Всего новостей: 2162209, выбрано 924 за 0.109 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Россия > СМИ, ИТ. Медицина > forbes.ru, 17 июля 2017 > № 2246302 Дмитрий Морозов

Математический алгоритм: возможно ли создать новые лекарства путем их компьютерного моделирования

Дмитрий Морозов

генеральный директор компании BIOCAD

По сравнению с методом высокопроизводительного скрининга компьютерное моделирование экономит фармацевтической компании десятки миллионов долларов за счет своевременного отказа от «бесперспективных» веществ

Создание и запуск инновационных лекарственных препаратов — обязательное условие существования любой конкурентоспособной развивающейся фармацевтической компании. Однако этот процесс требует значительных инвестиций, занимает много времени и полон рисков. Традиционно считается, что на разработку и запуск в производство нового препарата требуется порядка 7-10 лет, а инвестиции на его создание достигают $2 млрд.

Однако все эти затраты могут стать бесполезными, если созданное лекарство не пройдет клинические испытания и, как следствие, препарат не будет зарегистрирован регулятором. А это случается очень часто. Известно, что за последние несколько лет число препаратов, «проваливших» вторую и третью стадии клинических испытаний, выросло вдвое, как и число лекарств, которым регулятор за последние десять лет отказал в регистрации. Что это значит для участников отрасли? Что объем необходимых инвестиций в разработку лекарств растет вместе с требованиями регуляторов к доказательству эффективности и безопасности препаратов. Производители ищут эффективные способы разработки новых молекул, чтобы с их помощью увеличить число препаратов, которые имеют потенциальные возможности стать революционными на рынке.

В настоящее время одним из самых перспективных направлений НИОКР для решения этих задач является математическое моделирование лекарственных средств. Его развитие обусловлено совершенствованием компьютерных технологий и возможностью обработки с их помощью больших массивов данных.

Возможности и эффективность методов математического моделирования впечатляют. Вряд ли сегодня есть отрасли, не использующие компьютерное моделирование: его применяют в промышленности, сельском хозяйстве, сервисных услугах. С его помощью прогнозируют результаты выборов, стоимость акций, потребительский спрос на новинки, за цифровыми технологиями — будущее. Особое внимание необходимости их развития уделил президент РФ Владимир Путин в рамках своего выступления на заседании Совета по стратегическому развитию и приоритетным проектам.

Сегодня в России есть яркие примеры использования цифровых технологий в различных отраслях промышленности. Например, на производствах в инновационном кластере «Технополис GS» (инвестиционный проект холдинга GS Group в г. Гусеве Калининградской области) с помощью компьютерного моделирования специалисты уже на ранних стадиях разработки продукта могут контролировать надежность изделия, тепловые режимы его работы, нагрузку на процессоры, геометрию и логистику. Благодаря использованию технологии удается максимально оптимизировать затраты в ходе производственного процесса, а также прогнозировать количество отказов и рекламаций еще до выпуска изделий в серию и после начала отгрузок, с высокой степенью управляя затратами на сервис и гарантийное обслуживание.

Другой пример — из авиастроения. В ходе создания новейшего российского авиалайнера МС-21 разработчики активно применяют методы моделирования. В частности, с их помощью инженеры «довели до ума» процессы посадки и торможения лайнера, а также четко определили аэродинамические характеристики и управляемость в форс-мажорных случаях отказа двигателя. Первый испытательный полет МС-21 успешно прошел в мае 2017 года.

Только с помощью использования математических алгоритмов удалось завершить международный исследовательский проект «Геном человека». В работы по расшифровке нуклеотидных пар в течение 15 лет были задействованы 250 машин. Они 24 часа в сутки собирали, анализировали, систематизировали и аннотировали терабайты информации.

Первые математические модели в области фармакологии и анализа клинических данных разрабатываются и применяются на практике с начала 70-х годов XX века. Так называемая фармакометрика способствовала определению дозировки и групп пациентов, которым необходим препарат. Появление и развитие новых компьютерных технологии расширило области применения математических моделей, в том числе в биологии и медицине.

Использование компьютерных моделей ускоряет процессы разработки и вывода на рынок новых продуктов, оптимизирует затраты и снижает себестоимость. По сравнению с методом высокопроизводительного скрининга, который правильнее было бы называть методом проб и ошибок, компьютерное моделирование экономит фармацевтической компании десятки миллионов долларов за счет своевременного отказа от «бесперспективных» веществ.

Кроме того, становится возможным точное прогнозирование и управление свойствами продукта, его фармакокинетическими и фармакодинамическими свойствами. Это позволяет компаниям выпускать на рынок продукт, максимально соответствующий потребительскому запросу.

Компьютерное моделирование уже входит в список обязательных стадий прохождения проектов. Начавшись с обработки экспериментальных данных, сегодня это направление позволяет нам существенно ускорять R&D: повышать эффективность сборки генов и продуктивность выработки белков, превращать животные антитела в человеческие и повышать их аффинность связывания с мишенью, предсказывать течение химических реакций и определять оптимальные модификации малых молекул.

Для примера: в прошлом году мы запустили первый проект, все кандидаты которого были полностью спроектированы in silico — с помощью компьютерного моделирования, и уже спустя три месяца получили два финальных кандидата, которые сейчас проходят доклиническую разработку. Другой пример — проект 2-in-1, целью которого является создание нового класса антител, обладающих всеми свойствами и симметриями IgG, но обеспечивающих мультиспецифическую активность.

Компьютерный анализ данных также помогает и в других областях. С помощью статистики и трехмерного моделирования в этом году нам удалось показать Всемирной организации здравоохранения, что существовавшие более двадцати лет правила присвоения МНН антителам построены на не вполне корректных выводах и потому требуют корректировок. В конце мая эти правила были кардинально изменены.

Кроме этих очевидных преимуществ применение компьютерных моделей позволяет создавать препараты для лечения болезней, которые еще недавно считались трудноизлечимыми или неизлечимыми. Успехами мы опять обязаны машинному разуму. Анализируя взаимодействия молекул, компьютер оперирует огромными массивами данных и способен выявлять сложнейшие закономерности, заметить которые человеку просто не под силу.

Например, известно, что в США в 2013 году FDA одобрила новое лекарство от гепатита С. Это как раз детище компьютерного моделирования. Лекарство вылечивает гепатит С за 12 недель, но довольно дорого: стоимость курса лечения — $84 000.

В 2016 году другая американская компания выпустила на рынок свой препарат для лечения гепатита С. В основе — синтезированные на основе компьютерных моделей вещества гразопревир и илбасвир. Курс лечения также составляет 12 недель, правда, в отличие от предыдущего препарата, он обойдется пациенту почти на $30 000 дешевле.

В этом году компания Sanofi подписала контракт с Schrödinger для использования вычислительных технологий в 10 проектах создания новых лекарственных средств на сумму $120 млн.

«Филип Моррис Интернэшнл» на основе компьютерных моделей изучает влияние на человеческий организм токсичных веществ, которые образуются в результате курения табака.

Компьютерные технологии активно используются в организации лечения пациентов. Наиболее известным является проект Watson, совместно реализуемый IBM и нью-йоркским MSKCC. Его результат — точная диагностика и индивидуальные рекомендации по лечению онкобольных. Советы компьютер генерирует на основе анализа более чем 30 тысяч карт пациентов.

В начале февраля 2017 года о применении искусственного интеллекта для моделирования новых лекарственных препаратов объявила команда разработчиков Mail.Ru Group, Insilico Medicine и МФТИ.

В портфеле перспективных разработок нашей компании сегодня находятся несколько десятков новых молекул, которые искусственный интеллект оценил как перспективные. На то, чтобы прийти к такому выводу, нам понадобилось несколько месяцев, в то время как ранее на это уходили годы. Основные вычисления проводятся в запущенном в 2016 году Центре обработки данных (ЦОД), мощность которого составляет 268 TFLOPS. Сейчас ЦОД в основном занимается сложным структурным анализом: для создания нового лекарственного препарата рассматривается не менее 1 млн природных молекул. Помимо базовых исследований впоследствии нужные молекулы дорабатываются и усовершенствуются, в результате чего синтезируемый препарат становится более безопасным и эффективным. Первичный анализ в данном случае проводится в виртуальной среде in silico, и только после этого прошедшие отбор материалы отправляются в лаборатории для прохождения тестов in vitro и in vivo.

Использование методов математического моделирования экономит компании не только время и деньги, но и положительно сказывается на репутации. Ведь математические исследования снимают необходимость проведения тестов на животных моделях.

И я думаю, это только начало: функциональные математические модели демонстрируют неуклонно возрастающую эффективность и вскоре помогут полностью изменить процесс разработки и создания лекарственных препаратов.

Россия > СМИ, ИТ. Медицина > forbes.ru, 17 июля 2017 > № 2246302 Дмитрий Морозов


Казахстан > Образование, наука. Медицина > camonitor.com, 14 июля 2017 > № 2242232 Гульнара Ташенова

Можно ли в наших школах вырастить здорового ребенка?

Автор: Адольф Арцишевский

Со времен Советской власти в нашем сознании неистребимо живет категоричный лозунг: «Все лучшее – детям!» Он, правда, в ту эпоху имел под собой солидную базу: Дворцы пионеров, летние и зимние пионерлагеря, спортивные секции, клубы «Кожаный мяч» и «Золотая шайба»... Быть может, какие-то рудименты всего этого уцелели и до наших дней, но по большей части все оно кануло в лету и осталось лишь в пионерском гимне «Взвейтесь кострами, синие ночи!». При желании можете сделать «клик» в Интернете и прослушать этот бравурный марш, его хором споют вам пышущие здоровьем красногалстучные ребятишки тех лет, которые делу Ленина и партии были верны. Сейчас собрать такой хор тинейджеров весьма проблематично. Спеть-то они, может, споют, а вот насчет пышущего здоровья – большой вопрос. Там через одного будут либо страдающие от ожирения подростки, либо впадающие в анемию совсем еще юные барышни.

«Все лучшее – детям!»

Мы не без содрогания вспоминаем, как выживали в эпоху перемен и, твердя словно мантру «Все лучшее – детям!», не очень-то берем в расчет, что больше всех и в первую голову пострадали именно дети.

Начнем с того, что школу, естественно, лихорадило от реформ, причем не только в части просвещения. В школах были медкабинеты, школьный врач и медсестра, они следили, худо ли бедно, за здоровьем детишек, у них была своя наработанная десятилетиями практика, но их переподчинили из Минздрава Министерству образования. Шаг был явно непродуманный и роковой, поскольку Министерство образования занималось, как нетрудно догадаться, образованием, но никак не здравоохранением, в котором оно в общем-то мало что смыслило, и врачебный контроль за здоровьем детишек оказался безхозным. Школьный врач под давлением обстоятельств и во всей этой неразберихе как-то незаметно исчез из жизни школы, должность эту попросту упразднили, что не лучшим образом сказалось на здоровье школяров.

Но и в дошкольной жизни ребенка ждали тоже нелегкие испытания. Чья-то умная голова, воодушевившись европейскими ценностями, решила внедрить в нашу жизнь семейных врачей, никак не учитывая казахстанские реалии. В результате исчезли детские поликлиники, педиатрам дали как бы отставку, детей стали лечить на общих основаниях врачи для взрослых. Мединституты перестали готовить педиатров, они тоже стали фигурой неуместной. Но при всем при том деторождаемость росла, и проблемы детского здоровья не теряли своей актуальности и остроты. Коридоры наших поликлиник наполнились детскими голосами. Наши участковые врачи и без того света белого не видели, так теперь они работали в две-три смены, поскольку, отстояв вахту в поликлинике и разобравшись с пенсионерами и прочим людом, они устремлялись по домам на помощь занедужившим детям, о болезнях которых имели весьма смутное представление.

В общем, ребенок теперь поступает в школу уже с букетом тех или иных болячек, или, как говорят в таких случаях англичане, «с малым джентльменским набором недугов». За школьной партой ему предстоит марафон в одиннадцать лет. Естественно, за эти годы он не станет здоровее и обретет вместе с аттестатом зрелости «большой джентльменский набор».

О нем мы скажем чуть позже. А сейчас хотелось бы обратиться к специалисту и понять, кто же сегодня в ответе за здоровье школьника.

Зуд реформаторства и его последствия

Наша собеседница – доктор медицинских наук, руководитель управления организационно-методической работы и медицинской статистики Научного центра педиатрии и детской хирургии Гульнара Ташенова. До недавнего времени она сверх того была главным внештатным педиатром Минздрава РК, но статус этот стал как бы неактуален и неуместен вследствие судорожных преобразований, связанных с педиатрией, которые лихорадили в последние годы Казахстан.

– Сразу же хочу сказать, что сегодня у нас настали кардинальные перемены, – говорит она. – Во-первых, медицинское обслуживание школьников наконец-то передано в ведение Минздрава. Во-вторых, возобладал здравый смысл и с подготовкой педиатров. В-третьих, принимаются меры для восстановления детских поликлиник.

– Так-то оно так, но вернуть все на узаконенные места непросто. Меня поразил ваш капитальный труд (другого определения я не нахожу) «Совершенствование школьной медицины в РК». Там лишь одна страничка посвящена передаче школьной медицины в ведение Минздрава, но у меня было такое ощущение, будто я вникаю в технико-экономическое обоснование ЭКСПО-2017. Вот уж действительно – ломать не строить…

– Перекос этот со школьной медициной возник в 1990-е годы в связи с трудностями финансирования и с необходимостью так называемой оптимизации. В советское время все было устроено по уму. Школы были прикреплены по территориальному принципу к детским поликлиникам. Естественно, школьные подростковые медкабинеты находились в ведении Минздрава. Контроль за здоровьем детей был неукоснительный. Представить себе школу без школьного врача было просто невозможно. А сейчас вообще нет такой должности. Но, повторяю, в конце прошлого года началась передача медицинского обслуживания школьников в ведение Минздрава. Школы вновь территориально прикрепили к поликлиникам, провели аудит медицинских пунктов, они, естественно, за минувшие годы утратили необходимое оборудование, работали по старой схеме, погрязнув в бумажном документообороте. Медсестры забыли о повышении квалификации, в основном это люди предпенсионного возраста, тянут себе лямку по инерции. Тут нужны усилия не одного министерства, тут необходим межведомственный комплексный подход.

– То есть все это не произойдет в одночасье. А дети… Что дети? Ведь все это время здоровью учеников не уделялось должного внимания…

– Видите ли, профилактические осмотры проводились, как и прежде, но они носили по большей части формальный характер. Для галочки, как говорят в таких случаях. На профилактические осмотры должны выезжать бригады узких специалистов во главе с педиатром. Офтальмолог, ЛОР-врач, хирург, ортопед, невропатолог, гастроэнтеролог, уролог и т.д. Но как раз узких специалистов в таких бригадах почти нет. И какой толк от подобных осмотров? По отчетам мы видим, что они проводились, но, в сущности, осмотром педиатра все и ограничилось.

– То есть большинство имеющихся болячек осталось при школьнике как бы не выявленными, а значит, никто лечить их не будет?

– Вот именно. Ребенок и без того приходит первый раз в первый класс уже не очень здоровым. А к одиннадцатому классу он обзаводится целым букетом хронических заболеваний. Это и близорукость, и нарушение осанки, и гастроэнтерологические проблемы как следствие пристрастия к фастфудам и газировкам.

– То есть статистика, должно быть, ужасающая?

... Тут возникает целый ряд «но». В отсутствии офтальмолога близорукость в отчете осмотра детей не будет отражена; не было хирурга, а значит, начальную стадию сколиоза не учтут; отсутствовали гастроэнтеролог, кардиолог, уролог – ну и так далее. Много чего будет упущено в том отчете, на основании которого и появляется статистика.

Колыбельная для министра и туалеты в школах не типа «сортир»

И тут мне вспомнился бородатый анекдот времен советской власти. Многоопытный Рабинович устраивается на работу главбухом. Дабы проверить его грамотность, начальство спрашивает: «Сколько будет дважды два?». Испытуемый на вопрос отвечает вопросом: «А сколько вам надо?»… Статистика порой подобна этому главбуху, ясный ответ она едва ли даст.

Два года назад автор этого текста уже обращался в Министерство тогда еще здравоохранения и социального обеспечения, пытаясь уточнить, действительно ли Казахстан, согласно данным ООН, занимает 111-е место в мире по состоянию здоровья своих граждан. Наш диалог слепого с глухим длился почти неделю. А завершился резонным советом из чиновничьих глубин департамента: «Обратитесь с письмом к министру, и, если она даст согласие и спустит распоряжение, мы дадим вам ответ». Думается, логика действий того самого главбуха живет и процветает по сей день. Так не будем особо углубляться в статистику, она порой уклончива и рассчитана на то, чтобы усыпить бдительность высокого начальства, мы просто обратимся к фактам.

– Здоровье детей требует к себе повышенного внимания, – говорит Гульнара Талиповна. – Я неоднократно выступала в печати, указывая на то, что до тридцати процентов выпускников школ у нас страдают хроническими заболеваниями, а это болезни органов дыхания, нервной системы, желудочно-кишечного тракта. Мальчики с плоскостопием, нарушением зрения, осанки, ожирением. Из-за неправильного питания и потребления газированных напитков, которые вымывают кальций и необходимые микроэлементы из детского организма, у них начинается искривление костей. И потом многие негодны к службе в армии. А у девочек неблагополучие с репродуктивными способностями.

– Наверное, виновата в этом не только школа, но школа в первую очередь. В чем вы видите выход из положения?

– В Европе получили распространение школы здоровья. Там и учебный процесс, и материальное оснащение направлены на то, чтобы укреплять здоровье учащихся. В этом направлении сейчас работают и российские школы. Это не только три урока физкультуры в неделю, это расширение спортивных мероприятий, школьники все до единого должны заниматься каким-либо видом спорта, желательно не одним. Полагается активный отдых и во время перемен. Должна быть деятельная альтернатива малоподвижному образу жизни, поскольку почти у всех учеников есть навороченные мобильники, iPadы, оснащенные сверхновыми гаджетами, ноутбуки. Дети готовы часами пребывать в оцепенении, находясь в виртуальном мире, отсюда многие беды со здоровьем. А потому каждый ребенок должен – обязан! – посещать спортивные секции. Школа должна создать все условия для развития спортивной культуры учащихся. Естественно, одним медработникам это не по плечу, здесь нужны совместные усилия врачей, учителей, родителей. У школ забрали прилегающие к ним территории для хозяйственных нужд, их надо школам вернуть, оборудовать спортивными снарядами, создать площадки для игр в футбол, баскетбол, волейбол, чтобы дети каждую свободную минуту могли ринуться в стихию игры.

– На республиканском съезде педиатров вы отметили рост алкоголизма среди детей и подростков. Потребление алкоголя у наших детей начинается с 10 лет, а к старшим классам увеличивается…

– Ну и что теперь – опускать руки? Надо этому противопоставить здоровый образ жизни, надо вовлекать детей в спорт. По динамометрии нынешние подростки отстают от своих сверстников двадцатилетней давности, сила сжатия кисти рук у сегодняшних тинэйджеров на 10-15 килограммов ниже. Надо наверстывать упущенное. Занятия спортом отвлекают от дурных привычек, воспитывают в детях соревновательность, командность, стремление к взаимовыручке. Надо вспомнить о физкультминутках, которые практиковались некогда в советских школах, они снимают напряжение у ребенка, застойные явления в мышечной системе. Это ведь не требует ни затрат особых, ни усилий. Школы здоровья как раз и внедряют такие контенты.

– А у нас эти школы есть?

– В Алматы? Да, 23 такие школы. По крайней мере, на бумаге они есть. Но на самом деле сколько надо работать, чтобы довести их до ума!

– Спорт – это хорошо. А что требуется еще?

– Школам нужны нормальные, цивильные туалеты, чтобы ребенок не боялся в них заходить – туалеты не типа «сортир». Чтобы там было чисто и светло, чтобы ребенок мог помыть руки и вытереть их разовым полотенцем. Школам нужна доступная для детей питьевая вода. Это все рекомендации ВОЗ, их надо брать за основу и внедрять. Мы говорим: «профилактика ожирения», «профилактика утомления». Для начала вот она, эта профилактика – обычная питьевая вода. Пора понять простую вещь: ребенок большую часть своей жизни проводит в школе, так создайте здесь для него нормальные условия. А у нас как? Детям, наоборот, запрещают пить, чтобы они лишний раз не просились в туалет. Куда это годится!..

Грабли как знак неудавшихся реформ

…Гульнара Талиповна говорила простые, понятные каждому из нас истины. Слушал я ее и думал вот о чем. Мы, взрослые, в поисках новых горизонтов и следуя духу искательства, яростно отстаиваем право на реформы, ну неодолим в нас этот зуд! Потом, погрязнув в них, наступив в очередной раз на грабли, мучительно и трудно возвращаемся к здравому смыслу, тратим на это силы, нервы, время, деньги. А наши дети, неповинные в нашей дури, либо жиреют от гиподинамии и черт знает какой жратвы, либо впадают в анемию, тут хрен редьки не слаще. Или хуже того – от долгого сидения за партой обзаводятся сколиозом.

Во! Школьная парта – еще один непотопляемый «титаник» школьной жизни. Безобидное вроде бы сооружение и, очевидно, жизненно необходимое. В сетях есть даже сайт, посвященный истории школьной парты, можете «кликнуть» и прочитать. Ее придумали, изобрели еще в XIX веке, и очень гордились этим изобретением. Каждый из нас на всю свою жизнь запомнил этот неизменный атрибут школьной жизни. И теперь вот наш растущий ребенок или внук одиннадцать лет (нет, вы только подумайте – одиннадцать лет!) изо дня в день по 5-6-7 часов высиживает на этом сооружении. А оно не всегда, не во всем соответствует его изменяющейся психофизике, формируя далеко не спортивную осанку, сутулость, а то и вовсе искривление позвоночника. Вот где надо бы нам, взрослым, одолеваемым зудом искательства, в век высочайших технологий подключить мозги и что-то сделать, наконец-то, чтоб не ребенка приспосабливать к школьной парте, к этому бессмертному монстру из железа, пластика и дубовых плах, а ее, школьную парту, приспособить к живому растущему детскому организму.

Ау, где вы, умельцы, искатели, мать вашу за ногу! Наконец-то займитесь этим франкенштейном и доведите его до ума, чтобы он не уродовал наших детей, а был им другом, помощником, братом.

Пишу все это, а сам невольно думаю. Не дай Бог, если такое жизненно важное дело попадет в руки инициативному дураку. Его ведь не остановишь, его энтузиазм неодолим, он лоб расшибет от усердия. И в очередной раз таких дров наломает, что и щепок не соберешь!.. Причем пострадают, как всегда в таких ситуациях, все те же ни в чем неповинные дети.

А Гульнара Талиповна говорит о том, что раньше в наших школах были зубоврачебные кабинеты, они были нужны как воздух, потому что подавляющее число детей – 90 процентов! – страдает от кариеса, а кариес коварен, как затаившаяся мина, он тянет за собой цепочку гастроэнтерологических заболеваний. Сейчас стоматолог в школе столь редкая птица, что кариес чувствует себя здесь вольготно как никогда. Стоматолога нет даже в тех проверочных бригадах эскулапов, которые с профилактическими осмотрами хоть редко, но все же навещают школы. Весне и осени сопутствуют ОРЗ, это естественно. А вот дальше идет анемия, особенно у детей младшего школьного возраста, поскольку ребенок недостаточно получает железа. Порою это скрытый дефицит железа, ребенок хуже растет. Потом идут нарушения нервной системы и костно-мышечной. И, наконец, близорукость. Это и есть набор школьных болезней.

– Кстати говоря, 70 процентов болезней, которые мы обнаруживаем в нашей взрослой жизни, имеются в виду инфаркты, сахарный диабет, нарушения артериального давления, онкология, все они имеют свое начало и предпосылки в школьном возрасте.

«Равняйсь. Смирно! В туалет – шагом марш!»

А еще она с тревогой говорила о том, что школе свойственно присутствие авторитарного типа учителей, подавляющих личность ребенка. Доброжелательность по отношению к ребенку в дефиците. А потому ребенок часто видит в учителе потенциального врага.

И тут мне вспомнилось вот что. О школьных проблемах мне удалось поговорить с врачом-психиатром Маратом Асимовым. Вот, в частности, что он рассказал. Недавно его попросили выступить в одной из алматинских школ. Он пришел чуть раньше. В ожидании стоял в коридоре, радовался, глядя на ребятишек. И вдруг видит: вереница детей, взявшись за руки, строем куда-то идет. А учитель у дверей класса наблюдает за ними. Потом так же строем они шли обратно. Он спросил учителя:

– Куда они ходили?

– В туалет.

– А какой это класс?

– Нулевой.

И все бы оно ничего. Возникла, правда, какая-то тревога, он не придал ей особого значения. Но вдруг увидел: так же строем идут четвероклассники.

– Вот здесь меня охватил ужас, – говорит Марат Абубакриевич. – Что же происходит в этой школе? Чего от детей добиваются учителя? Казалось бы всего-навсего дисциплины. Они зажимают их в определенные рамки. Но не учитывают при этом одного: как только дети выйдут за порог школы, вся энергия, которую в них сдерживали учителя, вырвется наружу. И последствия непредсказуемы. А учителям, я думаю, следовало бы научить детей энергию эту правильно распределять и использовать. Но учитель, стоящий на пороге класса, умеет лишь завинчивать гайки на котле, таящем в себе термоядерную энергию. Это же страшно! Отсюда и сколиоз, и гастрит, и близорукость, и прочие прелести.

– То есть джинна не нужно загонять в бутылку?

– Надо чтобы ученик умел джинном пользоваться. Можно ли пробудить в человеке талант, когда человека заставляют ходить строем?

Казахстан > Образование, наука. Медицина > camonitor.com, 14 июля 2017 > № 2242232 Гульнара Ташенова


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Миграция, виза, туризм. Медицина > forbes.ru, 13 июля 2017 > № 2242690 Алексей Сиднев

Редкое преимущество: как построить бизнес со стабильным спросом

Алексей Сиднев

генеральный директор Senior Group

Пансионат для пожилых людей может окупиться только через 15 лет

Количество пожилых людей в нашей стране постоянно растет. По разным прогнозам, к 2030 году их число составит примерно 19% от общей численности населения. Из них в специализированной помощи будет нуждаться примерно 1 млн человек. Уже сегодня, по данным НП «Мир старшего поколения», она необходима 630 000 человек. При этом, по планам Минфина России, к 2020 году частному сектору отдадут не менее 60% от общего объема соцуслуг. Все это делает сферу ухода за пожилыми людьми привлекательной для предпринимателей.

Как открыть пансионат для пожилых людей

Стоимость инвестиций в один пансионат, когда речь идет о строительстве нового здания, — в среднем 3 млн рублей в расчете на одно место для сегмента комфорт (эксперты выделяют следующие категории объектов: эконом, комфорт, бизнес и премиум). Это значит, что, чтобы открыть пансионат для пожилых людей на 50 мест, нужно 150 млн рублей. Если арендовать уже готовое здание, то вложений потребуется меньше — от 500 000 до 2 млн рублей (на переоборудование и оснащение) в расчете на место. Объемы инвестиций зависят не только от уровня объекта, но и от того, насколько учреждение соответствует международным стандартам ухода за пожилыми людьми, какое в нем оборудование, насколько продуманная инфраструктура, по типовому или специально разработанному проекту строилось здание и других факторов. Например, в один из своих центров, который на стыке сегментов бизнес и премиум, мы инвестировали 900 млн рублей, то есть одно место обошлось в 6 млн рублей.

Объект или локацию для строительства нужно выбирать недалеко от больницы и станции МЧС. В идеале площадь здания должна варьироваться от 2500 до 6000 кв. м. Тогда можно будет поселить в нем от 70 до 180 постояльцев. Именно при вместимости 70 человек начинает работать экономика пансиона, при меньшей нагрузке строить бизнес сложнее. А с числом постояльцев более 180 человек уже тяжело обеспечивать качественную заботу. Внутри здания должна быть оборудована безбарьерная среда, широкие коридоры и лифты, кнопки вызова персонала. Эти принципы актуальны для тех случаев, когда все делается в соответствии с законом, соблюдены все нормы (пожарные, санитарно-эпидемиологические и пр.) и стандарты качества. Но, как показывает практика, эти случаи не слишком распространены. Сегодня в московских и подмосковных частных пансионатах для пожилых людей около 5500 мест. И только около 1500 из них соответствуют базовым требованиям. Но учреждения, предоставляющие такие места, все равно пользуются спросом из-за своей низкой цены.

Из чего складывается себестоимость услуг

Только себестоимость пребывания одного человека в гериатрическом центре составляет от 1900 рублей в сутки для сегмента комфорт до 3000 рублей для сегмента бизнес. За меньшие деньги организовать должный уход просто не получится. Три основные статьи расходов — это персонал, аренда (либо плата за собственное помещение, так как построено оно, как правило, на кредитные средства) и питание пожилых людей. Только на это пансионаты тратят от 1500 рублей (учреждения класса комфорт) до 2600 рублей (бизнес) в сутки на каждого подопечного. Помимо этого, есть еще затраты на лекарства, охрану, амортизацию оборудования. Также нужно заложить средства на рекламу и маркетинг. Некоторые зря полагают, что этой статьей расходов можно пренебречь. При этом конкуренция на рынке ухода за пожилыми людьми высокая. Это значит, что продвигать себя будет сложно и дорого. Большое количество игроков, например, увеличивает стоимость онлайн-продвижения. На начальном этапе целесообразно отдать рекламу и маркетинг на аутсорсинг. Но это не значит, что этими направлениями больше не нужно будет заниматься. Работу подрядчиков придется жестко контролировать и быть вовлеченными в процесс практически на каждом этапе рекламной кампании.

Большинство пансионатов для пожилых людей находится за городом. Это объясняется несколькими факторами. Экономической целесообразностью (недвижимость там дешевле) и тем, что пожилым людям просто комфортнее жить за чертой города. В этих случаях нужно решить, где будет находиться офис компании. Конечно, большинство предпочитает экономить и ради сокращения издержек проводит встречи с будущими клиентами, заключает договоры прямо на территории пансионата. Но, как правило, семьям удобнее оформлять все документы и общаться с клиентским менеджером в городе, не тратя времени на дорогу и пробки.

На какой рост можно рассчитывать

На момент, когда мы с партнерами купили Senior Group, компания владела двумя резиденциями для пожилых людей в общей сложности на 45 мест. В 2012 году было открыто еще два пансионата, а затем по одному в 2013 и 2015 годах. Летом этого года открылся седьмой объект, благодаря которому мы выросли на 62%. Общее количество мест в наших учреждениях увеличится до 365. Средняя продолжительность проживания — полгода. Средняя годовая заполняемость — 95%. Каждый из объектов выходил на расчетную заполняемость в 85% в течение года. Рентабельность этого бизнеса невысокая, срок окупаемости — около семи лет при условии сотрудничества с государством, когда объекты работают по системе государственно-частного партнерства. Если предприниматель играет в одиночку, то стоит рассчитывать на окупаемость примерно через 15 лет. Однако люди нуждаются в наших услугах всегда, вне зависимости от экономических или социальных явлений. Мы не подвержены кризису, как многие другие сферы. Стабильный спрос — редкое преимущество, которым может похвастаться не каждый бизнес.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Миграция, виза, туризм. Медицина > forbes.ru, 13 июля 2017 > № 2242690 Алексей Сиднев


Казахстан > Медицина. Финансы, банки > dknews.kz, 13 июля 2017 > № 2242248 Тулеген Аскаров

...Если нет разницы, зачем платить больше?

Запущенная с начала этого месяца система государственного обязательного медицинского страхования пока остается для большинства соотечественников вещью в себе, вызывая решительные протесты со стороны делового сообщества и экспертов-экономистов.

Тулеген АСКАРОВ

На первый взгляд все в новой системе выглядит просто и понятно. Вступили в силу соответствующие закон и нормативно-правовые акты (точнее, лишь часть последних из необходимых). Десятки тысяч казахстанцев воспользовались услугой портала электронного правительства Egov для прикрепления к поликлинике и к другим медицинским организациям, оказывающим первичную медико-санитарную помощь, либо сделали свой выбор, подав личное заявление.

На кону – большие деньги

Нынешний министр здравоохранения Елжан Биртанов, потомственный медик, обладатель трех дипломов о высшем образовании, включая американский, настроен оптимистично и активно присутствует в информационном пространстве. На днях он даже выразил готовность встретиться на теледебатах с одним из оппонентов новой системы, экономистом Рахимом Ошакбаевым!

Государством создано некоммерческое АО «Фонд социального медицинского страхования». Его руководителем назначена Елена Бахмутова, вошедшая в финансовую историю нашей страны, прежде всего, как сокрушитель сразу нескольких ведущих банков в кризисную пору 2009 года в качестве главы АФН, тогдашнего регулятора. Уже работает сайт ФСМС, правда, не все его рубрики еще наполнены информацией, указан на нем и телефон call-центра. Известны и расходы на содержание ФСМС. Как заявила в парламенте г-жа Бахмутова, речь идет о сумме в 8,5 млрд тенге.

Банки второго уровня с понятным энтузиазмом извещают юридические лица, индивидуальных предпринимателей и приравненных к ним частных нотариусов, частных судебных исполнителей, адвокатов, профессиональных медиаторов, а также физические лица, получающие доход по договорам гражданско-правового характера, о реквизитах для уплаты отчислений и (или) взносов на обязательное социальное медицинское страхование (ОСМС).

Интерес у банков здесь не бескорыстный – с миллионов транзакций они получат вполне солидные комиссионные! Деньги эти через банки и «Казпочту» будут стекаться в НАО «Государственная корпорация «Правительство для граждан» вместе с пенями за несвоевременное перечисление отчислений и взносов на ОСМС. И только потом средства попадут в ФСМС, из которого пойдут в медицинские организации.

В общем, речь идет о больших деньгах и массе заинтересованных посредников. Г-н Биртанов оценивает ежегодные финансовые нужды ФСМС в 600 млрд тенге. При этом все второе полугодие нынешнего года, начиная с 1 июля, пока услуги по ОСМС не будут доступны гражданам, деньги будут просто стекаться в ФСМС! По расчетам министра, к началу следующего года должно набежать более 20 млрд тенге. Инвестировать эти немалые средства будет все тот же Нацбанк, «отличившийся» на ниве вложения пенсионных активов ЕНПФ, и также получающий свои комиссионные.

Основная часть денег ФСМС, который пока не оплачивает медицинские услуги, наверняка пойдет на финансирование дефицита бюджета, то есть будет вложена в ГЦБ Минфина, а также в собственные ноты Нацбанка, с помощью которых он выводит с рынка избыточную тенговую ликвидность.

Свой кусок лакомого пирога согласно постановлению правительства получат организации квазигосударственного сектора, банки второго уровня и частные компании, поскольку ФСМС разрешено вкладываться в их облигации.

По давней традиции, не обошлось и без иностранных займов для нового проекта, как это было когда-то и с накопительной пенсионной системой. Здесь первую скрипку играет Всемирный банк, выделивший $80 млн, за которые расплачиваться придется опять таки налогоплательщикам. Кстати, и Всемирным банком, и нашим Минздравом движет благая цель – по мере внедрения и развития ОСМС увеличить общие расходы на здравоохранение, снизив частные расходы граждан и неформальные платежи, то есть взятки и поборы, процветающие в отечественной медицине. Ведь уже сейчас по данным аналитиков Всемирного банка частные расходы граждан на медицину выше, чем в развитых странах ОЭСР, – соответственно 35% и 20%!

Посчитали – прослезились

Поскольку, как говорится, «закон суров, но он закон», с первого дня июля находящаяся в зачаточном виде система ОСМС начала действовать в нашем здравоохранении в том его далеком от развитых стран состоянии, в котором оно, увы, сейчас существует. Как выяснилось в ходе недавнего заседания правительства, в информационном плане отечественная медицина явно не готова к исполнению задач, стоящих перед ней в рамках ОСМС.

Согласно сведениям, предоставленным главой Минздрава, оснащение компьютерной техникой организаций здравоохранения в среднем по республике составило 74% к концу первого полугодия. А доступ к интернету имели лишь 53%. Но это в среднем, тогда как в Северо-Казахстанской области последний показатель составил 15%, Акмолинской – 23,2%, Костанайской – 27,7%, Восточно-Казахстанской – 29,4%. На 100% медицинские организации будут обеспечены информационными системами лишь к концу следующего года. Но это еще не все, поскольку системы поликлиник нужно интегрировать с Минздравом, порталом электронного правительства и другими, а также создать единое хранилище данных на основе платформы в рамках проекта все того же Всемирного банка.

Кстати, в системе здравоохранения сейчас функционируют 22 (!) информационные системы для сбора статистических сведений и обеспечения финансирования сферы здравоохранения!

Пока же, со слов министра, пилотное внедрение этой платформы предполагается лишь в одной из столичных поликлиник. А для повсеместного внедрения электронного паспорта здоровья необходимо, чтобы каждая медицинская организация предоставляла клинические данные о пациентах. Этот тяжкий ежедневный информационный труд ляжет на плечи врачей, которым помимо своей работы придется теперь просиживать часами и за компьютерами.

Найдется ли среди них достаточно желающих портить себе здоровье этой дополнительной нагрузкой, вопрос, как говорится, риторический. Не удивительно, что охват всего населения электронными паспортами здоровья планируется лишь к 2020 году! Кстати, нет пока собственной информационной системы и у ФСМС.

Бьет в тревожный набат и отечественный бизнес вместе с экспертами. На недавнем съезде НПП «Атамекен» было принято обращение к правительству с просьбой перенести сроки внедрения системы ОСМС до 2020 года в связи с непродуманностью и неготовностью этой реформы.

По расчетам экспертов Центра прикладных исследований «Талап», расходы республиканского бюджета на медицинскую помощь вырастут по сравнению с текущим годом на 20% к 2019 году, а общие расходы на здравоохранение – на 59%.

Получается, что внедрение ОСМС не даст оптимизацию бюджетных расходов, снижение нагрузки на бюджет с повышением ответственности граждан за состояние своего здоровья. Проще говоря, болеть и по-прежнему будет выгодно, ибо стоит это «удовольствие» относительно небольших денег для миллионов соотечественников.

Значительная часть финансовых вливаний в ФСМС будет формироваться государством опять-таки за счет средств бюджета, то есть налогоплательщиков, которым государство в ответ предусмотрительно забыло снизить ставки налогообложения. При этом по подсчетам экспертов суммы, которые поступят от работодателей и работников в ФСМС, общую погоду не сделают. На задний план отодвигается давно назревшая проблема повышения эффективности бюджетных расходов на здравоохранение. Эксперты опасаются также, что население с низкими доходами вообще не будет делать взносы в ОСМС и останется за бортом медицинской помощи. Серьезный удар получит и система добровольного медицинского страхования, поскольку ее участники не будут освобождены от взносов в ОСМС.

Отметим также, что значительным коррупционным привкусом отдают в ОСМС массированные закупки медицинской помощи от имени государства. Единым стратегическим закупщиком услуг здесь определен ФСМС, который и будет их оплачивать. Кстати, сама г-жа Бахмутова медицинского образования не имеет, так что остается лишь надеяться, что в ее команде топ-менеджеров найдутся толковые специалисты-медики, способные хотя бы не переплачивать за предлагаемые услуги.

Отдельная тема – обеспечение сохранности средств ОСМС и прозрачность их использования. Как известно из печального опыта ЕНПФ, доходность по пенсионным накоплениям казахстанцев долгое время была ниже инфляции, а деньги доставались дефолтным компаниям. Кстати, непонятно, что будет делать правительство, когда деньги в ФСМС закончатся? Такой вариант представляется весьма реалистичным с учетом слабеющего здоровья казахстанцев.

Напомним читателям ДК, что в «лихих» 90-х годах прошлого века государство уже создавало Фонд обязательного медицинского страхования (ФОМС). Накопленные в нем деньги в итоге были расхищены, руководитель ФОМС сбежал за границу.

В общем, вопросов к ОСМС больше, чем ответов. Тем временем многие соотечественники так и не поняли, к каким поликлиникам им прикрепляться, ибо всеобъемлющей разъяснительной кампании фактически и не было. К тому же за пределами больших городов нет не только поликлиник и интернета, но и элементарных удобств, не говоря уже об отсутствии нормального доступа жителей к отечественной прессе и электронным СМИ. А те из коллег по редакции ДК, которые все же успели прикрепиться к государственным медицинским организациям, за минувшую пару недель с начала действия ОСМС каких-то особых перемен в их работе не заметили. Там по-прежнему царят очереди и талончики, квалифицированных узких специалистов днем с огнем не сыщешь – они либо вышли на заслуженный отдых, переехали за рубеж на ПМЖ или перешли в частный сектор. Похоже, что не так уж далеки были от грустной истины отечественные юмористы, представившие в сериале «Наша Kzаша» единственного из оставшихся врачей в вымышленной больнице им. Гиппократ-ага – Даригера Даригеровича Вишневского. Ведь он в итоге стал весьма редким специалистом универсального профиля – венеролого-патолого-гинеколого-ЛОР-врачом!

Казахстан > Медицина. Финансы, банки > dknews.kz, 13 июля 2017 > № 2242248 Тулеген Аскаров


Россия > Медицина > forbes.ru, 7 июля 2017 > № 2235821 Илья Попов

Золотые молекулы: как в России развиваются биотехнологии

Илья Попов

эксперт «Деловой России»

Потребности в качественных лекарствах растет, при этом обеспечение препаратами пока далеко не соответствует показателям развитых стран.

На мировом фармацевтическом рынке зафиксирован едва ли не первый в истории случай, когда российская компания продает собственную молекулу иностранной компании. Речь идет о сделке между американским подразделением группы компаний «Р-фарм» – R-Pharm Overseas и американской Aspyrian Therapeutics по передаче прав на использование разработанной R-Pharm молекулы. Компания Aspyrian скорее всего применит российскую разработку в производстве противоопухолевых препаратов. Стоимость сделки не разглашается, но эксперты предполагают, что речь идет об отчислении роялти с продаж в момент выхода препарата на рынок и оно может достичь нескольких десятков миллионов долларов в год.

Откуда берутся прогнозы на столь внушительные суммы? Все дело в том, что объем рынка биотехнологий неуклонно растет в прямой зависимости от «клинической картины» мира. В XXI веке она складывается из сердечно-сосудистых и онкологических заболеваний, возрастных недугов, наследственных и редких болезней разной этиологии. Мир борется с масштабными вирусными инфекциями, демографическим старением населения, а также стремится к активному долголетию и повышению качества жизни.

В связи с этими факторами меняется и структура потребления. На него влияют такие факторы как рост числа потребителей, население планеты уже приближается к отметке 7,5 млрд человек. Меняется структура заболеваний – становится больше значимых для общества заболеваний, связанных со старостью. Активных развивающихся биофармацевтических компаний в мире не больше 10, а этого не достаточно для удовлетворения будущего спроса населения планеты.

В мире отмечается высокий рост в таких секторах, как биотехнологии различных областей, включая фармацевтику. Мировые расходы на R&D в области Life Science, по данным Industrial Research Institute (IRI), за последние десять лет увеличились втрое и составили $169,3 млрд в 2016 году. Причем 85% ресурсов приходится на биофармацевтический сектор. По затратам на R&D медицина является лидером наряду с IT (Information and Communication Technology — $204,5 млрд в 2016 году).

Ожидается, что сектор биофармацевтики внесет существенный вклад в рост индустрии в течение следующих семи лет. По оценкам экспертов, ключевыми факторами роста станут высокий спрос на персонализированные лекарства, поддержка со стороны властных структур и рост числа пациентов, страдающих острыми заболеваниями во всем мире. Также, значительно вырастут доходы на сервисном рынке биотехнологий, что будет обусловлено увеличением числа клинических исследований и испытаний, проводимых биотехнологическими и фармацевтическими компаниями.

Как биотехнологии развиваются в России? Принята госпрограмма «Фарма-2020», в которую за пять лет уже вложено порядка 50 млрд руб, она предусматривает увеличение рыночной доли лекарств российского производства и рост числа инновационных компаний в фармацевтике и медицине. Уже сегодня в России насчитывается 18 кластеров биотехнологической, фармацевтической и медицинской промышленности. Объем фармацевтического рынка, по данным исследовательского центра IPT Group, в 2016 году составил 1,2 трлн рублей, за 2017 год прирастет еще на 6-7% и в 2018 – на 9%.

Возможности рынка далеко не исчерпаны. Согласно последним исследованиям Росстата, население стремительно стареет, доля населения в возрасте старше 60 лет уже в 2017 году – 19,4%, а к 2020 году составит порядка 20,7% от общего числа жителей. Потребности в качественных лекарствах растет, при этом обеспечение препаратами пока далеко не соответствует показателям развитых стран. Так, в США эта сумма составляет порядка $300 в год на душу населения, в России едва доходит до отметки в $120.

Должны способствовать рынку «инвестиционные лифт» - «РВК», «Роснано», Фонд «Сколково», ВЭБ и МСП Банк и др. С другой стороны систему поддерживают активно создаваемые региональные венчурные фонды, общественные организации, Российская ассоциация венчурного инвестирования, а также специализированная площадка Московской биржи для высокотехнологичных компаний «Рынок инноваций и инвестиций», венчурный фонд «Биопроцесс Кэпитал Партнерс» и Центр высоких технологий «ХимРар», который является бизнес-инкубатором для производства инновационных лекарств.

В области биотехнологий особая роль отводится Инновационному центру «Сколково» (кластер « Биомед»), РВК и «Роснано». Также стимулирует рынок принятое правительством в декабре 2015 года постановление об ограничении госзакупок импортных лекарств, включенных в перечень жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов. Согласно нему, после 31 декабря 2016 года импортный препарат не может участвовать в госзакупках, если есть предложение хотя бы двух отечественных поставщиков. Также государством было выделено более 2 млрд рублей на поддержку трансфера зарубежных технологий в биофармацевтике.

Как развиваются глобальные игроки? Один из основных трендов последних лет в мировой фармацевтической отрасли – патентный обвал, при котором лекарства-блокбастеры теряют патентную защиту и на рынок выводятся их лекарства-заменители (дженерики). Согласно экспертным оценкам, в 2017 году патентную защиту потеряют 18 брендированных лекарственных препаратов с общим объемом продаж свыше $26,5 млрд, сообщает FiercePharma . По прогнозу эксперта Тима Андерсона, в 2017 году истечет срок действия патентов на препарат Rituxan (Roche), Advair (GlaxoSmithKline), Humalog и Cialis (Eli Lilly), Byetta (AstraZeneca), Viagra (Pfizer), а также Vytorin компании Merck & Co. (за пределами США и Канады – MSD).

Эта тенденция вынуждает крупнейшие фармацевтические компании фокусироваться на разработке биофармацевтических препаратов, а также менее прибыльных нишевых лекарств, направленных на лечение конкретных заболеваний (орфанные болезни, гепатит С, рассеянный склероз, онкологические заболевания). Один из способов выступить наравне с игроками большой фармы, но с меньшими затратами — венчурные инвестиции, что позволяет производителям лекарств получать права на инновационные препараты и активно обновлять портфель разработок. Этим путем пошла компания «Фармстандарт», в 2016-2017 годах вложила $41,2 млн в биофармацевтические стартапы из США и Канады. Они разрабатывают персонализированные иммунотерапии для лечения рака и инфекционных заболеваний, препараты для генетической терапии заболеваний желудочно-кишечного тракта, диабета, гемофилии и других. Интеллектуальные права на полученные разработки, с большой вероятностью по сложившейся практике, в итоге окажутся в России.

В статье использованы опубликованные результаты исследований компании Frost & Sullivan

Россия > Медицина > forbes.ru, 7 июля 2017 > № 2235821 Илья Попов


Белоруссия > Образование, наука. Медицина. Экология > belta.by, 6 июля 2017 > № 2234758

РУП "Научно-технологический парк "БелБиоград" Национальной Академии наук" планирует в течение пяти лет достичь экспорта в $175 млн, сообщил сегодня журналистам заместитель директора "БелБиограда" Александр Кравцов, передает корреспондент БЕЛТА.

"Научно-технологический парк отобрал 30 проектов от научных организаций, представителей бизнеса и предпринимательских структур, занятых в сферах микробиологии, фармацевтики и нанотехнологий. В течение пяти лет капитализация этих проектов составит Br2,1 трлн, они обеспечат примерно $175 млн экспорта. Планируется создать 1,2 тыс. высокопроизводительных рабочих мест и обеспечить $70 тыс. добавленной стоимости на человека в год", - проинформировал Александр Кравцов. При этом он заметил, что такой экономический рост возможен только в случае придания "БелБиограду" статуса национального парка и, как следствие, наличия различных преференций для его резидентов. Соответствующая возможность сейчас прорабатывается.

Торжественное открытие научно-технологического парка состоится в ближайшее время. На сегодняшний день "БелБиоград" в стадии формирования, выделено 1,1 тыс. кв.м на территории Физико-технического института НАН на улице Купревича в Минске. Там расположены административная часть, лабораторные аудитории. "Для того чтобы выпускать продукцию в составе "БелБиограда", не обязательно иметь производство на его территории или в Минске", - уточнил Александр Кравцов.

В настоящее время продолжается поиск резидентов, субъектов инфраструктуры, инвесторов. Проявляют интерес иностранные инвесторы из России, Израиля, Германии. "Их интересует возможность более глубокой проработки вопроса о преференциях в плане налогооблажения, таможенных пошлин, логистики", - пояснил замдиректора парка.

Научно-технологический парк "БелБиоград", созданный для содействия развитию био-, нано-, фарм- и других наукоемких технологий, презентован сегодня в рамках Недели наноиндустрии в Беларуси.

Белоруссия > Образование, наука. Медицина. Экология > belta.by, 6 июля 2017 > № 2234758


Россия > Медицина. СМИ, ИТ > forbes.ru, 5 июля 2017 > № 2232844 Павел Самиев

Доктор в телефоне: какие медицинские стартапы развиваются в России и мире?

Павел Самиев

управляющий директор и член совета директоров Национального рейтингового агентства, исполнительный директор АЦ "Институт страхования" при Всероссийском союзе страховщиков, генеральный директор «Бизнесдром»

Дистанционная медицина, онлайн-приложения для контроля здоровья и консультаций с врачом – это уже большой рынок, но его перспективы просто невероятны. Возможно, это главная «точка роста» сферы услуг в ближайшие годы

Почти все медицинские стартапы так или иначе связаны либо с агрегированием предложений и созданием удобной «экосистемы» для клиентов, либо с онлайн доступом к тому, что раньше можно было получить только при личном посещении клиники или врача. Когда наберется критическая масса пользователей таких услуг, наше представление о медицине будет радикально отличаться от привычного.

С начала 2010 года более 56% всех стартапов в сфере страховых технологий предоставляют решения, направленные на медицинское страхование — больше, чем во всех других страховых сегментах вместе взятых. Более половины всех медицинских стартапов находятся в США.

Американские компании в сфере цифровой медицины в первом квартале этого года получили $2,5 млрд инвестиций. Это рекорд по количеству сделок, хотя объем вложений и не самый высокий. Крупнейшим инвестором в первом квартале стала компания Venrock, которая вложилась в том числе в Virta Health. Эта компания объявила, что способна победить диабет второго типа.

В прошлом году за этот же период медицинские стартапы получили $1 млрд инвестиций, причем основная доля пришлась на страховую компанию Oscar, получившую $400 млн.

Oscar Health Insurance разработала очень простое и понятное приложение для поиска врачей. Система быстро связывает клиента с врачом. Клиенты могут сравнивать стоимость медицинских услуг в разных клиниках, а через понятный интерфейс сайта отслеживать свои платежи и счета. В случае оформления страховки у Oscar клиенты получают возможность бесплатного посещения терапевтов и телефонных консультаций с врачами. Система Oscar собирает данные по визитам своих клиентов к врачам, оценивая результаты и стоимость, а затем использует эти данные, чтобы найти возможности экономии для своих клиентов. Данные о платежах клиентов после визитов к врачам помогают системе при следующем обращении предложить клиенту более выгодный вариант без снижения качества лечения. Oscar показывает один потенциально самый выгодный вариант, чтобы еще больше облегчить выбор.

Мобильное приложение HealthTap позволяет человеку в любой точке мира (разумеется, если там есть интернет) задавать врачам вопросы, связанные со здоровьем и медициной. Проконсультировать пациентов готовы 43 000 докторов из США. На сегодняшний день они уже успели дать почти миллиард ответов и получить более 8 000 благодарностей за спасение жизни. Специалисты отвечают в текстовом формате, как в социальной сети. При этом на один вопрос могут ответить много медиков. За небольшую плату можно также связаться со специалистом с помощью личного сообщения. Кроме того, приложение позволяет подобрать себе врача и записаться к нему на консультацию. Для беременных женщин и мам есть специальный раздел Doctor Moms, где на вопросы отвечают доктора, у которых есть собственные дети.

HealthTap появился, потому что тема медицины — одна из самых востребованных в интернете. Ежемесячно Google регистрирует больше миллиарда таких запросов, но пользователи признаются, что ответы из сети редко оказываются полезными. Создатель приложения — писатель, куратор TEDx и бизнес-ангел Рон Гутман — решил исправить это. Запустить и поддержать работу HealthTap ему помогли 20 инвесторов.

Рынок российской медицины пока очень консервативный, появление здесь инновационных сервисов — большой прорыв. Тем не менее современное поколение переносит свой опыт из других сфер и на медицину, ожидая в этой области появления технологичных и удобных сервисов. Отечественный медицинский рынок начинает активно впитывать инновационные решения и подстраиваться под потребности человека. В России технологии «uber-медицины» только начинают свою активную жизнь.

Так, одной из крупнейших сделок в первом квартале этого года на российском рынке стало получение медицинским стартапом Doc+ $5 млн от Baring Vostok и Яндекс. Обе компании уже инвестировали в Doc+ год назад $5,5 млн. Doc+ — это оператор сервиса вызова врачей на дом, который с апреля этого года начал предоставлять также медицинские онлайн-консультации. В планах компании в том числе создать единую медкарту пациента, куда будут подгружаться данные из любых клиник, где лечились или обследовались клиенты.

Еще пример — пилотный проект группы «Ренессанс страхование» с медицинским стартапом Medico. Medico — специализированный геотаргетированный сервис по вызову врача на дом. Доктор видит включенные в полис услуги и может при необходимости дистанционно получать согласование от медицинского пульта страховщика по дополнительным манипуляциям.

Ответ на вопрос о том, какие еще инновационные инструменты появятся в медицинском страховании в ближайшие три–четыре года, следует искать на американском рынке, так как российские стартапы обращают свое внимание именно на этот технологически продвинутый рынок. При этом важно делать поправку на российские реалии — невысокий уровень инвестиций и недостаток инфраструктуры. Российской отрасли платного здравоохранения предстоит пройти еще долгий путь для того, чтобы стать удобной и технологичной для пациентов. Но появление медицинских стартапов, конечно, будет способствовать лучшему медицинскому обслуживанию в будущем.

Россия > Медицина. СМИ, ИТ > forbes.ru, 5 июля 2017 > № 2232844 Павел Самиев


Россия > Медицина > forbes.ru, 4 июля 2017 > № 2231537 Дмитрий Морозов

Куда качнется маятник: попадет ли российская фармацевтика в зависимость от иностранцев

Дмитрий Морозов

генеральный директор компании BIOCAD

Как выглядит сценарий «турецкого гамбита» для российской фармацевтики? С одной стороны, это меры по снижению цен на лекарственные препараты со стороны государства, а с другой — повышение цен на сырье поставщиками

Российская фармацевтика вот уже несколько лет подряд показывает хорошую динамику и растет в среднем на двадцать процентов в год. По данным консалтинговой группы IPT, объем инвестиций в отрасль в этом году по сравнению с 2016 годом увеличится на десять-двенадцать процентов и составит 37,5 млрд рублей. Согласно данным, которые на днях сообщил Дмитрий Медведев, в настоящее время фармацевтическая отрасль выросла на 24%, а доля производимых в стране жизненно важных препаратов достигла семидесяти семи процентов. В 2018 году по плану «Фарма 2020» она будет составлять 90%.

Мы видим рост, и основная его часть приходится на дженерики. И их появление не может не радовать: пациенты получают доступные препараты отечественного производства, компании строят новые заводы. Однако медлить, а тем более останавливаться, не стоит. Наша цель — достижение отечественной фармацевтической отраслью лидерских позиций на мировом рынке, и для этого у нас есть все возможности.

Для сохранения независимости отечественным производителям нужны собственные субстанции. На этом рынке давно существуют глобальные игроки, которые поджимают рынок и диктуют свои правила, что мы можем видеть по индийским и китайским производителям, следующим экологическим требованиям и повышающим цену на субстанцию. Поэтому вероятность того, что можно соперничать на дженериковом рынке на поле ценовой конкуренции, очень низкая.

Многие российские игроки, увлекаясь процессом вывода дженериков, забывают о долгосрочных инвестициях в разработку новых препаратов, а значит, и об увеличении эффективности собственных компаний. В результате такая политика может привести к тому, что переход на инновационную модель развития компании станет невозможен. И, как следствие, произойдет консолидация рынка. Очень важно использовать ситуацию «патентного обвала» для мобилизации ресурсов на рынке и научиться делать инновационные продукты. В качестве утешения мы видим увеличение мощностей: компании одна за другой сообщают о строительстве новых заводов. Но по их продуктовому портфелю мы понимаем, что это всего лишь производственные линии под дженерики.

Тот же вектор развития испытали на себе в Турции: радость от того, что местные предприятия начали производство препаратов, которые до этого производила big farma, сдулась, когда внезапно темпы роста упали.

Зависимость российских компаний от иностранных производителей субстанций (в 2015 году степень зависимости фармацевтической промышленности от импорта составляла 73%) сохраняется и даже растет. Из 350 российских производителей в прошлом году выпускали субстанции только 45. По данным аналитического агентства DSM Group, в 2016 году в РФ всего было ввезено 14 500 тонн фармацевтических субстанций. В натуральном выражении этот показатель вырос на 22% по сравнению с 2015 годом. Китай занимает первые места по поставкам субстанций в РФ в натуральном виде, 60,7% от общего импорта, который только за год — с 2015 по 2016-й – прирос на 28% в натуральном выражении.

Что будет дальше? Прибыль производителей дженериков будет падать, вновь «найти доходность» можно только в разработке и запуске оригинальных препаратов, которые важно продавать не только в России, но и на внешних рынках. Только так можно вернуть инвестиции в R&D.

В целом статистика обнадеживает. Например, в 2016 году доля российских компаний, занимающихся производством препаратов против ВИЧ, выросла с 23% до 28%, а доля отечественных препаратов от туберкулеза выросла с 49% до 74%. Существуют и различные механизмы поддержки отрасли — так, в Минпром уже поступило несколько заявок от российских фармпроизводителей на заключение специальных инвестиционных контрактов (СПИК).

По словам министра промышленности и торговли РФ Дениса Мантурова, сегодня зарегистрировано и выведено на рынок более сорока отечественных препаратов, восемнадцать из них — только за последние пять лет. А к 2020 году правительство страны планирует довести этот показатель до полутора сотен. И это только начало.

В 2015 году затраты на разработку продукта в нашей компании достигали 70%. Однако в мировой практике затраты на разработку инновационного препарата значительно выше — до 90% от его розничной цены. Сегодня мы разрабатываем порядка тридцати оригинальных препаратов одновременно. При этом предлагаемое ограничение рентабельности в 30%, которое сейчас активно обсуждается в министерствах, способно свести на нет все достигнутые результаты. Рентабельность в обязательном порядке должна учитывать объем инвестиций в R&D, иначе два производителя, один из которых вкладывает всю прибыль в новый завод, а другой — в карман, находятся в одинаковом положении.

Но разработка — это еще полдела. Известно, что большинство препаратов начинают спотыкаться на этапе доклинических и ранних фаз клинических исследований. Поэтому, как говорила героиня известной сказки, «нужно бежать со всех ног, чтобы только оставаться на месте, а чтобы куда-то попасть, надо бежать как минимум вдвое быстрее». Куда же именно российская фарма прибежит — станет известно в ближайшие несколько лет, когда истечет срок действия «Фарма 2020», но еще в наших силах удержание правильного курса.

Сейчас очень важно поддерживать именно компании, которые инвестируют в полный цикл производства и R&D, поскольку в краткосрочной перспективе именно они станут драйверами экономического роста фармацевтической отрасли, а в долгосрочной — всей отечественной экономики.

Россия > Медицина > forbes.ru, 4 июля 2017 > № 2231537 Дмитрий Морозов


Чехия > Медицина > radio.cz, 2 июля 2017 > № 2228631

В Чехии увеличивается статистика заражений венерическими заболеваниями

Антон Каймаков

За последнее десятилетие в Чешской Республике ощутимо возросло количество заражений венерическими болезнями. В первую очередь речь идет о ВИЧ-инфекции, гонорее и сифилисе. По мнению эпидемиологов, корень проблемы необходимо искать в безответственном поведении людей, которые в недостаточной мере проверяют своих сексуальных партнеров, а в случае случайных половых контактов не пользуются презервативами. Заражений гонореей в прошлом году было зарегистрировано в два раза больше, чем в 2011 году. Случаев заражения ВИЧ-инфекцией было зарегистрировано – 266. До сих пор ежегодный рост статистических показателей в данном случае не превышал 100 случаев.

Чехия > Медицина > radio.cz, 2 июля 2017 > № 2228631


Швейцария. Россия > СМИ, ИТ. Агропром. Медицина > bfm.ru, 29 июня 2017 > № 2226363 Сергей Слипченко

Вице-президент Philip Morris: «Мы формируем будущее без сигаретного дыма»

Сергей Слипченко пояснил, как в компании относятся к законодательным ограничениям продажи продукции с пониженным риском и внедрению в отрасли единой информационной системы

Табачный ЕГАИС и табачное право: о чем стоит задуматься тем, кто все еще не бросил вредную привычку, в интервью Business FM рассказал вице-президент по корпоративным вопросам аффилированных компаний Philip Morris International в России Сергей Слипченко. С ним беседовал главный редактор радиостанции Илья Копелевич.

Philip Morris — табачная компания, у которой, как говорят оптимисты здорового образа жизни, нет будущего. У нас даже если законопроект о том, чтобы лет через 15-20 лицам, которые родились после 2014 года, вообще никогда не продавали сигарет. Рассматриваете ли вы перспективу, что человечество полностью откажется от курения?

Сергей Слипченко: Одними запретами полностью проблему курения решить нельзя. Как лидеры табачной отрасли мы должны предложить альтернативы, которые могут внести вклад в снижение вреда от курения сигарет. Для нас как для компании сейчас, наверное, самое интересное время в нашей истории, потому что мы стоим на пороге самых грандиозных изменений в нашем бизнесе и перемен вообще всей парадигмы нашего бизнеса. Предлагая в качестве альтернативы курения сигарет инновационные продукты с пониженным риском, мы фактически формируем будущее нашего бизнеса без сигаретного дыма. Мы об этом заявили на весь мир в январе, когда наш главный исполнительный директор, выступая на телевидении, сказал, что компания встала на путь поэтапного отказа от производства сигарет, замещая эту продукцию производством инновационных никотиносодержащих продуктов с пониженным риском.

Какова ваша, может быть, не корпоративная позиция, а личная, веры или неверия, человечество откажется полностью от курения?

Сергей Слипченко: Правильнее всего основываться на фактах. Если мы посмотрим последние 30 лет активной борьбы с курением, то увидим, что действительно потребление снижается, особенно при введении жестких запретов. Но если смотреть в целом, глобально, количество курящих людей в мире особо не снижается. Сама Всемирная организация здравоохранения, которая глобально отвечает за борьбу с курением, табаком, говорит, что даже при всех ограничительных и жестких мерах через 25-30 лет на планете останется тот же миллиард с небольшим курильщиков, который есть и сегодня.

Это будет гораздо меньшая доля населения, поскольку мы ждем, что через 25-30 лет оно увеличится до 7,5-8 миллиардов. Как происходит приспособление к новой, более здоровой реальности? Я, честно скажу, к сожалению, курильщик. Когда-то появились сигареты lights, которые затем разоблачали все та же Всемирная организация здравоохранения и различные фонды, рассказывали и объясняли, что это не более чем уловка, маркетинг. Потребителю внушают идею, что эта сигарета менее вредная, чем та, которую он курил вчера, и он может курить даже больше. Так и происходило. В результате особенно росло потребление табака в Японии, Китае. Чем новые истории о понижении риска отличаются от истории lights?

Сергей Слипченко: Прежде всего тем, что они основаны на фундаментальной научной базе и исследованиях, которые мы начали проводить около семи лет назад, серьезно занявшись поиском решения о снижении вреда сигарет. Мы инвестировали более 3 млрд долларов в создание продуктов, а также в исследования, которые бы подтверждали наши выводы о том, что эта продукция — с существенно меньшим вредом и риском для здоровья по сравнению с сигаретами. Все наши исследования проводятся по самым жестким международным фармстандартам. Они строятся на принципе поэтапного исследования, начиная с токсикологических и заканчивая клиническими исследованиями, которые необходимы для того, чтобы увидеть влияние инновационных продуктов с пониженным риском на организм курильщика по сравнению с продолжением курения сигарет. Конечно же, они не полностью безвредны. Лучший способ полностью исключить риски и вред — это отказаться от употребления никотина в любом его виде и форме. Возвращаясь к фактам, сегодня в мире курит миллиард людей, и ВОЗ сама говорит о том, что этот же миллиард будет, скорее всего, курить через 25-30 лет. Мы как компания ставим себе задачу, в том числе и социальную, разработать, научно обосновать и предложить потребителю продукт, который в среднем на 90-95% снижает риск и вред по сравнению с курением сигарет.

Вы готовы к тому, что все-таки законодатели займутся и этим продуктом?

Сергей Слипченко: Мы не только готовы, мы считаем это одним из самых важных этапов на сегодняшний момент. Любая новая категория, инновация в бизнесе, а тем более в таком чувствительном, как табачный, должна иметь четко прописанный нормативно-правовой контур. Во-первых и прежде всего, данные изделия предназначены исключительно для курильщиков, доступ к ним некурящих и несовершеннолетних должен быть ограничен.

Сейчас по закону 15-летний юноша может подойти и приобрести это устройство, оно вообще ни в какой закон не попадает?

Сергей Слипченко: Сегодня никакой нормативно-правовой базы для этих изделий нет, хотя в своей практике при продаже мы убеждаемся в том, что потребитель совершеннолетний и является курильщиком.

Вы добровольно это делаете?

Сергей Слипченко: Добровольно и считаем это нашей обязанностью. Законодательство на сегодняшний день четко не регламентирует данные инновационные продукты, тем не менее мы понимаем: чтобы это стало нормой, правилом для всех участников рынка, необходимо законодательное закрепление и жесткое регулирование доступа к этой продукции исключительно курильщиков.

Продукт относительно новый. Россия, конечно, не первая страна, где он появился, его продают и в европейских странах. Вас еще нигде не отрегулировали, даже в Швейцарии, где других проблем-то нет, кроме как регулировать эти сферы жизни?

Сергей Слипченко: Поскольку это относительно новая категория, которая начала активно развиваться и выходить на рынки около трех-четырех лет назад, сегодня дискуссия с регулятором ведется во многих странах. Если взять Швейцарию, там уже есть определенное понимание на уровне исполнительной и законодательной власти, что это продукция другая по своему влиянию на здоровье и именно поэтому она требует отдельного регулирования. Подобный диалог происходит во многих странах Европы.

Но нигде пока ничего не принято?

Сергей Слипченко: Нигде пока отдельного законодательства нет, потому что многие страны в этом вопросе ориентируются на позицию Всемирной организации здравоохранения. ВОЗ в ноябре прошлого года на конференции сторон в рамках промышленной конвенции по борьбе с табаком в Нью-Дели, во-первых, признала факт появления этих продуктов, заявила в резолюции о том, что данные продукты в случае переключения на них большинства курящего населения имеют шанс существенным образом улучшить состояние общественного здоровья, а также сказала, что исследования в этом направлении и по этим продуктам должны быть продолжены на независимых научных площадках, чтобы можно было досконально убедиться в их реальном влиянии на здоровье.

Будете ли вы предлагать законодателям, чтобы эти устройства, в отличие от сигарет, не запрещали к использованию в общественных местах, поскольку, как вы утверждаете, они бездымные?

Сергей Слипченко: Как уже я говорил, регулирование этих продуктов должно учитывать научную базу, исследования и реальные факты о воздействии их на здоровье курильщика. Соответственно, регуляторную или нормативную базу по этим продуктам должны строить, с нашей точки зрения, исходя из трех принципов. О первом я уже сказал: законодательно ограничить доступ к этим продуктам только совершеннолетних курильщиков. Второй принцип: совершеннолетние курильщики должны получать информацию о наличии таких продуктов, об их сниженном воздействии на здоровье, о том, что эти продукты менее вредны, чем продолжающееся курение сигарет, чтобы этот выбор был осознанный и информированный. И третье — создание определенных условий, при которых будет мотивация потребителя перейти на данный тип изделий. Использование должно быть ограничено в общественных местах, где это просто неуместно со всех точек зрения. В местах, где собирается совершеннолетняя аудитория — места общественного питания, досуга, рестораны, бары — с учетом того, что эти продукты действительно не влияют на качество воздуха в помещении из-за отсутствия дыма и горения...

Допустим, что это еще предстоит доказать со временем.

Сергей Слипченко: Да, при условии, что это доказано, оставить использование на усмотрение руководства заведения. По этому принципу уже пошли некоторые страны.

Будем ждать, когда будут приняты первые законодательные акты, чтобы ориентироваться. Конечно, США — страна с одним из самых жестких законодательств в области борьбы с курением, так что это, безусловно, будет показательно. В России же идет острая дискуссия насчет распространения системы ЕГАИС (Единая государственная автоматизированная информационная система) на табачные изделия. Какова ваша позиция?

Сергей Слипченко: Действительно, буквально несколько недель назад была достаточно острая дискуссия по этому вопросу. Регулировать и отслеживать табачную продукцию очень важно со всех точек зрения, в том числе и с экономической, потому что отрасль в прошлом году дала в бюджет РФ более 650 млрд рублей — это уже около 4,5% федерального бюджета.

Это акцизы.

Сергей Слипченко: Это акцизы, налоги, все бюджетные уровни. Поскольку это чувствительная, подакцизная группа товаров, нужно четко понимать всю логистическую цепочку, отслеживать то, что в обороте находится исключительно легальный товар.

По вашим оценкам, контрафакт с ростом акциза растет?

Сергей Слипченко: Контрафакт растет, это тревожная тенденция, особенно последних двух лет, на фоне существенного увеличения цены легального продукта на рынке Российской Федерации, связанного с акцизами. Но структура контрафакта, нелегального рынка в России — это преимущественно продукция, которая приходит в Россию из сопредельных государств Евразийского экономического союза, поскольку там сегодня акцизная нагрузка в разы ниже, чем в Российской Федерации. Это проблема, которая полностью ЕГАИС не решается, потому что в случае с ЕГАИС мы отслеживаем только продукт, произведенный в России. Система нужна, но ее необходимо создавать с учетом отраслевой, производственной специфики.

В чем принципиальные отличия от алкогольной продукции, которая сжилась с ЕГАИС?

Сергей Слипченко: Первое — это скорость производства. Существующее оборудование на фабриках всех крупнейших производителей позволяет производить до тысяч пачек в минуту. При таком подходе нужны решения, которые позволяют наносить и сканировать носитель с такой скоростью, чтобы автоматически считывать и забивать в систему.

А нет такого технического решения?

Сергей Слипченко: Есть. На сегодняшний день они применяются и в фарминдустрии. Например Data Matrix или DOT код наносится непосредственно на упаковку товара и содержат всю необходимую информацию, чтобы можно было идентифицировать продукцию. Это первое и очень важное условие, потому что в противном случае мы замедляем производство, а это может привести к дефициту продукции на рынке, росту цен и так далее. Второе условие — это агрегация данных. Наш товар реализуется в основном в пачках, но при этом в логистической цепочке он существует от паллет до коробов, блоков. Возможность привязать пачку к блоку и далее к коробу и идентифицировать по такой цепочке производственную линию, на которой продукт был произведен, критична, чтобы видеть полностью всю цепочку.

То есть тару тоже нужно учесть, в отличие от бутылок?

Сергей Слипченко: Фактически да. Тогда можно видеть всю сбытовую цепочку и полностью контролировать оборудование.

И в результате?

Сергей Слипченко: В результате мы считаем, что система нужна, но она должна основываться на передовых современных технологиях.

Ваша позиция: она нужна, но вопрос времени, чтобы отрасль могла подготовиться?

Сергей Слипченко: Вопрос времени, вопрос выбранного носителя. Информацию нужно наносить не на специальные или акцизные марки, а непосредственно на упаковки, чтобы эта информация была неотделима от потребительской упаковки и соответствовала нашим техническим возможностям производства и сканирования. И необходима агрегация, о которой я сказал, чтобы можно было проследить всю цепочку, в том числе среднее звено, что ЕГАИС сегодня не позволяет делать в алкогольном бизнесе: мы видим бутылку только на выходе с завода, и дальше марка гасится в рознице.

Коль скоро разногласия сугубо технологические, диалог между отраслью и регулятором происходит в нормальном режиме?

Сергей Слипченко: Я бы сказал, с регуляторами, потому что в Российской Федерации нет единого регулятора. Мы де-юре находимся в Минсельхозе, хотя табак не выращивается в РФ, а полностью завозится из-за рубежа. Есть понимание и в правительстве, прежде всего в том, что в вопросе разработки системы необходимо учитывать новейшие технологии и специфику отрасли. Мы продолжаем на эту тему диалог и благодарны, что позиция отрасли воспринимается.

Через сколько времени, с вашей точки зрения, вы могли бы безболезненно ввести эту систему, без ущерба для текущего производства и без дефицита?

Сергей Слипченко: При условии, что технология будет выбрана с учетом нашей производственной специфики и тех технических моментов, о которых я сказал чуть раньше, я допускаю возможность внедрения такой системы к середине — второй половине следующего года. Мы уже начали процесс оборудования этих линий.

То есть вы своими предложениями никак не торпедируете идею законодателей, вопрос только в том, чтобы сформулировать технологические вопросы, решить технические вопросы. Спасибо!

Сергей Слипченко: Спасибо вам!

Илья Копелевич

Швейцария. Россия > СМИ, ИТ. Агропром. Медицина > bfm.ru, 29 июня 2017 > № 2226363 Сергей Слипченко


США > Медицина > forbes.ru, 29 июня 2017 > № 2226160 Егор Гончаренко

Нутригеномика и персонализация диет: решение для мирового здравоохранения или очередная коммерческая идея?

Егор Гончаренко

сооснователь компании Gettable

С помощью углубления исследований можно обеспечить потребителей большим количеством информации о личном обмене веществ и подходах в питании для оздоровления организма. Это подстегивает рост ниши персонализированных диет.

Идея персонализация диет и кастомизации меню «по запросу» интригует западный рынок последние пару лет. Это направление захватило медицину, производителей девайсов, рестораны и ритейл.

Один из громких трендов — использование генетического тестирования для формирования питания. В основу подхода лег, например, парадокс, которое долгое время привлекал исследователей инуитов (коренных народов Северной Америки). Эта этническая группа по большей части питалась рыбой, китовым и тюленьим мясом. Но несмотря на обилие жиров они никогда не страдали сердечными приступами. Ученые считают, что наши современники, которые унаследовали гены северных народов могут позволить себе лишний кусочек жирного без вреда для здоровья.

В целом суть концепции персонализированного питания заключается в том, что есть гены, которые влияют на ожирение, сытость и склонность к определенным болезням. Получило широкое распространение исследование, в котором приняли участие 1000 европейцев. Оно показало, что персонализированные диеты подтолкнули к здоровому образу жизни большее количество участников экспериментов по сравнению с эффектом от общих рекомендаций по диетическому питанию. Однако не все было так однозначно. Оказалось, что обычные предпочтения людей и их здравомыслие в еде давали аналогичные положительные результаты.

В этом плане интересен еще один нюанс — работа глубокого поведенческого эффекта от применения персонализированного питания. Об этом говорит другое исследование от компании Nutrigenomix, которое выявило, что если людям давался совет ограничить потребление натрия — они в большинстве случаев этого не делали. Но если к рекомендациям добавлялась строка «У вас есть ген, который увеличивает риск гипертонии из-за потребления натрия», — рекомендация сразу начинала беспрекословно исполняться в течение многих лет.

Сейчас на основе своих разработок Nutrigenomix анализирует набор из 45 генов для подготовки плана здорового и спортивного питания (стоимость теста — 400 $). Основатель стартапа, профессор и исследователь Университета Торонто Ахмед Эль-Сохеми, например, выделяет ген CYP1A2, который влияет, в том числе, на то, принесет ли кофе человеку вред или пользу. Так, известные факты, что несколько чашек кофе в день может помочь защититься от рака простаты. Оно полезно для работы кишечника. А также этот тот самый напиток, из которого большинство американцев получают большую часть своих антиоксидантов. Но есть и негативный эффект. Благодаря анализу гена CYP1A2 компания выявляет людей, которых кофе доведет до сердечного приступа и диабета.

Эль-Сохеми и его команда далеко не единственные последователи персонализированного питания. Израильский иммунолог Эра Эвиан планирует развивать бизнес в сфере консультирования по разумному потреблению сахара. Она утверждает, что совет не есть сладкого не одинаково эффективен для всех. Именно поэтому США имеет слабые результаты в борьбе с ожирением. Так, согласно ее исследованиям среди 800 человек одно и то же мороженое давало совершенно разный уровень повышение сахара (гликемический отклик). Ее подход не основывался на генетическом анализе, но учитывал анализ крови, вкусовые привычки, антропометрию, физическую активность и кишечную флору.

Вслед за тенденцией индивидуального меню на рынок вышли проекты, ориентированные на определенный возраст человека. Так, Plumorganics берет на себя вопрос правильного питания детей. Меню стартапа зачастую состоит из капусты, лебеды и моркови. Основатели проекта верят в свой успех и не останавливаются на достигнутом. С ориентацией на взрослых они разработали приложение для анализа ДНК на дому Habit. Пользователю необходимо проколоть палец и провести им по экрану телефона и смочить вату слюной и также приложить его к своему гаджету. Результатом станут подробные рекомендации питания (стоимость — 299 $). Например, вам могут предложить есть ту самую лебеду из детского меню. Меню «под вас» приготовит и доставит эта же компания на дом за 15 $ за прием пищи.

Существуют проекты, которые работают уже с заболевшими людьми. Так, Icdietproject на основе собственных исследований подбирают питание для борьбы с циститом. В США работает сервис по доставке еды для больных раком Savorhealth.

Под занавес стоит отметить, что наука еще не доверяет связи между нашими генами и питанием. Международный журнал эпидемиологии отмечает, что пока нет доказательных статистических данных об ощутимом эффекте от такого подхода.

Однако, вероятнее всего, следуя за коммерциализацией персонализированного питания и нутригеномики, эта ниша будет углубляться — ведь простор для исследований велик. Если сейчас анализируется 45 генов, то всего человек носит информацию 25 000 активных генов. С помощью углубления исследований можно будет обеспечить потребителей большим количеством информации о личном обмене веществ и подходах в питании для оздоровления организма. И в таком случае, если персонализированные диеты станут ключом к решению проблемы общественного здравоохранения, борьбы с ожирением, важно дать возможность получить информацию о себе миллионам людей. Это означает сделать тесты генов доступными. Но возможен и другой вариант развития событий, при котором от идеи персонализации как массового подхода откажутся. И, как показало европейское исследование, разумный выбор и умеренность в еде, физическая активность, ориентация на собственные потребности и анализ реакций организма на тот или иной продукт и останутся самой лучшей персонализацией.

США > Медицина > forbes.ru, 29 июня 2017 > № 2226160 Егор Гончаренко


Казахстан > Медицина > dknews.kz, 28 июня 2017 > № 2224336

Лечение сахарного диабета останется бесплатным в Казахстане после внедрения обязательного социального медицинского страхования (ОСМС), передает МИА «DKNews» со ссылкой на МИА «Казинформ».

«Вы знаете, что у нас внедряется система обязательного социального медицинского страхования. В рамках данной системы сахарный диабет относится к социально-значимым заболеваниям, то есть будет возмещаться также за счет средств государства. То есть тот объем медицинской помощи, который был ранее, он не снижается, а наоборот благодаря тому, что внедряется ОСМС, появляется возможность для удовлетворения потребностей населения в данном виде медицинской помощи», - сообщила вице-министр, выступая на международной конференции «Современные подходы в управлении социально-значимыми заболеваниями. Сахарный диабет», прошедшей в павильоне Франции на выставке «ЭКСПО-2017».

По данным представителя Минздрава, в Казахстане за последние 10 лет количество больных увеличилось более чем в два раза, при этом основную долю составляют пациенты с диабетом второго типа (инсулиннезависимый диабет).

«Проводятся мероприятия по профилактике раннего выявлению, эффективному лечению больных сахарным диабетом. Начиная с 2011 года внедрена национальная программа, направленная на раннее выявление сахарного диабета второго типа, и ежегодно проходят скрининг около полутора миллионов человек старше 40 лет. В рамках гарантированного объема бесплатной медицинской помощи все пациенты с сахарным диабетом обеспечиваются современными аналоговыми инсулинами и сахароснижающими препаратами, средствами доставки инсулина и самоконтроля, тест-полосками для определения глюкозы в крови и глюкометрами», - рассказала Ляззат Актаева.

По данным Международной диабетической федерации распространенность диабета второго типа на земном шаре составляет 7% от численности взрослого населения

Казахстан > Медицина > dknews.kz, 28 июня 2017 > № 2224336


Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены. Образование, наука. Медицина > premier.gov.ru, 27 июня 2017 > № 2224285 Николай Любимов

Встреча Дмитрия Медведева с временно исполняющим обязанности губернатора Рязанской области Николаем Любимовым.

Обсуждались вопросы реализации в регионе программы строительства новых школ, а также ряда инвестиционных проектов, в частности, в сфере фармацевтической промышленности.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Николай Викторович, Вы с февраля возглавляете Рязанскую область. Надеюсь, что уже полностью в курсе всего, что происходит, все рычаги управления взяли в свои руки.

Хочу задать Вам вопрос, касающийся прежде всего социальной сферы, потому что мы сейчас развернули большую программу по строительству школ. Эта тема актуальна для любого региона, естественно, и для вашей области тоже. Как обстоят дела? Что на этот год запланировано и на ближайшую перспективу? И охарактеризуйте также ситуацию с инвестициями, это показатель экономической активности. Вы сами хорошо знаете, потому что на различных должностях работали.

Н.Любимов: В этом году мы сдаём две школы: одна – на 1152 места (это район города Рязани, Дашково-Песочня) и вторая – в селе Спасском на 132 места. Потребности, конечно, намного больше.

Д.Медведев: Какая потребность, считали?

Н.Любимов: Девять школ нам ещё необходимо построить в целом по всей области. Мы рассчитываем закрыть полностью потребность в обеспечении ребят односменным режимом, чтобы они учились в одну смену. Однозначно это нам поможет.

Что касается инвестиций. Надо сказать, что индекс промышленного производства у нас в этом году уже (по пяти месяцам 2017 года) 106,8%. Это хороший рост. В прошлом году он был 102,2%.

Д.Медведев: За счёт чего такой рост обеспечивается?

Н.Любимов: В основном оборонка. Но очень хорошо работает и медицинская промышленность, фармпроизводство (ООО «Форт»). 151% роста по медицинской промышленности.

По мебельному производству рост 142%.

Д.Медведев: Фармпроизводство или производство медицинских изделий и медицинской техники имеется в виду?

Н.Любимов: Именно фармпроизводство. У нас планируется новый инвестиционный проект по строительству целого завода, «Скопинфарм» называется. Этот завод будет обеспечивать 130 рабочих мест, объём инвестиций, которые туда собираются вложить инвесторы, 1,5 млрд рублей.

Есть ещё наработки по инвестиционным проектам. Порядка 15 млрд рублей – это акционерное общество «Илим», производство картона, надеемся с ними заключить в этом году соглашение. И ряд других проектов. Мы подали 22 июня заявку в Минэкономразвития по фонду моногородов, и фонд моногородов позволит нам привлечь порядка 15 млрд инвестиций в так называемый моногород Лесной, который у нас находится рядом с Рязанью, где-то порядка 40 минут езды. Там был всего один работодатель – ООО «Эластик», который входит в систему «Ростеха». Но гособоронзаказ в данном случае на этом предприятии фактически закончился и был передан в Брянскую область. Поэтому мы хотели бы на его базе развивать новое промышленное производство. Есть уже восемь инвесторов, с ними заключены соглашения. Порядка 15 млрд рублей – объём инвестиций, который мы планируем привлечь на эту территорию.

Д.Медведев: Что ж, хорошо. Очевидно, что нужно инвестировать и в современные производства. Вот Вы упомянули фармацевтическую промышленность. Действительно, за последние годы она у нас росла по всей стране очень неплохими темпами, где-то порядка 25–27% прироста ежегодно. Это действительно и высокотехнологичные рабочие места, и в значительной мере так называемая лекарственная независимость нашей страны, и, конечно, снижение цен на лекарства для самых разных категорий населения.

Что касается проблемы моногородов и инвестиций в такого рода монопрофильные образования, давайте подробнее обсудим, о чём идёт речь, потому что у нас есть специальный перечень, специальный фонд, который этим занимается, и ресурсы, которые на это направляются. Давайте обсудим, что можно сделать.

Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены. Образование, наука. Медицина > premier.gov.ru, 27 июня 2017 > № 2224285 Николай Любимов


Россия > Медицина > forbes.ru, 27 июня 2017 > № 2224157 Тихон Косых

Какое будущее ждет индустрию мониторинга сна?

Тихон Косых

основатель сети фитнес-клубов Raketa.fit

По всей видимости, массовые устройства мобильного мониторинга здоровья будут персональными решениями, а не медицинскими устройствами.

В мае 2017 года стартап Beddit из Финляндии, сумевший почти за 10 лет работы на рынке привлечь около $3,5 млн инвестиций, неожиданно сменил собственника — владельцем стала корпорация Apple. Сама по себе сделка неудивительна: технологический гигант из Купертино с капитализацией более $800 млрд покупает очередной стартап чуть ли не каждые три недели.

Более интересна специализация Beddit, которая и стала для инвестора решающей. На рынке финский разработчик получил широкую известность благодаря своему нестандартному решению для мониторинга сна. В отличие от большинства производителей команда отказалась от идеи носимого гаджета и вместо привычных браслетов, часов и даже клипс предложила сенсорную ленту для размещения прямо в постели. В основу работы устройства положен хорошо известный в медицине принцип баллистокардиографии, благодаря которому Beddit фиксирует сердцебиение, дыхание, а главное, микродвижения пользователя и в результате способен составить картину сна.

Сегодня в решения для мониторинга сна инвестирует не только Apple. Так, в разработчика инновационного матраса Casper фонд Target Corporation готов вложить $75 млн. В 2014 г. Intel купила за $100 млн разработчика фитнес-браслетов Basis. Инвесторы во главе с Temasek из Сингапура вложили $40 млн в стартап Hello, предложивший рынку умный гаджет для сна Sense в виде шара. Интерес более чем понятен: по статистике, до 30% людей во всем мире страдают в той или ной степени от проблем со сном или бессонницы.

Интерес к новым технологическим решениям подстегивает растущий рынок носимых гаджетов, для большинства из которых — будь то умные браслеты или часы — мониторинг сна стал неотъемлемой функцией. К 2020 году объем рынка носимых гаджетов превысит $34 млрд, подсчитали в CCS Insight, а общее количество проданных устройств составит 411 млн по всему миру. Еще более значимую оценку дает и компания Markets&Markets, согласно которой к 2022 году рынок носимых гаджетов составит $51 млрд.

Основную долю рынка носимых гаджетов по-прежнему занимают фитнес-трекеры (преимущественно в виде браслетов). В 2016 г. последние составили более половины (точнее — 61 млн) всех проданных устройств общей стоимостью $3,8 млрд, отмечают в CCS Insight. К 2020 г. цифра увеличится вдвое. Второй по значимости остается категория умных часов, на которые сегодня приходится 33 млн проданных устройств ($6,3 млрд), с потенциалом роста к 2020 г. до 102 млн устройств общей стоимостью $11,4 млрд.

Однако инвесторов всего мира привлекает еще и растущий рынок удаленного мониторинга здоровья, или MHealth, на котором все большее распространение получают те самые non-wearable гаджеты, которые предлагает Beddit. По оценке Statista, если в 2014 году объем этого рынка составлял лишь $11 млрд, то к 2020 году он приблизится к отметке в $60 млрд. Число пациентов, участвовавших в разных программах цифрового здравоохранения, в том числе использовавших подключенные к глобальной сети медицинские устройства, за прошедший год выросло на 44%, подсчитали в шведской Berg Insight. При этом наибольший рост показали именно устройства для контроля сна: в 2016 году число подобных решений на рынке выросло сразу на 70%.

Казалось бы, речь в данном случае идет именно о медицинских устройствах, которые предлагают рынку ведущие фармацевтические корпорации, а присутствующие на рынке решения от технологической компаний не имеют специальной сертификации. Однако по оценке той же Berg Insight, уже через четыре года половина пользователей устройств мобильного мониторинга здоровья будут пользоваться именно персональными решениями, в том числе для мониторинга сна, а не медицинскими устройствами.

Однако при таком, казалось бы, колоссальном спросе со стороны аудитории на рынке отсутствуют сколь-нибудь прорывные технологии мониторинга при помощи трекеров, в том числе и мониторинга сна. Несмотря на кажущееся разнообразие решений на рынке носимых гаджетов, технологии, которые используются во всех фитнес-браслетах, практически одинаковые. Если не брать в расчет разницу в программном обеспечении, практически всегда речь идет об использовании акселерометров, датчиков давления, гироскопа и т.д. Точность измерений с помощью последних нередко ставится под сомнение, особенно когда речь идет о такой функции, как контроль сна, в том числе из-за нередко противоречивых данных, которые к тому же сложно интерпретировать. У той же Apple до покупки Beddit вообще не было собственного технологического решения в этой области. В умных часах Apple, к примеру, функционал контроля качества сна не был предусмотрен в принципе, и заинтересованным пользователям в итоге приходилось скачивать специальные дополнительные приложения.

Сегодня, скорее, происходит накапливание массива измерений, которые впоследствии, с появлением новых технологических решений, станут основой для персонализированных рекомендаций: например, помогут сделать тренировки более эффективными, а сон — более здоровым. Этим занимаются все компании, и именно эта база станет в ближайшем будущем основой для будущего прорыва в индустрии. С функционалом для тренировок на рынке трекеров ситуация, конечно, проще: устройства позволяют отслеживать сердечный ритм, его частоту, что вполне может стать и становится основой для персонализированных тренировок с учетом показаний трекера.

Объясним ли в таких условиях интерес инвесторов к новым, возможно, прорывным решениям? Конечно, да. Другой вопрос, принесут ли они корпорациям дивиденды. Производители и инвесторы далеко не всегда оказываются в выигрыше, вкладываясь в, казалось бы, перспективных игроков рынка фитнес-трекеров. Так, компания Intel вынуждена была в прошлом году отозвать с рынка версию умных часов Basis из-за опасности ожогов у пользователей. Акции еще недавно ведущего мирового производителя носимых фитнес-гаджетов FitBit торгуются чуть ли не на 90% ниже пиковой стоимости. Однако инвесторы, похоже, уверены, что решение в результате будет найдено.

А в июне 2017 года стало известно о закрытии стартапа Hello, речь о котором шла выше. «Ударом под дых» потенциальному единорогу (его основателя Джеймса Прауда кстати вовсю сравнивали со Стивом Джобсом) стала сорвавшая сделка по покупке проекта все с той же корпорацией FitBit. Не вполне ясно, принесет ли дивиденды Fossil Group покупка в прошлом году за $260 млн производителя умных трекеров Misfit. Пока не похоже = по итогам итогам 2016 года прибыль корпорации снизилась более чем в 2,5 раза. Однако инвесторы похоже уверены, что решение в результате будет найдено.

Россия > Медицина > forbes.ru, 27 июня 2017 > № 2224157 Тихон Косых


Таджикистан. ЦФО > Медицина > camonitor.com, 27 июня 2017 > № 2223411 Азиз Зикиряходжаев

Работа - это подвиг: как таджикский хирург спасает людей от рака в РФ

Помощь больным, наука, семья, родина, московский "Спартак" и другие ценности таджикского хирурга Азиза Зикиряходжаева, ставшего одним из лучших онкомаммологов в России

Рубен Гарсия

Врач — профессия непростая. Скорее, это не профессия, а призвание. Особенно для тех, кто решил стать хирургом и взять на себя ответственность за жизни пациентов. Да и отдача в этом деле приходит не быстро: 6 лет мединститута, 2 года ординатуры, ещё несколько лет практики и работа, работа, работа… И так каждый день, зачастую урезая себя в сне и еде.

О том, зачем люди выбирают эту стезю, как достичь здесь успеха и кому не место в медицинской среде, Sputnik Таджикистан рассказал один из ведущих хирургов Московского онкологического научно-исследовательского института имени П.А. Герцена, выходец из Душанбе Азиз Зикиряходжаев.

Sputnik Таджикистан: Что повлияло на Ваше решение стать врачом, да еще и выбрать такую сложную специальность?

Азиз Зикиряходжаев: Многие выбирают эту профессию, исходя из своей династийности. Такая ситуация была и у меня. Мой дед прошёл всю войну фронтовым врачом, бабушка была стоматологом, а отец — сам онколог. Поэтому с детства я видел, что это именно та профессия, которой я хотел бы заниматься, и то дело, которое бы принесло мне моральное удовольствие от помощи больным и воплощения профессиональных идей.

Sputnik: И тем не менее Вы состоялись не только как врач-практик, но и как ведущий научный специалист в своей области.

А.З.: Просто мне еще с детства казалось, что онкология как сфера медицины очень широка: она сочетает в себе огромное количество дополнительных специальностей — не только хирургию, но и терапию, и экспериментальную диагностику. Эта совокупность и натолкнула меня на мысль, что здесь я не буду узконаправленным специалистом, а смогу себя реализовать очень разносторонне.

Sputnik: То есть для Вас было важно проявить себя и как ученого, в некотором роде исследователя, и как хирурга, и как специалиста по диагностике?

А.З.: После окончания ординатуры пришло осознание, что научная стезя для меня приоритетная. Я понимал, что если уходить от научного обучения в рутинную практику, то она может настолько затянуть, что потом очень трудно будет обратно встроиться в сферу науки. Как правило, врачи, уйдя работать в больницу, больше занимаются практической деятельностью, а у меня было желание заниматься именно исследованиями.

Sputnik: Не тяжело ли было совмещать столько всего сразу?

А.З.: Не сказать, что невероятно тяжело, но определенно не просто. Но если есть мечта, то ты идешь к ней долгое время, несмотря на все невзгоды. Когда я начинал простым ординатором, приходилось много дежурить, грубо говоря, где-то недоедать, недопивать, недосыпать. И все свободное время, которое не так-то просто найти, занимался практикой. Причем тогда в библиотеках явно не хватало нужной литературы, не было интернета, в который сейчас легко погрузиться и поднять нужную тебе информацию, какие-то результаты новых исследований.

Sputnik: Вы являетесь одним из ведущих российских специалистов в области диагностики и лечения рака молочной железы, болезни, которая занимает первое место в списке заболеваний среди женщин. С чем связано его столь широкое распространение? В аптеке.

А.З.: Однозначно назвать факторы, провоцирующие рак, довольно сложно, их великое множество: начиная от экологии и питания и заканчивая ожирением, одним из основополагающих факторов развития рака молочной железы. Так, очень много женщин с мутациями, наследственной предрасположенностью к этому заболеванию, которая никак себя пока не проявила, но рано или поздно это может произойти.

Sputnik: Как изменилась картина болезни за последние годы?

А.З.: Раньше мы говорили, что это спорадическое заболевание, болезнь, касающаяся в основном женщин старше 55 лет. Помню, в 2000-х годах нам показывали пациентку 40 лет, и казалось — ух, ты! В таком молодом возрасте — и уже рак! А сейчас болезнь молодеет, мы видим женщин, которых она поразила и в 34, и в 25 лет.

Sputnik: Онкологический институт имени Герцена, где Вы работаете, является ведущим НИИ в этой области. Как вы оцениваете свой личный вклад и вклад ваших коллег в борьбу с раковыми заболеваниями?

А.З.: Могу сказать, что рекомендации, разрабатываемые нами по хирургии рака молочной железы, составляют стандарты, которым следуют по всей России. Что неудивительно — здесь работают высококлассные специалисты, неоднократные лауреаты государственных премий, до которых мне еще расти и расти. Сам я смог полностью реализовать себя, только когда перешел в НИИ имени Герцена. Так, недавно мои ученики заняли 1-е и 2-е места в международном мастер-классе по реконструктивной хирургии. Профилактике и борьба со СПИДом.

Sputnik: Кстати, а как получилось, что Вы, закончив Государственный медицинский университет имени Абуали ибн Сино в Таджикистане, продолжили обучение именно в Москве?

А.З.: Сформированная в СССР система здравоохранения была самая лучшая, любой врач мог повысить свою квалификацию путем обучения в головных учреждениях, которые находились в Москве и Санкт-Петербурге. И нам повезло, что даже после развала Союза на территории СНГ сформировалась своя Ассоциация онкологов СНГ. Это позволило мне обучаться в аспирантуре и докторантуре. Хотя первое время я считал, что через два года ординатуры и три аспирантуры обязательно вернусь домой и буду работать дома, буду остепененным врачом.

Sputnik: А сегодня с коллегами в Таджикистане отношения поддерживаете?

А.З.: Конечно, у нас сохраняется связь с коллегами! Мы всегда можем позвонить и убедиться, что пациент, который приехал лечиться к нам из республики, а после операции вернулся домой, будет находиться под надлежащим присмотром и получит все условия для реабилитации. Сохраняется и научное общение между мной и моими учителями, которые преподавали в университете.

Sputnik: А как в целом в стране обстоит ситуация с медицинским образованием и системой здравоохранения? Ведь во времена СССР по этим показателям Таджикистан был одной из ведущих республик.

А.З.: Страна столкнулась с теми же проблемами деградации медицины, что и любое государство на постсоветском пространстве. Но нельзя сказать, что там уровень медицинского образования очень уж упал. Воспитываются новые кадры, старшее поколение передает свои знания молодым врачам. С радостью могу сказать, что два ученика, подготовленные мной для работы именно в Таджикистане, защитили там докторскую и кандидатскую диссертации.

Sputnik: И часто летаете домой?

А.З.: Как только представляется такая возможность. Иногда раз в год, а иногда и 3-4 раза. Несмотря на то что я объездил весь мир — и отдыхал, и по работе, — лучше своей исторической родины я еще не встречал! Эти горы, реки, перевалы, озера, серпантины — такое богатство природы, какое есть в Таджикистане, не видел нигде. Приезжаешь домой и становишься счастливым человеком, просто вспоминая, что ты родился на земле, где море солнца, где море фруктов. Возвращаясь туда, чувствую вкус детства.

Sputnik: Со своей супругой Вы там же познакомились?

А.З.: Да, она была на 4-м курсе университета, а я на 6-м. Она тоже врач и во всем меня поддерживает. Это очень важно, потому что как жена она очень много делает для нашей семьи. Без поддержки семьи мужчине тяжело чего-то достигать. А когда чувствуешь, что у тебя тыл целиком прикрыт, то полностью отдаешь себя профессии. И она с пониманием относится к тому, что я допоздна на работе, делит мои заботы, увлечения.

Sputnik: К слову об увлечениях, нельзя не заметить обилие символики московского "Спартака" в вашем рабочем кабинете.

А.З.: Ну это еще с детства. Когда, в 7-8 лет тренер в спортивной школе мне сказал, что я не подхожу для первой юниорской команды "Памир —Душанбе", я решил, что буду болеть за "Спартак". И болею до сих пор: прямо настоящий праздник был, когда команда выиграла чемпионство России.

Sputnik: Возвращаясь к теме медицины и семьи — Ваши дети пойдут по вашим стопам?

А.З.: У меня два сына. Старший не захотел стать врачом, и я его в эту профессию не тяну, так как стать хорошим специалистом насильно невозможно. Может быть, младший продолжит семейную традицию, династию. Все-таки хочется передать свою библиотеку, своё дело, свой опыт.

Sputnik: А как ученый, хирург-онколог высокого класса, что Вы можете посоветовать молодым врачам и студентам медицинских вузов?

А.З.: Могу с уверенностью сказать, что если ты любишь полениться, поспать лишний час на диванчике, посмотреть телевизор — то тебе нечего здесь делать. Нужно отчётливо понимать, что в будущем тебя ждет в этой профессии. Только труд через не могу, только полное самоотверженная отдача себя профессии может привести к успеху.

Sputnik: Ещё вопрос врачебной этики. Недавно в Узбекистане имам одной из ташкентских мечетей запретил мужчинам работать акушерами-гинекологами, потому что это грех и вообще постыдное явление. Такое же отношение к гинекологам и маммологам в некоторых странах Ближнего Востока. Вам приходилось с подобными проблемами сталкиваться?

А.З.: Я отношусь к этому вполне адекватно. Совсем недавно у нас встал вопрос, дескать, давайте организуем бригаду врачей-женщин, так называемый проект Женский доктор. И меня попросили порекомендовать женщину-маммолога. У пациентки должна быть возможность самой выбрать как врача, так и лечение, которое она получает, если того требуют её религиозные или некие морально-этические соображения.

Sputnik: Но допустимо ли вообще государству запрещать доступ в профессию специалистов-мужчин?

А.З.: Конечно же, нет! Даже в Таджикистане — кто возглавляет институт искусственного оплодотворения? Мужчина. Ведущие специалисты-гинекологи — это мужчины. В том-то и дело, что политика и религия не должны сильно соприкасаться. И уж тем более не следует вмешивать сюда здравоохранение.

Зикиряходжаев Азиз Дильшодович — доктор медицинских наук, руководитель отделения онкологии молочной железы Московского онкологического НИИ имени П.А. Герцена. Окончил с отличием лечебный факультет Таджикского государственного медицинского университета имени Абуали ибн Сино в 1997 году. В 1999-м поступил в аспирантуру на отделение опухолей молочной железы РОНЦ имени Н.Н. Блохина.

В июле 2001 года успешно защитил кандидатскую, а в декабре 2007 года докторскую диссертации, посвященные проблемам диагностики, лечения и прогноза больных раком молочной железы. В настоящее время отделение является ведущим в Российской Федерации по разработке первичных реконструктивных операций у больных раком молочной железы.

Источник - Sputnik

Таджикистан. ЦФО > Медицина > camonitor.com, 27 июня 2017 > № 2223411 Азиз Зикиряходжаев


Россия > Медицина. Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 26 июня 2017 > № 2220918 Леонид Михайлов

Российская медицинская дипломатия

Леонид Михайлов, Генеральный секретарь Российского медицинского общества

В октябре 2017 года исполнится 15 лет членства России во Всемирной медицинской ассоциации (ВМА). Вступление нашей страны в самую авторитетную международную организацию врачей состоялось в 2002 году в Вашингтоне, на 53-й Генеральной ассамблее ВМА, и по стечению обстоятельств 15-летие этого события состоится тоже в США, на предстоящей 68-й Генеральной ассамблее ВМА, которая пройдет в октябре этого года в Чикаго. При поддержке

МИД РФ, МЗ РФ, РАН, ФАС РФ и других в октябре 2015 года в Москве, несмотря на санкции, с большим успехом прошла 66-я Генеральная ассамблея ВМА, в которой приняли участие более 100 стран, в том числе США, Канада, Великобритания, Япония, Южная Корея, Франция, Германия, Израиль, Бразилия, Индия, Китай, ЮАР и многие другие. Однако об этой международной организации врачей, причем организации, формирующей международную политику в медицине, поскольку в ее компетенцию входят в первую очередь вопросы этики и права, в нашей стране мало известно.

Все системы здравоохранения, существующие в мире, можно разделить на два типа. Системы здравоохранения, в которых врач - субъект права, и системы здравоохранения, в которых врач - объект права. Правосубъектность врача в системе здравоохранения реализуется через наличие или отсутствие в ней национальной врачебной организации, осуществляющей свою деятельность автономно от государственных органов управления здравоохранением. В тех странах, где в системе здравоохранения есть такая врачебная корпорация, здравоохранение - это функция государства, а врачевание (медицина) - функция и ответственность врачебной корпорации и ее членов - врачей, при этом надзорно-разрешительные функции за медицинской деятельностью врачей государство сохраняет за собой.

Смысл такой системы правоотношений в том, что врач в силу своего профессионального, нравственного и общественного служения должен всегда исходить из интересов здоровья человека и защищать эти интересы перед кем бы то ни было: работодателем, страховыми компаниями, фармкомпаниями, в том числе и перед государством. Тем более что все упомянутые структуры нередко исходят из своих интересов при решении тех или иных вопросов в системе здравоохранения, и только врач всегда исходит из интересов здоровья человека. Вот почему, чтобы быть подлинным адвокатом человека в сфере его здоровья, врач должен обладать профессиональной автономностью. Сегодня все без исключения экономически развитые страны являются членами ВМА, а в структуре их систем здравоохранения свою деятельность осуществляют национальные врачебные организации, основанные на принципе профессиональной автономии врачей.

Принцип профессиональной автономии является основой ВМА. Именно благодаря ему в национальных врачебных организациях стран - членов ВМА формируется система профессиональной, этической и имущественной ответственности врача за результаты своей медицинской деятельности перед национальной врачебной корпорацией и аналогичные виды ответственности национальной врачебной корпорации перед государством и гражданами. Очевидно, что, в отсутствии профессиональной автономии, систем ответственности врача за результаты своей медицинской деятельности создать нельзя, а значит, невозможно обеспечить соблюдение врачами этических и правовых норм в отношении пациентов, а также принципов деонтологии и взаимной профессиональной ответственности.

Или возьмем такой важный механизм, как допуск врача к профессии. Не важно, как студент-медик учился в вузе или какой сертификат получил врач после окончания цикла последипломного образования. Вуз - это только образовательное учреждение, и за профессиональный уровень подготовки врача он прямой ответственности не несет, а вот врачебная корпорация, допустившая врача в профессию, - несет, причем имущественную. Поэтому не стоит удивляться тому, когда врачам, приезжающим в страны - члены ВМА, помимо справок, что у них в своей стране не было конфликтов с этическим и правовым комитетом, в национальной врачебной организации приходится еще сдавать специальный экзамен, подтверждающий их квалификацию, и лишь только после его успешной сдачи надзорно-разрешительные государственные органы выдадут им лицензию на право осуществления медицинской деятельности.

Это только отдельные примеры из довольно глубоко проработанной системы права в сфере занятия медицинской деятельностью, но источником этого права является система ответственности, а ее основой является профессиональная автономия врачей.

Цель создания системы здравоохранения - это реализация права человека на здоровье. Осуществить свое право на здоровье человек может только через врача, но при условии, если врач обладает профессиональной, этической и имущественной ответственностью за здоровье человека перед врачебной корпорацией, а корпорация - аналогичными видами ответственности перед государством и гражданами. Цель организации врачебной корпорации только одна - создание условий для реализации врачом своего профессионального, нравственного и общественного служения (призвания).

Как видим, у этих двух систем - системы здравоохранения и системы корпоративного управления и регулирования профессиональной деятельности врачей - полный синергизм целей, причем достичь своей цели система здравоохранения без наличия в ее структуре врачебной корпорации в условиях рыночной экономики и гражданско-правовых отношений не может, вне зависимости от того, сколько государство выделяет средств на ее обеспечение.

Знания о том, как формируется система права в здравоохранении и медицине стран - членов ВМА, очень важны для понимания, на каких правовых и этических основах выстраивается система международных отношений в этой сфере, а она с каждым годом для человечества приобретает все большее значение, как и для понимания причин, почему наша страна на протяжении 54 лет была лишена возможности членства в ВМА и стала ее членом и продолжает им оставаться в виде исключения.

Все возрастающая значимость ВМА обусловлена тем, что, функционируя как Всемирный врачебный парламент, ВМА фактически остается единственной международной организацией, осуществляющей этическое и правовое регулирование медицинской деятельности врачей на наднациональном уровне. Современная медицина глубоко проникла в геном человека, и недалеко то время, когда генотипирование людей может стать необходимым условием для обеспечения их здоровья; создание искусственных органов, не говоря уже о чипировании человека для управления его здоровьем, как и многое другое из достижений современной медицины, требует наличия глубоко проработанных этических и правовых механизмов контроля на международном уровне.

Помимо этого, целый ряд социомедицинских проблем и проблем с экологией нашей планеты без скоординированных действий со стороны международного врачебного сообщества также не могут быть решены. А вопросы войны и мира, а запрещенные виды вооружений, а проблемы медицинского обеспечения беженцев и т. д. Вот почему роль ВМА в мире в самое ближайшее время будет только возрастать, и от того, насколько успешно внутри России будет выстроен профессиональный медицинский порядок, во многом зависит статус нашей страны в этой международной организации, ее влияние на решения, принимаемые ВМА, а также возможность сотрудничества с крупнейшими врачебными корпорациями стран мира, таких как США, Канада, Германия, Франция, Великобритания, Израиль, Япония, Южная Корея, Индия, Китай, что очень важно и для развития политических отношений, ведь хорошо известно, что врачи влияют и на политиков тоже.

ВМА была создана в 1947 году, в том же году, что и ВОЗ. Это послевоенные годы, когда мир и каждая страна в отдельности приходили в себя после тяжелейшей Второй мировой войны. К слову сказать, с приходом нацистов к власти Германская медицинская ассоциация была запрещена в стране и возобновила свою деятельность только в 1947 году, а Израильская медицинская ассоциация вообще была создана еще до образования государства Израиль. Одной из важных причин создания ВМА как международной организации было противостояние врачей мира фашистской идеологии, и даже по прошествии более 70 лет это имеет важное значение.

Десять лет непрерывных переговоров понадобилось для того, чтобы наладить диалог с лидерами ВМА и получить их согласие на принятие России в ВМА, хотя бы в виде исключения, поскольку в нашей системе здравоохранения, унаследованной от СССР, врач остается объектом права. Это произошло в 2002 году, и не где-нибудь, а в Вашингтоне. При тайном голосовании Россия в лице Российского медицинского общества (РМО) была принята в ВМА единогласно, и это был отличный результат многолетней работы. Вхождение России в мировую врачебную политическую элиту не было простым, но без этого членства мы не могли получить столь ценные для нас знания и опыт, без которых создать эффективную систему здравоохранения в новых экономических условиях невозможно.

Как и в любой дипломатической работе, при формировании отношений с ВМА и странами - членами ВМА очень много решали личные отношения. Членами ВМА являются национальные врачебные корпорации. Это очень большие и самодостаточные структуры, способные оказывать значительное влияние по самым различным направлениям, в том числе и на правительства своих стран. Лидеры этих корпораций в политическом отношении весьма многоопытные люди, пользующиеся большим авторитетом как в своей стране, так и за рубежом. Все они прошли хорошую школу конкурентной политической борьбы, это очень искусные переговорщики и дипломаты. Всех их объединяет одно качество - они прекрасно разбираются в людях и их намерениях, но самой большой ценностью для них, врачей и политиков, является сама личность человека, ее масштаб и устремления, его нравственная основа. Более чем уверен, что в дипломатической работе, в других сферах эти критерии также являются основными.

Доверие - это главное условие для взаимопонимания, но на его формирование требуется время и нередко немалое. Именно на его основе к 2002 году нам удалось сформировать позитивные отношения к России многих врачебных корпораций стран - членов ВМА, в том числе таких влиятельных, как Германия, Япония, Израиль, Франция, Великобритания, Финляндия, Канада, Южная Корея и др. Однако членство России в ВМА могло состояться только при условии прямой поддержки Американской медицинской ассоциации, и мы эту поддержку получили от наших американских коллег. Причем это была суперподдержка, и именно поэтому нам особенно приятно, что 15-летие членства России в ВМА пришлось на Генеральную ассамблею ВМА в Чикаго.

Задача выиграть проведение в России 66-й Генеральной ассамблеи ВМА в 2015 году возникла для нас совершенно неожиданно в конце сентября 2012 года, то есть за две недели до начала очередной, 63-й Генеральной ассамблеи ВМА в Таиланде. В течение всего 2012 года несколько врачебных корпораций конкурировали между собой за возможность проведения Генеральной ассамблеи ВМА в 2015 году в своей стране. Но если, например, для Тайваня было важно выиграть Генассамблею в 2015 году потому, что это еще и год 70-летия ООН, то для нас это было важно еще и потому, что это был год 70-летия Победы в Великой Отечественной войне, год окончания Второй мировой войны, год победы над фашизмом, что, собственно, и побудило к созданию ВМА.

К октябрю 2012 года в ВМА определились два лидера - претендента на 2015 год, это национальные врачебные организации Тайваня и Аргентины, причем Аргентина заявку на право проведения у себя Генеральной ассамблеи подавала уже в пятый раз. Не стану раскрывать всех дипломатических секретов в этой большой «шахматной партии». Скажу только, что выиграть право на проведение Генеральной ассамблеи ВМА для какой-либо страны в международном врачебном сообществе равноценно победе в конкурсе за получение права на проведение Олимпийских игр. И не только потому, что в страну - победительницу в конкурсе приезжают представители врачебных корпораций более чем из 100 стран мира, а прежде всего потому, что на этой ассамблее страна может формализовать в виде документов важные политические, экономические, профессиональные, этические, социомедицинские декларации, резолюции и протоколы, на которые впоследствии можно ссылаться как на позицию врачей мира и использовать их в своей внешней политике.

Так, например, на московскую ассамблею вносились на рассмотрение ВМА проекты таких деклараций, как «О приоритете жизни и здоровья человека при разрешении территориальных споров и международных конфликтов», «О приоритетной эвакуации из зоны международных конфликтов женщин и детей» и многие другие важные документы, актуальность которых сомнений не вызывает.

То обстоятельство, что наша страна в сложнейшей конкурентной борьбе выиграла право на проведение Генеральной ассамблеи ВМА в России, было очень серьезным экзаменом для оценки ее статуса и отношения к нашей стране в этой международной организации врачей. Вместе с тем введение санкций против России в 2014 году стало еще более серьезным испытанием для этих отношений и потребовало немало усилий, чтобы сохранить за собой право на проведение Генеральной ассамблеи ВМА в Москве. Но, даже сохранив право, было важно, чтобы страны - члены ВМА еще и приехали в Москву на 66-ю Генеральную ассамблею ВМА.

У ВМА есть такая традиция: перед закрытием очередной ассамблеи предоставляется право пятиминутного выступления стране, принимающей Генеральную ассамблею в следующем году, для приглашения в свою страну, а также показ пятиминутного фильма о своей стране после выступления.

Тогда, в 2014 году, в Дурбане с приветствием от имени нашей страны к участникам 65-й Генеральной ассамблеи ВМА блестяще выступил наш посол в ЮАР Михаил Иванович Петраков, а потом был фильм о России. И в этом фильме о нашей стране мы постарались показать все, включая и наш российский Крым, и нашу зимнюю Олимпиаду, и нашего президента. И знаете, после его окончания зал аплодировал России, и это во время пика санкционной пропаганды! У членов российской делегации, даже у очень опытных представителей МИД РФ, на глазах появились слезы радости победы и гордости за свое Отечество. Это была победа России, очень важная и своевременная. Замечу, фильм так понравился участникам ассамблеи, что многие из них попросили на память подарить копии этого фильма, что мы и сделали.

Это был пусть небольшой, но все же вклад в успех нашей дипломатии в непростой период истории страны, и был он достигнут исключительно благодаря идеально слаженному сотрудничеству Российского медицинского общества и МИД РФ, причем со всеми его структурами, включая зарубежные учреждения. И именно это сотрудничество уже в 2015 году обеспечит России успешное проведение в Москве 66-й Генеральной ассамблеи ВМА, о которой ее участники будут отзываться не иначе как об одной из самых ярких за всю историю ВМА.

Конечно, всего этого могло бы и не быть, если бы не прямая поддержка Генассамблеи ВМА Сергеем Викторовичем Лавровым, благодарность за которую выразили нашему министру иностранных дел все участники Всемирного врачебного парламента. Это очень хороший ответ тем, кто пытается разными способами лепить из России образ врага. А когда на церемонии закрытия 66-й Генеральной ассамблеи в Москве врачи мира более чем из 100 стран стоя долгими и продолжительными аплодисментами благодарили нашу страну за гостеприимство, для всех становится очевидно, что эти попытки никогда не достигнут своего результата

Прежде всего не надо забывать, что ВМА - это политическая организация врачей, к компетенции которой относятся право человека на жизнь и здоровье, права врачей, права пациентов, этика, экология, социомедицинские проблемы. Потенциал ВМА очень велик, но для его использования необходимо значительно усилить позиции России в этой международной организации. Ситуация на Украине, в Сирии - ее экспертная оценка международным врачебным сообществом очень важна. Не менее важны мнение и позиция врачей разных стран в глобальном информационном поле, замусоренном разного рода лживыми штампами и стереотипами. Не надо забывать, что ВМА сформировалась как протест врачей фашизму, экстремизму, террору и насилию. И что члены ВМА при необходимости могут вступать в диалог и с правительствами своих стран, и с международными организациями, если речь идет о защите права человека на жизнь и здоровье. Это призвание врачей, и кому, как не им, а значит ВМА, его реализовывать.

Особенность сегодняшнего времени заключается в том, что, как никогда ранее, в отношении нашей страны развернута беспрецедентная по своим масштабам информационная война, целью которой является дискредитация России. Причем это осуществляется в глобальном масштабе и, главное, без всякой причины, поскольку Россия в отношении всех стран осуществляет последовательно миролюбивую политику, более того, берет на себя миссию избавления мира от глобальных террористических угроз, оказывает помощь большому числу стран, население которых нуждается в организации спасательных работ или гуманитарной поддержке. И, несмотря на это, прессинг информационной агрессии против нашей страны только возрастает. Противостоять этой необъявленной войне возможно через проведение широкомасштабного сопротивления информационной агрессии, в том числе через неправительственные международные организации, и в этом отношении Всемирный врачебный парламент имеет особое значение, поскольку именно врачи разных стран в силу своего профессионального, нравственного и общественного призвания, как никто другой, заинтересованы в сохранении жизни и здоровья человека и мира на Земле. Вот почему от того, насколько представительна и влиятельна будет позиция России в ВМА, во многом зависит успех нашей страны в этом противостоянии.

Мы исходим из того, что России необходимо в ближайшей перспективе стать одним из лидеров ВМА, опираясь на знания и опыт, приобретенные за прошедшие 25 лет взаимодействия с данной международной организацией, и это вполне реальная перспектива.

Национальные врачебные организации стран - членов ВМА функционируют автономно от минздравов своих стран и нередко выступают по отношению к ним в качестве оппонентов, но вот их внешнеполитическая деятельность традиционно опирается на взаимодействие с министерствами иностранных дел своих стран. Причем, как показал опыт прошедших лет, это взаимодействие очень важно для обеих сторон. Содержание такого взаимодействия трудно переоценить, и именно на его основе могут быть реализованы важные и нужные и нашей стране, и миру международные инициативы в правовой, этической, социомедицинской, экологической и гуманитарной сферах.

Мы безмерно благодарны всем структурам и сотрудникам МИД РФ за оперативную помощь и ценные советы в организации международной деятельности Российского медицинского общества. Пользуясь случаем, особую признательность хотелось бы выразить Ассоциации российских дипломатов и ее председателю Игорю Васильевичу Халевинскому. Должен признаться, что именно благодаря общению с ветеранами дипломатии, их заинтересованному отношению к нашей деятельности, опыту, знаниям и той уникальной дипломатической культуре, которую мы старательно впитывали, нам удалось достичь тех результатов, которые в начале пути казались недостижимыми.

Россия > Медицина. Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 26 июня 2017 > № 2220918 Леонид Михайлов


Китай. Россия > Образование, наука. Медицина > russian.china.org.cn, 25 июня 2017 > № 2220416

Как стало известно на прошедшем в Харбине Форуме по медицинскому образованию Китайско-российской ассоциации медицинских университетов /КРАМУ/, за три года существования ассоциации в нее вступило уже 106 вузов двух стран, было учреждено 13 исследовательских учреждений, обменами преподавателями и студентами, международными конференциями и другими мероприятиями были охвачены свыше 30 тыс человек.

Как рассказал председатель КРАМУ с китайской стороны, член Инженерной академии Китая, ректор Харбинского медицинского университета /ХМУ/ Ян Баофэн, в настоящее время стороны продвигают строительство Китайско-российского центра медицинских исследований, а ХМУ и Санкт-Петербургский государственный университет также занимаются совместным строительством Центра биомедицины.

Кроме того, стороны, по его словам, планируют запустить проект по подготовке китайских и российских аспирантов в области традиционной китайской медицины и фармацевтики, обсуждают возможности объединения китайской и российской современной медицины с традиционными методами лечения и другие сферы сотрудничества.

Китайско-российская ассоциация медицинских университетов была создана при поддержке Министерства образования, Государственного комитета по делам здравоохранения и планового деторождения КНР и правительства провинции Хэйлунцзян. С китайской стороны в ассоциацию входят такие ведущие вузы, как Пекинский университет и Университет Цинхуа, а с российской - Санкт-Петербургский государственный университет, Воронежский государственный медицинский университет и др.

Китай. Россия > Образование, наука. Медицина > russian.china.org.cn, 25 июня 2017 > № 2220416


США. Весь мир > Медицина. Агропром > inosmi.ru, 24 июня 2017 > № 2219898

19 советов для тех, кто стремится к более здоровому образу жизни

Cилье Дюрегров (Silje Dyregrov), Aftenposten, Норвегия

Каждый год более 400 врачей, физиологов питания, медработников и руководителей предприятий по производству продуктов питания собираются в Гарвард на конференцию Healthy Kitchens, Healthy Lives (Здоровая кухня, здоровая жизнь).

Цель, которую ставят перед собой организаторы конференции, — дать работникам системы здравоохранения больше знаний о питании, физической активности и здоровом образе жизни.

По окончании конференции этого года Дэвид Айзенберг (David Eisenberg), руководитель кафедры питания Чана в Гарвардском университете, сформулировал 19 важнейших советов для тех, кто стремится к здоровому образу жизни:

1. Ешьте больше фруктов, овощей и орехов. Рацион, богатый овощами и фруктами имеет для вашего здоровья целый ряд преимуществ. Но для того, чтобы быть здоровым, какого-то одного фрукта или овоща недостаточно. Поэтому каждый день нужно есть много разных фруктов и овощей.

2. Выбирайте более здоровые углеводы. Количество углеводов менее важно, чем тип углеводов, которые вы употребляете. Самые здоровые источники углеводов, — цельнозерновые, овощи, фрукты и бобовые. Менее здоровые — белый хлеб, выпечка, лимонад, а также другие переработанные или рафинированные продукты. Такие углеводы могут привести к набору веса, диабету 2-го типа и сердечным заболеваниям.

3. Выбирайте более здоровые белки. Ограничьте потребление красного мяса, советуют в Гарварде. Рыба, мясо, молоко, сыр и яйца богаты белками. Растительные продукты, такие, как зерно, бобовые и орехи — также важные источники белка, по мнению Департамента здравоохранения. В Норвегии рекомендуют стремиться к тому, чтобы белки составляли 10-20% вашего рациона.

4. Избегайте употребления трансжиров. Трансжиры могут содержаться в сухом печенье и пирожных, картофеле фри и панировке для фритюра. В вашем рационе должно быть не более 1% трансжиров, считает Департамент здравоохранения. В 2014 году в Норвегии запретили продавать продукты питания, содержание трансжиров в которых превышает 2 грамма трансжиров на 100 граммов жиров.

5. Избегайте еду и десерты, подвергшиеся многократной переработке. Подобная пища нередко богата калориями и содержит много соли, сахара и вредных жиров. Но «переработанная еда» — слишком расплывчатое понятие, полагает Эрик Арнесен (Erik Arnesen), советник по вопросам здоровья из Норвежского общества лиц, страдающих заболеваниями сердца и легких (LHL),. Об этом можно более подробно прочитать в его блоге.

6. Используйте модель тарелки здорового питания. Эту модель предложили специалисты по питанию из Гарварда: ешьте 1/4 здоровых белков, 1/4 цельнозерновых продуктов, 1/2 фруктов и овощей. Это похоже на норвежскую модель тарелки, в которой предлагается треть картофеля/риса/макарон/зерна, треть рыбы, мяса или бобовых и треть овощей.

7. Измените свои десертные привычки. Ешьте больше фруктов и уменьшите порции десертов или же готовьте более здоровые десерты из темного шоколада, фруктов и орехов.

8. Уменьшите порции еды. Меньшие и более правильно составленные порции очень важны для того, чтобы избежать лишнего веса и ожирения, по данным новейших исследований.

9. Уменьшите потребление соли. 70-80% соли в нашем рационе мы получаем из промышленно переработанных продуктов и пищи, которую мы едим в предприятиях общественного питания. Больше всего соли мы получаем из мясных продуктов и хлеба, по данным исследования Norkost-3, проведенного в 2012 году. Органы системы здравоохранения и пищевая промышленность вместе разрабатывают меры борьбы с этим. Эксперты из Гарварда также предлагают уменьшить потребление соли.

10. Избегайте напитки, содержащие сахар. Они содержат много калорий, к тому же вы не испытываете такого же чувства насыщения, какое бывает у вас, если калории поступают от здоровой пищи. Исследования показали, что потребление таких напитков не компенсируется тем, что вы начинаете меньше есть. Фруктовые соки чаще ничем не лучше. Хотя они более питательны, в них нередко столько же калорий, как и в сахаросодержащих напитках. Лучше пейте воду, несладкий чай и кофе, советуют эксперты из Гарварда.

11. Если хотите, пейте вино и прочий алкоголь — но не слишком много. Умеренное потребление алкоголя, судя по всему, полезно для сердца и кровообращения. Возможно, это также защитит вас от диабета 2-го типа и образования камней в желчном пузыре. Но у экспертов нет единого мнения о том, потребление каких объемов алкоголя следует считать умеренным. В США рекомендуют максимум один-два напитка для мужчин и максимум один для женщин. Под напитком обычно понимается 3,5 децилитра пива, 1,5 децилитра вина или примерно 0,4 децилитра спирта. Если вы пьете слишком много, это скажется на вашем здоровье негативно.

12. Будьте физически активны. 30-60 минут каждый день. Тренируйте выносливость и силу. Это похоже на рекомендации Департамента здравоохранения о 30 минутах умеренной активности в день (60 минут для детей).

13. То, что мы едим, влияет на риск заболеваний, независимо от веса. Если вы будете есть здоровую пищу, будете достаточно активны физически и откажетесь от курения или излишнего потребления алкоголя, это возымеет целый ряд полезных эффектов для здоровья — в частности, поможет избежать заболеваний, связанных с образом жизни. Что касается питания, то следует помнить о модели тарелки.

14. Ешьте медленнее и обращайте больше внимания на то, что вы едите. Это поможет в снижении веса или лечении расстройств пищеварения, о чем говорят результаты многих исследований. Гарвард предлагает несколько методов: завтракайте, обедайте и ужинайте не менее 20 минут, ешьте левой рукой, если вы — правша, и наоборот, ешьте палочками, даже если вы обычно их не используете, ешьте небольшими кусочками и тщательно пережевывайте пищу, ешьте медленно в течение пяти минут, думая о том, что понадобилось для приготовления еды, и непременно спрашивайте себя перед тем, как открыть морозильник или холодильник: а действительно ли вы голодны?

15. Научитесь рассматривать здоровое питание как приятную часть вашей жизни — как привычку, а не как диету. Дело в том, что данные исследований показывают, что диет трудно придерживаться долго.

16. Готовьте вкусную еду. Если слишком заботиться о калориях и забыть о том, что еда должна быть вкусной, питаться по-новому долго будет сложно.

17. Иногда можно позволить себе что-то вредное. Но надо отличать будни от праздников. Не ешьте сладости, пирожные, печенье и не пейте газировку каждый день.

18. Ставьте перед собой цель, которую можно достичь, и приобретайте новые привычки. Данные новых исследований поддерживают эту рекомендацию: если вы хотите изменить свой образ жизни, надо ставить перед собой действительно достижимые цели, а также цели промежуточные. Если вы ставите перед собой чересчур амбициозные цели или же меняете все слишком быстро, велик шанс потерпеть неудачу.

19. Отдавайте себе отчет в том, что то, как вы едите, влияет на эффект раздаваемых вами советов. Этот совет гарвардского профессора обращен непосредственно к работникам системы здравоохранения. Если вы, будучи врачом, имеете лишний вес, питаетесь нездорово и не активны, сложно советовать пациенту похудеть, есть здоровую пищу и уделять больше времени физической активности.

США. Весь мир > Медицина. Агропром > inosmi.ru, 24 июня 2017 > № 2219898


Италия. Россия > Медицина > camonitor.com, 23 июня 2017 > № 2222966 Серждо Канаверо

Первая пересадка головы совершится до конца года

Итальянский врач обратился к властям и народу России с призывом помочь спасти Валерия Спиридонова, и выразил готовность ассистировать команде российских хирургов при операции в Москве.

В декабре 2017 года должен наступить день, когда итальянский нейрохирург Серждо Канаверо (Sergio Canavero) впервые в истории пересадит голову человеку. Проект под названием Heaven вступает в финальную стадию, сообщает Sputnik Italia.

Когда два года назад доктор Канаверо объявил о своем грандиозном проекте, эта новость потрясла научный мир и, конечно, проект был раскритикован. Несмотря на скептицизм многих ученых и хирургов, проект Heaven заинтересовал тысячи и тысячи медиков, которые написали итальянскому ученому.

Первая операция по пересадке головы человеку пройдет в Китае. Руководить командой специалистов будет китайский врач Xiaoping Ren, ассистировать которому будет Серджио Канаверо. Поскольку проект будет финансироваться китайским правительством, пациентом станет гражданин Китая, а не россиянин Валерий Спиридонов, как планировалось ранее.

Sputnik узнал у Канаверо, какие результаты были достигнуты в рамках этого завораживающего, но неоднозначного с этической точки зрения проекта:

- Расскажите, пожалуйста, в какой стадии находится проект Heaven?

— В сентябре мы опубликовали в Корее наши первые исследования – "подтверждения принципов" (proof of principle) – проведенные в сотрудничестве с Университетом Райса в Техасе. Исследования показали, что мыши, которым разрезали спинной мозг, как это делается при пересадке головы, снова обрели способность передвигаться. В таких операциях используется усовершенствованный вариант полиэтиленгликоля (ПЭГ), благодаря чему через 24 часа после операции нервные импульсы снова начинают проходить через место разреза. Собака, которой разрезали спинной мозг и восстановили его при помощи ПЭГ, снова могла бегать через три недели после операции.

Это были первые исследования, и критики заявляли, что у нас недостаточно статистических данных. Нам говорили, что нервные импульсы проходят (через место разреза), но нужно было доказать, что в месте разреза снова появляются нервные волокна. В январе мы опубликовали первую работу, в которой использовался такой метод изучения тканей и клеток, как иммуногистохимия. Используя этот метод, мы доказали, что в месте разреза прорастают нервные волокна.

- И каковы были дальнейшие действия?

Чтобы набрать достаточно статистических данных, мы использовали для дальнейшего исследования крупных крыс. Была использована методика диффузионной МРТ (Diffusion tensor imaging, DTI), которая позволяет увидеть волокна без необходимости умерщвлять животных.

Крыс разделили на две группы: для первой группы во время операции было использовано плацебо, для второй – ПЭГ. Месяц спустя крысы из второй группы могли передвигаться, а крысы из первой группы не могли. Позже мы провели такой же эксперимент на собаках, и результат был аналогичным. То есть, сейчас мы можем сказать, что мыши, крысы и собаки с разрезанным спинным мозгом могут снова обрести способность передвигаться.

- И первой страной в мире, где будет проведена операция на человеке, будет Китай?

— Да, правительство Китая хочет, чтобы командой врачей при пересадке руководил китайский специалист. Поэтому в апреле мы объявили, что по закону страны я буду ассистировать китайскому нейрохирургу Xiaoping Ren и его команде. Осталось недолго, и уже в октябре вы узнаете сенсационные новости.

- Почему первым человеком не может стать россиянин Валерий Спиридонов, первым предложивший себя для вашей операции?

— Здесь вы затронули главную суть моего обращения к России. Я хочу подчеркнуть – в России есть хирурги, способные осуществить такую операцию, есть специально оборудованный госпиталь, есть необходимые деньги. Но при этом, когда со мной связывались представители очень обеспеченных россиян, миллиардеров, они подчеркивали их заинтересованность в том, чтобы инвестировать в мой проект, но никак не в благотворительность. Так что теперь я уже потерял надежду убедить российских инвесторов помочь мне найти донора для трансплантации, которая спасет Валерия Спиридонова. И я обращаюсь к россиянам: Валерия, гражданина России, спасет только операция в России. Китай, естественно, будет спасать китайца, к тому же Валерий – представитель белой расы, и ему нельзя пересаживать тело китайца, чтобы не вызвать негативных психологических реакций.

Я официально обращаюсь к властям России и к российскому народу с призывом помочь мне спасти россиянина Валерия Спиридонова. Я готов ассистировать команде российских хирургов при операции в Москве. Если власти не пожелают вмешаться, есть еще одна возможность — краудфандинг. Я прошу 145 миллионов граждан России о финансовой помощи. Другой возможности спасти Валерия нет. Я прошу российский народ помочь спасти соотечественника. Пусть Россия, где в прошлом веке начинал свои операции по пересадке головы животным великий нейрохирург Демихов, проведет у себя эту операцию и начнет новую эру.

Источник - Sputnik

Италия. Россия > Медицина > camonitor.com, 23 июня 2017 > № 2222966 Серждо Канаверо


Казахстан > Медицина > dknews.kz, 22 июня 2017 > № 2236869 Светлана Краснова

Спасибо, доктор!

Каждый из нас хотя бы раз в жизни обращался за помощью к людям в белых халатах. Конечно, они не боги, но нередко представители именно этой профессии дарят людям вторую жизнь. На прошлой неделе отмечался профессиональный праздник медицинских работников, день тех, кто многие годы идет рядом, помогая сохранять здоровье. В беседе с нашим корреспондентом кандидат медицинских наук, врач-эндокринолог Светлана Александровна Краснова рассказала, что симптомы эндокринных заболеваний крайне разнообразны и могут иметь множество причин, о которых нужно задуматься как можно раньше.

Айгуль БЕЙСЕНОВА

Еще со школьной скамьи Светлана Александровна знала, что посвятит свою жизнь медицине, причиной тому стала болезнь отца. Он регулярно лечился в больнице скорой медицинской помощи, где была кафедра госпитальной терапии, под руководством Райхан Сатпаевой (сестры академика Каныша Сатпаева), а доцентом этой кафедры была Лариса Зюзина, которая, познакомившись с ней, сказала: «Ты в будущем станешь врачом!».

– С тех пор я осознанно и целенаправленно шла к цели, – вспоминает Светлана Краснова. – В 1968 году я закончила алматинскую среднюю школу №35 с серебряной медалью. В тот же год подала документы в мединститут, поступить было сложно, 10-12 человек на место, но я поступила на лечфак. Училась с большим удовольствием. В роду медиков у нас практически не было, за исключением тети, младшей сестры отца, которая в войну была фронтовой медсестрой, а в последствии работала в поликлинике рентген-лаборантом и жила в Москве. В общем, ждать поддержки мне было неоткуда, поэтому я всегда стремилась к серьезному освоению профессии. После успешного окончания института, получив диплом с отличием, началась медпрактика. В это время профессору-эндокринологу Анне Труниной понадобились помощники. При кафедре Райхан Сатпаевой был создан курс эндокринологии, там и началась моя трудовая деятельность.

Имея опыт, приобретенный еще в студенческие годы во время субординатуры на кафедре профессора Михаила Брякина, я решила стать хирургом-эндокринологом. Это очень редкая специальность в Казахстане, и мы были первопроходцами здравоохранения в этой области. Дважды побывала в Москве по специализации эндокринной хирургии. В 1985 году поступила на заочную аспирантуру, тема моей диссертации была связана с щитовидной железой и называлась: «Современные методы диагностики и лечение основных заболеваний щитовидной железы». Считаю, что тема моей диссертации была актуальной, именно мне удалось впервые в СССР объединить все методы диагностики и обосновать достоверность каждого метода, а в Казахстане все, что я делала, было впервые. В 1990 году по этой теме я защитила диссертацию в Москве, после чего была открыта дорога к преподавательской работе. На тот период я продолжала работать в Центральной городской больнице, подрабатывала в поликлинике и преподавала в мединституте. Вот уже 25 лет как преподаю в вузе и имею мед. стаж около 40 лет. Одновременно как эндокринолог консультирую в онкодиспансере, в роддоме ГКБ №1, продолжаю заниматься научной деятельностью. У меня 68 научных работ, из них 12 учебных пособий, не считая и того пособия, в котором я являюсь соавтором с гигиенистами, 54 научные статьи на тему практического здравоохранения, методической и учебной работы, из них 3 на английском языке, изданные в зарубежных изданиях, являюсь также консультантом студенческих научных работ.

Надо сказать, что щитовидная железа участвует в жизнедеятельности всех органов и систем. Все эти вопросы мною были обследованы и обоснованы в моих научных трудах. Большая проблема сейчас – это ожирение, которое чаще всего наступает от неправильного питания и образа жизни. Все чаще встречается диабет 2-го типа (92%) и 1-го ( 8-10% ). Провоцирующие факторы: стрессы, переедание, избыток веса, малоподвижный образ жизни на фоне наследственной предрасположенности. Многие пациенты замечают, что при похудении сахар снижается. По незнанию, многие радуются тому, что родился 5-6 кг богатырь, ничего хорошего в этом нет. Если ребенок рождается с избыточным весом это уже риск развития у женщины сахарного диабета. С развитием техники даже у детей наблюдается малоподвижный образ жизни. Опять же сладкое, хот-доги, гамбургеры, газированные напитки, все это также приводит к раннему диабету. Ожирение – это мировая проблема, которая чаще всего возникает от неправильного образа жизни.

Все высокогорные местности и внутриконтинентальные степные районы являются йододефицитными зонами. Сейчас это называется био-геойододефицитные провинции. Западный Казахстан, где есть Каспийское море, более благополучный регион. Йод, в первую очередь, влияет на работу головного мозга. Иммунные процессы также страдают от нехватки йода. Йод участвует в синтезе гормонов щитовидной железы, при его нехватке может наступить гипотиреоз. Поэтому я всем жителям нашего региона рекомендую принимать йодсодержащие продукты и препараты, особенно детям и беременным женщинам. Еще нужно отметить, что в советский период в школах проводилась специальная йодопрофилактика, потом эта тенденция исчезла, а зря. Уже несколько поколений детей растет без профилактики, у них чаще всего и наблюдается сбой работы щитовидной железы. Нередко в нашем регионе встречается субклинический гипотиреоз, то есть гипотиреоз без клинических проявлений. В этом случае только определение уровня гормонов щитовидной железы и гипофиза могут позволить назначение правильного лечения или только профилактики йоддефицита. У нас есть институт питания академика Торегельды Шарманова, где производятся йодсодержащие продукты питания, как, например, йодированная соль, хлеб, морская капуста и многое другое. В рационе правильного питания должны содержаться креветки, рыбные блюда и другие морепродукты. Абсолютно здоровым людям, живущим в йодо дефицитной местности, целесообразно назначение йодсодержащих препаратов, как, например, йодомарин, йодактив, калия йодид, их арсенал в городских аптеках сейчас довольно широк и разнообразен. А когда мне задают вопрос: «Как долго употреблять эти йодсодержащие препараты?», обычно отвечаю: «Когда поедете к морю тогда и прекратите употреблять».

Всем своим пациентам я всегда рекомендую делать утреннюю гимнастику, как можно чаще выезжать к морю, плавать, организовывать различные походы, подвижные игры с детьми на свежем воздухе. Люди, которые борются за здоровый образ жизни, стараются жить так, чтобы было поменьше стрессов. Они учатся не волноваться по пустякам, не портить себе настроение, ведь, как говорится, нервные клетки не восстанавливаются.

В заключение хотелось бы выразить слова глубокой признательности в адрес всех тех, кто ежедневно спасает десятки, а то и тысячи людских жизней. Искренне поздравляем всех медиков страны с их профессиональным праздником и выражаем большую благодарность за их бескорыстный труд, за их желание служить людям.

Казахстан > Медицина > dknews.kz, 22 июня 2017 > № 2236869 Светлана Краснова


Казахстан > Медицина. Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки > inform.kz, 22 июня 2017 > № 2222374 Эрик Байжунусов

Государство будет страховать здоровье 10 миллионов казахстанцев - Эрик Байжунусов

В беседе с корреспондентом МИА «Казинформ» управляющий директор НАО «Фонд социального медицинского страхования» Эрик Байжунусов рассказал о том, что изменится в здравоохранении Казахстана, когда начнет работать система обязательного социального медицинского страхования.

- По поручению Главы государства в нашей стране начата работа по внедрению обязательного социального медицинского страхования. Не отразится ли это на качестве медицинского обслуживания социально уязвимых слоев населения?

- Нет, не отразится. Потому что государство берет на себя расходы на социальное медицинское страхование 14 социально уязвимых категорий населения - это свыше 10 миллионов человек. О каком-то снижении качества медицинского обслуживания этих людей говорить не приходится. Это мы можем гарантировать.

- После принятия Закона «Об обязательном социальном медицинском страховании» осенью 2015 года дважды принимались поправки в законодательство - об отсрочке внедрения системы и о снижении размера взносов. Изменилось ли что-то существенно для граждан?

- Поправки принимались после оценки экономической ситуации в стране. Была проведена большая экспертная работа, проводились обсуждения с активным участием Национальной палаты предпринимателей «Атамекен». После этого было принято решение, что первоначально утвержденные размеры взносов могут негативно отразиться на ситуации в развитии бизнес-сферы. Поэтому было решено снизить эти ставки. Взносы работодателей были снижены в 2 раза, а взносы, которые будет уплачивать государство, вместо 4 процентов были снижены до 3,75 процента. То есть, по всем группам населения размеры взносов были снижены.

- То есть, общие суммы поступлений в Фонд будут меньше изначально запланированных?

- Снижение размера взносов будет компенсировано тем, что увеличилось количество групп населения, за которые будет платить государство. То есть, взносы за эти 14 категорий, или 10 миллионов человек, составят тот пул денежных средств, которые будет давать государство. В общем объеме финансирования здравоохранения сокращения не произойдет.

Надо признать, что мы ожидали с 2018 года, с учетом тех ставок, которые были утверждены вначале, прогнозно, поступление дополнительно около 300 миллиардов тенге в год. Были уже готовы программы, на которые пошли бы средства из этой суммы. Сейчас мы заканчиваем расчеты, таких объемов, конечно, не будет. Теперь наша задача - за счет поступающих средств сохранить существующий уровень качества и объем медицинских услуг.

- Все ли готово для приема денежных средств, которые уже с 1 июля, то есть, через несколько дней, начнут поступать в виде взносов от работодателей, граждан и государства?

- С 1 июля начнут уплачивать взносы работодатели и индивидуальные предприниматели. Это будет, как уплата налогов, в части бухгалтерии никаких сложностей нет. Поэтому, думаю, что особых проблем не будет.

Главным контролером за поступлением и главным распределителем этих средств является Национальный банк. То есть, это не коммерческая система. В целом, уровень контроля будет повышенным, средства никуда не уйдут, кроме медицины. Теперь не будет зависимости от того, сколько денег из бюджета области, например, выделено на здравоохранение. Это будет общий бюджет здравоохранения, который будет формироваться независимо от каких либо уровней бюджета.

- Каким образом будет происходить оплата медицинских услуг в рамках ОСМС, будет ли зависеть объем и качество этих услуг от размеров заработной платы и, соответственно, взносов граждан?

- Почему наша система называется «социальное медицинское страхование»? Все работодатели, работники, государство будет уплачивать определенные суммы в зависимости от доходов гражданина в Фонд социального медицинского страхования. И вне зависимости от места проживания, размера доходов, граждане будут получать одинаковую по объему и качеству медицинскую помощь. Это и есть социальность системы. Маленькие взносы вы платите, или большие - на выходе система обеспечит вам качественную медицинскую помощь.

Мы знаем, что у многих казахстанцев до сих пор сохраняется неправильное представление об ОСМС. Подчеркиваю, наша система - социальная. Страхового полиса, как, например, в Америке, нет. Там накопительный фонд, размер вклада зависит от зарплаты, и вкладчикам нужно выбирать из различных пакетов услуг. Это жесткая рыночная система, поэтому в США 17 процентов населения, вообще, не имеет доступа к медицине. А у нас объем медицинских услуг не будет зависеть от размера доходов и, соответственно, размера взносов гражданина. Основную долю затрат на здравоохранение в нашей стране берет на себя государство.

- Как повлияет внедрение системы ОСМС на развитие системы здравоохранения в нашей стране?

- Главная наша задача заключается в том, чтобы построить конкурентоспособную систему здравоохранения. Чтобы она соответствовала уровню здравоохранения в странах Организации экономического сотрудничества и развития. То есть, в тридцати самых развитых государствах мира. Мы должны повысить качественно уровень нашего здравоохранения, чтобы оказывать нашим гражданам такие медицинские услуги, какие оказываются в этих странах. На это и нацелена система обязательного социального медицинского страхования, которая начнет работать уже с 1 января следующего года.

В нашей системе будет конкуренция между организациями здравоохранения, как государственными, так и частными. К частным организациям, которые захотят участвовать в системе ОСМС, будут предъявляться определенные требования. Пациент сможет выбирать, где ему лечиться или оперироваться. Конкуренция вынудит медицинские организации повышать качество своих услуг.

Ожидается также, что, со временем, будут отменены квоты на лечение. Сейчас пациенты вынуждены ждать своей квоты, потому, что на те, или иные медицинские услуги есть повышенный спрос, а денег в бюджете не хватает. Рыночные механизмы, которые заработают после полного внедрения ОСМС, будут способствовать более полному удовлетворению спроса - там, где спрос высокий, будут построены новые клиники или переориентированы старые, подготовлены специалисты. Думаю, через 3-4 года сегодняшних очередей уже не будет.

- Спасибо за беседу.

Казахстан > Медицина. Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки > inform.kz, 22 июня 2017 > № 2222374 Эрик Байжунусов


Казахстан > Медицина > inform.kz, 18 июня 2017 > № 2212733 Орал Оспанов

Ожирение в Казахстане должно быть признано серьезной проблемой - профессор О.Оспанов

В канун Дня медицинского работника, который традиционно отмечается в третье воскресенье июня, корреспондент МИА «Казинформ» побеседовал с известным хирургом Оралом Оспановым.

Хирург, доктор медицинских наук, профессор Орал Оспанов - обладатель престижных зарубежных наград: европейского ордена имени Н.И. Пирогова; медали имени академика РАМН Л.В. Полуэктова «За выдающиеся достижения в хирургии»; медали имени Роберта Коха; званий «Почетный Ученый Европы» и «Медицинская Персона года», присвоенных Международным Оксфордским комитетом в 2014 году. Автор более 270 публикаций и 11 монографий, имеет 21 патент на изобретения. Доктор Оспанов первым в отрасли медицины награжден званием «Заслуженный Изобретатель Республики Казахстан».

О.Оспанов является действительным членом Европейской ассоциации эндоскопических хирургов, основателем и почетным президентом Казахстанского общества эндоскопических хирургов.

В 2006 году прошел обучение по бариатрической хирургии в Берлине. Является членом Генерального Совета международной федерации хирургии ожирения и метаболических нарушений (IFSO), основателем и действующим президентом Казахстанского общества бариатрических и метаболических хирургов.

- Орал Базарбаевич, расскажите, как Вы пришли в медицину?

- Я родился в 1961 году в Омской области в простой семье, где было пятеро детей. Мы рано приобщились к труду, помогая по хозяйству отцу и матери. В детстве и юности я не мечтал посвятить свою жизнь медицине. Не имел ни малейшего представления о ней и не знал, чем фельдшер отличается от врача или медсестры. После школы пошел служить в армию, где попал в школу санитарных инструкторов в Закарпатском Военном Округе на Украине. Именно там, обучившись полгода на курсах у военных врачей, поучаствовав с военным хирургом Платициным в хирургических операциях в окружном госпитале, понял, какой это высокоинтеллектуальный и мужественный труд, и решил, что стану хирургом. После окончания службы поступил на лечебный факультет престижного Омского медицинского института.

Со второго курса я начал дополнительно заниматься в хирургических кружках, оперировал в виварии животных, ассистировал в больницах. С самого начала обучения в мединституте я стал думать, как усовершенствовать имеющиеся скудные для выбора инструменты для облегчения труда хирурга и повышения эффективности операций. Появился так называемый «изобретательский зуд».

После окончания вуза отработал три года в отдаленной районной больнице в Омской области. А потом, по личной рекомендации главного хирурга, как перспективный специалист, поступил в клиническую ординатуру Омской государственной медицинской академии. Там и сделал свое первое изобретение - дренаж для желчных протоков. Получил первый международный патент на изобретение. Это было большое событие в моей жизни, я был оценен на кафедре и в академии, как подающий надежды ученый.

Дальше я уже совершенствовал методы соединения органов - желудочно-кишечные анастомозы. В хирургии, по большому счету, есть две большие проблемы: разъединение тканей и их соединение. Для того, чтобы не страдала функциональность органов, соединение должно быть очень качественным. Более 20 лет я посвятил совершенствованию методов создания анастомоза. Изобрел сшивающий аппарат, анастомозные клипсы, инструменты и аппараты в других областях хирургии.

- Каким из изобретений Вы гордитесь больше всего?

- Больше всего я горжусь своим методом эндохирургического прошивания и лигирования, запатентованным в 2006 году. Этим методом я и сотни других хирургов пользуемся каждый день, поэтому он для меня ценен. В лапароскопической хирургии наибольшую сложность представляет именно сшивание тканей. Этот метод значительно облегчает процесс и дает более качественный результат. К тому же это более дешевый метод, по сравнению с другими, для которых требуется использование дорогостоящих импортных технических средств.

- Как Вы оказались в Казахстане?

- В 2004 году я уже имел степень доктора медицинских наук и меня пригласили работать в Национальный научный медицинский центр в Астане, за что я благодарен директору ННМЦ профессору Абаю Кабатаевичу Байгенжину и тогдашнему министру здравоохранения Жаксылыку Акмурзаевичу Доскалиеву. В то время мы внедряли лапароскопические операции в Казахстане.

- Как Вы оцениваете уровень отечественной медицины?

- За последние лет десять прогресс медицины в Казахстане стал стремительным: закупается передовое оборудование, построены современные медицинские центры и главное - появились настоящие профессионалы в медицине, прошедшие серьезные зарубежные стажировки в лучших клиниках мира, создающие свои школы мастерства. Радует наличие признанных орденоносцев из практического здравоохранения. Есть даже два «Героя Труда» в медицине, получивших такое свидетельство из рук нашего Президента.

Могу сказать, что многие операции у нас проводят, по крайней мере, не хуже, чем в лучших западных клиниках. Уровень отечественной медицины сейчас такой, что при оперативных вмешательствах риск минимальный. Люди идут к нам, чтобы улучшить качество жизни, а не только для спасения жизни, как было раньше. В былые времена на операцию шли с настроем, как на «экзекуцию с наркозом» - из-за низкого уровня медицины и хирургии, в частности. Сейчас во всем развитом мире на операцию идут легко и обыденно, как на получение определенного «бонуса для здоровья».

- Какая у Вас специализация в хирургии?

- Бариатрия. Это для нашей страны относительно новое направление. Я специализируюсь на операциях в сфере бариатрической и метаболической хирургии. Это хирургическое лечение патологического, то есть нездорового, ожирения и сахарного диабета второго типа, а также других проблем со здоровьем, вызванных лишним весом. Говоря о бариатрических методиках, я прежде всего, имею в виду лапароскопическую хирургию лишнего веса. «Золотым» стандартом является лапароскопическое шунтирование желудка. В ходе операции значительно уменьшается объем желудка и поверхность всасывания желудочно-кишечного тракта за счет сокращения длины тонкого кишечника. Операция выполняется через проколы и ничего из организма не удаляется. Это малотравматичная функциональная реконструкция, обеспечивающая быстрое наступление чувства сытости. Как правило, в тот же день пациент начинает вставать, ходить и даже пить воду, а на третий или четвертый день может быть выписан из клиники.

- Насколько востребованы такие операции в нашей стране?

- Ожирение - это болезнь, признанная Всемирной организацией здравоохранения, и она имеет свой шифр в международной классификации болезней. На одну тысячу пациентов с ожирением должна выполняться 1 операция. Для Казахстана это примерно 4 тысячи бариатрических операций в год. Исключением является некоторые страны Европы, где на такое число выполняется от 5 до 9 операций, например, в Швеции, где при населении в два раза меньше, чем у нас, выполняется 8 тысяч бариатрических операций в год. Хотя Швеция считается почти идеальной страной по уровню жизни и уровню медицины.

Сейчас и в Казахстане много людей, в том числе и молодых, с проблемой лишнего веса. По официальным данным, четверть населения имеет ожирение, еще четверть населения имеет лишний вес. И это серьезная проблема, ведь она влечет за собой другие болезни: гипертоническую болезнь, вызывающую инсульты и инфаркты, болезни суставов, бесплодие, сахарный диабет второго типа, жировую болезнь печени... И почти все эти болезни можно вылечить, если вовремя решить проблему лишнего веса. По нашему опыту, далеко не всегда она решается методами психологического, лекарственного и диетологического лечения.

К сожалению, не только население, но и некоторые врачи не понимают, что даже фитнес может быть опасен при серьезном ожирении, а бариатрические операции - это безопасная и эффективная альтернатива, при нынешнем высоком уровне хирургии и анестезиологии в нашей стране.

- Это дорогая операция?

- На ожирении сейчас многие зарабатывают огромные деньги. Очень часто это просто бизнес. Нечистоплотный бизнес, в основном. В том числе и хирургический, когда предлагают малоэффективные и краткосрочные операции, например, типа гастропликации, как они называют эту операцию «слив 2». Различные коммерческие организации, на самом деле, мало заботятся о здоровье самого клиента, предлагая «чудодейственные» таблетки, коктейли, комплексы препаратов, заманивая клиентов быстрыми результатами за короткий срок, незаконно используют имена известных людей и бренды известных телепрограмм.

Я призываю наших граждан обращаться с проблемой ожирения к официальной медицине, к специалистам, аккредитованным в IFSO. Но, подчеркиваю, хирургический метод - последний в списке методов лечения данного заболевания.

Сотни казахстанцев платят огромные деньги за бариатрические операции за рубежом в то время, когда мы сами все больше оперируем людей с ожирением из-за границы, конечно, в первую очередь по причине наших низких цен.

- Если ожирение принимает уже масштаб национальной проблемы, шутка ли - почти половина населения имеет лишний вес, - может быть, и государство озаботится данной проблемой? Что-то для этого делается?

- Проблема ожирения в Казахстане должна быть признана серьезной и угрожающей здоровью и жизни. Незадолго до нашей встречи я был на встрече с министром здравоохранения Ельжаном Амантаевичем Биртановым. Мы договорились, что будем проводить «круглые столы» по данной проблеме с другими врачами: эндокринологами, кардиологами, терапевтами. Мы будем добиваться того, чтобы людям, которым по медицинским показаниям необходима такая операция, могли получить ее совершенно бесплатно уже в ближайшее время.

Вообще, я считаю, что необходима эффективная пропаганда здорового образа жизни. Правила здорового питания нужно прививать еще с детского сада, воспитывать в семье культуру питания и давать элементарные знания по диетологии в школе.

- Расскажите о Вашей педагогической деятельности, ведь Вы еще заведуете кафедрой в Медицинском университете «Астана».

- Я имею более 20 лет педагогического стажа, заведую кафедрой эндохирургии факультета непрерывного профессионального развития и дополнительного образования. Ректор университета «Астана» профессор Мажит Зейнуллович Шайдаров впервые организовал такую кафедру в Казахстане, и в 2012 году пригласил меня заведовать ею. Мы сделали много нового и подготовили сотни врачей по новым направлениям. Под моим руководством защитили кандидатские и докторские диссертации 12 врачей. Сейчас я «веду» трех докторантов и двух магистрантов.

- Что Вы хотите пожелать своим коллегам в преддверии профессионального праздника - Дня медицинского работника?

- Я желаю своим коллегам здоровья, уважения и достойной оплаты труда, понимающих и благодарных пациентов. Я хочу, чтобы у врачей в Казахстане были все возможности заниматься своим делом, не думая о хлебе насущном, чтобы мы, доктора, не испытывали недостатка ни в оборудовании, ни в материальном обеспечении, и могли посвятить себя любимому и благородному делу - лечению больных людей.

- Спасибо за беседу.

Хирург, доктор медицинских наук, профессор Орал Оспанов - обладатель престижных зарубежных наград: европейского ордена имени Н.И. Пирогова; медали имени академика РАМН Л.В. Полуэктова «За выдающиеся достижения в хирургии»; медали имени Роберта Коха; званий «Почетный Ученый Европы» и «Медицинская Персона года», присвоенных Международным Оксфордским комитетом в 2014 году. Автор более 270 публикаций и 11 монографий, имеет 21 патент на изобретения. Доктор Оспанов первым в отрасли медицины награжден званием «Заслуженный Изобретатель Республики Казахстан».

О.Оспанов является действительным членом Европейской ассоциации эндоскопических хирургов, основателем и почетным президентом Казахстанского общества эндоскопических хирургов.

В 2006 году прошел обучение по бариатрической хирургии в Берлине. Является членом Генерального Совета международной федерации хирургии ожирения и метаболических нарушений (IFSO), основателем и действующим президентом Казахстанского общества бариатрических и метаболических хирургов.

Казахстан > Медицина > inform.kz, 18 июня 2017 > № 2212733 Орал Оспанов


Россия > Медицина > forbes.ru, 15 июня 2017 > № 2209882

Инвестиции в фармстартапы: крупные капиталы, разработки длиной в 13 лет и госповестка

Максим Горбачев

управляющий партнер компании «РМИ Партнерс»

Биотех-фондам зачастую удается обгонять по доходности фонды, инвестирующие в информационные технологии. Почему этот сектор альтернативных инвестиций растет?

Новости о том, что реальные ставки по банковским депозитам находятся в положительной зоне (то есть превышают официальную инфляцию) не особо радуют инвесторов. Номинальные ставки продолжают снижаться. Вопрос «Куда вкладывать деньги?» стоит все острее. На ум приходит фондовый рынок, а для более отчаянных — криптовалюты. Однако, вложения в последние обладают колоссальной волатильностью и большими инфраструктурными издержками.

Активные же инвестиции в фондовые рынки не приносят большой доходности, хотя и превышают ставки по депозитам. Институциональные инвесторы сокращают вложения в хедж-фонды и фонды активного управления, предпочитая пассивное инвестирование в индексные фонды. Показательна история известного трейдера хедж-фондов Victor Haghani, который прославился с фондом Long Term Capital management как колоссальным и устойчивым успехом инвестиций с нобелевскими лауреатами в команде, так и оглушительным крахом из-за российского дефолта в 1998 году. Кредиторы фонда при посредничестве Алана Гринспена вынуждены были внести $3,5 млрд, чтобы поддержать фонд. Кстати, именно «невыученные уроки» LTCM, по мнению многих, привели к крушению Lehman bothers в 2008 году, но только в этот раз чудесного спасения не произошло. Выводы, к которым в последствии пришел Хагхани: активное инвестирование имеет смысл для гигантов индустрии вроде Salomon brothers, но не подходит для частных инвесторов и небольших фондов. Ему вторит и другая звезда хедж-фондов, основатель TCI fund management, Chris Hohn, который в феврале этого года на конференции 6th Annual Fund Congress, посвященной управлению активами, в Лондоне говорил об основных проблемах при активном инвестировании: короткий горизонт инвестиций, большая оборачиваемость портфеля и высокие издержки, что негативно сказывает на доходности. На этом фоне аналитики все чаще и настойчивее рекомендуют обратить внимание на альтернативные источники инвестирования. На вышеупомянутой конференции CEO EMEA & co-Head Global Investment Solutions at JP Morgan Asset Management Mike O’Brien заявил о необходимости увеличения инвестиций в альтернативные и менее ликвидные активы для поддержания целевой доходности. Это легко объяснимо. Многолетняя зарубежная статистика показывает, что хотя вложения в публичные акции на долгосрочном горизонте приносят большую доходность, чем вложения в облигации, они все же уступают вложениям в фонды прямых инвестиций и венчурного капитала.

Куда же стоит вкладывать деньги в альтернативных инвестициях? Какой сектор выбрать? На наш взгляд, перспективны инвестиции в биотехнологии. По данным Cambridge Associates, доходность венчурных фондов, вкладывающих в биотехнологии, за последнюю декаду превышала доходность венчурных инвестиций в среднем на 500 базисных пунктов.

Этим данным вторит и Европейский инвестиционный фонд, который проанализировал вложения в 146 европейских венчурных фондов за период 2006 – 2014 гг. По данным EIF, 4 из 5 наиболее прибыльных европейских венчурных фондов инвестируют именно в биотехнологии, а в среднем биотех-фонды из первого и второго квартала 2017 года обгоняют по доходности фонды, инвестирующие в информационные технологии.

Целесообразность инвестиций в фармацевтику

Почему же в фармацевтической отрасли сохраняются факторы для устойчивого получения венчурной доходности? Обычно при ответе на этот вопрос ссылаются на демографию. Население Земли действительно растет и стареет. Ожидается, что к 2020 году уже почти 15% человечества будут составлять люди старше 60 лет. Однако, если мы посмотрим на мировые продажи фармацевтических препаратов, то ожидаемый в последующие пять лет их рост составляет 3-5%. А в 2015 году мировые продаж фармпрепаратов, по оценке Deloitte, сократились. Не очень впечатляющий рост. По совету Уоррена Баффета «Никогда не вкладывайте в те области, в которых вы не разбираетесь...» попробуем разобрать глубже.

Фармацевтическая отрасль характеризуется высокой капиталоемкостью. Это связано с тем, что разработка новых лекарственных средств — дорогой и долговременный процесс. К моменту получения одобрения препарата от регуляторов срок оставшейся патентной защиты обычно не превышает 10 лет. За это время фармкоманиям необходимо максимально быстро нарастить объемы продаж, что заставляет их постоянно поддерживать глобальные сети по продвижению и дистрибуции лекарственных средств. После завершения срока патентной защиты продажи стремительно сокращаются под напором конкуренции дешевых аналогов- дженериков. По оценкам аналитиков компании EvaluatePharma, общий объем снижения выручки от потери патентной защиты на фармацевтические препараты в отрасли в 2012-2018 годах составит около $150 млрд. По сути, каждые 10 лет фармкомпании, как птица Феникс, возрождаются из пепла практически полностью обновляя портфель инновационных лекарственных препаратов. Это заставляет их тратить огромные средства на разработку новых лекарств, которые должны заместить выпадающие доходы, и в среднем фармгиганты ежегодно тратят около 14% от выручки на R&D новых лекарственных препаратов. При этом разработка новых лекарственных средств крайне рискованная область. Согласно данным Datamonitor, только 1 из 5000 или 10 000 первоначально тестируемых молекул выходит на рынок. А половина всех затраченных на разработку средств вкладывается в продукты, которые так и не достигают рынка. Это ведет к тому, что собственные R&D подразделения фармкомпаний обладают недостаточной продуктивностью, что стимулирует M&A активность в отрасли. Фармгиганты поглощают конкурентов с целью повышения эффективности операционной деятельности, а также скупают венчурные компании, разрабатывающие перспективные лекарственные препараты, для пополнения портфеля. По оценкам исследователей, типичная программа разработки одного лекарственного препаратазанимает 13 лет с общими капитализированными расходами $1,8 млрд, что подталкивает вверх цены на перспективные разработки вверх. Так, например, доходы венчурных фондов только от совершенных крупных сделок в 2015 году составили рекордные $23,6 млрд.

Казалось бы, что проще — вкладывай в публичные инновационные стартапы на NASDAQ и жди, когда их поглотит фармгигант. Многие инвесторы так и делают, забывая или не думая о специфических рисках таких компаний. Клинические исследования плохо предсказуемы, результаты могут быть неожиданными и серьезно повлиять на стоимость компании. Например, звезда иммуноонкологии компания Juno Therapeutics потеряла около 30% своей стоимости в июле 2016 года, приостановив клинические исследования одного из своих препаратов из смерти пациентов. Такие же неудачи случаются и с фармгигантами, например, Eli Lilly одномоментно потеряла около 15% стоимости, списав $10 млрд рыночной капитализации на сообщении о неудаче в разработке препарата для лечения болезни Альцгеймера.

Избежать риски отдельных компаний, только создавая широкий портфель или инвестируя в индексный фонд сектора биотехнологий, не получится. Например, доходность паевого фонда биотехнологий Сбербанка, который инвестирует в iShares NASDAQ Biotechnology ETF, привязанного к динамике индекса NASDAQ Biotechnology, за последние 12 месяцев негативна. Все дело в том, что нагрузка затрат на лекарственные препараты, ложащаяся на бюджеты страховых компаний и государство в развитых странах, велика, а вывод новых дорогостоящих терапий на рынок еще более ее увеличит. На этом фоне любая риторика государственных мужей о возможности пересмотра ценообразования, как это было в прошлом году во время президентской гонки в США, крайне негативно воспринимается рынком, что привело к снижению индексов публичных компаний сектора биотехнологий в 2016 году.

С другой стороны, для долгосрочных инвесторов данная коррекция на биотех-рынке может быть отличным моментом для начала инвестиций.

Кроме того, как мы знаем, это не останавливает фармкомпании от крупных поглощений. Следовательно, для владельцев крупных состояний есть смысл рассматривать инвестиции в такие венчурные фонды данного сектора, которые имеют доступ к инвестициям не только в публичные, но и в частные компании. Фонды за счет портфельной стратегии могут нивелировать риски отдельных компаний, а за счет долгого горизонта инвестиций и концентрации на фундаментальной стоимости активов могут принести значительную доходность. Интересно, что венчурные биотех-фонды теряют меньше стоимости в неудачных инвестициях по сравнению с другими секторами. По данным Correlation Ventures, фонды данного сектора совершают на 15% меньше сделок, в результате которых возврат на инвестиции меньше первоначальных вложений (<1x). В истории этих фондов на такие сделки приходится на 20% меньше инвестиций в долларовом выражении.

Россия > Медицина > forbes.ru, 15 июня 2017 > № 2209882


Казахстан > Медицина > inform.kz, 12 июня 2017 > № 2206926 Болатбек Каюпов

Болатбек Каюпов: Профессия врача - это постоянное чувство долга

О будущем, где люди живут дольше, мечтает высококвалифицированный специалист в области клеточных технологий, доктор медицинских наук РК Каюпов Болат Амангельдиевич. О профессии врача он рассказал в интервью корреспонденту Казинформа.

Каюпов - хирург с многолетним опытом. Он считает свою профессию тяжелой и даже неблагодарной, но слишком необходимой, чтобы от нее отказываться. Вся его жизнь - медицина. «Профессия врача - это постоянное чувство долга перед людьми, перед своими пациентами», - говорит Болатбек Каюпов.

- Почему Вы выбрали именно медицину? Семейная династия или мечта детства?

- Мои родители - врачи, они работают в Уральске уже много лет. Отец возглавляет отделение челюстно-лицевой хирургии. Он очень известный специалист в этой области, не только в своем городе, но и по всему Казахстану. Будучи ребенком, я часто слушал их разговоры, поэтому я просто не представлял себе другого будущего. Я всегда знал, что буду врачом. Мои дети выросли так же. У меня трое детей, двое из них уже выбрали путь медицины. Моя дочь - биотехнолог, она живет в Канаде и занимается выращиванием на 3D-прессинге глаз. В Канаде уже научились выращивать органы зрения из стволовых клеток. Я считаю, что в скором времени эти технологии должны прийти и к нам. Сын же учится на втором курсе в Медицинской академии в Астане.

- Как Вы пришли к тому, что имеете сейчас?

- На данный момент я занимаюсь трансплантацией органов и тканей. Ранее я начинал свою карьеру с медбрата, работал в Актюбинской городской клинической больнице, в отделении анестезиологии и реанимации. Там я получил свои хорошие практические навыки. Это очень помогло мне в дальнейшей работе. Я также работал в Уральской областной больнице, выполнял обычные хирургические операции. В течение пяти лет я занимался разными видами операций, в основном, экстренной хирургической помощью. Уже в тот момент я обратил внимание, что в Казахстане проблема с пациентами, у которых есть сосудистые заболевания. В тот момент этим мало кто занимался. Особенно у нас в периферии, в Уральске. Поэтому я прошел полугодовую стажировку в Москве у известного в то время академика Петровского. Это была серьезная школа, которая мне очень пригодилась в Актюбинской железнодорожной больнице, где я как раз начал карьеру сосудистого хирурга. После этого меня пригласил к себе на работу бывший министр здравоохранения, профессор Жаксылык Доскалиев. В дальнейшем я по большей части занимался наукой. В основном, клеточными технологиями, стволовыми клетками, которые сейчас и составляют мое основное хобби. В Национальном медицинском научном центре я уже был руководителем отдела по трансплантации стволовых клеток. Благодаря долгой работе там нам удалось провести большие как экспериментальные, так и клинические работы по внедрению стволовых клеток в Казахстане. Сейчас данный вид лечения уже применяют на территории нашей страны. Когда-то мы обогнали по данным технологиям даже некоторые страны Европы. Однако в связи с тем, что в обществе было определенное недоверие к подобным технологиям, развитие приостановилось. Теперь мы немного отстали в подобном лечении от остальных прогрессивных стран мира. Хотя основа основ была начата у нас. Но, если сейчас возобновить исследования, мы можем встать на один уровень с мировой практикой лечения стволовыми клетками.

- Встречались ли в Вашей практике хирурга случаи, которые действительно тяжело перенести?

- Множество...Знаете, если саперы ошибаются один раз, они погибают. Но одно дело умереть самому, совершенно другое - когда на столе перед тобой другая жизнь... Ответственность в три раза выше, я считаю. Возникали непредвиденные ситуации в виде тяжелых ранений, когда были автодорожные травмы. В некоторых ситуациях просто опускаются руки и не знаешь, как спасти человека. Встречались страшные случаи, несовместимые с жизнью. Но мы боролись. И довольно-таки успешно.

- И все-таки как пережить подобные ситуации?

- Ты просто концентрируешься. В голове у тебя пробегает весь учебник анатомии и варианты того, что же можно сделать. Естественно, в таких ситуациях спасает только практика, которую ты уже освоил. Успокаиваешься и перебираешь в голове всевозможные вариации спасения человека. У меня на столе никто не умирал, не считая травм, совершенно несовместимых с жизнью. Удавалось победить болезнь и спасти пациента.

Я помню одного ребенка, которого ударила копытом лошадь. Во время операции, мы увидели, что печень у него разбита, если можно так сказать, вдребезги. Собрать воедино те кусочки было невозможно. В такой ситуации, даже имея семь пядей во лбу, ничего невозможно сделать. Ты пытаешься собрать этот орган, но спасти его уже не удается. Если бы в то время у нас были те знания, которые есть сейчас... Возможно, мы бы взяли часть печени у его отца и пересадили ему в тот же момент. Но это были 90-е года, естественно, ничего подобного сделать мы не могли. Возможно, именно этот случай подстегнул меня заниматься трансплантологией. Такие случаи тяжело перенести морально. Немногие знают, что врачи-практики долго не живут. У них очень высокая смертность, высокая доля сердечных заболеваний. Единицы хирургов доживают до 70-ти лет, потому что это невероятный стресс. Потому что это люди, которые всем сердцем переживают за свое дело, за своих пациентов. Я знаю не один десяток хирургов, которые умерли на своем рабочем месте, за операционным столом. Об этом, к сожалению, никто не говорит. Но на самом деле такие вещи случаются. С каждым умирающим пациентом погибает частичка и самого врача.

- Но наверняка есть и обратная сторона. Расскажите о чуде, когда, казалось, что надежды нет.

- Конечно же, были такие случаи. Они и помогают двигаться вперед. Была одна женщина, которая поступила с опухолью толстого кишечника. Это был рак. Нам пришлось сделать операцию по удалению практически большей части толстой кишки с опухолью и выписать ее домой. Через месяц мы заметили, что у нее метастазы по всему животу, то есть рак поразил практически все области. Перспективы дальнейшего лечения у этой женщины не было. Однако через год к нам поступил звонок, нужно было сделать повторную операцию и восстановить кишечник. Она не должна была прожить так долго, однако, когда мы делали операцию снова, мы заметили, что нет ни одной опухолевой клетки. Мы восстановили ее кишечник, та пациентка жива и по сей день, хотя была злокачественная опухоль. Это и есть чудо! Таких случаев было много, когда пациент, казалось бы, не жилец. Однако они живы и иногда пишут мне письма. Со многими из них я много лет дружу.

- Можно ли отделять профессию врача от обычной жизни?

- Такие смешные моменты, когда садишься в поезде в купе... Стоит только упомянуть, что ты врач, поездка превращается в бесконечную консультацию! (смеется) Не дают ни поспать, ни поесть, все время сыпятся вопросы. Один раз даже приходилось в поезде принимать роды. Пару раз я летал на самолетах, и происходили экстренные случаи, когда людям нужна была медицинская помощь: кто-то падал в обморок, кому-то становилось плохо. Естественно, я помогал. Невозможно избавиться от чувства долга в сердце. Казалось бы, ты не «при исполнении». Но душой ты чувствуешь, что должен помогать людям, которые в тебе нуждаются. Ты обязан выполнять свой долг, где ты ни находился. А дома, конечно же, мы все становимся просто людьми. Снимаем белые халаты и приходим домой обычными родителями, которые просто любят своих детей.

- Кстати о детях, всегда ли Вы пророчили им медицинское будущее?

- Я всегда верил, что наступит день, когда зарплата врачей увеличится. Когда труд медиков будет оценен по достоинству. Все-таки врачи - это класс интеллигенции, который в будущем может повлиять на политику и жизнеобеспечение страны, в целом. И я был бы рад, если бы мои дети стали врачами. Поэтому я ни в коем случае не запрещал им выбирать сферу, в которой они хотят работать. Я всегда оставлял им выбор. Но они так же, как и я в детстве, росли в семье медиков. Они видели, как ко мне приходили пациенты, встречали на улице со слезами радости на глазах. Это всегда приятно. И для меня, и для моих детей. Естественно, когда они видели подобное, они понимали, что специальность врача действительно необходима. Она не просто так дается. Да, она сложная, но она нужна. Люди нуждаются во врачах. И это главное.

- О чем Вы сейчас мечтаете больше всего? Ваша заветная мечта связана с медициной?

- Больше всего я мечтаю создать такое медицинское учреждение, в котором бы были собраны все технологии мира. Сейчас в мире очень развита сфера IT, роботизированная техника набирает обороты. Я хочу, чтобы казахстанским пациентам не нужно было ездить за границу за лечением. В будущем мы сможем отказаться от обычных видов лечения, от антибиотиков, может быть, даже от оперативного вмешательства. Достаточно будет заниматься тканевой инженерией, выпускать различные препараты на основе стволовых клеток, выращивать новые органы на их основе. У меня есть проект такой клиники, я разрабатываю его в своем блоге kayupov.kz. Главной идеей этого проекта является биострахование - персональное хранение крови и пуповины каждого гражданина страны. Если запустить подобный проект, то через 20 лет мы сможем достичь прироста населения и увеличения продолжительности жизни. Каждый человек стареет, потому что клетки не обновляются. Это и есть стволовые клетки. Но, если мы будем создавать их запас для каждого человека, то можно периодически в разные времени обновлять эти самые клетки. И это всего одна перспектива. Второй является лечение онкологии, включая злокачественные опухоли. Сейчас данный проект проходит стадию рассмотрения. И казахстанская медицина придет к этому, так или иначе. Это главная моя цель, моя главная мечта.

- Что бы Вы пожелали в честь праздника своим коллегам?

- В первую очередь, я бы пожелал терпения и выдержки. Несмотря на всю тяжесть нашей профессии, нужно всегда держать себя в руках и быть терпеливым. Не идти на поводу у эмоций, быть рассудительными. Не быть завистливыми. Я думаю, что все у нас будет хорошо и все устроится. Тот застой, что был раньше в медицине, уже преодолен. В Министерство здравоохранения пришли молодые люди. Многие из них долгое время обучались на Западе и видели, как работает современная медицина. Если все будет продолжаться так же, то в скором времени мы достигнем того, чего так долго желали все наши постсоветские врачи. Поэтому я еще раз желаю выдержки свои коллегам и поздравляю всех с профессиональным праздником!

Асия Сактаганова

Казахстан > Медицина > inform.kz, 12 июня 2017 > № 2206926 Болатбек Каюпов


Казахстан > Медицина > newskaz.ru, 10 июня 2017 > № 2206906

Минздрав Казахстана провел анализ инфраструктуры системы здравоохранения, выявив две тысячи единиц различного современного оборудования стоимостью 5,8 миллиарда тенге. В то же время обеспеченность медицинской техникой по регионам существенно отличается. Как результат, монопрофильные стационары иногда не справляются с поставленной задачей — обеспечить в должной мере лечение своих пациентов.

Простаивающие миллиарды

В настоящее время, по информации директора департамента инвестиционной политики министерства здравоохранения РК Аслана Кинаятова, по республике медицинские услуги предоставляют 7 914 объектов здравоохранения. Из них 6 764 объекта — государственные, 1 150 — частные. 842 организации оказывают стационарную помощь, из них − 171 частная, амбулаторно-поликлиническую помощь оказывают 7 072 организации, из них 979 − частные.

В сравнении со странами ОЭСР, средняя обеспеченность в Казахстане больничными койками выше на 6%. Но недостаточная дифференциация в этом вопросе создает нагрузку на бюджет здравоохранения, а на долю стационаров, как заметил Кинаятов, приходится более 60% бюджета здравоохранения. При этом свыше 20% госпитализированных больных могли получить лечение на амбулаторном уровне.

"В то же время в городах с высокой плотностью населения есть маломощные стационары. Международные тенденции демонстрируют необходимость укрупнения, создания крупных стационарных объектов, что позволит применить масштабные инструменты по стратегии развития медицинской службы в целом, внедрить современные медицинские технологии, повысить преемственность, полноту и качество медицинских услуг, также управляемость и эффективность, что повлияет на уровень удовлетворенности пациентов", — сказал Кинаятов в ходе заседании коллегии Минздрава.

Был проведен анализ имеющийся на сегодня ситуации, который показал, что на данный момент износ зданий стационарных организаций составляет 50%, половина из них эксплуатируется более 30 лет. В то же время отмечается нерациональное использование ресурсов: на 1 января 2017 года в системе здравоохранения насчитали более 4 тысяч свободных коек.

Кроме того, по словам директора департамента инвестиционной политики, уровень оснащенности медицинской техникой по республике составляет 70%, средний процент износа которых свыше 35%, а также есть простаивающее оборудование — две тысячи единиц стоимостью 5,8 миллиарда тенге.

В то же время обеспеченность медицинской техникой по регионам существенно отличается. По отдельной технике показатели Казахстана ниже, чем в странах ОЭСР, тогда как по другим видам есть переоснащение.

"По информации местных исполнительных органов, текущая потребность в инвестициях в отрасли здравоохранения составляет порядка 1 триллиона тенге. В свою очередь в условиях ограниченности государственного бюджета нужно решать ситуацию с привлечением частных инвестиций. В этой связи нужно привлекать ГЧП", — добавил директор департамента инвестполитики Минздрава.

По его словам, дальнейшее инвестиционное планирование и развитие системы здравоохранения будут осуществлены на основе единого плана, цель которого — развитие и модернизация системы здравоохранения на основе единых подходов планирования.

"В рамках плана будут разрабатываться следующие задачи: повышение доступности первичной медико-санитарной помощи, улучшение менеджмента медицинских организаций, трансформация больничного сектора от моно- к многопрофильности, модернизации инфраструктуры, привлечение инвестиций и увеличение доли частного сектора", — объяснил Аслан Кинаятов.

Он добавил, что все это подразумевает множество изменений, в числе которых своевременный доступ населения к услугам ПМСП в течение 15-20 минут, уменьшение нагрузки на врача общей практики до 1,5 тысяч обслуживаемого населения в месяц, а также будет учитываться территориальная расположенность объекта и численность обслуживаемого населения.

А у нас в больницах класс, а у вас?

Специалист по общественному здравоохранению Всемирного банка Марсело Бортман во время заседании коллегии сказал, что в сфере здравоохранения реформы должны быть непрерывными, соответственно весь сектор должен постоянно меняться.

"Система была разработана таким образом, что обращать внимание на разные заболевания. В последние годы обращалось внимание на материнскую и младенческую смертность, инфекционные заболевания. Но ситуация радикально изменилась. Люди сейчас живут дольше. Стоимость здравоохранения повысилась", — считает Бортман.

Основная причина роста цен, по его словам, не старение нации и не смена профиля заболеваний − по этим причинам происходит только 30% увеличения услуг в здравоохранении. Основное повышение стоимости, как считает Бортман, происходит по другим причинам, среди которых новые заболевания, требующие новых технологий ведущего уровня.

"Вы сравнивали койко-места со странами ОЭСР. У вас есть лишние койко-места, но население ОЭСР живет дольше примерно на десять лет в среднем, чем население Казахстана. В странах, которые постоянно делали реформы, у них четкое распределение между койко-местом для острых состояний, подострых состояний и реабилитационных или долгосрочных терапий. У них также есть койко-место для дневного стационара. Правильно используемые технологии сокращают затраты, потому что можно сделать какие-то вещи на дневном стационаре. Эти вещи будут дешевле, вам не нужна будет госпитализация, количество осложнений сократится, население будет намного счастливее", — отметил специалист по общественному здравоохранению Всемирного банка.

Он добавил, что на западе значительно сократили монопрофильные больницы, а потребность в госпитализации кардинально отличается от того, что было 20 лет назад. В пример был приведен опыт Голландии, где в последние 40 лет использовали объединение больниц, количество которых с 250 сократилось до 50.

Мировой опыт и другие бонусы

Трансформация больничного сектора, по словам советника министра здравоохранения РК Анар Мусреповой, должна обеспечить единое управление, консолидацию материально-технической базы, а оптимизация позволит сократить немедицинские затраты и направить их на медицинские.

"Это повышение заработной платы, повышение квалификации медперсонала, обновление основных средств, проведение косметического ремонта и так далее. По предварительной оценке, средняя сумма экономии в год составит 10,7 миллиарда тенге. Тогда как сумма готовой потребности в тяжелой технике по стране — 15 миллиардов тенге", — сказала советник.

В краткосрочной перспективе предлагаемые реформы позволят обновить норматив сети, консолидировать монопрофильные стационары в многопрофильные больницы. В долгосрочной — до 2025 года создать гибкую сеть медицинских организаций с упором на ПМСП с учетом нужд населений.

Все это, по ее словам, будет гармонизировано с развитием медицинского туризма в Казахстане на базе многопрофильных стационаров и республиканских клиник.

В завершение заседания коллегии министр здравоохранения Елжан Биртанов сказал, что монопрофильные стационары не могут на должном уровне обеспечить надлежащее лечение пациентов при острых травмах по той причине, что там уровень участия смежных специалистов слишком низкий. В результате, когда, например, после родов поступает женщина с кровотечением, не всегда в роддомах есть необходимые сосудистые хирурги, нефрологи, невропатологи и другие узкие специалисты.

"Это все стало результатом нашего стремления создать отдельные больницы по каждому профилю. Больницам необходимо интегрироваться, используя опыт зарубежных стран, где количество монопрофильных больниц снижается", — добавил министр.

Он объяснил, что в данном случае вопрос не стоит так, что действующие больницы в стране начнут ломать и строить новые. На первом этапе планируется говорить о функциональной интеграции, объединении юридических лиц, территориальном слиянии больниц.

Казахстан > Медицина > newskaz.ru, 10 июня 2017 > № 2206906


Казахстан > Медицина > newskaz.ru, 10 июня 2017 > № 2206905

Министерство здравоохранения Казахстана готовит ряд изменений в сфере оказания скорой медицинской помощи, а также рассматривает предложения, которые применялись в странах ОЭСР несколько десятков лет назад.

Что мы имеем?

На сегодняшний день, по информации министерства здравоохранения, в службе скорой медицинской помощи работают 24 самостоятельных станции, 227 отделений скорой медпомощи, из которых 67% находятся в нетиповых зданиях. Автопарк представляет 2 тысячи 100 единиц специализированных автомобилей, авиапарк – 33 воздушных судна (11 вертолетов и 22 самолета), оснащенность медицинским оборудованием составляет 78%.

В Минздраве проинформировали, что среднее время прибытия "скорой помощи" к пациенту в Казахстане составляет 25 минут. Для сравнения, в странах ОЭСР, а именно в Канаде, этот показатель равняется 5-10 минутам, в Англии и Италии – 8 минут, Турции – 10 минут, США – 12 минут, Австрии, Германии и Литвы – 15 минут.

При этом доля обслуженных вызовов с опозданием составляет 7%. Данный показатель высок в Алматы, Южно-Казахстанской, Акмолинской, Атырауской, Жамбылской и Карагандинской областях.

"Каждый казахстанец должен…" и новая "скорая"

По информации директора департамента организации медицинской помощи Ажар Тулегалиевой, системная проблема — неравный доступ к скорой медицинской помощи в зависимости от местонахождения пациента. Так, если ДТП происходит на дорожной трассе, то помощь оказывается поздно. Другая проблема — недостаточная оснащенность транспортным медицинским модулем, высокий уровень износа санитарного транспорта (51%), неполная автоматизация, отсутствие централизации системы управления вызовов скорой медпомощи, несвоевременность обслуживания вызовов и низкий кадровый потенциал.

На заседании Минздрава был рассмотрен проект нового приказа о правилах оказания скорой медицинской помощи. Сегодня предлагается полностью пересмотреть в Кодексе понятия о здоровье народа и системе здравоохранения. Так, по информации ведомства, на сегодня есть понятия "скорая медицинская помощь", "неотложная медицинская помощь", "экстренная медицинская помощь". Рассматривается вопрос об исключении понятия "неотложная медицинская помощь", оставив только понятие "скорая медицинская помощь" — помощь при возникновении заболеваний и состояний, требующих экстренной медпомощи. В то же время предлагается включить понятие "первая помощь для спасения жизни человека" и "предупреждение осложнений при несчастном случае или внезапном заболевании, проводимых на месте происшествия самим пострадавшим или другим лицом, находящимся поблизости".

"Это говорит о том, что каждый казахстанец должен уметь оказывать первую помощь. Мы также пересматриваем категорию срочности вызовов. Был рассмотрен опыт стран СНГ, Канады и Турции. На сегодня у нас утверждено шесть категорий срочности вызовов на 323 повода. Первая, вторая и третья категории до 15 минут обслуживаются. В основном это состояние без сознания, огнестрельные ранения, обширные травмы. Остальные, а именно четвертая-пятая категория — до 20 минут, и шестая категория — до 30 минут срочности. Учитывая международный и отечественный опыт, по ее словам, предлагается оптимизировать и сгруппировать вызовы по симптомам и синдромам – пять категорий", — рассказала Ажар Тулегалиева.

Согласно плану, в 1 категорию входят ситуации, когда состояние пациента представляет непосредственную угрозу (рекомендуемое время прибытия — 10 минут). Во вторую категорию включают потенциальную угрозу для человека с рекомендацией прибытия к пациенту до 15 минут. Третья категория – до 30 минут – роды. В следующую категорию входят вызовы, когда звонят по причине обострения хронических заболеваний, где предполагается прибытие бригады специалистов в течение часа. В последнюю пятую категорию отнесли ситуации, когда требуется привлечение санитарной авиации.

"Что касается экстренной помощи на уровне ПМСП (первичная медико-санитарная помощь): сегодня мы говорим, что во всех поликлиниках должны создаваться отделения "скорой помощи" с оснащенным транспортом и оборудованием. Такая функция может быть передана на аутсорсинг. Такой пилотный проект работает в Астане, есть хорошие результаты. Кадров на сегодня мало. Мы предлагаем создавать врачебные и фельдшерские бригады, организовать службы community nursing — службы оказания помощи медицинскими сестрами. Также если сегодня вызовы в поликлиниках принимаются до шести часов, то они теперь будут приниматься круглосуточно с 8 утра до 8 утра следующего дня", — сообщила Тулегалиева.

Мировой опыт из прошлого

В ходе заседания коллегии директор ТОО "Казмедиаконсалт" Кевин Фрик в свою очередь рассказал, как можно провести реформы в работе "скорой помощи" с точки зрения международного опыта. США, по его словам, прошли такую реформу в работе бригад "скорой помощи" в 60-х годах, Канада – в 80-х, Австралия – в 90-х годах, а страны Европейского союза — в 2000-х годах.

"Сейчас настало время Казахстана. Мы хотим использовать этот опыт. Всего несколько компонентов реформы. Один из самых главных — информированная общественность. Существуют две большие модели предоставления скорой медицинской помощи — англо-американская и европейская модели. Как мы видим, сейчас больше используется тренд англо-американской модели, которая означает, что мы должны доставить пациента в больницу в течение "золотого часа"… Служба "скорой помощи" Казахстана — самая загруженная из всех систем здравоохранения. Причина в том, что система неправильно используется населением, а также мы не даем пациентам другой альтернативы доступа к медицинской помощи, чтобы им было удобно", — сказал Фрик.

В пример он привел ситуацию, когда поликлиники закрываются в восемь вечера, а у пациентов возникает проблема со здоровьем. В результате они звонят в службу 103. Глава компании, которая работает в сфере медицинского консалтинга, считает, что в некоторых случаях можно было бы лишь предоставить возможность человеку переговорить с диспетчером с последующим перенаправлением на линию с определенным врачом.

"Но в существующей системе машину "скорой помощи" вызывают и по причине высокой температуры. Мы должны понимать, что мы машину отрываем от пациента, которому срочно нужна медицинская помощь. Нам нужно сделать так, чтобы наши бригады отвечали на вызовы только тогда, когда ситуация между жизнью и смертью. Мы, конечно, хотим, чтобы кто-то позаботился и о вашей температуре, но вы можете вызвать такси, как это делают во всем мире, поехать в приемный покой либо дождаться утра и пойти к участковому врачу. Просто сейчас это очень дорого, когда мы отправляем целую бригаду на несерьезные цели", — объяснил глава ТОО, выразив надежду, что предлагаемая инициатива будет поддержана правительством страны.

Он также отметил, что необходимо сфокусироваться на функциональном направлении, чтобы все это заработало. В частности, рекомендуется создать приемный покой, который будет обслуживать пациентов после закрытия поликлиник. Также он посоветовал обучить больше людей предоставлению первой медицинской помощи, а также дать рекомендации по улучшению обучения сотрудников бригад скорой помощи. Оценивая нынешнюю ситуацию, он признает, что поздновато для Казахстана внедрять такие системы, но считает, что когда-то такие нормы нужно внедрять и начинать надо с законодательства. В противном случае в стране также будут инвестировать на покупку машин и оборудования, а показатель смертности меняться не будет.

Казахстан > Медицина > newskaz.ru, 10 июня 2017 > № 2206905


Россия. ЦФО > Медицина. СМИ, ИТ > kremlin.ru, 9 июня 2017 > № 2204671

Герман Клименко обсудил с врачебным сообществом Москвы вопросы телемедицины.

Советник Президента Герман Клименко провел освещение по вопросам применения интернета в медицине. Участники круглого стола, в котором приняло участие 540 представителей медицинских учреждений Москвы, обсудили тенденции и перспективы развития информационных технологий в российском здравоохранении.

Герман Клименко рассказал собравшимся, в частности, о направлениях работы по развитию интернет-экономики. В ходе мероприятия состоялся телемост с Ханты-Мансийском.

Интернет-технологии, совмещенные с классическими отраслями экономики, дают кумулятивный эффект. Медицина – самая важная сфера, так как касается всех граждан, – заявил Герман Клименко.

Советник Президента напомнил, что ИРИ совместно с Советом Федерации, Фондом развития интернет-инициатив (ФРИИ) и «Яндексом» разработал законопроект о телемедицине, который 30 мая внесен в Госдуму.

Интернет-индустрия готова совместно с врачебным сообществом развивать телемедицинские технологии, – отметил Герман Клименко. «Нам очень важна обратная связь со стороны медицинских специалистов.

Мы хотим сформировать в этом году программу стратегического развития интернета в здравоохранении, и для этого нужно, чтобы медицинское сообщество четко показывало нам, куда идти, – подчеркнул Герман Клименко.

Советник Президента напомнил, что ИРИ недавно подписал соглашение с Правительством Москвы о совместном развитии цифровых медицинских технологий, в рамках которого создается научно-практическая лаборатория для разработки и тестирования решений в сфере телемедицины.

Россия. ЦФО > Медицина. СМИ, ИТ > kremlin.ru, 9 июня 2017 > № 2204671


Россия > Медицина > roszdravnadzor.ru, 8 июня 2017 > № 2234139 Михаил Мурашко

Михаил Мурашко о контроле за продажей антибиотиков в аптеках, особенностях введения системы маркировки лекарств, перспективах интернет-торговли фармпрепаратов. Интервью агентству РИА Новости

Михаил Мурашко: 30% жалоб на качество оказания медпомощи подтверждается

Об усилении контроля за продажей антибиотиков в аптеках, особенностях введения системы маркировки лекарств, перспективах интернет-торговли и отношении к абортам рассказал в интервью РИА Новости глава Росздравнадзора Михаил Мурашко. Беседовала Маргарита Коржук.

— Михаил Альбертович, как продвигается проект по маркировке лекарств? Выявлены ли какие-либо проблемы? Какие есть жалобы со стороны фармпроизводителей?

— Это пилотный проект, и он идет на добровольных началах. Его реализация строится на гибких принципах разработки продукта — эджайл. Эта форма позволяет избегать жалоб. Фактически все моменты обсуждаются, и решения принимаются с производителями коллегиально в рамках рабочих групп для того, чтобы было удобно в последующем всем остальным. Заинтересованы компании, заинтересованы и мы, чтобы этот проект шел именно в таком позитивном ключе, чтобы не было накладок. Сейчас учитываются многие мнения, отрабатываются общие принципы. Сам программный продукт готов, и сейчас начинается интеграция систем. На начальном этапе первые данные в систему начнут вводить отечественные производители — это проще, поскольку они расположены ближе и возможно оперативное взаимодействие. И после первых подключений присоединятся зарубежные.

— Есть ли уже график, по которому компании будут подключаться к системе маркировки?

— Мы планируем сделать это именно так — по графику, чтобы процесс подключения в 2018 году шел равномерно, а не все перешло на последний квартал, иначе неизбежно будет перегрузка. Есть несколько вариантов (графика), которые мы хотели обсудить и с производителями, и с правительством. Первым этапом пойдут препараты наиболее дорогостоящие, в частности препараты из группы "семи высокозатратных нозологий".

— В начале года ряд производителей медицинских изделий, в частности в стоматологии, жаловались, что не успевают получить регистрационные удостоверения. Как решались вопросы выдачи документов? Не возникло ли дефицита таких изделий на российском рынке?

— Ситуация такая была впервые, она беспрецедентная. Все производители должны были заменить регистрационные удостоверения, которые ранее были выданы по старому законодательству, на удостоверения нового образца. Для этого им по их же просьбе был установлен временной промежуток — четыре года. Но, к сожалению, ряд безответственных участников рынка дотянули до последнего, не успели провести замену и начали всех шантажировать тем, что рынок встанет, что возникнут большие проблемы и так далее. На наш взгляд, этого не произошло бы, так как большинство ответственных производителей, активно работающих на рынке, сделали все заранее.

Тем не менее правительство пошло навстречу нерадивым участникам рынка и продлило сроки замены. Никакого коллапса на рынке не произошло, но все-таки стоит напомнить, что каждый производитель должен нести ответственность, в том числе социальную, а не только перед своими инвесторами, и четко соблюдать установленные правила.

Хочу отметить, что на форуме все говорили о важности регуляторных мер, потому что качественная регуляторика — это не просто идти на поводу, а создание механизмов безопасности пациентов, соблюдения качества и, конечно, конкуренции.

Представители рынка медицинской продукции подтверждают, что правительство Российской Федерации, министерство здравоохранения России, Росздравнадзор формируют правильные требования, которые позволяют фактически обеспечить все эти принципы. И они согласны с инициативами и разработками, которые им сегодня предлагаются.

То же самое происходит сегодня и в здравоохранении: большинство медицинского сообщества согласно с тем, что стандартизация отрасли здравоохранения по подходам к лечению, по требованиям к организациям, по критериям качества помощи позволяет иметь понятный однозначный подход к организациям любой собственности. Если ты соблюдаешь правила, то получаешь прогнозируемый хороший результат лечения пациента.

— Планирует ли Росздравнадзор организовывать выездные проверки предприятий на территории соседних стран? Например, в Белоруссии в ампулах препаратов, произведенных на территории страны, обнаружили механические частицы. Ведется ли работа в данном направлении?

— Зарубежные площадки уже проверяются, для этого существует специальный институт под руководством Минпромторга. Они получают от нас информацию, формируют пакет замечаний и включают нарушителей в график плановых и внеплановых проверок.

Существует еще одна методика профилактики поступления недоброкачественной продукции — это перевод на посерийный контроль. По данному предприятию, а они у нас попали в группу риска, в случае повторения будут применены эти меры.

— В мире остро стоит проблема устойчивости заболеваний к антибиотикам, в России их до сих пор часто продают без рецептов. Будет ли ужесточаться контроль за отпуском антибиотиков в аптеках? Коснется ли это других рецептурных лекарств?

— Правила все написаны, в 2017 году вступила в действие надлежащая аптечная практика. Но многие аптечные организации в погоне за прибылью отпускают лекарственные препараты рецептурного отпуска без такового. Для пресечения этих нарушений система контроля должна получить еще одно полномочие — контрольную закупку, которая должна быть погружена в специальные законы: "Об охране здоровья граждан" и "Об обращении лекарственных средств". В закон "О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" это уже включено как форма контроля.

Проект закона разработан, часть согласований пройдена. Планируется его внесение в правительство и далее в Государственную думу. На наш взгляд, это очень важная форма контроля. Те формы контроля, которые сегодня есть, менее эффективны по сравнению с контрольной закупкой для данного правонарушения.

Пока мы не имеем таких полномочий, но совместно с коллегами из МВД (они наделены таким правом) уже опробовали подобные акции (контрольные закупки). Результаты показали достаточное количество нарушений, касающихся безрецептурного отпуска лекарств.

Но в данном случае необходимо, чтобы и само население понимало, что неконтролируемый врачом прием антибиотиков опасен: у пациентов при неправильной терапии может сформироваться устойчивость к данным препаратам, и в дальнейшем они рискуют получить резистентность и неэффективность лечения в том числе.

— Правительство планирует пересмотреть бюджет на 2017 год, увеличив в том числе и финансирование Росздравнадзора. На что планируется потратить эти деньги?

— Внесены изменения в налоговый кодекс по установлению новых государственных пошлин для внесения изменений в регистрационное досье на медицинские изделия. Эти деньги пойдут на госзадание для экспертных организаций по оплате данных услуг: то есть заявитель оплачивает в бюджет, а бюджет, соответственно, выделяет эти деньги Росздравнадзору. Часть средств пойдет на оснащение экспертных организаций. В конечном итоге повысится качество экспертизы и, следовательно, безопасность пациентов.

— Какие проблемные точки выделяются в российском здравоохранении? На что чаще всего жалуются граждане?

— Чаще всего к нам обращаются по вопросам качества медицинской помощи, и в 30% случаях жалобы граждан подтверждаются. Мы сегодня сформировали целую систему приема обращений граждан через разные источники. В Росздравнадзор можно обратиться в бумажном виде, по электронной почте, позвонить на телефонный номер горячей линии, прийти на прием граждан в территориальные органы службы. Все это сделано для того, чтобы прочувствовать потребности населения, оперативно реагировать на нарушение прав пациентов в регионах, давать консультации гражданам по интересующим их вопросам. Количество обращений в Росздравнадзор увеличилось в связи с тем, что мы сформировали более открытый формат работы.

— Планируется ли массовая проверка частных косметологических кабинетов? Только в Москве в этом году после их посещения скончались две женщины.

— Все эти случаи попали под контрольные мероприятия. Одна проверка еще не завершена, по другой есть уже результаты. Были привлечены эксперты, исследованы все обстоятельства оказания медицинской помощи в клинике.

По первому случаю вынесено решение, что случай был не предотвратим: фатальное течение заболевания, которое не позволило врачам спасти пациентку после хирургического вмешательства — тромбоэмболическое осложнение. По второму случаю пока результатов нет, проверка продолжается.

В целом сегодня система проверок Росздравнадзора — целевая, формируется риск-ориентированный подход. Мы не видим смысла в тотальных внеплановых проверках. Все подобные организации, наравне с остальными, попадают под плановые контрольные мероприятия.

Необходимо отметить, что медицинская продукция в области косметологии является зоной повышенного внимания и чаще других видов отбирается для контроля. В частности, недавно было обнаружено производство фальсифицированных продуктов для данных услуг. Поэтому мы не прекращаем проверки по данному направлению и активно сотрудничаем с МВД.

— Поддерживаете ли предложение о видеозаписи операций?

— Сегодня существуют зарегистрированные медицинские изделия, которые ведут многодорожечное протоколирование хода операции (отечественные и зарубежные), включая видео и параметры пациента. Сегодня их использование не является обязательной нормой (видеодокументирование), но ход операции всегда фиксируется в истории болезни и операционном журнале медицинским персоналом. Существует отдельный протокол для анестезиологов (анестезиологическая карта, в которой четко фиксируется поминутно, какие препараты вводятся, каково состояние пациента и так далее) и бригады хирургов. Существуют мониторные системы, которые фиксируют и печатают параметры пациента, затем в историю болезни вносятся результаты.

Помимо одного видеоизображения лучше иметь информацию с мониторов, с аппаратов искусственной вентиляции легких и других, чтобы понимать детально, что происходило во время операции. Для контрольной службы и страховых компаний это, конечно, хорошая дополнительная информация при рассмотрения случаев осложнений. Для врача она может являться защитой. Но само по себе видеонаблюдение всех вопросов не решает.

В конечном итоге к этому приходят, вопрос лишь финансовых ресурсов и готовности медицинских организаций.

— Как оцениваете введение обязательного лицензирования деятельности по проведению искусственного прерывания беременности? Поддерживаете ли мнение РПЦ о том, что аборты в России стоит запретить?

— Изменения в этом вопросе уже произошли. Введено обязательное консультирование женщины и соблюдение паузы между первым приемом и непосредственно самой процедурой по прерыванию беременности. Введена отдельная статья в кодексе административных правонарушений за нарушение данного регламента медицинским работником.

Предпринятые меры уже дали свои результаты: по данным министерства здравоохранения Российской Федерации, только за прошлый год удалось сократить количество абортов на восемь процентов (58 тысяч случаев), а за пять лет число абортов снизилось на четверть — 25 процентов или на 250 тысяч случаев.

Решение (о введении лицензирования) — правильное. Вопрос о том, чтобы запретить прерывать беременность, в принципе, касается и моральных норм, и социальной зрелости общества. Есть аргументы и за, и против. Право выбора у пациентки в настоящий период, скорее, должно быть, чтоб не породить в том числе криминальные действия пациенток и медицинских работников, которые неизбежно приведут к увеличению материнской смертности.

Думаю, нужно продолжать обсуждать и рассматривать этот вопрос, в том числе и формировать нетерпимость в обществе к этой процедуре.

— Минздрав ранее сообщал, что разрабатывает законопроект, который предполагает разрешить продажу лекарств через интернет. Какие риски Росздравнадзор видит в возможности дистанционной продажи? Какие плюсы? Будет ли это способствовать снижению цен на лекарства?

— Версия этого законопроекта уже прошла все предварительные процедуры согласования. На наш взгляд, она рациональна, в ней учтены возможные риски. Правила будут утверждены после вступлении в силу закона.

На определенную категорию лекарственных препаратов цены, безусловно, должны снизиться. Это будет касаться в первую очередь дорогостоящих препаратов. Это и сегодня уже происходит, потому что конкуренция среди аптек привела к тому, что многие переходят от процентной надбавки для дорогостоящих препаратов к установлению ее в абсолютных величинах, поскольку пациент может сравнивать цены и идет туда, где дешевле. По препаратам низкого ценового сегмента и препаратов экстренной помощи вряд ли, они чаще покупаются поблизости, по дороге.

— Прокомментируйте, пожалуйста, инициативу депутата Госдумы Милонова о продаже интимных товаров по рецепту.

— В Росздравнадзор не поступали документы с подобными предложениями. Если они будут нам направлены, то мы их рассмотрим в установленном законодательством порядке.

Россия > Медицина > roszdravnadzor.ru, 8 июня 2017 > № 2234139 Михаил Мурашко


Украина > Медицина > interfax.com.ua, 8 июня 2017 > № 2211117 Павел Ковтонюк

Павел Ковтонюк: "Медреформа – это плавная трансформация действующей системы в качественную"

Заместитель министра здравоохранения Павел Ковтонюк дал интервью агентству "Интерфакс-Украина" сразу после заседания Национального совета реформ на минувшей неделе, где, казалось, судьба медицинской реформы была решена: доработанный правительственный законопроект №6327 о государственных финансовых гарантиях предоставления медицинских услуг и лекарственных средств будет внесен в повестку дня и вынесен на голосование. Депутаты выполнили обещание и проголосовали его в первом чтении с намерением внести оговоренные правки. Однако депутаты отказалась принять за основу законопроект №6329 о внесении изменений в Бюджетный кодекс в части финансирования сферы здравоохранения, без которого законопроект о государственных фингарантиях остается только декларацией и не будет иметь реальных инструментов для реализации.

Таким образом, в настоящее время судьба реформы здравоохранения по-прежнему остается под вопросом, а интервью П. Ковтонюка не теряет актуальности)

Вопрос: Сегодня в социальных сетях и в СМИ развернулась широкая дискуссия о реформе. Основным оппонентом Минздрава выступает парламентский комитет по здравоохранению. Прокомментируйте, пожалуйста, этот конфликт.

Ответ: В большинстве случаев 95% критики – это не конструктивная критика, не критика по определенным позициям, когда есть другой альтернативный взгляд на проблему, а когда оппоненты берут какой-то миф и озвучивают его. Подкреплено ли это фактами и доказательствами, их не интересует. Как правило, мне приходится комментировать именно такую "критику".

Тем не менее, я признаю наличие определенного количества людей, которые дают нам конструктив. Например, депутат Андрей Шипко. Да, у него есть определенная политическая позиция, с которой можно соглашаться или не соглашаться, но при этом он работает с нормальными, грамотными экспертами. Он не согласен с нами, но у него есть другой взгляд на то, как решить проблемы. Он разработал другую концепцию, но признает то хорошее, что есть в наших инициативах, хотя и критикует нас достаточно жестко. Это нормальная позиция в период реформ. Есть нормальная дискуссия и с Людмилой Денисовой: она считает, что все нужно делать не так, как предлагаем мы, но она ведет дискуссию.

В других же случаях мы сталкиваемся с дискуссией в виде: "Караул, вы закроете все больницы!", и мы вынуждены опровергать это...

Вопрос:А вы закроете больницы?

Ответ: Министерство не закрывает больницы, это некорректный вопрос.

Будет система договоров Национальной службы здоровья (НСЗ) с учреждениями здравоохранения, договоры будут предусматривать определенные требования к больницам. Эти требования позволят устанавливать стандарты качества. Если НСЗ, которая будет выступать заказчиком медицинских услуг, заказывает услугу, то она будет гарантировать пациенту, что эта услуга будет качественной.

Часто говорят, что наши законопроекты отменяют уже существующие требования, но это не так. Сегодня есть определенные нормативные документы с требованиями, которые обязательны для всех медучреждений. Но сегодня они сформулированы так, чтобы в случае проверки было к чему придраться. Вместо этих коррупциогенных документов будут договоры клиники с Национальной службой здоровья, в которых будет прописано, какие минимальные требования должно выполнять медучреждение, в частности по первичной помощи. Эти требования будут прописаны не в законе, а в договоре. И этим мы будем гарантировать качество медицинской услуги.

Вопрос:Национальную службу здоровья иногда называют инструментом для приватизации и закрытия клиник…

Ответ: Роль НСЗ – купить услугу. НСЗ не будет влиять на приватизацию, приватизация – это вопросы собственника, т.е. местной общины…

Вопрос: Если НСЗ выступает заказчиком и сама же контролирует качество услуг, то получается конфликт интересов. Как его избежать?

Ответ: Это не так. Контроль качества услуг может быть разным. Он может быть на уровне понятия о профессионализме, например, если врач или клиника сделали что-то, что противоречит статусу врача или статусу медучреждения. В этом случае контроль - не дело НСЗ, это дело того, кто выдает лицензию. У нас это будет министерство. Таким мы видим механизм на начальный среднесрочный период. Это предусмотрено действующим законодательством, и это не нужно прописывать в новом законе. Т.е. лицензирование учреждений здравоохранений остается за Минздравом, это не меняется. Это касается контроля, связанного, например, с врачебной ошибкой.

Есть другой уровень контроля, например, качество обслуживания. Например, в клинике восьмиместная палата, а должна быть четырехместная. Или вам сказали, что нет лекарств, хотя они должны быть, потому что за них заплачены бюджетные средства и они входят в стандарт лечения. С контролем таких ситуаций работает НСЗ в рамках договора с медучреждением: НСЗ заключает договор и проверяет его выполнение, так же как и страховая компания проверяет выполнение страхового договора.

Проверки качества медуслуги на медицинском уровне, которое имеет отношение, в частности, к врачебной ошибке - это функция органа, который занимается лицензированием. На западе часто это врачебные ассоциации, в Украине это пока будет Минздрав. Поэтому утверждение, что НСЗ будет сама все заказывать и сама все контролировать – неправдиво.

Вопрос: Еще одно опасение, что в доработанном законопроекте государство будет покрывать только те услуги, которые предполагает использование только тех лекарств, которые внесены в Национальный перечень. Говорят, что далеко не все наши фармпроизводители выпускают такие препараты, и вы просто убьете отечественное фармпроизводство…

Ответ: Это не так. Мы начали работать над Национальным перечнем, он сейчас формируется. В каждой стране есть свой уникальный перечень, нам нужно время, чтобы сформировать свой. Мы заложили в базу перечень ВОЗ, там действительно есть какие-то препараты, которые в украинской практике не применяются. Иногда - наоборот: в украинских госпрограммах есть какие-то лекарства, которых нет в Нацперечне или они есть в другой форме, например, в перечне - таблетки, а в программе - ампулы.

Но для того, чтобы все это урегулировать, существует переходный период, в течение которого фактически будут действовать два Нацперечня. Подчеркну: ни в одном аспекте реформы у нас нет такого, чтобы в один момент что-то прекращало действовать и что-то рушилось. У нас по всем направлениям реформы предусмотрен плавный переход одного в другое, из худшего в лучшее. При этом худшее – это то, что есть на сегодня, поэтому мы всегда можем вернуться в действующую ситуацию. С Нацперечнем – самое плохое, на мой взгляд, это если все оставить как есть.

Вопрос: Минздрав часто критикуют за разрешение использовать международные протоколы, мол, в них прописаны лекарственные средства, которых нет в Украине. В то же время без четких стандартов оказания медпомощи и протоколов невозможно рассчитать стоимость медуслуги. Насколько оправданы опасения, что украинские медики не смогут использовать международные протоколы и что Минздрав отменил национальные протоколы?

Ответ: На самом деле мы вводим понятие "рекомендации". Фактически рекомендация - это то, что в Украине называется протоколом. А того, что в мире называется "протоколом", у нас нет.

"Рекомендация" – это более широкое понятие, которое описывает подход к тому, как лечится определенная болезнь. При этом "протокол" – это конкретный порядок действий при лечении болезни. Сейчас в Украине слово "протокол" применяется именно к этому более широкому понятию.

Мы ничего не отменяем. Мы просто вводим понятие рекомендации. Наши старые протоколы, которые называются "унифицированные протоколы", продолжают существовать, но все новое, что будет разрабатываться, уже будет делаться в виде рекомендаций, базируясь на международных рекомендациях.

Таким образом, старое живет, но новое появляется уже на основе международных стандартов. И так за несколько лет у нас появятся международные клинические рекомендации. При этом унифицированные протоколы, которые действуют, продолжат действовать.

Очень важно следующее: в рекомендациях не написано, каким препаратом лечить, там прописан подход к лечению, какую группу препаратов использовать для лечения той или иной болезни. Например, в рекомендациях указаны "обезболивающие", там не пишется "нурофен" такого-то производителя. Это в наших действующих протоколах так пишется, поэтому появляется коррупция. А в рекомендациях прописана только группа препаратов, в которой врач может выбрать то, что есть на рынке и хорошо зарекомендовало себя в практике. Рекомендация дает врачу возможность действовать в более широких рамках.

В свою очередь протоколы – это составляющие рекомендации. И они тоже будут действовать. Например, врач может использовать британскую или американскую рекомендацию, или украинский унифицированный протокол. Если же произошло осложнение или пациент скончался, то будут тщательно разбираться, почему так случилось, соблюдал ли врач тот протокол или рекомендацию, которую он выбрал, или же нарушил то, что он выбрал.

Вопрос: Еще была критика за то, что вы убрали частные страховые компании из реформы…

Ответ: Мы их не убрали, мы, наоборот, даем им очень много возможностей. И это подтверждается нашими прямыми контактами со страховщиками. Мы несколько раз проводили встречи со страховыми компаниями, которые занимаются добровольным медицинским страхованием (ДМС). Мы спрашивали, как наши предложения повлияют на их бизнес, они говорили, что очень хорошо. Также как и с частными клиниками. Сегодня они находятся, фактически, в маргинальном сегменте. Я не имею в виду стоимость услуг, а их долю в общем объеме медицинских услуг - 1,5%. Это на уровне статистической ошибки.

Страховщики действительно сегодня сидят в премиум-сегменте и, в основном, работают с частными клиниками. Им интересно, чтобы государство определило свои гарантии и четко определило для них рынок. В нашем законе мы говорим, что поскольку государство вводит понятие покрытия, государственного гарантированного пакета, то это означает появление пространства для частных страховых компаний, которые смогут покрывать услуги которые или покрыты частично, или не имеют покрытия вовсе. Например, если мы говорим, что улучшенные палаты для родов не покрываются госпакетом, то страховые компании в своем пакете сразу могут это предложить. Сегодня в некоторых государственных клиниках есть платные палаты, но, по сути, это нарушение, за которое может наступить ответственность.

Вопрос: Страховщики в свое время предлагали собственные законопроекты по медреформе. Есть ли какие-то подтверждения тому, что страховые компании вас поддерживают?

Ответ: Есть в принципе недоверие к государственным институтам в Украине. Я бы на их месте тоже бы занял выжидательную позицию. Так, например, было и с реимбурсацией, когда большие сети месяц-два ожидали, как проект начнет работать, смотрели, заплатят ли деньги. А сейчас мы заплатили, и крупные аптечные сети начинают присоединяться. Например, к нам присоединилась "Аптека доброго дня". Так и страховщики будут выжидать, а потом присоединяться, они очень практичные люди.

Вопрос: За что вас еще критикуют? Что вам удалось отстоять в дискуссиях?

Ответ: Например, очень большую дискуссию вызвал вопрос о названии реформы: это страхование или не страхование. Мы уступили, для нас это не принципиально. Это не будет называться "страхование", это будет называться "государственные гарантии". У некоторых депутатов есть альтернативные законопроекты относительно других видов страхования, и им не хочется, чтобы мы были с ними в конкуренции.

Но мы отстояли НСЗ (Национальная служба здоровья) – она будет и будет в том виде, в котором мы ее предлагаем. При этом мы сделали небольшие уступки, в частности, в вопросах общественного контроля. Совет пациентского контроля будет создан, он не будет лишним и может принести пользу.

Вопрос: Некоторые члены рабочей группы говорили, что из законопроекта убрали механизм сооплаты медуслуг. Так ли это?

Ответ: Нет. Он остается, но мы заменили некоторые формулировки (по просьбе некоторых депутатов). Как можно убрать сам механизм, если не все входит в гарантированный пакет? Несмотря на то, что в рабочей группе было более 20 депутатов, предложения по законопроекту пришли только от шести, в частности, от Сергея Березенко, Михаила Довбенко, Андрея Шипко, Оксаны Корчинской, Алексея Кириченко. От основных наших критиков – Олега Мусия и Ольги Богомолец предложения не поступили. От них пришло письмо главе группы, что они считают, что все плохо, что Минздрав плохой. А конструктивных предложений не было.

Вопрос: Дмитрий Шимкив сказал, что альтернативные законопроекты могут тормозить процесс, но ваши оппоненты говорят, что это процедура, и если ее нарушить, то всю реформу можно поставить под сомнение…

Ответ: Альтернативные законопроекты - это известный способ заблокировать процесс, это не только Шимкив сказал, но и президент Порошенко.

Безусловно, альтернативные законопроекты - это процедура, и это совершенно правильный механизм, но те альтернативные законопроекты, которые вносились ранее, это были законопроекты Минздрава, в которых были изменены 5% текста. Но затянуть процесс путем внесения альтернативных законопроектов, не получится, так как наш законопроект идет под тем же номером, что и существующий – 6327, то есть мы подаем его на замену. Если бы это был новый законопроект, нам пришлось бы ждать две недели.

Вопрос: В случае, если ваши предложения будут приняты и механизм сооплаты заработает, как человек может ориентироваться в том, за что ему платить?

Ответ: Государственный гарантированный пакет будет определяться ежегодно до 15 сентября или каждые три года – в зависимости от бюджетного цикла в Украине. Т.е. каждый бюджетный период мы будем смотреть, какие средства государство будет готово выделять на покрытие медуслуг. Но объем покрытия будет зависеть от экстренности: чем экстреннее или приоритетнее ситуация, тем больше покрытие.

Вопрос: Когда будут готовы подзаконные акты?

Ответ: Как только будут проголосованы законы. Несколько подзаконных актов у нас уже есть, мы сразу пустим их в ход и будем выносить на Кабмин. Остальные будем готовить очень оперативно.

Вопрос: Не получится, что проекты подзаконных актов будут готовы только в декабре?

Ответ: Чтобы успеть в бюджетный год, их нужно подать до сентября, а лучше до июля. Поэтому, откровенно говоря, с гарантированным госпакетом мы войдем только в 2019 год, а уже с полноценным – в 2020 год. Кстати, тут мы пошли навстречу депутатам, которые просили немного отодвинуть начало реформы, хотя в первом нашем варианте мы хотели начать с 1 января 2018 года. Мы не сильно отложили, но такой переход будет более комфортным.

Вопрос: Много вопросов о родовспоможении. Например, кесарево сечение – это плановая операция, за которую нужно доплачивать, или экстренная медпомощь, которая покрывается государством?

Ответ: Роды, материнство и детство будут покрываться государством и входить в гарантированный пакет.

Вопрос: Есть ли уже видение, как будет организовано покрытие паллиативной помощи, которая тоже, согласно вашим предложениям, должна покрываться государством?

Ответ: У нас сейчас начинают появляться хосписы, в больницах открываются паллиативные отделения. Мы будем оплачивать медицинскую услугу, не привязывая к учреждению, кто бы ее ни оказывал, она будет оплачиваться. Если мы немного подтолкнем развитие этой системы, то появятся соответствующе медицинские учреждения. Опять-таки, подчеркну, что мы говорим только о медицинской части паллиативной помощи, социальной помощью и уходом занимается Минсоцполитики, но медицинская часть будет покрываться полностью.

Украина > Медицина > interfax.com.ua, 8 июня 2017 > № 2211117 Павел Ковтонюк


Россия > Медицина > roszdravnadzor.ru, 7 июня 2017 > № 2234136 Михаил Мурашко

Глава Росздравнадзора — о пользе введения маркировки лекарств и "контрольных закупках"

ИНТЕРВЬЮ МИХАИЛА МУРАШКО АГЕНТСТВУ «ТАСС»

Несмотря на то, что некоторые производители жалуются на сложности, возникшие из-за введения маркировки, Михаил Мурашко отмечает, что подобная система действует во всех развитых странах

Когда покупатели смогут самостоятельно проверить легальность лекарств прямо в аптеке, почему через шесть лет на рынке не останется непромаркированных препаратов, почему регионы попадают под внеплановые проверки Росздравнадзора, кого коснется "контрольная закупка" и какие проблемы существуют в связи с тем, что граждане РФ безответственно относятся к своему здоровью, рассказал в интервью ТАСС глава Федеральной службы по надзору в сфере здравоохранения Михаил Мурашко.

— Михаил Альбертович, расскажите, пожалуйста, на каком этапе сейчас пилотный проект по маркировке лекарств. Некоторые производители говорят, что у них уже возникли сложности.

— Проект начался с тех производителей, у которых уже есть собственные наработки по маркировке, они создавали собственные системы. Основная задача сегодня состоит в том, чтобы состыковать систему предприятий с той глобальной системой, которая будет собирать информацию от всех производителей. Технические вопросы, формат обмена данными, согласование всех параметров передачи — это сейчас одна из самых актуальных и деликатных задач, которую необходимо решить. Нужно настроить все так, чтобы у производителей не возникало сбоев, потому что производство высокоскоростное, высокопоточное — задержки неприемлемы.

Еще один важный момент — оптовики. Мы в "пилоте" работаем с оптовыми организациями, которые имеют дело с максимальными объемами продукции. Поэтому важно, чтобы никаких сбоев на этапе формирования заказов и последующем перераспределении по аптекам не было.

— То есть сейчас, в принципе, проект идет в запланированном графике, если я правильно понимаю. Когда покупатель сможет самостоятельно оценить работу системы?

— Да, пилотный проект идет в запланированном графике. Уже в ближайшее время мы планируем совместно с налоговой службой продемонстрировать сами программные продукты и приложения, которые будут работать для покупателей.

Если говорить о том, какой объем данных будет доступен покупателю, то это однозначно будут данные о серии и о том, что она находится в легальном обороте (то есть что все процедуры по качеству и перемещениям легальны), срок годности, геопозиционирование. Вопрос по цене тоже решен — цена препарата будет передаваться в процессинговый центр. В дальнейшем мы планируем состыковать эту систему с реестром предельных отпускных цен. Финальный вариант будет доступен не сразу, но будем поэтапно вводить.

— Сколько сейчас в среднем занимает вывод недоброкачественного товара из оборота?

— Когда наши лаборатории выявляют проблемы по качеству серии, мы сразу же издаем письмо, в котором указываем серию препарата и производителя, который не прошел процедуру подтверждения качества, информируем все субъекты обращения лекарственного средства.

К сожалению, это не быстрый процесс, он может занять неделю, что в конечном итоге, конечно, не совсем эффективно в нашем быстро меняющемся мире. Именно система маркировки позволит оперативно отреагировать и сделать все необходимое одномоментно, в течение нескольких секунд: благодаря нажатию одной кнопки в программе, все участники рынка будут проинформированы и продажи данной серии или партии лекарственного препарата станут просто невозможными.

— К какому году тогда мы рассчитываем, что у нас непромаркированных лекарств не останется на рынке?

— Сегодня в проекте записано, что с 1 января 2019 года все вновь производимые препараты должны маркироваться. Средняя "продолжительность жизни" лекарства составляет где-то полтора-два года: до тех пор, пока оно не будет продано или отпущено в медицинскую организацию. Максимальные сроки годности лекарственных препаратов доходят до пяти лет. Исходя из этого, мы планируем, что после обязательного введения маркировки еще в течение пяти лет могут оставаться в обороте единичные непромаркированные фармпрепараты.

— А по стоимости препарата? Многие производители продолжают говорить о том, что маркировка повлияет на стоимость лекарств. Еще есть опасения, что зарубежные лекарства могут пропасть с российского рынка.

— Всегда нужно как можно больше говорить и объяснять, рождение слухов — это обычное явление. Маркировка вводится практически во всех развитых странах, все поняли ее преимущества, почувствовали ее вкус — и производители, и регуляторные органы, и пациенты. Сегодня в маркировке заинтересованы все. Поэтому для производителя — и отечественного, и зарубежного — это является, наоборот, преимуществом и комфортным вариантом, поскольку все рынки должны предъявлять единые требования. Мы же, в принципе, идем к тому, чтобы создавать условия для выхода отечественного производителя в том числе и на экспортные рынки. Производитель сам в этом заинтересован.

Жизнь показывает, что те, кто тянут до последнего момента, могут остаться не у дел. И понести убытки, именно из-за того, что они своевременно этого не сделали. В том, что касается стоимости: у производителя есть выбор, какую именно маркировку наносить на упаковку. Это может быть и печать на самой упаковке, и стикер. Мы находимся в тех же условиях, что и зарубежные страны, имеющие уже эту систему. Поэтому мы и наши партнеры не видим здесь никаких принципиальных — главное не затягивать и начать это делать уже сейчас.

— В РФ сейчас разрабатывается нормативная база для защиты прав социально уязвимых групп граждан, в число которых, например, попадают люди с инвалидностью. Ряд нормативов коснется лекарств в той части, где на упаковку будет необходимо наносить название шрифтом Брайля. Насколько это сейчас распространено?

— Ну для фармотрасли это не новшество. У нас это пока не повсеместно, но в рамках евразийского регулирования уже есть, и это нормальный процесс. Пока, к сожалению, это скорее эксклюзивная часть. В основном шрифт Брайля сегодня используют компании, которые поставляют свою продукцию одновременно на несколько рынков. Как только в России это станет обязательным условием, все производители к ним присоединятся.

— Давайте еще немного о регулировании. Контрольная закупка должна вступить в силу с июня. Кого коснется? Как повлияет на качество и доступность лекарств?

— Принятие нормативно-правового акта в июне маловероятно. Скорее — в осеннюю сессию. Контрольная закупка коснется всех субъектов, которые подпадают под контроль в обращении медицинской продукции, в том числе и медицинских услуг. В проекте сегодня это именно так рассматривается. Коснется, в первую очередь, лицензирования медицинской деятельности, рецептурного отпуска лекарств, выявления незарегистрированных медизделий. Это основная задача.

— Есть критерии оценки качества медицинской помощи, но при этом во многом результат, качество зависит от самого пациента приверженность к терапии, или здоровый образ жизни после операции на сердце. Как это сейчас учитывается?

— Проблема существует, и скрывать ее бессмысленно. Наглядный пример: один из пациентов в Красноярске имел тяжелую патологию сердечного клапана. В областной больнице ему сделали дорогостоящую операцию. В России эта операция вообще впервые выполнялась. Мы приезжаем в Красноярск, нам показали пациента, показали результаты операции, идем дальше знакомиться с работой медицинской организации и видим этого пациента уже на улице с сигаретой.

Понимаете, что произошло? Вся работа целой бригады врачей из-за курения пациента просто пошла насмарку. Поэтому мы всегда говорим о том, что необходима ответственность пациента за приверженность лечению. Работодатели это поняли давно, потому что им выгоден здоровый работник: они стимулируют отказ от курения, есть и другие программы. На уровне государства это тоже должно быть, но при этом не должны ущемляться основные права граждан и ограничиваться доступность медицинской помощи для них.

— А кто более ответственно относится к своему здоровью, мужчины или женщины?

— Если взять половую структуру населения, то до 35 лет количество мужчин и женщин фактически равное. А после 35 лет уже появляется разрыв. Для женщины нормально желание хорошо выглядеть, родить здорового ребенка, быть стройной. Поэтому у них здоровьесберегающее поведение больше выражено. У мужчин же оно, к сожалению, либо формируется позже, либо не успевает сформироваться, так как возникает хроническое заболевание. Поэтому необходима диспансеризация, необходима привычка следить за своим здоровьем, причем закладываться она должна в семье.

Есть такая шутка или анекдот, когда врача спросили: "Скажите, пожалуйста, как прожить дольше?" Он ответил: "Давайте исключим то, что сокращает жизнь". То есть вроде все просто, но как придерживаться, как избегать определенных искушений, которые сокращают жизнь и приносят какое-то временное удовольствие? Получить удовольствие от пробежки — это тоже хорошо.

— Если вернуться к теме нарушений, масса сообщений возникает каждый месяц в СМИ, о каких-то случаях врачебных ошибок и проверках. Чем заканчиваются такие истории?

— Мы публикуем отчеты о наших проверках, другое дело, что они занимают время, иногда недели или месяц, а срок жизни информации в интернете очень короткий. Если говорить о недавних случаях, например о том, который касался оказания стоматологической помощи девочке, то по нему уже завершена проверка и все материалы переданы в следственный комитет. Только в этом году мы уже три случая передали в следственные органы для дальнейшего расследования.

К большому сожалению, резонансные истории периодически случаются. Считаю, что "накала страстей" можно было бы избежать при грамотном общении медработника с пациентом или его родственниками. Все-таки, врачам необходимо даже тогда, когда наступил неблагоприятный исход, связанный с тяжелым течением заболевания и непредотвратимыми фатальными обстоятельствами, объяснять пациентам, объяснять их родственникам, почему это произошло. Необходимо уделять время этому объяснению.

Это общение для врача может быть тяжелым, но тем не менее и врачи, и пациенты, и журналисты, которые об этих историях пишут, должны понимать, что существуют сегодня состояния и заболевания или поздние обращения, когда действительно медики не в состоянии обеспечить сохранение жизни или сохранение здоровья.

— А по части проверок что делает Росздравнадзор?

— В таких случаях мы обязательно проводим проверки, как документарные, так и выездные. Мы запрашиваем информацию о внутреннем расследовании.

Сегодня сформировалась система внеплановых проверок по регионам. Она построена на рискоориентированных подходах — мы анализируем статистические показатели оперативной деятельности, которые позволяют нам принять решение, что этот регион в целом по оказанию медицинской помощи и по профилактическим направлениям, к сожалению, не добивается поставленных результатов, в том числе тех, которые прописаны в дорожных картах.

В этом году 12 таких регионов попали во внеплановые проверки в связи с тем, что показатели не соответствуют требованиям программы государственных гарантий и дорожным картам, например по медико-демографическим показателям снижения смертности или по использованию сердечно-сосудистой хирургии, тромболитической терапии, профилактическим мероприятиям, диспансеризации, лекарственному обеспечению и так далее. Когда мы видим, что по этим показателям регион не добивается результата, он тут же попадает в число регионов, подлежащих опеке.

— Не могу не вспомнить еще одну резонансную историю. Пару недель назад у нас депутат Милонов сделал предложение по регулированию товаров интимной сферы, в частности секс-игрушек. Должны ли они действительно быть лицензированы как медизделия?

— В Росздравнадзор обращение депутата не поступало, как не поступали и обращения граждан, связанные с безопасностью или в связи с какими-то осложнениями при применении этих изделий. Если в Службе появится официальный документ, то мы его рассмотрим в установленном законом порядке.

Россия > Медицина > roszdravnadzor.ru, 7 июня 2017 > № 2234136 Михаил Мурашко


Россия > Приватизация, инвестиции. Медицина > forbes.ru, 5 июня 2017 > № 2200736 Юрий Грибанов

От чистого сердца. Дойдут ли пожертвованные деньги до больных и бездомных или попадут к мошенникам?

Юрий Грибанов

генеральный директор Frank Research Group

По данным фонда поддержки и развития филантропии «КАФ», объем пожертвований частных лиц в 2016 году составил 143 млрд рублей. К сожалению, за эти деньги наравне с уважаемыми фондами и нуждающимися семьями конкурируют мошенники

Несчастные сироты, болеющие дети, обездоленные старики, бездомные животные — невозможно с каменным сердцем пройти мимо. Но, увы, благотворительность — это идеальная сфера для злоупотреблений и мошенничества:

100% эмоциональное попадание в аудитории: больные дети, инвалиды, немощные престарелые, бездомные животные, — для каждого из нас найдется трогающая сердце тема;

несовершенство законодательства, делающее мошенничество в благотворительности трудно наказуемым, ведь для неотвратимости наказания должны иметься: потерпевший, значимый ущерб, неопровержимые доказательства.

Но трудно признать потерпевшим человека, добровольно положившим деньги в коробку для сбора пожертвований. Средняя величина частного пожертвования не превышает 5 000 рублей, что трудно признать значимым ущербом. В результате правоохранительные органы даже не пытаются довести дело до суда.

Большой рынок и низкие риски дают питательную почву для развития мошенничества. Причем сами мошенники приобретают все более респектабельный вид. Это уже далеко не примитивные уличные попрошайки. Во-первых, они активно действуют в интернете. А во-вторых, они вполне могут оказаться зарегистрированным в Минюсте фондом, сдавать отчетность и выглядеть респектабельной организацией.

Но есть косвенные признаки, которые должны заставить задуматься, кому мы отдаем деньги.

Публикации с призывом о помощи в соцсетях

Соцсети дали возможность обращаться к сотням и тысячам знакомых и незнакомых людей. А финансовые технологии дали возможность моментально переводить деньги на банковскую карту или электронный кошелек. На стыке этих технологий и появилась незамысловатая мошенническая схема.

В простейшем случае мошенники используют чужую историю: копируют текст, фотографии, сканы документов у настоящих фондов. И публикуют сообщение в соцсетях — «Вконтакте», «Одноклассниках» и Facebook. Единственное, что в таком объявлении оригинально — номер карты и электронного кошелька.

Механика не затейлива и быстро выявляется. Фонды мониторят утечку собственных материалов. И достаточно обращения к модераторам соцсети, чтобы заблокировать такое сообщение.

Более искушенные мошенники не воруют контент у фондов. Они находят реальных подопечных, действительно нуждающихся, из тех кто не обращался в фонды или получил отказ последних. Как правило это болеющие дети. Мошенники делают фотографии, пишут оригинальные истории, обычно копируя стиль крупных фондов. Сбор идет также на личную карту и электронные кошельки организаторов схемы. Чтобы различие фамилий у подопечного и у владельца счета не вызывали подозрение, указывается, что счет принадлежит непрямому родственнику: дяде, тете, бабушке, дедушке.

В продвижение публикации организаторы схемы вкладывают рекламный бюджет. Такие истории могут собрать 500 000-700 000 «лайков». При средней конвертации «лайка» в пожертвование 0,5% и при среднем чеке в 500-1 000 рублей такой сбор может принести 1,5-3 млн рублей. Незначительная часть денег, как правило, все-таки попадает к подопечному — это позволяет поддерживать с ним и его семьей долгосрочные отношения и организовывать повторные акции сбора средств. Часть денег уходит на маркетинг и операционные затраты. Остальное — доход организаторов. И проконтролировать движение денег невозможно.

К сожалению, примерно также через публикации в соцсетях собирают средства и действительно в них нуждающиеся. И понять кто есть кто очень трудно даже профессионалам.

Спам-рассылка

Другая популярная и эффективная схема — спам-рассылка. Она начинается со взлома или покупки доступа к почтовым ящикам реальных людей. По всей контактной базе жертв делается рассылка письма с душещипательной историей о том, что сестра, племянник или крестница попали в беду и что срочно нужны деньги на операцию или лекарства. Заканчивается письмо просьбой перечислить деньги на карту и электронный кошелек и переслать письмо всем знакомым.

Текст обычно написан безупречно с точки зрения социальной инженерии. И дальше письмо распространяют живые люди, пребывающие в полной уверенности, что они помогают родственникам и близким друзьям своих близких друзей. Особенность такой схемы — высокий средний чек пожертвования. Людям стыдно перечислить в помощь друзям символические 100 рублей. Поэтому часто суммы находится на уровне 5 000-10 000 рублей и выше.

Сбор наличных на улице

Оффлайн-схемы тоже прогрессируют. Мошенники успешно мимикрируют под добросовестные фонды: регистрируются в Минюсте, сдают годовые отчеты, имеют официальные сайты, находят реальных подопечных.

Для сбора средств на улице фонд привлекает волонтеров, обычно, студентов или школьников. Их снабжают всей необходимой атрибутикой: фирменные футболки, флаги, фотографии детей, сканы документов и опломбированные ящики для сбора денег. Выглядит все по-настоящему. Да оно таковым и является.

Нарушения начинаются, когда ящики для сбора оказываются в офисе фонда. Проконтролировать количество собранных денег и их дальнейшую судьбу невозможно. Часть денег для поддержания реальной деятельности зачисляется на счет фонда и передается подопечным. А часть остается неподотчетной. Из наличных же денег платится зарплата волонтеров, чтобы экономить на налогах.

Выявить мошеннический характер таких фондов очень сложно. Косвенно о нечистоплотности может свидетельствовать отсутствие в отчетности затрат на зарплату волонтеров и налоги — НДФЛ, ПФР, ОМС и ФСС.

Тревожная статистика

Это далеко не исчерпывающий список схем. Мошенники их непрерывно совершенствуют, придумывают новые. И косвенно об их успехе свидетельствуют результаты исследования фонда поддержки и развития филантропии «КАФ»:

Растет доля прямых пожертвований семьям

За два года с 24% до 37% выросла доля людей, жертвовавших деньги напрямую конкретным людям и семьям. Именно здесь максимальная доля злоупотреблений и мошенничества. При этом с 2015 года доля тех, кто делал пожертвования в фонды осталась на уровне 50%. Но только фонды могут гарантировать целевое использование средств.

Растет доля пожертвований наличными, а также переводом на банковские карты и электронные кошельки

За год доля тех, кто жертвовал наличные в офисе фонда выросла в 3 раза (с 13,5% до 40%), с помощью карт — в 3 раза (с 9% до 30%), с помощью электронных кошельков — в 3 раза (с 6% до 17,5%). К сожалению, этому росту способствовали и недобросовестные получатели пожертвований.

Мошенничество очень сложно отличить от настоящей помощи нуждающимся. Мошенники воруют деньги у этих людей. Они получают деньги, которые должны были получить больные дети, старики и взрослые, попавшие в беду.

Что делать нам — тем, кто хочет помогать?

Быть бдительными и собрать максимум информации перед тем, как отправить кому-то деньги.

Переводить деньги на расчетные счета известных фондов, жертвуя удобством перевода на личные карты и электронные кошельки.

Что делать фондам?

Договориться о стандартах поведения, отклонение от которых будет поводом для подозрений в нечистоплотности: отказ от сбора наличных на улице, отказ от серой зарплаты, отказ от сбора на личные карты и электронные кошельки.

Объединить усилия и добиваться совершенствования законодательства для более эффективной борьбы с мошенниками в благотворительности.

Автор благодарит за помощь в работе над материалом исполнительного директора фонда «Подари Жизнь» Григория Мазманянца и координатора проекта «Все вместе против мошенников» Милу Геранину.

Россия > Приватизация, инвестиции. Медицина > forbes.ru, 5 июня 2017 > № 2200736 Юрий Грибанов


Азербайджан. СНГ. Грузия > Миграция, виза, туризм. Медицина > interfax.az, 30 мая 2017 > № 2190100

Азербайджанский Нафталан занимает первое место по популярности у российских туристов среди оздоровительных курортов в СНГ, сообщает аналитическое агентство «ТурСтат».

По оценке «ТурСтат», в первую пятерку курортов для оздоровительного отдыха в СНГ и Грузии входят бальнеологические курорты Азербайджана, Беларуси, Казахстана, Армении и Аджарии.

«Нафталан (Азербайджан), Нарочь (Беларусь), Сарыагаш (Казахстан), Джермук (Армения) и Кобулети (Аджария) входят в первую пятерку самых популярных курортов СНГ и Грузии для оздоровительного туризма», - говорится в рейтинге, составленном по данным анализа систем онлайн-бронирования отелей.

По данным «ТурСтат», на оздоровительный отдых в Азербайджан приезжают в среднем на две недели и тратят $50 на человека в сутки, включая проживание, питание и оздоровительные процедуры.

«Нафталан с его оздоравливающими нефтяными ваннами посещает более 10 тыс. туристов в год, половина из которых иностранные туристы», - сообщает агентство.

Р.Бабаев

Азербайджан. СНГ. Грузия > Миграция, виза, туризм. Медицина > interfax.az, 30 мая 2017 > № 2190100


Россия > СМИ, ИТ. Медицина. Финансы, банки > forbes.ru, 29 мая 2017 > № 2190563

Сбербанк купил телемедицинский стартап DocDoc: что это значит для банковского сектора?

Станислав Сажин

Основатель компании «Доктор на работе»

Объем рынка цифровых медицинских услуг в России к 2020 году, по оценке Сбербанка, составит 180 млрд рублей. Крупнейший банк России намерен стать на этом рынке монополистом

25 мая стало известно, что крупнейший банк России, Сбербанк, закрыл сделку по поглощению крупнейшего сервиса по записи к врачам в коммерческих клиниках в России – DocDoc.

Не секрет, что доходы банков от банковской деятельности, особенно в России, — вещь малопредсказуемая, и потому неудивительно, что Сбербанк как лидер рынка одним из первых объявил своей стратегической целью — стать сервисной компанией, финансовой экосистемой и уйти от зависимости, которую создает банковская деятельность. За этой идеей, как несложно догадаться, стоит Герман Греф.

«Приобретение DocDoc.ru является важным шагом в реализации стратегии Сбербанка по построению цифровых экосистем, направленных на максимально широкое удовлетворение потребностей клиента. DocDoc.ru уже является лидером на рынке онлайн-записи к врачу, а по мере дальнейшего развития законодательного регулирования в сфере цифровых медицинских сервисов компания планирует стать полноценной e-health-платформой, которая будет объединять в себе такие сервисы, как телемедицина, медицинская карта, «второе мнение», доставка лекарств и другие», – прокомментировали сделку в пресс-службе «Сбербанка». Объем рынка цифровых медицинских услуг в России к 2020 году, по оценке Сбербанка, составит 180 млрд рублей, и крупнейший банк России намерен захватить на нем более 60%. То есть стать монополистом.

Для сравнения: чистая прибыль Сбербанка по итогам 2016 года составила 541,9 млрд рублей. Таким образом, планы по завоеванию 60% на 180-миллиардном рынке цифровой медицины (или 108 млрд рублей в абсолютном значении) могут стать существенным драйвером роста для чистой прибыли Сбербанка. Умение менеджмента Сбербанка делать высокомаржинальные продукты вокруг банковской деятельности (например, в страховании) позволяет предположить, что чистая прибыль от выручки в 108 млрд рублей с рынка цифровой медицины может быть не меньше, чем сейчас имеют ведущие IT-компании на этом рынке. Для сравнения, наша чистая прибыль (стартап «Доктор на работе», который представляет автор, изначально развивался как соцсеть для врачей, а затем объявил о создании своей телемедицинской платформы. — Forbes) за 2016 год превысила 30%. Это внутренние данные компании, соглашусь, не лучший пример для сопоставления из-за колоссальной разницы в объемах выручки Сбербанка и стартапа, но других ориентиров пока нет.

Почему банк - идеальный игрок для экспансии бизнеса на рынок цифровой медицины? Ответом на этот вопрос могло бы быть интервью Германа Грефа на эту тему, но, к сожалению, глава Сбербанка в публичном доступе ничего не говорил. Поэтому попробуем спрогнозировать: каковы факторы - из тех, что убедили Сбербанк пойти на рынок цифрового здравоохранения - действительно окажутся решающими для банка на новом рынке.

Российский рынок цифровой медицины, на мой взгляд, характеризуется:

Высокой зарегулированностью. Цифровая медицина регулируется все тем же законодательством, что и привычная медицина, а это сотни законов, нормативных актов и приказов регуляторных органов. Причем нарушение таких документов может привести к последствиям, которые невозможны на других рынках (ошибка может стоить руководителям уголовного срока).

Сильным консерватизмом потребителей и поставщиков услуг. И пациенты, и врачи, которые десятилетиями участвовали в российском здравоохранении в одних и тех же «шаблонных» отношениях «регулятор-врач-клиника-пациент-аптека», ожидаемо, будут негативно относиться ко всем цифровым инновациям. Что в том числе приводит к ограниченности возможностей по расширению услуг: все новое будет восприниматься как потенциально рискованный фактор для самого важного – здоровья и жизни пациента.

Высокой стоимостью входа на рынок. Российский медицинский рынок, по сути, — государственная монополия, где сосуществуют госсектор (обязательное медицинское страхование), занимающий 71% рынка, и частный сектор, едва дотягивающий до 30%. С учетом инфраструктурных инвестиций государства в отрасль и государственной части на рынке лекарственных средств доля государства в российском здравоохранении может быть оценена в 65% (с учетом объема рынка частной медицины в 700 млрд рублей и негосударственного сегмента рынка лекарственных средств примерно в 775 млрд рублей). За государственную часть рынка конкуренции практически нет из-за высокой стоимости входа (связанной, в основном, с регуляторными и страновыми особенностями), в то время как за рынок частной медицины, где и сосредоточен весь текущий интерес игроков цифровой медицины, идет ожесточенная конкуренция, приводящая к завышенной стоимости входа и смутными перспектива для игроков. Так, лидер на рынке частной медицины в России группа МЕДСИ показала за 2016 год убыток почти в 500 млн рублей.

Не открою секрета, если скажу, что все три проблемы рынка цифровой медицины – это сильные стороны банков. Банки умеют хорошо работать на зарегулированном рынке как никто другой. Банки, особенно Сбербанк, привыкли к консервативности населения, которое десятилетиями хранило деньги на сберкнижке и не готово к новшествам вроде мобильных приложений. Для банков высокая стоимость входа – не новость, достаточно почитать списки банков, которые лишились лицензии, явно не справившись с конкуренцией (в том числе пытаясь ее выиграть за счет околозаконных методов, что является традиционным и для здравоохранения).

То есть для Сбербанка цифровая медицина, как бы это странно ни звучало, знакомый рынок, где вместо банковских услуг — медицинская помощь.

Но у банков есть и еще кое-что, что позволяет им с уверенностью смотреть в будущем на этом рынке. Посмотрим, какими ресурсами должен обладать «идеальный игрок» на рынке цифровой медицины:

Иметь возможность коммуницировать с большой базой лояльных потребителей. На небанковском рынке эта возможность есть у социальных сетей («ВКонтакте», «Одноклассники»), «Почта России», сотовые операторы (МТС, «Мегафон», «Билайн»), интернет-операторы (Ростелеком). И, конечно, на есть и у банков — в том числе у Сбербанка, с крупнейшей лояльной базой в России. Кроме того, я думаю, та же лояльная аудитория есть у банков, для которых вопрос повышения лояльности клиентов стал ключевой особенностью бренда, – у Альфа-банка и «Тинькофф Кредитные Системы». Огромная база Сбербанка и лояльные базы Альфа-банка и «ТКС» – вот потенциал, который может быть использован для цифровой медицины. Пациенты хотят доверять тем, кому доверяют свое здоровье. А этим банкам они уже доверяют.

Знать, когда потребители болеют, готовятся завести ребенка или нуждаются в профилактике. Среди небанковских сервисов этом могут похвастаться только уже упомянутые социальные сети, а также почтовые сервисы (Mail, Яндекс) и мессенджеры (WhatsApp, Viber, Telegram), которые могут получать такую информацию, автоматически обрабатывая сообщения пользователей. Для банков эти данные о каждом клиенте также легко получаемы – достаточно отслеживать, за что платят клиенты, как часто посещают аптеку, не расплачиваются ли картой в роддоме и так далее.

Иметь удобную платежную систему, которой потребитель доверяет. Кроме сотовых операторов, удобно платежи могут проводить только банки – за консультацию с врачом достаточно списать деньги с карты, это очевидное преимущество.

Располагать большой базой пользователей, которые уже используют цифровые каналы для коммуникации с брендом. Ведущие банки имеют и сайты, и приложения, которые уже используют десятки миллионов человек. Таким образом, база для цифровой медицины уже существует, не требуя привлечения новых пациентов с оффлайн-части банковской системы (что не помешает, например, «Тинькофф Кредитные Системы» приглашать в свое приложение тех, кто им ранее не пользовался и даже не имел карту банка, используя, например, телемедицину как стимул впервые воспользоваться продуктом банка).

Использовать защищенную систему хранения данных, где могут быть размещены электронные медицинские карты и другая чувствительная информация о здоровье пациентов. Такими активами обладают только банки, для которых работа с информацией о транзакциях, вкладах, обязательства и другой, не менее чувствительной, чем медицинские данные, информацией в надежном хранилище – один из основных аспектов успешного бизнеса. Здесь особенно стоит отметить распределенную систему хранения данных «Сбербанка», которой банк заслуженно гордится.

Иметь «бэкенд» в виде врачей, ведущих прием онлайн, интернет-аптек и других активов цифровой медицины. Никто из упомянутых выше игроков не имеет таких активов в «готовом» виде, всем придется до них дотягиваться. Брать врачей у тех, кто их обучает и подключает (стартап «Доктор на работе», который представляет автор занимается этим, как и проекты Doc+, Педиатр 24/7. — Forbes). Работать с электронной медицинской картой (этому посвящен стартап OnDoc). Использовать ресурсы интернет-аптек (Piluli.ru, Apteka.ru). Именно в этом пункте становится понятно, зачем же Сбербанку DocDoc – имея четыре указанных выше преимущества, крупнейший банк должен был разместить их на готовой платформе, которой и станет DocDoc.

У банковской сферы как базиса для цифровой медицины есть и очевидный минус. Захотят ли пациенты доверять свое здоровье банку? Это вообще как — лечиться у банка? Я полагаю, что здесь ключевым вопросом станет вопрос доверия пользователей к сервису. Клиенты доверяют своему банку один из важнейших активов своей жизни – деньги. Почему бы им не доверить банку и свое здоровье? Безусловно, первые эксперименты банков в сфере телемедицинских сервисов, покажут, может ли быть положительным ответ на этот вопрос.

Как я вижу будущее в цифровой медицине для ведущих банков в России? Мой прогноз я делаю для трех банков, которые, как мне кажется, активнее всего работают над созданием именно базы лояльных потребителей продуктов банка и потому имеют аудиторию пользователей, готовых доверить банку не только деньги, но и здоровье – Сбербанк, Альфа-банк и «Тинькофф Кредитные Системы».

Итак, каким может быть сценарий?

Банк выбирает небольшой регион для эксперимента по запуску цифровой медицины как отдельного продукта. Пусть таким регионом будет, например, Ростов-на-Дону (там необычно высокий процент хронических больных, это легко посчитать из открытых данных Росстата)

Банк видоизменяет свой сайт и свое приложение только для данного региона, добавляя в свои продукты телемедицину, доставку лекарств и запись к врачам.

На первом этапе нет необходимости даже делать бэкенд для цифровой медицины. Достаточно понять, какой процент клиентов заинтересуется такой возможностью и будет готов потратить на нее соответствующие ожиданиям банка средства.

В случае, если доля таких пользователей достаточно большая, можно создавать бэкенд – выстраивать отношения с врачами, клиниками, интернет-аптеками, сервисами записи к врачу. На месте банка на этом моменте я бы стал поглощать такие сервисы с тем, чтобы они не достались конкурентам, так как эксперимент выше показал, что сервисы востребованы.

Далее — продумать органичное вплетение цифровой медицины в основные сервисы банка. Например, подписку на обращение к врачам добавлять к тарифу банковской карты, или доставку лекарств делать более привлекательной повышенным кэшбеком. Основная идея в том, что новые продукты должны очень логично вписаться в старый «каркас», нельзя делать отдельный сайт типа «Сбербанк.Здоровье», так как конверсия клиентов основного сервиса в него будет ничтожной.

Массивная реклама в регионе. Подведение итогов эксперимента.

Выход на федеральный уровень.

Наконец, крупные банки, в отличие от мелких игроков цифровой медицины, могут попробовать опустить руку в государственный карман – получать возмещение за телемедицинскую помощь из системы обязательного медицинского страхования (1,7 трлн рублей на 2017 год), что поднимет потенциальные доходы на новый, казалось бы, недосягаемый уровень.

Россия > СМИ, ИТ. Медицина. Финансы, банки > forbes.ru, 29 мая 2017 > № 2190563


Украина > Медицина > interfax.com.ua, 29 мая 2017 > № 2190084 Леонид Гайдук

Директор ГП "Укрмедпостач": "Примерно 2/3 лечебных учреждений не имеют специально оборудованных мест для хранения лекарств"

Эксклюзивное интервью агентству "Интерфакс-Украина" директора госпредприятия "Укрмедпостач" Леонида Гайдука

Вопрос: Насколько эффективность закупок лекарств за средства госбюджета зависит от логистики? Насколько логистика важна в международных закупках?

Ответ: Эффективность госзакупок лекарств зависит в большей мере от тех, кто закупает, но надежная и своевременная доставка препаратов лечебному учреждению, этап логистики – не менее важна. В международных закупках наша работа фактически начинается с момента таможенных услуг. Мы сотрудничаем с двумя международными организациями – Crown Agents и ПРООН (UNDP). Для них мы осуществляем "растаможивание" закупленных медикаментов, храним, комплектуем, а при необходимости наносим стикеры, и потом развозим препараты по клиникам. Мы также осуществляем входной контроль всех препаратов, которые поступают от международных организаций.

В прошлом году мы начали работать с международными организациями с марта. На сегодня мы развезли практически все лекарственные средства и изделия медицинского назначения, закупленные за средства государственного бюджета 2015 года, логистическое обеспечение которых осуществляло ГП "Укрмедпостач".

В структуре Минздрава есть таких два предприятия, которые могут по своим функциональным возможностям обеспечивать логистику лекарственных средств в процессе международных закупок. Ведь со стороны Минздрава функционально нет подразделения или специалистов, которые занимались бы контролем соответствия закупленных препаратов номенклатуре закупок, техническим заданиям и сопроводительным документам поставки. Поэтому такую функцию выполняет наше предприятие. Мы проводим контроль соответствия поставляемого товара заявленному, его качества, соблюдения условий транспортировки, и проводим таможенную очистку.

Вопрос: В прошлом году был скандал, когда Crown Agents закупил препараты у украинского дистрибьютора "Людмила-Фарм", который отказался их растаможивать, и лекарства несколько месяцев лежали на складах в Борисполе, до тех пор, пока не вмешался премьер-министр…

Ответ: Мы проанализировали эту ситуацию. Я считаю, что мы поступали в соответствии с нормами действующего законодательства. Мы не нарушили ни единой нормы действующего законодательства. На тот момент передача товара от компании "Людмила-Фарм" к британскому закупщику Crown Agents не была осуществлена. Действительно, тогда все очень надолго затянулось, и в процессе было много составляющих. Мы очень долго работали над этими вопросами, советовались с таможенниками, но повторю, мы не нарушали действующее законодательство.

Вопрос: Это просто был какой-то сбой системы, ее отсутствие вообще или какой-то злой умысел?

Ответ: Я бы сказал так: несовершенство некоторых нормативных юридических актов, и, с другой стороны, некоторые аспекты поведения наших дистрибьюторов.

Вопрос: На сегодня, учитывая год сотрудничества с международными организациями, можно ли сказать, что система международных закупок отлажена?

Ответ: Я бы сказал, что позитивные сдвиги есть. Основным недостатком в прошлом году в плане закупок специализированными международными организациями было отсутствие у них четкого графика поставки. График частичный был, но имел очень предварительный характер, не было до конца ясно, когда и что заходит, это вызывало путаницу, невозможно было организовать нормальную логистику. В 2017 году этого уже нет, мы имеем планы поставки препаратов, закупленных за средства госбюджета 2016 года уже заранее, но главное, чтобы они выполнялись.

Уроки предыдущего года дали позитивный эффект. Сейчас более грамотно разработаны технические задания, налажен коммуникативный процесс. В прошлом году, я бы сказал, мы, госпредприятие, и международные организации учились друг у друга. В работе с международными организациями мы впервые сталкивались с такими аспектами, которых у нас не было в прошлые годы, когда мы принимали участие в госпрограммах с украинскими дистрибьюторами.

Вопрос; Например?

Ответ: В первую очередь, это касается элементов таможенного оформления, сопроводительных документов, организации процессов, практической реализации нового законодательства в отношении международных закупок, применения льгот. Например, в прошлые годы процедура таможенной очистки государственными предприятиями в процессе централизованных закупок, не проводилась, это осуществляли сами дистрибуторы. Сейчас эта функция возложена на нас.

Кроме того, оказалось, что для госпредприятия актуален вопрос GDP (надлежащая дистрибьюторская практика), ведь многие иностранные производители сотрудничают только с теми предприятиями, которые имеют этот сертификат. Поэтому мы сейчас готовимся его получить, это достаточно длительный и дорогостоящий процесс.

Вопрос: Вы уже начали его?

Ответ: На сегодня, нами проведена процедура предварительного аудита, для того, чтобы понимать объемы работ и мероприятий. В этом процессе все начинается со структуры предприятия, которая должна соответствовать требованиям GDP. Далее нужно будет обратить внимание на требования по энергообеспечению, так как это предприятие построено еще в 1989 году, поэтому многое требует модернизации. Сейчас у нас немногим более 4,6 тыс. кв. м складских площадей, основной блок около 4 тыс. кв. м. Он, безусловно, требует перестройки, так как то, что было построено около 30 лет назад, уже не отвечает сегодняшним нормам. Мы выступаем как государственный дистрибьютор, поэтому нормы, которые заложены в международных стандартах GDP, для нас важны.

Вопрос: Вы планируете какую-то реконструкцию?

Ответ: Сейчас мы на этапе разработки концептуального проекта. Мы привлекли две структуры, которые будут проводить технический аудит, и будут делать концептуальный проект, после этого дефектный акт, после этого сметную документацию. Весь процесс, как мы рассчитываем, будет длиться года три.

Как государственное предприятие, согласно законодательству, мы проводим отчисления 75% прибыли в доход бюджета, и оборотных средств, которые можно направить на обновление и реконструкцию основных средств, остается не так уж много. Вместе с этим, установленная плата за наши услуги в процессе международных закупок также не велика. К сожалению, наши помещения требуют серьезного ремонта - тут только 400 метров водопроводных труб и 400 метров труб теплотрассы, которые необходимо менять, к тому же сейчас достаточно дорогостоящее отопление, высокий земельный налог - около 35 тыс. грн ежемесячно.

Вопрос: Как госпредприятие зарабатывает деньги?

Ответ: Мы получаем оплату за логистические услуги от Crown Agents и ПРООН (UNDP). Я бы сказал, что они платят не очень много – 1% стоимости товара. Такие предприятия как наше, например, в Канаде, по моим данным, получают 7-8%. Вместе с этим, принимаем на ответственное хранение грузы от других компаний, проводим с ними все необходимые в процессе хранения, комплектования и выдачи действия. Мы стараемся на 100% загружать технику и складские площади, и на этом зарабатываем.

Вопрос: Сколько стоит реконструкция, о которой вы говорите?

Ответ: По очень предварительным оценкам, около 4,7 млн грн. Мы рассчитываем заработать эти средства за три года.

Вопрос: То есть финансирования из госбюджета на это не предполагается?

Ответ: Нет. Мы рассчитываем только на свои силы. Мы всегда рассчитываем только на свои силы. Например, грузовой автотранспорт мы закупали сами. Если же нам необходим крупнотоннажный транспорт, нам целесообразно его арендовать. Например, такой транспорт нам понадобится в этом году, для доставки изделий медицинского назначения по программе перинатального диализа.

Вопрос: Создавать сеть своих складов по Украине вы не планируете?

Ответ: Таких планов пока нет. Есть государственная компания "Лекарства Украины", которая не находится в сфере управления Минздрава, она имеет свои склады по разным регионам. Мы иногда пересекаемся по работе с ними.

С другой стороны, перед нами сейчас появляются новые задачи, которые требуют новых подходов. Например, мы начинаем принимать участие в госпрограмме заместительной терапии, которую ранее осуществлял и финансировал Глобальный фонд. Сейчас у нас уже есть лицензия, оборудование. Речь идет о препаратах заместительной терапии, которые за госбюджет 2016 года, закупаются для наркозависимых пациентов. Ранее мы не работали с наркотическими препаратами, сейчас изучаем эту тему, разбираемся. Логистика в этом проекте значительно более дорогостоящая, чем логистика фармпрепаратов, каждая поставка требует особого хранения, с обеспечением электронных средств охраны – мы уже подготовили специальные помещения. Доставка по Украине будет осуществляться под охраной. Согласно предварительному договору, это обойдется около 130 грн в час на одного сотрудника полиции. Если речь идет о доставке на большие расстояния, то необходимо еще нанимать экипаж для охраны. Таким образом, только охрана может обойтись около 600 тыс. грн. Мы сейчас изучаем возможность оптимизации расходов, вместе с международными организациями стараемся внедрить практический опыт прошлых лет в процедуре централизованных поставок по этой программе. Программа заместительной терапии финансируется из госбюджета в объеме 13 млн грн. Учитывая, что из этого на логистику предусмотрено только 1%, т.е. 130 тыс. грн, то понятно, что эту проблему таким финансированием никак не решить. Реальные расходы на логистику могут составить около 7,5-8% стоимости программы.

Одними словом, нам приходится решать новые задачи, мы не стоим на месте. К сожалению, пока не очень понятно, кто придет на смену закупкам через международные организации.

Вопрос: Каким вы видите будущее госпредприятия "Укрмедпостач"?

Ответ: Безусловно, мы планируем активно развиваться. Первое – это соответствовать требованиям GDP, об этом мы говорили ранее. Сегодня перед нами стоит несколько других проблем, одна из которых, в частности, кадровый голод. Мы привлекаем молодых специалистов-провизоров, но через пару лет работы у нас их перекупают фармкомпании. Недавно приняли на работу несколько высококлассных специалистов. Обещали, что не уйдут.

Еще одна проблема – возможная приватизация госпредприятия. Все годы нашего существования мы являемся прибыльной организацией, у нас нет задолженности по зарплате, по выплатам в бюджеты. Мы приносим государству доход, платим налоги и в тоже время мы поддерживаем государственную структуру в надлежащем рабочем состоянии. И почему-то наше предприятие активно рассматривают как предприятие, подлежащее приватизации. На мой взгляд, без серьезного государственного логиста в сфере здравоохранения не обойтись.

Вопрос: Сейчас создана рабочая группа в Минздраве по созданию национального закупочного агентства. Вы входите в эту рабочую группу?

Ответ: Нет.

Вопрос: Почему?

Ответ: Нас туда никто не приглашал. Хотя мы могли бы поделиться опытом. Министерство видит результат нашей работы, но очень важно знать и понимать все процессы, которые необходимы для достижения эффективного результата. В госзакупках в части логистики очень важен график поставок. Когда он есть, мы можем оптимально и планомерно организовывать доставку по регионам и больницам. Поначалу возникали недоразумения, несогласованность действий, невозможно было нормально развозить. Все хотят, чтобы, как только препарат пересек границу, он сразу оказывался в больницах, но это процесс, который кто-то должен обеспечивать. Чтобы устранить проблему необходимо оптимизировать взаимоотношения Crown Agents, ПРООН с Минздравом, чтобы своевременно и корректно оформлялись все необходимые документы в отношении передачи груза и их распределении. Сейчас этот процесс белее менее налажен.

Вопрос: Как вы прокомментируете скандал в отношении лекарств, которые международные организации закупили с ограниченным сроком годности?

Ответ: Сроки годности, безусловно, играют очень важную роль для фармпродукции, но наше предприятие не является стороной договора между Crown Agents и Минздравом, у нас с Crown Agents свои договора и договора-поручения со стороны Минздрава, поэтому комментировать выполнение их договорных отношений не имею права. С другой стороны, мы проверяем сроки годности каждого поставляемого товара, и в оформленном акте о поставке, мы указываем срок годности поставленного товара. Обязательно обращаем внимание Минздрава на то, что поставлено и с каким сроком годности. С другой стороны, Crown Agents и ПРООН проводят работу с Минздравом, согласовывают поставки с министерством, где есть профильные специалисты-врачи, которые оценивают возможность использования препаратов и количество учреждений, которые будут использовать эти препараты. Мы принимаем товар на склад только если есть согласование Минздрава, их рабочей группы. Если товар не соответствует чему-то: техническому заданию, номенклатуре, или если есть какие-то замечания, несоответствия сопроводительным документам, качеству, мы его не принимаем и ставим в карантин.

Вопрос: В ходе международных закупок были ситуации, что вы не принимали препараты, ставили на карантин?

Ответ: Были. Но, производитель предоставлял нам необходимые документы, и только после этого мы его принимали.

Вопрос: Какая ситуация с заменой просроченных препаратов?

Ответ: Выполняя отдельное поручение Минздрава, мы собрали лекарства, у которых истек срок годности, и передали информацию в министерство. В связи с тем, что собирать пришлось по многим больницам, процесс занял около трех недель. Теперь мы ожидаем от Минздрава решения.

Если вообще обсуждать сроки поставки препаратов до лечебных учреждений то, в среднем, с момента издания приказа Минздрава о распределении лекарственных средств по регионам до полной развозки препаратов, проходит до восьми календарных дней.

Нужно отметить, что по всем прошлогодним поставкам, которые прошли через ГП "Укрмедпостач", мы ежемесячно передаем в Минздрав информацию об остатках закупленных лекарств в лечебных учреждениях. Медучреждения отчитываются об остатках и использованных лекарствах.

Вопрос: Многие эксперты и общественные активисты говорят об отсутствии в Украине эффективной системы контроля наличия и использования закупленных лекарств.

Ответ: Я бы так не сказал. Возможно, у нас нет возможности получить оперативную информацию по состоянию на произвольно выбранную дату, но есть отчетные периоды, которые позволяют мониторить ситуацию. Чтобы проводить мониторинг в режиме он-лайн необходимо серьезное техническое перевооружение и принятие регламентирующих эту процедуру нормативных актов. Пока же нет более достоверной информации, чем акт сверки, т.е. отчет по остаткам, который предоставляет учреждение здравоохранения, который подписан главврачом и бухгалтером. Когда эти люди подают такую отчетность, они несут юридическую ответственность.

Вопрос: Как вы прокомментируете информацию благотворительных организаций и фондов о том, что иногда закупленные международными организациями препараты просто не используются в клиниках?

Ответ: Элемент использования лекарств в соответствии с протоколами лечения мы не можем контролировать, но можно отметить, что есть аспект не достаточно корректного подхода к списанию остатков – в клиниках просто "забывают" подавать информацию, что препараты использованы. Мы видим такие вещи: два месяца препарат почти не использовался, потом резко 50% товара списали.

Сейчас я очень приветствую инновационное требование Минздрава, чтобы лечебные учреждения публиковали информацию об остатках. Стоит отметить, что во внедрении такой системы активную роль играют общественные организации, например, "Капля крови", "Пациенты Украины", мне кажется, что там работают очень порядочные люди.

Вопрос: Они с вами общаются?

Ответ: Редко, но мы поддерживаем контакты. Я просто смотрю на их работу со стороны в плане контроля за размещенными медпрепаратами, чтобы упаковка, скажем прямо, не ушла "налево", а попала к пациенту, который реально в ней нуждается.

На мой взгляд, информации о том, что и куда поставлено, должно быть больше. В первую очередь о препаратах, закупленных за средства бюджета, я уже не говорю о гуманитарной помощи. Иногда информацией о поставках не владеют не только пациенты, но и главные врачи не всегда знают, что мы им завезли препараты.

Вопрос: Главврачи не знали, что вы им завезли?

Ответ: Возможно, это были какие-то "своеобразные игры", но несколько раз в прошлом такие ситуации были.

Вопрос: Когда международные организации начали заниматься закупками лекарств за средства госбюджета, некоторые из них, в частности, Crown Agents говорили, что они планируют изменить систему поставок, чтобы поставлять не все препараты раз в год, а поставлять их равномерно в течение года несколькими траншами. По вашему мнению, это правильно?

Ответ: Да, это правильно. Есть существенная проблема: примерно, 2/3 лечебных учреждений не имеют специально оборудованных мест для хранения лекарств, поэтому поставки небольшими партиями позволяют обеспечить специальный или "холодовой" режим хранения хотя бы с использованием бытовых холодильников. Когда же весь годовой запас завозится за один раз, хранить многим лечебным учреждениям достаточно сложно. Иногда бывало, что нас обвиняли в том, что мы привезли некачественные лекарства, но когда начинали разбираться, то оказывалось, что условия хранения на местах не соблюдались, нарушался температурный режим. На нашем складе мы очень четко следим за этим, у нас стоят специальные электронные средства контроля, партии поставляемых препаратов сопровождаются термотестерами. Также поставка частями позволяет получать лечебным учреждением препарат более свежего производства.

Поэтому, на мой взгляд, равномерное распределение поставок в течение года – это очень правильно. И Crown Agents, и ПРООН над этим работают. Хотелось бы, чтобы к этому опыту прислушались не только в Минздраве, но и на местах, в департаментах здравоохранения.

Вопрос: Чем бы вы могли объяснить отсутствие в больницах препаратов, которые закупаются за счет госбюджета?

Ответ: Не секрет, что, например, по направлению онкологии на выделенные из госбюджета средства невозможно покрыть 100% потребности в лекарствах. Поэтому понятно, что всем препаратов не хватает.

В этом отношении хотелось бы обратить внимание на дискуссию о том, нужно ли закупать только оригинальные препараты или можно купить генерики, которые обойдутся дешевле. Лично я считаю, что закупка генериков позволит обеспечить лекарствами больше людей, главное, чтобы они были хорошего качества.

Мне сложно сказать, что происходит в больницах и куда исчезают лекарства, я очень поддерживаю общественный контроль над закупками лекарств, потому, что нет контроля, появляется своеволие. В прошлом году мы развезли почти в 150 лечебных учреждений около 420 номенклатурных позиций лекарств. Это значительный объем, который требует контроля. Могу сказать, что сейчас клиники стали более ответственно относится к отчетности.

Вопрос: Можно ли сказать, что сотрудничество с международными организациями пошло на пользу системе обеспечения лекарствами? Или все-таки раньше, когда все закупал Минздрав, было лучше?

Ответ: С участием Crown Agents и ПРООН мы пришли к тому, к чему должны были прийти раньше, но чему очень противились наши "балованные украинские дистрибьюторы". Среди них, конечно, много порядочных, солидных, но некоторые действительно стали использовать в борьбе с международными организациями не очень прозрачные методы, создавая проблемы всем, в первую очередь, пациентам. Иногда качество препаратов, которые в прошлые годы попадали в больницы через сомнительных дистрибьюторов, и к которым был лоялен Минздрав, было, мягко выражаясь, сомнительным.

На мой взгляд, очень важно, что Crown Agents и ПРООН позволили сделать большой шаг по налаживанию прямых контактов с международными фармпроизводителями. До прихода этих международных организаций никто и никогда этого фармпроизводителя в Украине не видел. Был только дистрибьютор, который "прикрывался" договорами, а сейчас есть прямые контакты с фармпроизводителями, я в этом вижу будущее. Конечно, система требует совершенствования, например, в части заключения рамочных соглашений на несколько лет. Думаю, что национальное закупочное агентство, которые планируется создать, сможет заключить такие договоры, что позволит работать долгосрочно с фармпроизводителями.

В то же время, мне жаль, что при создании такого агентства не учитывают опыт, который наработан нами. Например, в прошлом году и с Crown Agents, и с ПРООН проводилось много консультаций и согласований документов на соответствие действующему украинскому законодательству. Сейчас эти процессы нормализуются, несмотря на то, что определенной группе украинских дистрибьюторов это очень не нравится, потому, что супердоходы - это супердоходы.

Вопрос: Когда начинались международные закупки, против них активно выступали отечественные фармпроизводители…

Ответ: Большинство украинских производителей очень ответственные компании и их продукция соответствует международным стандартам. Я бы приветствовал, если бы они принимали более активное участие в тендерах, которые проводит, например, Crown Agents или ПРООН.

Украина > Медицина > interfax.com.ua, 29 мая 2017 > № 2190084 Леонид Гайдук


Россия. Весь мир > Медицина > rosminzdrav.ru, 26 мая 2017 > № 2186946 Вероника Скворцова

Министр Вероника Скворцова приняла участие в Круглом столе по туберкулезу на полях Всемирной ассамблеи здравоохранения

Уважаемые коллеги!

Мы живём эпоху небывалого научно-технического прогресса человечества, развития информационных технологий, биотехнологий, медицины.

При этом приходится констатировать, что ежегодно миллионы людей во всём мире умирают от социально-значимых заболеваний.

Около трети населения мира инфицировано микобактерией туберкулёза. Ежегодно заболевает более 10 миллионов человек.

Из них более 1 миллиона – дети.

Туберкулёз является основной причиной смерти от инфекционных заболеваний.

Ежегодно около 1.8 миллиона человек, в том числе более 200 тыс. детей умирает в мире от туберкулёза.

Туберкулёз является основной причиной смерти людей с ВИЧ.

У 480 000 человек по данным 2015 года развился туберкулез с множественной лекарственной устойчивостью (МЛУ-ТБ). Для его лечения в арсенале врачей имеется еще меньше лекарственных препаратов.

Такое положение дел не может не вызвать озабоченность как на глобальном уровне, так и на уровне стран, сталкивающихся с этой проблемой.

Цели устойчивого развития (ЦУР) ООН и Новая глобальная повестка имеет ряд отличительных особенностей:

все три аспекта устойчивого развития — экономический, социальный и экологический должны «работать» в комплексе;

практически все 17 ЦУР либо непосредственно связаны со здоровьем, либо призваны прямо или косвенно содействовать улучшению здоровья.

Таким образом, ЦУР 3 «Обеспечить здоровый образ жизни и содействовать благополучию всех в любом возрасте» - становится центральной.

Для достижения целей по снижению в мире бремени социально - значимых заболеваний необходимо выйти за привычные рамки систем здравоохранения и задействовать механизмы междисциплинарного, межведомственного и межстранового сотрудничества и усиления роли общественного здравоохранения.

Во всем мире достигнута цель развития тысячелетия "Остановить эпидемию туберкулеза и положить начало тенденции к сокращению заболеваемости к 2015 г."

Теперь в глобальной повестке Целей устойчивого развития стоит ещё более амбициозная задача - ликвидировать туберкулёз к 2030 году.

Однако с учетом современных составляющих проблемы туберкулеза задача по его элиминации странами с высоким бременем туберкулеза при существующих подходах к её решению едва ли может быть решена в заявленные сроки.

Необходимо коренным образом изменить взгляд как на саму проблему туберкулеза, так и на пути ее решения.

Туберкулез необходимо рассматривать в контексте целого комплекса других системных и межсекторальных вызовов общества и задач:

- проблемы антимикробной резистентности и роста числа лекарственно-устойчивых форм туберкулёза;

- роста числа хронических неинфекционных заболеваний, ослабляющих иммунную систему (что также сопряжено с риском развития активного туберкулеза) и факторов риска (более 20% случаев заболевания туберкулезом в мире связано с курением);

- роста миграционных потоков;

- необходимости объединения усилий стран в научных исследованиях по разработке новых вакцин, лекарственных препаратов, тест-систем для ускоренной диагностики лекарственной устойчивости, исследовании механизмов латентной инфекции, клинической апробации и внедрения коротких эффективных режимов химиотерапии.

В декабре 2015 года Министерство здравоохранения Российской Федерации выступило с инициативой о проведении в 2017 году в Москве 1-й глобальной Министерской конференции ВОЗ по проблеме туберкулёза в контексте глобального здравоохранения и целей устойчивого развития.

Генеральный директор ВОЗ госпожа Маргарет Чен, высоко оценив российскую инициативу и признавая её своевременность и актуальность, а также прогресс Российской Федерации в её решении, выразила полную поддержку и намерение сотрудничать в указанном направлении.

С 2000 года заболеваемость туберкулезом в мире снижалась в среднем на 1,5% в год и за последние 15 лет снизилась на 22%. Уровень смертности от туберкулеза снизился за последние 25 лет на 47%.

В Российской Федерации только за последние 8 лет заболеваемость туберкулёзом сократилась более чем на 35%, а смертность – более чем на 65%. Средние темпы снижения смертности с 2011 года составляют около 10% в год.

Такие результаты стали возможны благодаря выдвижению задачи снижения смертности от туберкулёза в число государственных приоритетов, наравне со снижением смертности от сердечно-сосудистых и онкологических заболеваний и последовательной реализации государственных программ по борьбе с туберкулёзом со стабильным финансированием из федерального и региональных бюджетов.

Российская Федерация имеет успешный опыт проведения крупных международных форумов.

В 2011 году в Москве проходила Первая Всемирная Министерская Конференция по здоровому образу жизни и борьбе с неинфекционными болезнями.

В 2014 году - сессия Конференции Сторон Рамочной конвенции ВОЗ по борьбе против табака.

Первая глобальная Министерская конференция ВОЗ «Остановить туберкулёз в эпоху реализации целей устойчивого развития: межсекторальный подход» пройдёт в Москве 16-17 ноября 2017 года.

На конференцию приглашаются:

Старшие должностные лица ВОЗ;

Министры здравоохранения и других заинтересованных секторов (министры финансов, юстиции, социального развития и др.) 194 государств-членов ВОЗ, в том числе 40 министерских делегаций из стран с высоким бременем ТБ, МЛУ-ТБ, ТБ/ВИЧ;

и представители учреждений системы ООН и других международных организаций и учреждений;

Руководители национальных программ по борьбе с туберкулезом государств-членов ВОЗ;

и представители международных неправительственных организаций, гражданского общества, исследовательских учреждений в сфере здравоохранения.

Большой интерес к мероприятию проявляет руководство Российской Федерации и лично Президент Российской Федерации В.В. Путин.

На встрече глав государств-членов БРИКС в ГОА В.В. Путин заявил о необходимости наращивать усилия в борьбе с туберкулёзом и пригласил посетить Москву в ноябре 2017 года для участия в Глобальной Министерской конференции.

Признание значимости предстоящей Глобальной министерской конференции нашло своё отражение и в резолюции Генеральной Ассамблеи ООН от 15 декабря 2016 г. и зафиксировано в связке с историческим решением о вынесении проблемы борьбы с туберкулёзом на заседание высокого уровня Генеральной Ассамблеи ООН в 2018 году.

Московская конференция призвана ускорить осуществление странами Стратегии ВОЗ по ликвидации туберкулеза и достижение Целей Устойчивого Развития ООН.

Особый акцент будет сделан на:

- внедрении межведомственного, межсекторального, междисциплинарного подхода;

- планировании мероприятий и координации действий с учётом глобальных угроз и задач,

- необходимости развития сотрудничества в области научных исследований по иммунопрофилактике, диагностике и лечению туберкулёза, разработки диагностических средств, лекарственных препаратов и вакцин, а также других актуальных вопросах.

1-я Глобальная Министерская конференция ВОЗ в Москве призвана стать консолидирующей платформой, на которой будут проработаны, согласованы, и в Итоговой Декларации которой будут закреплены основные направления деятельности стран-членов ВОЗ по достижению ЦУР и ликвидации туберкулёза на глобальном и страновых уровнях.

Пришло время обьединить усилия!

Никто не должен остаться в стороне!

Россия. Весь мир > Медицина > rosminzdrav.ru, 26 мая 2017 > № 2186946 Вероника Скворцова


Таджикистан > Медицина > news.tj, 25 мая 2017 > № 2185058 Насим Олимзода

Медицина бесплатна? Министр здравоохранения держит ответ

Лилия Гайсина

О платной и бесплатной медицине, врачебных ошибках, лечении онкологических больных и многом другом глава Министерства здравоохранения и социальной защиты населения Таджикистана Насим Олимзода рассказал в эксклюзивном интервью «Азия-Плюс».

- Насим Ходжаевич, вы приступили к работе министра три месяца назад, расскажите о проделанной за это время работе.

- Работу мы начали со встречи с академиками и профессорами медицинских образовательных учреждений страны. Разговор состоялся искренний, говорили о том, что нужно делать прямо сейчас, что менять и как развиваться дальше. От ученых поступило много дельных предложений, состоялось обсуждение, и думаю, что все эти рекомендации мы будем постепенно реализовывать на практике.

Свои первые рабочие визиты я совершил в Хатлонскую и Согдийскую области, всего побывали в 16 районах этих регионов. Сейчас на первом месте у нас стоит развитие системы здравоохранения первичного уровня, т.е. на уровне сельских и городских учреждений первичной медико-санитарной помощи, чтобы для обследования пациентам не приходилось выезжать, например, в Душанбе. Поэтому во время визитов внимание было сконцентрировано на том, какое оборудование и какие специалисты нужны для качественного первичного обследования в регионах.

Провели исследование, выяснили, что именно нужно для реализации наших планов, и обратились за поддержкой к нашим международным партнерам, которые работают с министерством на протяжении многих лет. Предварительно они дали свое согласие поддержать нас, т.е. помочь оснастить базовой аппаратурой региональные медучреждения.

В этом направлении мы планируем работать и с отечественными партнерами из числа представителей частной медицины. Сейчас идет обсуждение вопроса, как они могут принять участие в создании современных лабораторий на местах. По итогам переговоров мы представим предложения правительству.

- Как на практике может выглядеть сотрудничество с частными медицинскими учреждениями? Насколько оно будет интересно самим предпринимателям?

- Мы планируем, что работа будет вестись по специальным соглашениям между государственными и частными медицинскими учреждениями. Исходя из них, на выгодных для себя условиях предприниматели могли бы отремонтировать и оснастить лаборатории в регионах, обучить специалистов работе на новом оборудовании, так как министерство в нынешних условиях не может в одиночку справиться с этим вопросом. А без качественной диагностики невозможно качественное лечение.

Есть планы проводить операции по пересадке костного мозга

- А какие предложения дали вам академики и профессора медицинского вуза?

- В большей степени это касалось перспектив проведения операций, которые сейчас недоступны таджикским пациентам. Прежде всего, это планы наладить операции по пересадке костного мозга. За последние 3-4 года в Таджикистане хорошо развивается трансплантология, наши специалисты успешно проводят операции по пересадке почек и печени. Система настолько налажена, что к нам приезжают пациенты из-за рубежа, например из Кыргызстана, Туркменистана, недавно были пациенты из Азербайджана. Дело в том, что стоимость таких операций в Таджикистане намного ниже, чем в других странах, а качество не уступает. Например, средняя стоимость операции по пересадке почек в России, Иране или Китае составляет порядка $30 тысяч, у нас – 47,8 тысячи сомони ($5,6 тысячи).

Что касается операций по пересадке костного мозга, то для осуществления этих планов мы привезли необходимое оборудование, идет подготовка специалистов, и, возможно, через три месяца мы начнем проводить такие операции первыми в Центральной Азии.

- Какие еще планы вы поставили перед собой на ближайшую перспективу?

- Думаю, что мы будем развивать систему хирургии новорожденных, т.е. проводить операции по устранению различных пороков развития. Также планируем развивать глазную микрохирургию, нейрохирургию. Кстати, месяц назад в медицинском комплексе «Истиклол» мы начали оперировать больных, переживших инсульт, с острыми нарушениями мозгового кровообращения, результаты очень хорошие, раньше такие операции мы не проводили. Это направление мы будем развивать и дальше.

Большое внимание будет уделено и области кардиологии, так как во всем мире наблюдается увеличение пациентов с сердечно-сосудистыми заболеваниями, и мы не исключение. Мы уже установили шесть ангиографов, благодаря которым можем оказать своевременную помощь пациентам.

Кроме того, необходимо совершенствовать паллиативную помощь больным. Для этого мы предлагаем уделить больше внимания этому вопросу при принятии бюджета на 2018 год.

На онкобольных стали выделять 97 сомони

- Если уж мы заговорили о паллиативной помощи, то давайте затронем проблемы онкологических больных, на которых в год у нас выделяется 60 сомони.

- Финансирование лечения онкобольных с каждым годом в стране увеличивается. Например, в 2017 году на одного такого пациента выделяют уже не 60, а 97 сомони. Наше министерство указало эту область медицины приоритетной, и эти рекомендации будут учитываться при принятии бюджета на 2018 год. Мы постараемся, чтобы в ближайшие годы онкологические больные были обеспечены препаратами для курсов химиотерапии. Хотя могу сказать, что во всем мире проблемы, связанные с онкологией, стоят остро: во-первых, количество больных с таким диагнозом растет; во-вторых, обеспечить их лечение только за счет государства, учитывая его высокую стоимость, невозможно. Ни одна страна в мире не может обеспечить бесплатное лечение онкобольных, но за рубежом налажена система медицинского страхования, и большая часть больных раком лечится за счет средств, идущих из фондов страхования. В Таджикистане, к сожалению, система страхования пока не внедрена.

- Какие профилактические меры предпринимаются в нашей стране для выявления онкологических заболеваний на ранних этапах?

- Опять же, проблемы выявления онкологии на ранних этапах, к сожалению, характерны для большинства стран мира. Злокачественные опухоли не удается выявить своевременно, поскольку ранние формы рака обычно не вызывают симптомов, пациент не ощущает изменений и не обращается для обследования.

В Таджикистане на сегодняшний день работает уже восемь маммографов, благодаря которым можно на ранних этапах определить наличие рака молочной железы. Функционируют кабинеты патологии шейки матки, которые оснащены современными кольпоскопами. Для лечения предопухолевой патологии шейки матки используются аппараты электрохирургического воздействия. В этом году началась реализация пилотного проекта по визуальному скринингу этого рака в двух районах. Функционируют лаборатории по определению онкомаркеров методом иммуноферментного анализа (ИФА).

При этом в республике не хватает специалистов-онкологов, но мы надеемся на выпускников нашего вуза. В этом году мы ожидаем пополнения в рядах специалистов.

- Кстати, о медицинском страховании: принятый еще в 2008 году закон так и не заработал. Специалисты не раз говорили, что на его реализацию в бюджете просто нет средств. Однако на пресс-конференции в Минздраве по итогам прошлого года было заявлено, что закон заработает в пилотных районах. Расскажите об этом подробнее.

- Действительно, ряд госструктур, таких как Министерство финансов или Налоговый комитет, считают разработанную систему страхования ненадежной и не советуют реализовывать ее сейчас. Однако мы понимаем, что развитая система медицинского страхования необходима для нашей страны, поэтому мы решили начать реализовывать ее на практике пока только в двух пилотных районах Согдийской области. На эту работу из бюджета было выделен 31 млн сомони, но этих средств, к сожалению, не хватает. Впрочем, по результатам этой работы мы сможем представить правительству свои рекомендации и найдем выход из сложившейся ситуации.

«Я не слышал о том, чтобы тяжелобольному не оказали первую помощь»

- Теперь давайте поговорим о нашей платной «бесплатной» медицине. Почему во всех странах мира лечение в государственных медучреждениях обходится дешевле, чем в частных, а у нас нередко происходит наоборот? Например, один день пребывания в стационаре Медгородка стоит от 400 до 800 сомони, а в частной клинике «Сино» – 250.

- Во-первых, сразу хочу сказать, что 400-800 сомони – это стоимость пребывания в стационаре во время целого курса лечения, т.е. в течение 8 или 10 дней. А в частной клинике «Сино» - 250 сомони нужно заплатить за сутки пребывания в стационаре. Так что эти данные не верны.

Вся экстренная медицинская помощь в Таджикистане, будь это частная клиника или государственная, оказывается совершенно бесплатно. И я не слышал ни разу о том, что в какую-либо клинику поступил тяжелый больной, и врачи не оказали ему первую помощь.

В соответствии с постановлением правительства №600 от 2 декабря 2008 года в госучреждениях, действительно, оказываются платные услуги. В основном, это касается тех пациентов, которым требуются дорогостоящие операции. В этом же приказе перечислена льготная категория больных, которым медицинские услуги оказываются бесплатно. И, например, наши международные партнеры критикуют нас за то, что категория льготников в Таджикистане очень широкая, но мы сокращать ее не планируем.

Кроме того, два раза в неделю по линии Минздрава мы отправляем на проведение дорогостоящих операций и тех пациентов, которые не попадают в категорию льготников, но не могут оплатить необходимое лечение. По мере возможности мы стараемся помочь всем.

- Сколько выделяется из бюджета на одного стационарного больного?

- 66 сомони.

- А сколько необходимо в реальности?

- Все зависит от патологии.

- В этом году на здравоохранение бюджетом заложено 1,4 млрд сомони. Можете назвать основные статьи расходов?

- Большая часть этих средств покрывает расходы на зарплаты специалистов, приобретение оборудования и медикаментов. Мы существенно сократили расходы на ремонт медучреждений; недостаточно средств на обучение персонала. На приобретение инсулина для больных сахарным диабетом в этом году предусмотрено 3 млн сомони.

- 3 млн сомони хватает на приобретение инсулина?

- Вполне. Пока мы покрываем все расходы.

В 2016 году врачебные ошибки нашли в 67 случаях

- Как вы оцениваете показатели материнской и детской смертности в Таджикистане?

- Это приоритетная тема для нашего министерства. Более того, на нее пристальное внимание обращает глава государства Эмомали Рахмон. В своем послании в прошлом году президент отмечал, что, по статистике детской смертности, на одну тысячу живорожденных приходится 15,8 случая летального исхода и 23,2 случая материнской смертности на 100 тысяч живорождённых. В начале разговора я вам говорил, что пристальное внимание мы уделяем первичному обследованию пациентов на местах; эту задачу мы реализуем в том числе и для того, чтобы выявлять на ранних этапах беременности патологии, которые впоследствии могут привести к летальным исходам. Год за годом в Таджикистане детская и материнская смертность снижается. Мы днем и ночью работаем над решением этой проблемы.

- Сколько за последнее время было выявлено технико-тактических ошибок врачей? Какие меры в их отношении были предприняты?

- Сведения о допущенных ошибках со стороны медперсонала приходят к нам из различных источников: жалоб со стороны пациентов, из дефектных актов медучреждений и других. Дополнительно министерство само проводит расследования через постоянно действующие или разовые комиссии по разбору летальных исходов, материнской и детской смертности, врачебных ошибок и осложнений вследствие неправильных действий медицинских работников.

За 2016 год мы выявили и расценили как ошибки, связанные с неправильным действием медицинских работников, 67 клинических случаев.

Степень наказания варьируется в широких пределах. Так, по выявленным нарушениям за прошлый год трое заместителей медучреждений и один завотделением были освобождены от занимаемых должностей, вопрос в отношении 27 медработников был вынесен на рассмотрение аттестационной комиссии для понижения категории, на 70 работников были наложены штрафные санкции в размере от 400 до 800 сомони. Только за первый квартал этого года по выявленным нарушениям 8 специалистам были снижены категории, 4 ответственных руководителя были отстранены от занимаемой должности, 21 - получили штрафные санкции, 12 специалистов были направлены на переобучение.

В этом направлении министерство прилагает все усилия для устранения условий, которые приводят к ошибочным действиям врачей: более широкое применение клинических протоколов, улучшается инфраструктура, учреждения оснащаются современным оборудованием, внедряются современные технологии диагностики и лечения, специалисты проходят обучение.

Поддельные лекарства ввозятся контрабандным путем

- По словам провизоров, в республику завозится немало поддельных лекарств. Кто завозит в страну лекарства, кто контролирует качество ввезенных товаров?

- Сейчас на рынке работает более 90 фармацевтических компаний, которые занимаются ввозом лекарственных средств и медикаментов. Контроль над их работой осуществляет Служба госнадзора за фармацевтической деятельностью. Она имеет аккредитованные лаборатории в Душанбе и в регионах: в Хороге, Худжанде, Кулябе и Курган-Тюбе.

В 2016 году для улучшения качества лекарственных средств на фармацевтическом рынке проведена сертификация 43 тыс. 831 наименования препаратов, из которых 209 были признаны несоответствующими стандартным требованиям и были изъяты из оборота. За первый квартал этого года была проведена сертификация еще 8 тысяч 605 наименований лекарств, из которых 104 также были изъяты из оборота из-за несоответствия качеству. Для увеличения количества сертифицированных лекарственных средств и улучшения возможности контроля качества Центральная лаборатория Службы госнадзора приобрела реактивы, лабораторное оборудование и прочее на 321 тысячу сомони.

Необходимо отметить, что некачественные и поддельные лекарства ввозятся в основном контрабандным путем. Для предотвращения ввоза некачественной и поддельной фармпродукции министерство активно работает с Таможенной службой.

- По статистике Минздрава, существует нехватка врачей и среднего медперсонала в семейной медицине. Как решается этот вопрос?

- Нехватка медработников в семейной медицине действительно ощущается: нам не хватает порядка 4 тысяч врачей и 3 тысяч медсестер. Но на базе центров семейной медицины постоянно проводятся обучающие курсы для врачей и среднего медперсонала, в год в этих центрах готовят до 300 врачей и 500 медсестер по семейной медицине. Кроме того, мы связываем большие надежды с выпускниками медицинского вуза, который был открыт в Хатлонской области.

«Лично я отрицательно отношусь к гомеопатии»

- Что вы можете сказать об уровне профессионализма выпускников столичного медицинского вуза?

- Наш столичный медицинский вуз задал очень высокую планку в свое время, ведь в СССР он занимал второе место по уровню подготовки специалистов. Конечно, нынешних студентов сравнивают с их предшественниками, которые обучались у выдающихся таджикских ученых. К сожалению, большинство из них или уехали за пределы страны в 90-е годы или просто не дожили до сегодняшнего дня. Однако на протяжении последних 15 лет тенденция к повышению качества обучения в нашем вузе налицо. Многие молодые специалисты сейчас выезжают за рубеж на курсы повышения квалификации, есть положительная динамика, и мы будем продолжать работать в том же духе.

- Комиссия Академии наук РФ в начале года опубликовала меморандум «О лженаучности гомеопатии», но таджикские врачи зачастую назначают всевозможные гомеопатические препараты. Что лично вы думаете о гомеопатии?

- Лично я отрицательно отношусь к гомеопатии, так как доказательная медицина не признала эффективность такого лечения. Впрочем, законом гомеопатические средства в Таджикистане не запрещены, и потребители должны сами решать, стоит приобретать такие препараты или нет. В любом случае гомеопатические препараты являются лишь дополнительным лечением, и об этом пациентам не стоит забывать.

На мой взгляд, намного более эффективным и доступным в качестве второстепенного лечения является лечение лекарственными травами, особенно если говорить о тех растениях, которые собирают в Таджикистане. У нас большое разнообразие всевозможных лекарственных трав, они экологически чистые. При столичном медколледже открыт специальный центр, где проводится сбор, обработка и упаковка таких растений. На сегодняшний день общее количество наименований лекарственных трав, производимых по линии Минздрава, составляет 18 видов; в этой области работают и частные производители. Качество нашей продукции ничем не уступает, а во многом даже превосходит ее зарубежные аналоги, и мы планируем в перспективе заполнить рынок только отечественной продукцией, так как она самая лучшая.

Таджикистан > Медицина > news.tj, 25 мая 2017 > № 2185058 Насим Олимзода


Россия > Медицина. СМИ, ИТ > banki.ru, 25 мая 2017 > № 2184647

Удаленный доступ к телу

В России узаконят телемедицину. Будут ли нас от этого лучше лечить?

В России может появиться полноценная медицина на удаленном доступе

В Госдуму внесен долгожданный законопроект о телемедицине, разрешающий дистанционно ставить диагноз и назначать лечение, а также выписывать электронные рецепты. Случится ли в России после принятия закона телемедицинская революция, разбирался Банки.ру.

Базой единой

Документ разработан и внесен в правительство Минздравом еще в декабре 2016 года. 10 мая Комиссия по законопроектной деятельности поддержала документ, правительство одобрило его в четверг, 11 мая, а уже 13 мая он был внесен в Госдуму. Первое чтение намечено на 16 июня. В случае принятия закон должен вступить в силу с 1 января 2018 года, а норма о выдаче электронных рецептов — с 1 января 2019 года.

Основные положения законопроекта «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам применения информационно-телекоммуникационных технологий и введения электронных форм документов в сфере здравоохранения» подразумевают создание Единой государственной информационной системы в сфере здравоохранения (ЕГИСЗ), которая будет объединять всю информацию из медкарт пациентов, информацию по врачам, финансовую документацию деятельности медицинских учреждений. На создание ЕГИСЗ в 2017—2018 годах необходимо 1,4 млрд рублей.

По мнению президента Всероссийского союза страховщиков Игоря Юргенса, создание ЕГИСЗ расширит возможности страховых компаний, работающих в системе обязательного медицинского страхования, в части контроля качества оказания медицинской помощи, в вопросах обеспечения и защиты прав застрахованных. «Надеемся, в новой системе страховые медицинские организации будут иметь доступ к медицинской документации застрахованных для экспертной оценки страховых случаев в режиме онлайн. Это существенно облегчит работу эксперта качества медицинской помощи, пресечет возможности последующей фальсификации медицинской документации и облегчит процесс обеспечения и защиты прав застрахованных», — полагает Юргенс. По его словам, также нередко встречается фальсификация бумажных документов медицинскими организациями после выявления врачами-экспертами нарушений в процессе лечения. Делается это в целях сокрытия нарушений и ухода от ответственности или штрафных санкций.

Единая база медицинской информации облегчит проведение дистанционных консультаций и консилиумов, которые уже и так проводятся в рамках обслуживания полисов ДМС, но в сильно урезанном формате. По нынешнему законодательству, врачи могут давать только околомедицинские рекомендации (посоветовать посетить определенного специалиста, опираясь на симптоматику, рассказать, когда теоретически нужно давать малышу прикорм или сколько раз в день положено принимать тот или иной препарат) или предоставлять «второе медицинское мнение» по уже имеющимся результатам обследований. Но пока не имеют права ставить диагноз и назначать лечение.

Изначально под телемедицинскими технологиями подразумевали консилиумную работу, когда на одном конце провода — пациент с лечащим врачом, на другом — специалист или группа специалистов. При этом есть возможность в режиме реального времени снимать с пациента какие-то данные с помощью имеющегося оборудования и тут же обсудить это с врачом на другом конце провода. Но этот формат оказался не востребован, рассказывают страховщики, хотя многие клиники оборудовали специальные кабинеты для таких консилиумов. Это оказалось очень сложно логистически, объясняют эксперты. Зато широкое распространение получили различные мобильные приложения и платформы, позволяющие поддерживать постоянную связь с лечащим врачом.

Забег на длинную дистанцию

Принятие закона теоретически открывает широкие горизонты для внедрения дистанционных медицинских технологий, делает более доступной качественную медпомощь в любых, даже самых отдаленных населенных пунктах. Правда, для этого необходимо еще провести интернетизацию и телефонизацию всей страны, отмечают эксперты. Но это в любом случае проще, дешевле и реальнее, чем обеспечивать присутствие высококвалифицированных врачей в деревнях и селах по всей России.

На данном этапе телемедицинские услуги мало востребованны, отмечает директор по стратегическим проектам компании «МетЛайф» Тимур Гилязов. «В основном они оказываются в формате «второго медицинского мнения» с привлечением западных или российских специалистов. Но после принятия закона дистанционные консультации будут актуальными в первую очередь в удаленных районах, где нет иной возможности получить качественную медпомощь», — говорит эксперт.

Другие представители страхового сообщества, уже предоставляющие телемедицинские услуги в рамках полисов ДМС или как отдельный продукт, настроены более оптимистично, но все же осторожно, признавая, что в будущем дистанционная медицина может существенно повлиять на рынок ДМС. Добровольное медицинское страхование многие годы является проблемным сегментом страхового рынка: убыточность по нему растет из-за постоянного повышения стоимости услуг медцентров, злоупотреблений со стороны лечебно-профилактических учреждений и самих пациентов, которые часто оказываются «переобследованы», так как стараются по максимуму использовать возможности корпоративной или личной страховки. В целях снижения затрат некоторые страховщики («Ингосстрах», «Альфа-Страхование», «МАКС», «РЕСО-Гарантия») даже начали выстраивать собственные сети медклиник. Но ни один из этих проектов нельзя считать успешным, поскольку у страховщиков не получилось обеспечить заполнение клиник за счет своих клиентов или привлечь чужих. Еще одним способом снижения затрат стала продажа ДМС с франшизой, но и ею пользуются главным образом сами страховщики для своих сотрудников.

Доктор рядом

Телемедицинские технологии, в частности «виртуальный визит» к доктору, в несколько раз снижают затраты страховой компании, то есть могут работать на снижение убыточности ДМС в целом.

«Мы с 1 апреля этого года предоставляем онлайн-консультации своим корпоративным клиентам по ДМС бесплатно в каждом регионе присутствия компании. Партнером телемедицинского проекта выступает сеть медицинских клиник «Доктор рядом», — рассказывает управляющий директор по ДМС группы «Ренессанс страхование» Наталья Харина. — Перед нами стоит несколько целей, главная из которых — предоставить удобный сервис для клиентов, который реально экономит время. Кроме того, наша цель — профилактика заболеваемости клиентов. Новая услуга позволит снизить заболеваемость за счет раннего реагирования при проявлении первых симптомов болезни. Кроме того, по нашей статистике, 40% случаев вообще не требуют очного посещения клиники. Пока нет статистики по телематике в российском ДМС, поэтому наша задача — понять востребованность этого сервиса и его влияние на портфель. В любом случае онлайн-консультации дешевле личных посещений, что может привести к снижению убыточности».

«Как страховщик я оцениваю внедрение телемедицины положительно, так как это позволит снизить затраты на медицинскую помощь (телеконсультация стоит раза в три дешевле очной), а многие вопросы, действительно, можно решить дистанционно, — говорит начальник управления продуктов медицинского страхования СК «РЕСО-Гарантия» Марина Черноморова. — И как пациент тоже поддерживаю телемедицину, поскольку это существенно сэкономит время даже для жителя крупного города, где нет проблем с доступностью клиник, а уж тем более — для жителя глубинки, где визит к врачу может занимать целый день, а то и больше. Единственная проблема — наличие интернет-соединения».

Как пациент тоже поддерживаю телемедицину, так как это существенно сэкономит время, даже для жителя крупного города, где нет проблем с доступностью клиник, а уж тем более для жителя глубинки, где визит к врачу может занимать целый день.

«Информационно-телекоммуникационные технологии повышают эффективность управления: это и организация онлайн-записи и электронных очередей, и общая координация работы многопрофильного лечебного учреждения или даже сети в целом, — считает директор департамента андеррайтинга и методологии СК «АльфаСтрахование» Александр Лапунов. — Если говорить о влиянии на качество оказания медицинской помощи, тут все зависит от форм взаимодействия врача и пациента, которым откроет поле деятельности новый закон. Уже сейчас практически любое высокотехнологическое исследование выводится на дисплей компьютера и пишется на электронные носители. А значит, может транслироваться в онлайн-режиме на любое расстояние — например, туда, где его будет в режиме реального времени смотреть высококвалифицированный специалист, которого нет там, где делают само исследование. Такое применение телемедицины позволит и экономить на медицинских кадрах (не содержать полный набор узких специалистов в каждой клинике), и повысить качество самой услуги, так как окончательный вердикт будет выносить опытнейший врач».

Набирающий популярность формат телемедицинской видеоконференции «Врач — пациент» также повышает качество медицинской помощи, ведь тотальный контроль (все консультации записываются и хранятся в «Личном кабинете» пациента) способствует более ответственному отношению врачей, считают эксперты.

Сам себе кардиолог

Наиболее оптимистичные представители страхового сообщества вообще считают, что в будущем развитие медицинских девайсов для личного пользования позволит человеку самостоятельно под дистанционным присмотром врача снимать и передавать в клинику необходимые показания: пульс, артериальное давление, уровень сахара в крови, даже делать УЗИ и снимать кардиограмму. А врач уже будет трактовать полученную информацию, ставить диагноз и назначать лечение. На стороне пациента нужны только соответствующие датчики, вся информация может передаваться по беспроводным каналам. Уже сейчас многие столичные бригады скорой помощи во время выезда снимают кардиограмму с помощью мобильного прибора, который затем передает все данные дежурному врачу по обычному городскому телефону. Что уж говорить о мобильных приложениях к телефону или «умных» часах, которые в режиме реального времени снимают ключевые показания владельца.

Телемедицинские услуги удобны для записи к врачам, сбора первичной информации, коррекции лечения, после лабораторных и диагностических процедур, сходятся во мнении многие участники рынка.

Безусловно, возможности телемедицины не безграничны. «Невозможно оказать дистанционную помощь человеку, у которого сердечный приступ, или он без сознания, или ему необходима неотложная помощь в кабинете врача, — говорит Марина Черноморова из «РЕСО-Гарантии». — Всегда будут ситуации, когда единственный возможный ответ — «Вам необходимо обратиться к такому-то специалисту в клинике» или «Срочно вызывайте скорую помощь».

Невозможно оказать дистанционную помощь человеку, у которого сердечный приступ, или он без сознания, или ему необходима неотложная помощь в кабинете врача.

Марина Черноморова также считает, что для полноценного телеврачевания необходимо разработать и внедрить учебную программу в медицинских вузах и на врачебных квалификационных курсах. «А пока нет четких стандартов, и врачи, подписавшиеся на оказание услуг телемедицины, могут попасть в сложные ситуации, не понимая, как правильно продолжить начавшуюся консультацию. И надо помнить, что медиков, наоборот, раньше всегда учили дистанционно не лечить», — говорит эксперт.

Ограничениями для развития телемедицины на сегодняшний момент являются и скептическое отношение к подобной практике со стороны медицинского сообщества, и невысокая пока востребованность этой услуги со стороны потенциальных пациентов. Возрастная аудитория, которая часто обращается к врачам и могла бы сэкономить силы и время, которые обычно тратятся в поликлинике, как правило, психологически не готова использовать высокие технологии. А у привычной к постоянному использованию разных девайсов молодежи не очень высока потребность в частых медицинских консультациях.

Для действительно широкого распространения телемедицины, уверена представитель «РЕСО-Гарантии», нужно, чтобы нынешние 30—40-летние стали пенсионерами, так как для них использование технологий и девайсов не представляет проблемы.

Непрофильный интерес

Между тем, анализируя статистику обращений в медучреждения в мире, можно сделать вывод о росте объема дистанционных услуг. Объем глобального рынка телемедицины в 2016 году составил 15 млрд долларов и в ближайшие три-четыре года вырастет на 20%, утверждают специалисты компании «Мобильные медицинские технологии» (ММТ), разработчика большинства телемедицинских платформ, работающих на российском рынке (телемедицинский сервис для сети клиник «Доктор рядом», проекты «Педиатр 24/7» и «Онлайн Доктор»).

Потенциал российского рынка телемедицинских услуг, по оценке ММТ, составляет 18 млрд рублей в год. За два года работы сервисы компании провели более 15 тыс. удаленных консультаций. Более трети из них связаны со срочными вопросами, 25% обращений посвящены детскому здоровью и уходу за детьми, 12% запросов — дерматологическим проблемам. За вторым мнением обращались 7% пользователей, а 5% просили расшифровать лабораторные анализы.

Помимо страховых компаний и сетевых медицинских клиник, интерес к рынку телемедицины проявляют IT-стартапы, ориентированные на предоставление технологической платформы клиникам, крупные технологические компании, заинтересованные в развитии телемедицины, и IT-стартапы, ориентированные на оказание конечной услуги.

Движение в этом направлении началось даже среди мобильных операторов (МТС), ретейлеров («Евросеть»), темой телемедицины заинтересовался и «Яндекс».

Как сообщили Банки.ру в МТС, мобильный оператор сейчас тестирует телемедицинский сервис совместно с сетью клиник «Медси». «Мы используем собственную платформу, разработанную МТС и интегрированную в IT-контур компании «Медси», что позволяет, в частности, обеспечивать врачам во время онлайн-консультаций доступ к данным о пациентах, результатам анализов, предыдущим назначениям. На первом этапе в проект инвестировано порядка 20 миллионов рублей», — сообщили в пресс-службе МТС.

Оплачивать телемедицинские услуги можно будет из приложения МТС — с банковской карты или, если пользователь является клиентом МТС, с его абонентского счета. В МТС не исключают возможности подключения к проекту в будущем страховых компаний для предоставления телемедицинских услуг в рамках полисов ДМС. «Мы считаем крайне важным развитие телемедицинских технологий в России, в том числе в рамках программ обязательного страхования», — отметили в МТС.

Компания «Яндекс» 20 апреля в тестовом режиме запустила сервис для телемедицинских консультаций в своем мобильном приложении «Яндекс.Здоровье». Консультировать пациентов онлайн будут врачи сервиса Doc+, совладельцем которого выступает «Яндекс». Пока за 499 рублей с помощью приложения можно получить консультацию только терапевта и педиатра, но в перспективе планируется расширять перечень специалистов.

Ольга КУЧЕРОВА, Banki.ru

Россия > Медицина. СМИ, ИТ > banki.ru, 25 мая 2017 > № 2184647


Россия > Медицина > forbes.ru, 22 мая 2017 > № 2182025 Артем Елмуратов

Добровольно-принудительно: какой импульс могут дать госпрограммы рынку ДНК-тестов?

Артем Елмуратов

Сооснователь компании «Генотек»

Во многих странах власти запустили проекты для массового генетического скрининга, эти инициативы уже улучшают ситуацию с наследственными заболеваниями. Каковы перспективы подобных сценариев для России?

СМИ как-то обошли большим вниманием новость о том, что в Конгрессе США вовсю обсуждается закон, который позволит работодателям требовать от устраивающихся на работу (а также текущих сотрудников) пройти генетическое обследование. Отказ будет наказываться штрафом в тысячи долларов. Эта законодательная инициатива уже одобрена профильным Комитетом по образованию и рабочей силе Конгресса США. Республиканцы единогласно за (у них сейчас большинство в конгрессе), демократы единогласно против.

Сразу отметим, что новый закон, обсуждаемый в США, не отменяет действующий сегодня Акт о запрещении дискриминации, связанной с генетической информацией (Genetic Information Nondiscrimination Act, или GINA). Этот документ, действующий с 2008 года, призван обезопасить жителей США от использования генетической информации для дискриминации со стороны работодателей и страховых компаний.

Что подобная инициатива значит для индустрии массовых генетических тестов (по оценкам Global Industry Analysts, к 2020 году объем рынка подобных услуг пройдет отметку в $7,4 млрд)? И какова может быть роль государства в развитии рынков генетической диагностики в разных странах?

Технологии расшифровки ДНК становятся все более дешевыми и одновременно более точными. Сегодня, когда прошло практически 15 лет с момента завершения проекта «Геном человека», расшифровка полного генома человека может стоить в миллион раз дешевле, чем тогда. Чтение только важных кодирующих участков уже доступно действительно широкому кругу людей.

Сейчас понятны многие из применений генетического тестирования: от идентификации личности и поиска родственников до профилактики заболеваний и подбора оптимальной терапии. Однако основные возможности сосредоточены именно в сфере генетической диагностики болезней. По прогнозам американских аналитиков, потенциальный рынок генетических исследований для выявления возможных онкологических патологий — $11 млрд, а, например, для генетических методов массового обследования новорожденных (неонатальный скрининг) — $1 млрд. Тесты на статус носителя наследственных заболеваний образуют рынок объемом около $2 млрд.

Участие государства в развитии рынка массового генетического скрининга не ограничивается только разрешением на подобную диагностику. В мире уже есть несколько примеров госпрограмм, способствующих все более широкому применению генетических тестов. Безусловно, от подобных инициатив выигрывают не только частные лица (в отдельных случаях они получают возможность пройти тест за счет государства), но и компании, которые развивают генетические технологии.

Главным образом подобные программы реализуются для борьбы с наследственными заболеваниями.

Один из ярких примеров — Исландия. Благодаря массовому генетическому скринингу населения за счет государства, Исландия стала огромной «генетической лабораторией. Компания deCODE, занимающаяся исследованиями около 18 лет, к 2015 году расшифровала ДНК более 2600 исландцев, подробно изучила генотип более 100 000 жителей (общая численность населения страны - около 320 000 человек).

Почему это было важно? Дело в том, что из-за ощутимой географической изоляции Исландии большинство жителей страны являются относительно близкими родственниками друг другу. Поэтому в популяции накапливаются мутации, приводящие к специфическим заболеваниям. Нужно было определить, чего стоит опасаться исландцам.

Ведь с подобными генетическими заболеваниями можно успешно бороться, опыт многих замкнутых популяций это доказывает. Но определить наличие заболевания часто можно только при помощи генетического теста на определение статуса носителя (внешне оно не проявляется). Как вы помните, у каждого из нас 23 пары хромосом, в каждой паре одна хромосома от мамы, одна - от папы. Заболевания могут передаваться по аутосомно-рецессивному типу, то есть не проявляться у человека, патогенная мутация дает «знать о себе» только при «встрече» двух хромосом (если родители оба являются носителями гена заболевания).

Ашкеназские общины, например, по всему миру смогли почти полностью победить «еврейскую» болезнь Тея-Сакса (из-за генетической мутации повреждаются мозговые клетки, из-за чего в организме накапливаются ганглиозиды (продукты расщепления жиров), что приводит к нарушению моторики и умственной отсталости, атрофии мышц, потере зрения, параличу, а затем — обычно в возрасте 3-4 года — к смерти). Борьба с болезнью началась еще в 1970-х. Сейчас практически всем молодоженам советуют пройти тест на определение носителя, а также проводят пренатальное тестирование (для определения, унаследовал ли заболевание ребенок, еще на стадии беременности). В итоге частота заболевания в некоторых общинах евреев снизилась более чем в 10 раз.

В Иране же радикально подошли к вопросу борьбы с частой и тяжелой болезнью Бета-Талассемия. Скрининг на носительство этой болезни обязателен для молодоженов. Похожие программы есть в Саудовской Аравии.

В Кувейте уже несколько лет существует обязательный скрининг на несколько генетических заболеваний для пар, вступающих в брак. Однако в 2015 году власти страны приняли закон, обязывающий не только молодоженов, а вообще всех граждан страны (а также ее посетителей) пройти обязательный ДНК-тест. Но не для целей превентивный и персонализированный медицины, генетическая диагностика стала способом идентификации личности и борьбы с терроризмом. Инициатива была воспринята очень неоднозначно и получила негативные отзывы многих политиков и правозащитников страны. За отказ от прохождения тестирования жители Кувейта и туристы получают строгие наказания. Например, родители, отказавшиеся провести ДНК-тест своему ребенку, должны были отправиться в тюрьму. Надо сказать, что в 2016 году власти смягчили требования: ДНК-идентификацию теперь должны проходить только подозреваемые.

Идеи ввести обязательную ДНК-идентификацию для людей, нарушивших закон, иногда возникают и в нашей стране.

Как видим, США оказались отнюдь не единственными в реализации госпроектов по генетической диагностики. Но Штаты однозначно одна из передовых стран в этой области. В 2015 году Барак Обама дал старт программе Precision Medicine Initiative, нацеленной на развитие точной медицины с использованием геномных технологий. А в начале апреля американский регулятор FDA (Food and Drug Administration) разрешил известной компании 23andme выдавать своим пользователям информацию о их генетических предрасположенностях к нескольким заболеваниям без участия врача. Очевидно, что инициатива «корпоративных» генетических тестов тоже даст импульс рынку.

А что в России? У нас есть биохимический пренатальный скрининг (на этапе беременности) и неонатальный скрининг на пять наследственных заболеваний для младенцев. Сейчас число врожденных заболеваний для диагностики планируют расширить до 30. Однако программа генетического скрининга для профилактики наследственных заболеваний отсутствует. Люди часто сами обращаются в лаборатории, если узнают о подобных исследованиях. В нашем портфеле есть пример работы с одной из общин, многие из представителей которой прошли в нашей лаборатории скрининг на статус носителя специфических заболеваний.

Лично мне внушает оптимизм то, что в «дорожной карте» HealthNet Национальной технологической инициативы (программа государственно-частного партнерства на рынке инноваций для здравоохранения. — Forbes) отмечены пункты о развитии превентивной и персонализированной медицины с применением геномных технологий. Радует и то, что в стратегии научно-технологического развития России одним из приоритетных направлений отмечена персонализированная медицина. Остается надеяться, что нормативная база и в целом комплексные программы развития для работы генетических лабораторий и в целом индустрии генетического скрининга для населения будут вскоре выработаны.

Россия > Медицина > forbes.ru, 22 мая 2017 > № 2182025 Артем Елмуратов


США > Медицина > remedium.ru, 17 мая 2017 > № 2176504

FDA предупредила о риске ампутации при терапии канаглифлозином

Администрация по контролю за продуктами и лекарствами США (FDA) обязала производителя противодиабетического препарата канаглифлозина (ТН Инвокана) компанию Johnson & Johnson разместить на упаковке ЛС информацию о повышенном риске ампутации нижних конечностей на фоне лечения данным ЛС. Об этом сообщает Reuters.

Рекомендация была сделана после получения результатов двух клинических исследований, свидетельствующих о том, что вероятность ампутации нижней конечности у пациентов с диабетом 2 типа, принимающих канаглифлозин, в два раза выше, чем на фоне плацебо. Так, в группе канаглифлозина частота ампутации составила 5,9-7,5 на 1000, тогда как в плацебо-группе данный показатель равнялся 2,8-4,2 на 1000.

Канаглифлозин относится к относительно новому классу препаратов для лечения диабета 2 типа – ингибиторам натрийзависимого переносчика глюкозы 2 типа (SGLT2). Ингибируя SGLT2, канаглифлозин уменьшает реабсорбцию прошедшей фильтрацию глюкозы и снижает почечный порог для глюкозы (ППГ), тем самым повышая выведение глюкозы почками, что приводит к снижению концентрации глюкозы в плазме крови при помощи инсулиннезависимого механизма у пациентов с сахарным диабетом типа 2.

США > Медицина > remedium.ru, 17 мая 2017 > № 2176504


Индия > Медицина > remedium.ru, 17 мая 2017 > № 2176501

Фармкомпании Индии смогут соответствовать мировым стандартам только через 5 лет

Крупнейшим фармпроизводителям Индии понадобится минимум пять лет, чтобы привести качество производственного процесса в соответствие с международными требованиями. Об этом, как сообщает Reuters, заявил генеральный секретарь Фармацевтической ассоциации Индии.

Входящие в Фармацевтическую ассоциацию Индии фармкомпании разработали и приняли пятилетний план по совершенствованию качества выпускаемой продукции, включающий в себя автоматизацию процесса и обучение персонала. К настоящему моменту план внедрен в 6 крупнейших фармкомпаниях. По словам генсекретаря Ассоциации, только в этих 6 компаниях предстоит провести тренинг 40-50 тыс. работников. Всего в Ассоциацию входит 20 наиболее влиятельных игроков индийского фармрынка.

Ранее регуляторы США и ЕС призвали представителей фармпромышленности Индии принять меры по повышению качества продукции, если местные фармкомпании хотят сохранить статус крупнейший поставщиков фармацевтической продукции на западные рынки. За последнее время произошло несколько громких скандалов, связанных с недостатком контроля качества на индийских заводах по выпуску ЛС и в организациях, занимающихся проведением исследований.

Индия > Медицина > remedium.ru, 17 мая 2017 > № 2176501


Россия. ПФО > Медицина. Образование, наука > rosminzdrav.ru, 16 мая 2017 > № 2178054

Нижегородские студенты отмечают резкий скачок доступности наркотиков в образовательных организациях

Профилактику немедицинского потребления наркотиков в студенческой среде обсуждалась 16 мая 2017 года на заседании ректората Нижегородской медакадемии. Секретарь межвузовской антинаркотической комиссии Нижегородской области врач-психиатр-нарколог Пётр Лацплес представил результаты опроса полутора тысячи студентов крупнейших нижегородских вузов. Об этом сообщает пресс-служба НижГМА.

37% студентов имеют в своем окружении наркозависимых, однако подавляющее большинство студентов отказались бы от предложения попробовать наркотик. Этот показатель стабилен за последние четыре года. Стабильным остается и количество респондентов, не употреблявших наркотические препараты. Интерес и любопытство являются наиболее частыми причинами первого употребления наркотиков. В структуре потребления за последние три года преобладали Каннабис, курительные смеси, «дизайнерские» и «клубные» наркотики.

«Сегодня на первые места выходят препараты перорального приема из раздела психостимуляторов – производные амфетамина», - сообщил Пётр Лацплес.

На основании результатов анкетирования отмечен резкий скачок доступности приобретения наркотиков в образовательных организациях региона – этот показатель вырос с 10% в 2013 до 30% в 2016 году.

В Нижегородской медакадемии намерены разработать новые форматы профилактической антинаркотической работы, объединив усилия профильных кафедр, подразделений по воспитательной работе, студенческого профсоюза; проводить дополнительные психологические тренингипо формированию навыков категорического откзаа от предложения попробовать наркотик при любых обстоятельствах.

Россия. ПФО > Медицина. Образование, наука > rosminzdrav.ru, 16 мая 2017 > № 2178054


Россия. ЦФО > Медицина > ras.ru, 16 мая 2017 > № 2175721

Ученые из Пущино разработали модель для изучения протонной терапии рака

Протонная терапия опухолей требует меньше времени на лечение, чем обычная радиотерапия. При этом больные животные, облученные пучком протонов, живут гораздо дольше, тех, которых не лечили. Это показали в уникальном трехлетнем эксперименте ученые из Института теоретической и экспериментальной биофизики РАН в Пущино, проведенном совместно с сотрудниками Физико-теxничеcкого центpа Физичеcкого инcтитута им. П.Н. Лебедева PАН на комплексе протонной терапии «Прометеус» в Протвино. Результаты работы опубликованы в журнале «Биофизика».

Ученые из лаборатории клеточной инженерии ИТЭБ РАН под руководством Светланы Заичкиной решили выяснить, можно ли сократить продолжительность курса протонной терапии опухолей, каков период ремиссии, частота рецидивов и продолжительность жизни животных после лечения. Их исследования поддержал разработчик комплекса протонной терапии «Прометеус», расположенного в подмосковном наукограде Протвино, член-корреспондент РАН Владимир Балакин. Он предоставил не только работающую медицинскую установку, но и все условия для проведения сложного длительного эксперимента на мышах. В мире лишь единичные лаборатории имеют возможность исследовать протонную терапию опухолей при облучении животных, обычно для этого используют только культуры клеток.

Ученые вводили самцам мышей два миллиона опухолевых клеток в задние лапы, и через пять дней у них образовывалась ощутимая опухоль. Таким образом получали модель асцитной карциномы Эрлиха — весьма агрессивной формы рака. Затем грызунов усыпляли и закрепляли на платформе, наклонно погруженной в воду, чтобы создать эффект толщи тела. В это время медицинские физики проводили компьютерную томографию опухолей, вычисляли их объем и составляли план лечения. Мышей облучали дважды тонким сканирующим пучком протонов дозами по 30 грей с интервалами от 4 до 24 часов. Причем у части животных облучали фактически определяемый объем опухоли, а у другой части — опухоль с небольшим захватом окружающих тканей, так называемый планируемый объем. Еще одна группа мышей с опухолями служила контролем, ее не облучали.

Далее ученым оставалось только наблюдать за состоянием подопытных животных. В течение месяца они смотрели, как развиваются опухоли. Выяснилось, что рост замедлился в 5-6 раз по сравнению с ростом опухолей у контрольных мышей. Эффективнее всего протонная терапия действовала, если облучать конкретный объем опухоли, без захвата прилегающих тканей. При этом интервал между двумя сеансами облучения не влиял на результат лечения.

Через месяц выяснилось, что у многих мышей после облучения протонами исчезла опухоль, то есть их вылечили. К примеру, вылечились 81% из тех, у которых облучили конкретный объем опухоли, и только 45% из тех, у кого облучили избыточный объем тканей. Еще через месяц примерно у 60% «вылеченных» мышей обеих групп начались рецидивы опухоли на том же месте, но продолжительность жизни их оказалась разной. Мыши с рецидивами, у которых облучали малый объем опухоли, жили на три месяца дольше мышей, у которых обучали больший объемом. Мыши же без рецидивов в группе при облучении малого объема опухоли жили на пять месяцев дольше (до 20 месяцев), что сравнимо со средней продолжительностью жизни необлученных здоровых мышей.

Таким образом, мыши, у которых облучали конкретный, пальпируемый, объем опухоли, жили значительно дольше, чем те, у которых облучали больший объем тканей. Из этого следует, что облучение избыточного объема окружающих опухоль тканей, также как и, возможно, сохранение стволовых опухолевых клеток, способствует возобновлению болезни.

— В мире не так много установок протонной терапии, и у врачей не накоплен еще достаточный опыт использования их для лечения разных видов опухолей, кроме того необходимы наблюдение отдаленных последствий облучения протонами. Также важно, чтобы исследования были систематическими, а такую возможность пока дают только модельные эксперименты на животных-опухоленосителях, в которых можно отрабатывать разные схемы, дозы облучения, и наблюдать эффекты в течение жизни,— пояснила пресс-службе ИТЭБ РАН результаты работы соавтор статьи, старший научный сотрудник Ольга Розанова.

Сейчас протонная терапия опухолей требует нескольких сеансов, что значительно удорожает и без того дорогую процедуру. Данный же эксперимент также показал, что есть основания сокращать курс облучения протонами даже до одного-двух сеансов облучения. Ученые называют это экстремальным гипофракционированием.

По словам О.М. Розановой, сократив число сеансов протонной терапии, можно существенно удешевить этот способ лечения. Сейчас он остается дорогим, а потому недоступным широкому кругу больных, из-за сложности медицинских установок и их обслуживания. А фундаментальные знания о механизмах, приводящих к рецидивам и другим неблагоприятным отдаленным последствиям лечения, позволят в будущем применять протонную терапию более эффективно.

— Протонная терапия, мы надеемся, будет эффективна при лечении радиорезистентных видов рака, локализованных рядом с важными органами. К таковым относятся прежде всего опухоли в области шеи и головного мозга. Эти видом рака часто болеют дети, — уточнила Ольга Розанова.

Протонную терапию применяет в онкологии около 10-15 лет в наиболее развитых странах мира. По сравнению с обычной лучевой терапией, где используют фотонное излучение, протонная терапия позволяет более точно настроить пучок и облучить опухоль внутри организма, не повреждая окружающие здоровые ткани. Протонную терапию используют главным образом для лечения опухолей шеи и головного мозга, там, где другие методы не помогают, а хирургическое вмешательство опасно. Пионером протонной терапии в России стал физик из подмосковного наукограда Протвино Владимир Балакин (член-корреспондент РАН, сотрудник Физико-технического центра Физического института им. П.Н. Лебедева). Он изобрел компактный, недорогой протонный ускоритель, один из которых уже работает в Протвино. В 2015 году его установка прошла сертификацию, и теперь на ней лечат пациентов Медицинского радиологического научного центра им. А.Ф. Цыба (Обнинск).

Кроме исследований на протонном ускорителе «Прометеус» группа С.И. Заичкиной также изучает медицинские возможности пучка ускоренных ионов углерода, экспериментируя совместно с физиками на исследовательском ускорителе ИФВЭ в Протвино. Облучение ионами углерода — это еще одно прорывное направление в радиотерапии рака, позволяющее более точно и эффективно облучать опухоль.

Источник:

Балакин В.Е. и др. «Отдаленные лучевые последствия после гипофракционированного облучения протонами солидной карциномы Эрлиха у мышей» // Биофизика. – 2017. – т. 62. – №. 1. – с. 161-167. http://elibrary.ru/item.asp?id=28805463

Балакин В.Е. и др. «Гипофракционированное облучение солидной формы асцитной карциномы Эрлиха у мышей тонким сканирующим пучком протонов» // Биофизика. – 2016. – т. 61. – №. 4. – с. 808-812. http://elibrary.ru/item.asp?id=26591328

Татьяна Перевязова, пресс-секретарь ИТЭБ РАН, iteb-press@yandex.ru,

Пресс-релизы ИТЭБ РАН: http://web.iteb.psn.ru/press-release.htm

Россия. ЦФО > Медицина > ras.ru, 16 мая 2017 > № 2175721


Россия > Медицина > rosminzdrav.ru, 15 мая 2017 > № 2178069 Вероника Скворцова

Брифинг Вероники Скворцовой по завершении совещания о ходе строительства перинатальных центров под председательством Дмитрия Медведева

Вероника Скворцова: Мы сегодня рассматривали вопрос о реализации программы по строительству перинатальных центров.

Эта программа была запущена в 2014 году и по решению, принятому в конце 2016 года, продлена до конца 2017 года. Это значит, что к концу 2017 года должно быть построено 32 новых перинатальных центра в 30 субъектах Российской Федерации. По два центра – в Московской области (Наро-Фоминск и Коломна) и Красноярском крае (Ачинск и Норильск).

На сегодняшний день построены, сданы в эксплуатацию и начали принимать пациентов 13 центров. Они уже работают. Это центры, которые расположены в Башкортостане, Татарстане, Алтайском крае, Красноярском крае (город Ачинск), Ставропольском крае, Белгородской, Брянской, Калужской, Липецкой, Нижегородской, Оренбургской, Самарской и Челябинской областях.

Важно сказать, что к моменту их сдачи это были уже не просто автономные высокотехнологичные центры, а головные координаторы всей системы охраны материнства и детства в соответствующем регионе. То есть эти центры сдаются уже с отлаженной системой телемедицины, которая связывает их со всеми родильными домами первого и второго уровня. Эти центры имеют единую информационную базу на весь регион по всем беременным женщинам, роженицам и новорождённым детям.

Фактически для каждого человека, который попадает в этот регистр, выстраиваются графики своевременной госпитализации. В зависимости от физиологичности родов или каких-то рисков маршруты и для самих женщин, и для детей выстраиваются централизованно в масштабах всего региона. Поэтому патологические роды концентрируются в перинатальных центрах, что и позволяет существенно улучшать исходы и снижать материнскую и младенческую смертность. Более того, центры эти являются междисциплинарными: это не только акушерство и гинекология, не только детская реаниматология и неонатология, но и, скажем, микрохирургия, офтальмология, профилактика ретинопатии, а при появлении ретинопатии у глубоко недоношенных детей – это и возможность оказать помощь на месте.

В настоящее время полностью готовы ещё шесть перинатальных центров, которые будут сданы в течение мая – июня. Это центры в Республике Дагестан, Ингушетии, Кабардино-Балкарии, Хакасии и два центра в Московской области. По ним всё завершено. Это объекты с полной внутренней отделкой, с закупленным и установленным оборудованием.

Три центра будут сданы в III квартале: в Пензенской, Псковской и Сахалинской областях. Эти центры тоже возведены. Там заканчивается монтаж оборудования и кое-какие технологические работы. В целом они будут готовы к сдаче в сентябре – начале октября. И достаточно большое количество центров (10) должны быть сданы в IV квартале. Уровень готовности этих 10 центров разный. По шести регионам каких бы то ни было рисков мы не видим. Там всё идёт по обновлённому плану строительства и оснащения. Это центры в Карелии, Республике Саха (Якутия), Бурятии, Ульяновской, Архангельской областях и Краснодарском крае (Сочи).

Есть четыре центра, по которым мы видим определённые риски. Губернаторов регионов, где строятся эти центры, сегодня приглашали на совещание, чтобы ещё раз обсудить, каким образом дополнительно можно помочь, чтобы все риски нивелировать. Это Красноярский край (Норильск), Тамбовская, Смоленская, Ленинградская области. В этих регионах строительные работы велись достаточно медленно в связи с многократной заменой подрядчиков и субподрядчиков и несостоятельностью строительных организаций, которые выиграли конкурс на строительные работы. И ряд других нюансов был.

Центр в Смоленской области начал строиться последним, только в 2015 году, в связи с нерешёнными организационными и земельными вопросами, которые не могли быть решены в 2014 году. Поэтому в 2015 году была замена генерального подрядчика.

Если говорить о Норильске, то город зависит от начала навигации по Енисею. В настоящее время концентрируются все необходимые ресурсы, которые в очень короткий период должны быть туда доставлены, начиная от материалов для заливочных, бетонных работ и заканчивая технологическим и медицинским оборудованием.

Все губернаторы понимают меру своей ответственности, понимают, что это важнейшая государственная программа, от которой зависит и демографическая политика в нашей стране, и показатели медицинской помощи беременным женщинам и детям. Поэтому все на себя взяли обязательство окончить строительство до 31 декабря текущего года.

Мы работаем в тесном контакте. И у меня в кабинете, и у моих заместителей в кабинетах есть постоянный видеоконтроль за всеми строительными площадками. Мы видим, сколько людей на стройке, как они работают, насколько интенсивно, не говоря уже о работе оперативного штаба и еженедельных докладах по каждой строительной площадке.

Сейчас все работают единой командой – и федеральные власти, и субъекты Российской Федерации, и генеральный подрядчик – государственная корпорация «Ростех», которой поручено строительство 15 из 32 центров.

Все мы постоянно обмениваемся информацией и стараемся оперативно реагировать на какие бы то ни было риски и сложности. Так что надеемся, что всё будет хорошо. К концу года центры должны быть введены в строй.

Вопрос: Правительство поручило Минздраву до 28 апреля представить предложения по корректировке страхового взноса на ОМС неработающего населения. Какие предложения по корректировке взноса есть у Минздрава и как это повлияет на сбалансированность ФОМС?

Вероника Скворцова: Дело в том, что сейчас финансово-экономический блок Правительства решает вопрос о реорганизации вообще налоговой системы, в том числе системы страховых взносов, и взаимосвязи системы страховых взносов с налогами. Пока этот системный вопрос не будет решён, никаких отдельных решений по Фонду обязательного медицинского страхования принято тоже быть не может. В настоящее время мы исходим из той системы, которая зарекомендовала себя положительно в последние годы. Я хочу напомнить, что начиная с 1 января 2013 года мы работаем на базе единого подушевого финансового норматива для всех граждан Российской Федерации с момента рождения до момента смерти. Фактически был возвращён принцип справедливости и социального равенства. Это очень важно. И наши программы, базовые программы ОМС, бездефицитны. Работодатели платят за работающее население, бюджеты субъектов Федерации платят за неработающее население. В прошлом году достаточно остро перед нами ставился вопрос о дополнительной сверке списков неработающего населения, поскольку, скажем, военнослужащие и люди, которые приравниваются к военнослужащим, на время службы выводятся из ОМС и обслуживаются в медицинских организациях Министерства обороны, МВД и ряде других. Такую работу мы провели со всеми силовыми ведомствами, и с Пенсионным фондом, и с регионами. В настоящее время мы имеем за подписью губернаторов субъектов Федерации обновлённые списки. Они совсем ненамного сократились, то есть значимого изменения числа неработающих граждан не произошло. Во-первых, не все силовые ведомства готовы раскрыть своих сотрудников. А во-вторых, многие силовые ведомства и предполагают некий двойной вариант обеспечения медицинской помощью своих сотрудников, поскольку их медицинские организации могут только самой базовой помощью обеспечить, а всё остальное происходит в гражданской медицине. И так было всегда.

Вопрос: Вероника Игоревна, поддерживаете ли Вы инициативу о частичном возмещении гражданам средств, потраченных на покупку жизненно важных лекарств? Сегодня законопроект внесён в Госдуму. И на какой стадии реализации находится механизм лекарственного страхования?

Вероника Скворцова: Механизм лекарственного страхования проработан Министерством здравоохранения, есть несколько рассчитанных моделей. Исходим мы из того, что страховаться должны жизненно важные лекарства, которые выписываются по рецепту врача. Только в этом случае мы сможем это страхование ввести. Страховаться эти лекарства будут по референтным ценам, то есть по средневзвешенным рыночным ценам. Мы исходим из того, что граждане, которые сейчас относятся к льготным категориям, и останутся льготниками, то есть их соплатежи будут равны нулю в этой системе. А все остальные граждане Российской Федерации смогут доплачивать в том случае, если захотят купить, скажем, оригинальные препараты, которые стоят дороже референтной цены, или покупать по референтной цене большинство препаратов, которые, как правило, являются воспроизведёнными лекарственными препаратами – дженериками или биоаналогами.

Просчитаны все варианты. Деньги, которые сейчас тратит федеральный бюджет на льготное лекарственное обеспечение плюс монетизацию (которая сюда же должна будет перейти) и регионы по 890-му постановлению, – этого ресурса в принципе достаточно, чтобы без каких-то дополнительных соплатежей со стороны государства удовлетворить эту программу лекарственного страхования.

Ещё раз хочу сказать, что в случае, если человек довольствуется средневзвешенными рыночными ценами и воспроизведёнными препаратами, ему вообще не надо будет ничего доплачивать, он просто по бесплатному рецепту будет брать эти лекарства в аптеке – любой, не только льготник, который сейчас является льготником. А в том случае, если вы хотите купить оригинальный препарат, который стоит, безусловно, несколько дороже, вам придётся доплатить только разницу между стоимостью этого препарата и референтной стоимостью, которую готово оплатить государство. Суть заключается в этом.

Есть разные схемы, разные расчёты, они ещё не обсуждались ни на площадке Правительства, ни в Администрации Президента. Но эта тема уже поднята, мы её заявили. Как только будет готовность её обсуждать, соответственно, появится возможность её дальше развивать.

Вопрос: Вероника Игоревна, когда будет решён вопрос об оказании помощи по препаратам ВИЧ-инфицированным, которые являются жителями Москвы, но не зарегистрированы здесь?

Вероника Скворцова: Сегодня у нас прошла большая акция «Стоп ВИЧ/СПИД», которая приурочена к Всемирному дню памяти жертв СПИДа, и мы много говорили по этой теме. Я хотела бы отметить, что у нас в числе жизненно важных лекарств зарегистрировано 30 антиретровирусных препаратов. Это более чем в два раза превышает базовый список ВОЗ, который в принципе считается достаточным: 14 препаратов ВОЗ, которые достаточны для лечения, причём в разных как бы схемах – 1-й, 2-й линии и резерва. Поэтому у нас более широкий выбор для наших пациентов. Это первое. Второй момент. Мы с 2015 года обновили все клинические рекомендации и ввели рекомендуемые международными экспертами триплетные схемы – каждый человек получает три препарата с разным механизмом действия, которые могут потенцировать эффект друг друга, его усиливать. Примерно 60–70% ВИЧ-инфицированных находятся на схемах базовых, первой линии. Препараты первой линии, это 10 базовых препаратов, полностью сейчас производятся в Российской Федерации. За последние годы открыты 16 производственных площадок. И здесь, конечно, помогла федеральная целевая программа Минпромторга по развитию фармацевтической промышленности. Препараты эти базовые у нас есть, это позволило нам уже в прошлом году в среднем сократить стоимость одного, соответственно, годового курса по базовой схеме примерно в два раза, это очень существенно. И это позволило в прошлом году увеличить охват населения ВИЧ-инфицированных наших граждан антиретровирусной терапией на 20%. То есть мы впервые вышли на показатель 40% от всех находящихся под наблюдением ВИЧ-инфицированных наших граждан. Это, конечно, ещё не очень много, но в этом году мы провели впервые централизованные закупки, и в настоящее время как раз партия препаратов активно развозится по регионам. Мы сэкономили благодаря этой централизованной закупке 5,2 млрд рублей. Это позволило нам уже расширить охват, если, соответственно, этот год не преподнесёт каких-то неожиданностей. Мы шагнули от 34 до 40%, а сейчас можем шагнуть до 52–53% охвата. Но мы должны исходить из того, что, как и весь мир, в 2020 году мы должны выйти на 90% охвата ВИЧ-инфицированных антиретровирусной терапией. Мы очень надеемся, что в этом направлении мы и будем двигаться.

У нас 2016 год был эпохальным в плане ВИЧ. Во-первых, потому что в 2016 году в два раза сократился прирост новых случаев и заболеваемость, соответственно, снизилась. Всего у нас появилось новых ВИЧ-инфицированных 86,8 тыс., а год назад, в 2015 году, – более 100 тыс. То есть на 15% сокращение.

При этом распространённость, то есть число живущих с ВИЧ-инфекцией, существенно увеличилась, поскольку люди стали жить долго и качество жизни существенно улучшилось, потому что улучшилось и клинико-лабораторное наблюдение за этими пациентами, и лечение.

Эти ножницы очень важны: заболеваемость пошла вниз, а распространённость увеличивается. Наша задача – свести к нулю количество новых случаев в ближайшие годы. Это очень амбициозная задача, её не так просто решить. Чтобы её решить, мы разворачиваем вместе с общественными структурами, с Фондом социально-культурных инициатив, с профессиональным, пациентским сообществом мощные коммуникационные кампании, привлекая внимание к проблеме, информируя по поводу того, как можно заразиться (о путях заражения), как можно уберечься от ВИЧ-инфекции и так далее.

Кроме того, мы существенно нарастили охват бесплатным тестированием на ВИЧ-инфекцию. За 2016 год – более чем на 2 млн человек плюсом. Уже сейчас у нас больше 32 млн человек проходят бесплатное тестирование – это 20,5% населения всей страны. Это очень хороший результат, один из лучших, лидерских результатов в мире.

Есть ещё такое достижение: в 2016 году мы снизили вертикальную передачу. Пять лет назад у нас 5% детишек рождалось ВИЧ-инфицированными от ВИЧ-инфицированных матерей, год назад – 2,2%, в этом году уже 1,7%. То есть у нас 98,3% детей рождаются здоровыми. И когда мы проанализировали этих инфицированных рождённых, то выяснилось, что их мамы не состояли на учёте во время беременности. Очень большой процент из них – это мигранты из ближнего зарубежья, которые фактически на туристические роды приезжают в Россию. Они приезжают уже на поздних сроках, они не проходили необходимый профилактический курс антиретровирусными препаратами, и мы подхватываем ребёночка уже в периоде родов. А ребёночек уже инфицированный, и нам приходится лечить его уже инфицированного. Мы ставим перед собой тоже очень амбициозную задачу – выйти на нулевую вертикальную передачу. Если говорить о гражданах Российской Федерации, которые постоянно у нас в системе (мы сейчас по каждому региону базу на всех беременных имеем, у нас никто не выпадает из системы), мы можем выйти на нулевую вертикальную передачу. С другой стороны, мы не можем нарушать общие принципы гуманности, и, естественно, если приезжают люди из центральноазиатских стран или восточноевропейских стран уже на девятом месяце беременности непосредственно в роддом, мы им оказываем всю необходимую помощь. И если среди них есть ВИЧ-инфицированные, то, естественно, это отражается на государственной статистике. Значит, будем работать со службами, занимающимися мигрантами, для того чтобы и там уладить этот вопрос обязательно.

Вопрос: Это касается рожениц. А не зарегистрированные на территории Москвы мужчины, которые болеют? Есть же известная проблема.

Вероника Скворцова: Я сейчас говорила про вертикальную передачу. В том случае, если это гражданин России, то не имеет никакого значения, зарегистрирован он в Москве или в каком-то другом городе. Потому что сейчас мы централизовали все закупки. Регионы не покупают препараты. С 1 января этого года мы создаём единый федеральный регистр всех ВИЧ-инфицированных, все 85 регионов. Мы для каждого ВИЧ-инфицированного, это очень важно, с учётом его иммунного статуса, вирусной нагрузки, длительности заболевания, стадии заболевания и так далее прописываем индивидуально те схемы, которые ему полагаются. И дальше мы сводим необходимое количество всех препаратов, и эти препараты централизованно закупаем и доводим не до регионов, а до каждого человека. То есть это разница очень большая. Поэтому не имеет значения: человек может быть в длительной командировке, он может приехать к своим близким в семью, которая в другом регионе находится – это никак не скажется на его лечении и наблюдении. Мы просто должны о факте знать, и мы все его ресурсы переводим на него в зависимости от того, где он находится.

Несколько иная ситуация с негражданами Российской Федерации, это понятно. Что касается граждан, они будут полностью комфортно всем обеспечены.

Россия > Медицина > rosminzdrav.ru, 15 мая 2017 > № 2178069 Вероника Скворцова


Россия > Медицина > rosminzdrav.ru, 15 мая 2017 > № 2178066

Министр Вероника Скворцова приняла участие в открытии третьей Всероссийской акции «Стоп ВИЧ/СПИД»

Организаторами акции выступают Фонд социально-культурных инициатив и Министерство здравоохранения Российской Федерации. Акцию также поддержал целый ряд федеральных ведомств и общественных организаций.

Открытие посетили Президент фонда социально-культурных инициатив Светлана Медведева и Министр Вероника Скворцова.

Стартовала акция с молодежного форума "Остановим СПИД вместе", где с вступительным словом к участникам обратилась Министр Вероника Скворцова.

В своем выступлении Министр рассказала, что в Российской Федерации увеличился охват тестированием на ВИЧ-инфекцию (2016 году прирост охвата составил 13%), а также сообщила о сокращении новых случаев заболевания.

"Число новых случаев в 2016 году резко сократилось до 86,6 тыс.", – сказала Вероника Скворцова, отметив, что годом ранее насчитывалось более 100 тыс. новых случаев в год.

В течение ближайшей недели по всей России пройдут волонтерские мероприятия по профилактике дискриминации людей с ВИЧ, по оказанию паллиативной помощи больным СПИДом, круглые столы и конференции, тренинги, конкурсы и флешмобы.

"Также в рамках акции по всей стране пройдут спортивные мероприятия и студенческие забеги, а крупнейшим событием станет Казанский марафон в поддержку всероссийской акции "Стоп ВИЧ/СПИД", – сообщила Светлана Медведева.

Акция ставит перед собой цель ознакомить молодежь, студентов, а также старшеклассников с актуальностью эпидемиологической ситуации в стране.

Официальные сайты акции: стопвичспид.рф, o-spide.ru

Горячая линия по вопросам профилактики ВИЧ-инфекции в России:

8 800 200 0 200, звонок бесплатный

Россия > Медицина > rosminzdrav.ru, 15 мая 2017 > № 2178066


Россия. ЦФО > Армия, полиция. Медицина > mvd.ru, 13 мая 2017 > № 2199210 Сергей Цуранов

Когда робот растеряется, врач найдёт решение.

5 мая - 75 лет Главному клиническому госпиталю МВД России.

Быть хирургом по плечу не каждому: длительная учёба в мединституте, многолетнее наживание опыта, ежедневные стрессы…

Как стать хорошим врачом, оставаясь оптимистом, и сохранить на долгие годы интерес к профессии и людям? Об этом наш разговор с полковником внутренней службы в отставке, ведущим хирургом Главного клинического госпиталя МВД, заслуженным врачом Российской Федерации Сергеем Цурановым.

- Сергей Владимирович, вы знаете, что по статистике продолжительность жизни врачей в среднем на пятнадцать лет короче, чем у их пациентов?

- Машины ломаются, а уж человек….

- Кстати, о машинах. Наука шагнула далеко вперёд - уже можно лечить на расстоянии. Сложные операции делаются с участием медицинской техники. Но можно ли полностью довериться роботам?

- Их преимущества, конечно, бесспорны: сокращение кровопотери во время операции, снижение риска инфекционных и других осложнений, уменьшение длительности послеоперационного периода и снижение болевых ощущений. Но случись непредвиденная ситуация, и робот «растеряется». А врач всегда найдёт решение.

- Неожиданности в вашей работе - явление частое?

- Хирург готовится к операции, разрабатывает её. И, конечно, предусматривает возможные нештатные ситуации. Но никто не застрахован от «сюрпризов», хотя хороший хирург должен быть всегда готов к этому.

- Помните первый случай, который поставил вас в тупик?

- Это был аппендицит. Но с таким нетипичным его расположением! Впоследствии я не раз вспоминал слова одного знаменитого советского хирурга, который на вопрос, какую самую простую он делал операцию, ответил - аппендицит. И самую сложную - тоже аппендицит.

- Меняется медицина, а пациенты?

- Как шутят сами врачи, нет здоровых людей, есть недообследованные. А если серьёзно, наши граждане стали вдумчиво относиться к своему здоровью. Если раньше с незначительными, по их мнению, болезнями бегали от врачей, теперь начинают следить за собой.

Значительно меньше стало «язвенников», которых надо лечить оперативно. Но это заслуга лечащих терапевтов и хороших лекарств. Стали лучше диагностироваться онкологические заболевания, хотя до Европы и Японии нам ещё далеко.

- Фильмы смотрите про врачей?

- Не интересует - очень заметна разница между реальностью и кино.

- Но знаменитая фраза «резать к чёртовой матери, не дожидаясь перитонитов» наверняка хорошо знакома. А в жизни встречаются такие хирурги - несентиментальные, даже грубоватые, для которых главное одно - профессионально сделать работу?

- Не всегда то, что видишь внешне, соответствует внутреннему состоянию. Некоторая сухость может быть и защитной реакцией, чтобы не рвать нервы, которые нужны и тебе самому, и пациентам.

- Когда выбирали профессию, какова была ваша мотивация - буду спасать людей, заниматься благородным делом, или стану уважаемым человеком и мне всегда будет гарантирована работа?

- Честно говоря, так глобально не мыслил. Я-то хотел идти на биологический факультет, нравились птички-зверюшки. Но мама вернула на землю, объяснив, что после окончания биологического факультета буду преподавать биологию в школе. Педагогического призвания за собой я не замечал и в итоге поступил в мединститут. А почему хирургия? Хотелось движения, живого дела.

- А как же наука - ведь вы имеете учёную степень?

- Защитив в своё время кандидатскую диссертацию, понял, что наука - это не моё.

- Что значит репутация в вашей профессии?

- Как и везде - уважение к тебе как к специалисту и человеку. А это прямое следствие того, насколько коллеги правильно оценивают твои достижения и твои ошибки.

- Все ли врачебные ошибки - удар по репутации?

- Врач должен иметь право на ошибку, но не на халатность. Главное, как он из сложной ситуации выйдет. Безусловно, цена ошибок дорога. Но ведь и мы не боги. Да и ошибки бывают разные. Это не мистика, но иногда случается так, что операция сделана качественно, а пациент долго не поправляется. Как говорят, тяжёлая рука. Я знавал таких специалистов. Они, к счастью, были умными людьми и, когда это понимали, уходили из профессии.

- К интуиции прислушиваетесь?

- Больше полагаюсь на чёткие знания, детально изученную историю болезни и тщательно выверенный план предстоящей операции. Хотя случаются и совершенно неожиданные ситуации, когда выручает интуиция. То, что у врача на чувствах и ощущениях, приходит с опытом, это трудно объяснить.

- Для вас важно доверие пациента?

- Это важно для любого врача. Нужно расположить к себе человека, чтобы был толк от лечения. Внимание тоже исцеляет.

- Пациентам говорите всю правду?

- Мы стали более откровенными с пациентом. Когда я учился, начинал работать, считалось, что врачи не должны открывать пациенту его истинное состояние.

- А может, человеку лучше о чём-то не знать?

- Вот представьте - идёт пациент на сложную операцию, которая может и протекать нестандартно, и привести к осложнениям, а иногда и к смерти. Должен он быть готов к такому повороту? И кроме того, у каждого в этом случае должно быть право выбора. Считаю, что с людьми надо поступать честно, не утаивая ничего. Но, конечно, выдержать правду по плечу не каждому. Поэтому все мы, врачи, немножко психологи. Больной должен идти на операцию осознанно, понимая все риски. Вот только что я разговаривал с пациентом, которому предстоит сложная операция на щитовидке. Объяснил, как она будет проходить, как должно идти послеоперационное лечение, какие возможны осложнения. Предупреждён - значит вооружён, а в нашем случае - значит точно следуешь рекомендациям врача и не позволяешь легкомысленного отношения к собственному здоровью.

- У вас большой опыт. Есть необходимость поделиться им?

- Я не любитель читать наставления. Если кто-то хочет учиться - с удовольствием поделюсь тем, что имею.

- Чем отличается хороший хирург от великого?

- Хорошим, который добросовестно делает свою работу, должен стать каждый. Гениальность - это, скорее, о хирурге с научным складом ума, который может сказать новое слово в науке. Большим профессиональным и человеческим счастьем было работать с Евгением Александровичем Войновским, хирургом от бога, творчески подходившим к самым сложным операциям. А, собственно, чем не гении наши хирурги-травматологи, которые осваивают новые операции - эндоскопию, протезирование, чего у нас в госпитале не было ещё 15 лет назад? Стремление к совершенствованию - тоже своего рода талант.

- Вы состоялись как профессионал?

- Всегда боялся себя переоценить. Надо реально понимать свои возможности - этим правилом старался руководствоваться всю жизнь. По крайней мере совестью не поступался.

Беседу вела Нина СКУРАТОВА

Россия. ЦФО > Армия, полиция. Медицина > mvd.ru, 13 мая 2017 > № 2199210 Сергей Цуранов


Россия. ЦФО > СМИ, ИТ. Медицина > premier.gov.ru, 12 мая 2017 > № 2173080 Павел Колобков

Об обеспечении условий для подготовки спортивных сборных команд России.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Мы собрались здесь, на нашей базе, в учебно-тренировочном центре в Новогорске, в достаточно разнообразном составе. Я специально пригласил на наше совещание заслуженных тренеров и спортсменов, победителей крупных соревнований мирового уровня, чтобы послушали, как мы сегодня воспринимаем ситуацию. Все эти совещания как раз проводятся прежде всего для вас. Вы не теоретики, а практики, именно профессионалы в лучшей степени способны оценить те идеи, которые формируются в Правительстве, министерством.

Давайте поговорим по основным вопросам, связанным с подготовкой спортивных сборных команд, обсудим, что надо сделать для улучшения условий подготовки. В Новогорске об этом просто говорить – здесь действительно очень хорошие условия. Скажем прямо, не везде у нас такие условия. У нас есть довольно значительное число спортивных центров, которые нуждаются в реконструкции (я имею в виду государственные, естественно), на это надо планировать финансирование, организационные ресурсы. Об этом доложит министр.

Перед совещанием я посмотрел, как работает центр, мы пообщались со спортсменами и тренерами. Хороший центр, хорошая база. Здесь есть все возможности для того, чтобы готовиться к соревнованиям и восстанавливаться после тяжёлых физических нагрузок, своевременно проверять состояние здоровья. И просто отдыхать, это тоже необходимо, в том числе и спортсменам, причём делать это надо в нормальных, современных условиях.

За последние годы мы серьёзное внимание стали уделять всем этим вопросам. Деньги на это были запланированы в рамках федеральной целевой программы «Развитие физкультуры и спорта». За период активной подготовки к целому ряду крупнейших соревнований, с 2006 по 2015 год, из федерального бюджета было выделено более 26 млрд рублей. Построено три новых федеральных спортивных центра, ещё в четырёх создана современная инфраструктура для подготовки спортсменов по олимпийским и паралимпийским видам спорта. Это было сделано с учётом различных климатических зон. Нам так и надо работать – страна у нас большая, у нас должны быть центры подготовки по всей стране, невозможно всех собирать в Москве и Подмосковье. Несмотря на то что это дополнительные затраты, только так можно нормальным образом создать условия для тренировок. И, конечно, учитывать различные климатические зоны, сезонность, которая существует. У нас зима очень длинная, в Подмосковье никак даже весна прийти не может, а тренироваться всё равно надо. Поэтому нужно двигаться вперёд.

Аналогичная федеральная целевая программа принята и на период с 2016 по 2020 год. Было запланировано провести реконструкцию четырёх тренировочных центров спортивной подготовки сборных, развитие спортивной базы федерального центра спортивной подготовки на «Юге» в Кисловодске, тренировочного центра сборных команд на «Озере Круглом», республиканской учебно-тренировочной базы «Ока» для паралимпийцев и некоторых других объектов. На это планируется направить из бюджета порядка 12 млрд рублей. Но этим не исчерпываются, естественно, затраты, государству всё равно нужно продолжить оказание поддержки спорта по другим направлениям, в том числе чтобы спортсмены могли полноценно тренироваться, успешно выступать в различные сезоны.

Этим занимается не только государство. Общественность подключилась, есть различные проекты, которые в том числе ведут представители бизнеса. Вчера я проводил заседание попечительского совета Фонда поддержки олимпийцев России, я председатель этого фонда уже почти десятый год. Мы подвели итоги: за 12 лет фонд реализовал 67 специальных программ по поддержке спорта на сумму более 9 млрд рублей. И продолжает помогать развитию спорта высших достижений в нашей стране.

Хочу сказать, чтобы у всех было адекватное понимание: за всё, что делает бизнес, его нужно поблагодарить, это хорошо, но это не снимает с государства обязанности по содержанию сборных, по обеспечению нормальных условий для тренировок, для проведения соревнований. Иными словами, поддержка по линии бизнеса носит всё-таки избирательный характер. Что же касается основных затрат, то они, конечно же, должны проходить по линии федеральной целевой программы и по другим статьям бюджета. Имею в виду, что этих обязанностей с государства никто не снимал.

Кроме того, мы используем те возможности, которые появляются в связи с проведением международных соревнований. И в этом смысле, я считаю, мы их использовали за последние годы, что называется, на всю катушку. Это на самом деле здорово. Хорошо работает программа использования постолимпийского наследия зимних Олимпийских игр 2014 года в Сочи. На 15 спортивных олимпийских объектах идёт подготовка спортсменов по 11 видам спорта. Это бобслей, санный спорт, прыжки на лыжах с трамплина, двоеборье лыжное, лыжные гонки, биатлон, хоккей, фигурное катание на коньках, кёрлинг, шорт-трек и горнолыжный спорт, то есть по основным зимним олимпийским дисциплинам на этих объектах идёт подготовка спортсменов.

К проведению в 2018 году чемпионата мира по футболу мы запланировали строительство 7 футбольных стадионов, 96 тренировочных площадок. После чемпионата мира эти стадионы будут использоваться по своему прямому назначению. А тренировочные площадки, что, на мой взгляд, исключительно важно, мы передадим 30 детско-юношеским спортивным школам и футбольным клубам.

Здесь будут тренироваться более 15 тыс. ребят. Всё, что связано с детско-юношескими спортивными школами, это тема отдельного внимания, отдельной заботы со стороны государства. Надо думать, каким образом мы будем развивать эту систему и её финансировать. Ещё раз хотел бы подчеркнуть, это должно быть именно государственное финансирование прежде всего.

Надеюсь, мы сможем хорошо использовать наследие, которое останется от проведения зимней Универсиады 2019 года в Красноярске. Сейчас там строится 14 спортивных объектов. Ещё восемь идут на реконструкцию, капитальный ремонт. После Универсиады там будут тренироваться спортсмены, которые занимаются основными зимними видами спорта.

Хорошая спортивная форма зависит не только от состояния стадионов и тренировочных площадок, в любом спортивном достижении, конечно, огромный вклад тренеров, врачей, психологов, специалистов, которые так ли иначе занимаются спортом. Поэтому надо закладывать средства и на эти направления. Например, деньги для медико-биологического обеспечения сборных на эту трёхлетку заложены в полном объёме. Надо думать, что будет происходить дальше.

Кроме того, с прошлого года – это тоже очень важно, я специально на это обращал внимание – мы дополнительно страхуем спортсменов сборных команд от несчастных случаев во время соревнований, в том числе и за рубежом. Причём возмещаются расходы и на лечение, и на реабилитацию. Такая поддержка важна для скорейшего выздоровления после возможных травм и для продолжения спортивной карьеры. Будем помогать нашим спортсменам в трудных ситуациях и дальше.

Это позитивные моменты – всё, о чём я сейчас сказал. Но есть и проблемы, их достаточно. К примеру, необеспеченность федеральными спортивными центрами целого ряда видов спорта, таких как триатлон, современное пятиборье, конькобежный спорт, велосипедный спорт. Это проблема. Есть, наверное, и другие виды спорта, которые не в полной мере обеспечены такого рода инфраструктурой. Ситуацию здесь надо исправлять.

Есть ещё одна проблема, связанная с текущей ситуацией. Изменение валютного курса повлияло на увеличение расходов на участие сборных команд России в соревнованиях, которые проводятся за рубежом. Девальвационный эффект где-то в экономике сказывается положительно, а для такого рода мероприятий он, безусловно, носит отрицательный характер. Я рассчитываю, что сегодня прозвучат конкретные предложения по этим вопросам.

Не хватает тренеров высшей квалификации для сборных, это порядка 500 специалистов. Есть предложение сформировать сеть высших школ тренеров на базе подведомственных Министерству спорта вузов и создать систему непрерывной подготовки спортивных тренерских кадров.

Ещё один сложный вопрос, который задавали, когда мы общались на базе. Он касается спортивного инвентаря и спортивных товаров. На 70%, условно, мы обеспечиваем себя инвентарём в некоторых видах спорта. Это лыжи, отчасти велосипед. Но в остальных сегментах рынка спортивных товаров доля импорта составляет от 80 до 99%. Есть, наверное, отдельные аксессуары, отдельные виды оборудования, которые, что называется, относятся либо к высоким технологиям, либо представляют собой продукты, находящиеся под специальной защитой, это такое ноу-хау, которое нам нелегко будет воспроизвести.

Но есть и вещи, которые мы, совершенно очевидно, можем делать сами. Они затратные, и в то же время для них не нужно получать каких-то сложных патентов, их можно производить в нашей стране. Даже здесь, на базе, мы ходили, смотрели, что можно было бы приобрести внутри страны, а что приходится покупать у крупнейших производителей, у которых есть монополия на соответствующие виды производства.

В общем, нужно всё это продумать, чтобы по максимуму загрузить нашу промышленность. Но, конечно, это должны быть качественные виды спортивного оборудования. Минпромторг и Министерство спорта должны ускорить разработку стратегии развития спортивной индустрии на период до 2035 года. Чтобы параллельно решались две взаимосвязанные задачи – и массовый спорт развивался, и формировались более качественные условия, более современная материально-техническая база для спорта высших достижений.

Вот некоторые моменты, которые я хотел бы отметить вначале.

Давайте послушаем выступление наших коллег. Начнём с доклада Министерства спорта. Пожалуйста, Павел Анатольевич.

П.Колобков: Уважаемый Дмитрий Анатольевич, уважаемые коллеги! Я очень рад, что сегодня, когда мы обсуждаем вопросы подготовки спортивных сборных команд, Вы посетили одну из наших лучших баз подготовки, которая демонстрирует возможности для подготовки спортсменов к самым большим соревнованиям.

Министерство помимо своих других задач обеспечивает условия для подготовки наших сборных команд к крупнейшим международным соревнованиям.

Для решения этой задачи мы создали трёхуровневую систему управления. В первую очередь это, конечно, правительственный организационный комитет, который возглавляет Виталий Леонтьевич Мутко, где мы решаем ключевые вопросы, связанные с подготовкой спортсменов к самым важным, комплексным соревнованиям.

Во-вторых, это штаб подготовки, который у нас собирается ежемесячно, в который входят наши ключевые федерации, Центр спортивной подготовки, Олимпийский комитет России, где мы обсуждаем вопросы непосредственно подготовки к крупным соревнованиям.

И экспертный совет, в который входят и научные руководители, и другие специалисты, где мы вырабатываем и утверждаем, по сути, целевую комплексную программу подготовки к выступлению на соревнованиях.

Эта система нам позволяет обеспечить адресный подход к решению задач по содействию в подготовке российских спортсменов.

На сегодняшний день в списках сборных команд у нас находится порядка 12,5 тыс. спортсменов в 57 олимпийских видах спорта и более 2 тыс. спортсменов в паралимпийских видах спорта. И работает более 3,5 тыс. тренеров и специалистов, которые обеспечивают эту подготовку. Всё научно-методическое обеспечение сборных у нас осуществляет аналитическое управление федерального государственного бюджетного учреждения «Центр спортивной подготовки сборных команд», а также 31 комплексно-научная группа по разным видам спорта, где работают порядка 120 специалистов.

Федеральное медико-биологическое агентство обеспечивает медико-санитарное и медико-биологическое сопровождение спортсменов и ближайшего резерва. Сюда также входит проведение углублённых медицинских обследований.

Дмитрий Анатольевич, по Вашему поручению, которое было дано в 2015 году, мы обеспечили дополнительное страхование спортсменов, и на данный момент максимальное страховое покрытие по медицинскому страхованию составляет 8 млн рублей, по страхованию от несчастных случаев – 2 млн рублей.

Также для обеспечения полноценной подготовки спортсменов мы ежегодно утверждаем единый календарный план межрегиональных, всероссийских и международных спортивных мероприятий. Конечно, приоритетом для нас является обеспечение условий для подготовки в тех видах спорта, которые либо включены в программу Олимпийских игр, либо наиболее развиты в Российской Федерации. Основной задачей этого плана у нас является создание целостной системы спортивных мероприятий и целенаправленная подготовка сборных для успешного выступления в крупнейших международных соревнованиях. Так, в 2017 году мы запланировали проведение 4200 всероссийских соревнований, 220 международных соревнований, 121 особо значимое спортивное мероприятие, 16 чемпионатов мира по олимпийским, а также неолимпийским видам спорта.

В 2017 году основная задача – в зимних видах спорта подготовить сборную команду к Олимпийским играм 2018 года в Пхёнчхане. 2017 год – это год ключевой, это год набора основного количества лицензий. Сейчас сборная проходит предсезонную подготовку.

Утверждена программа подготовки сборных команд четыре года назад. В её разработке принимали участие все зимние федерации, Олимпийский комитет, Министерство спорта. Также по каждому виду спорта утверждена целевая комплексная программа подготовки.

Контроль осуществляется экспертным советом министерства, а также штабом.

2017 год – это первый год после Олимпийских игр в Рио-де-Жанейро, когда, по сути, обновляется состав, новые сборные команды. Отбирается пул спортсменов максимальный, на который мы будем ориентироваться при подготовке к играм в Токио.

Количество дисциплин в зимних видах спорта увеличено за несколько лет на 23, причём в Пхёнчхане их будет больше, в летних видах спорта увеличено на 4.

Увеличение программы Игр диктует следующие обязательства: в первую очередь это формирование новых сборных команд, создание условий по инфраструктуре подготовки, а также увеличение календарного плана и материально-техническое обеспечение сборных. Это, конечно, требует в том числе и дополнительного финансирования.

Я вынужден констатировать, что в сложившейся финансово-экономической ситуации во многих регионах происходит сокращение подготовки. Мы направили письма во все субъекты Федерации по недопущению сокращения финансирования, в том числе и для развития детского и юношеского спорта и участия в соревнованиях.

Также важной темой является материально-техническое обеспечение сборных команд. Спортивный результат зависит не только от спортивной подготовки, но и от качества используемых технических средств. Практически 100% инвентаря мы сейчас закупаем за рубежом. В данной ситуации мы продолжим работу, и с Денисом Валентиновичем (Мантуровым) разработаем стратегию по импортозамещению до 2035 года.

Хочу отметить необходимость создания достаточного количества федеральных и региональных тренировочных спортивных баз, которые необходимы для подготовки спортсменов с учётом различных климатических зон.

У нас сейчас действует порядка 10 федеральных центров подготовки, которые непосредственно обеспечивают подготовку сборных команд по олимпийским, неолимпийским, паралимпийским видам спорта.

Вы, Дмитрий Анатольевич, в своём вступительном слове сказали, сколько у нас построено баз, сколько реконструировано. Хочу заметить, что на эти цели по федеральной целевой программе 2006–2015 годов было израсходовано 26 млрд рублей, а в программе 2016–2020 годов запланированы дополнительные средства – 12 млрд рублей на реконструкцию тренировочного центра в Крыму, развитие спортивной базы федерального центра «Юг Спорт» в Сочи и в Кисловодске, а также тренировочного центра «Озеро Круглое». Кроме того, запланированы расходы на республиканскую учебно-тренировочную базу «Ока» для паралимпийцев.

Вместе с тем проблема обеспеченности федеральными центрами не решена в таких видах спорта, как велосипедный спорт, триатлон, скейтбординг, парусный спорт, новый вид – скалолазание, который включён в олимпийскую программу. Мы рассматривали расширение этих возможностей в Крыму, потому что там наиболее подходящие условия для реализации этих проектов. Уже подобрана площадка в Алуште, мы думаем, как эти виды спорта там разместить. И рядом база по велоспорту. В Алуште наша известная база, там ещё готовились спортсмены в 1984–1988 годах. Мы сейчас будем строить там открытый бассейн.

Д.Медведев: Вышли на стройку уже?

П.Колобков: Сейчас проект, но за два года мы её завершим. У нас, конечно, площадка большая, надо ещё запланировать небольшие средства на приведение в соответствие стадиона. Велоспорт – это три дисциплины: трек, BMX, mountain bike. По сути, там нет федеральных трасс, хорошие климатические условия, чтобы наши спортсмены не выезжали на подготовку в Италию или Испанию. Мне кажется, это было бы наилучшим местом для создания такого центра.

Федеральная программа на 2016–2020 годы направлена на развитие региональных центров, которые в настоящее время не имеют развитой инфраструктуры. Размещение этих центров обусловлено спортивными традициями региона, они используются для подготовки не только региональных сборных команд, но и сборных команд Российской Федерации.

На сегодняшний день зависимость от государственной поддержки в большинстве видов спорта составляет порядка 100%. Это накладывает на нас дополнительную ответственность при распределении бюджетных средств, определении приоритетов. Вместе с тем такие точечные решения государственной поддержки позволяют сохранить или создать положительную динамику в развитии видов спорта. Мы будем готовить предложения по оптимизации софинансирования в достаточном объёме для подготовки сборных команд Российской Федерации, конечно, с приоритетом олимпийских видов спорта и видов спорта, наиболее массовых, исторически развитых в России.

Дмитрий Анатольевич, мы чувствуем Вашу поддержку, поддержку государства. Положение дел и достижения в спорте являются показателями успешного развития государства. Надеемся и на дальнейшую вашу поддержку, особенно в таком ключевом вопросе, как обеспечение условий для подготовки сборных команд.

Д.Медведев: Вероника Юрьевна (обращаясь к В.Скворцовой), ещё о медицине два слова скажите.

В.Скворцова: Мы в самом активном взаимодействии сейчас работаем с Виталием Леонтьевичем (Мутко), Министром спорта и Министерством спорта. В настоящее время рассматриваем вопрос об обновлении рамочных соглашений между Министерством спорта, Министерством здравоохранения и Федеральным медико-биологическим агентством. Есть определённые планы по воссозданию советского продвинутого опыта научных комплексных групп, современной регламентации взаимоотношений между тренерским составом и врачебным составом, диетологами, медицинскими психологами, с тем чтобы мы могли гармонизировать подготовку каждого спортсмена, его индивидуальный профиль, включая иммунный статус, реакции на перегрузки, на тренировочный процесс, на выход из тренировочного процесса – всё это учитывать.

Мы готовим сейчас совместное совещание под руководством Виталия Леонтьевича. Хотели бы дать новое развитие этой теме и рассмотреть вопросы об обязательном присутствии на всех федеральных площадках, в тренировочных центрах медицинских подразделений, которые будут, безусловно, определяться спецификой того вида спорта, который развивается в этом центре, и учитывать лучший международный опыт. Мы очень надеемся и на подспорье в лице наших лучших тренеров, поскольку за последние 20 лет накопился опыт в общении с международными медицинскими структурами. Поэтому наше взаимодействие в активном развитии.

Россия. ЦФО > СМИ, ИТ. Медицина > premier.gov.ru, 12 мая 2017 > № 2173080 Павел Колобков


Россия > Медицина > forbes.ru, 8 мая 2017 > № 2166790 Павел Богомолов

Частная медицина в России: лечение на результат и распределение рисков

Павел Богомолов

главный гепатолог Министерства здравоохранения Московской области, член правления, медицинский директор АО «Группа компаний «МЕДСИ»

Медицина сегодня — это прежде всего бизнес. Когда медицинские учреждения будут бороться за количество реально излечившихся пациентов, а не за просто пролеченных, то выиграют участники рынка, реализующие максимально эффективные методики лечения

Понятие «частная медицина» в России появилось более двух десятилетий назад вместе с появлением первых клиник сегмента коммерческой медицины и значимым этапом в развитии российского здравоохранения. Идеологически частная медицина неотделима от всей российской системы здравоохранения — она ее неотъемлемое структурное звено, существующее в тех же условиях и выполняющее те же задачи, что и медицина государственная.

Адекватный уровень медицины, как абсолютно необходимое условие развития экономики страны, можно обеспечить, если рассматривать медицинскую помощь как услугу, в итоге реализации которой должен быть легко оцифровываемый результат. Медицина сегодня — это не социальная ответственность, не бремя, а прежде всего вид бизнеса. И разумнее ее заказывать у тех, кто ее качественнее оказывает — и здесь не имеет значения, государственные это медицинские учреждения или частные клиники.

Рейтинг медицинских организаций: ориентация на результат

Если есть равный доступ участников в системе обязательного медицинского страхования, если у пациента в рамках этой системы есть реальная свобода выбора медицинской организации — пусть даже между двумя поликлиниками в своем районе, то тут уже можно говорить о формировании клиентоориентированности медицины, где пациент не субъект, а активный участник системы. Государственная власть должна лишь прозрачно распределять и контролировать качество оказания этих услуг между всеми участниками медицинского рынка.

Равный доступ участников системы здравоохранения обеспечит условия для возникновения нормальной конкуренции: в основе распределения объемов государственного заказа на оказание медицинской помощи должен быть рейтинг медицинских организаций, построенный на эффективности и безопасности медицинской помощи. В центре этой системы — прежде всего ориентированность на результат лечения, а не на процесс.

Иными словами, когда медицинские учреждения будут бороться за количество реально излечившихся пациентов, а не за пролеченных (вне зависимости от результата лечения), то выиграют участники рынка, реализующие максимально эффективные методики лечения, а в конечном итоге, выиграет пациент, который сможет выбирать, где помощь качественнее и безопаснее.

Переход к результативному, исход-ориентированному здравоохранению позволит стимулировать равноправную конкуренцию на рынке медицинских услуг и современный уровень качества медицинской помощи.

Программы разделения рисков

Реализуемая сегодня программа риск-шеринга или разделения рисков является важным шагом в переходе от главенства процесса к результативной медицине. «Risk-Sharing» (риск-шеринг) или соглашение о разделении рисков уже реализован в Московской области в лечении пациентов с хроническим гепатитом С: лекарственные препараты у фармкомпаний закупаются на определенных условиях, и их оплата производится только по факту излечения пациента.

Среди основных критериев медицинской помощи здесь главное — результат лечения. Есть результат — есть оплата, нет результата — это финансовые потери для тех, кто продвигает недостаточно эффективную лекарственную терапию. Эта система справедлива, прозрачна и выгодна для тех участников (и медицинских, и фармацевтических компаний), кто может предложить качественный медицинский продукт.

В государственной медицине пилотный проект по внедрению риск-шеринга в этом году стартует в Москве, Калужской и Московской областях в онкологии, гепатологии, неврологии, гастроэнтерологии. В реализации данной программы пока принимают участие только государственные медицинские учреждения. Схема взаимодействия по программе риск-шеринга в данном случае запускается между поставщиком лекарственных препаратов и государством в лице государственных медицинских организаций. Пациент, как активная структурная составляющая, исключен из данной цепочки.

Сегодня лечение гепатита С — это одна из самых перспективных, актуальных задач и вместе с тем одна из «болевых» точек современной медицины. По информации Всемирной организации здравоохранения, от вирусных гепатитов ежегодно умирают до 1,5 млн человек. Россиян с хроническим гепатитом С, по разным оценкам, насчитывается от 3 до 5 млн человек. Причем если от гепатита В существуют прививки, включенные в Национальный календарь вакцинопрофилактики, то в случае с гепатитом С такой прививки нет.

В течение последних лет в Московской области накоплен опыт успешной массовой помощи пациентам с хроническими заболеваниями печени: применение современных схем терапии позволяет достичь излечения у 95-98% больных хроническим гепатитом С.

Благодаря применению высокоэффективных методик, в частности, персонализированной противовирусной терапии, удается добиться излечения пациентов даже на стадии цирроза печени. Важный момент — полная прозрачность этой системы для пациента, начиная с момента первичной консультации у гепатолога, назначения обследования, подписания контракта, определения схемы лечения и оценки его результативности.

В данном случае пациент четко понимает, как и за что он платит и что в итоге должен получить. Пациент — полноправный участник процесса с четко обозначенным результатом. В случае с гепатитом С исход лечения верифицируется предельно просто: если после 12-недельного курса противовирусной терапии в крови пациента вирус не определяется, то налицо результат полного излечения. Если высокочувствительный ПЦР показывает наличие РНК вируса, то, к сожалению, полного излечения не наступило, и пациенту возвращаются деньги, затраченные на лекарства.

Россия > Медицина > forbes.ru, 8 мая 2017 > № 2166790 Павел Богомолов


США > Медицина. Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 5 мая 2017 > № 2165339

Присыпка на $300 млн: Johnson&Johnson заплатит по искам больных раком женщин

Ольга Волкова

Редактор Forbes Woman

Если производитель товаров личной гигиены не выиграет апелляции, он будет должен $307 млн четырем американкам, у которых диагностировали рак. Всего таких исков более двух тысяч

Суд присяжных в Миссури вынес вердикт, согласно которому Johnson&Johnson должен выплатить Луис Слемп из штата Виргиния более $110 млн. Женщина подала на компанию в суд, утверждая, что из-за использования присыпки Johnson&Johnson (речь о продуктах Shower to Shower Powder и Baby Powder) в течение 40 лет у нее развился рак яичников. Рак у нее диагностировали еще в 2012 году. Сейчас Слемп проходит курс химиотерапии.

Тальк для своих продуктов Johnson&Johnson закупает у Imerys Talc America – подразделения Imerys SA, чей головной офис находится в Париже. Imerys также фигурировал в деле как ответчик, но компенсация, которую заплатит поставщик, исчисляется тысячами, а не миллионами долларов.

Всего в суд на Johnson&Johnson из-за отсутствия на продуктах компании предупреждения о рисках возникновения рака подавали уже порядка 2400 раз. Как утверждает Fair Warning, волна этих судебных разбирательств с Johnson&Johnson была спровоцирована спорным вердиктом, вынесенным в 2013 году в схожем деле в Южной Дакоте: компанию признали виновной в том, что она не предупредила потребителей о рисках, однако никаких компенсаций назначено не было.

Текущий иск не первый, связанный с присыпкой, который может обойтись компании во внушительную сумму. В Миссури Johnson&Johnson столкнулись уже с четырьмя исками, по трем из них в прошлом году были присуждены компенсации в $72 млн, $55 млн и $70 млн. Четвертый судебный спор , с 55-летней Норой Дэниэлс из Тенесси, которой диагностировали рак в 2013 году, компания выиграла.

Степень виновности

Иски подавали женщины (или, в случае их смерти, их семьи), которые в течение продолжительного времени использовали присыпку Johnson&Johnson для интимной гигиены. Адвокаты нескольких истцов, по сообщениям американской прессы, в суде утверждали, что в Johnson&Johnson десятилетиями знали о рисках продаваемого ими продукта.

Johnson&Johnson, по словам представителя компании Кэрол Гудрич, намерены обжаловать все решения в пользу истцов, включая последнее. Компания во всех судах настаивала, что многолетние исследования подтверждают безопасность косметического талька.

Представитель Imerys, поставщика присыпки, заявил, что решение суда носит противоречивый характер, так как ряд научных организаций, в том числе государственных, пришли к выводу о безопасности талька, а также подчеркнул, что решение суда подрывает усилия научного сообщества по поиску истинных причин возникновения рака яичников.

В ответ адвокат Лиус Слемп Тэд Мидоуз сказал, что дело в очередной раз показывает: компании игнорируют научные свидетельства, продолжают отрицать собственную ответственность перед женщинами и ставят прибыли превыше людей.

Каждый год порядка 20 000 женщин в США слышат диагноз «рак яичников». При этом, по данным Американскго онкологического общества (American Cancer Society), однозначного ответа на вопрос, связано ли использование косметического талька для интимной гигиены с возникновением этого типа рака, пока нет: некоторые исследования показывают небольшое увеличение риска возникновения заболевания, другие не обнаруживают такой связи.

Доктор Адетунджи Ториола из Siteman Cancer Center (центр по изучению рака) в Университете Вашингтона рассказывал NY Daily News, что использование талька увеличивает вероятность возникновения рака на 20-40%. Доктор Дэниэл Крамер из Гарвардского университета и его соавторы пришли к выводу, что степень риска варьируется с рядом характеристик — такими, например, как гистологический подтип опухоли, фактор курения и вес пациента.

США > Медицина. Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 5 мая 2017 > № 2165339


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter