полость матки или криоконсервации принимается на пятый день культивирования.

Сноб. Сколько эмбрион живет в замороженном виде?

Десятилетиями. У нас есть пациенты, чьи эмбрионы хранятся в криоконсервации и у которых уже несколько детей «из пробирки».

Сноб. Какой образ жизни помогает максимально сохранить фертильность до 35–40 лет?

Каких-то строгих указаний нет. Понятно, что если у человека нет вредных привычек, то и вредных факторов, которые на него воздействуют, меньше. Регулярная половая жизнь у молодых людей не должна быть беспорядочной — это чревато инфекциями, спайками и непроходимостью маточных труб.

У курильщиков, наркоманов и людей с ожирением репродуктивный потенциал снижен, по некоторым позициям даже в несколько раз. Увеличение индекса массы тела — это снижение репродуктивной мощности в два-три раза на каждую единицу.

Сноб. Что произойдет раньше: репродуктивный возраст человека увеличится в результате эволюции или мы сможем становиться родителями в любом возрасте с помощью технологий?

Думаю, что в ближайшем будущем мы научимся выращивать новые яичники из стволовых клеток. Но, честно говоря, сейчас для технологий есть более важная задача. Мы видим, что сегодня у многих молодых девушек снижен запас яйцеклеток в яичниках, и это очень странно: им никогда не делали операций, они не проходили серьезного гинекологического лечения, и тем не менее их возможности забеременеть уменьшаются. Может быть, причина заключается во внешних факторах: еда, экология, бытовая химия. Но сказать точно пока трудно.

Беседовала Василиса Бабицкая

Россия > Медицина > snob.ru, 24 сентября 2018 > № 2746387 Дилором Камилова


Украина > Медицина > interfax.com.ua, 24 сентября 2018 > № 2744765 Олег Петренко

Глава НСЗУ Петренко: "Клиники должны понять, что медреформа – это не игра, и НСЗУ – это орган власти, а не просто источник финансирования"

Эксклюзивное интервью главы Национальной службы здоровья Олега Петренко агентству "Интерфакс-Украина"

Чего было больше за время работы с начала создания НСЗУ – достижений или неудач?

Достижений, по-моему, гораздо больше, чем можно было себе представить даже по самому оптимистичному сценарию. Нам удалось провести две волны подписания деклараций, подписать 623 договора с учреждениями "первички", осуществить уже три оплаты. Это, мне кажется, говорит само за себя. Здесь не нужно много объяснять, почему это достижение: это было сделано впервые в Украине.

В первую волну с 25 мая по 5 июня в реформу вошло 161 заведение: мы ожидали около 50, а получилось в три раза больше. Все эти медучреждения с 1 июля начали получать деньги. Первая оплата превысила четверть миллиарда. Вторая волна проходила с 25 июля по 15 августа, мы заключили 462 договора. В целом мы сейчас имеем 623 договора с учреждениями первичного уровня, среди которых 538 - это коммунальные некоммерческие предприятия (КНП), 85 - частные. Если частных (с учетом физлиц-предпринимателей) в первую волну было всего семь, то во вторую уже 73 – это значительное количество. И мы, и медучреждения убедились в том, о чем говорили очень давно – деньги пошли за пациентом.

Это не значит, что трудностей не возникает или не будет возникать. Мы меняем давно устоявшуюся систему, на которой удавалось паразитировать многим. И сопротивление нашим действиям будет расти по мере того, как мы охватываем все больше медицинских учреждений. Ведь основные деньги "ходят" не на уровне "первички", но специализированной медицинской помощи, где дорогие препараты, оборудование и услуги.

Была разница в первой и второй волне?

Разница между первой и второй волной была, на мой взгляд, обусловлена тем, что в ходе первой волны никто не верил в реформу, особенно ФОПы. Но те, кто поверил, те получили деньги, при этом мы не говорили им, в каких банках открывать счета. Поэтому вторая волна пошла более активно, люди поверили, что мы вообще сможем осуществлять эти выплаты. Ясно, что за этими достижениями стоит самоотверженная и, возможно, даже на грани человеческих возможностей, работа небольшого коллектива НСЗУ. Во время первой волны подписания это было менее 30 человек, которые, честно говоря, работали по 20 часов в сутки.

А сейчас у вас сколько людей?

Сегодня уже около 70, и мы еще набираем сотрудников. Мы объявляем конкурсы на вакантные должности практически каждую неделю, в первую очередь, в те подразделения, которые сейчас очень важны. Вытянуть конкурсы на все 100 вакантных должностей НСЗУ нам сейчас физически невозможно, поэтому мы выбираем по 10-15 ключевых должностей, и каждую неделю объявляется конкурс.

А сейчас какие вакансии наиболее актуальные для вас?

Как это ни странно, но сейчас продолжается набор в договорной отдел, потому что он будет очень большим, в подразделения первичной медпомощи, подразделения, связанные с реимбурсацией лекарственных средств, которая уже со следующего года будет осуществлена через НСЗУ. Кроме того, важны все административные подразделения, которые будут обеспечивать работу офиса. Если честно, то мне казалось, что это легко, но оказалось, что это очень непросто сделать.

Почему? Есть недостаток кандидатов?

К сожалению, кандидатов гораздо меньше, чем хотелось бы. С одной стороны, конкурсная процедура должна позволять многим людям претендовать на равных условиях на соискание должностей в государственной службе, а с другой – на конкурсы в разные госстурктуры ходят одни и те же люди, которые не всегда соответствуют тем ценностям и компетентности, которые нас устраивают. Поэтому много конкурсов остается без победителей.

Насколько для кандидатов интересна заработная плата в НСЗУ?

Для того чтобы прийти на работу в НСЗУ, нужно иметь желание что-то изменить в этой стране, в этом государстве. Базовая ставка в НСЗУ не является конкурентной со среднерыночной зарплатой, но в целом она обеспечивает базовые потребности. К тому же мы можем выплачивать премиальные, чтобы те люди, которые делают значительный объем работы, работая за пятерых, иногда по выходным, иногда с 07:00 до 23:00, получали вознаграждение.

Вы сказали о премии: в одной госструктуре премии превышали 150 тыс. грн в месяц. У вас такие премии?

Вы шутите? На содержание всей Национальной службы здоровья в год выделено 211 млн грн. К сожалению, все немного скромнее, но немножко больше, чем средняя зарплата в Киеве.

НСЗУ разместилось в районе метро "Почайна" - это не центр города, что довольно непривычно для государственной структуры…

В здании Министерства здравоохранения на ул. Грушевского у нас было два кабинета. Там нет возможности разместить службу, тем более что служба, согласно штатному расписанию, должна иметь только в центральном аппарате 350 человек; кроме того, должны быть территориальные подразделения в Киеве и Киевской области. Соответственно, речь идет о штате в 300-400 человек. Мы считаем, что нам необходим новый современный офис. Пока мы имеем возможность работать с этим зданием на "Почайне", сделаем ремонт. Правда, на 2018 год средств на ремонт нет, но есть определенные средства, которые позволяют нам сделать проектно-сметную документацию. Есть подтверждение от Министерства финансов о готовности профинансировать расходы, которые позволят нам как минимум привести здание в порядок. Я очень хочу, чтобы те люди, которых я собираю, - а это очень сильная команда, которая продемонстрировала феноменальный результат, - имели хорошие условия для работы. НСЗУ берет не количеством сотрудников, а их качеством: мы создаем новый центральный орган исполнительной власти с человеческим лицом и с интеллектуальной составляющей. Люди, которые с девяти до шести носят бумажки, не смогут у нас работать. Нам нужно делать реформу.

Когда будет третья волна подписания договоров, будет ли четвертая?

Эти волны, или этапы связаны с особенностью этапов развертывания реформы. Волны – это дань бюджетному законодательству, мы не можем выйти из правового поля и квартального распределения бюджета. Сейчас в реформе 623 учреждения, в целом мы оцениваем их количество примерно в 1200. Дело в том, что сейчас медучреждения активно реорганизуются, автономизируются, объединяются, разъединяются. Мы получаем эту информацию от Минздрава и от местных властей, с которыми мы постепенно налаживаем систему взаимодействия. На местах тоже должны понять, что появился новый центральный орган исполнительной власти – НСЗУ, выступающая в качестве единого национального заказчика и плательщика, и часть функций от Минздрава и департаментов здравоохранения перешла к ней. По "первичке" это уже поняли – за две волны подписания договоров в реформу вошли почти 50% всех медучреждений. Это территории, на которых проживают около 23 млн человек, более половины населения Украины. Это очень существенная часть.

А как будут обслуживать людей, которые проживают на этой территории, но не заключили декларацию?

Они будут получать медицинское обслуживание, но за них медучреждение получит меньше, чем за декларантов: 240 грн. Мы все же советуем каждому украинцу выбрать семейного врача, с которым можно построить доверительные отношения, который будет знать историю и проблемы, и сможет помогать гораздо более эффективно, чем случайный врач, у которого оказалось окно в графике приема.

Частные заведения считают, что это не очень конкурентно, ведь коммунальные клиники будут получать деньги, даже не подписав декларации, а частные не будут…

Частные учреждения могут сказать также, что Бюджетный кодекс предусматривает оплату коммунальных услуг для коммунальных некоммерческих предприятий (НКП), которыми в результате автономизации стали коммунальные медучреждения. И это тоже неконкурентно. Но нужно, чтобы вы посмотрели на это не со стороны "зрады", а со стороны "перемоги": в Украине впервые за всю историю состоялся тектонический сдвиг: выполняя статью Конституции о равенстве всех форм собственности перед законом, НСЗУ заключила контракты с частными клиниками и оплатила им услуги бюджетными средствами. До сих пор государство частным провайдерам любых медицинских услуг никогда ничего не платило. Сейчас происходит кардинальное изменение, и это, естественно, непросто: в ходе изменений выявляются проблемы, которые накапливались 25 лет. Сейчас если частные медучреждения в рамках договора предоставляют гарантированный перечень услуг безвозмездно в момент оказания помощи, то мы им платим за это. Это уже революция. Я думаю, что в ближайшее время мы, скорее всего, не уравняем частные и коммунальные клиники в отношении коммунальных платежей, потому что это предписание Бюджетного кодекса, на мой взгляд, к этому нужно будет прийти через год-два-три, для этого требуется определенное время. Но проблемы с вакцинами и с больничными в частных клиниках, надеюсь, будут решены достаточно быстро. Думаю, что к концу года по этим параметрам мы выровняем условия, в которых работают государственные и частные медучреждения.

"Красный список", оплата 240 грн по субвенции за тех, кто не подписал декларацию - это карт-бланш для не очень эффективных клиник. Это определенная подушка безопасности для тех, кто не верил в реформу. Но с 2020 года, когда новая система государственных гарантий развернется в полном объеме, понятия "красный список" вообще не будет.

Сколько, по вашим прогнозам, в следующем году останется медучреждений в "красном списке"?

Сейчас у нас заключено около 16,4 млн деклараций - это "зеленый" список. По нашим расчетам, сейчас в Украине около 38,8 млн населения. То есть уже более 40% населения заключили декларации. Если динамика будет сохраняться, мы рассчитываем, что к концу 2019 года около 70% населения будет уже в "зеленом" списке. К концу текущего года мы выйдем примерно на 50-55%. Хотя это оптимистический прогноз, ведь динамика вначале растет быстро, а потом замедляется. В Польше, например, на 85% вышли за пять лет.

Недавно одна из коллег рассказывала, что в частной клинике, с которой она заключил декларацию, ей сказали, что все входящие в гарантированный пакет анализы - платные. Прокомментируйте эту ситуацию.

Некоторые частные заведения, несмотря на то, что мы очень рады их участию в реформе, не очень понимают свою роль в происходящих изменениях. Например, 17 частных клиник, которые вошли в реформу во вторую волну, имеют 0 деклараций. Клиники подписали договор с НСЗУ и теперь думают, каким образом его выполнить. Соответственно я бы очень хотел, чтобы те клиники, которые входят в реформу, даже крупные клиники, которые очень широко используют договор с НСЗУ для пиара, прочитали закон и порядок предоставления первичной медпомощи. Клиники должны понять, что медреформа – это не игра, и НСЗУ – это орган власти, а не просто источник финансирования. Мы оплачиваем оказанные услуги, и проверяем медучреждения. Если подобные факты дважды подтверждаются фактическим контролем, мы расторгаем договор. Если частная клиника не хочет с нами работать на наших условиях, мы не сможем ее заставить. Если у частной клиники нет деклараций, мы ей платить не будем. И не будем платить за договор.

Как НСЗУ планирует контролировать распределение и использование средств?

Контрольная функция – одна из важнейших. Возможно, мы сейчас не уделяем этому достаточное внимание из-за отсутствия достаточного ресурса, но подразделения контроля активно развиваются. У нас уже есть подразделение мониторинга договоров, в котором достаточно людей для начала контроля именно первичной практики.

В целом НСЗУ предусматривает три вида контроля: автоматический, автоматизированный и фактический.

Именно по данным автоматического контроля система просигнализировала нам о странном заключении в одной из клиник всех 100% деклараций по методу верификации по документам, в то время как в среднем по стране 96% всех деклараций заключают методом верификации по СМС, и только 4% с помощью верификации по документам. Автоматизированный контроль показал, что эта клиника сильно выпадает из медианного значения, и мы начали внимательнее изучать это медучреждение. Затем мы увидели, что из 44 тыс. деклараций 20 тыс. в этой клинике заключили за 15 дней с одной учетной записи. Это невозможно, так как декларации должны были бы заключаться со скоростью одна декларация в минуту круглосуточно. Это не является незаконным, но у нас есть подозрения, что порядок заключения декларации был нарушен, возможно, получился какой-то скрипт/алгоритм, который помогал переносить в систему ранее полученные данные.

Так нельзя делать?

Физически это возможно, но это нарушение порядка. Когда декларация заключается в системе, тогда вы работаете с конкретным человеком, конкретным пациентом, он может проверить свои данные.

В случае нарушения, о котором я говорю, нельзя было представить себе, что три часа ночи пациенты сидят в очереди и подписывают декларацию. После автоматического и автоматизированного контроля был осуществлен фактический контроль, наши сотрудники выехали в эту клинику и попросили показать каждую сотую декларацию из тех 44 тысяч – ни одна из них не была распечатана системой, они все были заполнены вручную, ручкой был вписан номер из системы, на 2/3 деклараций не было подписи пациента. Это кардинально не соответствует порядку выбора врача, поэтому весь этот массив деклараций мы были вынуждены признать заключенным не по закону и деактивировать его. В этой клинике было всего 628 нормальных деклараций. Мы за них заплатили, а за остальные – нет. Сейчас они активно перезаключают декларации. Договор у них существует, мы его не разорвали, хотя у нас есть такие полномочия, но мы понимаем, что здесь не было злого умысла, такое бывает. Но впоследствии, если это будут мошеннические действия, тогда мы будем обращаться в правоохранительные органы.

Справедливости ради стоит сказать, что это не всегда злой умысел, но это нарушение процедуры, определенной законом. Без четкого соблюдения процедуры и порядка реформирование системы невозможно и не должно происходить. Медучреждения должны понять, что мы не машина, которая просто выплачивает деньги. Мы контролируем, за что платятся бюджетные средства.

Это был один такой случай по всей Украине?

Да, один из 161 заведения, которые сейчас имеют контракты. Я, правда, не уверен, что подобных случаев больше не будет, но надеюсь, что уже через полгода у нас будет полностью укомплектованный департамент мониторинга договоров, который будет выявлять такие отклонения.

Можно ли будет пожаловаться в НСЗУ на какое-то определенное медучреждение?

Мы хотим быть системным органом, а система предусматривает обратную связь. Мы сейчас активно работаем над созданием собственного контакт-центра, горячей линии, которая будет обрабатывать все виды обращений. Это будет одним из каналов автоматизированного контроля. Например, если мы увидим, что на какое-то медучреждение больше жалоб, чем в среднем, мы его проверим. И если фактический контроль покажет, что есть какая-то проблема, мы можем приостановить оплату до выяснения обстоятельств. А если мы найдем проблемы, которые могут расцениваться как мошеннические действия, мы можем обратиться в правоохранительные органы и разорвать контракт.

Как вы оцениваете развитие реформы в регионах? Где реформа идет активно, где не очень?

Тут картина очень динамичная. Хороший пример – Сумы, где в первую волну в реформу вошло одно частное медучреждение, а во вторую – 29 НКП, т.е. больше половины всех учреждений первичной помощи. Так же было в Чернигове, Тернополе, Волынской области, Львове, где во вторую волну в реформу вошли почти все медучреждения.

Что их стимулировало?

Я сейчас вспоминаю, как это было: была пятница, 13 июля, в 14.00 – началась "истерика", в положительном смысле, особенно от физлиц-предпринимателей – на их счета пришли деньги, прямо из казначейства, не нужно было подавать никаких отчетов. Они могли открыть счет в любом банке, мы это не регламентируем, мы - оператор казначейских средств. Мы заключили договор – им пришли средства. Многие не верили, что эта проплата пройдет, ведь платежи из казначейства - это сложно, но мы сделали систему дистанционного обслуживания, одну из первых в Украине. Благодаря казначейству и поддержке Минфина мы за два месяца разработали инструментарий, который реально позволяет фактически дистанционное электронное обслуживание. Это не сканированные документы с мокрыми печатями, это реальный реестр. Затем у нас будут аптеки, учреждения вторичной медпомощи, все процессы должны происходить автоматически. Это очень большой объем работы.

Какие у вас мощности, чтобы обрабатывать такой массив электронных данных? Вы арендуете серверы или все реестры хранятся у вас на рабочих компьютерах?

Сейчас у нас пока небольшое количество данных, но мы активно работаем и их будет больше. Мы будем работать с данными у себя в НСЗУ, в том числе, для процессинга договоров, оплат и медицинских данных. Потом мы будем проводить мониторинг потребления услуг, для этого потребуются дополнительные мощности. Сейчас уже объявлен тендер на закупку информационной системы НCЗУ.

Вы будете разрабатывать свою систему НСЗУ?

Нет, есть готовые продукты, например, Oracle, Microsoft, которые обеспечивают работу и платежи в аналогичных НСЗУ госорганах в Великобритании, Польше, Эстонии. Мы будем использовать хорошо зарекомендовавшие себя продукты, мы ничего не будем придумывать сами.

Как НСЗУ будет работать со специализированной и высокоспециализированной медпомощью? Фактически на первичном уровне медпомощи в процессе реформы идет перераспределение и контроль средств, а на вторичку и третичку нужно будет привлекать какие-то дополнительные ресурсы?

Фактически даже на первичке медучреждения получили дополнительные ресурсы. Мы стремимся к тому, чтобы первичка со временем перетянула на себя часть случаев, которые сейчас идут на вторичку, соответственно, на ней будет меньше потребления. И там будут идти процессы, связанные с реструктуризацией.

Мы также будем подписывать договоры со всеми больницами, ведь с 2020 года все медицинские услуги будут предоставляться в рамках контракта с НСЗУ. Для того, чтобы медучреждение получило средства из госбюджета, оно должно будет иметь договор с НСЗУ. Если коммунальное медучреждение, например, районная больница не захочет заключать договор с НСЗУ, его будет содержать местный бюджет.

НСЗУ будет работать по базовому тарифу. Мы отвечаем, за что мы платим, кому платим и как платим. За что платим – это перечень медуслуг, которые покрывает бюджет. Так делается во всем мире, мы ничего не придумываем. Не слушайте людей, которые очень мало понимают в здравоохранении, но которые используют такие слова, как страхование. Деньги ниоткуда не берутся: если для страхования нет источника, то его нет.

Вторая часть вопроса - кому мы платим. Вероятно, мы будем платить не всем. То есть, скорее всего, со временем появятся больницы, которым мы не будем платить, и будут больницы, которым мы будем платить не за все услуги.

Например?

Например, самый простой и банальный пример, хорошо понятный всем. Согласно европейской практике, для того, чтобы роды были безопасными, в роддоме или в родильном отделении должно быть не менее 500 родов в год. А врач, который там работает, должен принимать хотя бы одни роды в день. Если эти показатели меньше, то качество медпомощи снижается и в таких больницах рожать опасно.

И вы закрываете такие больницы?

Мы ничего не закрываем. Мы говорим, что мы покупаем определенный вид услуг у тех, кто отвечает определенным критериям. Мы не будем покупать услуги хирургии там, где хирурги не делают операции и не будем покупать услугу родовспоможения, где не проводятся роды. Если какой-то из установленных нами критериев в клинике не будет соблюдаться, мы не будем отвечать за финансирование этой клиники за счет госбюджета. Эту клинику сможет содержать местная власть, если захочет.

Т.е. вы все-таки будете побуждать местные власти к закрытию клиник?

Как мы можем это сделать, если у нас сеть медучреждений не может быть сокращена? У нас есть много юристов, много людей, которые должны работать над вторым разделом Конституции, совершенствовать понимание социально-экономических правил. Украине нужно сделать много домашних заданий. Мы не популистская организация, мы - центральный орган исполнительной власти и мы опираемся на экономику. Если у нас есть данные, что в какой-то клинике есть стены и врачи, а услуги не предоставляются, мы не будем ее финансировать. Точнее сказать, мы вообще не будем "финансировать учреждения", мы оплачиваем медицинские услуги, предоставленные людям.

Когда может быть подписан первый договор с медучреждением вторичного и третичного уровня?

С 1 апреля 2019 года. Тогда будет запущен пилотный проект по работе со специализированными и высокоспециализированными медучреждениями в Полтавской области. Полтавская область лучше других готова к реализации этого направления, здесь два года собирали данные. До 1 апреля 219 года все больницы Полтавской области, за редким исключением (психиатрия и инфекционные), будут автономизированы.

Если сегодня на оплату вторичных и третичных медуслуг не хватает средств, то откуда они появятся, если клиники заключат договор с НСЗУ?

Мы будем оплачивать за пролеченные случаи на основе тарифа. Базовый тариф будет включать в себя амортизацию оборудования, работу врачей, лекарства. Это тариф, который все включает и работает в 90% случаев. Но есть особые виды услуг, специализированные, с применением дорогих препаратов. Если лекарства в базовом тарифе составляют 7-10%, то, например, в онкологии, кардиохирургии доля лекарственных средств и средств медицинского назначения превышает 50%, поэтому здесь формируется другой вариант тарифа. Он учитывает, в том числе, дофинансирование и будет зависеть от имеющихся у нас средств.

Мы выступаем как маленький медицинский Минфин: есть определенная сумма денег и мы должны сказать, что мы сможем сделать за эти деньги. Если правительство, а тем более парламент, дадут нам дополнительные деньги, мы будем рады, но нам нужно будет решать, кому мы даем, а кому - нет. Но госбюджет ведь не бездонный. Наша задача - эффективно и справедливо распределить те средства, которые парламент решит выделить на здравоохранение. При этом мы оперируем четкими прозрачными и обязательными правилами, которые все понимают.

Ваши оппоненты, депутаты говорят, что нет возможности покрыть, например, всю онкологию за счет бюджета…

Те оппоненты пусть создают благотворительные организации, но мы им четко скажем, что у нас есть средства на первую линию, на два препарата. И мы сможем обеспечить этот объем за государственные средства. Но мы не генерируем ресурсы, мы ими управляем. Сколько нам дали, столько мы и потратили. Но мы должны прийти к четкому пониманию - где и сколько не хватает, а не так, как сейчас, когда государство строит расчеты на предположениях. Когда будут данные, мы четко сможем сказать, на что не хватает. И будем думать, где искать. Сейчас выборы, сейчас хороший период, чтобы повышать финансирование здравоохранения. Любая политическая сила заинтересована в улучшении медицинской системы, которая влияет на всех без исключения избирателей. При этом важно, чтобы здоровье и жизни людей не становились разменной монетой в политической конкуренции.

Вы сказали, что в следующем году будет запущен пилотный проект в Полтавской области. А когда по всей Украине?

С 1 января 2020 года единственный способ финансирования медицинских услуг для граждан Украины и граждан, приравненных к ним в правах, будет через НСЗУ по принципу "деньги идут за пациентом". С 1 января 2020 года это должно быть. Мы делаем все, чтобы эта система работала, и чтобы мы были готовы. С 1 апреля 2019 года к НСЗУ перейдет программа реимбурсации "Доступные лекарства", она трансформируется. Думаю, что через три месяца будем к этому готовы.

А закупками вы тоже будете заниматься?

Централизованными - нет. Но все централизованные закупки будут проинвентаризированы, препараты, которые можно будет получать в аптеке, будут переданы в программу реимбурсации – в госпитальном сегменте это снизит часть тарифа. Централизованные закупки сузятся до минимума, возможно, останутся в иммунизации, лечении туберкулеза, ВИЧ\СПИД - то, что государством закупается в большом количестве. Все остальное пойдет через реимбурсацию, через аптеки или войдет в тариф на медобслуживание.

Как вы прокомментируете бюджет на 2019 год?

Предложенный правительством проект бюджета предусмотрел достаточное финансирование наших программ на следующий год. В то же время, нужно понимать - денег на здравоохранение слишком много не бывает. Чем больше денег выделит государство, тем больше медицинских услуг войдет в бесплатный пакет медуслуг. В любом случае, роль НСЗУ - найти оптимальный способ распорядиться теми деньгами, которые есть, чтобы помочь как можно большему количеству людей. Поэтому следующий год очень важен для всей системы здравоохранения, ведь в результате пилотных проектов мы наконец-то получим качественную статистику и расчеты для формирования программ госгарантий в будущем.

В последующие годы мне очень хотелось бы видеть полноценный переход на среднесрочное бюджетное планирование. Система здравоохранения не должна финансироваться от года к году, ведь учреждения должны планировать и закупать дорогостоящее оборудование, нанимать персонал, внедрять инновации. Чтобы построить качественную систему, нужно думать более длительными временными категориями.

Как будут распределяться дополнительные деньги на медицину?

Помимо программы государственных гарантий для первичной медицинской помощи, которая заработала в этом году, мы реализуем два пилотных проекта в специализированной медицинской помощи - для амбулаторного лечения и для лечения в стационаре. Кроме этого, с 1 апреля 2019 года мы возьмем на себя реализацию правительственной программы "Доступные лекарства" - реимбурсации, то есть возмещения стоимости основных препаратов для лечения самых распространенных серьезных заболеваний, которые эффективно лечатся амбулаторно. До этого времени задача НСЗУ - вовремя подписать и зарегистрировать в электронной системе договора с достаточным количеством аптек, в которых люди смогут получать препараты.

Хватит ли денег для покрытия программы реимбурсации? На первичку? На вторичную медпомощь?

Пока что на программу реимбурсации в бюджете предусмотрели 1 млрд грн. По нашим расчетам это покроет только половину потребностей пациентов. Поэтому мы надеемся, что и правительство, и Верховная Рада смогут учесть эту проблему и найти дополнительный миллиард на лекарства от сердечно-сосудистых заболеваний, бронхиальной астмы и диабета II типа - самых распространенных и опасных для жизни.

Нашлось в бюджете 2 млрд грн для пилота госгарантий в амбулаторной специализированной помощи - в эту программу смогут войти автономизированные медицинские учреждения, то есть те, которые зарегистрировались как коммунальные неприбыльные предприятия. Еще 966,8 млн грн предусмотрено на пилотный проект в стационарной медицинской помощи в Полтавской области. Учитывая, что надежных статистических данных пока нет ни у кого, мы рассчитываем, что этих средств хватит, чтобы пилотные программы принесли плоды. Не в последнюю очередь они нужны, чтобы мы собрали качественную статистику для расчетов на будущее.

На оплату же первичной медицинской помощи, по нашим расчетам, выделенных из бюджета средств будет достаточно, и при этом мы сохраним тарифы на текущем уровне.

Украина > Медицина > interfax.com.ua, 24 сентября 2018 > № 2744765 Олег Петренко

Полная версия — платный доступ ?


Финляндия > Медицина. Алкоголь > inosmi.ru, 23 сентября 2018 > № 2748455

Helsingin Sanomat (Финляндия): «Самая большая проблема — алкоголь», — главный врач скорой помощи Теуво Мяяття знаком с темной стороной Хельсинки

Врач хельсинкской скорой помощи Теуво Мяяття рассказывает «Хельсингин саномат» о своем многолетнем опыте работы. Он трудился в Красном Кресте и бывал в горячих точках по всему миру. Но важнее всего, по его мнению, помогать тем, кто нуждается в помощи на родине. Жизнь пожилых больных людей в Хельсинки мало улучшилась за 25 лет, вздыхает Мяяття. А главная проблема — это алкоголь.

Катри Каллионпяя (Katri Kallionpää), Helsingin Sanomat, Финляндия

Скорая помощь — единственная надежда для самых слабых, считает врач Теуво Мяяття (Teuvo Määttä). Им очень нужна помощь, но для того, чтобы ее получить, требуются решительность и упорство, рассказывает Мяяття, изучавший вопросы работы скорой помощи.

На станцию скорой помощи Каллио поступил вызов A 741. Главный врач Теуво Мяяття сразу понял, о чем идет речь. Человек выпал из окна многоэтажного здания. Адрес знакомый: место проживания наркоманов.

Мяяття уже выехал с бригадой под вой сирен. Автомобиль прибыл на место в считанные минуты. Мужчина лежал на дороге.

Невероятно, но он дышал. Прощупывался слабый пульс. Мяяття установил пострадавшему эндотрахеальную трубку и начал возвращать его к жизни. «Я думал: выйдет ли из этого что-нибудь? Может, уже пора остановиться?» Но Мяяття продолжил искусственную вентиляцию легких, и мужчину отвезли в больницу.

Спустя два года Мяяття случайно увидел его на улице. Друзья везли мужчину в инвалидном кресле. Его ноги парализовало. Мужчина, конечно, не знал о Мяяття, и врач ничего ему не сказал.

«Это было похоже на чудо. Мы оказали первую помощь. Затем мужчина прошел через множество операций, интенсивную терапию, реабилитацию. С ним работало большое количество специалистов. Но это все равно было чудо», — говорит Мяяття.

За 25 лет практики у Мяяття было много подобных чудесных случаев. Он спасал жертв дорожно-транспортных происшествий, людей с приступами болезни, помогал появиться детям на свет, сталкивался со смертью. В ноябре Мяяття исполнится 68 лет, и он выйдет на пенсию.

Мяяття производит впечатление человека, с которым вы хотели бы быть рядом в случае самой серьезной опасности. Он повидал многое, но сохранил чувство сопереживания. По речи врача становится понятно, что он приехал из региона Торнионйокилааксо. Он говорит много и очень быстро, но никогда не повышает голос. Его рассказы — скорее о пациентах, чем о нем самом.

«Это не работа ради адреналина. Герои здесь не нужны, здесь нужны люди, которые справятся с видом недомогания, нищеты, проблем общества», — говорит он.

Мяяття выработал свои принципы работы, когда был врачом в Финском Красном Кресте и во время командировок в горячие точки мира. Он работал с больными и ранеными в лагере беженцев, который появился после гражданской войны в Камбодже, а также в Иордании, Пакистане, на курдских территориях Северного Ирана и в России.

«Во время первых командировок я думал, что буду идти большими шагами и спасу весь мир. Потом я понял, что, хотя гуманитарная помощь и важна, она не решает проблемы. Когда уходит международное подкрепление, будни местных только начинаются».

Повседневность, по его словам, становится лучше не благодаря героическим поступкам, а когда принимаются четкие меры, при помощи которых можно предотвратить тяжелые ситуации. Например, важно строить прочные дома и не заселять людей на берег, размываемый морем.

Для работы скорой помощи типична такая ситуация: «Мы встречаемся с людьми тогда, когда им угрожает наибольшая опасность. Однако в 95% вызовов мы приезжаем к пожилым, больным людям, с зависимостями или психическими заболеваниями. Им нужна в том числе и другая помощь», — говорит Мяяття.

За последние 25 лет ситуация в Хельсинки не очень-то улучшилась. Скорее наоборот.

По словам Мяяття, старики, находящиеся еще в более плачевном состоянии, чем раньше, живут дома. Это касается и людей с нарушениями психики.

И хотя амбулаторное обслуживание больных в стране должно развиваться, Мяяття подозревает, что его получают не все. «Чтобы его получить, нужны решительность и упорство. У самых слабых людей этого нет. Скорая помощь — их единственная надежда», — говорит он.

Мяяття также удивляется вызовам скорой помощи в дома престарелых, когда пожилой человек начинает умирать.

«Разве в такой ситуации нужно спасать жизнь человека? Почему врачи и медицинские работники не умеют справляться с естественной смертью? Почему они заранее не обсуждают ситуацию, в которой человек наиболее безболезненно и с поддержкой близких может встретить конец своей жизни?» — рассуждает он.

Есть и проблемы, которые за 25 лет не изменились. Одна из них — проблема с алкоголем. И хотя в СМИ много пишут про новые модные виды наркотиков, работники скорой помощи считают, что «самая большая проблема — алкоголь».

«Если бы алкоголя не было, не было бы и половины пациентов», — говорит Мяяття.

Конечно, появились и новые наркотики. Мяяття считает, что случаи отравления в таких случаях чаще всего оказываются комбинацией алкоголя с гамма-бутиролактоном, диапамом или каннабисом.

«Однажды я ехал утром на трамвае на работу, и на соседнем сиденье сидели два приятеля, один из которых показался мне знакомым. Они болтали о том, что собираются попробовать сегодня днем. Я подумал: „Да уж, увидимся на дежурстве"».

В декабре Мяяття больше не будет дежурить. Он собирается выйти на пенсию.

Однако он оставил важный след в работе столичной скорой помощи.

Самым важным своим достижением он считает то, что «он сделал работу скорой помощи более человечной». Он добивался именно этой цели, когда проходила реформа подготовки врачей и методов работы скорой помощи. Он также преподавал в училище и давал советы тем, кто уже работал в этой области.

«Работа врача скорой подразумевает, что специалист должен принимать быстрые решения в неопределенной ситуации и с недостаточной информацией о произошедшем. Нужно знать много разных приемов, но, прежде всего, важно понимать, как правильно взаимодействовать с людьми».

Работникам скорой помощи, по мнению Мяяття, нужно работать над собой, чтобы не стать циничными.

Главным источником силы для него был сильный дух единства бригады. Удачные случаи на работе тоже хорошо мотивируют — это истории счастливых будней. Кроме того, Мяяття охотно ходит в тренажерный зал, на художественные выставки и в оперу.

Еще Мяяття любит проводить время в родных краях, где у него есть небольшой деревенский домик. Его родственники с семьями живут в Лапландии.

Он будет чаще ездить на север, когда наступят пенсионные дни.

С другой стороны, возможно, его помощь потребуется в международных проектах. «В небольшом проекте я бы согласился поучаствовать», — говорит Мяяття.

Финляндия > Медицина. Алкоголь > inosmi.ru, 23 сентября 2018 > № 2748455


Казахстан > Медицина. СМИ, ИТ > inform.kz, 22 сентября 2018 > № 2738332

Подлинность медсправок можно будет проверить через Интернет

В Казахстане будут выдавать медсправки в электронном варианте с октября 2018 года. Об этом говорится в сообщении пресс-службы Агентства РК по делам государственной службы и противодействию коррупции.

«Согласно предоставленным ответам уполномоченных органов переход к электронному варианту медицинских справок запланирован на октябрь 2018 года. Кроме того, Министерством здравоохранения рассматривается вопрос о создании единого реестра организаций, оказывающих услуги по проведению медицинских осмотров (организаций здравоохранения, лабораторий и организаций, осуществляющих гигиеническое обучение лиц декретированной группы населения, результаты их работы) и возможности его интегрирования в автоматизированную систему «Поликлиника», - говорится в сообщении.

Отмечается, что по итогам перевода справки в электронный формат будет доступен единый ресурс для проверки достоверности медицинской справки формы №086/у.

Как ранее сообщалось, в Астане осудили мошенников за изготовление фиктивных медсправок. Отмечается, только в одном раскрывшемся случае, в среднем фиктивных справок выдавалось около 10 в день (около 3 650 справок в год), более 25 550 000 тенге в год не поступает в бюджет поликлиник.

«В целях комплексного решения проблемы в сфере предоставления медицинских справок, в адрес Министерства труда и социальной защиты и Министерства здравоохранения выработаны и направлены предложения по внесению в реестр госуслуг, а также автоматизации процессов предоставления справок и санитарных книжек, установлению предельной стоимости услуг и внесению изменений в трудовое законодательство в части определения ответственности работодателя по обязанности проверки подлинности представляемых соискателями медицинских документов», - говорится в сообщении ведомства.

Казахстан > Медицина. СМИ, ИТ > inform.kz, 22 сентября 2018 > № 2738332


Россия. Канада. Весь мир > СМИ, ИТ. Медицина > inopressa.ru, 21 сентября 2018 > № 2736330

ВАДА отменяет дисквалификацию России за допинг, длившуюся три года, и сталкивается с крупнейшим кризисом в своей истории

Шон Ингл | The Guardian

"Всемирное антидопинговое агентство столкнулось с крупнейшим за 19 лет своей истории кризисом после того, как другие члены антидопингового сообщества сурово осудили его за "озадачивающее" и "крайне тревожное" решение отменить дисквалификацию России", - пишет обозреватель The Guardian Шон Ингл.

"Николь Сэпстед, глава Антидопингового агентства Великобритании, назвала этот шаг преждевременным и заявила, что ВАДА "отбросило свои обязательства перед чистыми спортсменами, болельщиками и теми, кто неустанно трудится ради чистоты спорта". Глава Антидопингового агентства США Трэвис Тайгарт назвал решение "озадачивающим и необъяснимым", а также "сокрушительным ударом по чистым спортсменам всего мира", - сообщает газета.

"Критики ВАДА продолжают возмущаться тем, что агентство тайно изменило правила ради возвращения РУСАДА, тем более что Россия до сих пор не вполне признала, что осуществляла гигантскую программу допинга при поддержке государства. Их также возмущает то, что президент ВАДА Крейг Риди и его гендиректор Оливье Ниггли предложили российскому министру спорта Павлу Колобкову тайный компромисс (о котором стало известно только после "слива" писем на "Би-би-си"), чтобы облегчить возвращение России", - сообщает газета.

ВАДА настаивало, что для восстановления статуса РУСАДА Россия должна признать доклад Макларена и предоставить доступ к своей московской лаборатории и ее базе данных.

"Однако была достигнута компромиссная договоренность, позволяющая России признать, что некоторые фигуры из министерства спорта совершили "ошибки", но требующая допустить независимых экспертов в московскую лабораторию до истечения 6 месяцев", - говорится в статье.

Со своей стороны, Сэпстед задается вопросом: "Существуют ли до сих пор данные московской лаборатории?"

Тайгарт заявил, что эта история указывает на необходимость реформировать ВАДА - сделать так, чтобы МОК больше не имел касательства к деятельности агентства.

Юрий Ганус, гендиректор РУСАДА, сказал: "Нас ждет много работы. Поставлены условия (...), чтобы нас восстановили окончательно, мы должны выполнить эти условия. Итак, это восстановление статуса на определенных условиях".

Россия. Канада. Весь мир > СМИ, ИТ. Медицина > inopressa.ru, 21 сентября 2018 > № 2736330


Россия. СФО > Образование, наука. Медицина > минобрнауки.рф, 21 сентября 2018 > № 2736318

В Новосибирске обсудят обучение детей с нарушениями слуха

27-28 сентября в Новосибирске состоится Всероссийский семинар-совещание для руководителей образовательных организаций, реализующих адаптированные основные общеобразовательные программы для обучающихся с нарушениями слуха. Мероприятие проводит Министерство просвещения Российской Федерации.

В работе Семинара примут участие представители Министерства просвещения Российской Федерации, ведущие учёные и практики страны. В рамках Семинара будут рассмотрены вопросы государственной политики в сфере образования обучающихся с нарушениями слуха, современных научных подходов и педагогических технологий, а также опыт Новосибирской области по организации образовательного процесса указанной категории обучающихся.

К участию приглашаются руководители образовательных организаций, реализующих адаптированные основные общеобразовательные программы для обучающихся с нарушениями слуха.

Для участия в Семинаре необходимо в срок до 20 сентября 2018 г. пройти электронную регистрацию по ссылке https://sdo.nipkipro.ru/reg/?web=1

По вопросам участия в Семинаре можно обратиться по электронной почте [email protected] или по телефону 8-499-237-95-38.

Контактное лицо в Новосибирске по организационным вопросам – Попкова Ирина Владимировна (тел. 8-383-223-16-97).

Россия. СФО > Образование, наука. Медицина > минобрнауки.рф, 21 сентября 2018 > № 2736318


Россия > Медицина. Приватизация, инвестиции > fadm.gov.ru, 21 сентября 2018 > № 2736283

Проект #ДоброВСело шагает по стране

К Всероссийской акции «#ДоброВСело», стартовавшей 15 сентября 2018 года, присоединились уже более 20 регионов страны. В течение полутора месяцев выездные бригады медицинских специалистов и добровольцев побывают в 1 000 ФАПов, расположенных во всех 85 субъектах России. Всего в акции примут участие свыше 11 тыс. добровольцев и 2,5 тыс. медиков. Ожидается, что за время проведения #ДоброВСело их помощь почувствуют 250 тыс. жителей сельских районов страны.

Волонтеры-медики Карачаево-Черкесии отправились в фельдшерско-акушерские пункты аулов Жако и Зеюко. Вместе с медработниками они провели профилактическую работу с населением, а также привели в порядок прилегающую территорию ФАПа.

В Красноярском крае волонтеры-медики вместе с бойцами студенческих строительных отрядов помогли обустроить ФАП в поселке Слизнево. Молодые люди покрасили стены, ставни и починили забор. Также прочитали для жителей лекции о правильном питании и репродуктивном здоровье. До 1 ноября #ДоброВСело пройдет в 19 населенных пунктах Красноярского края.

Волонтеры-медики Севастополя, вооружившись метлами, лопатами, тяпками и граблями, провели в ФАПе села Фронтовое субботник: вынесли листья с территории, убрали траву, облагородили палисадники, побелили бордюры.

В Свердловской области добровольцы отправились в фельдшерско-акушерский пункт села Сылва Шалинского района. Они рассказали жителям о рациональном питании в пожилом возрасте, профилактике и действиях при первых признаках инсульта, а также научили сельчан правильно измерять артериальное давление.

Волонтеры-медики Челябинской области отремонтировали ФАП в селе Тарасовка Чесменского района.

Активисты Томского регионального отделения ВОД «Волонтеры-медики» помогли обустроить и провели косметический ремонт двух ФАПов: в селе Батурино и поселке Мирном.

В Липецкой области волонтеры-медики высадили аллею деревьев у ФАПа в селе Студеные Хутора.

Волонтеры-медики Иркутской области отправились в деревню Усть-Куда. Они организовали площадки, где сельчанину можно было определить свою предрасположенность к инсульту, научиться навыкам оказания первой помощи, узнать свой ВИЧ-статус, измерить давление, вес и рост. Также волонтеры дали рекомендации по ЗОЖ и профилактике ряда заболеваний.

В Республике Карелия волонтеры-медики помыли окна в ФАПе поселка Матросы и помогли специалистам Центра медицинской профилактики измерить у местных жителей уровень холестерина в крови, артериальное давление, исследовать пульс с сатурацией (насыщение крови кислородом).

Активисты Амурского регионального отделения провели для жителей села Новотроицкое профилактические, диагностические и просветительские мероприятия, а также благоустроили территорию ФАПа.

Ко Всероссийскому проекту #ДоброВСело присоединились и участники III ежегодного Межрегионального форума волонтеров медицинских образовательных учреждений ЦФО, который прошел с 12 по 15 сентября в Иваново. Волонтеры выехали в Луговской фельдшерско-акушерский пункт, где провели санитарно-просветительскую работу с жителями, предложили свою помощь по благоустройству территории, развлекли маленьких детей и провели с ними спортивные игры.

Россия > Медицина. Приватизация, инвестиции > fadm.gov.ru, 21 сентября 2018 > № 2736283


США > Образование, наука. Медицина > americaru.com, 20 сентября 2018 > № 2736225

Как стало известно из нового отчета Центра по контролю и профилактике заболеваний, основанного в Атланте, более 2 миллионов американских подростков используют электронные сигареты, чтобы курить марихуану.

Новые данные, основанные на репрезентативной выборке учеников средних и старших классов, показали, что примерно каждый третий ученик старшей школы и каждый четвертый ученик средней школы употребляли каннабис через электронные сигареты тем или иным способом.

Таким образом, в масштабах всей страны примерно 2 миллиона школьников употребляют наркотик посредством широкодоступных и популярных электронных сигарет. Это гораздо больше, чем могли допустить исследователи.

Не далее как на прошлой неделе комиссар Управления по контролю за продуктами и лекарствами назвал «эпидемией» популярность электронных сигарет среди молодежи. В этой связи управление готовится ограничить продажи пяти крупнейших производителей данных устройств.

США > Образование, наука. Медицина > americaru.com, 20 сентября 2018 > № 2736225


Казахстан > Медицина. СМИ, ИТ > kursiv.kz, 17 сентября 2018 > № 2731780

Казахстан полностью перейдет на электронный формат оказания медуслуг в 2019 году

Экономия от цифровизации составит около 1 млрд тенге

Раушан Нуршаева

Казахстан полностью перейдет на электронный формат оказания медицинских услуг в следующем году и ожидает экономию средств от цифровизации около 1 млрд тенге, сказал вице-министр здравоохранения Олжас Абишев на брифинге в понедельник в Службе центральных коммуникаций.

Вице-министр также сообщил, что охват местными информационными системами на уровне «город, районный центр» составляет 96,7%, к концу года планируется достичь охвата в 100%.

По его словам, с начала этого года в стране запустили проект по переходу на безбумажный документооборот. Вице-министр отметил, что затраты каждой клиники доходили до 13–15 млн тенге ежемесячно. Сэкономленные таким образом деньги были направлены на увеличение фонда заработной платы врачей.

«Планируем экономию к концу году по 700 медорганизациям, которые сейчас перешли в рамках пилотного безбумажного документооборота, ожидается около 1 млрд тенге», – сказал г-н Абишев.

Он добавил, что на цифровизацию медицинской отрасли бюджетные средства не затрачиваются, поскольку задействованы ресурсы и технологии частных компаний.

В сентябре прошлого года Министерство здравоохранения РК и компания IBM подписали меморандум о сотрудничестве, в рамках которого запланировано пилотное внедрение искусственного интеллекта в здравоохранении. В ходе пилотной апробации на базе Научно-исследовательского института онкологии и радиологии с участием врачей-онкологов проведено 57 пролеченных случаев по 13 видам нозологий....

Казахстан > Медицина. СМИ, ИТ > kursiv.kz, 17 сентября 2018 > № 2731780


Россия > Медицина > rosminzdrav.ru, 13 сентября 2018 > № 2734561 Вероника Скворцова

Интервью Министра Вероники Скворцовой «Комсомольской правде»

ЖЕНЩИНЫ ОБГОНЯЮТ МУЖЧИН

– Вероника Игоревна, на ВЭФ в рамках сессии «Создание условий для жизни людей» будет обсуждаться продолжительность здоровой жизни на Дальнем Востоке. Как известно, в числе приоритетов национальных целей развития России сейчас стоит задача повысить ожидаемую продолжительность жизни в нашей стране до 80 лет. Как выглядят эти показатели в Дальневосточном регионе сегодня, в том числе в сравнении с общероссийскими?

– В последние годы нам удалось достичь серьезного роста продолжительности жизни россиян. Только за 2017 год она увеличилась на 0,8 года (а у мужчин – больше чем на год), достигнув национального исторического максимума – 72,7 года. В прошлом году был отмечен самый низкий уровень смертности за последние 20 лет. Сейчас наша задача – к 2030 году достичь продолжительности жизни до 80 лет.

Если говорить о Дальнем Востоке, то здесь продолжительность жизни тоже увеличилась, причем существенно: с 62 лет в 2005 году до 70,1 в 2017 году. Вместе с тем, конечно, сохраняются и проблемы. Так, например, на Дальнем Востоке продолжительность жизни мужчин трудоспособного возраста все еще ниже общероссийской, что требует отдельных усилий.

ДЛЯ ПОЧТЕННОГО ВОЗРАСТА – ОСОБЫЙ ПОРЯДОК

– Планируется ли применять какие-то специальные меры, особенные медицинские и организационные подходы для дальнейшего повышения продолжительности жизни в регионе и в целом по стране?

– Главные меры по увеличению продолжительности жизни сосредоточены в двух национальных проектах – «Здравоохранение» и «Демография», разрабатываемых нами для реализации положений Указа Президента Российской Федерации В.В. Путина.

Нацпроект «Здравоохранение» предполагает комплексные мероприятия по снижению смертности, в частности от сердечно-сосудистых заболеваний и онкологии, повышению качества и доступности помощи. Эти мероприятия позволят уже к 2024 году снизить смертность от болезней системы кровообращения на 23,4%, а от новообразований на 8,4%.

Особое значение имеют меры по так называемому общественному здоровью: таргетированные меры по снижению бремени основных факторов неинфекционных заболеваний. Одновременно с этим планируется усилить индивидуальную профилактику через профилактические осмотры и диспансеризацию, то есть систему выверенных скринингов здоровья. В 2017 году профилактические осмотры и диспансеризацию прошли 48,5 млн детей и взрослых, что в 1,5 раза больше, чем в 2013 году. Планируется уже к 2021 году выйти более чем на 80 млн человек, а в 2024 году – не менее чем на 70% населения, а это свыше 100 млн. человек. Это позволит не просто увеличить продолжительность жизни, а продолжительность здоровой жизни, как было поручено президентом страны.

ТАБАК УХОДИТ ИЗ СТРАНЫ?

– Известно, что серьезный вклад в активное долголетие вносит здоровый образ жизни. Как бы вы оценили привлекательность ЗОЖа для россиян, распространенность такого образа жизни у нас в стране? Есть ли изменения за последние годы?

– По мнению экспертов Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), совместный вклад медицинской помощи и наследственных факторов в здоровье составляет не более 40%, тогда как 50% – это здоровый образ жизни. Системная работа на этом направлении позволила за прошедшие годы существенно сократить потребление алкоголя на душу населения почти на 40%, табака – на 22% у взрослых и в 2,5 раза у подростков. Это не осталось незамеченным международным сообществом: ВОЗ назвала Россию в числе лидеров по внедрению мер по борьбе с неинфекционными заболеваниями.

Конечно, нельзя останавливаться на достигнутом. Дальнейшие наши шаги в этом направлении определены в проекте «Укрепление общественного здоровья», являющемся частью нацпроекта «Демография». Главная задача – впервые сформировать в нашей стране систему общественного здоровья. Среди стратегических шагов – формирование среды, способствующей ведению гражданами здорового образа жизни, коммуникационные кампании, региональные и муниципальные программы по общественному здоровью, корпоративные программы укрепления здоровья.

Весь этот комплекс мероприятий позволит к 2024 году увеличить число россиян, приверженных здоровому образу жизни, снизить продажи табака более чем на 23%, продажи алкоголя – на 9%. А это означает снижение смертности и увеличение продолжительности жизни.

РАДОСТЬ МАТЕРИНСТВА

– Эксперты говорят, что по мере роста продолжительности жизни сдвигаются разные этапы – продлевается детство, позже заканчивается молодость и т.д. В том числе люди позднее заводят семью, женщины откладывают рождение первого ребенка, ссылаясь на построение карьеры. Могли бы вы пояснить как глава Минздрава и как врач: как не переборщить с откладыванием вопроса деторождения?

– С появлением ребенка в жизни семьи появляются не только новые обязательства и ответственность, но и новый смысл, радость и счастье, яркие краски. Сегодня государством созданы все возможные условия для того, чтобы женщина получила всю необходимую медицинскую помощь. Выстроена трехуровневая система перинатальной помощи. Активно развиваются вспомогательные репродуктивные технологии, такие как экстракорпоральное оплодотворение (ЭКО). Начиная с 2013 года количество женщин, которым проведено ЭКО, увеличилось с 10 до 65 тыс. в 2017 году.

Но, конечно, никто не заменит ответственности самой будущей матери. Речь идет прежде всего об отказе от курения, употребления алкоголя и о приверженности здоровому питанию и ведению физически активной жизни.

«ТАКИХ ПРИМЕРОВ НЕТ НИГДЕ В МИРЕ»

– Открытие перинатальных центров в России сегодня находится под особым контролем главы государства. Расскажите, какие государственные программы, направленные на сохранение материнства и детства, сегодня уже внедрены. Смогло ли это повлиять на повышение безопасности родов для матери и ребенка?

– Принципиально новым этапом в развитии отечественной службы родовспоможения стала федеральная программа по развитию сети перинатальных центров. Это беспрецедентная инициатива. Мне неизвестны примеры в мире, когда по личному указанию главы государства по всей стране была бы возведена сеть высокотехнологичных, современных перинатальных центров.

Трудно даже поверить: на протяжении последних лет в нашей стране практически каждый месяц по поручению президента открывается новый перинатальный центр, оснащенный передовым оборудованием и обеспеченный подготовленными кадрами. К концу 2018 года мы откроем 7 перинатальных центров, а по итогам программы их станет 94.

Программа (по развитию перинатальных центров. – Прим. ред.) стала крупнейшим инфраструктурным проектом в здравоохранении за последние годы, но я хотела бы в первую очередь сказать не о стройке, а о тех целях, ради чего все начиналось, и о полученных результатах. Благодаря программе по развитию перинатальных центров удалось беспрецедентно для нашей истории снизить уровень младенческой и материнской смертности. Сегодня эти уровни в России – самые низкие за всю историю.

Более того, в половине российских регионов младенческая смертность снизилась до показателей стран старой Европы. Напомню, что по плановым расчетам показатель младенческой смертности должен был в 2017 году составить 7,5 на 1 тысячу родившихся живыми, но нам удалось снизить его до 5,6. За семь месяцев этого года мы достигли показателя 5,2 случая смерти на тысячу родившихся живыми. За шесть прошедших лет младенческая смертность снизилась на 35%.

Значительно уменьшилась и материнская смертность – в 2017 году она составила 8,8 на 100 тыс. родившихся живыми. За последние пять лет мы снизили материнскую смертность более чем на 22%.

Поэтому об эффективности государственной политики в вопросе родовспоможения говорят эти независимые цифры, но главное, что за ними – сохраненные жизни детей и матерей.

Россия > Медицина > rosminzdrav.ru, 13 сентября 2018 > № 2734561 Вероника Скворцова


Россия > Армия, полиция. Госбюджет, налоги, цены. Медицина > mvd.ru, 13 сентября 2018 > № 2732052 Светлана Чупшева

Помочь тем, кто помогает.

Вклад волонтёров в решение социальных проблем, охрану общественного порядка, поиск пропавших людей, экологию и многие другие сферы жизнедеятельности общества поистине неоценим. Но те, кто готов безвозмездно делать наш мир лучше и добрее, сами нередко нуждаются в помощи. Генеральный директор Агентства стратегических инициатив (АСИ) Светлана Чупшева убеждена: добровольческое движение в России начнёт развиваться активнее, если органы власти поддержат его ресурсами, будут информировать о реализуемых проектах, привлекут специалистов для обучения волонтёров.

Требуется обратная связь

- Светлана Витальевна, в мае этого года вступил в силу закон, регулирующий добровольческую деятельность в стране. АСИ участвовало в его разработке. Расскажите, пожалуйста, чем была вызвана необходимость принятия этого законодательного акта?

- Закон «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам добровольчества (волонтёрства)» аккумулировал в себе и упорядочил все положения, относящиеся к этой деятельности. В нём закрепляются и уравниваются понятия «добровольчество» и «волонтёрство» и определяется правовой статус юридических лиц и граждан, оказывающих помощь на безвозмездной основе. Чтобы больше людей разных возрастов, желающих заниматься благотворительностью, имели такую возможность, предусмотрено создание единой информационной системы. Сегодня мы всех ориентируем на портал «Добровольцы России», созданный на президентский грант Ассоциацией волонтёрских центров. Это своеобразный навигатор по всей стране, объединяющий порядка 90 тыс. добровольцев и более 3 тыс. организаций. Здесь можно получить информацию о программах и акциях федерального, регионального масштаба, о необходимом обучении, найти центры волонтёрской деятельности, друзей, соратников и партнёров по различным проектам.

Наконец, приняты изменения и в налоговом законодательстве. Теперь расходы, которые несёт организатор добровольческой деятельности, не рассматриваются как доходы волонтёров. Речь идёт о предоставлении жилого помещения, об организации проезда, питания, а также об обеспечении оборудованием, амуницией и о нематериальных активах, за которые ранее каждый доброволец делал налоговые отчисления. И это у людей вызывало непонимание. Сегодня вопрос решён, и я считаю это победой наших волонтёров.

- Кроме законодательного урегулирования своей деятельности, в какой конкретной помощи нуждаются добровольцы?

- Волонтёрам не хватает ресурсов - например, помещений, где они могли бы собираться, канцтоваров или печатных материалов. Они нуждаются и в обучении, так как при оказании помощи разным категориям населения существуют свои особенности. Умение работать в команде - навык, который также необходим в добровольческой деятельности. Для многих неравнодушных граждан, занимающихся благотворительностью, важно и признание того, что они делают нужную работу. Поэтому оказание информационного содействия и популяризация волонтёрства в СМИ, разработка мер поощрения могли бы стать для них моральной поддержкой.

В вышеназванном законе определено, что должны сделать федеральные, региональные и муниципальные структуры для развития волонтёрской деятельности. Были приняты подзаконные акты, чтобы задействовать этот механизм. АСИ разработало Стандарт поддержки добровольчества. И полсотни субъектов Российской Федерации уже подтвердили свою готовность стать пилотными площадками для его внедрения. Региональные власти создают на местах коллегиальные органы, которые определяют стратегию оказания конкретной помощи добровольцам и информационную политику в этом вопросе, назначают ответственных лиц. Открываются ресурсные центры - площадки, где волонтёры могут встречаться и проводить мероприятия, обучаться необходимым навыкам оказания помощи. Чтобы вся эта работа наполнилась качественным содержанием, определенно нужно время. Но понять, в правильном ли мы идём направлении, сможем уже в конце этого года. А для этого важна обратная связь. Поэтому мы просим представителей неправительственных некоммерческих организаций высказывать своё мнение - где и какая необходима поддержка на уровне региональных властей, чтобы люди могли реализоваться в добровольческой деятельности. На площадке нашего агентства также поддерживаются отдельные волонтёрские проекты в сфере образования, наставничества и социальной направленности.

- Проводился ли анализ: в каких отраслях добровольцы наиболее востребованы и хотят оказывать помощь?

- Являясь членом Экспертного совета по президентским грантам, я имею возможность видеть хорошую выборку из нескольких тысяч добровольческих проектов со всей страны. Большая доля из них приходится на здравоохранение и социальную сферу. Здесь есть потребность в помощи, не какой-то абстрактной, а конкретной. И люди готовы идти в эти сферы, менять к лучшему жизнь своих соотечественников, оказавшихся в сложных ситуациях. Немало желающих осуществлять волонтёрскую деятельность и в системе образования. Лично моё ощущение, что по этим направлениям помощь добровольцев наиболее востребована и эффективна. Но это не умаляет значимости волонтёрской работы и в других областях. Например, по поиску пропавших людей.

Код безопасности

- Отряды «Лиза Алерт» находят единомышленников по всей стране. К обучению добровольцев навыкам поиска пропавших людей подключились профессионалы из силовых ведомств. Требуется ли ещё какая-то поддержка волонтёрам этого движения?

- Ни одна государственная структура не может за короткое время организовать 500-1000 человек на поиск пропавших людей. Поэтому помощь в этом важном деле волонтёров «Лиза Алерт» неоценима. Эта добровольческая организация имеет колоссальный человеческий ресурс. Поисковые отряды представлены сегодня в 44 регионах России. Волонтёры «Лиза Алерт» за 10 лет своей деятельности нашли порядка семи тысяч пропавших, почти две тысячи из них - дети. В прошлом году в Карелии в коворкинге «Точка кипения» прошла встреча Президента России с представителями некоммерческого сектора и лидерами волонтёрских движений. Здесь рассматривались меры поддержки этим организациям. Руководитель отряда «Лиза Алерт» Григорий Сергеев выступил с инициативой о создании Центра поиска, который смог бы стать площадкой, объединяющей усилия как федеральных органов власти, так и региональных - МВД, МЧС, в определённых случаях - Следственного комитета и Министерства обороны - для быстрого реагирования в организации поиска пропавших людей. Глава государства поддержал идею: было дано поручение силовым структурам и АСИ проработать этот вопрос и создать такой центр. В 2017 году он был зарегистрирован в Москве, его возглавил Григорий Сергеев. Также было рекомендовано создать центры по организации быстрого реагирования при проведении поисков в регионах. На одной площадке мы собрали представителей МВД, МЧС, Следственного комитета и Минобороны. Между силовыми ведомствами и центром подписан и согласован единый регламент взаимодействия. На федеральном уровне он уже представлен. В нём чётко определены ресурсы каждой из структур и в какой момент с подачи заявки какая организация должна её отрабатывать. Но ещё нужна разъяснительная работа на местах, чтобы выстроить такое взаимодействие. Остаются открытыми вопросы по статистике: кто будет собирать и анализировать информацию, чтобы выработать максимально эффективные решения по профилактике пропаж. Центр поиска уже запустил образовательные программы. Для родителей и детей даются простые алгоритмы: как пользоваться компасом, ориентироваться в лесу, предупредить несчастные случаи, если ребёнок потерялся в городе. На площадке АСИ и на базе лагерей «Артек» и «Океан» около 900 человек прошли базовое обучение.

Мы надеемся, что Центр поиска сможет стать такой структурой, где аккумулируются методический материал и лучшие практики по поиску людей и выстраиванию взаимодействия волонтёров с органами власти. С его помощью можно максимально вовлечь добровольцев в регионах, которые пройдут базовое обучения по поиску в природной среде. К проведению таких занятий уже привлекаются профессионалы из органов внутренних дел, спасатели. Но пока не так широко, как хотелось бы. Вместе с представителями силовых ведомств мы формируем мотивационную часть: планируется, что награды за успешную деятельность по поиску пропавших будут получать и сотрудники ведомств, и волонтёры. Если все мы будем работать в одной команде, результат от этого только улучшится.

- Обучение школьников навыкам безопасного поведения в лесу и в городе на базе летних лагерей - это актуально, но, наверное, недостаточно. Может быть, в систему образования включить специальный курс, например, проводить такие занятия в рамках уроков ОБЖ?

- Такой проект уже существует и проходит апробацию в ряде школ на уроках технологии. Как известно, этот предмет появился вместо традиционного труда. К слову, АСИ выступило разработчиком концепции этого урока, его насыщения. Курс, который мы назвали «Код безопасности», реализуется вместе со школьниками. Подростки сами его преподают своим ровесникам или детям помладше в рамка общеобразовательной программы. Они рассказывают, как себя вести, чтобы не потеряться, и что делать, если это уже произошло. А также обучают навыкам безопасного поведения во время пожара, стихийных бедствий и так далее. Наша задача - сделать эти занятия массовыми. И мы надеемся не только на ресурсы волонтёров, но и на поддержку Министерства образования.

Такие разные, такие похожие…

- Могли бы вы обрисовать обобщённый порт­рет российского волонтёра: возраст, социальный статус, что им движет?

- Волонтёры, которых я встречала, в том числе на площадках АСИ, - это абсолютно разные люди - по возрасту, компетенции и мотивации. Эту тему мы даже обсуждали с организаторами добровольческой деятельности, представителями благотворительных фондов. И у нас тоже не получилось какого-то обобщённого портрета волонтёра. Да он и не нужен. Каждый доброволец хорош по-своему. Объединяет таких людей, пожалуй, одно - желание быть полезными тем, кто нуждается в заботе и поддержке, не за какое-то вознаграждение, а по велению души. Вот, например, учредитель благотворительного Фонда помощи хосписам «Вера» Анна (Нюта) Федермессер рассказывала, что у них волонтёры по характеру уравновешенные, спокойные, отчасти даже флегматичные. Видимо, именно такие качества необходимы людям, ухаживающим за паллиативными больными. Что касается поисковиков, то среди них довольно часто встречаются личности с определённой долей здорового авантюризма, идущие по жизни с драйвом. А на спортивных мероприятиях мы видим большое количество молодых волонтёров. В основном это студенты. Они могут выделить время на обучение и нахождение на соревнованиях, проявляют интерес к спортивным мероприятиям и, как правило, свободно владеют одним или несколькими иностранными языками.

- Раз вы упомянули добровольных помощников на спортивных мероприятиях, то нельзя не отметить огромное количество добрых слов, которые прозвучали в адрес российских волонтёров, помогавших в проведении Чемпионата мира по футболу-2018. Благодаря чему удалось организовать эту работу на высоком уровне?

- По моему мнению, развитию волонтёрского движения в России дали толчок Всемирная летняя Универсиада, проходившая в 2013 году в Казани, и Олимпиада в Сочи. При проведении этих масштабных спортивных мероприятий был получен ценный опыт по организации деятельности добровольцев и их обучению. И эту команду хорошо подготовленных людей не хотелось терять. Им надо было дать возможность проявить себя и в других проектах. И она представилась. В этом году волонтёры внесли колоссальный вклад в проведение чемпионата мира по футболу в Москве. На мундиале были успешно применены технологии вовлечения, обучения, отработки этапов взаимодействия представителей различных структур с волонтёрами. И сегодня ФИФА транслирует опыт России как лучший на международном уровне.

- В поддержании общественного порядка на массовых мероприятиях, в том числе спортивных, совместно с полицейскими участвуют и казаки. В Краснодарском крае, к примеру, таких добровольных помощников уже тысячи. Однако наряду с волонтёрами в папахах появились и профессиональные дружины, несущие службу за деньги…

- Когда ты получаешь вознаграждение за свою работу, то переходишь из категории волонтёра в разряд штатного сотрудника. Доброволец - это жизненная позиция, когда человек хочет делиться своими умениями, знаниями и опытом не за деньги. К своему статусу волонтёры относятся очень трепетно. Но в то же время зачастую доброволец эволюционирует в профессионала: ты можешь, будучи волонтёром, приобрести какие-то навыки и потом применить их в выбранной профессии. В этом нет ничего плохого. Волонтёр - это серьёзная ступень и к предпринимательству, потому что позволяет получить опыт, востребованный в бизнесе. Возможность развить лидерские качества, умение собирать команду и работать без ресурсов, реализуя конкретные проекты с конкретными результатами, - это ценно и, наверное, помогло бы каждому человеку в его профессиональной деятельности.

- А у вас был личный опыт волонтёрства? Может, в юности вы участвовали в добровольческом движении?

- На системной основе - нет. А что касается помощи знакомым и незнакомым людям в беде или в трудных для них моментах жизни, то, наверное, каждый из нас может считать себя волонтёром. Сегодня, занимаясь поддержкой социальных проектов профессио­нально, я очень болезненно реагирую на проблемы, связанные с детскими домами, с семьями, оказавшимися в кризисной ситуации. Задача АСИ и моя личная - решить на системном уровне эти и другие сложные вопросы, получить поддержку Президента и предложить новые подходы и модели тиражирования программ помощи тем, кто в ней действительно нуждается.

Беседу вела Елена КУЗНЕЦОВА

Визитная карточка

Светлана Чупшева родилась в Праге. В 2001 году с отличием окончила Самарскую государственную экономическую академию. Начиная с 2000 года работала в главном отделении Банка России по Самарской области, затем в правительстве региона. С 2004 года занимала должность генерального директора Рейтингового агентства правительства Самарской области, а также возглавляла Государственное учреждение «Агентство по экономическому развитию Самарской области». С 2009 года - советник заместителя председателя правительства Самарской области - министра экономического развития, инвестиций и торговли Самарской области.

С 2011 года - корпоративный директор Агентства стратегических инициатив (АСИ). 10 августа 2015 года назначена директором направления «Социальные проекты» АСИ.

С 13 февраля 2017 года - генеральный директор Агентства стратегических инициатив. Награждена Почётной грамотой Президента России, имеет благодарности Президента России и мэра Москвы.

Воспитывает четверых детей.

Наша справка

Агентство стратегических инициатив по продвижению новых проектов (АСИ) - российская автономная некоммерческая организация, созданная Правительством России для реализации комплекса мер в экономической и социальной сферах.

Отряд «Лиза Алерт» назван в честь Лизы Фомкиной, которая потерялась в лесу вместе с тётей, и английского слова alert (в переводе - «сигнал тревоги»). Пять дней после пропажи ребёнка об этом никто не знал. Когда новость попала в Сеть, люди сразу объединились и начали поиски. Лизу нашли на десятый день, но она была мертва. Пятилетняя девочка умерла от переохлаждения на девятый день после пропажи. Если бы о несчастье узнали чуть раньше, её можно было бы спасти. Именно после этого случая и появился отряд «Лиза Алерт», объединяющий добровольцев, действующий на общественных началах, на основе доброй воли, взаимовыручки и бескорыстия.

По данным ООН, каждый седьмой житель Земли в той или иной форме принимает участие в волонтёрской деятельности.

Благотворительный фонд «Вера» создан в 2006 году. Он назван именем Веры Миллионщиковой - основателя и главного врача Первого московского хосписа. Сегодня его возглавляет дочь основательницы Анна (Нюта) Федермессер. Фонд поддерживает только тех пациентов, чьи болезни невозможно вылечить, но которым можно помочь: снять боль, убрать тяжёлые симптомы, сделать жизнь насыщенной и полноценной до конца. Такая помощь называется паллиативной.

(Щит и меч № 34, 2018 г.)

Россия > Армия, полиция. Госбюджет, налоги, цены. Медицина > mvd.ru, 13 сентября 2018 > № 2732052 Светлана Чупшева


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter