Всего новостей: 2162209, выбрано 7103 за 0.116 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Россия. ЦФО > Внешэкономсвязи, политика > trud.ru, 21 июля 2017 > № 2250665 Виталий Рыбаков

«И никакой поддержки Временному правительству!»

Почему главный оппонент орловского губернатора Виталий Рыбаков отвечает коммунисту Потомскому ленинской цитатой

Виталий Рыбаков, с которым мы беседуем, по праву считается одним из самых популярных и влиятельных политиков в Орловской области. Кто он такой, здесь знают все. Рыбаков выиграл выборы в областной совет три раза подряд, причем в последний раз — в 2016-м, под жесточайшим прессингом со стороны своего главного оппонента, орловского губернатора Вадима Потомского, ставленника коммуниста номер один Геннадия Зюганова. Глава региона мобилизовал тогда на борьбу с Рыбаковым административные ресурсы и подключил к делу некоторые силовые структуры. И все напрасно. Во время избирательной кампании на Рыбакове гирями висели уголовные дела, возбужденные еще с тех пор, когда он соперничал с Потомским на губернаторских выборах. Но Виталий Анатольевич даже в таких условиях показал самый высокий результат в городских избирательных округах. А затем Заводской районный суд оправдал моего собеседника за отсутствием состава преступления с правом на реабилитацию, а Орловский областной суд оставил это решение в силе... Что же думает Рыбаков о настоящем и будущем региона и о попытках местных властей записать его в «сторонники Навального»?

Вы приходите вместе со своими избирателями на митинги, призывающие к борьбе с коррупцией и отставке губернатора Потомского, а на вас вешают ярлыки. Как вы к этому относитесь?

— На митинги я прихожу, потому что мне, в отличие от коммуниста- губернатора, важно знать настроение избирателей, их проблемы. Сам, правда, там давно не выступал — мне хватает трибуны областного совета. А что касается не слишком умных сравнений... Я ведь не нахожусь вне системы власти, а работаю в депутатском корпусе. И целью своей мы ставим не разрушение с таким трудом созданного механизма управления страной, а изменение ситуации к лучшему начиная с местного уровня. Мы боремся с реальной коррупцией, с нечистыми на руку конкретными чиновниками областной власти, а не пытаемся оседлать протестные настроения.

У нас небольшая область, где трудно что-то скрыть. И мы видим, как привезенные губернатором чиновники, в основном с Северо-Запада, рвут Орловщину на части. Можно, конечно, попытаться вывести людей, особенно молодых, на улицы под популистскими лозунгами, но ничего конструктивного это не принесет. Убежден, что нужно предлагать не лозунги, а реальные рецепты лечения тяжелых проблем, стоящих перед жителями области. Мы за второй путь, и это очевидно любому непредвзятому взгляду — какие бы ярлыки мне ни навешивали.

— А почему у действующего губернатора не получается решать эти проблемы?

— «Действующий» — громко сказано. За три года в руководящем кресле Вадим Потомский не удосужился изучить Орловщину, вникнуть в состояние ее экономики, прежде всего промышленных предприятий, в сложившиеся в регионе взаимоотношения между бизнесом и властью. Он далек от социальных и экономических проблем, которые волнуют большинство жителей нашего региона. В этом причина.

— Вот и во время встречи с губернатором Потомским президент России на всю страну отчитывал его за незнание того, что происходит в регионе...

— Да, в последние годы на Орловщине многое встало с ног на голову. Вот и в этом случае. Владимир Путин говорит губернатору: «Я бы хотел, чтобы вы увидели, услышали, как люди, проживающие в Орле, в Орловской области, чувствуют себя, какие вопросы их волнуют, на что они обращают внимание». Обычно ведь глава региона на встрече с президентом должен информировать того о ситуации в области, а не наоборот. А такая ситуация говорит о профессиональной непригодности руководителя региона.

Впрочем, думаю, что и в этот раз все, как обычно, ограничится пожарными мерами, затыканием дыр и перетасовкой кадров. И заверениями о том, что все в области замечательно. Вспоминается диалог президента и губернатора двухлетней давности: «Слушаю вас, Вадим Владимирович, как дела?» Потомский: «Очень хорошо дела». Путин: «Хорошо?» Тогда президент усомнился, а сегодня прямо объяснил губернатору, что дела у него не то что «очень хорошо», а вовсе наоборот.

И президент прав абсолютно. Возьмем конкретные проблемы. Например, чтобы возрождать промышленность в регионе, нужно понимать, какие заводы уже безнадежно устарели или разрушены, а какие еще можно поднять или перепрофилировать. Любому орловчанину три года назад было ясно, что завод «Орлэкс» восстановить не удастся, ситуация там, говоря медицинским языком, необратима. А завод «Дормаш» мог бы прекрасно работать. Губернатор же загубил оба предприятия. Между тем летом 2014 года он восхищался, какие на «Дормаше» современные станки, а грейдеры и погрузчики там делаются не хуже «Вольво» и «Катерпиллера». Сейчас же завод остановлен, на нем самая большая в области — 80 млн рублей — задолженность по зарплате.

— Но сейчас губернатор опять что-то обещает «Дормашу»?

— Он много чего наобещал за эти три года: аэропорт, нефтеперегонный завод, особую экономическую зону, большие инвестиции... Вообще-то руководителю, от слов и решений которого зависят судьбы и благосостояние сотен тысяч людей, не к лицу постоянно выступать в роли барона Мюнхгаузена. А товарищ Потомский с нею, похоже, просто сжился. Я уж не говорю про «снятые» с него Министерством обороны и прокуратурой погоны подполковника и майора, которыми он хвастал при каждом удобном случае... Это мелочи, хотя и красноречивые. А вот невыполнение публичных обещаний, данных жителям области, инвесторам и руководству страны, куда серьезнее. Потомского много раз уличали в таком «фантазерстве», но с него как с гуся вода. Хотя наверняка настанет и для него время держать ответ по гамбургскому счету.

— В прессе губернатора и его команду впрямую обвиняют в коррупции. Публикуются протоколы допросов его подчиненных, раскрывающие систему передачи взяток, распространяются аудиозаписи, на которых человек с голосом, похожим на голос Потомского, гарантирует чиновнику освобождение его от уголовной ответственности на «определенных условиях». Как к этому относиться?

— Скажу так: виновным в коррупционном преступлении может признать только суд. Но вспомним «Прямую линию» с президентом России. Известный медийный персонаж Евгений Сатановский, присутствовавший на ней, внимательно следил за информацией, которая в электронном виде выводилась на экраны в студии, а потом в программе «Вечер с Владимиром Соловьевым» делился впечатлениями. И особо отметил большое количество сообщений о коррупции из в общем-то небольшой Орловской области. То есть и без всяких там фондов борьбы с коррупцией граждане сами все видят и пишут президенту — поч-той, через блоги, социальные сети. Разве это те факты, от которых можно просто отмахнуться?

— А тем временем говорят, что на вас по поручению главы региона собираются «материалы», где вы предстаете чуть ли не ставленником скандального фонда?

— Да, до меня тоже доходили такие слухи. Что тут комментировать? Сказать, что политика — дело грязное, в данном случае ничего не сказать. Это уже ближе к случаям клиническим. Если действительно есть поручение главы региона «связать Рыбакова с Навальным», то недавнее утверждение Вадима Потомского, что он не идиот и знает, что говорит, можно подвергнуть сомнению. Впрочем, пресса давно уже нарисовала такой портрет орловского губернатора, что трудно чему-то удивляться.

Вот, скажем, недавно известный телеведущий Владимир Соловьев в передаче «Полный контакт» сказал о Потомском так: «Человек безумен! Человек безумен уже давно». Привожу эти слова без всякого злорадства. Напротив, можно только сожалеть, что усилиями своего руководителя регион превращается в посмешище.

— Но представьте, вдруг ярлыки, навешенные на оппонентов орловского губернатора, воспримут всерьез в Москве? И начнется такое давление на вас, что мало не покажется.

— Не думаю, что такие нехитрые комбинации, которые демонстрирует наш губернатор, могут кого-то обмануть. А к давлению мне не привыкать. С июля 2014-го против меня одно за другим, причем под прямым присмотром Потомского, возбуждались уголовные дела. Он лично на коллегии следственного управления СКР требовал для меня серьезных мер пресечения и даже предлагал оплатить экспертизы. Хотя уголовные дела были высосаны из пальца, что в конце концов и подтвердили своими решениями суды. Кстати, у нас почему-то мало заботятся о том, чтобы за незаконное уголовное преследование следовало реальное наказание, хотя намерения на сей счет высказываются на очень высоком уровне. Процитирую, к примеру, генпрокурора Юрия Чайку, который в интервью на недавнем Петербургском экономическом форуме прямо сказал: «Если ты нарушил закон, незаконно привлек к уголовной ответственности, значит, должно быть возбуждено уголовное дело, и следователь твой должен быть привлечен к уголовной ответственности».

— А вы сами намерены подавать в суд на тех, кто пытался незаконно привлечь вас к уголовной ответственности?

— Да, буду это делать. Я чист перед законом и хочу, чтобы те, кто этот закон нарушает, неважно, сидят ли они в руководящих кабинетах и дают указания или носят погоны и выполняют поручения сверху, несли свою долю ответственности.

— Виталий Анатольевич, есть еще одна острая тема, которую хотелось прояснить. Не секрет, что в Орловской области установилась практика «пожертвований». Когда нужно пыль в глаза пустить каким-то памятником или сооружением, выясняется, что это все оплачено какими-то «добрыми жертвователями». Как к такой практике относиться?

— Как к глубоко порочной. Когда еще три года назад предпринимателям Орловщины разослали от имени областных властей письма с требованием сообщить о своем финансовом состоянии, доходах и расходах, партнерах по бизнесу, многими это было воспринято как намерение главы региона определить, с кого и сколько можно взять. И, в общем-то, скептики не сильно ошибались. Кто-то сразу стал платить предписанную дань, кто-то сопротивлялся такому «порядку» — и тогда пошли в ход проверки контролирующих ведомств и угрозы.

Сегодня ситуация парадоксальная. Промышленность деградировала, в области 26 тысяч безработных, долги по зарплате составляют более 80 млн рублей, закрываются десятки культурно-досуговых учреждений. И в это же самое время некие «благотворители» оплачивают сомнительные (это еще мягко сказано!) затеи губернатора с установкой памятника Ивану Грозному и ей подобные. Между прочим, это десятки миллионов рублей, которыми власти распоряжаются практически бесконтрольно. И они взяты не из воздуха, их добровольно-принудительно отобрали у предприятий, которым зачастую зарплату платить нечем, а с них требуют взносы на «благотворительность».

— И в чем же здесь вам видится выход?

— Я готов инициировать закон, запрещающий делать любые пожертвования предприятиям всех форм собственности, у которых есть долги по зарплате, неоплаченные исполнительные листы, неисполненные обязательства перед бюджетом, налоговые проблемы. И должно быть запрещено на законодательном уровне местным властям и связанным с ними фондам принимать «пожертвования» от таких организаций. Почему? Да все же элементарно! У предприятия есть задолженность по налогам или зарплате. Оно «пожертвовало» какому-нибудь фонду, созданному, скажем, женой губернатора и женой его помощника, некоторую сумму, а глава региона дал устное указание налоговикам и прокуратуре «повременить» с проверками. На самом деле это та же взятка, только в профиль. И никто меня в этом не разубедит.

В прошлом году на митинге рабочих «Дормаша» один из выступавших заявил: «Им нужны набережные и памятники, а нам — зарплата и работа!» Точно сказано. Тут надо разобраться в сути: что есть благотворительность? Удовлетворение начальственных амбиций? Отнюдь! Мне, например, самому не раз приходилось помогать некоторым избирателям и их детям в организации лечения. Вот такая форма поддержки имеет право на существование.

Хотя мое глубокое убеждение состоит в том, что предоставить каждому человеку квалифицированную медицинскую помощь — это задача государства. Кстати, недавняя «Прямая линия» с президентом показала уровень беспомощности Вадима Потомского и его команды. На протяжении полугода жительнице Орла Клавдии Ставцевой не давали возможности получить жизненно необходимые ей препараты. От нее просто отмахивались: «Не можем обеспечить». А Путин сказал на это: «Мы проверим, что они могут обеспечить, а что не могут». Некоторые лекарства потому и называют жизненно важными, что без них люди умирают. Лишение людей таких лекарств — это просто убийство! Если уж выпало тебе руководить регионом, то отдай людям то, что им положено, а потом уже памятники ставь!

— В Орле нам несколько раз рассказывали, что Вадим Потомский в последнее время предлагал вам занять один из руководящих постов, в частности первого вице-губернатора. Это так?

— Был такой факт. Даже на областной совет выносили вопрос о создании новой должности. Но я не согласился на такое предложение, как и на некоторые другие. И опять же не из завышенных собственных амбиций. А почему? Ну, во-первых, знаю, что губернатор все равно обманет. Это у него запросто происходит. А во-вторых, не хочу быть подельником. Если вам руководитель преступной группировки предложит стать его заместителем, вы согласитесь? Вот и меня такой сюжет не слишком привлекает.

Кстати, когда мне позвонил известный корреспондент известной газеты и спросил, не меня ли имел в виду товарищ Потомский, когда заявил о намерении ввести должность нового первого заместителя, я ответил ему ленинской цитатой из «Апрельских тезисов»: «Никакой поддержки Временному правительству!».

У меня все-таки в институте пятерки по истории КПСС были...

Александр Головин

Россия. ЦФО > Внешэкономсвязи, политика > trud.ru, 21 июля 2017 > № 2250665 Виталий Рыбаков


Россия > Внешэкономсвязи, политика > trud.ru, 21 июля 2017 > № 2250664 Владимир Жириновский

ЛДПР: Пора окончательно похоронить большевизм

Большевики предпочли сломать страну через колено

В 99-ю годовщину расстрела царской семьи в Екатеринбурге ЛДПР создает комиссию, которая в течение года будет вести подготовку к столетию этого трагического и важнейшего с исторической точки зрения события.

Одна из задач комиссии — добиться переименования Свердловской области в Уральскую. Дело в том, что проводить мемориальные мероприятия в столетие зверского убийства императора и его семьи, включая детей, в регионе, названном по имени Якова Свердлова — организатора этого преступления, — новая форма издевательства над памятью почившего царя и его родственников.

Вообще от многого, что составляет наследие советской власти, уже давно пора бы избавиться. Разумеется, деяния большевиков не сводятся к убийству царской семьи. Были великие стройки, была индустриализация. Но информацию обо всем этом важно уметь воспринимать критически.

Некоторые очень любят повторять известную присказку: мол, Сталин принял Россию с сохой, а оставил с атомной бомбой. Хорошо, но какой ценой это было достигнуто? За счет чего смогли организовать такие беспрецедентные стройки? Ответ простой — строили заключенные и почти бесплатно. А где еще взять столько рабочей силы и при этом добиться колоссальной экономии?

Следующий вопрос: как строили? Ведь результат этих строек — не только рост производства, но и десятки моногородов, которые живут только за счет единственного предприятия и жители которых часто становятся заложниками своих заводов.

Разумеется, при советской власти были потрясающие достижения в науке: разработка атомной энергии, освоение космоса. Но какова оборотная сторона? Ученые работали в «шарашках» — фактически в тюрьме. Многие направления были признаны «неправильными», например, генетика или кибернетика, и мы в них катастрофически отстали. А сколько великих умов были вынуждены уехать из России? Достаточно вспомнить выдающегося авиаконструктора Игоря Сикорского.

Нам показывают только привлекательную часть былого, а все неудачи, темные пятна, цену вопроса от нас часто пытаются скрыть.

Одной из серьезнейших неудач советской власти ЛДПР считает развал сельского хозяйства. После Октябрьского переворота 1917 года большевикам нужно было уничтожить несколько потенциальных фрондерских социальных групп. И самой крупной из таких групп было крестьянство.

Натуральный грабеж села под видом коллективизации осуществлялся в политических целях, потому что русские крестьяне тогда были большой силой, реальной мелкобуржуазной стихией. «Кулаки» обладали своей землей, лошадьми, коровами, вся их большая семья работала на земле, владела целым хозяйством. Крестьяне в преддверии 1-917-го имели больше скота, чем потом все советские колхозы, потому что в деревне жило абсолютное большинство населения страны. И вот чтобы эта огромная сила не выступила против большевиков, не образовала второй партии, население села стали банально грабить. Все отобрали и согнали в колхозы. И результаты этого грабежа мы ощущаем даже сегодня.

При этом крестьянам дали «фальшивый пряник». Заманивали в города, где большевикам якобы удалось победить безработицу. Мол, приезжайте в города, всем дадим работу, всем дадим жилье, всех устроим. Но как это обеспечили? Создали огромные коммуналки и стали отдавать одну трудовую ставку на троих человек. Естественно, снизилась производительность труда, поскольку люди ушли из привычной среды, работали хуже. Это предполагала сама организация труда в стране.

Поэтому ЛДПР требует дать справедливую официальную оценку политики коллективизации. Ведь можно было оставить крепких крестьян в покое, они и так производили много, кормили страну, а вот бедных крестьян вполне можно было объединить в коллективные хозяйства под руководством грамотного специалиста. Тогда мы имели бы несколько секторов в сельском хозяйстве: и агрохолдинги, и фермы (или единоличников), и кооперативы, и подсобные хозяйства. И не произошло бы дикого перекоса в городах, не пришлось бы выдумывать работу для бывших селян, все было бы гармонично.

Но большевики предпочли просто сломать страну через колено.

ЛДПР призывает провести ревизию всех советских достижений и всего зла, которое причинила России советская власть. Все хорошее, конечно, следует оставить, но все плохое давно пора похоронить навсегда.

Владимир Жириновский, член Госсовета РФ, лидер ЛДПР

Россия > Внешэкономсвязи, политика > trud.ru, 21 июля 2017 > № 2250664 Владимир Жириновский


Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > carnegie.ru, 21 июля 2017 > № 2250286 Иван Давыдов

Спор с пустотой. Как Навальный искал несуществующих союзников за спиной Стрелкова

Иван Давыдов

Не надо изобретать союзников, наступая в кровавую грязь неразрешимых этических проблем. Судьбу страны решит не выдуманный электорат Стрелкова, а реальный электорат Путина. Нормальные, кстати, люди, которым и коррупция, и произвол, и бесправие точно так же не нравятся, как и Навальному, и русским националистам, и многим еще прочим

Дебаты Навальный – Стрелков, о недопустимости которых неделю говорили московские либералы, состоялись. Если мерить успех цифрами, то можно даже сказать, что прошли успешно: свыше ста тысяч зрителей на каналах Навального (в Youtube и на официальном сайте самопровозглашенного кандидата в президенты) плюс трансляции на «Дожде» и сайте «Эха Москвы». Да и вообще, не заметить нельзя: русская политика теперь так устроена, что любое действие Алексея Навального становится новостью номер один ввиду отсутствия на сцене иных политиков. Вот и поговорим.

Что это было

Что нового зритель, следящий за деятельностью Навального, смог узнать по итогам дебатов о самом Навальном? Ничего. У Навального отработанный уже набор лозунгов о необходимости борьбы с коррупцией, аккуратные попытки обойти болезненные темы вроде Крыма и временами явная растерянность, когда оппонент начинает повторять азы государственной пропаганды.

Иное дело – Игорь Иванович-Всеволодович Стрелков-Гиркин, бывший вождь ополченцев Славянска, бывший министр обороны ДНР, человек, не без гордости утверждавший, что без него и не было бы никакой войны на востоке Украины. Когда он был на пике славы, биографию и взгляды отставного чекиста разобрали по косточкам. Изучили и взломанную почту, и выступления на форуме антиквариев, и сборник сказок для детей.

Но для широкой публики явление Стрелкова новость. Его просто не было. Его забыли. Большинство и не интересовалось никакими взглядами, сразу решив для себя, кто он, – герой войны за освобождение русского мира от иноземного ига или военный преступник.

Навальный зачем-то вынул Игоря Ивановича из чулана, гримеры стряхнули с генералиссимуса нафталин, и публика выяснила, что перед ней довольно скучный конспиролог с советско-монархической кашей в голове. «Красно-коричневый», как выражались раньше. Запад мечтает уничтожить матушку-Русь еще со времен Гостомысла, Ельцин сломал страну в 1991-м (по указке, разумеется, Госдепа), а коммунистическому базису нужна монархическая надстройка.

Если вынести за скобки монархические симпатии и рассуждения о том, что хороший Путин сломался в 2014-м, когда не решился двинуть танки на Киев, перед нами типический продукт современного государственного агитпропа. Гиркин-лайт, без выпадов в адрес Путина, вполне органично смотрелся бы на любом из бесконечных политических ток-шоу государственного ТВ, которые и сегодня, как в 2014 году, когда хороший Путин сломался, посвящены в основном разоблачению происков Госдепа и обсуждению бед Украины.

Бывших не бывает, Гиркин хоть и «в запасе», но по-прежнему часть той корпорации, представители которой правят нами. О работе своей в ФСБ он по ходу дебатов напоминал неоднократно. И, в общем, примерно такой же круг идей определяет сегодня внешнюю политику страны и методы борьбы с врагами (включая Навального) внутри. Навальный по ходу дебатов даже явным образом терялся и называл позицию оппонента «детской». Но она, конечно, не детская. Она – при некоторой корректировке – практически официальная. Другой и не может быть у государства, исполнившего разворот на сто восемьдесят градусов и двинувшего в детство.

Зачем это было

Вопрос «Зачем?» появился сразу же после того, как Навальный объявил, что принимает вызов Стрелкова и готов с ним дебатировать (даже любопытно, где он этот вызов обнаружил, как забрел на мало кому ныне известный сайт движения «Новороссия», где бывший министр несуществующей страны публикует видеопроповеди для немногих верных). У вопроса есть понятная этическая составляющая: для многих в оппозиции, в том числе и соратников Навального, Стрелков-Гиркин прежде всего военный преступник.

На этическую претензию у Навального нашелся прагматический ответ. Он написал в своем блоге, что многие наши сограждане разделяют взгляды Стрелкова на украинскую ситуацию, а он, Навальный, – кандидат в президенты, ему нужна поддержка всей России, а не только тех, кто выходил на марш против войны с Украиной в далеком 2014-м.

Есть и еще один ответ, тоже понятный в логике президентской кампании, которую ведет Навальный. У него единственный настоящий оппонент – Путин. Путин от дебатов бегает, значит, Навальному следует действовать ровно наоборот.

Правда, логика кампании ломается об обычную человеческую логику: Путин традиционно игнорирует хотя бы номинально равных, потенциальных и даже зарегистрированных кандидатов в президенты. Гиркин Навальному не конкурент, ни на какие выборы он не собирается, ожидая, видимо, когда прозревшие сограждане принесут ему, рыдая, шапку Мономаха. Это даже оказалось неплохим аргументом в ходе дебатов. Гиркин несколько раз повторил, обходя неудобные для себя темы: «Я в президенты не собираюсь, вы кандидат, вы и отвечайте».

И Навальному приходилось отвечать, объясняя, например, что война в Донбассе России не нужна, потому что слишком дорого стоит. Это, мягко говоря, позиция уязвимая, это Навальному будут припоминать еще долго, и еще это естественный итог подмены этики прагматикой. Сиди в студии, делай вид, что перед тобой политик, а не человек, начинавший войну и подписывавший приказы о бессудных расстрелах. Глотай после попытки задать по-настоящему острый вопрос – о том, откуда у Стрелкова в Славянске появилось оружие и деньги, или о малайзийском «боинге» – ответы про военную тайну и офицерскую честь. А я тебе скажу – я при конях служу, остальное военная тайна.

Старая сказка

В какой-то момент дебаты свелись к несколько даже комическому спору, заставляющему вспомнить классиков:

– Я националист, Игорь Иванович, а вы, Игорь Иванович, совсем не националист.

– Нет уж, увольте, Алексей Анатольевич, это я националист, а вы, с позволения сказать, колпак, фетюк и Ельцину наследник. И штафирка, конечно. Пока вы в университетах учились, я людей убивал (последняя фраза, кстати, не шутка, а краткий пересказ одной из растянутых реплик Стрелкова).

– И все-таки позвольте, Игорь Иванович…

Помимо проговоренных причин для странной встречи самого заметного из оппозиционных политиков и забытого широкой публикой убийцы, есть ведь и подразумеваемые. Есть, например, такой исторический факт: в ряде стран Восточной Европы и в странах Балтии советские режимы хрустнули, когда оппозиционно настроенные либералы и оппозиционно настроенные националисты выступили против них единым фронтом. Именно благодаря такому объединению на смену советским режимам пришли (со всеми возможными оговорками) режимы демократические, а не то, в чем оказалась Россия на двадцать шестом году своего существования.

Этот факт держат в уме многие российские либералы. И даже те, кого и в минимальных симпатиях к националистам подозревать не приходится, рассуждают время от времени о возможности и даже необходимости такого ситуативного союза. Не знаю, что об этом думает Навальный, но его диалоги с польским диссидентом Адамом Михником, который о таких союзах знает не понаслышке, изданы в виде книги.

А еще есть гипотеза, будто народ наш по натуре националист и ксенофоб, и если только дать ему волю, поддержит не просто умеренных националистов, а любых нацистов. Это важная пугалка для либеральной интеллигенции, пропагандистский трюк, которым власть время от времени пользуется.

Можно, например, подсчитать, сколько раз Владислав Сурков, один из архитекторов российской внутренней политики нулевых, на разные лады повторял мысль, что народ наш не готов к демократии. Сколько раз публицисты провластных изданий пугали либералов русским фашизмом, объясняя, что первым и, возможно, единственным итогом свободных выборов в России будет развешивание либералов на фонарях. Сколько фильмов об ужасах русского фашизма показало российское ТВ. И сколько националистов под шумок село за мыслепреступления.

Оборотная сторона этой гипотезы – просыпающееся иногда в оппозиционерах ощущение, что надо бы, наверное, популярности ради дикому народу, живущему ксенофобскими чаяниями, подыграть, соблюдая, конечно, по возможности кое-какие приличия. Где-то на стыке исторического факта и сомнительной гипотезы, предположительно, и родилась идея дебатов со Стрелковым.

Впрочем, стоит оговориться: сам Навальный в отличие от многих своих либеральных сторонников никогда националистов не чурался. Из «Яблока» его в свое время изгнали как раз за национализм, на Русские марши он ходил исправно, участвовал в митинге «Хватит кормить Кавказ» и традиционно включает в политические программы пункт о визовом режиме со странами Средней Азии.

Можно спорить о том, насколько рецепты тридцатилетней давности, отрабатывавшиеся в странах, уступающих России и в размерах, и в этническом разнообразии населения, годятся для современной России. Можно посмотреть социологию, чтобы уяснить, что антиамериканские настроения нынче сильнее любых прочих, и с легкостью заключить, что ненависть (вот с любовью сложнее) к соседним и дальним народам очень сильно зависит от вектора государственной пропаганды, а значит, сущностным свойством нашего народа не является.

Так, например, опросы Левада-центра за последние несколько лет показывают, как сильно менялась оценка ситуации на Кавказе по мере нагнетания антиукраинской истерии. Сейчас, кстати, согласно свежим данным ВЦИОМа, из 38% россиян, которые в принципе видят военную угрозу стране, 31% ждут нашествия украинцев. Это второе место; на первом с двукратным отрывом, естественно, американцы. Кавказ в массовом сознании болевой точкой быть перестал.

Националист №1

Но вот о чем спорить не приходится, так это о том, что политический национализм в России ни разу не добивался значимых результатов (если не вспоминать, конечно, триумф ЛДПР на выборах 1993 года, но чтобы вспомнить, надо ведь всерьез считать, что у Жириновского есть политические взгляды, а это сильное утверждение). Зарегистрированных партий у националистов нет. Все заметные движения разгромлены.

РНЕ, которым пугали интеллигентных детей в девяностые, запрещено. Его лидер Александр Баркашов создал собственную секту и ушел в монахи. ДПНИ, имевшее хоть какой-то медийный успех в нулевые, запрещено, его лидер Александр Белов-Поткин сидит («Что вы мне рассказываете про какого-то Белова-Поткина», – возмущался Стрелков на дебатах с Навальным). Славянский союз Дмитрия Демушкина запрещен. Созданное на месте Славянского союза ЭПО (этно-политическое объединение) «Русские» запрещено. Демушкин сидит. Список можно длить. И это все – организации, пытавшиеся работать в легальном поле.

Лидеры и вожди карликовых движений, из числа тех, кто пока на свободе, ведут бесконечные споры о том, кто правильнее поддерживает святую борьбу народа Донбасса, но активнее – о том, кто из них еврей и кто агент охранки. Все достижения в прошлом, и все они довольно умеренные. Теперь даже Русских маршей проводится по четыре штуки зараз, и ни на один не приходит больше тысячи человек.

Очевидно, что вне зависимости от того, насколько сильны националистические чаяния в русском народе, не политические националисты эти чаяния выражают. И уж совсем точно – не Игорь Стрелков, чье движение «Новороссия» существует только виртуально, а созданный для «перехвата власти» (если я правильно помню манифест) «Комитет 25 января» ожидаемо развалился после пары заседаний. Должно быть, участники не договорились о том, кто же из них все-таки еврей.

Зато есть Путин. Путин пришел к власти, перехватив риторику «красно-коричневых», пообещав вернуть державе величие и выиграть чеченскую войну. Путин вернул Крым. Путин поссорился с лидерами Запада (или, выражаясь языком государственного агитпропа и редких в Москве таксистов «славянской внешности», – «заставил уважать Россию»). Путина очевидно хватает, чтобы большинство жителей недоимперии удовлетворяли свои имперские – они же, похоже, и националистические – порывы. Рынок занят, ниши нет.

Представить себе ситуативный союз Навального с Путиным даже труднее, чем их же дебаты. Навальный обещает Путину мирную старость в случае сдачи в плен; Путин ведет огонь по штабам. И, видимо, вывод из этого только один: не надо изобретать союзников, наступая в кровавую грязь неразрешимых этических проблем. Судьбу страны решит не выдуманный электорат Стрелкова, а реальный электорат Путина. Нормальные, кстати, люди, которым ни коррупция, ни произвол, ни бесправие точно так же не нравятся, как и Навальному, и русским националистам, и многим еще прочим.

Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > carnegie.ru, 21 июля 2017 > № 2250286 Иван Давыдов


Россия. ЦФО. УФО > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 20 июля 2017 > № 2250405 Сергей Титов

Простой старатель. Зачем владельцу «Южуралзолота» понадобилась Москва

Сергей Титов

обозреватель Forbes

Константин Струков в почете и у рабочих, и у челябинских властей. В 2016 году он задумал стать депутатом Госдумы, но соратники по «Единой России» идею не оценили

За две недели до нового, 2017 года губернатор Челябинской области Борис Дубровский бросил все дела и срочно выехал в поселок Березняки. Ситуация на Березняковском карьере, который разрабатывает компания «Южуралзолото», была экстренной: образовавшаяся трещина грозила разрывом магистральному нефтепроводу «Транснефти». В сутки через нефтепровод прокачивается примерно сто составов с нефтью, в год — 120 млн т, или половина всего российского экспорта. Авария могла привести к техногенной катастрофе и срыву поставок нефти. На этом неприятности губернатора не закончились. После обращения главы «Транснефти» Николая Токарева Ростехнадзор приостановил разработку карьера. Руководство «Южуралзолота» возмутилось, а 500 работников предприятия написали открытое письмо Владимиру Путину. Оказавшись меж двух огней, Дубровский все же призвал возобновить работы на карьере в ближайшие сроки.

Владелец «Южуралзолота» Константин Струков F 108 всегда ладил с местными властями. По словам его знакомых, он «лишен политесов» и, как мог убедиться Forbes, прост в общении и нередко очень эмоционален. Предприниматель из списка Forbes, переживший не одну смену региональных элит, живет в городке Пласт, знает всех соседей и часто спускается в шахту к рабочим, до которой добирается на «Ниве». Что это — имидж или истинное лицо регионального миллиардера?

Чужая земля

Потомок уральских казаков Константин Струков в первый раз попал в шахту на втором курсе Магнитогорского горно-металлургического института. Любитель почитать о золотой лихорадке, он проникся романтикой горного дела. Окончив в 1980 году кузницу кадров «Магнитки» (Магнитогорский институт оканчивали, например, владелец ММК Виктор Рашников F 14 и Дубровский, который до назначения губернатором возглавлял ММК), Струков по распределению попал в Казахстан. Карьеру он начал в производственном объединении «Караганда уголь». Затем шесть лет проработал в Севказгеологии (структура Мингео СССР) и в 1987 году устроился в артель старателей «Енбек» («труд» в переводе с казахского).

По договору с госкомбинатом «Каззолото» артель добывала и продавала золото с его месторождений, а также строила вокруг них инфраструктуру. Работали по 12 часов под землей, рассказывает бывший геолог «Енбека» Марат Матцаков. Вкалывали не бесплатно: если хороший геолог из Мингео получал 220 рублей, то старатель мог заработать до 3000 рублей в месяц.

За шесть лет Струков прошел путь от главного инженера шахты до председателя артели. Однако после распада СССР в бывших советских республиках для русских специалистов настали не лучшие времена. Приоритет отдавался местным кадрам, вспоминает Матцаков: «Русский занять руководящую должность уже не мог». Стали возникать проблемы и на бытовом уровне. «Я понял, что мы живем в другом государстве и никакой перспективы для дальнейшего развития нет», — вспоминает Струков.

В 1993 году он «за один день решил все бросить» и уехал в родной Оренбург. Поселив семью в съемной квартире, Струков начал искать работу. Поиски привели старателя в Башкирию. Башкирский медно-серный комбинат сдал Струкову в аренду два золотоносных месторождения рядом с городом Сибай и перерабатывал добытую им руду. Договориться с комбинатом помогли связи, признает Струков: «Мы же все друг друга знаем, учились вместе». В середине 1990-х выпускников Магнитогорского института можно было встретить не только среди горняков Башкирского медно-серного комбината, но и в администрации Сибая. В 1994 году Струков зарегистрировал в Сибае ООО «Купрум» и пригласил коллег из «Енбека». Откликнулись 350 специалистов. Люди хватались за любую возможность, чтобы «удрать из Казахстана», объясняет Матцаков, а Струков был хорошим организатором и «великолепно ладил с людьми».

Начинать пришлось с нуля, рассказывает старатель: «Голое поле и подземная разработка». Запустить рудник помогло оборудование, которое «енбековцы» вывезли из Казахстана. Старатели жили в строительных вагончиках, не был исключением и Струков: «Я четыре месяца спал на полу и два года жил с товарищем на одной кровати — он вставал, я ложился».

Денег от золотодобычи хватало только на зарплаты, утверждает Струков: «Предприятия еле-еле существовали. Многие мукой и башмаками зарплату выдавали. О какой прибыли тогда могла идти речь?»

Ходоки с Урала

Постепенно дела «Купрума» наладились, и к сентябрю 1997 года рядом с Сибаем вырос целый шахтерский поселок. Струков отмечал здесь свое 39-летие, но приезжие суровые мужчины собрались на пороге его дома отнюдь не для поздравлений. Целая делегация из челябинского ОАО «Южуралзолото» во главе с председателем профсоюза приехала уговаривать Струкова спасти предприятие. Производство полностью встало, а улицы их родного Пласта заполонили голодные бастующие шахтеры.

Струков был хорошо знаком с ситуацией на «Южуралзолоте». Двумя годами ранее он по предложению тогдашнего гендиректора предприятия Юрия Носырева взял в разработку шахту «Восточная». Струков с командой «енбековцев» перебрался в Пласт, зарегистрировал там «Уральскую золотодобывающую компанию «Восточная» (УЗК «Восточная»), откачал воду из шахты, оборудовал подъем и приступил к работе. Но за добытое золото Струков, как он сам говорит, получал от Носырева «крохи». Директора крупных ГОКов всегда недоплачивали, объясняет бизнесмен Сергей Паушок, сколотивший капитал на золотодобыче. При этом проценты по банковским кредитам достигали тогда 300% годовых и съедали всю прибыль. Носырев предлагал поработать на месторождениях «Южуралзолота» и Паушку, но тот отказался.

Струков инвестировал в «Восточную» всю прибыль с «Купрума» и дорожных подрядов и к 1997 году добывал на шахте 200-300 кг золота. Его успехи оценил мэр Пласта Александр Неклюдов и предложил Струкову возглавить «Южуралзолото». В 1996 году предприятие добыло менее 800 кг золота, получило убыток в 31 млн деноминированных рублей ($5 млн), его долг превышал 100 млн ($16 млн). Струков согласился, ему было жаль денег и времени, потраченных на «Восточную», и не хотелось оставлять коллектив в 300 человек: «Бросить людей вместе со всеми тонуть?»

Глава Союза золотопромышленников Сергей Кашуба вспоминает, что в то время бизнес по добыче золота мало кого интересовал: «Цена на золото была $300 за унцию, все лежало мертвяком». Тем не менее за пару лет до приглашения Струкова в «Южуралзолото» фонд Columbus Capital купил миноритарный пакет компании, среди партнеров фонда был будущий президент МТС, инвестбанкир Василий Сидоров. Он вспоминает, что Струков появился в компании «весьма уверенно» и позже консолидировал крупный пакет, видимо, не без поддержки местных властей. Струков, который пробыл гендиректором «Южуралзолота» полгода, говорит, что скупил у коллектива около 20% предприятия, а потом уехал в свой шахтерский поселок в Сибае. К этому времени ОАО «Южуралзолото» оказалось на грани банкротства, и ходоки отправились за помощью к Струкову в Сибай.

Осенью 1997 года УЗК «Восточная» Струкова учредила в равных долях с ОАО «Южуралзолото» одноименное ЗАО, куда были переданы шахта «Центральная», лицензия на крупнейшее на Урале Светлинское месторождение золота и две золотоизвлекательные фабрики. Струков вновь стал гендиректором «Южуралзолота» — на этот раз ЗАО. Миноритарии ОАО расценили реорганизацию как вывод активов. У самого Струкова иная версия: по его словам, шахта «Центральная» была убыточна, одна из фабрик не модернизировалась с 1911 года, а за счет аренды, которую ЗАО платило за активы, погашались долги ОАО.

Формы собственности

В конце 1997 года жители Пласта осадили городскую администрацию. Со слов Струкова, из-за долгов областное правительство во главе с премьером Владимиром Уткиным решило обанкротить и ликвидировать ОАО «Южуралзолото». На этом предприятии, в лучшие годы обеспечивавшем 80% производства Пласта, работало 30% трудоспособного населения города. Как раз в разгар забастовки в Пласт из Сибая вернулся Струков. «Делай что хочешь, только убери их с площади», — якобы умолял мэр Пласта Неклюдов Струкова.

В отличие от правительства губернатор Челябинской области Петр Сумин и Неклюдов выступали против ликвидации и хотели сохранить производство, рассказывает Струков. Для этого назначенный областной администрацией внешний управляющий разделил имущество «Южуралзолота» на три производственных комплекса и выставил их на продажу. Самый крупный лот, в который вошли акции ЗАО «Южуралзолото», за 12,8 млн рублей купила УЗК «Восточная» Струкова. Базовое ОАО было обанкрочено и ликвидировано. Фонд Columbus Capital признал свои инвестиции стратегической ошибкой.

Между тем дела у ЗАО «Южуралзолото» пошли в гору. Помогли банки, которые вышли на рынок золота, и дефолт 1998 года с девальвацией рубля. Струков погасил долги перед «Челябэнерго» и Гохраном, реконструировал золотоизвлекательную фабрику, в четыре раза нарастил добычу в Челябинской области. С учетом купленных в Хакасии и Красноярском крае месторождений «Южуралзолото» добыло в 2006 году более 4 т золота.

В августе 2007-го Струков договорился с канадским Highland Gold о покупке Дарасунского рудника за $15 млн. И вдруг через месяц ЗАО «Южуралзолото» подало иск о своем банкротстве. Активы к тому времени были выведены в новое ОАО «Южуралзолото Группа Компаний». Струков говорит, что реорганизация была подготовкой к IPO, запланированному на 2008 год. На биржу компания так и не вышла.

Была и другая версия. Банкротство фиктивное, а компания хочет уйти от выплаты долга, утверждал представитель компании «Истерн Гейт Секьюритиз», добивавшейся от «Южуралзолота» возврата $6,3 млн через суд. История эта туманная. Из документов суда следует, что права требования передал «Истерн Гейт» Центробанк Монголии, который получил их по соглашению о цессии от банка «Кредиттраст». Струков говорит, что в 2004 году взял в «Кредиттрасте» кредит на $8 млн, а летом того же года у банка отозвали лицензию. Затем Струкову позвонили представители ЦБ Монголии и попросили вернуть деньги. Оказалось, что монгольский ЦБ размещал часть своих золотовалютных резервов на депозитах «Кредиттраста». С представителями монгольского ЦБ Струков не стал церемониться: «Мы у вас в долг не брали, обращайтесь в суд!» Тогдашний глава монгольского ЦБ Очирбатын Чулуумбат «постоянно жаловался» на зависшие деньги, рассказывает его знакомый: «Обращался в российское правительство через посольство, через премьера, поднимал вопрос на межправкомиссиях». Встречался и лично со Струковым. И в итоге бизнесмен перечислил деньги «Истерн Гейт Секьюритиз», действовавшей в интересах монгольского ЦБ.

ЧУК и губернатор

В феврале 2012 года к воронке Коркинского разреза подрулил «Гелендваген». Водительская дверь открылась, из-за руля вышел Владимир Путин. Подойдя к краю, он оценивающе посмотрел вглубь и изрек: «Если мы туда Останкинскую башню поставим, ее не видно будет». Константин Струков, который стоял рядом, согласился.

За месяц до президентских выборов премьер приехал лично осмотреть сползающий в карьер шахтерский поселок. Состояние домов повергло Путина в шок, и он распорядился немедленно переселить жителей. На расселение требовалось 5 млрд рублей: по 2 млрд из федерального и областного бюджетов, 1 млрд рублей пообещал выделить Струков. В итоге бизнесмен, по его словам, вложил в рекультивацию разреза в два раза больше.

Если бы Струков в свое время не «согласился взять, по сути, брошенный карьер», трудностей было бы гораздо больше, признавал Михаил Юревич, сменивший на губернаторском посту Петра Сумина. Именно Сумин, чтобы не допустить чужаков, фактически заставил Струкова забрать «Челябинскуголь» (Коркинский разрез был его основным предприятием), считает председатель Независимого профсоюза горняков Александр Сергеев. Приход Струкова на «Челябинскуголь» инициировали власти, подтверждает бывший вице-губернатор Андрей Косилов.

Задолго до провала поселка в разрез в июле 1998 года Косилов отправился в Копейск, где шахтеры «Челябинскугля» перекрыли участок Транссиба, требуя выплаты зарплат. Сумин тогда лично взялся за решение проблемы, вспоминает один из тогдашних лидеров профсоюза «Челябинскугля». Губернатор договорился с Минтопэнерго о дотации на 10 млн рублей и погасил часть долга. А в начале 2000-х, когда долги «Челябинскугля» превысили 4 млрд рублей, пригласил Струкова возглавить предприятие.

Струков предложил опробованную схему: обанкротить должника, активы вывести в новую компанию. Оздоравливать «Челябинскуголь», объединявший 26 предприятий, можно было только поэтапно, объясняет бизнесмен: «Взяли одно предприятие, оздоровили, передали. Дальше второе, третье». Предполагалось, что во вновь созданной Челябинской угольной компании (ЧУК) у регионального правительства будет 49%, а у РАО ЕЭС — контроль («Челябэнерго» был основным потребителем «Челябинскугля»). Но в итоге 100% ЧУК, которую возглавил Струков, досталось «Южуралзолоту».

«РАО ЕЭС не захотело брать на себя ответственность за судьбу Челябинского угольного бассейна. А Струков не побоялся. За что Сумин был ему благодарен и при жизни высоко ценил и уважал его», — объясняет Косилов. Сумин не раз вступался за ЧУК, когда местные энергетики пытались переориентироваться на поставки из Кузбасса и Казахстана. Тем не менее спрос на местный уголь год от года падал. Бурый челябинский уголь менее качественный, и электростанции, которые его потребляют, переходят на газ, объясняет один из угольщиков.

Добыча ЧУК к концу 2000-х упала в три раза, менее чем до 1 млн т. Струков покинул пост гендиректора ЧУК в 2007 году и говорит, что с тех пор компания в основном занимается рекультивацией, а не добычей угля. За все время Струков вложил в ЧУК, по своим оценкам, «не одну сотню миллионов долларов». Однако к концу 2017 года компания будет ликвидирована. Три из четырех шахт ЧУК и один из двух разрезов были закрыты еще в 2000-х, в 2013 году завершила работу последняя шахта, вскоре прекратится добыча и на Коркинском разрезе. Между тем Струков не потерял интереса к угольной промышленности.

Кузбасские проекты

Обычно Струков работает один. Бизнесмен как-то сделал исключение из этого правила и до сих пор с неохотой вспоминает об этом. В 2005 году он вместе с кемеровским предпринимателем Виталием Горшковым учредил ООО «Кузбассполиметалл». Название говорило само за себя: компания должна была заняться инвестициями в добычу золота, меди и других ископаемых Кузбасса.

Первым приобретением стал Тагарышский разрез с запасами угля почти 40 млн т. На осмотр производства Струков прилетел на обычном рейсовом самолете и, не переодеваясь в горнорабочую спецовку, сразу пошел инспектировать горный отвод. На шахтеров это произвело впечатление, вспоминает Горшков.

Разрез хотя и находился в управлении «Кузбассразрезугля» миллиардеров Искандера Махмудова F 19 и Андрея Бокарева F 52, но принадлежал другим московским бизнесменам, рассказывает Горшков. Покупка обошлась партнерам в 90–100 млн рублей. Средства внес Струков, а Горшков как управляющий партнер должен был заняться развитием бизнеса.

Всего через год партнеры разругались. Когда выяснилось, что у разреза имеются долги, а его основные активы перешли к принадлежащему Горшкову «Энергоуглю», Струков инициировал переизбрание совета директоров, который сместил управляющего партнера с поста гендиректора и подал на банкротство «Кузбассполиметалла». Горшков, в свою очередь, тоже обвинил Струкова в выводе активов и подал в суд.

Ссора партнеров парализовала работу на Тагарышском разрезе и выплату зарплат шахтерам. Это вызвало ярость губернатора Амана Тулеева. Заявив, что «собственники руководят предприятиями бездарно», он потребовал от прокурора Кемеровской области проверить деятельность «Кузбассполиметалла». Вскоре стало известно, что Струков вышел из капитала «Кузбассполиметалла», а лицензии на участки Тагарышского разреза были переведены в структуры, аффилированные с акционерами холдинга «Сибирский цемент». «Это был неудачный проект. Я просто перестал этим заниматься», — прокомментировал Струков. Основной причиной конфликта стало недоверие, уверен Горшков. Помешала и «отличительная черта характера» Струкова: «Он привык работать только один». Горшков до сих пор сожалеет, что проект не состоялся.

Струков же наладил отношения с Тулеевым и вернулся в Кузбасс. За последние четыре года он купил в регионе лицензии на несколько участков с запасами, превышающими 100 млн т угля, а также две шахты и разрез с добычей 3 млн т. «Надо построить хорошую компанию с перспективой лет на тридцать», — говорит Струков. Еще недавно он собирался отойти от бизнеса и заняться политикой.

Политика и конкуренты

В марте 2016 года челябинские СМИ облетела новость: Константин Струков собрался баллотироваться в Госдуму. Накануне региональных праймериз «Единой России» Струков дал большое интервью изданию Znak.com и сообщил, что в партии его выдвижение никто не одобрил. И это несмотря на то, что в 2015 году Струков стал крупнейшим жертвователем «Единой России» среди физлиц, перечислив 5 млн рублей, еще 4,3 млн рублей перевел главный экономист «Южуралзолота» Владимир Довженко.

Струков отнесся к политической борьбе со всей серьезностью и, судя по сообщению Федеральной антимонопольной службы, был готов передать «Южуралзолото» своей дочери Евгении Кузнецовой. Но за три месяца до выборов неожиданно отказался от участия. На федеральном уровне рекомендовали другого кандидата, поясняет один из депутатов Госдумы от Челябинской области.

По словам Струкова, в руководстве «Единой России» пояснили, что «люди, которые занимаются бизнесом, пускай им и занимаются». Между тем в политике Струков отнюдь не новичок. Он с 2000 года является депутатом челябинского Заксобрания, а летом 2016-го стал еще и вице-спикером.

Струков — нужная политическая и бизнес-фигура в регионе, говорит его коллега по Заксобранию. По его словам, хорошие отношения Струкова с региональной властью обусловлены тем, что он является крупным работодателем и «поставщиком бюджетных поступлений»: «Его нужно беречь, лелеять и сохранять». При этом Струков демократичен и не кичится своими достижениями, продолжает собеседник: «Может разговаривать что со сварщиками, что с горным рабочим». «Я точно так же, как они, хожу в шахту», — утверждает сам Струков.

Желание стать депутатом Госдумы Струков объясняет желанием «выйти из бизнеса и заняться другими делами». По данным Союза золотопромышленников, компания «Южуралзолото» за счет покупки в 2015 году «Соврудника» вышла на четвертое место в России по объему добычи с показателем в 14,6 т. Forbes оценил золотодобывающий бизнес Струкова примерно в $1 млрд. Запасы, по словам Струкова, составляют около 1000 т золота. Оборот группы в 2016 году — $620 млн, EBITDA— $250 млн, отношение долга к EBITDA — 0,7. Но из-за низкого содержания золота в руде «компания далеко не конфетка», признает Струков.

Струков пытался вывести компанию на биржу, но IPO «Южуралзолота» срывалось дважды — в 2008-м из-за кризиса и в 2011 году. Сейчас одним из вариантов может быть объединение с кем-то из конкурентов, рассуждает Струков: «Надо так выстраивать отношения в любом деле, так себя позиционировать, чтобы ты всегда был кому-то нужен. Тогда тебе никакая конкуренция не страшна».

Россия. ЦФО. УФО > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 20 июля 2017 > № 2250405 Сергей Титов


США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 20 июля 2017 > № 2250389 Дональд Трамп

Выдержки из интервью Трампа New York Times

Питер Бейкер (Peter Baker), Майклу Шмидту (Michael S. Schmidt), Мэгги Хаберман (Maggie Haberman), The New York Times, США

В среду президент Трамп дал в Овальном кабинете эксклюзивное интервью репортерам New York Times Питеру Бейкеру (Peter Baker), Майклу Шмидту (Michael S. Schmidt) и Мэгги Хаберман (Maggie Haberman). На встрече также присутствовала пресс-секретарь Белого дома Хоуп Хикс (Hope Hicks). В один из моментов в кабинет вошла дочь и советник президента Иванка Трамп вместе со своей дочерью Арабеллой.

Ниже приводятся выдержки из этой беседы на основе стенографической записи New York Times. Они немного подредактированы для ясности, и там опущены некоторые комментарии и отступления.

***

ТРАМП: Ну вот, Наполеон плохо кончил. Но я спросил. Я спросил президента: как насчет Наполеона? Он сказал: «Нет, нет, нет. То, что он сделал, это невероятно. Он спроектировал Париж». [неразборчиво] Уличная сеть, как они работают, ну, знаете, как спицы в колесе. Он еще много чего сделал. Но его проблема в том, что он той ночью не поехал в Россию, так как у него были другие занятия, а они все замерзли до смерти. Сколько раз Россию спасала погода? [неразборчиво]

[обмен репликами, неразборчиво]

То же самое случилось и с Гитлером. Но по другой причине. Гитлер хотел закрепиться на позициях. Он был на грани легкой победы. Но он хотел закрепиться, и тут вдруг температура опустилась до минус 35. И его армии пришел конец.

[обмен репликами]

Но русские умеют великолепно воевать на морозе. Они используют мороз к собственной выгоде. Надо сказать, они победили в пяти войнах, когда выступавшие против них армии замерзли до смерти. [обмен репликами] Это поразительно.

БЕЙКЕР: Мы говорим под запись, и многие люди очень хотят узнать о вашем разговоре с президентом [Владимиром] Путиным на обеде. Неудивительно. Так о чем же вы говорили и…

ТРАМП: Тот обед был очень долгий, его планировали заранее. Это был вечер в опере. Это последний вечер и прощание с Германией и с Ангелой Меркель. Это был ее обед. Ну, все о нем знали. О нем было хорошо известно.

Мелания сидела в другом конце стола, далеко от меня, очень далеко. Она сидела рядом с Путиным и с кем-то еще, я не знаю. Она сидела рядом с Путиным.

ХАБЕРМАН: Она была там до конца?

ТРАМП: Да. Она сидела рядом с Путиным.

БЕЙКЕР: А по-русски она говорит?

ТРАМП: Нет. Она говорит на других языках. Она сидела рядом с Путиным и с кем-то еще, вот так. Обед шел своим чередом, и дело шло к десерту. Я подошел поприветствовать Меланию и заодно поздоровался с Путиным. На самом деле это был просто обмен любезностями, не более того. Беседа была недолгой, но знаете, минут 15 она заняла. Говорили о разном. И было очень интересно, потому что мы затронули тему усыновления.

ХАБЕРМАН: Действительно?

ТРАМП: Мы говорили об усыновлении российских детей. Да. Я всегда считал это интересной темой. Потому что, знаете, он прекратил это несколько лет назад. И я действительно поговорил с ним об усыновлении российских детей. Это было интересно, потому что об этом же на той встрече говорил и Дон [сын Трампа]. Как я уже отмечал, большинство людей, когда им звонят и говорят: «Кстати, у нас есть информация о вашем оппоненте»… Так вот, я думаю, большинство политиков — знаете, я беседовал со многими, и они говорили [неразборчиво]: «Да кто откажется от такой встречи?» Они говорили…

ХАБЕРМАН: Сенаторы, которые внизу?

ТРАМП: Многие. Они говорили: «Кто откажется от такой встречи?»

БЕЙКЕР: Вы спрашивали их об этом за обедом?

ТРАМП: Ну да, парочку спрашивал. Они — знаете, это было до того, как Россия стала горячей темой, не забывайте. А в то время Россия не была горячей темой. Это было почти полтора года назад. Тогда все было иначе, это сейчас Россия стала радиоактивной темой. Россия была просто Россией.

ХАБЕРМАН: Могу я в таком случае спросить…

БЕЙКЕР: Извините, что перебиваю. Но в электронном письме говорится нечто такое, что я считаю очень любопытным, и мне интересно, что вы об этом думаете. Там говорится, что Россия и ее правительство поддерживают Трампа. Так что же на самом деле произошло на встрече…

ТРАМП: Ну, я это письмо никогда не видел. Никогда не видел это письмо до…

БЕЙКЕР: Правильно, но теперь увидели. Так как вы можете это истолковать, когда увидели его, что это значит?

ТРАМП: Ну, Хиллари устроила перезагрузку. Кто-то сегодня говорил об этом, а еще я читал, что Хиллари Клинтон смерть как хотела вернуться к перезагрузке с Россией. Ее муж произнес речь, получил полмиллиона баксов, когда она была госсекретарем. Она на посту госсекретаря заключила эту урановую сделку, которая просто ужасна, и получила много денег. Она была против санкций. Она была абсолютно против антироссийских санкций.

БЕЙКЕР: Когда это было?

ХАБЕРМАН: Вы помните, когда это было? Я не помню.

ТРАМП: Я просто видел это. Просто видел. Она была против санкций, решительно выступала против антироссийских санкций.

ХАБЕРМАН: Это было после Крыма, я полагаю? Мы об этом ведем речь?

ТРАМП: На самом деле, я не знаю…. Но где-то в это время. И не забывайте, Крым отдали при Обаме. Не при Трампе. Я тогда был на одном из шоу, и я сказал, что они абсолютно правы, но пересказали все иначе. Но он… это… Крым ушел при администрации Обамы, он отдал его, позволил ему уйти. Знаете, он может сколько угодно делать жесткие заявления, и в свое время он жестко разговаривал с Северной Кореей. Но в действительности все было не так. Он разговаривал с Северной Кореей недостаточно жестко. И знаете, сегодня у нас с Северной Кореей большие проблемы. Большие, очень большие. Посмотрите на все это, вы увидите линию на песке. Красную линию на песке в Сирии. Он не стрелял. Это я стрелял. Если бы он стрелял, у него бы не было этих — если бы он сделал нечто решительное, потому что, помните, там была гигантская газовая атака после этого его заявления. Гораздо мощнее, чем они провели при мне.

ХАБЕРМАН: Это тоже был зарин?

ТРАМП: Зарин. Погибло огромное количество людей, молодежи, детей. А он ничего не сделал. Это были знаменитые выходные, когда все просили его: сделай это, сделай это. Они думали, что добились своего, а он… Я скажу, нелегко такое сделать, потому что когда я принимал это решение, я был с руководителем Китая. А генерал Мэттис [министр обороны Джим Мэттис] сказал: «Мы готовы, сэр». И я ему в ответ [бормочет], я говорю [бормочет]. Я говорю: смотрите, вы же убьете людей.

ХАБЕРМАН: Да.

ТРАМП: Это ненавистно, это трудно. Знаете, Обама — я могу его понять в определенной мере, но некоторые вещи просто приходится делать. Но опять же, это трудно, это очень непростое решение.

БЕЙКЕР: Хочу прояснить до конца про почтовые сообщения. Теперь, когда вы увидели это электронное сообщение про действия российского правительства, как вы его истолковали?

ТРАМП: Ну, сначала я думал, что это имеет какое-то отношение к российским деньгам, которые шли на нужды НКДП (Национальный комитет Демократической партии, прим. ред.). Где-то я слышал об этом. Ну, типа, это было противозаконное действие НКДП или демократов. Вот что я слышал. Не знаю, где я это слышал, но я слышал, что это как-то связано с незаконными действиями по отношению к НКДП. А потом, если взглянуть на то, что стало достоянием гласности, получается, что они совершали ужасные поступки. Вот что я слышал. Но я не знаю, что это значит. Я знаю одно: когда кто-то звонит и говорит, что у него есть информация… Посмотрите, что они со мной сделали из-за России, а ведь это было полное вранье.

Суть дела такова. Страна добивается немалых успехов. Мы делаем множество замечательных дел. Уровень безработицы —самый низкий за 16 лет. Рынок ценных бумаг поднялся до высочайшей отметки. Почти на 20% после моего прихода к власти. И мы напряженно работаем над здравоохранением. Расследование против России… Это не расследование, оно не против меня. Знаете, они смотрят на многое.

ХАБЕРМАН: Это широкая…

ТРАМП: Они изучают всю большую картину.

БЕЙКЕР: Вот поэтому я хочу вернуться к этим электронным письмам. Беспокоит ли это вас? Давайте скажем, что результаты выборов не изменились из-за всего того, что сделала Россия. Вы это хотите сказать? В этом смысл…

ТРАМП: Между прочим, так все говорят.

БЕЙКЕР: Да. Вы указываете на то, что демократы пытаются этим оправдаться, хорошо. Но не вызвали ли у вас беспокойство эти письма, а также то, что российское правительство пыталось как-то скомпрометировать…

ТРАМП: Знаете, Питер, честно говоря, я не очень внимательно это изучал.

БЕЙКЕР: Ладно.

ТРАМП: Я просто слышал, что было какое-то письмо с просьбой о встрече или что-то такое — да, с просьбой о встрече. Что у них есть какая-то информация о Хиллари Клинтон. И я тогда сказал — ну, что в политике это обычное дело.

ШМИДТ: Вы в то время знали, что у них была встреча?

ТРАМП: Нет, я ничего не знал об этой встрече.

ШМИДТ: Но вы не…

ТРАМП: Должно быть, это была не очень важная встреча, так как я ничего о ней не слышал.

ХАБЕРМАН: Что, вам никто ни слова не сказал, ничего? Я знаю, мы говорили об этом немного в самолете.

ТРАМП: Нет, мне никто не говорил. Я ничего не знал — это была не очень важная встреча, судя по тому, как о ней говорили.

БЕЙКЕР: Но в тот день, когда вы выиграли номинацию в Нью-Джерси и в Калифорнии, а также праймериз, когда вы выступали с речью в тот вечер, вы заявили, что расскажете о нечистоплотных сделках Хиллари Клинтон с Россией и с другими странами. И было это спустя всего три часа после того, как Дон-младший…

ТРАМП: Первое, вы помните, я тогда произносил много речей.

БЕЙКЕР: Людей заинтересовало совпадение по времени.

ТРАМП: Много было этих речей. Я все время ее критиковал.

БЕЙКЕР: Да, я знаю, но…

ТРАМП: Там было что-то про книгу о клинтоновских деньгах.

БЕЙКЕР: Да, но она вышла за год до этого.

ТРАМП: Но мы вскрывали все это целиком. Было что-то об этой книге. Питер, это все, что я делал — произносил речи о ней…. Не знаю, сказал ли я что-то отличное от того, что делал. Я произносил очень сильные речи об этой нечистоплотной переписке. 33 тысячи сообщений удалили и вымарали; все, что она делала. Я регулярно выступал с такими речами…. Я уже не мог сказать о Хиллари Клинтон ничего хуже того, что говорил до этого

ХАБЕРМАН: [смеется] Извините.

ТРАМП: Ну, то есть, я говорил и разоблачал, она удаляла и вымарывала, а этого никто не делает из-за издержек. Я понятия не имею, как ей это сошло с рук. 33 тысячи электронных сообщений. Я говорил о закулисных сделках, я говорил об урановой сделке, я говорил о речи, что Россия дала Клинтону 500 тысяч долларов, когда она была госсекретарем — мужу Хиллари. Честно, Питер, это все. Ну, за исключением того случая, если бы стало известно, что она стреляла кому-то в спину. А так я не мог добавить что-то новое к своему репертуару.

ХАБЕРМАН: На Пятой авеню…

ТРАМП: Смотрите, что получается. У нас директор ФБР, исполняющий обязанности, который получил 700 тысяч долларов, его жена, которая получила 700 тысяч долларов по сути дела от Хиллари Клинтон. Потому что делалось это через Терри (губернатор Виргинии Терри Маколифф (Terry McAuliffe) — прим. пер.) А Терри это Хиллари Клинтон.

ХАБЕРМАН: Вы имеете в виду жену Эндрю Маккейба (Andrew G. McCabe)?

ТРАМП: Жену Маккейба, да. Она получила 700 тысяч долларов, а он работает в ФБР. Что вы об этом думаете? Но когда вы говорите об этом, стоит на минуту задуматься. Я не думаю — вы можете дать мне целый поток новой информации — я не думаю, что могу здесь что-то добавить, этим все сказано. Знаете, можно многое говорить. А потом все надоедает, так ведь? Вот как можно удалять почтовую переписку, получив повестку от конгресса США? За это в тюрьму сажают, когда в гражданском деле удаляют электронные сообщения. А здесь — она получает письмо из конгресса США…

БЕЙКЕР: Так ее сейчас следует привлечь по закону?

ТРАМП: Что?

БЕЙКЕР: Может, ее сейчас следует привлечь к суду? Почему бы не привлечь?

ТРАМП: Ну, я этого не хочу говорить. Не хочу говорить.

ШМИДТ: Последнее.

ТРАМП: Питер, вы понимаете, что я имею в виду.

БЕЙКЕР: Я знаю.

ТРАМП: Я имею в виду вот что. Предположим, они могли мне дать дополнительную информацию. Это бы мне не помогло. У меня было столько материалов…

ШМИДТ: Последнее. Если Мюллер…

ТРАМП: Если бы я использовал эту информацию, лучше бы все равно не стало. Потому что я и так победил.

ШМИДТ: Последнее. Если бы Мюллер захотел изучить ваши финансы и финансы вашей семьи, не имеющие отношения к России, стало бы это красной чертой?

ХАБЕРМАН: Не вышло бы это за рамки обвинения?

ТРАМП: Я бы сказал да. Я бы сказал да. Кстати, я бы сказал, что я не… Ну, возможно, есть какая-то квартира или что, я продаю много квартир, и вдруг кто-то из России купит такую квартиру, кто знает? Я не зарабатываю деньги в России. На самом деле, у меня есть письмо в подтверждение этого, от одной из самых авторитетных юридических фирм, от аудиторских фирм. У меня нет зданий в России. Говорят, будто я владею зданиями в России. Это неправда. Говорят, будто я зарабатываю деньги в России. Не зарабатываю. Не владею, не зарабатываю, нет и нет. Когда-то я изучал возможности по заключению сделки в России, но не заключил ни одной. Если не считать конкурс «Мисс Вселенная», проведенный там восемь, девять лет назад [обмен репликами].

ХАБЕРМАН: Если бы он вышел за рамки, задумались бы вы…

ТРАМП: Я думаю, это нарушение. Ведь это следствие по России. Поэтому мне кажется, если он хочет посмотреть, что ж. Финансовое положение у меня очень хорошее, моя компания невероятно успешна. И вообще, когда я подаю отчетность, люди поражаются и говорят: «Вот это да». Люди понятия не имеют, насколько она успешна. Это великолепная компания. Но я сейчас даже не думаю об этой компании. Я думаю о другом. Потому что когда занимаешься такими делами, компании кажутся пустяком. Я серьезно так думаю. Они кажутся мелочью. Но у меня нет доходов из России. Я не занимаюсь бизнесом в России. Тот человек, которого вы упомянули, и его сын, они чудесные люди. Но по сути дела, они привезли конкурс «Мисс Вселенная» в Россию, чтобы открыть новое направление в своем бизнесе. Может, дело в том конференц-центре, где проходил этот конкурс. Это был чудесный вечер, а я уехал. Я уехал, знаете ли, уехал из Москвы. Это была не Москва, это было за ее пределами.

ХАБЕРМАН: Вы бы уволили Мюллера, если бы он вышел за определенные параметры своего обвинения? [обмен репликами]

ШМИДТ: Что бы вы сделали?

[обмен репликами]

ТРАМП: Я не могу, не могу ответить на этот вопрос, потому что такое вряд ли произойдет.

США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 20 июля 2017 > № 2250389 Дональд Трамп


Латвия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 20 июля 2017 > № 2250388

Александр Кирштейнс: Путину «Согласие» не нужно, он все может уладить с людьми из латышских партий

Элита Вейдемане (Elita Veidemane), Neatkarigas Rita Avize, Латвия

Интервью с депутатом Сейма Александром Кирштейном (Национальное объединение) об автоматическом предоставлении гражданства детям неграждан и о всенародных выборах президента, о версиях политического скандала из-за «разговоров олигархов», о влиянии России в Латвии и в мире, а также об изменении политического климата.

NRA: Президент Латвийского государства предложил подумать об автоматическом предоставлении гражданства детям неграждан. Как вы оцениваете эту инициативу?

Александр Кирштейнс: Думаю, президент не знает о Латвийско-российском мирном договоре от 1920 года, в котором определено, кто может быть гражданином Латвии. В этом договоре определено, что гражданином может быть тот, чьи родители жили в административных границах Латвии до Первой мировой войны. Все остальное — только дополнения и исправления. Был дан год для оптации: все те, кто с 1920 по 1921 годы хотели стать гражданами Латвии, могли подать заявки. И многие это использовали, в том числе и люди, бежавшие от большевиков, были и такие, кто не имел никакой связи с латышами и владением латышским языком. Но оптация закончилась. У нашего президента должен быть ясный ответ тем, кто спрашивает: почему так — я приехал в Латвию на танке, но у меня нет гражданства ЛР? Президент может ответить: потому, что ваш дедушка не использовал возможность оптации. Во-вторых, в условиях разделенного образования то, что предложил президент, больше похоже на государственную измену. Почему? Потому, что у нас при наличии настолько либерального Закона о гражданстве это выбор родителей, будет их ребенок гражданином или нет. Если родители не хотят, значит, в семье такое воспитание, и поэтому мы не должны навязываться со своим гражданством. Так, к примеру, в Дании только с 18-летнего возраста иностранец может выбрать гражданство, родители при этом ничего не решают. Почему здесь многие родители не хотят, чтобы их дети были гражданами ЛР? Они ждут — Латвия когда-нибудь снова будет составной частью Российской империи, они связывают будущее своего ребенка с Россией.

- Каковы ваши прогнозы относительно образования только на государственном языке?

— Я настроен пессимистично. В свое время я верил, что постепенно это произойдет до 2004 года. Но было резкое отступление, и его начала Вайра Вике-Фрейберга, потому что она не подписала Закон о государственном языке, который был жестче нынешнего. Вике-Фрейберга грозила, что в случае принятия такого жесткого закона, нас не примут в НАТО и ЕС. Такая позиция президента стала сигналом: до этого каждый год сокращалось число родителей, отправлявших своих детей в школы русского потока, но после того, как президент отбросила назад Закон о государственном языке, желание учиться в русском потоке снова возросло. У нас нет записей таких разговоров, как «разговоры олигархов», поэтому мы не знаем, произошло ли это после визита Вике-Фрейберги в США или после ее встречи в Альпах с Путиным. Но это также объясняет трехкратный отказ разрешить опубликовать списки агентов КГБ. Через сто лет в Латвии русских школ, наверное, больше не будет, но сейчас влияние России в Латвии велико, и переход на обучение в школах только на государственном языке это далекая цель.

- Раймондс Вейонис выдвинул еще одну инициативу — всенародно избираемый президент.

— В этом нет ничего нового. Во времена перестройки Горбачев, готовя новый договор о Советском Союзе, придумал, что в каждой советской республике будет свой президент. Общество юристов Латвийской ССР во главе с Валдисом Биркавсом должно было подготовить закон о президенте ЛССР. Но события развивались быстрее, и СССР развалился. Было ведь ясно, что президенты-резиденты, а именно: такие президенты, которые находятся под влиянием большого соседа, очень выгодны. К примеру, в Финляндии был Урхо Кекконен, который частично делал то, что велела Москва, но в то же время заботился о своем народе. Такой светлый агент… Что касается всенародно избранных президентов, то есть примеры: Узбекистан, Таджикистан, Казахстан, Молдова… Другой пример — Великобритания. Там нет президента, зато есть королева. Когда мы спросили у англичан, отказывалась ли когда-нибудь королевская персона подписать какое-либо решение парламента, они долго думали и ответили: да, в средние века. Но после того, как Кромвель отрубил королю голову, случаев не подписания больше не было. В США система выборщиков. Она была хороша до тех пор, пока ни избрали Трампа. Система выборщиков была задумана для того, чтобы к власти не пришли популисты. В Латвии партии могут сказать, кого они хотят видеть президентом, и мы сказали, что хотим Эгилса Левитса. Почему «Единство» его не поддержало? В каких переговорах с «Согласием» они участвовали? Господин Вейонис придумал хитро: Кабинет министров формирует премьер, а министров назначает президент. Перед кем эти министры будут отчитываться? Перед премьером, президентом? Если президента будет выбирать народ, кто его выдвинет? Партии, частные лица? Кто будет собирать деньги на предвыборную кампанию? Общественные организации? Финансисты со стороны? Не захотят ли какие-то «олигархи» пожертвовать миллион, чтобы продвинуть «своего человека?..

…В Латвии очень большое влияние российских денег, и это может беспокоить наших союзников.

- Что об этом свидетельствует?

— Посмотрите, что произошло с объектами, гарантирующими независимость Латвии. По транспорту: еще в 2003 году мы от Сейма находились в качестве наблюдателей в Европейском парламенте, с утра до вечера там сидела группа балтийцев и говорила о проекте Rail Baltica, который нужно было реализовать за 10 лет. Прошло 14 лет. По энергетике: самый чистый способ получения энергии — атомная электростанция, что для такой маленькой страны, как Латвия, было бы самым выгодным вариантом. Если будет газовая блокада, как долго Инчукалнское газохранилище сможет обеспечивать нас газом? Два с половиной, три года. Почему рухнул проект Игналинской АЭС? В Литве провели неофициальный референдум, на котором большинство выразило обеспокоенность по поводу опасности АЭС. В Швеции один реактор на менее, чем миллион человек, и все спокойно… Оказалось, в свое время Россия агитировала немецких «зеленых» протестовать против строительства АЭС, чтобы у российского газа был сбыт. Теперь Запад поддерживает строительство российского газопровода, чтобы можно было платить России еще больше. Россия на эти деньги купит военные технологии, а Запад потом будет лицемерно жаловаться на российскую военную угрозу. Влияние России в Латвии продолжается посредством гражданства для новорожденных детей неграждан, школ с русским языком обучения, самоуправлений и госучреждений, не снесенных советских памятников. Зато все большие проекты остановлены. Это влияние глубже, чем мы можем видеть.

- Возможно, «разговоры олигархов» тоже могут свидетельствовать о влиянии России.

— Может быть. Комиссия Сейма по расследованию должна это выяснить: и если прокуратура кого-то спасла, то действовать соответствующим образом. Необходимо также выяснить, нет ли у (министра сельского хозяйства) Дуклавса или кого-то еще тайной собственности. В таком случае это реальное нарушение… И еще. Бизнес с Россией возможен только в том случае, если есть сотрудничество с людьми из Федеральной службы безопасности, потому что там нет ни одного бизнесмена, который не связан с этой службой. Если в Латвии построят объект стоимостью в миллион евро, то он неизбежно будет связан с упомянутой службой. Есть еще связь с делом Абрене. Российский миллиардер Петр Авен в одном из интервью откровенно рассказал, что он по заданию Путина встречался с Вайрой Вике-Фрейбергой и сказал, что если она уладит вопрос о латвийско-российской границе, разумеется, таким образом, что Абрене остается на стороне России, то в Латвию поступят грузы. Много грузов! Может быть — как оплата? Может быть, кто-то подслушал и эти разговоры? Пусть комиссия это расследует.

- Политические наблюдатели говорят, что слив «разговоров олигархов» выгоден только «Согласию».

— Ну, что это «Согласие»? Хорошо, у этой партии есть договор о сотрудничестве с путинской партией. Но Путину «Согласие» не нужно, потому что он все может уладить с людьми из латышских партий. Может быть, «Согласие» нужно только для того, чтобы вместе с их «Русским миром» организовать в Юрмале «Новую волгу-2»? Не нужно переоценивать роль «Согласия», но надо понимать, что Латвия это зона комфорта для русских — как старых, так и молодых. Ну, не ездят они отдыхать в Швецию. «Согласие» нужно именно для того, чтобы обеспечивать наличие этой зоны комфорта. А какие индивидуумы представляют наше государство в Европейском парламенте? Жданок от Русской партии и Мамыкин от «Согласия», с которыми сотрудничает Григуле из Союза зеленых и крестьян…

- Видите ли вы что-то позитивное в развитии государства?

— Снизятся налоги. Рост промышленного производства в 1-м квартале был 9%, растет также экспорт. Вспомним, что мы живем в незагрязненной, зеленой среде с 500-километрововй морской границей, и каждый гражданин совладелец всего этого. К тому же, есть прогнозы, что начиная с 2021-2025 года количество жителей Латвии больше не будет уменьшаться.

(Публикуется с небольшими сокращениями).

Латвия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 20 июля 2017 > № 2250388


Китай > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > carnegie.ru, 18 июля 2017 > № 2248781 Леонид Ковачич

Большой брат 2.0. Как Китай строит цифровую диктатуру

Леонид Ковачич

Став во главе Китая, Си Цзиньпин начал с жесткой борьбы с коррупционерами в рядах партийцев, а теперь намерен взяться за все общество. С помощью цифровых технологий и big data система будет анализировать данные о каждом гражданине, присваивая ему индивидуальный рейтинг. Законопослушных обладателей высокого рейтинга ждут льготы и поощрения, низкого – трудности и остракизм

За современным Китаем надежно закрепился образ большой копировальной машины, которая способна только модифицировать и тиражировать чужие достижения. Но сейчас, кажется, для китайцев настало время подарить миру собственное изобретение, сопоставимое по своему масштабу с созданными ими когда-то бумагой, порохом и компасом. Китай изобретает цифровую диктатуру.

Кто идейный вдохновитель?

Представьте себе мир, где есть высший разум, всевидящее око, которое знает о тебе больше, чем ты сам. Оценивается каждый твой поступок, даже мелкие прегрешения не остаются незамеченными и записываются тебе в минус. А добрые дела улучшают твою карму. Человечество давно задумывалось об этом: общим местом любой религии было наличие постулата, что ты можешь обмануть или быть обманутым, но небо все видит, и тебе обязательно воздастся по заслугам. Такая картина мира много тысяч лет существовала лишь на уровне веры. Но теперь, с появлением новых технологий, она становится реальностью. Всевидящее око XXI века пришло в Китай. И имя ему – система социального кредита.

Более точный по смыслу перевод этого термина – система социального доверия. О создании такой системы думали еще при прежнем председателе КНР Ху Цзиньтао, руководившем страной с 2002 по 2012 год. В 2007 году были опубликованы «Некоторые замечания канцелярии Госсовета КНР о создании системы социального кредита».

Тогда проект был очень похож на расширенную систему скоринга – оценки платежеспособности заемщика, которую производит компания FICO в США. «Используя международный опыт, совершенствовать системы скоринга в области кредитования, налогообложения, выполнения контрактов, качества продукции» – такая задача была поставлена в документе.

Уже после прихода к власти Си Цзиньпина Госсовет КНР в 2014 году опубликовал новый документ – «Программу создания системы социального кредита (2014–2020)» 2014–2020). В ней система изменилась до неузнаваемости.

Из программы следует, что к 2020 году не только каждая компания, но и каждый житель материкового Китая будет отслеживаться и оцениваться этой системой в режиме реального времени. Рейтинг доверия физлиц будет привязан к внутреннему паспорту. Рейтинги будут публиковаться в централизованной базе данных в интернете в свободном доступе.

Обладатели высокого рейтинга будут пользоваться различными социальными и экономическими льготами. А тем, у кого рейтинг будет плохой, придется страдать – на них обрушится вся мощь административных санкций и ограничений. Главная задача, и это прямым текстом указывается в «Программе Госсовета», чтобы «оправдавшие доверие пользовались всеми благами, а утратившие доверие не могли сделать ни шагу».

В середине декабря 2016 года Си Цзиньпин на заседании Политбюро ЦК КПК заявил: «Для борьбы с острой проблемой недостатка доверия нужно крепко взяться за создание системы оценки надежности, покрывающей все общество. Нужно совершенствовать как механизмы поощрения законопослушных и добросовестных граждан, так и механизмы наказания тех, кто нарушает закон и утратил доверие, чтобы человек просто не осмеливался, просто не мог потерять доверие».

Конечно, доподлинно неизвестно, кому именно в высшем руководстве КНР принадлежит идея создания такой системы. Но учитывая тот факт, что система преобразилась после прихода к власти нового поколения руководителей, а также то внимание, которое уделяет нынешний председатель КНР борьбе с коррупцией, можно предположить, что идейный вдохновитель всевидящей системы социального кредита сам Си Цзиньпин.

Отвечает за создание и внедрение в жизнь системы, судя по всему, Государственный комитет по развитию и реформам КНР. По крайней мере, именно он публикует разнообразные отчеты о том, как продвигается работа по созданию системы социального кредита. Текущую работу курирует замглавы комитета по развитию и реформам Лянь Вэйлан. Он также проводит совещания с отраслевыми ведомствами и ассоциациями, доносит до них указания, полученные от первых лиц страны.

Город-сказка

Система уже работает в пилотном режиме примерно в тридцати городах Китая. Передовиком в этом деле стал город Жунчэн в провинции Шаньдун. Всем жителям города (670 тысяч человек) дается стартовый рейтинг 1000 баллов. Далее в зависимости от их поведения рейтинг либо растет, либо падает. Разрозненная информация о жизни и деятельности гражданина поступает из муниципальных, коммерческих, правоохранительных, судебных органов в единый информационный центр, где обрабатывается с помощью технологии big data, и рейтинг гражданина, соответственно, либо повышается, либо снижается. В Жунчэне единый информационный центр анализирует, ни много ни мало, 160 тысяч различных параметров из 142 учреждений. Активно приветствуется и система доносов. Гражданину, сообщившему куда следует о всяких нехороших делах своего соседа, полагается как минимум пять баллов.

Какого-либо единого документа, где было бы четко прописано, что делать можно, а что нельзя и что за это будет, система не предполагает. Известно лишь, что если твой рейтинг больше 1050 баллов, то ты образцовый гражданин и маркируешься тремя буквами А. С тысячей баллов можно рассчитывать на АА. С девятьюстами – на B. Если рейтинг упал ниже 849 – ты уже подозрительный носитель рейтинга C, тебя выгонят со службы в государственных и муниципальных структурах.

А тем, у кого 599 баллов и ниже, несдобровать. Их записывают в черный список с припиской D, они становятся изгоями общества, их не берут почти ни на какую работу (даже в такси с черной меткой D работать нельзя), не дают кредиты, не продают билеты на скоростные поезда и самолеты, не дают в аренду автомобиль и велосипед без залога. Соседи от тебя шарахаются как от огня, ведь не дай бог кто-то увидит, как ты общаешься с человеком D, на тебя сразу донесут, и твой рейтинг тоже стремительно пойдет вниз.

Еще несколько примеров, как живется в Жунчэне людям с разными рейтингами. Тем, у кого рейтинг АА и выше, дают потребительский кредит до 200 тысяч юаней без залога и поручителей, по сниженной процентной ставке. Тот, у кого рейтинг А, может лечь в больницу без залога, если стоимость лечения не превышает 10 тысяч юаней. С рейтингами АА и ААА беззалоговая сумма увеличивается до 20 и 50 тысяч юаней соответственно. Практически святых людей ААА с порога больницы или поликлиники будет бесплатно сопровождать младший медперсонал, оказывать им всяческую помощь. Если надо – дадут инвалидную коляску без залога, женщинам сделают анализ на раннее выявление рака шейки матки и маммографию без предварительной записи. Здоровым жителям Жунчэна с рейтингом А+ дадут велосипед в аренду без залога, и первые полтора часа можно будет кататься бесплатно. Для сравнения: обладателям рейтинга С велосипед дадут только под залог 200 юаней.

Возникает вопрос: как зарабатывать рейтинги или хотя бы их не потерять? Власти Жунчэна говорят: это очень просто. Достаточно жить по закону, вовремя погашать кредиты, платить налоги, соблюдать правила ПДД (за каждое нарушение, помимо административного штрафа, также снимают от пяти баллов рейтинга), не нарушать морально-нравственные устои общества, и все будет в порядке. Не убрал во дворе за своей собакой – минус пять баллов. Проводил пожилого соседа до поликлиники – получил пять баллов, поясняет китайский информационный ресурс «Хуаньцюван».

Но проблема в том, что когда четко не оговорено, что можно, а что нельзя, то начинается административный произвол. Практически невинные люди могут пострадать. Представим себе ситуацию: человек поставил нестандартные колеса на машину и поехал из Жунчэна в теплый Гуанчжоу. Показания спидометра слегка искажаются, и по дороге камеры сфотографировали номер раз пятнадцать за незначительное превышение скорости. А 75 баллов – минус из кармы. По возвращении из поездки расстроенный водитель идет в аптеку покупать успокоительное. Расплачивается с помощью мобильного приложения, которое передает куда следует данные о покупках. Система оценивает его как психически неуравновешенного и снова понижает рейтинг. В результате образцовый патриот и общественник уже даже в таксисты не годится.

Как работает система?

Для юридических лиц правила игры сформулированы более четко. Компании проверяются на соответствие их деятельности экологическим, юридическим нормам, инспектируются условия и безопасность труда, финансовая отчетность. Если никаких претензий нет – компании присваивается высокий рейтинг и она пользуется льготным режимом налогообложения, хорошими условиями кредитования, по отношению к ней упрощаются административные процедуры по принципу «принятия неполного комплекта». Это значит, что если при обращении в какую-либо инстанцию компания представила неполный комплект документов, ее обращение все равно принимается в работу, а недостающие документы просто можно донести потом или даже прислать скан.

Тем, у кого низкий рейтинг, – дорогие кредиты, повышенные ставки налогов, запрет на эмиссию ценных бумаг, запрет на инвестирование в компании, акции которых торгуются на бирже, а также необходимость получать государственное разрешение на инвестирование даже в те отрасли, доступ к которым в принципе никак не ограничивается.

Но как именно будет функционировать система оценки социального доверия для физических лиц, до сих пор остается загадкой. Что известно на сегодняшний момент? Данные о человеке будут собираться из всевозможных государственных структур, правоохранительных и муниципальных органов, с одной стороны. С другой стороны, это указано в программе Госсовета, данные будут собирать восемь частных компаний.

Затем огромный массив данных будет поступать во Всекитайскую объединенную платформу кредитной информации, которая, кстати, уже работает. Она будет обрабатывать этот массив данных и формировать рейтинги. Рейтинги компаний можно будет посмотреть в Национальной информационной системе публичной кредитной информации для компаний, а данные о физических лицах – на информационном портале Credit China.

Первые две из восьми частных компаний, собирающих информацию, – Alibaba и Tencent. Почему выбраны именно эти компании, понятно. Tencent – владелец мессенджера WeChat, которым пользуются 500 млн человек. Alibaba – крупнейшая платформа интернет-торговли, которой пользуются 448 млн китайцев, а объем продаж составляет более $23 млрд. Причем и Tencent, и Alibaba активно осваивают финтех-индустрию: на сервисы мобильных платежей этих двух компаний – Alipay и WeChatPay – приходится 90% рынка мобильных платежей в Китае, объем которых достиг $5,5 трлн.

Какую информацию могут собрать эти компании? Самую ценную. Рынок мобильных приложений открывает практически безграничные возможности. Известно, что ты покупаешь, где покупаешь. По геолокации можно отследить, где бываешь, в какое время. Можно оценить твой реальный доход, сферу интересов, отследить, с кем и о чем ты общаешься в чате, что читаешь. Какие посты в социальных сетях пишешь, какой контент тебе по душе. Alibaba, которой не только принадлежит платформа Alipay, но и 31% в Weibo – крупнейшем китайском сервисе микроблогов c 340 млн пользователей, – знает о китайцах, пожалуй, больше, чем Министерство государственной безопасности.

Кстати, Alibaba уже запустила собственный рейтинговый сервис Sesame Credit. По какому алгоритму считаются рейтинги, компания держит в секрете. Известно лишь, что на рейтинг влияет, реальное ли имя ты указал при регистрации аккаунта в соцсетях, что ты пишешь, что читаешь и даже то, кто у тебя в друзьях. Если в друзьях люди с низким рейтингом – твой рейтинг тоже падает. Так что лучше не водиться с неблагонадежными личностями.

Также, по признанию технического директора Sesame Credit Ли Инъюня, на рейтинг влияют покупки. В интернете широко разошлась цитата из его интервью изданию Caixin, где Ли Инъюнь заявил, что «те, кто по 10 часов в день играет в компьютерные игры, будут считаться неблагонадежными, а те, кто регулярно покупает подгузники, вероятно, ответственные родители, и их рейтинг будет расти».

Эта тема широко обсуждалась среди пользователей китайского сервиса микроблогов Weibo, аналога Twitter. Они даже попытались разработать собственную стратегию повышения рейтингов. Так, например, блогеры утверждают, что если поддерживать на счете Alipay более 1000 юаней, хотя бы раз в три-пять дней совершать маленькие покупки, использовать сервисы по управлению благосостоянием и p2p-займам, например Zhaocaibao, то твой рейтинг в Sesame Credit значительно вырастет. Таким образом, есть версия, что консюмеризм может быть одним из существенных факторов благонадежности.

Под колпаком

В компании подчеркивают, что пока Sesame Credit – это пилотный проект и дело сугубо добровольное. Однако, во-первых, пользователей активно подталкивают предоставлять личную информацию и заманивают в сети рейтингов, играя на самых высоких чувствах. Например, на любви. Китайский сервис знакомств «Байхэ», аналог Tinder, обещает одиноким сердцам поднять их анкеты в результатах поиска на первые строчки, чаще высвечивать их профили на главной странице, если у них будет высокий рейтинг Sesame.

Во-вторых, многие даже не знают, что машина уже работает против них и они давно под колпаком. Взять, например, расплодившиеся в огромных количествах в Китае различные сервисы шеринга (краткосрочной аренды). Во всем мире в основном существует два типа шеринга: каршеринг (аренда автомобилей) и байкшеринг (аренда велосипедов). В Китае же в аренду можно взять и велосипеды, и зонтики, и зарядки для телефонов, и баскетбольные мячи.

Бизнес-модель такой аренды, как может показаться, крайне неэффективна. Аренда велосипеда в крупнейшем сервисе байкшеринга Ofo стоит всего полтора юаня в час, баскетбольный мяч в Zhulegeqiu можно взять поиграть за один юань в час, столько же стоят зонтики Molisan. Зачастую все эти вещи не оборудованы никакими датчиками геолокации, защитой от кражи. Неудивительно, что многие фирмы практически сразу разоряются. Например, Wukong Bicycle из Чунцина была вынуждена закрыться, потому что 90% велосипедов компании было украдено.

Но, может быть, задача совсем в другом? Делимый продукт выдается через специальное мобильное приложение. Поэтому информация о пользователе все равно в руках компании. И на нечестных воришек, которые, казалось бы, безнаказанно обрели баскетбольный мяч или зонтик, уже собирается досье. И к 2020 году, когда система заработает в полную силу, всевидящее око со всех спросит за старые грешки.

А судьи кто?

Вопросов, даже чисто юридических, к системе социального кредита пока остается немало. Например, насколько правомерно использование компаниями личных данных клиента в пользу третьей стороны, которой в данном случае является государство. Конечно, западные технологические компании также иногда используют личные данные в собственных интересах. Но тогда им приходится отвечать перед законом.

К примеру, российское представительство Google не так давно было оштрафовано по решению суда за чтение электронных писем. Житель Екатеринбурга подал иск к Google после того, как посчитал, что контекстная реклама, предложенная ему в почтовом сервисе, была подобрана после прочтения его электронной почты. Суд постановил, что Google нарушила права гражданина на личную тайну и тайну переписки. А в Китае Alibaba и Tencent открыто говорят о сотрудничестве с госструктурами и использовании личных данных в составлении рейтингов.

Второй вопрос: какие поощрения и какие санкции ожидают людей с высоким или низким рейтингом? Официальные документы четкого ответа не дают. «Руководящие рекомендации Госсовета КНР по становлению и совершенствованию механизмов поощрений лиц с высоким рейтингом доверия и наказаний лиц, утративших доверие, для ускорения создания системы социального кредита» содержат весьма размытые формулировки.

Обладателям высоких рейтингов сулят упомянутую выше систему «принятия неполного комплекта», обещают «зеленый свет во всех административных процедурах», а также серьезную поддержку и преференции в образовании, трудоустройстве, открытии бизнеса, социальных гарантиях. Тем, у кого низкий рейтинг, напротив, грозят всевозможные административные препоны, ограничения в покупке недвижимости, авиабилетов, билетов на высокоскоростные поезда, ограничение выезда за границу, ограничение на проживание в отелях люкс.

До тех пор, пока четкие меры не будут выработаны наверху, в каждом регионе будут свои правила, и ограничиваться они будут лишь фантазией местных властей. Уже сейчас в Пекине серьезно карают за перепродажу железнодорожных билетов; в провинции Цзянсу – если не навещаешь родителей достаточно часто (при этом нигде не написано, как часто их надо навещать); в Шанхае – за сокрытие предыдущего брака или за необоснованное использование клаксона в автомобиле; в Шэньчжэне – за переход дороги в неположенном месте.

Наконец, самый главный вопрос: а кто судья? Кто решает, что можно, а что нельзя? На каком основании частные компании считают рейтинги? Насколько система достоверна? А если аккаунты в соцсетях будут взломаны, данные украдены или неправомерно исправлены? Кто за это будет отвечать? Может, суперкомпьютер Sesame Credit дал сбой и рейтинг подсчитан неверно. А ведь на основании этих данных ломаются судьбы людей, выносятся конкретные судебные решения. На конец 2015 года Верховный суд КНР, опираясь на данные Sesame Credit, наложил упомянутые в инструкциях Госсовета санкции на 5300 человек. К концу июня нынешнего года таких людей было уже 7,3 млн.

Общество китайской мечты

По мнению китайских властей, в условиях стремительного роста экономики КНР, где важную роль играет кредитование, необходимость системы скоринга очевидна хотя бы по экономическим мотивам. Впрочем, социальные и политические факторы для властей не менее важны. Известный китайский политолог Дэн Юйвэнь так писал о современной ситуации в КНР: «Общество, в котором этические границы постоянно размываются, происходит распад личности, нет даже элементарных сдержек – что добродетель, что бесчестие, когда вся нация руководствуется лишь интересами, такое общество деградирует до уровня борьбы за существование, до животного уровня».

По мнению ряда близких к власти интеллектуалов, общество, где честный считается лузером, где сплошь и рядом подделываются продукты питания и другие товары, где даже встречаются лжемонахи, собирающие пожертвования, где на всех уровнях процветает коррупция, где финансовые махинации стали нормой жизни, – такое общество нуждается в срочном упорядочивании, в восстановлении морали. Иначе под угрозой оказывается общественная стабильность и в конченом итоге власть партии.

Си Цзиньпин это прекрасно понимает. Он начал с жесткой борьбы с коррупционерами в рядах партийцев, а теперь намерен взяться за все общество. Цель была заявлена уже в 2012 году, вскоре после назначения Си генсеком – воплощение китайской мечты. А что такое китайская мечта, каким именно должно быть гармоничное общество? Ответы на эти вопросы китайское руководство ищет, видимо, в историческом опыте.

Примерно в 400 году до н.э. великий китайский реформатор Шан Ян приказал народу разделиться на группы по 5–10 семей. Они должны были наблюдать друг за другом и нести коллективную ответственность за преступления. По закону на дверях домов должны были висеть таблички с подушевой описью семей. Об отъезде и приезде каждого человека регулярно докладывал своему начальству сотский староста. Эта система называлась «баоцзя». Идущий уже свыше двух тысяч лет спор между последователями Шан Яна, легистами, которые выступали за управление обществом с помощью жесткой системы поощрений и наказаний, и конфуцианцами, ратовавшими за воспитание в народе этических начал с помощью образования и личного примера властей предержащих, стал одним из главных стимулов для развития управленческой мысли в Китае.

Власти экспериментального Жунчэна решили применить проверенные тысячелетиями методы в новой системе социального кредита. Только все население города поделено на блоки не из 5–10, а из 400 семей. Но они также должны следить друг за другом. Кроме того, назначаются специальные наблюдатели, ответственные за каждый блок, которые его регулярно проверяют, собирают фото- и видеодоказательства плохого поведения и отправляют эти данные куда следует.

Политические эффекты подобного механизма социального контроля в Китае описаны давно. Еще живший в II–I веках до н.э. классик китайской историографии Сыма Цянь, младший современник Полибия, писал, что баоцзя с ее круговой порукой и взаимной слежкой нередко использовалась властями в целях борьбы с оппозицией и выколачивания налогов с населения.

Конечно, в официальных документах упоминается, что верховная власть должна стать локомотивом и примером для подражания в новой системе социального кредита. Однако конкретные меры и тестовые проекты пока распространяются лишь на партийных чиновников низового уровня. Например, партийная школа при Комитете КПК провинции Сычуань недавно подписала с Университетом электроники и технологий КНР соглашение о создании первой в стране системы рейтингов и оценки надежности для чиновников низового уровня. Система называется «Умное красное облако».

С помощью технологий искусственного интеллекта и big data система будет анализировать такие данные о каждом чиновнике, как посещаемость партийных собраний, образование, семейное положение. Система будет сопоставлять данные о доходах чиновника и членов его семьи с данными о приобретенной недвижимости и предметах роскоши. На основании этих данных, а также информации об активности чиновника в соцсетях будет оцениваться степень его политической благонадежности. Отмечается, что таким образом можно будет гораздо эффективнее предсказывать поведение чиновника, оценивать его моральный облик и выявлять потенциальных коррупционеров.

А кто будет ограничивать верховную власть? Институт политических исследований Asan (Республика Корея) назвал систему социального кредита «кошмаром Джорджа Оруэлла». Время покажет, превратится ли система социального кредита в невиданную ранее цифровую диктатуру XXI века, всевидящего Большого брата, который неусыпно следит за тобой. Неясно также, будет ли существовать какой-либо контроль и ограничения для самого Большого брата. Пока же вполне резонным для жителей Китая кажется совет Оруэлла из «1984»: если хочешь сохранить секрет, надо скрывать его и от себя.

Китай > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > carnegie.ru, 18 июля 2017 > № 2248781 Леонид Ковачич


Сирия. США. Иран. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 18 июля 2017 > № 2247087 Марианна Беленькая

Без Ирана и Израиля. Что мешает договоренности Трампа – Путина по Сирии

Марианна Беленькая

Израиль требует гарантий, что в результате соглашений Иран и его союзники отодвинутся от израильских границ. Вашингтон надеется, что Москва повлияет на Иран и проиранские силы будут соблюдать условия перемирия. Но реакция Ирана пока очень сдержанная

Шаг вперед и два назад – так идут переговоры об урегулировании в Сирии. Новую страницу в процессе должна была открыть договоренность о прекращении огня на юго-западе страны, о которой было объявлено по итогам встречи Путина и Трампа в Гамбурге 7 июля, но и она вряд ли станет исключением. Слишком много нюансов и заинтересованных сторон, чтобы пазл сложился. Настораживает отсутствие официальной реакции Дамаска и очень сдержанные комментарии Тегерана. А также почти неожиданная реакция Израиля: «Это плохое соглашение». Но главное – спустя неделю после того, как договоренность вступила в силу, все еще не определен механизм мониторинга за ее соблюдением. А значит, основные сюрпризы еще впереди.

О чем договорились

В Гамбурге было объявлено, что как раз накануне встречи Трампа и Путина в иорданском Аммане завершились консультации российских, американских и иорданских экспертов. Результатом их работы стал Меморандум о создании юго-западной зоны деэскалации. Она включает три сирийские провинции – Дераа, Эль-Кунейтра и Эс-Сувейда.

«Россия и США взяли на себя обязательство обеспечить соблюдение режима прекращения огня всеми группировками, которые там находятся, обеспечивать гуманитарный доступ и наладить контакты между находящимися там оппозиционерами и мониторинговым центром, который создается в столице Иордании. На первых порах безопасность вокруг этой зоны будет обеспечиваться с использованием сил и средств российской военной полиции при координации с США и Иорданией», – заявил глава МИД РФ Сергей Лавров.

Суть соглашения в том, что каждый из трех гарантов перемирия будет оказывать влияние на соответствующие стороны конфликта. В зону ответственности Москвы входят официальный Дамаск во главе с президентом Сирии Башаром Асадом, а также Иран и подконтрольные ему военизированные структуры, включая шиитское движение «Хезболла». США и Иордания отвечают за различные группы сирийской оппозиции.

Консультации в Аммане продолжались несколько месяцев. В Госдепе отметили, что юго-западная зона была сознательно выбрана с самого начала переговоров как самый управляемый район из всех, где ведутся боевые действия. Здесь ситуация не столь запутанна, как на севере. На происходящее никак не влияют Турция и курды, то есть несколькими игроками меньше. Если пример юго-западной зоны окажется удачным, то его можно будет применить и на другие районы Сирии, отмечают американские дипломаты. Но ведь есть и другой опыт – зоны, которые создаются при участии России, Турции и Ирана. Означают ли новые договоренности, что он неудачный?

Плюс или минус Астана

Первый вопрос, который возникает после сделанных в Гамбурге заявлений, – как связаны амманские консультации с переговорами в Астане при посредничестве России, Турции и Ирана? Именно в столице Казахстана в начале мая было объявлено о создании четырех зон деэскалации. Первая, на севере Сирии, включает провинцию Идлиб, а также граничащие с ней районы провинций Латакия, Алеппо и Хама. Вторая – север провинции Хомс. Третья – Восточная Гута. Четвертая – районы на юге Сирии в провинциях Дераа и Эль-Кунейтра. Запрет на ведение боевых действий в этих районах введен на полгода. Соглашение не распространялось на ИГИЛ и «Джебхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джебхат ан-Нусра», обе запрещены в РФ). Несмотря на то что к этому перемирию присоединились десятки группировок, оно многократно нарушалось.

За два последующих месяца так и не было решено, кто отвечает за безопасность в этих зонах, не определены и их четкие границы. Зато оговаривалась возможность сформировать дополнительные зоны безопасности и увеличить число ответственных сторон. Еще в мае российские военные заявили, что к соглашению может присоединиться Иордания.

В июле, на очередной встрече в Астане накануне переговоров Трампа и Путина, было объявлено, что стороны окончательно договорились о границах зоны в районе Хомса и Восточной Гуты. Нерешенными оставались только вопросы на севере – там переговоры увязли из-за Турции. Что касается юга, то там, по словам спецпредставителя президента РФ по сирийскому урегулированию Александра Лаврентьева, нельзя было обойтись без участия США и Иордании.

Договоренность в Гамбурге такое участие обеспечила. Правда, по сравнению с тем, о чем говорили в Астане в мае, южная зона расширилась. В нее включили еще и провинцию Эс-Сувейда. Причин для такого расширения может быть много. Например, по сравнению с маем ситуация в районе границы Сирии с Иорданией и Ираком существенно изменилась в пользу Дамаска и близких к нему прошиитских формирований. Неслучайно представители нескольких группировок сирийской оппозиции, действующих на юге, отказались от участия в последнем раунде Астаны. Амманские консультации возвращают их в переговорный процесс.

Западные СМИ подчеркивают, что астанинские и амманские соглашения никак не связаны. Мол, майские договоренности реализовать не удалось, поэтому России понадобились переговоры с США. В Москве же всячески демонстрируют, что это два параллельных процесса. «По четвертой зоне согласование идет не только в астанинском формате, но и в формате Россия, США и Иордания», – сказал 15 июля постпред России при Отделении ООН и других международных организациях в Женеве Алексей Бородавкин. Ранее глава МИД РФ Сергей Лавров подчеркивал, что по южной зоне без США и Иордании договариваться невозможно, и в Астане уделяли внимание прежде всего другим зонам деэскалации. Вопрос, знали ли об амманских консультациях в Турции, а главное – в Иране.

Антииранская сделка?

«Похоже, что США согласились с тем, что Асад должен будет остаться у власти, по крайней мере пока. Россия будет решать, когда Асад должен уйти, и США будут ждать этого дня. Взамен Россия признала, что влияние Ирана на Ближнем Востоке должно быть ослаблено», – так турецкая газета Daily Sabah комментирует итоги переговоров Путина и Трампа.

Однако это описание скорее желаемое, чем действительное. Никаких новых договоренностей о дальнейшей судьбе сирийского президента не появилось. Еще до встречи Трампа и Путина американская сторона дала понять, что будущее Асада – вопрос не первой важности. Сначала нужно покончить с ИГИЛ, наладить стабильный политический процесс, тогда и станет понятно, что делать с сирийским президентом.

Что касается Ирана, то здесь Россию также убеждать не надо. В Сирии Москва и Тегеран хоть и находятся по одну сторону баррикад, но все равно соперничают друг с другом. Если бы Россия могла избавиться от иранского влияния в регионе, она бы это непременно сделала. Проблема в том, что Иран – один из самых влиятельных игроков в Сирии и во многом определяет линию поведения сирийского руководства. Поэтому Москва предпочитает договариваться и с Тегераном, и с Вашингтоном, ценя оба переговорных процесса – в Аммане и в Астане. В идеале они должны дополнять, а не исключать друг друга.

Другое дело, что Москве непросто лавировать между разными посредниками – в первую очередь между Ираном и США. Но от этого зависит и судьба сирийского урегулирования в целом и успех амманских соглашений в частности.

Пока реакция Ирана очень сдержанная. Перемирие должно быть всеобъемлющим и не ограничиваться одной зоной, заявляют иранские дипломаты. Кроме того, официальный представитель МИД Ирана Бахрам Касеми подчеркнул, что никакое соглашение не станет успешным, если не будет учитывать ситуацию на местах. А ситуация на местах такова, что во многих регионах Сирии, в том числе на юге, находятся проиранские военизированные формирования – «Хезболла» и иракские шиитские отряды.

В первые дни после гамбургских заявлений все западные источники утверждали, что результатом реализации российско-американских договоренностей должен стать вывод проиранских формирований из зоны деэскалации. Особо подчеркивалось, что иранские силы и их союзники не должны находиться в приграничном с Израилем районе. И естественно, возникал вопрос, сможет ли Россия добиться этого от Ирана.

Израиль в этом раскладе появился неслучайно. Американские посредники неоднократно обсуждали с израильскими властями детали переговоров в Аммане и обещали учесть их требования. Прежде всего, как пишет «Гаарец», Израиль настаивал на том, чтобы из переговорного процесса о судьбе южной зоны деэскалации были исключены Турция и Иран. То есть никакой связи с переговорами в Астане быть не должно. Далее израильтяне требовали гарантий, что в результате соглашений Иран и его союзники отодвинутся от израильских границ. Опасаясь связей с иранцами, Израиль также выступал против размещения в зоне деэскалации российских военных, предпочитая им американцев.

Девятого июля, в день, когда российско-американское соглашение вступило в силу, премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху сказал, что разговаривал и с Трампом, и с Путиным. Оба обещали учесть израильскую точку зрения. Но спустя неделю Нетаньяху объявил, что выступает против планов Москвы и Вашингтона. Со ссылкой на дипломатические источники «Гаарец» утверждает, что тональность израильского премьера изменилась после того, как израильтяне получили текст соглашения и не нашли в нем ни единого слова об Иране, «Хезболле» или других шиитских формированиях в Сирии. То есть документ вообще не учитывает интересы Израиля, а также интересы сирийской оппозиции, которая кровно заинтересована в том, чтобы проиранские формирования оставили их в покое.

Какую именно бумагу показали Нетаньяху, непонятно. Российско-американо-иорданский меморандум не опубликован. Сомнительно, что Россия действительно была готова открыто внести в документ пункты, касающиеся Ирана. Да и вопрос, как будут реализованы соглашения на практике, еще прорабатывается. Очень многое зависит от договоренностей о механизме мониторинга в зоне деэскалации.

Проблемы деэскалации

Вашингтон надеется, что Москва все же окажет влияние на Иран и проиранские силы будут соблюдать условия перемирия. Это непросто, на местах ситуация очень хрупкая. В первые же дни после прекращения огня было зафиксировано несколько нарушений. Сирийские военные настаивают, что ведут бои только против ИГИЛ, но оппозиция утверждает, что удары были нанесены по подконтрольной им территории. Спровоцировать ситуацию могут и сирийские радикальные группировки, и Иран – особенно если почувствует, что его выдавливают из зоны деэскалации. Таким образом уже были сорваны многие перемирия.

Именно поэтому так важен механизм мониторинга в зоне деэскалации. Кто должен осуществлять наблюдение? Как доверять наблюдателям? Какие полномочия будут у сил, гарантирующих соблюдение перемирия? И очень важно разграничить конфликтующие стороны, хотя это крайне сложно с учетом того, что различные группировки перемешиваются друг с другом.

В этих вопросах увязли переговоры в Астане по трем зонам деэскалации. Судя по последним заявлениям российских дипломатов, урегулировать их надеются к сентябрю. Возможно, в Аммане договорятся быстрее. По крайней мере, было объявлено, что соглашение о мониторинге в юго-западной зоне может появиться уже на этой неделе.

Главное, чтобы оно устроило не только дипломатов, но и военных, а также тех, кто непосредственно находится в зоне конфликта. В СМИ уже появились сообщения, что гамбургские заявления стали сюрпризом как для американских военных, участвующих в сирийской операции, так и для многих командиров отрядов сирийской оппозиции.

Поэтому пока невозможно сказать, насколько конструктивными окажутся очередные договоренности по Сирии между Москвой и Вашингтоном. Да, это шаг вперед. Госсекретарь США Рекс Тиллерсон назвал соглашения «первым признаком того, что США и Россия способны вместе работать в Сирии». Но «первый» тут относится только к администрации Трампа, а до него у Москвы несколько раз получалось договориться с президентом Обамой относительно развития событий в Сирии. Однако каждый раз идиллия была недолгой. Либо что-то случалось в Сирии, где хватает самых разнообразных провокаторов, либо в целом обострялись российско-американские отношения. И все начиналось с начала.

Сирия. США. Иран. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 18 июля 2017 > № 2247087 Марианна Беленькая


Россия > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 18 июля 2017 > № 2247086 Константин Гаазе

Три сезона Кириенко: как стратегия замглавы администрации разошлась с президентской тактикой

Константин Гаазе

Кириенко не планировал, что Путин будет лично чинить московскую ливневку, спасать урожай или отправлять студентов на стройки века. Но клиент всегда прав, особенно если клиент – Верховный главнокомандующий. Красивая стратегия сегодня не оправдывает убогую практику. Президент хочет сам выиграть выборы, значит, именно этим и нужно заниматься

Избирательная кампания в России разворачивается в нескольких соприкасающихся пространствах. Уличная кампания, которая так или иначе завязана на фигуру Алексея Навального. Придворная кампания, где идет борьба в ближайшем окружении президента Владимира Путина. И, наконец, собственно кампания: работа кремлевского предвыборного штаба под руководством Сергея Кириенко.

Третью кампанию принято считать наименее важной, и такой подход выглядит вполне оправданным – первые две проходят гораздо ярче, особенно в своей силовой составляющей. Реальная политика происходит там, где что-то происходит. Раз между текущими политическими боями и теми решениями о грядущих выборах, которые команда Кириенко предлагает своему заказчику, нет связи, зачем говорить о мнимой кампании? Тем более что «реальная кампания» – возвышение «Роснефти», разгромы штабов Навального, культурный погром – вот она, дана в своей полноте и очевидности.

Между тем сама по себе лакуна между тактическими ходами Кремля и стратегической рамкой, которая хотя бы номинально придает этим ходам признаки связности, представляется намного более интересным объектом для анализа. Такого рода лакуны всегда интересны: причины их появления, их границы и то, что должно или могло бы появиться на месте пустоты, говорят о политическом процессе намного больше, чем стандартные объяснения, которые легко накладываются почти на любой событийный ряд. Если Кремль (под Кремлем в данном случае понимается именно внутриполитический блок) испытывает значительные трудности со связностью, а его тактика за девять месяцев до выборов никак не желает хотя бы притвориться стратегией, именно эту лакуну и нужно изучить.

Поскольку эта лакуна появилась не одномоментно, чтобы разобраться с ней, нужно также реконструировать те семь месяцев кампании, которые остались позади. Можно даже сказать, что история вживания Кириенко в роль куратора внутренней политики и история образования «слепого пятна» прямо посреди избирательной кампании будут с определенной точки зрения одной и той же историей.

Зима. Заложник чужих вкусов

Кампания началась с парадокса. Если президент Путин идет на четвертый срок, то главной проблемой становится не победа сама по себе, а образ этой победы. В какую форму эту победу необходимо упаковать? Каковы приводные механизмы кампании, каков характер мобилизации, которую Кремль должен провести во имя этих выборов, и так далее? Таким образом, еще зимой речь не шла о технологиях победы – речь шла о ее дизайне.

Это поставило Кириенко в странное положение. С одной стороны, работа, заключающаяся в том, чтобы Путину выиграть четвертый срок, представляется чем-то вроде синекуры: не вызов, а поощрение. Именно так это себе представлял предшественник Кириенко Вячеслав Володин. С другой – в тот момент, когда речь заходит о дизайне кампании, о качестве результата, а не о голой цифре, исполнитель оказывается заложником вкусов тех, кто будет судить об этом дизайне. Думская кампания 2016 года, которую вел Володин, стала провальной именно с этой точки зрения. Стерилизация и рутинизация выборов в парламент была технически понятным, но эстетически ошибочным решением.

Еще не успев начать работать, Кириенко уже стал заложником вкусов окружения президента. Тезис про «70/70» (70% явка, 70% за Путина) он вбросил, кажется, именно с этой целью: чтобы выйти из клинча и вернуть разговор из эстетической в практическую плоскость. Это был хороший ход. Кириенко стал сколачивать штаб, говорить о технологиях и идеологии кампании. При этом имея в руках те же инструменты, что и его предшественник.

С января по конец марта задача, стоявшая перед ним, выглядела как аппаратный вызов. Дать клиенту ощущение реальной кампании, замаскировав таким образом качество политической машины и ее патологии. И вернуть в Кремль немного политической культуры, не отказываясь от использования технологий, построенных на ее отрицании. Никакой лакуны в тот момент еще не было. Наоборот. Еще не придуманная стратегия кампании как бы извиняла убожество тактических задач.

Весна. Фейслифтинг для популиста

26 марта 2017 года – важная дата новейшей истории России. Внезапная сборка протеста вокруг фильма о премьере Дмитрии Медведеве оказалась рубежом, маркирующим сразу несколько качественных политических переходов. Язык протеста стал трансмедийным, что резко ограничило возможность Кремля контролировать антирежимные высказывания, используя 282-ю статью Уголовного кодекса, статью об экстремизме. Путинское большинство потеряло монопольное право на представление национального политического тела. А Алексей Навальный превратился в безальтернативного лидера оппозиции.

Для Сергея Кириенко митинг 26 марта стал, возможно, подарком судьбы. Конструкция «70/70» была хороша в тот момент, когда нужно было переключить внутрикремлевскую дискуссию с отвлеченных материй, например исторической роли Путина, на проблемы политической практики. Но она была не способна изменить парадигму в голове клиента Кириенко, заставить его почувствовать политический ритм кампании. Протестный митинг оказался как нельзя кстати.

Был готов и концептуальный ответ на протест, первая стратегическая рамка кампании, изготовленная руками штаба под руководством Кириенко. Новые герои глобальной политической сцены – это популисты. Навальный – тоже популист, хотя и начинающий. Чтобы получить «70/70», нужно не просто использовать привычные инструменты мобилизации – голосование трудовыми коллективами, накачки избирательных комиссий, борьба с наблюдателями и так далее. Нужна акселерация популистских черт образа президента Путина: одному из первых популистов нового поколения нужно сделать фейслифтинг в соответствии с новейшими трендами политической моды.

Именно в этот момент впервые обозначилась та самая лакуна между стратегией и тактикой. Если Путин популист, то Кремлю бороться с Навальным не только не нужно, а категорически противопоказано. Эта борьба сама по себе создаст связь между лидерами одного формата, которая будет ослаблять Путина (пусть и символически) и укреплять Навального. Но клиент, как и его окружение, не смогли перенять у штаба эту мудрую и простую мысль. В ход пошел силовой инструментарий, к которому, несмотря на активно создаваемую штабом Навального легенду, у Кириенко просто нет доступа. И вбрасываемые с других этажей креативные идеи «как победить Навального».

Лето. Энергичный клиент

Еще в мае все выглядело довольно просто. Собственно кампания «популиста номер один» должна быть упакована в несколько предвыборных месяцев. А лето и осень – то есть время между «сейчас» и «днем Х», когда президент публично объявит о решении пойти на четвертый срок, – будет заполнено дискуссиями о контурах новой политической системы, новых трендах, новых правилах включения оппозиционных сил в конструктивный общественный диалог. То есть, в общем, болтовней. А также локальными политическими скандалами и сенсациями: губернаторские выборы, реновация в Москве и так далее.

Риторика президента на его прямой линии была почерпнута из этого плана: величие не предполагает агрессии. Президент действительно старался держать себя в руках. Чего нельзя сказать о силовиках и их союзниках среди публичных политиков. Если план Кириенко на этом этапе подразумевал, что победа на выборах – это победа «за Путина», то некоторые другие игроки стали продавать президенту другой сценарий: победа – это «победа над», над оппозицией, пятой колонной, либералами, социальными сетями и так далее. Президент, известный своей любовью к «серединному курсу», поощряет обе команды к активным действиям.

Обнаружилась и новая проблема. Включившись в ритм кампании, президент стал требовать идей относительно своих возможных действий предвыборных акций. Хотя из логики кампании «популиста номер один» следует, что до объявления о ее официальном начале ничего специфически предвыборного делать не нужно. Пришлось подстраиваться под желания президента, засучив рукава, поработать в режиме «ручного управления». Вместо тонких имиджевых ходов, продуманных месседжей и невытанцовывающегося пока образа будущего команда Кириенко осваивает аппаратную классику. Вставляет в график президента по одному мероприятию для юношества строго каждые две недели. Подбирает среди губернаторов новые жертвы – тех, кому президент расскажет про «оборзевших» предпринимателей и потребует принять меры. Это уже не ультрамодный технократический продуманный популизм. Это рутинный, советский продуктовый набор, именно в том каноническом виде, в котором его готовили по просьбе президента и Владислав Сурков, и Володин.

Лакуна росла. Президент Путин, переживший три политические системы на своем посту (постельцинский авторитаризм до 2004 года, зрелый авторитаризм «суверенной демократии» до 2012-го, володинский народный авторитаризм до настоящего момента), как выяснилось, просто потерял собственный политический язык. Его словарь соединяет в себе элементы словарей Владислава Суркова, Вячеслава Володина и так далее. Хотя эти словари несовместимы: по Суркову, политическая система России больше Путина; по Володину – без Путина никакой политической системы просто нет, как и России. А политический график Путина как будто снова оказался в руках творческого коллектива в составе Дмитрия Пескова, его тезки Калимулина и Антона Вайно, украсивших 2010 год поездкой Путина на желтой «Ладе» по Сибири, полетами на пожарном самолете и звонками в Кремль из эпицентра борьбы с лесными пожарами.

Понятно, что Кириенко еще весной не планировал, что Путин, например, будет лично чинить московскую ливневку, спасать урожай или отправлять студентов на стройки века. Но клиент всегда прав, особенно если клиент – Верховный главнокомандующий. Красивая стратегия сегодня не оправдывает убогую практику. Она в нее превратилась. И про «70/70», и про модный дизайн победы все просто забыли. Президент хочет сам выиграть выборы, значит, именно этим и нужно заниматься: собирать жалобы граждан и подшивать их в зеленые картонные папки, которые президенту готовят к встречам с губернаторами. А дискуссии о будущем политической системы оставить на потом, как оставили «Стратегию-2020» или большую приватизацию.

Укрощение Кириенко

Лакуна между стратегией избирательной кампании, которую осенью или чуть раньше все же придется хотя бы в общих чертах показать публике, и тем, как эта избирательная кампания будет выглядеть в реальности, теперь в достаточной степени обозначена. Никакая стратегия не может исключить из избирательной кампании ее главного героя. А главный герой сможет насладиться победой на выборах только в том случае, если будет уверен, что добился этой победы сам, без (и даже вопреки) яйцеголовым из штаба Кириенко и их докладам о популизме и его технологическом превосходстве над ручным управлением образца 2010 года.

Чтобы привнести в Кремль немного политической культуры, нужно вынести из Кремля примерно все остальное – от мебели до несовместимых картин мира, беспроблемно уживающихся в голове президента. Что, разумеется, невозможно и не получится у Кириенко, как не получилось у многих других. В лакуну между красивой стратегической идеей и желанием Путина реализовать ее самостоятельно провалилось уже много умных и эффективных бюрократов: от Кудрина до Шувалова и от Суркова до Медведева. Кириенко не первый и не последний в этом списке жертв собственных благих намерений.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 18 июля 2017 > № 2247086 Константин Гаазе


Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > tpprf.ru, 17 июля 2017 > № 2248682 Николай Пугин

Результат зависит от каждого.

Актуальные вопросы развития предпринимательства на пленарном заседании совета руководителей региональных торгово-промышленных палат обсудили, в том числе, и через призму стоящих перед палатами задач.

Мы попросили комментарий по итогам прошедшего в Москве мероприятия, собравшего представителей 180 территориальных ТПП, у председателя Совета ТПП Нижегородской области Николая Пугина.

- Николай Андреевич, как в ТПП РФ оценивают развитие экономики и роль системы ТПП в этом процессе? И насколько деятельность региональной палаты соответствует стоящим перед системой ТПП задачам?

- В качестве председателя Совета ТПП региона я впервые присутствовал в подобном мероприятии. Меня порадовало живое обсуждение проблематики. Пленарное заседание вел президент ТПП РФ Сергей Катырин, с которым я давно знаком. Характеризуя изменения в экономике страны, он оценил роль в этом процессе территориальных палат. И Торгово-промышленная палата Нижегородской области прозвучала в числе первых, отмеченных за эффективность. То, что мы одни из лучших, это приятно и важно. Как и то, что отмечен профессионализм генерального директора нижегородской ТПП Дмитрия Краснова. А цели и задачи деятельности ТПП нашего региона полностью соответствуют задачам, стоящим перед системой ТПП России в целом, и главная -- содействие модернизации экономики страны.

Говоря об итогах работы экономики, президент ТПП РФ назвал показательные цифры. В первом квартале текущего года рост экспорта составил 35%, на 25,5% вырос импорт. Меняется структура экспорта -- нефть и газ занимает в общем объеме 42,5%, а не 78%, как было. Доходы от экспорта нашей сельхозпродукции превысили доходы от экспорта вооружения. Серьезно возросли доходы от экспорта информационных технологий, то есть наши ИТ конкурентоспособны. На внутреннем рынке появилась продукция, которую Россия раньше импортировала. Так, уровень производства жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов внутри страны в прошлом году достиг 77%. Транспортное машиностроение в доле российской продукции сегодня составляет всего 4%, сельхозмашиностроение -- более 50%, но мы начали производить то, что никогда не делали -- например, вертолетные двигатели. Это отрадно, и в этих результатах отчасти я вижу и результат работы системы ТПП.

Моя деятельность связана с ТПП с 90-х годов, и могу сказать, что нижегородская палата состоялась. В последние годы ТПП НО работает над совершенствованием механизмов взаимодействия с членскими организациями -- сегодня она объединяет ни много ни мало 1118 организаций и предприятий региона, большей частью относящихся к малому и среднему бизнесу.

В те же 90-е, когда меня просили оценить состояние малого и среднего бизнеса, я отвечал, что значение МСБ в российской экономике близко к нулю. Прошло всего лишь 20 лет, в разрезе истории не так много, и за это время МСБ оформился -- благодаря совместной работе нижегородцев, правительства, палаты -- и сейчас дает более 15% регионального валового продукта. В МСБ занято 30% экономически активных людей.

Как член инвестиционного совета при Губернаторе Нижегородской области я вижу, с какой энергией и целеустремленностью предприниматели хотят делать дело. Часто предприниматель -- в одном лице и руководитель, и бухгалтер, и исполнитель. Порой удивляет, что чуть завелась какая копейка -- и он ее направляет на социальные нужды. Это вызывает уважение. И важно, что в регионе есть структура, занимающаяся защитой интересов предпринимателей, работает над повышением уровня их правовой грамотности, расширяет спектр услуг для предпринимательского сообщества. Я 20 лет был депутатом Законодательного Собрания Нижегородской области и могу отметить, что ТПП всегда принимала активное участие в работе по совершенствованию нормативного правового регулирования, проанализировала более трехсот законопроектов, участвовала в разработке важных для развития бизнеса законов.

- Не могу не спросить, как вы оцениваете целесообразность и значимость принятия в апреле этого года закона «О Торгово-промышленной палате Нижегородской области»?

- Федеральное законодательство устанавливает общие принципы работы территориальных палат. Принятый закон позволит ТПП региона во взаимодействии с органами власти и МСУ, с предпринимательским сообществом более эффективно выполнять свои функции.

- Нижегородская область традиционно является промышленной. У Вас, Николай Андреевич, огромный опыт в отстаивании интересов реального сектора экономики. Что сделано в Нижегородской области и на что следует обратить особое внимание в современных условиях?

- Развитие промышленности зависит от притока инвестиций. Без денег ничего нельзя сделать, и много законов принято, которые позволили заинтересовать инвестора. Нижегородская область -- российский регион, где внедрена система «одного окна». Сроки принятия решений и оформления документов по инвестиционным проектам сократились с 2 лет до 2-3 месяцев. По приоритетным проектам инвесторы получают ряд льгот и гарантий. Неслучайно инвестиционное законодательство Нижегородской области признано экспертами агентства «Эксперт РА» одним из самых эффективных в России. В Нижегородскую область пришли инвестиции, мы подняли бюджет -- и это коллективный труд нижегородцев, это итог большой работы, новый импульс которой задал губернатор Валерий Шанцев.

Надо понимать, что западный инвестор вкладывает деньги для того, чтобы заработать, он стремится сделать это в самом надежном месте с самой развитой инфраструктурой -- в столице. Автомобильный кластер появился в Калуге из этих соображений -- ближе к Москве. Между регионами идет борьба за инвестиции. С этим ничего не поделать: инвестор вкладывает свои деньги, и куда он их вложит -- его решение. Тот, кто подготовлен, тот и выиграет. У нас для инвестора созданы такие условия, чтобы он понимал: здесь его ресурсы не пропадут. А по поводу регионов. Очень много зависит от людей. Везет тому, кто везет. По моему убеждению, деньги в Нижегородскую область приносит губернатор, под его имя приходят инвестиции -- и частные, и федеральные средства. За одним инвестором идет другой, и это уже работает на бренд территории.

Российская промышленность в прошлом году дала рост не более процента, рост по нижегородской обрабатывающей промышленности -- 5,1%. Это очень важный показатель. У нас нет ни нефти, ни газа, ни редких металлов. Нижегородская область -- это, прежде всего, сильный оборонный комплекс. Устойчивый рост промышленности, аграрного сектора потянул перемены в социальной сфере. Это важно для промышленных предприятий, которые заботятся о том, в каких условиях проживают их работники. Все отмечают значимые результаты областной власти -- даже в отдаленных районах появились ФОКи, проложена новая ветка метро в верхнюю часть Нижнего Новгорода, идет строительство мостов, новых дорог, стадиона.

У нас много достойных производств, и работают на них наши люди. Возьмите автопром -- неслучайно Volkswagen Group Rus и «Группа ГАЗ» подписали соглашение, в рамках которого совместный проект по производству автомобилей Volkswagen и SKODA на Горьковском автомобильном заводе продлен до 2025 года. Это признание нашего профессионализма.

Надо быть готовым к вызовам времени. Кстати, на совете руководителей ТПП в Москве интереснейший доклад представила вице-президент ТПП РФ Елена Дыбова, как раз об этом. По ее словам, один из глобальных вызовов -- роботизация экономики. Копирайтер, вахтер, курьер, машинист метрополитена, водитель, юрист, садовник -- в числе профессий, которые заменят роботы. Кажется фантастикой, но через 10-15 лет вполне может стать явью. В автопроме мы давно занимаемся роботизацией. Почти 600 роботов работает на ГАЗе -- везде, где требуется высокое качество. Разговоры об автомобилях без водителя несколько лет назад вызывали улыбку, а сегодня в автопроме об этом всерьез задумались, над этим работают. И наши ГАЗели без водителя уже проходят тестовые испытания. То есть к роботизации экономики надо быть готовым. В этом разрезе также необходимо развивать предпринимательство.

А что поможет экономическому развитию в современных условиях? Сейчас промышленности нужны кредитные ресурсы, как говорят, длинные дешевые деньги -- не под 15-20%, а под 8-10%. Конечно, это вопрос федерального уровня. Мы гордимся, что у нас рост в промышленности 5,1%, а где-то она сработала в минус, понятно, что Федерации без перераспределения ресурсов не обойтись. Поэтому регионам важно акцентировать внимание на малом и среднем бизнесе -- отрасль состоялась, но требует поддержки. И когда на Законодательном собрании рассматривается предложение правительства оказать господдержку для развития МСП в 150-170 млн руб., по моему убеждению, этого мало. Я думаю, что надо выделять на это направление гораздо больше. Да, тогда и предприятия должны в разы увеличить свою ответственность за работу, за результат. Знаете, я всегда был оптимистом. Я знал, что мы можем сделать больше, надо только чуть помочь. Раньше, когда я был заграницей, мне говорили: ваши люди не могут работать так, как специалисты из Америки или Японии. Ничего подобного, могут! И в этом убеждаются различные иностранные партнеры предприятий региона.

Сейчас в Нижегородской области сложилась благоприятная обстановка: правительство, органы МСУ, Законодательное собрание, предпринимательские объединения, в том числе ТПП, Общественная палата работают слаженно, добросовестно, на результат -- это залог успеха. Конечно, всем хочется сделать больше. Тут главное не топтаться на месте, а идти вперед -- и все получится.

Николай Андреевич Пугин -- знаковая величина для нижегородского региона, не требующая представления. В английском есть выражение self-made-man -- это о нем. 3 августа 1958 года 18-летним пареньком после индустриального техникума переступил порог проходной автомобильного завода и затем стал президентом ПАО «ГАЗ». «Все мое протежирование -- мама, простая сельская женщина», -- говорит Николай Андреевич. И людям, стремящимся сделать карьеру, советует: нужно постоянно учиться. Два высших образования и знание иностранного языка, по его мнению, -- это уже стартовая позиция. Развивать свои компетенции -- единственная возможность устоять перед вызовами времени.

Интервью опубликовано в экономическом еженедельнике «Курс Н» №25 от 14.07.2017. Автор Наталия Миронова.

Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > tpprf.ru, 17 июля 2017 > № 2248682 Николай Пугин


США. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 17 июля 2017 > № 2247518

Европа осмеливается говорить США «нет»

Европейцы десятки лет «брали под козырек» перед США. Сегодня европейцы бунтуют.

Микаэль Сейделин (Michael Seidelin), Politiken, Дания

Европейцы десятки лет «брали под козырек» перед США.

Но руководящая роль США ослаблена, ЕС — экономический гигант, противостоящий США, а доверие к президенту Трампу — практически на нуле.

Президент Дональд Трамп пообещал «вновь сделать Америку великой», признавая, что американское лидерство — уже не то, что было. Вчера в Париже ослабленный американский президент вел переговоры со своим французским коллегой Эммануэлем Макроном, поставившим перед собой цель сохранить США для международного сотрудничества.

Сегодня президент Трамп присутствовал на Елисейских Полях на военном параде с участием американских солдат — в память о том, что США 100 лет тому назад встали на сторону французов и британцев в I мировой войне.

США сделали первые шаги к тому, чтобы стать мировой державой и защитницей Европы, и страна особенно активно стала играть эту роль после II мировой войны. Европейцы зависели от Европы (так в оригинале, — прим. ред.), и они испытывали чувство благодарности по отношению к американцам. США никто не перечил. Но сейчас этому пришел конец.

Европу сотрясают перемены

Федеральный канцлер Ангела Меркель — политик очень рациональный и расчетливый, основательно взвешивающий каждое слово и каждый шаг. Именно поэтому — и в силу веса канцлера и Германии в Европе и мире — ее речь в Мюнхене 28 мая вызвала некоторое волнение в Европе.

После встреч с президентом Дональдом Трампом во время саммита НАТО и на встрече «семерки» в Италии она сказала, что времена, когда они могли целиком и полностью полагаться на других, — уже позади. «Мне довелось это испытать в последние несколько дней».

Заявление привлекло к себе внимание и потому, что было сделано главой Германии, бывшей с 1949 года лояльным членом НАТО. Речь федерального канцлера последовала за высказываниями Дональда Трампа о Германии, которая, по его мнению, экспортирует в США слишком много автомобилей, и о европейцах, которые платят в НАТО недостаточно денег.

Внешнеполитический обозреватель Washington Post Энн Эплбаум (Anne Applebaum) была категорична: «Результатом этой поездки является то, что влияние США, всегда проявляющееся в торговле и военных союзах к взаимной выгоде, — сейчас меньше, чем когда-либо в новейшее время».

Через несколько дней президент Эммануэль Макрон в сильных выражениях раскритиковал решение президента Трампа вывести США из глобального соглашения по климату, и на ежегодной встрече министров ОЭСР, торговой организации промышленно развитых стран, США оказались в полной изоляции по сравнению с другими членами организации, образовавших единый фронт.

США не смогли присоединиться к заявлению, написанному председателем — Данией, предостерегающим от протекционизма и отказа от многосторонней торговой системы.

Европейцы — и даже обыкновенно преданный США и десятилетиями ничего не критикующий союзник Дания — высказали свое мнение. Европейцы вообще больше не щелкали каблуками, заслышав инструкции из Вашингтона. Что же произошло?

Кульминация кризиса

Последние события — лишь кульминация многолетнего кризиса и недоверия, начало которому положила война в Ираке. Франция была одной из стран, которая в 2003 году дистанцировалась от американской интервенции в Ираке, и французские предсказания относительно драматичных последствий войны сбылись.

Европа раскололась.

Великобритания была лидером европейских стран, которые предпочли поддержать войну президента Джорджа Буша. Дания была не единственной, кто решил поддержать США, подавляющее большинство в Фолькетинге предпочло принять участие, направив солдат в Ирак, да и новые демократии в Восточной Европе тоже последовали за США.

Сегодня положение совершенно изменилось.

Гражданские датские министры позволяют себе критиковать американского президента, а что касается более серьезной темы, то европейский фронт против решения президента Трампа вывести США из глобальных соглашений по климату, непоколебим.

Если говорить о политике безопасности, то даже восточноевропейцы призадумались в связи с двусмысленными сигналами президента Трампа о НАТО, да и дискуссии о европейском сотрудничестве в области обороны — вновь в повестке дня ЕС, где комиссар по вопросам конкуренции Маргрете Вестагер (Margrethe Vestager) налагает на Google и прочих гигантские штрафы за нарушение правил конкуренции — к огромной ярости американцев.

Разрыва с США не хочет никто, и приглашение Дональда Трампа президентом Макроном — это попытка навести новые мосты.

Но со смирением и покорностью покончено.

США. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 17 июля 2017 > № 2247518


США > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 17 июля 2017 > № 2246246 Арег Галстян

Доступ к телу. Кто из крупных лоббистов стоит ближе к Трампу

Арег Галстян

американист

Финансисты и банкиры, содержатели казино и нефтяники — самые влиятельные группы поддержки президента-миллиардера

Недавно Центр ответственной политики опубликовал ряд отчетов о деятельности финансовых и бизнес лоббистских групп влияния за последние два года. Прежде чем перейти к анализу этих отчетов, важно отметить, что сегодня наблюдаются интересные тренды в американской политической лобби-истории. Первый — это постепенная лоббистская переориентация крупного бизнеса от республиканцев к демократам. Второй тренд отчетливо демонстрирует рост популярности firm-lobbying, при котором большую часть ответственности заказчик перекладывает на исполнителя. Все это в значительной степени меняют облик бизнес-лоббизма и помогают понять, какие группы влияния будут воздействовать на президента Трампа, его администрацию и Конгресс.

С 2008 года первую строчку в списке топ отраслевых лобби-заказчиков неизменно занимает финансовый сектор, суммарные затраты которого превысили $1 млрд. Примечательно, что последние четыре года рекордсменом по затратам на политические услуги лоббистов остается Renaissance Technologies — частная инвестиционная фирма, основанная миллиардером Джеймсом Саймонсом, которого Financial Times назвала самым умным миллиардером. Согласно имеющимся отчетам, эта фирма потратила $51 млн, 23 из которых ушли демократам. Таким образом, Саймонс впервые за много лет отдал предпочтение лоббистам из стана «ослов». Другие крупные финансовые игроки — «Paloma Partners», «Bloomberg LP» и «Pritzker Group» — также свели до минимума свои контакты с Республиканской партией.

После победы Трампа крупным финансовым группам, ушедшим на сторону демократов, гораздо сложнее удержать свои позиции. Уже сегодня наблюдается усиление Elliott Management, прореспубликанского хедж-фонда, который вложил в партийных лоббистов $27 млн. Действующий глава Белого Дома имеет хорошие отношения с основателем и президентом этой фирмы Полом Сингером. Более того, Сингер, будучи одним из основных доноров консервативной Америки, сыграл немаловажную роль в процессе легитимации Трампа для партийных элит. Конечно, Саймонс — главный конкурент Сингера — вряд ли сдастся без боя и увеличит вливания в Демократическую партию перед грядущими выборами в Конгрессе 2018 года. Однако, несмотря на исход противостояния финансовых гигантов на Капитолийском холме, Пол Сингер уже получил прямой доступ к Овальному кабинету.

Игорный бизнес по-прежнему продолжает оставаться одним из крупнейших заказчиков политического влияния. В гемблинге, который прошел в Америке тернистый путь становления в качестве законного бизнеса, действуют более сложные отношения между ведущими игроками. В 2016 году представители этой бизнес-среды вложили в федеральное лоббирование 80 млн. «Las Vegas Sands» — крупнейшее в мире казино, созданное миллиардером Шелдоном Адельсоном, направило в этом году «слонам» рекордные $44 млн. Золотая эпоха этого заведения приходится на период правления неоконсервативной элиты во главе с Джорджем Бушем-младшим. В 2007 году Адельсон занял третью строчку в списке самых богатых людей страны с состоянием $26,5 млрд. Проблемы начались, когда он впервые за долгие годы обратился в фирму, которая продает доступ к политикам-демократам (к 2008 году они контролировали Белый Дом и Конгресс).

Ричард Сьюэн — лоббист, специализирующийся на работе с Демократической партией, организовал тайные переговоры Las Vegas Sands с китайскими политиками по вопросам открытия сети казино в Макао. Изначально все шло по плану, пока при администрации Обамы не началось ухудшение отношений между Вашингтоном и Пекином. В итоге китайцы ввели ограничения для американских граждан на получение туристической визы, из-за чего значительно снизилась посещаемость казино The Venetian. Более того, китайцы приостановили все переговоры с Адельсоном. В связи с этим, Las Vegas Sands отказался платить гонорар в $5 млн лоббистам из продемократической фирмы. В свою очередь, Сьюэн подал на Адельсона в суд, что нанесло сильный урон репутации миллиардера.

Желая расквитаться с демократами, Шелдон Адельсон вложил огромные средства в республиканцев, которые взяли Конгресс в 2014 году и Белый Дом в 2016-м. Кроме того, он стал одним из первых республиканских меценатов, открыто поддержавших Трампа после его победы на праймериз. Добрый жест со стороны одного из финансовых «крестных отцов» Республиканской партии стал важным сигналом для Трампа, который начал идти на конфронтацию с партийной элитой. Как и Пол Сингер, Адельсон, получив расположение президента, вновь вернулся в большую политику. Теперь он намерен укрепить и расширить свой бизнес по всему миру. Серьезных конкурентов в американском игорном бизнесе у него нет, поэтому вскоре мы можем стать свидетелями очередного резкого взлета Las Vegas Sands.

Банковский сектор, как правило, не тратит сумасшедшие средства на лоббистскую деятельность в Конгрессе, предпочитая покупать максимум влияния в администрации. При этом банковское лобби, как и финансовое, делало ставку на Хиллари Клинтон. После ее поражения в немилости оказались Bank of America, JPMorgan Chase & Co и Amalgamated Bank. Широкие возможности открываются перед Wells Fargo - четвертым по величине банком в США и крупнейшим в мире по рыночной капитализации, Citigroup — одним из крупнейших банков и первичным дилером ценных бумаг американского казначейства, а также перед техасским Woodforest National Bank, который имеет 788 филиалов в 17 странах мира. В качестве главного лоббиста интересов этих банков выступает Фредерик Макнабб – генеральный директор Vanguard Group. Именно эта инвестиционная компания является одним из крупнейших держателей акций Wells Fargo, Citigroup и Woodforest National Bank. Кроме того, фонды Макнабба длительное время финансировали различные бизнес-проекты Трампа по всему миру.

Энергетический сектор широко представлен в администрации Трампа. За последний год ТЭК потратил на лоббизм $120 млн, что в два раза больше аналогичных показателей за 2015 год. По-прежнему лидирующие позиции в этой отрасли удерживает корпорация Exxon Mobil, интересы которой в Белом Доме защищает ее бывший директор Рекс Тиллерсон, назначенный госсекретарем. Нынешнее руководство Exxon официально направило на нужды своих лоббистов $11 млн, из которых $2 млн получила сенатор от Аляски Лиза Мурковски. На пятки Exxon наступает компания Koch Industries, увеличившая финансирование своих лоббистов с $4 млн в 2014-2015 годах до $9,8 млн в 2016-2017 годах. Руководители корпорации — Чарльз и Дэвид Кохи — за последние десять лет значительно укрепили свои позиции в стране и вошли в тройку крупнейших политических спонсоров.

Однако братья Кохи, в отличие от своих коллег из Exxon, большую часть средств направляют в либертарианские группы влияния, которые выступают против укрепления федеральных властей.

После поражения своего кандидата Теда Круза братья не финансировали Дональда Трампа. Более того, Чарльз Кох заявил в интервью This Week на телеканале ABC, что Хиллари Клинтон будет лучшим президентом, чем Трамп. В свою очередь республиканец отметил, что не собирается встречаться с Кохами, которые финансируют марионеток. Этот конфликт негативно отразился на позициях Koch Industries, которая не смогла провести в Белый Дом ни одного из своих лоббистов. В связи с этим в контексте лоббирования энергетических интересов администрация Трампа будет отдавать предпочтение Exxon Mobil и Chevron. Понимая сложившиеся реалии, Кохи сосредоточились на работе с Конгрессом. Так, сенаторы Марко Рубио, Тед Круз, Рон Джонсон, Рой Блант и спикер Палаты представителей Пол Райан являются главными лоббистами интересов Koch Industries. В течение четырех месяцев они заблокировали ряд законопроектов, инициированных представителями Exxon и Chevron. Таким образом, сегодня наблюдается острая борьба между лоббистами Exxon Mobil и Chevron из администрации и Koch Industries из Конгресса.

США > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 17 июля 2017 > № 2246246 Арег Галстян


США > Внешэкономсвязи, политика > americaru.com, 17 июля 2017 > № 2245144

У Дональда Трампа (Donald Trump) уже был низкий рейтинг одобрения, но теперь он стал еще ниже: рейтинг упал до рекордно низкого уровня для президентов США, проработавших на посту шесть месяцев, за последние 70 лет.

Согласно результатам опроса ABC News/Washington Post, всего 36 процентов американцев одобряют действия Трампа. Показатель был на 6 процентов выше, когда оценивались первые 100 дней работы республиканца. Тем временем, с апреля рейтинг неодобрения увеличился на 5 процентов и в настоящее время составляет 58 процентов.

Единственным президентом, у которого также был низкий рейтинг одобрения в течение первых шести месяцев пребывания в должности, был Джеральд Форд (Gerald Ford), которого в феврале 1975 года одобряли 39 процентов американцев. Напротив, рейтинг бывших президентов Барака Обамы (Barack Obama) и Джорджа Буша-младшего (George W. Bush) составлял 59 процентов за тот де период.

Однако Трампа не особо заботят результаты опроса: в Твиттере он поставил под сомнение их достоверность. «Почти 40 процентов – это неплохо», - написал он.

США > Внешэкономсвязи, политика > americaru.com, 17 июля 2017 > № 2245144


Казахстан. Малайзия > Приватизация, инвестиции. Внешэкономсвязи, политика > kapital.kz, 14 июля 2017 > № 2244450 Датук Хаджи Ахмад Хаджи Маслан

Малайзия готова открыть рынок АСЕАН для казахстанских инвесторов

Вице-министр торговли Малайзии призывает крупный бизнес РК обратить внимание на рынок емкостью 625 млн человек

Малайзия является одним из самых быстрорастущих рынков Азиатско-Тихоокеанского региона. Эта страна готова вкладывать инвестиции в Казахстан, примером чему могут служить проекты в нефтегазовом и агропромышленном комплексе нашей страны. Однако в рамках Недели Малайзии в Астане и отдельно казахстанско-малайзийского бизнес-форума вице-министр международной торговли и промышленности Малайзии г-н Датук Хаджи Ахмад Хаджи Маслан предложил казахстанским инвесторам самим обратить внимание не только на рынок Малайзии, но и на более глобальный рынок АСЕАН с его чрезвычайно привлекательной экономической зоной. Об этом с министром Малайзии побеседовал корреспондент центра деловой информации Kapital.kz.

Малайзия — это офшор, которого не следует бояться

— На казахстанско-малайзийском бизнес-форуме были подписаны рамочные соглашения о сотрудничестве между малайзийскими инвесторами и казахстанской стороной. Какие бы основные направления сотрудничества между нашими странами вы бы выделили?

— Я бы, конечно, выделил соглашение малайзийской компании Reach Energy Berhad — разведка и добыча нефти и газа, которая обменялась меморандумами о взаимопонимании с акимом Мангистауской области г-ном Ералы Тогжановым. Согласно их договоренностям компания Reach Energy будет оказывать поддержку в привлечении малайзийских компаний к инвестированию в приоритетные отрасли региона. Например, инвестиции должны сфокусироваться на таких отраслях, как нефть и газ, инфраструктурные проекты, строительство, электроэнергетика, водоснабжение и туризм — все это в Мангистауской области. Первоначальная сумма инвестиций должна составить 200 млн долларов, затем в самое ближайшее время она может возрасти до 500 млн долларов, а в дальнейшем и до 1 млрд долларов.

Также в Казахстане продолжает работать малайзийская агрокомпания AGROSTAN FARMS SDN BHD, желающая осуществить проект по выращиванию мясного и молочного скота на юге Казахстана.

— А каково состояния взаимной торговли между Казахстаном и Малайзией в настоящий момент?

— Мое министерство, а именно министерство международной торговли и промышленности Малайзии (МІТІ), играет ключевую роль в развитии двусторонней торговли и инвестиций между нашими двумя странами. В частности, мы рассматриваем Казахстан как важную страну, полную возможностей и перспектив, которые являются взаимодополняющими между двумя национальными государствами.

Малайзийская Корпорация развития внешней торговли (МАТРАDЕ) — агентство под моим министерством, офис которого расположен в городе Алматы, контролирует рост двусторонней торговли между Малайзией и Казахстаном. Соответственно, мы будем поддерживать все усилия, направленные на повышение и развитие наших экономических связей. К ним относятся такие платформы, как этот бизнес-форум, который принесет взаимную выгоду для обеих стран.

Несмотря на неопределенную глобальную экономическую ситуацию, я рад отметить, что экономические связи Малайзии с Казахстаном расширяются крепко и стабильно. В настоящее время Казахстан является четвертым по величине торговым партнером Малайзии среди Содружества независимых государств.

В 2016 году общий объем торговли Малайзии с Казахстаном составил 49,22 млн долларов США, что на 36,1% больше в сравнении с предыдущим годом, где объем торговли был равен 38,81 млн долларов США. Наш общий объем экспорта в Казахстан составил 43,78 млн долларов, что на 30,4% выше по сравнению с 36,06 млн долларов за соответствующий период в 2015 году. Импорт Малайзии из Казахстана в 2016 году увеличился на 109% с 2015 года.

В настоящее время в Малайзии ведут свою деятельность более 8 тыс. компаний, в состав которых входят международные корпорации из более чем 40 стран. Эти компании сделали Малайзию своим офшорным местом для производства и услуг. Я надеюсь, что Малайзия также станет важным инвестиционным направлением для казахстанских инвесторов.

Рынок АСЕАН — это не предел, мы выведем вас на рынок в 3 млрд человек

— Как работает механизм инвестирования в Малайзию, которым могли бы воспользоваться казахстанские бизнесмены?

— Малайзийское управление инвестиционного развития (МIDА) — другое агентство под моим министерством, является первой контактной организацией для инвесторов, заинтересованных в инвестировании в Малайзию.

По состоянию на 31 декабря 2016 года у нас было 20,610 промышленных проекта с общим объемом инвестиций в 208,6 млрд долларов США. Из них 54,5%, или 113,8 млрд долларов, приходится на иностранные инвестиции.

В 2016 году Малайзия одобрила в общей сложности 6,1 млрд долларов иностранных инвестиций в производственный сектор, поднявшись на 19,3% по сравнению с 2015 годом.

Это свидетельствует о том, что иностранные бизнесмены продолжают проявлять уверенность в инвестировании в Малайзию.

Правительство Малайзии продолжает внедрять проделовую политику. К ним относятся меры по укреплению логистики и бизнес-взаимодействию, а также по устранению препятствий для облегчения ведения бизнеса. В результате на сегодня Малайзия известна как одна из хорошо интегрированных экономик. У нас есть хорошие возможности стать региональной или глобальной операционной базой для многонациональных компаний.

Правительство также внедрило новую схему «основного интегратора» для стимулирования компаний, которые используют Малайзию в качестве базы для ведения своих региональных и глобальных предприятий и операций: для управления, контроля и поддержки ключевых функций, включая управление рисками, принятие решений, стратегической бизнес-деятельности, торговли, финансов, управления и человеческих ресурсов.

Все больше многонациональных корпораций приняли малайзийскую модель «основного интегратора», которая позволяет быстрее принимать решения и поддерживает меняющиеся тенденции в цепочке поставок. Транснациональные компании теперь обладают большей гибкостью в обслуживании своих сетевых компаний для поставок в Азиатско-Тихоокеанский регион и на другие глобальные рынки.

Помимо регионального учреждения, в 2016 году получили развитие проекты вспомогательных услуг с утвержденными налоговыми льготами. Они увеличились на 156,3%, до 2,09 млрд долларов США. Значительное увеличение было обусловлено многими крупными инвестициями, которые были одобрены для деятельности в области экологически чистых технологий и комплексных логистических услуг.

Мы помним, что сектор услуг помог повысить эффективность других секторов в стране. Например, глобальные учреждения и комплексные услуги по управлению цепочками поставок быстро становятся ключевыми компонентами в экономике страны. Эти услуги повысят эффективность торговли и конкурентное преимущество для малайзийских отраслей.

— Какие еще преимущества для иностранного, в том числе казахстанского, бизнеса может предложить Малайзия?

— Преимущества ведения бизнеса в Малайзии обильны. Экономическое сообщество АСЕАН (АЕС), образованное в 2015 году, создало единую рыночную и производственную базу в регионе. Полная реализация АЕС приведет к созданию прочно интегрированной региональной экономики, которая будет способствовать беспрепятственной, трансграничной торговле и инвестициям между десятью государствами — членами АСЕАН.

Этот рынок имеет огромный потенциал. Численность населения АСЕАН составляет 625 миллионов человек. Мы смотрим на растущий средний класс с увеличением объема располагаемых доходов и регионального среднегодового экономического роста, составляющего 5%. Годовой ВВП в настоящее время оценивается более чем на 2,5 триллиона долларов США, что делает нас седьмой по величине экономикой в мире. К 2020 году в АЕС, ожидается увеличение ВВП почти в два раза, до 4,7 трлн долларов.

Совместно с АЕС, с Зоной свободной торговли АСЕАН (АҒТА) и партнерами по диалогу, такими как Китай, Индия, Япония, Южная Корея, Австралия и Новая Зеландия, это послужит дополнительным стимулом для инвесторов, заинтересованных в Малайзии.

В настоящее время АСЕАН ведет переговоры с партнерами по диалогу для заключения Регионального соглашения о всеобъемлющем экономическом партнерстве (RСЕР). RСЕР включает страны, население которых превышает 3 миллиарда, и в совокупности экономики на общую сумму 17 триллионов долларов США, где доля мировой торговли оценивается в 40%.

В качестве одной из крупнейших экономик среди стран — членов АСЕАН Малайзия предлагает инвесторам множество стратегических инвестиционных предложений. К ним относятся стратегическое географическое расположение Малайзии, наша прагматичная, предусмотрительная и благоприятная для бизнеса политика, а также наша развитая инфраструктура и связь.

По этой причине вместо конкуренции с другими странами — членами АСЕАН Малайзия приняла дополнительный метод привлечения инвестиций в регион.

Очевидно, что потенциал для укрепления деловых связей и сотрудничества в регионе является массовым. И я бы настоятельно призвал казахстанских инвесторов обратить внимание на рынок АСЕАН, чтобы рассмотреть Малайзию как дверь на рынок экономического союза АСЕАН.

Малайзия освобождает от налогов «зеленый» бизнес

— Скажите, насколько привлекательным является для иностранных инвесторов в Малайзии ниша использования "зеленых" технологий?

— Конечно, правительство Малайзии глубоко осознает важность сохранения баланса между потребностями экономического роста и сопутствующим воздействием на окружающую среду. «Зеленая» технология была определена как движущая сила будущей экономики для страны, которая будет способствовать всеобщему «зеленому» росту и устойчивому развитию.

Были введены налоговые льготы для «зеленых» технологий в виде налоговых льгот по «зеленым"инвестициям с частичным или полным освобождением от корпоративного налога на покупку активов «зеленых» технологий. И освобождение от налога на прибыль от использования услуг и системы «зеленых» технологий для их дальнейшего укрепления и развития.

Проекты, которые претендуют на этот стимул, включают в себя возобновляемые источники энергии, энергоэффективность, комплексное управление отходами и зеленое строительство, зеленый центр обработки данных. Кроме того, приемлемые услуги включают в себя системную интеграцию возобновляемых источников энергии, энергетические услуги, услуги, связанные с зеленым строительством и зеленым центром обработки данных. А также экологической сертификацией продукции, оборудования и строительства, строительством зеленого города.

Пользуясь случаем, хочу пригласить казахстанские компании и участников ЭКСПО-2017 инвестировать в эти сферы в Малайзии либо самостоятельно, либо в сотрудничестве с малайзийскими компаниями.

К тому же в 2016 году Малайзийское управление промышленного развития (МIDA) одобрило общие инвестиции в размере 579 млн долларов на 146 проектов. Для сравнения в 2015 году было профинансировано 160 проектов на сумму 419 млн долларов в секторах зеленой экономики. Это свидетельствует о значительном росте развития зеленых технологий с помощью инициативы правительства посредством постоянной политики и продвижения.

Ранее я упомянул о привлекательности Малайзии в качестве инвестиционного направления. Мои слова могут подтвердить рейтинги более чем нескольких влиятельных международных организаций. К ним относятся: недавний ежегодный сборник по конкурентоспособности, составленный Швейцарским институтом развития менеджмента. Он поставил Малайзию на 19-ю позицию среди 60 стран. Более того, Малайзия заняла 23-е место с точки зрения удобства ведения бизнеса в Докладе Всемирного банка Doing Вusіnеss 2016. Малайзия также была награждена первым местом в рейтинге самого привлекательного производственного рынка в качестве выбора для будущей передислокации в соответствии с американским индексом рисков производства Cushman & Wakefield 2017. В его установленный индекс входят 30 крупнейших стран по объемам производства, в пионерский индекс входят 10 крупнейших производственных мест. Наконец, третье место в рейтинге Всемирного Банка «Ведение бизнеса 2017» по индексу защиты инвесторов, а также восьмое место в рейтинге наиболее перспективной принимающей экономики среди развивающихся стран на период с 2015 года по 2017 год в рейтинге ЮНКТАД.

Позиции Малайзии в этих рейтингах являются независимым подтверждением усилий правительства к тому, чтобы Малайзия к 2020 году достигла статуса экономики с высоким уровнем доходов. Я приглашаю всех членов бизнес-сообщества Казахстана присоединиться к нам в этом путешествии.

Хотел бы еще раз подчеркнуть, что Малайзия готова расширять наши отношения с Казахстаном и другими странами — будь то культурная связь между людьми, торговля или инвестиции.

— Спасибо за содержательное интервью!

Казахстан. Малайзия > Приватизация, инвестиции. Внешэкономсвязи, политика > kapital.kz, 14 июля 2017 > № 2244450 Датук Хаджи Ахмад Хаджи Маслан


Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 14 июля 2017 > № 2243673 Дмитрий Орешкин

Медведева больше нет

Дмитрий Орешкин, Обозреватель, Украина

В России рейтинг в глазах избирателей — это не так важно. Важен рейтинг в глазах Владимира Путина. Дело ведь даже не в том, что Медведев не ездит по регионам. Мало ли какие могут быть дела у председателя правительства. Он может ездить, а может и не ездить. У него огромное количество фундаментальных проблем в макроэкономике, которые могут решаться в центре и должны там решаться. Поэтому обвинение в том, что он не ездит по регионам — оно справедливо, но это только часть проблемы.

На самом деле Медведева вообще нет, у нас его вообще нигде не видно. В российских СМИ он просто отсутствует. А это для него очень плохой признак. Это значит, что его игнорируют.

Рано или поздно это должно было состояться — Путину надо чем-то удивить избирателей перед выборами. И этому подчинена вся внутренняя политика в России, в том числе и имидж Медведева.

У Путина было три всплеска популярности, и все они были связаны с войнами — чеченская, грузинская и украинская. Четвертой войны не удастся сделать. Все вокруг готовы, все ждут и это не будет новинкой. Путину быстро настучат по голове, как это случилось в Сирии. Ну нет там такой победы, как хотели представить российскому народу перед выборами. Большая часть людей не совсем понимает, в чем смысл сирийской войны. То есть военная ситуация себя исчерпала: маленьких победоносных воин больше нет. И на Прибалтику нельзя напасть, потому что НАТО там к этому уже готова. «ДНР-ЛНР» тоже нельзя, это будет больно в смысле репутационных издержек. Здесь все ограничено. Значит, ему остается побеждать только во внутреннем информационном пространстве.

Тут есть два варианта — или посадить Чубайса, и, собственно, клинья под него подбиваются в последний год. Тогда народ радостно вздохнет и подумает, что Владимир Путин — крутой человек. Или же скинуть из красного крыльца, как положено по российской традиции, на рельсы раздраженной толпы кого-нибудь из знатных бояр. В этом смысле Медведев тоже очень неплохо подходит. Вот сейчас Путин и решает. То, что он сдаст Медведева, — для меня сомнений нет. Вопрос только — когда он это сделает, перед выборами, чтобы набрать голоса, или после выборов, чтобы заявить о смене курса. Хотя куда он сменит этот курс — тоже непонятно.

Так что то, что Медведев вдруг пропал и вдруг не стало его замечательной улыбки, его замечательных фотографий с смартфонами и прочими гаджетами — это плохой признак для него. Но это было неизбежно — кого-то надо принести в жертву избирательной компании, и вот сейчас Владимир Владимирович решает кого. Ему, чтобы отделиться от того, что происходит в стране, надо кем-то пожертвовать. Не исключено, что это будет Медведев. Я даже думаю, что это очень вероятно.

Дмитрий Орешкин — российский политолог.

Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 14 июля 2017 > № 2243673 Дмитрий Орешкин


Россия. Украина > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 14 июля 2017 > № 2243667 Марат Гельман

Марат Гельман: Путин хочет стать «Вовой Крымским», но войну за украинцев он проиграл

Демонтаж империи довести нужно до конца, уверены на Западе.

Светлана Шереметьева, Сергей Харченко, Апостроф, Украина

На сегодняшний день в украинско-российском кризисе наступил момент, когда можно достигнуть значимых результатов в его разрешении. Это связано как с назначением нового представителя США по Украине Курта Волкера, так и с желанием администрации Дональда Трампа добиться каких-либо побед. О том, как изменится в ближайшие 15 лет мир, почему на Украине мало тех, кто ради Родины готов отодвинуть свои интересы на второй план, что будет с Россией, застрявшей в ХIХ веке и воспроизводящей плохих парней, и почему Владимир Путин проиграл войну за украинцев, в интервью «Апострофу» рассказал российский политтехнолог, галерист и арт-менеджер Марат Гельман.

«Апостроф»: Ваш визит в Киев совпал с важными событиями, которые прямо или косвенно влияют на ситуацию на Украине. В том числе, с посещением Украины Рексом Тиллерсоном, Антониу Гутеррешем, Йенсом Столтенбергом. Каждый из них говорит о необходимости прекращения войны и восстановлении территориальной целостности Украины. Но за три года ситуацию так и не удалось переломить — конфликт затягивается. По-вашему, когда может наступить переломный момент, и каким он будет?

Марат Гельман: Знаете, когда я у себя в дневнике иногда комментирую ситуацию на Украине, обязательно набегает огромное количество людей, которые говорят: «Ты кто такой, как ты можешь комментировать, оценивать? Живешь там в своей Черногории, что ты можешь знать про нашу внутреннюю ситуацию?» Но меня это не сильно смущает, потому что я часто встречался с такой ситуацией, везде и всегда. Приезжаешь в Самару, там тебе объяснят, насколько они другие и не такие, как в Нижнем Новгороде.

Я, честно говоря, настроен оптимистически. Этот новый представитель США по Украине Курт Волкер — человек с очень ясным мышлением. Как мне кажется, эта проблема [выход из кризиса на Востоке], в отличие от культурной политики, которая не требует на Украине особых интеллектуальных усилий, а требует лишь выбора направлений, то здесь нужны интеллектуальные усилия, потому что это сложная шахматная задача.

Мы перед интервью с вами говорили о ситуации на Украине, будущих президентских выборах, и ты говорил, что Донецк не участвует, поэтому возможны различные сценарии. Поэтому ситуация очень сложная. Заинтересован ли Порошенко в том, чтобы до президентских выборов это (возвращение Донбасса — прим. ред.) произошло — мы не знаем, я не уверен. Это задача не давления, чтобы выяснить, кто окажется сильнее, Россия или Америка. Это задача красивого решения. В этом смысле я в него, Волкера, верю, поскольку понимаю, как у него устроены мозги.

Второе. В прошлый свой визит я был на культурном форуме во Львове и очень много общался со своей клиентелой — ситуация печальная. В том смысле, что мобилизация происходит на ритуальном уровне, а на уровне действий и решений — нет. Я был на одном из каналов, там была игра такая — «Родина или жизнь?» У меня спрашивают: «Марат, что вы выбираете, Родину или жизнь?» Я говорю, что выбираю жизнь, иначе остался бы в России и боролся бы там с Путиным, а я уехал.

К сожалению, здесь не так много людей выбрало Родину. Человек принимает решение, исходя из собственных интересов, и это, конечно, печально, так же печально, как конформизм в России. Здесь ты понимаешь, что много людей не может даже на время сказать себе: «Нет. Родина!» Хотя, конечно, мы видели… Пассионарные 5%, достаточные для того, чтобы сделать революцию, в Киеве есть. А те, которые должны сделать не такую огромную ставку — не жизнью рисковать, а временно поставить свои интересы на второй план — таких не нашлось 50%.

— Вы считаете, что ситуацию на Украине, в частности на Донбассе, можно разрешить с помощью американцев?

— Я готов даже спорить. Первый раз за все время этой украинской ситуации. Я готов спорить, что эти ребята выправят ситуацию. В том числе, и потому, что их к этому вынуждают следующие президентские выборы в Штатах. У них практически нет побед. И здесь можно достичь чего-то. Даже если мы верим в то, что Трамп — агент Путина: «Ты дай мне выиграть вторые выборы в Америке». Вам-то какая разница, в результате чего прекратится война, сговора или не сговора? Пусть сговор, замечательно.

— Саммит «Большой двадцатки» по визуальной составляющей для Путина был вполне удачным — фото с мировыми лидерами, рукопожатия с Трампом. Но с точки зрения политики — малоэффективным, а заявления главы МИД РФ Сергея Лаврова насчет вмешательства в выборы американцы вообще опровергли. Получается ситуация, когда контакт есть, но смысла в нем практически никакого. Как можно оценить внешнюю политику России? Каковы ее цели? Как в эту концепцию сейчас вписываются Донбасс и Крым?

— У Путина, в отличие от Трампа, нет проблем с выборами. Он будет такой же невменяемый, как и раньше. Мне кажется, хотя это не общее место, и многие со мной не согласны, что Путин — уже не политик. Он уже пытается понять, кто он: Юлий Цезарь, Александр Македонский.

— Николай II?

— Нет. Николай II для него уже пройденный этап. Он живет в историческом будущем прошлом. Он смотрит на ситуацию из 2100 года и листает страницы, посвященные годам его правления, как его будут называть: Путин Крымский, Вова Крымский. Я абсолютно серьезно уверен, что он так мыслит. То, что он «взял» Крым — это же XIX век. Он живет в XIX веке. В ХХ веке никто не воюет за территорию — воюют за ресурсы. А в XХI веке война идет за людей, за вас — он ее проиграл. Сколько людей в мире считают Россию привлекательной страной — это и есть территория страны в XХI веке. Есть маленькая Япония, и она интересует огромное количество людей — страна такого размера, но насколько она привлекательная.

Путин, с моей точки зрения, неадекватен. Когда они делали путч в Черногории, у меня спрашивали: «Зачем? Почему?» Не было никаких шансов — они стали жертвой собственной пропаганды. Получается, что нельзя разделить аналитическую записку и рекламную статью — если ты везде говоришь и пишешь, что в Черногории народ против НАТО, хотя это не так, то постепенно для людей, которые принимают решения в высоких кабинетах, такие статьи становятся источником информации. И он сейчас в такой нереальной ситуации. Это плохо. Ведь сегодня важнее рациональное.

— Ситуация в Черногории во многом напоминала то, что произошло на Украине: они думали, что здесь все ненавидят власть и любят Россию и завтра станут на ее сторону. Но это не сработало, и они перешли к более изощренной тактике, в частности, терактам. Вам не страшно приезжать в Киев, и как далеко могут зайти российские спецслужбы на Украине?

— Моя жена, когда я приехал, говорит: «Ты будешь в отеле Premier Palace!» Мне поздно бояться. Со мной они пытались разные вещи делать. Поэтому нет. Но это не значит, что не надо беспокоиться о безопасности. Надо, конечно. Когда эти ребята узнают, что мир устроен не так, как им казалось, они начинают действовать такими способами. Там же внутри тоже есть дискуссия. В этот момент выигрывают ястребы.

Внутри этой кремлевской дискуссии были люди, которые говорили: «Ну, с Гельманом. Надо уговорить. Может купить. Нет, нельзя. Ну, ты говорил. Надо замочить». Все может быть. После истории с Pussy Riot они поняли, что со мной будет больше проблем, если они начнут… Дело в том, что люди искусства показали фантастическую мировую солидарность.

В России тысячи политических заключенных которые, как Надя Толоконникова и Маша Алехина (участницы группы Pussy Riot, которые уже отбыли тюремные сроки, — прим. ред.), сидят ни за что. Никто не рыпнулся, никто про них практически не знает. Как только люди искусства — то же самое с Олегом Сенцовым — сразу серьезные проблемы. Не было ни одного международного форума, где бы мы не договорились. Когда Саша Чепарухин (российский музыкальный продюсер, — прим. ред.) привез, а я опубликовал [открытое письмо участницам группы Pussy Riot] Пола Маккартни, который для Путина кумир, мне сказали, что в тот момент прозвучало: «Вы, (далее нецензурное выражение — прим. ред.), все неправильно. Не надо было их сажать». Я думаю, что я нахожусь в сравнительной безопасности. Депутатов, бизнесменов там… А от людей искусства больше шума. Я гораздо больше других связан с международной какой-то деятельностью, это моя защита.

— Сначала казалось, что санкции несколько успокоят путинскую политику. По вашему мнению, санкции оказались эффективными или нет? Как сейчас международное сообщество реагирует на происходящее в России?

— Санкции про другое, они очень эффективны, но не в том смысле, в котором вы предполагаете, что включились санкции — стало плохо, и они поменяют свою политику. Вот Югославия была 10 лет под санкциями — там выжженная земля в плане индустрии. Убита вообще вся индустрия. Задача санкций — не повлиять на власть Путина. Задача санкций — развал страны.

Как менялось отношение к России за последние пять лет? Первоначально была идея убедить Путина быть хорошим парнем: «Что, ему жалко быть хорошим парнем? Мы тебя научим. У нас будет всемирная организация по правам человека, которая научит, как соблюдать права. У нас будут институты свободной прессы — они вам покажут, как надо с прессой. У вас плохая демократия — мы сделаем вам хорошую». Потом поняли, что на Путина не повлияешь, и начали влиять на людей — ребята, перестаньте выбирать этого плохого парня. Решили как-то влиять на общество. Это было после Крыма.

Когда началась вся эта донецкая ситуация, я все это слышал в Брюсселе, через меня все проходило, то разговоры были такие: «Ну, хорошо. Допустим, политика замены Путина на хорошего парня достигнет успеха. Ельцин был хорошим парнем, после него пришел плохой парень. Ситуация возобновляется». Империя требует плохого парня, хороший парень не может управлять страной с такими разными условиями. Это проблема не последних двадцати лет, а проблема трехсот лет. Это проблема, которая была решена в мире в конце ХIХ — начале ХХ века. Это великое разрушение империй — Британской, Австро-Венгерской, а здесь процесс не завершился.

Поэтому для того, чтобы не вернулось «хороший-плохой парень», страна должна быть модернизирована. Я управлял регионами. Не может такая большая страна управляться из одного центра — разная экономика, разные люди, разная культура и прочее. Нужно демонтаж империи довести до конца. Поэтому я считаю, что санкции эффективны, но не в том смысле, что Путин испугается или кошельки уменьшатся. У них столько денег, что на них это никак не повлияет. На людей повлияет. Это в том смысле, что экономика будет двигаться таким образом: децентрализация либо мирная федеральная, либо немирная — раскол страны.

— Вы не исключаете такой вариант?

— Я почти уверен. Я так осторожно говорю, потому что меня уже один раз… Я два года не въезжал в Россию — они завели уголовное дело из-за того, что я призываю к насильственной смене власти. А я просто сказал, что не вижу, как убрать Путина, кроме дворцового переворота. Здесь я как-то осторожничаю, но думаю, что это самый вероятный сценарий. Мы можем обсуждать, как долго это будет продолжаться, но, в конце концов, решение внутри принято, что эта страна воспроизводит этих плохих парней, а не плохие парни захватывают эту страну. Надо что-то делать со страной.

— Если, реагируя, они пойдут по пути Ирана или Северной Кореи? Сгруппируются, сожмутся, но будут жить под санкциями.

— Замечательно. Сжаться такой стране нельзя. Сжаться — это один из вариантов раскола. Читайте «Теллурию» Владимира Сорокина. Много разных княжеств: кто-то полетит вместе с Европой в будущее, кто-то сожмется и превратится в Иран. Центробежные силы — это неизбежная ситуация по России.

— Вопрос времени и ресурсов?

— Вопрос времени и твердости Европы.

— Этими осколками не придавит Украину?

— Что значит придавит? С моей точки зрения, глобальные процессы все перекроют. Сейчас мы живем в такой момент, что в мире происходит такое, что не имеет отношения ни к Украине, ни к России. Это переформатирует все через 15 лет. Я считаю, что страны останутся, но будут выполнять роль оболочек для международных организаций. Все существенное для нас уйдет в локации, туда, где мы живем. Человек живет в городе, местности. Я думаю, что через 15 лет мы будем говорить про города, а не про страны.

Россия. Украина > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 14 июля 2017 > № 2243667 Марат Гельман


Латвия. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 14 июля 2017 > № 2243648

Мое государство не собирается нападать на Латвию

Чрезвычайный и полномочный посол Российской Федерации в Латвийской Республике Евгений Лукьянов в интервью Neatkarīgā выразил свое мнение о миссии посла, оценил состояние и перспективы латвийско-российских двусторонних отношений.

Анита Даукште (Anita Daukšte), Виктор Авотиньш (Viktors Avotiņš), Neatkarigas Rita Avize, Латвия

NRA: Первые сто дней на должности посла у вас прошли. Как вы вжились? Какие цели для себя выдвигаете?

Евгений Лукьянов: Прежде всего, я рад встретиться с вами. И очень надеюсь, что у читателей вашей газеты, наконец, будет возможность прочесть наш диалог, а не только посмотреть карикатуру дипломата-метеоролога, которой меня встретили в Латвии.

В работу дипломата мне не нужно вживаться. В 80-е годы я работал в советском МИДе. А в роль посла я действительно стараюсь вжиться. До сих пор у меня такого опыта не было.

Но задачи всех послов очень похожи. Каждый посол — это человек, который по прибытии в конкретную страну фиксирует определенное качество двусторонних отношений и при отъезде из этой страны должен зафиксировать другое качество двусторонних отношений. Если он успешный посол, это качество будет позитивным.

Разумеется, отношения определяют стороны. Однако сложно представить негативную реакцию в стране пребывания в том случае, если посол был конструктивным, искренним, честным и доброжелательным. Это не может не вызвать аналогичную реакцию со стороны должностных лиц страны пребывания. Вот, это моя главная, так сказать, задача, моя главная цель. И я буду делать все возможное, чтобы это произошло.

Сам себе я говорю: ты приехал сюда, чтобы сделать отношения лучше. Работай ради этого, думай. Есть темы, которые наши стороны сейчас трактуют диаметрально противоположно. Почему? Будем искать темы, где наше отношение совпадает. И от них будем продвигаться вперед. Главное в этих отношениях — взаимное доверие. Вы можете сказать, что не верите России, а у нас, в свою очередь, найдутся люди, которые с недоверием воспринимают политическую практику Латвии. Ну и что с того? Правда — она ведь всегда конкретна. Но правда — она всегда где-то посередине. Нет одной правды и второй правды. Она одна. И в ней сила. Только правда. А у лжи ноги коротки. Я убежден, что лгать контрпродуктивно. Если мы цивилизованные люди, диалог состоится. Тогда будет больше возможностей договориться, чем, скажем, бить посуду.

Если представить ситуацию совсем образно, то 7 февраля 2021 года, когда мы с женой сядем в поезд, нам хотелось бы видеть на перроне людей, которые в равных группах плачут и радуются. Это будет означать, что моя деятельность не осталась без внимания.

— Но на пресс-конференции, сказав, что Россия заинтересована поддерживать с Латвией нормальные отношения, вы сразу добавили, что не дадите ни копейки государству, которое не понимает, что в нем будет завтра, «и я не понимаю, что здесь будет завтра…». Вы по-прежнему придерживаетесь такого взгляда?

— Эту фразу я произнес 7 июня на своей первой пресс-конференции. Кажется, я это сказал не так, как полагается говорить дипломату. Я сказал это, как мог бы говорить банкир. Я 15 лет проработал в банках, 10 лет — в немецком, пять — в российском банке. И понимание риска государства у меня осталось, наверное, на всю жизнь.

Но если то, что я сказал 7 июня, показалось надменным, то через две недели в Сейме выступил президент Латвийского государства. Он говорил, что этот год для Латвии ожидается как год реформ. Он говорил о президентских полномочиях, о прямых выборах, о возможности натурализации новорожденных неграждан… Он говорил о том, что государство каждый год теряет 20 тысяч своих граждан. Фактически государство теряет свое завтра. Люди в своем доме, в своей стране не видят перспектив, не находят возможности для адекватной работы, адекватного вознаграждения…

И мы видим, что происходит с Европейским Союзом. Мы понимаем, что в определенной мере вам придется затянуть пояса. Выход Британии из ЕС, уменьшение финансовых реалий, которое за этим неотвратимо последует, очевидно, уже в ближайшем будущем приведет к изменениям в политике распределения грантов. Проекты инфраструктуры, для которых предназначены эти гранты, — долгосрочная перспектива. Через пять, семь, десять лет придется платить. Какое бремя ляжет на госбюджет в будущем? Не придется ли брать один кредит, чтобы погасить другой, а потом — еще и еще…

Один пример. Отличный проект Rail Baltica. Нужный, современный. И очень престижный. Важный для Латвии, для стран Балтии, которые благодаря этому проекту смогут в некотором роде резко повысить качество своей инфраструктуры до очень высокого европейского уровня. Но я читал, что ЕС, поддержав этот проект, все же в три раза уменьшил свою долю финансирования. Что означает такая новость для финансовых рынков, бирж, настроений инвесторов и аналитиков? Были ожидания одного уровня, а теперь они стали в три раза ниже.

Еще один отличный проект — «Великий Шелковый путь». Разумеется, нужный. Латвия должна найти в этом проекте свое место. Но на упомянутой пресс-конференции я спросил: сколько километров поезд будет двигаться по территории Латвии? Двести, двести пятьдесят… В чьем ведении остальная территория? Таким образом, это императив в наших двусторонних отношениях. Успех будет зависеть именно от их качества.

С другой стороны, не все надо воспринимать так алармистически. Жизнь между нашими странами не остановилась. Работает транспорт, продолжаются контакты между МИДами, консультации по консульским вопросам, контакты между торгово-промышленными палатами, встречаются министерства культуры, образования, продолжаются туризм, приграничное сотрудничество… Готовится возобновление прерванной три года назад работы межправительственной комиссии.

И основной объем инвестиций поступает в Латвию из России. Хотя их называют инвестициями с Кипра, из офшоров… Наши деньги прошли свой, определенный путь, и они… здесь. Мы ведь никуда друг от друга не уйдем. Поэтому обязательно надо думать о послезавтра. Жизнь не терпит ненормальностей, жизнь их исправляет. Конечно, жизнь их исправляет, если есть обоюдная добрая воля. Такая добрая воля есть.

— Каков, по-вашему, уровень латвийских политиков? Видят ли они послезавтра?

— Я не буду оценивать латвийских политиков, но если вы ожидаете недипломатичный ответ… Поймите: нет абсолютной свободы, нет полных возможностей делать что хочется, что приходит на ум. Мы все обитаем в реальном мире, в реальных обществах, реальных социумах. И каждый политик в конкретном социуме является его продуктом.

Найдите хотя бы одного политика в Латвии, который отрицал бы важность и необходимость развития хороших двусторонних отношений с Россией. Таких нет. Поэтому те, кто это отрицает, — не политики. Это или популизм, или же у них каждый день начало предвыборной борьбы.

Конечно, есть также политики, которые подчинены каким-то актуальным императивам. К примеру, разве мы с точки зрения России можем сказать, что Латвия инициировала какие-то недружественные акции или позиции против России? Нет! Мы не можем сказать, что Латвия ввела против нас санкции. Латвия субординирована и солидаризируется с обязательствами, которые она на себя взяла. К тому же — добровольно. Мы в России не знаем той или иной направленной против Латвии политики. Латвия инкорпорирована в ЕС, это страна-член блока НАТО. Отдельная политика — это рабочие моменты, наши будни, наша понятная жизнь. Не вы здесь, не мы в России широкую общественность об этом не информируем. Выходит — зря. Люди должны об этом знать. Нужно знать, что не все так плохо.

— Вы назвали несколько проектов, которыми мы могли бы вместе заниматься завтра. Но сегодня — согласны ли вы с российским академиком Александром Дынкиным, который сказал, что государства Балтии выбрали роль прифронтовой зоны?

— Я не сторонник таких формулировок — фронтовой, прифронтовой, тыловой или какой-то еще… Я всегда стремлюсь встать на позицию собеседника, иногда — оппонента — и пытаюсь понять, почему он так думает. Почему он пришел к таким заключениям? Почему значительное большинство жителей Латвии убеждены, что Россия завтра вторгнется на латвийскую территорию? Я считаю, что это абсолютный бред. Потому что я знаю: мое государство не собирается нападать на Латвию. Можно сказать также жестче: зачем?

Я однажды уже упоминал фразу генерального секретаря НАТО Йенса Столтенберга (перескажу суть): в один момент мы открыли наши двери и увидели, что Россия на пороге НАТО. Уважаемый человек, ответственный политик и… говорит такие вещи. Разве мы пришли на порог НАТО? Ведь НАТО подошла к нашим границам.

Латвия вступила в НАТО, кажется, 30 марта 2004 года. Нормально. Военно-политический блок. Все хорошо. Но потом жители вдруг встревожились… российская угроза. И теперь, в соответствии с решением варшавского саммита НАТО, на территории стран Балтии размещаются подразделения военного блока. Вы чувствуете себя безопаснее? Если да, то слава Богу!

Но поймите, что мы не воспринимаем эти подразделения как угрозу. Это не угроза. Угроза в другом. Угрозой может быть создание военной инфраструктуры блока НАТО на территории стран Балтии. Саудовская Аравия достаточно далеко от США. Там нет американских солдат. Даже батальона. Но там есть вся инфраструктура — техника, вооружения… Несколько транспортных самолетов и пара дивизий воздушно-десантных войск будут развернуты на этом театре действий. Вот это будет военно-политический фактор. А то, что в рамках НАТО вам оказана такая военно-политическая поддержка, военно-моральная поддержка… почему бы нет? Это ваше внутреннее решение. Никто ведь не вынуждал Латвию принимать эти подразделения.

— В Латвии часто говорят о направленной против нас российской пропаганде, о том, что Россия ведет информационную войну (фэйковые новости, нарратив Кремля и т.д.) против, скажем, политического курса Латвии.

— А вы усматриваете в пропаганде что-то плохое? Разве у вас на уме отдел пропаганды ЦК КП? Но вопрос интересный, хотя ответить на него не просто. Тут придется, как говорят русские, танцевать от определенной печки. Информационную войну еще называют психологической войной. Если быть объективными, то информационные войны так же стары, как мир. И все мы метафизичны. Нами руководят идеи, позиции, убеждения. Так вот, информационное воздействие — это элемент управления. Это инструмент управления мыслями, поведением людей. Любой диалог — это соподчинение.

Да, говорят: Россия, информационная война, пропаганда, нарратив Кремля… Коллеги, будем же взаимно толерантны. Разве нет других нарративов, других мейнстримов? Разве из Вашингтона нарративы не поступают? А из Пекина? Когда информация является обеспечением политики, частью достижения политических целей, то она всегда окрашена. Она окрашена простой краской — национальными интересами. А национальные интересы не одинаковы. И тогда появляются эти оценки, многообразие мнений. Но это же хорошо. Это поистине демократический процесс обмена мнениями, поисками… если только поиски за этим следуют. Ведется поиск какого-то компромисса, общей платформы. Но она не появляется. И тогда это уже информационная война. А на войне, как говорится, все средства хороши.

Один свежий, конкретный пример Латвии. Прозвучала информация, что группа компаний, цель которых реализация проекта «Северный поток-2», обратилась к Вентспилсскому порту с предложением: разместите у себя наши трубы, так нам будет удобнее реализовать нашу логистику… 25 миллионов плюс еще 7… это уже маловажные детали. Важно другое. Им отказали. Это факт. Но затем респектабельная информационная система с большими традициями — Reuters — сообщила, что в ответ на отказ Россия сократила транзит через Латвию на 50%. Что это вызвало в латвийском бизнес-сообществе? Хаос и растерянность. Но это был фейк. Россия ничего не сокращала. И зачем ей что-то сокращать, потому что проектом фактически управляют немецкие и другие западные компании? Да, там есть также участие нашего Газпрома, но он не главный акционер. Да, позже последовали опровержения. Но это — русские сократили на 50% — не развеется. Делишки сделаны. Просто. Почти гениально.

Я хочу, чтобы вы поняли мою позицию. Фейки — это бесчестие. Это просто подлость, с какой бы стороны эти фейки ни фигурировали.

— Русскую диаспору, которая после развала СССР образовалась за пределами России, довольно часто называют «русским вопросом». Как вы воспринимаете наш «русский вопрос»?

— Мне нравится, что вы говорите «наш»… Так вот, русский вопрос… Представьте, что в одночасье 25 миллионов советских граждан, русскоязычных, в подавляющем большинстве этнических русских после развала СССР оказались за границей. Это можно называть «русским вопросом». Люди оказались за границей в том месте, где многие из них родились, выросли, утвердили себя… И вдруг они там, где была их привычная среда существования, оказались чужаками. Иностранцами. По меньшей мере, не своими. На постсоветском пространстве сценарии были очень разные. Где-то они были кровавыми, кое-где еще продолжаются с кровью, где-то — мягкими, более демократичными, более цивилизованными.

Помню, что до 4 мая 1990 года 95% жителей Латвии хотели выхода из СССР. Стояли на площадях, взявшись за руки… Атмода, свобода. Потом появился закон о гражданстве. И в тот момент те люди, которые оказались в категории апатридов (физическое лицо, не имеющее гражданства или подданства, — прим. ред.), очевидно, очень удивились. Во всяком случае, они почувствовали, что брошены, обмануты. И вообще исключены из процесса развития государства. Так вот, апатрид — это русский вопрос или нет? Есть ощущение, что это вопрос Латвии, который стал также русским вопросом. Но русские его не инициировали, они его получили.

— Американский историк Андрей Цыганков написал книгу о русофобии, где перечисляет мифы, на которые опирается русофобия. Книга начинается с цитаты Джона Кеннана: «Дайте им время, позвольте им быть русскими и решать их внутренние проблемы в их манере». Что вы думаете о русофобии?

— Мне нравится этот вопрос. Это, словно трейлер ко всему, о чем мы только что говорили. Цыганков абсолютно прав, что русофобия это продукт Запада. Он абсолютно прав, когда помещает русофобию в разряд предрассудков. Вопрос: где русофобия в Африке? Где в Китае? Где русофобия в Латинской Америке? Где она есть? В Европе! И в Америке.

Как один из мифов, на которые опирается русофобия, Цыганков упоминает взгляд, что нашей традицией является угнетение других народов. У нас, в современной России (об империи я даже не говорю, она была шире) около ста национальностей и примерно столько же языков. Просто письменности у всех народов не было. Мы написали грамматики, создали языки. И народы получили возможность общаться на своем родном языке не только устно.

Посмотрим, как у нас кого-то угнетают. Во-первых, у нас все граждане равноправны. Перед Конституцией, законами… Свобода совести у нас однозначно абсолютная. Свобода слова? Абсолютная. Иногда даже до изжоги. Бесплатное образование. Бесплатная медицина. Можно продолжать.

Да, у на с были различные формы управления. Была монархия, была диктатура. Сейчас у нас демократическое государство. Мы его создаем, мы его развиваем. Наша демократия несовершенна. Так же, как и демократия в любом другом государстве. Разве в Латвии демократия совершенна? Нет. Но мы ведь не занимаемся латышефобией. Хотя у вас были диктатура Улманиса. А где у нас испанофобия? Генерал Франко во время гражданской войны пролил реки крови. Где у нас германофобия?

Еще один миф, который приводит к русофобии: русские настроены антизападно. Но разве русская культура, литература, музыка, живопись, архитектура это что-то только и единственно русское? Разве это ее результат взаимодействия культур, начиная с эллинской и римской? В мире хорошо знают русскую культуру. Недавно в «Дзинтари» «Первый концерт» Петра Чайковского восприняли овациями. Но — ведь это экспансионизм. Как и то, что в мире триста миллионов человек говорят на русском языке. Подумать только! Как только такое допустили? Но где же получили образование те латыши, которые начали движение Атмоды в 19-м веке? В «тюрьме народов» — в Российской империи. И собиратель дайн (Криишьянис Баронс — латышский писатель, фольклорист и общественный деятель, собиратель дайн — латышских народных песен, участник движения «младолатышей» 1860-х годов, прим. ред.), и другие авторитеты, именами которых теперь названы улицы Риги.

Латвия. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 14 июля 2017 > № 2243648


США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 14 июля 2017 > № 2243635 Дональд Трамп

Интервью Трампа Reuters: основные моменты

Стив Холланд (Steve Holland), Роберта Рампто (Roberta Rampto), Reuters, Великобритания

Вашингтон — Вот основные моменты интервью, которое президент США Дональд Трамп дал в среду в Овальном кабинете агентству Reuters.

Знал ли он, что его сын Дональд Трамп-младший встречался с юристом из России?

«Нет, я этого не знал. Узнал пару дней назад, когда услышал об этом в новостях. Я об этом не знал».

Жалеет ли он о том, что не знал об этой встрече своего сына?

«Смотрите. Эта кампания… Скажу вам честно, я вообще-то думал о том, что выиграю, потому что я побеждаю всю свою жизнь. Но я начинал эту кампанию не как политик, и многие люди были настроены скептически. Кто-то верил, из числа знающих меня людей… но многие были настроены скептически. Это было дикое время. И мы встречались со многими людьми».

«То же самое и с той встречей: человек заходит, садится, уходит, все быстро. Как я слышал, это была 20-минутная встреча. Многие люди и многие профессионалы из политики говорят, что так делают все. Тебе звонят и говорят: „Послушайте, у меня есть информация о Хиллари Клинтон и о НКДП". Или что там еще они говорят. Я думаю, большинство людей согласилось бы на такую встречу».

Жалеет ли он о встрече своего сына?

«Я думаю, большинство людей согласилось бы на такую встречу».

«Вы должны понять, что когда она состоялась, еще не было никакой лихорадки из-за России. Не было никакого нервного возбуждения по поводу России, потому что встреча состоялась в самом начале кампании, более или менее. В то время не было лихорадки из-за России».

«Вот я наблюдаю последнюю пару дней за этими лицемерными политиками-демократами — большинство из них настоящие лицемеры, строящие из себя святош — и понимаю, что если бы такое предложили им, они бы в мгновение ока согласились на такую встречу».

О дискуссиях с Путиным на тему вмешательства в выборы.

«Первый вопрос, первые 20-25 минут. Я сказал: «Вы это делали?» Он ответил: «Нет, не делал, абсолютно». Потом я задал этот вопрос еще раз, совершенно другим способом. Он ответил: «Абсолютно нет».

«Кто-то действительно заявил, что если бы он это сделал, мы бы об этом не узнали. Это очень интересная мысль».

«Смотрите. Произошло нечто, и мы должны выяснить, что это такое, так как мы не может допустить, чтобы такое происходило с нашим избирательным процессом. Что-то случилось, и мы должны выяснить, что это такое».

«Мы обязаны выяснить, обязаны добраться до сути случившегося, потому что у нас не должно быть ни малейших подозрений в отношении нашего избирательного процесса».

«Так, все согласны, что это никак не повлияло на голоса избирателей на выборах, и это очень важно. Но мы должны обеспечить, чтобы ничего подобного с нашим избирательным процессом больше не было».

Доверяет ли он Путину?

«Чувствую ли я, что могу кому-то доверять? Я очень недоверчивый человек. Я не тот, кто доверяет многим людям. Но он — руководитель России. А это вторая по мощи ядерная держава в мире. Я — лидер США. Я люблю свою страну. Он любит свою страну. Он болеет за Россию. Председатель Си, у меня и с ним тоже была продолжительная встреча, два с половиной часа. Отношения великолепные. Он болеет за Китай, я болею за США. Каждый за свою страну. Но я поступаю так, как поступаю, и у меня получается».

«У нас была очень продуктивная встреча. И я думаю, мы четко нацелились на то, чтобы шаг за шагом добиться прекращения боевых действий в Сирии. И в конечном счете на Украине. А еще были другие вопросы, в том числе об уничтожении известных нам террористов».

О дискуссии с Путиным на сирийскую тему.

«Итак, я сел с Путиным, и у нас была очень хорошая — мы были там два часа и 15 минут — была очень хорошая встреча. Один из вопросов, который мы подняли, это прекращение огня. Я сказал: „Мы должны решить эту проблему в Сирии. И на Украине, между прочим". И что произошло? Мы сели, поговорили, договорились о прекращении огня, которое, между прочим, сохраняется вот уже четыре дня, по состоянию двадцатиминутной давности. Казалось бы, четыре дня — это немного, но у них огонь вообще никогда не прекращался. Это потому что им сказал Путин, а не кто-то такой, о ком никто никогда не слышал. Путин и я, мы договорились об этом, и перемирие у нас уже четыре дня. А это значит, что за четыре прошедших дня спасено множество жизней. И оно будет сохраняться, а ситуация будет улучшаться».

Об отношениях с Путиным.

«Я очень жестко говорил с Путиным. У нас очень важные взаимоотношения. Эти взаимоотношения позволяют сохранять множество жизней, как в случае с прекращением огня, которого никто не добился, кроме меня».

«Во время кампании я выступал за сильную армию, прочные границы и низкие нефтяные цены».

«Смотрите, что я сделал. Цены на нефть пошли вниз. Мы поставляем сжиженный природный газ в Польшу, крупные поставки в Польшу. Путин этого не хочет. А еще мы добавили 56 миллиардов долларов на закупки боевой техники в последнем бюджете. Никто об этом даже подумать не мог. Путин всего этого не хочет, так почему он должен поддерживать меня?»

«Вот тот вопрос, который я хотел бы задать Путину: действительно ли он поддерживал меня?»

«У меня большие планы в области энергетики, а это не очень хорошо для России, потому что она зарабатывает деньги на энергоресурсах. Это ведет к снижению цен на энергоресурсы. У меня также большие, очень большие планы в отношении армии. А еще в отношении кибервойн».

«Внутри я думаю, что Путин должен быть против меня».

О настроениях в Белом доме.

«Настроение в Белом доме — прекрасное».

«За пять месяцев мы сделали больше, чем практически любой президент за всю историю».

«Посмотрите на Ирак, посмотрите на Сирию, и вы увидите успех, которого мы добились в борьбе с ИГИЛ (запрещенная в России организация — прим. перев.), он почти полный».

«Белый дом работает прекрасно. Фондовый рынок достиг новых высот. Количество рабочих мест — рекордное за 16 лет. У нас уже утвержден судья Верховного суда. Энергетика достигла такого уровня, какого не было никогда. Наша армия добивается успехов. Мы добиваем ИГИЛ, чего не мог сделать Обама. Нет такого вопроса, такого дела, где бы мы не добивались успехов. Белый дом работает прекрасно, несмотря на измышления демократов».

О том, хорошо ли его защищает команда адвокатов.

«Проблема в том, что я ничего не сделал. Я ничего не сделал. Дело не в защите. Я ничего не сделал. У меня не было связей с Россией, и поэтому я сказал: «Что здесь делать команде адвокатов?»

О его недовольстве историей с Россией.

«Единственное недовольство заключается в том, что это выдумка демократов, которой они пользуются как оправданием своего поражения на выборах. Они говорят, что должны были победить, потому что республиканец не может привлечь на свою сторону выборщиков».

«Никакой координации не было. Это величайшая глупость, которую я слышал. Не было координации, это измышления, это придумали демократы».

«Это величайшее мошенничество в истории, когда партия, получив под зад, собирается и начинает думать: хм, чем бы оправдаться?

«Она продолжает и продолжает одно и то же. Честно говоря, это позор, это очень вредно для нашей страны. А русские наверняка смеются, потому что эта сюжетная линия очень вредна для нас как для страны».

США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 14 июля 2017 > № 2243635 Дональд Трамп


Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 14 июля 2017 > № 2243620 Патрик Бьюкенен

Гонители России и ненавистники Путина

Патрик Бьюкенен (Patrick Joseph Buchanan), The American Conservative, США

«Россия — это враг США?» — требовательно спросила у Теда Круза (Ted Cruz) Кейси Хант (Kasie Hunt) из NBC. На это кандидат на выдвижение от Великой старой партии ответил: «Россия — большой враг. А Путин — громила из КГБ».

А соратник Хиллари Клинтон по президентской гонке Тим Кейн (Tim Kaine), узнав о том, что русские предлагали Дональду Трампу-младшему компромат на Клинтон, и что тот рассматривал это предложение, заявил, что это можно считать «изменой».

Измена — это оказание помощи и содействие врагу во время войны.

Так мы действительно ведем войну с Россией? Россия действительно наш враг?

Заголовок сегодняшней передовицы The Washington Post гласит: «Почему Россия — враждебная держава». Авторы пытаются объяснить, почему консервативный средний класс Америки должен поддержать русофобию, охватившую нашу столицу:

«Владимир Путин придерживается ценностей, которые несовместимы с основополагающими американскими ценностями. Сферы влияния он ставит выше самоопределения, коррупцию — выше прозрачности, а репрессии — выше демократии».

Но ведь именно об этом Франклин Рузвельт и Черчилль договаривались со Сталиным, согласившись на создание сфер влияния великих держав. Именно это делали вместе с Советским Союзом все американские президенты, начиная с Трумэна и кончая Джорджем Бушем-старшим.

Когда восточные немцы, венгры, чехи, поляки восставали против коммунистических режимов, ни один американский президент не вмешался. Все дело в том, что эти страны находились на другой стороне от разграничительной линии, согласованной в 1945 году в Ялте.

Буш I и Джеймс Бейкер даже обвиняли Украину в «самоубийственном национализме» за то, что она задумалась о независимости от России.

Когда же это поддерживать сферы влияния стало «не по-американски»?

А если говорить о коррупции и прозрачности, то экс-президент Грузии Михаил Саакашвили в ноябре подал в отставку с поста губернатора Одесской области, обвинив нашего человека в Киеве Петра Порошенко в поддержке коррупции.

А что касается репрессий и демократии, то разве это неприменимо к нашему натовскому союзнику турецкому президенту Реджепу Тайипу Эрдогану или к нашему арабскому союзнику руководителю Египта генералу Абдель-Фаттаху ас-Сиси? Или к нашему филиппинскому союзнику Родриго Дутерте? Что, союзники США времен холодной войны, такие как шах Ирана и чилийский диктатор Аугусто Пиночет, все до единого были демократами и приверженцами Джефферсона? Почему мы забыли свою недавнюю историю?

The Washington Post пишет о смерти в тюрьме в 2009 году юриста и активиста Сергея Магнитского. Приняв в 2012 году Закон Магнитского, конгресс проголосовал за введение санкций против российской элиты.

Но в четверг от рака печени в тюрьме скончался единственный китайский лауреат Нобелевской премии Лю Сяобо, приговоренный к 11 годам лишения свободы за поддержку демократии. Скончался в присутствии полиции в своей госпитальной палате. Коммунистический диктатор Си Цзиньпин, на фоне которого Путин выглядит как Джастин Трюдо, не захотел выпустить умирающего человека на свободу.

Что, теперь санкции по Закону Магнитского введут против Китая? Не надейтесь. Товарооборот слишком большой. Конгресс будет делать то, что у него получается естественно — раболепствовать. Однако наш героический сенат подавляющим большинством голосов 98 против 2 проголосовал за новые антироссийские санкции.

Каковы корни этой враждебности по отношению к России и ненависти к Путину, о котором один аналитик из Fox сказал, что он «ничем не лучше Гитлера»?

Во времена холодной войны каждый президент стремился к разрядке с СССР, хотя у этой страны был, пожалуй, самый кровавый режим в 20-м веке.

Когда в декабре 1991 года закончилась холодная война, Советский Союз распался на 15 государств. Москва отказалась от своей империи, третьей части ее территории, а также от половины населения СССР. Марксистско-ленинская идеология умерла. Произошли эпохальные перемены.

Но враждебное отношение к России и ненависть к Путину превосходят все то, что мы помним из худших дней холодной войны.

Путинскую Россию называют империалистической, хотя находящаяся рядом с ней Эстония, которую Москва может проглотить мгновенно, свободна уже четверть века.

Россия вторглась в Грузию. Ну да, но только после того, как Грузия вторглась в отделившуюся от нее Южную Осетию и убила российских миротворцев.

Россия отняла у Украины Крым. Это так, но сделала она это только после того, как в результате поддержанного США переворота в Киеве была свергнута законно избранная пророссийская власть.

Россия осуществила интервенцию в поддержку Башара аль-Асада в Сирии. Да, но только после того, как наши союзники-боевики в сговоре с «Аль-Каидой» и ИГИЛ (запрещенные в России организации — прим. пер.) решили попытаться сбросить его. Что, России не позволено поддерживать признанного ООН союзника, который предоставляет ей единственную военно-морскую базу на Средиземном море?

Россия вмешивалась в наши выборы. А мы вмешивались в дела десятка стран под лозунгами «цветных революций». На Капитолийском холме можно ежедневно слышать боевой клич о «смене режима».

Путин — не Папа римский Франциск. Но он и не Сталин. Он — не Гитлер, не Мао, а Россия сегодня — не СССР. Путин — самовластный руководитель, скроенный из того же сукна, что и цари Романовы.

Его содействие чрезвычайно важно для дела мира во всем мире, для свободы прибалтийских государств, для окончания гражданской войны в Сирии, для стабилизации обстановки в Персидском заливе и для урегулирования северокорейского кризиса.

Хотя наши тектонические плиты трутся друг о друга, мы — естественные союзники. Россия Толстого, Пушкина, Солженицына, Россия с ее православной верой должна быть вместе с Западом.

Если Америка по глупости развяжет войну с Россией, которой старательно избегали все наши президенты периода холодной войны, то ее гонители и ненавистники Путина окажутся в том же кругу ада, что и безумные поджигатели войны 1914 года и три версальских слепца из 1919 года.

Патрик Бьюкенен — автор новой книги «Никсоновские войны. Сражения, которые возвысили и надломили президента, а также навсегда раскололи Америку» (Nixon's White House Wars: The Battles That Made and Broke a President and Divided America Forever).

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 14 июля 2017 > № 2243620 Патрик Бьюкенен


КНДР. США. Китай > Внешэкономсвязи, политика. Финансы, банки > inopressa.ru, 13 июля 2017 > № 2242816

Он руководил секретным подразделением Северной Кореи по зарабатыванию денег. Теперь он живет в Вирджинии

Анна Файфилд | The Washington Post

"Американские и многосторонние попытки посредством санкций призвать Северную Корею к подчинению не сработают, потому что слишком много способов их обойти, утверждает Ри Чон Хо, - передает Анна Файфилд в The Washington Post. - Ему ли не знать. Почти 30 лет Ри был главным добытчиком денег для режима Кима. Он отправлял в Пхеньян миллионы долларов в год, даже когда новые и новые пакеты санкций вводились в попытке наказать Северную Корею за ее вызывающее поведение с ядерной программой".

"Санкции никогда не ощущались и не вредили нашему торговому бизнесу. Вместо этого мы провели наше первое ядерное испытание в 2006 году", - сказал Ри в интервью.

"59-летний бывший специалист по зарабатыванию денег для режима теперь живет в Северной Вирджинии вместе с семьей. Они убежали из Северной Кореи в конце 2014 года, а в прошлом году переехали в Соединенные Штаты", - рассказывает журналистка.

"Я бывал под санкциями как северокореец, ведущий торговлю на передовой, но я никогда не ощущал никакого неудобства от санкций. Санкции были поверхностными", - сказал Ри.

"Он рассказывает, что мог посылать миллионы долларов в Северную Корею, просто вручая сумку с денегами капитану корабля, отправлявшегося из китайского города-порта Далянь, где он жил, в северокорейский порт Нампо, или отдавая их кому-то пересекающему границу на поезде, - говорится в статье. - За первые девять месяцев 2014 года - до своего бегства в октябре того же года - Ри отправил таким образом в Пхеньян порядка 150 млн долларов".

"Кроме того, северокорейские финансовые сети преднамеренно туманны. Министерство финансов США снова и снова накладывает санкции на граждан и компании Северной Кореи, чтобы попытаться отрезать их от американской финансовой системы, однако в лучшем случае единицы из них как-то проявляют себя в США, - сообщает автор статьи. - По этой причине совета Ри ищут многие в Вашингтоне, где сменилось уже несколько администраций, пытающихся найти болевые точки Северной Кореи".

30 лет Ри работал в Офисе 39 - подразделении "Трудовой партии", отвечающем за зарабатывание денег для северокорейского лидера посредством как законной, так и незаконной деятельности, в том числе подделки долларов и контрабанды наркотиков. Затем Ри был президентом компании по доставке, генеральным директором таксомоторного предприятия, главой далянского филиала торговой компании. В 2002 году он получил звание Героя труда. У него были цветной телевизор и автомобиль. Но в 2013 году Ким Чен Ын казнил его дядю, и через год Ри с семьей бежал в Южную Корею, так как опасался, что станет следующим.

"По словам экспертов, прибытие Ри в Соединенные Штаты может стать благом для американских попыток укротить Северную Корею", - говорится в статье.

"Всегда полезно, если нам могут помочь перебежчики, особенно осведомленные о внутренних операциях Офиса 39. Я предполагаю, что он знает и о внешних операциях тоже", - сказал Энтони Руджиеро, занимавшийся санкциями, когда он работал в министерстве финансов. Теперь он сотрудник Фонда защиты демократий.

"Ри сказал, что Северная Корея снова и снова находит способы обойти все накладываемые на нее санкции", - передает Файфилд.

"Северная Корея - на 100% государственное предприятие, так что эти компании просто меняют названия в тот же день, когда объявляются санкции против них, - сообщил Ри. - Компания продолжает работать просто под новым названием, которого нет в черном списке".

КНДР. США. Китай > Внешэкономсвязи, политика. Финансы, банки > inopressa.ru, 13 июля 2017 > № 2242816


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 13 июля 2017 > № 2242777 Милан Сиручек

Рукопожатие, которого ждал весь мир

Глубокий анализ встречи Путина и Трампа от знатока саммитов Милана Сиручека

Parlamentní listy, Чехия

Дружеское рукопожатие не было формальным жестом только для журналистов. Похоже, атмосфера разряжается, и все входит в свою колею. Пока на улицах противники G20 били витрины и поджигали автомобили, как будто владельцы магазинов и водители являются самыми отъявленными капиталистами из всех капиталистов и несут личную ответственность за саммит, обстановка на переговорах несколько разрядилась.

— Parlamentní listy: Как Вы оцениваете первую встречу Дональда Трампа с Владимиром Путиным?

— Милан Сиручек: Первое, что приходит мне в голову: что все было устроено так, как будто Дональд Трамп принимал Владимира Путина. Правда, на самом деле так было всегда на двусторонних переговорах лидеров этих двух стран. Исключением стала встреча Рузвельта со Сталиным в Тегеране. Там по соображениям безопасности Рузвельта поселили в советском посольстве. Однако давайте вспомним: впервые после войны Хрущев встретился с президентом Эйзенхауэром на американской земле, хотя официально прибыл на заседание Генеральной ассамблеи ООН. Во время первой встречи Михаила Горбачева с Рональдом Рейганом — пусть она и проходила на нейтральной (швейцарской) территории — формально принимающей стороной был президент США. С формальной точки зрения можно считать, что тот, кто первым приветствует визави, больше заинтересован во встрече. Однако в основе всегда лежит обоюдная заинтересованность в совместном решении определенных проблем.

Так было и в Гамбурге, где два лидера встретились на так называемой нейтральной территории. Однако переговоры проходили в комнате американской делегации, то есть на территории США. В том же духе разворачивались события в кулуарах этой исторической встречи, начиная с первого рукопожатия. А учитывая ту кампанию, которая ведется в США в связи с мнимым российским вмешательством в американские президентские выборы, было ясно, что первый дружественный жест должен сделать Трамп. В конце концов, к этому его обязывали правила хорошего тона, ведь Трамп старше.

Еще одна деталь, которая выпала, насколько мне известно, из сферы нашего внимания: у всех участников на лацканах были значки с логотипом конференции. На них был изображен силуэт советской подводной лодки Б-515, которая затонула у немецких берегов. Немцы подняли ее и превратили в музей. На значке — надпись: «G20 Germany 2017 Hamburg».

— Что Вы знаете об этой встрече, чего не знает наша общественность, например, об атмосфере, которая там царила?

— Владимир Путин прилетел в Гамбург ночью. Перед вылетом он встретился с председателем комиссии по чрезвычайным ситуациям Владимиром Пучковым (так в оригинале статьи — прим. ред.). Жаль, что Путин не взял его с собой, ведь он мог бы помочь гамбургским полицейским. Но, вероятно, важнее было, чтобы подобные беспорядки не разразились в российской столице.

Пресс-секретарь президента (Путина) Дмитрий Песков заявил о гамбургских демонстрантах, что «они нисколько не повлияли на нашу работу, и все идет по плану». Но он несколько слукавил. Путин принял участие, согласно плану, во встрече группы БРИК (Бразилия, Россия, Индия и Китай), а оттуда приехал на заседание G20, которое тоже собралось по изначальному плану. Правда, кое-что его все-таки нарушило. Приветствуя, Путин пожал руку Ангеле Меркель и что-то ей прошептал, а она засмеялась и даже всплеснула руками. Затем у стола в фойе Путин поздоровался с японским премьером Синдзо Абэ и председателем Европейской комиссии Дональдом Туском. В этот момент к Путину как раз подошел только что вошедший Дональд Трамп. Их рукопожатие оказалось внеплановым, и неудивительно, что большинство журналистов его не заметили.

Но главная встреча, заранее спланированная, только предстояла. Ее ожидали довольно долго, и некоторые скептики утверждали, что она так и не состоится. Наконец встреча прошла в комнате, предоставленной американской делегации. То есть Путин был у Трампа в гостях, и тот взял на себя координацию журналистов. Сначала, когда журналистов пустили в комнату, оба сидели в креслах и молчали. Затем Трамп поблагодарил журналистов за то, что они пришли, а это означало, что им пора уходить. Но журналисты воспротивились и начали требовать от лидеров рукопожатия. И снова Трамп первым наклонился к Путину и подал ему руку. Он сделал это в своем стиле — ладонью вверх, но при этом не притянул к себе партнера, как случалось обыкновенно, чтобы продемонстрировать свое превосходство. Этого рукопожатия ждал весь мир.

Я описываю все это столь подробно прежде всего, потому, что именно по подробностям можно судить о характере встречи. То, что они при этом говорили, цитировалось и у нас. Перед уходом они снова пожали друг другу руки, сделав это не только для камер. Ведь мы отметили такую деталь: в течение нескольких минут они пожали руки три раза. Это не было случайной любезностью.

Я вспоминаю, как перед первой встречей Рейгана с Горбачевым в Женеве американские советники учили своего президента, на каком расстоянии встать, как наклонить голову, насколько сильно сжать руку. Язык дипломатии — это не только слова. Жесты должны выразить то, что словом точно выразить невозможно. За годы журналистской работы учишься воспринимать такие детали, особенно когда знаешь, как их заранее готовят, и что они должны означать.

В данном случае можно было предположить, что беседа продлится дольше запланированных 35 минут и выйдет за рамки простого обмена любезностями. Однако мало кто предполагал, что она затянется на два часа пятнадцать минут. Это подтверждает широкий круг и глубину проблем, о которых шла речь, пусть даже к обсуждению прибавить время на перевод. У президентов не было наушников, и переводчики (русский — на английский, а американский — на русский) переводили им предложение за предложением. Опять-таки это не просто технический момент. О чем велась беседа, должны были слышать только министры иностранных дел и два переводчика, связанные обязательством о неразглашении. Синхронный перевод не давал такой возможности. Видите, насколько важна каждая деталь?

После встречи о ее ходе журналистам рассказали два министра. Но еще до того (пока президенты беседовали) перед журналистами выступил министр экономики РФ Максим Орешкин, упомянув о небольшом споре между президентами на пленуме двадцатки по поводу справедливости в торговле. Трамп утверждал, что она есть, тогда как Путин возразил: о какой справедливости идет речь, если действуют санкции?

После завершения этой встречи, когда остальные 18 участников извинили Трампа и Путина за то, что они всех задержали, перед журналистами выступил министр иностранных дел Сергей Лавров. Он охарактеризовал беседу как конструктивную и полезную. Там, где у России и США есть общие интересы, нужно действовать сообща. Поэтому, например, Вашингтон назначит спецпредставителя по Украине. США и Россия создадут некий канал связи и будут вместе стимулировать Киев к выполнению Минских договоренностей. В Сирии будет создана бесполетная зона, и в части страны будет объявлено перемирие. И, наконец, страны включатся в решение ядерной проблемы Корейского полуострова. Я повторяю слова Лаврова, поскольку в наших СМИ я не услышал их подробного пересказа. Лавров добавил, что также речь шла о кибернетических атаках и вмешательстве в выборы в США. По его словам, Путин заверил Трампа, что Москва никак не вмешивалась в американские выборы. Если вдаваться в нюансы, то замечу: Лавров говорил о Москве, то есть о Кремле. А значит, не обо всех российских гражданах…

Я не хочу играть словами. Но что еще можно процитировать, если не слова? Хотя и они не совсем точны. Я вспоминаю, как Серго Берия как-то рассказал мне, почему Сталин взял его в Тегеран на самую первую встречу Большой тройки во время Второй мировой войны. В советском посольстве, где тогда поселили Рузвельта, разумеется, все прослушивалось. Как-то туда приехал Уинстон Черчилль, чтобы навестить американского президента и посоветоваться. Прослушка зафиксировала их разговор. Переводчики перевели Сталину все в точности. А он потребовал от сына Берии, который тоже владел английским языком, описать, каким тоном было сказано то или иное слово, серьезно или с иронией, подчеркнуто или нет. И факт в том, что порой это важнее, чем просто дословный перевод.

В конце я бы хотел еще кое-что отметить. Несмотря на всю свою серьезность, Путин не теряет чувства юмора. Оно проявилось, к примеру, на двусторонней встрече с президентом Франции Эммануэлем Макроном. Они познакомились, когда Путин посетил Версаль. Поэтому теперь тон их беседы был непринужденным. Макрон извинился за опоздание: «Мы никак не могли договориться о климате…» — и, сев в кресло, попытался незаметно подтянуть носки. Но Путин это заметил и сказал: «Надеюсь, что теперь климат будет лучше». После он серьезно добавил, что Российская Федерация поддерживает Парижский протокол, хотя, «честно говоря, причин климатических изменений ученые еще не объяснили». Я привожу этот эпизод в качестве курьеза, потому что вообще таких моментов на подобных встречах бывает много. Но, пожалуй, они больше интересуют бульварные издания.

— Как Вы прокомментируете саммит в Гамбурге с точки зрения оценки в зарубежных СМИ?

— Честно говоря, для подобного обзора оценок еще слишком рано. Сейчас преобладают новостные материалы. Но уже по первым комментариям и отзывам ясно, то конференция, в особенности встреча российского и американского лидеров, была воспринята позитивно и, главное, с облегчением. Как отметил Путин во время второго рукопожатия (и первого официального), чем острее проблемы, тем предпочтительнее их обсуждать с глазу на глаз. И практически по всем острым вопросам: Украина, Сирия, террористы, ядерное оружие в КНДР — были хотя бы намечены пути их совместного решения. Можно ли было ожидать большего?

— Из города Ганзейского союза Гамбург превратился в закрытый город с несколькими тысячами демонстрантов внутри. Почему для подобной встречи не предпочли какой-нибудь остров или полуостров?

— Во-первых потому, что саммит дает много возможностей, и гамбургская конференция G20 позволила ими воспользоваться. Отсюда и выбор места. Что касается вашего предложения провести переговоры на острове, то у меня дома в библиотеке есть «Атлас отдаленных островов» и атлас «Острова, где я терпел крушения». Я заглянул в них, чтобы ответить на этот вопрос. Второй атлас я убрал сразу, как, читая о седьмом острове, узнал, что там развевался немецкий флаг. Жертва кораблекрушения из последних сил доплывала к берегам этого острова, и тут ей кто-то кричал: «Эй, ты что, не умеешь читать? Плавать здесь строго запрещено!»

В первом атласе мое внимание привлекли два острова. Первый находится в Карском море Северного Ледовитого океана и называется остром Уединения. На нем была построена научная станция, но во время Второй мировой войны немецкая подлодка уничтожила ее вместе с учеными несколькими гранатами. Во время холодной войны СССР построил там крупнейшую полярную станцию, но сейчас там уже никого нет: остались только стены с пальмами на обоях и портретом Ленина с бородкой, висящем посередине. А на столе — журнал, последняя запись в котором гласит, что «воду спустили, дизельные генераторы остановлены и станция…» — последнее слово уже плохо читается. Я обратил внимание еще на один остров — остров Вознесения, где остались антенны и тарелки радаров, с помощью которых прослушивались континенты и даже Вселенная. НАСА построило там станцию слежения межконтинентальных ракет. В 1960 году из Флориды была запущена ракета Atlas, и она завершила свой путь именно у берегов этого острова. Раздался оглушительный взрыв, а после наступила тишина. Пока, наконец, один американец не сказал по рации: «Мы вам, русские, еще покажем!» Так что именно на этом острове началась космическая гонка…

Все это интересно — что вы, конечно, признаете — но малопригодно для каких-либо переговоров. Разве что мировая общественность решит высадить на одном из пустынных островов Трампа и Путина, чтобы они там друг с другом договорились и сообщили об этом миру белым дымом, как делают кардиналы, избрав в Сикстинской капелле нового Папу. Правда, я не уверен, что Путин и Трамп согласились бы на такое.

А теперь серьезно о гамбургских демонстрациях: я не понял, почему для демонстрации своего протеста против глобализации нужно поджигать автомобили и бить витрины магазинов, которые принадлежат людям, не имеющим никакого отношения ни к конференции, ни тем более к обсуждаемым там темам. Я был свидетелем нескольких демонстраций. Молодежь на них отстаивала по-настоящему важные вещи. К примеру, в 1968 году в Париже студенты протестовали против режима единоличной власти. В Америке проводились демонстрации против войны во Вьетнаме. В Париже студенты вынимали брусчатку, чтобы построить баррикады и защититься от полиции, которая атаковала их из водометов и избивала дубинками.

Но никто не поджигал машин и не бил витрин. В Америке молодежь поджигала максимум повестки в военкомат. Во время демонстрации на Вацлавской площади была разбита одна единственная витрина — офис Аэрофлота. Впоследствии выяснилось, что это была продуманная провокация. Но зачем нужно разрушать Гамбург в знак протеста против того, что глобализация вообще существует (даже без содействия тех, кто собрался на саммите и, скорее, хочет задать ей направление)?

— Почему президент Трамп решил совершить свое второе заграничное турне именно в Варшаву и принял участие во встрече лидеров стран Центральной и Восточной Европы?

— Я думаю, что на то у него было сразу несколько причин. Во-первых, это был жест в адрес Польши, пожалуй, единственной страны, которая выполняет свои обязательства перед НАТО, если сравнивать не только с новыми членами альянса из Центральной Европы, но и даже с некоторыми давними его членами. Во-вторых, Польша разрешила размещение американских военных на своей территории. В-третьих, Польша ожидает крупных поставок вооружений из США и новых американских инвестиций. В-четвертых, Трамп был уверен, что поляки будут приветствовать его с распростертыми объятиями, и не будет никаких демонстраций против него. И так и вышло. В-пятых, Трампу импонирует польский подход к управлению страной. И в-шестых, Трампу было интересно побеседовать с лидерами 12 стран-участниц так называемой «Инициативы трех морей», куда входят государства, расположенные между Балтийским, Адриатическим и Черным морями. А это четверть территории Евросоюза с 20% его населения. Помимо Австрии, в инициативе участвуют и новые члены ЕС. Все они создают своего рода барьер от Балтики до Адриатики против мнимой «восточной угрозы». Кстати, большую часть своей речи Трамп посвятил именно этой угрозе.

Инициатива была создана по предложению Польши и Хорватии, однако главными инициаторами были все же поляки, которые видят в этом объединении своего рода противовес Германии и России, а также кое в чем — Брюсселю. Пока участники инициативы затрагивали преимущественно экономические и логистические вопросы, однако страны-участницы близки и к общей политической позиции.

В будущем она будет, скорее, разделять Европу, нежели объединять ее. В особенности учитывая то, что уже многие годы существует Вышеградская четверка, а «Инициатива трех морей» является, по сути, ее расширенным аналогом. Благодаря участию Трампа в варшавском заседании перед саммитом в Гамбурге полякам удалось обеспечить себе в отношениях с американским президентом особенное положение (если учесть и то, что он согласился на отдельную встречу с президентом Польши). Во время беседы речь шла о судьбах тысяч поляков, которые живут и работают в США, и о том, чтобы отменить для них визы.

— Почему президент Земан не принял участие в варшавском заседании?

— Известно, что нашу республику там представлял председатель Палаты депутатов Гамачек. То есть ни президент, ни премьер-министр не представляли нас, поскольку, по-видимому, Чешская Республика не придает этому объединению особенного значения. Не отправить представителя в Варшаву мы не могли, ведь тогда не знали бы, что происходит в кулуарах, и не смогли бы влиять на принимаемые решения. И, тем не менее, подобное объединение внутри Европы для нас не столь важно. Во-первых, в нем объединились слишком разнородные государства, которые мало что связывает. Во-вторых, инициатива ставит под угрозу европейское единство, а значит, и единую политику Европейского Союза. Неубедительно звучит возражение Польши, что и без того Европа расслоилась, потому что интеграция стала разноуровневой и не зависит от географии, а также отчасти потому, что «старые» члены Евросоюза рвутся вперед. Свою роль играет продолжительность членства.

Разумеется, аргумент о давно запланированном Земаном отпуске не убедителен. Политики ничего не планируют задолго, а тем более отпуск. Кроме причины, о которой я уже сказал, роль сыграло разочарование Земана. Несмотря на все обещания, что в течение апреля его пригласят в Белый дом, поскольку он был одним из немногих европейских политиков, поддерживавших Дональда Трампа еще во время его предвыборной кампании, приглашения так и не поступило. А ведь наш посол в Вашингтоне Гинек Кмоничек приложил для этого все возможные усилия.

Вероятно, свою роль тут сыграло и то, что мы обязались увеличить наши отчисления в НАТО к 2020 году всего на 1,4%, хотя уже давно должны платить два процента от ВВП. Другие «грешники» хотят дотянуть до двух процентов к 2020 году. А мы откладываем это обязательство еще не менее чем на пять лет. На самом деле свыше этого обязательства отчисляют только Греция, Великобритания и Эстония. Польша держится на уровне двух процентов. Трампу это обязательство особенно важно, поскольку США приходится доплачивать за нас (они отчисляют 3,5%), что противоречит его главному принципу. За вход в Белый дом мы должны заплатить, но денег у нас нет.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 13 июля 2017 > № 2242777 Милан Сиручек


Россия > Миграция, виза, туризм. Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 13 июля 2017 > № 2242761 Владимир Попов

Владимир Попов: жизнь офицера КГБ

Андреас Селлиос (Andreas Selliaas), Ян Йенсен (Jan Jensen), Nettavisen, Норвегия

В эксклюзивном интервью с Nettavisen и Ekstra Bladet бывший офицер КГБ Владимир Попов рассказывает об угрозах убийством, вмешательстве в международный спорт и о том, как он с семьей должен был бежать из России, чтобы обрести свободу.

Мы тревожно сидим в ресторане на открытом воздухе в канадском городе и пытаемся связаться с бывшим подполковником секретной службы безопасности КГБ бывшего СССР. Не потрачены ли деньги наших работодателей на эту поездку впустую?

Мы не можем связаться с ним по Skype, который использовали раньше, или по адресу электронной почты разведчика, через которую он связывался с нами. Журналисты Nettavisen и Ekstra Bladet проделали большой путь, чтобы услышать историю о Владимире Попове, офицере, 20 лет проработавшем в КГБ. В течение 14 лет он работал в 11-мотделе Пятого Главного Управления КГБ. Задачей этого отдела является предотвращение попыток спортсменов и руководителей спортивных делегаций сбежать на Запад. Этот отдел также собирал разведданные через агентов и таких сотрудников, как Владимир Попов и его коллеги, во время их многочисленных поездок за границу.

Не только эта поездка в Канаду заняла у нас много времени. Мы, два отчаявшихся журналиста, кроме того, совершили путешествие в мир коррупции, власти, шпионажа и спортивных интриг.

Поездка началась с нашего стремления понять, как Россия получила право на проведение ЧМ по футболу 2018 года. И вот теперь мы сидим в канадском городе, название которого мы обещали Попову не раскрывать, чтобы услышать, как КГБ вербует агентов. Мы хотели узнать, как этот комитет работает, чтобы помешать своим спортсменам сбежать на Запад во время участия в спортивных состязаниях за границей. Мы хотели также узнать, как КГБ действовал, чтобы скрыть использование допинга.

Вдруг мы получаем сообщение по электронной почте о том, что можем встретиться в 10.00 на следующий день по указанному адресу. Мы смотрим друг на друга, поднимаем бокалы с остатками хорошего красного вина, которое помогало нам найти утешение, произносим тост и готовимся к путешествию по секретным службам Советского Союза. Мы снова полны ожиданий, ведь мы скоро напишем статью.

Имя Владимира Попова всплыло, когда мы наткнулись на книгу «КГБ играет в шахматы», вышедшей в 2009 году. Здесь Попов вместе с гроссмейстерами Борисом Гулько и Виктором Корчным, а также известным русским историком Юрием Фельштинским рассказывает историю о том, как КГБ в 1981 году вмешалось в соревнование по шахматам между Борисом Гулько и Анатолием Карповым. Они также рассказывают о том, как КГБ сумел разделаться с президентом Международной шахматной федерации (FIDE) шведом Фредриком Улафссоном (Fredrik Olafsson) и заменил его на филиппинца Флоренсио Кампоманеса (Florencio Campomanos), который, видимо, был агентом КГБ.

В книге много сообщений и историй об агентах КГБ, которые в последствии получили главные посты в Международном олимпийском комитете (МОК) и Международной футбольной ассоциации (ФИФА). Мы приехали как раз, чтобы услышать побольше об этих и, возможно, других событиях.

На следующий день мы приезжаем по указанному адресу за 20 минут до оговоренного времени. Чтобы не производить впечатление слишком усердных в нашей погоне за эксклюзивными историями о КГБ, мы убиваем время в кофейне Starbucks в нескольких кварталах от условленного места. Мы еще раз просматриваем вопросы, которые приготовили для Попова. Точно в 10 часов мы приходим к условленному месту.

В одном из четырех кожаных кресел вестибюля высотного здания, в которое мы входим, сидит седой, но ухоженный отставной сотрудник КГБ. Он сидел там 20 минут назад и видел нас. Он улыбается, ведет нас к лифту, мы поднимаемся на третий этаж и входим в конференц-зал в середине этого этажа, у которого вместо стен — окна. Все проходящие мимо конференц-зала могут видеть нас, но никто не может слышать то, о чем мы говорим. На шпионском языке это называется «экспонированием». Здесь Попов представляет нас женщине, которую он называет своим деловым партнером и советником.

«Сегодня вечером я поссорился с женой. Поэтому я не отвечал на ваши электронные послания и телефонные звонки», — говорит Попов с извиняющейся улыбкой.

«Я становлюсь таким старым, что уже больше ничего не боюсь, в отличие от моей жены. «Зачем тебе это надо?— спросила она меня. —Тебе не следует встречаться с незнакомыми людьми». Но я должен это сделать. Я должен рассказать то, что я знаю. Я не совсем понимаю, что нужно делать правильно, но я чувствую, что обязан сделать это. Мне нечего скрывать».

Владимир Попов говорит, что не боится за свою жизнь.

«Лично за себя мне не страшно, но я боюсь того, что может произойти с моей семьей. Мы знаем, что произошло с другими, предавшими КГБ», — говорит он.

Деловой партнер и советник прерывает нашу беседу и переходит сразу к делу.

«Что мы получим за беседу с вами?» — спрашивает она.

Мы чувствуем смущение и неуверенность. Они хотят получить деньги? Нам ясно, что мы не можем заплатить, если они это имеют в виду. Мы говорим, что можем рассказать историю Попова, чтобы прояснить, что же происходило в мире спорта во время Советского Союза, и что мы таким образом можем привлечь больше внимания к книге в тысячу страниц «Почему Путин является Путиным», которую, как он нам рассказал, он пишет.

«Я доверяю вам», — говорит Попов, отклоняя попытку коллеги, и заявляет, что ему не нужны никакие ответные услуги. Он хочет только, чтобы стала известна его история.

Хочет занять место Литвиненко

Nettavisen и Ekstra Bladet — первые СМИ, с которыми Попов общается лицом к лицу и рассказывает о своем прошлом в КГБ.

Попов: Я порвал все связи с Россией. Я не разговариваю с журналистами из России или с журналистами, которые имеют связи с Россией.

Журналисты: Почему вы хотите рассказать нам свою историю?

— Хочу занять место Литвиненко и рассказать, как КГБ действовал в Советском Союзе, и как ФСБ, преемница КГБ, действует сегодня.

Александр Литвиненко — бывший офицер КГБ, умерший мучительной смертью в Лондоне в 2006 году после отравления радиоактивным полонием. Убийство, следы которого ведут к президенту России Владимиру Путину в Кремле, произошло, в частности, из-за того, что Литвиненко написал доклады о связях Путина с российским криминалом. Дело привело к большому дипломатическому скандалу между Россией и Великобританией, и этот конфликт по-прежнему продолжается.

Историк Юрий Фельштинский помог Литвиненко осуществить трудную поездку из Сочи через Грузию и Турцию в Лондон.

Позднее Владимир Попов связался с Фельштинским, чтобы сказать ему, что КГБ занес его имя в «список смерти». Кроме того, Попов хотел, чтобы Фельштинский написал его историю. В результате появилась книга «КГБ играет в шахматы».

— После того, как Литвиненко был отравлен в Лондоне, но до его смерти, я начал писать о моей работе в качестве сотрудника КГБ. Поэтому я обратился в Юрию. Сначала это были короткие письма, но потом я послал длинное письмо о своем положении. Так начался наш книжный проект.

— Вы встречались с Литвиненко?

— Нет. Ни разу.

Попытка покушения

В ходе беседы у нас возникает чувство, что Попов глубоко и сильно ненавидит КГБ. Он говорит, что несколько раз пытался вырваться из его липких рук.

— Три раза я пытался уволиться из КГБ, но это оказывалось невозможным. Если бы я ушел из КГБ, то это имело бы серьезные последствия для меня и моей семьи. Если ты уходишь из КГБ или тебя оттуда выкидывают, ты уже никогда не сможешь найти работу. То же самое произошло бы и с членами семьи уволившегося.

Поэтому я должен был дождаться срока в 20 лет работы. Это произошло в 1991 году. Тогда наконец-то я ушел из КГБ.

После этого я начал заниматься бизнесом в Москве. Я, в частности, помогал другим импортировать товары из-за границы. Я понял, что в России никогда не будет лучше. Несколько раз со мной связывались мои коллеги из КГБ и просили меня вернуться в комитет и снова наладить его работу. Но я не хотел этого.

Поэтому некоторые из моих коллег попытались убить меня, ведь я предал КГБ.

— Каким образом?

— Они пытались сбить меня автомобилем, были нападения с ножом, были попытки столкнуть меня на рельсы в метро. К счастью, мне удалось избежать этих нападений.

Попов показывает нам шрам на пальцах после покушения с ножом.

— Кто делал это?

— Это были люди, нанятые моими коллегами. Все происходило в Москве в 1992-93 году.

После неудачной попытки уехать в США в 1994 году он сумел в 1996 году получить визу в Канаду через туристическую фирму в Москве. Но жизнь в Канаде оказалась не совсем такой, какой он ее себе представлял.

«Я получил статус беженца, но два года не видел своей семьи. Я был здесь один и не знал, увижу ли я когда-нибудь свою семью. Я много думал о том, как им живется в Москве», — говорит он.

По словам Попова, в родной стране жизнь была тяжелой.

«КГБ попытался похитить моего сына, чтобы испугать мою жену, мою мать пытались запугать, кто-то пытался убить моего племянника, потому что он похож на меня, а соседа убили. Это были печальные времена», — говорит Попов с печальным выражением лица.

— Я планировал забрать жену и сына. Раньше мы несколько раз выезжали из России и у нас были загранпаспорта. Моя жена в отпуск заказала поездку в Диснейленд во Флориде, но вместо этого вылетела в Сиэтл и оттуда — в Канаду. Пограничникам она рассказала, что у меня был статус беженца. Жена с сыном сначала получили разрешение на ПМЖ и позднее — канадское гражданство.

А я здесь — как в ловушке. Как бывший офицер КГБ я не могу получить канадское гражданство. У меня статус беженца, и я не могу получить собственный паспорт. Поэтому мне запрещен выезд из Канады. Но если бы я не уехал из России, я бы, вероятно, сегодня уже был бы мертв. В КГБ есть кодекс чести — точно так же, как в СС (бывшая военная организации Германии).

— Почему вас хотели убить?

— Потому что я предал КГБ и потому что я не захотел помочь им вернуть былую мощь комитета. В советское время в КГБ работали 8 тысяч человек.

Отказался от предложения пообедать

Мы — все четверо, сидящие в стеклянной клетке на третьем этаже здания в канадском городе, — начинаем чувствовать усталость от всех этих историй о тайной деятельности КГБ и решаем встретиться еще раз на следующий день. В качестве жеста вежливости мы приглашаем Попова и его деловую партнершу на обед.

— Нет, спасибо. Не принимайте это за грубость, вы просто должны понимать, что я вынужден быть осторожным.

— Мы можем сначала перекусить?

— Вспомните, что Литвиненко, когда его отравили, пил чай с двумя людьми, которых он считал своими друзьями.

— Вы каждый день принимаете такие меры предосторожности?

— Не каждый день. Но когда я встречаюсь с новыми людьми, я вынужден быть острожным. Никогда не знаешь, что может произойти.

Когда мы выходили из здания, начался сильный дождь, и Попов предложил нам воспользоваться его зонтиком.

«Нет, спасибо. КГБ и зонтики — плохая комбинация. В свое время многие погибли от таких зонтиков», — говорим мы и хитро улыбаемся.

Мы договорились с Поповым о встрече на следующий день.

Владимир Попов: Так меня завербовали в КГБ

Когда Попов учился, с ним связались сотрудники КГБ. Они хотели завербовать его и попросили рассказать о том, чтобы он мог сделать для Советского Союза. Обращение ему не понравилось.

— Я учился на юриста и окончил второй курс университета, когда мне пришло письмо из КГБ, в котором меня просили сообщить о своих желаниях на будущее. В КГБ считали, что моей обязанностью гражданина Советского Союза было сообщить им, что я мог сделать для страны. Мне это было не интересно, потому что я хотел стать ученым. Я хотел продолжить учебу на третьем курсе юридического факультета и уже много сделал со своей курсовой.

Но представители КГБ настаивали, чтобы я сообщил о том, что я могу сделать для страны, и заявили, что моей обязанностью является защита родины. Подумав, я совершил свою большую ошибку.

По словам Попова, представители КГБ сказали, что он мог один год поработать в КГБ и после этого решить, подходит ли ему служба в секретной организации. Это было в 1972 году.

«Я согласился поработать там один год, и моей первой работой в КГБ была работа в секретариате, где я много занимался с бумагами. Я разносил архивные материалы по всем отделам, которым нужна была информация. Спустя год меня вызвали в КГБ для продолжения вербовки, и я заявил им, что мне больше не интересно работать здесь. Но мне сказали, что я уже был в комитете и должен продолжать работу. Вот так КГБ вербовал молодежь», — сказал он.

— Почему они хотели, чтобы именно вы работали там?

— Что бы я ни делал, начиная с 15 лет, когда я выполнял какую-либо работу и когда я три года был в армии, я всегда изо всех сил старался выполнить свою работу хорошо. Я не хотел выглядеть глупо и делал поэтому все как можно лучше.

В комитете я просто настолько хорошо делал свою работу, что они решили оставить меня.

Владимир Попов с улыбкой говорит о том, почему он следующие 20 лет оставался в КГБ: «Сначала мне присвоили младшее офицерское звание и поручили проверять людей, которые хотели выехать из Советского Союза по служебным делам. И эту работу я выполнил очень хорошо. Спустя два года меня направили в пятый отдел на оперативную работу. Мне поручили проверять писателей и поэтов».

Постепенно задания становились все более серьезными. Советский Союз получил право провести летнюю Олимпиаду в Москве в 1980 году, и советским властям нужен был большой аппарат разведки, чтобы обеспечить безопасность на Олимпийских играх. Поэтому в 1977 году в Пятом главном управлении КГБ был создан 11 отдел по спорту, который должен был заниматься вопросами безопасности на Олимпиаде.

«Я был направлен в этот отдел в сентябре 1977 года и моим первым заданием офицера КГБ был чемпионат Европы по стрельбе в Копенгагене в 1978 году», — сказал он.

Принимать участие в этих поездках было очень интересно, потому что это давало возможность покупать западные товары, которые было чрезвычайно трудно купить в Советском Союзе. Это могли быть дорогие ковры, электроника и магнитофоны. Часто мы продавали это на черном рынке после возвращения домой.

Слушая Попова, можно было подумать, что политическая элита Советского Союза не совсем была довольна тем, что страна получила право провести Олимпиаду.

«Олимпиада была очень дорогая! Леонид Брежнев, генеральный секретарь коммунистической партии, был страшно зол, когда ему сказали, сколько денег было истрачено на эти игры.«Чья эта была идея?» — кричал он», — говорит Попов и громко смеется.

«Но мы завоевали много золота, и в руководстве Советского Союза это рассматривалось как успех. Конечно, это было из-за серьезного западного бойкота, который являлся ответом на вторжение Советского Союза в Афганистан в 1979 году, и из-за коррупции и употребления допинга. Вспомните, что это была Олимпиада без единой положительной пробы на допинг»,- говорит Попов и хитро улыбается.

После Олимпиады в Москва Владимир Попов продолжал поездки с советскими спортсменами и руководителями.

Бывший подполковник Владимир Попов участвовал как офицер КГБ в пяти олимпийских играх. Его главной задачей было сделать так, чтобы ни один спортсмен или руководитель не сбежал на Запад.

Во время зимней Олимпиады он сопровождал команду легендарных советских хоккеистов. Он рассказал Nettavisen и Ekstra Bladet о большой власти КГБ над спортсменами.

КГБ стремился сделать так, чтобы Самаранч стал президентом МОК

В Норвегии бывший президент Международного олимпийского комитета Хуан Антонио Самаранч (Juan Antonio Samaranch) известен прежде всего своей фразой, что «самые лучшие зимние олимпийские игры» в истории — это Олимпиада в Лиллехаммере в 1994 году. Тогда лишь немногие знали, что он, вероятно, был агентом КГБ.

«Это я составлял телеграмму КГБ ко всем секретным службам Варшавского пакта о том, чтобы они способствовали избранию Хуана Антонио Самаранча на пост президента МОК», — утверждает Владимир Попов.

И теперь он рассказывает нам о том, как КГБ в свое время, если верить его словам, завербовал президента МОК Хуана Антонио Самаранча в качестве своего агента.

В июле 1980 года Хуан Антонио Самаранч был избран президентом МОК на 83-й сессии МОК в Москве. Вместе с Самаранчем баллотировались еще четыре кандидата: юрист из Канады Джим Уоррол (Jim Worral), один из главных организаторов Олимпиады в Мюнхене в 1972 году Вилли Дауме (Willi Daume), президент Международного союза конькобежцев швейцарец Марк Ходлер (Marc Hodler) и руководитель ТВ Новой Зеландии Ланс Кросс (Lance Cross).

Самаранчу в то время было 60 лет, и о нем достаточно мало писали в международных СМИ. В период между 1977 и 1980 годом он был первым послом Испании в Советском Союзе, а место в МОК получил в 1966 году благодаря президенту МОК американцу Эвери Брандаджу (Avery Brundage), хотя это противоречило правилам МОК. В 1966 году не разрешалось иметь более одного члена МОК из страны, где не проводились олимпийские игры. В то время Испания еще ни разу не проводила олимпиаду, однако у Испании в МОК было больше одного представителя.

С 1974 по 1978-й год Самаранч был вице-президентом МОК, а когда его избирали президентом МОК, он был начальником службы протокола МОК. Принято считать, что он был избран президентом МОК из-за работу на этом посту и хорошим отношениям с олимпийскими комитетами как на Западе, так и на Востоке.

«Хуан Антонио Самаранч был завербован в качестве агента КГБ в 1980 году, его поймали, когда он пытался незаконно вывести из Советского Союза русские иконы. В СССР это было строго запрещено. Он получил иконы от крайне националистически настроенного художника Ильи Глазунова, который организовал клуб художников, интеллектуалов и других друзей. Хуан Антонио Самаранч часто посещал этот клуб. Когда это произошло, Самаранч был послом Испании в Москве», — рассказал он.

Хуан Антонио Самаранч очень интересовался русским искусством и русской культурой и получил несколько картин от скандального русского художника. КГБ следил за Самаранчем, который не знал, что КГБ за много лет до этого завербовал Глазунова в качестве агента. Поэтому и была выявлена его попытка тайно вывезти иконы.

Самаранча поставили перед выбором — арест и наказание либо сотрудничество с с КГБ. Он выбрал последнее. Когда Самаранча завербовали, мы задействовали большие ресурсы для того, чтобы его избрали президентом МОК», — говорит Попов.

По словам бывшего офицера КГБ, он играл главную роль в выборах президента МОК.

«Я составил совершенно секретную телеграмму, которую КГБ послал Штази (тайной полиция в бывшей Восточной Германии), Секуритате (тайная полиция Румынии) и другим секретным службам стран Варшавского договора, чтобы они заставили своих представителей голосовать за Самаранча во время сессии МОК в Москве перед началом Олимпиады. Самаранч был выбран президентом МОК и стал важной персоной для КГБ и Советского Союза. Советский Союз и позднее Россия хотели показать миру, что мы были великой спортивной державой, что мы могли завоевать много золотых медалей и что мы могли проводить большие спортивные соревнования, и в этом он должен был помочь нам. В то же время он мог передавать нам дипломатическую информацию из Испании», — рассказывает Попов.

В то время, когда Самаранч был избран президентом МОК, КГБ уже имел в МОК своего вице-президента. Виталий Смирнов, руководитель российского олимпийского комитета, был в 1978 году завербован КГБ одним из коллег Владимира Попова в Пятом главном управлении КГБ. Ранее уже были разговоры о том, что Смирнов был агентом КГБ. Эти утверждения можно найти и в книге «КГБ играет в шахматы».

— Что конкретно Самаранч делал для КГБ?

— С ним работало Второе главное управление, но я знаю, что у него был доступ к сверхсекретным телеграммам, которые он получал от министра иностранных дел Испании и что у него было контакт с послами в НАТО (Испания стала членом НАТО в 1982 году, прим.ред.). Однако я не знаю, что именно он делал.

— Вы в книге «КГБ играет в шахматы» написали небольшой отрывок о том, как КГБ завербовал Хуана Антонио Самаранча перед играми в Москве в 1980 году. Как семья Самаранча реагировала на эти утверждения?

— Сначала со мной связался его секретарь, который грозил иском, а позднее пришел Самаранч-младший (который в настоящее время занимает один из главных постов в МОК — прим.ред.) и грозился сделать то же самое. Я просто отмахнулся от них и сказал, что только рассказал правду и не придумал. Это точные факты.

Самаранч, как говорят, поддерживал тесную дружбу с Ильей Глазуновым. Сразу после того, как его избрали президентом МОК, он попросил Глазунова написать портрет Моники Берлиу (Monique Berliou — первая женщина-генеральный секретарь МОК, бывшая пловчиха и министр спорта Франции). Она была близким партнером Самаранча и сотрудничала с ним в МОК, когда он переехал в Лозанну в Швейцарии в 1980 году.

Согласно статье в Sports Illustrated, опубликованной в 1981 году, этот портрет висел вместе с десятками русских икон в квартире, которую МОК предоставил Берлиу. Еще долго после того, как распался Советский Союз, а Хуан Самаранч ушел с поста президента МОК, Самаранч поддерживал дружеские отношения с Глазуновым.

Когда в 2009 году благодаря книге «КГБ играет в шахматы», стало известно, что Самаранч был завербован КГБ, МОК раскритиковал эти заявления и назвал их злонамеренными слухами.

Мы также связались с МОК и задали вопрос обо всех утверждениях, которые Попов сделал в беседе с Nettavisen и Ekstra Bladet. Руководитель отдела по связям с общественностью МОК Эммануэль Моро пишет в электронном письме, что эти необоснованные утверждения не имеют достоверных доказательств.

Мы также связались с Ильей Глазуновым, чтобы услышать его версию о дружбе с Хуаном Антонио Самаранчем, но ответа не получили.

КГБ в МОК и ФИФА

Когда Владимир Попов работал в КГБ, комитет использовал громадные ресурсы, чтобы усиливать свое влияние в международных спортивных организациях.

Копенгаген занимает важное место в жизни Владимира Попова. В 1978 году его первой поездкой за границу была поездка в датскую столицу. Предлогом был Чемпионат Европы по стрельбе в Доме спорта в Брёндбю. Это были соревнования, на которых советская команда набрала много медалей.

Во время этой поездки он, как говорят, завербовал врача Геннадия Маркова. В 1980 году Марков стал руководителем допинг-контроля Олимпиады в Москве.

Поскольку целый ряд стран бойкотировал игры из-за вторжения Советского Союза в Афганистан в 1979 году, Олимпиада стала большим триумфом советской команды, которая завоевала 80 золотых медалей. Но в Советском Союзе очень немногие знали о том, как были завоеваны эти медали. В олимпийском допинг-центре в Москве, руководителем которого был Марков, положительные советские допинг-пробы заменялись на отрицательные точно так же, как это происходило во время Олимпиады в Сочи в 2014 году.

Олимпиада в Москве в 1980 году была «самой чистой» из всех Олимпиад, проводимых ранее. Позитивные пробы западных спортсменов тоже заменялись. Это делалось для того, чтобы не создавать проблем самим себе. Было бы странно, если бы ни один советский спортсмен не был уличен, а пойманными оказались только западные спортсмены.

Nettavisen и Ekstra Bladet несколько раз пытались связаться с комитетом спорта в Москве, чтобы получить комментарии Маркова. В мэрии Москвы изданиям Nettavisen и Ekstra Bladet подтвердили, что он был директором медицинского института в Москве до своей смерти и умер от рака в 2010 году. Марков не давал комментариев по этому делу.

Но русские, по словам Попова, вероятно, также использовали свое влияние и в других сферах международного спорта. Это был не только Хуан Антонио Самаранч, президент МОК, на которого, как заявляют, оказывал влияние КГБ. Комитет, вероятно, также контролировал и вице-президента МОК Виталия Смирнова.

Попов в книге «КГБ играет в шахматы» рассказывает о том, как глава Советского олимпийского комитета Виталий Смирнов был завербован генерал-майором КГБ Иваном Абрамовым в 1978 году. Смирнов был вице-президентом МОК до 2006 года и в настоящее время является его почетным членом.

Смирнов и Самаранч, вероятно. тесно сотрудничали в течение многих лет. Это может быть одной из причин того, что Смирнов лишь однажды получил предупреждение от Самаранча после коррупционного скандала в связи с Зимней Олимпиадой в Солт-Лейк-Сити в 2002 году. Ряд членов МОК были наказаны за получение взяток. Смирнова, в частности, обвинили в том, что он получил деньги и очень дорогое охотничье ружье.

Nettavisen связалась с МОК в связи с заявлениями Попова, но в МОК опровергли обвинения в адрес Смирнова, назвав их безосновательными. В электронном письме от МОК сообщалось, что эти утверждения не могут быть подтверждены.

— Для России по-прежнему важно контролировать высокопоставленных персон в международных спортивных организациях?

— Конечно, но не только в спорте. Это относится и к политике, и к обществу как таковому.

— Так вы считаете, что бывшие агенты КГБ по-прежнему работают, например, в МОК?

— Да, там есть бывшие сотрудники КГБ, а также офицеры ФСБ или представители других российских служб безопасности.

— Они по-прежнему занимаются спортивными делами?

— Абсолютно.

— Везде?

— Абсолютно.

— Можете вы рассказать нам, что Россия делает, когда представители международных организаций приезжают в Россию? Где их размещают? Например, президента МОК или ФИФА?

— Это относится не только к известным представителям спортивных организаций. Все персоны, представляющие интерес для КГБ, а теперь ФСБ, получают в гостиницах специальные номера — так называемые «номера плюс». В этих номерах установлены камеры наблюдения, микрофоны и системы прослушивания телефонов. Служба безопасности полностью контролирует происходящее в этих номерах. Все записывается и все анализируется таким образом, чтобы служба безопасности могла в последствии использовать эту информацию. Иногда это используется против нее.

— Речь идет о том, чтобы скомпрометировать важных лиц и затем установить над ними контроль?

— Совершенно верно. Речь идет о том, чтобы получить какие-либо компрометирующие сведения о них. Но и не только об этом. Речь может также идти и о работе на улучшение имиджа России. Все виды информации полезны для службы безопасности.

— Значит, вы уверены в том, что Самаранч, когда он был президентом МОК, Зепп Блаттер (Sepp Blatter), когда он был президентом ФИФА, Томас Бах (Thomas Bach), который сейчас является президентом МОК, и Джанни Инфантино (Gianni Infantino), который в настоящее время является президентом ФИФА, жили в «особых номерах» в Москве?

— Да, несомненно. Позвольте мне привести пример того, как мы использовали эти номера. Мы могли сказать какому-либо лицу, что если он хочет помочь нам, то должен получить деньги за свою работу. Этот человек возвращался назад в свой номер и звонил кому-нибудь, чтобы рассказать о нашем предложении. Все, что было сказано в этом разговоре, мы могли использовать позднее. Он гарантированно рассказывал это кому-нибудь по телефону или кому-либо другому, находившемуся в этом номере.

— Это была обычная практика?

— Да, речь шла о том, чтобы собрать всевозможную информацию.

— Вы считаете, что Россия использовала такие методы, чтобы получить право на проведение ЧМ по футболу в 2018 году?

— Да, я так думаю. Россия подала заявки на проведение двух больших спортивных мероприятий: Олимпиады в Сочи и ЧМ по футболу. И совершенно ясно, что она не была готова к такой работе. Город Сочи находится в тропической зоне, и там не было никакой инфраструктуры. Тем не менее, Россия провела право на зимние игры. То же самое относится и к ЧМ по футболу в 2018 году. Там были проблемы со стадионами, это катастрофа. Но как мне сказал один человек, большие деньги могут открыть большие двери», — сказал Попов в заключение, улыбаясь.

В воскресенье 2 июля репетиция ЧМ в России закончилась победой в финале Германии над Чили 1:0. После турнира президент ФИФА Джанни Инфантино похвалил страну-организатора. Перед началом были опасения, что игры не вызовут большого интереса, что будут хулиганы, насилие и расизм, но ничего подобного не произошло, сообщило NTB.

«Мы ничего такого не видели. Никаких неприятных эпизодов, все прошло хорошо, это было великолепно. Если так выглядит проблемный турнир, я с удовольствием буду смотреть такие проблемные турниры, потому что это было большим успехом», — сказал Инфантино.

Руководитель ФИФА заявил также, что ему понравились прекрасные стадионы, отличные матчи и количество зрителей — примерно 38 тысяч на одну игру. Он также был очень доволен использованием судьями видеозаписи. Этот метод испытали на Кубке конфедераций — «репетиции» Чемпионата мира.

Историк, вытащивший Александра Литвиненко из России

«Уважаемый м-р Фельштинский! Я пишу Вам после долгих раздумий о моей судьбе и судьбе всех, покинувших Россию по различным причинам в 90-е годы… Я обращаюсь к вам не только потому, что Вы сотрудничали с Александром Литвиненко, убитым в Лондоне в ноябре 2006 года, и не только потому что хочу, чтобы вы не остались равнодушным к тому, что я должен рассказать вам. Но и потому, что у меня есть информация о том, что в ФСБ на вас заведено досье и ваша жизнь находится в опасности», — так бывший подполковник КГБ Владимир Попов начинает свое письмо, которое он послал русскому историку Юрию Фельштинскому 15 июля 2007 года.

Юрий Фельштинский известен главным образом тем, что помог бывшему сотруднику КГБ Александру Литвиненко бежать из России в Великобританию. Однако он также написал много книг по русской истории и о борьбе власти и совести — в частности, «Поражение мировой революции» (The Failure of the World Revolution, 1991), «Взрывая Россию» (Blowing up Russia, об Александре Литвиненко, 2007), Век убийц (The Age of Assassins), Взлет Владимира Путина (The Rise and Rise of Vladimir Putin, 2008), «Корпорация (The Corporation), Россия и КГБ в век президента Путина (2009 Russia and the KGB in the Age of President Putin).

Письмо Попова стало началом сотрудничества между Фелштинским и Поповым, что привело к появлению книги «КГБ играет в шахматы», вышедшей в свет в 2009 году.

Когда Nettavisen и Ekstra Bladet рассказывают Юрию Фельштинскому о том, что Владимир Попов хочет взять на себя роль Александра Литвиненко, Юрий Фельштинский реагирует следующим образом: «Да, верно, так началось наше сотрудничество. Когда Литвиненко был отравлен и позднее скончался, Попов связался со мной по электронной почте, я храню эти электронные сообщения. Там Попов пишет о том, что сожалеет об убийстве Литвиненко в Лондоне, но также что он был подполковником КГБ и что у него есть для меня информация. Прошло много времени, прежде чем я получил подтверждение того, что он является тем, за кого себя выдает. Я ему не верил. Сначала он не сообщил мне ни своего имени, ни места жительства. В то время я получал много электронных сообщений от незнакомых людей из всего бывшего Советского Союза, которые хотели связаться со мной, чтобы я написал их историю».

Постепенно все прояснилось. Фельштинский получил необходимое подтверждение.

«Я спросил, не мог ли он послать мне документы или доказательства, подтверждающие его личность. Неожиданно он дал мне очень необычное поручение, благодаря которому я получил подтверждение того, кем Попов являлся на самом деле», — говорит он.

Попов сообщил, что есть один человек, который знает, кем он был и который встречался с ним, когда он был офицером КГБ. Этим человеком был гроссмейстер Борис Гулько. Попов сказал мне, чтобы я связался с ним и спросил его о том, как он был арестован на Арбате в Москве и как его в течение долгих часов жестко допрашивали. Он подтвердит, что Попов говорит правду.

Я позвонил Гулько и рассказал ему эту историю. Он подтвердил ее. Гулько также рассказал, что думал о том, чтобы убить человека, допрашивавшего его, потому что он вел себя совершенно невыносимо. «Мне кажется плохим то, что такие люди, как он, уехали из России и теперь мирно живут в другом месте, сказал Гулько», — добавил он.

После беседы с Гулько Фельштинский позвонил Попову и рассказал ему об этой беседе. Гулько также сообщил ему, что был зол на Попова после допроса в КГБ.

«Тогда Попов сказал, что во время допроса он исполнял роль доброго полицейского. Тут я понял, кем он был, и мы начали сотрудничество. Это привело к созданию книги «КГБ играет в шахматы», где речь идет о шахматисте Гулько, за которым охотился офицер КГБ Владимир Попов», — сказал он.

Владимир Попов хотел рассказать свою историю, когда Александр Литвиненко был убит, и сказал, что хочет занять его место в роли борца за правду из коридоров КГБ. Но Фельштинский говорит, что между Литвиненко и Поповым есть большая разница.

«Литвиненко был оперативным офицером разведки, в то время как Попов занимался вербовкой агентов и следил за советскими гражданами. Во время моей работы с Литвиненко я часто уличал его во лжи. Это было частью игры, которую он играл как офицер КГБ.

Литвиненко хотел сместить Владимира Путина. Если это означало необходимость лгать, то он лгал. Попов никогда не участвовал в борьбе с Путиным в отличие от Литвиненко. Я ни разу не уличил Попова во лжи. Он скорее скажет, что не знает, чем будет рассказывать что-нибудь, что не является правдой, таково мое впечатление», — заявил Фельштинский.

— Значит, когда он рассказывает нам одну невероятную историю за другой, мы можем ему верить?

— Да! Он никогда ранее не хотел привлекать к себе внимание, как это делал Литвиненко. Вы — первые журналисты, с которыми он встречается лицом к лицу.

Это много говорит о Попове.

— Значит, когда он называет людей, которые были завербованы, когда рассказывает, как они были завербованы, когда он рассказывает истории о попытках покушения, то мы можем верить ему?

— На 100%.

— Подвергает ли Попов себя опасности, когда рассказывает нам свою историю?

— Конечно. Все офицеры КГБ, раскрывающие имена агентов и методы работы, подвергают себя большой опасности. За это грозит смерть. Но он уже сделал это в книге, написанной нами, и я не думаю, что опасность будет для него вырастет, если он больше расскажет вам.

В то же время у меня создалось впечатление, что Попов передает КГБ. Когда мы опубликовали нашу книгу про шахматы, издательство получило заказ из главного штаба КГБ. Комитет хотел купить все книги. Это произошло или из-за того, что в комитете решили использовать книгу в своей работе, или из-за того, что там решили скупить весь тираж, не дав другим прочитать эту работу. Все закончилось тем, что мы напечатали новый тираж», — заключил Фельштинский.

Россия > Миграция, виза, туризм. Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 13 июля 2017 > № 2242761 Владимир Попов


Украина. Евросоюз > Таможня. Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 13 июля 2017 > № 2242759 Андерс Фог Расмуссен

Аргументы в пользу таможенного союза ЕС и Украины

Андерс Фог Расмуссен (Anders Fogh Rasmussen), Project Syndicate, США

Копенгаген — Настроение на саммите ЕС-Украина на этой неделе будет приподнятым. Реформы и международная поддержка начали приносить плоды украинской экономике. Заключено соглашение о свободной торговле с ЕС. Для поездок в Евросоюз украинцам теперь достаточно иметь биометрический паспорт — такая перспектива большинству казалась нереалистичной буквально несколько лет назад, когда для перехода к безвизовому режиму стране предстояло выполнить 140 предварительных условий.

Последние успехи Украины совпадают с ростом оптимистичных настроений внутри ЕС. Тем не менее, несмотря на все свои достижения, Украина еще не вышла из опасной зоны, а процесс реформ далек от завершения. Евросоюзу не следует поддаваться чувству удовлетворения от проделанной нами успешной работы. А лучше всего от этого убережет учреждение таможенного союза между ЕС и Украиной.

Президент Украины Петр Порошенко лично предан делу модернизации страны и борьбы с коррупцией. Но европейским лидерам надо понять, что ему предстоит тяжелая битва за проведение крупных реформ: популистские силы в украинском парламенте — Верховной Раде — начали давить на правительство в преддверии выборов, которые пройдут менее чем через два года.

В Киеве ЕС будет подчеркивать необходимость продолжения реформ и внедрения технических стандартов Евросоюза. Но если мы хотим, чтобы Украина продолжала двигаться вперед, мы не можем ограничиваться взаимными похвалами по поводу уже пройденного пути. Самым мощным рычагом Европы, содействующим продвижению стабильных, жизнеспособных и успешных демократических режимов, всегда являлась ее практика выдвижения условий, которые устанавливают связь между реформами и четкими, осязаемыми выгодами. Мы должны продолжать ставить новые вехи на этом пути, демонстрируя свою заинтересованность в успехе Украины и серьезную готовность вознаграждать за реформы.

Перспектива таможенного союза является сильнейшим стимулом к введению в действие согласованного договора о свободной торговле и к продолжению долгосрочной экономической интеграции Украины с Европой. Это не краткосрочный проект; потребуется больше десятилетия, прежде чем Украина будет готова. Но когда это произойдет, украинский бизнес сможет присоединиться к производственным цепочкам в европейской промышленности, а у правительства появится возможность приступить к реализации столь необходимой стратегии диверсификации экономики с целью получения выгод от географической близости к крупнейшему в мире рынку. Вместо того чтобы быть придатком европейской экономики, Украина станет переплетена с нею.

Почему это важно? С точки зрения Евросоюза, экономика страны с населением 46 миллионов человек обладает значительными перспективами для торговли и коммерции. С тех пор как Турция вступила в таможенный союз с ЕС в 1996 году, объемы двусторонней торговли товарами выросли более чем в четыре раза. Кроме того, Украина, которая ранее колебалась между ЕС и Россией, сейчас четко выбрала европейское будущее. Какого рода сигнал мы подадим другим соседним странам или президенту России Владимиру Путину, что не менее важно, если мы отвергнем Украину?

Я не смотрю на перспективы таможенного союза ЕС и Украины сквозь розовые очки; есть и некоторые недостатки. (Аргументы за и против такого союза каждый день повторяются в ходе дебатов о Брексите в Великобритании). Вступление в таможенный союз ограничит способность Украины самостоятельно вести переговоры по поводу торговых соглашений. И хотя ЕС на сегодня является крупнейшим торговым партнером Украины, более половины ее торговых оборотов приходится на остальные страны мира. Украина не сможет вести переговоры с Евразийским таможенным союзом — это будет сфера ответственности Брюсселя.

В некоторых странах Восточной Европы уже проявляются протекционистские тенденции: их правительства (что, возможно, неудивительно) озабочены потенциальными негативными последствиями торговой либерализации для сельского хозяйства. Тем не менее, структура торговли и инвестиций Украины все больше сближается с ЕС. Если подводить итог, экономические аргументы в пользу союза — сильны, а политические — убедительны: потенциальные выгоды намного перевешивают любые скрытые недостатки.

У Евросоюза и Украины есть много поводов для праздника на этой неделе: обе стороны миновали важный этап. Но ограничившись торжествами, можно упустить важный шанс. ЕС надо подумать о следующих шагах вперед для Украины, чтобы удержать ее на пути реформ и к лучшему будущему. А кроме того, Евросоюзу надо продемонстрировать, что он по-прежнему является для соседних стран трансформирующей силой.

Андерс Фог Расмуссен — бывший генеральный секретарь НАТО.

Украина. Евросоюз > Таможня. Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 13 июля 2017 > № 2242759 Андерс Фог Расмуссен


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 13 июля 2017 > № 2242757 Леон Арон

Трамп восхищается Путиным, но не понимает его

Американские президенты в течение многих лет неверно понимали Россию. Но случившееся в пятницу фиаско — это особый случай.

Леон Арон (Leon Aron), Politico, США

Президент Трамп совершил много ошибок в пятницу в ходе встречи с Владимиром Путиным, и начать можно с того, что, по его словам, для него было «честью» встретиться с российским властным политиком.

Однако наиболее обескураживающим итогом этой встречи является то, что Трамп и его госсекретарь Рекс Тиллерсон, как ранее Барак Обама и Джон Керри, фундаментально не понимают природу того человека, с которым они имеют дело. Путин не является «непредсказуемым» сумасбродом, «скучающим ребенком на задней парте в классе», как его назвал Обама, или бестолковым, но мешающим всем соперником. Трамп поставил Путину высший балл за лидерство, но, судя по всему, он мало задумывался над тем, куда Путин ведет Россию и почему.

Однако никакой тайны в этом нет. Путин является советским патриотом до мозга костей, а руководствуется он глубоко укоренившимися убеждениями, определенной им самим исторической миссией и внутриполитическими императивами. Неспособность нескольких подряд американских президентов сделать правильные выводы имеет длинную историю и влияет на нынешнюю ситуацию: мы неправильно понимаем Путина с того самого момента, как он впервые получил власть почти два десятилетия назад.

Путин верит в то, что развал Советского Союза, вызванный заговором за границей и предательством внутри страны, был глубоко несправедливым и аморальным — «крупнейшей геополитической трагедией XX столетия», — и поэтому Западу нужно за это отомстить, в первую очередь Соединенным Штатам. Он верит в то, что мировой порядок, сложившийся после окончания холодной войны, является несправедливым и аморальным, особенно в условиях «однополярного» доминирования Соединенных Штатов, и поэтому баланс в нем должен быть изменен в ходе игры с нулевой суммой, в которой Запад проиграет — будь то в Сирии, Иране или Северной Корее, — а Россия победит.

Путин понимает, что российская экономика страдает от токсичного внутреннего инвестиционного климата, от чрезмерного количества государственной собственности и государственного контроля, а также от коррупции, бессовестного и повсеместного бюрократического рэкета, и поэтому его популярность (а также легитимность его государства, которое во всем остальном у многих вызывает отвращение) зависит почти исключительно от его способности поддерживать патриотическую мобилизацию с помощью постоянного обновления пропагандистского мета-нарратива относительно защиты родины и восстановления для России славы сверхдержавы, которой обладал Советский Союз, то есть, по его мнению, нужно сделать так, чтобы тебя в мире боялись, и поэтому уважали.

Пока в анализе Путина выгода продолжает превышать затраты (в настоящее время в той или иной форме так и происходит), он продолжит действовать на основании своих убеждений и будет спасать свой режим с помощью внешних авантюр и бессистемных внутренних реформ. Он не хочет, чтобы его любили на Западе. Он хочет оставаться у власти в России.

Трамп должен был сделать две вещи на саммите с Путиным: он должен был представить российскому президенту детальную и неприкрашенную картину российского посягательства на национальные интересы Соединенных Штатов. Речь, в частности, идет о безопасности наших союзников, об уважении независимости постсоветских государств, а также о выполнении норм международного поведения. Кроме того — что еще более важно, — задача Трампа состояла в том, чтобы представить Путину яркое, убедительное и достоверное описание того, во что обойдется России ее нынешнее поведение, а также того, какие выгоды она сможет получить, если она будет вести себя более сдержанно.

Создается впечатление, что Трамп не затронул ни одной (или почти ни одной) из ключевых озабоченностей Соединенных Штатов. Но если судить по тому, что просочилось из черного ящика, то вторая часть работы практически не была выполнена — сочетание близорукости, моральной тупости и полного невежества сделало все усилия в лучшем случае бесполезными, а в худшем — а такой вариант более вероятен — вредными.

Результаты проведенной встречи стали принимать определенную форму с того момента, когда Трамп заявил о том, что для него «это честь встретиться» с Путиным. После выборов Трамп провел, по крайней мере, полдюжины встреч на высшем уровне, однако, насколько нам известно, никто из его собеседников — включая лидеров таких близких союзников как Соединенное Королевство и Израиль, а также Индии, самой многочисленной демократии — не получил такого высокого статуса.

Однако в Гамбурге победивший на свободных выборах глава исполнительной власти старейшей в мире непрерывно действующей демократии, занимающей ведущее место в области технологии и демократии, счел за «честь» провести встречу с властным лидером из репрессивной автократии, половина бюджета которой обеспечивается за счет экспорта нефти и природного газа; эта страна фигурирует среди наиболее коррумпированных режимов в мире. Согласно последним данным, 15% ее населения (22 миллиона человек) зарабатывают меньше «прожиточного минимума» (это означает, что у них не хватает денег на еду); это страна, в которой один человек правит уже на протяжении 17 лет.

Партнер Трампа по переговорам в Гамбурге занят подготовкой к проведению в следующем году своего четвертого потемкинского переизбрания и намерен продлить существующую диктатуру еще на шесть лет, и тогда в 2024 году он сравняется со Сталиным по времени своего правления.

В том же самом тумане моральной амнезии (или невежества) госсекретарь Тиллерсон, отвечая после этой встречи на вопросы журналистов, заявил: «Мы недовольны, они недовольны» — но давайте просто двигаться вперед.

«Они» бомбят больницы в Сирии и ведут бои для того, чтобы сохранить у власти человека, отравляющего зарином свой народ. «Они» оккупировали и аннексировали значительную часть европейской страны. «Они» развязали кажущуюся бесконечной войну в Европе, в результате которой уже погибли 10 тысяч человек. «Их» ракетой был сбит самолет рейса MH17 Малазийских авиалиний, и в результате погибли 298 человек. Это «они» в течение последних 10 лет совершали хакерские атаки на государственные учреждения и другие организации в Соединенных Штатах, на союзников США, а также на недавно ставшие независимыми государства Восточной и Центральной Европы. Ну а что же «мы»? Ну, «мы», вероятно, совершили что-то столь же плохое. Так в чем же различие? Недовольство и есть недовольство — «их» недовольство столь же значимо, как и наше.

Что касается областей, вызывающих озабоченность у Соединенных Штатов, то, по версии министра иностранных дел Сергея Лаврова — в ее точности никто с американской стороны не сомневается, — Трамп «не имел какого-то определенного плана» для «разрешения украинского кризиса». Вместо этого президент Соединенных Штатов подтвердил свою «приверженность» соглашению Минск-2. (Оно было подписано Россией, Украиной, а также опосредованными российскими силами в феврале 2015 года под эгидой Франции и Германии, и почти сразу же стало нарушаться. Оно призывает к немедленному прекращению огня, восстановлению границы Украины с Россией, выводу российских войск из Донецкой и Луганской областей).

Таким образом президент Соединенных Штатов подписался под кремлевской версией реальности, в которой «агрессия» и «оккупация» являются «кризисом», а также одобрил попытки подгонять мертвую лошадь в виде «Минских соглашений», тогда как Россия консолидирует свои приобретения на оккупированной территории, убивает украинских солдат и, возможно, готовится к еще одной масштабной атаке на Украине или в соседней Белоруссии.

Трамп приветствовал договоренность о прекращении огня на юго-востоке Сирии, назвав ее большим прорывом. В отличие от такого рода договоренностей в прошлом — все они были нарушены Асадом, а также поддерживающими его Россией и Ираном, — нынешнее перемирие, по словам Лаврова, будет обеспечиваться российской военной полицией. В таком случае это будет первым официальным одобрением со стороны Соединенных Штатов российского присутствия на территории Сирии.

Однако не следует беспокоиться — по мнению Тиллерсона, «в основном наши цели (в Сирии) полностью совпадают». Хорошая новость, несомненно, но не совсем ясная — означает ли это, что Соединенные Штаты теперь «в основном» поддерживают Асада? Или Москва перешла на другую сторону, отказавшись от своего союза с Асадом и Ираном?

По мере того как радиус действия северокорейских ракет увеличивается и все ближе и ближе подходит к берегам Соединенных Штатов, Путин, судя по всему, не отступает от своей позиции по защите Пхеньяна и продолжает накладывать вето на новые санкции ООН, как он это сделал незадолго до саммита в Гамбурге, поскольку Россия, как отметил Тиллерсон, «видит вещи несколько иначе, чем мы». Он также сказал, что «Соединенные Штаты продолжат попытки убедить Россию» по этому вопросу.

И, наконец, когда речь заходит о российских хакерских атаках, некоторые американские официальные лица — но не сам президент, что нужно отметить — оспаривают утверждение Лаврова о том, что Трамп принял опровержение Путиным причастности России. Но затем, по словам Тиллерсона, Трамп и Путин обсудили вопрос о том, как обе страны будут «гарантировать обязательство России относительно отсутствия у нее» намерений вмешиваться в будущие выборы. Кроме того — как будто одной этой странности было недостаточно — оба президента, по словам Лаврова, согласились с тем, что «эти вопросы» станут «предметом двустороннего взаимодействия», и что с этой целью будет создана специальная «рабочая группа». Таким образом, даже если Трамп не «признал» невиновность России, он в Гамбурге согласился пригласить грабителя «работать» вместе с владельцем дома.

Президент Соединенных Штатов сегодня утверждает, что он и Путин просто обсудили идею о создании американо-российской рабочей группы по кибербезопасности и что это «не может произойти» — не обращайте внимания на то, что его министр финансов всего несколькими часами ранее назвал это предложение большим достижением.

«Следует сделать так, чтобы Хрущев был уверен в том, что вы — человек, который будет воевать!» — так хитроумный президент Франции Шарль де Голль наставлял Джона Кеннеди перед его катастрофическим саммитом с первым секретарем (ЦК КПСС) Никитой Хрущевым в Вене в июне 1961 года. Кеннеди игнорировал данный ему совет и предпочел сделать ставку на свое обаяние и харизму. Хрущев, который в течение предыдущих трех десятилетий поднимался по грязному (и весьма кровавому) шесту на вершину советской власти, не был особенно впечатлен. Через год он решил разместить на Кубе ракеты с ядерными боеголовками.

Хотя восхождение Путина не было ни таким долгим, ни таким кровавым, он тоже является крепким орешком. Уличный мальчишка из трущоб послевоенного Ленинграда, он рос в условиях крайней бедности в «коммунальной квартире», кухню в которой вынуждены были делить между собой 11 семей, а туалет находился на лестничной площадке. Каждый день ему приходилось демонстрировать свою готовность драться, чтобы добиться уважения у более взрослых ребят (и сделать так, чтобы они больше к нему не придирались). «Я специалист по общению с людьми» (Эта фраза приведена в статье по-русски — прим. пер.) — так Путин ответил на вопрос о том, в какой конкретно области он считает себя экспертом. И пока, как за пределами страны, так и внутри нее он подтверждает это заявление. Грубая лесть, выраженная словами «для меня честь встретиться с вами», не дала никаких результатов.

«Проколоть нарыв» — это выражение использовал мой любимый профессор Колумбийского университета покойный Збигнев Бжезинский (он был советником по национальной безопасности президента Картера), которого мне сегодня очень не хватает. С его помощью он описывал ситуацию, когда необходим прямой и резкий разговор для того, чтобы и союзники и враги знали о «позиции» Соединенных Штатов с точки зрения награды за хорошее поведение и наказания за плохое.

В прошлую пятницу у Трампа была возможность вскрыть российский нарыв. Вместо этого он и Тиллерсон использовали болеутоляющие, успокаивающие средства и совершенно индифферентные вещества, имитирующие лекарственные препараты. Уже скоро этот нарыв станет еще больше и еще темнее.

Леон Арон является штатным научным сотрудником и руководителем российских исследований Американского института предпринимательства (American Enterprise Institute).

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 13 июля 2017 > № 2242757 Леон Арон


Великобритания. Украина > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 13 июля 2017 > № 2242745

Борис Джонсон и Украина: «Мы поддерживаем реформы в Киеве»

Борис Джонсон (Boris Johnson), Павел Климкин, Corriere Della Sera, Италия

Министр иностранных дел Великобритании и его украинский коллега объясняют, почему международное сообщество должно защищать Украину от тех, кто хочет «переделать границы».

В центре Киева стоит памятник, посвященный «Героям небесной сотни» — гражданам, отдавшим свою жизнь во время украинской революции ради того, чтобы у их страны могло быть европейское, а не российское будущее. Когда старый режим всеми силами пытался подавить революцию, они были убиты на Площади независимости, центральной площади Киева, которая больше известна под названием Майдан. С того беспокойного времени 2014 года новое украинское правительство (при поддержке Великобритании и других союзников) работало над тем, чтобы жертва этих людей оказалась не напрасной.

Общая цель

Наша общая цель — сделать Украину процветающей, успешной страной, достойной мужества и идеалов тех, кто объединил свои силы в революции. Правительство президента Порошенко предложило самую амбициозную программу реформ с 1991 года, когда страна получила независимость, и до сегодняшнего дня. За последние три года было сделано больше шагов, чем за все 23 года, предшествовавшие революции на Майдане. Сегодня все члены украинского парламента и все правительственные чиновники (а их более миллиона человек) обязаны публично отчитываться о своих доходах. Речь идет о новой мере, которая является основополагающей для осуществления борьбы с коррупцией и обеспечения большей прозрачности.

Коррупция

Великобритания помогла Киеву создать национальный институт по борьбе с коррупцией, который становится все эффективнее. Помимо этого, в целях снижения уровня коррупции в разных правительственных департаментах и других государственных структурах была создана электронная система ProZorro. В то же время центральное правительство начало осуществлять программу децентрализации, направленную на усиление власти отдельных граждан, давая им больше полномочий и финансирования на локальном уровне.

Рост

На энергетическом, банковском и экономическом уровнях власти осуществляют самые срочные и необходимые реформы. Уже появляются первые результаты. После двух лет, когда экономические показатели упали до 5%, в прошлом году они уже выросли на 2,3%, а в 2017 году прогнозируют рост 3%. Соглашение между Украиной и Европейским союзом в этом году наконец вступит в силу. Именно отказ от подписания этого соглашения предыдущим правительством послужил причиной революции на Майдане в 2013 году. Украинские граждане теперь свободно могут передвигаться в странах Шенгенского соглашения без необходимости получать визу.

Правовое государство

Безусловно, в этой сфере предстоит еще много работы, особенно в том, что касается борьбы с коррупцией, которая не будет уничтожена, пока украинские граждане не получат правовую систему, которой они смогут полностью доверять. Чистое и прозрачное управление станет возможно лишь в такой стране, где приоритетом является правовое государство. Можно с уверенностью сказать, что те, кто извлекал выгоду из старой системы, продолжат упорно бороться за сохранение своих привилегий.

Конференция

Создание стабильного и процветающего государства требует неуклонного лидерства Киева с постоянной поддержкой международного сообщества. Поэтому так важна Конференция о реформах на Украине, которая намечена на 6 июля в Лондоне. Наша общая цель — позволить Великобритании способствовать укреплению внешней поддержки в обмен на ускорение прогресса реформ. В этой конференции должны принять участие международное сообщество и украинские лидеры, выступающие в поддержку плана правительственных реформ с текущего момента до 2020 года.

Аннексия Крыма

Великобритания — один из важнейших союзников Украины. Мы делаем все возможное, чтобы осуществить реформы, побороть коррупцию, сформировать украинские вооруженные силы благодаря миссии Operation Orbital. Перед нами стоят несколько основополагающих вопросов. Безопасность любой нации зависит от ключевого принципа, в рамках которого ни одна страна не может завоевывать территории или при помощи силы менять свои границы. Незаконная попытка России аннексировать Крым, а также развертывание вооруженных сил и тяжелого вооружения в Донбасском регионе на востоке Украины нарушают первое правило международного порядка.

Огромный потенциал

На сегодня украинский конфликт унес 10 тысяч жизней, в нем было почти 24 тысячи раненых, из-за него свыше 2 миллионов человек были вынуждены покинуть собственный дом. Агрессия России в отношении Украины представляет собой угрозу для безопасности всей Европы. Занимаясь осуществлением плана реформ, мы видим силу некоторых основополагающих истин. Украина с ее 44 миллионами жителей и богатыми природными ресурсами — это страна с огромным потенциалом. Нет никаких причин, чтобы ее граждане не имели возможности пользоваться тем же богатством и теми же возможностями, что и их европейские соседи. Мы должны сохранять единство в борьбе за достижение этой цели.

Конференция о реформах на Украине выражает солидарность, целеустремленность и участие, направленные на сохранение вектора развития и реформ.

Борис Джонсон (Boris Johnson), министр иностранных дел Великобритании, и Павло Климкин, министр иностранных дел Украины.

Великобритания. Украина > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 13 июля 2017 > № 2242745


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 13 июля 2017 > № 2242744 Дональд Трамп

Путин предпочел бы Хиллари

Президент Дональд Трамп в Белом доме дал интервью основателю CBN Пэту Робертсону.

Пэт Робертсон: Чего, по-вашему, он хочет? Какую игру он ведет?

CBN, США

Дональд Трамп: Он хочет того, что хорошо для России. А я хочу того, что хорошо для Соединенных Штатов. И, думаю, в таких случаях, как Сирия, где мы можем достичь соглашения, прекращения огня, и в других вопросах — а таких вопросов было много — прийти к согласию было бы очень хорошо. Но Путин всегда будет хотеть того, что хорошо для России, а Трамп будет хотеть того, что хорошо для Соединенных Штатов. Вот так обстоят дела. И иногда поладить не удастся, а иногда это получится. Но у нас была прекрасная встреча, встреча была личная — лицом к лицу. Она была продолжительной и длилась два часа и 15 минут, и некоторые были удивлены, что так долго. Но в этом нет ничего плохого, это хорошо. Да, и я считаю, что мы нашли общий язык, и это хорошо. В этом нет ничего плохого. Люди говорили: «Вот, они не поладят». Что это за люди, которые это говорят? Мы очень даже поладили друг с другом. Все было очень хорошо. Мы — очень мощная ядерная держава. И они — тоже. И нелогично, нелепо не иметь каких-то отношений.

Это такой вопрос, об этом даже говорить не хочется. Но я повторяю, мы — самая сильная стране в мире, и мы будем еще сильнее. Потому, что я большой сторонник сильной армии, я выступаю за сильную армию.

Приведу пример: если бы победила Хиллари, наша армия была бы уничтожена. Наша электроэнергия стала бы намного дороже. Вот этим я Путину и не нравлюсь. Поэтому я говорю: «С какой стати я должен ему нравиться?» Потому что с самого первого дня я хочу укрепить нашу армию — а ему этого не надо. Потому что с самого начала я хочу развивать добычу сланцевого газа и делать все, чтобы снизить цены на энергоносители и создать мощную энергетику. Мы будем независимыми, и мы уже почти независимы, мы будем экспортировать энергоносители — а ему этого не надо. Он предпочел бы Хиллари — она поставила бы ветряные мельницы. Ему бы это понравилось больше, потому что повысились бы цены на энергоносители, а Россия, как вы знаете, очень от них зависит.

Так что я делаю очень много такого, что абсолютно противоположно тому, чего хотелось бы ему. Поэтому когда я слышу, что он предпочел бы Трампа, я думаю, что это, вероятно, не так. Потому, что я хочу сделать нашу армию сильнее — а она (Хиллари) не стала бы выделять деньги на армию, вы это знаете. Я хочу создать мощную энергетику — мы развиваем добычу угля, природного газа, осваиваем технологию добычи сланцевого газа — делаем все то, что ему очень не понравится. Но никто об этом никогда не говорит.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 13 июля 2017 > № 2242744 Дональд Трамп


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 13 июля 2017 > № 2242704

Действительно ли 17 разведывательных агентств пришли к консенсусу в вопросе вмешательства России?

Скотт Риттер (Scott Ritter), The American Conservative, США

Январский доклад разведывательных агентств США послужил основанием для серии слушаний в Конгрессе, посвященных вопросу вмешательства России в американские выборы 2016 года, и очень скоро приобрел почти канонический характер, который препятствует критическому отношению к его авторам и их выводам. Однако существует одна серьезная проблема: эти предположительно окончательные и однозначные выводы на самом деле не являются таковыми.

6 января аппарат директора Национальной разведки США опубликовал доклад под названием «Оценки деятельности и намерений России на американских выборах» (Assessing Russian Activities and Intentions in Recent U.S. Elections). Этот документ был назван «рассекреченной частью совершенно секретного доклада», в которой содержатся «выводы, идентичные выводам, приведенным в совершенно секретном докладе». Было заявлено, что этот доклад «включает оценки и суждения, составленные и скоординированные Центральным разведывательным управлением (ЦРУ), Федеральным бюро расследований (ФБР), Агентством национальной безопасности (АНБ), и опирается на информацию, собранную и обработанную этими агентствами».

Доклад Национальной разведки, как и национальные разведывательные сводки, должны отражать взвешенное мнение американского разведывательного сообщества. Такие документы, как доклад о вмешательстве России, входят к компетенцию исключительно Национального совета по разведке, чья миссия заключается в том, чтобы служить «организатором сотрудничества внутри разведывательного сообщества» посредством работы офицеров национальной разведки, то есть экспертов разведывательного сообщества в различных областях, в том числе таких, как Россия и кибератаки.

Хотя этот доклад был опубликован с одобрения Национального совета по разведке, он не имел на своем титульном листе пометки «This is an IC-Coordinated Assessment», которая практически всегда сопровождает документы Национального совета по разведке. Более того, на документе не был указан идентификационный номер, который обозначает, под чьим руководством был составлен этот доклад по России. (Обычно на таких документах указывается имя офицера национальной разведки или ведомства, ответственного за их составление.)

Проще говоря, доклад по России не является продуктом совместной работы, поскольку инструмент координации — Национальный совет по разведке — не принимал непосредственного участия в его составлении, и ни один офицер национальной разведки не руководил процессом его подготовки. Более того, нельзя также сказать, что доклад по России стал продуктом совместной работы ЦРУ, АНБ и ФБР: хотя аналитики этих ведомств и принимали участие в его подготовке, они входили в состав отдельной секретной рабочей группы, действующей под прямым руководством директора ЦРУ, то есть не в рамках своих агентств или управлений.

Таким образом, подобное сознательное искажение сведений об авторах доклада по России бросает тень на достоверность приведенного в документе анализа и материалов, на которых основаны содержащиеся в нем выводы. Это становится еще более очевидным, если рассмотреть этот доклад в рамках того, как именно должен выглядеть процесс скоординированного проведения оценки («IC-coordinated assessment»), и в рамках более широкого контекста, включающего в себя те ошибки, которые разведка допустила в поисках иракского оружия массового поражения, и те уроки, которые она извлекла из того опыта. Однако в случае с докладом по России ни один из тех уроков не был принят во внимание.

Самый секретный источник

Летом 2015 года американское разведывательное сообщество занялось сбором информации, указывающей на то, что некие иностранные субъекты, предположительно, россияне, проводили серию хакерских атак, направленных против правительственных и гражданских систем в США. Первые сообщения об этом кибервторжении поступили от Штаба правительственной связи — британского разведывательного агентства, занимающегося мониторингом коммуникаций и сигналов, представляющих интерес для разведки. Этот штаб зафиксировал всплеск «фишинговых атак», направленных против множества американских организаций, и сообщил об этом АНБ по существующим каналам связи.

Одной из жертв тех фишинговых атак стал национальный комитет Демократической партии.

Вредоносная программа, посредством которой осуществлялись эти атаки, очень напоминала те вирусы, которые ранее применялись российскими хакерами, связанными, по мнению экспертов в области кибербезопасности, с российской Федеральной службой безопасности. АНБ и ФБР начали активно следить за этой волной атак, сообщая организациям-жертвам, в том числе национальному комитету Демократической партии, о том, что их системы были скомпрометированы.

Помимо этих фишинговых атак, как сообщил национальный комитет Демократической партии, его эксперты зафиксировали еще одну попытку взлома его серверов в апреле 2016 года. Тогда комитет пригласил экспертов частной компании Crowdstrike, чтобы они разобрались в этом деле, несмотря на то, что в тот момент они активно обсуждали с ФБР детали более ранних атак. Эксперты Crowdstrike заявили, что они обнаружили следы другой хакерской атаки, за которой, по их мнению, стояло российское Главное разведывательное управление. Как ни странно, национальный комитет Демократической партии не предпринял попыток обсудить свои выводы с экспертами из ФБР или передать свои серверы ФБР для изучения, а вместо этого обратился к изданию Washington Post, которое 22 июня 2016 года опубликовало выводы экспертов компании Crowdstrike, возложивших ответственность за кибервторжение на российские разведывательные службы.

Выводы о российских истоках хакерских атак, на которых настаивали эксперты Crowdstrike и которые были опубликованы в Washington Post, приобрели особую политическую значимость внутри США, когда в июле 2016 года, накануне Национальной демократической конвенции, где Хиллари Клинтон должны были объявить кандидатом от Демократической партии на президентских выборах, на сайте Wikileaks появились электронные письма, украденные с серверов национального комитета Демократической партии, которые в конечном итоге нанесли удар по предвыборной кампании Клинтон. Несмотря на заявления основателя этого сайта Джулиана Ассанжа (Julian Assange), что эти письма были переданы им не россиянами, предвыборный штаб Клинтон немедленно заявил об обратном, подчеркнув, что публикация электронных писем на сайте Wikileaks стала частью российской кампании, направленной против Хиллари Клинтон.

Как сообщало издание Washington Post, примерно в этот период времени директор ЦРУ Джон Бреннан (John Brennan) получил доступ к чрезвычайно секретному докладу, составленному разведывательными службами иностранного государства. Эти службы заявляли о том, что им удалось проникнуть в системы ближайшего окружения российского руководства настолько глубоко, что они могут процитировать слова президента России Владимира Путина, произнесенные в тот момент, когда он озвучивал цели России на выборах в США в 2016 году: добиться поражения Хиллари Клинтон и способствовать избранию ее республиканского соперника, Дональда Трампа. В начале августа об этом докладе сообщили президенту Бараку Обаме и нескольким его советникам, которым было приказано не распространять эту информацию.

Скандальный характер этого доклада — в смысле его источников и содержания — послужил толчком для расследования вмешательства России в американский избирательный процесс, которым занялось разведывательное сообщество США. Проблема заключалась в том, что этим расследованием занялось не разведывательное сообщество как таковое, а скорее (как сообщило издание Washington Post) рабочая группа, куда вошли «несколько десятков аналитиков из ЦРУ, АНБ и ФБР», специально отобранных директором ЦРУ. Эта группа работала на территории штаб-квартиры ЦРУ, и «ее деятельность была скрыта от остального разведывательного сообщества».

Таким образом, была создана закрытая группа аналитиков, которые работали в полной изоляции от остального разведывательного сообщества США. Исходное положение их работы — что Владимир Путин лично руководил вмешательством России в президентские выборы в США, чтобы склонить чашу весов в пользу Дональда Трампа — никогда не подвергалось сомнению, несмотря на то, что его источником был всего один доклад, полученный от разведывательного агентства иностранного государства. Президент Обама поручил американскому разведывательному сообществу провести всестороннее расследование вмешательства России в выборы. В результате эксперты разведки начали повторно анализировать прежние доклады, основанные на предпосылке о непосредственной причастности Путина, что в конечном итоге сформировало крайне тревожную картину масштабной российской кампании, направленной на подрыв основ избирательного процесса в США.

Эти новые отчеты регулярно передавались избранным членам Конгресса (главам комитетов палат по делам разведки и партийным лидерам) начиная с сентября 2016 года. Практически сразу после этого члены Демократической партии начали требовать, чтобы президент публично призвал Путина и Россию к ответственности за вмешательство в выборы. Интенсивность этих требований усилилась после президентских выборов, состоявшихся в ноябре 2016 года, на которых Дональд Трамп одержал победу над Хиллари Клинтон. Разведданные, собранные после выборов — если рассматривать их в свете предпосылки о том, что Путин и Россия постарались добиться избрания Трампа — на первый взгляд подтверждали наихудшие подозрения экспертов разведки и их клиентов в Конгрессе (в частности демократов).

Интенсивность призывов опубликовать материалы и выводы разведки, подтверждающие вмешательство России в американские выборы, продолжала расти вплоть до того момента, когда 9 декабря 2016 года президент Обама поручил американскому разведывательному сообществу подготовить секретный доклад о вмешательстве России.

Этот доклад был подготовлен к 29 декабря, и в тот же день президент с ним ознакомился. Рабочая группа Бреннана провела львиную долю аналитической работы, которая окончательно закрепила исходное положение о вмешательстве России, взятое из доклада разведывательных служб иностранного государства, который и послужил основой для инициации всего этого процесса в начале августа. Президент Обама выслал из США 35 российских дипломатов и закрыл два российских дипломатических комплекса, которые, по мнению экспертов ФБР, использовались для ведения слежки за американцами. Обама также ввел новые санкции против российских физических и юридических лиц, в том числе тех, кто был связан с российской разведкой, в ответ на вмешательство России в американский избирательный процесс, о котором подробно сообщалось в докладе разведывательного сообщества.

Не стоит забывать о «Крученом мяче»

В любом содержательном обсуждении аналитических процессов, задействованных в составлении доклада по России, необходимо принимать во внимание один чрезвычайно важный факт, о котором часто забывают, а именно доклад под названием «Иракская программа по созданию оружия массового поражения», составленный в 2002 году. Этот доклад войдет в историю как воплощение одного из величайших провалов американской разведки в истории. Комиссия разведки США по оружию массового поражения, созданная в соответствии с президентским указом 2004 года для расследования причин этого провала, пришла к беспощадному выводу: «Мы установили, что почти все выводы касательно оружия массового поражения, сделанные до начала войны, были в корне ошибочными. Это стало серьезным провалом разведки». Проблема заключалась не только в ошибочности выводов. Как говорилось в докладе комиссии, «были допущены серьезные недочеты в том, как эти выводы были сделаны и доведены до сведения политического руководства». Коротко говоря, весь процесс составления доклада по оружию массового поражения в Ираке был совершенно несостоятельным.

После терактов 11 сентября, в 2004 году Конгресс санкционировал создание аппарата директора Национальной разведки в попытке обеспечить беспрепятственный обмен информацией между различными агентствами, составляющими американское разведывательное сообщество, чтобы в дальнейшем не допустить таких промахов разведки, как те, которые помешали заранее узнать и предотвратить теракты 11 сентября. Хотя этот аппарат был создан уже после публикации доклада об оружии массового поражения в Ираке и хотя в основе его создания лежали причины, непосредственным образом связанные с терактами 11 сентября, а вовсе не Ирак, Комиссия по силам и средствам разведки полагала, что это было шагом в правильном направлении, то есть в направлении устранения ряда системных недостатков, приведших к провалу в Ираке. Более того, эта комиссия предложила список рекомендаций касательно организации американского разведывательного сообщества, выполнение которых должно было предотвратить такие провалы, как провал в Ираке.

Одна из тех рекомендаций предполагала создание должности «руководителя миссии», который должен был «следить за тем, чтобы аналитическое сообщество адекватным образом реагировало на ключевые потребности в высокоприоритетных вопросах». Один из способов, посредством которых руководители миссий должны были достичь этой цели, заключался в стимулировании «конкурентного анализа», который должен гарантировать, что «в окончательных докладах разведки будут находить отражение все данные и конкурирующие точки зрения аналитиков из всех агентств разведывательного сообщества». Таким образом, полагала комиссия, руководители миссий смогут «предотвратить факты так называемого шаблонного или группового мышления среди аналитиков».

Комиссия предложила некоторые другие рекомендации. В частности она также рекомендовала директору Национальной разведки настаивать на обязательном требовании проведения альтернативного анализа и разработке альтернативных гипотез в ответ на более формальные выводы. Таким образом, директор Национальной разведки сможет гарантировать, что в будущем разведка больше не допустит таких ошибок, как та, которую она допустила в Ираке, сочтя, что Саддам Хусейн не избавился от всех своих запасов оружия массового поражения.

Большинство этих рекомендаций были одобрены президентом Бушем и были взяты на вооружение аппаратом директора Национальной разведки. Главы Национального центра контрразведки, Национального центра противодействия распространению оружия массового уничтожения и Национального центра контрразведки и безопасности превратились в действующих руководителей национальной разведки, а офицеры национальной разведки, работавшие под эгидой Национального совета по разведке, стали региональными руководителями национальной разведки. В 2011 году был создана новая должность офицера национальной разведки по кибербезопасности, а в 2015 году был создан новый Центр интеграции разведданных о киберугрозах.

ЦРУ последовало этому примеру, начав реализацию программы, в соответствии с которой были упразднены мощные региональные отделения, доминировавшие в этом агентстве с момента его основания в 1947 году, а на их месте были созданы новые «центры управления миссиями» во главе с «руководителями миссий», которыми становились самые опытные высокопоставленные офицеры ЦРУ. Сейчас не существует «центра управления миссиями в киберпространстве» как такового. Вместо него в 2015 году ЦРУ создало Директорат цифровых инноваций, офицеры которого поддерживают работу существующих функциональных и региональных центров.

ЦРУ получило разрешение на внедрение процессов альтернативного анализа в свою работу после терактов 11 сентября. Вместо того чтобы скопировать этот процесс, директор Национальной разведки в 2015 году опубликовал новые аналитические стандарты, которые требовали включения «анализа альтернатив» — системной оценки различных гипотез, позволяющих объяснить те или иные явления — во все аналитические продукты.

Все эти новые механизмы действовали в момент «фишинговых атак», зафиксированных Центром правительственной связи Великобритании летом 2015 года, в период, когда летом 2016 года были похищены электронные письма, хранившиеся на серверах национального комитета Демократической партии, и когда Бреннан получил доклад разведки иностранного государства, в котором говорилось о непосредственной причастности президента России Владимира Путина к вмешательству России в президентские выборы 2016 года. Тем не менее, ни один из этих «усвоенных уроков» не был принят во внимание и не был использован в процессе составления доклада по России.

Принятое в самом начале процесса решение Бреннана о создании специальной рабочей группы, изолированной от остального разведывательного сообщества, способствовало тому, что любой конечный продукт этой рабочей группы не мог быть основан на коллективных аналитических ресурсах, доступных всему национальному разведывательному сообществу, и не мог считаться отражением взвешенного мнения всего разведывательного сообщества. Проще говоря, доклад по России не был основан на тесном взаимодействии всех представителей разведывательного сообщества, которое лежит в основе авторитетности подобных докладов.

Чрезмерная зависимость от одного единственного источника в иностранной разведке привела к тому, что Бреннан и его рабочая группа совершили ту же самую ошибку, которую совершило разведывательное сообщество накануне начала войны в Ираке, когда оно выстроило все свои выводы на основании недостоверных данных, полученных от одного источника в иностранной разведке, известного как «Крученый мяч». Нам почти ничего не известно о характере секретного источника информации, которую Бреннан использовал для подтверждения обвинений в адрес России. Можно предположить, что это могли быть разведывательные службы Эстонии, которым не раз удавалось проникать в системы российских правительственных организаций и которые испытывают глубокую неприязнь по отношению к России, что должно настораживать тех, кто пытается манипулировать политикой Америки по отношению к России так же, как оппозиционные деятели Ирака (на ум приходит Ахмад Чалаби (Ahmed Chalabi)) пытались манипулировать политикой Америки по отношению к Ираку.

Тот подход, которому следовала рабочая группа Бреннана в процессе анализа действий России и ее президента, очень напоминает те аналитические шоры, которые помешали разведывательному сообществу США объективно оценить цели и намерения Саддама Хусейна и его ближайшего окружения, когда речь зашла об оружии массового поражения. В докладе по России говорится, что «многие ключевые суждения в данном докладе опираются на многочисленные сведения из разнообразных источников и совпадают с нашим представлением о действиях России». Это высказывание является главным признаком тенденции к «групповому мышлению». Более того, если вспомнить о том, что большая часть этих «многочисленных сведений» были постфактум подогнаны под исходное положение, почерпнутое из одного единственного источника в разведке иностранного государства, это заявление вообще теряет весь свой смысл.

Проблема заключается также и том, что американское разведывательное сообщество довольно плохо разбирается в особенностях процесса принятия решений российским президентом и плохо понимает особенности личности Владимира Путина. В прошлом американское разведывательное сообщество неуклонно руководствовалось давно сложившимся пониманием того, как Саддам Хусейн должен мыслить и принимать решения, поэтому оно попросту не сумело осознать тот факт, что летом 1991 года он мог приказать уничтожить все свои запасы оружия массового поражения и что он говорил правду, заявляя впоследствии, что в Ираке больше не осталось оружия массового поражения.

Президент Путин неоднократно публично заявлял о том, что Россия не вмешивалась в президентские выборы в США. Однако те, кто ссылается на выводы доклада разведки по России, называя их неопровержимыми доказательствами, полностью отвергают опровержения Путина. Тем не менее, нигде в этом докладе по России нет ни единого свидетельства того, что эксперты, подготовившие его, провели нечто, хотя бы отдаленно напоминающее «анализ альтернативных гипотез», который, согласно решению директора Национальной разведки, является обязательным компонентом любого подобного аналитического процесса. В нем также нет ни единого свидетельства попыток провести оценку противоречащих здравому смыслу гипотез, на которой настаивает ЦРУ — вроде гипотезы о том, что президент Путин может говорить правду.

На протяжении всей истории своего существования Национальный совет по разведке имел дело с такими источниками информации, чья секретность намного превышала степень секретности источника Бреннана в разведке иностранного государства. В этом совете есть два эксперта, которые могли бы заниматься таким проектом, как подготовка доклада по России, а именно офицер национальной разведки по вопросам кибербезопасности и руководитель миссии Центра миссий в России и Евразии. Если руководствоваться логикой, их обоих нужно было привлечь к выполнению этой задачи, учитывая то, что в данном случае речь шла о кибервторжении и о намерениях России.

Отговорка, что источник Бреннана был слишком секретным, чтобы его личность можно было раскрыть этим двум экспертам и аналитикам, находившимся в их подчинении, просто абсурдна: оба эти эксперта имеют право доступа к самым секретным данным разведки, и, более того, они обязаны следить за реализацией таких проектов, как расследование вмешательства России в американский избирательный процесс.

Президента Трампа много раз критиковали за то, что он с излишним пренебрежением относится к американскому разведывательному сообществу и что он неоднократно упоминал о провале американской разведки в случае с иракским оружием массового уничтожения в попытке преуменьшить значение докладов разведывательного сообщества, включая доклад о вмешательстве России в президентские выборы 2016 года. Более того президент выступил с очередными своими комментариями, находясь на территории иностранного государства (Польши), накануне первой личной встречи с президентом Путиным, которая прошла на полях саммита Большой двадцатки в Гамбурге и на которой одной из тем повестки стала тема вмешательства России.

Если отвлечься от рассуждений о разумном выборе места и времени для публикации подобных комментариев, содержание заявлений президента кажется вполне здравым. Комментируя консенсус американского разведывательного сообщества касательно выводов, содержащихся в докладе о вмешательстве России, президент Трампа отметил: «Я слышал, что было 17 агентств [которые достигли консенсуса в вопросе вмешательства России]… На самом деле их было три или четыре. Никак не 17».

Трамп продолжил: «На самом деле никто ничего не знает. Никто точно не знает… Я помню, как я сидел и слушал про Ирак — оружие массового поражения — как все на 100% были уверены в том, что в Ираке есть оружие массового поражения. И что было дальше? Это привело к гигантской катастрофе. Они ошиблись».

И в обоих случаях президент оказался прав.

Скотт Риттер — бывший офицер разведки морской пехоты, который работал в Советском Союзе над реализацией соглашений по контролю над вооружениями, работал в Персидском заливе в период проведения операции «Буря в пустыне» и в Ираке, где он следил за обезвреживанием оружия массового поражения.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 13 июля 2017 > № 2242704


Россия. УФО > Внешэкономсвязи, политика. Нефть, газ, уголь > inosmi.ru, 13 июля 2017 > № 2242703

Загадочная роль Путина в самом богатом нефтяном концерне России

Эдуард Штайнер (Eduard Steiner), Die Welt, Германия

Два с половиной месяца назад Владимир Путин получил письмо. Стоит отметить, что это было не просто письмо от кого-то. Нет, «Кто есть кто» российской экономики собрались и сочинили это письмо.

Нынешнее законодательство, жаловались подписавшие письмо, таково, что оно не делает никакого различия между мелкими акционерами и стратегическими инвесторами и дает обоим одинаковый доступ к информации о фирме. Поэтому, мол, фирмы в России плохо защищены от злоупотребления.

Если многие из подписавших руководствовались исключительно желанием инициировать принятие новых законов, которые бы больше помогали бизнесу, то в Сургутнефтегазе, руководитель которого Владимир Богданов также подписал это письмо, появилось также желание, чтобы вообще никто никогда не получал никакого доступа к важнейшей информации.

Этот человек хранит целый ряд тайн фирмы. Самая большая: как ему удалось накопить самые большие денежные резервы для одной российской фирмы — или одного нефтяного концерна мирового уровня? 34 миллиарда долларов (29,8 миллиардов евро) покоятся на счетах этой фирмы.

Сложная сеть из 23-х фирм

Но кому, собственно говоря, принадлежит третий по величине нефтяной концерн в стране? Эту тайну хранят уже десятилетиями. И в обозримом будущем в этом, пожалуй, ничего не изменится. Постоянно уверяют — даже на самых высоких постах — что большая часть долей находится у сотрудников и у главы концерна Богданова. Однако согласно фирменному отчету, Богданов и целый ряд пожилых господ из правления или наблюдательного совета владеют не более, чем 0,7% акций.

Истинная структура собственности скрыта под сложной сетью из 23-х фирм, финансовые инвестиции которых пропорционально превращаются в рыночную капитализацию Сургутнефтегаза, как выяснили несколько лет назад российские СМИ.

Богданов никогда этого не подтверждал. Но упорно держится слух, что окружение Путина и, возможно, даже он сам по-княжески обслуживаются этим самым концерном. Шесть лет назад один критик системы сообщал о том, будто Путин владеет ровно одной третью этой фирмы.

Это никогда не подтверждалось, но бросается в глаза то, что именно Сургутнефтегаз никогда не имел проблем с государственными учреждениями, в то время как у других концернов это стало уже обычным делом.

На этом фоне, конечно, очень интересно, что концерн, обеспечивающий 11% российской нефтедобычи и 7% всей российской переработки нефти, имеет так много денег.

Богданов, который стал руководителем этого концерна еще во времена перестройки в 1984 году и остался руководить после его приватизации в 1993 году (его договор недавно был продлен до 2021 года), хранит в пересчете почти 30 миллиардов евро просто на валютных счетах.

Однако из-за роста курса рубля в прошлом году у Сургутнефтегаза впервые за много лет были зафиксированы убытки в 104,8 миллиарда рублей (по актуальному обменному курсу 1, 52 миллиарда рублей), потому что упала стоимость позиций, которые держались в долларах, евро или фунтах.

Для сравнения: в 2015 году прибыль составила 761,6 миллиарда рублей. В целом считается: для Сургутнефтегаза с его более чем 114 тысячами сотрудников курс рубля имеет больше значения, чем цена на нефть.

Богданов, которому сейчас 66 лет и у которого, согласно списку Forbes, состояние — в 1,64 миллиардов долларов, и которого называют «сибирским отшельником», потому что он неохотно покидает западно-сибирский нефтяной город Сургут, считается очень экономным. И так эта фирма, несмотря на потери в прошлом году, остается верна традиции выплачивать дивиденды.

Никакого интереса к дополнительным покупкам

29 июня на собрании акционеров было решено выплатить дивиденды в размере 26,6 миллиарда рублей. Именно эта выплата всегда была причиной популярности привилегированной акции. Правда гарантии дивидендов уже отсутствуют.

То есть и в Сургутнефтегазе время не стоит на месте. Недоумение у наблюдателей вызывает только тот факт, что этот концерн не использует свои миллиардные резервы на дополнительные покупки.

Так, в прошлом году было много спекуляций на тему, не будет ли участвовать Сургутнефтегаз со своей огромной финансовой подушкой в частичной приватизации лидера отрасли Роснефти или в получении более мелкого конкурента Башнефти.

Из-за падения цены на нефть государству срочно требовались деньги, а Богданов считался по отношению к Кремлю абсолютно лояльным. Менеджер отмахнулся — вероятно, с согласия Путина — и тем самым остался верен своей стратегии: почти ничего не приобретать и вместо этого удовлетворяться развитием собственных месторождений.

В течение многих лет стабильная добыча

В своем основном бизнесе Богданов может указать на то, что у него самый высокий в стране коэффициент нефтеотдачи (oil recovery factor).

На отдельных месторождениях этот коэффициент нефтеотдачи может достигать 0,58 до 0,68, в то время как в среднем по стране он не превышает 0,27, как объяснил полтора года назад Кирилл Молодцов, заместитель министра энергетики.

Конечно, и у Сургетнефтегаза есть проблемы. Если говорить конкретно, то эта фирма, как и ее конкуренты, стоит перед проблемой, что месторождения в Западной Сибири истощаются.

И что заново открытые резервы на 30% нерентабельны, как сказал главный геолог этого концерна Вячеслав Чирков: в целом, все вновь открытые залежи труднодоступны и не могут быть освоены без новых технологий.

Никакой критики от Путина

Поэтому в течение многих лет добыча Сургутнефтегаза держится на стабильном уровне в 61 миллион тонн в год. По словам Богданова, это не должно измениться в среднесрочной перспективе. В ближайшие пять лет планируется ввести в строй 19 новых месторождений на западе и на востоке Сибири, сказал год назад Богданов.

Но это не означает, что добыча будет повышаться. Концерн нацелен на дальнейшее повышение коэффициента нефтеотдачи (oil recovery factor) и на более рациональное использование залежей.

Так что самый богатый концерн России, вероятно, не склонен к экспансии. Считается, что они вполне довольны ценой на нефть и в 50 долларов за баррель. Лучше стабильность, чем большие авантюры, говорит себе Богданов. Путин, обычно довольно резкий в обращении с капитанами российской экономики, его за это никогда не критиковал.

Россия. УФО > Внешэкономсвязи, политика. Нефть, газ, уголь > inosmi.ru, 13 июля 2017 > № 2242703


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 13 июля 2017 > № 2242688

В кольце врагов: в США готовят новые санкции против России и импичмент Дональду Трампу

Редакция Forbes

Трамп обвиняется в «нарушении присяги на верность конституции» и нарушении обязательства обеспечивать выполнение законов. За всю историю страны процедура импичмента главы государства была инициирована в США только трижды

Американские конгрессмены-демократы Брэд Шерман и Эл Грин выдвинули инициативу импичмента президенту США Дональду Трампу за создание препятствий правосудию в ходе расследования приписываемых ему и членам его предвыборной кампании связей с Россией. Соответствующее заявление распространил Шерман.

«Я рад, что конгрессмен Эл Грин присоединился ко мне, чтобы представить статьи об импичменте Дональду Трампу. Теперь мы будем пытаться заставить юридический комитет Палаты представителей Конгресса США провести слушания по поводу создания препятствий правосудию и российского вмешательства в наши выборы», — сказал он.

«Недавно распространенная информация о Трампе дает основания полагать, что кампания Трампа стремилась получить поддержку от России. Сейчас все выглядит так, будто президенту есть что скрывать, учитывая то, как он пытался свернуть расследование в отношении (своего бывшего помощника по национальной безопасности) Майкла Флинна и более широкое расследование, касающееся РФ. Убежден, что его беседы с бывшим директором ФБР Джеймсом Коми и его последующее увольнение представляют собой создание помех правосудию», — утверждает конгрессмен.

«Представление cтатей об импичменте будет иметь два возможных исхода. Во-первых, я рассчитываю, что это вдохновит на «вмешательство» в Белый дом. Если импичмент — это реальность, если там увидят статьи, то, возможно, мы увидим, как некомпетентность заменят заботой. Вероятно, неконтролируемые импульсы превратятся в контролируемые, а угроза, с которой сталкивается наш народ, будет смягчена», — считает Шерман.

«Во-вторых, что более вероятно, выдвижение cтатей об импичменте станет первым шагом на очень долгом пути. Если импульсивная некомпетентность продолжится, тогда спустя долгие-долгие месяцы республиканцы присоединятся к попыткам вынести импичмент», — говорит демократ.

Помимо заявления, Шерман опубликовал и сам текст документа, который он озаглавил как «Статьи об импичменте». В этой резолюции говорится, что «Дональду Трампу, президенту Соединенных Штатов, выносится импичмент за особо тяжкие преступления и поступки». В резолюции Трамп обвиняется в «нарушении присяги на верность конституции» и «нарушении конституционного обязательства обеспечивать выполнение законов».

Вместе с тем вероятность того, что выдвинутая демократами инициатива будет утверждена Палатой представителей крайне мала, поскольку в настоящее время большинством располагают республиканцы.

Новые антироссийские санкции

Представители демократического меньшинства в Палате представителей Конгресса США предложили собственный вариант законопроекта о новых санкциях против России, который в основном повторяет положения аналогичного документа, принятого ранее Сенатом. Внося собственный документ, демократы хотят усилить давление на республиканцев, в рядах которых существуют разногласия в отношении новых санкций, которые должны стать ответом на якобы имевшее место вмешательство Москвы в выборы США.

Сенатский вариант законопроекта «завис» в нижней палате в связи с возникшими процедурными вопросами, так как законы, влияющие на бюджетные доходы, должны, по существующим правилам, сначала рассматриваться Палатой представителей, а лишь затем Сенатом. Верхняя палата внесла необходимые изменения в документ, однако они вызвали возражения со стороны демократов.

Подробнее о санкциях в материале: Эффект бумеранга: санкции против России могут навредить американским энергетическим компаниям

Инициаторами внесения нового варианта законопроекта выступили лидер демократов в палате Нэнси Пелоси, ее заместитель Стени Хойер, заместитель председателя комитета по иностранным делам палаты Элиот Энгел. Накануне Хойер заявил, что демократы рассчитывают рассмотреть законопроект на текущей неделе.

Спикер палаты Пол Райан принципиально высказался в поддержку новых санкций, однако пока не ясно, проголосуют ли республиканцы в пользу нового варианта законопроекта. Если закон, предложенный демократами, будет принят, за него снова должен будет проголосовать и Сенат. Демократы между тем обвиняют республиканцев в затягивании принятия новых санкций.

Расследование связей с Москвой

Расследование в связи с означенными подозрениями ведут в стране не только сотрудники ФБР, но и спецкомитеты по разведке Сената и Палаты представителей Конгресса. Кроме того, в середине мая минюст США объявил о назначении бывшего директора ФБР Роберта Мюллера спецпрокурором для еще одного такого независимого разбирательства. Трамп и его ключевые помощники неоднократно отвергали подозрения в каких-либо неправомерных контактах с российскими официальными лицами в период прошлогодней предвыборной кампании. Москва множество раз опровергала выводы о попытках повлиять на ход президентских выборов в США.

Процедура импичмента

Импичмент предусматривает привлечение к ответственности федеральных служащих (в том числе президента США), обвиненных в «государственной измене, взяточничестве либо иных тяжких преступлениях и правонарушениях». «Исключительной прерогативой» формулировать и выдвигать обвинение располагает Палата представителей Конгресса, а судебные заседания проходят в Сенате (верхней палате) под председательством главного судьи Верховного суда США. Для решения об отстранении лица от занимаемого поста обвинение должно быть поддержано двумя третями голосов присутствующих сенаторов.

В США процедура импичмента главы государства была инициирована трижды. В 1868 году президента (1865-1869) Эндрю Джонсона обвинили в незаконной отставке военного министра, а Билла Клинтона, который руководил страной с 1992 по 2000 год, в 1998-1999 годах — в лжесвидетельстве и препятствии правосудию, однако оба главы государства были оправданы Сенатом. Ричард Никсон, занимавший пост лидера страны в 1969-1974 годах, подал в отставку еще до начала сенатских слушаний. Ему грозил импичмент в связи с громким политическим скандалом, получившим название «Уотергейт».

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 13 июля 2017 > № 2242688


Россия > Финансы, банки. Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 13 июля 2017 > № 2242685 Анатолий Юшин

Бегство должников: как не пасть жертвой чужого банкротства

Анатолий Юшин

управляющий партнер адвокатского бюро «Юшин и партнеры»

В производстве судов находится около 50 000 дел о несостоятельности компаний

За последние три года значительно возросло число банкротств компаний в России. По статистике судов в 2014-м году в производстве было 37800 дел по банкротству, а в 2015-м уже 49200. И хотя по итогу 2016 года число банкротств предприятий снизилось на 3%, число предприятий-банкротов остается значительным. Большинство компаний-банкротов стали таковыми в силу объективных причин: падения покупательского спроса на их товары/услуги, резкого снижения курса рубля, санкций и антисанкций.

Некоторые предприниматели увидели в сложившейся ситуации «окно возможностей» для избавления от токсичной, обремененной долгами компании или же просто законный способ не платить по долгам. Опыт показывает, что часто банкротство одной компании может запустить целую цепочку банкротств ее поставщиков и подрядчиков. В нашей практике была ситуация, когда строительная компания — генподрядчик по возведению крупного инфраструктурного проекта не получила от заказчика оплату по договору, что привело сначала к банкротству компании, а потом и к ряду банкротств среди субподрядчиков, работавших на объекте.

Как же обезопасить свой бизнес от подобных ситуаций и как постараться получить свои деньги, если ваш контрагент – банкрот? Распознать ситуацию на ранней стадии. В процедурах банкротства время играет первостепенное значение. Суть в том, что закон устанавливает право первому кредитору, подающему заявление о банкротстве компании-должника, предложить кандидатуру арбитражного управляющего. Если предложенная кандидатура отвечает формальным требованиям, предъявляемым к арбитражным управляющим (он не дисквалифицирован, состоит в СРО, его деятельность застрахована), то суд не может отклонить кандидатуру. Следовательно, именно у первого подавшего заявление о банкротстве кредитора есть возможность определить развитие событий как минимум на начальной стадии процедуры банкротства.

Практические выводы

Во-первых, если ваш контрагент вовремя не расплачивается, и сумма о которой идет речь представляется для вас значительной, необходимо как можно быстрее подавать на взыскание этих денег в арбитражный суд. По опыту знаю, что многие предприниматели предпочитают как можно дольше не прибегать к этой мере, считая, что таким образом они испортят отношения с контрагентом.

Мне кажется это совершенно неправильным, потому что в случае если ваш должник поведет себя добросовестно, вы всегда сможете заключить с ним мировое соглашение или отказаться от иска, а отсутствие «просуженного» долга значительно ухудшает ваши шансы в случае банкротства должника. На мой взгляд, в нынешней экономической ситуации следующим шагом после получения вступившего в законную силу решения арбитража может стать подача на банкротство вашего должника (если вы не банк, закон позволяет подавать на банкротство только в случае, если выплата по долгу просрочена более чем на три месяца и наличие долга подтверждено решением суда).

Этим убиваются нескольких «зайцев»: пропадает возможность для должника инициировать процедуру банкротства через «лояльных» кредиторов, закрепляется приоритет перед другими кредиторами (можно предложить кандидатуру «своего» управляющего). А в случае, если акционеры и руководство компании-должника не заинтересованы в ее банкротстве (например, у компании есть крупные госконтракты) они сразу найдут возможность заплатить вам долг с условием, что вы отзовете заявление о банкротстве.

Во-вторых, параллельно с судебными процессами вам необходимо поручить юристу вести мониторинг информации в отношении должника. В частности мониторить дела на сайте арбитражного суда и изменения статуса должника в ЕГРЮЛ на сайте nalog.ru. Это важно, т.к. через сайт арбитражного суда можно отследить как подачу заявления о банкротстве должника, так и общее количество дел о взыскании с должника денежных средств. Последнее позволит вам понять, насколько велика общая долговая нагрузка потенциального банкрота, а следовательно, каковы ваши шансы на получение денег.

Что же касается ЕГРЮЛ, это важно с точки зрения того, что как правило «управляемые» банкротства в интересах должника проводятся через упрощенную процедуру «банкротства ликвидируемого должника», когда заявление на банкротство подается в отношении компании, находящейся в стадии ликвидации. Поэтому если вы увидите, что в отношении должника начата процедура ликвидации, это должно послужить крайне тревожным сигналом.

Держать руку на пульсе

Что же делать, если должник, используя «лояльных» кредиторов или другие кредиторы все же смогли раньше вас подать заявление о банкротстве и ввести процедуру. Прежде всего не отчаиваться. За последнее время в законодательство о банкротстве было внесено значительное число изменений, направленных на защиту именно интересов кредиторов.

Главное контролировать ситуацию и все делать вовремя:

- подать требование в реестр кредиторов, не пропустив предусмотренные законом сроки. В противном случае вы будете включены как кредитор ,«имеющий право на удовлетворение своих требований после удовлетворения требований кредиторов, включенных в реестр». Обычно шанс такого кредитора на получение чего-либо в процедуре банкротства стремится к нулю. Также «зареестровые» кредиторы не голосуют на собрании кредиторов, а, следовательно, не могут влиять на принимаемые решения.

- обязательно участвовать во всех собраниях кредиторов, запрашивать отчеты и иную информацию от арбитражного управляющего. Владея ситуацией, вы сможете понимать, насколько велики ваши шансы на получение денег.

Также совместно с другими кредиторами вы можете принимать решения, позволяющие приблизить этот момент. Имея информацию о действиях арбитражного управляющего, вы сможете обжаловать эти действия, если будет понятно, что управляющий тем или иным образом нарушает ваши права. При этом следует учитывать, что арбитражные суды, разбирая любые споры юрлиц, обычно исходят из понятия «предпринимательского риска». Это означает, что если вы не участвовали, например, в собрании кредиторов, а потом пытаетесь оспорить его результаты в суде, с вероятностью в 99% суд вам откажет, указав, что вы имели возможность принять участие в собрании и повлиять на принятие решения.

Найти бенефициаров

Наибольшие шансы кредитору отстоять свои права и получить значительную часть долга, дают нормы закона о привлечении бенефициаров компании к субсидиарной ответственности по ее долгам. С 28 июня 2017 года вступили в силу изменения в законодательство, расширяющие возможности применения этого «оружия» против недобросовестных директоров и участников (акционеров) компаний-должников.

Закон говорит о том, что к субсидиарной ответственности может быть привлечено контролирующее должника лицо (см. ст.2 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)». То есть теперь потенциально к субсидиарной ответственности может быть привлечен не только директор или бывший директор предприятия-должника, но и любые иные лица, реально контролировавшие деятельность, например, представитель иностранной компании учредителя должника, действующий по т.н. «генеральной доверенности», как это обычно бывает в случае ведения деятельности через офшоры. Можно говорить о привлечении реального собственника и в случае, если компания зарегистрирована на его неработающего родственника: престарелого родителя или супругу.

На каких основаниях контролирующее компанию должника лицо может быть привлечено к субсидиарной ответственности? За последнее время законодатель расширил основания для привлечения директоров и других лиц к субсидиарной ответственности. Прежде всего это касается случаев, когда заявление подают налоговые органы.

Если же вы – обычный коммерческий кредитор, то согласно ст.10 закона о банкротстве, вы можете подавать заявление о привлечении этих лиц к субсидиарной ответственности в двух случаях:

1. Когда при наличии признаков банкротства компании, предусмотренных законом, директор, имеющий полномочия подать заявление в суд о признании компании банкротом, своевременно не сделал этого.

2. Если должник признан несостоятельным (банкротом) вследствие действий и (или) бездействия контролирующих должника лиц. Как видно, обе ситуации требуют сбора необходимых доказательств, подтверждающих вину контролирующих должника лиц. Это непросто и требует серьезной юридической проработки.

Упростить ситуацию могут явные ошибки, допущенные привлекаемыми лицами, например, несдача бухгалтерской отчетности компании. Кто имеет право подать заявление и какой механизм исполнения? Как уже говорилось ранее, заявление в арбитражный суд о привлечении к субсидиарной ответственности может подать как арбитражный управляющий, так и любой кредитор. В случае, если такое заявление будет удовлетворено, кредитор получит исполнительный лист и может забирать имущество и деньги бывшего директора или акционера компании-банкрота. При этом последний не сможет освободиться от уплаты долга, подав заявление о своем банкротстве как физлица.

Россия > Финансы, банки. Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 13 июля 2017 > № 2242685 Анатолий Юшин


Россия > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 13 июля 2017 > № 2240960 Андрей Перцев

Тоска по прагматике. Чем обернется уход Кремля от материального к духовному

Андрей Перцев

Тоска по прагматике может легко обернуться расцветом уже нового, оппозиционного популизма. Гражданам, уставшим от того, что на материальные проблемы власть отвечает духовно-сакральными решениями, захочется, чтобы им предложили все и сразу. В условиях нарастающего разочарования старой властью новым политикам будет совсем не сложно убедительно пообещать быстрые материальные улучшения

Духовные скрепы, сакральные места, традиционные ценности – все это давно считается главными приметами политического режима Владимира Путина. Однако в основе его массовой поддержки всегда были прагматичные установки граждан, которые им несколько лет назад было предложено забыть. На некоторое время отказ от этой прагматики и замена ее на нечто морально-сакральное повысили популярность власти. Но эффект был недолговечным: трудности, казавшиеся временными, никак не заканчиваются, и граждане начинают требовать от власти «реальных дел», а та их делать разучилась.

Подмена режима

Что бы ни говорил Владимир Путин, представители российской власти и пропагандисты о духовных скрепах, традиционных ценностях, сакральном и моральном, режим в стране всегда держался на прагматичных основах. Бывшего главу ФСБ, который быстро стал премьером и преемником, его пиарщики продавали как товар, очень нужный россиянам. Сначала Путин обещал навести порядок, а потом он и партия власти «Единая Россия» постоянно говорили о «реальных делах» в противовес красивым, но пустым словам оппозиционеров. То есть призывали людей выбирать прагматично.

У этого выбора появилось свое название – «путинская стабильность». Каждый россиянин легко мог объяснить, что это такое: рост пенсий и зарплат, возможность покупать новую бытовую технику, отдыхать за границей. Владимир Путин начинал как умеренный популист, и как умеренному популисту ему везло: совсем уж невыполнимых обещаний он не давал, а конъюнктура сырьевых цен позволяла хотя бы частично исполнять обещанное и, может быть, даже в чем-то превосходить ожидания.

Однако со временем выполнять практические, материальные обещания становилось все труднее, и режим постепенно переходил от прагматики к духовности. Владимира Путина стали все чаще называть «моральным лидером», «национальным лидером». Система сама себя начала заводить в ловушку: в путинской популярности всегда было важно материальное благополучие, которое, как считали граждане, им обеспечил президент. Но эта прагматика из отношений общества и государства постепенно вычеркивалась. Произошла подмена: фамилия «Путин», которая символизировала вполне материальное, стала для системы самоценностью. «Нет Путина – нет России», – заявил в прошлом году спикер Госдумы Вячеслав Володин.

Прагматичные отношения (а соответственно и требования) власти и общества в такой системе координат не нужны. Гражданам предложили новую модель: оказывается, они поддерживают президента бескорыстно и искренне, за некие выдающиеся личные качества. Какие-то материальные блага достаются им не в обмен на поддержку, а из милости. На эту точку зрения власть перешла в начале 2010-х: образ Владимира Путина как политика-прагматика стали заменять на образ «отца нации», защитника традиционных ценностей. Скорее всего, одной из причин перемены было то, что так начал ощущать себя сам президент. О «духовных скрепах» он говорил еще в 2012 году. Дальше в президентских речах появлялось все больше «традиционного», «сакрального», «духовного».

Вместо материальных благ россиянам предложили моральное довольствие – скрепы, Крым и Донбасс. Какое-то время это изменение общественного договора граждане принимали – началась эпоха «крымского консенсуса», время черно-белых тонов. В прагматике полутона очень важны, в этой системе координат всегда есть пространство для диалога и торга. В моральной политике возможно только взаимоисключающее деление «добро – зло», «свой – чужой», никаких уступок и торга в ней не предполагается.

Если нет реальных дел

Замена прагматики «сакрально-моральным» на какое-то время повысила популярность власти, но в стратегической перспективе начинала играть против нее. Для абсолютного большинства (или, если угодно, большинства путинского) моральный аспект может только приятно дополнять прагматический. Крымско-донбасский эксперимент шел по инерции предыдущих тучных лет: потерпим немного на старых запасах, а там все снова наладится.

Но трудности превратились в постоянный атрибут российской жизни. По результатам опроса «Ромира», доля граждан, которым приходится экономить на самых простых повседневных расходах, за последний год стремительно выросла и уже достигла серьезных, статистически значимых показателей: с 3% до 12% – тех, кто экономит на мобильной связи; с 3% до 11% – на транспорте. Усиливается запрос на изменение ситуации: по опросу РАН, доля граждан, ждущих от власти реформ, за два года выросла в полтора раза, 30% до 44%.

Настроения россиян по-прежнему патерналистские, но это прагматичный патернализм. Причем сами российские власти долго и кропотливо конструировали именно такую форму патернализма. По версии пропаганды, даже системная оппозиция типа «Справедливой России» и КПРФ выдавала несбыточные обещания, а вот власть за свои планы была всегда ответственна – обещала, так сбудется.

Кремль все меньше соответствует ожиданиям, которые сам сконструировал: кого мы хотим догнать, как вырастут зарплаты и пенсии, какая будет ставка по ипотеке? Нет ответа. И даже если он прозвучит, то аудитории будет не просто поверить в новые обещания. Последним большим прагматическим проектом власти были майские указы Путина, которые не были исполнены в том числе из-за Крыма и Донбасса. Люди нарушение этих обещаний почувствовали. Если Кремль единожды отказался от старого общественного договора ради призрачного сакрально-морального, то что мешает ему сделать это еще раз?

Кроме того, новые обещания от старой власти всегда воспринимаются с недоверием: а что мешало все это сделать раньше? Вернуться в прежнюю прагматичную колею в Кремле, кажется, не против, но старые умения оказались забыты. Владимир Путин берется за закрытие свалки в Балашихе и расселение барака в Ижевске. Он добивается выплаты задержанных зарплат на заводе в Нижнем Тагиле и лично следит за строительством атомного ледокола «Арктика», требуя найти виновных за отставание от графика. Но большой вопрос, идет ли все перечисленное на пользу имиджу президента. Обращение к «малым делам» наводит избирателя на мысли, что в стране все запущено до того, что без вмешательства президента невозможно разобраться даже со свалкой, а само вмешательство воспринимается как чудо, то есть бывает редко и повезет далеко не каждому.

Обратный переход

Перевод прагматичных отношений власти и общества в область морального, где нет никакого торга, уступок и полутонов, а есть лишь «свои – чужие», «хорошие – плохие», породил для власти еще одну проблему. Общество стало категорично в своих оценках: с одной стороны, тот, кого большинство признает хорошим (например, президент Путин), хорош во всем и ни в чем не ошибается. С другой стороны, эта абсолютизация легко оборачивается своей противоположностью. Когда эмоции остаются без прагматики, еще вчера идеальный человек может сегодня превратиться в главный источник зла: мелкие недочеты, которые прежде были незаметны или не важны, выйдут на первый план, а заслуги (или то, что ими считалось) забудутся.

Поэтому «хороший Путин», за хорошестью которого стоит прежде всего прагматичная стабильность, может резко превратиться в «плохого Путина», который не соответствует ожиданиям, а то и противоречит им. А вслед за этим обязательно начнутся поиски нового «хорошего». В морально-сакральной системе координат вопрос «если не Путин, то кто?» легко меняется на «кто угодно, лишь бы не он».

Как работает эта схема, хорошо показали губернаторские кампании 2015 года в Марий Эл и Амурской области. Там действующие врио глав регионов едва перебрались за 50%-ный барьер, с трудом избежав второго тура, хотя казалось, что любой намек на реальную конкуренцию был уничтожен еще до начала кампании. Неожиданно хорошие результаты показывали малоизвестные кандидаты от КПРФ и ЛДПР, которые раньше ни в чем похожем замечены не были. Наоборот, власть посчитала их совершенно безопасными, допустив до выборов, но оказалось, что люди готовы голосовать за любых альтернативных кандидатов, лишь бы они не были выдвиженцами администрации.

Переход от прагматичного к черно-белому восприятию политики только усилит недовольство властью. Президента явно тянет к морально-сакральному образу, а кремлевская администрация эту волю исполняет. Например, сейчас обсуждается, что кампания будет построена на трех понятиях: справедливость, уважение, доверие. На медиафоруме ОНФ Владимиру Путину явно нравилась роль отца народов – он ласково называл Сергея Кириенко Сережей и травил анекдоты. Власть явно не идет навстречу материальным запросам граждан, а мелкие шаги в этом направлении выглядят слабыми и неуверенными, неуместными сегодня новостями из прошлых эпох.

Такая тоска по прагматике может легко обернуться расцветом уже нового, оппозиционного популизма. Гражданам, уставшим от того, что на материальные проблемы власть отвечает духовно-сакральными решениями, захочется, чтобы им предложили все и сразу. В условиях нарастающего разочарования старой властью новым политикам будет совсем не сложно убедительно пообещать быстрые материальные улучшения: например, трехпроцентную ипотеку и минимальную зарплату 25 тысяч рублей, как это уже делает Навальный. Измученное сакрально-моральным дискурсом общество воспримет эти идеи на ура.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 13 июля 2017 > № 2240960 Андрей Перцев


Россия. Азербайджан > Внешэкономсвязи, политика. Образование, наука > rs.gov.ru, 12 июля 2017 > № 2243425 Валентин Денисов

Руководитель представительства Россотрудничества в Азербайджане В.Денисов о значении и будущем молодежного движения

Руководитель Россотрудничества в Азербайджане Валентин Денисов рассказал информационному агентству «Sputnik-Азербайджан» о значении молодежного фестивального движения

– Валентин, в октябре этого года в России, в городе Сочи, будет проходить ХIХ Всемирный фестиваль молодежи и студентов. Полным ходом идет подготовка к нему. Россотрудничество является одним из его организаторов. Расскажите, какая программа ожидает участников фестиваля?

– Уже продолжительное время в Москве работает организационный комитет фестиваля. Практически составлена его обширная программа. Идет формирование национальных делегаций. В большинстве стран, намеревающихся направить свои делегации, сформированы Национальные подготовительные комитеты. Все они тесно сотрудничают с Оргкомитетом. При проведении подобных мероприятий организаторы, как правило, многие свои задумки до конца держат в секрете. И предстоящий фестиваль в этом не исключение. Участников ожидает много ярких и интересных сюрпризов. Молодежное фестивальное движение, в связи с большими переменами в мире, тоже меняется, и становится более актуальным.

– На ваш взгляд, делегация из Азербайджанской Республики примет участие в этом фестивале?

– Я уверен, что будет. И, более того, она должна быть одной из многочисленных и ярких среди стран СНГ. Почему я так говорю? В последние годы в Азербайджане прошли масштабные спортивные и культурные мероприятия. Они выявили новые имена молодых спортсменов, представителей культуры. Очень много молодежи занимается наукой. Есть из кого выбирать. А счастливчикам, которые войдут в делегацию Азербайджана, есть что показать и о чем рассказать своим сверстникам из других стран. Да и ветеранов фестивального движения в Азербайджане немало. Я имею в виду делегатов из Азербайджана, участвовавших в ранее проходивших фестивалях в разных странах.

– Вы сами были участником XII Всемирного фестиваля молодежи и студентов, проходившего в 1985 году в Москве. Расскажите, как это было?

– 27 июля исполнится 32 года со дня его открытия. А как будто бы это было только вчера. Настолько ярко, эмоционально и незабываемо. Конечно, нужно понимать, что это был другой мир, другие люди и другие ценности. К сожалению, это осталось только в истории, которую очень многие хотят переписать и переиначить. Но есть факты. В том фестивале принимало участие 30 тысяч иностранцев из 157 стран мира. За восемь дней фестивальной программы прошли десятки самых различных мероприятий: шествия, концерты, спортивные соревнования, посещение различных учреждений и коллективов. Конечно, самые зрелищные – открытие и закрытие – состоялись на спортивной арене "Лужники". Детская программа прошла в Артеке.

Следует подчеркнуть, что многие зарубежные делегации после завершения фестиваля еще побывали в различных республиках и областях Советского Союза, где встречались со своими советскими сверстниками.

– А какой регион вы представляли на фестивале?

– В ту пору я был первым секретарем Ульяновского обкома комсомола и возглавлял делегацию этой области.

– А что было по завершении фестиваля?

– Конечно, на местах потом прошло немало молодежных мероприятий, где мы рассказывали об увиденном и услышанном на фестивале. Но на следующий день после закрытия фестиваля я в составе большой советской делегации отбыл в КНДР для участия в государственных мероприятиях по случаю юбилея этой страны. Кстати, нашу делегацию возглавлял первый заместитель Председателя Правительства СССР Гейдар Алиевич Алиев.

«Sputnik-Азербайджан»

Россия. Азербайджан > Внешэкономсвязи, политика. Образование, наука > rs.gov.ru, 12 июля 2017 > № 2243425 Валентин Денисов


США. СФО > Миграция, виза, туризм. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 июля 2017 > № 2241296

Американские домохозяйки, искавшие свободу в советской России

Джулия Микенберг (Julia Mickenberg), Aeon Magazine, Великобритания

Летом 1922 года детский библиотекарь Рут Эпперсон Кеннел (Ruth Epperson Kennell) уехала из Нью-Йорка в глухой уголок Сибири. Она отправилась туда вместе с мужем Фрэнком и еще 132 «первопроходцами». В Сибири они стали членами индустриальной колонии Кузбасс, как называли утопическую коммуну в угледобывающем городе Кемерово. Основал ее «Большой Билл» Хейвуд, ставший лидером организации «Индустриальные рабочие мира». В США он был обвинен в шпионаже, освобожден под залог на время подачи апелляции и бежал в советскую Россию. Хейвуд и сотни других иностранцев с энтузиазмом создавали индустриальные и сельскохозяйственные коммуны, стремясь помочь «новой России». Кеннел рассказывала, что кузбасские первопроходцы, воссоздавшие американские поселения дикого Запада и участвовавшие в промышленном развитии нового региона, строили не новую Атлантиду, а «новую Пенсильванию».

Подписав двухгодичный контракт с Обществом технической помощи советской России и отказавшись от удобств американского среднего класса, Кеннел приняла решение, которое в те времена было удивительно популярно. Статья пролетарского барда Майка Голда (Mike Gold) в радикальном издании Liberator под названием «Нужны первопроходцы для Сибири» (Wanted: Pioneers for Siberia) стала той искрой, которая направила жизнь Кеннелов в совершенно новое русло. Голд писал о прелестях массового исхода, участники которого стремились не только уехать из США: эти первопроходцы хотели принять участие в строительстве чего-то нового. В первую очередь это относилось к американским женщинам, которые в то время получили право голоса, но в остальном в их жизни ничто реально не изменилось. Апеллируя к «молодым интеллектуалам, которые не сбежали в уличные парижские кафе, чтобы смаковать там коктейли в знак благородного протеста против американского пуританства», Голд в своей статье убедил Кеннелов собрать пожитки и отправиться в Россию, оставив полуторагодовалого сына на попечение бабушки.

В первые годы в Россию добровольно ехали в основном мужчины, а не женщины. А те женщины, которые туда отправлялись, просто сопровождали своих мужей. Однако Кеннел поехала в эту страну не как иждивенка и домохозяйка, а как рабочая. В Кузбасс ее влекло то обстоятельство, что она сможет избежать, как говорил Ленин, монотонного домашнего труда и будет жить в коллективе.

Оказалось, что Кеннел также мечтала о свободе от буржуазной морали. Ее все больше привлекал инженер из Нью-Йорка, с которым она познакомилась в конторе колонии. Когда муж Рут уехал из-за спора между «Индустриальными рабочими мира» и коммунистами, она почувствовала облегчение, а не сожаление. Кеннел писала в популярном сатирическом журнале American Mercury: «Весной 1925 года распалось не одно супружеское партнерство, обычно по инициативе жен. В сибирской колонии женщины нашли ту свободу, о которой мечтали их души».

Кеннел была одной из сотен американских женщин, которые обратили свои взоры на революционную Россию, пытаясь найти новый образ жизни. Перед большевистской революцией суфражистки, работницы благотворительных учреждений, сторонницы тюремных реформ, разоблачительницы социальных язв и прочие «новые женщины», озабоченные проблемами социальной справедливости, вступили в ряды борцов за «русскую свободу». Многие считали исключительно важными свои усилия по освобождению «темной России». Царский режим они давно уже считали «мрачным двойником» США (у него была такая же «неустойчивая» граница и традиция крепостничества, отмененного почти в то же время, когда в Америке положили конец рабству). Он казался им олицетворением многовековой системы, в которой немногочисленные богачи жестоко эксплуатируют обездоленные массы. Лилиан Уолд (Lillian Wald) и другие работницы поселений с восхищением писали о «нежных» революционных женщинах в России, чья ненависть к несправедливости заставила их взять в руки оружие и выступить против власти. «Новые женщины» в США одобрительно относились к советским попыткам обобществить работу по дому за счет создания общественных прачечных, столовых и яслей. Они восхваляли новый идеал «товарищеской любви». А еще они положительно отзывались о законах, предоставивших женщинам право голоса, легализовавших аборты, упростивших процедуру развода и требовавших равной оплаты труда.

К концу 1920-х годов сотни «американских девушек» из числа работниц благотворительных организаций, журналисток, учителей, художниц и искательниц приключений «хлынули в красную столицу», чтобы стать свидетелями «новой жизни» и принять в ней активное участие. Прославленная танцовщица Айседора Дункан приехала в Москву в 1921 году, чтобы открыть танцевальную школу. Она очень хотела увидеть, есть ли «в мире страна, которая больше ценит душевное и физическое здоровье своих детей, чем торгашеский дух». Фотограф Маргарет Бурк-Уайт (Margaret Bourke-White) в 1930 году совершила свою первую поездку в Советский Союз, полная решимости запечатлеть промышленные успехи России. Она заявила: «В России происходит многое, причем происходит с головокружительной скоростью… Усилия 150 миллионов человек колоссальны и беспрецедентны в истории». А в 1932 году в Москву приехали 22 афроамериканки и афроамериканца, в том числе, знаменитые деятели Гарлемского ренессанса, такие как Дороти Уэст (Dorothy West) и Лэнгстон Хьюз (Langston Hughes), чтобы сыграть в фильме, показывающем «первую подлинную картину негритянской жизни (в Америке)». Картину так и не сняли, но большинство членов этой группы нашли в Советском Союзе много того, чем они искренне восхищались. Некоторые даже остались там жить.

Почему это восхищение революционной Россией, особенно среди женщин, было забыто? Отчасти ответ заключается в том, что для многих «советская мечта» превратилась в кошмар, в том числе для тех незадачливых американцев, которые пытались наладить там свою жизнь. Они с неоправданным оптимизмом (а иногда и просто случайно) отказывались от американского гражданства, а потом обнаруживали, что очутились в западне. Кого-то отправили в лагеря ГУЛАГа, кто-то умер, и почти все оставшиеся в России утратили тот идеализм, который привлек их туда. Многие прожили там несколько лет или месяцев, то есть, вполне достаточно, чтобы ощутить себя более чем туристами, но слишком мало, чтобы почувствовать, что их судьба связана с СССР. Во многих случаях эти люди считали возможным оправдывать насилие, репрессии и паранойю, полагая, что это временное и необходимое явление на пути строительства истинного социализма.

Но к концу 1930-х годов оправдывать все это было уже очень трудно, а когда началась холодная война, то и вообще невозможно. Сегодня «новая холодная война» стала той призмой, через которую мы можем взглянуть на русскую главу в истории американского феминизма. В политическом смысле история «американских девушек в красной России» не стала полезным прошлым для феминистского движения, которое всегда находилось в осаде. Кеннел сохранила верность Советскому Союзу вплоть до своей смерти в 1977 году; но это не является основанием для того, чтобы восхищаться ею. Вместе с тем, эта глава на самом деле полезна в том смысле, что она позволяет нам понять нечто новое о человеческих желаниях и ошибках, об упорно сохраняющемся неравенстве между мужчинами и женщинами, а также о вере в то, что лучший мир возможен.

Русская глава в истории американского феминизма напоминает нам, что борьба женщин за равновесие между материнством, домашними обязанностями и общественно полезным трудом, их стремление к самореализации и к равноправным романтическим отношениям, а также их надежды на построение более справедливого общества имеют долгую и богатую историю. Сегодня, когда политиков правого толка и бизнесменов в Россию влечет эгоистичная жажда наживы и ее грубая демонстрация силы, следует вспомнить, что в прежние времена эта страна привлекала людей совсем другими идеями и делами.

Джулия Микенберг — доцент Техасского университета в Остине, занимающаяся американскими исследованиями. Ее новая книга называется «Американские девушки в красной России: погоня за советской мечтой» (American Girls in Red Russia: Chasing the Soviet Dream).

США. СФО > Миграция, виза, туризм. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 июля 2017 > № 2241296


Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 июля 2017 > № 2241295 Александр Невзоров

Я подозреваю, что Украина никогда не простит Россию

Российский тележурналист Александр Невзоров рассказал о пропаганде, декоммунизации, кто такие Путин и Кадыров и какой видит национальную идею РФ.

Дмитрий Гордон, 112.ua, Украина

Дмитрий Гордон: В эфире программа «Гордон», и сегодня мой гость известный тележурналист Александр Невзоров. Александр Глебович, добрый вечер!

Александр Невзоров: Мое глубочайшее почтение. Слава Украине!

— Героям слава! У меня много друзей в России: артистов, писателей, художников, спортсменов, и 90% из них дружно сошли с ума по украинскому вопросу. Вы удивительным образом сохранили трезвость взглядов и ясность мыслей. Почему так случилось с вами и с ними?

— Потому что в отличие от них я понимаю, что такое причинно-следственные связи. Более того, у меня довольно жесткое и очень прагматичное мышление. Все происходящее я вижу, наверное, в абсолютно реалистических тонах. Вообще, мнению артистов не надо придавать особого значения. Украина сейчас, конечно, абсолютно имеет право на все свои выходки в отношении певцов и певуний, которых она то пускает, то не пускает, потому что певцы и певуньи не понимают, до какой степени тема Крыма, России, Донбасса кровоточива и болезненна для Украины. Они все это воспринимают как некую игру, которой можно поиграть, а потом бросить и забыть.

— У вас нет телевизора, может быть, вы поэтому вот так вот понимаете все процессы? Телевизор же навязывает свою точку зрения.

— Телевизор же не приносят автоматчики, не устанавливают и не включают. Это каждый выбирает для себя сам. Мне пришлось иметь дело с украинским телевидением, и там молодой человек показывал удивленных крымчан, которые не понимают, как, оказавшись под властью России, они столкнулись с чудовищным количеством бытовых, социальных проблем. Я не понимаю этих людей. Ведь даже отправляясь в туристическое путешествие, человек изучает страну, в которую он едет. А если он собирается вообще менять гражданство и каким-то образом и интегрироваться в эту страну, он тем более обязан это сделать. Причем, не на основании рекламных буклетов, каковым является официальная пресса, а на основании того же самого интернета, который предлагает более менее объективную картину.

И вот они теперь удивляются. Они что, не знали, что Россия — это страна гнилых полов, раздолбанных дорог, чудовищных очередей в поликлиники, что это страна грязи, скотства, кошмара. Что есть два более-менее цивилизованных места: Москва и Санкт-Петербург. Но все, что находится за пределами этих городов, утопает в огромных, чудовищных проблемах. Они удивляются, что у них идиот-руководитель в Крыму, но, извините, мы не можем найти более-менее вменяемых руководителей вообще ни в один регион. Три четверти губернаторов — тяжело больные кретины, которые мало вменяемы. И это проблема кадров. Почему они думали, что им в Крым спустят архангела или некоего гения управленческого. Нет таких в России. Там такой же романтический дурак, который будет делать все ошибки и доведет этот Крым до ручки. До такой же, как находится, например, Вологодская область. А чем Крым лучше? Они стремились в такую Россию.

— По опросам вы признаны лидером мнений в Санкт-Петербурге. Значит, еще не все сошли с ума в России?

— Еще не признан, идет голосование. Не все еще сошли с ума, судя, по крайней мере, по результатам этого голосования. Это очень странно и удивительно, притом, что все знают мою позицию по украинскому вопросу. Она разумная была с самого начала. Я не украинофил и чужд всякого пристрастия в отношении любого государства и любого народа, но здесь я просто понимаю трагизм игры, в которую играет Россия.

— Какую основную ошибку совершила Россия по отношению к Украине?

— Никакой. Просто под словом Россия вы обязаны понимать то историко-политическое образование, которое, в принципе, свою жизнь видит в захвате, в агрессии, в насаждении себя, в грубых попытках устранения любого инакомыслия. И это традиционно для России уже на протяжении нескольких веков. Она никогда другой и не была. От того, что несколько безумных интеллигентов нарисовали вам Россию как квинтэссенцию каких-то возвышенных мыслей, представлений… это не так.

Даже вот это некое освобождение Европы советскими войсками в 1945 году. Давайте вдумаемся, что это было за освобождение. Освободить — это значит дать свободу. А советские войска освобождали государства и страны, чтобы опутать их своей колючей проволокой, насадить свои марионеточные правительства, изолировать, преследовать за инакомыслие и купать эти страны в крови, когда они смели возмущаться. Мы помним венгерские, польские, чешские и все остальные события. Т.е., Россия не совершает ошибки как таковые. Она всего-навсего соответствует своему историческому образу, который сложился и который не будет другим — не обольщайтесь. Только очень ослабевшая Россия может прикинуться добренькой, несчастной и благодушной в отношении соседей.

— Что делать сегодня с Крымом и Донбассом и Украине, и России?

— Полагаю, что если Украине еще будут нужны эти земли, то она их получит, скорей всего, обратно. Просто потому, что ни кадровых возможностей, ни финансовых бесконечно тянуть все это нет. На примере Донбасса мы видим, что это все замышлялось как красивая романтическая история распространения русского мира. Но, опять-таки, все уперлось в то, что нет исполнителей этой идеи русского мира, и вместо неких московских рыцарей в сияющих латах туда пришли просто урки, просто уголовники разной степени романтичности, не способные ни на что, кроме как террором удерживать ситуацию, забивать подвалы трупами. Это не может продолжаться долго. Донбасс закончится вполне естественным образом — я подозреваю, что все эти захарченки и плотницкие рано или поздно потребуют либо у украинского, либо у российского правительства миллион долларов, ящик водки, блондинку в чулках и вертолет. Просто на этом все закончится, точно так же, как всегда это заканчивается у террористов.

— Сейчас востребованность на урок. Украинский народ голосовал за Януковича, сейчас дружно ходит на похороны гиви, моторолл. Почему не лучшие образцы привлекают, а худшие?

— Хомо — достаточный порочный тип по своей природе. Когда у него есть необходимость выбирать между добром и злом, между правдой и ложью — как правило, он выбирает ложь и зло. Это наша с вами общечеловеческая черта. Человек — довольно гадкое явление. Но трудно сказать безошибочно, какое количество людей пришло добровольно, сколько из них безумных и искренних фанатиков. Я подозреваю, что на самом деле фанатиков не много.

— Вы сказали, что вы на стороне Украины, но боитесь ее победы. Почему?

— Потому что вы очень азартны, и, одержав какие-то весомые победы, всерьез нарушив тот мерзкий, хрупкий, но все равно грязный, кровавый баланс, который есть сейчас на Донбассе (который называется минскими соглашениями), вы очень увлечетесь. Вы меня поразили — когда вся эта история началась, я думал, что вы не продержитесь и 3-4 дней, потому что на вас была кинута практически вся тайная военная мощь России, но вы выстояли и сумели закрепиться на тех рубежах, на которых в тот момент было разумно закрепляться. Я же понимаю, что более глубокое вхождение в территории Донбасса для вас сделает необходимыми люстрации, зачистки. Это неизбежно. Таким образом вы потеряли бы очень много сторонников, потому что понятно, в какие цвета бы были окрашены ваши действия российской и мировой прессой. Здесь Украина бы больше потеряла. Хорошо, что вы не двинулись дальше. И хорошо, что у вас пока нет возможности расставить точки в этом вопросе.

— Чего Украине дальше ждать от России, каких действий?

— Того же самого, что вы уже получали. До тех пор, пока Россия будет существовать в контексте осуществления своей «исторической роли», до тех пор, пока она будет играть в имперство, империю, в царя, в православие — она другой не может быть. Нужно открыть те книжки, которые рассказывают вам о России 18-20 веков, и той России, которая была замаскирована словами Советский Союз, и мы увидим всю ту же самую напирающую имперщину и понимаем, что это и есть форма существования. Глупо читать морали акуле за то, что она вырывает кусок мяса из своей жертвы. Глупо предъявлять России претензии за то, что она существует в своем собственном историческом контексте.

— Что вы думаете о Наде Савченко?

— Она мне нравилась — я восхищался ее великолепием, ее стойкостью, ее мужеством. Но, как выясняется, человек в тюрьме — это сильный человек, в очень удобной среде, где можно демонстрировать лучшее. А вот испытание волей, политикой, возможностями, мне кажется, она сейчас не выдерживает.

— Второй Майдан я считаю окончательным прощанием Украины с советской властью. У нас полным ходом идет декоммунизация. Что вы об этом думаете?

— А вы делаете, что хотите на своей земле. Что вы меня спрашиваете? Меня судьба всех этих идолов, монументов абсолютно не волнует. Я не болен никакой идеей и стерилен от политических пристрастий вообще.

— Но вы бы хотели, чтобы в Питере сняли памятник Ленину, убрали названия Ленина, Свердлова и т. д. с улиц, с площадей?

— Во-первых, мне все равно. Во-вторых, если убирать названия одних палачей, то, как подсказывает опыт — на смену им приходят другие, не менее отвратительные. И замена одних негодяев на других не может меня никак ни вдохновить, ни порадовать. Хотя, в русских народовольцах есть некое обаяние — они все-таки выходили сражаться. Все террористы — романтики, романтизм и религиозность — основа терроризма. Но они мечтали передвинуть Россию на какой-то более цивилизованный путь — в сторону развития свободы, науки, Европы, т. е., освободить ее от этого вечного имперского маразма, когда Россия приносит в жертву поколение за поколением мелкой идее, которую сама не может сформулировать.

Как выясняется, идеи «русского мира» заключаются в том, что поликлиники всего мира должны быть с гнилыми полами, и дороги должны быть такими, чтобы по ним ехать было нельзя. Никаких других осязаемых проявлений русской идеи нет. Русскую идею надо каким-то образом продвинуть, поэтому для того, чтобы сделать абсолютно гнилой пол в поликлинике, надо сперва эту территорию, где будет находиться поликлиника, разутюжить танками. Странно, но все эти англичане, поляки, украинцы не хотят гнилых полов, разбитых дорог, хреновой социалки, тотального ворья. Они не хотят оценить этих «потрясающих, прекрасных» сторон русской идеи. Они не хотят быть интегрированными в этот стиль жизни.

— Четыре созыва вы провели в Государственной думе. Сегодня это другая Государственная дума?

— Да, конечно. Я же пришел в первую, совершенно вольную Думу, где можно было менять очень многое. Где можно было быть дерзким, наглым, иметь круг единомышленников, людей вольномыслящих в контексте того времени. Тогда Россией управляли так называемые демократы, которые были такой же совершенно сволочью, как и те, кто это делает сегодня. Просто демократы сегодня так несчастны потому, что у них отняли право закрывать издания, кого-то репрессировать, публично шельмовать. Сейчас этим занимаются те самые черносотенцы, которых они гнобили в 90-ых. Я думаю, что колесо фортуны повернется еще несколько раз при нас с вами, но суть от этого не поменяется.

— С кем-то в Кремле вы сегодня поддерживаете отношения?

— Поддерживаю, потому что невозможно жить в медийном поле, не поддерживая отношения в Кремле.

— Вы сказали, что с презрением относитесь к процедуре выборов, и считаете, что пришло время мировых правительств.

— Конечно, потому что, живя в России, сохранять иллюзии о том, что выборы — это нечто разумное — совершенно невозможно. Если соберется 50 тысяч алкоголиков и дураков, и они что-то решат — ты вправе будешь посмеяться над этим решением. Но когда их гораздо больше, людей, которые неспособны с собственной судьбой разобраться, — а тут им предлагают решить судьбу страны. Они бывают очень хорошие, среди них есть масса чудесных, добрых, но они не могут оценить силу и важность проблемы, не в состоянии решать столь глобальные вещи. Во Франции — президентская власть пшик, там все ограничено, а в России в результате всех этих бесконечных манипуляций с доверчивыми, но, преимущественно, феноменально невежественными людьми получается политический результат, который должен быть, как правило, страшен.

— Осень 2017-го года у вас никаких ассоциаций не вызывает?

— Нет. Россия давно нуждается в революции. В ней никогда не было революций. То, что происходило в 17-ом году, в течение всей ее истории — это все не были революции. Это все была замена одних мерзавцев на других — при этом коренной принцип взаимоотношения власти и народа никогда не менялся. Он всегда оставался точно таким же, просто царей меняли секретари ЦК, а позже — президенты. Вот эта неограниченная возможность распоряжаться жизнями и судьбами миллионов, по своему усмотрению увечить, изолировать, обогащать, награждать — вот этот принцип никуда не делся. А так уже не живут в мире — это нежизнеспособная конструкция, которая будет отвергнута всем остальным человечеством.

— Вам жаль Немцова, которого убили на глазах у всего мира?

— Нет, не жаль. Во-первых, я вообще не жалостлив. Он был очень милый, симпатичный человек, мы с ним были в прекрасных отношениях, но он в свое время продемонстрировал те же патологические черты, которые демонстрирует любой человек, добравшийся до власти в России. Зря вы думаете, что он был таким большим и близким другом Украины.

— Что вы думаете о Навальном?

— Он мне, безусловно, симпатичен. Но я считаю жуликами всех. Есть успешные жулики, есть те, кто завидует успешным жуликам, а есть те, кто только мечтает стать успешными жуликами и начинает свое восхождение. Поступки, которые не объясняются нормальным рацио, нормальной корыстью, — это, скорей всего, поступки патологические, в основе которых лежит тот или иной фанатизм. А всегда приятней иметь дело с вором, чем с фанатиком. К тому же Навальный не прошел мой тест на «Крымнаш — Крымненаш». А это для меня примета наличия или отсутствия элементарных представлений о добре и зле, которые должны быть у так называемого политика, то есть у человека, который берется решать судьбы миллионов людей, а особенно в России.

— Навальный — проект ФСБ?

— Очень многие люди и многие организации были в свое время проектами ФСБ, потом они рвали фсбэшные поводки, уходили в свободное плавание, бросались на своих же бывших хозяев, потом снова возвращались к ним. Поэтому говорить об этом в России предельно глупо. Это никак не компрометирует человека. Порой ФСБ используется, чтобы сделать себе прочную стартовую площадку, а потом, взлетев, сделать неприличный жест рукой.

— Жириновский, по-вашему — гений?

— Если он гений, то только циркового искусства. У него есть, конечно, определенное количество поклонников, но это поклонники типа тех, что наблюдали раньше в римских цирках драки и убийства страусов. Пристрастие к Жириновскому в высшей степени патологично. Но в России те люди, которые сегодня клянутся в пристрастии к Жириновскому, могут оказаться вполне нормальными, и через полгода они будут любить кого-нибудь диаметрально противоположного.

— Что вы думаете о Кадырове?

— Кадыров на неком перепутье. Я боюсь, что он выберет неверный путь. У него либо есть шанс остаться таким феодальным примитивным царьком, и тогда его царствованию положит конец либо заряд тротила, оказавшийся в нужное время и в нужном месте, либо большой кавказский кинжал — просто потому, что замкнутый в своем пространстве восточный деспот, как правило, таким образом и заканчивает. Либо Кадыров попробует интегрироваться в этот мир, в какие-то интеллектуальные возможности, и поймет, что для Чечни как для государства кавказская феодальная тупиковость — смертельна. Как и для любого другого государственного механизма сегодня. Шанс на то, что он это поймет — ничтожен, но, как говаривал Хокинг: «Самая малая вероятность — это еще не ноль».

— Что вы думаете о Путине?

— Глупо предполагать, что Путин — это некое отдельное от России явление. Он та вишенка на торте, которая и должна быть сегодня на той России, которой Россия хочет быть. У нее тот период, когда все ее страсти устремлены только в собственную силу, непререкаемость, в имитацию военной мощи, в имитацию влияния. Путин на этой «свадьбе» — идеальный тамада. Он ведь ничего, собственно, не придумал. Он всего-навсего идет жестко по той канве, которая для него была прочерчена той исторической дремучей Россией, к идеалу которой сегодняшняя Россия и стремится. Он всего-навсего — последователен.

— Ваш дедушка — генерал КГБ. Вас вербовали когда-нибудь в эту организацию?

— А зачем? Положение моего дедушки обеспечивало мне и помощь, и дружбу. Все меня помнили — я вырос в тех коридорах.

— Вы не боитесь, живя в России, так резко о ней высказываться?

— По счастью, пока все деньги, которые отпускаются на создание единой стройной идеологии, разворовываются по пути к тем идеологам, которые должны создать единую стройную систему. И некоего списка заблуждений, который предписывал бы россиянам, как именно надо думать — не существует. Кроме того, я как профессионал прекрасно знаю, где есть грани избыточного соприкосновения с законом. Я — боец, и моя задача — поражать идеологические цели, а не подставлять свой лоб. Пусть лоб подставляют новобранцы и глупцы. Моя задача — не только поразить и сжечь идеологические танки противника, но, и как у всякого профессионала-наемника, еще в этом бою и уцелеть.

— Что вы думаете о пропагандистском, одурманивающем мозги россиян, российском государственном федеральном телевидении?

— Если эта пропаганда работает, то она очень адресно и точно действует на те качества людей, которые в действительности есть. Страшно интересный вопрос — почему Россия каждый раз возвращается на круг свой, в свое обратное, исходное состояние? Причем всякие разговоры про необычайную благотворность русской культуры — это такой же блеф. В 1937 в России было больше всего Пушкина, и мы видим, как этот культурный фактор был беспомощен перед реальностью.

— Вы участвовали в акции «Бессмертный полк» на День Победы?

— Нет, потому что я, во-первых, ни в каких акциях не участвую, а, во-вторых, она мне не нравится. Не нравится бездумность, с которой выходят люди, потому что среди тех людей, портреты которых они несут — множество погибших по вине бесконечной тупости советского командования. Сейчас в России никто не может назвать точную цифру погибших во Второй мировой войне со стороны России. Начиналось с 12 миллионов, сейчас — 41 миллион. Я боюсь, что русских это не очень интересует — как гвозди, не считают себя. Каждый из них готов себя предоставить этому государству в его распоряжение, а с учетом того, что управляют государством, как правило, идиоты, то и это распоряжение абсолютно идиотское.

— Вы учились в Московской духовной семинарии, но в результате стали атеистом. Правда ли, что ни одно назначение, церковное, сколько-нибудь серьезное, не проходило без КГБ?

— Конечно, это так. А как бы ты предлагал идеологическому, тоталитарному, страстному в своей пропаганде государству относиться к какой-то другой идеологии. Эта идеология, эта церковь была насквозь, полностью пронизана ЧК.

— В чем заключается национальная идея России для вас?

— Для меня она заключается в том, чтобы обогнать Америку по числу нобелевских лауреатов. Это единственная достойная национальная идея. Она очень сложна. Я подозреваю, что Украина никогда не простит Россию. По крайней мере, в течение нашей с тобой жизни, все то мерзкое, что натворила Россия на Украине — не забудется. И это будет правильно. Но когда это все пройдет и это марево сгинет (а оно сгинет и оно разрушится), и маразм тоже прекратится, вот тогда Россия снова сможет мобилизовать те потенциалы, которые когда-то дали Вернадского, Павлова. Это та, настоящая Россия, которая тоже есть.

— За годы независимости 10-11 миллионов украинцев уехали за границу. Россия тоже разъезжается?

— Я не отслеживаю статистику, но понимаю, что для очень многих людей это абсолютно невозможно, потому что закабаленное сознание, отсутствие языков, отсутствие надежд на то, что удастся обустроиться в чужой стране. У вас случился Майдан — а у нас не случился. У вас случилась Революция Достоинства, а у нас она пока невозможна в силу множества причин. Действительно, абсолютно разные народы, абсолютно разные представления о добре и зле, абсолютно разные степени доблести и понимания того, что такое достоинство. Украинцы едут для того, чтобы приобрести некую лучшую долю, а русским, к сожалению, преодолевать эту культурную, государственную, пропагандистскую гравитацию России гораздо тяжелее.

— Я на Украине, вы — в России увидим ту нормальную жизнь на нашем веку, когда мы скажем, что все было не зря, и когда мы сможем спокойно ездить из Украины в Россию, из Россию на Украину и дружить, как прежде?

— Нет. Единственная примета нашей нормальности, это я говорю со стороны России, если мы наберемся мужества и скажем: «Все было зря. И Крым, и Донбасс».

— Спасибо большое.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 июля 2017 > № 2241295 Александр Невзоров


Казахстан. Германия > Внешэкономсвязи, политика > kursiv.kz, 12 июля 2017 > № 2241292

Президент Германии: Казахстан является «якорем» стабильности в регионе

Выступая перед представителями средств массовой информации, глава государства отметил символичность визита Президента Германии, происходящего в год 25-летия установления дипломатических отношений между двумя государствами.

"Сегодня мы выходим на уровень стратегического партнерства по самому широкому спектру политических и экономических отношений. Я поделился с президентом Германии о процессах развития в Казахстане, внешнеполитических задачах, стоящих перед республикой. Германия – наш надежный друг и ключевой экономический партнер. В Казахстане успешно работают свыше 900 предприятий с участием немецкого капитала, а сумма прямых инвестиций составила более 4 млрд долларов", - сказал Нурсултан Назарбаев.

Президент Казахстана подчеркнул, что постоянная работа по углублению взаимоотношений имеет динамику роста.

"Обсуждена возможность участия германского бизнеса в процессах индустриализации Казахстана с использованием передовых технологий. Ключевое внимание уделяется эффективной реализации Соглашения о партнерстве в сырьевой, промышленной, технологической сферах. Необходимо усилить взаимодействие в рамках проводимой приватизации, подготовке профессионально-технических кадров", - резюмировал глава государства.

Также Назарбаев отдельно остановился на вопросах активизации двусторонних отношений в сельском хозяйстве, транспортно-транзитной сфере.

"Учитывая выгодное географическое расположение Казахстана, мы намерены объединить усилия по дальнейшему продвижению идеи сухопутной доставки грузов из Китая через Центральную Азию в Германию. Значительный интерес представляют совместные проекты по внедрению в Казахстане элементов Четвертой промышленной революции. Большое значение имеет продуктивная работа Межправительственной комиссии и Делового совета. По итогам сегодняшнего дня подписано более 20-ти документов на общую сумму порядка $1 млрд", - заключил президент Казахстана.

Кроме того, глава государства обратил внимание на проводимую работу в научно-образовательной и культурно-гуманитарной сферах.

"Важны дружеские, родственные связи многотысячной немецкой общины Казахстана с казахстанскими немцами, проживающими в Германии. Хотел бы отметить общность подходов наших стран по актуальным вопросам международной политики. Благодаря поддержке Германии и лично господина Штайнмайера была принята первая Стратегия Европейского союза по Центральной Азии на 2007-2013 годы, а также запущена Водная инициатива для нашего региона. Выражаем признательность Вам и Вашей стране за ратификацию Соглашения о расширенном партнерстве Казахстана с Европейским союзом", - резюмировал Назарбаев.

Глава Казахстана высоко оценил роль Германии в мировой политике, отметив прошедший в Гамбурге саммит G-20.

Наряду с этим, он проинформировал представителей СМИ об обмене мнениями с президентом Германии по конфликтам, имеющим место на юго-востоке Украины и Ближнем Востоке.

Президент Федеративной Республики Германия в своей речи отметил, что в ходе диалога по проблематике на Ближнем и Среднем Востоке и на юго-востоке Украины был проведен открытый разговор.

"За 25 лет с момента установления дипломатических отношений сотрудничество между нашими странами не ограничивается только экономическими вопросами, оно стало более разнообразно. В первую очередь, это различные образовательные институты, фонды, которые активно работают в Казахстане. Это положительная тенденция совместного развития", - сказал Штайнмайер.

Президент Германии высоко оценил внешнеполитическую роль Казахстана в регионе.

"Казахстан является «якорем» стабильности в регионе, уверенным в себе государством. Для обеспечения мира в целом регионе и придания импульса успешному развитию страны Вы, господин Президент, отказались от ядерного наследия. На протяжении 25 лет Независимости Вы наглядно показываете приверженность и пример справедливого разрешения споров и конфликтов дипломатическими способами, успешно выполняете свою роль в качестве ответственного партнера в Совете Безопасности ООН. Казахстан предоставил площадку для урегулирования сирийского конфликта", - подчеркнул Франк-Вальтер Штайнмайер.

Также президент ФРГ остановился на идее Китая по развитию Нового Шелкового пути.

"Мы надеемся, что данная инициатива, которая являлась в историческом прошлом не только инфраструктурным проектом, но и выполняла роль культурного моста между народами, в настоящее время будет рассматриваться не только с позиций инвестиционной привлекательности, но и будет служить реальному сближению Востока и Запада. Уверен, что Казахстан, находясь между Китаем и Западом, сыграет большую роль в этом процессе, - сказал президент ФРГ.

Казахстан. Германия > Внешэкономсвязи, политика > kursiv.kz, 12 июля 2017 > № 2241292


Казахстан. Германия > Внешэкономсвязи, политика > kursiv.kz, 12 июля 2017 > № 2241287

В Акорде проходит встреча главы Казахстана с федеральным президентом ФРГ

В резиденции «Акорда» в Астане проходит встреча президента Казахстана Нурсултана Назарбаева с Федеральным президентом ФРГ Франком-Вальтером Штайнмайером, прибывшим в Казахстан с официальным визитом.

После официальной церемонии, президенты провели переговоры в узком составе. Нурсултан Назарбаев поприветствовал высокого гостя, который не первый раз в Казахстане, но первый раз в должности президента.

«Вы известный всему миру политик, очень позитивный, уважаемый. Я думаю, что германский народ приобрел очень авторитетного президента. Мы давно с Вами знакомы, сотрудничаем, наши встречи всегда были приятны, обсуждали разные вопросы, когда Вы были министром иностранных дел», - отметил глава государства.

Нурсултан Назарбаев подчеркнул, что у Казахстана с одной из крупнейших экономик мира - Германией - хорошие отношения.

«Сейчас есть новая программа нашего сотрудничества. Мы заинтересованы развивать эти отношения по всем направлениям. В настоящее время проходит деловой совет в рамках Вашего визита, подписываются около 20 соглашений между бизнес-структурами. Мы проведем эти переговоры, посетим с вами вместе ЭКСПО, посмотрим павильон Вашей страны. Есть у Вас по плану целый ряд встреч», - сообщил Нурсултан Назарбаев.

«В этом году мы празднуем особую веху - это четверть века дипломатических отношений между нашими странами. Это четверть века, когда мы крепли, становились все более тесными экономические, культурные и политические взаимоотношения между нашими странами. Одним из выражений этих дружественных взаимоотношений является активное участие германских организации на выставке ЭКСПО в Астане. Эта выставка посвящена одной из центральных тем нашего будущего - энергообеспечение», - отметил президент Штайнмайер.

Германский президент поблагодарил Нурсултана Назарбаева за гостеприимство и теплые слова в его адрес.

Казахстан. Германия > Внешэкономсвязи, политика > kursiv.kz, 12 июля 2017 > № 2241287


Россия. США. Франция. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 12 июля 2017 > № 2241283

США — Россия: война спецслужб

США переживают в настоящий момент период острой паранойи в вопросах шпионажа и предательства, которые напоминают о временах «маккартизма» («красного страха») в 1950-х годах.

Ален Родье (Alain Rodier), Atlantico, Франция

Демократы, которые до сих пор не могут смириться с поражением на президентских выборах 2016 года, обвиняют команду Трампа в том, что та получила помощь от спецслужб России, оказавших воздействие на голосование. Со временем они пошли еще дальше, заявив о «государственной измене» президента и его окружения. Проблема заключается в том, что в настоящий момент представителями американских спецслужб не было представлено ни одного доказательства, которое могло бы быть принято судом.

То же самое касается и «досье» бывшего офицера британской МИ-6 Кристофера Стила (Christopher Steele) о предполагаемых сексуальных похождениях Дональда Трампа в Москве. Американские специалисты отзываются об этом докладе по меньшей мере сдержанно.

Нельзя не признать, что практически во всех демократиях проигравшие сегодня не хотят признавать собственные ошибки и списывают неудачи на некие «темные силы», которые обязательно принудили избирателей. Демократическая система нравится им, когда она позволяет прийти к власти, но не тогда, когда невежественные и/или оказавшиеся под чьим-то «влиянием» избиратели поддерживают их противников. В такой ситуации проигравшие немедленно заявляют о «сговоре».

Если российские спецслужбы на самом деле приложили руку к президентским выборам 2016 года, их американские коллеги тоже были частью политической игры в связи с тем, что даже многие представители республиканского лагеря (в их числе сенатор Джон Маккейн) рассматривали приход Дональда Трампа к власти как поражение.

На самом деле все куда прозаичнее. Неоконсерваторы, которых поддерживали лобби ВПК (оно опасается за свои огромные прибыли) и разведсообщества (ревниво держится за свои прерогативы), видели в избрании Трампа президентом угрозу для своих интересов. Как вы помните, во время кампании тот напирал на ограничение военных операций США и сокращении оружейных программ, а также критиковал спецслужбы.

Немного истории

Распад СССР привел к исчезновению главного и самого сильного врага Запада, что сильно расстроило США. Неоконсерваторы воспользовались неразберихой в Центральной Европе для расширения своего влияния на континенте с помощью групп вроде Национального фонда демократии, которые по большей части финансировались на государственные средства. Это было названо триумфом «мягкой силы», которая при необходимости подкреплялась вполне ощутимыми бомбардировками.

Хотя эти организации не стояли у истоков арабских революций 2011 года, которые стали неожиданностью для всех (особенно для спецслужб), они как минимум «сопровождали» их в надежде утвердить благосклонно относящиеся к Вашингтону власти под предлогом распространения «демократии» (новая религия и оправдание современных «крестовых походов»). В этом они опирались на «Братьев-мусульман» (запрещенная в России организация — прим. ред.), которые считались допустимыми партнерами, раз соглашались на участие в священном избирательном процессе. Они намеренно закрыли глаза на тот факт, что конечная цель движения тоже заключается в формировании халифата с законами шариата. От «Аль-Каиды» и «Исламского государства» (запрещенные в России террористические организации — прим. ред.) «Братьев-мусульман» отличали лишь средства ее достижения.

В целом американская политика была увенчана успехом для неоконсерваторов, которые воспользовались слабостью России, чтобы продвинуть свои пешки через НАТО, наступая на рубежи того, что считали «российской империей». Самым большим обманом США стало формирование системы ПРО в Центральной Европе якобы для защиты от иранских ракет. Если даже отбросить тот факт, что эта система не защищает собственно саму Европу от потенциальной иранской угрозы, нет сомнений, что ее целью в первую очередь является Россия.

В то же время Вашингтон поджидало большое разочарование на Ближнем Востоке, где вместо свергнутых диктаторов воцарился хаос. Появление ИГ, которое было отколовшейся от «Аль-Каиды» ультрарадикальной группой, тоже оказалось сюрпризом. Кроме того, некоторые политики (неожиданно для спецслужб) не стали следовать установленной Вашингтоном линии поведения. Речь идет о Башаре Асаде и маршале Ас-Сиси. Наконец, несколько оправившийся за это время «русский медведь» отреагировал на стратегию влияния Вашингтона, проведя целый ряд эффективных контрнаступлений. Украина, Грузия и Белоруссия стали точками трений, где США больше не удается продвинуться вперед.

Неоконсерваторы обрушили на голову Владимира Путина гром и молнии. Стоящий у руля России бывший «чекист» наверняка виновен во всех бедах. Кроме того, в 2015 году он позволил себе похвалить российских «шпионов», назвав их сильными отважными людьми, которые эффективно защищают суверенитет, территориальную целостность и жизни граждан России. Их западные коллеги в жизни не видели такой поддержки со стороны политических властей… Американцы с короткой и/или избирательной памятью слишком быстро забыли, что до избрания президентом США (1989-93) Джордж Буш-старший некоторое время был директором ЦРУ.

Хвостизм европейской интеллигенции

Значительная часть интеллектуалов Западной Европы (1), которые в прошлом плыли по волнам марксизма-ленинизма (а самые радикальные даже маоизма), совершили вынужденную «культурную революцию» после крушения их советской «модели» (2).

Их охватила «обамамания», из-за которой они постепенно перешли в антлантизм. С тех пор эти интеллектуалы с большой репутацией и активным присутствием в СМИ («пятая власть», которой определенно хотелось бы подняться выше в списке) так или иначе следуют установленным в Вашингтоне курсом.

В прошлом в стремлении выделиться они были большими коммунистами, чем члены КПСС, а сегодня они — большие неоконсерваторы, чем их американские коллеги. Как в прошлом, так и сейчас они ставят на первое место «демократическую нравственность» для оправдания своих решений. Это чрезвычайно удобно, поскольку позволяет отмахнуться от любого несогласия (даже без обсуждения сути идей): они называют критиков беспросветными идиотами, «фашистами» (3) или душевнобольными, которым место в психушке (такие методы были в моде при СССР). Их высокомерие может сравниться лишь с их же презрением к оппонентам и (что еще серьезнее) к народам, которых они в тайне считают темными и невежественными. Но самое худшее в том, что они искренни и свято верят в свою правоту, хотя сомнение — первый шаг к мудрости…

Действия российских спецслужб

Как бы то ни было, российские спецслужбы явно проявили «интерес» к американским выборам, потому что вероятный приход к власти Хиллари Клинтон рассматривался Кремлем как угроза в связи с ее неоконсервативными убеждениями, граничащими с воинственностью. Вероятно, они даже проводили разного рода операции влияния, но не ради победы Трампа, а для противодействия Клинтон.

Упреки в адрес российской прессы и, в частности, Russia Today и Sputnik, которые «вели кампанию» против Клинтон, вполне обоснованы. Эти СМИ определенно находятся под воздействием Кремля — точно так же, как радио «Свобода» следовало политике Белого дома в ходе российских выборов.

По факту, российские спецслужбы перешли в наступление повсюду, где затронуты интересы Москвы. Владимир Путин понимает, что разведка, дезинформация, коррупция и прочие активные методы позволяют добиться результатов без единого выстрела и с меньшими затратами.

Быть может, это вас удивит, но в таком подходе нет ничего странного. Спецслужбам платят за разведку и защиту интересов страны за границей. Причем, такие действия могут принимать в ряде случаев откровенно насильственный характер, как было с рядом операций по нейтрализации, насчет которых распорядился президент Обама.

Встающий в случае США вопрос выглядит следующим образом: смогла ли американская контрразведка дать достойный ответ, и были ли приняты правильные политические решения на основании представленных ей данных?

Существование спецслужб позволяет правительствам (даже в демократических странах) вырваться из тисков национальных и международных законов, чтобы действовать в «высших интересах нации». Возможно, некоторые не признают этого из-за сложившихся у них представлений о «нравственности». Однако до сих пор по приходу к власти никто не решался их упразднить. До настоящего времени ни одно правительство в мире не обходилось без спецслужб. Это говорит нам об их незаменимости для нормальной работы государства. Как бы то ни было, нужно, чтобы те не говорили политикам лишь то, что они хотят слышать, как уже не раз бывало в прошлом.

Ситуация все больше выходит из-под контроля

В последнем докладе Национального разведывательного совета говорится о «динамике», которая «обостряет напряженность между странами, повышая риск конфликта между государствами в течение пяти ближайших лет (…), ослабление Европы, неопределенность с ролью США на международной арене и сомнения насчет конвенций по поддержанию мира и защите прав человека открывают возможности перед Китаем и Россией. Такая ситуация будет играть на руку неправительственным агрессорам и придаст второе дыхание региональному соперничеству, например, между Эр-Риядом и Тегераном, Исламабадом и Нью-Дели, на Корейском полуострове». Эксперты НРС совершенно правы, поскольку соперничество Эр-Рияда и Тегерана достигло апогея с блокадой Катара, а на Корейском полуострове достаточно искры для взрыва — как в прямом, так и переносном смысле. Любой мало-мальски внимательный наблюдатель осознает, что напряженность растет по всему миру, а некоторые лидеры подталкивают все к пропасти.

Ключевая роль во всем этом, разумеется, принадлежит США, которые остаются первой мировой державой как в экономическом, так и военном плане. Их традиции настоящей демократии ведут их к рациональным решениям. Поэтому им давно пора прекратить разыгрывать нынешнюю внутреннюю трагикомедию, которая, судя по всему, искажает их восприятие внешнего мира. Затем они смогут вернуться на первый план, чтобы вновь сыграть по праву принадлежащую им роль. Кроме того, нужно, чтобы Дональд Трамп оказался на высоте стоящих перед ним задач. А на этот счет все еще остаются сомнения.

1. Сейчас утвердилось новое поколение интеллектуалов, однако оно было подготовлено предыдущим и идет по его пути.

2. При этом мало кто из них признал свои прошлые ошибки и в том числе массовые преступления во имя макрсизма-ленинизма.

3. Со стороны интеллигенции постоянно слышатся заявления о «самых темных часах истории», однако они практически не имеют представления о том, что тогда происходило на самом деле, потому что практически не слушают историков.

4. США, понятное дело, ни разу не вмешивались в выборы в Латинской Америке и Европе, а Франция никак не влияла на Африку.

Ален Родье — отставной офицер французской разведки, замдиректора Французского центра разведывательных исследований, эксперт по исламскому терроризму и организованной преступности.

Россия. США. Франция. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 12 июля 2017 > № 2241283


Украина. Евросоюз. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 июля 2017 > № 2241240

Национальный вопрос: Украина как Европа

В Кремле и далее будут считать, что уничтожение украинского государства и украинской нации — цель достижимая.

Игорь Грынов, Мирослав Чех, Зеркало Недели, Украина

«В большинстве стран мира шок войны, унижение от поражения и открытая рана от утраченных территорий служили мощным инструментом для национальной солидарности и формирования сильной национальной идентичности. Разделы Польши во второй половине XVIII в. стерли Польское государство с карты Европы, но послужили отправной точкой для формирования современного польского национализма, тогда как наполеоновское вторжение в Германию в начале ХІХ в. дало толчок развитию пангерманских идей и способствовало развитию современного немецкого национализма. Воспоминания о поражении и утраченных территориях подпитывали национальные чувства французов и поляков, сербов и чехов. Украина, подвергшаяся вторжению, унижению и разделу войной, кажется, следует этому общему образцу», — это один из ключевых тезисов книги «Ворота Европы. История Украины от скифских войн до независимости». Ее автор — Сергей Плохий, известный украинский историк, профессор Гарвардского университета. В 2015 г. он написал обобщенную историю Украины, чтобы объяснить западным читателям прошлое страны, в которой произошла Революция достоинства и на которую затем Россия пошла войной.

Три с половиной года вооруженного противостояния имперской Москве подтвердили правильность вывода ученого: национальная солидарность и национальная идентичность украинцев создали фундамент для успешной остановки российской агрессии и первых весомых достижений на пути Украины к интеграции с ЕС. В горниле войны действительно рождается новая украинская нация.

Однако для Путина и его пропаганды россияне и украинцы — все еще «один народ», и пока эта установка не изменится, до тех пор не будет шансов на мир. В Кремле и далее будут считать, что уничтожение украинского государства и украинской нации — цель достижимая. Следует лишь дождаться социального взрыва над Днепром, и «русские Украины» (или же «Новороссии» и «Малороссии») массово выйдут на улицы с лозунгами: «Путин, приди!» И тогда у него появится шанс реализовать план, который провалился в 2014 г.

Социологические исследования свидетельствуют, что расчеты кремлевских стратегов основываются на ими же вымышленной реальности. В марте 2017 г. четыре руководящих украинских социологических центра (КМИС, Рейтинг, СОЦИС и Центр им. Разумкова) провели широкий опрос общественного мнения, в котором приняли участие 14 тысяч респондентов, по 500 в каждой области, а в Киеве, Харьковской и Одесской областях — по 1 тысяче. Области, кроме названных, объединены в крупные регионы, чтобы снизить погрешность опроса. Ведь Ивано-Франковская, Львовская и Тернопольская области — это условный Запад; Волынская, Ровненская и Житомирская — Северо-запад; Закарпатская и Черновицкая — Юго-запад; Винницкая и Хмельницкая — Подолье, Киевская, Сумская и Черниговская — Север; Кировоградская, Полтавская и Черкасская — Центр; Николаевская и Херсонская — Юг; Запорожская и Днепропетровская — Восток; неоккупированные территории Донецкой и Луганской областей — Донбасс.

Результаты опроса позволили создать карту общественных настроений украинского сообщества в начале четвертого года войны и накануне получения безвизового режима с ЕС. В предлагаемой статье мы решили представить результаты опроса о национальной идентичности, языка ежедневного общения, конфессионных вопросов, отношение к ЕС и НАТО, то есть проблем, годами используемых Россией как элемент гибридной войны против Украины, и которые соответственно, в течение десятилетий были элементом политического противостояния в самой Украине. На основе углубленного анализа социологических данных мы старались сформировать выводы о влиянии общественных настроений на государственную политику, а также попытались поставить общественные процессы на Украине в общеевропейский контекст. Надеемся, наша публикация даст толчок обсуждению и дискуссиям.

Первая констатация — это радикальное увеличение численности людей, которые задекларировали украинскую национальную идентичность. Для сравнения следует привести данные о национальном составе населения Украины согласно переписям населения 1989-го и 2001 гг.: украинцы —72,7 и 77,8%, соответственно русские —22,1 и 17,3, прочие —5,2 и 4,9%. На сегодняшнюю национальную структуру населения Украины, бесспорно, повлияли аннексия Крыма и оккупация значительной части Донбасса, регионов с традиционно высоким процентом этнических русских и представителей других национальных групп. Согласно переписи населения 2001 г., в АРК проживало этнических русских 58,3%, украинцев — 24,3, крымских татар — 12,3, прочих —5,1%. В Донецкой области проживало украинцев — 56,9%, русских — 38,2, представителей других национальных групп — 4,9%. В Луганской области: украинцев — 58%, русских —39, прочих — 3%. Таким образом, резкое уменьшение количества людей, в нынешнем году задекларировавших русскую или иную национальную идентичность, произошло не только за счет оккупации этнически неукраинских территорий, поскольку на оккупированных территориях остались не только русские, но и много украинцев.

Социологи отмечают, что люди несколько по-разному отвечают на вопрос о своей национальности во время переписи населения (декларирование «по крови«) и в процессе социологических опросов (определение политической национальной идентичности/государственной принадлежности). Однако, по нашему мнению, масштаб этого явления не влияет на общую картину, которая иллюстрирует сравнение результатов переписи населения в 1989-м и 2001 гг.: в течение первых десяти лет независимости уменьшилось количество русских (на 22%) и нескольких других этнических групп, зато выросло количество украинцев (7%). Государственная независимость способствовала идентификации с украинской нацией, в частности в юго-восточных регионах. Этот процесс ускорила война, в чем убеждает сравнение приведенных выше данных опроса, проведенного в марте с.г., с данными переписи населения 2001 г. в Днепропетровской и Запорожской (Восток), Николаевской и Херсонской (Юг), Одесской и Харьковской областях. Процент тех, кто декларирует украинскую национальность, возрос на 12-19%, при этом наивысший показатель в Харьковской области, где количество тех, кто декларирует русскую национальность, уменьшилось на 46%.

У респондентов поинтересовались, на каком языке они общаются дома. Результаты опроса свидетельствуют, что вслед за значительным увеличением деклараций об украинской национальной идентичности аналогичных изменений в языковой практике не произошло. Люди, с этой точки зрения, консервативны и не склонны к изменению общепринятой практики. Зато симптоматична ситуация в Киеве, где впервые людей, которые дома разговаривают исключительно на украинском языке, стало больше, чем тех, кто общается исключительно на русском. Самую многочисленную группу составляют те, кто использует оба языка.

У опрашиваемых поинтересовались, каким способом лучше решить языковую проблему на Украине. Если объединить тех, кто за украинский язык как единственный государственный, и тех, кто хочет, чтобы на местном уровне было разрешено использовать русский и другие языки как официальные, то можно констатировать, что подавляющее большинство (80%) украинского общества не поддерживает спекуляций на языковом вопросе. Лишь пятая часть хочет введения двух государственных языков. Более того, суммарно две первых из трех названных категорий преобладают во всех регионах. Исключением являются неоккупированные районы Донбасса, где несколько преобладают приверженцы предоставления русскому языку статуса второго государственного. Таким образом, можно констатировать, что в вопросе языка украинское общество близко к достижению широкого консенсуса, юридическое определение которого находится между словами о «свободном использовании русского и других языков» и предоставлением этим языкам на местном уровне статуса негосударственных.

Респондентам также задавали вопрос о религиозной принадлежности. Респондентам, задекларировавшим принадлежность к православному вероисповеданию, ставили вопрос, к какой именно православной церкви они себя причисляют.

Анализируемые результаты подтвердили результаты других социологических исследований: больше всего православных декларируют принадлежность к УПЦ КП (27% всех жителей Украины), вторая категория — «просто православные» (21) и лишь третья по количеству группа — верующие УПЦ МП (17%). В общественном измерении православные Украины готовы к автокефалии, ведь признание поместности УПЦ, признание автокефалии отдельной церкви является элементом признания государственной независимости, и поэтому нет никаких аргументов, чтобы этот принцип не распространялся на независимую Украину. Кроме, конечно, аргумента о «триединой Святой Руси» и «русском мире», но это идеология военной агрессии против Украины. После Всеправославного собора (июнь 2016 г.) отпал последний аргумент против: необходимость сохранять единство мирового православия. Московский патриархат и приближенные к нему церкви не приняли участия в соборе, и сами нарушили это единство. А верующим УПЦ МП государство должно гарантировать свободу вероисповедания.

Стратегическая цель украинского государства — обрести членство в ЕС и НАТО. Напомним, что указанный опрос проводился в марте, когда не было уверенности в том, что Украина получит безвиз, а парламент Нидерландов — ратифицирует Соглашение об ассоциации Украина-ЕС.

Стратегический курс украинского государства на европейскую и евроатлантическую интеграцию основывается на крепком фундаменте. В масштабах всей Украины преобладают приверженцы членства Украины в ЕС и НАТО, хотя пока что членство в Североатлантическом альянсе не является столь популярным, как членство в ЕС. Приверженцев членства в Евросоюзе больше во всех регионах, за исключением Харьковской и Одесской областей и Донбасса. Нужно также отметить, что, за исключением Донбасса и Одесской области, количество приверженцев НАТО не падает ниже трети жителей, что дает надежную основу для работы с остальными гражданами.

Кроме исследования региональных раскладов, нас интересовали взгляды респондентов в разрезе возрастных групп. Ответ на вопрос: «Прослеживаются ли на Украине различия в поколениях?» выглдит так: возраст респондентов наиболее существенно влияет на поддержку внешнеполитической ориентации государства: поддержка ЕС и НАТО среди молодых украинцев на порядок выше, чем среди пожилых. И, что характерно, для выделенных пяти возрастных групп прогресс этой поддержки линейный. Аналогичный прогресс можно заметить и в национальной идентичности: чем человек младше, тем чаще он идентифицирует себя с украинцами. А вот в вопросах языка и конфессии между отдельными возрастными группами таких существенных отличий нет. Следует подчеркнуть, что молодое поколение меньше употребляет украинский язык.

Государство мононационального типа

Приведенная профессором Плохием историческая перспектива побудила нас попытаться взглянуть на нынешние общественные процессы на Украине шире, чем на выводы из социологических опросов. Глубинные общественные процессы (а к таким относятся вопросы идентичности и внешнеполитической ориентации) позволяют выявить основу политических явлений, осознать рамки, в которых оперируют политики, и лучше понять результаты принимаемых ими решений. Притом важны европейская перспектива и, что само собой понятно, конфронтация украинской общественной действительности со стратегическими целями Кремля.

Украинцы становятся одним из наиболее однородных обществ в Европе, если принять во внимание национальную идентичность граждан Украины. Вместе с тем современная украинская национальная идентификация открытая, а не закрытая, притягательна и динамична, поскольку способна ассимилировать людей, идентифицирующих себя с другими этносами или же «по крови» принадлежащих к другим. Итак, согласно классическим политологическим дефинициям, украинский национальный процесс (в политологии названный национализмом) этнически инклюзивен, а не эксклюзивен.

Говоря простым языком, украинская нация растет и крепнет, ибо никто никому в метрическое свидетельство до пятого поколения не заглядывает, а кто захочет заглядывать, тот — друг Путина.

В истории Украины и украинской нации это явление не ново. Среди старшинской элиты Гетманщины были этнические неукраинцы, такие как Пилип Орлик. Среди «отцов-основателей» современного украинства — множество выдающихся личностей неукраинского этнического происхождения, вспомнить хотя бы Николая Костомарова, Владимира Антоновича, Вячеслава Липинского, Агатангела Крымского, Соломона Гольдельмана, Ольгерда Бочковского и многих других. УНР и ЗУНР были построены по гражданскому, а не по этническому принципу. Украинизация 1920-х годов показала большой потенциал расширения украинской идентичности в русскоязычных городах и индустриальных центрах. Аналогичные процессы происходят и сегодня.

В этом плане Украина интегрирована в общеевропейские процессы. Энтони Смит, известный британский исследователь национальных процессов (умер в прошлом году), в своей классической работе «Нация и национализм в глобальную эпоху» (английское издание 1995 г.) заметил: «Наплыв большого количества иммигрантов, гастарбайтеров, беженцев, экс-колониалов и чужестранцев несомненно изменил нынешний характер французской, британской или голландской „национальных идентичностей“. Их больше нельзя описывать простыми, сравнительно однородными категориями, характерными для довоенного периода. И хотя эти изменения в национальной идентичности принудили национальные государства переобозначить некоторые из своих ролей и функций, они не привели к сокращению их размеров и полномочий».

Он также констатировал, что «с социологической точки зрения спектр национальных государств немалый. На одном полюсе его находятся национальные государства, в которых более или менее доминирует этническое ядро, — Польша, Дания и Япония; на другом — этнически глубоко разделенные национальные государства, наподобие Бельгии, Канады, Ливана, Нигерии, Заира, Анголы, Индии и Пакистана. Между ними много национальных государств с господствующим этническим ядром, но с одним или более значительными этническими или национальными меньшинствами, вроде Китая, Вьетнама, Индонезии, Бирмы, Ирана, Египта, Зимбабве, Алжира, Мексики, Перу, Испании, Франции, Британии, Румынии, Болгарии и Грузии».

Украине не пришлось принимать сотни тысяч беженцев с Ближнего Востока, думать об их инкультурации, и соревноваться с политическими силами, выстраивающими собственную поддержку на страхе перед беженцами. Но украинское государство также должно «переозначить некоторые из своих ролей и функций», чтобы выстоять против агрессии. После трех лет такого «переопределения» можно констатировать, что послереволюционная Украина быстрыми темпами приближается к модели национального государства с доминирующим этническим ядром украинской нации. Она становится государством однонационального типа, но двуязычной, со значительным процентом представителей других этносов, и поликонфессиональной.

Парадокс объединения того, что не объединяется?

Объединяется, но специфическим для Украины образом, поскольку все надо делать одновременно: 1) выстоять в войне с Россией, элементом которой является «соревнования идентичностей«; 2) глубоко перестроить/реформировать государство, предпосылкой чего является сохранение консолидации общества вокруг основных целей государственной политики; 3) деколонизировать статус украинской культуры, ее языковую ситуацию, а также радикально изменить ситуацию в информационном и медийном пространстве. И все это делать, соблюдая основные права и свободы гражданина. Задача действительно титаническая, и без права на ошибку.

Важна также историческая перспектива: в новейшей истории Украина еще никогда не была независимой такой длинный отрезок времени (26 лет), еще никогда не противостояла России в вооруженном конфликте столь долго, и ни разу Украина не была так глубоко интегрирована в европейские политические процессы. А также никогда не приближалась к статусу субъекта мировой политики, за исключением, возможно, второй половины 1991 г., когда украинский референдум положил конец Советскому Союзу, вопреки позиции руководства не только СССР, но и США.

Заметим, что лидеры украинских государственных образований, национально-освободительных движений и политических партий ХХ в. могли только мечтать о том, что украинский вопрос будет решаться в Донбассе, а не в Киеве или во Львове. Благодарили бы Бога или судьбу за то, что в горниле войны с Россией собственными силами украинцев будет создана армия, сохранена государственность и объединена нация. Поэтому так важно не идти с историческими фигурами, как с оглоблями, на политических оппонентов, не делить украинцев на «настоящих» и «ненастоящих». Мерилом патриотизма является отношение к нынешним вызовам украинского «быть или не быть». Это Путину надо, чтобы украинцы и другие народы Центрально-Восточной Европы погрузились в конфликты 30-40-х гг. ХХ в. и символически выбирали между Сталиным и Гитлером.

«Всегда будем защищать»

Никогда не будет достаточно повторять, что для Путина и его окружения Оранжевая революция стала подлинным шоком. «Цветная революция» произошла в государстве, в котором она не должна была бы произойти: построенном по российскому образцу (олигархат и обеспечение преемственности власти через механизм определения «наследника»); зависимом от российской «трубы»; коррумпированной; с «многовекторностью» внешней политики, что, казалось, должно было бы гарантировать его постепенное вхождение в восстановленный «союз братских республик». И прежде всего — «единокровной»: с «17 миллионами российского населения» (любимый тезис Путина), преобладанием русского языка в городах-миллионниках (за исключением Львова), мощной Русской православной церковью и медиа-пространством, полностью интегрированным с Россией.

В 2004 г. не вышло, поэтому для разработки стратегии решения украинского вопроса были вовлечены социологи, истории и военные. Война против Украины должна была начать «перечерчивание» результатов развала СССР (путинская «самая большая геополитическая катастрофа ХХ в.») и установление нового мирового порядка с восстановленной Российской империей как одним из двух гегемонов. Кремлевским стратегам этого было мало, поэтому задумали, чтобы вместе с «катастрофой ХХ в.» «перечеркнуть» и «катастрофу» века предыдущего: обрушение процесса формирования «великой российской нации», которая должна была состоять из трех племен: великорусского, малорусского и белорусского. Для Украины этот план означал не только потерю государственной независимости и расчленения страны, но и исчезновение украинской нации как таковой.

В 2000 г. Алексей Миллер, известный российский историк, опубликовал книгу об «украинском вопросе» в политике власти царизма и в российском общественном мнении второй половины ХІХ в. Его вывод: «Неудача проекта великой русской нации связана в первую очередь не со столь часто поминаемой Катковым [Михаилом, редактором ультраконсервативных „Московских ведомостей“] и его последователями „польско-австрийско-немецкой интригой“, но с объективной ограниченностью русского ассимиляторского потенциала, с неспособностью государства и сторонников общерусского проекта в обществе скоординировать свои усилия, мобилизовать имевшиеся возможности для его реализации и для отстаивания уже достигнутого от вызова со стороны конкурирующего украинского проекта. „Окно возможностей“ не было использовано, а тяжелейший политический кризис России в первые десятилетия ХХ в. и его последствия похоронили, среди прочего, и проект великой русской нации».

«Встающая с колен» империя Путина решила, что проект не похоронен. Кремлевские стратеги приложили огромные силы, чтобы полностью использовать «ассимиляторский потенциал» России, «скоординировали усилия государства и общественных институтов» и «мобилизовали все имеющиеся ресурсы». Сценарий предусматривал создание из восьми юго-восточных областей «Новороссии». Центральная часть («до Збруча«) должна была стать «Малороссией», которой должен был управлять Янукович или кто-то вроде него. Для Галичины, Волыни, Буковины и Закарпатья подготовлены два варианта: присоединение к Польше, Румынии и Венгрии соответственно (согласно принадлежности этих регионов перед Второй мировой войной), или же их должна была ждать судьба Чечни и Алеппо.

Три года назад в европейской прессе обсуждалась информация о том, что Путин уже в 2008-2009 гг. предлагал лидерам западных соседей Украины принять участие в разделе Украины, весной 2014 г. оферта прозвучала публично из здания Государственной думы РФ. Если бы она была принята, Россия имела бы союзников в установлении «нового порядка», а от НАТО и ЕС не осталось бы и следа. Поскольку в демократическом мире не могут существовать межгосударственные союзы, отдельные члены которых разрушают основы международного порядка.

В случае отклонения предложения Кремля у России были бы свободны руки, чтобы «укропов» и «бандеро-фашистов» истребить до последнего. А кто после такой операции остался жив, стал бы «русином», чтобы раз и навсегда закончить «украинскую болезнь русской нации». Во время проведения такой операции Польша, Румыния, Венгрия, Словакия, Чехия и Германия прогибались бы под бременем проблем с миллионами украинских беженцев. А для того чтобы никому не показалось мало, среди них нашлись бы террористы, которые на месте терактов оставляли бы «визитку Яроша». Как результат: уже никогда и никто не посмел бы в положительном контексте упоминать слова «Украина» и «украинцы».

В т.н. Крымской речи от 18 марта 2014 г. (обоснование аннексии Крыма) Путин сказал: «Мы один с Украиной народ. Киев — мать городов русских. Мы не сможем друг без друга. На Украине будут жить миллионы русских граждан, и Россия всегда будет защищать их интересы». На 18 марта следующего года назначены выборы президента РФ — как знак того, что сценарии, написанные для 2014 г., остаются актуальными. Вдохновленные такой перспективой, радикальные правые силы у западных соседей Украины откровенно провозглашают лозунги «великой» Венгрии, Румынии и Польши, «имеющие право» на свои «извечные земли», которые «временно оккупирует бандеровская Украина».

Сохранять ум

Путин и его окружение не воспринимают ни современного мира, ни воли украинского общества к нормальной жизни. Они на уровне подсознания не признают украинской нации — сориентированной на Европу, современной, с большим, еще не использованным модернизационным потенциалом. И поэтому угрозу со стороны Путина миллионы украинцев ощутили на уровне общественного инстинкта: чтобы выстоять против агрессии, надо между собой и «русским миром» поставить стену и строить собственный «мир». Украинское государство обязано ответить на этот запрос и должно вложить его в юридические рамки.

Хосе Казанова, известный исследователь вопросов религии и секуляризации, заметил: «С конца 1980-х годов, когда на Украине появилась «гласность», здесь возникла самая разнообразная, самая плюралистическая и самая соревновательная в континентальной Европе религиозная система. Даже больше: фактически Украина является единственной страной Европы, которая отошла от европейской модели национальной церкви (или двух национальных церквей) и религиозных меньшинств или „сект“ и приблизилась к американской модели религиозного деноминационализма. Институционально коренным является тот факт, что речь идет о системе взаимного признания общественных групп без их признания или регулирования со стороны государства».

Сегодня политическая проблема на Украине — ответ на вопрос, как государству сохранить разнообразие и плюрализм и вместе с тем регулировать государственный механизм таким образом, чтобы общество не превратилось в поле боя всех со всеми. Чтобы выстоять в войне с Россией и не допустить создания «внутреннего фронта».

На Украине сложился консенсус относительно основ государственности: Украина является унитарным государством, в котором развивается местное самоуправление; носителем суверенитета и единственным источником власти на Украине является украинский народ, то есть «граждане всех национальностей» (преамбула Конституции Украины); украинский язык является единым государственным, другим языкам гарантируется свободное развитие, использование и защита; Крым будет национальной автономией крымско-татарского народа с гарантированием прав других национальностей; подавляющее большинство политически активных украинцев поддерживает интеграцию с ЕС и НАТО, в частности молодое поколение.

Самой деликатной является языковая проблема: настаивать ли государству на изменении состояния фактического двуязычия и ускорять «положительную дискриминацию» украинского языка? Ответ принесла сама жизнь: рост украинской национальной идентификации медленно меняет языковую практику, что иллюстрирует пример Киева, где растет доля тех, кто использует украинский язык в ежедневном общении. Главное — чтобы во всем сохранять умеренность, разум и не форсировать процессы. Жители Востока и Юга Украины остановили расползание «русской весны» в 2014 г., ведь они сами в состоянии выбрать образ собственной жизни.

«Украинским украинцам» пора привыкнуть к тому, что они — подавляющее большинство в государстве и поэтому несут за него особую ответственность. Должны вести себя не как столетиями униженное меньшинство, а как большинство, осознающее свои права, и прежде всего — обязанности. Украинство разнообразно и плюралистично, и в этом его большая сила. Важно также понять, что в Лету канут такие общепринятые до сих пор клише, как «расколотая страна», «цивилизационный фронтир на Днепре», «малороссы» с Востока, которые не дают жить «настоящим украинцам» с Запада.

Свобода и достоинство

В Европе не утихают дискуссии о роли национальных государств и национализма как элемента общественной модернизации. Дебаты активизировали глобализация и кризис ЕС, который колеблется между дезинтеграцией и переходом к более тесной форме объединения. Выборы в Нидерландах и Франции переломили ситуацию в пользу второго сценария, поэтому можно прогнозировать, что после сентябрьских выборов в Германии в ЕС окончательно выберут дальнейшую интеграцию, в частности углубление институционального сотрудничества в Еврозоне. Означает ли это отмирание национальных государств и серьезный шаг вперед на пути к созданию европейской «сверхнации»?

Смит предвидел, что хотя процесс объединения Европы и приведет к появлению европейской идентичности, «едва ли нам придется стать свидетелями скорой гибели национальных сообществ, которые опираются на общую историю и общую судьбу, с их обещаниями коллективного бессмертия через суд потомков. Без общих воспоминаний и значений, без всем понятных символов и мифов, без святынь, церемоний и монументов, за исключением горьких напоминаний о Холокосте и войнах, — кто будет чувствовать себя европейцем в глубине своего естества, кто добровольно пожертвует собой ради настолько абстрактного идеала? В общем, кто умрет ради Европы?»

Первыми ради Европы отдали свои жизни герои Небесной Сотни. В первой половине мая 2017 г. в Брюсселе открылся Музей истории Европейского Союза, где началом рассказа является Французская революция 1789 г. с ее лозунгом «Свободы-Равенства-Братства». Помаранчевая революция прошла под лозунгом свободы («Свободу не остановить»), Евромайдан стал Революцией достоинства. 22 ноября Украина отмечает День свободы и достоинства. Свобода и достоинство всей наций и каждого человека — вот формула украинских революций, интегрированности Украины в цивилизационное пространство Европы и ценностный фундамент возрожденной украинской нации и государства. Герои Небесной Сотни представляли все регионы Украины, говорили на разных языках и были разного этнического происхождения.

Российское антидемократическое и антилиберальное BacktothePast (назад в прошлое) существенным образом изменило идеологический ландшафт Европы и внешнеполитические ориентиры европейского политикума. Главными союзниками Кремля стали группировки радикальных и, к сожалению, умеренных правых. Их цель: развалить ЕС и НАТО, чтобы на их развалинах «расцвели» национальные государства образца 30-40-х годов прошлого века. Авторитарные, идеологически националистические или же откровенно фашистские.

Действие порождает противодействие. В течение минувших трех лет союзниками Украины были европейские христианские демократы с Ангелой Меркель и Дональдом Туском, либералы и американские республиканцы с Джоном Маккейном. Союзниками были также европейские и американские левые и зеленые. Малая «революция» произошла в политике французских социалистов с Франсуа Олландом и немецких социал-демократов, когда их возглавил Мартин Шульц. Им традиционно ближе было к России, чем к Украине. Близок к ним Эманнуэль Макрон, новый президент Франции, бывший министр в социалистическом правительстве. А его новая партия «Вперед» планирует присоединиться к союзу европейских демократов и либералов.

Для сохранения проукраинской коалиции решающее значение имеют реформирование государства, развитие Вооруженных сил и соблюдение Украиной Минских соглашений. Но не менее существенное значение имеет критическое осмысление политических традиций: от центра и правых к левым. Преемственность демократических, проевропейских традиций облегчает процесс консолидации украинской нации и является свидетельством зрелости политической мысли и политической жизни — товара особенно затребованного в современном мире.

В 2003 г. Леонид Кучма издал книгу «Украина — не Россия» — политический манифест украинской обособленности в рамках парадигмы «братских» государств и народов и многовекторности украинской политики. В России этого не хотели, на Украине — отвергли. Обе украинские революции были демонстрацией того, что «Украина — это Европа». На четвертом году войны с Россией, после получения безвизового режима с ЕС и ратифицированного Соглашения об ассоциации в повестке дня возникает другой вопрос: «Украина как Европа». Еще не часть ЕС, но страна, которая с ЕС в едином ценностном, общественном, правовом и политическом пространстве.

Одним из элементов проблемы «Украина как Европа» является процесс национального построения — специфический, но созвучный с процессами, происходящими в Европе. ЕС и Украина пока что развиваются разными темпами и различным образом, поскольку Украине надо наверстать годы, в значительной степени утраченные. Важно то, что направление движения одинаково и что украинский и европейский пути в конце концов пересекутся. А решающее — то, что в «точке соприкосновения» мы будем не просто ближе друг к другу, но и осознавать, что потребность друг в друге — ключ к общему успеху.

Украина. Евросоюз. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 июля 2017 > № 2241240


Украина. Россия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 июля 2017 > № 2241159 Ярослав Грицак

Главная ставка Путина в войне — не Донбасс и не Крым

Ярослав Грицак о реформах, третьем Майдане и декоммунизации

Светлана Шереметьева, Апостроф, Украина

Известный украинский историк и публицист, доктор исторических наук, профессор Украинского католического университета Ярослав Грицак в интервью «Апострофу» рассказал, как государственная система начала «переходить в наступление», потому что Украина потеряла время для реформ, почему европейский кризис — это хорошо, какие шансы дает Украине потеря контроля над Крымом и Донбассом, что может скрываться за декоммунизацией и какую ставку в своей войне сделал Владимир Путин.

«Апостроф»: Мы с вами беседуем во Львове, поэтому первый вопрос — как оцениваете сегодняшнюю ситуацию в городе? Как на львовян влияет проблемная ситуация с мусором?

Ярослав Грицак: Львов был, есть и останется очень важным городом с точки зрения политической борьбы в Украине. Если должно что-то важное произойти в Украине, прежде всего оно должно произойти во Львове. И то, что именно во Львове появилась партия «Самопомощь», некая новая политическая модель, которая построена на принципе открытого доступа, является символическим тому подтверждением. Принцип открытого доступа заключается в том, что все процессы должны пройти соответствующие конкурсы или соревнования, тогда партия будет иметь правильное направление. А так у нас все политические образования старые, просто переименованные. Потому этот львовский эксперимент очень важен. Но чтобы это влияло на ситуацию в стране, таких партий должна быть не одна, а 5, 10 или 15, вот тогда наша жизнь пойдет иначе, и мы поймем, что народных депутатов можно не то чтобы любить, но, по крайней мере, не ненавидеть, как сейчас.

Вообще, я считаю, то, что произошло во Львове, — это удар не по мне или львовянам, это удар по самой системе, которая не только не перешла к принципу открытости, а наоборот, перегруппировалась и перешла в тихое наступление. Вы же понимаете, кто начал эту блокаду и кем она контролируется? Для меня это признак, что страна пошла в непонятном направлении. Понимаете, мы сейчас позади перезапуска. А запуск новой системы начнется только тогда, когда произойдет переход к открытому доступу, когда появятся открытые конкурсные должности, когда будет прозрачная судебная система, когда заработает, наконец, партийное строительство и тому подобное.

— И куда это движение в другую сторону нас заведет?

— Никуда не заведет. Вместо того, чтобы реформировать эту страну, запускать ее, наша система идет потихоньку в наступление. Главное, как по мне, почему она идет в наступление — это не реформы, а борьба за политическую власть на следующих парламентских и президентских выборах.

— Возвращаясь к вашему тезису о львовском политическом эксперименте, вы считаете, что во Львове люди сознательнее?

— Галичина — это австрийское творение, где и образ жизни, и политическая система были другими. На этих землях не просто гражданское общество создавалось. Власть очень много чего делала, чтобы общество консолидировалось. Не только воспитывала его, а где-то и финансово помогала. Власть решила, что поскольку там много проблем, то эти проблемы самостоятельно она не решит, а делегирует местным властям. И чем больше города развивались, тем легче становилось самой власти.

— Недаром магдебургское право в Украине начало свою историю именно с галицких городов.

— Магдебургское право появилось раньше. Но сама идея всем делегировать право на самоуправление дальше по Украине пошла из Галичины. И, что интереснее, это зародило в дальнейшем и саму идею парламента. Это стало своеобразным механизмом политической борьбы. Раз есть политическая борьба, значит, надо иметь какой-то электорат, чтобы иметь электорат, надо иметь резерв, чтобы иметь резерв, надо иметь конституцию. Это закрученный механизм. И этот механизм сохранился даже через 100 лет чужой власти: польской, нацистской, советской. Этот механизм сломать крайне трудно, потому что он очень устойчив. Из-за этого Львов — очень атмосферный город, такого города в Украине, к сожалению, больше нет.

— А что вы имеете в виду, когда говорите об атмосферности?

— Приведу простой пример: если ты идешь по Львову на работу, то скорость твоего движения замедляется с каждым шагом, потому что ты постоянно встречаешь знакомого; ты у него что-то спросишь, он тебя пригласит на кофе — и все. Город институционально очень густо застроен. Чтобы вы понимали, по количеству трамвайных линий, количеству мест в театре, мест в кафе на одного жителя Львов не имел себе равных на этом пространстве, даже в сравнении с Китаем XV века Львов был более развитым. Если взять показатели газет на душу населения, Львов отставал только от Петербурга и Варшавы, о Москве даже и не говорилось тогда. Поэтому всякий раз, когда что-то во Львове важное делается, это не потому, что он такой красивый, а потому, что мы эту традицию сохраняем. Очевидно, каждая власть, которая хочет иметь влияние, должна со Львовом что-то делать. Властям очень важно иметь Львов как свой плацдарм на следующих выборах. Поэтому сейчас они пробуют зачистить территорию от возможных конкурентов.

— Удается ли власти такая зачистка сейчас?

— Пока удается, как видите. Рейтинги партии, городской власти начали падать, и власть видит, что это действует. Но надо понимать, что проблема с мусором — это политическая проблема. Власть не может уладить ситуацию на востоке страны, власть не может поделить территорию с Тимошенко и Радикальной партией, поэтому проблема мусора превращается в политический шантаж, такой себе политический квест. Я не хочу сказать, что знаю хорошо, как ведутся дела в «Самопомощи», я не агитирую за Садового, нет, речь о структурных вещах. Я скорее агитирую за то, что страна должна делать определенные шаги к нормальности, а нормальность означает то, что мы с вами должны выполнять правила игры.

Я не могу себе представить подобные мусорные блокады в Париже, Берлине или даже в Севилье. Когда проблема превращается в политическую, это признак того, что что-то ненормально в этой стране. Это еще не красный свет, но уже желтый, понимаете? Здесь что-то очень серьезное делается, и мне как жителю Львова очень обидно, что делается это у нас. Дело же не только во Львове, а дело в том, что страна является наследием Советского Союза. Очень многое из того, что у нее есть, — это наследие советской инфраструктуры. Эти структуры во многих случаях не ремонтировались, не улучшались все 25 лет. И мусорная проблема — это же та самая наследственная проблема, потому что города растут.

— То есть система прогнила?

— Не то чтобы прогнила… Она могла существовать в таком состоянии еще долго, но это состояние выживания. А выживание — это состояние стагнации. Вместо того, чтобы эту систему менять, ее превращают в инструмент политической борьбы. И меня сегодня именно это тревожит, потому что я считаю, что революция в Украине закончилась, но результаты достигнуты лишь частично. Главные крепости, которые должны были атаковать, остались неподвижны. К чему это приведет — не знаю, но я предполагаю, что в следующие два-три года политическая жизнь будет иметь вид борьбы за то, кто поделит власть между собой. По сути, негласные избирательные кампании уже начались год назад.

— Довольно долго в кулуарах говорили о досрочных парламентских выборах, думаете, это возможно?

— Это ничего не даст, потому что определенные решения были уже приняты год назад, а именно — кто будет идти на эти выборы. Возможно, даже немножко больше, чем год назад. И, опять же, то, что подобные решения принимаются, и никто о них не знает, еще раз показывает, что мы живем в закрытом пространстве.

— А как общественность должна реагировать на подобное закрытие пространства властью?

— Общественность должна кричать, если ее это волнует. Если ее это не волнует, то она кричать не будет. Я не знаю, почему сейчас в основном тишина. Я бы сказал, что это совокупность причин: и усталость, и война, и вообще желание комфортно жить. Но ответственность падет на власть, потому что в таких ситуациях власть несет ответственность за страну. Вся история реформ говорит, что именно власть их перезапускает. Общество никогда само перезапуститься не может, оно может только давить. Я думаю, что в какой-то степени общество будет давить дальше, потому что и журналисты, и масс-медиа, и общество сейчас собираются, хотят эти вещи обсудить. Но общество не может просто давить и победить, потому что все рычаги изменений есть у власти. Надо эти рычаги брать. А для этого надо, чтобы был политический класс, который готов прийти к власти, который имеет политическую волю и может вытащить этот самолет из ситуации пике.

Но я не говорю, что виновато только государство. Государство должно быть подчинено гражданскому обществу. А сейчас оно живет в красивом мыльном пузыре, само по себе. Значительное число общественных институтов закрылись в себе. Есть, конечно, часть общества, которая к этому не относится, это нормальное волонтерство, и слава богу, что они это делают. Но общество должно выйти за пределы этого пузыря и выдать политические кредо, потому что если эта политическая власть не может этого сделать, то это должен сделать новый политический класс.

— А откуда должен появиться новый политический класс?

— Его должно породить гражданское общество. Но пока что мы видим, что из этих гражданских проектов не выходит никаких жизнеспособных долговременных политических проектов. Поэтому ситуация в Украине патовая: власть не хочет, а общество не может.

— А вам не кажется, что власть все больше идет по принципу узурпации? Поэтому и общество не может.

— Да, власть собирает власть, стерилизует процесс. И я не был бы против, если бы власть этот инструмент использовала для того, чтобы реформировать страну, например, потому что реформы очень часто имеют сопротивление. Я не был бы против, если бы власть таким образом подталкивала общество. Но мы видим, что власть это делает для какой-то другой цели — для сохранения власти. Такая глупая тавтология. Поэтому ситуация действительно патовая. Увидим, к чему это приведет.

— Уже месяц прошел с момента вступления в действие безвизового режима Украины с ЕС. По вашему мнению, можно ли это решение воспринимать действительно как элемент разрыва отношений с Россией?

— Как историк могу вам сказать, что строительство государства, особенно успешного государства, никогда не обходилось без миграции. Например, Польша вряд ли могла бы так хорошо развиваться в 90-х годах, если бы не произошла миграция поляков в страны Запада. Польша не была такой закрытой, к их счастью, как советская Украина, например.

Миграция — это всегда определенный капитал. Но в то же время миграция — иногда это и трагедия для многих людей, для тех, кто уезжает, и для тех, кто остается. Дедушка и бабушка никогда не увидят внуков, или они их увидят, но не смогут поговорить, потому что дети разговаривают на другом языке. Это всегда сторона человеческой драмы или трагедии. Но в то же время ни одно доброе дело без эмиграции не решается. Это та жертва, которую порой надо принести. Если она полезна, конечно. Миграция означает набор привычек, правил поведения, которые затем распространяются. Мы давно заметили во Львове (не знаю, есть ли такое в Киеве), что водители останавливаются, когда переходят прохожие, например. Люди меньше переходят на красный свет, потому что жили в более цивилизованной стране, где такие вещи являются нормальными. Миграция порождает бациллу нормальности.

— Но будут ли люди возвращаться потом?

— Будут ли возвращаться? Скорее всего, нет. Я это вижу по своим студентам. Те, кто ищет лучшей жизни, не возвращаются. Как бы там тяжело ни было, как бы иллюзия о хорошей жизни, которую они себе представляют, ни рушилась, но если они находят просто комфорт — то не возвращаются. Но амбициозные всегда возвращаются. Одно дело — быть успешным и богатым, но одним среди 100 тысяч, а другое дело — быть одним из 10 или одним из 100. У нас в Украине очень не хватает честных и успешных людей. И поэтому те люди, которые приезжают сюда после учебы за рубежом, или те, которые успешно стартовали на Востоке или на Западе, делают страну лучше. Там они чужие, там уже поле засеяно.

— Имеете в виду конкуренцию?

— Понимаете, здесь чистое поле, тут выходишь — и ты как пионер, как ковбой в прерии или казак в степи. За более короткий срок ты добиваешься высоких должностей и имеешь влияние. Это одна плоскость. Поэтому амбициозные будут возвращаться. И, с другой стороны, сейчас мы живем во времена, когда физическое присутствие играет все меньшую роль. Сейчас, чтобы взять у меня интервью, вы могли бы со мной и не встречаться, можно было бы и по Skype поболтать. Физическое присутствие не играет такой роли, как раньше. Благодаря этому, я надеюсь, что, даже выезжая из страны, эти молодые люди будут поддерживать связи.

Потому что у Европы нет выбора, кроме как распространяться на Восток. Или политически, или экономически — это уже другой вопрос, но Европа возникла не по доброй воле, а из чисто прагматического соображения. Евросоюз тонет, каждая страна в отдельности не может выжить в таких условиях, если она не будет членом чего-то общего. С такими соперниками, как Китай или США, европейские страны не имеют шанса на конкуренцию по отдельности, Европа сможет конкурировать только как большое сообщество. И в тех масштабах Европа просто обречена к расширению, в частности на Восток. А Украина — это огромный потенциал, огромный человеческий капитал. Поэтому те люди, которые уехали на Запад или Восток, так или иначе будут пользоваться тем, что кто-то будет иметь контакты с Украиной.

— А Европа не устанет от украинцев?

— Европа устала от украинцев уже давно. Но Европа устала и от самой Европы. Европа трещит уже 20 лет.

— Я к тому, что когда мы будем готовы вступать в Европейский союз, такого союза уже может и не быть.

— Да, Украина вступит в Европейский союз, если к тому времени этот Европейский союз еще будет существовать. Вы понимаете, дело в другом: Европейский союз в глубоком кризисе. Но кризис — это краткая формула успеха Европы. Потому что Европа всегда была в кризисе.

— Но кризис в ЕС во многом спровоцирован именно миграцией, и это уже вторая сторона трагедии, о которой вы говорили.

— Есть разные типы кризиса. Наш кризис — это революция, война. В Европе кризис очень часто приводит к некоей новой развязке. То есть это не просто кризис, а кризис-вызов.

— Конец перед началом чего-то нового?

— Да. Все развивается через кризис. Чтобы выбиться на какое-то новое видение или парадигму, нужно пройти через кризис. У Европы каждый кризис приводит к чему-то эволюционному. Европейский союз к этому времени был уже нежизнеспособен. Это даже хорошо, что он зашел в тупик, и что сейчас Европа этот кризис переживает, потому что у меня есть надежда, что это новое качество. Имеем Брексит с одной стороны, а с другой стороны — имеем Францию и Германию. И то, на что рассчитывал Путин, что за Украиной падет Венгрия, падет Польша, не сработало. Вспомните, сколько про Грецию говорили. Но сейчас видим, что процессы исчезли. Брексит приостановился, движение началось в другую сторону.

Мало кто помнит, но Британия очень долго вступала в ЕС, ей постоянно отказывали, так же как Украине. В мире для Европы нет такого гарантированно красивого сценария. Все сценарии проходят через кризис. Европа создалась с очень прагматичной целью, у нее прагматичная конструкция. Но эта конструкция в значительной степени или устаревшая, или уже настолько забита, что в нее ничего не лезет. Европа говорит о ценностях, в которые в Европе уже мало кто верит, и еще меньше готовы защищать. И тут вдруг у вас есть страна, которая называется Украина, где люди не просто верят в европейские ценности…

— А готовы пожертвовать даже жизнью ради этих ценностей.

— Да. Это достоинство, которого вы сейчас не увидите в Лондоне или в Париже. В Украине возможны определенные инъекции, потому что если есть кризис, то у Украины есть шанс в этом кризисе. Как говорил очень метко Тимоти Снайдер: «Европа — это проза, а Украина — это поэзия». Вы можете писать прозу, а можете быть поэтом. Но это можно и совмещать. Поэтому Европа и Украина сейчас в самых перспективных местах, кризис может найти новую развязку.

— А как не упустить этот момент?

— К сожалению, мы знаем из истории, что в большинстве случаев наши мечты не реализуются, а остаются просто мечтами. Чем мне нравятся Европа и Украина, так это тем, что ни Европа, ни Украина не сдаются. Есть ощущение, что игра продолжается. Пока руки не опускаются — шансы остаются.

— Возвращаясь к вопросу о разрыве отношений с Россией, готовы ли мы к этому? Ведь годами мы жили едиными ценностями, советскими.

— Я думаю, что это уже произошло. Отношения между Украиной и Россией уже никогда не будут такими, какими были раньше. Точка. И это надо признать. Вряд ли это можно назвать пропастью, но это пункт невозврата. В этом были особенности отношений Украины и России — наши страны никогда не имели открытой войны. С поляками было очень много всего, у них был образ нас как врага, и это муссируется сейчас с Бандерой, была Волынь, была битва за Львов. В случае с Россией этого не было. То есть именно широкомасштабной войны между Украиной и Россией не было. Наоборот, чаще всего, когда была война, Украина по своей воле всегда оказывалась в союзниках России. А сейчас Путин создает ситуацию, когда Украина и Россия не только не являются союзниками — между ними война. И это один фактор. Второй — у Украины забрали сначала Крым, потом Донбасс. А такое уже не забывается. Но даже в такой ситуации Украина находится в более выгодном положении. Кризис национализируется, общество становится более-менее однородным. Это создает условия для того, чтобы Украина и Россия расходились, как в море корабли. Как далеко это зайдет и как дальше будет — я не знаю.

— Но Россия не очень отпускает.

— Россия не может даже предположить такого сценария. Война, собственно, идет вокруг вопроса, останется ли Украина в орбите «русского влияния». Именно в этом заключается главная ставка войны. Не Янукович, не Донбасс, не Крым. Для Путина отклонение Украины в сторону Европейского союза является стратегической угрозой для безопасности России. И это было известно еще после Революции Достоинства. Путин не даст согласия на вступление Украины в Европу. Несмотря на то, что ассоциация Украины с Европой ничего, по сути, не дает.

— Получается, что разрыв был неизбежным?

— Украина и Россия расходятся. Расходятся политически, национально, расходятся в ценностях. Расхождение есть сейчас уже и в том, что в Украине появилась новая группа людей, которой не было еще 15-20 лет назад. Это преимущественно молодые люди, вашего поколения, из больших городов, метрополий, таких как Львов, Киев, Одесса, Харьков, Днепр и Донецк. Это новый средний класс, образованный, который не готов воспринимать любую тоталитарную систему, будь то Янукович, Путин или Порошенко даже. И который имеет тот набор ценностей, который мы условно называем европейскими.

Известная песня о Путине возникла в Харькове, в среде харьковских хулиганов. А кто эти люди? Это молодые люди, которые имеют в большинстве своем высшее образование. Я об этой среде. Эта среда создает главную точку различия между Украиной и Россией. И вопрос в том, может ли эта среда оторвать Украину от России не только политически, но и целостно. Очень важно, сможет ли среда сломать этот политический проект. Культура, политика, экономика тесно связаны, это как шестерня. Их нельзя рассматривать отдельно. Чтобы зацепилась экономика, нужно, чтобы она сначала зацепилась политически, но чтобы эта политическая шестерня повернулась, надо, чтобы были определенные ценности в обществе. Если ценностей не будет — срываются зубцы. Я считаю, что произошло важное совпадение — все завертелось вместе. Но сейчас я с некоторой грустью скажу: этот механизм опять проскакивает. Нам снова не удалось.

— А вы как объясняете, почему не удалось?

— Быстрые рывки появляются только тогда, когда реформы делают очень быстро. Потому что реформа возможна в то время, когда для нее есть возможности. Спросите Бальцеровича (известного польского реформатора Лешека Бальцеровича, работающего сейчас в Украине, — «Апостроф»), он вам расскажет, как делал реформы за полгода.

— Так мы уже упустили свое время?

— Да, мы потеряли время. Я не говорю, что мы полностью лишились возможности, никогда в Украине так много не сделали, как за эти последние три года, но нет никаких гарантий, что мы не сможем вернуться назад. Точку невозврата мы еще не прошли. Это не мое мнение, это мнение многих экспертов, причем не только украинских. Я в этом уверен, потому что система теперь переходит в наступление. Ближайшие 2-3 года еще будет политическая турбулентность.

— Это, наверное, уже особенность украинской политики.

— Это особенность любой политики. Если ты подходишь к снаряду и не выполняешь упражнение, тогда ты должен делать новый подход. Так же и это. Украина была очень близка к тому, чтобы это засчиталось, но этого не произошло. И теперь вопрос нового подхода к снаряду. Когда это произойдет, я не знаю. Я надеюсь, что не будет Майдана, потому что я представляю, что должно произойти, чтобы был новый Майдан.

— Кстати, есть мнение, что если будет третий Майдан, то он будет более жестким, чем предыдущий, потому что общество стало более милитаризированным. Согласны с этим?

— Да, но шансы на третий Майдан очень низки. Их преувеличивают. Это, знаете, все страхи и запугивания. Во времена Януковича было несколько майданов: налоговый майдан, например, и еще очень много других. Но ни один из них не стал настоящим Майданом, пока не произошло еще что-то. Для того, чтобы протестное движение превратилось в массовое, должно еще что-то произойти. Этого еще нет сегодня, и еще долго не будет, скорее всего. Говорю же, посмотрите на экономику. И первый, и второй Майданы произошли на волне экономического подъема. И это не случайно.

— А с чем это связано?

— Революция очень часто начинается не тогда, когда становится хуже, а когда становится лучше. В режиме выживания люди понимают, что надо выживать, у них надежды высокой нет. Это сложная теория. Понимаете, изменился характер бедности. Сейчас бедность относительная, это означает, что если я живу во Львове, то мне хотелось бы жить так, как живут мои сверстники в Париже. Или если у меня есть машина одной марки, то я считаю себя бедным по сравнению с тем, у кого есть машина другой марки. Это относительная бедность. Абсолютной бедности у нас нет, почти нет. Есть, конечно, случаи. Но историй, когда люди умирают от голода или холода, становится меньше. Это не означает, что механизмом революции является бедность относительная, а не абсолютная. Нет. Но эта относительная бедность проявляется тогда, когда есть высокие ожидания, когда мы хотим иметь больше, чем имеем.

— То есть высокие ожидания рождают большие разочарования?

— Не то чтобы разочарования, разочарование всегда есть. Просто когда люди имеют завышенные ожидания, тогда революция очень возможна. А завышенные ожидания возможны тогда, когда есть экономический подъем.

— А в России такая революция возможна?

— Если бы она была возможна, то уже произошла бы. Но она была на Болотной площади и не удалась.

— А последние антикоррупционные протесты в России?

— Нет, в России это не произошло потому, что для того, чтобы произошло, также нужны определенные политические условия. Условно говоря, если в стране существует хотя бы какая-то демократия, если есть разнообразие мнений, разнообразие масс-медиа и все остальное, тогда это может произойти. В России не происходит, потому что там есть так называемая телевизионная кнопка, а ценности формируются не только экономически. В этом преимущество Украины. Украина не поддалась на соблазн авторитарного общества. В принципе, Россия в 90-х годах была в похожих условиях — и там и там ситуация была очень плохая, это ужас населения, экономические трудности, государство находится в коррумпированной схеме, демократия была только прикрытием для олигархических схем и так далее. Но Россия полностью превратилась в авторитарные владения Путина. Зато в Украине это привело к тому, что образовались определенные правила игры. В России всегда можно предсказать результаты выборов.

— А у нас разве нет?

— В Украине нет, потому что тут совсем другой механизм. Я не говорю, что это совершенный механизм, но это первое условие демократии. Правила таковы: если ты сегодня выиграешь, то ты не посадишь оппозицию в тюрьму, потому что завтра ты также можешь оказаться в оппозиции. Понимаете, в чем дело? Янукович был первым, кто пытался нарушить это правило, он отправил свою оппозицию, своих врагов в тюрьмы, и за это он был наказан.

Сейчас ни один из оппонентов Порошенко, которые были на выборах в 2014 году, в тюрьме не сидит. У нас нет кого-то типа Ходорковского, в этом принципиальная разница. Это несовершенная демократия, эта демократия скорее похожа на анархию, но она есть. Но она будет функционировать, когда станет социализированной. А для этого надо осуществить смену партийных систем, партийного строительства, возможно, даже конституции. Пока мы пробуем, шанс есть. Главное — не переставать пробовать.

— Вы сказали, что сейчас Украина такая однородная, потому что отпали Крым и Донбасс.

— Скажем так, она стала более однородной, чем раньше.

— Стоит ли в таком случае бороться за эти территории? Пытаться ментально возвращать этих людей?

— Всегда стоит, потому что это дело международного права. Чего мы должны отдавать эти территории? Это не какие-то абстрактные понятия, а выписанные годами принципы. Вся история Европы и мира — это борьба за территории, за границы и прочее. И это возникло не где-нибудь, а в Европе. Потому что Европа всегда была территорией, на которой велась борьба. Но после войн появилась новая политическая система, при которой не может так случиться, чтобы одна европейская государственность воевала с другой европейской государственностью. Это означает, в первую очередь, принцип неприкосновенности границ. Во-вторых, все несут ответственность.

Почему Путин так не любит европейцев? Потому что нарушил геополитическую систему, которая складывалась десятки, сотни лет. А Путин пришел и эту систему поломал. Причем поломал цинично. Это как, знаете, кто-то строит стеклянный дом, а кто-то приходит с железным ломом и ломает этот дом. Вот это наглядный пример того, что делает Путин. Путин поломал систему. И сделал это именно из-за Украины, в Украине. И это не было бы преступлением, если бы Украина не требовала по отношению к себе, к геополитике, к миру и Европе уважения и возвращения этих территорий. Потому что иначе это вернет нас всех к старым принципам.

— Но как возвращать эти территории?

— Отсутствие Донбасса и Крыма — это трагедия, но в то же время это дает шанс Украине, возможность стать однородной и лучше пройти процесс реформ. Меньше будет различных споров относительно языка, относительно Януковича и так далее. Надо воспользоваться отсутствием Крыма и Донбасса сейчас для того, чтобы делать быстрые реформы. Там (на Донбассе — «Апостроф») стреляют, но стреляют не потому, что это выбор Украины, а потому, что идет война. А вторая вещь — делать консолидацию, когда страна обращается в Евросоюз. И тут я говорю, что это не уникальность страны, такие ситуации очень часто случались. Надо посмотреть, какие системы можно рассматривать. Мне кажется, что это система примирения. Примирение сначала должно быть отречением от чего-то. Таких схем очень много, просто есть вопрос относительно качества этих схем. Я думаю, что, к сожалению или к счастью, это возвращение не является предметом ближайших лет.

— И Крыма, и Донбасса?

— Да, мы должны смириться с тем, что это надолго. Но этот вопрос не вечный. И Путин, думаю, это тоже почувствовал. Нам надо думать, как дальше примиряться (с жителями оккупированных территорий Украины — «Апостроф»), и думать об этом сейчас. Но главное для меня в этой ситуации, кроме того, что война, что стреляют, — то, что надо держать двери открытыми, держать контакты, не закрывать дверь для этих территорий, для людей, которые там. Надо готовиться к этому сегодня. Я не говорю, что это совершенный процесс, но мы должны его пройти.

— Но такие акции, как блокада Крыма и Донбасса, ведь не являются открытыми дверями?

— Это что-то другое, но да, оно в определенной степени ведет к закрытию дверей. Это наказание за коррупцию, за коррупционные схемы, за то, что не произошло того пересмотра, о котором говорили в начале революции. Понятно, что эта блокада является политически двусмысленной, экономически вредной. Но я понимаю, что это наказание за то, что политическому классу не удалось перейти к новым условиям, жить по-новому, как они это обещали.

Мой бывший аспирант, который воевал в АТО, рассказывал, как ставят перед тобой задачу взять высоту, ты ищешь добровольцев, долго думаешь, идти или не идти, а у тебя за спиной едет поезд, нагруженный углем, ты понимаешь, какое это имеет моральное влияние. Изменения быстро не происходят. Изменения можно быстро инициировать. Надо сделать окно возможностей, а изменения далее уже будут идти десятки лет. Вряд ли эти изменения будут всех удовлетворять. Скорее всего, они удовлетворят даже не нас, а уже следующие поколения, потому что этот процесс длится 40-50 лет. Но, по крайней мере, должно быть заложено базовое чувство справедливости — когда одни воюют, и за их спиной не идет вагон с углем. Пока этого элементарного чувства справедливости нет. Знаете, я убежден, что мы еще долго будем жить в состоянии политической турбулентности, где все, даже мусор, может стать большой политической игрой.

— Вы обмолвились об идеологии. Интересна ваша позиция относительно политики декоммунизации. Как историк как вы относитесь к этим изменениям?

— Как историк хочу сказать, что это побочный эффект революции. В истории первые массовые переименования городов, улиц, даже календаря произошли во время Великой французской революции. Каждый новый режим, пришедший к власти, хочет избавиться от старого режима. И это такой образ, такой символ. И я понимаю, что это цена революции. Я только очень боюсь, когда эта декоммунизация становится дымом, за которым мы не видим отсутствие реформ. Чем меньше реформ, тем больше переименований. Когда ты переименовываешь, ты имеешь дело не с реальными вещами, а с символами. Я не говорю, что символы не важны. Но когда ты платишь коммунальные — ты имеешь дело с вещами, которые реально можешь почувствовать.

У меня есть подозрения, что чем меньше реформ, тем больше будет переименований. Создается впечатление, что декоммунизацией, переименованием улиц мы избавляемся от коммунистического прошлого. Но это очень поверхностное впечатление. Коммунистическое прошлое — это не только символы, это еще и коррупция, которая в советские времена процветала, это закрытость политической жизни, которая всегда была. Есть вещи намного более глубокие, чем вопрос переименования. У нас куча старой советской системы, которая просто переименовывается, но по факту не меняется. Конечно, много старого отменено, но мы не идем глубже. Подытоживая, можно так сказать: с декоммунизацией у нас более-менее в порядке, а с реформами — сомневаюсь.

Украина. Россия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 июля 2017 > № 2241159 Ярослав Грицак


Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 12 июля 2017 > № 2241150 Арас Агаларов

«Это выдумки какие-то!» Арас Агаларов — о связи своего сына с Трампом-младшим

Анна Игнатова

По словам миллиардера, Эмин действительно знаком с американским президентом и его сыном, но сам он ни с тем, ни с другим не имел контактов

Президент и владелец группы «Крокус» Арас Агаларов F 51 в интервью BFM назвал «выдумками» информацию о том, что его сын Эмин фигурирует в переписке с Дональдом Трампом-младшим по поводу передачи компромата на Клинтон: «Я думаю, это какие-то выдумки. Это я не знаю, кто выдумывает. При чем тут Хиллари Клинтон? Я не знаю».

Агаларов-старший подтвердил, что его сын и сын американского миллиардера действительно знакомы и вместе вели дела во время организации конкурса «Мисс Вселенная» в 2013 году. «У нас состоялась встреча… кажется, мы все друг другу понравились, обменялись рукопожатиями и за неделю подписали контракт», — рассказывал Эмин Агаларов в интервью Forbes.

На вопрос, знаком ли он сам с сыном Трампа, Арас Агаларов ответил, что нет: «Это Эмин с ним знаком, я с ним не знаком. Ну, мы «Мисс Вселенную» проводили, и тогда там состоялись контакты». Агаларов-старший был организатором мероприятия и заключил с Дональдом Трампом контракт на $14 млн. Конкурс прошел в Москве, в «Крокус Сити Холле», принадлежащем компании Агаларовых Crocus Group. Миллиардер утверждает, что понятия не имеет, о чем могли говорить «дети»: «Они приблизительно одного возраста, откуда я знаю, в каком ключе они общались. Ну, общались о чем-то, не знаю».

11 июля сын главы Белого дома обнародовал в своем Twitter переписку с известным британским PR-специалистом и музыкальным критиком Робом Голдстоуном по поводу встречи с российским адвокатом Наталией Весельницкой, которая могла бы предоставить (по словам Голдстоуна) компрометирующую информацию о Хиллари Клинтон.

В письме от 3 июня Голдстоун пишет Трампу-младшему о звонке Эмина Агаларова, который сообщает, что генпрокурор России («The Crown prosecutor of Russia») встретился с его (Эмина) отцом Арасом Агаларовым и предложил предоставить Трампу информацию, компрометирующую Клинтон и раскрывающую ее контакты с Россией. Также в этом письме Голдстоун утверждает, что «это часть той поддержки, которую Россия и ее власти оказывают кампании Трампа — через Араса и Эмина».

Агаларов-старший заявил, что «я и Роба Голдстоуна толком не знаю». На вопрос о роли пиарщика в отношениях с Эмином миллиардер ответил: «Он работал с Эмином какой-то период в качестве менеджера, наверное, или продвигал что-то в Америке, не знаю. В общем, он работал. Они общались вместе».

Трамп-младший в интервью Fox News назвал свою встречу с российским адвокатом Весельницкой во время предвыборной кампании своего отца в 2016 году «пустой тратой 20 минут, что было позором».

Дональд Трамп похвалил сына в своем заявлении, которое зачитала представитель Белого дома: «Мой сын — хороший человек, и я аплодирую его открытости», – передает Reuters.

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 12 июля 2017 > № 2241150 Арас Агаларов


Италия. ЕАЭС > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 июля 2017 > № 2241097 Ламберто Заньер

Различия во взглядах на украинский кризис плодят недоверие и напряженность

Бывший генеральный секретарь ОБСЕ Ламберто Заньер делает выводы из своей работы на этом посту и призывает дипломатов всего мира обратить внимание на различия в восприятии великих держав, которые могут привести к конфликту.

Ламберто Занньер (Lamberto Zannier), Le Monde, Франция

На этой неделе десятки дипломатов и военных экспертов из Европы, Северной Америки и бывшего СССР собрались в замке Хофбург в Вене, чтобы обсудить вопросы безопасности и провести ежегодный анализ ситуации с контролем над вооружениями и мерами укрепления доверия в евроатлантическом регионе.

11 июля министры иностранных дел 57 государств-членов ОБСЕ собрались на неформальной встрече в австрийском Мауэрбахе, чтобы обсудить существующие в настоящий момент угрозы для безопасности. Помимо нынешних конфликтов в регионе ОБСЕ в повестке дня значатся миграционные движения, терроризм, а также посягательства на права человека, правовое государство и демократию.

Эти собрания проходят в трудный и решающий момент для европейской безопасности. Возвращение геополитики ставит под вопрос сформировавшуюся после холодной войны модель сотрудничества, а в межгосударственных отношениях на первое место все чаще выходит антагонистическая игра. Поляризация мнений набирает обороты, взаимное доверие тает, а ситуация в военной сфере становится все более непредсказуемой, что ведет к усилению напряженности на нашем географическом пространстве.

Расхождения в восприятии угроз обостряют эти негативные тенденции. Расширение НАТО и Европейского союза воспринимается Москвой как дестабилизирующий фактор или даже угроза. В ответ Россия увеличила инвестиции в оборону и стала активнее проводить военные учения. Эскалацию усиливает растущее число опасных инцидентов со сближением военных самолетов и кораблей.

Риск эскалации

В такой атмосфере неопределенности и непредсказуемости нас вполне может затянуть в порочный круг эскалации, которая в перспективе чревата конфронтацией. Именно такая динамика работает в украинском кризисе: совершенно разные восприятия конфликта и его причин обостряют недоверие и напряженность, тогда как давление в пользу силовых решений становится все сильнее.

Кризис подорвал фундамент утвердившейся после холодной войны системы безопасности и посеял сомнения по поводу прочности основанного на четких правилах режима отношений наших стран. Прогресс в реализации Минских соглашений не назвать удовлетворительным, а за последние месяцы мы стали свидетелями подъема напряженности в Донбассе на фоне постоянного риска эскалации.

Что мы можем сделать, чтобы восстановить атмосферу стабильности и безопасности в Европе? В период холодной войны паритет между военными блоками был ключевой концепцией для поддержания стратегической стабильности: в СБСЕ/ОБСЕ велось наблюдение за соотношением обычных вооруженных сил двух блоков по различным категориям военной техники вроде боевых самолетов и вертолетов, а также регламентирование их количества и территориального распределения.

Была разработана сложная система правил регулирования военной деятельности, чтобы обеспечить прозрачность и предсказуемость, укрепить доверие и не допустить расхождений в восприятии ситуации. Этот количественный подход во многом базировался на принципе симметрии. Дело в том, что симметрия — важнейшее условие равновесия.

Восприятия и реальность

В нынешней атмосфере все более острой нехватки доверия мы видим, что меры обеспечения отношений в сфере безопасности быстро становятся все более неэффективными.

В нашем многополярном мире ни о какой симметрии больше не идет и речи: старые блоки исчезли или претерпели серьезные преобразования, природа конфликтов изменилась, военные технологии развиваются быстрыми темпами, а на фоне устаревания прошлых соглашений доминирующий менталитет антагонистической игры становится препятствием для реформ инструментов регулирования наших отношений в сфере безопасности.

Нам как никогда нужно стараться восстановить стратегическую стабильность. Необходимо сделать так, чтобы асимметрия сил, военной деятельности, развертывания войск и армий сама не стала дестабилизирующим фактором.

Сегодня нам пора взять на вооружение логику «асимметричной стабильности». В нынешней обстановке с безопасностью в Европе esse est percipi: восприятия так сильно влияют на действительность, что некоторым образом становятся ей. Нам же нужны широкие взгляды, чтобы выработать подходы, которые позволят учесть одновременно различия восприятий и военную асимметрию в нашей политике безопасности. Мы должны разрабатывать новые инструменты, поскольку те, которыми мы располагаем в настоящий момент, дают сбой.

Как они могли бы выглядеть? Они должны вести к сокращению рисков практическим образом и с внимательным отношением к тревогам всех вовлеченных сторон, причем их формирование должно вестись сообща. Они должны опираться на принципы предсказуемости и прозрачности, а также восприятие угроз и прочие качественные и политические соображения, а также количественную составляющую.

Асимметричная стабильность

Так, например, можно было бы ввести ограничения на российские военные учения поблизости от границ ряда соседних стран и в частности прибалтийских республик, а также добиться большей прозрачности по таким учениям на данном пространстве в целом. В ответ Москва могла бы получить сведения о силах НАТО, их развертывании и деятельности в регионе.

Можно ввести систему обоюдного наблюдения, пусть даже и в меньших масштабах. Процедура обмена данными о передвижениях войск и техники в некоторых регионах вроде Прибалтики и Черного моря могла бы уменьшить напряженность и риск инцидентов. Следует также рассмотреть механизм сотрудничества с обеспечением незамедлительных консультаций и мер снятия напряженности в случае военного инцидента или опасного сближения.

Но как можно ввести фактор «восприятия» в наши стратегии? Можно ли найти равновесие в асимметрии? Реально ли прийти к более широким взглядам, приняв наши различия и найдя способ включить их в новую систему безопасности? Получится ли у нас руководствоваться логикой «асимметричной стабильности»?

Это лишь немногие из тех вопросов, на которые придется найти ответ дипломатам и военным экспертам. Надеюсь, они смогут преодолеть разногласия и решить проблемы прагматическим образом, чтобы укрепить тем самым нашу стабильность и безопасность.

Ламберто Занньер — посол Италии, бывший генеральный секретарь ОБСЕ с 2011 по 2017 год.

Италия. ЕАЭС > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 июля 2017 > № 2241097 Ламберто Заньер


Казахстан. Россия. США > Финансы, банки. Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 12 июля 2017 > № 2240957 Андрей Белов

Национальный банк РК подчиняется ФРС США?

Автор: Сара САДЫК

«ЦБ является государством в государстве, и это государство подчиняется Вашингтону. Даже не Белому дому, а Федеральной резервной системе (ФРС). Все подчиняются ФРС — Банк России, правительство нашей страны, Барак Обама». Это выдержка из комментария Валентина Катасонова, профессор кафедры международных финансов МГИМО, доктора экономических наук, на статью Марата Селезнева «Пятая колонна с Неглинной», опубликованную на ресурсе lenta.ru.

Относительная независимость

Приведенную выше цитату можно спроецировать и на Казахстан, в законодательстве которого прямо говорится: «Органы представительной и исполнительной власти не вправе вмешиваться в деятельность Национального Банка Казахстана, его филиалов, представительств, ведомств и организаций по реализации его законодательно закрепленных полномочий». То есть, наш Нацбанк тоже представляет собой государство в государстве.

Получается, теоретически он может, используя находящиеся в его распоряжении инструменты (например, через резкие изменения курса национальной валюты), оказывать давление на правительство, влиять на политические процессы в стране? Этот весьма интересный вопрос мы попросили прокомментировать нашего давнего эксперта, профессора университета префектуры Фукуи (Япония), доктора экономических наук Андрея Белова:

- Центральные банки в разных странах могут быть полностью независимыми, наполовину независимыми и совсем зависимыми от своего национального правительства, - говорит он. - Примерно с начала 1990-х заговорили о том, что если центробанк будет независимым от правительства, то он, ограничивая число низкопроцентных и длительных кредитов последнему, тем самым поставит барьер инфляции. Поэтому многие государства стали брать курс на независимость своих ЦБ.

- Но ведь, снижая инфляцию, надо одновременно и другие задачи решать, чтобы не задушить экономику и национального производителя.

- Этими-то задачами как раз и занимается правительство, а центробанк, как правило, следит за устойчивостью в сфере денежного обращения и за инфляцией. И чтобы все эти задачи решались, ЦБ должен стремиться не только к независимости, но и к конструктивному обмену мнениями с правительством. Кстати, многие страны, особенно развитые, такую политику и проводят.

Приведу конкретный пример: 2008 год, в США разворачивается колоссальный кризис. И Бен Шалом Бернанке, председатель центробанка - Федеральной резервной системы (утверждаемый, кстати, конгрессом США) – начинает программу «количественного смягчения», т.е., в сущности, колоссального вброса денег в обращение. И эта программа в точности совпадает с установками правительства. В 2009-м у председателя заканчивается первый срок полномочий, и сенат утверждает его на второй. Разумеется, ФРС остается независимой с точки зрения техники регулирования и конкретных инструментов политики, но стратегические цели вырабатываются совместно всеми участниками политической элиты. Другими словами, когда в обществе формируется консенсус по вопросу необходимости изменения установок, председатель ФРС обязательно участвует в обсуждении. А затем самостоятельно определяет конкретные меры и приступает к их реализации. Поэтому на самом деле так называемая независимость центрального банка – вещь относительная. Это, извините за избитую фразу, не догма, а руководство к действию.

То же самое происходит и в Японии, хотя и с поправкой на особенности местной политической системы. До начала 2013 года японский ЦБ проводил сравнительно сдержанную денежную политику. После смены парламента и правительства в руководстве страны сложилось представление о целесообразности увеличить бюджетные расходы и нарастить предложение денежной массы для оживления экономического роста. И началась работа над тем, чтобы сменить руководителя центрального банка другим, который имел бы такую же точку зрения, что сформировалась в правительстве. Это вполне логично. В Японии центробанк – это акционерная компания, в которой 55% капитала принадлежит правительству, а 45% - частным акционерам. «Частники» в управлении банком не участвуют, его главу подбирает правительство, а утверждает парламент.

Профессор Катасонов говорил, что центробанки многих развивающихся стран фактически зависят от ФРС. В определенном смысле так и есть. Но это очень образное и запоминающееся выражение требует пояснений. На самом деле, политика обменных валютных курсов, принятая в России и Казахстане, в значительной степени зависит от бивалютной корзины (доллар-евро), где ведущую роль играет доллар. На его курс по отношению к другим мировым валютам влияет все – и цены на нефть, и политическая ситуация в мире, и внутренняя ситуация в США. Поэтому мы, конечно же, зависим от решений Федеральной резервной системы. Только в этом смысле можно и нужно понимать слова профессора. Он наверняка и сам пояснил это, но когда дошло до цитирования, взяли самую яркую фразу.

Курс доллара и «цветные» революции

- Так воздействуют внешние силы на ситуацию в наших странах через курс доллара или нет?

- Они воздействуют, но не через курс, а через агентов влияния. А курс – это как погода: попробуй-ка из Америки разогнать облака над Москвой или Астаной. Когда правительства России и Казахстана решили отпустить свои валюты в свободное плавание, то, сохранив механизмы влияния на валютный курс, большую часть работы по его поддержанию отдали доллару и евро. Это решение было принято самостоятельно в условиях, когда расходы на поддержание курса оказались непосильными. Однако очень трудно представить, что кто-то, даже не знаю, кто («Вашингтонский обком» что ли?) будет пытаться каким-то образом поднять резко доллар, с тем, чтобы в Казахстане или в России произошла «цветная» революция. От этого, прежде всего, сами американские производители и пострадают. Кроме того, это приведет к огромным и плохо предсказуемым социальным последствиям, которые выйдут далеко за пределы наших стран.

- Но практика показывает, что «плохо предсказуемые последствия» для мировых лидеров мало что значат… Та же война во Вьетнаме, распад СССР или наплыв беженцев в Европе...

- Так ведь там не колебания курса вызывали войну, а наоборот! Поэтому нет причин полагать, что американская сторона, прибегая к манипуляциям с долларом, будет пытаться реализовать какие-то политические цели или оказывать давление на наши страны. Об этом, я считаю, даже говорить серьезно не стоит. Для смены режимов используются иные методы.

Но есть другой вариант. Если, скажем так, внутри наших стран какие-то политические силы будут иметь достаточно влияния для того, чтобы в свою пользу попытаться изменить курс рубля или курс тенге, - это да, вполне возможно.

- Есть мнение, что эти «политические силы», как правило, от кого-то зависят и кем-то поддерживаются. Они же не на пустом месте возникают.

- Вот именно. Более того, в России такие ситуации были. В 1990-е годы Центробанк принимал определенные решения, и рубль на время резко опускали, а потом вновь поднимали. Делали это для того, чтобы коммерческие банки, имевшие хорошие личные или деловые связи с руководителями ЦБ, смогли провести какие-то выгодные для них операции, то есть получить прибыль, которую они будут использовать по своему усмотрению. Более того, некоторые исследователи говорят, что этот механизм все еще применяется. Правда, в последние годы в России это происходит все реже. Кроме того, необязательно менять курс. В арсенале центробанков есть менее заметные для широкой публики механизмы взаимодействия с коммерческими. Возьмем, например, уровень обязательного резервирования. Ведь комбанки должны держать на счетах в ЦБ определенный объем средств. Их количество определяется в процентах от капитала каждого банка. Вот этот элемент можно чуть-чуть изменить.

- И все же, можно ли использовать колебания валютного курса для сознательного ухудшения экономической, социальной или политической ситуации?

- Теоретически - да, но зачем это центробанку? Ведь те, кто там работает, прекрасно обеспечены. Им вообще не нужны революции, это совершенно не в их интересах. Более того, принимаются даже специальные законы, позволяющие использовать прибыль для оплаты работников ЦБ. Это делается сознательно, чтобы у них не возникало соблазнов лезть в сомнительные операции.

- Но ведь помимо денег есть соблазны более высокого уровня – например, влиять на политику…

- А вот здесь надо смотреть на то, какие люди сидят в руководстве. Эльвира Набиуллина из российского Центробанка – ученица широко известного Владимира Ясина. Я знаю многих ее коллег по Высшей школе экономики, читал ее работы и слышал о ней только хорошее. О Данияре Акишеве из Нацбанка РК я знаю намного меньше, но это немногое - опять-таки только хорошее.

- Словом, никто не заинтересован в революции, спровоцированной очередной девальвацией. Но если она, девальвация, все же необходима?

- Тогда нужно не резко, а потихоньку менять курс. И если девальвация неизбежна, то следует просто разъяснять населению, что да, сейчас курс опускается, но за этим последует экономический подъем. Я все это испытал на собственном опыте. Работая в конце 1990-х в комитете по финансам Санкт-Петербурга, я видел, как после девальвации 1998 года резко упал жизненный уровень, но прошло несколько месяцев - и начался быстрый промышленный подъем. Это произошло вследствие того, что от снижения курса выиграли внутренние производители.

- Выходит, рост экономики связан только с колебаниями валюты? А как же другие, более фундаментальные факторы – мотивация населения, уровень образования, наличие технологий…

- ...И особенно свободные производственные мощности. А тогда в России их было с избытком, да и всех остальных «фундаментальных факторов» - тоже. Только вот дешевый импорт забил все магазины. Опустили курс, поднялись цены на итальянские макароны, и их начали делать дома.

Прогнозы – дело неблагодарное

- В Казахстане за последние месяцы курс доллара и евро по отношению к национальной валюте упал примерно на 10%. Попытки объяснить, почему это происходит, у финансовых аналитиков и экономических обозревателей получаются туманными и малопонятными. Это делается специально?

- Я не сторонник теории заговоров. У нас уже столько потрясений было, что и наши, и ваши, и японские правители уже научились через эти катастрофы перебрасывать мостик, чтобы не упасть в глубокое ущелье и не свернуть шею. Поэтому, надеюсь, каких-то значительных колебаний курса они просто не допустят. Однако не стоит забывать, что курс зависит от многих вещей. Напомню про одну простую тенденцию, набирающую силу в сегодняшней России. Рубль ведь тоже нестабильный, и многие задаются вопросом, что с ним будет. Так вот, в стране во время летних отпусков, когда 10 с лишним миллионов человек выезжают за рубеж, традиционно растет спрос на валюту. В сентябре он сойдет на нет. Нам нужно пережить этот период, а после уже смотреть за тем, как будут вести себя «фундаментальные факторы», определяющие движение курса, и какой очередной фокус придумает нынешний президент США.

- В феврале вы говорили, что к середине лета ожидается паритет доллара и евро.

- Значит, ошибся. Ситуация в Европе менялась так быстро, что было очень сложно что-то предсказать. Зимние прогнозы были связаны с предстоящими выборами во Франции и с тем, как будет развиваться ситуация в Великобритании. В этих двух странах вроде бы все устоялось, и евро стабилизировался. Данный случай говорит о том, что длительные прогнозы - вещь неблагодарная, и нам, экономистам-специалистам, нужно избегать их.

Это, кстати, является еще одной причиной того, почему некоторые обозреватели и аналитики говорят таким непонятным языком. Потому они и выражаются так витиевато, что предсказать все равно ничего не могут…

Казахстан. Россия. США > Финансы, банки. Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 12 июля 2017 > № 2240957 Андрей Белов


Казахстан. Германия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > akorda.kz, 12 июля 2017 > № 2240949

Брифинг для представителей средств массовой информации по итогам официального визита Президента Федеративной Республики Германия Франка-Вальтера Штайнмайера

Выступая перед представителями средств массовой информации, Глава государства отметил символичность визита Президента Германии, происходящего в год 25-летия установления дипломатических отношений между двумя государствами.

- Сегодня мы выходим на уровень стратегического партнерства по самому широкому спектру политических и экономических отношений. Я поделился с Президентом Германии о процессах развития в Казахстане, внешнеполитических задачах, стоящих перед республикой. Германия – наш надежный друг и ключевой экономический партнер. В Казахстане успешно работают свыше 900 предприятий с участием немецкого капитала, а сумма прямых инвестиций составила более 4 млрд долларов, - сказал Нурсултан Назарбаев.

Президент Казахстан подчеркнул, что постоянная работа по углублению взаимоотношений имеет динамику роста.

- Обсуждена возможность участия германского бизнеса в процессах индустриализации Казахстана с использованием передовых технологий. Ключевое внимание уделяется эффективной реализации Соглашения о партнерстве в сырьевой, промышленной, технологической сферах. Необходимо усилить взаимодействие в рамках проводимой приватизации, подготовке профессионально-технических кадров, - резюмировал Глава государства.

Также Нурсултан Назарбаев отдельно остановился на вопросах активизации двусторонних отношений в сельском хозяйстве, транспортно-транзитной сфере.

- Учитывая выгодное географическое расположение Казахстана, мы намерены объединить усилия по дальнейшему продвижению идеи сухопутной доставки грузов из Китая через Центральную Азию в Германию. Значительный интерес представляют совместные проекты по внедрению в Казахстане элементов Четвертой промышленной революции. Большое значение имеет продуктивная работа Межправительственной комиссии и Делового совета. По итогам сегодняшнего дня подписано более 20-ти документов на общую сумму порядка 1 млрд долларов, - заключил Президент Казахстана.

Кроме того, Глава государства обратил внимание на проводимую работу в научно-образовательной и культурно-гуманитарной сферах.

- Важны дружеские, родственные связи многотысячной немецкой общины Казахстана с казахстанскими немцами, проживающими в Германии. Хотел бы отметить общность подходов наших стран по актуальным вопросам международной политики. Благодаря поддержке Германии и лично господина Штайнмайера была принята первая Стратегия Европейского союза по Центральной Азии на 2007-2013 годы, а также запущена Водная инициатива для нашего региона. Выражаем признательность Вам и Вашей стране за ратификацию Соглашения о расширенном партнерстве Казахстана с Европейским союзом, - резюмировал Нурсултан Назарбаев.

Президент Казахстана высоко оценил роль Германии в мировой политике, отметив прошедший в Гамбурге саммит G-20.

Наряду с этим, Глава государства проинформировал представителей СМИ об обмене мнениями с Президентом Германии по конфликтам, имеющим место на юго-востоке Украины и Ближнем Востоке.

Президент Федеративной Республики Германия в своей речи отметил, что в ходе диалога по проблематике на Ближнем и Среднем Востоке и на юго-востоке Украины был проведен открытый разговор.

- За 25 лет с момента установления дипломатических отношений сотрудничество между нашими странами не ограничивается только экономическими вопросами, оно стало более разнообразным. В первую очередь, это различные образовательные институты, фонды, которые активно работают в Казахстане. Это положительная тенденция совместного развития, - сказал Ф.-В. Штайнмайер.

Президент Германии высоко оценил внешнеполитическую роль Казахстана в регионе.

- Казахстан является «якорем» стабильности в регионе, уверенным в себе государством. Для обеспечения мира в целом регионе и придания импульса успешному развитию страны Вы, господин Президент, отказались от ядерного наследия. На протяжении 25 лет Независимости Вы наглядно показываете приверженность и пример справедливого разрешения споров и конфликтов дипломатическими способами, успешно выполняете свою роль в качестве ответственного партнера в Совете Безопасности ООН. Казахстан предоставил площадку для урегулирования сирийского конфликта, - подчеркнул Ф.-В. Штайнмайер.

Также Президент ФРГ остановился на идее Китая по развитию Нового Шелкового пути.

- Мы надеемся, что данная инициатива, которая являлась в историческом прошлом не только инфраструктурным проектом, но и выполняла роль культурного моста между народами, в настоящее время будет рассматриваться не только с позиций инвестиционной привлекательности, но и будет служить реальному сближению Востока и Запада. Уверен, что Казахстан, находясь между Китаем и Западом, сыграет большую роль в этом процессе, - сказал Ф.-В. Штайнмайер.

Казахстан. Германия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > akorda.kz, 12 июля 2017 > № 2240949


Сингапур > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 12 июля 2017 > № 2240947 Михаил Коростиков

Ссора в династии. Почему дети Ли Куан Ю спорят из-за наследства

Михаил Коростиков

Публичная семейная ссора правителей воспринималась как вещь постыдная, но не сказалась на доверии к институтам власти. Однако этот конфликт обнажил другую важную проблему Сингапура, которую городу-государству еще предстоит решить. Стране не хватает других политических символов, помимо «отца нации» Ли Куан Ю

Пока в России главной темой обсуждения остается снос то ли четырех, то ли восьми тысяч домов без особенного пиитета к их собственникам, на другом краю мира, в Сингапуре, никак не могут снести один. Он расположен по адресу Оксли-роуд, 38 и представляет собой двухэтажный коттедж довоенной постройки, пребывающий в плачевном состоянии. «У него нет фундамента, внутри ужасная сырость и трещины в стенах», – говорил его жилец в 2011 году. Он настаивал, чтобы коттедж снесли после его смерти, но и через два года туристы все еще фотографируются у фасада здания. Немудрено: на первом этаже дома зародилась правящая Сингапуром уже более полувека Партия народного действия.

Имя жильца, жаловавшегося на сырость и трещины, – Ли Куан Ю. Это тот Ли Куан Ю, который был главным политиком в Сингапуре с самой независимости в 1965 году и до 2011 года, когда он ушел со своего последнего официального поста министра-наставника. Впрочем, Ли Куан Ю оставил след не только в истории Сингапура. Его политическая модель, сочетающая достаточно жесткий авторитаризм во внутренней политике и идеальные условия для экономической деятельности любого рода, вдохновили десятки лидеров по всему миру, начиная от китайского Дэн Сяопина и заканчивая руандийским Полем Кагаме. В России в длинном ряду уважавших его людей нашлось место для таких разных личностей, как Владимир Путин, Алексей Кудрин и Алексей Навальный.

Практически сразу после того как Ли Куан Ю умер 23 марта 2015 года, его дети вступили в борьбу за право решать судьбу дома их отца. Причем сделали это так неизящно, что сингапурцы в интернете стали называть их «хуже, чем Кардашьян» (большая армянская семья, живущая в США, которая сделала из внутрисемейных разборок реалити-шоу на американском ТВ). Местные жители, пресса и общественные деятели умоляли стороны прекратить публичный конфликт: все боялись, что он повредит имиджу Сингапура как предельно компетентной и высокоорганизованной государственной машины. Ведь помимо статуса детей «отца нации» родственники усопшего занимают видные посты: Ли Сянь Лун – премьер-министр Сингапура, его брат Ли Сянь Ян – член нескольких советов директоров и глава Агентства по гражданской авиации, а их сестра Ли Вэй Лин – известный нейрохирург.

Конфликт стал публичным 14 июня, когда Ли Сянь Ян опубликовал в фейсбуке открытое письмо. Он обвинил своего брата-премьера в нежелании выполнить волю отца и снести дом, а также в узурпации власти и запугивании родственников. По словам Ли Сянь Яна, при жизни Ли Куан Ю несколько раз недвусмысленно говорил о том, что после его смерти дом должен быть снесен.

«Я был в домах Неру, Шекспира. Они превращаются в сараи из-за того, что люди постоянно ходят по ним. Я не хочу, чтобы с этим произошло то же самое», – действительно говорил Ли Куан Ю на телевидении в 2011 году. Он также отмечал, что дом можно будет снести, когда из него выселится последний жилец. Премьер Ли Сянь Лун, по словам Ли Сянь Яна, хочет вопреки воле отца все же сохранить дом и превратить его в музей, чтобы «укрепить свою власть и заложить основу для формирования династии».

Как писал в своих многочисленных постах в фейсбуке Ли Сянь Ян, его брат целенаправленно движется к установлению в Сингапуре персоналистской диктатуры. Он якобы открыто угрожал Ли Сянь Яну и их общей сестре, из-за чего Ли Сянь Ян принял решение «на неопределенное время покинуть страну». «Давайте будем честны, – писал он. – Социальный контракт при Ли Куан Ю был таков: гражданские свободы ограничиваются, но соблюдается власть закона. Теперь этого больше нет». Он также обвинил жену премьер-министра Хо Чин в том, что она еще до смерти Ли Куан Ю вынесла из его дома несколько ценных вещей, чтобы впоследствии организовать культ умершего. Хо Чин – глава сингапурской инвестиционной корпорации Temasek, управляющей активами на сумму $175 млрд (годовой ВВП Румынии или Новой Зеландии).

Премьер Ли Сянь Лун, как нетрудно догадаться, все обвинения отверг. Чтобы очистить свое имя, 3 и 4 июля он созвал специальную открытую сессию парламента, где четко обозначил свою позицию в конфликте и заслушал вопросы парламентариев. По словам премьер-министра, отец завещал дом лично ему, но он, столкнувшись с непониманием со стороны брата и сестры, предложил передать недвижимость Ли Сянь Яну за один доллар.

Ли Сянь Ян отказался: вместо этого он выкупил у старшего брата дом за полную рыночную цену. Тут он внезапно обнаружил, что и теперь не может исполнить волю отца и снести постройку: существует тайный комитет министров (возглавляемый заместителем Ли Сянь Луна), который проинструктирован рассмотреть все варианты судьбы дома, и до его решения ничего с постройкой сделать нельзя.

По словам премьера, отец при жизни «рассматривал другие варианты» решения вопроса с домом «и готов был выслушать мнение правительства на этот счет». В любом случае, настаивал премьер-министр, в доме сейчас живет его сестра, а значит, вопрос о судьбе строения будет решаться когда-нибудь потом.

«Авторитарным» он назвал именно решение «снести дом без публичного обсуждения», так как тот представляет собой «несомненную общественную ценность». Династию он, по его словам, создавать не собирается: его сын не проявляет никакого желания участвовать в политике, да и сам премьер-министр скоро планирует покинуть свой пост.

Ли Сянь Лун уточнил, что любого другого человека он бы уже затаскал по судам за клевету, но своих собственных брата и сестру подвергать этому не намерен. «В конце концов, мы все дети Ли Куан Ю», – заметил он в конце выступления в парламенте. Шестого июля Ли Сянь Ян пошел на попятную, опубликовав очередное открытое письмо: он все еще не согласен с братом, но поддерживает идею прекратить ругаться на публике. Сингапурцы облегченно выдохнули.

Газеты Запада и Востока подавали конфликт чуть ли не как крушение модели государственного устройства Сингапура. Общий посыл был – на детях великих людей природа отдыхает. Спор постоянно обострял сам премьер Ли Сянь Лун, угрожая родственникам, что их действия «подрывают веру сингапурцев и международного сообщества в Сингапур».

Город-государство всегда славилось тем, что решало все конфликты с вовлечением чиновников быстро и безжалостно, не допуская и мысли о том, что возможен какой-то фаворитизм. Здесь же премьер-министр отказался подавать в суд за клевету на своих родственников именно потому, что они были его родственниками. Это не только воспринималось как яркий пример непотизма, но еще и вызывало подозрения, что клевета не совсем клевета.

Впрочем, опасения оказались напрасны. Семейная ссора никак не повлияла ни на фондовый рынок (в день публикации первого открытого письма он упал на 0,1% ), ни на курс сингапурского доллара (он в тот день вырос), ни на какой другой экономический показатель. «Пока не будет изменения долгосрочной или среднесрочной политики, ничего не случится», – прокомментировал ситуацию экономист CIMB Private Banking Сун Сен Вун. Не случилось этого и через три недели после начала активной фазы противостояния детей Ли Куан Ю.

По опросам, 80% сингапурцев считают, что этот спор вообще не должен был быть публичным. Недавних опросов о том, что делать с домом, нет, но в конце декабря 2015 года подавляющее большинство жителей острова (77%) считало, что его надо снести из уважения к воле Ли Куан Ю. Вряд ли с тех пор их мнение сильно изменилось.

Однако несогласие с решением премьер-министра никак не трансформируется в потерю доверия к институтам власти. Именно в этом, а не в разваливающемся доме состоит главное наследие Ли Куан Ю: политика, понимаемая как борьба групп интересов за видение будущего государства, в нем практически отсутствует. Оптимальный курс определен, а от государственных служащих требуется только ничего не сломать и вовремя следить за исправностью механизма.

В такой ситуации семейные ссоры властей предержащих воспринимаются как немного стыдная, но все-таки мыльная опера. Тем более что азиатский регион дарит куда более зловещие истории семейных проблем правителей: в Южной Корее страдающая от одиночества и травмы после убийства отца дама выбилась в президенты и долгое время принимала государственные решения на основе советов своей малограмотной подруги-шаманки. В результате страна получила многомесячные демонстрации, импичмент и национальный позор, который для многих азиатов по-прежнему хуже смерти.

Конфликт, однако, обнажил другую важную проблему Сингапура, которую городу-государству еще предстоит решить. Стране не хватает других политических символов, помимо Ли Куан Ю. Покойный «отец нации» выступал против культа своей личности, несовместимого с практиковавшимся им всю жизнь рационализмом и прагматизмом. Но кроме Ли Куан Ю и его соратников, вроде министра иностранных дел Синнатамби Раджаратнама, у разноязыкого и мультиэтничного Сингапура ничего нет. В эпоху мирового популистского реванша, когда разумные и взвешенные политики повсеместно оказываются затоптаны апеллирующими к традициям и древним обидам вождями, сингапурской организованности в качестве национальной идеи может и не хватить. И тогда пригодится старенький домик господина Ли.

Сингапур > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 12 июля 2017 > № 2240947 Михаил Коростиков


США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 11 июля 2017 > № 2245008 Джон Маккейн

Интервью сенатора Джона Маккейна телеканалу CBS

CBS, США

Находясь в Европе на саммите «Большой двадцатки», президент Трамп общался с некоторыми обеспокоенными союзниками США и впервые после своего вступления в должность встретился лицом к лицу с президентом России Владимиром Путиным.

В воскресенье в передаче Face the Nation принял участие сенатор-республиканец от штата Аризона, председатель Комитета по вооруженным силам Джон Маккейн. Он обсудил с ведущим проблемные точки и очаги напряженности, привлекающие внимание США, начиная с России и заканчивая Ближним Востоком.

Предлагаем вам текст интервью, вышедшего в эфире передачи Face the Nation 9 июля 2017 года.

Джон Дикерсон: Теперь мы обратимся к сенатору из штата Аризона, председателю Комитета Сената по вооруженным силам Джону Маккейну. Сенатор, мне бы хотелось здесь обсудить все мировые проблемы. Итак, давайте начнем.

Джон Маккейн: Мы могли бы многое обсудить.

— Да, действительно. У нас нет глобуса, но давайте начнем с России. Итак, постпред США при ООН, говоря о последствиях вмешательства России в выборы, сказала: «Не думайте, что на этом все закончилось». И она намекнула, что могут быть последствия. Но президент этим утром опубликовал комментарий в Twitter. И написал он следующее: «Теперь настало время двигаться вперед путем конструктивной работы с русскими». Похоже, эти слова не предполагают никаких последствий.

— Пока интересной особенностью всей этой проблемы является то, что мы знаем, что Россия пыталась повлиять на исход наших выборов в ноябре прошлого года. И у русских не получилось. Но предпринимались очень изощренные попытки сделать это. И за это они пока не понесли никакого наказания. Мы провели через Сенат очень хороший законопроект о санкциях, и у нас также есть другие предложения. Но если говорить о конкретном наказании за их действия, никакого наказания не было. Так что если бы вы были Владимиром Путиным, которого я знаю много лет, то вам бы сошло с рук то, что вы в буквальном смысле пытались изменить исход не только наших выборов. Выборы во Франции. Попытка свергнуть правительство Черногории, прекрасной маленькой страны. Я рекомендую, я выступаю за наказание. Но пока никакого наказания не последовало. Пора двигаться вперед. Да, двигаться вперед пора. Но есть цена, которую следует заплатить, за все надо расплачиваться.

— Почему же? Почему надо расплачиваться?

— Иначе он сочтет, что может делать это и дальше. Безусловно. Нет, разве кто-то сомневается в том, что он намерен поставить под сомнение американское превосходство, подорвать демократию, разрушить принципы свободы и все то, что символизирует Европу и мир после окончания Второй мировой войны? На протяжении 70 лет у нас существует новый мировой порядок. И он теперь подвергается серьезным испытаниям не только в Европе, но и во всем мире.

— Президент заявил, а Белый дом утверждает, что это является значительным достижением, успешным результатом их встречи. Президент опять же написал утром в Twitter: «Мы с Путиным обсудили вопрос создания «непроницаемого» подразделения по кибербезопасности, чтобы бороться с кибератаками и многими другими негативными вещами». Что вы…

— Я уверен, что Владимир Путин мог бы оказать огромную помощь в этой работе, поскольку он занимается хакерскими атаками. На самом деле, послушайте, я поддерживаю этого президента. Я его не поддерживал, так? Но он — президент. Я пытаюсь с ним работать по всем вопросам, где это возможно. По вооруженным силам мы в Комитете в установленном порядке приняли законопроект о санкционировании расходов на оборону, которым, возможно, мы займемся позже. Его поддержали все 27 представителей обеих партий, был проведен всеобъемлющий обмен мнениями. Мы рассмотрели более 200 поправок. Но все напрасно. И вместо этого мы в этом вопросе решаем навязать предложение республиканцев, многие пункты которого требуют 60 голосов. Я не понимаю этого. Что нам нужно делать сейчас? Вернуться к началу. Внести законопроект.

— Вы имеете в виду законопроект о здравоохранении?

— Внести законопроект, провести его, поставить его на голосование, проголосовать по нему. Это установленный порядок. И если игнорировать мнение противника или противоположной стороны, то в конечном итоге получится то же самое, что произошло с реформой Obamacare, когда они протолкнули ее 60-ю голосами. Только знаете что? У нас нет 60 голосов, Джон.

— Так что сейчас происходит со здравоохранением? На следующей неделе все возвращаются к работе.

— Думаю, что моя точка зрения состоит в том, что вероятно, он будет неудачным, но я был — и сейчас могу ошибаться. Я думал, что буду президентом Соединенных Штатов. Но думаю, я боюсь, что он обречен на провал. И тогда мы должны созвать конференцию республиканцев, и поставить вопрос: «Что делать дальше?». Внести законопроект. Сказать демократам: «Вот законопроект». Это не значит, что они не… что они его контролируют. Это означает, что их поправки могут быть рассмотрены. И даже когда они проиграют, они все равно будут участниками процесса. Именно в этом и заключается демократия.

— Позвольте мне вернуться к зарубежным вопросам.

— Разумеется.

— Хочу спросить вас о Сирии. Давайте послушаем то, что госсекретарь Тиллерсон сказал о русских, у которых есть свои интересы в Сирии, и о США. Давайте послушаем госсекретаря.

Рекс Тиллерсон: В общем и целом наши цели совершенно одинаковы. Как мы этих целей добиваемся — на это у каждого из нас своя точка зрения. И вполне возможно, что у них правильный подход, а у нас — неправильный подход.

Джон Дикерсон: У русских правильный подход?

Джон Маккейн: Здесь решить нельзя. Нельзя решить. Это те же люди, которые используют высокоточное оружие, чтобы наносить авиаудары по больницам в Алеппо, где находятся больные и раненые люди. Это просто… вы знаете, я готовил себя морально к выступлению в этой программе. Я сказал себе: «Джон, ты не будешь расстраиваться. Ты не будешь давать волю эмоциям». Но я знаю, кто такие герои, творящие такое добро. И я знаю, что такое массовое убийство. Я знаю, что русским было известно, что Башар Асад собирается применить химическое оружие. И говорить, что у нас, возможно, неправильный подход?

Послушайте, я долго мучился, пытаясь принять решение о том, поддерживать кандидатуру Тиллерсона на посту государственного секретаря или нет. Не то чтобы я не восхищался его успехом и всеми хорошими делами, которые он совершил. Дело в том, что он говорил в прошлом. Он отошел от основных принципов американской демократии. Причина, по которой мы являемся, как обычно говорил Рональд Рейган, «сияющим городом на холме», состоит в том, что на нас равняются, нас уважают за наши принципы и наши убеждения. И за то, что мы защищаем свободу — и пропагандируем свободу. Вот что такое Америка. И дело не в том, что они правы, а мы ошибаемся. Мы знаем, кто…

— Вы жалеете…

— Кто здесь прав и кто неправ.

— Вы жалеете, что проголосовали за Тиллерсона?

— Иногда жалею. Но меня сих пор терзает мысль о том, что американский народ выбрал этого президента. И ему пора бы уже создать свою команду. Когда Барак Обама победил в 2008 году, в 2009 году я голосовал за его команду, потому что, на мой взгляд, американский народ хотел, чтобы у него была эта команда. Но не думайте, что меня это не беспокоило. Очень беспокоило.

— Ну и вопрос в заключение. Совсем недавно вы были в Афганистане. Каково ваше ощущение по поводу происходящего в этой стране?

— У нас нет стратегии. И мы проигрываем. Когда вы не выигрываете, вы проигрываете. И АНА, Афганская национальная армия, несет недопустимые потери. Но мы собираемся разрабатывать новую стратегию. Знаете, они приходят к нам и просят предоставить дополнительные средства, прислать больше войск, просят дополнительных миссий.

Мы не будем этого делать, пока нам не предложат стратегию. Я спрашиваю генерала Мэттиса, которым я восхищаюсь, и генерала Макмастера, которым я тоже восхищаюсь: «Где стратегия? Где стратегия?» Тогда мы сможем проводить какую-то политику. Тогда мы санкционируем финансирование и отправку войск. Предоставление танков и пушек.

И, между прочим, мы все знаем, в чем проблема. Проблема — в Белом доме. Им надо сосредоточиться, выбрать стратегию. И это, кстати, должен сделать президент. И сказать американскому народу: «Мы должны там победить. Не забывайте о терактах 11 сентября. И вот что для этого нам необходимо сделать». К сожалению, Белый дом сейчас в замешательстве, там сплошной хаос. Но я уверен, Соединенные Штаты Америки, самая лучшая и самая сильная страна на земле, сможет это сделать.

— Хорошо. Сенатор Маккейн, большое спасибо за участие в нашей программе.

— Спасибо, Джон.

США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 11 июля 2017 > № 2245008 Джон Маккейн


Финляндия. Россия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 11 июля 2017 > № 2244880

Кандидат на пост президента Финляндии: в отношениях с Россией Финляндия разделяет взгляды ЕС

Арно Рюдман (Arno Rydman), Verkkouutiset.fi, Финляндия

Президент Финляндии обязан поддерживать отношения с Россией и в трудные времена, считает кандидат на пост президента Финляндии от партии «Финляндский Центр» (Suomen Keskusta), председатель парламентской комиссии по иностранным делам Матти Ванханен (Matti Vanhanen).

По словам Ванханена, в вопросах отношений с Россией Финляндия действует в рамках политики ЕС. Финляндия участвует в антироссийских санкциях ЕС и тщательно их придерживается.

«Финляндия входит в состав ЕС, и она разделяет позицию Евросоюза в своих отношениях с Россией», — говорит Ванханен интернет-изданию Verkkouutiset.

«Поскольку мы соседствуем с Россией, вполне естественно, что у нас есть прямые, двусторонние связи. При этом действия Финляндии в отношениях с Россией не идут вразрез с политикой ЕС».

Ванханен подчеркивает, что о диалоге Финляндии и России необходимо информировать другие страны ЕС.

«Важно, чтобы остальные члены Союза знали, как мы общаемся с Россией».

Диалог, по мнению Ванханена, особенно важно поддерживать в трудные времена.

«Это вполне естественно. Игрой в молчанку ничего не добиться».

«У меня довольно большой опыт решения легких и трудных вопросов с Россией. Из неоднозначных ситуаций можно выйти только благодаря разговорам напрямую».

«Из-за таможенных проблем с поставкой древесины закрывались заводы»

Матти Ванханен был премьер-министром Финляндии в 2003-2010 годы.

«За тот срок, когда я был премьер-министром, у нас было много трудных ситуаций с Россией. Тогда у нас были, в том числе, проблемы с поставкой древесины, из-за которых в Финляндии закрывались целые заводы».

Несколько лет назад президент Владимир Путин решил сделать из России привлекательную страну для инвестиций, увеличив таможенную пошлину на вывозимую из России древесину. Импорт древесины из России в Финляндию рухнул, из-за чего были закрыты многие заводы.

По словам Ванханена, тогда Финляндия часто напрямую общалась с Россией. Странам ЕС сообщали о происходящем, поскольку у Евросоюза общая таможенная политика.

«Однако мы не могли предоставить Европейскому союзу решение жизненно важных для нас вопросов. Мы не могли надеяться на то, что ЕС смог бы нам достаточно помочь».

Это касается и других политических аспектов, например, вопросов безопасности.

«Мы следуем общей политике ЕС, в формировании которой мы сами принимали участие. Когда же мы действуем напрямую, поступаем в соответствии с политикой ЕС».

Формы сотрудничества нужно развивать

По мнению Ванханена, Финляндия сможет улучшить уровень своей безопасности благодаря, в первую очередь, мудрым и долгосрочным проектам внешней политики.

«Если это не удастся, потребуется военное сотрудничество».

По его словам, постоянное развитие собственных сил обороны неизбежно и гораздо важнее, чем современное международное сотрудничество в сфере обороны.

ЕС стремится к укреплению общей обороны своих стран-членов. Еврокомиссия предлагает ежегодно выделять 1,5 миллиарда евро на оборонную промышленность и развитие сферы обороны из общего бюджета Евросоюза, начиная с 2021 года. Еврокомиссия надеется, что страны ЕС смогут совместно разрабатывать средства обороны, на что будут получать финансирование из общего оборонного фонда.

Кроме этого, укрепляется сотрудничество Швеции и Финляндии в сфере обороны. Министр обороны Швеции Петер Хультквист (Peter Hultqvist) сказал в начале января на конференции в Селене, что хочет продолжать укреплять сотрудничество в сфере обороны с Финляндией. Однако, по его словам, создание оборонного союза стран в будущем не ожидается.

«Нам нужно развивать сферу обороны со странами ЕС и двустороннее оборонное сотрудничество со Швецией и США. Сотрудничать необходимо и в рамках партнерства с НАТО».

Ванханен подчеркивает, что эти формы сотрудничества не являются взаимоисключающими.

«Это не альтернативные варианты, и в отдельности ни один из них не даст нам всего того, к чему мы стремимся».

Предоставлять помощь и просить помощи

Ванханен упоминает также международное подразделение быстрого реагирования JEF (Joint Expeditionary Force), возглавляемое Великобританией. В конце июня Финляндия приняла решение присоединиться к этому подразделению. Военное подразделение JEF может принимать участие в военных операциях по всему миру, в том числе и на территории Финляндии.

«Таким образом улучшается взаимодействие армий стран-членов JEF. Это не противоречит политике ЕС, НАТО и стран Северной Европы».

Ванханен напоминает, что ни одна из этих форм сотрудничества не относится к так называемой системе гарантированной взаимопомощи, в соответствии с которой страны должны прийти на помощь друг другу в случае необходимости.

«Если у нас нет сотрудничества на практике, и мы не располагаем сведениями друг о друге, то очень тяжело представить, что в случае серьезной опасности можно было бы легко договориться о помощи».

«В мирные времена нужно сотрудничать, чтобы сделать технически возможным принятие и получение помощи».

Свод законов о предоставлении и получении помощи вступил в Финляндии в силу в июле. Несколько лет назад Финляндия присоединилась к Лиссабонскому договору и взяла на себя обязательство реализовать его статьи о взаимопомощи и разделении ответственности, которые затрагивают все страны-члены.

Финляндия. Россия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 11 июля 2017 > № 2244880


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 11 июля 2017 > № 2241119 Майкл Макфол

Почему решение о "движении вперед" с Путиным - большая ошибка

Майкл Макфол | The Washington Post

Комментируя первую встречу Дональда Трампа с Владимиром Путиным, госсекретарь США Рекс Тиллерсон похвалил обоих президентов за стремление забыть о прошлом и двигаться дальше, пишет на страницах The Washington Post Майкл Макфол, бывший посол США в России в 2012-2014 годах.

Говоря об отрицании Путиным вмешательства в американские выборы 2016 года, Тиллерсон заявил: "Я думаю, что два президента, и я считаю это правильным, сфокусировались на движении вперед, на том, как двигаться вперед с этой точки. Потому что я совершенно не уверен, что мы вообще когда-либо придем к какому-то согласованному решению по этому вопросу между нашими двумя странами".

"Все американские президенты хотят нового начала в вопросах как внутренней, так и внешней политики, - признает Макфол. - Это одна из причин, по которой мы избираем новых лидеров, мы хотим изменений. Но приложение этого стремления к российско-американским отношениям сегодня служит интересам Путина, а не нашим интересам. Это предписание по улучшению наших двусторонних отношений предполагает ложное чувство общей ответственности за прошлые конфликты. Это неверно".

"Действия Путина, а не решения, принятые президентами Бараком Обамой и Джорджем Бушем, внесли непосредственный вклад в наиболее трудноразрешимые вопросы американо-российских отношений сегодня, как и в трения между Россией и многими нашими союзниками, - поясняет автор. - Обещание забыть об этих проблемах, созданных Путиным, освобождает Кремль от ответственности, не принося Соединенным Штатам никакого позитивного исхода взамен. Это плохая сделка для американского народа и для наших союзников. Фактически, это вообще не сделка - это идеальный подарок для Путина".

"Совершенно очевидно, - продолжает экс-посол в Москве, - что именно Путин создал этот спорный "вопрос" (эвфемизм Тиллерсона, не мой) в двусторонних отношениях - о российском вмешательстве в американские выборы. Обама не разжигал этой конфронтации, Путин сделал это единолично. Убрать эту проблему из повестки американо-российских отношений во имя укрепления будущего сотрудничества - это полная капитуляция. Трамп и Путин могут оставаться при своих мнениях в вопросах политики, но мы не можем оставаться при своих мнениях по фактам, особенно когда эти факты касаются нарушения американского суверенитета".

По мнению автора, Путин, а не Обама, ответственен за двусторонний тупик по вопросу Украины: это он принял решение об аннексии Крыма и помогает сепаратистскому движению на востоке Украины.

И хотя "Путин не начинал ужасающего конфликта в Сирии, своими действиями он определенно внес вклад" и в усугубление ситуации внутри этой разгромленной страны, и в ухудшение отношение США и России, утверждает Макфол.

"Для любого американского президента разрушение Путиным демократии в России должно стать еще одним спорным вопросом американо-российских отношений, созданным Кремлем, а не Белым домом. Однако полное безразличие Трампа по этому вопросу означает, что он уже убрал его из повестки американо-российских отношений", - сожалеет автор.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 11 июля 2017 > № 2241119 Майкл Макфол


Россия. Китай > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > economy.gov.ru, 11 июля 2017 > № 2238411 Максим Орешкин

Максим Орешкин: Достижение объемов товарооборота с Китаем в 200 млрд.долларов - вполне возможно

Интервью Министра экономического развития РФ Максима Орешкина телеканалу "Россия 24" в ходе форума ИННОПРОМ-2017.

Максим Станиславович, спасибо большое, что нашли время ответить на наши вопросы. Я знаю, что вы к нам пришли с круглого стола, который только что закончился. Там вы обсуждали инфраструктурную ипотеку. Что это такое и чем она отличается от ипотеки, к которой привыкли большинство россиян?

Действительно, когда мы смотрим на целевой сценарий развития экономики нашей страны, который предполагает рост ВВП в 3-3,5% уже через несколько лет, мы понимаем, что та инфраструктура, которая сейчас есть в Российской Федерации, ее недостаточно. Развитие с более высокими темпами означает, что и инфраструктура должна развиваться более активно: она должна стать как частью этого роста, так и фактором, обеспечивающим этот рост. Поэтому вопрос о том, как профинансировать рост инфраструктуры темпами, опережающими текущие уровни, он очень важен и здесь – и президент говорил об этом в Санкт-Петербурге, когда выступал на экономическом форуме: речь идет об активном привлечении частных инвестиций, создание возможности приобретения инфраструктуры, не оплачивая ее одномоментно на стартовом этапе, а поэтапно, как это делается при покупке квартиры в ипотеку, оплачивая ее поэтапно. По сути, платежи, которые в дальнейшем можно вносить, они могут финансироваться за счет тех эффектов, которые приносит развитие инфраструктуры. Создается новый проект, вокруг него образовываются новые производства, повышается уровень жизни людей, и соответственно государство собирает больше налогов и в дальнейшем может финансировать те или иные проекты.

Также здесь представлены и китайские компании. Китай был партнером форума "Иннопром" в прошлом году. Недавно Си Цзиньпин приезжал с официальным визитом в Россию. На ваш взгляд, цель в 200 млрд долларов по объему товарооборота между Россией и Китаем к 2020 году – насколько она достижима? Не кажется ли эта цифра завышенной?

Здесь много факторов. Например, мы видим, что в этом году благодаря и восстановлению на рынках нефти и газа, и благодаря восстановлению темпов роста российской экономики, и благодаря тому, что продолжается рост китайской экономики, у нас товарооборот между нашими странами растет порядка 30–40%, в зависимости от разных групп. То есть, если этот темп сохранять – даже можно иметь темп чуть меньше, – мы будем постепенно выходить на те цели, которые заявлены лидерами. Что нужно делать? Нужно, конечно, уменьшать барьеры, упрощать движение товаров и услуг между нашими экономиками.

А дорожная карта уже есть, как к этой цели идти?

Это то, о чем президент Путин говорил, выступая недавно на форуме "Один пояс – один путь", проходившем в Пекине. Это снятие барьеров между двумя экономиками по принципу TFA (Trade Facilitation Agreement, глобальное соглашение об упрощении торговли). На основе ВТО есть специальный документ, который описывает снятие барьеров, и области, в которых нужно снимать барьеры. Мы здесь с китайской стороной решили пойти глубже того формата, который принят на международном уровне: на двустороннем уровне будем максимально упрощать движение товаров и услуг. Если российская компания захочет что-то поставить на китайский рынок – это будет сделать проще. Вот над этим мы сейчас работаем.

Укрепление валюты к концу года – будет ли оно являться важным фактором для компаний при принятии решений об инвестиций в Россию или Китай?

Что касается прогнозов, в том числе динамики валютных курсов, то здесь изменения полностью соответствуют тому прогнозу, который мы делали в апреле. Если помните, тогда доллар торговался на уровне 56–57 рублей, евро был на уровне 59 рублей. Мы говорили о том, что то укрепление рубля во многом вызвано разовыми факторами и не может носить устойчивого характера. Многие нам не верили, но то, что мы видим сейчас на валютном рынке, полностью соответствует той траектории, которая была у нас продемонстрирована в прогнозе: рубль ослабевает. Сейчас это уже 61 рубль за доллар, 69 рублей за евро. Причем евро уже практически достиг тех значений, которые у нас в прогнозе стояли на конец года. Ничего особенного не происходит, просто курс у нас является плавающим, реагирует на изменение сезонности, изменение потоков капитала. То есть, как мы и ожидали, исчезновение влияния разовых факторов привело к тому, что курс рубля ослаб. В принципе, мы говорили о том, что июль-август должны оказаться самыми слабыми месяцами для рубля. Именно это мы сейчас и наблюдаем.

То есть на инфляции это скажется уже в будущем году из-за отложенного эффекта?

Нет, влияние на инфляцию происходит довольно быстро: весь эффект укладывается в период максимум до 6 месяцев. Но, опять же, так как это изменение курса уже было заложено в нашем прогнозе, это уже было учтено в нашем прогнозе инфляции. Несмотря на движение вверх валютного курса, мы сохраняем прогноз по инфляции на уровне в 3,8% на конец года. Есть отдельная история с инфляцией, связанная с изменением цен на плодоовощную продукцию: у нас из-за холодной погоды урожай таких видов овощей, как картофель, морковь, капуста, сейчас поступает на рынок с большим опозданием, и поэтому по итогам июня мы увидели рост инфляции на уровне в 4,4%. Но, там, если посмотреть отдельные цены по отдельным товарам – они поднялись на очень высокий уровень, и как только новый урожай поступит, мы увидим возвращение цен к нормальным уровням, и инфляция довольно быстро опустится ниже уровня в 4%.

Россия. Китай > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > economy.gov.ru, 11 июля 2017 > № 2238411 Максим Орешкин


Россия. Япония. УФО > Внешэкономсвязи, политика > economy.gov.ru, 10 июля 2017 > № 2238403 Максим Орешкин

Максим Орешкин: Россия и Япония завершают работу над соглашением об избежании двойного налогообложения

Министр экономического развития РФ Максим Орешкин выступил с приветственным словом на Российско-японском промышленном форуме «Оптимизация торгово-промышленных связей» в рамках Международной промышленной выставки Иннопром-2017.

Максим Орешкин:

Уважаемый господин Сэко!

Уважаемые дамы и господа!

Рад видеть вас на выставке ИННОПРОМ в Екатеринбурге – одном из самых крупных промышленных центров России.

Хочу обратить ваше внимание, что в 2017 году было проведено исследование Российской академией наук, которое показало, что Екатеринбург входит в ТОП-4 городов России по уровню комфортности проживания. Одним из 25 критериев этого рейтинга был показатель «коммерческой привлекательности», и тут Екатеринбург занял третье место после Москвы и Санкт-Петербурга.

Именно поэтому я с особой радостью приветствую здесь представителей японского бизнеса и выражаю особую благодарность нашим японским коллегам за их партнёрство в организации нынешнего мероприятия. 170 японских компаний и 800 представителей японского бизнеса, которые сейчас находятся в Екатеринбурге – это лучшее доказательство успехов и активности японо-российского экономического сотрудничества. Удалось пройти по выставке, посмотреть стенды наших японских коллег. Приехали многие компании, со многими мы уже знакомы, нам удалось пообщаться. Поэтому, действительно, представительство японской стороны очень хорошее.

Надеюсь, что представители японского бизнеса смогут не только в эти дни насладиться красотами уральской столицы, но и положат начало длительным и серьезным контактам с российскими партнерами.

Если говорить о российской экономике, то она, как я уже неоднократно говорил, находится в «уникальной точке» - без структурных дисбалансов и перегревов. В перспективе ее ожидает длительный рост. Можно с уверенностью говорить, что после двух непростых лет началась фаза подъема, ярким доказательством этого является тот факт, что рост инвестиционной активности сейчас превышает рост темпов ВВП.

Экономические показатели российско-японского взаимодействия в 2017 году также находятся в положительной динамике - товарооборот за январь-апрель у нас увеличился больше чем на 6% по сравнению с уровнем прошлого года. Понятно, что потенциал здесь далеко не раскрыт, поэтому больше бизнес-контактов, больше взаимоотношений между российским и японским бизнесом – это то, что позволит наращивать товарооборот в дальнейшем.

За последний год было подписано около 100 коммерческих и межведомственных соглашений, которые не только модернизировали нормативно-правовую базу нашего взаимодействия, но и заложили долгосрочные основы инвестиционного сотрудничества. Завершается работа над соглашением об избежании двойного налогообложения. Этот документ, который обновит соглашение от 1985 года, станет одним из самых современных, отвечающих международным практикам, и позволит совместно работать на рынках компаниям из двух стран с гораздо большим удобством, без административных барьеров и проблем.

Наш бизнес подписал большое количество коммерческих соглашений в таких областях как энергетика, автомобилестроение, химическая промышленность, медицина, высокие технологии. Движение идёт по всем ключевым направлениям.

Сейчас многие документы являются декларациями и намерениях, но мы рассчитываем, что в сентябре на Дальневосточном экономическом форуме мы сделаем шаг вперед, и все больше соглашений о намерениях будут заканчиваться конкретными сделками. И мы увидим начало инвестиционного потока как из Японии в Россию, так и из России в Японию.

Одним из таких конкретных результатов стал договор о покупке 10% акций российской фармацевтической компании «Р-Фарм» японской компанией «Мицуи Корпорейшн», который был подписан в апреле этого года. Это соглашение подтверждает готовность крупного японского бизнеса к ведению дел в России и даже к участию в управлении российскими компаниями. Надеюсь, к концу этого года мы увидим больше примеров такого рода сделок.

Открытие японского рынка термически обработанного мяса для российских производителей также является свидетельством взаимного доверия между нашими странами. Действительно, здесь проделана огромная работа за последние кварталы. Сейчас российские производители уже могут поставлять свою продукцию на такой интересный и непростой с конкурентной точки зрения рынок как японский.

Отдельного внимания заслуживает проект по технологическому аудиту российских предприятий японскими специалистами. Интересно, что результатом аудита становятся не просто полезные рекомендации, но и договорённости о создании совместных производств, как, например, в случае с компанией «Исток-Аудио», специализирующейся на производстве слуховых аппаратов. В рамках программы «Подготовка кадров в смежных отраслях» сотрудники 6 российских предприятий – это Северсталь, Магнитогорский металлургический комбинат, НЛМК, НТМК, Мотопирс и Автоэлектроника - прошли стажировки в Японии. Тут хочу отдельно отметить высокий профессионализм специалистов японской ассоциации РОТОБО, которые качественно и в срок обеспечили проведение стажировки. Считаю, что подобный диалог между бизнес-ассоциациями позволит отдельным компаниям добиться максимальных результатов. Такую практику, мне кажется, нужно расширять.

Хочу сказать, что сегодняшний форум был также организован при участии бизнес-ассоциаций, и это во многом ключевая составляющая успеха этого мероприятия.

Желаю участникам плодотворной работы, результатом которой должны стать конкретные договоренности и проекты. Только так мы сможем поддерживать активную динамику развития российско-японского экономического взаимодействия.

Спасибо!

Россия. Япония. УФО > Внешэкономсвязи, политика > economy.gov.ru, 10 июля 2017 > № 2238403 Максим Орешкин


Казахстан. Германия > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > kapital.kz, 10 июля 2017 > № 2238157 Дитрих Меллер

Чем Казахстан интересен компании «Сименс»?

О проектах, «Индустрии 4.0» и «умной» энергетике

«Казахстан для нас является перспективным рынком, куда мы готовы поставлять решения для энергетики и инфраструктуры», — Дитрих Мёллер, президент «Сименс» в России, говорит об интересе концерна к нашей стране. В Казахстане глобальный игрок присутствует более двух десятков лет и за это время реализовал масштабные проекты в сфере нефтедобычи, переработки нефти и газа, металлургии, электроэнергетики и здравоохранения. В числе проектов — модернизация системы наружного освещения Алматы. Также использование элементов «умных» сетей на территории выставочного комплекса ЭКСПО-2017. Об этом Дитрих Мёллер рассказал в интервью деловому еженедельнику «Капитал.kz».

— Д-р Мёллер, какие проекты интересуют «Сименс» в Казахстане?

— Компания «Сименс» представлена в Казахстане по всем традиционным направлениям своей деятельности. Мы активно участвуем в модернизации ключевых отраслей экономики и инфраструктуры и к настоящему времени реализовали несколько десятков масштабных проектов в сфере нефтедобычи, переработки нефти и газа, металлургии, электроэнергетики и здравоохранения.

Приведу несколько примеров. В этом году был завершен уникальный проект концепции «умного» города — «Освещение Алматы». Модернизация системы наружного освещения позволила сократить энергетические и эксплуатационные расходы почти на 50%. Элементы «умных» сетей также начали использоваться на территории выставочного комплекса ЭКСПО-2017. Подобный проект осуществляется в распределительных сетях Казахстана и стран СНГ впервые.

Среди знаковых проектов есть и поставки оборудования для газопровода Бейнеу — Бозой — Шымкент, электростанции газохимического комплекса «Карабатан», газопровода Казахстан — Китай (часть транснационального газопровода Центральная Азия — Китай).

Также были реализованы такие проекты, как оснащение современным оборудованием рельсобалочного завода в городе Актобе, модернизация тяговых подстанций для АО «НК «Қазақстан темiр жолы» и поставка оборудования для подстанции «Бозарык» 110−220 кВ.

— Сколько было инвестировано «Сименс» за время присутствия в Казахстане?

— Компания «Сименс» работает в Казахстане с 1994 года. В 2016 финансовом году (на 30 сентября 2016 года) оборот «Сименс» в Казахстане составил 194 млн евро, количество сотрудников — около 130. Казахстан для нас является перспективным рынком, куда мы готовы поставлять решения для энергетики и инфраструктуры. В модернизации нуждаются многие отрасли, и «Сименс» может выступать здесь технологическим партнером по внедрению современных решений в промышленность.

— У «Сименс» есть производства в России. Планируется ли открытие производств в Казахстане?

— К настоящему времени у «Сименс» в России функционируют 10 локальных предприятий, в том числе такие крупные, как «Уральские Локомотивы», «Сименс Технологии Газовых Турбин» и «Сименс Трансформаторы». За последние годы в российские проекты было инвестировано около 1 млрд евро. Всего на производственных площадках задействовано около 4 тыс. сотрудников. Сейчас мы концентрируемся на работе и загрузке этих предприятий. Вместе с тем мы продолжаем искать новые возможности, в том числе и в Казахстане.

— По вашему мнению, когда в Казахстане начнет развиваться «Индустрия 4.0», будут появляться цифровые заводы? Рассматривает ли «Сименс» возможность создания в Казахстане такого производства, применив тот опыт, который наработан на цифровых заводах «Сименс»?

— В Казахстане делается упор на инновации, новые технологии, диверсификацию экономики. Новые технологии, «Индустрия 4.0», дигитализация — это как раз то, в чем «Сименс» является одним из глобальных лидеров. Казахстанская экономика более зависима от нефтегазового сектора и горно-металлургической промышленности. В связи с этим внедрение цифровых технологий на объектах энергетической отрасли было бы серьезным шагом для модернизации отрасли в целом.

Сегодня мы стоим на пороге больших изменений. Будущее за созданием полностью цифровых производств. Именно поэтому в нашей компании выработана стратегия Digital Enterprise («Цифровое предприятие»). Здесь речь идет о выводе на рынок различных программных и аппаратных продуктов для полной дигитализации производственного процесса — создании цифрового двойника реального производства. Несмотря на то, что в этом направлении многое еще предстоит сделать, сегодня «Сименс» является одной из немногих компаний, предлагающих объединить реальный и цифровой миры с помощью программных решений.

Именно дигитализация промышленности, которую мы называем четвертой промышленной революцией («Индустрия 4.0»), будет иметь решающее значение в будущем. Мы уже видим интерес у наших клиентов и партнеров к созданию цифровых производств и внедрению подобных технологий. И Казахстан не станет исключением.

Дигитализация — это очень емкое понятие, которое включает в себя не только цифровые фабрики и создание двойников производственного процесса, но и прежде всего внедрение «умных технологий» во всех отраслях экономики. Например, использование интеллектуальных сетей (Smart Grid) в энергетике является частью дигитализации. И в этом направлении у нашей компании есть хороший опыт построения «умных» сетей, в том числе в Казахстане и в России. В Астане на территории ЭКСПО можно увидеть практическое воплощение решений Smart Grid.

— На ЭКСПО вы представите проект создания интеллектуальной сети Smart Grid на территории выставки. Могли бы вы рассказать подробнее, в чем его суть и механизм работы? Планирует ли компания реализовывать подобные проекты в городах Казахстана?

— На территории всего выставочного комплекса ЭКСПО-2017 в Астане используются элементы «умных» сетей. В рамках проекта запущен новый диспетчерский центр (ДЦ) управления электросетями. Современный энергообъект консолидирует работу сетей и выполняет полный мониторинг нагрузки оборудования. В настоящее время центр является одним из самых инновационных и технологичных в Казахстане. С его помощью до 100% увеличивается наблюдаемость распределительной сети и снижается риск ошибок персонала при эксплуатации.

В ходе работ внедрены решения «Сименс», позволяющие объединить все ключевые элементы энергоснабжения выставочного комплекса в единую интеллектуальную сеть. Впервые были применены микропроцессорные устройства релейной защиты пятого поколения, способные не просто автоматически отключать поврежденные участки, но и передавать информацию об аварии на пульт диспетчера в режиме онлайн. Также внедрены устройства учета и контроля качества, способные обрабатывать данные о потреблении энергии на территории выставки, а также проверять качество электроэнергии, поступающей из городских сетей Астаны.

Уверены, что демонстрация возможностей системы в рамках ЭКСПО станет убедительным аргументом для внедрения аналогичных решений в повседневной жизни городов и промышленной инфраструктуры.

— По вашим оценкам, каков интерес инвесторов к интеллектуальным энергетическим системам в мире и в Казахстане? За какой период могут окупиться инвестиции в такие системы?

— Мы полагаем, что интерес к интеллектуальным сетям со стороны инвесторов и государственных институтов с каждым годом будет только увеличиваться. Мы это наблюдаем не только в европейских странах, но и в России, и в Казахстане.

К примеру, в 2013 году мы запустили первый проект по интеллектуальным сетям в партнерстве с «Башкирской электросетевой компанией» в Уфе. Уже тогда мы задумывались о том, что данный пилотный проект станет своеобразным центром компетенций для последующего тиражирования технологий интеллектуальных сетей в других регионах России. Так, в ближайшее время аналогичный проект мы начнем реализовывать с «Ленэнерго» в Санкт-Петербурге, есть намерение внедрить Smart Grid и в Ярославле.

Отвечая на вторую часть вопроса об окупаемости подобных проектов, приведу тот же пример с Уфой. Модернизация электросети в соответствии с концепцией интеллектуальных сетей в одном из спальных микрорайонов города позволила на 70% сократить коммерческие потери. Окупаемость проекта составляет около 10 лет.

Здесь гораздо важнее другое. Инвестируя в переоснащение сетевого хозяйства, компании получают максимальную наблюдаемость, что снижает аварийность, простои и коммерческие потери, а потребители могут быть уверены в безопасном, надежном и бесперебойном электроснабжении.

— Что представляет собой проект модернизации системы наружного освещения в Алматы? Какие проблемы удалось решить с помощью модернизации?

— В 2017 году совместно с ТОО «Казахстан электро» мы завершили проект концепции «умного» города — «Освещение Алматы». Модернизация системы наружного освещения позволила сократить энергетические и эксплуатационные расходы от 30% до 50%, а также внести реальный вклад в решение проблемы эффективного использования ресурсов.

В рамках проекта «Освещение Алматы» мы применили интеллектуальные системы для управления SCADA, WinCC OA. Они позволяют одновременно измерять, анализировать и снижать потребление энергии. Благодаря этим технологиям возможен удаленный мониторинг и управление электросетевым хозяйством. Интеллектуальная система способна рассчитать суммарную продолжительность горения городских светильников и предусмотреть время их выхода из строя.

Использование современных решений оптимизировало график отключения и включения наружного освещения, что ведет к экономии электроэнергии на 30%. Для оперативного реагирования в аварийных случаях создан Центральный диспетчерский пункт (ЦДП). Там осуществляется обработка и хранение данных. Каждые 30 минут показания с приборов учета поступают в ЦДП и анализируются.

В современных городах около 40% общего расхода энергии приходится именно на наружное освещение, которое помимо функционального освещения улиц и автострад включает в себя также декоративную иллюминацию. Мы надеемся, что «Освещение Алматы» — это первый, но не последний подобный проект в Казахстане.

Казахстан. Германия > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > kapital.kz, 10 июля 2017 > № 2238157 Дитрих Меллер


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter