Всего новостей: 2626990, выбрано 10574 за 0.158 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Турция. Украина. Россия > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 16 октября 2018 > № 2759528 Александр Занемонец

Контрсанкции РПЦ. Куда приведет разрыв между Москвой и Константинополем

Александр Занемонец

Говорят, что в последний год митрополит Тихон пытался убедить Московскую патриархию в том, что с Филарета пора самим снять анафемы, а его структуру как-то вернуть в Церковь, постепенно объединяя с Украинской православной церковью Московского патриархата. Сделать это самим, пока этого не сделал Константинополь. Но победила линия Кирилла

Вчера 15 октября состоявшийся в Минске Синод РПЦ постановил прервать евхаристическое общение с Константинопольским патриархатом. Это означает, что духовенство патриарха Кирилла пока не сможет служить вместе с духовенством патриарха Варфоломея, а миряне — причащаться, креститься или венчаться в греческих храмах на Западе, а также в Северной Греции и на Крите. Под минский запрет попал и Афон — монашеский полуостров на севере Греции, также относящийся к Константинопольскому – или Вселенскому, как он часто называется, – патриархату.

В перспективе это может коснуться и тех приходов на Украине, которые собираются примкнуть к Константинопольской церкви. Несомненно, что Украина тут в центре событий, и вокруг нее строятся – или скорее рушатся? – не только взаимоотношения России и Запада, но и поместных православных церквей.

Масштабы Русской православной церкви и церкви Константинопольской, от которой Киевская Русь тысячу лет назад приняла христианство, не очень-то сопоставимы. РПЦ – самая большая православная церковь в мире. Однако константинопольский патриарх еще с византийских времен почитается в православном мире первым среди остальных патриархов. И если у него сегодня нет тех рычагов давления, какие он имел в Византийской или Османской империях, то все равно он является своего рода «координационным центром» православного мира. Афон, как многонациональная монашеская община, также наглядный пример этого вселенского, всеобщего служения Константинопольской церкви.

Нередко критики называют патриарха Варфоломея «стамбульским патриархом». Однако в турецком Стамбуле сохранился лишь его «офис»: греческое население некогда самого большого греческого города мира последовательно изгонялось оттуда по ходу ХХ столетия. Остался только один греческий район — Фанар, к тому же не особо густонаселенный. Впрочем, к патриархату относится север Греции и ряд греческих островов (Крит, например) и, главное, вся греческая диаспора на Западе. Частично русская и украинская тоже.

В общей сложности паства Вселенского патриарха насчитывает сегодня около 5 млн человек. Это не самая большая из православных церквей, но и не самая маленькая. А сочетание древнего значения Константинополя как первой из православных патриарших кафедр с политическими и экономическими возможностями греческой диаспоры делает роль Вселенского патриархата весьма значительной.

Уже давно украинские церкви, не состоящие в общении ни с РПЦ, ни с другими православными церквами, – в первую очередь так называемый Киевский патриархат Филарета Денисенко – пытаются вернуться к церковному общению через Константинопольский патриархат. Примириться друг с другом украинским православным не удается никак, а вот получить признание от Константинополя «раскольники» пытаются давно.

В сентябре на Украину были отправлены личные послы патриарха Варфоломея, или экзархи. Ими стали два епископа Константинопольского патриархата украинского происхождения, кафедры которых находятся в Северной Америке. На Украине они должны были вести переговоры с двумя непризнанными церквами, изъявившими желание восстановить свое общение с полнотой Православной церкви. Реакция Московской патриархии была жесткой: заявили о приостановке сослужения друг с другом епископов РПЦ и Константинополя и вышли из православных епископских конференций в западных странах, которые всегда возглавляются и координируются архиереями Константинопольской церкви.

Поворотным моментом стал константинопольский Синод 11 октября, который признал утратившим силу свое давнишнее решение 1686 года о передаче Киевской митрополии на определенных условиях (практически «в аренду») в состав Московского патриархата, а также снял отлучение (анафему), наложенное в 90-х годах Московской патриархией на главу Киевского патриархата Филарета Денисенко и Макария Мелетича, главу непризнанной Украинской автокефальной православной церкви. Также они и их последователи были восстановлены в своем священническом или епископском достоинстве.

Многое в отношении их будущего пока остается неясным, а константинопольская церковная структура на Украине пока не существует, но уже сейчас открылась возможность возвращения «раскольников» в Церковь. Пусть через создание параллельной юрисдикции, а затем и автокефальной Украинской церкви. Длившийся четверть века конфликт миллионов украинских верующих с «мировым православием» начал подходить к своему завершению.

Решение РПЦ

Реакция Русской церкви, сформулированная на Синоде в Минске 15 октября, оказалась предельно жесткой: разрыв евхаристического общения с Константинополем, пока Вселенский патриарх не отзовет своего решения по Украине. Разрыв с Константинополем, но не с остальными поместными православными церквами.

Что, собственно, поменялось в Церкви после этих церковных «минских соглашений»? Да по большому счету ничего. Оттого что патриарх Кирилл запретил своим священникам служить на Афоне, а русским туристам крестить своих детей в греческой церкви на Крите, не изменилась ни мера духовной опытности афонских старцев, ни благодатность греческого крещения. На это запретившие и не претендуют. Этим запретом выражена крайняя степень обиды на старшего константинопольского брата.

Хуже от этого станет больше русским, чем грекам. Назло Варфоломею лишим себя поездок на Афон, а русских священников в Германии лишим возможности преподавать русским детям православие в немецких школах, а в Бельгии – получать зарплату от государства. Ведь там это делается через епископские ассамблеи, в которых русским теперь участвовать нельзя, так как их возглавляет константинопольский архиерей. И у Гроба Господня в Иерусалиме тоже русским теперь спокойно не послужить: среди греческих священников-паломников всегда есть духовенство Константинопольского патриархата. Неужели теперь русские будут опрашивать греков у Гроба Господня — конечно же по-русски и по-украински, – «кто из них Павлов, а кто Аполлосов»?

Как могли члены Синода принять столь неудобное для верующих русских людей решение? О ком и как они думали? Похоже, не о рядовых членах РПЦ, которые мечтают о паломничестве на Афон, поездке на Крит или об учебе в Свято-Сергиевском богословском институте в Париже, который тоже, как и часть русского зарубежья, относится ко Вселенскому патриархату. Но это же все – рядовые. А у духовенства и так уже в последние месяцы возникали проблемы с получением греческих виз. Недавно визу для посещения Афона не дали даже петербургскому митрополиту, по совместительству возглавляющему хозяйственный отдел МП. Интересно, что некоторые из епископов Украинской церкви Московского патриархата в эти выходные успели напоследок съездить послужить на Афон, пока решение о запрете еще не было принято на Синоде. Значит, как «дисциплинарное» оно будет ими соблюдаться.

Теперь положение РПЦ в православном мире будет очень похоже на положение самой России под санкциями. Впрочем, если российское государство этих санкций не хотело, то РПЦ сама создала сложности для своих верующих заявлением о своей полуизоляции. Скорее всего, Вселенский патриарх на это даже никак не отреагирует, а другие поместные церкви, если и выразят поддержку Москве по украинскому вопросу, точно отношения с Константинополем не прервут. Впрочем, не будут торопиться прервать их и с Москвой.

А вот на Украине теперь у Вселенского патриарха и его сторонников руки будут развязаны. Если духовенство Московской патриархии и так с ними не служит и не сотрудничает, то создание там константинопольской церковной структуры может пойти куда быстрее. Минский Синод уже предупредил, что «переход архиереев или клириков из канонической Церкви к раскольникам или вступление с последними в евхаристическое общение [вероятно, через возможные константинопольские структуры на Украине] является каноническим преступлением и влечет за собой соответствующие прещения». Угроза вполне понятна. Но когда на Украине появится Константинопольская митрополия или целая автокефальная церковь, то переход из одной юрисдикции в другую уже не будет вызывать опасений.

Модель Кирилла vs модель Тихона

Патриарх Кирилл и его окружение настаивают на том, что не может быть «легализации раскола», а независимые церкви должны прийти и раствориться в официальной структуре.

Впрочем, у РПЦ есть другой опыт воссоединения с теми, кто десятилетиями не был с ней в общении: в 2007 году Русская зарубежная церковь воссоединилась с Русской церковью Московского патриархата. При этом от нее не требовалось ни покаяния, ни слияния своих епархий с епархиями МП, ни самоликвидации. Одним из авторов того удачного объединения был о. Тихон (Шевкунов), в настоящее время являющийся псковским митрополитом. Противником — митрополит Кирилл, нынешний патриарх.

Говорят, что в последний год митрополит Тихон пытался убедить Московскую патриархию в том, что с Филарета пора самим снять анафемы, а его структуру как-то вернуть в Церковь, постепенно объединяя с Украинской православной церковью Московского патриархата. Сделать это самим, пока этого не сделал Константинополь.

Неудивительно, что победила линия Кирилла. И привела не к «ликвидации раскола», а к еще большему разделению. Так у одних в 2007 году все получилось, а другие из-за своей жесткости теряют Украину для Русской церкви и для своих же перекрывают пути на Афон и в греческий мир.

Как Российское государство, так и Русская церковь все еще пытаются выстроить свои отношения с Украиной по моделям Российской империи или Советского Союза. Обе уже очевидно не работают. Но, помимо собственного прошлого, можно еще посмотреть вокруг, где немало государств, народы которых еще недавно воспринимали себя как единое целое. Расходились и сходились, но уже по-новому. Великобритания и США. Австрия и Германия. Среди них и православные страны Греция и Кипр, трансграничному единству которых не мешает ни наличие двух правительств, ни двух независимых друг от друга автокефальных церквей, которые сумели выстроить друг с другом отношения на равных.

Впрочем, греческое население Греции и Кипра ощущает себя одним народом, хоть и живущим в разных политических нациях, поэтому и наличие разных церквей не разъединяет. Между Украиной и Россией ситуация сейчас обратная, и именно поэтому единство веры бессильно. В давние времена вера была больше государства, сейчас обе стороны конфликта, включая клириков, часто и охотно демонстрируют обратное: государство для них больше веры.

Турция. Украина. Россия > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 16 октября 2018 > № 2759528 Александр Занемонец


Саудовская Аравия. Турция. США > СМИ, ИТ. Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 16 октября 2018 > № 2759525 Марианна Беленькая

Треугольник союзников. Как исчезновение журналиста столкнуло США, Турцию и Саудовскую Аравию

Марианна Беленькая

Положение саудовского наследного принца может пошатнуться, если будут появляться все новые доказательства причастности саудовских властей к исчезновению и убийству журналиста. Тогда будет расти международное давление на Эр-Рияд, а американский Конгресс будет все активнее требовать от президента США переступить через дружбу и сделки. Ведь «дело Хашогги» – это прекрасный шанс продемонстрировать неэффективность внешней политики президентской администрации и лично Дональда Трампа

Непростым испытанием для американо-саудовских отношений стало дело об исчезновении и вероятном убийстве в Турции саудовского журналиста Джамаля Хашогги, известного своей критикой наследного принца Саудовской Аравии Мухаммада бин Салмана. Вызов брошен и самому саудовскому принцу, старательно выстраивающему образ реформатора, который выводит королевство из Средневековья в XXI век. Этот образ никак не сочетается с новостями о жестоком убийстве журналиста и расчленении его тела на территории чужого государства.

Если до сих пор в США и многих других странах закрывали глаза на сообщения об арестах саудовских правозащитников, делая ставку на глобальные изменения в королевстве – реформы в экономике и общественной жизни, то историю колумниста The Washington Post высокопоставленным политикам и бизнесменам, тесно сотрудничающим с Эр-Риядом, проигнорировать слишком трудно.

Западные компании и медиакорпорации одна за другой отказываются от участия в крупном саудовском инвестиционном форуме Future Investment Initiative, известном как «Давос в пустыне». Мероприятие должно состояться 23–25 октября. Американские сенаторы требуют от президента США Дональда Трампа рассмотреть в течение 120 дней возможность введения санкций против Саудовской Аравии в соответствии с «Глобальным актом Магнитского». К санкциям может присоединиться и Великобритания. На фоне угрозы санкций цены на нефть растут, а акции компаний, связанных с Саудовской Аравией, падают.

Свой среди своих

Дело об исчезновении Джамаля Хашогги оказалось слишком громким. Он не один из десятков арестованных в Саудовской Аравии правозащитников, чьи имена мало кто знает, а известный журналист с мировым именем. Последний год после добровольно-вынужденного отъезда из Саудовской Аравии он писал для The Washington Post, у него влиятельные друзья и покровители – медиамагнаты, политики, сотрудники спецслужб.

Сам Хашогги не считал себя оппозиционным журналистом, вся его карьера связана с королевской семьей Саудовской Аравии. Славу журналисту принесли его интервью с Усамой бен Ладеном. В начале карьеры он освещал конфликты в Афганистане, Судане, Алжире. Его контакты с «Аль-Каидой» и талибами были бы невозможны без одобрения и опеки саудовской разведки, которой руководил принц Турки ибн Фейсал.

В 2005–2007 годах, десятилетия спустя, когда принц стал послом Саудовской Аравии в Вашингтоне, Хашогги назначили его медиасоветником. Журналист также занимал пост заместителя главного редактора англоязычной саудовской газеты Arab News, дважды возглавлял газету «Аль-Ватан», при этом дважды его отправляли в отставку за либеральные взгляды. Впрочем, как пишет главный редактор издания The Middle East Eye Дэвид Хёрст, много лет друживший с Хашогги, его критика властей королевства всегда была «нюансирована».

По сути Хашогги был рупором саудовских элит, которые сами хотели перемен. И во многом эти перемены начались с назначением наследником престола принца Мухаммада бин Салмана. Но Хашогги не нравился авторитарный стиль наследника, он считал молодого принца авантюристом, который приведет страну к хаосу и разорению. В итоге Хашогги отстранили от всех медиаресурсов и запретили комментировать политику королевства в СМИ.

Все это совпало с избранием Дональда Трампа на пост президента США и резким сближением между Эр-Риядом и Вашингтоном. Хашогги открыто критиковал политику Трампа. Кроме того, он был близок к министру внутренних дел Мухаммеду бен Наифу Аль Сауду, который до июня 2017 года был наследным принцем Саудовской Аравии, а после того, как король Салман решил сделать наследником своего сына, был вынужден уйти в отставку.

Тогда Хашогги покинул страну. И, как утверждают его друзья, отказывался возвращаться, несмотря на все посулы саудовских властей предоставить ему хорошую должность. Для молодого принца возвращение Хашогги, пользующегося огромным влиянием среди западных СМИ и элиты, могло бы стать серьезным имиджевым подспорьем. Но вышло наоборот.

Трамп угрожает, но сомневается

Дональд Трамп хоть и пригрозил наказать Эр-Рияд, если будет доказана причастность саудовских властей к исчезновению журналиста, но не торопится с выводами. Он не теряет надежды, что санкции вводить не придется. За прошедшие дни несколько представителей американской администрации обсуждали ситуацию с наследным принцем. Для поиска приемлемого решения в Эр-Рияд направился госсекретарь США Майк Помпео.

Особенно Трампа беспокоит перспектива разрыва военных контрактов, на чем настаивают некоторые американские политики. Такое развитие событий Трамп считает катастрофой.

По словам президента, оборонный контракт между двумя странами, заключенный во время его визита в Эр-Рияд в мае прошлого года на рекордные $109,7 млрд, дал возможность создать в США 450 тысяч рабочих мест. «Если они не купят его у нас, они купят его у России, у Китая или у других стран, а Россия и Китай очень бы этого хотели», – сказал Трамп журналистам, комментируя возможность прекращения поставок американского оружия в Саудовскую Аравию.

Мало было Вашингтону беспокойства из-за переговоров Эр-Рияда и Москвы по С-400, так теперь можно потерять все. Тем более ни Россия, ни Китай точно не будут рвать отношения с Саудовской Аравией из-за пропавшего журналиста. Напротив, воспользуются ситуацией, чтобы укрепить сотрудничество.

Эр-Рияд важен для Дональда Трампа не только с точки зрения контрактов. Вся ближневосточная политика его администрации была построена именно на близких связях с Саудовским королевством. В первую очередь это был союз, направленный на изоляцию Тегерана, что является одним из приоритетов для обеих стран. Взамен на политическую и военную поддержку Эр-Рияда США также получили саудовское одобрение для американской инициативы по примирению Израиля и Палестины. Разлад с Вашингтоном может примирить Эр-Рияд с Тегераном, который всегда готов к такому сценарию.

Помимо прочего, Дональду Трампу нравилось демонстрировать успехи своей внешней политики, хвастаясь контрактами с Эр-Риядом и своим влиянием на власти этой страны. Действуя из прагматических интересов, он закрывал глаза на нарушение прав человека в Саудовской Аравии, никогда не осуждал ни внутреннюю, ни внешнюю политику Эр-Рияда. Трамп поддержал наследного принца, когда тот год назад санкционировал арест 11 членов королевской семьи и около 30 министров и бизнесменов по обвинению в коррупции. Уже тогда многие западные инвесторы засомневались – можно ли иметь дело с молодым наследником, но настрой американской администрации заставил скептиков замолчать.

Принц Мухаммад бин Салман продолжал очаровывать Запад, продвигая свой план реформ Vision 2030, цель которого – избавить страну от нефтяной зависимости, полностью трансформировав экономику и общественную жизнь королевства. Масштабные стройки, локализация производства, создание рабочих мест для молодежи и повышение роли женщин в экономике, что привело в том числе к предоставлению им права водить машину, развитие индустрии развлечений.

Все это сулило огромные возможности для многих зарубежных компаний. И большинство предпочитало не обращать внимания на борьбу принца с инакомыслием. В конце концов, реформы легко не даются. Те же, кто все же решался осудить политику молодого наследника, лишались возможности сотрудничать с Эр-Риядом. Так под давлением немецкого бизнеса, который потерял часть контрактов с саудовскими фирмами, Берлин был вынужден извиниться за то, что обвинил Эр-Рияд в авантюризме.

Сейчас саудовские власти тоже пригрозили серьезными мерами против тех, кто решится ввести санкции против королевства или будет распространять «фальшивую информацию», к которой в Эр-Рияде относят обвинения в убийстве Джамаля Хашогги. Впрочем, вслед за угрозами, озвученными неназванным официальным источником через агентство новостей SPA, последовало разъяснение от имени саудовского посольства в Вашингтоне в виде благодарности тем, кто не спешит делать выводы до окончания расследования. Особо была отмечена американская администрация.

Таинственное убийство

Впрочем, не одни только США не спешат с обвинениями в адрес Эр-Рияда, но и Турция, на чьей территории исчез саудовский журналист. Официальной версии случившегося за две недели так и не появилось. Зато СМИ полны деталей, которые могут посоперничать с голливудским сценарием.

Из публикаций известно, что 2 октября Джамаль Хашогги пришел в генконсульство Саудовской Аравии в Стамбуле, чтобы оформить документы, необходимые для свадьбы с гражданкой Турции. Невеста осталась ждать его снаружи. Больше журналиста никто не видел. Эр-Рияд утверждает, что Хашогги пропал уже после того, как покинул генконсульство. Но подтверждений этому нет. Зато публикации в турецких и американских СМИ со ссылкой на данные полиции и спецслужб свидетельствуют, что журналиста пытали и убили в здании генконсульства.

Также из СМИ известно, что в тот же день в Стамбул на двух бизнес-джетах и нескольких регулярных рейсах прилетели 15 граждан Саудовской Аравии. Они пробыли в городе меньше суток, но успели посетить генконсульство. Опубликовано видео, где к зданию подъезжают машины, в которых могли быть приезжие. Известны и их имена. Среди них журналисты обнаружили имя сотрудника отдела судмедэкспертизы Департамента общей безопасности МВД Саудовской Аравии.

Турецкие СМИ не сомневаются, что 15 саудовцев причастны к убийству журналиста. Сообщается, что Хашогги пытали, а после убийства его тело разрезали на куски медицинской пилой, чтобы без подозрений вынести из здания и спрятать. Версия о пытках подкреплена информацией о наличии записи убийства, полученной якобы благодаря часам Apple Watch.

Турецкая газета Sabah утверждает, что при входе в генконсульство Хашогги включил микрофон на умных часах и они синхронизировались с его iPhone, который журналист оставил невесте, ожидавшей снаружи. Правдивость этой публикации вызывает сомнения, так как синхронизация часов с iPhone происходит через Bluetooth. Это возможно сделать только на близком расстоянии и уж никак не через стены дипмиссии. Впрочем, турецкие спецслужбы могли прослушивать посольство или получить информацию из других источников, которые решили скрыть, придумав версию про Apple Watch. То, что записи реально существуют и их продемонстрировали в Вашингтоне, пишут уже американские СМИ.

Согласно последней версии телеканала CNN, Эр-Рияд готов признать смерть журналиста в ходе допроса, который пошел не так, как планировалось.

Слишком много вопросов

Помимо происхождения записи пыток, в истории исчезновения Хашогги есть немало других вопросов. Зачем журналист, проживавший в Вашингтоне, направился оформлять документы для свадьбы в генконсульство в Стамбуле? Версии варьируются от заговора спецслужб до бытовых причин. По одной из них, похищение журналиста планировалось заранее, об этом знали американские спецслужбы, и они не хотели, чтобы инцидент произошел на их территории. Предупреждать журналиста не стали: не думали, что попытка похищения приведет к убийству, что в целом подтверждает версию CNN.

Так или иначе, журналиста могли намеренно направить в Стамбул. По другой версии, он сам не хотел посещать дипмиссию в Вашингтоне, так как посол Саудовской Аравии в США – родной брат наследника престола принц Халед бен Салман. Есть и банальный вариант – журналист после свадьбы планировал жить в Стамбуле.

Еще один вопрос: если Эр-Рияд планировал похищение или убийство журналиста, почему это надо было делать на территории Турции, которую с Саудовской Аравией связывают очень непростые отношения? Две страны постоянно соперничают за влияние в исламском мире, а также право называться главным союзником США на Ближнем Востоке. И в последнее время саудовцы преуспели в этом гораздо больше.

При этом на публике Турция и Саудовская Аравия сохраняют видимость ровных, даже близких отношений, растут саудовские инвестиции в турецкую экономику и это перевешивает дипломатическое соперничество. Возможно, все просто: других шансов у саудовских властей могло и не быть, да и Турция не та страна, которая будет сильно переживать из-за нарушения прав журналиста, каким бы известным он ни был. Но в результате, если убийство действительно было, саудовские спецслужбы дали турецким коллегам серьезный козырь для шантажа и внесения разлада в союз Эр-Рияда и Вашингтона. Демонстрация братских отношений между лидерами двух стран при этом продолжается.

Зато американо-турецкие отношения резко улучшились. Спустя два года после ареста в Турции внезапно был освобожден пастор Эндрю Брансон. Дональд Трамп добивался этого от Анкары с начала своего президентства. И это наконец произошло в тот момент, когда турецким властям понадобилась поддержка Вашингтона в расследовании «дела Хашокджи». То есть в Анкаре, видимо, не исключают, что им, возможно, придется идти на конфронтацию с Эр-Риядом.

Сам президент США назвал факт освобождения пастора в разгар расследования событий в Стамбуле «совпадением». Но мало кто поверил. Впрочем, уступка Анкары может быть связана не только с «делом Хашогги», а и с торгом вокруг судьбы сирийских курдов на восточном берегу Евфрата, который контролируют американские военные. Козыри лишними не бывают.

Важен и еще один вопрос. Даже если Эр-Рияд решился разобраться с Хашогги в Стамбуле, зачем подставляться с фактически демонстративным прибытием в город 15 саудовцев? Потому что убийство изначально не планировалось и события просто вышли из-под контроля? Или это вера в свою безнаказанность и акт устрашения, как полагает, например, The New York Times?

А если убийство и даже похищение не планировалось и события просто вышли из-под контроля, то зачем такой внушительный десант в Стамбул? И что это в принципе за допрос в присутствии 15 человек свидетелей? И еще один вопрос – что хотели узнать у Хашокджи? На кого искали компромат? Не исключено, что история могла быть продолжением внутренних чисток в Саудовской Аравии и интриг внутри королевского клана.

Есть и другая версия, которая обсуждается в арабских экспертных кругах. Хашогги убили, чтобы подставить саудовскую королевскую семью. Слишком очевидным был конфликт между журналистом и молодым наследником престола. Желающих удалить от престола Мухаммада бин Салмана целая очередь. Это могут быть обиженные арестами и потерей влияния кланы внутри королевской семьи и саудовской элиты.

В ослаблении Мухаммада бин Салмана может быть заинтересован и Вашингтон, который понял, что молодого наследника сложно контролировать – слишком он амбициозен и непредсказуем. Свидетельством этому стала заочная полемика между Трампом и принцем, разгоревшаяся на фоне новостей о пропаже Хашогги. Президент США намекнул, что Эр-Рияд должен платить за свою безопасность Вашингтону, иначе нынешний король не продержится у власти и двух недель. Эти слова прозвучали буквально через несколько часов после того, как саудовский журналист бесследно исчез, но новость об этом еще не облетела мировые СМИ.

Ответ принца прозвучал спустя несколько дней, в разгар скандала. В интервью Bloomberg он обратил внимание на то, что Саудовская Аравия существует дольше США, а за полученное оружие платит немалые деньги, так необходимые Вашингтону. При этом принц сгладил ответ, сказав, что между друзьями может быть разное и слова Трампа не испортили отношения между странами, но очевидно он был задет.

Тем временем слова Трампа оказались практически пророческими. Положение наследного принца может пошатнуться, если будут появляться все новые доказательства причастности саудовских властей к исчезновению и убийству журналиста. Тогда будет расти международное давление на Эр-Рияд, а американский Конгресс будет все активнее требовать от президента США переступить через дружбу и сделки. Ведь «дело Хашогги» – это прекрасный шанс продемонстрировать неэффективность внешней политики президентской администрации и лично Дональда Трампа.

Поэтому не исключено, что Вашингтон рассматривал возможность сменить курс и сделать ставку на другого наследника. Впрочем, для такого сценария должны сойтись сразу несколько факторов. Но может быть и так, что Анкара, Эр-Рияд и Вашингтон найдут удобный для всех вариант и «дело Хашогги» постепенно стихнет. В поиске таких вариантов, среди которых добровольное признание Эр-Рияда в непреднамеренном убийстве, по всей видимости, и отправился в Саудовскую Аравию госсекретарь США Майк Помпео. Если найти компромисс получится, то Эр-Рияд попадет в еще большую зависимость от Вашингтона.

Саудовская Аравия. Турция. США > СМИ, ИТ. Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 16 октября 2018 > № 2759525 Марианна Беленькая


Украина. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 15 октября 2018 > № 2759524 Кирилл Кривошеев

Время пиджаков. Что показала избирательная кампания в Донбассе

Кирилл Кривошеев

Романтический дух 2014 года, который так любят вспоминать сторонники непризнанных республик, окончательно выветрился. Теперь лицо Донбасса – это не суровый мужик в камуфляже, а «эффективный менеджер» в пиджаке, готовый принимать непопулярные решения по указке сверху и сообщать народу плохие новости, в том числе с переговоров с Киевом

Выборы в самопровозглашенных ДНР и ЛНР, которые пройдут 11 ноября, Кремль представил публике как досадную необходимость. Всего два месяца назад проводить голосование не планировали, несмотря на то что формально четырехлетние полномочия донбасских властей истекли. В самих республиках отказ от выборов объясняли недостатком средств в бюджете и опасностью украинского наступления.

Однако убийство Александра Захарченко заставило всех развернуться на 180 градусов. Было принято решение, что выборы в Донбассе необходимы, чтобы заполнить «вакуум власти» и избежать дестабилизации.

Опубликованные недавно списки кандидатов в главы ДНР и ЛНР подтвердили ожидания – никакой интриги на этих выборах не будет, а их победители определятся не на ноябрьском голосовании в Донбассе, а намного раньше и в Москве. Однако ход донбасской кампании и участвующие в ней кандидаты, в том числе не попавшие в окончательный список, все равно заслуживают внимания. Они помогают разобраться, какие идеологические противоречия существуют сегодня внутри ДНР и ЛНР, а также понять, каким видят будущее самопровозглашенных республик в Москве.

Хороший и плохой полицейский

Если в ДНР убийство Александра Захарченко неизбежно создало некоторую политическую неопределенность, то в ЛНР интриги не было изначально. Судя по списку конкурентов тамошнего временного главы Леонида Пасечника, который стремительно опубликовал местный ЦИК, выборы в этой республике пройдут, как в Узбекистане. Безальтернативный лидер, «отважный защитник народа» с разгромным счетом победит председателей двух профсоюзов: работников железнодорожного транспорта и образования.

Хотя еще недавно, в 2014–2015 годах ситуация в ЛНР была намного сложнее, чем в Донецке. Дело доходило даже до сепаратизма в квадрате, когда отдельные полевые командиры (например, атаман Николай Козицын в городе Антрацит) заявляли о том, что больше не подчиняются Луганску.

Ситуацию удалось стабилизировать только после того, как в ноябре 2017 года в ЛНР произошел силовой захват власти. Тогда вместо крайне непопулярного Игоря Плотницкого главой стал незаметный, как и подобает спецслужбисту со стажем, Леонид Пасечник (бывший министр государственной безопасности ЛНР, а еще раньше – глава Стахановского межрайонного отдела СБУ). Он прочно сел в кресло главы и неплохо себя зарекомендовал – по крайней мере, серьезных инцидентов за год его правления не было.

В Донецке избирательная кампания оказалась гораздо более бурной. Непопулярность основного кандидата донецких выборов – бывшего спикера декоративного парламента Дениса Пушилина и попытки Кремля выправить его репутацию в сжатые сроки делали ситуацию в ДНР интересной и интригующей. Сбор подписей, слухи о неожиданных кандидатах, агитация и дискуссии в анонимных Telegram-каналах – все это создавало впечатление, что на выборах будет место какой-то реальной борьбе, пусть и со специально отобранными спарринг-партнерами.

Заменить убитого Александра Захарченко оказалось не так просто, потому что он был почти образцовым воплощением донбасского сепаратизма. Человек далеко не бедный, он запросто мог выехать хоть в сторону Ростова, хоть в сторону Киева еще в самом начале конфликта, как сделали десятки ему подобных. Но он остался и стал руководить отрядом с реальным риском для жизни – он часто выезжал на линию фронта и даже лично участвовал в боях.

Захарченко всегда был своим парнем – мог себе позволить говорить что думает, порой совершенно неуместные вещи. В беседах с писателем Захаром Прилепиным он предлагал сделать государственной идеологией ДНР «ксенофобию», а потом уточнял, что самый близкий ему государственный строй – это монархия. Из этой же серии откуда ни возьмись появившиеся и так же бесследно исчезнувшие разговоры о создании «Малороссии» (не путать с Новороссией) вместо «дискредитировавшей себя» Украины. И пусть эта тема от начала до конца была срежиссирована на Старой площади в Москве – Захарченко действительно был такой, и за это в Донбассе его многие искренне уважали.

Над Пушилиным, наоборот, было принято посмеиваться, а то и открыто вешать на него все провалы – примерно так же в России относятся к премьеру Дмитрию Медведеву. Что простые донбасские работяги могут думать о бывшем функционере «МММ», перенимавшем опыт у одиозного Лени Голубкова (актера Владимира Пермякова), который «обманул миллионы советских людей»? Мало того, Пушилин гордится своим прошлым и утверждает, что этот опыт позволил ему стать «эффективным менеджером».

Еще важнее то, что именно Пушилин, а не Захарченко ассоциировался в глазах донбасского общества с Минскими соглашениями, которые противоречат романтическим идеям «русской весны» 2014 года. Осуждают его даже за то, что он всегда появляется на публике в пиджаке с галстуком, не думая примерять военную форму. Хотя о войне он вспоминает регулярно – чтобы объяснить ей те или иные неудачи в управлении республикой.

Военные и гражданские

Пушилин и его московские кураторы понимали, что любой авторитетный полевой командир стал бы для человека в пиджаке слишком сильным конкурентом. Поэтому такому конкуренту не дали появиться, хотя попытки были, и неоднократные.

Командир из 2014 года Игорь Стрелков (его возвращения в Донбасс некоторые ждут до сих пор) не подходил даже по формальным основаниям – он гражданин РФ.

Неплохой кандидатурой был бы командир батальона «Восток» Александр Ходаковский. Как и глава ЛНР Леонид Пасечник, он бывший украинский силовик, начальник спецподразделения «Альфа» СБУ по Донецкой области. «Участвовать будем однозначно», – писал Ходаковский в своем Telegram-канале. А потом там же был вынужден признать поражение: по надуманной причине его попросту не пропустили в ДНР из Ростовской области в день, когда нужно было подавать документы на регистрацию. Если на секунду представить, что выборы в ДНР могут пройти честно, у Ходаковского были бы неплохие шансы. А теперь нет никаких.

В результате на выборы из военных смогли выдвинуться лишь полузабытые участники битвы за Славянск. Речь идет об Игоре Хакимзянове – первом командующем силами ДНР, и солдате Вячеславе Дьякове с позывным «Сенсей», имеющем проблемы со слухом и речью. Имидж «ополченцев первой волны», безусловно, добавлял им симпатий в глазах сторонников «русской весны», но не настолько, чтобы можно было претендовать на победу. Хакимзянов более известен, чем Дьяков, но в основном как «мученик». В мае 2014-го он был схвачен украинскими военными, и в плену (где он пробыл до сентября) его допрашивал сам депутат Верховной рады Олег Ляшко.

Тем менее даже такую конкуренцию сочли излишней. Местный ЦИК отказался регистрировать Хакимзянова и Дьякова в качестве кандидатов, заявив, что они не представили подписные листы в установленный срок.

Кто же после этого оставался в игре, чтобы возглавить условные патриотические силы «той самой Новороссии» в противовес «минскому сговору» и «тихой сдаче», которую, по мнению оппозиционеров, готовит Пушилин? Это один из первых политических лидеров «русской весны» Павел Губарев.

Как и Пушилин, до 2014 года Губарев был состоятельным предпринимателем, а с самого начала конфликта финансово поддерживал сепаратистское движение. После того как его задержали сотрудники СБУ и отвезли в Киев, его соратники помогли перебросить в Донбасс группу Игоря Стрелкова, которая и начала вооруженное противостояние.

В сентябре 2014 года и Губарев (его к тому моменту освободили из плена, обменяв на украинских военных), и Пушилин приезжали на пресс-конференцию в Ростов-на-Дону, совпавшую с подписанием первых Минских соглашений. На вопрос о них Павел Губарев ответил резко: «Единственное, что я готов подписать с Украиной, – это ее капитуляцию». Пушилин такими словами никогда не разбрасывался – и, возможно, поэтому стал более удобен Кремлю.

С зимы 2015 года Павел Губарев почти не выступал публично, но зато располагал некоторым влиянием в донбасских медиа. Он владеет телеканалом и радиостанцией «Новороссия», а также интернет-порталом DNR-Live. Судя по числу подписчиков канала «Новороссия ТВ» на Youtube (38 тысяч), этот ресурс пользуется большей популярностью, чем другие телеканалы ДНР.

Выдвинувшись на выборы, Павел Губарев продолжил гнуть «патриотическую» линию и ставить под сомнение целесообразность Минских соглашений. Однако к выборам не допустили и его, заявив, что он не собрал достаточного количества действительных подписей.

Таким образом, Пушилину будут противостоять лишь четверо малоизвестных кандидатов, каждый из которых вряд ли наберет даже несколько процентов. Это Роман Хроменков (бывший мэр Енакиева и Горловки под властью ДНР), Елена Шишкина (председатель «Народного трибунала над властями Украины»), Роман Евстифеев (руководитель музея ветеранов Афганистана) и Владимир Медведев (замминистра образования ДНР).

Все эти кандидаты настолько далеки от оппозиционно-«патриотического» движения в ДНР, что даже Игорь Стрелков призвал к «бойкоту этого ублюдочного шоу», хотя раньше говорил, что идти на участки надо – чтобы отдать голос за кого угодно, кроме Пушилина.

Кандидат-дипломат

Несмотря на столь тщательную зачистку политического поля, пиарщики Дениса Пушилина стараются создать гражданскому кандидату хоть какую-то популярность среди донбасских избирателей. Работа идет по нескольким направлениям. Во-первых, упор делают на преемственность с популярным Захарченко. «Мы продолжим дело, которому Александр Владимирович посвятил себя и за которое отдал свою жизнь», – сказал Пушилин, заявляя о своем выдвижении.

Во-вторых, больше говорят о России, которая, что бы там ни говорилось в Минских соглашениях, «в беде не оставит». Пройдясь по цеху Енакиевского металлургического завода, Пушилин заявил: «Интеграция с Россией – это главный и неизменный вектор, выбранный Донбассом еще в 2014 году». Впрочем, по некоторым социально-экономическим показателям молодая республика даже опережает Россию. Например, там вопрос повышения пенсионного возраста «не обсуждается даже в обозримой перспективе».

Наконец, главным пиар-достижением Пушилина можно назвать интервью настоящей западной газете – польской Rzeczpospolita. В самой Польше многие критиковали интервью за отсутствие острых вопросов, а донецкие Telegram-каналы и вовсе утверждали, что знают цену «заказной публикации» – 12 000 евро. Тем не менее выгодный Донецку медийный эффект публикация вызвала: Пушилин легитимизирован как «лицо, принимающее решения», а украинский посол пишет гневные письма редактору Rzeczpospolita – лишний повод заявить о расколе между Польшей и «бандеровской» Украиной.

О сколько-нибудь объективных социологических исследованиях, позволяющих оценить результаты политического пиара, в Донбассе говорить не приходится. Единственное место, где человек может свободно высказать свое мнение, – это интернет. Но даже если принять во внимание всю условность онлайн-голосования в соцсетях, на поддержку Пушилина не указывает ни одно из них. В более поздних опросах с большим отрывом лидирует Павел Губарев, а в более ранних – Игорь Стрелков. Правда, известный в Донецке журналист Сергей Белоус в своем Telegram-канале приводит другие цифры: ссылаясь на данные закрытого исследования, они заявил, что в опросах лидирует Пушилин, но с результатом всего в 32,1%, при этом 46,6% опрошенных затруднились ответить.

Неизбежная победа Дениса Пушилина на выборах главы ДНР означает, что Москва не только передает власть в республике другой группе лиц, но и пересматривает их полномочия. Разумеется, Александр Захарченко тоже не был полностью самостоятельной фигурой, но Пушилин еще более управляем и куда менее импульсивен.

То, что Москва меняет модель взаимодействия с Донецком, видно и по официальным сообщениям. Чтобы расследовать убийство Захарченко, в ДНР открыто отправились следователи ФСБ, а 10 октября Пушилин столь же открыто встретился в Москве с куратором «украинского вопроса» в Кремле Владиславом Сурковым и пригласил в его Донецк «до конца года». То есть Москва не считает нужным скрывать, что за избирательной кампанией в Донбассе стоит она и победитель уже определен.

Романтический дух 2014 года, который так любят вспоминать сторонники непризнанных республик, окончательно выветрился. Теперь лицо Донбасса – это не суровый мужик в камуфляже, а «эффективный менеджер» в пиджаке, готовый принимать непопулярные решения по указке сверху и сообщать народу плохие новости. Также Денис Пушилин – не чужой человек для Киева. Он – партнер по Минской контактной группе, которого украинские представители знают лично. Но чтобы новый мандат опытного переговорщика Дениса Пушилина стал ясен до конца, должно открыться второе неизвестное в этом уравнении – кто станет президентом Украины в марте 2019 года.

Украина. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 15 октября 2018 > № 2759524 Кирилл Кривошеев


Украина > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 15 октября 2018 > № 2759217 Петр Порошенко

Укрiнформ (Украина): Выступление Порошенко на молебне за Украину

Президент Украины в связи с незаконным решением Вселенскго патриарха предоставить Томос об автокефалии украинской церкви, выступил с провокационной, русофобской речью, в которой обвинил Россию в «убийствах украинцев», назвал русских архиереев «хамами» и призвал священников УПЦ МП к совершению предательства — переходу в украинские сепаратистские церковные ноообразования.

Петр Порошенко, Укрiнформ, Украина

Выступление президента Украины во время участия в молитвенном мероприятии за Украину. Приводим полный текст выступления:

«Я украинец… Я люблю тот народ, к которому принадлежали мои родители, мои деды, прадеды…. Среди которого я родился, вырос, на языке которого я пел… Не быть украинцем я не могу так же, как дуб не может переродиться в береза, липа в сосну. Остаток своих сил отдам целиком и безвозвратно службе духовным и церковно-религиозным интересам своего украинского народа»…

Ваша Святость!

Ваши блаженства, всечестные отцы!

Дорогие украинцы, братья и сестры!

Словам, которыми начал свое выступление, — более ста лет. Вышли они из-под пера архиепископа Алексея, одного из руководителей Братства Воскресения Христова. Оно еще в ноябре далекого 1917-го поставило на повестку дня вопрос об «отделении Украинской Церкви от Русской».

Во время национально-освободительной революции семнадцатого — двадцать первого годов прошлого века вопрос государственности, языка и Церкви были так же тесно связаны друг с другом, как и теперь. Тогдашний Киевский митрополит Владимир, которому впоследствии суждено было принять мученическую смерть от безбожных большевиков, не позволил поминать во время литургии «украинское государство, его власти и все украинское войско». По словам очевидцев, владыка с удивлением спрашивал: «Какая такая Украина? Какой такой украинский народ? Разве малороссы не такой же народ как русский?»

Митрополит Харьковский и Ахтырский Антоний на Пасху семнадцатого запретил читать Евангелие на украинском, свысока и по-хамски назвав наш язык «базарным».

И несмотря на тотальное неприятие украинской автокефалии российским епископатом, всей белой и красной Россией — движение за национальную православную церковь началось и набирало обороты. Инициатива шла снизу, от приходского духовенства и верующих.

Руководство новообразованного государства пусть не сразу, но все же осознало исторический масштаб вопроса, которое явно выходило за церковные рамки. Гетман Скоропадский лично принял участие в одном из заседаний Всеукраинского церковного собора восемнадцатого года. «Государственные дела требуют, чтобы все церковные дела решались здесь, на Украине», — говорил Павел Петрович. Когда же промосковские иерархи завели работу Собора в тупик, министр иностранных дел Александр Лотоцкий четко заявил о невозможности и неприемлемости управления Церковью с чужих государственных центров: «В самостоятельном государстве Церковь должна быть самостоятельной… Дело автокефалии Украинской Церкви имеет важное значение рядом с делом государственной независимости… Она почти в той же мере стоит бельмом в глазу тех, кто национальное освобождение украинского народа считает за обиду для «единого русского народа».

Идеи министра Лотоцкого легли в основу закона об автокефалии, который 1 января девятнадцатого года приняла Директория УНР. Впрочем, реализовать его не удалось. Главным образом из-за внутренних разногласий, когда Украина не устояла перед внешней агрессией, утратила государственную самостоятельность, а следовательно — и предпосылку создания и признания собственной православной Церкви.

И восстановление независимости в девяносто первом году вполне логично вернуло на повестку дня и проблему независимой православной Церкви, которой всем канонам передначертано быть в самостоятельном государстве. Поэтому завершить дело, которое Иван Огиенко (Илларион) называл делом «полного размосковления» Церкви, сейчас выпало нашему с вами поколению. И мы с вами это делаем!

Украинский Иордан, наш Днепр, который величаво течет мимо этих холмов, в водах которого наши предки тысячу тридцать лет назад приняли Крещение, вливается в Черное море. А по ту сторону моря раскинулся Стамбул-Константинополь-Царьград, откуда и пришла к нам вера Христова. Там — наша Церковь-Мать. К ней мы обратились за автокефалией. Вселенский патриарх — единственный во всем мире, кто вместе с Синодом имеет право ее предоставить.

И сегодня мы с вами собрались здесь потому, что на днях из Константинополя пришла очень хорошая новость: решение о предоставлении автокефалии Украинской Поместной Православной Автокефальной Церкви — принято! Принято и еще раз подтверждено. Так постановили Вселенский патриарх и Синод.

Еще одна чрезвычайно важная новость. Синод Вселенского патриархата снял все неправедные обвинения, которые Москва наложила на патриарха Филарета, предстоятеля Украинской Православной Церкви Киевского патриархата, а на Его Блаженство митрополита Макария и не накладывалось. Я приветствую вас персонально, уважаемые владыки. Чрезвычайно важно, что вы канонически восстановлены в епископском сане. И восстановлено общение паствы с Вселенской Церковью. Ваши священнодействия, как и служения епископата и духовенства украинских Церквей теперь не подлежат больше сомнению. Мы то, честно говоря, и раньше в этом не сомневалась, но теперь уже никто не имеет права спекулировать на якобы неканоничности неподвластных Москве Церквей.

Ваша святость, вы не сломались перед обманной, ничтожной московской анафемой. Ее нет. Как, согласно заявлениям представителей Вселенского престола, не было и анафемы гетмана Мазепы. А вообще я хочу сказать, что анафема от России — это ничто иное, как признание особых заслуг перед Украиной и украинским народом. Анафемствуют они только выдающихся украинцев!

И наконец, Вселенский патриархат окончательно провозгласил незаконным московскую аннексию Киевской митрополии, совершенную еще в конце семнадцатого века. Ясно и недвусмысленно им заявлено, что Русская Православная Церковь не имеет канонических прав в отношении Православной Церкви на Украине… Что наша Православная Церковь не имеет подчинения РПЦ. И Украина не была, не является и не будет канонической территорией Русской Церкви.

Это очень просто патриарх Русской Православной Церкви на каждой службе молится за российскую власть, которая осуществила агрессию против нашего государства. Патриарх Кирилл Русской Православной Церкви молится за русское воинство, которое убивает украинских воинов, убивает гражданское население, убивает украинцев. А у нас на Украине, к сожалению, есть храмы, которые все еще поминают патриарха Кирилла, который отправляет эти молитвы. Я думаю, что это точно не для украинского народа. И разве могут храмы, в которых звучат молитвы за патриарха, который молится за русское войско называться украинскими?

Я гарантирую, что не будет никакого давления. Я гарантирую, что будет сохранено право своей дороги к Богу каждого украинца. Но я просил бы просто задуматься и паству и верующих этой конфессии.

Дорогие украинцы!

Вопрос Томоса и автокефалии выходит далеко за пределы церковной жизни. Это вопрос нашей независимости. Это — вопрос нашей национальной безопасности. Это — вопрос нашей украинской государственности. Это — вопрос всей мировой геополитики. И если это не так, то объясните мне а почему решение Вселенского патриарха позавчера обсуждался на Совете безопасности Российской Федерации под председательством Путина!? Не потому, что в жизни, как в той русской сказке: Кощей точно знает где та игла, в каком яйце, в каком сундуке и под каким дубом! Реакция Москвы на действия Киева и Фанара свидетельствует о том, что мы на правильном пути. Фанар, кто не знает, это — резиденция Вселенского патриарха.

Автокефалия — часть нашей государственнической проевропейской и проукраинской стратегии, которую мы последовательно воплощаем в жизнь последние четыре с половиной года… И, подчеркиваю, будем продолжать воплощать и в дальнейшем. И никто не остановит украинский народ. И ни у кого мы не будем спрашивать разрешения, потому что решать должна Украина и ее народ, который борется за свободу, за свободу, за будущее. Автокефалия — это самое значительное событие из того же ряда, что и наше стремление к вступлению в Евросоюз и НАТО, Соглашение об ассоциации, безвизовый режим с Европейским союзом, выход из СНГ, отказ от лживого Договора о «дружбе» с Россией и тому подобное. Все это — основа нашего собственного пути развития, развития государства Украина и развития нашей украинской нации.

У нас не было, нет и, подчеркиваю, не будет государственной Церкви. И в освященную Томосом православную церковь тоже никто никого не «приглашать» силой. Еще раз подчеркиваю, это — вопрос свободного выбора для каждого верующего. Гарантирую, что власть будет уважать выбор тех, кто решит остаться в той церковной структуре, которая сохраняет единство с Русской Православной Церковью. Это их выбор и нам его надо уважать. Но так же гарантирую, что государство защитит права тех священников и мирян УПЦ Московского Патриархата, которые добровольно решат выйти из-под Москвы, чтобы вместе с другими православными создавать единую Украинскую Поместную Православную Церковь.

Общее развитие независимой Церкви не может быть поводом для раздора, для противостояния, для насилия. Я уже говорил, как только где увидите людей, которые будут призывать взять силой лавру, монастырь или храм, знайте, то — московская агентура. И мы не позволим Кремлю разжечь религиозную войну внутри нашего государства.

А в целом государство имеет свою миссию в религиозном вопросе. И оно — государство, власть — эту миссию уже выполнила. Мы получили хорошую весть из Константинополя. Дальше —уже внутренние вопросы, в которые светской власти вмешиваться нельзя, и она не будет этого делать.

Вселенский патриархат принял решение об автокефалии! Томос будет вручен предстоятелю Церкви — достойному, авторитетному, опытному владыке, которого изберет объединенный Архиерейский Собор. С благословением Константинопольского патриарха и Матери-Церкви на этот собор соберутся все епископы УПЦ Киевского патриархата, поскольку единогласно было принято решение об обращении к Вселенскому патриарху. Все епископы УАПЦ. Единогласно было принято решение об обращении к Вселенскому патриарху. Вместе с ними, я впервые на этом подчеркиваю, будет и группа епископов УПЦ Московского патриархата, которые между кремлевской звездой и православным крестом избрали крест, а между Украиной и Россией — Украину.

Украина > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 15 октября 2018 > № 2759217 Петр Порошенко


США. КНДР. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 15 октября 2018 > № 2759210 Дональд Трамп

CBS (США): Президент Трамп о Кристине Блэзи Форд, отношениях с Владимиром Путиным, Ким Чен Ыном и о многом другом

В интервью с «Си-би-эс» Дональд Трамп прокомментировал свою симпатию к Владимиру Путину и Рашагейт. Трамп утверждает, что в личном общении с Путиным проявляет жесткость, однако, как замечает интервьюер, на публике это незаметно. Насчет причастности Путина к отравлениям у Трампа уверенности нет, а что касается вмешательства в выборы, то он скорее склонен обвинять Китай.

Лесли Стал обсуждает с президентом Трампом широкий спектр тем в своем первом 60-минутном интервью с момента его вступления в должность

Лесли Стал (Lesley Stahl), CBS News, США

Когда в следующем месяце американцы будут голосовать на промежуточных выборах, вполне вероятно, что президент Трамп и его повестка при принятии решения будут мотивировать их так же, как любой кандидат в бюллетене или местный вопрос.

Почти два года назад, когда мы в последний раз беседовали с тогда только избранным президентом Трампом, он, казалось, был удивлен тем, что выиграл. В то же время он ни разу в этом не признался.

И когда в прошлый четверг мы сидели с ним друг напротив друга в Белом доме, то он был, по нашему мнению, уверен в себе и хвастлив. Он сказал, что учился на работе. Ему не терпелось взяться за актуальные вопросы: экономику, Китай, Россию и, конечно же, «фейковые новости».

Фрагмент интервью

Президент Дональд Трамп говорит, что Путин, «вероятно», причастен к убийствам.

Лесли Стал: Путин.

Дональд Трамп: Да.

— Хорошо, но люди не понимают, почему у вас никогда не находится резких слов для Владимира Путина.

— Окей, вы готовы?

— Я этого не понимаю.

— Вы не знаете, о чем я говорил с Путиным на встрече перед пресс-конференцией…

— Нет, я имею в виду, публично. Вы никогда не говорите о нем ничего резкого…

— Извините.

— …публично.

— Разве я этого не делал? Я передал Украине летальное оружие и противотанковые средства. Обама этого не сделал. Вы знаете, что он им прислал? Он прислал подушки и одеяла. Он отдал часть Украины, где сейчас Россия имеет…

— Ну, я имею в виду его лично, Владимира Путина…

— Я думаю, что я очень жестко веду себя с ним лично. У меня была с ним встреча. Один на один. Это была очень жесткая встреча, очень хорошая встреча.

— Вы согласны с тем, что Владимир Путин причастен к убийствам? К отравлениям?

— Наверное, да. Наверное. Я имею в виду, я не…

— Наверное?

— Но я же полагаюсь на них, это было не в нашей стране.

— Почему бы и нет… они не должны этого делать. Это просто ужасно.

— Конечно, они не должны этого делать…

— Вместо этого вы верите…

— Это ваш [неразборчиво]…

— …вы верите, что русские вмешивались в предвыборную кампанию 2016 года? Наши выборы…

— Они вмешивались. Но я думаю, что Китай тоже вмешивался.

— Но почему вы…

— И я думаю, что другие страны…

— …говорите, что Китай тоже вмешивался?

— И что же вы хотите узнать?

— Почему вы говорите «Китай»? Почему бы вам просто не сказать…

— Позвольте спросить вас…

— …что русские вмешивались?

— Потому что я думаю, что Китай тоже вмешивался. И я думаю, честно говоря, что Китай…

— Это потрясающе.

— …это большая проблема.

— Вы отвлекаете внимание от России.

— Я ничего не делаю.

— Отвлекаете, отвлекаете.

— Я говорю о России, но также говорю и о Китае.

Расследование вмешательства России в выборы 2016 года, которое висит над администрацией, вызвало раскол в отношениях с генеральным прокурором Джеффом Сешнсом, потому что он отказался его вести.

— А как насчет генерального прокурора Джеффа Сешнса?

— Ну, посмотрим, что будет на промежуточных выборах. Но…

— Но все думают, учитывая то, что вы сказали…

— Я был разочарован тем, что он взял самоотвод, и многие думают, что я был прав. Я был очень разочарован. Зачем ему надо было брать самоотвод? Таким образом, я был очень…

— Так…

— …разочарован, но…

— Могу ли я предположить…

— …посмотрим, что получится.

— Могу ли я предположить, что он ушел?

— Нет. Вы не можете сделать этого допущения.

— Пообещаете ли вы, что вы не прекратите расследование Мюллера?

— Ну, я ничего не обещаю. Но я скажу вам, что я не собираюсь это делать. Я думаю, это очень несправедливое расследование, потому что не было никакого сговора.

— Но вы не будете обещать…

— Никакого сговора нет. Я не хочу давать обещаний. Почему я должен давать вам клятву? Если я обещаю, то я обещаю. Я не обязан давать вам клятву. Но у меня есть…

— Хорошо.

— Я не намерен этого делать.

На сегодняшний день, в ходе расследования специального прокурора Роберта Мюллера были обвинены или признаны виновными 32 человека. Среди них — руководитель кампании президента Трампа, главный помощник руководителя кампании, бывший советник по национальной безопасности, а также бывший личный адвокат. Все они сотрудничают со следствием, которое президент называет охотой на ведьм.

— Вы действительно думаете, что я обратился бы к России, чтобы просить помощи с выборами? Дайте мне передохнуть. Они вообще не могут мне помочь. Обратиться к России. Это просто нелепо.

США. КНДР. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 15 октября 2018 > № 2759210 Дональд Трамп


Саудовская Аравия. США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 15 октября 2018 > № 2759199

Запутанное дело Хашогги: верная служба короне и исламистские симпатии (The New York Times, США)

Известный критик правящей династии в Эр-Рияде зашел в консульство Саудовской Аравии второго октября. С тех пор Джамала Хашогги никто не видел. Президент США Дональд Трамп предупредил, что Саудовская Аравия будет сурово наказана, если выяснится, что она ответственна за убийство пропавшего журналиста. «Нью-Йорк таймс» рассказывает о взлетах и падениях саудовского диссидента.

Бен Хаббард (Ben Hubbard), Дэвид Кирпатрик (David Kirkpatrick), The New York Times, США

Бейрут, Ливан — Прошлой осенью Джамал Хашогги приземлился в Вашингтоне. В багаже у него был целый груз дурных вестей.

После успешной карьеры советника и неофициального представителя королевской семьи Саудовской Аравии он получил от нового наследного принца запрет на журналистскую деятельность — даже писать в «Твиттере» ему запретили. Его колонку в арабской газете, издающейся на саудовские деньги, закрыли. Его брак рушился. Чтобы отвадить его от критики саудовских правителей, его родственникам запретили выезжать за границу.

Уже после его прибытия в Штаты, по Саудовской Аравии прокатилась волна арестов, которая отправила многих его друзей за решетку, и он принял трудное решение: в самое ближайшее время (а, возможно, и впредь) возвращаться на родину опасно.

Уже в Штатах он открыл себя как критика, вел колонку в «Вашингтон Пост» (The Washington Post) и полагал, было, что обрел на Западе убежище.

Как оказалось, его безопасность простиралась лишь на страны Запада.

В последний раз господина Хашогги видели 2 октября, когда он вошел в консульство Саудовской Аравии в Стамбуле, откуда ему нужно было забрать некую справку для предстоящей свадьбы. Турецкие чиновники считают, что его убила и расчленила команда саудовских агентов.

Официальные лица Саудовской Аравии причинение какого бы то ни было вреда Хашогги отрицают, но за те две недели, которые прошли с момента его исчезновения, они так и не представили о произошедшем достоверного отчета, равно как и не привели доказательств, что он покинул консульство целым и невредимым.

Его исчезновение спровоцировало разрыв между Вашингтоном и Саудовской Аравией, главным арабским союзником администрации Трампа. Кроме того, оно подмочило репутацию принца Мухаммеда ибн Салмана, 33-летнего наследника саудовского престола — даже самые стойкие его последователи на Западе признают, что на сей раз он зашел слишком далеко.

Сама мысль о том, что приказ о ликвидации диссидента мог отдать сам молодой наследный принц грозит осложнениями президенту Трампу и рискует превратить некогда дружеские отношения в напряженные. Исчезновение Хашогги может убедить правительства и корпорации, ранее сквозь пальцы смотревшие на кровавую агрессию в Йемене, похищение ливанского премьер-министра и волну арестов, направленную против духовенства, бизнесменов и особ королевский кровей, в истинной сущности принца: он — безжалостный автократ и, чтобы добраться до своих врагов, не остановится ни перед чем.

И хотя исчезновение высветило фигуру наследного принца в резком свете, оно также привлекло внимание к запутанным симпатиям самого господина Хашогги, в чьей карьере за годы службы королевской семье причудливо переплелись любовь к демократии и исламизму.

Пристрастие к политическому исламу помогло Хашогги заручиться личной поддержкой президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана: теперь он требует, чтобы Саудовская Аравия прояснила судьбу его друга.

Добровольное изгнание на Западе стало тяжким ударом для 60-летнего Хашогги, который за свою долгую карьеру стал одним из ведущих репортеров, публицистов и редакторов королевства. Международное внимание он привлек, взяв интервью у молодого Усамы бен Ладена. Чуть позже он стал доверенным лицом особ королевского двора.

Карьера снабдила его массой полезных связей: казалось, что рослый, добродушный и говорливый Хашогги знает всех, кто имел какое-либо отношение к Саудовской Аравии за последние три десятилетия.

Однако проживание в Вашингтоне давало и свои преимущества. На прошлый День благодарения, который он отмечал вместе с другом, Хашогги опубликовал в своем «твиттере» фото, как он вгрызается в индейку с ямсом. В соцсетях у него было более 1,7 миллиона подписчиков.

Когда настал его черед говорить тост, он сказал: «Я благодарен, что стал свободен и могу писать, что хочу».

Десятки людей, которые лично знали Хашогги и подоплеку его отношений с руководством Саудовской Аравии, полагают, что к столкновению с наследным принцем его привела именно манера писать, что вздумается, а также тяга к реформам извне.

Хотя Саудовская Аравия традиционно управляется консенсусом старших князей, наследный принц Мухаммед эту систему демонтировал, сосредоточив в своих руках всю полноту власти. Если кто и приказал заткнуть рот «предателю», то у него были на то все основания.

Усама, дядя Аднан и «Братья-мусульмане»*

Первым шагом Хашогги к признанию стало его знакомство с Усамой бен Ладеном. Какое-то время Хашогги прожил в Джидде, родном городе бен Ладена. Как и сам бен Ладен, он происходит из знатного, пусть и не королевского рода. Дед Хашогги был врачом и лечил первого короля Саудовской Аравии. Его дядей был Аднан Хашогги, известный торговец оружием. Однако богатством своего дяди Джамал так и не воспользовался.

Хашогги закончил Университет штата Индиана и, вернувшись в Саудовскую Аравию, поступил на работу в местную англоязычную газету. Некоторые из его друзей говорят, что по молодости он был близок к «Братьям-мусульманам».

Хотя на собрания «Братьев» он вскоре ходить перестал, верность консервативной, исламистской и нередко антизападной риторике он сохранил — пряча или, наоборот, выпячивая ее в зависимости от того, чьей дружбой он стремился заручиться.

Его коллеги-газетчики запомнили его дружелюбным, вдумчивым и набожным. Он часто вел в редакции общинную молитву, вспоминает редактор из Индии Шахид Раза Берни (Shahid Raza Burney).

Подобно многим другим саудовцам, в 1980-х годах Хашогги был сторонником джихада против Советов в Афганистане — его поддерживали ЦРУ и само руководство Саудовской Аравии. Поэтому, когда ему предложили познакомиться с бен Ладеном, еще одним молодым саудовцем, Хашогги не преминул этим шансом воспользоваться.

В Афганистане Хашогги носил местную одежду и даже попал на фото со штурмовой винтовкой в руке — к большому огорчению начальства. Но в боях он, похоже, не участвовал.

«В первую очередь, он был там как журналист. Афганскому джихаду он, безусловно, симпатизировал, однако так делало большинство арабских репортеров, да и часть западных, пожалуй, тоже», — объясняет норвежский журналист Томас Хеггхаммер, расспрашивавший Хашогги об Афганистане.

Хеггхаммеру вторят и бывшие коллеги Хашогги.

«Несправедливо лепить из Джамала какого-то экстремиста — это неправда», — говорит Берни, ныне редактор одной индийской газеты.

Однако неудачи, которые принесла афганскому обществу война, еще долго мучили Хашогги — равно как и последующий разворот бен Ладена к терроризму.

«Он был глубоко разочарован, что после всей этой борьбы афганцы так и не смогли сплотиться», — говорит один из саудовских друзей Хашогги. Своего имени он попросил не называть из страха репрессий.

Поездки Хашогги в Афганистан и его дружба с принцем Турки аль-Файсалом, возглавлявшим саудовскую разведку, навели некоторых его друзей на подозрения, что он шпионил на саудовское правительство.

Уже потом, в 2011 году, когда американский спецназ уничтожит бен Ладена в Пакистане, Хашогги оплачет своего старого друга.

«Я скорблю, убитый горем по тебе, Абу Абдулла, — твитнул Хашогги, назвав бен Ладена старым прозвищем, — в те лучезарные дни в Афганстане ты был прекрасен и смел, ненависть и страсти еще не обуяли тебя».

Из репортеров — в доверенные лица королевской семьи

Журналистская карьера Хашогги пошла в гору: он побывал в Алжире, а во время Первой войны в Персидском заливе отправился в Кувейт. Он карабкался вверх по корпоративной лестнице саудовских СМИ — где газетами владеют принцы, где действует жесткая цензура, а скандалы вокруг королевских особ тщательно замалчиваются.

После терактов 11 сентября 2001 года он обрушился на теории заговора, которыми тогда пестрил арабский мир, написав, что угнанные самолеты «также ударили по исламу как религии и проповедуемым им ценностям терпимости и мирного сосуществования».

В 2003 году он получил назначение на пост редактора саудовской газеты «аль-Ватан», однако спустя всего два месяца был уволен из-за критической статьи в адрес одного уважаемого исламского богослова — его обвинили в том, что он якобы призывает к атакам против «неверных». В 2007 он вернулся на пост редактора, на сей раз продержавшись немногим дольше.

Хашогги входил в свиту короля Абдуллы и дружил с принцем Аль-Валидом ибн Талалом, инвестором-миллиардером, которого впоследствии арестовал наследный принц Мухаммед. Принц Турки, бывший начальник разведки, в бытность свою послом в Великобритании и США нанял Хашогги советником.

В это самое время Хашогги приобрел недвижимость в Маклине, штат Виргиния, где и обосновался, сбежав из Саудовской Аравии.

Поддержка бунтов за рубежом, реформ на родине

Многие из друзей Хашогги говорят, что все то время, пока он служил саудовской монархии, ему приходилось скрывать свою любовь как к выборной демократии, так и политическому исламу в стиле «Братьев-мусульман».

Когда в 1992 году надежды исламистской партии на политическую победу в алжирском парламенте разрушил военный переворот, Хашогги с другом-исламистом создали в Лондоне организацию «Друзья алжирской демократии».

Перед выборами группа опубликовала в английских газетах рекламные объявления, которые гласили: «Когда вы пойдете отдать свой голос, не забудьте, что это роскошь, которой многие жители планеты, включая алжирцев, лишены», — вспоминает Аззам Тамими, бывший тогда лицом организации, дабы не привлекать внимание к фигуре Хашогги.

К тому времени, когда он разменял шестой десяток, с «братьями-мусульманами» у Хашогги сложились отношения неоднозначные. Ряд членов организации сообщили на этой неделе, что его считали «своим». Светские же друзья Хашогги в это никогда бы не поверили.

Г-н Хашогги никогда не призывал ни к чему, кроме постепенных преобразований саудовской монархии. В конечном итоге он даже поддерживал военные вмешательства, направленные на предотвращение так называемого «иранского влияния» в Бахрейне и Йемене. Вместе с тем, Хашогги пришел в восторг от «арабской весны» — череды восстаний, вспыхнувших по арабскому миру в 2011 году.

Однако, как и в случае с афганским джихадом, он быстро разочаровался в «арабской весне», которая в скором времени вылилась в беспорядки и насилие. К тому же Саудовская Аравия и США бросили свои богатства на то, чтобы сокрушить оппозицию и поддержать автократов.

«Ему не нравилось, что Саудовская Аравия использует свое влияние, нагнетая реакцию по всему арабскому миру», — говорит Сигурд Нойбауэр (Sigurd Neubauer), знаток Ближнего Востока из Вашингтона, лично знавший Хашогги.

Однако толерантность королевства даже к самой щадящей критике исчезла, когда взошедший на трон 2015 году король Салман передал огромную власть своему сыну, наследному принцу Мухаммеду, ранее известному по инициалам МБС.

Юный принц объявил диверсификацию экономики, пообещал ослабить общественное давление и даже согласился предоставить женщинам право водить автомобиль.

Хашогги эти шагам аплодировал, но авторитарные замашки принца поругивал. Так, когда Хашогги разругал новоизбранного президента США Дональда Трампа, саудовские чиновники запретили ему говорить, опасаясь, что он навредит отношениям с новой американской администрацией.

Наследный принц Мухаммед обрушился на своих критиков со всей силой: одним запретили выезд за границу, других швырнули за решетку. Хашогги покинул королевство в прошлом году, когда его друзей арестовывали десятками, а сотни видных саудовцев заперли в гостинице «Ритц-Карлтон» в Эр-Рияде по обвинению в коррупции. Некоторые из них, включая двух бывших наследников, все еще содержатся под стражей.

Хашогги начал писать для «Вашингтон Пост», сравнивая наследного принца Мухаммеда с российским президентом Владимиром Путиным. Друзья заключили, что место в черном списке принца он снискал себе как раз такими статьями.

«Мухаммед ибн Салман потратил миллионы долларов на то, чтобы создать себе определенный имидж, а Джамал Хашогги разрушил его росчерком пера, — считает Тамими, друг Хашогги. — Наследный принц, должно быть, вне себя от ярости».

Но Хашогги не собирался останавливаться на достигнутом.

Он планировал создать сайт для публикации переводных отчетов об экономике арабских стран, включая Саудовскую Аравию. Ему казалось, что многие не понимают всех масштабов коррупции — равно как и того, что нефтяное богатство не вечно.

Он также основал организацию «Демократия в современном арабском мире» для занятия пропагандистской работой. По словам друзей, перед своим исчезновением Хашогги пытался выбить финансирование и сколотить совет директоров.

Получив в апреле награду от Центра изучения ислама и демократии, организации, склоняющейся в сторону исламизма, Хашогги заявил, что демократия по всему арабскому миру под ударом со стороны радикальных исламистов, автократов и элит, которые опасаются, что участие в политической жизни народных масс приведет лишь к хаосу. Разделение властей, считал он, — единственный способ избежать гражданских войн и усовершенствовать систему государственного управления.

Наследный принц Мухаммед «инвестирует в будущие проекты сотни миллиардов долларов, однако он руководствуется лишь собственной оценкой ситуации и полагается на способности узкого круга доверенных лиц. Достаточно ли этого? Нет, не достаточно», — пишет Хашогги.

С самого момента его переезда в Вашингтон его осаждали представители наследного принца Мухаммеда с призывом хоть как-нибудь смягчить критику и вернуться домой, признавался он друзьям.

Однако Хашогги уже строил новую жизнь. Они с турецкой исследовательницей Хатидже Дженгиз собирались пожениться и обосноваться в Стамбуле.

Его давнишняя подруга Мэгги Митчелл Салем (Maggie Mitchell Salem) очень за него переживала и всякий раз, когда он отправлялся в саудовское посольство в Вашингтоне, просила писать смски.

«А он всякий раз отшучивался: „Мэгги, Мэгги, не валяй дурака"», — вспоминает она.

* Запрещенная в России организация.

Саудовская Аравия. США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 15 октября 2018 > № 2759199


Россия. Сербия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 15 октября 2018 > № 2759196

Србин.инфо (Сербия): Игры с Россией

Не случится ли так, что Сербия вступит в НАТО? Стоит ли России верить на слово президенту Вучичу? Такими непростыми вопросами задается автор статьи в «Србин.инфо» и дает ответ на них. Среди прочих рассматривается и сценарий, который все-таки приведет Сербию в НАТО. Это случится в том случае, если она признает Косово. Сейчас этот процесс лживо называют «разграничением», а Россия не поддерживает его.

Слободан Самарджич (Слободан Самарџић), СРБИН.инфо, Сербия

Наша общественность часто задается вопросом, почему Россия позволяет сербскому государственному руководству широко использовать ее имя в целях внутренней пропаганды. Я попытаюсь дать ответ на этот частый, но непростой вопрос.

Многие сегодня ясно видят, что Александр Вучич проводит активную евроатлантическую политику. С этим наблюдением сопряжены две дилеммы. Во-первых, как ему это удается, если учесть, что его избиратели настроены пророссийски? Во-вторых, как Вучичу с его политикой удается заручиться российской поддержкой? Две дилеммы можно объединить в одном утверждении, требующем проверки: Александру Вучичу удается завоевывать внутреннюю поддержку пророссийски настроенных избирателей, поскольку Россия поддерживает его политику.

Таким образом, нужно выяснить, действительно ли Россия поддерживает его евроатлантическую политику. Во-первых, сама формулировка «евроатлантическая политика Вучича» не российское определение этой политики, а мое личное. Очевидно, что если бы так сербская внешняя политика называлась официально, никакой российской поддержки не было бы, а, вероятно, она преобразовалась бы в официальную критику. Итак, есть ли основания утверждать, что сербская внешняя политика по сути является евроатлантической, а не просто европейской? Разве наша официальная политическая доктрина заключается не в военном нейтралитете? Разве Вучич часто не напоминает сербской общественности, западным политикам и даже Владимиру Путину (во время недавней встречи), что Сербия не войдет в Североатлантический альянс (НАТО)?

Чтобы ответить на эти вопросы нужно, во-первых, выяснить, какую внешнюю политику на самом деле проводит Сербия, и, во-вторых, насколько Вучичу можно верить. Наконец, стоит разобраться, на какой стадии переговоров с албанцами находится Сербия.

Прежде всего, Сербия проводит политику ассоциации и вступления в Европейский Союз. Нужно отметить, что официально Россия не только не возражает, но и поддерживает эту политику. Для России главное, чтобы Сербия не вступила в НАТО. Но может ли Сербия войти в Евросоюз, не вступив в НАТО? Вопрос риторический по одной простой причине: Сербия еще очень долго, а скорее всего никогда, так и не войдет в Европейский Союз. Если бы вступление в ЕС было возможно и предстояло в скором времени, то было бы понятно, что перед вступлением в Европейский Союз Сербия обязана вступить в НАТО. Именно из-за реалистичности и сербской, и российской официальной политики и реального отсутствия перспективы вступления Сербии в ЕС руководство обеих стран проявляет завидное спокойствие. Одно утверждает, что Сербия никогда не войдет в НАТО, а второе понимает, что подобный сценарий действительно невозможен.

Российскую сторону могли бы обеспокоить переговоры о вступлении (и не только о нем), в ходе которых (при обсуждении 31 пункта о внешней политике и политике в сфере безопасности, а в особенности, 35 пункта, связанного с Дамокловым мечом — Косово) Сербии пришлось бы привести свою политику в соответствие с концепцией западной коллективности безопасности, в которой НАТО играет ключевую роль. Продолжение этого сценария — в ответе на третий вопрос.

Второй вопрос заключается в том, стоит ли россиянам верить Вучичу на слово? Казалось бы, они ему верят, но не обязательно так оно и есть на самом деле. Дипломатия по своему определению является такой сферой, где недоверие предшествует доверию, и в соответствующей ее могуществу мере это касается и российской дипломатии. Однако то, что россияне, по-видимому, с недоверием относятся к сербской внешней политике, не доходит до сведения сербской общественности. Только последняя встреча Вучича и Путина обнаружила трещины в их прежде монолитном единомыслии. Путин отверг идею о разграничении, и эта трещина может разрушить большой и хрупкий монолит сербско-российских отношений. Посмотрим…

Вопрос по-прежнему в том, насколько можно верить заявлениям Вучича о военном нейтралитете Сербии, пока не пришел момент (а он постепенно превращается в вечность) вступления Сербии в Европейский Союз? Возможно ли, чтобы Сербия вошла в НАТО, но не вступила в ЕС, ведь ее нынешний путь в Евросоюз можно назвать бесконечным? Раз мы говорим о заявлениях Вучича, стоит подчеркнуть, что этот человек уже несколько раз в жизни клялся и солгал, во-первых, своему начальнику в партии В. Шешелю, во-вторых, своей партии (радикальной), в-третьих, своему «политическому отцу» Т. Николичу, у которого забрал партию (прогрессивную). Кроме того, Вучич много раз клялся всему Косово, что не помешало отдать его албанцам после Первого брюссельского соглашения. Вучич приносил клятву и своей стране Сербии на Конституции и Мирославовом Евангелии, а теперь хочет «разграничений» внутри ее юридически закрепленных границ. Когда кто-то нарушает столько клятв, он может сказать, что угодно, в том числе, скажем, Владимиру Путину о том, что, скажем, Сербия не войдет в НАТО.

Наконец, третий вопрос, который касается существующей фазы переговоров о Косово. Этот вопрос, по сути, включает то, что обсуждалось выше. Следующая встреча Вучича и Тачи будет посвящена финальной теме всех предыдущих переговоров. Речь идет о подготовке к подписанию признания Косово Сербией. В последние два месяца СМИ юлят, называя этот подлинный финал «разграничением». Однако если на предстоящих переговорах оно станет темой обсуждения (а все говорит об этом), то основная цель будет заключаться именно в подписании юридически действительного договора о признании.

За этим, весьма вероятно, последует серия событий. Косово, теперь уже как полностью независимое государство, признанное Сербией, начнет скорейшими темпами формировать свои вооруженные силы. Таким образом, создадутся предпосылки для вступления Косово в НАТО. Это не только не помешает, но даже поможет албанцам продолжить расширять их запланированные границы, прежде всего, за счет оставшейся Сербии. У НАТО не будет причин, чтобы возражать против этого, в особенности, если Сербия продолжит придерживаться военного нейтралитета. Россия же не станет конфликтовать с Западом — может, только риторически — из-за такого развития событий, в первую очередь, потому, что Сербия сама признала Косово. Наконец, Сербии придется войти в НАТО, чтобы сохранить свои уже обкромсанные границы.

Я не знаю, предполагают ли в России подобный сценарий. Путин не поддержал политику «разграничения» Вучича, что предвещает конец игр официальной Сербии с Россией или их общего представления для сербской общественности. Как кажется, Россия слишком поздно сосредоточилась на своей важнейшей цели: Сербия не должна войти в НАТО. Я пишу «поздно», поскольку если события будут развиваться именно таким образом, Россия поплатится за то, что, много лет оказывая поддержку сербскому руководству, действовала против собственных интересов.

Однако больше всех потеряет сама Сербия, так как она окончательно утратит свою государственную независимость. Она встанет в один ряд с Черногорией, Албанией, Косово и Македонией и потянет за собой и Боснию и Герцеговину, превратившись, как и они, в маленькую и ничего не значащую колонию.

Россия. Сербия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 15 октября 2018 > № 2759196


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 14 октября 2018 > № 2759113 Николас Гвоздев

The National Interest (США): Как Америка может восстановить свои испорченные отношения с Россией

Запад пытается найти пути сохранения отношений с Россией — так, чтобы при этом не потерять лица. Бесконечное расширение и ужесточение санкций, в конечном счете, может обернуться против самого Запада. Аналитик издания «Нэшнл Интерест» предлагает сосредоточиться на новой форме сосуществования — стратегии «сотрудничества, конкуренции и конфронтации».

Николас Гвоздев (Nikolas K. Gvosdev), The National Interest, США

Есть способ разорвать тот порочный круг, который мешает восстановлению отношений между Москвой и Западом.

В своем новом исследовании Джордж Биб (George Beebe) предложил политикам довольно полезную парадигму для понимания тех действий, которые российские спецслужбы недавно предприняли в ряде западных стран: тест Скрипаля-Роршаха.

Биб рассматривает покушение на бывшего российского двойного агента Сергея Скрипаля, совершенное на территории Великобритании с применением вещества нервно-паралитического действия, в результате которого Скрипаль и его дочь Юлия получили серьезное отравление, — на фоне растущего числа доказательства причастности к этому покушению офицеров российской военной разведки (ГРУ). Рамки этого дела можно расширить, включив в них целую серию хакерских атак и дезинформационных операций в Соединенном Королевстве, США, Канаде и Нидерландах, о которых стало известно за последние несколько недель и которые тоже приписываются ГРУ. Теперь в центре дискуссий оказался вопрос о том, действовали ли те, кого обвиняют в совершении этих преступлений, вопреки приказам российского режима или в соответствии с ними.

Во всех случаях, как пишет Биб, «ход дискуссий вокруг улик зависит от того, как, с вашей точки зрения, работает политическая система России и какие цели Москва преследует в мире».

Я бы хотел немного дополнить этот вывод Биба: ход дискуссий также зависит от того, насколько правительство, оценивающее эти улики, стремится или не стремится к сотрудничеству с Россией. И, как показывают недавние совещания внутри Евросоюза, целью которых была выработка последовательной политики в отношении России — а также горячие споры в США между администрацией Трампа, готовой к диалогу с Россией, и Конгрессом, стремящимся оказать максимальное давление на правительство Владимира Путина, — отношение Запада к России до сих пор определяется давно сложившимися убеждениями.

После 2007 года, когда Владимир Путин выступил со своей знаковой речью на Мюнхенской конференции по безопасности, Запад пришел к выводу, что Россия будет пытаться изменить параметры миропорядка, сложившегося после окончания холодной войны, особенно в Европе и Евразии. Она будет пытаться делать это в сотрудничестве с другими странами там, где это будет возможно, и при помощи как традиционных, так и нетрадиционных методов и приемов в тех случаях, когда это будет необходимо. Таким образом, преследуя свои цели, Москва была готова вести как политику примирения, так и политику вражды по отношению к западным странам, а порой ту и другую одновременно.

Хотя такой подход далеко не всегда приводил к успеху — порой случались чрезвычайно серьезные просчеты (к примеру, последствия попыток России вмешаться в американские президентские выборы 2016 года) — он, тем не менее, позволяет Кремлю демонстрировать признаки наличия масштабной стратегии. В своем выступлении на пресс-конференции на Российской энергетической неделе Путин отметил, что «возня между спецслужбами» идет уже очень и очень давно, но при этом призвал к налаживанию отношений с Западом.

С другой стороны, Запад рассматривает свои отношения с Россией сквозь призму того, что Москва «должна» делать, а не того, что она уже делает. С точки зрения некоторых стран, таких как Италия, Венгрия, Австрия, а также, в меньшей степени, Германия и Франция, Россия «должна» быть партнером Европы. Поэтому правительства этих стран предпочитают концентрироваться на сферах сотрудничества с Москвой и сводить к минимуму количество тех случаев, когда поведение России неконструктивно. С точки зрения других стран, в первую очередь США, Россия «должна» вести свою внутреннюю и внешнюю политику в соответствии с западными ценностями, нормами и предпочтениями. Когда Россия отклоняется от этих стандартов, первый порыв этих стран — исправить ее поведение и наказать. Нынешние внутриатлантические разногласия (как внутри, так и между западными странами) в вопросах политики в отношении России объясняются этим базовым расхождением — между теми, кто видит в проступках России лишь временные отклонения от курса на интеграцию России с Западом, и теми, кто считает эти проступки неотъемлемой составляющей режима и политики России. Таким образом, когда офицеров ГРУ обвиняют в хакерских атаках, одна сторона готова преуменьшать серьезность обвинений, тогда как другая стремится отбросить все положительные моменты отношений, чтобы отомстить. Если постоянно колебаться между этими двумя противоположными подходами, это не приведет к формированию эффективной политики.

В течение всего прошлого года дискуссии по вопросу «Долгосрочной стратегии США в отношении России» (Sustainable Bipartisan U.S. Strategy Towards Russia) были направлены на то, чтобы найти решение этой дилеммы. С одной стороны, площадь территорий, геополитическая позиция и военный потенциал России означают, что США не могут позволить себе роскошь выборочного взаимодействия и конфронтации, то есть они не могут ввести против России такие санкции, которые не будут заключать в себе риски для самих США. В то же время необходимость поддерживать стратегическую стабильность в отношениях с другой крупной ядерной державой вовсе не означает, что США обязаны кротко уступать всем требованиям России.

Итогом этих дискуссий стали выводы, которые можно назвать парадигмой «3-С»: «сотрудничество, конкуренция и конфронтация» (cooperate, compete and confront). Другими словами, США — и соответственно Запад — должны научиться перемещаться внутри этой шкалы 3-С, сотрудничая с Россией в тех областях, которые имеют большое значение для обеих стран (к примеру, нераспространение ядерного оружия), одновременно устанавливая правила игры в тех областях, где эти две страны конкурируют друг с другом (к примеру, продажа энергоресурсов в мире). Что еще важнее, США должны быть готовы к тому, чтобы вступить в конфронтацию с Россией — но сделать это, четко осознавая цену конфронтации и ее последствия. Одна из тех вещей, которая больше всего расстраивала, когда мы наблюдали дискуссии в Сенате США во время августовских слушаний, — это настойчивое требование максимальной конфронтации с Россией в военном и финансовом смыслах — но при наличии гарантий того, что никаких негативных последствий для США не будет. Это ограничение — администрация Обамы честно призналась в том, что она руководствовалась этим ограничением, разрабатывая свои антироссийские санкции, — в значительной мере снижает эффективность сдерживания и служит Кремлю дополнительным свидетельством того, что ему по силам пережить западные санкции.

Проблема заключается в том, что российское государство относится к протестам Запада менее серьезно, чем следовало бы, и полагает, что, если оно продолжит предпринимать агрессивные шаги (хакерские атаки или отравления), ему будет под силу справиться с последствиями. В свою очередь, поведение России все больше злит западных политиков, которые уже начинают рассматривать возможность введения более жестких санкций или уже готовы пойти на жертвы в тех областях, где сотрудничество принесет выгоду всем, только чтобы наказать Кремль. В результате мы движемся к ситуации, в которой проиграют все.

Подход «3-С», в основе которого лежит трезвая оценка цены и последствий, может помочь нам разорвать этот порочный круг. Он основан на предпосылке о том, что вражда между Россией и Западом вовсе не неизбежна, и при этом он не подталкивает к партнерству любой ценой. Он дает шанс извлекать выгоду из возможностей для налаживания отношений, но при этом позволяет нам твердо противостоять тем вызовам, которые Россия бросает интересам и ценностям США. Однако пока США, по всей видимости, не готовы разрабатывать такой подход. Для этого требуется определенная гибкость — то есть возможность вводить и отменять санкции — которой Конгресс не хочет обеспечить президента. Для этого также требуется способность расставлять приоритеты — не всякий проступок или спор России с Вашингтоном должен влечь за собой полномасштабную ответную реакцию.

Возможно, промежуточные выборы позволят стабилизировать американскую политическую систему и наладить более мирное сосуществование президента и Конгресса США на ближайшие два года, когда можно будет заняться разработкой более эффективного подхода к отношениям с Россией. Если этого не случится, тогда тот кризис, который мы наблюдаем последние несколько лет, продолжит усугубляться.

Николас Гвоздев — пишущий редактор издания «Нэшнл Интерест»

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 14 октября 2018 > № 2759113 Николас Гвоздев


Украина. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 13 октября 2018 > № 2759117

Главред (Украина): Почему украинцам рано радоваться долгожданному Томосу

Что такое Томос, плохо представляют себе обычные украинцы, регулярно посещающие храмы. В лучшем случае спросят: «Зачем это надо, как ходили в эту церковь, так и будем». Что означает: для значительной части верующих храм — прежде всего место для моления, и уже потом — принадлежность к патриархии. Автор «Главреда» сравнивает ситуацию с законом о языке — выполнять его в Украине не особо будут.

Андрей Кокотюха, Главред, Украина

Восторженные пользователи соцсетей рано радуются победе и гонят «московского попа» поганой метлой.

«Хотелось бы не гадать, а знать цену за автокефалию. Это куда важнее, чем лукаво поздравлять граждан Украины с получением Томоса, до которого ещё работать и работать», — так отреагировал политолог Александр Кочетков на решение Вселенского патриархата в Константинополе предоставить украинской православной церкви полную независимость от других церквей. В данном случае речь только о Московском патриархате. Документом, подтверждающим обретение независимости, является тот самый Томос, о котором давно и часто говорят и пишут в последнее время украинские СМИ и соцсети.

Эту цену уже озвучил другой политолог — Руслан Бортник. По его мнению, УПЦ и УАПЦ не обрели независимость, а просто сменили протекторат. Стремясь уйти из-под влияния Московского патриархата, украинская православная церковь добровольно пошла под власть Константинополя. Так что, делает выводы политолог, в религиозной области Украина также не самостоятельна. Но подобная риторика выглядит составляющей пропагандистских меседжей Кремля по поводу того, что Украина рвёт с Россией, чтобы продаться Америке и немножко — Европе.

Тем не менее, вопросом к практической реализации долгожданного Томоса в украинских реалиях уже достаточно. При том, что сам Томос де-факто не получен. По итогам заседания Синода, которое прошло 11 октября, объявлено: предоставление украинской церкви автокефалии продлевается. Вселенский патриархат лишь приступает к данной процедуре. То есть, Томос обещан, обратной дороги нет — как нет пока и самого Томоса. Появилась информация: все необходимые формальности будут завершены в ноябре. Что даёт людям, далёким от церковных дел, понимания — там тоже есть своя бюрократия, всё не так быстро. Грубо говоря, почти как в обычном ЖЭКе или другом скучном государственном учреждении.

А это, в свою очередь, должно приземлить особо восторженных пользователей соцсетей. Их патриотичный сегмент радуется победе и уже гонит «московского попа» поганой метлой. Точно так же эти люди радовались принятию в первом чтении нового языкового закона на минувшей неделе. Хотя он сперва должен пройти второе чтение, с учётом поправок, после подписан спикером, премьером и президентом, далее — опубликованным в «Голосе Украины». И лишь через несколько месяцев после этого закон вступит в законную силу. Хотя реалисты убеждены: выполнять его в Украине не особо будут, так как не предусмотрено наказание за нарушение норм. Если и предусмотрено — то до дела не доходит, как с любым другим законом.

Рискну предположить: Томос как документ в наших реалиях ожидает та же участь. Ведь Вселенский патриархат имеет дело с Россией. Государством, которое не признаёт никаких законов кроме тех, которые сама написала. Да и то, требует их выполнения только от оппонентов.

Это лишь кажется, что патриарх Московский и всея Руси Кирилл признает правоту Константинополя, законность его решений по Украине и подчинится, отпустив УПЦ из-под своего крыла.

Кремль не признаёт Будапештский меморандум. По приказу Путина нарушена государственная граница Украины, оккупированы Крым и часть Донбасса. Во всех случаях Россия считает себя правой. И нет в мире институтов, способных наставить агрессивное государство на путь истинный. Ни светских, политических, ни гуманитарных, ни церковных.

Начать нужно даже не с того, что российская пропаганда уже трубит о незаконности решения Синода, грядущем церковном расколе и видит причину происходящего в тотальной русофобии всего мира. Что такое Томос, плохо представляют себе обычные украинцы, регулярно посещающие храмы. В лучшем случае спросят: «Зачем это надо, как ходили в эту церковь, так и будем». Что означает: для значительной части верующих храм — прежде всего место для моления, и уже потом — принадлежность к патриархии.

Вот вам пример. В парке рядом с нашим домом построили церковь. Она относится к Московскому патриархату. Однако рано утром на Пасху здесь собираются люди в вышиванках, язык общения которых — украинский. Они святят пасхи, яйца и колбасы независимо от того, что священник представляет враждебный патриархат. И Томос, о практическом действии которого большинство наших сограждан имеет смутное представление, мозги не прочистит.

Тут вспоминается случай из последних лет СССР. Летом 1990 года я как журналист участвовал в просветительском походе по родной Черниговщине, организованном популярным тогда Народным Рухом. Провинциальный Бахмач встретил невиданной агрессией: пьяные, не смотря на тогдашний дефицит спиртного, мужчины и женщины взяли наши автобусы в плотное кольцо и грозили немедленной расправой, если мы не уберёмся.

Причина вскрылась быстро. Оказывается, местная советская власть поработала с местным священником, а в магазины «выбросили» водку. Святой отец утром на воскресной проповеди предупредил: едет три автобуса католиков обращать православных в свою веру. Тогда всё утряслось, но ситуация может повториться. Только теперь священники, служащие в храмах Московского патриархата, на воскресных проповедях могут с подачи своего «начальства» говорить об американцах, которые «своим» Томосом сеют раскол в православном мире. Противостояние по этой оси очень даже вероятно.

Наконец, как Томос решит проблему принадлежности главных святынь православного мира — Киево-Печерской и Почаевской лавр. Есть и другие, но за эти Московский патриархат будет стоять насмерть и до конца.

Украинской церкви предоставят самостоятельность — но это не значит, что МП соберёт вещички и освободит помещения. Сперва предъявят договор об аренде, который ещё не истёк, и расторгать его МП не собирается. Затем найдут другую причину, по которой не сдадутся без боя. Так что добровольно и мирно, как обещает патриарх Филарет, реализовать право украинской православной церкви на независимость даже с Томосом будет сложно.

Украина. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 13 октября 2018 > № 2759117


Россия. Белоруссия. ЕАЭС > Внешэкономсвязи, политика > economy.gov.ru, 12 октября 2018 > № 2759598 Азер Талыбов

Азер Талыбов: Показатели двусторонней торговли между странами России и Беларуси продолжают расти

Заместитель министра экономического развития РФ Азер Талыбов выступил на пленарном заседании V Форума регионов Беларуси и России. Форум направлен на развитие двусторонних связей и традиционно проходит с участием руководства двух стран. В этом году пленарное заседание было посвящено приоритетным направлениям развития регионального сотрудничества.

В своем выступлении Азер Талыбов отметил, что Россия и Беларусь активно взаимодействуют в формате Союзного государства, Евразийского экономического союза, а также СНГ, и это взаимодействие осуществляется на конструктивной основе.

- Сегодня на площадке Союза идет подготовка Декларации о дальнейшем углублении интеграционных процессов, предполагается выйти на подготовку Стратегии развития Союза до 2030 года. Из всех государств-членов ЕАЭС Республика Беларусь в наибольшей степени ориентирована на рынок Союза. Именно поэтому белорусская сторона активно продвигает решения по сокращению барьеров, изъятий и ограничений на внутреннем рынке ЕАЭС, - сказал заместитель министра.

Он подчеркнул, что Россия является естественным сторонником решений, направленных на поддержку внутреннего производства, и совместных мер по импортозамещению. А создание кооперационных связей, активно продвигаемое белорусской стороной, отвечает и российским интересам, поскольку способствует укреплению Союза изнутри и достижению еще больших экономических результатов.

По словам Азера Талыбова, между странами продолжают расти показатели двусторонней торговли. В январе-июле 2018 г. товарооборот между странами увеличился по сравнению с аналогичным периодом 2017 г. на 15,2% и составил 20,4 млрд. долл. США. При этом возросли как российские поставки в Беларусь (+23,9% до 12,95 млрд. долл. США), так и белорусские поставки в Россию (+2,5% до 7,4 млрд. долл. США).

Кроме того, представитель ведомства отметил успешную работу двух государств в части углубления экономического сотрудничества путем внедрения и развития принципов программно-целевого управления.

- Вначале 2018 года, в нашем Министерстве состоялась рабочая встреча с представителями Министерства экономики Республики Беларусь по вопросам применения программно-целевого управления в Российской Федерации. Мы поделились не только практикой в части разработанных нами институциональных условий, но и методологическим инструментарием, в частности оценкой макроэкономических эффектов от реализации государственных программ. Теперь готовы предложить создать постоянно действующую комиссию по развитию и информационному взаимодействию в сфере программно-целевого управления, - заявил Азер Талыбов.

Результатом данной работы станет синхронизация программно-целевого инструментария, которая усилит синергетический эффект от реализации программ Союзного государства и госпрограмм стран, концентрируя ограниченные ресурсы на точках роста.

- С Республикой Беларусь у нас есть общее понимание по существующему потенциалу углубления торгово-экономического сотрудничества и готовность обсуждать механизмы его реализации, - заключил заместитель министра.

Россия. Белоруссия. ЕАЭС > Внешэкономсвязи, политика > economy.gov.ru, 12 октября 2018 > № 2759598 Азер Талыбов


Россия. СКФО > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 12 октября 2018 > № 2759523 Константин Казенин

Возвращение кавказской политики. О чем говорит пограничный спор Ингушетии и Чечни

Константин Казенин

В кулуарном подписании соглашения о границе без широкого общественного обсуждения кто-то в Ингушетии мог увидеть попытку насадить в регионе политические практики соседней Чечни. Но претензии протестующих направленны прежде всего против ингушских властей, а не против Кадырова, Кремля и тем более народа Чечни

Соглашение о границе между Ингушетией и Чечней, которое Юнус-бек Евкуров и Рамзан Кадыров подписали 27 сентября, должно было закрыть давний и вялотекущий спор двух субъектов РФ о размежевании территории и добавить стабильности обстановке на Северном Кавказе. Но в российской региональной политике в последнее время мало что идет так, как планировалось, – не пошло и здесь. Вместо окончательного урегулирования конфликт, наоборот, резко обострился. В столице Ингушетии Магасе начались многотысячные митинги, а ситуация с ратификацией соглашения до сих пор остается неясной, потому что к протестующим присоединились многие депутаты ингушского парламента. Всего за несколько дней на Кавказ неожиданно вернулась настоящая политика.

Эхо 1934-го

У нынешнего конфликта, связанного с демаркацией административной границы между Чечней и Ингушетией, первопричина та же, что и у многих других конфликтов на постсоветском Северном Кавказе: это хитросплетения административно-территориального деления советских времен. Чеченцы и ингуши – два близкородственных народа, но в ходе национального строительства в 1920-е годы были организованы две отдельные автономные области: Ингушская и Чеченская.

В 1934 году их объединили в одну Чечено-Ингушскую автономию (сначала автономную область, а с 1936 года – автономную республику). С тех пор и до самого распада СССР отдельных автономий чеченцев и ингушей не существовало. Объединенная автономия была упразднена в 1944 году после сталинской депортации чеченцев и ингушей, а затем восстановлена в 1957 году в новых границах. Тогда Чечено-Ингушской АССР, в частности, не были переданы входившие ранее в ее состав территории вокруг Владикавказа, столицы соседней Северо-Осетинской автономной республики, на которых ингуши проживали совместно с осетинами. Взамен к новой автономии присоединили земли на северо-востоке, где большинство составляли русские.

С распадом СССР в Чечне быстро набрало силу сепаратистское движение. К началу 1992 года власти молодой демократической России почти не контролировали ситуацию в этом регионе. Сепаратисты провозгласили Чеченскую Республику Ичкерия, а Ингушетия, в которой не было вооруженного сепаратизма (хотя ряд выходцев из нее оказались в составе вооруженных групп в Чечне), в том же 1992 году стала отдельным субъектом в составе РФ.

Регион сразу же оказался между двух огней. На востоке полыхала Чечня, где в 1994 году началась война федеральных сил против сепаратистов. А на западе – конфликт в Пригородном районе Северной Осетии, откуда в Ингушетию осенью 1992 года хлынули десятки тысяч беженцев-ингушей. В девяностые команда первого президента Ингушетии Руслана Аушева в прифронтовых условиях и почти без поддержки извне с нуля создавала региональную систему управления и обеспечивала выживание республики.

В той ситуации печальное подтверждение находил известный тезис Ленина, что «вопрос о границах – вопрос десятый». Демаркация границы между регионами тогда никого всерьез не занимала. Фактическое разделение территорий между Республикой Ингушетия и чеченскими сепаратистами почти не вызывало споров.

В 1993 году Руслан Аушев и лидер непризнанной Ичкерии Джохар Дудаев, оба в прошлом советские генералы, подписали соглашение, согласно которому при определении границ за основу принималась граница между Чеченской и Ингушской автономиями на момент их объединения в 1934 году.

Фактически возникшая в 1990-е годы граница той линии соответствовала не полностью, но до этого несоответствия ни у кого не доходили руки ни во время двух чеченских войн, ни позже, когда с середины 2000-х годов в Чечне началось послевоенное восстановление. Технически вопрос о границах не мог не встать, когда в 2009 году в Чечне и Ингушетии принимали республиканские законы о границах муниципальных образований, но и тогда до полноценного территориального раздела между регионами дело не дошло.

«Ни шагу назад»

Впервые вопрос о границе всерьез встал только в 2013 году. Фоном для него были публичные пререкания руководства Чечни и Ингушетии, начавшиеся после того, как летом того года в село Аршты, находящееся под ингушской «юрисдикцией», вошли около трехсот сотрудников правоохранительных органов Чечни. По официальным сообщениям чеченских силовиков, целью этой группы был арест тогдашнего лидера северокавказского бандподполья Доку Умарова.

Ситуации, когда чеченские правоохранители в ходе операций против бандформирований заходили на территорию Ингушетии, были тогда обычным делом, что, судя по всему, вызывало недовольство главы Ингушетии Юнус-бека Евкурова. В сочетании с ростом влияния главы Чечни Рамзана Кадырова Евкуров мог видеть в этой практике угрозу некоего «внешнего контроля» над своей республикой.

Как бы то ни было, ингушские власти тогда заявили, что истинным намерением зашедших в село Аршты чеченских силовиков было проведение митинга за включение села в состав Чечни. В течение нескольких дней руководители Чечни и Ингушетии выступали с резкими заявлениями по поводу границ, причем размеры спорной территории вышли далеко за пределы одного села. Затем Кадыров и Евкуров – скорее всего, по инициативе Кремля – дружно отказались от взаимных претензий, а трансграничные рейды чеченских силовиков прекратились. Вопрос о границах вновь ушел из публичного пространства.

Снова актуальным он стал в августе нынешнего года, когда в соцсетях появилась информация, что со стороны Чечни идет строительство дороги на одном из лесных участков, где граница вызывала разночтения. Появились слухи о якобы готовящемся там переносе поста чеченских силовиков в глубь спорной территории. Постепенно в Ингушетии стало нарастать напряжение. Сначала недовольство не выходило за пределы интернета, где не только ингушские блогеры, но и старейшины ряда тейпов призывали Евкурова не делать «ни шагу назад» и не уступать ни метра той территории, которая по факту с 1992 года была частью Ингушетии.

То есть напряжение изначально возникло снизу и было связано не с заявлениями руководителей регионов, а с мелким инцидентом «на земле». Однако нельзя исключать, что именно брожения в ингушских соцсетях сподвигли федеральный центр наконец поставить точки над «i» в пограничном вопросе, чтобы навсегда покончить с рисками новых обострений.

В результате в присутствии нового полпреда президента РФ в Северо-Кавказском федеральном округе Александра Матовникова 27 сентября Евкуров и Кадыров подписали соглашение о границе. Чеченский парламент быстро его утвердил, а вот вопрос с утверждением соглашения Народным собранием Ингушетии до сих пор неясен. По официальным сообщениям, 4 октября оно проголосовало за, но некоторые депутаты заявили, что результаты тайного голосования были сфальсифицированы, и потребовали его повторного проведения, которое, однако, не состоялось из-за отсутствия кворума. Ингушские депутаты обсуждали соглашение уже на фоне многотысячного митинга в столице Ингушетии Магасе, участники которого протестуют против предложенного закрепления границы.

Почему тема границы вызвала в Ингушетии такую бурную реакцию? Вопрос правильнее было бы разбить на два. Почему эта тема была болезненной все последние годы? И почему она стала восприниматься острее после подписания соглашения Евкуровым и Кадыровым?

То, что вообще тема границы так остро воспринимается именно в Ингушетии, объясняется в первую очередь особенностями ее постсоветской истории, той самой борьбой за свое существование между двух огней, стремлением обособиться от грозных событий в соседнем регионе.

Еще совсем недавно, 15–20 лет назад, когда республика была полна беженцев и двигающихся через нее воинских подразделений, такая цель казалась предельно далекой. Исторические обстоятельства, как известно, могут меняться гораздо быстрее, чем историческая память. Поэтому неудивительно, что и сегодня, совершенно в других условиях, любые изменения баланса с соседними регионами воспринимаются в Ингушетии очень напряженно.

Что касается реакции на само соглашение о границе, то одна из главных к нему претензий – это кулуарный характер его заключения. «С народом не посоветовались» – такой упрек звучит на митингах гораздо чаще, чем недовольство тем, как именно прошла граница. В подписании соглашения без широкого общественного обсуждения кто-то в Ингушетии мог увидеть попытку насадить в регионе политические практики соседней Чечни, где сложно представить себе публичные протесты против какого-либо решения власти. Вероятно, перспектива усиления вертикали на грозненский манер сегодня в Ингушетии вызывает восторг не у всех.

Спящие институты по-ингушски

В кулуарном подписании соглашения протестующие обвиняют власти Ингушетии, и в целом претензии митинга направлены именно к ней, а не к Кадырову, не к Кремлю и уж тем более не к народу Чечни. Нет ничего удивительного, что в ингушских протестах заметную роль играют разные оппозиционные группы и просто те, у кого давно имеются какие-то свои претензии к Евкурову.

Интереснее поведение депутатов Народного собрания Ингушетии. Далеко не все они согласились поддержать подписанное главой региона соглашение о границе с Чечней. А некоторые даже приняли участие в протестах, заявляя, что при первом тайном голосовании результаты были сфальсифицированы. Были и те, кто публично выступил против соглашения о границе и в знак протеста отказался участвовать в повторном голосовании о ратификации соглашения.

Это заставляет вспомнить популярные сейчас споры о том, могут ли политические институты (партии, парламент и т.д.), выполняющие декоративные функции при авторитарном правлении, в какой-то момент стать участниками реальной политической борьбы. Конечно, пример Ингушетии покажется в этом плане неактуальным тем, кто привык воспринимать Кавказ как регион «специфический» и мало похожий на Россию в целом. И действительно, проецировать выводы, сделанные на основе событий в Ингушетии, на всю страну преждевременно. К тому же понятно, что происходящее там сегодня вызвано во многом эмоциями, а выводы можно будет делать только по тому, как ситуация будет развиваться, когда эмоции спадут. Но все же опыт ингушских событий весьма интересен.

В целом понятно, что в ингушском обществе – достаточно замкнутом, где «все про всех всё знают» и, главное, долго помнят действия каждого в любой важной ситуации, – колебания депутатов могут объясняться давлением общественного мнения. Но здесь есть важный момент: сюрпризы исполнительной власти депутаты стали преподносить именно тогда, когда начались митинги, а не до этого, когда с жесткими заявлениями по вопросу о границах выступали ингушские тейпы. То есть проигнорировать площадь для некоторых депутатов показалось более серьезным риском, чем проигнорировать мнение родовых старейшин. Это уже противоречит устойчивым представлениям о «кавказской специфике».

Ингушская площадь противоречила этим представлениям и в некоторых других аспектах. Например, организатором протестов выступила молодежь. В Ингушетии раньше бывали случаи, когда молодежь проводила акции отдельно от старших. Самый яркий пример – бурные молодежные протесты в Назрани с требованием отставки тогдашнего главы региона Мурата Зязикова в 2008 году. Но чтобы молодежь играла заметную роль в организации мирного мероприятия с участием старших – это для «традиционного» кавказского региона действительно новшество, хотя связано оно, скорее всего, не с темой митинга, а с общими изменениями, которые происходят в последние годы в социальном укладе этих регионов.

Основными организаторами протестов, теми, кто подписывал обращение от имени митинга, предоставлял слово выступающим и так далее, тоже были вовсе не «лидеры тейпов», не фигуры, имеющие особый вес в родовой системе. Насколько можно судить, в руководители акций выбились в основном те, у кого был опыт работы с людьми из других регионов, умение выполнять представительские функции «вовне». А это опять же совсем не те качества, которые требуются, чтобы выйти на первые роли в традиционном, архаичном обществе.

Конечно, все это еще не означает, что ингушские события можно поставить в один ряд с недавними протестами в других регионах России. Прежде всего, сами лидеры митинга всячески отстраняются от российской оппозиционной повестки, подчеркивают свою лояльность президенту страны. Болотные аналогии в ингушских событиях найти сложно, по крайней мере на данный момент. Но многое в природе протеста остается неясным.

Среди неясного – роль ислама в происходящем. Участие религиозных лидеров и активистов в протестах бесспорно – против соглашения о границе высказались и представители муфтията Ингушетии, и сторонники имамов, открыто противостоящих муфтияту. И муфтию Ингушетии, и его оппонентам в исламской среде трудно отказать в желании быть лидерами общественного мнения. Но в данном случае ни те ни другие лидерской роли не получили (трудно поверить, что они отказались от нее добровольно). Конкурирующие исламские лидеры вместе стали участниками гражданского протеста, но не возглавили его. Приведет ли это к обострению противостояния между ними, к попыткам выйти на лидирующие позиции? Исключать это при очень большой роли ислама в регионе нельзя.

Другой вопрос касается того, как сочетается региональный патриотизм нынешней акции с часто декларируемым идеалом единства вайнахов (чеченцев и ингушей). Поддержка протестов со стороны уже упомянутого муфтията Ингушетии, имеющего серьезных союзников в Грозном, показывает, что ингушские протесты было бы неправильно называть античеченскими. Но с другой стороны, нынешняя напряженность в Ингушетии началась в августе именно из-за перспектив переноса поста чеченских силовиков в приграничной зоне. Кроме того, если вопрос с границей будет долго оставаться нерешенным, то некоторым обособленным и организованным религиозным группам, имеющим сторонников и в Ингушетии, и в Чечне, придется выбирать, на чьей они стороне.

Этим вопросы, возникающие при возвращении реальной политики в отдельно взятый северокавказский регион, никак не исчерпываются. Ее возвращение – это не выход на поверхность неких отлаженных систем отношений, готовых центров влияния, механизмов самоидентификации и так далее. Вместо этого открывается подвижная и малопонятная система союзов и противоречий, общих и раздельных идентичностей. Как это происходит в любом обществе, где политическая активизация началась в период серьезного изменения внутреннего уклада.

Россия. СКФО > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 12 октября 2018 > № 2759523 Константин Казенин


Казахстан. Россия. ЕАЭС > Финансы, банки. Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > akorda.kz, 12 октября 2018 > № 2759464 Александр Юрин

Россия ни при чем. Насколько выгодна Казахстану девальвация?

Коль уж отечественной экономике суждено развиваться в условиях перманентной девальвации, то пора бы начать извлекать из нее хоть какуюто пользу. В идеале, страны, оказавшиеся в подобной ситуации, начинают сокращать импорт и стимулировать экспорт, повышать предпринимательскую активность и производительность национального труда. А что из этого может сделать Казахстан? Об этом мы беседуем с независимым финансовым аналитиком Александром Юриным.

Куда «плывет» тенге?

– В последние месяцы казахстанский тенге дешевеет якобы на фоне ослабления российского рубля. При этом киргизская и белорусская валюты даже не шелохнулись, хотя, казалось бы, единый экономический союз, та же зависимость от российской экономики... Александр, объясните, пожалуйста, разницу.

– За последние пару лет наблюдалось несколько эпизодов, когда курс тенге серьезно проседал вслед за рублем. Национальный банк и большинство представителей экспертного сообщества объясняли подобное поведение казахстанской валюты наличием тесных взаимосвязей между Казахстаном и Россией. Однако при сравнении динамик валют всех стран-участниц ЕАЭС эти объяснения выглядят довольно неоднозначно.

Согласно данным Евразийской экономической комиссии по итогам 2017 года, удельный вес России во внешнеторговом обороте Армении, Беларуси и Кыргызстана составил 27,8%, 50,9% и 25,6% соответственно. В то же время доля РФ во внешней торговле Казахстана составила 21,4% в 2017 году, а по результатам первого квартала текущего года и того меньше – всего 19,7%. То есть удельный вес товарооборота с северным соседом в совокупном товарообороте Казахстана ниже в сравнении с другими странами-участницами ЕАЭС. Тем не менее курсы валют Армении, Беларуси и Кыргызстана не демонстрируют зависимости от российского рубля в отличие от тенге, несмотря на наличие у них тесных экономических взаимосвязей с Россией.

С другой стороны, постоянно повторяемая властями мантра о «свободном плавании» тенге звучит очень и очень неубедительно. Во-первых, на валютной площадке KASE действуют всего три десятка участников, причем активность некоторых из них может кардинально влиять на ход торгов. Такой рынок в принципе не может быть ликвидным в полном смысле этого слова и сохранять стабильность без вмешательства монетарных властей.

Во-вторых, хотя Национальный банк и публикует на своем сайте ежемесячно данные о «нулевом нетто-объеме инвестиций», реальные масштабы присутствия государства на валютном рынке явно выше. Так, например, не совсем понятно, как влияет на состояние валютного рынка конвертация активов Национального фонда при осуществлении трансфертов из него в республиканский бюджет. В самом деле, не могут же доллары из Нацфонда просто исчезать в неизвестном направлении после осуществления конвертации?!

В этом свете «привязка» тенге к рублю выглядит искусственно созданной и искусственно поддерживаемой, причем экономическая логика такой «привязки» не совсем понятна. Аргументы о тесных экономических взаимосвязях и необходимости поддержки отечественного товаропроизводителя только на первый взгляд кажутся оправданными и логичными. Если же копнуть немного глубже и проанализировать ситуацию в деталях, то эти аргументы окажутся далеко не бесспорными.

Большая разница

– И потом интересна реакция на девальвацию. Россияне, к примеру, достаточно спокойно ее воспринимают, тогда как для казахстанцев это трагедия. В чем тут дело?

– Девальвацию негативно воспринимают в обеих странах, однако в Казахстане ей придают гораздо большее значение, чем в России. Это неспроста: хотя обе экономики зависят от экспорта ресурсов, между ними имеются довольно серьезные структурные различия. В сравнении с Россией Казахстан более импортозависим, и ослабление тенге ведет к более выраженному росту цен на потребительские товары. В итоге повышение курса доллара оказывает весьма серьезное влияние на покупательную способность казахстанцев и, как следствие, их благосостояние в целом.

С другой стороны, российская экономика самостоятельно производит значительно более широкую номенклатуру товаров. Причем в ее случае степень локализации производства ощутимо выше в сравнении с казахстанской. В силу этого обстоятельства «синхронная» девальвация российской и казахстанской валют неодинаково сказывается на конечной стоимости производимых товаров.

Казахстанский производитель более зависим от импорта факторов производства, в силу чего девальвация тенге ведет к высокому росту издержек и, как следствие, росту цен. В итоге даже при сохранении условного паритета между рублем и тенге российский производитель получает на казахстанском рынке более весомые конкурентные преимущества по сравнению с нашим. К тому же подобная политика повышает конкурентоспособность российских товаров на отечественном рынке по сравнению с товарами, импортируемыми из других стран, в том числе из Китая.

В то же время не стоит преувеличивать риск возможной экономической экспансии со стороны РФ: в настоящее время российская промышленность очень далека от полного удовлетворения внутреннего спроса, и для нее нет особого смысла усиленно продвигать свою продукцию на казахстанский рынок...

По большому счету, девальвация тенге, которая в последние пару лет происходит преимущественно в «ползучей» манере, не ведет к какому-либо серьезному росту конкурентоспособности казахстанской экономики, однако весьма ощутимо снижает уровень благосостояния казахстанцев. Нестабильность национальной валюты никогда не была сугубо экономическим феноменом, а после августа 2015 года постоянные колебания тенге и общий тренд на его ослабление стали фактором, серьезно повышающим уровень социальной напряженности. При этом неуклюжие попытки властей объяснить ситуацию влиянием внешних факторов уже давно не воспринимаются населением всерьез и, скорее, раздражают его.

Забытое ФИИР

– Какие главные препятствия вы видите на пути импортозамещения, которое активно декларирует Казахстан, но при этом постоянно отклоняется от курса? К примеру, в последнее время ничего не слышно о ФИИР, хотя подходит к концу уже вторая пятилетка индустриализации, и чиновники, по идее, должны уже были рапортовать о достигнутых в ее рамках «успехах». В чем причина, как думаете?

– В этом плане ФИИР ничем не отличается от остальных государственных программ и стратегических инициатив, коих в последние годы было озвучено довольно много. О них сначала громко говорят, выделяют деньги, а потом забывают – по большому счету, при их реализации все сводится к освоению бюджетных средств, а не к достижению поставленных целей. Основная проблема здесь заключается в подходе к реализации всех подобных начинаний, которого придерживаются казахстанские госорганы.

В рамках всевозможных государственных программ и стратегических инициатив пафосно анонсируются те направления работы, которые относятся к важнейшим функциям государственных органов и которыми они должны заниматься «в фоновом режиме» на постоянной основе. Степень пафоса обычно обратно пропорциональна уровню проработанности этих программ – громкое их анонсирование не дает никаких гарантий того, что чиновники начнут работать лучше. И это неудивительно: если какое-либо ведомство не может полноценно выполнять свои функции в обычном режиме, то качество его работы вряд ли улучшится под влиянием какой-либо стратегической программы или инициативы.

В итоге мы становимся свидетелями того, как об очередной «прорывной» программе забывают через относительно короткий промежуток времени после того, как о ее принятии сообщили с высоких трибун. К сожалению, экономическая политика (да и не только она) сводится в Казахстане преимущественно к кампанейщине.

Не можем или не хотим?

– Что сегодня реально производит Казахстан? И достаточно ли этого, чтобы закрыть минимальные потребности населения?

– Эпизодически на прилавках рынков и магазинов появляются какие-либо товары с лейблом «Сделано в Казахстане», однако это не дает оснований делать выводы о развитии отечественного производства. Опыт почти трех десятилетий, прошедших с момента распада СССР, однозначно свидетельствует о том, что казахстанские производители товаров потребления в целом не в состоянии занимать и удерживать значимые позиции на внутреннем рынке. Исключением здесь можно считать лишь отечественную пищевую промышленность, причем с довольно серьезными оговорками.

С другой стороны, наличие отметки «Сделано в Казахстане» отнюдь не подразумевает того, что производство товара полностью осуществляется внутри страны. На самом деле, все «отечественное производство» может сводиться, например, к банальной «отверточной сборке» или же изготовлению продукта из импортируемых полуфабрикатов высокой степени переработки. В этом случае основная часть производственных процессов будет локализована за пределами страны. Более того, даже наличие сертификатов о происхождении товара в официально установленной форме не говорит о том, что при производстве этого товара все производственные процессы были локализованы именно на территории Казахстана. В этом довольно легко можно убедиться, если заглянуть в нормативную базу, регулирующую процессы сертификации.

– А что могла бы потенциально производить страна в нынешних условиях, не дожидаясь пока заработают многочисленные госпрограммы типа ФИИР?

– Слово «потенциально» здесь не слишком уместно. Если бы казахстанская промышленность могла что-то производить, то она бы это производила. Тот факт, что о производстве многих товаров в Казахстане говорят исключительно в сослагательном наклонении, свидетельствует о наличии веских причин, которые препятствуют развитию соответствующих отраслей. Разработка любого комплекса государственных мер по поддержке экономики априори должна начинаться с выявления проблем, негативно влияющих на развитие тех или иных отраслей. Здесь необходимо проведение глубокого и комплексного анализа факторов, препятствующих локализации разного рода технологических процессов внутри Казахстана.

Возможности для проведения такого анализа есть только у профильных государственных ведомств, однако, по-видимому, подобный анализ никогда не проводился ни для одной ключевой отрасли экономки. Неэффективность всех государственных стимулирующих программ связана, в первую очередь, с тем, что они сводятся преимущественно к распределению средств из бюджета и Нацфонда, и не предполагают «прицельных» действий, направленных на создание благоприятных условий для стимулирования производства тех или иных видов потребительской продукции.

Слабая воля

– Тем временем в стране продолжает дешеветь рабочая сила. По идее это могло бы стать мощным экономическим импульсом в плане выпуска конкурентоспособной продукции (по примеру того же Китая, где низкая стоимость труда много лет привлекала крупных производителей со всего мира). Что нам мешает реализовать этот сценарий? Может, элементарное нежелание людей «работать руками»?

– Низкий уровень оплаты труда – это не единственный и не самый главный фактор, определяющий конкурентоспособность продукции. К слову, средняя зарплата в китайских городах уже превышает «официальную» среднюю зарплату в Казахстане более чем в два раза...

На конкурентоспособность продукции влияет множество факторов – это и наличие технологий, и рынков сбыта, и квалификация рабочей силы, и сложившаяся система экономических взаимоотношений в государстве, и культура производства, и много чего другого. В конце концов, для создания конкурентоспособной экономики необходима соответствующая политическая воля и долгосрочная планомерная работа. Маловероятно, что все это по мановению чьей-то руки вдруг может появиться в Казахстане, где уже почти три десятилетия подряд выстраивалась сырьевая экономика с гипертрофированной и крайне неэффективной финансовой системой.

С другой стороны, вполне очевидно, что развитие несырьевой промышленности нужно начинать с удовлетворения внутреннего потребительского рынка. Однако следствием снижения доходов казахстанцев является уменьшение внутреннего платежеспособного спроса, то есть низкие доходы населения в контексте развития несырьевой экономики стоит рассматривать скорее как негативный фактор.

– Недавно премьер Бахытжан Сагинтаев говорил о том, что в стране уже есть бесплатное профтехническое образование, но молодежь туда не идет. Как с этим бороться? Ведь рано или поздно кто-то должен занять эту нишу...

– Рабочие специальности в Казахстане непрестижны в силу низкого уровня оплаты труда. К тому же для их представителей закрыто большинство социальных лифтов, и многие из них в принципе не могут рассчитывать на какую-то карьеру.

В то же время в текущих условиях страхи, что эта ниша будет занята иностранцами, являются во многом беспочвенными. По причине неразвитости казахстанской экономики производств, где реально востребована высококвалифицированная рабочая сила, не так уж и много, а уровень оплаты труда неквалифицированной довольно низок, в связи с чем Казахстан не особо привлекателен для трудовых мигрантов.

Автор: Сауле Исабаева

Казахстан. Россия. ЕАЭС > Финансы, банки. Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > akorda.kz, 12 октября 2018 > № 2759464 Александр Юрин


Китай. США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 октября 2018 > № 2759153

National Review (США): Новая эра для треугольника «Китай-Россия-США»

Более полувека назад госсекретарь Генри Киссинджер разработал стратегию сдерживания СССР и Китая. Он стремился наладить дружеские связи с обоими государствами, добившись ситуации, при которой Пекин и Москва были бы расположены друг к другу не более дружелюбно, чем к США. Сейчас администрация Трампа пытается использовать Россию для сдерживания Китая, пишет «Нэшнл ревью».

Виктор Дэвис Хансон (Victor Davis Hanson), National Review, США

Администрация Трампа разумно признает угрозу, исходящую от Пекина. И для того, чтобы отвести эту угрозу, она может воспользоваться помощью России.

Почти полвека назад госсекретарь президента Ричарда Никсона Генри Киссинджер разработал успешную стратегию США в отношении двух самых опасных противников Америки. Он стремился к более тесным связям как с Советским Союзом, обладавшим семью с лишним тысячами единиц ядерного оружия, так и с коммунистическим Китаем, самой большой в мире страной по численности населения.

Разработанный Киссинджером подход иногда называли «триангуляцией», принципом трехстороннего взаимодействия. Но, по сути своей, эта фраза означала необходимость обеспечить взаимоотношения, в которых Китай и Россия будут расположены друг к другу не более дружелюбно, чем к Соединенным Штатам.

Учитывая, что Советский Союз в то время был намного сильнее Китая, Киссинджер особенно искал расположения Пекина, проявляя к нему особое внимание.

Сама идея была похожа на британскую и французскую политику середины 1930-х годов, целью которой было помешать гитлеровскому Третьему рейху стать партнером столь же мощного и опасного сталинского Советского Союза. К сожалению, эти усилия оказались тщетными, и нацистско-советское сотрудничество привело к их совместному вторжению в Польшу в 1939 году и началу Второй мировой войны.

Мы забыли о здравом смысле и мудрости Киссинджера, когда администрация Обамы обхаживала Китай и в шизофреническом порыве добивалась «перезагрузки» в отношениях с Россией.

Эта перезагрузка изначально была провальной попыткой умиротворения России с ее конвенциональной и кибер- агрессией. Провал перезагрузки вскоре привел к резкой смене курса и демонизации президента России Владимира Путина как авторитарного правителя и противника демократии — словно он до этого не был тираном или когда-нибудь перестал бы быть тираном.

Россия методично «вернула» себе Крым, использовала рычаги давления на Восточную Европу, спровоцировала беспорядки на Украине, наводила ужас на Западную Европу, вернулась после 40-летнего перерыва на Ближний Восток и взламывала избирательные системы и политические институты США.

За период с 2009 по 2017 годы руководство США пришло к разумному пониманию того, что Китай вскоре станет не просто азиатско-тихоокеанской сверхдержавой, но в конечном итоге затмит саму Америку — словно ее возможное превосходство не является результатом безразличия США, а предначертано судьбой.

Затем началось систематическое и бесконтрольное мошенничество Китая в сфере торговли и интеллектуальной собственности. Пекин воровал американские технологии, нарастил огромный торговый профицит и деформировал всю мировую торговую систему. Такой односторонний китайский меркантилизм оправдывали, называя его «свободной торговлей».

Вашингтон смотрел сквозь пальцы и на военную агрессию Китая в Южно-Китайском море. Поэтому китайцы создали в архипелаге Спратли искусственные острова и расширили существующие и построили на них военные базы, чтобы запугивать соседей и использовать в своих целях тихоокеанские торговые пути.

Администрация Обамы вновь выразила незначительное недовольство. В результате председатель КНР Си Цзиньпин хвастливо заявил, что к 2025 году Китай будет доминировать в мировой высокотехнологичной промышленности, еще через 10 лет будет доминировать в Тихоокеанском регионе, а к середине века — править миром.

На протяжении многих лет и Путин, и Си испытывают презрение к США. Они стремятся использовать Сирию, Иран и Северную Корею, чтобы ослабить влияние США, ведя при этом кибервойну против американских компаний и организаций.

Америка, может, и самая сильная в мире держава в экономическом и военном отношении, но она нарушила все принципы Киссинджера. Россия и Китай сошлись во мнении, что США не обладают сильной политической волей, и, несмотря на свои собственные экзистенциальные различия, они сочли взаимовыгодным действовать в сговоре с целью ослабления позиций США.

Наши союзники — от Скандинавии до Ближнего Востока и Азии — это заметили. Они сочли, что Америка либо не может, либо не собирается восстанавливать свой международный престиж.

Администрация Трампа стремится остановить этот процесс ослабления позиций США и кардинально изменить ситуацию.

Несмотря на все безосновательные обвинения в «сговоре» с Россией, Трамп «прижал» Путина «к стенке», введя экономические санкции и одобрив оказание военной помощи Украине. Он увеличил расходы на оборону, потребовал повысить боеготовность сил НАТО и ускорил добычу нефти в США. Но при этом он риторически протягивает Путину руку.

Гораздо мудрее вести себя дружелюбно, имея в руках дубину, чем быть высокомерным и враждебным, держа в руках хворостину.

Теперь Америка вводит пошлины на китайский импорт, чтобы заставить Китай сократить свой торговый профицит с США, составляющий почти 400 миллиардов долларов. И отправляют американские военные корабли еще дальше в Южно-Китайское море, чтобы наши союзники знали, что Китай больше не будет их запугивать.

Трамп попытался вести прямые переговоры с Северной Кореей о денуклеаризации и наладить новые партнерские отношения в сфере обороны с Австралией и Японией. Он также заключает двусторонние торговые сделки с Южной Кореей, Мексикой и Канадой в обход Китая.

Китай обеспокоен. Может, внутренние оппоненты Трампа и списывают его со счетов, считая его грубым неграмотным шутом, но Пекин опасается, что Трамп — это коварный Макиавелли или Сунь-цзы (Sun Tzu), уже сокращающий мощь и власть Китая.

Китайский фондовый рынок падает. Рост китайской экономики замедляется, а валюта дешевеет. Простые граждане Китая задаются вопросом, почему в трудные времена их лидеры предоставляют щедрую помощь африканским странам и другим азиатским странам, в то время как сам Китай погряз в торговой войне с США.

Поскольку Россия гораздо слабее Китая, Соединенным Штатам следует протянуть Москве руку и наладить отношения, чтобы найти общие интересы в ограничении могущества Китая. Россия могла бы принести пользу, время от времени оказывая поддержку странам, которые начинают сообща оказывать противодействие Китаю. Среди них — Австралия, Индия, Япония, Филиппины, Южная Корея и Тайвань.

Россия, конечно же, не заинтересована в том, чтобы у нее в соседях был ядерный Иран или потерявшая рассудок ядерная Северная Корея — или иметь разногласия с китайским колоссом, с которым у нее общая граница протяженностью более четырех тысяч километров.

Несмотря на проводимую Америкой политику умиротворения и торговых уступок, а также невероятное китайское богатство, Китай, как «гражданин мира», лучше не стал. Возможно, добиться этого поможет более серьезное противодействие со стороны США при поддержке их многочисленных азиатских союзников. И при попустительстве России, с которой можно было бы договориться.

Китай. США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 октября 2018 > № 2759153


США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 октября 2018 > № 2759152

Javan (Иран): Санкционная политика Дональда Трампа обречена

Глава одной из самовлюбленных стран мира — США — пытается компенсировать нехватку опыта навыками, которые он получил в бизнесе. В отношении Ирана он выдумал не отличающуюся изобретательностью стратегию — он пытается запугать Тегеран санкциями и экономической войной, пишет «Джаван».

Javan, Иран

Президент одного самовлюбленного государства в мире, то есть Дональд Трамп, похоже, старается заполнить нехватку своего опыта как руководителя и как политика теми навыками, которые он получил в свое время как торговец, а также как завсегдатай кабаре и игорных домов.

Относительно Ирана он выдумал стратегию, не отличающуюся большой изобретательностью. Суть ее заключается в том, чтобы постараться запугать Исламскую Республику санкциями и экономической войной.

Запугать для того, чтобы сделать Иран более сговорчивым и в итоге заставить капитулировать. Он в свое время много потрудился для того, чтобы втянуть в свои темные политические игры и нечистоплотные сделки как ряд нефтеносных государств региона (Ближнего Востока), так и крупные экономические организации во всем мире. Делал это господин президент для того, чтобы, путем войны против праведного народа Исламской Республики посеять в иранском обществе хаос и вызвать раскол между руководством страны и населением. И сейчас, провозгласив свое намерение ввести крупнейшие в истории санкции против Ирана, он не оставляет своих попыток лишить народ Ирана душевной стойкости и крепости духа, вызвать в нем отчаяние и побудить к новым волнениям и беспорядкам. Он полагает, что если не война реальная с оружием в руках, то война экономическая приведет его к желанной цели.

Поэтому, именно с таким расчетом он и затеял серию перестановок в своем политическом окружении. С одной стороны, он назначает на ключевые политические посты наиболее отъявленных «ястребов», резко враждебно настроенных против Ирана, наподобие Джона Болтона или Майка Помпео. Последние поддерживают господина Трампа в его устремлениях выйти из ядерной сделки с Ираном, нарушить те обязательства, которые Америка сама же согласилась выполнять относительно Исламской Республики Иран.

С другой стороны, он применяет тактику угроз не только относительно Ирана, но и против других стран, пытающихся сохранять с этой страной экономические отношения и экономическое сотрудничество. Так Трамп пытается сформировать вокруг Ирана особый политический и морально-психологический климат, чтобы заставить всех поверить в успех своих замыслов. Именно для этого в начале года была все же найдена и пущена в ход горстка из проамерикански настроенных пособников и выкормышей терроризма внутри самого Ирана — они должны были подготовить почву для широкомасштабных мятежей и политических беспорядков. Кроме того, таким образом Трамп со своими помощниками пытался породить и у других мировых политических лидеров и руководителей других государств сомнения в прочности и устойчивости политического режима в Иране и привлечь их таким образом на свою сторону.

Следуя своей стратегии, основанной лишь на собственных черных замыслах и мечтах, Дональд Трамп не гнушается даже применения языка угроз в отношении своих некогда самых верных союзников и среди стран Европы. Он пытался требовать от них покорности, разговаривая с союзниками исключительно языком приказов и военных инструкций, постоянно резко критикуя их за «неподобающе мягкий» и «чересчур мирный» подход в отношении Ирана.

Пребывая в плену своих иллюзий и несбыточных фантазий, Дональд Трамп не отказался даже использовать силы контрреволюций в самом Иране, представленные лишь жалкой горсткой «политиков» с полукриминальным прошлым — контакты с последними устанавливались практически на официальном уровне. В регионе он пытался сколотить вокруг Ирана коалицию, своего рода «арабское НАТО», заправляют которым самые одиозные политики современного мира, типа наследного принца Мохаммеда Бин Салмана.

Однако же, несмотря на все эти ухищрения и все эти планы, которые весьма дорого обходится самим Соединенным Штатам и вызывает лишь еще большую ненависть в самом иранском народе к Америке, государству, не привыкшему соблюдать им же подписанные договоренности, проводящему вероломную политику и применяющему откровенно средневековые и гнусные политические методы, уже сейчас можно видеть признаки несостоятельности и полного провала всей этой американской стратегии. Наиболее важнейшие из этих признаков — следующие.

Первое: явная неспособность Соединенных Штатов добиться успеха в замыслах по сведению к нулю иранского нефтяного экспорта. Ряд наиболее промышленно развитых стран мира даже настаивал на том, чтобы иметь возможность продолжать ввозить нефть из Ирана. В итоге США даже пришлось освободить ряд стран от «нефтяных санкций», введенных за торговлю с Ираном или предусмотреть для них некоторые послабления.

Второе: появление признаков явного недовольства подобной политикой со стороны ряда наиболее авторитетных европейских политических лидеров, которые даже стали предпринимать шаги, чтобы гарантировать себе более независимый политический курс и иметь возможность противодействовать откровенно экстремистскому внешнеполитическому курсу США против независимых стран Европы. Европейские лидеры даже нарочно стали использовать иранскую повестку дня как возможность открыто возражать агрессивным устремлениям Белого дома.

Третье: появление в подобной международной обстановке подходящих условий для исключения из мировой торговли американского доллара. Некоторые страны стали искать пути для того, чтобы не использовать доллар в экономических связях с Исламской Республикой Иран. Крупные же державы, и кроме того, экономические конкуренты США, такие, например, как Китай, стали открыто демонстрировать, что более не будут считать доллар неким категорическим императивом или некой «объективной реальностью» в мировой торговле. Возможно, это грозит стать даже общемировой реакцией на агрессивную политику США, самого Дональда Трампа и его команды в Белом Доме, для которых не существует ни принципов дипломатии, ни понятий о суверенитете других государств, ни даже элементарного представления о человеческой этике.

Четвертое: появление на международной арене уже целого блока государств, которые объявили противодействие экстремизму США и защиту национальных интересов фактически официальным принципом своей внешней политики. После того как официально, одна за другой, провозгласили оппозицию политике США и намерение игнорировать вводимые ими экономические санкции такие страны, как Китай, Турция, Ирак, Россия, Индия, влияние «трамповских» санкций на Иран становиться минимальным, если вообще не нулевым.

И весьма вероятно, одной из причин недавнего давления, произведенного на Саудовскую Аравию, и тех требований, сводящихся к тому, что Эр-Рияд должен, дескать, платить большую цену за поддержку, которую ему оказывает Вашингтон, как раз и является то обстоятельство, что антииранская политика становится для Америки уже практически невыносимым тяжелым бременем. Бременем, которое необходимо как-то и из каких-то источников компенсировать. Некоторые из этих требований Трамп озвучил, несомненно, в ответ на чрезмерно возросшие аппетиты своего ближневосточного союзника, который превратился в «жандарма Ближнего Востока» исключительно благодаря помощи и поддержке США.

Автор — Расул Санаирад, политический руководитель корпуса «мусульманских добровольцев» при Корпусе стражей Исламской революции

США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 октября 2018 > № 2759152


Великобритания. Евросоюз. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 октября 2018 > № 2759144 Уильям Хейг

The Telegraph (Великобритания): «Нам не удается остановить гибельный процесс постепенной русификации Европы»

Путинский режим полон решимости саботировать европейские границы и сеять хаос! Нам не удается остановить гибельный процесс постепенной русификации Европы! — статья бывшего министра иностранных дел Великобритании в одной из самых многотиражных британских газет производит впечатление истерики. Бездоказательные обвинения и искажение объективных фактов — видимо, по-другому они уже не могут.

Уильям Хейг (William Hague), бывший министр иностранных дел Великобритании и бывший лидер Консервативной партии

The Telegraph UK, Великобритания

Раскрытая на минувшей неделе благодаря совместным усилиям британских, голландских и американских спецслужб информация о деятельности российских агентов, занимающихся подготовкой кибератак на страны, компании и международные организации, стала для Москвы провалом и поставила ее в крайне неловкое положение. Внезапно всем стал очевиден размах этой деятельности и лицемерность бесконечных опровержений.

Эти разоблачения открыли, наконец, правительствам и широкой общественности глаза на то, что происходит на самом деле. Между тем равнозначной, если не более серьезной, проблемой является характер и степень вмешательства России в дела все большего числа стран Южной и Восточной Европы. В то время как Запад с головой ушел в свои проблемы и разногласия, президент Путин у всех на виду методично подрывает его будущую стабильность.

Самым ярким примером здесь остаются события 2014 года на Украине. Россия аннексировала часть ее территории — Крым — а потом запустила целую кампанию по ослаблению и дестабилизации Украины, чтобы та не могла функционировать как нормальная страна. За этим последовали годы трагедий и смертей, в том числе крушение малайзийского авиалайнера, ответственность за которое Москва решительно отказывается на себя брать, тогда как имеющиеся доказательства не оставляют сомнений в том, что самолет был сбит российской ракетой.

Однако российская стратегия, нацеленная на то, чтобы не позволить странам добровольно устанавливать у себя демократический режим в рамках западного альянса, особенно заметна в отношении менее крупных государств. В 2016 году была сорвана попытка государственного переворота в Черногории — это была попытка воспрепятствовать присоединению этой крошечной страны к НАТО, и среди участников заговора были граждане России.

Россия также использовала свой опыт влияния на избирательные мероприятия за рубежом для подавления явки в стране, которая по-прежнему носит официальное название «Бывшая югославская Республика Македония». Прошедший на минувшей неделе референдум по новому названию страны — «Северная Македония», которое было согласовано с Грецией и открывало путь к подаче заявки на членство в ЕС и НАТО, продемонстрировал явку, не достаточную для того, чтобы его результаты могли быть признаны действительными. С целью отвадить избирателей и усилить трения между ними использовались многочисленные фальшивые аккаунты в соцсетях и «поддельные новости».

Со всей справедливостью можно предположить, что некоторые из этих методов применялись для воздействия на национальные выборы, прошедшие на днях в двух странах. В Латвии на всеобщих выборах пророссийская партия получила достаточное количество голосов, чтобы войти в состав правительства и оказывать влияние на западные институты изнутри.

А избрание в Президиум Боснии и Герцеговины союзника Москвы Милорада Додика (Milorad Dodik) серьезно усложнит этой стране, которая является одним из гарантов мира на Балканах, путь к преодолению ее глубоких внутренних разногласий или постепенного вступления в НАТО.

Чтобы соединить все эти точки, нам необходимо связать их с переговорами между двумя другими балканскими странами, Сербией и Косово, об инициативе по «исправлению» их границы. Хотя конкретные предложения еще не сделаны, по сути этот процесс подразумевает перемещение некоторых муниципалитетов с преимущественно сербским населением в Сербию, а с албанским большинством, по всей вероятности, в Косово.

Многим эта тема совершенно не знакома и может показаться несущественной. Многие западные правительства ею не интересуются. Официальные лица в Брюсселе и Вашингтоне заявляют о своем потенциальном согласии в том случае, если эти меры ни на что не повлияют. Но проблема как раз в этом и заключается: таких последствий будет много.

Россия активно поддерживает изменение границы. Великобритания настроена скептически. И только Германия пока выступает решительно против. Как сказал министр иностранных дел Германии: «Это может потревожить слишком много старых ран».

Еще в 2010 году, выполняя обязанности министра иностранных дел, я многократно проводил на Балканах рабочие встречи и каждый раз пытался убедить всех заинтересованных лиц в том, что «сегодняшний вариант карты окончательный», и что у них не должно возникать даже мысли о том, чтобы ее исправить. Западу следовало бы присоединиться к мнению Берлина. Как только станет возможным «скорректировать» одну границу, появится оправдание для изменения многих других.

Для некоторых боснийских сербов мысль о том, что границы в регионе можно подвергнуть изменениям, является стимулом к попытке завершить расчленение страны по этническому признаку, предпринятое в 1990-е годы и повлекшее за собой человеческие жертвы. Что касается России, то у нее наготове целый список границ, которые следует «исправить».

Может быть, в состав России официально войдут Абхазия и Южная Осетия, оторванные ею от Грузии десять лет назад? А может, стоит обострить назревающий между Венгрией и Украиной спор, выдвинув предположение о том, что этническим венграм, вероятно, тоже понадобится «исправить» свою границу? А как насчет стран Балтии, где проживает большое количество этнических русских — ведь и им можно подкинуть идею с «поправками»?

Россия без колебаний будет всячески способствовать тому, чтобы этот ящик Пандоры открылся, поскольку, вероятнее всего, это приведет к ухудшению отношений между странами, которые в противном случае могли бы выстраивать более стабильное и процветающее будущее в рамках обширной западной структуры. Для Москвы это достаточно веская причина, чтобы мобилизовать свои ресурсы и скоординировать стратегию.

Британцы, в настоящий момент обеспокоенные политикой Брексита, могут спросить, почему это важно для нас. И я назову три причины. Во-первых, потому, что, если мы не займем твердую позицию по такого рода вопросам, мы тем самым дадим миллионам жителей легко уязвимых европейских стран повод думать, что они навсегда застряли в нейтральной полосе стагнации, а их лидеры получают вознаграждение за то, что подливают масла в огонь давних раздоров вместо того, чтобы находить новые пути совместной работы.

Во-вторых, предпринятое Россией систематическое ослабление Западной Европы — наряду с поддержкой разрушительных националистических партий по всему континенту — начинает затрагивать и сам альянс НАТО, который уже 70 лет служит основой нашей безопасности. Наконец, слабость перед лицом такой деятельности приведет к еще более серьезной конфронтации в будущем: на чьей границе и в какой стране — мы пока не можем предсказать.

Следует отдать должное проницательности Терезы Мэй (Theresa May) и Джереми Ханта (Jeremy Hunt), проявленной в их выступлениях касательно России, а также британским спецслужбам, которые первыми разоблачили эти жестокие и неприемлемые действия. Великобритания старается, как и прежде, активно содействовать будущей стабильности на Балканах и обеспечению безопасности союзных стран Балтии.

Но теперь к этому важно добавить четкое представление о происходящем, объединенные усилия по борьбе с этой угрозой и категорическое неприятие попыток перекраивать залитую кровью карту Восточной Европы.

Великобритания. Евросоюз. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 октября 2018 > № 2759144 Уильям Хейг


Вьетнам. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 октября 2018 > № 2759127

VTV News (Вьетнам): Отношения России и Вьетнама глазами посла Нго Дык Маня

Посол Вьетнама в России Нго Дык Мань дал интервью газете «Вьетнам Ньюз». Оказалось, что посол долгое время учился в России, был знаком со многими политиками, а самое главное — он сильно проникся русской культурой. «Возвращение в Россию — огромная честь для меня, я как будто вернулся к старому другу». Сейчас его основная задача — развивать российско-вьетнамские отношения во всех сферах.

Ча Нгуен ( Trà Nguy?n), VTV News, Вьетнам

Чрезвычайный и полномочный посол Вьетнама в Российской Федерации — Нго Дык Мань — дал интервью по случаю 30-й Дипломатической конференции.

Газета «Вьетнам Ньюз»: Как вы на настоящий момент оцениваете отношения Российской Федерации и Вьетнама?

Нго Дык Мань: За последние семьдесят лет, начиная с установления дипломатических отношений в 1950 году, установления стратегического партнерства в 2001 году и с началом в июле 2012 года всеобъемлющего стратегического партнерства, сотрудничество между двумя странами прошло через сложное испытание временем, став достоянием двух народов. Оно стремительно растет во всех направлениях и развивается во всех сферах.

С каждым днем уровень доверия в политических отношениях растет со стремительной прогрессией, благодаря программам обмена делегациями и постоянным двусторонними общением на всех уровнях, особенно на высшем, а также благодаря осуществлению консультаций и стратегическим диалогам. Мы развиваем отношения с РФ по всем каналам, во всех сферах, начиная с партийной и государственной дипломатии и заканчивая сотрудничеством на региональном уровне, народной дипломатией, уделяя особенное внимание созданию дружественной атмосферы между народами двух стран. Особенно хотелось бы отметить искреннее желание двух народов сплотиться и действовать сообща. Обе страны также сотрудничают и поддерживают друг друга на многосторонних форумах, таких как ООН, АТЭС, АСЕМ, АСЕАН — Россия.

Не так давно ныне покойный президент Вьетнама — Чан Дай Куанг — с официальным визитом в июне 2017 года посещал Россию, в свою очередь президент Путин посетил форум АТЭС, проходящий в Дананге, и присутствовал на встрече на высшем уровне в ноябре 2017 года, тем самым поспособствовав развитию партнерских стратегических отношений между двумя странами, сделав их более глубокими и результативными.

Торгово-экономическое сотрудничество и капиталовложение продолжают динамично развиваться. Партнерские проекты в нефтегазовой сфере успешно процветают в обеих странах, особенно совместное предприятие «Вьетсовпетро», созданное в 1981 году и работающее по сей день, по-прежнему является символом вьетнамско-российского сотрудничества. Это основой сектор добычи и эксплуатация нефти и газа во Вьетнаме. Расширение сотрудничества в области сборки и автомобилестроения обещает внести позитивные изменения в экономические отношения между Вьетнамом и Россией.

После того, как соглашение о свободной торговле между Вьетнамом и Евразийским экономическим союзом официально вступило в силу в октябре 2016 года, товарооборот двух стран вырос более чем на 30% в год (согласно данным за 2017 год товарооборот увеличился до рекордных 5,2 миллиарда долларов, что является самым высоким показателем с 1991 года. Согласно статистическим данным Вьетнама, за первые 6 месяцев 2018 года двусторонний товарооборот достиг 2,3 миллиарда долларов, что на 42% больше, чем в 2017 году, из которых экспорт Вьетнама в Россию достиг 1,24 миллиарда долларов, что составляет 24%, и импорт составил 1,06 миллиарда долларов, что является 59,5%).

Что касается инвестиций, помимо сотрудничества в области нефти и газа, то по состоянию на июнь 2018 года на территории Вьетнама находится 117 проектов РФ. Их общий уставной капитал составляет почти 1 миллиард долларов. У Вьетнама же, в свою очередь, на территории России расположено 22 инвестиционных проекта, общий капитал которых составляет около 3 миллиардов долларов. Компания «Тру Милк Груп» (True Milk Group) инвестировала более 2 миллиардов долларов в проекты по молочному животноводству и переработке молочной продукции в Москве и Калуге. Содействуя успешному сотрудничеству в области традиционной энергетики, обе стороны активно изучают и реализуют проекты по сотрудничеству в области возобновляемой энергетики, посевного материала и пестицидов для сельского хозяйства. Сотрудничество в производстве медицинского оборудования и лекарств, поиск лекарства от рака, изучение восточной медицины считаются перспективными направлениями.

Отношения в области национальной обороны и безопасности между Вьетнамом и Российской Федерацией вышли на новый этап развития, более глубокий и эффективный. Сотрудничество проявляется в подготовке кадров, поставках вооружения и оборудования. Россия является самым надежным и перспективным партнером в военном сотрудничестве. Фактически, Россия предоставила Вьетнаму разнообразные виды вооружения и в настоящий момент расширяет сотрудничество в области обслуживания вооружения; осуществляет передачу технологий, уделяет особенное внимание оказанию помощи в обучении, отправляет специалистов во Вьетнам для обучения наших сотрудников.

Примечательно, что в последнее время отношения между регионами развиваются и с каждым днем становятся все более продуктивными, огромное внимание уделяется сотрудничеству в сфере экономики, торговли, капиталовложений, культуры и образования.

Говоря об образовании, важно сказать, что за последние годы российское правительство предоставило почти 1000 стипендий вьетнамским студентам, обучающимся в российских университетах. Количество вьетнамских студентов, кстати, значительно возросло по сравнению со странами бывшего Советского Союза. Области туризма, культуры, программы обмена по-прежнему сильны. Обе стороны часто организуют дни культуры и культурные недели, выставки, семинары, на которых все желающие могут узнать новое о странах и народах.

Количество российских туристов во Вьетнаме по-прежнему доминирует по сравнению с Европой. В 2017 году более 600 тысяч российских туристов отправились во Вьетнам, а за первые шесть месяцев 2018 года цифра достигла 338 393 человек, что на 7,9% больше, чем за тот же период прошлого года. Напротив, десятки тысяч вьетнамцев за последние два года посетили Россию, особенно приток туристов увеличился во время недавнего Чемпионата мира. Многие вьетнамские фанаты отправились в Россию, чтобы посмотреть игру любимых команд.

— Вьетнамские ученые и востоковеды отметили, что торгово-экономические отношения и инвестирование между Вьетнамом и Россией не соизмеримы с хорошими политическими отношениями между двумя странами. Что вы думаете об этих замечаниях, учитывая, что в отношениях двух стран есть и так называемые слабые места. И я также задам следующий вопрос: какие вы видите меры по дальнейшему развитию отношений между двумя странами в ближайшем будущем, особенно в области экономики?

— Как посол Вьетнама в РФ, я очень беспокоюсь по поводу данной проблемы. Оглядываясь на конкретные цифры, особенно смотря на приверженность высших руководителей двух стран к достижению двустороннего товарооборота, к 2020 году он должен составить 10 миллиардов долларов, но до 2020 года осталось не так много времени. Необходимо, чтобы заинтересованные учреждения и предприятия двух стран, включая посольства, приложили все усилия для достижения поставленных целей.

На мой взгляд, обе стороны должны активно искать новые методы сотрудничества, которые в дальнейшем принесут огромную пользу обеим сторонам, и постараться развивать сотрудничество так, чтобы добиться максимальной эффективности. Во-первых, синхронное и плодотворное осуществление соглашений о сотрудничестве между двумя странами требует решительного содействия и срочности министерств, секторов и местностей. Во-вторых, необходимо повысить роль Межправительственной комиссии по функционированию, расширить и укрепить диалог и надзор министерств Национального собрания двух стран по отношению к подписанию соглашений. В-третьих, необходимо улучшить административные процессы и условия командировок на территорию двух стран. И особенно необходимо разработать новые методы для активизации торговли и эффективному осуществлению российских проектов во Вьетнаме; а также методы по укреплению программы обмена сотрудниками.

Таким образом, в 2019 году обе страны организуют перекрестный год — «Год Вьетнама в России» и «Год России во Вьетнаме». Нам необходимо разработать основные принципы, продумать план и активизировать проект при активном участии министерств, задействовав все отрасли и связанные с ними регионы. Больше внимания следует уделить пропаганде деятельности общественных организаций и сообществ, необходимо повысить уровень студенческого обмена, чтобы помочь молодежи наладить дружеские отношения между двумя народами, складывающиеся на протяжении семидесяти лет. Нам необходимо создать импульс для развития двусторонних отношений в ближайшее время.

— Вы можете рассказать подробнее о «проблемных местах», которые препятствуют развитию торгово-экономических отношений между двумя странами, а также о методах их преодоления?

— Я считаю, что нынешние «узкие места» состоят в том, что у нас нет эффективных механизмов для развития потенциала и сильных сторон каждой страны. Трудно экспортировать морепродукты и тропические фрукты в Россию, а у Вьетнама в этой области определенные преимущества. Чтобы проникнуть в торговую сеть России, необходимо преодолеть определенные барьеры, такие как санитарные нормы, а также получить доступ к сети супермаркетов. Во-вторых, существует нехватка информации между двумя странами, так что в торговых транзакциях у нас недостаточно доверия.

Поэтому, чтобы облегчить предприятиям двух стран сбор информации друг о друге, необходимо увеличить прямые транзакции и постепенно исключить промежуточные расходы, нам необходимо активизировать деятельность по торговому содействию, т.е. проводить семинары, конференции, выставки, активно подключать для этого СМИ; необходимо создать центр содействия торговле, импорту и экспорту. Открытие российского экспортного центра во Вьетнаме и осуществление эффективной деятельности поможет российским предприятиям изучить рынок экспорта российских товаров во Вьетнам, что поможет нам, вьетнамцам, в дальнейшем взять пример и учиться, оглядываясь на эту модель. С другой стороны, необходимо разработать эффективные механизмы для решения торговых споров в соответствии с международной практикой и законами двух стран.

Другая проблема, которая требует срочного решения, — это оплата. Как мне кажется, в нынешнем контексте с относительной стабильностью рубля и вьетнамского донга нам необходимо открыть каналы оплаты в национальной валюте двух стран. Центральные банки двух стран должны предоставлять такие гарантии. Что касается содействия местному сотрудничеству и туризму, обеим сторонам необходимо организовать больше чартерных рейсов в туристические места Вьетнама и России.

Наши регионы должны быть более активными в продвижении товаров, на которых они специализируются. Необходимо привлечение команды гидов, обладающих безупречными знаниями и пониманием русской культуры. Только после этого мы сможем представить российским туристам уникальные культурные особенности нашей страны. Кстати, особенно популярны среди русских такие курорты, как Фукуон, Биньтхуан, Нячанг и Куангнинь.

— В настоящее время вьетнамская молодежь склонна следить за культурой и подражать образу жизни Запада и Кореи… Но между тем, русская культура и русский язык укоренились в умах вашего поколения, ведь очень много кто жил, учился и работал в течение многих лет в России. Сейчас кажется, что старшее поколение не сильно заинтересовано в образовательном процессе молодежи. Это недостаток России и Вьетнама, ведь в двух странах нет пропаганды культур друг друга.

— Действительно, прошел пик культурного обмена, обмена кадрами и спортивными мероприятиями между двумя странами. Наше поколение видело много фильмов, выпущенных известными советскими киностудиями, такими как «Ленфильм» и «Мосфильм», наслаждалось прекрасной русской культурой, читало произведения классической литературы или же русской военной литературы. Переводчики со знанием русского языка очень ценились во Вьетнаме.

В частности, многие вьетнамцы направились в Советский Союз и стали хорошими специалистами, которые затем вернулись на службу на родину во Вьетнам. Мы наслаждаемся достижениями советского прошлого и в настоящее время. Хотя число студентов, отправляемых в Россию, составляет почти 1000 человек в год, оно выше советского периода (всего на 500-600 человек). Но надо заметить, что сейчас в кинотеатрах Вьетнама уже не показывают русские фильмы.

В России очень много различных жанров искусства, например балет, так обожаемый вьетнамцами, или же российский спорт, в котором очень много достижений на мировом уровне, но между двумя странами сейчас довольно низкий уровень культурных программ.

Поэтому, во-первых, должен быть разработан специальный план сотрудничества между странами в области культуры и спорта для расширения обмена в этих областях.

Во-вторых, необходимо взять на себя инициативу в организации культурных и спортивных обменов между двумя странами; показывать российские литературные и художественные произведения на сцене, в кинотеатрах и в средствах массовой информации; необходимо привлечь больше вьетнамской молодежи для учебы в России, чтобы понять суть российского образования. С другой стороны, необходимо создать сеть российских студентов, специальное сообщество во Вьетнаме, которое сфокусируется на привлечении молодежи двух стран.

— Как вы отреагировали на новость, что в следующем год будет перекрестным? По вашему мнению, что может сделать посольство для организации этого дружественного мероприятия в 2019 году?

— Перекрестный год, то есть «Год России во Вьетнаме» и «Год Вьетнама в России» — огромное событие, имеющие важное значение для укрепления сотрудничества между двумя странами. В его организации примут участие многие министерства, оно затронет многие отрасли и регионы. Это не только культурный обмен, но и обмен делегациями на высшем уровне, обмен опытом. Будут проведены мероприятия по содействию в торговле, туризме и капиталовложении.

Узнав о предстоящем событии, посольство успело проинформировать местные власти о ситуации в России, отношениях между двумя странами, дало несколько рекомендаций о том, как организовать наши действия в этом году. Я лично встретился с чрезвычайным полномочным представителем президента России по культуре, чтобы обсудить программу 2019 года. Я лично посетил такие места, как Башкирия, Татарстан, Санкт-Петербург; с рабочим визитом посетил Москву, Калугу, Иркутск, Санкт-Петербург, чтобы изучить возможность сотрудничества между регионами России и Вьетнама, чтобы способствовать созданию и развитию отношений между регионами двух стран, особенно это важно в рамках подписания договоров о сотрудничестве.

Мы договорились, что делегация из провинции Куанинь посетит Иркутск, и там будет подписан договор о сотрудничестве между двумя регионами. В Санкт-Петербурге по случаю 95 годовщины приезда Хо Ши Мина в Россию будет организована серия мероприятий с участием делегации из города Хошимина, возглавляемой секретарем городского комитета партии Нгуен Тхиен Няном.

Также важно сказать, что, посольство активно участвовало в разработке планов и программ по подключению населенных пунктов и составлению программы мероприятий в 2019 году для дальнейшего ее представления компетентным органам и утверждения.

— Вьетнамская диаспора в Российской Федерации не так велика и составляет всего 100 тысяч человек. Несмотря на то, что вьетнамцев не так много, их влияние довольно сильное, важно заметить, что они внесли позитивный вклад в развитие страны. Можете сказать несколько слов о защите прав вьетнамцев в России? Многие вьетнамцы довольно долго мечтают получить юридические права и стать полноценными гражданами Российской Федерации. Можете ли вы объяснить роль посольства в этой процедуре?

— Защита граждан, проведение общественной работы — это одна из главных задач посольства. Мы рады, что многие вьетнамцы живут и работают в России. Многие из них остаются в России и получают официальное гражданство, женятся, как на вьетнамцах, так и на русских. Скажем так, после этого рождается второе поколение вьетнамцев, оно здесь растет, воспитывается, учится и активно участвует в экономической и социальной жизни России. Естественно, необходимо сказать, что российское правительство создает благоприятные условия для того, чтобы наш народ комфортно жил и работал в территории России. Однако на практике все еще есть случаи нарушения дисциплины и даже закона.

Посольство регулярно получает всю необходимую информацию и оперативно предпринимает меры, чтобы устранить возникшие трудности и поддержать граждан Вьетнама и предоставить все необходимые документы для решения проблем с местными властями. Проблема заключается в основном в том, что многие вьетнамцы не знают русского языка, а также местных законов, благодаря которым они могут получить гражданство.

Некоторые из них по разным причинам нарушили российский закон о нахождении на территории страны, и в свою очередь посольство создало благоприятные условия для депортации. Согласно российскому законодательству (закон от 31 мая 2014 года) те, кто приехал в Россию и пробыл непрерывно на ее территории свыше 180 дней, для депортации должны приобрести визу типа ТР1, в чем и помогает посольство. Стараясь войти в экономическое положение большинства вьетнамцев, мы постараемся скоординировать действия, чтобы облегчить их выезд из России.

— Вопрос легализации документов безусловно важен, но более важным является преобразование деловой практики для адаптации к нынешней ситуации в России. По вашим словам на настоящий момент модель рынка устарела, как изменить и скоординировать бизнес наших соотечественников в России?

— Я думаю, что модель рынка останется такой же, главное, чтобы наши соотечественники вели бизнес и торговлю по закону, то есть соблюдая все законодательные акты РФ, в том числе оплачивая жилье, выплачивая налоги, предоставляя лицензию о происхождении товаров… Способ это делать «подпольно» неприемлем, и выставляет вьетнамскую диаспору в плохом свете.

В основном, существует много новых моделей и способов ведения бизнеса, таких как открытие ресторанов вьетнамской кухни, которые во многих городах России ассоциируются с фразой «вкусно и дешево», создание вьетнамских швейных фабрик в России сейчас на самом пике процветания, потому что вьетнамские рабочие умелые, трудолюбивые, и у россиян большой спрос на продукцию вьетнамского производства.

В настоящем, а также в будущем невозможно поддерживать «нелегальные швейные мастерские». Я думаю, что все больше и больше швейных фабрик будут действовать по закону в соответствии с местными требованиями, такими как заводская лицензия, трудоустройство, уплата налогов, соблюдение прав интеллектуальной собственности. Сейчас на рынок выходят вьетнамские производители. Все это помогает вьетнамцам жить и стабильно работать на протяжении многих лет.

— Вы довольно много лет уже живете в России, закончили бакалавриат и докторантуру МГУ им. М.В. Ломоносова. Вы также три раза были избраны как член Национального собрания и несколько раз приезжали в Россию по работе. В частности, на этот раз вы приехали в Россию в качестве чрезвычайного полномочного посла Вьетнама в России. Можете ли вы поделиться с нашими читателями самым глубоким впечатлением о России?

— Возвращение в Россию в качестве посла Вьетнама — огромная честь для меня, я как будто вернулся к старому другу. Я был связан с Россией с юношества, и теперь самое время внести свой вклад в отношения между двумя странами. В моем сердце полно воспоминаний о России, о учителях, о российских политиках.

Помимо рассказов о создании мира, красивых пейзажах, добродушных русских, с Россией у меня связано глубокое впечатление о культуре чтения. Русские могут читать повсюду и в любое время, в метро, в автобусах, пока ждут свою вторую половинку в парке. Сейчас я замечаю, что культура чтения русского народа снижается. Сейчас россияне, особенно молодые люди, больше пользуются планшетами, смартфонами и Интернетом, в поисках новой информации. Размышляя на эту тему, я понимаю, что культура чтения повлияла и на образ жизни. Раньше после занятий, как российские, так и иностранные студенты спешили в читальные залы или библиотеки. Извините, но сейчас я такого ни разу еще не заметил.

У меня много прекрасных воспоминаний, связанных и с моими учителями. Мой научный руководитель, который курировал мою квалификационную работу, был мне близким другом, почти отцом. Он научил меня как читать, как нужно учиться, как рассуждать и размышлять над каждой проблемой. У меня много впечатлений и от государственных политиках. Мне довелось встретиться с Мельниковым — первый заместитель председателя ЦК Коммунистической партии Российской Федерации, первый заместитель председателя Государственной Думы ФС РФ, — и я подарил ему нашу совместную фотографию. Также я встретился с господином Шевченко, который на сегодняшний момент исполняет обязанности губернатора Иркутской области (в статье допущена ошибка, губернатор — С. Г. Левченко — прим. ред.). Это был первый политический деятель, с которым мне удалось познакомиться в мои первые годы жизни в Москве по работе. После рабочих переговоров, он пригласил меня в свой кабинет и показал мне свои фотографии, сделанные несколько лет назад, когда он был во Вьетнаме в провинции Бенче в 2014 году.

В частности, я глубоко впечатлен президентом Путиным, которому я имел честь представить свои верительные грамоты. Я стоял с ним совсем близко и заметил, какие яркие и умные у него глаза, а улыбка немного ироничная. Когда он узнал, что я вьетнамский посол, он очень обрадовался, как будто я был его старым другом. Он тут же стал вспоминать свои поездки во Вьетнам. Президент Путин говорит очень мало и только по делу.

— Спасибо, что уделили нам время! Желаем вам здоровья и дальнейших успехов в вашей работе.

Вьетнам. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 октября 2018 > № 2759127

Полная версия — платный доступ ?


Азербайджан. Армения. Грузия. ЕАЭС. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > dn.kz, 12 октября 2018 > № 2755544 Юрий Сигов

Кавказский ветер перемен

Вокруг Нагорного Карабаха может вспыхнуть полномасштабная война, а Грузия станет еще активнее проситься в НАТО

Юрий СИГОВ, ВАШИНГТОН

Наверное, нигде, кроме региона Большого Кавказа, не возникало столько проблем и конфликтов после распада СССР. Какие-то из них на время затихали, какие-то вспыхивали с новой силой до полномасштабного военного столкновения. А какие-то не только так и не нашли за эти годы своего решения, но и грозят перевернуть весь регион еще не раз с ног на голову фактически в любой момент. Вспомните, что творилось еще сравнительно недавно в Чечне и Ингушетии, в Абхазии и Южной Осетии, в Нагорном Карабахе и вокруг него. А ведь есть еще непримиримая ненависть Азербайджана и Армении, полное политическое затмение между Россией и Грузией, а также наличие двух мало кем признанных республик в регионе и одной - никем непризнанной, кроме Армении.

Также, думаю, показательно, что за все это время кто только не пытался и под "каким соусом" решать кавказские проблемы. Создавались какие-то никому не нужные и ни на что не влияющие переговорные группы, посылали десятки наблюдателей, советников и помощников разных третьесортных чиновников. Проводились даже многочисленные встречи на высшем уровне - что между президентами и премьерами самих конфликтующих сторон, что при помощи разного рода "доброжелателей". И что? Да все то же самое - регион остается крайне взрывоопасным, новая полномасштабная война там может вспыхнуть в любой момент. А каким образом из этого всекавказского тупика выбираться - неведомо никому.

К тому же в последние несколько месяцев усилились на Кавказе сразу три очень любопытные тенденции. Первая - Азербайджан стал очень даже сильно заигрывать с Россией, считая, что время освобождать Нагорный Карабах "как раз пришло". Армения же, напротив, от России теперь будет все дальше отдаляться, и, скорее всего, именно это может привести к новой войне вокруг Нагорного Карабаха. А Грузия сделает все возможное, чтобы как можно быстрее если не полностью вступить в ряды НАТО, то как минимум добиться размещения на своей территории воинских подразделений этого альянса.

Баку намерен решить проблему Карабаха. И ничто его на этом пути не остановит

Как известно, Азербайджан не просто находится с 1994 года в состоянии "временно приостановленной войны" с Арменией, но и неоднократно выражал желание вернуть себе непризнанную Нагорно-Карабахскую республику (которая поддерживается только Арменией и многочисленной армянской диаспорой по всему свету). Соответственно под это все прошедшие годы Баку закупал новейшее оружие (в том числе и у России - якобы союзника Армении), готовил свои вой-ска к возвращению силой утраченных в войне 1992-94 годов земель. А также стремился добиться полной дипломатической изоляции Еревана на международной арене именно из-за оккупации Нагорного Карабаха.

В свою очередь Армения называла Азербайджан "агрессором", обещала отразить любые атаки на Карабах, и с помощью главным образом денег, собираемых по всему миру армянской диаспорой, наладить в Карабахе нормальную, обычную жизнь для тех, кто там остался (а это - практически стопроцентно только армянское население). Также надо помнить, что Армения все это время была активным членом ОДКБ (куда Азербайджан не входит), плюс на ее территории размещены примерно пять тысяч российских военнослужащих.

Что, по расчетам официального Еревана, должно было гарантировать безопасность Армении как в случае возможного нападения со стороны Азербайджана, так и соседней Турции. То, что сама российская военная база именно в боевом отношении вряд ли будет участвовать в потенциальных сражениях между армиями Армении и Азербайджана, принималось за данное изначально. А вот Турцию эта база якобы могла бы "мирно отвадить" помогать Азербайджану в случае возникновения военного конфликта на Кавказе. И даже если учесть, что по своей мощи эта база может быть теми же турками довольно быстро уничтожена, это было бы уже объявлением войны не Армении, а России - а это совсем другие последствия и возможное развитие дальнейших событий.

Теперь же ситуация меняется в регионе довольно существенно. Прежде всего, видя весьма открытые и недвусмысленные по своей сути действия нового армянского руководства по отношению к России, в Азербайджане решили, что лучшего шанса для возвращения Нагорного Карабаха не дождаться. Президент Ильхам Алиев зачастил с визитами в Россию, Азербайджан подал заявку на статус наблюдателя в ШОС (хотя вся эта чисто канцелярская возня - просто пустая трата времени: ни сама организация эта в мире ни на что не влияет, да и статус "наблюдателя" в ней - так, лишняя должность для пары соответственных чиновников из МИДа).

К тому же ШОС находится практически под контролем Китая, и любые, даже минимальные заявления или решения этой структуры без ведома китайцев не принимаются. А до проблем Кавказа Пекину (по крайней мере, на данном этапе)- как до очень блекло мерцающей в небесах планеты на самой дальней орбите. Что касается нового "Шелкового пути", то китайцы его продолжат прокладывать и без Азербайджана с Арменией, до которых им нет никакого дела. Да и влезать в меж- армянско-азербайджанские разборки по Карабаху Пекин явно не станет.

Другой вопрос - это попытка войти в Евразийский союз, где Армения уже состоит, а Азербайджан она ни при каких условиях обещает туда не допустить. Или ОДКБ, в которой Армения вроде как играет одну из ведущих ролей (по крайней мере, чисто номинально). А вот Азербайджан по своим границам окружен именно странами, принадлежащими этой организации. И лишь с Грузией и Ираном у него относительно "нейтральные" границы. Так вот ни в одну из этих структур Баку вступать не намерен, но зато самым активнейшим образом развивает в последние месяцы отношения с Турцией. Которая уже пообещала в случае резкого обострения ситуации вокруг Нагорного Карабаха "принять соответствующие меры".

В этой обстановке основная ставка Азербайджаном будет делаться именно на то, что у России сегодня пусть и "сквозь зубы", но сохраняется некое подобие взаимодействия с Турцией (о сотрудничестве речи даже быть не может) по Сирии. А с другой, значительно - причем на высшем уровне - ухудшаются отношения между Россией и Арменией. И в этом случае судьба Нагорного Карабаха при расширении конфликта в регионе выглядит уже далеко не так однозначно, как это было еще в начале нынешнего года.

Армения рвется в Европу (точнее, ее руководство). Ну как ей это можно запретить?

Крайне специфически, если не сказать больше, развиваются нынче отношения России и Армении, а также контакты Еревана с Европой. После смены власти в этой кавказской республике налицо две тенденции. Одна - явное стремление армянского нового руководства, которое было приведено к своим должностям не просто "улицей", а влиятельной армянской диаспорой (особенно проживающей в США и Франции) сделать ставку на развитие полномасштабных отношений с Европой. Первую скрипку в этом процессе уготовано сыграть Франции, да к тому же нынешняя сессия международной организации Франкофонии проводится именно в Ереване.

Параллельно с этим армянское руководство делает все возможное, чтобы показать свой именно политический отход от поддержки России на любых международных плошадках. Это и отмена празднования Дня Победы 9 Мая (зачем, если в Европе его отмечают 8 мая?- говорят в Ереване). Это и готовность Армении присоединиться к антироссийским санкциям коллективного Запада по так называемому "делу Скрипаля" (это, кстати, будет за исключением Украины первый случай, когда ближайший союзник (вроде бы) России на постсоветском пространстве присоединится к санкциям против Москвы!)

Армянский руководитель Пашинян недавно буквально "выцыганил" у "доброго российского президента" самые низкие цены на закупку газа на всей постсоветской территории (они такие у России только для Белоруссии, но с ней и отношения иные). К тому же Армения выразила готовность расширять свое сотрудничество с НАТО, хотя и входит в ОДКБ, где играющая главную роль Россия для этого самого Североатлантичесокго альянса - враг номер один.

Не все так просто в этой связи и в вопросе будущего Нагорного Карабаха. Нынешний армянский руководитель выступает за то, чтобы включить его в состав Армении, а та самая Минская группа (она состоит из представителей России, ЕС и США) по-любому ни на что не влияет, проблему не решает, и вся эта "непризнанность" Нагорно-Карабахской республики может продолжаться десятилетиями. Так зачем, спрашивается, этот политический спектакль до бесконечности затягивать, если можно просто включить Нагорный Карабах в состав единой Армении?

То, что за этим последует полномасштабная военная операция со стороны Азербайджана (и не исключено - Турции), похоже, армянским начальством пока не особо принимается во внимание. Но то, что в этом случае российская военная база будет защищать армянские интересы в регионе - еще очень большой вопрос. И чем дальше первые лица в Ереване будут "приближаться к Европе", тем больше шансов на то, что они поставят на карту само существование Армении как независимого государства (с Карабахом или без такового).

Тбилиси с удовольствием бы присоединил Грузию в качестве 51-го штата США. Но Америка далеко, а Европа как-то не особо стремится на ее защиту от "российской агрессии"

Несколько особняком в кавказских делах стоит Грузия. Начнем с того, что это единственная постсоветская страна, которая разорвала дипотношения с Россией и вышла из СНГ (даже Украина при всей риторике тамошнего руководства ни на то, ни на другое пока не идет). Также показательно, что Грузия - единственная республика на Кавказе, которая официально закрепила в своем политическом курсе стремление вступить не в какую-то оторванную от реалий "единую Европу", а именно в НАТО.

Важно и то, что Грузия пытается использовать любые возможности взаимодействия с НАТО по всем каналам - от участия в рядах войск коалиции в боевых действиях в Ираке и Афганистане до перехода на натовские форматы вооружений, размещение у себя на территории отдельных объектов под натовской "крышей". И обучения своих курсантов и офицеров в натовских высших военных учебных заведениях.

Принципиально и то, что натовское руководство уже не снимает с повестки дня "грузинский вопрос о вступлении" по причине неурегулирования территориальных проблем, которые имеет Грузия (а так именуется существование независимых под российским патронажем Южной Осетии и Абхазии). То есть если полного членства в НАТО Тбилиси, скорее всего, пока не дождется, то некое "промежуточное положение" в структурах альянса она вполне может заработать.

А это, в свою очередь, даст возможность Грузии не просто более тесно интегрироваться в натовские военные структуры, но и размещать на своей территории воинские подразделения альянса. Да, это вызовет соответствующую реакцию со стороны России, но тогда ей уже придется ссориться (хотя куда уж более!) не столько с самой Грузией, сколько с самим НАТО и теми "тяжеловесами" по типу США, Германии или Франции, которые там всем заправляют.

С точки зрения чисто региональной политики, у Грузии очень хорошие отношения с Азербайджаном. Она получает оттуда нефть и газ и в отличие от Армении практически не зависит вовсе от поставок энергоносителей из России. Нормальные отношения у Тбилиси и с Казахстаном. А вот с Арменией они больше похожи на чисто соседские (хотя были времена, когда население Тбилиси почти на 60 процентов состояло из этнических армян). И в случае новой вспышки конфликта вокруг Нагорного Карабаха Грузия, скорее всего, будет на азербайджанской стороне.

Также показательно, думаю, и то, что в Грузии очень сильно за последние 10-15 лет усилились позиции Турции. В Аджарии турецкие рабочие возводят целый комплекс инфраструктурных объектов, в некогда чисто христианской республике стремительно увеличивается число ьмечетей. А граница между Батуми и турецкими КПП - одна из самых загруженных на всем Кавказе.

Немаловажен здесь и чисто энергетический аспект всей кавказской мозаики. Для Азербайджана именно Грузия- самый быстрый, надежный и удобный транзит энергетических ресурсов в Турцию и далее в Европу. Если когда-нибудь и при каких-то властях удастся перебросить центральноазиатские энергетические ресурсы под дном Каспия к берегам Азербайджана, то опять-таки именно Грузия и ее порты станут в этом деле главными перевалочными пунктами.

И без Нагорного Карабаха территорию Армении все что существующие, что планируемые на Кавказе энергетические маршруты обходят. Поэтому новому руководству Армении придется приложить огромные усилия, если страна хочет как-то к "большой энергетике Кавказа" каким-то концом прислониться. Но ценой этому может стать возвращение Азербайджану Нагорного Карабаха, чего ни один армянский руководитель - что пророссийски настроенный, что ее не переваривающий - допустить не решится. А значит, Грузия по-прежнему может оставаться главным транзитным игроком в "большую энергетику" региона, даже если в Нагорном Карабахе вновь вспыхнет большая война.

В любом случае на Большом Кавказе грядут серьезные изменения, которые неизбежно затронут и интересы стран Центральной Азии. Это не только энергетика, но и взаимодействие в различных постсоветских организациях, включая военно-политические и экономические интересы. А соответственно, и стремление как можно дальше уйти от всего постсоветского и как можно быстрее состыковаться с чем-то "едино-европейским и североатлантическим" - скорее всего, долгосрочный курс всей кавказской тройки государств. Которые еще сравнительно недавно в историческом измерении жили совсем другой жизнью и прямо противоположными нынешним планами на будущее...

Азербайджан. Армения. Грузия. ЕАЭС. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > dn.kz, 12 октября 2018 > № 2755544 Юрий Сигов


Туркмения. Азия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > carnegie.ru, 11 октября 2018 > № 2759522 Рафаэль Саттаров

Диджей, Рэмбо и отец туркмен. Зачем нужны забавные ролики о президенте Туркмении

Рафаэль Саттаров

Руководству Туркмении стало нечего предложить людям. Раньше телевизионная пропаганда показывала визиты высоких иностранных гостей, инвесторов, переговоры с международными энергетическими компаниями. Но теперь ничего такого в Туркмении не происходит. Позитивным контентом остаются только развлечения президента, который единственный в этой системе может получить все, что пожелает

В последнее время даже те, кто совсем не интересуется ни Туркменией, ни Средней Азией, видели в сети забавные видео с туркменским президентом Гурбангулы Бердымухамедовым. В роликах, ставших практически вирусными, этот многогранный творческий человек проводит спортивные тренировки с министрами, собирает автомобили и потом гоняет на них, поет, сочиняет стихи. Особой популярностью пользуются его встречи с военными, где Бердымухамедов в образе героев американских боевиков показывает мастерство выстрела, пока подчиненные почтительно записывают каждый шаг президента в свои блокноты.

Такие ролики появились в 2013 году и с тех пор стали поступать из Туркмении регулярно. Их популярность обеспечивают, с одной стороны, провластные пропагандисты, а с другой – оппозиционная редакция «Хроники Туркменистана», охотно троллящая таким образом туркменские власти. Этот троллинг можно считать успешным – зарубежная аудитория с удовольствием смотрит видео, которые настолько абсурдны, что не укладываются в самые смелые представления о перегибах культа личности. Комичность ситуации портит только то, что ролики с Бердымухамедовым диджеем, поэтом и гонщиком – это проявление глубокого кризиса, который в последние годы переживает и туркменское общество, и экономика, и руководство страны.

Национальные особенности культов

Вообще в Центральной Азии традиция создавать правителю культ личности практически не прерывалась с советских времен. В зависимости от страны эти культы могут отличаться по форме, но по содержанию остаются одинаковыми. В регионе сложился гибрид сталинского и восточнофеодального вождизма, когда руководитель одновременно и «отец нации», и «божественный дар» для всей страны. Даже имамы в мечетях участвуют в «стабилизации» общества, то открыто, то завуалированно проповедуя мысль, что правитель – это божественный дар и сеять смуту против него – большой грех.

В Узбекистане культ личности президента Каримова особенно ярко проявлялся в виде «цитат», когда каждый студент, исследователь, журналист государственных СМИ в своих работах в обязательном порядке должен был цитировать президента и его книги.

А вот памятники президенту при живом Каримове не ставили. Наоборот, инициаторов подобного даже наказывали, как это было в Андижане в 1993 году, когда администрация попыталась установить бюст Каримова. Только после смерти Каримова власти установили первому президенту Узбекистана три памятника в трех городах.

Памятники президенту законодательно запрещены и в Таджикистане, но это не мешает ставить памятники не самому Рахмону, а его книгам. Например, в 2016 году в городе Гиссаре недалеко от Душанбе был установлен памятник книге президента Таджикистана Эмомали Рахмона «Таджики в зеркале истории» (вот как он выглядит). А с 2015 года таджикского президента начали именовать не иначе как «основатель мира и стабильности, национальный лидер, президент Таджикистана».

В Казахстане есть и бюсты, и памятники президенту. Их, конечно, не так много, как в Туркмении, но хватает. Мало того, случайно так совпало, что день столицы Казахстана празднуется в день рождения Нурсултана Назарбаева, и это несмотря на то, что в Казахстане существует другой, отдельный праздник – День первого президента страны.

Но конечно, туркменская пропаганда по уровню абсурда даст фору всем остальным странам региона. Притом что пропагандистская машина культа личности в Туркмении появилась почти спонтанно. В отличие от стран Восточной Европы в Центральной Азии после распада СССР у власти оказались не харизматичные диссиденты, а те же самые партийные аппаратчики перестроечного набора, которые до конца 1991 года сохраняли лояльность союзному Центру.

По воспоминаниям бывшего туркменского вице-премьера Назара Суюнова, для Сапармурата Ниязова Беловежские соглашения оказались чем-то вроде приятной неожиданности: «Значит, мы автоматически получаем независимость. Он – лидер. Сам решает свою судьбу. И самое главное – он теперь не меньше, чем Назарбаев или Каримов, они же всегда для Москвы значительнее были, да и сами вровень с собой Ниязова не ставили».

Из-за общего советского прошлого в среднеазиатских культах личности много схожих элементов. К примеру, традиция публиковать книги, где собраны ежегодные доклады и интервью главы государства. Это типичная советская практика, доставшаяся в наследство нынешним независимым странам.

Также родом из СССР обязательные ссылки в научных и творческих работах на изречения президента, как раньше были цитаты генерального секретаря на каком-нибудь съезде. Не важно, по какой теме человек пишет свой диплом или диссертацию: будь то медицина или математика, в работе всегда должны быть цитаты руководителя страны и как минимум десять ссылок на его статьи и книги. Сложно, конечно, найти соответствующую цитату по каждой теме, поэтому порой их приходится выдумывать самим авторам.

Условия для пропаганды

После распада СССР прошло уже больше 25 лет, но государства Центральной Азии по-прежнему ощущают между собой некоторую общность и потому живут в конструируемой сравнительной реальности, когда житель Казахстана благодарит судьбу за то, что живет не в Узбекистане, а житель Узбекистана – что не в Туркмении. На жителях Туркмении эта цепочка заканчивается, потому что найти более жесткую систему, чем у них, можно разве что в Северной Корее.

До 2006 года, то есть до смерти первого президента Ниязова, в Туркмении действовал фактический запрет на интернет. Только в 2007 году в Ашхабаде открыли два интернет-кафе.

Доступ к Facebook, Twitter, VKontakte до сих пор заблокирован. В 2013 году туркменские власти умудрились заблокировать даже официальный сайт Кремля, kremlin.ru, потому что те, кто обладает одновременно российским и туркменским гражданством, писали на кремлевском сайте много жалоб.

Само собой, телевидение в Туркмении тоже под тотальным контролем. Сейчас в стране семь государственных телеканалов. Новостные каналы не ведут прямой эфир, за исключением торжественных праздников. Почти все новости посвящены культу президента, а критика может появиться в СМИ только после того, как сам президент покритикует какую-то госструктуру или чиновника.

Понятно, что подобный контент не пользуется особой популярностью, поэтому в Туркмении начали быстро распространяться спутниковые тарелки. С 2008 года туркменские власти начали с ними борьбу в крупных городах. Тут, помимо желания уберечь людей от «иностранной пропаганды», был еще и эстетический аспект. У Бердымухамедова сложилась своя особая урбанистическая болезнь, когда все центральные улицы должны быть наполнены монументальными зданиями из белого мрамора, и ничто и никто не должен портить благостные городские пейзажи (долгое время власти по андроповскому методу даже допрашивали тех, кто гулял в городских парках в дневное время).

С июня этого года борьба против спутниковых тарелок вышла за пределы крупных городов в сельскую местность. Власти проводят воспитательные беседы в школах, детских садах и больницах, призывая не использовать спутниковые тарелки. Тем, кто не понял по-хорошему, антенны демонтируют.

Образы Аркадага

Однако ни советские традиции, ни общая для всех авторитарных режимов страсть к цензуре не могут объяснить тот уровень абсурда, на который в последние годы вышли ролики о президенте Туркмении. В них он то брутальный вояка, то спортсмен, то мастер конной езды. На видео Бердымухамедов вроде как сочинил гимн для Азиатских игр, которые проходили в Туркмении в 2017 году. Вместе с внуком президент написал и спел патриотический рэп. Также Бердымухамедов любит исполнять хиты популярных туркменских групп для иностранных дипломатов и инвесторов, собрав их по случаю какого-нибудь праздника. Те не выказывают возмущения и даже пускаются в пляс – энергетическая геополитика требует хорошего дипломатического такта.

Зачем Бердымухамедову и туркменской госпропаганде выставлять президента в таких комических образах? И, что еще интереснее, зачем потом демонстрировать эти видео по телевизору и в соцсетях?

Несомненно, важную роль тут играют предпочтения самого Бердымухамедова. В роликах явно проявляются тяжелые психологические комплексы, которые он заработал во время многолетней работы под руководством Сапармурата Ниязова.

Это чем-то напоминает поведение членов советского политбюро после смерти Сталина, когда после долгих лет страха и напряжения они ухватились за возможность расслабленной и комфортной жизни. Ходили на охоту, собирались вместе для семейных торжеств и вообще наслаждались ощущением того, что самая страшная кара, которая их может ждать теперь, – это не лагерь и расстрел, а просто отправка на пенсию или перевод на должность пониже.

Также и Бердымухамедов после смерти Ниязова смог полностью отдаться своей любви к роскоши и желанию постоянно быть в центре внимания. Во времена Ниязова Бердымухамедов был малозаметной фигурой, чья карьера строилась на лести и подхалимстве, на слепом поклонении единственному живому божеству в лице Ниязова.

В 2007 году мир увидел скованного и неуверенного Бердымухамедова, который очень скромно выступал в Колумбийском университете, уверяя, что он еще молод и будет вести себя как реформатор, хотя потребуется немало времени, чтобы решить накопившиеся в Туркмении проблемы. Время он получил, но направил его не на реформы, а на роскошь.

Бердымухамедов избавился от всего, что напоминало о предшественнике. Дворец новый, памятники новые, подача культа личности тоже по-новому, и даже церемониал для чиновников изменился. Вместо поцелуя перстня Ниязова теперь туркменские чиновники преклоняют перед президентом колени во время получения наград.

В последние несколько лет личные склонности Бердымухамедова наложились на острый социально-экономический кризис. Вместо обещанного властями «второго Кувейта» Туркмения стала превращаться во вторую Венесуэлу.

Зимой 2016/17 года страну охватил жесткий продовольственный кризис. Дефицитными стали даже сигареты, сахар, масло, яйца. Власти ввели ограничение на покупку иностранной валюты. Несмотря на то что мировые цены на энергоносители отчасти восстановились, перспектив возвращения Туркмении к былому благополучию пока не видно. После того как в 2008 году Ашхабад испортил отношения с российским «Газпромом», единственным крупным покупателем туркменского газа остался Китай, но он забирает значительную часть газовой выручки в счет погашения китайских же кредитов.

В такой ситуации, ролики с подвигами Бердымухамедова, по мнению туркменских пропагандистов, должны показать, что в стране все благополучно. Президент контролирует ситуацию настолько уверенно, что может позволить себе тратить время на спорт и творчество. А все разговоры о социально-экономических проблемах – дело рук внутренних и внешних врагов.

Наконец, благостные президентские видео – это попытка хоть как-то компенсировать разочарование, накопившееся в туркменском обществе. Обещанного «социального рая» не получилось, а мировые державы растеряли былой интерес к туркменским энергетическим ресурсам. Растратив огромные деньги на пышные празднества и дворцы, теперь власти пытаются компенсировать снижение сырьевых доходов новыми поборами со средних и малых предпринимателей.

Руководству Туркмении стало нечего предложить людям. Раньше телевизионная пропаганда показывала визиты высоких иностранных гостей, инвесторов, переговоры с международными энергетическими компаниями. Но теперь ничего такого в Туркмении не происходит. Позитивным контентом остаются только развлечения президента, который единственный в этой системе может получить все, что пожелает.

Туркмения. Азия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > carnegie.ru, 11 октября 2018 > № 2759522 Рафаэль Саттаров


Украина. США > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 11 октября 2018 > № 2759183

Апостроф: У президентов Украины есть «бронежилет», который развязывает им руки для преступлений

Размах коррупции на Украине достиг в последнее время такого уровня, что стал темой обсуждения в ЕС и США. В интервью «Апострофу» народный депутат Украины Сергей Лещенко рассказал о причастности США к коррупции на Украине, и о том, почему Порошенко пытается ликвидировать антикоррупционное бюро до того, как уйдет с поста президента.

Екатерина Шумило, Апостроф, Украина

Апостроф: Сергей, в США продолжается суд над Полом Манафортом, бывшим политтехнологом Виктора Януковича. Как считаете, достаточный ли резонанс это дело получило на Украине?

Сергей Лещенко: Речь идет о «черной бухгалтерии» Партии регионов. Это рукописные документы, манускрипты о том, как нелегально тратились сотни миллионов долларов на политику во времена Януковича — сначала, когда он был премьер-министром, лидером оппозиционной партии, а потом уже президентом.

Дело Манафорта касается нарушения Манафортом американских законов, он предстал перед американским правосудием как гражданин Америки. Украина здесь стала толчком для расследования. Я бы сказал, «черная бухгалтерия» послужила точкой входа следствия в эту историю. То есть его фигурой заинтересовались, когда появилась эта «черная бухгалтерия» и его упоминания в ней. И искать его нелегальные доходы начали после того, как эта «черная бухгалтерия» была опубликована, в том числе с моим участием. Но осужден он, как вы знаете, за уклонение от уплаты налогов.

Думаю, что Манафорт в Америке стал ценным источником информации для прокурора [Роберта] Мюллера в его главном деле, которое касается вмешательства России в американские выборы, влияния россиян на Дональда Трампа. Манафорт присутствовал на той легендарной встрече в Трамп-Тауэр, на которой был сын Трампа и россияне, в открытых источниках есть упоминание о том, что Манафорт вел определенные записи на этой встрече, они зашифрованы, и никто другой не смог их расшифровать. Наверное, это часть договоренностей касательно Трампа между Манафортом и Мюллером. Чем это закончится, можно только предполагать. Ясней станет после выборов в Америке в ноябре этого года. Если демократы получат контроль над Конгрессом, они смогут начинать процедуру импичмента, это вполне вероятно.

Здесь Украина послужила точкой отсчета для большого расследования. Жаль, что украинская коррупция рассматривается в американском суде. Но это ведь не первый раз, началось еще с дела [Павла] Лазаренко 20 лет назад. Надеюсь, когда-то и на Украине это станет так же быстро и эффективно расследоваться, коррупционеры или нарушители закона будут нести наказание, украинские граждане будут получать достойное правосудие.

— Почему не расследуются дела против фигурантов «черной бухгалтерии» на Украине? Мы понимаем, что для США важно расследовать дело Манафорта. Почему украинскую сторону не интересуют украинские политики в том списке и природа уплаченных денег политтехнологу?

— Манафорт — гражданин Америки, он нарушал американские законы, уклонялся от уплаты налогов, поэтому он осужден в США. Украина не может судить за его нарушения.

Насколько я знаю, сейчас «черная бухгалтерия» — это часть следствия, которое ведет Департамент специальных расследований ГПУ. Предъявлены подозрения братьям Калюжным, которые вели «черную бухгалтерию». Один из эпизодов — это платежи, которые осуществляли из бюджета Украины американской компании «Скаден», там подозрения уже предъявлены [экс-министру юстиции Александру] Лавриновичу, дело в суде. Правда, полтора года судьи затягивали предварительное заседание. Компания «Скаден» ведь тоже связана с Манафортом, его дочь работала в этой компании, когда «Скаден» привлекали к так называемому «независимому аудиту» по делу [Юлии] Тимошенко, за что Украина заплатила миллион долларов из бюджета. Эти деньги были потрачены незаконно, якобы это готовилась позиция для Европейского суда по правам человека, хотя на момент, когда этот вывод был подготовлен, все сроки рассмотрения этого дела в ЕСПЧ уже вышли. Я думаю, что у главы компании «Скаден», американского юриста [Грегори] Крейга тоже будут проблемы, его привлекут по этому делу, потому что часть денег он получал нелегально от Манафорта, часть денег — из украинского бюджета.

— В так называемом списке Манафорта фигурирует множество известных фамилий: Сергей Левочкин, Сергей Тигипко, Борис Колесников, Ринат Ахметов и другие. Кто еще из украинских политиков может быть в этом списке? В СМИ гуляла информация, что якобы лидер «Свободы» тоже как-то причастен.

— Я могу подтвердить, что «Свобода» фигурирует в «черной бухгалтерии» Партии регионов и не в самом лучшем свете. Это расследовать невозможно, потому что фигуранты, как я понимаю, сбежали из Украины, скорее, может быть политическая оценка.

Моя просьба, которую я выражаю публично, чтобы всю «черную бухгалтерию» Януковича опубликовали как она есть — от первой до последней страницы. Я кое-что видел оттуда, и то, что я видел, меня поражает. Опубликовано совсем немного, целостной картины нет. А в тех документах есть конкретные депутаты, которые получали огромные суммы за переход в Партию регионов, конкретные суммы судьям, членам Центральной избирательной комиссии, чтобы признать Януковича президентом. Конкретные суммы платились даже некоторым иностранным политикам, которые на тот момент были на должностях. Упоминается Тягнибок и «Свобода». Я бы хотел, чтобы эти документы были опубликованы рано или поздно. Но мне кажется, следствие еще не потеряло надежды расследовать какие-то эпизоды из этого дела. Повторюсь, там более 800 страниц.

— Могут ли Украина и США в этом деле как-то сотрудничать?

— Насколько я знаю, украинская прокуратура направляла запросы в ФБР, но не получала ответа. Они просили о допросе Манафорта и Крейга, главы компании «Скаден», которая довела Лавриновича до уголовного дела. Но допросов не было. ФБР действует достаточно абстрагировано, только в своих интересах. Всю информацию берут, но никакой не дают. Я им лично передавал документы, которые касаются перевода 750 тысяч долларов Манафорту со счета белизского офшора, который был открыт в киргизском банке. У них эти документы есть, в том виде, в котором я их получал, то есть оригинал.

— Если в списке есть конкретные фамилии депутатов, то в чем сложность провести расследование?

— Это нужно спрашивать у сотрудников Генеральной прокуратуры, которые ведут дело «черной бухгалтерии», насколько они могут продвинуться. Какие это были переводы? Наличные или безналичные? Скорее всего, наличные. Не имея в руках Калюжного, который, по моим данным, вел эту «черную бухгалтерию», доказать это очень сложно, это только мои допущения.

— Давайте перейдем к следующей теме. Что вы думаете о конфликте между НАБУ и САП?

— Я не знаю, о каком конфликте идет речь, я вижу нападки на НАБУ со всех сторон. Тут нет конфликта НАБУ и САП, есть попытка создать такую картинку со стороны людей, которые обогащаются за счет коррупции, нынешних коррупционеров. Пытаются представить это как конфликт двух антикоррупционных органов, мол, они оба виноваты. Это то же самое, что говорить, что жертва насилия и насильник оба виноваты. Нет! Виноват тот, кто осуществляет агрессию в отношении безвинной жертвы. Здесь «агрессия» старых, коррумпированных органов по отношению к НАБУ.

Все знают, как САП во главе с Холодницким сливала информацию, давала доступ к материалам дела тем, против кого расследовали дела в НАБУ, генпрокурор Луценко пытался подготовить на Сытника подозрение, СБУ возбуждает дела против набушников. [Первый замглавы СБУ Павел] Демчина открыл дело в отношении детектива, который расследовал его незаконное обогащение, то есть исполнял свои служебные обязанности. МВД тоже против НАБУ проявляло агрессию. Все видели, как водили титушек, которые были сотрудниками МВД, в суд и какие нападки были со стороны титушек на НАБУ, как они защищали Холодницкого, когда был митинг под САП. Вся старая коррумпированная правоохранительная система сплотилась против НАБУ — единственного правоохранительного органа, неподконтрольного власти. НАПК полностью уже легло под Банковую, САП — на крючке. Поэтому единственное, что осталось, — это НАБУ.

План Порошенко понятен и читается на раз-два. Пока он президент — ему нужно уничтожить НАБУ. У него должен быть план «Б» на случай, если он проиграет выборы. В случае поражения на выборах им сразу займется НАБУ. Даже если они этого не хотят, давление общества заставит наказать всех, кто был при власти. Как только Порошенко потеряет иммунитет, запрос общества будет велик. Закон прописан так, что НАБУ может заниматься только бывшими президентами. На нынешних действует процедура импичмента, которая не прописана. Это такой «бронежилет» для президентов, у них развязаны руки для любых преступлений. А как только они уходят с поста, НАБУ сразу может браться за расследование. Поэтому Порошенко делает все, чтобы к тому времени НАБУ было уничтожено, обезглавлено, дискредитировано — не важно.

— То есть дело не в самом Сытнике?

— Сытник оказался неподконтрольным, поэтому Банковой нужно, чтобы он ушел. Каким образом? Неважно. Либо убрать НАБУ, либо присоединить его к ГБР, либо сместить Сытника с должности — по итогам аудита или судом. Если нет Сытника, легитимность органа под вопросом. Нужно конкурс объявлять.

— Все-таки насколько вероятен сценарий снятия Сытника с должности в ближайшее время?

— Пока Порошенко — президент, ему нужно подготовить пути отступления. Ему нужно обезопасить свой уход. В случае проигрыша НАБУ должно быть уничтожено или должен уйти Сытник. Так что очень вероятный сценарий.

— А как будет осуществлен этот сценарий?

— Через аудит или через отстранение по решению суда. Именно поэтому Луценко занимается этим никчемным делом о разговоре Сытника с журналистками. Луценко нужно готовить подозрение Сытнику.

— Артем Сытник выступил с докладом о работе НАБУ за полугодие. Как оцените его продуктивность?

— Смотрите, вы производите конфеты, машины их развозят по магазинам, а магазины продают. Если у вас нет магазинов, то фабрика не виновата, что у вас бизнес не пошел. Это разные производственные цепи.

Когда они собрали фейковый митинг под антикоррупционным комитетом, там бедные бабушки стояли за 100-200 гривен. Там был человек, который прямо сказал, что отсидел за убийство 15 лет. Другая бабушка сказала, что она не знает, кто такой Сытник, ей заплатили деньги. Третий сказал, мол, мы просто бедствуем, нам дали деньги, мы стоим. Я спросил их: «Вы знаете, что Сытник не сажает, а сажает суд?» Сытник расследует и его ответственность заканчивается, когда подозрение согласовано или не согласовано Холодницким или его замами. САП сворачивает уже готовые дела, как по Демчине. Как можно обвинять Сытника в том, что Холодницкий свою работу не сделал, потому что он на крючке у Банковой, или в том, что продажные суды дело Насирова уже год не могут начать или затягивают дело Мартыненко? При чем здесь Сытник? Это то же, что вас обвинять в том, что метро плохо ходит или что троллейбусы старые. Это не ваша зона ответственности.

— Вы согласны, что ситуация с НАБУ и САП негативно влияет на всю цепочку антикоррупционных органов в стране, их функционирование?

— В первую очередь коррупция негативно влияет. А ситуация с НАБУ и САП (повторюсь, это не конфликт, это нападки на НАБУ со стороны коррумпированных органов) разрушает борьбу с коррупцией. В этом и цель, это не последствия. Цель — такую атаку начать, разрушить работу правоохранительных, антикоррупционных органов, дальше воровать деньги и подготовить пути отступления в случае проигрыша на выборах.

— Что делать, чтобы эта антикоррупционная цепочкой заработала?

— Как говорится, слона нужно есть по частям. Нужно защищать НАБУ, требовать снятия с Сытника обвинений. Нужно создавать честный, независимый антикоррупционный суд. Прокурор Холодницкий должен уйти, это очевидно. Это человек, который сливал дела и был сообщником подозреваемых в коррупции, поддерживал не детективов, а обвиняемых, поэтому он должен уйти с должности. Это не только украинское общество так считает, но и международное сообщество. Партнеры Украины дают деньги в это тяжелое время, а мы не способны свои собрать, потому что у нас сплошные коррупционеры, которые не сидят, а договариваются с прокурором. Наши партнеры говорят: «Мы же не благотворительная организация, мы собрали деньги наших налогоплательщиков и отдали Украине. Соберите в своей стране деньги. У вас прокурор — коррупционер? Так уберите его!» Их логика понятна. Эти товарищи должны уйти, а то я сомневаюсь, что даже деньги МВФ придут.

— А если убрать и Сытника, и Холодницкого, это решение может помочь?

— Я не вижу смысла. Какие претензии к Сытнику? Что он совершил? Он является жертвой насилия. Мы должны жертву посадить в тюрьму с насильником?

— Вы не голосовали за санкции против телеканалов «112 Украина» и NewsOne, почему? И что вы в целом думаете об этой ситуации?

— Парламент — это орган представительской демократии. Это не тот орган, который должен закрывать телеканалы, это не его компетенция. Парламент — это срез общества, это представители народа. И орган демократии точно не решает, какие каналы правильные, а какие — неправильные.

Если есть вопрос к каналу, в стране есть регулятор — Национальный совет по телевидению и радиовещанию во главе с [Юрием] Артеменко. Конечно, его распределили по группам влияния, Порошенко имеет контрольный пакет в этом регуляторе. Но при чем тут парламент? Зачем грязную работу давать в руки депутатов? Вы хотите разобраться? Обращайтесь в Нацсовет.

Насколько я понимаю, у каналов есть нарушения. У «112» точно. История со «112» вообще очень сомнительная. Было пять региональных пакетов, которые во времена Януковича отдали сыну Януковича, а тот отдал [экс-министру внутренних дел Виталию] Захарченко. Они создали из пяти региональных одну всеукраинскую компанию, таким образом обошли закон. Но это все должен рассматривать Нацсовет. Из того, что я знаю, на последнем заседании Нацсовета звучал вопрос о лицензии «112». Но глава комиссии сказал, что у него есть письмо СБУ, в котором просьба этот вопрос не рассматривать. Так пусть они решат между собой.

А парламент просто использовали. Первая цель — пропиарились псевдопатриоты, в частности «Народный фронт», который эту тему активно раскачивал. У них просто такой ворох коррупционных дел — Мартыненко, Поляков, Журило. И чтобы это от себя отстранить, они патриотами стали. Конечно же, через каналы они пытаются эту мантию патриота надеть. Вот они и раскачивают историю с телеканалами, чтобы перевести фокус своей идентичности. Второе — дали Порошенко дубинку от парламента. Теперь он пойдет договариваться с Медведчуком, разделят как-то сферу влияния на канале. Скажет: «Я тебя защищу от парламента, давай договоримся. Мы же уже договаривались по газу, по дизелю, по заправкам Glusco. Давай и сейчас сферу влияния поделим по каналам». Парламент сделал Порошенко подарок. В темную использовали депутатов.

Если есть подозрения в финансировании терроризма, то существует СБУ, которая является главным источником проекта санкционного списка. Это они предлагают список структур, которые потом с одобрения СНБО и подписью Порошенко идут под санкции. Но при чем здесь парламент?

— Как так оперативно удалось насобирать столько голосов?

— Видимо, ура-патриотическая риторика сработала. Мне понятно, что это за схема. С одной стороны — развод для лохов, с другой стороны — усилили президента, с третьей стороны — мы выглядим как страна непуганых папуасов, где парламент принимает решение закрыть каналы. Выглядит это очень глупо, но повторюсь: каналы имеют нарушения, эти каналы Порошенко давно хотел контролировать. Он пытается играть с людьми, которые контролируют эти каналы.

— Так почему не покажут нарушения, где доказательства?

— Порошенко это невыгодно. Он хочет их держать на крючке. Ему невыгодно их закрыть, ему выгодно, чтобы они за свои деньги показывали и рекламировали его.

— Вы думаете их не закроют?

— Я думаю, это способ для Порошенко шантажировать владельцев каналов. Он же хотел купить «112», есть записи в интернете, где его банкир [Макар] Пасенюк приходил на так называемые переговоры, он хотел эти каналы забрать. Не смог забрать — теперь будет контролировать редакционную политику. А чтобы за свои деньги не финансировать эту политику, подсадили на крючочек.

— То есть перед президентскими выборами Порошенко хочет взять под контроль все медиа?

— Да. Вот был у сына Януковича телеканал «Тонис». Янукович тогда решил построить свой медиахолдинг, не хотел зависеть от Фирташа и Ахметова. Кто чем занимался? Клименко занимался «Вестями». Арбузов занимался БТБ, банковским телевидением. А Саша Янукович — «Тонисом». Сейчас «Тонис» — это «Прямой» Порошенко. И «Радио Пятница» пытается Порошенко забрать. Все эти действия — попытка влиять на медиасреду. Тут выбор — или вступать в право собственности, или лучше не вступать и не давать денег, а просто контролировать, держа на крючке.

Украина. США > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 11 октября 2018 > № 2759183


Россия. Украина > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 11 октября 2018 > № 2759165

Корреспондент (Украина): Вести переговоры с Россией — не значит любить ее

Когда мы говорим о том, что разрывать все связи с РФ из-за ее агрессии — это неправильно, мы говорим не о том, что Россию нужно любить и простить, но о том, что с ней, как с противником, все равно нужно вести переговоры, убежден украинский блогер. Переговоры нужны для того, чтобы создавать возможности для реализации своих интересов — даже в условиях боевых действий, считает он.

Константин Паршин, юрист, Корреспондент, Украина

Мне многие пишут о том, что я недостаточно патриотичен, когда говорю о том, что нам невыгодно разрывать все связи с Российской Федерацией, несмотря на ее агрессию по отношению к Украине. Многие в Украине считают, что в виду этой агрессии нам необходимо вообще не иметь никаких контактов с россиянами. А если кто-то говорит, что мы не можем себе этого позволить — то он сразу же становится «ватой» и прочими популярными сегодня эпитетами.

В ответ на это я предлагаю посмотреть на новость двухнедельной давности. Генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг провел встречу с министром иностранных дел Российской Федерации Сергеем Лавровым. На фото Лавров улыбается Столтенбергу, тот ему улыбается в ответ. Многие украинские комментаторы по идее должны были бы поднять шумиху, ведь как это так — пока Россия захватывает территорию Украины, генсек НАТО, к которой стремится присоединиться Украина, «гоняет чаи» с членом команды Путина.

Но такова жизнь. Несмотря на явные и не явные конфликты между США, НАТО и Россией, несмотря на то, что НАТО и США заявляют, что Россия — это страна-агрессор, вводят против нее санкции и осуждают ее сегодняшнюю внешнюю политику, несмотря на то, что обе стороны называют друг друга противниками, тем не менее, они ведут переговоры, имеют площадку для переговоров, для обмена мнениями и своими позициями. И из мировой практики известно, что такая площадка для переговоров остается между странами даже в случае ведения между ними боевых действий.

В мире конкуренции, в котором мы живем, разного типа войны ведутся между странами постоянно. Война с применением оружия является просто одним из частных случаев этих войн. Поэтому, когда люди употребляют слово «мир», они имеют в виду только лишь отсутствие войны с применением оружия и подразумевают состояние, когда не ведутся боевые действия. Все остальные типы войн продолжаются в постоянном режиме: торговые войны, войны за население, за ресурсы и так далее. Вспомните, сколько «газовых войн», «продуктовых войн» было между Россией и Украиной задолго до 2014 года?

Но сегодня мы же имеем проблемы не только с Россией. Мы имеем угрозы также со стороны Польши, Румынии и Венгрии. Об экспансии с их стороны украинские правительство знало на протяжении всех лет независимости. И несмотря на то, что это наши бывшие союзники по Варшавскому договору, сегодня каждая из них имеет планы по экспансии в отношении Украины. Эти угрозы не достигли степени аннексии или вооруженного конфликта, но потенциально такой сценарий возможен. При этом мы не теряем площадки для коммуникации по разным экономическим или политическим вопросам с этими странами.

Обращать все свое внимание на одну угрозу и не обращать внимания на другие — как минимум крайне непрофессионально, как максимум — преступно. Работать нужно со всеми возможными угрозами. Однако, по логике «ура-патриотов» такая работа должна заключаться лишь в том, чтобы стать в позу обиженного и разорвать все возможные связи. Запомните: ни у одной страны нет постоянных друзей и союзников, все союзы являются ситуативными, такими, какие выгодны государству на сегодняшний день. Повторяю, что разного типа войны идут постоянно, мира как такового не существует вообще, есть только понятие временного отсутствия вооруженных действий.

Любой военный конфликт, как известно, заканчивается его прекращением на определенных условиях. Проигравшая сторона в этом смысле теряет, выигравшая занимает более выгодную позицию. Но все это достигается лишь в процессе переговоров. Поэтому нам заранее необходимо строить с каждым из государств, в том числе и с Российской Федерацией, разного типа площадки для переговоров по разным вопросам. И цель в этом только одна — в этих переговорах постараться получить преимущества над противником, чтобы иметь возможность достигать своих целей и защищать свои интересы.

Всем, кто видит в России единственного врага, нужно помнить, что Украина должна иметь свои собственные стратегические интересы. Это значит быть сильным государством, то есть таким, в отношении которого другие государства не смогут реализовывать свои планы по экспансии. Украина должна строить свою независимую ни от кого политику и экономику, а также свои планы экспансии. И если для этого нужно говорить с «чертом», то с ним нужно говорить.

Для того, чтобы ослабить своего сильного врага, нужно найти его слабые точки и бить по ним. Необходимо найти такие рычаги воздействия на него, такие аргументы, от которых ему придется играть по нашим правилам и корректировать свою позицию. А все это невозможно без переговоров, в которых мы можем всесторонне изучать своего противника, лучше понимать, что происходит и как меняются позиции, куда направляется его политика. Вот что на самом деле нужно делать, а не кричать патриотические лозунги по любому поводу и часто — в ущерб самим же себе.

Когда мы говорим о необходимости иметь площадки для коммуникации, мы же не призываем дружить с нашим противником, любить его и прощать, перестать считать его агрессором. Площадки коммуникации нужны для того, чтобы создавать возможности для реализации своих интересов в любых условиях — даже в условиях боевых действий. Мы должны думать в первую очередь о своих экономических интересах и о том, как получить максимальное количество экономических, политических, военных преимуществ в среде постоянной конкуренции, которая иногда перерастает в военные конфликты в том числе.

Россия. Украина > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 11 октября 2018 > № 2759165


Литва. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 11 октября 2018 > № 2759163

МИД Литвы отреагировал на действия Кремля: стоит ли послу России задуматься о чемоданах? (Delfi, Литва)

Вакханалия, разразившаяся в Литве вокруг перезахоронения и героизации пособника фашистов Адольфаса Раманаускаса-Ванагаса, на чьих руках кровь мирных граждан, женщин и детей, в том числе евреев, переросла в политическое действо. Власти Литвы додумались до того, чтобы воспрепятствовать работе российского посла, выразившего возмущение попытками Литвы обелить убийцу. Как говорится, комментарии излишни.

Вайдас Салджюнас, Delfi.lt, Литва

После острой реакции Москвы на похороны литовского партизана Адольфаса Раманаускаса-Ванагаса в МИД Литвы для объяснений был вызван посол РФ Александр Удальцов. Однако в ответ последовала новая доза необоснованных обвинений и лжи.

В минувший четверг пресс-секретарь МИД России Мария Захарова в своем заявлении не только обвинила литовских партизан, которыми командовал Раманаускас-Ванагас, в том, что их руки якобы запачканы кровью невинных людей, но и не забыла об угрозах.

На такой выпад отреагировало руководство Литвы, а граждане показали, что они думают о партизане Раманаускасе-Ванагасе, поэтому множество людей пришло, чтобы проститься с ним и проводить в последний путь. В МИД Литвы был вызвал посол России Удальцов. Вице-министр МИД Литвы Альбинас Зананавичюс выразил послу протест в связи с заявлениями представителя МИД РФ о Раманаускасе-Ванагасе.

По оценке МИД Литвы, такие заявления российской стороны — очередная попытка дискредитировать партизанское сопротивление в Литве и опровергнуть факт советской оккупации. Посол России в свою очередь выступил с заявлениями о том, что «не было никакого оккупационного режима».

11 октября министр иностранных дел Литвы Линас Линкявичюс признал, что Вильнюс информационной кампанией не ограничится. «Мне сложно представить, как посол в будущем представляет свою работу и сотрудничество с ведомствами Литвы», — сказал Линкявичюс. На дипломатическом языке такое выражение означает, что посла будут игнорировать, и он не сможет выполнять свою работу. Иными словами, Удальцова не объявляют персоной нон грата, но создадут условия, в которых он не сможет работать и будет вынужден просить, чтобы его отозвали.

По словам Линкявичюса, в этом российская сторона может винить лишь себя. «После того, что мы видим, после встреч с послом, приходится делать вывод, что Россия решила нагнетать напряжение и конфронтацию, она не слышит нас, не принимает во внимание факты, путается в собственных оценках, если вспомнить, что 8 мая на кладбище посол почтил память борцов за свободу», — сказал Линкявичюс.

9 октября на сайте посольства России появилось сообщение, в котором сказано, что Удальцов на встрече в МИД счел «необходимым заявить о неприемлемости для российской стороны термина «советская оккупация». В нем также повторяются, необоснованные обвинения Раманаускас-Ванагаса в причастности к гибели мирных граждан, женщин и детей, в том числе евреев.

«Судя по помпезной церемонии похорон, определен и «главный герой» движения патриотического сопротивления — один из руководителей «Лесных братьев» Раманаускас-Ванагас, причастный к гибели мирных граждан, женщин и детей, в том числе евреев, о чем убедительно говорят многочисленные свидетельства», — сказано в заявлении, но никакие свидетельства не представлены.

Представитель посольства России повторил, что не признает термин «советская оккупация» в отношении Литвы. Якобы его нельзя использовать, поскольку между Литвой, другими странами Балтии и СССР не было военных действий и войны, а в введение Красной армии было осуществлено на основе договора и с разрешения руководства стран. «Не было и никакого оккупационного режима», — сказано в заявлении и упоминается, что Литва якобы не дает российским организациям перезахоранивать советских военных и устанавливать им памятники.

В сообщении посольства сказано, что в Литве похоронено больше 80 тысяч советских солдат и еще около 200 тысяч военнопленных. О местах их захоронения заботится Россия, которая вместе с литовской стороной подготовила проект межправительственного соглашения, посвященный вопросу мест захоронения военных и гражданских лиц — жертв войны и репрессий.

Особенно Кремль возмущен «жесткими правилами благоустройства значимого для иностранных государств недвижимого культурного наследия». Отмечается, что отныне ремонтно-восстановительные работы, их финансирование и присмотр за захоронениями сейчас должны осуществляться после согласования с местными властями, без самодеятельности, как это было до сих пор. Именно несогласием с новым порядком Россия и мотивировала свое решение не выдавать минувшим летом разрешения участникам «Миссии Сибирь».

МИД Литвы оценил новый выпад очень лаконично. «Российская сторона на всех уровнях последовательно распространяет дезинформацию об участниках сопротивления, отрицает факт самой оккупации и другие преступления в отношении Литвы и ее жителей. Таким образом Россия не в первый раз пытается опровергнуть основополагающие принципы и установки подписанного 29 июля 1991 года двустороннего Договора об основах межгосударственных отношений между Российской Советской Федеративной Социалистической Республикой и Литовской Республикой. МИД Литвы не видит смысла в продолжении полемики с посольством РФ по этому вопросу, однако продолжит активную информационную кампанию по распространению объективных фактов, связанных с Раманаускасом-Ванагасом и оккупацией Литвы советской властью», — сказано в комментарии МИД.

По словам политолога Томаса Янелюнаса, посольство России явно намерено усугубить дипломатический конфликт, даже если это можно понимать как продолжение кремлевской линии. «Интересно, что пытаются не только по-прежнему связывать литовского партизана с убийствами евреев, но и вообще использовать эту тему, отмечая, что Россия не признает факт советской оккупации. Все это часть более масштабной пропаганды России — отрицания очевидных исторических фактов и подрыв идеи государственности Литвы», — сказал Янелюнас.

По его мнению, МИД Литвы также мог бы реагировать последовательно и методично. Между тем само посольство России, по мнению Янелюнаса, пытается лихорадочно показать, что он не сидит без дела. Правда, доказать это становится все сложнее — в последнее время российским дипломатам в Литве не удается добиться хороших результатов: отношения с Литвой достигли положения холодной войны, из Литвы выслали нескольких российских дипломатов, в их числе — атташе по обороне Виталий Тимофеев, которого выслали за шпионаж.

Правда, ошибку совершил и сам посол России. В мае этого года Москва — неизвестно сознательно или случайно, оказала честь литовским партизанам. Во время скромной церемонии удивило поведение посла России Александра Удальцова, который 8 мая первым возложил венок к мемориалу советским воинам. После этого вся делегация переместилась к монументу погибшим за свободу Литвы. «Нас это удивило, мы этого не ожидали, кажется, это первый такой случай», — сказал советник премьер-министра Литвы Арнольдас Пикжирнис. Правда, памятник, к которому были возложены цветы, созданный скульптором Казисом Венцловой, посвящен памяти всех литовских военных, которые погибли в годы партизанской борьбы, в ссылках, в тюрьмах и место захоронение которых неизвестно. Удальцов возложил цветы к памятнику литовским партизанам, боровшимся против СССР.

Литва. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 11 октября 2018 > № 2759163


Россия > Внешэкономсвязи, политика > lgz.ru, 10 октября 2018 > № 2756784 Геннадий Сизов

Волшебные крылья дипломатии Наш собеседник – Чрезвычайный и Полномочный посол РФ, писатель Геннадий Сизов

Сухомлинов Владимир

– Дипломаты, как и разведчики, воспринимаются представителями клановой профессии. В книге «Дипломатии чарующая страсть» вы пишете, что много «глупостей и несуразицы» о дипломатах можно увидеть в кино. Мечтал ли когда-то парень из городка Алексина Гена Сизов, электрослесарь и механик, что будет послом, и даже переживёт момент, когда во многом благодаря его действиям наступит мир в целой стране?

– Интригуете… В жизни, и правда много неожиданных поворотов. До 22 лет о профессии дипломата я не думал. Услышал о МГИМО на третьем году срочной службы в железнодорожных войсках. Кто-то из друзей упомянул, что там готовят дипломатов. Что-то задело, хотя подумал: как я, простой парень, могу помышлять об этом? Дипломаты ж особые люди… Но мысль засела.

После армии (а шли хрущёвские времена) я всё-таки решил попробовать дотянуться до МГИМО. Повторял предметы, особенно немецкий язык. Жил после демобилизации в Туле, работал на оружейном заводе. Большую роль сыграло даже не стремление к цели, а добрые человеческие встречи. Познакомился как-то с начальником отдела кадров завода, уже даже фамилии его не помню. Когда он узнал о моей мечте, то не удивился, а сказал: давай, вперёд! Рекомендовал в группу лекторов Тульского обкома партии. А мне всего 23 года. Первым секретарём обкома был тогда Юнак Иван Харитонович. Он заметил, конечно, что лекторы – люди солидные, а тут какой-то пацан. Однако скоро я уже выступал с лекциями. Встречи с народом – вопросы, возражения, сомнения – школа колоссальная.

– А что, уже были членом КПСС?

– Да. И, честно говоря, как тогда, так и сейчас, считаю, что особых упрёков к себе и своим товарищам не могу адресовать. Хорошо учился, вёл правильный образ жизни, никогда никого не обманывал, не обижал, не унижал, честно трудился. Тогда, кстати, шло обсуждение Морального кодекса строителя коммунизма и то, как мы к 1980 году его построим. Мне, как бы наперекор волнующим планам, казалось, однако, что, например, даже обеспечить всех квартирами к этому году ну нереально. А коль сомневаешься – какой ты коммунист? Хотя мечта о МГИМО не уходила.

При этом я знал, что у него репутация вуза для детей из «особых» семей, что просто так из Тулы туда не войдёшь. Но поехал, успешно сдал экзамены – у меня ведь была и рекомендация Тульского обкома КПСС, без этого бы к ним не допустили. Заметил, что больше было ребят из «особых» семей, но встречались и похожие на меня – многие поступали по четвёртому, по пятому разу.

Оставалось дождаться мандатной комиссии. В промежуток, с разрешения секретаря комиссии, поехал домой. Успел побывать даже на пленуме обкома партии, а когда вернулся в Москву, оказалось: комиссия провела заседание раньше намеченной даты. Я, что называется, пролетел. Секретарь комиссии, чувствуя вину, представил меня её членам. Увы, поздно. Но ко мне опять отнеслись по-доброму. И вот – поворот: комиссия готова рекомендовать меня в Университет дружбы народов имени Патриса Лумумбы. Там, кстати, одним из плюсов было наличие общежития. Я посопротивлялся, но дал согласие. Так стал студентом факультета экономики и права нынешнего РУДН. До начала занятий попросили заняться хозделами, мол, могу ли починить утюги. А я же электрослесарь! За два дня отремонтировал пятьдесят утюгов. С этого (смеётся) и началась учёба – незабываемые годы. Я был как на крыльях.

– Что особо запомнилось?

– Для меня наш университет – оазис добра, порядочности, честности. Как вуз для иностранцев, открытый в 1960-м, он собрал лучших профессоров и преподавателей, был хорошо оснащён. Но главное – атмо-сфера. Университет окончил с отличием. Не забуду слова ректора Станиса при вручении дипломов: будьте красивыми людьми! Это от его сердца шло, незабываемое напутствие.

– Итак – айда в зарубежные странствия?

– После университета меня приглашали в разные властные структуры Советского Союза, включая международный отдел ЦК ВЛКСМ. Его возглавлял тогда Геннадий Янаев, будущий вице-президент СССР. Но с учётом того, что я был вчерашним бедным студентом, который все годы учёбы постоянно экономил и подрабатывал, я выбрал предложение поехать на один год на Кубу переводчиком. Испанским я уже здорово овладел. На Кубе было интересно, и зарабатывал я неплохо, предлагали остаться. Но вернулся в Москву, хотелось более самостоятельной работы. Мне под тридцать, жена, дочь. Какое-то время подрабатывал переводами, а 13 декабря 1971 года получил от МИДа СССР назначение дежурным референтом в посольство в Эквадоре. Начались более тридцати лет дипслужбы. Было отличное настроение!

– Советский дипломат – мечты сбываются... Но затем пришли иные времена. Есть представление, что начиная с Шеварднадзе, Козырева наша дипломатия сдавала позиции, уступала, прогибалась под Запад и т.п. Многое ли зависит от конкретной личности, а не только от общего курса?

– Этот вопрос, вижу, с подвохом. Да, я прошёл в советское время многие этапы дипломатии. Сначала более пяти лет в Эквадоре, где получил ранг атташе. Потом так: примерно два года в центральном аппарате МИДа и – очередная командировка. Памятен, например, Уругвай, где правила военная хунта. Жёсткая антисоветская риторика, экстремальные условия: то и дело демонстрации у посольства, провокации с дипкурьерами и прочее. Бесценный опыт. Познаёшь много тонкостей, учишься умению общаться с самыми разными людьми.

И скажу, я восхищался честностью и профессионализмом нашей тогдашней дипломатии. Все мы были преданы Родине и это не просто бла-бла-бла... Работали напряжённо. Только со стороны кажется, что всё сводится к приёмам, раутам, шампанскому. Чушь!

Всегда учился у послов, под началом которых работал. Например, у Ивана Ивановича Марчука в Эквадоре. Или у Шляпникова Германа Евлампиевича (он ушёл из жизни минувшей весной, ему было почти 90 лет). Он прекрасно знал язык, очаровывал работников СМИ своим умом.

На Кубе, где со временем стал советником по информации и печати, эти уроки особо пригодились. Там, помимо кубинских журналистов, их коллег из ведущих мировых агентств, было много наших. Надо было всем помогать. Я к тому моменту чётко осознал: журналистов надо уважать за их смелость, готовность пропустить через свою душу заботы и беды людей.

Но если опять о Кубе, то тогда западники ждали падения «режима» Фиделя Кастро. Было «перестроечное» время. Отовсюду понаехали журналисты. Работать приходилось и день, и ночь. Но «режим», в отличие от нашего, не падал и не упал.

– Извините, но уходите от ответа, в чём со мной не согласны...

– Да, с развалом СССР многое изменилось. Но основа деятельности МИДа осталась. Наша система консервативна, поскольку защищать интересы страны надо при любом режиме. Появились новые задачи, связанные с переходом от социалистической к рыночной, капиталистической системе. Неимоверные трудности были у всех. У нас тоже. Надо было успевать за переменами. Скажем, встал вопрос о защите наших граждан за рубежом. Прежде там пребывали в основном или наши военные, или узкий круг дипломатов и специалистов с жёнами и семьями. Но ворота открылись, масса людей получила возможность выезжать. В МИДе появилось специальное управление, вернее, несколько структур по защите прав россиян.

Или в советское время посольство – это «треугольник»: дипломаты, сотрудники СВР и ГРУ (примерно половина аппарата – из спецведомств). Это решили поменять. Ещё одной проблемой стала необходимость открытия новых посольств – в странах СНГ. То-гда я работал в кадрах МИДа – с 1991 по 1994 год. Пришлось принимать драконовские меры – ведь денег нет. Закрыли ряд посольств и генеральных консульств. Закрыли, как помню, 34 торговых представительства, переведя кого-то

из специалистов в состав посольств. В целом сократили до шестидесяти процентов дипломатов. Отозвали – что было глупостью – всех сотрудников спецслужб. На 30–40 процентов уменьшился состав центрального аппарата МИДа. Зарплата всюду – мизерная. У большинства сотрудников на Смоленской площади в Москве – не смейтесь – оклад 10 долларов в месяц. Не хватало денег оплатить квартиру, нормально питаться. А надо Родину за-щи-щать!

– И другим было не слаще!

– Да. Но я о том, что не надо положение упрощать и сводить всё к фигурам типа Козырева, первого главы МИДа «демократической РФ». Он был молодой, симпатичный, воплощающий обновление руководства. Но этого оказалось недостаточно. Он не имел ни нужной школы, ни опыта и вынужден был как бы при всём присутствовать. Как-то (я работал тогда в Таджикистане) он совершил визит и приехал… с теннисной ракеткой. Сразу узнал, где есть корт. Обеспечили его охраной, и он потренировался. А вокруг – жуткая гражданская война...

Но не только в таком виде шло прогибание подо всё западное, под американское (взды-хает).

Параллельно рушились наша промышленность, сельское хозяйство. Я побывал тогда на Урале. Военные заводы – танковый, Уралмаш, вагонный и другие – без слёз не глянешь…

В тот период не раз сталкивался с госсекретарём Бурбулисом. Он складно речи вёл, но мы-то знали, что он, как и Шахрай, был при подписании тех же Беловежских соглашений, знал многое про Крым, который в 1954 году отдали УССР с барского хрущёвского плеча. Что, не могли подсказать Ельцину, что есть такой момент, обратите внимание украинцев? Они этого не сделали.

Кстати, мой опыт показывает, если не бояться ставить перед начальством «неудобные» вопросы, даже лично ты обычно выигрываешь, а главное – общее дело. Лизоблюдов и трусов ждёт поражение или забвение. Надо уметь быть смелым.

К чему это? Да к тому, что всё подобное вызывало большое недоумение у опытных дипломатов. Своей работой все мы, переживающие за страну, старались смягчить ситуацию, не отступать. Считали: надо, несмотря ни на что, стоять на защите национальных интересов. В этом смысле я и хотел бы уточнить вашу позицию.

Конечно, приход Примакова изменил положение дел, он вселил – и очень быстро! – в нас уверенность. Чётко поставил задачу: вести работу по восстановлению роли России как ведущего игрока на мировой арене. Он же ввёл в оборот тезис о многополярном мире. Примаков глубоко понимал проблемы, вникал в детали. Я это хорошо видел, когда, работая в Таджикистане, общался с ним во время его приездов туда…

– Без теннисной ра-кетки?

– Конечно... Он всегда был в курсе деталей. Это выявлялось в ходе разговоров по каналу закрытой связи, когда я ему звонил из Душанбе, или он вдруг обращался ко мне. Мало кто знает, как блистательно он решал вопросы военного характера на территории бывшего СССР.

В 1996–1997 годах наметился перелом. А когда Евгений Максимович стал премьером, то отодвинул страну от пропасти не на несколько шагов, а на несколько сот метров. Великий человек и государственный деятель.

– Потом настали вообще иные времена, сменился президент.

– Приход на должность президента с 1 января 2000 года Владимира Владимировича Путина сыграл колоссальную позитивную роль во внешней политике. Поверьте старому дипломату! Мне импонировало, что он в первый же день работы выехал в Чечню на места боевых действий. И скоро мы поняли: это человек, который не допустит развала страны, хотя, казалось, это вот-вот случится.

В мире его приход встретили сдержанно. При общении с зарубежными коллегами я часто слышал слово «КГБ». Я лично относился к этому положительно. Мы ведь воспитаны были так: Штирлицы не подводят, туда берут самых сильных, надёжных.

С приходом Путина улучшилось материальное обеспечение нашей работы, выросли и зарплаты – за границей вдвое, через полгода новое повышение. Важная деталь: послы почувствовали, что на самом верху есть человек, который читает их телеграммы. Знаете, как это вдохновляет и повышает ответственность. Работать в пустоту кому охота?

Скажу так: Путин, поддержав вектор Примакова, спас нашу внешнеполитическую службу. Ведь к 1998–1999 годам из МИДа ушло более тысячи дипломатов – треть. Преимущественно – штучных специалистов. В 2006-м вновь повысили зарплаты сотрудникам центрального аппарата, одновременно повышая жалование и посольским. Уже можно было достойно жить. Улучшилось и обеспечение безопасности дипломатов.

Это опять к вопросу о личности. Конечно, от конкретного человека на большом посту очень многое зависит.

Мне приходилось общаться с Шеварднадзе, с Горбачёвым. Задним числом, знаете, критиковать легко. Хотя надо признать: богатое стадо они разбазарили.

Сейчас Путина критикуют со всех сторон. Хочу заметить: так критикуют только несгибаемых и крепких. Горбачёва поначалу не особо шпыняли снизу или в прессе.

Ещё думаю, вспоминая контакты на Западе, в том числе с людьми из ЦРУ, что уже тогда, в начале президентства Путина, там понимали: им достался на этот раз крепкий орешек – человек будет проводить твёрдую линию на укрепление России.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > lgz.ru, 10 октября 2018 > № 2756784 Геннадий Сизов


Россия > Внешэкономсвязи, политика > lgz.ru, 10 октября 2018 > № 2756784 Геннадий Сизов

Волшебные крылья дипломатии Наш собеседник – Чрезвычайный и Полномочный посол РФ, писатель Геннадий Сизов

Сухомлинов Владимир

– Дипломаты, как и разведчики, воспринимаются представителями клановой профессии. В книге «Дипломатии чарующая страсть» вы пишете, что много «глупостей и несуразицы» о дипломатах можно увидеть в кино. Мечтал ли когда-то парень из городка Алексина Гена Сизов, электрослесарь и механик, что будет послом, и даже переживёт момент, когда во многом благодаря его действиям наступит мир в целой стране?

– Интригуете… В жизни, и правда много неожиданных поворотов. До 22 лет о профессии дипломата я не думал. Услышал о МГИМО на третьем году срочной службы в железнодорожных войсках. Кто-то из друзей упомянул, что там готовят дипломатов. Что-то задело, хотя подумал: как я, простой парень, могу помышлять об этом? Дипломаты ж особые люди… Но мысль засела.

После армии (а шли хрущёвские времена) я всё-таки решил попробовать дотянуться до МГИМО. Повторял предметы, особенно немецкий язык. Жил после демобилизации в Туле, работал на оружейном заводе. Большую роль сыграло даже не стремление к цели, а добрые человеческие встречи. Познакомился как-то с начальником отдела кадров завода, уже даже фамилии его не помню. Когда он узнал о моей мечте, то не удивился, а сказал: давай, вперёд! Рекомендовал в группу лекторов Тульского обкома партии. А мне всего 23 года. Первым секретарём обкома был тогда Юнак Иван Харитонович. Он заметил, конечно, что лекторы – люди солидные, а тут какой-то пацан. Однако скоро я уже выступал с лекциями. Встречи с народом – вопросы, возражения, сомнения – школа колоссальная.

– А что, уже были членом КПСС?

– Да. И, честно говоря, как тогда, так и сейчас, считаю, что особых упрёков к себе и своим товарищам не могу адресовать. Хорошо учился, вёл правильный образ жизни, никогда никого не обманывал, не обижал, не унижал, честно трудился. Тогда, кстати, шло обсуждение Морального кодекса строителя коммунизма и то, как мы к 1980 году его построим. Мне, как бы наперекор волнующим планам, казалось, однако, что, например, даже обеспечить всех квартирами к этому году ну нереально. А коль сомневаешься – какой ты коммунист? Хотя мечта о МГИМО не уходила.

При этом я знал, что у него репутация вуза для детей из «особых» семей, что просто так из Тулы туда не войдёшь. Но поехал, успешно сдал экзамены – у меня ведь была и рекомендация Тульского обкома КПСС, без этого бы к ним не допустили. Заметил, что больше было ребят из «особых» семей, но встречались и похожие на меня – многие поступали по четвёртому, по пятому разу.

Оставалось дождаться мандатной комиссии. В промежуток, с разрешения секретаря комиссии, поехал домой. Успел побывать даже на пленуме обкома партии, а когда вернулся в Москву, оказалось: комиссия провела заседание раньше намеченной даты. Я, что называется, пролетел. Секретарь комиссии, чувствуя вину, представил меня её членам. Увы, поздно. Но ко мне опять отнеслись по-доброму. И вот – поворот: комиссия готова рекомендовать меня в Университет дружбы народов имени Патриса Лумумбы. Там, кстати, одним из плюсов было наличие общежития. Я посопротивлялся, но дал согласие. Так стал студентом факультета экономики и права нынешнего РУДН. До начала занятий попросили заняться хозделами, мол, могу ли починить утюги. А я же электрослесарь! За два дня отремонтировал пятьдесят утюгов. С этого (смеётся) и началась учёба – незабываемые годы. Я был как на крыльях.

– Что особо запомнилось?

– Для меня наш университет – оазис добра, порядочности, честности. Как вуз для иностранцев, открытый в 1960-м, он собрал лучших профессоров и преподавателей, был хорошо оснащён. Но главное – атмо-сфера. Университет окончил с отличием. Не забуду слова ректора Станиса при вручении дипломов: будьте красивыми людьми! Это от его сердца шло, незабываемое напутствие.

– Итак – айда в зарубежные странствия?

– После университета меня приглашали в разные властные структуры Советского Союза, включая международный отдел ЦК ВЛКСМ. Его возглавлял тогда Геннадий Янаев, будущий вице-президент СССР. Но с учётом того, что я был вчерашним бедным студентом, который все годы учёбы постоянно экономил и подрабатывал, я выбрал предложение поехать на один год на Кубу переводчиком. Испанским я уже здорово овладел. На Кубе было интересно, и зарабатывал я неплохо, предлагали остаться. Но вернулся в Москву, хотелось более самостоятельной работы. Мне под тридцать, жена, дочь. Какое-то время подрабатывал переводами, а 13 декабря 1971 года получил от МИДа СССР назначение дежурным референтом в посольство в Эквадоре. Начались более тридцати лет дипслужбы. Было отличное настроение!

– Советский дипломат – мечты сбываются... Но затем пришли иные времена. Есть представление, что начиная с Шеварднадзе, Козырева наша дипломатия сдавала позиции, уступала, прогибалась под Запад и т.п. Многое ли зависит от конкретной личности, а не только от общего курса?

– Этот вопрос, вижу, с подвохом. Да, я прошёл в советское время многие этапы дипломатии. Сначала более пяти лет в Эквадоре, где получил ранг атташе. Потом так: примерно два года в центральном аппарате МИДа и – очередная командировка. Памятен, например, Уругвай, где правила военная хунта. Жёсткая антисоветская риторика, экстремальные условия: то и дело демонстрации у посольства, провокации с дипкурьерами и прочее. Бесценный опыт. Познаёшь много тонкостей, учишься умению общаться с самыми разными людьми.

И скажу, я восхищался честностью и профессионализмом нашей тогдашней дипломатии. Все мы были преданы Родине и это не просто бла-бла-бла... Работали напряжённо. Только со стороны кажется, что всё сводится к приёмам, раутам, шампанскому. Чушь!

Всегда учился у послов, под началом которых работал. Например, у Ивана Ивановича Марчука в Эквадоре. Или у Шляпникова Германа Евлампиевича (он ушёл из жизни минувшей весной, ему было почти 90 лет). Он прекрасно знал язык, очаровывал работников СМИ своим умом.

На Кубе, где со временем стал советником по информации и печати, эти уроки особо пригодились. Там, помимо кубинских журналистов, их коллег из ведущих мировых агентств, было много наших. Надо было всем помогать. Я к тому моменту чётко осознал: журналистов надо уважать за их смелость, готовность пропустить через свою душу заботы и беды людей.

Но если опять о Кубе, то тогда западники ждали падения «режима» Фиделя Кастро. Было «перестроечное» время. Отовсюду понаехали журналисты. Работать приходилось и день, и ночь. Но «режим», в отличие от нашего, не падал и не упал.

– Извините, но уходите от ответа, в чём со мной не согласны...

– Да, с развалом СССР многое изменилось. Но основа деятельности МИДа осталась. Наша система консервативна, поскольку защищать интересы страны надо при любом режиме. Появились новые задачи, связанные с переходом от социалистической к рыночной, капиталистической системе. Неимоверные трудности были у всех. У нас тоже. Надо было успевать за переменами. Скажем, встал вопрос о защите наших граждан за рубежом. Прежде там пребывали в основном или наши военные, или узкий круг дипломатов и специалистов с жёнами и семьями. Но ворота открылись, масса людей получила возможность выезжать. В МИДе появилось специальное управление, вернее, несколько структур по защите прав россиян.

Или в советское время посольство – это «треугольник»: дипломаты, сотрудники СВР и ГРУ (примерно половина аппарата – из спецведомств). Это решили поменять. Ещё одной проблемой стала необходимость открытия новых посольств – в странах СНГ. То-гда я работал в кадрах МИДа – с 1991 по 1994 год. Пришлось принимать драконовские меры – ведь денег нет. Закрыли ряд посольств и генеральных консульств. Закрыли, как помню, 34 торговых представительства, переведя кого-то

из специалистов в состав посольств. В целом сократили до шестидесяти процентов дипломатов. Отозвали – что было глупостью – всех сотрудников спецслужб. На 30–40 процентов уменьшился состав центрального аппарата МИДа. Зарплата всюду – мизерная. У большинства сотрудников на Смоленской площади в Москве – не смейтесь – оклад 10 долларов в месяц. Не хватало денег оплатить квартиру, нормально питаться. А надо Родину за-щи-щать!

– И другим было не слаще!

– Да. Но я о том, что не надо положение упрощать и сводить всё к фигурам типа Козырева, первого главы МИДа «демократической РФ». Он был молодой, симпатичный, воплощающий обновление руководства. Но этого оказалось недостаточно. Он не имел ни нужной школы, ни опыта и вынужден был как бы при всём присутствовать. Как-то (я работал тогда в Таджикистане) он совершил визит и приехал… с теннисной ракеткой. Сразу узнал, где есть корт. Обеспечили его охраной, и он потренировался. А вокруг – жуткая гражданская война...

Но не только в таком виде шло прогибание подо всё западное, под американское (взды-хает).

Параллельно рушились наша промышленность, сельское хозяйство. Я побывал тогда на Урале. Военные заводы – танковый, Уралмаш, вагонный и другие – без слёз не глянешь…

В тот период не раз сталкивался с госсекретарём Бурбулисом. Он складно речи вёл, но мы-то знали, что он, как и Шахрай, был при подписании тех же Беловежских соглашений, знал многое про Крым, который в 1954 году отдали УССР с барского хрущёвского плеча. Что, не могли подсказать Ельцину, что есть такой момент, обратите внимание украинцев? Они этого не сделали.

Кстати, мой опыт показывает, если не бояться ставить перед начальством «неудобные» вопросы, даже лично ты обычно выигрываешь, а главное – общее дело. Лизоблюдов и трусов ждёт поражение или забвение. Надо уметь быть смелым.

К чему это? Да к тому, что всё подобное вызывало большое недоумение у опытных дипломатов. Своей работой все мы, переживающие за страну, старались смягчить ситуацию, не отступать. Считали: надо, несмотря ни на что, стоять на защите национальных интересов. В этом смысле я и хотел бы уточнить вашу позицию.

Конечно, приход Примакова изменил положение дел, он вселил – и очень быстро! – в нас уверенность. Чётко поставил задачу: вести работу по восстановлению роли России как ведущего игрока на мировой арене. Он же ввёл в оборот тезис о многополярном мире. Примаков глубоко понимал проблемы, вникал в детали. Я это хорошо видел, когда, работая в Таджикистане, общался с ним во время его приездов туда…

– Без теннисной ра-кетки?

– Конечно... Он всегда был в курсе деталей. Это выявлялось в ходе разговоров по каналу закрытой связи, когда я ему звонил из Душанбе, или он вдруг обращался ко мне. Мало кто знает, как блистательно он решал вопросы военного характера на территории бывшего СССР.

В 1996–1997 годах наметился перелом. А когда Евгений Максимович стал премьером, то отодвинул страну от пропасти не на несколько шагов, а на несколько сот метров. Великий человек и государственный деятель.

– Потом настали вообще иные времена, сменился президент.

– Приход на должность президента с 1 января 2000 года Владимира Владимировича Путина сыграл колоссальную позитивную роль во внешней политике. Поверьте старому дипломату! Мне импонировало, что он в первый же день работы выехал в Чечню на места боевых действий. И скоро мы поняли: это человек, который не допустит развала страны, хотя, казалось, это вот-вот случится.

В мире его приход встретили сдержанно. При общении с зарубежными коллегами я часто слышал слово «КГБ». Я лично относился к этому положительно. Мы ведь воспитаны были так: Штирлицы не подводят, туда берут самых сильных, надёжных.

С приходом Путина улучшилось материальное обеспечение нашей работы, выросли и зарплаты – за границей вдвое, через полгода новое повышение. Важная деталь: послы почувствовали, что на самом верху есть человек, который читает их телеграммы. Знаете, как это вдохновляет и повышает ответственность. Работать в пустоту кому охота?

Скажу так: Путин, поддержав вектор Примакова, спас нашу внешнеполитическую службу. Ведь к 1998–1999 годам из МИДа ушло более тысячи дипломатов – треть. Преимущественно – штучных специалистов. В 2006-м вновь повысили зарплаты сотрудникам центрального аппарата, одновременно повышая жалование и посольским. Уже можно было достойно жить. Улучшилось и обеспечение безопасности дипломатов.

Это опять к вопросу о личности. Конечно, от конкретного человека на большом посту очень многое зависит.

Мне приходилось общаться с Шеварднадзе, с Горбачёвым. Задним числом, знаете, критиковать легко. Хотя надо признать: богатое стадо они разбазарили.

Сейчас Путина критикуют со всех сторон. Хочу заметить: так критикуют только несгибаемых и крепких. Горбачёва поначалу не особо шпыняли снизу или в прессе.

Ещё думаю, вспоминая контакты на Западе, в том числе с людьми из ЦРУ, что уже тогда, в начале президентства Путина, там понимали: им достался на этот раз крепкий орешек – человек будет проводить твёрдую линию на укрепление России.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > lgz.ru, 10 октября 2018 > № 2756784 Геннадий Сизов


Белоруссия. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 10 октября 2018 > № 2755966 Светлана Алексиевич

The Washington Post (США): Вспоминая Анну Политковскую, убитую за правду

Светлана Алексиевич (Svetlana Alexievich), The Washington Post, США

Ежегодно в годовщину ее гибели победители премии «Анна Политковская» пишут Анне письмо. Светлана Алексиевич — лауреат Нобелевской премии по литературе 2015 года и лауреат премии Анны Политковской 2018 года.

Примечание редактора: ведущая российская журналистка Анна Политковская была застрелена в подъезде своего дома в Москве 7 октября 2006 года. Ежегодно в годовщину ее гибели победители премии «Анна Политковская» пишут Анне письмо. Премия вручается ежегодно с 2007 года организацией RAW in WAR («Помочь каждой женщине в огне войны») женщинам-правозащитникам, работающим в зонах военных действий и конфликтов.

— Уважаемая Анна.

Я хочу рассказать тебе о нашей жизни без тебя. Где мы сейчас находимся? На каком этапе истории? Ясно одно: не там, где мы всегда хотели быть. За те более чем 10 лет, что вы не были с нами, мы могли бы уже жить в другой стране, переехав из гулаговской империи в нормальное европейское государство, как это сделали многие наши соседи. Но, как сказал Петр Столыпин: «в России каждые 10 лет все меняется, и за 200 лет ничего не меняется». Мне надоела эта цитата, но в ней столько отчаяния, которое нам так знакомо,что ее хочется повторить.

Вы помните 1990-е годы? То сумасшедшее, кровавое, священное время? Вы помните, какими романтиками мы были — криминально романтичными, как мы должны это признать сегодня. С нашей стороны было наивно полагать, что если бы в наших книжных магазинах появились книги Солженицына, Шаламова, Гроссмана (книги, которые раньше означали тюремное заключение для тех, кто их читал), что если бы у нас были бесплатные газеты и разные партии (не только Коммунистическая партия), то это было бы началом нормальной жизни. И мы будем как все остальные. Мы присоединимся к остальному миру, перестанем пугать всех нашими ракетами «Искандер».

Митинги, сотни тысяч сильных людей собирались на площадях, а мы ходили и скандировали: «Свобода! Свобода!» Нам казалось, что эта вечная русская мечта, это чудесное явление, с такой любовью взращенное на наших кухнях, где мы собирались и мечтали, что вот-вот станет реальностью, что буквально завтра мы будем свободны, что бывший заключенный, который провел всю свою жизнь в колонии, сможет просто выйти за ворота и стать свободным за ночь. Но он не может быть свободным, потому что все, что он знает, — это тюрьма.

Сколько иллюзий у нас было тогда! Мы наивно полагали, что как только мы уберем Дзержинского с гранитного постамента, этого будет достаточно, и вся страна вздохнет свободно. И вот они издали Солженицына и Рыбакова, и все всё прочитали. У меня и моих друзей — любой интеллигенции — часто не было приличного пальто, но у нас у всех были большие библиотеки. Теперь наши дети и внуки не знают, что делать со всеми этими книгами и толстыми журналами. Они им не нужны, поэтому они выбрасывают их как мусор.

Да, мы бегали по площадям и кричали: «Свобода! Свобода!» Но никто не знал, что это значит. А потом началось это… Заводы, фабрики, исследовательские центры, предприятия закрывались, и что мы могли сделать со всей этой свободой? Никто не предполагал, что мы будем свободными, но обездоленными. Каждый хотел быть хозяином, а не слугой. Даже сегодня, если зайти в дорогой магазин и попросить немного внимания, это воспринимается как обида, признак снисхождения. Все только недавно вышли из социализма, где все были бедны, но равны в своей бедности.

Думаю, Анна, вы, наверное, видели эти телевизионные кадры: «новые русские» едят черную икру, хвастаются золотыми унитазами в личных самолетах и самыми большими яхтами в мире, а люди, где-то в Рязани или на Сахалине сидят без работы и денег, смотрят на это голодными глазами. Никто не думал о людях. Идеи лелеялись, а не люди. Теперь мы удивлены, что в головах наших людей смешение левых и правых идей. Поскольку никто никогда не разговаривал с ними, никто не пытался объяснить им что-либо с экранов телевизоров.

Сейчас с ними говорит Путин, он учился на наших ошибках. Но дело не только в Путине, он просто говорит то, что люди хотят услышать. Я бы сказала, что в каждом россиянине есть немного от Путина. Я говорю о коллективном Путина: мы думали, что проблема была в советской власти, но все дело было в людях.

Советский образ мышления живет в нашем сознании и в наших генах. Как быстро сталинская машина снова заработает? С каким мастерством и энтузиазмом все в очередной раз осуждают друг друга, ловят шпионов, бьют людей за то, что они другие… Сталин воскрес! По всей России строят памятники Сталину, выставляют портреты Сталина, открывают музеи в память о Сталине.

Ты умерла, Анна, веря, что мы одержали победу. Тем не менее, годы, которые мы прожили без тебя, ясно показали, что переворот был скрытым на некоторое время, он принял другие формы, только чтобы вернуться победителем. Если бы кто-то в 1990-е годы надел футболку с изображением Сталина или со словами «СССР», над ними бы издевались. Теперь это считается нормальным. В наших книжных магазинах десятки книг о Сталине: книги о женщинах Сталина, о великом генералиссимусе во время войны, о вине, которое он любил, о сигаретах, которые он любил курить. Совершенно непонятно, как люди одновременно скорбят о своих невинных близких, убитых Сталиным, и выражают свою любовь к Сталину. Ностальгия по всему советскому. Россияне хотят иметь шенгенскую визу, иномарку, пусть даже подержанную, и держаться за свою веру в Сталина.

Вещь, которую тебе, наверное, было бы труднее всего принять — это то, что россияне научились убивать своих братьев. Они научились ненавидеть. Я могу тебе рассказать, как в Москве таксист вытолкал меня из машины, когда узнал, что я из Западной Украины, что моя мама — украинка, и что я люблю украинцев. «Крым наш!» — кричал он мне. «Нет, не ваш, он украинский». «Донбасс наш!». «Нет, украинский». Не знаю, Анна, смогло бы твое сердце выдержать эту боль? Без сомнения, ты бы поехала на фронт на Украину. Без сомнения, ты бы писала свои честные репортажи оттуда

В прошлом они привозили тела солдат из Афганистана в цинковых гробах и тайно хоронили их ночью, а сегодня привозят так называемый «груз 200» из Украины и Сирии.

Но есть и страшное различие. Когда я писал свою книгу «Цинковые мальчики» о войне в Афганистане и шла на встречу с матерью, которая ждала гроб с останками сына, она встречала меня со словами: «Я расскажу все! Напишите правду». Сегодня матери молчат. Они говорят шепотом. Одна из них сказала репортеру: «Я не скажу вам ничего, потому что они не заплатят мне компенсацию за моего мертвого сына. Мне нужны эти деньги, чтобы купить квартиру для дочери». Когда это произошло? Когда? Когда мы развернулись и скатились обратно в темноту безумия, страха и ненависти сталинских лет. Мы до сих пор боимся открыто признать это. Но это так

Идет война. На постсоветском пространстве погибли десятки журналистов, каждый год в этом черном списке появляются новые имена. Жизнь в России все еще находится в подвешенном состоянии, между хаосом и лагерем. Не случайно я часто слышу в своем кругу разговоры о чтении книг о Германии 1930-х годов или последних годах Российской империи накануне российской революции. Спросите себя: почему? Но ведь есть так много ужасающих сходств с нашей сегодняшней жизнью. Одни говорят о Третьей мировой войне, другие о возвращении фашизма.

Свобода — это долгий путь. Вот чему мы научились с тех пор, как ты ушла. Ты нам очень нужна, Анна! Мы узнали от тебя, что в войне не может быть компромиссов; даже самый маленький компромисс делает вас соучастником. Нам всем было бы гораздо труднее без всего того, что ты успела сказать и сделать — без твоей веры в то, что нас спасет не ненависть, а любовь к человечеству. Спасибо, что ты была здесь и все еще здесь.

Белоруссия. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 10 октября 2018 > № 2755966 Светлана Алексиевич


Россия. США > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 10 октября 2018 > № 2755963 Мика Зенко

Foreign Policy (США): Проблема не в фейковых новостях из России. Проблема в нас

Пропаганда уже давно влияет на выборы во всем мире, потому что у общественности есть к ней аппетит

Мика Зенко (Micah Zenko), Foreign Policy, США

В 1934 году журналист и новеллист Аптон Синклер баллотировался на пост губернатора от движения «Конец бедности в Калифорнии» (EPIC). Он предлагал очень прогрессивную программу изменений, в которую входило введение пенсий, увеличение налогов на доходы и недвижимость для состоятельных жителей штата Калифорния, создание государственной сети кооперативов, которые будут нанимать безработных.

Лидеров бизнеса и профсоюзов тогда встревожили социалистические элементы его программы. Поэтому они вложили четыре миллиона долларов в поддержку действующего губернатора Фрэнка Мерриама. Эти деньги были использованы на распространение лжи и дезинформации через листовки, радиоточки, статьи в газетах, а также через новое медиа-изобретение — политическую агрессивную рекламу, которую показывали перед фильмами в калифорнийских кинотеатрах.

В роликах актеры, которые изображали простых граждан, читали специально написанные строки с ложью о движении EPIC и Синклере. Такие фейковые новости тех времен оказались очень эффективными. Мерриам легко победил своего оппонента.

Перед выборами Синклер написал жалобу в Конгресс с требованием расследовать то, что он называл «ложной пропагандой», добавляя: «Симпатизируете вы мне и моей платформе или нет — это не важно». Он добавил, что если киноиндустрия «может быть использована для справедливого влияния на избирателей, то ее могут использовать и несправедливо». Никакого расследования тогда не было.

Кампании влияния и дезинформации стали нормальной частью выборов в США. Роль дезинформации в избирательных кампаниях и того, как она транслируется и распространяется, а также как она влияет на избирателей стала темой для национального обсуждения в Америке после президентских выборов 2016 года. Чаще всего виновниками называют Россию, Иран и Китай.

Разведывательные управления США, комитеты по вопросам разведки обеих палат Конгресса, специальный представитель Департамента юстиции Роберт Мюллер очень тщательно документируют российские усилия, нацеленные на то, чтобы тайно подорвать американский демократический процесс.

В августе, тем временем, компания FareEye, которая занимается проблемами кибербезопасности, описала «с определенной уверенностью» то, как Иран использовал социальные сети для продвижения политических подходов, «которые совпадают с иранскими интересами». Опираясь на отчет компании, Фейсбук удалил 652 страницы, группы и аккаунты за «скоординированное неподобающее поведение».

В конце концов, выступая перед Советом безопасности ООН, президент США Дональд Трамп заявил, что «Китай пытался вмешаться в наши среднесрочные выборы, которые пройдут в ноябре 2018 года, против моей администрации». Когда его спросили о доказательствах, он сказал: «У нас есть доказательства. Они будут обнародованы».

Но при этом Трамп всех озадачил, назвав лидера Китая Си Цзиньпина своим «другом». Но если присмотреться ко всем этим обвинениям, возникает ощущение отсутствия точности в том, что именно считается неприемлемым поведением, которое нужно запретить. Заявленные цели «врагов» смешиваются с их реальными действиями. К примеру, разведывательные службы США предупреждают о стремлении России «подорвать либеральный демократический порядок во главе с Америкой» так, будто это уже преступление.

В этом же можно упрекнуть и действующего американского лидера, который, похоже, преследует ту же цель, когда унижает союзников, принимает протекционистские торговые политические подходы, разводит национализм и публично хвалит автократических лидеров.

Похожим образом Комитет по вопросам разведки Палаты представителей в отчете указал, что с 2015 года Москва «пыталась посеять раздор в американском обществе и подорвать нашу веру в демократические процессы». Но первое американцы сделали и сами. А тайные политические оперативники воплотили второе еще задолго до появления социальных сетей.

О том, как интернет стал инструментом для достижения политических и социальных целей, хорошо написали эксперты по вопросам обороны Сингер и Эмерсон Брукинг в своей книге «Как война: превращение социальных сетей в оружие». Разложив по полочкам всю ненависть, ложь и государственную пропаганду, а также государственный мониторинг, который сделал возможным интернет, книга стала незапланированно тревожной.

Но учитывая то, как страшные истории разоблачаются, сообщаются, а потом быстро забываются, авторы отмечают, что очень трудно оценить их последствия для гражданских свобод, личной безопасности, политики и даже национальной безопасности или внешней политики. В измерении безопасности и дипломатии книга делает весьма смелое заявление: стратегическое использование интернета, особенно социальных сетей, похоже на войну. А значит, сейчас это главное поле боя в мире. И все мы невольно стали или целями, или комбатантами. Это утверждение весьма неудобное для всех, кто вырос, изучая кинетические тактики боя и балансирование между вполне физическими силами.

Но интернет очень сильно повысил значение информации. Доказательство этому — то, как политики и военные лидеры постоянно пытаются и успешно используют ее. Они больше не могут недооценивать иностранные попытки повлиять на население их стран. Тут либо вы формируете восприятие граждан, либо кто-то другой это сделает за вас.  Интерпретация таких усилий зависит от источника, умысла распространения сообщений и толерантности к лицемерию.

Как заметил профессор Гонконгского университета Дов Левин, бывшие крупнейшие мировые силы СССР/Россия и США за период с 1946 до 2000 года прямо или косвенно вмешались в 117 избирательных кампаний из 938 по всему миру. Опасный баснописец для одних — это смелый «правдоруб» для других. Аналогичным образом распространение правдивой информации одними может казаться информационным оружием для других. Проблема, которую американцы игнорировали последние 20 месяцев, — в том, почему общество так сильно поверило и бросилось распространять ложь из России, Китая или Ирана.

Политики и исследователи решили свалить вину за раскол общества в США на внешних врагов. Но это все равно, что пытаться сократить распространение наркотиков, сосредоточившись сугубо на иностранных производителях (забыв, конечно, что большое количество наркотиков производится и внутри страны). Аппетиты к выборочной, предвзятой или политизированной информации растут. И этот тренд продолжится, несмотря на уровень информационной грамотности американского общества, его критического мышления и политизированности. Страна не может просто так взять и смыть все свои предубеждения.

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 10 октября 2018 > № 2755963 Мика Зенко


Македония. Греция. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 10 октября 2018 > № 2755948 Иван Саввиди

The New York Times (США): Американские разведывательные агентства и скрытая дипломатия позволили разоблачить вмешательство России в важнейший референдум на Балканах

Эрик Шмитт (Eric Schmitt), Хелен Купер (Helene Cooper), The New York Times, США

Вашингтон — В течение многих лет Иван Саввиди был человеком Кремля в Греции.

Российский миллиардер греческого происхождения, бывший депутат Государственной Думы и владелец греческого футбольного клуба, г-н Саввиди практически беспрепятственно перемещается между мирами этих двух стран. Он участвует практически во всех аспектах жизни Салоник — греческого портового города, где он живет, — и является известной личностью в мире греческих и российских олигархов, между которыми часто вспыхивает вражда.

Все это обусловило пристальное внимание к нему со стороны американских разведывательных агентств.

Американские чиновники заявили, что в июне им удалось выявить контакты, указывающие на то, что г-н Саввиди выполнял роль посредника, помогавшего России подорвать соглашение между Грецией и Македонией, которое могло бы позволить Македонии сделать еще один шаг на пути к вступлению в НАТО. Греция долгое время выступала против принятия Македонии в НАТО. Москва, которая считает расширение границ НАТО серьезной угрозой для своей безопасности, была решительно настроена сорвать референдум по этому соглашению.

В ответ на это американские чиновники предприняли непривычно агрессивный шаг: они передали перехваченные разговоры и переписку греческому правительству премьер-министра Алексиса Ципраса. Греческое правительство отреагировало на это разрывом с Москвой, выслав из Афин двух дипломатов и запретив въезд двум другим.

Американские шпионы и дипломаты до сих пор ликуют. Хотя результаты референдума, прошедшего в Македонии в сентябре, оказались неоднозначными — теперь парламенту Македонии придется решать, вступит ли страна в НАТО или нет — американские чиновники считают разоблачение г-на Саввиди и высылку дипломатов редкой победой в борьбе против дезинформационных кампаний России в Европе и США.

«Мы даем отпор и показываем, что мы тоже способны вести жесткую игру, — сказал бывший посол США в Македонии Кристофер Хилл (Christopher R. Hill). — Мы умеем ябедничать, и мы способны делать то, чего в прошлом мы, возможно, не делали».

Эти секретные маневры проводились как раз в тот момент, когда летом этого года президент Трамп ездил по Европе, публично заявляя о необходимости налаживать отношения с президентом России Владимиром Путиным и критикуя НАТО — это стало очередным проявлением того, что президент США и американский внешнеполитический истеблишмент преследуют противоположные цели. Однако история с Македонией началась задолго до этого.

Борьба с вмешательством

Когда летом 2016 года чиновники американской системы национальной безопасности впервые заметили признаки того, что Россия пытается вмешаться в американские президентские выборы, Госдепартамент и Министерство обороны США в тесном сотрудничестве с разведывательными агентствами создали то, что теперь называется «группой по борьбе с влиянием России» (Russia Influence Group), чтобы противостоять российским дезинформационным кампаниям, в первую очередь в Европе. Одной из задач этой группы было выявление выборов в Европе, в которые Россия могла попытаться вмешаться.

В конце весны текущего года эксперты этой группы пришли к выводу, что вероятной мишенью может оказаться Македония. 12 июня чиновники Македонии и Греции объявили о том, что эта страна изменит свое название на Республику Северная Македония, чтобы положить конец длившемуся три десятилетия спору с Грецией, которая рассматривала название «Македония» как свидетельство скрытых территориальных претензий на греческую область с таким же названием.

Как только Македония станет Северной Македонией, Греция должна будет отозвать свое вето на вступление этой страны в НАТО. Голосование по вопросу о новом названии для страны было намечено на конец сентября.

Москва была недовольна. Спустя три дня после заключения соглашения на конференции в Афинах ведущий российский дипломат обратился к Западу с жестким предупреждением касательно планов принятия Македонии в альянс.

«Конечно, мы не будем сбрасывать ядерные бомбы, — сказал посол России в Евросоюзе Владимир Чижов. — Однако есть ошибки, которые имеют последствия».

Эта угроза г-на Чижова повлекла за собой целую серию дипломатических сообщений, которые в Вашингтон отправил посол США в Греции Джеффри Пьятт (Geoffrey R. Pyatt), присутствовавший на той конференции. Он предупреждал, что Москва собирается попытаться сорвать предстоящий референдум. По словам чиновников, Госдепартамент, ЦРУ и Европейское командование Пентагона в Штуттгарте уже знали об этом.

К тому времени возражения против проведения референдума уже звучали внутри самой Македонии. За лето в сети появились сотни сайтов, призывавших бойкотировать этот референдум, и постов в Фейсбуке, призывавших македонцев сжечь свои бюллетени — по словам македонских и американских чиновников, это была классическая дезинформационная кампания, инициированная поддерживаемыми Россией группами.

В день заключения соглашения у здания парламента в столице Македонии Скопье начались бурные протесты.

В дело вмешался г-н Саввиди. Американские и греческие разведывательные агентства наблюдали за ним много лет, поскольку он был членом путинской партии «Единая Россия», депутатом Госдумы и поскольку он сумел использовать то состояние, которое он скопил благодаря российской табачной компании, для реализации целого ряда интересов на севере Греции.

В этом году г-н Саввиди, которому принадлежит греческий футбольный клуб ПAOK в Салониках, попал в центр внимания прессы, выбежав на поле во время мачта с участием афинской команды с пистолетом в кобуре и в окружении своих телохранителей. Игроки афинской команды покинули поле, опасаясь за свою безопасность, и матч был сорван.

В июне на основании перехваченных контактов — электронных писем, текстовых сообщений, телефонных разговоров — американские чиновники пришли к выводу, что г-н Саввиди платит протестующим.

По словам одного высокопоставленного чиновника США, американским агентствам удалось быстро собрать финансовую информацию, которая доказывала, что именно г-н Саввиди платил гражданам и футбольным болельщикам за протесты против македонского референдума.

По данным Проекта по проведению расследований об организованной преступности и коррупции (Organized Crime and Corruption Reporting Project) — организации, занимающейся независимыми расследованиями, — г-н Саввиди заплатил противникам кампании по переименованию Македонии как минимум 300 тысяч евро.

Среди тех, кто получал от него деньги, были македонские политики, только что созданные радикальные националистические организации и футбольные болельщики клуба «Вардар», которые и устроили бурные протесты у здания парламенте в Скопье.

Г-н Саввиди отрицает эти обвинения. «Абсолютно ложные и чрезвычайно клеветнические», — заявили представители его компании летом этого года.

Передача доклада

Задача передать доклад американской разведки греческому правительству в начале июля выпала г-ну Пьятту, опытному американскому дипломату, который уже два года занимал должность посла США в Афинах. Г-н Пьятт был хорошо подготовлен для этой роли, поскольку он был послом США на Украине с 2013 по 2016 год, когда Россия захватила Крым и поддержала сепаратистов на востоке Украины.

«Нет такой уловки, которую русские могли бы провернуть и о которой Пьятт не знал бы», — сказал сенатор Кристофер Мерфи (Christopher S. Murphy), демократ и член комитета по международным отношениям. Г-н Мерфи сказал, он обсуждал с г-ном Пьяттом вопрос вмешательства России в македонский референдум, но отказался сообщить подробности своих частных бесед.

Однако передать информацию греческому премьер-министру — это одно. Заставить его действовать — это совсем другое.

Премьер-министр Алексис Ципрас, который отказался присоединиться к другим странам Европы в их поддержке Великобритании, обвинившей Россию в применении вещества нервно-паралитического действия, был из партии, которая всегда поддерживала теплые отношения с Москвой. Однако решение выступить против Москвы далось ему довольно легко, учитывая то, сколько сил г-н Ципрас вложил в попытки выйти из тупика в отношениях с Македонией, чему Россия старалась помешать.

По словам чиновников, американская дипломатия за последние несколько лет этому способствовала. Правительство Обамы поддерживало Грецию во время долгого финансового кризиса, призывая Афины остаться в еврозоне, в то время как некоторые европейские страны не хотели оказывать финансовую поддержку Греции. Министр финансов при администрации Барака Обамы Джейкоб Лью (Jacob J. Lew) потратил так много времени на разработку греческого пакета антикризисных мер, что высокопоставленные чиновники даже шутили, что он стал в Казначействе дежурным по Греции. В период кризиса и г-н Обама, и г-н Лью ездили в Афины, как и вице-президент Джозеф Байден (Joseph R. Biden), который вернулся туда после своей отставки в прошлом году.

В октябре прошлого года г-н Трамп принимал г-на Ципраса в Белом доме, а сейчас эти две страны обсуждают вопрос о расширении американского военного присутствия в Греции, в том числе возможность предоставления доступа кораблям и самолетам США.

«Если вы обратите внимание на географию, если вы посмотрите на текущие операции в Ливии, если вы посмотрите на текущие операции в Сирии, если вы рассмотрите другие потенциальные операции на востоке Средиземного моря, вы увидите, что география Греции и связанные с ней возможности довольно значительны», — сказал генерал Джозеф Данфорд (Joseph F. Dunford), председатель Объединенного комитета начальников штабов, во время своего недавнего визита в Афины.

Чиновники американской системы национальной безопасности уже давно пытаются добиться ослабления связей между Афинами и Москвой. «Мы налаживаем отношения с Грецией, видя в ней якорь стабильности на востоке Средиземного моря и на западе Балкан», — сказал в июне Уэсс Митчелл (Wess Mitchell), помощник госсекретаря по делам Европы и Евразии.

Дипломатический поединок

11 июля г-н Ципрас поссорился с Москвой. Его правительство выслало двух российских дипломатов и запретило въезд в страну еще двум дипломатам, обвинив россиян в попытке подкупить неназванных чиновников и разжечь протесты против соглашения с Македонией.

«Постоянное неуважение по отношению к Греции должно прекратиться, — подчеркнуло Министерство иностранных дел Греции в своем заявлении. — Никто не должен и не имеет права вмешиваться во внутренние дела Греции».

Позже Москва заявила, что в ответ на шаги Греции она высылает нескольких греческих дипломатов.

Спустя несколько минут после того, как Афины объявили о высылке россиян, г-н Пьятт в состоянии необычайного воодушевления написал сообщения нескольким своим коллегам в Госдепартаменте и Пентагоне. Представительница Госдепартамента Хизет Нойерт (Heather Nauert) написала в твиттере: «Греция выслала двух российских чиновников и запретила въезд двум другим в ответ на попытки России вмешаться в греческую политику. Мы поддерживаем Грецию, которая защищает свой суверенитет. Россия должна прекратить вести себя дестабилизирующим образом».

Роль Америки в решении Греции о высылке дипломатов также показала, насколько велик разрыв между г-ном Трампом — который публично выражал сомнения в целесообразности сохранения НАТО и одновременно глубокое восхищение г-ном Путиным — и истеблишментом американской системы национальной безопасности, который искренне убежден в том, что попытки России вмешаться в выборы в США и других странах — это геополитическая угроза для американской безопасности.

Г-н Трамп крайне редко об этом упоминает — если он вообще об этом упоминает. Однако множество чиновников американской системы национальной безопасности ежедневно повторяют эту мысль.

«То зло, которое Россия причиняет повсюду, от Македонии до США, — сказал министр обороны Джим Мэттис (Jim Mattis) 11 сентября, в преддверии референдума 30 сентября, — всегда казалось мне чем-то, что находится за пределами дозволенного». После этих своих комментариев он отправился в Скопье, чтобы «заявить о том, что мы поддерживаем македонский народ».

На вопрос о том, предпринимают ли США какие-то конкретные шаги для того, чтобы бороться с попытками России вмешаться в ход референдума, г-н Мэттис ответил утвердительно. Он отказался сообщить подробности, но, по словам чиновников Министерства обороны, они проводят операции по информированию населения совместно с правительствами Македонии, Черногории и Украины, чтобы бороться с российской дезинформацией и ее вмешательством в выборы и референдумы.

Но ни один из закулисных шагов США не будет успешным, если парламент Македонии не согласится на изменение названия страны. Тем не менее, премьер-министр Македонии Зоран Заев, который направил этот проект в парламент на этой неделе, заявил, что, если проект не будет принят, он проведет досрочные выборы.

Македония. Греция. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 10 октября 2018 > № 2755948 Иван Саввиди


Япония. ДФО > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 10 октября 2018 > № 2755443 Максим Крылов

Почему провалилось сближение России и Японии

Максим Крылов

Несмотря на разговоры о «новом подходе» к России, Абэ взял на вооружение старую схему «экономика в обмен на политику», опробованную предшественниками. Просто в отличие от предшественников, иногда сменявших друг друга чаще, чем цифры на календаре, у него было достаточно времени, чтобы попытаться довести эту схему до логического завершения. Это логическое завершение мы и увидели во Владивостоке: схема не работает

В январе 1990 года старожил японской политики, бывший министр иностранных дел Японии Синтаро Абэ во главе делегации Либерально-демократической партии отправился с визитом в Москву. Холодная война закончилась, советско-японские отношения ощутимо теплели, и многим в Токио тогда казалось, что до благополучного разрешения территориального спора если не рукой подать, то уж в тройном прыжке долететь можно точно.

Два первых прыжка уже были намечены: во-первых, надлежало установить доверительные личные отношения с советским руководством; во-вторых – договориться об организации первого официального визита советского лидера в Японию. За тем и полетели.

Как и положено политику высокого ранга, Синтаро Абэ взял с собой личного секретаря, которого при первой возможности представил Горбачеву. Михаил Сергеевич внимательно рассмотрел секретаря, перевел взгляд на Синтаро Абэ, сравнил увиденное и вынес вердикт: «Можно перепутать».

В другом контексте подобное наблюдение можно было бы счесть очередной неделикатной вариацией на тему «все японцы на одно лицо», но в данном случае шутка Горбачеву действительно удалась. Личным секретарем Синтаро Абэ был его сын Синдзо, который и правда поразительно похож на отца.

Так или иначе, тогдашний визит увенчался успехом, пусть и временным. Доверительные отношения были установлены, Горбачев годом позже действительно посетил Токио, но третьего прыжка мир так и не увидел, а невинная шутка советского лидера даже стала своеобразным дурным пророчеством.

История российско-японских политических отношений с тех пор напоминает собой не столько прыжки в длину, сколько забег по ленте Мебиуса: движение есть, прогресса нет, маршрут все тот же, и поверхность только одна. Каждый сезон этого сериала настолько похож на предыдущий, что даже имена актеров повторяются: когда к апрелю 2013 года история описала очередной полный круг, очередной японский политик высокого ранга с фамилией Абэ (тот самый сын первого) снова отправился в Москву устанавливать отношения и договариваться о визите.

Правда, на сей раз возникли некоторые непредвиденные осложнения. Мировая история внезапно решила, что она ничем не хуже истории российско-японских отношений, и отправилась в свое собственное турне по дурной бесконечности. Россия вступила в новую холодную войну, в которой и Японии пришлось пару раз пальнуть холостыми в направлении ДНР, ЛНР и Крыма, в результате чего очередное потепление между Москвой и Токио было отложено на неопределенный срок. Туман войны рассеялся лишь к маю 2016-го, когда японский политик высокого ранга с фамилией Абэ (все тот же сын первого) в третий раз отправился устанавливать и договариваться. «Можно перепутать».

Чтобы не перепутать

На всякий случай, чтобы никто ничего не перепутал, Абэ-сын окрестил очередной поход по ленте Мебиуса «новым подходом», чем немало заинтриговал наблюдателей. Со стороны, впрочем, все выглядело до боли знакомо: многочисленные саммиты, еще более многочисленные контакты уровнем пониже, заверения в дружбе, росте торгового оборота и расширении экономического сотрудничества.

Из новшеств невооруженному глазу были видны, пожалуй, только встречи министров обороны и иностранных дел в формате «2+2» да переход двух лидеров на «ты» и обращение друг к другу по имени. Не «господин президент», а «Владимир», причем с ударением на последнее «и», что, безусловно, представляет собой новый подход к орфоэпии. Но не более того.

Тем не менее стараниями японского премьера за следующие два года российско-японские контакты заметно активизировались. В Японии был даже учрежден пост государственного министра по вопросам экономического сотрудничества с Россией, а на должность заместителя министра иностранных дел, курирующего российское направление японской внешней политики, был назначен еще один сын первого Абэ, но его с отцом перепутать сложнее, потому что зовут его Нобуо Киси.

Скорость движения ощутимо возросла, но у ленты Мебиуса есть одна неприятная особенность: чем быстрее ты по ней движешься, тем быстрее вернешься к исходной точке. Примерно это и случилось 11 сентября, когда «новый подход» благополучно почил в бозе во Владивостоке, не выдержав испытания неожиданным предложением Путина заключить мирный договор до конца года.

Следует заметить, что первый тревожный звонок для «впоследствии покойного Берлиоза» прозвучал днем раньше, во время официальной встречи двух лидеров. Вопреки установившейся за два года контактов практике Синдзо и Владимир (с ударением на последнее «и») внезапно вернулись к официальным обращениям «господин президент» и «господин премьер-министр», а на совместной пресс-конференции говорили друг о друге исключительно как о «президенте Путине» и «господине Абэ».

Синхронный демарш наводил на мысли о предварительной договоренности, инициированной российской стороной, поскольку японский лидер до сих пор настаивал на втором лице единственного числа и личных именах, несмотря на то что это противоречит не только требованиям протокола, но и нормам японского языка.

Тем, кого смена тональности и подчеркнутая дистанция в личном общении ни на какие мысли не навели, на следующий день диспозицию объяснил сам Путин, в присутствии Абэ публично предложивший как можно скорее раскурить трубку мира без предварительных договоренностей о содержимом трубки. Абэ посмеялся, российские новостные ленты поспешили сообщить о возможном дипломатическом прорыве, официальный Токио поспешил заявить, что не курит, а за скобками осталась одна простая истина: «новый подход» премьер-министра Абэ увенчался оглушительным провалом. И вот почему.

Позиция «давайте заключим мирный договор без предварительных условий до конца года» отличается от всех предыдущих российских позиций только словами «до конца года». Никакого прорыва здесь нет, поскольку этот самый вариант Япония отвергает уже не первое десятилетие; с тем же успехом российский президент мог предложить сделать это до полуночи, пока карета не превратилась в тыкву, а точечные инвестиции – в секторальные санкции (запрещены на территории РФ).

Японская точка зрения предельно ясна: мирного договора до сих пор нет, потому что не урегулирован территориальный спор; никаких иных препятствий не существует. Следовательно, благополучное разрешение спора является необходимым условием для заключения договора. А предложение Путина даже хуже формулы, определенной в Московской декларации 1956 года («мирный договор плюс два острова из четырех»), которая и сама по себе для Токио весьма неприятна.

Итого в сухом остатке: после двух лет интенсивных контактов стороны ни на миллиметр не сдвинулись с крайних точек, о чем одна из них и заявила городу и миру в довольно провокативной форме.

Справедливости ради отметим, что некоторые вариации и гипотетические сценарии, по всей видимости, все же обсуждались, но никого не удовлетворили. Так, одна из многих высокопоставленных японских делегаций, посетивших за эти два года Москву, на прямой вопрос российской стороны, будет ли действие американо-японского Договора о взаимном сотрудничестве и гарантиях безопасности от 1960 года (по которому США имеют право размещать военные базы на всей территории Японии) распространяться на Южные Курилы в случае передачи их целиком или частично под японский контроль, вынуждена была ответить утвердительно. Тут и сказке конец, а кто не слушал, тому российская сторона охотно пересказала краткое содержание, продолжив развивать военную инфраструктуру на островах, к немалому недовольству Токио.

Два года разницы

На этом очевидные выводы заканчиваются и начинаются менее очевидные. Например, подобное возвращение на исходные позиции может служить косвенным свидетельством, что никакого фундаментально нового подхода и не было вовсе.

Вполне вероятно, что Абэ взял на вооружение старую схему «экономика в обмен на политику», опробованную предшественниками; просто в отличие от предшественников, иногда сменявших друг друга чаще, чем цифры на календаре, у него было достаточно времени, чтобы попытаться довести эту схему до логического завершения. Это логическое завершение мы и увидели во Владивостоке: схема не работает.

Второй вывод: в отличие от ситуации двухлетней давности Япония сейчас почти не нужна России. Или по крайней мере гораздо меньше, чем Россия нужна Японии и лично Синдзо Абэ, вложившему немало политического капитала в этот раунд сближения.

Два года назад, в исходной точке процесса, Путин был почти в полной международной изоляции, и активные контакты с одним из лидеров G7 были для него весьма кстати. Теперь он спокойно летает на свадьбы в Австрию, встречается с Трампом в Хельсинки и играет ключевую роль в сирийском урегулировании, а из мировых столиц ему сейчас закрыты, пожалуй, лишь Киев, Лондон и Вашингтон.

Единого антироссийского фронта нет и в помине, империалистические ястребы разлетелись по своим империалистическим делам, от Украины все устали. Япония же кроме денег ничего ценного предложить не может; это фундаментальная слабость японской внешней политики, не сводящаяся к ее российскому направлению, но именно на российском направлении она видна особенно отчетливо.

Наконец, вывод третий: забег по ленте Мебиуса, вне всякого сомнения, продолжится. Уже в октябре японский парламент будет созван на внеочередную сессию, и в своем послании обеим палатам японский премьер, как и каждый раз до этого, подобно Катону Старшему, скажет, что Карфаген (территориальный спор) давно должен быть разрушен.

Несмотря на очевидный конфуз (за который по Абэ уже прокатилась либеральная пресса), Япония продолжит соблазнять Россию экономическим сотрудничеством, а Россия продолжит слать ей mixed signals до востребования. Первый был послан уже на прошлой неделе: в поздравительной телеграмме по случаю переизбрания Абэ лидером Либерально-демократической партии Путин вернулся к столь любимому японским премьером второму лицу единственного числа и формуле «дорогой Синдзо». Тут и до нового «нового подхода» если не рукой подать, то уж в тройном прыжке долететь можно точно. Он будет тоже «новый», но новый. Главное – не перепутать.

Япония. ДФО > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 10 октября 2018 > № 2755443 Максим Крылов


Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 10 октября 2018 > № 2755436 Мухамеджан Пакирдинов

Нужна ли Казахстану антикоррупционная экспертиза нормативно-правовых актов?

В Национальной библиотеке Республики Казахстан в Алматы состоялся круглый стол, организованный РОО «Жанару», на котором обсуждался вопрос о необходимости возрождения в Казахстане антикоррупционной экспертизы законодательства. Наш корреспондент встретился с участником этого заседания, известным юристом, заместителем председателя РОО «Жанару», вице-президентом казахстанской криминологической ассоциации, кандидатом юридических наук Мухамеджаном Пакирдиновым и попросил его высказать свою позицию по обсуждаемой проблеме.

- Какова причина избрания проблемы антикоррупционной экспертизы в качестве темы круглого стола?

- Общество и законопослушные граждане желают, чтобы законы были обьективными и совершенными, а некачественное законодательство нередко является одной из причин, способствующей коррупционным проявлениям. Об имеющихся пробелах отечественного законотворческого процесса на днях высказался председатель сената Касым-Жомарт Токаев. Он отметил, что некоторые законы страдают как внутренними противоречиями, так и отсутствием сбалансированности между собой. Это, естественно, порождает критическое отношение общества к деятельности парламента и правительства.

К примеру, председатель правления Союза независимого автобизнеса Казахстана Тимур Жаркенов на страницах СМИ открыто говорит о том, что существующие законы не позволяют работникам малого и среднего бизнеса вести торговлю автозапчастями из стран Евросоюза. В этой связи на память поневоле приходит трагическое происшествие с хищением боковых зеркал с автомашины известного спортсмена, когда пытаясь задержать грабителей, он погиб.

Уверен, что в свое время именно проведение научных антикоррупционных экспертиз в нашей стране помогло в принятии объективных законов и позволило в определенной мере просчитать все последствия их принятия. Однако четыре года назад они были отменены, без внятных объяснений, а общество на себе ощутило негативные последствия такого непродуманного шага.

Судите сами. Курс на борьбу с антикоррупционными правонарушениями остается неизменным. Основные правовые документы, направленные на противодействие коррупции во всех областях жизни государства и общества - «Концепция правовой политики Республики Казахстан на период с 2010 до 2020 года», «Антикоррупционная стратегия Республики Казахстан на 2015 – 2025 годы», «Программа противодействия коррупции на 2015-2025 годы» партии «Нур Отан» действуют, а антикоррупционная экспертиза была отменена. Между тем, анализ работы правоохранительных органов показывает, что коррупционные преступления в нашей стране имеют тенденцию к росту, метастазами коррупции поражены практически все государственные, да и сами правоохранительные органы. Как следствие мы имеем недоверие населения ко многим инициативам власти по борьбе с коррупцией.

Государство это видит и пытается воздействовать на менталитет граждан. Например, в общественных местах часто можно встретить антикоррупционные плакаты типа «Стоп коррупции», «Нет коррупции» и тому подобные, но этого явно недостаточно. На мой взгляд, одна из причин слабой эффективности борьбы с коррупцией заключается в том, что нет должной прозрачности в процессе принятия решений властью, в том числе при принятии тех или иных законов.

- А как обстоит дело с антикоррупционной экспертизой в других странах?

- Все познается в сравнении. Например, в России федеральный закон от 17 июля 2009 года обязывает все государственные органы проводить антикоррупционную экспертизу нормативно-правовых актов с целью недопущения для правоприменителя условий для проявления коррупции. Эта процедура возложена на органы прокуратуры и юстиции. И это приносит свои плоды. Так, в 2015 году прокурорами было выявлено более 10 тысяч нормативных правовых актов органов государственной власти и местного самоуправления, содержащих коррупционные факторы. В ходе антикоррупционной экспертизы принимаются меры безопасности от факторов продажности чиновников, которые проявляются в разных областях деятельности госорганов.

Исследования природы коррупции в России не скрывают того факта, что депутаты, которые участвуют в процессе законотворчества, могут подвергаться различному влиянию негативного свойства со стороны заинтересованных групп или лиц. Так, в 2002 году было доказано, что 80 членов Совета Федерации РФ из 179 лоббировали чьи-то интересы или сами являлись предпринимателями. Обращает на себя внимание, что антикоррупционная экспертиза нормативных правовых актов у наших соседей, а также их проектов, характеризуется профилактической направленностью.

Думается, для РОО «Жанару» определенный интерес представляет статья 5 федерального закона РФ, дающая право институтам гражданского общества и гражданам проводить независимую антикоррупционную экспертизу нормативных правовых актов и их проектов.

Что касается опыта противодействия коррупции в Европе и странах Юго-Восточной Азии, то необходимо отметить, что они зиждятся на международно-правовых актах (Конвенции ООН против коррупции от 2003 года и других документах). Однако во многих европейских странах, в частности в Великобритании, Германии, Франции, скандинавских государствах положение части 3 статьи 5 Конвенции ООН 2003 года об оценке нормативных актов воспринято скорее как призыв к более глубокому проведению обычной правовой экспертизы. Вместе с тем, экспертиза проектов нормативных актов на предмет выявления в них норм, способствующих созданию условий для коррупции, проводится практически в каждом государстве-члене ЕС. Во всяком случае, она, так или иначе, осуществляется хотя бы в ходе юридической экспертизы, проводимой обычно в парламентах перед обсуждением законопроектов на пленарных заседаниях. Однако формы регламентации такого рода анализа и экспертизы в разных странах неодинаковы. Больше того, в названных странах имеются весьма квалифицированные эксперты, которые, как это ни странно, чаще дают свои заключения на законопроекты против коррупции не у себя дома, а за границей – в тех же странах Азии и Африки.

- Можно ли расценивать антикоррупционную экспертизу законов и других правовых актов как основной инструмент борьбы с коррупцией?

- Ни в коем случае. Антикоррупционная экспертиза, в основном, распространяется на правовую сторону нормативно-правовых актов. А для достижения конечной цели важно создание общесоциальной системы противодействия коррупции: в виде реальных механизмов неотвратимости ответственности всех без исключения лиц, посягающих на интересы граждан, общества и государства; условия для действенного общественного контроля, а также процедурных механизмов защиты прав человека. Основанием проведения антикоррупционной экспертизы также должен стать антикоррупционный мониторинг. Как показывает опыт других стран, проведение мониторинга коррупции уже доказало свою практическую состоятельность и необходимость. Только с помощью таких мер можно проанализировать социальные причины и выработать действенные рекомендации для антикоррупционной практики.

Хочется особо подчеркнуть, что участвовавшие в работе круглого стола глава офиса программы ОБСЕ в Казахстане Дьердь Сабо, председатель управляющего комитета Регионального хаба в сфере госслужбы Алихан Байменов, председатель Алматинского городского суда Нургазы Абдиканов и другие участники поддержали инициативу РОО «Жанару» о необходимости возрождении процедуры антикоррупционной экспертизы.

- Каково ваше личное мнение, как опытного юриста, о необходимости антикоррупционной экспертизы?

- Буду краток. Полагаю, что обязательное проведение антикоррупционной экспертизы законов и нормативных правовых актов и их проектов является одним из главных условий успешной реализации административной реформы в нашей стране и отвечает стремлению общества и желанию граждан как можно скорее искоренить это негативное явление из нашей жизни.

Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 10 октября 2018 > № 2755436 Мухамеджан Пакирдинов


Южная Осетия. США. Азербайджан. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 10 октября 2018 > № 2754735 Джеймс Койл

The Hill (США): Российское влияние увеличивается за счет уменьшения американского

Автору веб-сайта «Хилл» не нравится внешняя политика России — видимо, потому, что Индия, Турция, Армения и многие другие страны предпочли Москву Вашингтону. Он заявляет, что и на Востоке, и на Западе влияние России растет за счет уменьшения влияния Америки. Поэтому США должны активно восстанавливать связи с мировым сообществом.

Джеймс Койл (James J. Coyle), The Hill, США

В то время как Россия демонстрирует свои военные и основанные на нефтедолларах экономические мускулы, Соединенные Штаты продолжают терять влияние на всем пространстве бывшего советского мира. Под воздействием российской активности и в результате нерадивости Соединенных Штатов столицы Старого мира все больше обращаются в сторону Кремля за помощью. Достаточно посмотреть на добровольное экономическое порабощение Западной Европы за счет ее поддержки строительства газопровода «Северный поток — 2». Его строительство означает, что Европа передает свою экономическую независимость Газпрому в тот момент, когда русский медведь душит Украину, своего южного соперника.

В то же время показанные Россией результаты в Сирии побудили Турцию приобрести российские зенитно-ракетные комплексы С-400. Индия тоже возвращается на кремлевский рынок оружия. Рискуя нарваться на американские санкции, Нарендра Моди, тем не менее, завершает сделку в объеме пять миллиардов долларов по приобретению российского оружия.

Армения и Азербайджан с 1994 года конфликтуют друг с другом по поводу международно признанной азербайджанской территории Нагорного Карабаха. В конце 1990-х годов существовала надежда на то, что Соединенные Штаты будут иметь влияние на две эти воинственные стороны конфликта. В Азербайджане частные компании подписали «Контракт века», который предусматривал поставку каспийской нефти на международный рынок в обход российской трубопроводной системы. Но после того как Соединенные Штаты в 2008 году не смогли значимым образом ответить на вторжение России на территорию Грузии, Азербайджан обратился к Москве по поводу закупки вооружений на сумму, которая, как говорят, составляет шесть миллиардов долларов.

Несмотря на протесты и заверения по поводу неприсоединения, Армения уже давно порабощена Кремлем. Москве принадлежит большая часть командных постов в армянской экономике, и, кроме того, Ереван считает, что Москва играет первостепенную роль в обеспечении независимости Армении. Существовала надежда на то, что недавний приход к власти независимого лидера Николы Пашиняна будет означать, что Армения, возможно, повернется в сторону демократического Запада. Его предшественник Серж Саргсян вышел из переговоров о заключении договора об ассоциации с Европейским Союзом и предпочел присоединиться к ориентированному на Кремль Евразийскому экономическому союзу.

Однако спад в отношениях Армении с Россией продолжается. Осознавая это, Москва в июле 2018 года направила в Ереван вооружений на сумму 200 миллионов долларов. Министр обороны Армении Давид Тоноян похвастался тем, что некоторые образцы поставленного оружия настолько современны, что еще даже не приняты на вооружение в самой российской армии. Во время встречи с российским президентом Владимиром Путиным Пашинян заявил о существовании консенсуса — внутри Армении никто не сомневается в стратегическом характере российско-армянских отношений.

Грузия ведет борьбу против российского военного вмешательства с начала 1990-х годов. Российские войска патрулируют территории сепаратистских анклавов Абхазии и Южной Осетии, и в результате Грузия сталкивается с феноменом «демаркации административной границы» (borderization). Это означает, что Россия переносит пограничные знаки все дальше вглубь территории Грузии. Стратегический трубопровод Баку-Супса еще в июле 2015 года полностью находился на контролируемой Грузией территории. А сегодня на часть его уже находится на тех землях, на которые претендует Южная Осетия.

Несмотря на наличие проблем, Россия и Грузия на регулярной основе проводили двусторонние переговоры, и экономические связи в настоящее время возобновляются. По мнению журнала «Экономист» (Economist), туристические указатели в Тбилиси сегодня чаще можно встретить на русском, а не на грузинском или английском.

Одним из самых ранних примеров постсоветского российского военного вмешательства можно считать небольшую Республику Молдову. Российские военнослужащие воевали на стороне приднестровских сепаратистов в начале 1990-х годов, и они продолжают препятствовать правительству Молдавии в установлении контроля над этим регионом. Вместе с тем, Молдавия также предпринимает шаги, направленные на улучшение отношения с Москвой. Российские туристы продолжают посещать эту страну без необходимости получать визу, а ее президент Игорь Додон выступает за установление более тесных связей с Москвой.

И на востоке, и на Западе влияние России растет за счет уменьшения влияния Америки. Соединенные Штаты должны активно восстанавливать связи с мировым сообществом, и нужно сделать это до того момента, когда русский язык начнет заменять английский как язык торговли.

Джеймс Койл является приглашенным старшим научным сотрудником «Атлантического Совета» (Atlantic Council). Ранее он был директором программ по изучению Ближнего Востока Военного колледжа Армии США (U.S. Army War College), первым секретарем по политико-военным делам посольства США в Турции, а также специальным советником совместных антитеррористических сил ФБР и Нью-Йорка. Кроме того, он автор вышедшей в 2017 году книги «Пограничные войны России и замороженные конфликты» (Russia's Border Wars and Frozen Conflicts).

Авторы публикуемых статей высказывают свое собственное мнение, а не мнение редакции газеты и веб-сайта «Хилл».

Южная Осетия. США. Азербайджан. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 10 октября 2018 > № 2754735 Джеймс Койл


США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 10 октября 2018 > № 2754731 Стивен Бэннон

Стив Бэннон: «Моя цель - дать слово простым людям» (Le Figaro, Франция)

Лор Мандевиль (Laure Mandeville), Le Figaro, Франция

«Фигаро»: Вы помогли Дональду Трампу завоевать Белый дом. Сейчас вы хотите помочь «популистским партиям» завоевать Европу. Почему?

Стив Бэннон: Это во многом личная борьба. Она началась девять лет назад с Движением чаепития. Причина проста: моя семья — это семья простых американских рабочих. Я всегда считал американский рабочий класс столпом нашего общества: именно они тренируют спортивные команды, содержат церкви, ходят каждый день на работу, отправляют детей в армию и объединяют страну. Тем не менее после 2008 года стало ясно, что эти люди лишены голоса. У меня самого была счастливая возможность учиться в Джорджтауне и Гарварде, и поэтому я поставил перед собой простую цель: дать голос обычным людям. Эта одна и та же категория людей как в США, так и в Европе.

— Какова ваша цель? Способствовать пересмотру глобализации или развалить Европейский союз, чего многие здесь опасаются?

— У нас нет ни малейшего желания разваливать Евросоюз, и мы не говорили ни с одним движением, которое ставит перед собой такую задачу. С нами говорят евроскептические партии, но это не значит, что они хотят разрушить ЕС. Марин Ле Пен очень верно охарактеризовала нынешнее противостояние. Одни считают, что через нацию можно переступить, тогда как другие считают, что нация должна остаться в центре системы, является драгоценностью, которую нужно беречь. Все люди, с которыми мы говорим, категорически не приемлют проект Макрона: он рассматривает Европу как продолжение проекта Жана Монне (Jean Monnet) и выступает за большую политическую, торговую и финансовую интеграцию. Маттео Сальвини и Виктор Орбан в свою очередь не согласны с идеей Соединенных Штатов Европы и превращения Франции в Северную Каролину. Им нужны суверенные и независимые национальные государства в рамках конфедерации. Идея о том, что мы хотим развалить ЕС, это инструмент запугивания в руках глобалистов. Им не нужны дебаты. Это напоминает теологию в Средневековье: если вы говорите об изменении правил, вас сразу же называют фашистом и напоминают о событиях Первой и Второй мировой войны. Вам говорят, что доверять народу нельзя, потому что он состоит из варваров и расистов, которые изберут диктаторов. На самом деле, люди умнее и достойнее этого.

— Во всяком случае ликвидация промежуточных властей может обернуться серьезной угрозой…

— В теории такая опасность есть. Но взгляните на вполне конкретный ущерб от действий глобалистов. Они допустили неограниченную иммиграцию, которую не в состоянии впитать ни одна социальная система в Европе. Нельзя просто так говорить, что мы разрушим систему, учитывая, что они сделали с финансовым крахом 2008 года. Банки были спасены, но из простых людей выжали все до капли. Пострадало даже поколение Y. С 2008 года рождаемость в Италии упала на 18% из-за отсутствия экономической безопасности. Зарплаты снизились, а в страну пускают дешевую рабочую силу из-за границы, которая конкурирует с итальянской. Такова реальность, а не теоретическая угроза возможного появления диктаторов. Фитиль наблюдаемого нами популистского взрыва был подожжен десять лет назад партией Давоса во время финансового кризиса в Вашингтоне и на Уолл-стрит. И кому приходится за все это расплачиваться?

— Вы называете себя экономическим националистом и говорите, что хотите спасти христианско-иудейский мир. Но вас при этом обвиняют в расизме…

— Люди, с которыми я веду борьбу, не хотят давать ответ по описанной мной ситуации, хотя вопрос касается именно ее. Поэтому они называют нас фашистами, расистами, антисемитами… Из их уст такие обвинения звучат как похвала, потому что они ничем не подкреплены. Кстати говоря, мне хотелось бы подчеркнуть кризис еврейского населения в Европе и подъем антисемитизма в результате наступления радикальных исламистских движений, которые продвигают свою идеологию джихада при потворстве левых. Взгляните на Джереми Корбина (Jeremy Corbyn)! Это неприемлемо.

— В некоторых статьях отмечаются ваши связи с консервативным крылом церкви и в частности ваша дружба с кардиналом Берком. Говорят, вы вместе плетете заговоры против Папы…

— На прошлой неделе, когда мне задали вопрос насчет призыва кардинала Вигано к отставке Папы, я открыто заявил, что категорически против этого. Папа — наместник бога на Земле. По церковной догме, он непогрешим, и его нельзя заставить уйти. Это не означает, что его политические позиции безупречны. Церковь провела в Риме конференцию, на которой национал популизм был заявлен главной сатанинской силой в мире. Папа сказал, что раз Европа пустеет, мигранты должны это исправить. Я бы предпочел, чтобы правительства занялись проблемой рождаемости и, следовательно, положением народа. Нам нужно вновь дать простым людям перспективу. В противном случае это будет революция. Десятая доля процента мировой элиты держит в руках больше богатств, чем 90% населения мира!

— Через несколько недель в США пройдут довыборы в Конгресс. Вы сказали, что если Трамп потеряет Палату представителей, демократы сделают все для его смещения.

— Позвольте мне выразиться еще конкретнее. Если Трамп потеряет Палату 6 ноября, его ждет процедура импичмента. Это не означает, что он лишится власти. У импичмента есть две фазы. Палата представителей запускает ее, а Сенат принимает окончательное решение и выносит вердикт, причем для смещения президента нужны две трети голосов сенаторов. Иначе говоря, на отставку Трампа нет никаких шансов. Если республиканцы сохранят за собой Палату, они поблагодарят прокурора Мюллера, и на этом все закончится. Тем не менее в случае победы демократов будет сформирован комитет из демократов-«убийц» и умеренных республиканцев для запуска процедуры импичмента.

— В одном интервью вы назвали предательством встречу с россиянами 9 июня 2016 года.

— Впоследствии я уточнил, что имел в виду Пола Манафорта, а не Дональда-младшего или какого-то другого из семьи Трампа. Организация такой встречи профессионалом вроде Манафорта была огромной ошибкой. Как бы то ни было, за ней ничего не последовало, никакого сговора не было. Если, конечно, прокурору Мюллеру не известно что-то, чего мы не знаем. Единственное, о чем сегодня говорят, это возможное препятствие правосудию. Как бы то ни было, все это — политика. Если республиканцы победят, все закончится. Если победят демократы, они попытаются закрепить преимущество. Со дня победы Трампа демократы стараются аннулировать его избрание. Клинтон и ее друзьям с Уолл-стрит было трудно принять поражение. Именно в такой перспективе следует рассматривать нынешние довыборы. Как показала борьба вокруг судьи Кавано, демократы будут пытаться блокировать всю работу президента Трампа и его законодательную программу.

— Возвращаясь к вашему проекту, не конкурируете ли вы с Владимиром Путиным, у которого сложились тесные отношения с европейскими популистами? Нет ли сейчас российско-американской борьбы за «сердца» популистов?

— Вы переоцениваете роль США и России. Перед вашими глазами явление местного значения. Брюссельским кругам никак не удается понять, что европейский рабочий их не любит. Это напоминает старую аристократию, которая не понимает недовольство крестьян. Поэтому они говорят, что виной всему русские и американцы, новая холодная война. Либералы ненавидят россиян по той причине, что они — националисты и верят в христианско-иудейскую цивилизацию. Я всегда считал клептократический путинский режим угрозой. Тем не менее Россия как угроза меркнет по сравнению с Китаем. Ее экономика сравнима по размеру с экономикой штата Нью-Йорк.

— Как вы рассматриваете китайскую угрозу?

— Китайцы — самая большая угроза для международного порядка. Их режим и финансовая модель приведу нас к куда более серьезному кризису, чем в 2008 году. Их поддерживает западная элита, которая немало заработала на их подъеме, хотя тот вовсе не был неизбежным и привел к деиндустриализации Запада. Отметьте, что те же самые люди, которые в 1970-х годах говорили об упадке Америки и неизбежном превосходстве СССР, сегодня утверждают то же самое об усилении Китая. Обе эти концепции появились с подачи одного человека: Генри Киссинджера. Как бы то ни было, после прихода к власти Рональда Рейгана одним из ключевых моментов стало предложение его советника Билла Кейси о переоценке силы СССР. Выяснилось, что советская экономика была наполовину меньше того, что считалось! Это означало, что советские власти тратят на военные нужды 44 цента с каждого заработанного доллара, а эта модель нежизнеспособна в экономическом плане. Хотя считалось, что для того, чтобы покончить с СССР, потребуется порядка 40 лет, на самом деле понадобилось всего восемь благодаря проекту «звездных войн».

— Вы хотите сказать, что Трамп ведет с Китаем экономическую войну, которую может выиграть?

— Китай вот уже 25 лет ведет с нами экономическую войну. Трамп всего лишь сказал: «Проснитесь, Уолл-стрит и Вашингтон». Китайцы использовали всю силу своего государства, чтобы подорвать экономику США. Сегодня они напуганы таможенными пошлинами Трампа, потому что не могут перейти в контрнаступление, так как сами не импортируют промышленную продукцию. Устанавливаемые нами сейчас пошлины находятся на невиданном ранее уровне. Трамп довел их до 500 миллиардов! Деиндустриализация лишает наших рабочих смысла существования. Именно поэтому Трамп пытается вернуть в страну рабочие места на производствах. Действия китайцев куда страшнее кражи интеллектуальной собственности. За десять лет они добились передачи технологий на 3,5 триллиона долларов! Инновации — это основа западной экономики (40%), наша главная ценность. Но китайцы заставляют нас передавать эти технологии. Их лозунг «Сделано в Китае 2025» нацелен на доминирование в области искусственного интеллекта, робототехники, инженерии… Трамп собирается дать этому отпор.

США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 10 октября 2018 > № 2754731 Стивен Бэннон


Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > kursiv.kz, 10 октября 2018 > № 2754708

Верховный суд Казахстана обещает запустить в 2019 году банк судебных решений

Банк позволит бизнес-структурам оценивать свои перспективы в спорах с госорганами и другими бизнесменами

Дмитрий Покидаев

Верховный суд Казахстана намерен в 2019 году запустить банк судебных решений, который позволит казахстанским бизнесменам оценивать перспективу тяжб в судах с госорганами и конкурентами на примере аналогичных уже разрешившихся исков, сообщила 10 октября председатель специализированной судебной коллегии Верховного суда Казахстана Айгуль Кыдырбаева.

«Был вопрос по банку судебных актов, данный вопрос всех очень сильно интересует, поскольку этот банк позволяет увидеть практику судов и предполагать уже, какое решение бизнесу ожидать от судебных органов. Создание банка судебных решений в целях предсказуемости решений с контекстным поиском в окончательном варианте будет представлено в 2019 году», - сказала Кыдырбаева в ходе международной конференции по вопросам развития конкуренции и антимонопольного регулирования.

Она также признала, что судьям иногда не хватает специфических знаний при разрешении тех или иных узкоспециализированных споров между субъектами рынка и госорганов. В связи с чем, по словам представительницы ВС, судебная система намерена привлекать к разрешению споров специалистов госорганов.

«На сегодня подготовлено положение об экспертном совете, в состав которого войдут узкопрофильные специалисты для оказания практической помощи судьям в рассмотрении сложных категорий споров. Пока мы это организовываем только в Верховном суде, и на сегодня в него предложены кандидатуры специалистов в области налогового и таможенного права, но я думаю, можно рассмотреть вопрос о включении в него и специалистов по антимонопольному законодательству. Это законодательство специфическое, сложное, и я думаю, при рассмотрении сложных дел в Верховном суде заключения таких специалистов нам помогут установить определенную судебную практику», - пояснила глава коллегии ВС.

Она подчеркнула, что эти шаги предпринимаются в целях установления в стране понятной и предсказуемой судебной практики, в частности, при разрешении споров между бизнесом и госструктурами.

«Верховным судом в последние годы ведется работа по установлению единообразной судебной практики при рассмотрении конкретных категорий споров … Думаю, мы совместными усилиями можем принять меры, чтобы установить единообразную практику в данной отрасли права», - обратилась Кыдырбаева к представителям антимонопольных органов Казахстана.

Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > kursiv.kz, 10 октября 2018 > № 2754708


Зимбабве. Россия. Китай > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > carnegie.ru, 9 октября 2018 > № 2755442 Вадим Зайцев, Андрей Маслов

Почему Россия заинтересовалась Зимбабве

Вадим Зайцев

Андрей Маслов

Африканцы понимают, что русские не смогут конвертировать результаты своей помощи в прямой политический или экономический диктат, даже о простой монетизации влияния речь пока не идет. Поэтому охотно принимают от Москвы любую форму поддержки. У России, в свою очередь, пока слишком мало опыта, информации, кадрового ресурса, для того чтобы составлять конкуренцию в Африке бывшим метрополиям или Китаю. Однако на роль сдерживающей, независимой силы, которая требует значительно меньше ресурсов, Москва вполне может претендовать

На протяжении нескольких десятилетий Роберт Мугабе был единственным и бессменным лидером Зимбабве, став практически синонимом государственности этой страны. Но события последнего года показали, что его отстранение от власти обошлось без особых потрясений. С одобрения и под гарантии Китая группа более молодых и прагматичных однопартийцев сместила Мугабе с поста президента в ходе мягкого военного переворота в ноябре 2017 года, а затем, в августе 2018-го, закрепила успех, проведя президентские выборы, на которых один из их представителей – Эммерсон Мнангагва – был избран новым главой государства.

Обновленное и более предсказуемое руководство Зимбабве вызывает интерес у Китая и России. Не раз обжегшись на пустых обещаниях Мугабе, Москва стремится наладить с Хараре сотрудничество не только в традиционном сырьевом секторе, но и в новых областях – например, российские специалисты сыграли не последнюю роль в избирательной кампании партии власти. Локальный успех может стать прологом к более системному участию России в политических процессах на Африканском континенте.

Платиновый опыт

Прошедшие в Зимбабве выборы могут иметь далеко идущие последствия для российского присутствия в Африке. Судя по всему, это был первый случай в постсоветской истории, когда российские политтехнологи принимали активное участие в избирательной кампании на территории африканского государства. Не без влияния общемировой повестки оппозиция в Зимбабве периодически выводила тему русского вмешательства на первый план в своей агитации. В этом проявлялось как желание очернить оппонентов, так и признание того, что география российских интересов становится все более разветвленной.

Москва действительно уже давно пытается извлечь экономические дивиденды из налаженного политического сотрудничества с Хараре, но без особого успеха. Сейчас смена власти в Зимбабве дала надежду на урегулирование проблемных вопросов по уже начатым проектам и переговоры о запуске новых, особенно тех, что были важны с точки зрения предвыборной кампании кандидата от партии власти. В частности, в феврале 2018 года Зимбабве посетил основной собственник «Уралхима» и совладелец «Уралкалия» Дмитрий Мазепин (по совместительству – глава делового совета Россия – Зимбабве), в марте – глава МИД РФ Сергей Лавров, в апреле – гендиректор «Алросы» Сергей Иванов-младший.

Конечно, по своей активности в Зимбабве Россия все равно сильно уступает Китаю – крупнейшему иностранному инвестору в эту страну и основному источнику поступлений дефицитной валюты для зимбабвийских властей. Но масштабы китайского присутствия тоже не стоит переоценивать: объем реализуемых проектов многократно уступает суммам заявленных, в числе которых, например, проект строительства сталелитейного комплекса стоимостью $4 млрд или расширение электростанции Хванге на $1 млрд. Пока же Китай занимает скромные 5–7,5% в экспорте-импорте Зимбабве, уступая ЮАР, на которую приходится 50% внешнеторгового оборота. Китайский подход, по всей видимости, предполагает, что сначала нужно обеспечить политическое влияние, удостовериться в стабилизации и только после этого переходить к реализации по-настоящему крупных инвестпроектов.

Правительство Зимбабве заявило о своем интересе к Востоку (Look East Policy) еще в 2003 году. Это подавалось как ответ на санкции США и ЕС, но полноценно заместить западных инвесторов страна до сих пор не смогла. Во многом из-за собственной непоследовательной и недальновидной политики. Например, из-за решения национализировать добычу алмазов в 2016 году активов в Зимбабве лишилась не только «враждебная» транснациональная Rio Tinto, но и вполне дружественная российская «Зарубежгеология», а также несколько китайских компаний.

DTZ-OZGEO, совместное предприятие российского ОАО «Зарубежгеология» (OZGEO) и Фонда развития Зимбабве (Development Trust of Zimbabwe, DTZ), располагало концессией на добычу алмазов в районе Чиманимани (Chimanimani) и добычу золота в районе Пеналонга (Penhalonga). Сумма капиталовложений СП оценивалась в $97 млн, но после реформы по консолидации отрасли зимбабвийская сторона выкупила долю российской компании (40%) в DTZ-OZGEO всего за $5,4 млн и до сих пор не урегулировала все обязательства по займам и расчетам с подрядчиками.

Российский управляющий директор DTZ-OZGEO на слушаниях в парламенте в феврале 2018 года заявил, что правительство Мугабе «в мафиозном стиле» перехватило контроль над алмазо- и золотодобывающими активами компании, направив туда 80 хорошо вооруженных сотрудников силовых структур.

Случай с DTZ-OZGEO наглядно демонстрирует, насколько эффективным оказалось подписанное в 2012 году Соглашение между Россией и Зимбабве о поощрении и взаимной защите инвестиций, а также обещания «особого учета интересов» российской стороны при реформе алмазодобывающей отрасли в Зимбабве.

Не менее изящный ход был сделан, когда власти Зимбабве предложили российским инвесторам заняться добычей золота в качестве компенсации за алмазы. Проблема с этим предложением была в том, что в Зимбабве действует государственная монополия на экспорт золота, а для расчетов с золотодобытчиками из дефицитных валютных резервов в Центральном банке «надо договариваться».

Другой знаковый для России проект в Зимбабве – освоение месторождения платины Дарвендейл (Darwendale) совместным предприятием Great Dyke Investments (Pvt) Ltd. – обсуждался в марте 2018 года в ходе визита министра иностранных дел России Сергея Лаврова. Месторождение Дарвендейл может стать вторым по величине в мире, объем инвестиций в проект на горизонте до 2055 года оценивается в $2,8 млрд.

Изначально в консорциум по освоению месторождения в апреле 2014 года вошли группа «Ви Холдинг» Виталия Мащицкого, «Ростех» и Внешэкономбанк, но в итоге долю в СП получило только АО «Афромет», дочерняя структура «Ви Холдинга». Зимбабвийский участник проекта Дарвендейл – компания Pen East Investments, вероятно, связанная с военным руководством Зимбабве. По некоторым данным, компанию возглавляет полковник Шинга Дубе (Tshinga Dube), руководитель военно-промышленного холдинга Zimbabwe Defence Industries, ZDI.

История с российским участием в разработке платинового месторождения Дарвендейл тянется с 2006 года, торжественная церемония запуска проекта с участием Роберта Мугабе и Сергея Лаврова прошла в сентябре 2014 года, но пока компания-оператор Great Dyke Investments завершила геологоразведку на 30% лицензионной площади и подтвердила наличие по международным стандартам всего 550 тонн из прогнозных 1300 тонн запасов металлов платиновой группы, потратив на это $60 млн.

Политтехнологи в Африке

В последнее время в мире сложно найти избирательную кампанию, участники которой не говорили бы о российском вмешательстве. Не стали исключением и недавние президентские выборы в Зимбабве. Острую критику со стороны оппозиции вызвал визит главы ЦИК Зимбабве Присциллы Чигумбы и специального советника президента Кристофера Мутсванги в Россию в марте 2018 года. На встрече в ЦИК РФ Присцилла Чигумба и Николай Левичев обсуждали такие подозрительные на сторонний взгляд материи, как «вопросы электорального суверенитета».

За этим последовали обвинения в том, что зимбабвийские власти тайно изготовили в России избирательные бюллетени с «заранее проставленными» отметками о голосовании. Отдельной темой для СМИ и политизированных пользователей соцсетей стало отслеживание доставки этих бюллетеней «секретным бортом» из России в аэропорт Хараре.

Непосредственно накануне голосования основной оппозиционный кандидат Нельсон Чамиза публично заявил, что русские и китайцы работают вместе с правящей партией ЗАНУ-ПФ над «фальсификацией» итогов голосования. По его словам, в одном из пригородов Хараре якобы размещались 64 россиянина, работавшие на партию власти и ее выдвиженца Мнангагву.

Но главную роль в недобросовестной кампании Мнангагвы, по версии оппозиции, играли все же не русские, а китайцы. Бывший член политбюро ЗАНУ-ПФ Джонатан Мойо (Jonathan Moyo) уверял, что связанные с НОАК специалисты взломали систему биометрической регистрации избирателей, чтобы в дальнейшем манипулировать показателями явки и количеством голосов за кандидата от власти. По данным местных СМИ, речь шла о сотрудниках Гуандуньского центра оценки безопасности информационных технологий, под эгидой которого и при поддержке Министерства государственной безопасности КНР, согласно американским источникам, действует одна из самых успешных в мире кибершпионских групп – APT3.

Правда, никаких весомых доказательств этих обвинений не последовало, и сами оппозиционеры после дня голосования о них не вспоминали. Участие иностранных консультантов, приглашенных одной из сторон, в избирательной кампании не содержит состава преступления и никак не ограничивается международными нормами. Российские консультанты, если они действительно приняли участие в избирательной кампании в Зимбабве, лишь предоставили в распоряжение заказчиков альтернативные западным компетенции в сфере электоральных технологий. А конкуренция – это важно для потребителя.

О планах русских политтехнологов участвовать в зимбабвийской кампании еще в апреле писал в своем блоге, например, Станислав Белковский. Конечно, «64 русских» – явное преувеличение: такой масштаб присутствия было бы трудно не заметить широкому кругу наблюдателей. Но пристальное внимание российских консультантов к развитию президентской кампании в Зимбабве вполне очевидно. Только в отличие, скажем, от американских выборов в Зимбабве даже оппозиционеры не отрицают законность присутствия российских консультантов, которые работают в Африке по приглашению одной из сторон – точно так же, как в десятках других стран работают американские или французские.

В ответ на санкционное давление Россия начинает интересоваться самыми отдаленными точками на карте – любыми странами, где небольшими силами можно поддержать скептически настроенное к Западу правительство. И в этих странах Россию действительно ждут.

Десятого августа 2018 года, когда зимбабвийская оппозиция протестовала, пытаясь оспорить результаты выборов, в Россию со «специальным посланием» для Владимира Путина отправился первый вице-президент и теневой лидер страны Константино Чивенга. Он принял участие в церемонии закрытия Международных армейских игр и встретился с министром обороны Сергеем Шойгу. В российских СМИ визит не освещался, но для Зимбабве стал важным сигналом. Незадолго до этого, 25–27 июля, президент Мнангагва посетил саммит БРИКС в ЮАР и встретился с президентом Владимиром Путиным в разгар своей предвыборной кампании – визит в Йоханнесбург стал, по сути, ее кульминацией.

Африканцы понимают, что русские не смогут конвертировать результаты своей помощи в прямой политический или экономический диктат, даже о простой монетизации влияния речь пока не идет. Поэтому охотно принимают от Москвы любую форму поддержки. У России, в свою очередь, пока слишком мало опыта, информации, кадрового ресурса, для того чтобы составлять конкуренцию в Африке бывшим метрополиям или Китаю. Однако на роль сдерживающей, независимой силы, которая требует значительно меньше ресурсов, Москва вполне может претендовать.

В Зимбабве Западу ставить сейчас фактически не на кого. Великобритания и США давно упустили контроль над ситуацией, и теперь Китай и ЮАР – основные партнеры Зимбабве, заинтересованные в политической и экономической стабилизации этой страны. Местные элиты воспринимают Россию в качестве слабого, но хоть какого-то противовеса китайскому влиянию. Правда, конкуренция эта во многом номинальна, поскольку масштабы экономической заинтересованности сторон несопоставимы.

Источник: «Интеграция экспертизы»

Зимбабве. Россия. Китай > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > carnegie.ru, 9 октября 2018 > № 2755442 Вадим Зайцев, Андрей Маслов


Россия. США. Арктика > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 9 октября 2018 > № 2754545 Джед Бэббин

The Washington Times (США): Захват Путиным арктических земель

Как ослабить российский экспансионизм и агрессию в Арктике.

Джед Бэббин (Jed Babbin), The Washington Times, США

30 сентября министр обороны Великобритании Гэвин Уильямсон объявил, что в следующем году 800 британских коммандос будут отправлены в Арктику для проведения совместных с Норвегией военных учений, чтобы помочь остановить захват арктических территорий Россией.

Согласно сообщению газеты «Сан» Уильямсон (Гэвин Уильямсон, министр обороны Великобритании — прим. ред.) сказал следующее: «За пределами Крайнего Севера и Арктики мы должны показать, что готовы бороться с угрозами по мере их возникновения».

При всем уважении к нашим британским союзникам временное развертывание нескольких сотен военнослужащих для совместных британско-норвежских учений не приведет к каким-либо результатам. Оно не сделает ровным счетом ничего для того, чтобы остановить усилия президента России Владимира Путина по установлению контроля над обширными частями Арктики, а также находящимися там месторождениями нефти и газа с помощью военной силы. В Арктике, по данным Геологической службы США, содержится около 20% неиспользованных мировых запасов на сумму около 20 триллионов долларов.

В 2002 году Россия подала иск в Комиссию ООН по вопросу признания притязаний на обширную часть арктического региона. Он был отклонен. В 2007 году команда российских подводников установила российский флаг прямо под Северным полюсом на глубине 14 тысяч футов. В ответ на это министр иностранных дел Канады Питер Маккей недовольно фыркнул: «На дворе не XV век. Вы не можете разъезжать по миру, просто устанавливать флаги и говорить: „Мы претендуем на эту территорию"». Однако Путин явно не разделяет точку зрения Маккея.

В 2015 году Россия подала новый иск в ООН, чтобы включить в свою территорию около 463 тысяч квадратных миль Арктики. Комиссия ООН, которая должна заниматься арбитражем таких исков, еще не вынесла по нему решения.

В соответствии с Конвенцией ООН по морскому праву — договором, который Соединенные Штаты никогда не ратифицировали — страны могут претендовать на исключительные экономические права на расстоянии до 200 миль от своих берегов. Россия утверждает, что районы хребта Ломоносова и хребта Менделеева являются продолжением ее континентального шельфа, простирающегося на 350 миль от береговой линии.

Дания подала аналогичный иск на примерно такую же часть территории Арктики. Законные притязания на Арктику имеют Канада, Норвегия и Соединенные Штаты.

Чтобы подчеркнуть претензии России, в марте 2017 года Путин посетил Землю Франца-Иосифа, архипелаг за Полярным кругом, на котором Россия строит — и уже практически построила — ряд военных баз, включая взлетно-посадочные полосы для военной авиации. При этом, отметил Владимир Путин, «в этом регионе сосредоточены природные ресурсы, имеющие первостепенное значение для российской экономики». Приверженность Путина получению и поддержанию контроля над этими ресурсами посредством военной оккупации слишком очевидна, чтобы недооценивать ее.

С тех пор, как 11 месяцев назад в этой колонке поднималась проблема российской экспансии в Арктике, в Белом доме или Пентагоне ни разу об этом не заговорили. Представления Конгресса — если таковые вообще существуют — противоречат установлению какого бы то ни было американского влияния в Арктике. Все дело в ледоколах.

Самолеты могут работать в Арктике, но погода часто мешает им это делать. Таким образом, большое число людей и большое количество оборудования придется перевозить на судах.

Двигатели ледокола толкают его нос на льдину, вес корабля давит вниз, ломая лед снова и снова, чтобы медленно создавать путь для судна. Хотя рост температуры в Арктике в летние месяцы открывает новые арктические судоходные маршруты, круглогодичная работа в Арктике зависит от сопровождения ледоколами.

В распоряжении береговой охраны США находится наш единственный тяжелый ледокол — «Полярная звезда», возраст которого составляет 40 лет. Русские имеют 41 такое судно (некоторые из которых оснащены ядерными силовыми установками — прим. автора) и строят, по крайней мере, еще восемь, не считая многих других судов. Запрос береговой охраны о средствах для начала строительства второго тяжелого ледокола потерпел фиаско на фоне споров в Конгрессе по поводу финансирования приоритетов Белого дома, таких как пограничная стена между США и Мексикой.

Мы не собираемся вступать с русскими в гонку по строительству ледоколов. Если комиссия ООН вынесет решение против претензий России 2015 года на территории в Арктике, Россия проигнорирует это. Поэтому наши ответные меры должны быть как прямыми, так и асимметричными.

Во-первых, совместные британо-норвежские военные учения в следующем году должны стать ежегодным мероприятием, в котором будут принимать участие значительные контингенты американских войск, самолетов и кораблей. Чтобы поддержать эти усилия, Пентагон должен быстро предоставить контракты на разработку и производство средств ведения войны — от винтовок до компьютеров и транспортных средств — которые могут функционировать в условиях экстремальных холодов арктической зимы.

Наши асимметричные ответы должны быть нацелены на растущее использование Путиным средств гибридной войны для дестабилизации европейских правительств, а также на слабую, по сути, экономику России.

Например, Польша хочет иметь на своей территории постоянную военную базу США. Мы должны создать ее и оснастить нашими лучшими противоракетными системами, которые Путин будет рассматривать как угрозу. Президент Трамп предоставил Украине военную помощь, которую бывший президент Обама отказывался поставлять. Эта помощь должна быть расширена за счет включения бронетехники и зенитно-ракетных батарей.

Россия знает, что наша противоракетная оборона несовершенна. Если бы мы разместили противоракетную систему в космосе, модернизированный проект 1980-х годов «Бриллиантовая галька», Россия была бы вынуждена потратить сотни миллиардов рублей, чтобы попытаться создать способ бороться с ней.

Это лишь некоторые из имеющихся у нас многих вариантов по усилению нашей национальной безопасности и ослаблению в то же самое время экспансионизма и агрессии России в Арктике, на Ближнем Востоке и других местах. Этих вариантов гораздо больше, и все они должны быть реализованы.

Джед Бэббин — помощник заместителя министра обороны администрации Джорджа Буша-младшего, является автором книги «In the Words of Our Enemies» («В словах наших врагов»).

Россия. США. Арктика > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 9 октября 2018 > № 2754545 Джед Бэббин


Хорватия. Сербия. Македония > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 9 октября 2018 > № 2754530 Йенс Столтенберг

Генеральный секретарь НАТО: «Хорватия — очень ценный союзник, а Сербия — наш важный партнер» (Večernji list, Хорватия)

Мы готовы принять Македонию в НАТО в качестве 30-го члена. Однако если она не реализует договоренности с Грецией, членству не бывать

Томислав Краснец (Tomislav Krasnec), Večernji list, Хорватия

Генеральный секретарь НАТО обычно не принимает журналистов, желающих взять у него интервью, в своей частной резиденции в Брюсселе. Но для корреспондента издания «Вечерни лист» Йенс Столтенберг сделал исключение.

Накануне того, как мы планировали провести интервью в штаб-квартире НАТО, новом прекрасном здании на окраине города, возникли некоторые непредвиденные обстоятельства. Двухдневная встреча министров обороны всех 29 стран-членов затянулась в связи с тем, что возникла необходимость в кризисном совещании и реакции на очередную выходку России.

В тот день голландский и британский министры обороны назвали имена четырех агентов российской военной разведки ГРУ, которые были арестованы в начале апреля в связи с попыткой совершить кибернападение на Организацию по запрещению химического оружия (ОЗХО) в Гааге. НАТО незамедлительно выразила солидарность с подобными обвинениями в адрес России, а Брюссель и Вашингтон предприняли скоординированные действия, чтобы наконец американцы выдвинули собственные обвинения в адрес сотрудников ГРУ.

У западных союзников это вызвало бурную реакцию. Все произошло в тот день, когда мы планировали провести интервью с генеральным секретарем НАТО, который из-за своих обязанностей в итоге был вынужден перенести нашу беседу на следующий день. Так мы оказались на огороженной улице на окраине великолепного брюссельского парка Буа-де-ля-Камбр.

Перед резиденцией, в которой генеральные секретари НАТО проживают еще со времен Хавьера Соланы, была выставлена охрана. Кроме того, как мы заметили, службу несли два пса, натасканные на взрывчатку. Их привезли не из-за меня (когда я проходил, они мирно лежали в своих клетках в багажнике припаркованного грузовика), а из-за словенцев. Точнее, из-за съемочной группы со словенского телевидения, которая снимала интервью после нашей беседы. Собаки были там, чтобы обнюхать камеру и оборудование. Генеральный секретарь Йенс Столтенберг планировал посетить Загреб в понедельник, восьмого октября, а Любляну — во вторник, девятого. Перед этим, в выходные, он готовился нанести визит в Сербию.

Мы сели за большой стол в его резиденции в Брюсселе и побеседовали об этом визите, о вызовах, с которыми сталкивается НАТО за своими границами, а также о ее внутренних вызовах, которые не так уж незначительны, если учесть, что в Овальном кабинете в Вашингтоне впервые со времен создания Североатлантического альянса сидит президент, который не считает, что крепкие трансатлантические связи соответствуют стратегическим интересам США.

Večernji list: Что Вы ожидаете от визита в Хорватию?

Йенс Столтенберг: Я с нетерпением жду визита в Загреб, поскольку Хорватия является очень ценным союзником. Кроме того, с Хорватией меня связывают личные воспоминания, поскольку часть детства я провел в бывшей Югославии, и мы очень часто ездили к морю — в Мали Затон под Дубровником. Я испытываю к Загребу и вашему побережью особенные чувства.

Однако, разумеется, сейчас цели моего визита политические: я встречусь с президентом, премьер-министром и другими членами правительства Хорватии. Ваша страна — очень ценный союзник, поскольку вносит свой вклад в нашу общую безопасность, нашу коллективную оборону. Хорватские военнослужащие несут службу в Прибалтике в батальонах передового базирования EFP (Enhanced Forward Presence), участвуют в наших миссиях в Косово и в Афганистане. Также недавно они приняли участие в наших военных учениях «Морской страж» (Sea Guardian), а вскоре станут участниками самых масштабных учений НАТО «Единый трезубец» (Trident Junction). Хорватия вносит свой вклад по нескольким направлениям, и мы высоко ценим это. Я с нетерпением жду переговоров с руководством страны в Загребе о самых разных вызовах, с которыми мы сталкиваемся.

— Удовлетворены ли Вы тем, с какой скоростью Хорватия приближается к цели, поставленной НАТО, — увеличению оборонных расходов до двух процентов ВВП?

— Я приветствую тот факт, что Хорватия преодолела тенденцию последних лет, когда расходы на оборону только снижались, и начала увеличивать оборонный бюджет. Хорватия обязалась к 2024 году добиться поставленной цели — двух процентов ВВП на оборону.

Ясно, что НАТО идет вперед большими шагами. Вы стали частью максимальных изменений системы совместной обороны со времен падения Берлинской стены. Европейские союзники стали больше тратить на оборону. Кроме того, проводятся самые крупные военные учения со времен холодной войны.

— И все-таки складывается впечатление, что политическое единство НАТО подорвано американским президентом Дональдом Трампом, который публично задается вопросом: в чем польза НАТО? Разве для альянса не наступили трудные времена?

— Прежде всего, Вы правы, когда говорите, что НАТО переживает максимальные изменения в своей системе коллективной безопасности со времен холодной войны и что НАТО отвечает на угрожающие ее безопасности вызовы, поступающие извне. Так, Россия ведет себя все более агрессивно. Беспорядки и насилие окружают нас и на юге.

Президент Трамп рассуждает, конечно, не так, как некоторые другие политики, однако ключевую идею о том, что европейские союзники должны больше инвестировать в оборону и что мы должны более справедливо распределять нагрузку, я сам слышал и от представителей предыдущих американских администраций. Думаю, все согласятся с тем, что сегодня нагрузка внутри НАТО распределена неравномерно.

ВВП европейских союзников практически равно ВВП США, но, несмотря на это, американский оборонный бюджет почти в два раза превышает оборонный бюджет Канады и европейских союзников вместе взятых. Отсутствует баланс, и мы должны что-то с этим сделать. Хорошая новость в том, что европейские союзники и Канада начали работать в этом направлении. В прошлом году мы отметили максимальное увеличение оборонных расходов. Все союзники прекратили урезать их и все начали их увеличивать. Все больше стран-членов приближается к цели в виде двух процентов ВВП. Президент Трамп знает об этом прогрессе и подчеркивает его в своих выступлениях.

Таким образом, я убежден, что США останутся преданы Европе и гарантиям безопасности, в особенности видя, что европейские союзники и Канада прилагают усилия для увеличения оборонных бюджетов. Поступки говорят красноречивее, чем слова.

— Мы все помним, как на пресс-конференции после августовского саммита НАТО в Брюсселе Трамп очень позитивно отзывался об альянсе, но в начале и во время саммита тональность его заявлений была совсем другой. Якобы за закрытыми дверями он даже пригрозил, что выведет США из НАТО. Правда ли это? И еще. Не считаете ли Вы, что Трамп выжидает, чтобы увеличить расходы до четырех процентов ВВП, поскольку два процента, возможно, для него уже недостаточны?

— Мы откровенно побеседовали тогда о том, что на самом деле хорошо для альянса, ведь друзьям и союзникам так полезно встречаться и предметно обсуждать важные политические вопросы. А вопрос о распределении инвестиций в оборону, несомненно, таковым и является, поскольку затрагивает самую суть трансатлантических связей (я говорю о разделении общего бремени на совместную оборону). Членство в НАТО дает преимущества, но также сопряжено с расходами.

В годы после холодной войны, когда спала напряженность, снижение союзниками расходов на оборону было нормальным явлением, однако теперь напряженность растет, и в 2014 году мы приняли обязательство о двух процентах ВВП, выделяемых на оборонные расходы. Поэтому мы ожидаем от наших союзников выполнения этого обязательства. Мы очень откровенно беседовали на эту тему. Откровенные беседы не вредят и приносят пользу тогда, когда вы в состоянии прийти к выводу. И мы к нему пришли.

Мы приняли более сотни решений о том, как укрепить НАТО. Таким образом, откровенно поговорив, в итоге мы пришли к полному согласию и приняли необходимые решения. Мы также сошлись во мнении о том, что достичь цели в виде двух процентов ВВП нужно как можно скорее, а кроме того, для этого каждая страна должна поскорее представить реалистичный план.

— Значит, новой цели в виде четырех процентов от ВВП на оборону не будет?

— Мы договорились о двух, и теперь должны сосредоточиться на них.

— Перед визитом в Загреб Вы побываете в Сербии. Не так давно ее президент Александр Вучич и президент Косово Хашим Тачи высказали идею о том, что нормализации их отношений можно достичь, скорректировав границы, то есть обменявшись некоторыми территориями. Поддерживает ли НАТО эту идею?

— НАТО присутствует в Косово. Благодаря миссии «Силы для Косово» мы обеспечиваем там безопасность и в будущем сохраним наше присутствие, поскольку оно играет важную роль в сохранении стабильности и безопасности региона в целом. Мы всецело поддерживаем диалог между Белградом и Приштиной, поскольку понимаем всю важность нормализации отношений. Мы не участвуем в этих переговорах, однако НАТО, конечно, играет определенную роль благодаря своему военному присутствию.

Мы также способствовали началу диалога и продолжаем его поддерживать. Союзники высказали свое мнение насчет корректировки границ. Мы очень пристально следим за ситуацией, и если события примут новый оборот, это станет предметом нашего обсуждения. Однако на данный момент важно не предпринимать никаких действий, которые могли бы дестабилизировать ситуацию или способствовать росту напряженности.

— Когда, как Вы сказали, союзники высказывали свои мнения во время дискуссии внутри НАТО, они больше склонялись к тому, чтобы поддержать идею о корректировке границ или чтобы отвергнуть ее? Мы уже столкнулись с тем, что кое-кто выражает беспокойство, утверждая, что изменение границ между Сербией и Косово может открыть ящик Пандоры и подтолкнуть других, в частности, возможно, боснийских сербов, к тому, чтобы потребовать изменения границ Боснии и Герцеговины.

— Не мое дело рассказывать, какие мнения высказали союзники. Вы можете обо всем прочитать и самостоятельно истолковать их заявления. Я же могу сказать только то, что в случае нового поворота событий, мы в НАТО должны собраться и обсудить ситуацию. Этот регион очень важен для альянса. Мы помогли завершить войну в Боснии и Герцеговине и в Косово, а также в Бывшей Югославской Республике Македонии. Мы присутствуем в регионе, у нас есть члены из этого региона, есть кандидаты на вступление, и мы очень внимательно следим за ситуацией.

— Но гипотетически, если изменение границ произойдет, и север Косово вернется Сербии, повлияет ли это на миссию НАТО в Косово, которую придется перенести в соответствии со скорректированными границами?

— Об этом еще слишком рано говорить. Наша позиция такова: мы поддерживаем нормализацию отношений между Приштиной и Белградом, поддерживаем диалог, которому помогли начаться; мы присутствуем в Косово с миссией «Силы для Косово», и у нас также есть центр в Белграде. Не думаю, что процессу поможет, если я сейчас стану комментировать различные гипотетические сценарии.

— Какова природа отношений НАТО и Сербии сегодня? Этот визит в Белград в роли генерального секретаря НАТО будет для вас уже вторым. В 2015 году Вы побывали в Сербии впервые. Ситуация тогда была специфической, если учесть, что НАТО бомбардировала Сербию, стремясь остановить войну в Косово. Какое сотрудничество ведется сегодня?

— Причина, по которой я еду в Сербию на этот раз, заключается в масштабных учениях по оказанию помощи населению в чрезвычайных ситуациях. Эти ежегодные учения в прошлые годы мы проводили и на Украине, и в Боснии и Герцеговине, и в других странах. В них участвуют союзники по НАТО и страны-партнеры. Эти учения доказывают, что НАТО — это больше, чем военный альянс, что мы также способны противостоять природным катастрофам и помогать жертвам в подобных чрезвычайных ситуациях.

В этом году учения проводятся в Сербии, и мое присутствие там естественно. Сербия — наша партнерская страна. Как я полагаю, поддерживать с Сербией партнерские отношения важно. Мы помогаем Сербии уничтожать ее оружие и обучаем ее миротворцев, а Сербия оказывает НАТО определенную поддержку, проводя у себя учения, а также помогает нам укреплять иракские силы безопасности, повышая их уровень образования в области военной медицины.

Таким образом, мы сотрудничаем с Сербией, и это помогает снижать напряженность. Открытый диалог с Белградом очень важен. Мы осознаем, какой репутацией пользуемся в Сербии. Сам я в то время был норвежским политиком, и мы пошли на военную интервенцию в Сербии и Косово после продолжительных дипломатических усилий и попыток остановить убийство мирных граждан и серьезное нарушение прав человека. Мы сделали это при широкой международной поддержке, чтобы положить конец страданиям людей и нарушению прав человека. Это часть нашей истории, и мы не можем этого забыть, но важно смотреть в будущее и видеть потенциал укрепления сотрудничества с Сербией.

— Насколько Вас беспокоит возможное влияние России на Балканах, которое наиболее выражено именно в Сербии?

— Любые попытки вмешательства в демократические процессы неприемлемы. Важно осознавать тот факт, что Россия такие попытки предпринимала. Мы видели это в Черногории и других государствах. Важно уметь отвечать на дезинформацию и защищать киберсети. Так государства региона станут более устойчивы к попыткам вмешательства в их демократические процессы. Вместе с тем мы с уважением относимся к решению Сербии быть нейтральной страной, а также поддерживать связи и сотрудничать с Россией.

Сербия — суверенное государство, и мы с уважением относимся к ее решениям, как и к решениям тех стран, которые хотят стать членами НАТО. Альянс никогда не будет принуждать или угрожать какой бы то ни было стране, чтобы она вошла в него, однако исключительно важно, чтобы не происходило обратного, то есть чтобы страны, которые хотят войти в НАТО, не подвергались угрозам со стороны своих больших соседей из-за этого желания.

У любого государства есть суверенное право выбирать свой путь и решать, в частности, как обеспечить свою безопасность. НАТО с уважением относится к выбору тех стран, которые не хотят становиться его членами. Мы поддерживаем прекрасные отношения с такими государствами, как Финляндия, Швеция, Австрия, а также Сербия, уважая их решение быть нейтральными. Однако мы ожидаем такого же уважительного отношения к решениям таких стран, как Грузия, или властей в Скопье, которые стремятся войти в НАТО.

— Но референдум в Македонии не принес успеха. Что будет теперь?

— 90% тех, кто пришел на референдум, проголосовало «за». Конечно, явка была низкой. Но не мне интерпретировать последствия такого результата. Я не могу рассказать, как правительство и парламент в Скопье поступит в такой ситуации. Решение должны принимать граждане и политические институты этой страны.

Я только могу сказать, что мы готовы принять их в альянс в качестве 30-й страны-члена. Мы уже начали переговоры о вступлении и можем подписать протокол о членстве, как только договоренности о названии государства будут реализованы. Но если этого не произойдет, эта страна не станет членом НАТО. Альтернативы вступлению в НАТО нет. Так что единственный вариант — договориться с Грецией о названии.

Хорватия. Сербия. Македония > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 9 октября 2018 > № 2754530 Йенс Столтенберг


Литва > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 9 октября 2018 > № 2754520

Delfi (Литва): Литва не потерпит попыток переписать историю

Delfi.lt, Литва

Литва не потерпит попыток переписать историю и поменять местами жертву и палача, заявил литовский министр иностранных дел Линас Линкявичюс.

«Официальный представитель российского министерства обнародовала свою оценку, это послание миру, мы убеждены, что не можем это игнорировать. Это наш национальный герой, человек, который символизирует нашу борьбу сопротивления, и без каких-либо аргументов, оснований бросаться обвинениями в его адрес неприемлемо», — сказал Линкявичюс.

Так он объяснил решение вручить России ноту протеста в связи с высказываниями этой страны о командире литовских партизан Адолфасе Раманаускасе-Ванагасе.

По словам министра, «нельзя было избежать заявления протеста российской стороне и одновременно не объявить о том, что это недопустимо в отношении Раманаускаса-Ванагаса, и мы не потерпим этого и в будущем».

«Усилия по переписыванию историю и перемене мест жертвы и палача в событиях сегодняшнего дня становятся как бы уже и обычным явлением, но если кому-то это кажется обычным, то мы со своей стороны этого не потерпим», — резюмировал министр.

МИД Литвы в понедельник сообщил, что вице-министр иностранных дел Альбинас Зананавичюс заявил вызванному в МИД послу России Александру Удальцову «решительный протест в связи с обнародованным МИД России и не соответствующим действительности заявлением» о командире литовских партизан Раманаускасе-Ванагасе накануне перезахоронения его праха.

Представитель МИДа России Мария Захарова в минувший четверг назвала «особо циничным» решение литовских властей провести государственные похороны останков Раманаускаса-Ванагаса. Она заявила, что он якобы несет ответственность «за гибель многих мирных жителей», и выразила недовольство тем, что он будет перезахоронен «в непосредственной близости от места погребения» советских военнослужащих.

После Второй мировой войны Раманаускас-Ванагас возглавлял партизан Дзукии (исторического региона на юге и юго-востоке Литвы), а в 1949 году вместе с другими партизанскими командирами подписал Декларацию Движения борьбы за свободу Литвы. В том же году он был назначен главнокомандующим вооруженными силами Литвы.

Раманаускас-Ванагас несколько лет скрывался, а потом было схвачен в 1956 году, подвергнут жестоким пыткам, а в 1957 году казнен. Партизанская война в странах Балтии началась, когда летом 1944 года советские войска вытеснили нацистских оккупантов и второй раз оккупировали страны Балтии. Тогда сразу же начались советские репрессии, террор, мобилизация в Советскую армию. Вооруженная борьба продолжалась до 1953 года. Литва достигла цели партизан и восстановила независимое государство в 1990 году.

Литва > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 9 октября 2018 > № 2754520


Конго ДемРесп. Ирак. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 9 октября 2018 > № 2754515

Maariv (Израиль): Решение по лауреатам Нобелевской премии мира в этом году не вызвало споров — и это правильно

Хаим Исерович, Maariv, Израиль

В прошлые годы Нобелевский комитет неоднократно подвергали острой критике за его решения, касающиеся премии мира. Сомнительными, с точки зрения многих, считались такие лауреаты, как Барак Обама, получивший престижную премию «авансом» всего через год после своего избрания на пост президента США, Европейский союз, получивший «нобелевку» в 2012 году, бывший президент Колумбии Хуан Мануэль Сантос. Это лишь несколько лауреатов, чье награждение вызвало недоумение. К этому списку можно, разумеется, отнести и награждение Нобелевской премией мира в 1994 году главы ООП Ясира Арафата, ответственного за гибель в терактах тысяч людей.

Однако в нынешнем году члены норвежского комитета сумели выбрать достойных лауреатов, награждение которых не вызвало никаких нареканий. Нобелевскую премию мира за 2018 год разделили врач-гинеколог из Конго Денис Муквеге и езидская правозащитница из Ирака Надя Мурад. Этих двух людей объединяет борьба с жесточайшим сексуальным насилием в ходе войн и вооруженных конфликтов. Подобный выбор безусловно является достойным и оправданным.

Муквеге, который в течение последних лет был постоянным кандидатом на Нобелевскую премию мира, лично помогал тысячам женщинам, ставшим жертвами сексуального насилия в ходе гражданского конфликта в Конго. Даже местное правительство поздравило его с присуждением почетного звания, признав, что в прошлом у него были разногласия с лауреатом, критиковавшим власти за бездействие в отношении столь жутких преступлений.

25-летняя Надя Мурад сама пережила изнасилование и пытки, находясь в течение трех месяцев в плену у боевиков «Исламского государства» (запрещенная в России организация — прим. ред.) на севере Ирака. Ей чудом удалось бежать и спасти свою жизнь. В отличие от других езидских женщин, которые давали свидетельства международным правозащитным организациям анонимным образом, Надя Мурад не только не скрывала своего имени, но и начала рассказывать свою личную историю, выступая в разных странах мира, в том числе в ООН и в израильском кнессете в Иерусалиме.

Сексуальное насилие в ходе вооруженных конфликтов — вид преступлений, имеющий давнюю историю. Об этом упоминается в древних летописях и документах античных времен.

В последние десять лет ООН и международный трибунал в Гааге начали включать изнасилования и другие сексуальные пытки в число преступлений против человечности и военных преступлений. Четыре года назад состоялся первый международный форум, посвященный сексуальному насилию в ходе военных конфликтов. В нем приняли участие представители 150 стран, десятки организаций и сотни экспертов.

Конго ДемРесп. Ирак. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 9 октября 2018 > № 2754515


Турция. Азербайджан > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 9 октября 2018 > № 2754253 Октай Асадов

Октай Асадов: Мы готовы изменить свое отношение к армянам

Специальный корреспондент ИА REGNUM передает с места событий

В турецкой Анталье проходит Совещание спикеров парламентов стран Евразии. Делегацию Азербайджана возглавляет председатель Милли Меджлиса Октай Асадов. И вот что он рассказал в интервью нашему агентству.

ИА REGNUM : Октай-мюалим, как вы оцениваете значимость таких форумов, как Совещание спикеров парламентов стран Евразии? Какие перспективы вы видите?

Безусловно, хорошо оцениваю и вижу перспективы. Мы только нащупываем новые формы сотрудничества, присматриваемся друг к другу. Конечно, сейчас мы переходим на обсуждение политических проблем, говорим об экономике и безопасности, все это нас затрагивает. В каждой из стран нашего континента это имеет свое законодательное оформление. Дело в унификации ряда законов, с этой инициативой выступила Россия и Южная Корея.

ИА REGNUM : Вы придерживаетесь различных позиций с армянской стороной по ряду проблем. И я не могу не спросить вас о нагорно-карабахском урегулировании. Что с ним?

Ну, мы с моим армянским коллегой повторили известные и ранее озвучивавшиеся тезисы. Азербайджан никогда не уступит свои земли, Карабах должен быть в составе нашей республики. Вместе с тем мы готовы предоставить народу Карабаха статус самой высокой автономии.

ИА REGNUM : Вы все же считаете возможным совместное проживание армян и азербайджанцев? Неужели вся проблема упирается только в землю?

Проблема земли есть. Однако если только мы принципиально определимся на определенных позициях, признании территориальной целостности Азербайджана, мы, конечно, изменим свое отношение к армянам, будем сотрудничать. Все-таки мы с ними исторически жили всегда мирно. У нас есть варианты возможного сотрудничества, но если только армянская сторона изменит свои позиции.

ИА REGNUM : Позвольте в заключение спросить вас о российско-азербайджанских отношениях. Как они?

Вы знаете, что мы сегодня встречались с председателем Государственной думы России Вячеславом Володиным. Мы говорили как старые друзья. У нас нет споров и проблем. Тем более что сейчас отношения между нашими странами находятся на подъеме, резко растет товарооборот. И, вообще, скажу вам так: меня российская сторона не беспокоит, у нас присутствует позитивный тренд, позитивное развитие. Безусловно, мы будем поддерживать все инициативы Володина в деле расширения межпарламентского сотрудничества.

Анталья

Станислав Тарасов

Турция. Азербайджан > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 9 октября 2018 > № 2754253 Октай Асадов


Турция. Армения > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 9 октября 2018 > № 2754252 Эдуард Шармазанов

Эдуард Шармазанов: А почему в Турции не было делегации Нагорного Карабаха?

В турецкой Анталье проходит Совещание спикеров парламентов стран Евразии. С чем прибыла сюда армянская делегация? Об этом в интервью нашему агентству рассказывает вице-спикер Национального собрания Республики Армения Эдуард Шармазанов.

ИА REGNUM : Эдуард Овсепович, почему вы в ходе форума выступали на английском языке, в то время как парламентарии Узбекистана, Казахстана, Киргизии — на русском, а ваш коллега из Баку избрал азербайджанский?

Вы знаете, я выступал на английском, хотя мог бы говорить на армянском, потому что турецкая сторона представила нам своего переводчика с армянского, но он мог исказить мои слова.

ИА REGNUM : Каковы ваши впечатление от Совещания спикеров парламентов стран Евразии?

Меня удивило вот что. В нашем зале среди делегаций из свыше 40 стран сидели наряду и наравне со всеми депутаты Турецкой Республики Северный Кипр. Подчеркиваю, непризнанного государства! А почему тогда не пригласили, например, делегацию Республики Арцах (Нагорный Карабах)? Как вы могли слышать, я озвучивал во время своего выступления известную позицию о том, что народ Республики Арцах должен получить свободу, это было бы самым правильным, и только в условиях свободы и на условиях принципа самоопределения нации мы можем решить многие и многие конфликтные вопросы, которые существуют на таком огромном континенте, как Евразия. Но азербайджанская сторона меня, естественно, не поддержала, апеллируя к известным резолюциям Совета Безопасности ООН.

ИА REGNUM : В протокольных документах нет информации о том, были ли у вас переговоры с председателем Государственной думы России Вячеславом Володиным. Но вы с ним все-таки виделись?

Да, конечно, вчера мы с ним встречались, переговорили. У нас сейчас, действительно, другой уровень отношений. И, кстати, я вам хочу сказать, что где-то 29−30 октября мы ждем делегацию Государственной думы России во главе с Володиным в Ереване.

ИА REGNUM : Я не могу не спросить вас о внутриполитической ситуации в Армении. Удается ли урегулировать кризис в отношениях между парламентом и премьер-министром Николом Пашиняном?

Вот что я вам хочу, Станислав, сказать. В личных беседах, а мы же друг друга давно знаем, давно работаем, заявляется, что все будет нормально. Мы все идем на выборы, эти выборы должны быть честными, пусть победит сильнейший. Но в принципе мы с новым кабинетом ориентированы на консолидацию страны и нации, решение проблем. А проблем в нашей республике, как вы понимаете, хватает.

Анталья

Станислав Тарасов

Турция. Армения > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 9 октября 2018 > № 2754252 Эдуард Шармазанов


Россия. Турция > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 9 октября 2018 > № 2754251 Сергей Неверов

Сергей Неверов: межпарламентское сотрудничество – это инновация

Специальный корреспондент ИА REGNUM передает с места событий

В турецкой Анталье проходит Совещание спикеров парламентов стран Евразии, участие в котором принимает делегация Государственной думы России во главе с Вячеславом Володиным. В составе делегации — вице-спикер Госдумы, руководитель фракции «Единая Россия» Сергей Неверов. В интервью нашему агентству он прокомментировал ход межпарламентского сотрудничества.

ИА REGNUM : Сергей Иванович, как можно оценить значение такого форума, как Совещание спикеров парламентов стран Евразии?

Идут поиски новых переговорных площадок, принимаются инновационные решения, предпринимают попытки выйти на новые форматы. Даже если просто обратиться к простым цифрам, то видно следующее. В первом заседании Совещания спикеров парламентов стран Евразии в Москве принимало участие 19 стран, сегодня в Анталье мы видим делегации из более чем 40 стран. Нас объединяет прежде всего озабоченность и единое понимание проблем региональной и общей безопасности, вопросы экологии, борьбы с терроризмом и киберпреступностью. И сейчас есть желание расширить круг традиционных площадок, на которых встречаются представители государственной власти — того, что есть, уже просто недостаточно. При том, что исполнительная власть, как и законодательная, обладает значительными ресурсами. Мы ищем варианты, осуществляем колоссальные усилия для того, чтобы нащупать точку опоры, которая может объединить интересы не просто одного-двух государств, а нескольких десятков, множества, имеющих общие проблемы и испытывающих общие угрозы.

ИА REGNUM : Действительно, как мы видим здесь, в Анталье, депутаты выступают с новаторскими решениями. Эксперты говорят, что такого рода документы пишутся одновременно и очень просто, и очень сложно…

Новатором все же выступает наш президент Владимир Владимирович Путин. Именно он обозначил необходимость появления таких переговорных площадок, на которых могли бы обсуждаться и разбираться серьезные проблемы. Давайте возьмем вопрос, о котором говорил спикер Государственной думы Вячеслав Володин. В своем выступлении на пленарном заседании Совещания спикеров парламентов стран Евразии он напомнил, что ранее главами государств была подписана Каспийская декларация. То есть правовой статус Каспийского моря установлен, а теперь наступает время ратификации актов парламентами всех стран этого региона. Нужно унифицировать профильное законодательство, чтобы на юридическом уровне полноценно обеспечить сотрудничество, иначе все провисает. Или вот еще. Володин выступил с предложением созвать конференцию по кибербезопасности. Можете представить себе ситуацию, когда сорок с лишним парламентов принимают решение о разработке основ законодательства по кибербезопасности. Это же не только общий понятийный аппарат, это и определение угроз, потенциального развития отрасли и так далее. Здесь тоже можно многое унифицировать. То есть идет поиск площадок, на которых мы можем работать, и, конечно, такая работа будет продолжаться в дальнейшем.

Анталья

Станислав Тарасов

Россия. Турция > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 9 октября 2018 > № 2754251 Сергей Неверов


Россия. Словакия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 9 октября 2018 > № 2752665 Сергей Лавров

Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции по итогам переговоров с Министром иностранных и европейских дел Словакии М.Лайчаком, Москва, 9 октября 2018 года

Мы провели с М.Лайчаком, моим словацким коллегой, содержательные переговоры.

В центре внимания были перспективы взаимодействия между нашими государствами, которое, несмотря на известные события в Европе, продолжает поступательно развиваться во всех областях. Речь идёт о политическом диалоге, межпарламентских контактах и регулярных контактах по линии внешнеполитических ведомств.

Констатировали преодоление спада в двустороннем товарообороте вслед за позитивной тенденцией в прошлом году. Первые месяцы этого года также показали устойчивый рост на 12 %.

Успешно продолжается сотрудничество в сфере энергетики, в том числе атомной. Словакия может и впредь рассчитывать на Россию как на надежного поставщика углеводородов. В числе других приоритетных направлений практической кооперации – промышленность, транспортная инфраструктура и сельское хозяйство.

Мы высоко оценили работу Межправительственной комиссии по экономическому и научно-техническому сотрудничеству, очередное заседание которой состоится буквально на днях – 15-16 октября.

Отметили хорошее развитие межрегиональных связей. Действует более 50 российско-словацких соглашений о региональном партнерстве и сотрудничестве. В июне этого года в г.Видное Московской области состоялась вторая встреча городов-побратимов и партнерских регионов России и Словакии.

Приветствуем интенсификацию взаимодействия в гуманитарной сфере. Отметили ход выполнения Программы культурного сотрудничества на 2018-2022 гг. Российская сторона высоко ценит поддержку словацкими руководителями желающих изучать русский язык, чьё количество в Словакии растёт. Расширяется география его преподавания там. Условились поддерживать различные проекты и начинания в этой области, способствовать углублению студенческих и научных обменов.

Подчеркнули важность дальнейшего развития контактов между людьми по линии гражданских обществ. 12 октября состоится очередное заседание дискуссионного форума, который был создан общественными организациями наших стран для этих целей.

При обсуждении международных проблем уделили внимание ситуации на Ближнем Востоке, прежде всего в Сирии. Выступаем за скорейшее политическое урегулирование этого кризиса на основе резолюции 2254 СБ ООН. Информируем наших словацких коллег о тех шагах, которые Россия предпринимает в рамках «Астанинского формата» и в русле тех принципов, которые были определены СБ ООН.

Много говорили об ОБСЕ с учётом того, что в будущем году Словакия будет председательствовать в этой Организации. Говорили о конкретных направлениях её работы по каждой из трёх корзин: политической и вопросам безопасности, экономической и гуманитарной.

Обсуждали также роль ОБСЕ в урегулировании различных региональных конфликтов. Подчеркнули обоюдную заинтересованность в более активном задействовании существенного потенциала ОБСЕ в интересах упрочения безопасности и доверия в Евро-Атлантике во всех аспектах. Наши коллеги представили приоритеты, которые словацкое председательство готовит на будущий год для рассмотрения в этой Организации. Готовы конструктивно работать на этой основе.

Говорили о той роли, которую ОБСЕ играет в усилиях по урегулированию украинского кризиса в том, что касается политического процесса (имею ввиду работу Контактной группы), и в отношении Специальной мониторинговой миссии, которую ОБСЕ, по решению её Постоянного совета, развернула на Украине, в том числе на востоке страны.

Едины в том, что необходимо последовательно выполнять минский Комплекс мер в том виде, в котором он был одобрен СБ ООН. Российская сторона изложила нашим партнёрам своё видение тех причин, по которым этот важнейший документ пока саботируется киевскими властями.

Обсуждали контакты между Россией и ЕС. В том, что касается работы Совета России-НАТО, ценим позицию тех западно-европейских и европейских стран, в том числе Словакии, которые согласны с необходимостью преодолевать не вполне нормальное состояние дел в отношениях между Россией и этими структурами.

Будем продолжать контакты, в том числе в контексте предстоящего председательства Словакии в ОБСЕ, и развивать наши взаимоотношения в ООН (сегодня мы об этом тоже говорили).

Г-н Министр только что завершил функции Председателя ГА ООН. Его работа на этом посту на 72-й сессии была высоко оценена и во многом способствовала достижению целого ряда весьма неплохих результатов.

Мирослав Лайчак пригласил меня в Словакию с ответным визитом. С удовольствием приеду, и мы продолжим наши контакты.

Вопрос: С какими сложностями сегодня сталкивается процесс создания Конституционной комиссии по Сирии? Сейчас стороны опасаются того, что при ее формировании может возникать перевес мнения отдельных частей гражданского общества.

Сегодня утром Президент Сирии Б.Асад подписал указ о помиловании всех дезертиров. Поможет ли, на Ваш взгляд, этот указ ускорить возвращение беженцев на родину?

С.В.Лавров: Что касается Конституционной комиссии, то здесь, наверное, нужно говорить не о том, что хочет Россия или что ей нравится, а о том, как обеспечить действительно репрезентативный, широкопредставительный характер этого органа. Работа над этим идет по линии «Астанинского формата». Конечно же, в ней участвуют и представители сирийского правительства, и представители оппозиции. Причем необходимо обеспечить самый широкий спектр оппозиции, как это и записано в резолюции 2254 СБ ООН. Все это делается в контексте этой резолюции при содействии Спецпосланника Генерального секретаря ООН по Сирии С.де Мистуры и его команды.

Принципиальная договоренность о том, чтобы в Конституционном комитете были поровну представлены делегаты от правительства, оппозиции и гражданского общества, достигнута. Это, наверное, оптимальный качественный состав. Что касается количественного представительства тех или иных структур гражданского общества, здесь, наверное, еще предстоит предпринять усилия для того, чтобы достичь согласия, ведь важно, чтобы все те, кто работает в Конституционном комитете, кто должен в нем работать, были согласны с персональным составом этой структуры. Мы этому содействуем, не видим каких-либо причин форсировать этот процесс и выставлять некие искусственные сроки начала этой работы. Самое главное здесь – качество. Так же, как и в большинстве других конфликтов, ООН не пытается искусственно форсировать события, а подобные попытки, как правило, приводят к тому, что не удается достичь поставленных целей и только нагнетается ненужный ажиотаж.

Так что мы работу продолжаем. Наши представители вместе с нашими турецкими, иранскими партнерами находятся в контакте со всеми заинтересованными сторонами, в том числе с нашими сирийскими коллегами и с ооновскими представителями, с которыми регулярно встречаются.

Что касается вопроса о помиловании дезертиров, наверное, это шаг в направлении национального примирения и создания условий, которые были бы приемлемы для тех беженцев, которые хотят вернуться в Сирию, и не только беженцев, но и временно перемещенных лиц.

Мы активно поощряем такой настрой сирийского руководства. Как вы знаете, в связи с необходимостью помогать беженцам возвращаться к родным очагам высказывались опасения, что им не будет гарантирована безопасность, что их будут дискриминировать, немедленно забирать в армию. Приводили в пример так называемый закон № 10, который якобы нацелен на экспроприацию собственности у тех, кто не вернется. Мы по всем этим вопросам стараемся помогать сирийскому правительству и его оппонентам находить такие договоренности, которые будут общеприемлемы, которые будут помогать людям принять решение о возвращении на родину.

Кстати, что касается закона № 10. Мы посоветовали тем, кто высказывал опасения на этот счет, в частности, представителям ООН, вступить в контакт с сирийским правительством. Такие контакты состоялись, и сейчас, по-моему, практически все недоразумения и недопонимание, которые существовали в связи с этим документом, развеяны. Так что будем продолжать стремиться к тому, чтобы процессы создания условий для возвращения беженцев еще более активно развивались.

«На земле» наши военные делают очень много, чтобы помочь сирийским властям восстанавливать элементарную инфраструктуру, систему обеспечения жизнедеятельности населения. Мы информируем о тех населенных пунктах, в которых условия для возвращения созданы, те страны, на чьей территории сейчас находятся беженцы из САР.

Вопрос (адресован М.Лайчаку): Ранее словацкая компания «ЛОТН», принадлежащая Министерству обороны страны, стала ремонтировать российские вертолеты Ми, поставлявшиеся в Афганистан. Корпорация «Вертолеты России» настаивает на том, что у словацкой стороны нет такого права. Планируется ли приобретение сертификата на ремонт? Может ли эта ситуация, на Ваш взгляд, сказаться на двусторонних отношениях, учитывая, что речь идет о большом контракте, на который изначально претендовала российская сторона?

С.В.Лавров (добавляет после М.Лайчака): Я тоже хотел бы эту мысль поддержать. Могут возникать разные экономические ситуации. Это понятно.

Когда сталкиваются экономические интересы, как в отношениях с нашими словацкими коллегами, так и с многими другими партнерами, мы всегда находим обоюдоприемлемые решения. И на общем характере наших добрых, тесных, дружеских отношений такие ситуации не сказываются.

Россия. Словакия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 9 октября 2018 > № 2752665 Сергей Лавров


Россия. Италия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 8 октября 2018 > № 2752667 Сергей Лавров

Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции по итогам переговоров с Министром иностранных дел и международного сотрудничества Италии Э.Моаверо Миланези, Москва, 8 октября 2018 года

Добрый день уважаемые дамы и господа,

Прежде всего, хотел бы еще раз приветствовать своего коллегу, который впервые посещает Москву в качестве Министра иностранных дел Итальянской Республики.

Переговоры прошли в традиционной для наших отношений доброжелательной атмосфере. Затронули широкий круг вопросов двусторонней повестки дня, региональных и международных дел. Считаем важным, что по многим пунктам наши позиции близки или созвучны.

Обсудили предстоящий график российско-итальянских контактов, в том числе на высшем уровне. Заинтересованы в том, чтобы наш политический диалог развивался в различных форматах, в том числе в виде консультаций по линии внешнеполитических ведомств и межпарламентских обменов. На этот счёт также имеются планы по проведению встреч на уровне руководителей палат Федерального Собрания Российской Федерации и Парламента Италии. Подтвердили нашу обоюдную заинтересованность и нацеленность на продолжение повышения эффективности совместной борьбы против международного терроризма, наркобизнеса, транснациональной преступности и других новых вызовов и угроз. Подчеркнули необходимость дальнейшего взаимодействия между соответствующими компетентными органами наших стран, в том числе в рамках двусторонней рабочей группы по противодействию новым вызовам и угрозам.

Констатировали рост объемов торговли за первые семь месяцев этого года, который составил порядка 15 млрд. долл. Это значит, что мы выходим из ситуации, когда товарооборот имел понижательную тенденцию и хотим закрепить новую позитивную тенденцию. Уверены, что этому будет способствовать активная деятельность Российско-Итальянского Совета по экономическому, промышленному и валютно-финансовому сотрудничеству, в котором г-н Министр сопредседательствует вместе с Министром промышленности и торговли России Д.В.Мантуровым.

Ключевым направлением остается энергетическое сотрудничество. Обсудили ситуацию, которая складывается вокруг проектов «Северный поток-2», который уже начал осуществляться, и возможной второй очереди «Турецкого потока». Эти проекты являются коммерческими, отвечают интересам европейских стран и вносят вклад в диверсификацию маршрутов поставок российского природного газа в Европу, снижая транзитные риски и укрепляя европейскую энергобезопасность.

Дали позитивную оценку высокого уровня культурно-гуманитарных обменов. В этом году успешно реализуется масштабный проект «Русские сезоны». В его рамках уже состоялся не один десяток интересных мероприятий. Сейчас готовится торжественная церемония закрытия «Сезонов», которая произойдёт 19 декабря этого года.

Расширяются наши связи в области образования и науки. Хорошим примером является подписанное в июне этого года Российской академией наук и Национальным советом научных исследований Италии Соглашение о научном сотрудничестве, а также расширение взаимодействия между университетами в контексте программ «двойного диплома».

Выразили обоюдную готовность укреплять контакты по линии гражданских обществ. Возлагаем большие надежды на деятельность российско-итальянского Форум-диалога, который является полезным механизмом и способствует расширению контактов между людьми и улучшению взаимопонимания между нашими народами.

Из международных тем затронули состояние отношений между Россией и Европейским союзом. В Москве заинтересованы в крепком Евросоюзе, который выступал бы в качестве предсказуемого и прагматичного партнера и проводил бы внешнюю политику на основе интересов Европы и стран, которые входят в ЕС. Считаем, и наши итальянские коллеги это мнение разделяют, что диалог между Москвой и Брюсселем нуждается в оздоровлении и активизации. В этой связи мы видим и ценим конструктивный настрой наших итальянских партнеров на то, чтобы способствовать этим процессам.

Рассмотрели наше взаимодействие в ОБСЕ с учетом председательства Италии в текущем году в этой Организации. Отметили нашу совместную работу на таких ключевых направлениях, как борьба с террором, наркотрафиком и киберугрозами, сопряжение интеграционных процессов в различных частях зоны ответственности ОБСЕ, защита традиционных ценностей, включая прав национальных меньшинств, противодействие христиано- и исламофобии, антисемитизму.

Из региональных вопросов особое внимание уделили ситуации в Ливии. Убеждены в необходимости поисков общеприемлемых подходов, которые позволили бы ливийцам через национальный диалог самим определять будущее своей страны. Выразили готовность содействовать разрешению кризиса в регионе политико-дипломатическими методами в соответствии с общепризнанными принципами международного права. Приветствуем активную роль Италии на этом направлении.

Со своей стороны рассказали о наших оценках процессов урегулирования ситуации в Сирии. Исходим из необходимости нацелить все усилия, которые предпринимаются международным сообществом, на выполнение задач, поставленных в резолюции 2254 СБ ООН. Напомню, что именно на это нацелена вся работа «Астанинского формата», имею ввиду процесс, начатый Россией, Турцией и Ираном, а также решения сочинского Конгресса сирийского национального диалога.

Говорили достаточно подробно о ситуации на Украине. Россия проинформировала наших итальянских коллег о предпринимаемых нами усилиях с тем, чтобы добиться безусловного выполнения минского «Комплекса мер», альтернативы которому не существует. Причём выполняться он должен в том виде, в каком он был одобрен СБ ООН.

Признателен моему коллеге за очень хорошие переговоры. Надеюсь, они положат начало нашим регулярным контактам. Благодарю за приглашение посетить Италию с ответным визитом.

Вопрос: Касательно санкций: чего Россия ожидает от Италии и что Италия может сделать для России, чтобы ослабить напряжённость? Обсуждали ли Вы это?

С.В.Лавров: Да, мы это обсуждали, о чём сказали в наших вступительных заявлениях. То, что Евросоюз пошёл на применение санкций в отношении России после событий прежде всего в Крыму, жители которого абсолютно закономерно и легитимно реализовали своё право на самоопределение в условиях, когда весь смысл их существования, все их базовые ценности и интересы были подвергнуты нападению и угрозам со стороны тех, кто незаконно захватил власть в Киеве через государственный переворот, мы восприняли как решение, которое не помогало не только развивать наши отношения, но и урегулировать ситуацию на Украине. Путчисты, которые захватили власть в Киеве, по сути дела, почувствовали свою безнаказанность.

Последующие волны санкций, уже в связи с тем, что жители большей части территории Донбасса отказались принимать незаконную власть, которая пришла в Киеве путём государственного переворота, тоже показали, что ЕС действует по инерции.

Все вздохнули с облегчением, когда были подписаны минские договорённости по урегулированию украинского кризиса, единогласно одобренные в СБ ООН. К сожалению, очень скоро стало ясно, что Киев не намерен добросовестно выполнять их, планирует и продолжает последовательно уходить от ключевого принципа урегулирования, который был закреплён в этих договорённостях – имею в виду прямой диалог с Донецком и Луганском. Когда это стало понятно (а я уверен, что наши европейские коллеги, прежде всего Франция и Германия как соавторы минских договорённостей, прекрасно знают, в чём причины их невыполнения), нашим европейским коллегам было уже не очень ловко обращать свой гнев на киевские власти, обвинять их в саботировании того, о чём договорились, и была изобретена очень удобная формула: ЕС хочет снять санкции с России, сотрудничать с нашей страной, для этого нужно, чтобы были выполнены минские договорённости. Поскольку минские договорённости не выполняет нынешняя киевская власть, то эта позиция ЕС, по сути дела, означала приглашение киевской власти продолжать саботировать минский документ, исходя из того, что за это будет расплачиваться Российская Федерация, чем Президент Украины П.А.Порошенко с удовольствием продолжает пользоваться. Это наш анализ ситуации.

Что касается санкций и того, как нам дальше развивать отношения, безусловно, в ЕС уже немало правительств, которые понимают ненормальный, нездоровый характер нынешнего положения. Они выступают за то, чтобы разобраться в существе вопросов и руководствоваться не идеологическими соображениями, не соображениями евроатлантической солидарности, а коренными глубинными интересами стран Европы и, конечно, с нашей стороны, Российской Федерации, которыми мы руководствуемся.

Среди таких правительств – Правительство Председателя Совета министров Италии Дж.Конте. Сегодня мы выразили высокую оценку того конструктивного настроя, который продвигается нынешним Правительством Итальянской Республики, в том числе на различных форумах по линии Европейского союза. Уверен, что коренные интересы европейских народов возобладают. Есть немало оценок по линии бизнеса о том, каким ущербом чревато нынешнее положение, какие потери уже состоялись. По-моему, никто не хочет продолжения такого положения дел. Будем рассчитывать, что мы вернёмся к основам наших отношений, что будут восстановлены все механизмы сотрудничества между Россией и ЕС, включая саммиты, регулярные встречи Постоянного совета партнёрства Россия-ЕС, деятельность более чем 20 секторальных диалогов.

Тот факт, что ситуация воспринимается всё более здраво в Брюсселе, подтверждает то, что некоторые диалоги начинают возобновляться, например, по миграции. Также есть хорошие перспективы у нашей работы на антитеррористическом, антинаркотическом фронтах, по энергетике, хотя сам по себе в полном смысле энергетический диалог не возобновлён, но регулярно проходят контакты между нашим Министром энергетики и Еврокомиссаром по энергетике. У нас есть полное понимание того, где мы находимся. Мы действуем прагматично. Думаю, жизнь возьмёт своё. В пользу этого говорит и тот факт, что в последние полтора-два года товарооборот между Россией и ЕС начинает возвращаться на повышательную тенденцию и продолжает достаточно устойчиво расти. Мы такую тенденцию будем приветствовать и будем всегда открыты к конструктивным предложениям, направленным на возобновление наших отношений в интересах России и наших партнёров.

Вопрос: В Палермо состоится конференция по Ливии. Кто будет представлять Россию? Возможно ли рассчитывать на участие Президента России В.В.Путина?

С.В.Лавров: Логично, что вопрос про Ливию последовал за вопросом про миграцию (вопрос был адресован итальянскому министру), потому что, надеюсь, все помнят, что этот миграционный взрыв, волна, которая накрыла Европу, последовала прямо за агрессией против Ливии, которая была предпринята странами НАТО в нарушение резолюции Совета Безопасности ООН. Мы выражали тогда свою точку зрения и предупреждали о том, что все это плохо кончится. По-прежнему «расхлебываем» последствия, и прежде всего, с этим сталкиваются наши коллеги, друзья в Европейском союзе.

У нас с Италией очень устоявшийся и структурированный диалог по ливийской проблеме, как и по другим проблемам региона. Ливийская тематика регулярно обсуждается по линии нашего Аппарата Совета Безопасности, внешнеполитических помощников наших президентов. министерствами иностранных дел. С самого начала ливийского кризиса Российская Федерация работала со всеми без исключения ключевыми политическими силами. Мы встречались и приглашали в Москву руководителя правительства национального согласия, представителей палаты депутатов в Тобруке, командующего Ливийской национальной армией и других ключевых участников политического процесса и сторон внутриливийского конфликта. Считаем, что работать со всеми ливийскими силами является абсолютно необходимым императивом и отмечаем, что целый ряд наших западных коллег, которые несколько иначе начинали свои подходы к ливийскому урегулированию, сейчас встали на такую же позицию и работают со всеми ключевыми игроками.

Второй принцип, которым мы руководствовались так же, как это делает Италия, – необходимость избегать ультиматумов, искусственно устанавливаемых сроков того или иного этапа в урегулировании. Приоритет надо отдавать достижению понимания между самими ливийцами тех принципов, которые они хотят положить в основу политической системы своего государства.

В этой связи также подчеркнул бы, что роль международного сообщества заключается не в навязывании рецептов, а, прежде всего, в том, чтобы создавать условия, в рамках которых ливийским сторонам будет легче договариваться. И в этой связи, конечно же, мы, как и Италия, поддерживаем роль ООН и Спецпредставителя Генерального секретаря ООН по Ливии Г.Саляме.

Также будет важно подчеркнуть такой элемент, как необходимость в ходе всех этих усилий уважать роль непосредственных соседей Ливии.

Все эти вопросы планируется вынести на конференцию в Палермо с участием всех ключевых ливийских сторон, ключевых международных игроков. Считаю, что это может быть вполне полезным мероприятием. Что касается более подробной реакции на эту инициативу и уровня нашего участия, мы сможем об этом сказать чуть позже, когда ознакомимся с материалами, которые нам передали вместе с приглашением. Приглашение поступило позавчера, поэтому по понятным причинам сейчас мы не можем вам окончательно сказать о том, каким будет уровень российского участия на конференции в Палермо, но участвовать мы обязательно будем.

Вопрос: Как Вы можете прокомментировать обвинения в кибер-шпионаже, которые были недавно высказаны Министерством обороны Нидерландов? Как Вы считаете, связано ли это с предстоящей сессией ОЗХО?

Как стало известно, сегодня посол Нидерландов будет вызван в МИД. Ожидается ли вручение какой-либо ноты?

С.В.Лавров: Предварительные комментарии по поводу этого эпизода уже прозвучали. Напомню в двух словах: ничего тайного в поездке российских специалистов в Гаагу в апреле этого года не было. Это была рутинная поездка, они не прятались - ни когда селились в гостиницу, ни когда прилетели в аэропорт, ни когда посещали наше Посольство. Их задержали, ничего им не объяснили, не дали связаться с российскими представителями нашего Посольства в Нидерландах, а попросили уехать. Честно говоря, все это выглядело как недоразумение, тем более что в апреле в связи с этим инцидентом никаких протестов или демаршей в наш адрес ни в Москве, ни в Гааге не предпринималось.

Но прошло полгода, и, по-моему, в сентябре, недели три назад, в голландской прессе была утечка о том, что эти люди занимались кибер-шпионажем. Заинтересовавшись развитием этих событий, мы тут же, пригласили посла Нидерландов в Министерство иностранных дел и поинтересовались деталями, фактами в отношении той утечки, которая была сделана в средства массовой информации. Ничего вразумительного нам сказано не было.

3 октября нашего Посла пригласили в МИД Нидерландов, вручили ноту протеста по поводу этого эпизода со всеми обвинениями, о которых вы узнали из средств массовой информации, а на вопрос Посла, где конкретные факты, материалы, с которыми можно ознакомиться, было заявлено, мы все узнаем из пресс-конференции, которую проведет Министерство обороны. Вот, собственно говоря, и вся история.

Думаю, что мы в очередной раз имеем пример мегафонной дипломатии, пример пренебрежения правовыми механизмами, которые были созданы и существуют для рассмотрения возникающих проблем в отношениях между любыми странами, в том числе между Российской Федерацией и Нидерландами.

Мы приглашаем посла Нидерландов, чтобы привлечь внимание к той точке зрения, которую я сейчас озвучил. Мы предоставим более подробную дополнительную информацию.

Насчет того, что буквально завтра открывается сессия Исполнительного совета Организации по запрещению химического оружия. Наверное, это будет использовано теми странами, которые хотят извратить содержание Конвенции о запрещении химического оружия, превратить ее Технический секретариат в некий карающий орган, подрывая тем самым международное право и, в частности, прерогативы Совета Безопасности ООН. Также обращу ваше внимание на то, что, по-моему, как раз в день этой пресс-конференции состоялось заседание Совета министров обороны НАТО, что тоже, наверное, следует иметь в виду, если мы говорим о совпадениях, прямых или косвенных. Вскоре состоится заседание Евросовета, где главы государств и правительство Евросоюза тоже будут заняты различными вопросами. Наверное, кому-то показалось, что «выкопать» апрельский сюжет и «вбросить» его в публичное пространство именно сейчас поможет отвлечь внимание от сложных вопросов, которые обсуждаются сейчас и в Евросоюзе, и, в известной степени, в НАТО, в том числе соотношение возможностей в сфере обороны между этими двумя структурами.

Я сейчас на этом остановлюсь. Дополнительно, по мере того, как мы будем анализировать эту ситуацию, мы с вами поделимся информацией.

Россия. Италия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 8 октября 2018 > № 2752667 Сергей Лавров


Украина. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 8 октября 2018 > № 2752363 Кондолиза Райс

Новое время (Украина ): Украина может бороться

К сожалению, протяженная граница с Россией никуда не исчезнет. Но есть множество моментов, которые украинцы в силах контролировать

Кондолиза Райс, Новое время страны, Украина

Впервые я побывала в Киеве в 1979 году, когда Украина еще не была независимой. Тогда у меня не было шанса увидеть какую–то карту или маршрут для независимой Украины, это все еще было очень советское пространство. Только посетив Украину в 2005 году, уже в качестве советника президента по национальной безопасности, я была несказанно удивлена, увидев независимую страну.

Но вам не стоит относиться к независимости как к должному, нужно продолжать работать над превращением своей страны в стабильную демократию. И каждый раз, прилетая сюда, я вижу множество молодых людей, готовых себя этому посвятить. Поэтому я настроена оптимистично.

Важнейший путь для сохранения демократии — это избегать концентрации власти в руках одного человека, как это, например, сейчас происходит в Венгрии. А значит, законодательная власть должна быть сильной, независимой должна оставаться судебная власть. Крайне важна свобода прессы и устойчивость гражданского общества. Я рада тому, что на Украине появились политики и граждане, которые это понимают, а значит, все это реализуемо. Но важны не только отдельные люди, важны институты. Создавая конституцию США, отцы-основатели понимали, что они не смогут контролировать, кто именно станет президентом или войдет в Конгресс, но они создали жесткие правила, которые нивелируют влияние личности на государственные процессы.

Я думаю, у Украины много друзей за рубежом. И, конечно, международное сообщество помогает вашей стране. Мы надеемся, что Украина все же придет к соглашению с МВФ, а значит, получит финансовую поддержку. Но украинцам также важно взять ответственность за собственную судьбу в свои руки. Это важный урок. Ни одно государство не может выживать за счет международной помощи постоянно, но любое государство выживает, если крепко опирается на общество, которое ему доверяет.

К сожалению, ваша протяженная граница с Россией никуда не исчезнет. Но есть множество моментов, которые вы в силах контролировать, и я бы сосредоточилась на них. Украина уже сегодня может немало сделать для того, чтобы усилить свою демократию и экономику, усилить свои вооруженные силы, бороться с коррупцией.

США сегодня помогают Украине с отдельными видами вооружения, чтобы Украина могла защищать свои границы. Это не только знак того, что отношения между странами прочны, но и признание, что украинская армия хорошо подготовлена. И обороноспособность — это хороший пример того, что вы контролируете и можете улучшать. Россия совершила преступление, нарушив международное законодательство, и это сегодня понятно всем. Украина же сейчас в чем–то похожа на Германию, которая после Второй мировой войны была разделена на две части, но победила, выстроив сильные экономику и демократию. Вам нужно сконцентрироваться на этом.

К счастью, мы с нашими европейскими союзниками смогли договориться о коллективных санкциях против России в ответ на аннексию Крыма и действия на Донбассе. И, я думаю, важно продолжать. Важно найти способ отказаться от российского газа и «Северного потока». На мой взгляд, создавать его не очень хорошая идея. Нужно очерчивать рамки дозволенного, оказывая поддержку украинской армии. В этом плане я поддерживаю вооружение украинских военных, поддерживаю дислокацию отлично вооруженных батальонов НАТО в Польше и странах Балтии. Российское правительство уже пересекло все возможные красные линии и заслуживает адекватного ответа.

Тем не менее, вряд ли Конгресс США поддержит новый пакет санкций против России в ближайшие осенние месяцы. Конгресс слишком занят подготовкой промежуточных выборов, которая продлится до ноября. Украинцы должны понимать, что до конца октября все члены Конгресса находятся внутри своих избирательных кампаний, поэтому маловероятно, что этот вопрос удастся рассмотреть. С другой стороны, хоть я и сторонница санкций, мы должны быть внимательными к тому, что происходит в России. Мы видим по протестам, что молодые россияне хотят совсем иного будущего для своей страны, и мы не должны о них забывать и лишать надежды.

Конечно, сейчас отношения между США и Россией сложны, и поле их сужено. Мы не станем отменять санкции против России, но продолжим говорить с русскими по направлениям, по которым важно говорить, — например по вопросу Северной Кореи. Никто не заинтересован в том, чтобы Северная Корея имела ядерное оружие, способное достичь любого уголка Земли. И русские должны понимать: если это оружие достигнет Аляски, оно достигнет и Владивостока. Это важное направление сотрудничества. Так же и с войной в Сирии: мы должны сотрудничать с россиянами в вопросах урегулирования этой ситуации, даже если в других вопросах мы держим принципиальную линию, как в случае с Крымом и Донбассом.

Украина. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 8 октября 2018 > № 2752363 Кондолиза Райс


США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 8 октября 2018 > № 2752353

The New York Times (США): Получая деньги от отца, Трамп участвовал в сомнительных налоговых схемах (ч. 1)

Дэвид Барстоу (David Barstow), Сьюзан Крейг (Susanne Craig), Расс Бютнер (Russ Buettner), The New York Times, США

Президент уже давно утверждает, что стал миллиардером благодаря собственным усилиям. Но проведенное «Нью-Йорк таймс» расследование позволило выяснить, что Трамп получил по меньшей мере 413 миллионов в сегодняшних долларах от империи недвижимости своего отца, причем значительная часть этой суммы досталась ему в результате уклонения от уплаты налогов в 1990-е годы.

Газета «Нью-Йорк таймс» провела журналистское расследование и выяснила, что президент Трамп в 1990-е годы участвовал в сомнительных налоговых схемах, в том числе в откровенном мошенничестве, благодаря чему многократно увеличил состояние, полученное от родителей.

Трамп говорит о себе как о «миллиардере, который сам себя сделал». Он уже давно настаивает на том, что его отец, легендарный нью-йоркский застройщик Фред Трамп (Fred C. Trump), не оказывал ему почти никакой финансовой помощи.

Но авторы журналистского расследования, изучив огромный объем конфиденциальной налоговой отчетности и финансовой документации, выяснили, что Трамп получил от девелоперской империи своего отца сумму, соответствующую как минимум 413 миллионам долларов в пересчете на нынешние деньги, причем началось это, когда он был маленьким ребенком, а продолжается по сей день.

Значительная часть этих денег попала к Трампу из-за того, что он помогал родителям уходить от налогов. Вместе со своими братьями и сестрами он создал фиктивную корпорацию, чтобы скрыть подарки своих родителей на миллионы долларов, о чем свидетельствуют документы и интервью. Документы указывают на то, что Трамп помогал своему отцу получать необоснованные налоговые вычеты, на которых он заработал еще несколько миллионов. Он также помог с разработкой стратегии по занижению стоимости недвижимости родителей на сотни миллионов долларов в налоговых декларациях, и в результате налоговые отчисления резко уменьшились, когда эти объекты недвижимости были переданы ему и его братьям и сестрам.

Как выяснила газета, такие уловки не встречали особого сопротивления со стороны налогового управления США. Родители Трампа Фред и Мэри передали своим детям имущество, стоимость которого намного превышала миллиард долларов. Налог на него мог бы составить не менее 550 миллионов (тогда действовала 55-процентная ставка налогообложения на дарение и наследство).

Трампы заплатили в общей сложности 52,2 миллиона долларов, то есть около 5%, о чем свидетельствует налоговая отчетность.

Президент на протяжении нескольких недель отказывался дать комментарии для этой статьи. Но в понедельник его адвокат Чарльз Хардер (Charles J. Harder) представил письменное заявление, сделав это на следующий день после того, как «Нью-Йорк таймс» подробно рассказала о своем расследовании и выводах из него. «Утверждения «Нью-Йорк таймс» о мошенничестве и уклонении от уплаты налогов на 100% лживы и являются исключительно клеветническими, — написал Хардер. — Никто не совершал никакого мошенничества или уклонения от уплаты налогов. Факты, на которых газета основывает свои ложные утверждения, чрезвычайно неточны».

Хардер также попытался отгородить Трампа от той налоговой стратегии, которой пользовались его родственники. Он заявил, что Трамп перепоручил эти дела семье и специалистам по налогам, и «не имел буквально никакого отношения к этим вопросам». «Этими делами занимались другие члены семьи Трампа, сами не являющиеся экспертами, а потому полагавшиеся исключительно на вышеуказанных специалистов, которые должны были обеспечить полное соблюдение законов», — отметил Хардер.

Брат президента Роберт Трамп выступил от имени семьи с заявлением следующего содержания:

«Наш дорогой отец Фред Трамп скончался в июне 1999 года. Наша любимая мать Мэри Энн Трамп умерла в августе 2000 года. Все необходимые налоговые декларации на дарение и наследство были поданы, а требуемые налоги уплачены. Федеральная налоговая служба США и налоговые органы штата Нью-Йорк закрыли завещание нашего отца в 2001 году, а нашей матери — в 2004 году. У нашей семьи нет никаких других комментариев по поводу этих событий двадцатилетней давности, и мы просим с уважением относиться к неприкосновенности частной жизни наших покойных родителей, да упокоит Господь их души».

Выводы журналистского расследования «Нью-Йорк таймс» вызывают новые вопросы о том, почему Дональд Трамп отказывается предать огласке свои налоговые декларации, действуя вопреки сложившейся за многие годы практике, которой придерживались прежние президенты. По мнению налоговых экспертов, Трампу вряд ли грозит уголовное преследование за помощь родителям с уклонением от налогов, поскольку эти правонарушения были совершены слишком давно, и срок давности по ним истек. Но по гражданским штрафам за налоговое мошенничество срока давности не существует.

Выводы журналистского расследования основаны на интервью с бывшими сотрудниками и советниками Фреда Трампа, а также на ста с лишним тысячах страниц документов, которые показывают всю внутреннюю кухню его исключительно высокодоходной империи. Среди прочего там есть документы из открытых источников, такие как закладные, бумаги о передаче права собственности, копии завещаний, финансовая отчетность, отчеты по соблюдению требований регламентирующих органов и гражданские дела.

Журналисты также черпали информацию из десятков тысяч страниц конфиденциальной документации, такой как банковские выписки, аудиты финансовых отчетов, бухгалтерские книги, отчеты о денежных расходах, счета на оплату и аннулированные чеки. Особого внимания заслуживают 200 с лишним налоговых деклараций Фреда Трампа, его компаний и различных партнерств и трастов Трампов. Хотя среди этих документов нет личных налоговых деклараций президента, и они мало что говорят о его недавних деловых договоренностях на родине и за рубежом, десятки налоговых деклараций корпораций, партнерств и трастов представляют собой первый публичный отчет о доходах, которые Трамп получал десятилетиями от различных семейных предприятий.

Из этой совокупности доказательств складывается финансовая биография 45-го президента США, которая полностью противоречит истории, тиражируемой Трампом в его книгах, телепередачах и политической деятельности. Согласно версии самого Трампа, он разбогател благодаря тому, что виртуозно заключал сделки, что он вырвался из «крохотной» компании своего отца, которая работала на окраинах Нью-Йорка, и превратил полученный от отца один-единственный миллион долларов («Я должен был вернуть ему долг с процентами!»), в империю стоимостью 10 миллиардов, которая называет именем Трампа отели, небоскребы, казино, авиакомпании и гольф-клубы по всему миру. По версии Трампа, все препятствия он преодолевал исключительно благодаря своей стойкости и сообразительности, а Фред Трамп просто болел за него.

«То, что я построил, я построил сам», — говорит Трамп, и легковерные порой средства массовой информации, включая нашу газету, давно уже повторяют эти слова.

Конечно, немногочисленные журналисты и биографы, прежде всего Уэйн Баррет (Wayne Barrett), Гвенда Блэр (Gwenda Blair), Дэвид Кей Джонстон (David Cay Johnston) и Тимоти Л. О'Брайен (Timothy L. O'Brien), оспаривали заявления Трампа, особенно о том, что его состояние выросло до 10 миллиардов долларов. Они описывали, как Трамп использовал связи своего отца в банках, чтобы закрепиться в сфере недвижимости на Манхэттене. Они обнаружили нестыковки в его дежурном рассказе о кредите от отца на миллион долларов, приведя доказательства того, что на самом деле он получил 14 миллионов. Они рассказали о том, как однажды Фред Трамп помог сыну с выплатой по облигациям казино в Атлантик-Сити, купив фишек на 3,5 миллиона долларов.

Однако журналистское расследование финансов семейства Трампов беспрецедентно по размаху и точности. Оно дало возможность впервые всесторонне оценить унаследованное состояние и факты уклонений от уплаты налогов, которые гарантировали Дональду Трампу роскошную жизнь. Расследование показало, что во все периоды жизни Трампа его финансы были тесно переплетены с состоянием отца и зависели от него.

В возрасте трех лет Трамп зарабатывал на империи своего отца 200 тысяч долларов в пересчете на нынешние деньги. К восьми годам он стал миллионером. Когда ему исполнилось 17 лет, отец сделал его совладельцем дома на 52 квартиры. Вскоре после окончания колледжа Трамп уже получал от отца сумму, эквивалентную одному миллиону долларов в год. Со временем эти суммы увеличивались, и когда Трампу перевалило за 40, а потом за 50, он получал по пять с лишним миллионов ежегодно.

Империя Фреда Трампа состояла не только из бесчисленных многоквартирных домов. Выписки из банковских счетов показывают, что в ней были горы денег, десятки миллионов долларов доходов от развития бизнеса. За шестилетний период с 1988 по 1993 годы Фред Трамп указал общую сумму доходов в 109,7 миллионов долларов, что сегодня соответствует 210,7 миллионам. Через его личные банковские счета ежемесячно проходили десятки миллионов долларов в виде казначейских векселей и депозитных свидетельств.

Фред Трамп неустанно и весьма изобретательно изыскивал способы передачи своего состояния детям. Он не только принял Дональда на работу сотрудником с зарплатой, но также сделал его своим управляющим недвижимостью, домовладельцем, банкиром и консультантом. Он выдавал ему один кредит за другим, и многие так и не были возвращены. Он давал ему деньги на машину, на зарплаты сотрудникам, на покупку акций, на его первые офисы в Манхэттене и на ремонт этих офисов. Он подарил ему три доверительных фонда. Он передал ему акции многих партнерств. На Рождество он выписывал ему чеки на 10 тысяч долларов. Он передавал ему доходы от прачечных в своих зданиях.

Многие его подарки передавались таким образом, чтобы уйти от налогов на дарение и наследство. При этом применялись методы, которые специалисты по налогам в интервью нашей газете называли неподобающими и даже, возможно, незаконными. Сам Фред Трамп разбогател за счет федеральных субсидий на жилье, однако он уверял, что со стороны правительства крайне несправедливо облагать налогом его состояние, поскольку оно переходит детям. Когда ему перевалило за 80 и у него появились симптомы старческого слабоумия, уклонение от налогов на дарение и наследство стало семейным делом, а Дональд Трамп играл в этом ключевую роль, о чем свидетельствуют интервью и полученные недавно документы.

Разница между законным уходом от налогообложения и незаконным уклонением от уплаты налогов часто бывает размытой, и изобретательные адвокаты по налоговым делам постоянно ходят по краю. Суды, как и сама Федеральная налоговая служба, довольно часто благословляют хитрые трюки по минимизации налогов. Самые богатые американцы почти никогда не платят то, что им положено. Но эксперты по налогообложению, с которыми беседовали журналисты «Нью-Йорк Таймс», заявили, что Трампы, по всей видимости, использовали не только законные лазейки. По их словам, описанные в этой статье действия представляют собой систематический обман и умышленное искажение, особенно что касается стоимости недвижимости Фреда Трампа. Такие действия неоднократно мешали Федеральной налоговой службе облагать налогом крупные сделки по передаче имущества детям.

«Во всех этих оценках стоимости я вижу одно: стремление уйти от налогов, — сказал преподаватель права из Флоридского университета профессор Ли Форд Тритт (Lee-Ford Tritt), являющийся ведущим экспертом по вопросам налогообложения подарков и недвижимости. — В зависимости от их цели налицо огромные расхождения».

Манипуляции с оценкой стоимости в целях уклонения от уплаты налогов стали главной составляющей в одном из самых важных финансовых событий в жизни Трампа. Об этом раньше никто не писал, но 22 ноября 1997 года, за полтора года до смерти Фреда Трампа, Дональд Трамп, его брат и сестры стали владельцами большей части империи своего отца. Важнейшей составляющей этой сложной операции была оценка стоимости недвижимости. Чем ниже стоимость, тем меньше налог на дарение. Трампы уклонились от уплаты сотен миллионов долларов в качестве налогов на дарение, подав налоговые декларации, где объекты недвижимости были сильно недооценены, и утверждалось, что они стоят всего 41,4 миллиона долларов.

Та же группа зданий в следующем десятилетии будет продана по цене, в 16 с лишним раз превышавшей эту сумму.

Самым откровенным обманом была компания «Олл Каунти Билдинг Сапплай энд Мейнтенанс» (All County Building Supply & Maintenance), созданная семьей Трампов в 1992 году. В ее уставе утверждалось, что она является агентом по закупкам для зданий Фреда Трампа и намерена покупать все, начиная с бойлеров и кончая материалами для уборки. Но, как показывают отчеты и интервью, ничем подобным она не занималась. Вместо своей работы «Олл Каунти» выводила из империи Фреда Трампа миллионы долларов, просто завышая в отчетности стоимость покупок, которые делали ее сотрудники. Эти миллионы, по сути являвшиеся необлагаемым налогом подарком, затем попадали в руки ко всем собственникам компании: к Дональду Трампу, к его брату и сестрам, а также к другим родственникам. После этого Фред Трамп брал подделанные квитанции и кассовые чеки и на их основании повышал квартплату тысячам жильцов.

Когда во вторник была опубликована эта статья, представитель Департамента налогообложения и финансов штата Нью-Йорк заявил, что его ведомство «проверяет прозвучавшие обвинения» и «проведет тщательное расследование по всем направлениям».

При этом «Нью-Йорк таймс» документально подтвердила 295 потоков доходов, созданных Фредом Трампом на протяжении полувека для обогащения своего сына. В большинстве случаев остальные четверо его детей получали равную выгоду. Но поскольку Дональд Трамп попадал из одной финансовой катастрофы в другую, со временем его отец находил способы давать ему значительно больше денег. И даже несмотря на это, в 1990 году, согласно ранее засекреченным письменным показаниям, Трамп пытался сделать так, чтобы завещание его отца было переписано. Встревоженный и разгневанный Фред Трамп испугался, что изменение завещания может привести к тому, что его империю используют для погашения долгов обанкротившихся компаний сына.

Безусловно, историю обогащения Дональда Трампа невозможно объяснить одними только подачками отца. До прихода в Белый дом его уникальное достижение заключалось в создании бренда «Дональд Трамп, миллиардер, сделавший себя сам» — бренда настолько сильного, что он приносил сотни миллионов долларов доходов от телепередач, книг и лицензионных сделок.

Для создания такого имиджа одних только денег Фреда Трампа было недостаточно. Не менее важны были исключительные таланты его сына в сфере рекламы и умение создать видимость кипучей конкуренции. Фред Трамп финансировал внешнюю атрибутику богатства, а мастер саморекламы Дональд Трамп превращал эту атрибутику в увлекательный сюжет. Так, деньги отца помогли сыну построить Башню Трампа, ставшую талисманом привилегированного положения Дональда, который со временем превратился в важного игрока в Нью-Йорке. Но Дональд Трамп признавал и всячески эксплуатировал легендарную силу небоскреба, сделав его главной сценой как для «Ученика», так и для своей президентской кампании.

Однако главную награду от отца он получил через несколько лет после его смерти. Это произошло 4 мая 2004 года — тихо и спокойно, без традиционных трамповских пресс-конференций. В этот день Трамп вместе с братом и сестрами распродал империю, которую их отец собирал по частям на протяжении 70 лет, мечтая, что она всегда будет принадлежать семье.

Доля Дональда Трампа — 177,3 миллионов долларов, или 236,2 миллионов по сегодняшним деньгам.

«Строительное шоу одного человека»

Рано обретенный опыт, хорошо налаженные связи и федеральные субсидии на жилищное строительство помогли Фреду Трампу заложить фундамент состояния своего сына.

К 20 годам Фред Трамп уже построил и продал свой первый дом. В 35-летнем возрасте он ежегодно строил сотни домов в Бруклине и Куинсе. К 45 годам он строил самые большие многоквартирные дома в стране.

Основой поразительного трудолюбия Фреда Трампа был лозунг «Сон — пустая трата времени». Вместе с тем, он умело применял технологии массового производства. Издание «Бруклин Дейли Игл» называло его «Генри Фордом домостроения». Он возводил леса длиной в целый квартал, чтобы каменщики, порой работавшие во вторую смену при свете прожекторов, могли за неделю возвести дюжину стоящих цепочкой домов. А потом он продавал их примерно за 115 тысяч долларов по сегодняшним деньгам.

К 1940 году Фреда Трампа заметил журнал «Американский строитель», посвятивший ему статью под заголовком «Самое крупное строительное шоу одного человека». Автор статьи описал самодовольного бизнесмена-одиночку, за все расплачивающегося из толстой пачки денег, с которой никогда не расстается (зарплаты, материалы, земля), а в помощниках у него — один только секретарь, отвечающий на телефонные звонки в офисе размером с парковку. «Он — сам себе агент по закупкам, кассир, казначей, прораб, инженер-строитель и директор по продажам», — говорится в статье.

Работать так было непросто. Фред Трамп также на протяжении многих лет втирался в доверие к аппарату демократов в Бруклине, давая им деньги, оказывая услуги и водя дружбу с людьми типа будущего мэра Абрахама Бима (Abraham D. Beame), которые могли облегчить застройщику жизнь. Он также собрал целый легион адвокатов по недвижимости, оценщиков и бухгалтеров по налогообложению, которые стояли на страже его интересов.

Все эти особенности — большой опыт, проворство, связи, неослабная сосредоточенность на эффективном строительстве домов для среднего класса — сделали Фреда Трампа идеальным кандидатом на получение федеральных субсидий для жилищного строительства, которых становилось все больше. Выделение субсидий началось с провозглашением «Нового курса» администрации Рузвельта. В годы Второй мировой войны их объем увеличился, поскольку надо было строить больше жилья для возвращающихся с войны солдат. Фред Трамп стал мультимиллионером, обогатившись на дешевых кредитах на строительство жилья, которые выдавались при поддержке государства. Об этом пишет Гвенда Блэр в своей книге «Трампы. Три поколения строителей и президент» (The Trumps: Three Generations of Builders and a President).

Эти же самые кредиты стали неистощимым источником обогащения Дональда Трампа. В конце 1940-х годов его отец получил федеральный кредит на 26 миллионов долларов для строительства двух самых крупных жилых комплексов. Первый назывался «Апартаменты Бич-Хевен» и находился в Бруклине недалеко от Кони-Айленда. Второй комплекс под названием «Апартаменты Шор-Хевен» располагался в нескольких километрах от первого. Затем Фред начал думать о том, как сделать своих детей домовладельцами и арендодателями.

Плата за аренду земельных участков обогащала доверительные фонды его детей, и тогда Фред решил приступить к передаче состояния в гораздо больших объемах. Полученные «Нью-Йорк таймс» документы показывают, как он начал строить и покупать многоквартирные дома в Бруклине и Куинсе, а затем постепенно, без публичных следов, передавал права собственности детям, действуя через обширную сеть партнерств и корпораций. В целом Фред Трамп собрал почти 13 миллионов долларов наличности и ипотечных долгов на создание мини-империи внутри собственной империи. Это восемь домов на 1032 квартиры, которые он решил передать своим детям.

Передача началась как раз накануне 16-го дня рождения Дональда Трампа. 1 июня 1962 года Фред Трамп перевел участок земли в Куинсе в собственность созданной недавно корпорации. Как показывают документы, отец решил стать ее президентом, а детей сделать собственниками. Потом он построил дом на 52 квартиры, назвав его «Клайд-Холл».

Это были легкие деньги для детей Трампа. Отец позаботился обо всем. Он купил землю, построил квартиры, получил ипотеку. Его сотрудники управляли зданием. А прибыль шла детям. К началу 1970-х годов Фред Трамп начал точно так же передавать в их собственность еще семь домов.

Для Дональда Трампа это был быстро увеличивающийся источник нового дохода. Когда он учился в старших классах, его доля в прибыли составляла около 17 тысяч долларов в год в сегодняшних деньгах. Вскоре после окончания колледжа она превысила сумму в 300 тысяч долларов в год.

Непонятно, каким образом Фред Трамп передал в собственность своим детям 1032 квартиры, не заплатив при этом сотни тысяч долларов налога на дарение. Анализ имущественных документов на восемь зданий не дал никаких доказательств того, что дети приобрели их в результате обычной сделки купли-продажи. Полученные журналистами «Нью-Йорк таймс» финансовые документы указывают лишь на то, что все доли в партнерствах и корпорациях, учрежденных ради создания мини-империи, в какой-то момент перешли от Фреда Трампа к его детям. Однако его налоговые декларации показывают, что он не платил налог на дарение по семи домам, а сумма такого налога по восьмому зданию составила всего несколько тысяч долларов.

Этот дом в Куинсе на 158 квартир под названием «Саннисайд Тауэрс» показывает, что в отношениях с Федеральной налоговой службой Фред Трамп действовал по принципу «попробуй поймай меня». Эта служба в 1950-х и 1960-х годах неоднократно указывала ему на то, что он недоплачивает налоги.

«Саннисайд Тауэрс» в 1968 году купило за 2,5 миллиона долларов товарищество «Мидленд Ассошиэйтс» (Midland Associates), которое Фред Трамп учредил вместе со своими детьми специально ради этой сделки. В своей налоговой декларации он указал, что дал каждому из своих детей 15-процентную долю в этом товариществе. Если исходить из суммы, выделенной на покупку дома, то получается, что стоимость дарения должна быть 93 750 долларов. Но Фред задекларировал подарок всего на 6516 долларов.

Окончив в 1968 году Пенсильванский университет, Дональд Трамп начал работать на своего отца. Отец сделал его вице-президентом нескольких компаний. В это же самое время Фред Трамп осознал то, что было вполне понятно и очевидно как его семье, так и его сотрудникам: его старший сын Фред не сможет стать достойным наследником дела отца.

Фред Трамп-младший был на семь с половиной лет старше Дональда. После колледжа он тоже работал у отца. Но, как рассказывали в интервью родственники и бывшие сотрудники, дела у него шли не лучшим образом. Отец открыто насмехался над ним, называя слишком мягким, щепетильным, ленивым и охочим до выпивки. Ему не нравилось, что сын интересуется полетами и музыкой, и он не мог понять, почему тот настолько безразличен к семейному бизнесу. Дональд, видя усиливающееся разочарование отца, старался предстать полной противоположностью брату Фреду в образе этакого крутого и нахального парня с инстинктом убийцы. В качестве награды он хотел унаследовать династические мечтания своего отца.

Фред Трамп начал предпринимать шаги по обогащению одного Дональда. Он познакомил его с такой очаровательной тонкостью строительного бизнеса, как дешевые государственные займы. В 1972 году отец и сын учредили товарищество для строительства высотного дома для пожилых людей в местечке Ист-Оранж, штат Нью-Джерси. Благодаря государственным субсидиям товарищество получило почти беспроцентный кредит на 7,8 миллиона долларов, что на 90% покрыло затраты на строительство. Остальное заплатил Фред Трамп.

Но как показывают документы, основная часть материальной выгоды отошла не к отцу, а к сыну. Дональд Трамп получал не только часть прибыли и гонорары за консультации, но и зарплату за управление домом, хотя повседневной хозяйственной работой занимались сотрудники Фреда Трампа. Он также получал деньги, которые жильцы платили за аренду кондиционеров воздуха. К 1975 году доходы Дональда Трампа от этого здания соответствовали сегодняшним 305 тысячам долларов в год.

Фред Трамп также оказал сыну дополнительное содействие своими инвестициями, которые он в начале 1970-х вложил в масштабный строительный проект в Бруклине под названием «Старрет-Сити». Это был самый крупный в стране объект жилищного строительства с федеральным финансированием. Инвестиции, обещавшие большие налоговые списания, были подогнаны специально под Фреда Трампа. Он планировал использовать убытки от «Старрет-Сити» для того, чтобы не платить налог на прибыль от своей империи.

Фред Трамп вложил в это дело пять миллионов долларов. Созданное на имя детей отдельное товарищество инвестировало еще миллион, благодаря чему дети Трампа получили налоговые льготы на многие годы вперед. Благодаря этому Дональд Трамп в 1978 и 1979 годах вообще не платил никаких федеральных подоходных налогов. Однако Фред Трамп также уполномочил его продать небольшую долю в «Старрет-Сити». Это была очень прибыльная сделка, принесшая более одного миллиона долларов «гонорара за консультации».

Деньги за консультации, управленческие гонорары, поступления от аренды земли, от мини-империи, а также зарплата — все это сделало Дональда Трампа неоспоримо богатым человеком еще задолго до того, как он продал свою первую квартиру на Манхэттене. К 1975 году, когда ему было 29 лет, он получил от своего отца почти девять миллионов долларов в пересчете на сегодняшние деньги.

Богатый? Да. Но отец и сын Трампы хотели создать несколько иной имидж.

Молчаливый партнер

Фред Трамп сыграл важнейшую роль в создании и поддержании мифа о миллиардере Дональде Трампе, который сам себя сделал.

«Он высокого роста, поджарый и белокурый. У него ослепительно белые зубы, и он поразительно похож на (актера) Роберта Редфорда. Он ездит по городу в серебристом «Кадиллаке» с шофером, а номера машины украшены его инициалами Д. Дж. Т. Он встречается с соблазнительными моделями, состоит в самых изысканных клубах и в свои 30 лет обладает состоянием в 200 с лишним миллионов долларов».

Так начиналась статья в номере «Нью-Йорк таймс» за 1 ноября 1976 года. Это был один из первых кратких биографических очерков о Дональде Трампе, заложивший основу мифотворчества о его состоянии, которое продолжается десятилетиями. Как он мог утверждать, что его состояние превышает 200 миллионов долларов, если спустя много лет он сообщил регулирующим органам казино, что его облагаемый налогом доход на 1976 год составил 24 594 доллара? Дональд Трамп попросту присвоил империю отца, сделав ее своей собственной.

В своем «Кадиллаке» с шофером Дональд Трамп возил репортера «Нью-Йорк таймс» по разным местам, которые он называл «работы». Он рассказывал об отеле на Манхэттене, который собирался переделать в «Гранд Хаят» (отец обещал ему кредит на строительство), а также о сортировочной станции на реке Гудзон, которую намеревался застроить (права на застройку купила компания его отца). Он демонстрировал свои «благотворительные усилия»: высотный дом для престарелых в Ист-Оранж (строительство которого профинансировал его отец), жилой комплекс в Статен-Айленде (которым владел его отец), а также свой «флагман» — комплекс «Трамп-Вилидж» в Бруклине (которым также владел его отец) и, наконец, «Апартаменты Бич-Хевен» (владелец — Фред Трамп). Даже «Кадиллак» был арендован его отцом.

«Пока, — похвастался Трамп, — я не заключил ни одной плохой сделки».

Это было эффектное жульничество, вплоть до того бесценного момента, когда Трамп сознался, что «стесняется публичности». Утверждая, что отцовское богатство принадлежит ему, Дональд Трамп изменил свое место в мире. Нахальный 30-летний плейбой с состоянием в 200 с лишним миллионов долларов стал неотразим для нью-йоркских банкиров, политиков и журналистов.

Но, несмотря на все эти рассказы о том, как Дональд Трамп сам себе пробивал дорогу на Манхэттене, он все больше зависел от отца. Через несколько недель после публикации биографического очерка о сыне в «Нью-Йорк таймс» Фред Трамп учредил еще несколько трастовых фондов для своих детей, выделив каждому по 4,3 миллиона долларов в сегодняшнем эквиваленте. Даже в начале 1980-х, когда Дональд Трамп провозгласил себя одним из самых богатых людей в Америке, он был на содержании у отца, получая от него зарплату в сумме 260 тысяч долларов в год в сегодняшних деньгах.

Тем временем Фред Трамп со своими компаниями начал предоставлять Дональду крупные займы и кредиты. Эти суммы многократно превосходили все то, что получали остальные дети Трампа. Этот денежный поток порой становился настолько непрерывным, что казалось, будто у Дональда Трампа есть собственный печатный станок. Возьмем для примера 1979 год, когда он занял 1,5 миллиона долларов в январе, 65 тысяч в феврале, 122 тысячи в марте, 150 тысяч в апреле, 192 тысячи в мае, 226 тысяч в июне, 2,4 миллиона в июле и 40 тысяч в августе, что подтверждается документами, предоставленными в регулирующие органы казино в Нью-Джерси.

Теоретически эти деньги надо было возвращать. Но как показывают документы, на практике многие займы были больше похожи на подарки. Некоторые были беспроцентными, без графика погашения. И даже когда проценты начислялись, Дональд Трамп часто пропускал сроки платежей.

Этот бурный поток заемных средств, о котором раньше не писали, показывает четкую закономерность в действиях щедрого Фреда Трампа. Когда Дональд Трамп приступил к осуществлению новых дорогостоящих проектов, его отец увеличил размеры помощи. В конце 1970-х, когда сын перестраивал старую гостиницу «Коммодор», превращая ее в «Гранд Хаят», отец помог ему, на полную открыв заемный вентиль. В начале 1980-х Фред Трамп сделал то же самое, когда началось строительство Башни Трампа.

В середине 1980-х годов, когда Дональд Трамп стал совершать свои первые набеги в Атлантик-Сити, отец придумал план, благодаря которому резко увеличился поток денег на счета сына.

План этот касался мини-империи в виде восьми зданий, которые Фред Трамп передал своим детям. Семь из них он превратил в кооперативы и помог детям сделать то же самое с восьмым домом. Кооператив — это когда жильцам предлагают выкупить арендуемые квартиры. Таким образом, потоки прибыли пошли с трех сторон: от продажи квартир, от аренды непроданного жилья и от платежей по ипотеке.

В 1982 году восемь зданий принесли Дональду Трампу сумму, соответствующую сегодняшним 380 тысячам долларов. Продажи продолжались, жильцы покупали все новые квартиры, и доля его прибыли росла. К 1987 году, когда процесс преобразований был завершен, Трамп-сын получал с восьми зданий 4,5 миллиона долларов в год (в сегодняшних деньгах).

Фред Трамп осуществил еще одно структурное изменение в своей империи, что дало новый крупный источник дохода Дональду Трампу и другим детям. Он сделал их своими банкирами.

«Нью-Йорк таймс» не смогла найти указаний на то, что детям Трампа пришлось покупать закладные отца на собственные деньги. В основном их покупали у банков Фреда Трампа доверительные фонды и товарищества, которые он создал и профинансировал.

Продажи кооперативных квартир, ипотечные выплаты, аренда земли — Фред Трамп мастерски находил способы для обогащения своих детей в целом и Дональда Трампа в особенности. Некоторые были похожи на ленивые ручейки. Другие больше напоминали бурные потоки. Было и несколько гейзеров. Но со временем все они соединились в одну могучую денежную реку. Как удалось выяснить журналистам, к 1990 году главный молчаливый партнер Фред Трамп передал своему сыну в сегодняшнем эквиваленте не менее 46,2 миллиона долларов.

Дональд Трамп надел на себя маску непобедимости. В 1987 году случился крах на бирже, и в экономике начался мощный спад. Но он удвоил усилия, отчасти благодаря банкам Фреда Трампа, которые с готовностью предоставляли кредиты молодому царьку. В 1988 году он купил отель «Плаза» за 407,5 миллиона долларов. В 1989 он приобрел парк челночных авиаперевозок «Восточных авиалиний» (Eastern Airlines) за 365 миллионов долларов и назвал его «Трамп Шатл». Его новому казино «Трамп Тадж Махал» нужен был как минимум один миллион долларов в день на погашение долга.

Журнальные обложки одна за другой затыкали рты скептикам, сомневавшимся в разумности таких безумных трат заемных средств. СМИ восхищались молодым человеком, идущим на такие ошеломляющие риски. Но какую бы азартную игру ни начинал Дональд Трамп, какие бы ставки ни делал, он ни на секунду не рисковал своим полученным без малейших усилий и проблем состоянием. Фред Трамп всегда его страховал.

Страховочная сеть

Срочная финансовая помощь, гарантии по ссудам, наличные деньги — Фред Трамп был хорошо подготовлен. Он не мог допустить, чтобы плохие ставки потопили его сына.

Когда закончились 1980-е, крупные ставки Дональда Трампа начали лопаться. Компания «Трамп Шатл» не могла погасить кредит в течение 15 месяцев. Погрязшая в долгах «Плаза» через четыре года обанкротилась. Казино в Атлантик-Сити, также барахтавшиеся в долгах, одно за другим становились банкротами.

Но страховочная сеть никогда не подводила Трампа. Когда финансовое положение Дональда Трампа ухудшалось, семейные партнерства и компании резко увеличивали выделение денежных средств ему, а также его брату и сестрам. Как показывают налоговые документы, с 1989 по 1992 годы созданные Фредом Трампом для поддержки детей четыре компании выплатили Дональду сумму, соответствующую сегодняшним 8,3 миллионов долларов.

Щедрость отца также стала очень важной опорой для сына, когда тот в 1990 году умолял банкиров предоставить ему срочный кредит. Поскольку многие проекты Дональда Трампа оказались убыточными, у него осталось очень мало собственных жизнеспособных активов для обеспечения такого кредита. Об этом никогда не сообщалось, но факт остается фактом: он использовал свою долю в мини-империи и высотный дом для престарелых в Ист-Оранже в качестве гарантийного обеспечения кредита на 65 миллионов долларов.

Налоговые документы также показывают, что на пике финансовых неурядиц Трампа его отец получал колоссальную прибыль от своей империи. В 1990 году доход Фреда Трампа увеличился до 49 638 928 долларов.

По словам бывших сотрудников Фреда Трампа, он очень не любил без необходимости забирать распределяемую прибыль у своих компаний, потому что по ней надо было платить подоходный налог. Так зачем же считающему центы и ненавидящему налоги 85-летнему бизнесмену на закате карьеры забирать огромные деньги из своей обожаемой собственности, налоги на которую составили более 12,2 миллиона долларов?

Журналисты не нашли свидетельств того, что Фред Трамп делал какие-то значительные долговые выплаты или выделял средства на благотворительность. Бережливость в бизнесе была его отличительной чертой всю жизнь. Согласно учетам его личных расходов, в 1991 и 1992 годах Фред Трамп потратил на поездки и развлечения в общем и целом 8562 доллара. Расточительство Трампа (если его можно назвать таковым) сводилось к тому, что он изредка покупал жене подарок в магазине мехов или устраивал семейное торжество где-нибудь в бруклинском ресторане. Его дом на Мидленд-Паркуэй в Куинсе был построен из непритязательного кирпича, как и многие его многоквартирные здания, и ничем не отличался от соседних построек, если не считать белые колонны и лепнину на фронтоне.

Но есть немало признаков того, что наличные деньги были нужны Фреду Трампу в больших количествах — чтобы выручать сына в случае необходимости.

Так было во время операции по спасению трамповского казино «Касл». Дональд Трамп допустил огромный перерасход средств на ремонт, из-за чего у казино осталось очень мало расчетных средств. Конечно, ни у казино «Касл», ни у его владельца не было 18,4 миллиона долларов на выплаты по облигациям, срок которых истекал в декабре 1990 года.

17 декабря 1990 года Фред Трамп направил своего надежного бухгалтера Говарда Снайдера (Howard Snyder) в Атлантик-Сити с чеком на 3,35 миллиона долларов. Снайдер купил в казино фишек на всю эту сумму и уехал, не сделав ни одной ставки. Видимо, даже этого вливания оказалось недостаточно, ибо в тот же день Фред Трамп выписал второй чек для казино «Касл» на сумму 150 тысяч долларов, о чем свидетельствуют банковские документы.

Благодаря такой уловке (по законам штата Нью-Джерси об азартных играх такой заем на 3,5 миллиона долларов является незаконным, а поэтому он повлек за собой штраф в 65 тысяч долларов) Дональду Трампу удалось избежать невыполнения денежных обязательств по облигациям.

Два сапога пара

И отец, и сын мастерски манипулировали стоимостью своих активов, и в зависимости от ситуации их состояние казалось то больше, то меньше.

Как показала история с казино, отец и сын придерживались единого мнения о правилах и нормах, видя в них досадное неудобство, которое следует ловко обходить, а при необходимости игнорировать. Как рассказали в интервью и в показаниях под присягой члены семьи и коллеги Трампов, отец и сын сформировали прочный и тесный кровный союз, в основе которого лежали общие тайны и гоббсовская точка зрения на то, что нужно для достижения господства и победы. Они разговаривали почти каждый день, а встречались почти каждые выходные. Дональд Трамп сидел по правую руку от отца во время семейных застолий и участвовал в ежемесячных совещаниях Фреда Трампа с ближайшими советниками, где обсуждались вопросы стратегии. Отец молча, но очень внимательно следил за многочисленными пресс-конференциями своего сына.

«Наверное, я знал отца лучше, чем все остальные», — заявил Дональд Трамп в 2000 году, давая показания под присягой.

Отец и сын свободно владели языком полуправды и лжи, о чем свидетельствуют интервью и документы. Оба с упоением совершали нарушения, за которые их не наказывали. Оба умело манипулировали стоимостью своих активов, сильно завышая или занижая ее в зависимости от своих потребностей.

Эти таланты очень пригодились, когда 26 сентября 1981 года от последствий алкоголизма в 42-летнем возрасте скончался Фред Трамп-младший, оставив после себя сына и дочь. Его душеприказчиками стали отец и брат Дональд.

Самым крупным активом Фреда Трампа-младшего была его доля в семи из восьми зданий, право собственности на которые отец передал детям. Через несколько лет после его смерти Трампы сделали из этих домов кооперативы и заявили, что стоимость этой недвижимости составляет 90,4 миллиона долларов. При такой стоимостной оценке налог на наследство по доле Фреда Трампа-младшего мог составить почти 10 миллионов долларов.

Но в налоговой декларации, которую подписали Дональд Трамп и его отец, утверждалось, что доля Фреда Трампа-младшего составляет всего 737 861 доллар. Такой результат был достигнут за счет занижения стоимости всех семи домов. Фред и Дональд Трампы представили оценочную ведомость, где была указана стоимость 13,2 миллиона долларов.

Еще одним образчиком их дерзости стал жилой комплекс на 150 квартир в Куинсе под названием «Парк Бриар». Так уж получилось, что за 18 дней до смерти Фреда Трампа-младшего его братья и сестры представили план по превращению «Парка Бриар» в кооператив. Тогда же они заявили под присягой, что здание стоит 17,1 миллиона долларов. Но после смерти Фреда Трампа-младшего Дональд Трамп и его отец как душеприказчики указали в налоговой декларации, что «Парк Бриар» стоит 2,9 миллиона долларов.

Федеральная налоговая служба практически не возражала против столь фантастического утверждения, как будто не заметив, что стоимость «Парка Бриар» за 18 дней уменьшилась на 83 процента. Правда, один аудитор начал настаивать на том, чтобы увеличить ее на 100 000 долларов до трех миллионов.

В 1980-е годы случилась одна скандальная история. Дональд Трамп дал понять, что займется акциями, и намекнул на возможное приобретение контрольного пакета одной компании, чтобы потом продать их с выгодой, либо выбить из этой компании уступки за свой отказ от поглощения. Это была такая гадкая форма биржевого манипулирования с малопривлекательным названием «гринмейлинг» (выкуп компанией своих акций по повышенной цене при угрозе поглощения). Журналисты отыскали доказательства того, что Трамп в ходе этой операции пользовался содействием своего отца.

26 января 1989 года Фред Трамп за 934 854 доллара купил 8,6 тысяч акций компании «Тайм инкорпорейтед», о чем свидетельствует его налоговая отчетность. Спустя семь дней финансовый обозреватель Дэн Дорфман (Dan Dorfman), который был на дружеской ноге с Дональдом Трампом, сообщил, что младший Трамп приобрел «значительную долю» в компании «Тайм инкорпорейтед». Естественно, акции компании подскочили, благодаря чему Фред Трамп за две недели получил прибыль в размере 41 614 долларов.

В том же году Фред Трамп купил акции «Американ эйрлайнс» на пять миллионов долларов. Если исходить из цены за акцию (81 доллар 74 цента), то, по всей видимости, приобрел он их незадолго до сообщения Дорфмана о покупке акций этих же авиалиний Дональдом Трампом. Уже через несколько недель эти акции стоили более 100 долларов. Продай их Фред Трамп в тот момент, он бы выручил 1,3 миллиона долларов. Но он не стал этого делать, и акции упали из-за разговоров о широко рекламируемых, но неудачных приобретениях его сына. В январе 1990 года Фред Трамп продал эти акции, потеряв на них 1,7 миллиона долларов. Спустя неделю Дорфман написал, что Дональд Трамп тоже продал свою долю.

С другими членами семьи Фред Трамп мог вести себя раздражительно и грубо, о чем свидетельствуют показания его родственников. Когда кто-то его разочаровывал, он обычно рявкал: «Глупее этого я никогда ничего не слышал». Но с Дональдом он вел себя иначе. Он мог пожурить его, сказав: «Сначала сделай это дело, а уж потом принимайся за другое». Но чаще всего он старался прощать Дональда и ладить с ним.

Например, к 1987 году долг Дональда Трампа перед отцом увеличился как минимум до 11 миллионов долларов. Но если бы Фред Трамп его аннулировал, сыну пришлось бы заплатить несколько миллионов налогов. Отец с сыном нашли иное решение проблемы, о котором ранее не сообщалось. Похоже, что это был многомиллионный незадекларированный подарок и одновременно незаконное списание налогов.

Как показывает налоговая отчетность, в декабре 1987 года Фред Трамп купил 7,5-процентную долю в 55-этажном жилом комплексе «Трамп Палас», который его сын возводил в восточной части Манхэттена. Большая часть его инвестиций на общую сумму 15,5 миллиона долларов была сделана в форме обмена непогашенных долгов сына на акции «Трамп Палас», что подтверждается документами.

В декабре 1991 года Фред Трамп продал свою долю в «Трамп Палас» всего за 10 тысяч долларов, что подтверждается его налоговой декларацией и финансовой отчетностью. В документах о продаже не указано, кто был покупателем. Но есть и другие документы, которые показывают, что эти акции Фред продал обратно своему сыну.

По закону штата, застройщик обязан представить «пакет документов на недвижимость», в котором указаны спонсоры проекта, то есть его владельцы. В пакете «Трамп Палас», представленном в ноябре 1989 года, фигурируют два собственника: Дональд Трамп и его отец. Но, в соответствии с тем же законом, если бы Фред Трамп продал свою долю третьей стороне, Дональду Трампу пришлось бы указать нового собственника в исправленном пакете документов на недвижимость, который подается в прокуратуру штата. Согласно документам, он этого не сделал.

Спустя месяц после того, как отец продал свою долю, он дал письменные показания под присягой. Это были показания по делу о неоплаченных счетах подрядчика «Трамп Палас», и там Дональд Трамп назвал себя владельцем этого комплекса.

По правилам Федеральной налоговой службы США, продажа сыну акций на 15,5 миллиона долларов за 10 тысяч равноценна переданному ему подарку на 15,49 миллиона, который при этом облагается налогом. Фред Трамп не сообщил налоговикам о таком подарке.

По словам экспертов по налогообложению, Фред Трамп мог столкнуться с необходимостью задекларировать дарение только в одном случае: если бы к моменту передачи акций «Трамп Палас» обанкротился. Однако до банкротства там было далеко.

Учетная документация показывает, что продажи жилья в 1991 году шли полным ходом. В этом жилом комплексе продали 57 апартаментов за 52,5 миллиона долларов. Это 94% от начальной продажной цены этих апартаментов.

Сам Дональд Трамп провозгласил «Трамп Палас» «самым защищенным в финансовом плане жилым комплексом из всех имеющихся на рынке». Эту идею он выдвинул в размещенной в 1991 году рекламе, чтобы дать отпор критике покупателей, которые жаловались, что его неудачи в бизнесе могут отразиться на реализации проекта «Трамп Палас». За 17 дней до того, как отец продал свои акции, Дональд Трамп запустил рекламное объявление, в котором говорилось, насколько это разумно и мудро — вкладывать деньги в «Трамп Палас»: «Умные деньги говорят, что лучшего времени для покупки еще не было».

Не задекларировав подарок своему сыну на 15,49 миллиона долларов, Фред Трамп уклонился от 55-процентного налога на дарение и сэкономил около 8 миллионов долларов. В то же время он объявил Федеральной налоговой службе, что «Трамп Палас» приносит одни убытки и что это доказывает его действия, когда он от 15,5 миллиона инвестиций получил всего 10 тысяч долларов.

Федеральный налоговый закон запрещает вычитать любые убытки из сделок по продаже недвижимости между членами одной семьи, потому что это чревато злоупотреблениями. Однако Фред Трамп именно так и поступил, не заплатив еще примерно 5 миллионов долларов подоходного налога.

Партнерство Фреда и Дональд Трампов имело целью не только обогащение. В его основе лежал более амбициозный замысел, который за долгие годы был доведен до совершенства. Суть этого замысла заключалась в создании истории о происхождении, в формировании мифа о миллиардере Дональде Трампе, который сам себя сделал.

Фундамент этого мифа Дональд Трамп заложил в 1970-е годы, когда говорил об империи своего отца как о своей собственной. Но к концу 1980-х он вместо того, чтобы присвоить эту империю, начал умалять ее достоинства. «Это не был великолепный бизнес, это был просто хороший бизнес», — говорил он, как будто Фред Трамп был владельцем сети прачечных самообслуживания. Да, заявлял Трамп-младший газетчикам, его отец — замечательный наставник, но бизнес у него не очень большой, а поэтому максимум, на что может рассчитывать сын, — это заем на миллион долларов, да и то под проценты.

Все это время Фред Трамп подыгрывал своему сыну. Он ни разу открыто не усомнился в его утверждениях о займе на миллион. «Похоже, что все, к чему он прикасается, превращается в золото», — сказал Трамп-старший в 1976 году, давая интервью «Нью-Йорк таймс». «Он превзошел меня, это точно», — заявил он в 1983, когда газета готовила новый биографический очерк о его сыне. Но хотя Фред Трамп очень помог в создании мифа о миллиардере Дональде Трампе, который сам себя сделал, оказывается, была одна черта, которую он не позволял ему пересекать.

США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 8 октября 2018 > № 2752353

Полная версия — платный доступ ?


Россия. Евросоюз. США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 8 октября 2018 > № 2752351 Николас Гвоздев

National Interest (США): Как Европа и Россия борются против американских санкций

Ослабит ли эта борьба американское финансовое господство в отдаленной перспективе?

Николас Гвоздев (Nikolas K. Gvosdev), The National Interest, США

Верховный представитель Европейского союза по иностранным делам и политике безопасности Федерика Могерини объявила на прошлой неделе, что ЕС во взаимодействии с Россией и Китаем создаст механизм, позволяющий Ирану и дальше торговать с участниками ядерной сделки, несмотря на повторное введение Соединенными Штатами санкций против этой страны.

Выступая на полях Генеральной Ассамблеи ООН, Могерини сказала: «На практике это означает, что страны-члены ЕС создадут самостоятельный субъект права, который будет содействовать осуществлению законных финансовых операций с Ираном. Это позволит европейским компаниям и дальше торговать с данной страной».

Реакцию американского внешнеполитического сообщества можно разделить в основном на две категории: высмеивание и неверие. Как считают американцы, Европа не может даже надеяться на то, что ей удастся создать такой особый механизм расчетов, и в любом случае этот механизм не будет работать. Более того, американцы полагают, что европейцы не станут рисковать своими корпоративными и финансовыми интересами в США. Может, это и так — однако Соединенным Штатам следует серьезно задуматься о тех угрозах, которые европейское предложение создает для американского экономического влияния.

В 2018 году американский доллар остается оптимальной валютой для проведения международных торговых и финансовых операций. Финансовая система США является самым удобным расчетно-клиринговым механизмом для всякого рода транзакций. Более того, клиенты со всего мира отдают предпочтение высокотехнологичным товарам, передовым приборам и технологиям, производимым компаниями из стран «Большой семерки». Американские санкции, призванные отнять у той или иной страны возможность использовать в таких операциях доллары, а также лишить занимающиеся бизнесом в США компании стимулов хранить свои активы в американской юрисдикции и использовать доллары в торговле с подвергнутым санкциям государством, могут нанести серьезный экономический ущерб. Но это далеко не всегда фатальный ущерб.

В отличие от прежних международных санкций против Ирана, Европа сейчас считает, что пока эта страна соблюдает условия ядерной сделки, нет никаких оснований для возобновления санкций. Кроме того, хотя крупные европейские фирмы с активами и банковскими счетами в Америке будут подчиняться американским санкциям, сейчас легко можно увидеть, как начинается процесс раздвоения, когда европейские компании поменьше решаются на «особые» торговые сделки с Ираном. Например, не привязанные к доллару и к американскому рынку торговые компании смогут продавать иранскую нефть на внешнем рынке и покупать для этой страны товары.

Между тем, Москва тихо наблюдает за тем, как все это переживает Иран, и размышляет о том, нельзя ли и ей применить предложенный механизм платежей, чтобы он стал для нее очередным амортизатором, ослабляющим удары американских экономических санкций.

Санкции США, ЕС и стран «семерки» действуют против России с 2014 года, будучи введенными за ее политику в отношении Украины. Соединенные Штаты вводят дополнительные карательные меры за эти и другие нарушения. Но расчет на то, что поведение Москвы можно изменить, ограничив ей доступ к финансам, инвестициям и технологиям, совершенно не оправдался. Сейчас американский конгресс рассматривает новые и довольно серьезные санкции, призванные существенно усилить экономическое давление на Россию.

Как и с Ираном, с Россией у Америки намного более слабые экономические связи, чем у ее европейских, ближневосточных и восточноазиатских союзников. В то же время эти страны, стремящиеся сдерживать политику России по некоторым направлениям, хотят расширять с ней сотрудничество в областях, которые представляют для них интерес. Они также не желают идти на меры, способные вызвать крах российской экономики. Поэтому Соединенные Штаты задумались о более мощных санкциях третьих стран против тех партнеров, чьи компании и банки продолжают заниматься бизнесом с Россией.

Москва во взаимодействии с некоторыми своими экономическими партнерами из Европы уже испытала ряд изобретательных мер по уклонению от санкций, введенных против ее энергетической отрасли. Так, французская компания Тоталь не захотела отказываться от своих высокодоходных инвестиций в российские проекты СПГ в Арктике. Но в то же время она не желает нарушать ограничения ЕС на инвестиции в России. Часть этих ограничений была введена параллельно антироссийским санкциям администрации Обамы. Поэтому Тоталь для получения средств на инвестирование проекта «Ямал» обратилась за финансированием в китайские банки, попросив, чтобы оно было деноминировано в евро и юанях и находилось в полной недосягаемости для западной финансовой системы.

Смысл западных санкций заключался еще и в том, чтобы лишить Россию доступа к современным товарам и услугам, необходимым для разработки и эксплуатации энергетических месторождений в Арктике. На протяжении нескольких лет часть российских проектов в Заполярье была заморожена. Однако летом появилась возможность для их дальнейшей реализации. Россия смогла развернуть в своих северных широтах китайскую технику и оборудование, а норвежские компании, воспользовавшись лазейками в санкционных ограничениях, могут «предоставлять услуги по снабжению» китайским клиентам, против которых не действуют санкции, а те в свою очередь будут работать на Россию.

Никто не считает эти обходные маневры идеальными. Москва по-прежнему отдает предпочтение беспрепятственному доступу к западным банкам и финансовым институтам, и желает, чтобы западные компании поставляли ей важнейшие товары и услуги. Юань менее удобен для финансирования, а китайские копии высокоточного западного оборудования могут в итоге оказаться дороже и ненадежнее. Но Москва получила возможность хоть как-то продвигаться вперед в ожидании того момента, когда ее экономика вернется к скромным показателям роста.

Поэтому неудивительно, что русские очень сильно заинтересовались специальной системой расчетов и тем, заработает ли она. Такой механизм потребует пересчета нефтяных цен в евро, наряду с долларом. Более того, если Иран в торговле энергоресурсами с Индией и Китаем будет использовать индийскую рупию и юань — опять же, во избежание американских долларовых санкций — то это поможет ослабить подавляющее господство доллара в международных торговых операциях. Если такой европейский механизм будет создан, Россия наверняка постарается вовлечь в него свои финансовые институты, чтобы в своих транзакциях использовать и евро, и юань, и рупию. В то же время, торгующие с Ираном европейские компании могут расширить сферу своей деятельности на Россию, если будут введены новые американские санкции.

По всеобщему признанию, все это пока на уровне догадок и предположений. У нас очень мало информации о том, как ЕС будет осуществлять на практике предложение Могерини. Но Америка должна всерьез задуматься над тем, как будет создаваться такой механизм, и в какой мере европейские страны будут его поддерживать и защищать. Бывший министр финансов Джек Лью (Jack Lew), завершая в январе 2017 года свое пребывание на этом посту, выступил с предостережением, которое может оказаться пророческим. Он сказал: «Риск того, что санкции станут непосильными, выдавит деловую активность из американской финансовой системы, особенно если альтернативы Америке как мировому финансовому центру и американскому доллару как главной резервной валюте станут играть более существенную роль в глобальной финансовой системе». Вместе с тем, Лью признал: «Существующие альтернативы не в состоянии в полной мере выполнять функции американских рынков и американского доллара, и кроме того, есть много других факторов, из-за которых США будут и дальше самой привлекательной финансовой системой в мире». Но как уже продемонстрировала Россия, она готова нести дополнительные издержки, чтобы использовать другие валюты, а также товары и услуги не западных фирм ради спасения своих экономических планов.

Предложение о создании особого механизма платежей может потерпеть неудачу. Не исключено, что потребители и производители не согласятся ни на какую другую валюту, кроме доллара, поскольку евро в структурном плане слаб, а юань не пользуется большим доверием. Но эта первая попытка будет не последней. И Соединенные Штаты должны подготовиться к новым угрозам своему финансовому лидерству.

Николас Гвоздев — пишущий редактор «Нэшнл интерест».

Россия. Евросоюз. США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 8 октября 2018 > № 2752351 Николас Гвоздев


США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 8 октября 2018 > № 2752344

The New York Times (США): Получая деньги от отца, Трамп участвовал в сомнительных налоговых схемах (ч. 2)

Дэвид Барстоу (David Barstow), Сьюзан Крейг (Susanne Craig), Расс Бютнер (Russ Buettner), The New York Times, США

Первую часть читайте здесь

Семейные разборки

Дональд Трамп пытался изменить завещание своего больного отца, вызвав тем самым негативную реакцию. Вместе с тем, Фред Трамп признал, что надо реализовать некоторые планы, прежде чем он уйдет из жизни.

Фред Трамп часто задумывался о том, что станет с его империей после того, как он умрет. Он нанял одного из лучших в стране юристов для составления завещания. Но в декабре 1990 года Дональд Трамп направил отцу документ, составленный одним из его собственных юристов с целью внести существенные поправки в это завещание.

Фред Трамп, которому на тот момент исполнилось 85 лет, раньше никогда не видел этот документ, полный юридической зауми. Да и разрешения на его подготовку он тоже не давал. И он не встречался с составившим его юристом.

Однако сын уведомил отца, что он должен немедленно подписать этот документ.

О том, что случилось дальше, спустя годы рассказывали члены семьи Трампа, давая показания во время урегулированного позднее спора о наследстве, оставленном Фредом Трампом детям Фреда Трампа-младшего. Журналисты «Нью-Йорк таймс» читали эти показания и увидели в них нечто поразительное. Фред Трамп считал, что присланный сыном документ мог поставить под угрозу дело всей его жизни.

В этом документе, носящем название «дополнительное распоряжение к завещанию», было много интересного. Он защищал долю Дональда Трампа в наследстве от кредиторов и от предстоящего бракоразводного процесса с его первой женой Иваной Трамп. Он подкреплял положения завещания о том, что Дональд Трамп будет единственным распорядителем имущества своего отца. Но больше всего Фреда Трампа встревожили не детали этого документа, а само его появление и подача как свершившегося факта. Он признавался родственникам, что увидел в этом распоряжении к завещанию попытку сына обойти его сзади и установить полный контроль над его делами. Отец выразил опасение, что Дональд Трамп выпотрошит его империю и даже использует ее в качестве залога для спасения своего терпящего неудачи бизнеса. Надо сказать, что это случилось как раз в том месяце, когда Фред Трамп спас казино сына, купив фишек на 3,5 миллиона долларов.

Хотя они были близки (а может, как раз из-за их близости), Фред Трамп не решился на открытый разговор с сыном. Вместо этого он обратился к своей дочери Мэриэнн Трамп Бэрри (Maryanne Trump Barry), которая в то время работала федеральным судьей и часто давала советы отцу по правовым вопросам. «Это плохо пахнет», — сказал он ей, о чем Мэриэнн вспоминала позже, давая показания. Когда судья Бэрри прочла дополнительное распоряжение к завещанию, она пришла к такому же выводу. «Дональд, по его собственному признанию, был в непростой финансовой ситуации, — сказала она, — и папа был очень обеспокоен как человек, всю жизнь зарабатывавший эти деньги упорным трудом и не желавший, чтобы они уходили из семьи».

В кратком интервью по телефону судья Бэрри отказалась комментировать этот эпизод.

Фред Трамп начал незамедлительно действовать, чтобы расстроить планы своего сына. Он отправил свою дочь на поиски новых юристов по имущественным вопросам. Один из них записал инструкцию, переданную Мэриэнн Трамп Бэрри со слов отца: «Защитить собственность и активы от Д.Т. и от кредиторов Дональда». Юристы быстро составили новое дополнительное распоряжение к завещанию, лишив Дональда Трампа единоличного права распоряжаться имуществом отца. Фред Трамп без промедлений подписал этот документ.

Хотя Дональд Трамп действовал неуклюже, и его попытка изменить отцовское завещание не удалась, семье пришлось задуматься о двух взаимосвязанных проблемах: ухудшающееся состояние здоровья Фреда Трампа и его нежелание отказываться от прав собственности на свою империю. За несколько лет до этого Фреду Трампу удалили опухоль на шее. Вскоре ему предстояла операция по замене тазобедренного сустава, а еще он страдал старческим слабоумием в мягкой форме. Несмотря на щедрую финансовую помощь, которую он неизменно оказывал своим детям, и несмотря на отвращение к налогам, Фред Трамп упрямо отказывался прислушаться к рекомендациям советников передать права собственности на империю детям, дабы свести к минимуму налоги на наследство.

С каждым годом возрастала вероятность, что Фред Трамп умрет, владея жилыми домами на сотни миллионов долларов, облагаемыми 55-процентным налогом на наследство. Столь же слабо была защищена и куча денег, на которой он сидел. Его здания поддерживались в хорошем состоянии и неизменно приносили миллионные прибыли, а долги по ним были минимальные. С 1988 по 1993 годы он заплатил себе 109,7 миллионов долларов, но даже после этого, как показывает финансовая отчетность, его компаниям принадлежали 50 миллионов долларов в виде наличности и инвестиций. Десятки миллионов долларов ежемесячно проходили через лабиринт лицевых счетов в многочисленных банках, таких как «Чейз Манхэттен Банк» (Chase Manhattan Bank), «Кемикал Банк» (Chemical Bank), «Мэньюфэкчурерс Хэновер Траст» (Manufacturers Hanover Trust), «Ю-бэ-эс» (UBS), «Бауэри сэйвингс» (Bowery Savings) и израильский «Юнайтед Мизрахи» (United Mizrahi).

Попросту говоря, не приняв незамедлительных мер, наследники Фреда Трампа могли потерять сотни миллионов долларов, заплатив налог на наследство.

Несмотря на имевшиеся разногласия, Трампы разработали план во избежание таких последствий. Как они это сделали — об этом никто раньше не рассказывал.

В этой истории Дональд Трамп сыграл центральную роль. С согласия и при участии отца и его ближайших советников он руководил совещаниями, на которых разрабатывался этот план. Самый младший брат Роберт Трамп, во всем подчинявшийся Дональду, получил задачу следить за всеми повседневными деталями. Роберт долгие годы работал у своего брата, а в конце 1991 года стал работать на отца.

План Трампов, реализованный в следующем десятилетии, включал в себя смесь традиционных приемов, скажем, внесение изменений в завещание Фреда Трампа ради минимизации налоговых выплат, и неординарных методов, которые, по словам налоговых экспертов, с юридической точки зрения были сомнительными, а в некоторых случаях напоминали мошенничество. В итоге дети Трампа должны были стать собственниками буквально всех домов своего отца, не заплатив при этом ни цента из своего кармана. Гору денег им предстояло превратить в маленький холмик. А сотни миллионов долларов, которые должны были пойти в американскую казну, дети Фреда Трампа решили забрать себе.

«Замаскированный подарок»

Семейная фирма позволила Фреду Трампу направить деньги детям, затребовав с него завышенную цену за ремонт и реновацию недвижимости.

Один из первых шагов был предпринят 13 августа 1992 года, когда Трампы учредили компанию под названием «Олл Каунти Билдинг Сапплай энд Мэйтнанс» (All County Building Supply & Maintenance).

У нее не было головного офиса. Компания была зарегистрирована в Манхассете, штат Нью-Йорк по адресу проживания любимого племянника Фреда Трампа Джона Уолтера (John Walter). Умерший в январе Уолтер долгие годы работал у Фреда Трампа, занимаясь в основном компьютеризацией его систем учета и выплаты зарплаты. Он также был неофициальным хранителем личных и деловых бумаг Фреда Трампа, и подвал в его доме был до отказа забит коробками со старыми финансовыми отчетами. Согласно документации, Джону Уолтеру и четверым детям Трампа принадлежало по 20% компании «Олл Каунти».

Как удалось узнать журналистам «Нью-Йорк таймс», главная цель этой фирмы заключалась в том, чтобы дать возможность Фреду Трампу дарить щедрые денежные подарки своим детям под видом вполне законных коммерческих операций, что позволяло им уйти от уплаты 55-процентного налога.

Работала эта схема элементарно.

Каждый год Фред Трамп тратил миллионы долларов на ремонт и улучшение своей недвижимости. Некоторые продавцы, поставлявшие его прорабам и обслуживающему персоналу материалы и инструменты, на протяжении десятилетий обналичивали чеки Фреда Трампа. Но в августе 1992 года на их чеках появилось новое название — «Олл Каунти Билдинг Сапплай энд Мэйтнанс».

Между тем компьютерные системы Уолтера выписывали счета «Олл Каунти» на оплату услуг и материалов, но с одной малозаметной разницей: все цены там были завышены на 20-50%.

Разницу дети Фреда Трампа делили между собой, не забывая про Уолтера.

Самым ярким примером этого мошенничества стал Роберт Трамп, которому отец платил полмиллиона долларов в год. Он утверждал многочисленные платежи империи Фреда Трампа компании «Олл Каунти». Он также был ее генеральным директором и совладельцем. Что касается работы компании — готовить счета на оплату, то эту задачу выполнял Уолтер, также находившийся на финансовом довольствии Фреда Трампа, и его личный помощник, которому Уолтер приплачивал за эту шабашку.

Спустя годы Роберт Трамп в своих показаниях во время спора о наследстве Фреда Трампа скажет, что «Олл Каунти» экономила ему деньги, заключая выгодные сделки. Но Фред Трамп и сам умел выбивать более низкие цены из своих подрядчиков, и поэтому данное утверждение кажется весьма неожиданным. Кроме того, оно не соответствует действительности.

Журналисты изучили тысячи страниц финансовой документации по жилым домам Фреда Трампа, которые показывают, что с появлением на сцене «Олл Каунти» его расходы резко выросли.

Жилой комплекс «Апартаменты Бич-Хевен» стал наглядной иллюстрацией того, как это делалось. В 1991 и 1992 годах Фред Трамп купил у оптовика для «Бич-Хевен» 78 комплектов холодильников и плит. Средняя цена была 642 доллара 69 центов. Но в 1993 году, когда он начал платить за ту же технику компании «Олл Каунти», цена на нее увеличилась на 46%. Стоимость уборки мусора возросла на 64%. Уборочный инвентарь подорожал на 100% с лишним. Ремонт водопровода и канализации, а также сантехнические материалы выросли в цене на 122%. Это происходило в одном доме за другим. Чем больше платил Фред Трамп, тем богаче становилась «Олл Каунти». Как и было задумано.

Эта компания систематически завышала цены по тысячам позиций, но переговорами с поставщиками, как и всегда, занимался Фред Трамп со своими сотрудниками.

Это может подтвердить Леон Истмонд (Leon Eastmond).

Он владеет компанией из Бронкса «Истмонд и сыновья», которая производит промышленно-отопительные котлы. В 1993 году он встретился с Фредом Трампом в старом итальянском ресторане «У Гарджуло», где тот любил ужинать, чтобы договориться о цене на 60 котлов. Фред Трамп, приехавший в сопровождении секретаря и Роберта Трампа, торговался отчаянно. Добившись 10-процентной скидки, он выдвинул последнее требование. «Мне пришлось оплатить счет за ужин», — с улыбкой вспомнил Истмонд.

Никаких упоминаний «Олл Каунти» не было. Впервые Истмонд узнал о ее существовании, когда стали приходить чеки. «Я помню, как открыл однажды конверт, а оттуда выпал чек на 100 тысяч долларов, — рассказал он. — Я не знал эту компанию. Я не понимал, кто они такие».

«Олл Каунти» платила Истмонду по оговоренной цене, но приходившие от нее Фреду Трампу счета были завышены на 20-25%, о чем свидетельствуют полученные журналистами документы. Таким образом, стоимость 60 котлов по бумагам увеличилась на сотни тысяч долларов, и все эти деньги перетекли в карманы детей Фреда Трампа — без уплаты налога на дарение.

Собственники «Олл Каунти» изобрели еще одну хитрость, чтобы получить дополнительный «навар» с котлов Истмонда. Чтобы получить от Фреда Трампа контракт, Истмонду пришлось согласиться бесплатно предоставить ему мобильные котлы на время установки стационарных. Однако «Олл Каунти» выставила Фреду Трампу счет за аренду этих самых мобильных котлов, которые Истмонд предоставил ему бесплатно, сопроводив его счетами за транспортировку, монтаж, эксплуатацию и обслуживание. Так со счетов империи Трампа удалось вывести еще несколько сотен тысяч долларов.

Когда Уолтера во время дачи показаний спросили, почему Трамп не стал совладельцем «Олл Каунти», он ответил: «Потому что ему пришлось бы платить налог на наследство».

Когда журналисты рассказали историю про «Олл Каунти» профессору Тритту из Флоридского университета, он назвал «крайне подозрительным» факт использования Трампами этой компании, заявив, что это можно расценить как преступную налоговую махинацию. «Это определенно похоже на замаскированный подарок», — сказал он.

«Олл Каунти» приносила исключительные выгоды Дональду Трампу и его братьям и сестрам, но для жильцов Фреда Трампа она создавала большие неудобства.

Будучи владельцем нью-йоркской недвижимости с лимитированной арендной платой, Фред Трамп нуждался в разрешении штата на ее повышение сверх тех пределов, которые ежегодно устанавливала государственная комиссия. Чтобы обосновать повышение квартплаты, можно было, например, провести капитальную реконструкцию здания. В таком случае получить разрешение было несложно. Если затраты казались разумными, одного счета на оплату или погашенного чека было достаточно.

Трампы использовали счета «Олл Каунти» с завышенными ценами, чтобы обосновать повышение квартплаты в домах Фреда Трампа, где цена аренды лимитировалась. По словам Уолтера, Фред Трамп видел в этой компании средство получить и вершки и корешки. Если он при помощи своих «исключительных переговорных навыков» покупал холодильник стоимостью 350 долларов за 200 долларов, он мог поднять арендную плату, исходя из последней цены, а не из 350 долларов, за которые холодильник покупал «обычный человек», объяснил Уолтер. Компания «Олл Каунти» позволяла обойти эту проблему. «Надо понимать, какие соображения за этим стояли», — сказал он.

Как сообщил Роберт Трамп в своих показаниях, «чем больше завышались цены, тем больше можно было поднять арендную плату».

Как показывают документы, после создания «Олл Каунти» Трампы получили разрешение повысить квартплату для тысяч квартир, заявив, что затратили на благоустройство и реконструкцию более 30 миллионов долларов. Жильцы неоднократно протестовали против повышения, но это почти всегда заканчивалось безрезультатно.

Говоря об улучшениях, Трампы чаще всего упоминали отопительные котлы.

«Все это сильно смахивает на преступление», — сказал бывший руководитель следственного отдела районной прокуратуры Манхэттена Адам Кауфман (Adam S. Kaufmann), ныне работающий партнером в юридической фирме «Льюис, Баах, Кауфман, Мидлмисс». Срок исковой давности в данном случае уже давно прошел, но, по словам Кауфмана, поскольку Трампы использовали «Олл Каунти», дело можно возбудить по фактам обмана жильцов, налогового мошенничества и подделки документов.

Адвокат президента Хардер оспорил сообщение «Нью-Йорк таймс», заявив: «Если газета заявит или даст понять, что президент Трамп причастен к обману, уклонению от уплаты налогов и любым другим преступлениям, она может быть привлечена к ответственности за клевету».

«Олл Каунти» была не единственной компанией, которую создали Трампы для выкачивания денег из империи Фреда Трампа. Существенным источником дохода для отца семейства была плата за управленческие услуги, которую он взимал с жильцов своих домов. Его основная управленческая фирма «Трамп Менеджмент» за один только 1993 год заработала 6,8 миллиона долларов. Он нашел способ для перевода детям и этих средств тоже.

21 января 1994 года семья создала управленческую компанию «Апартмент Менеджмент Ассошиэйтс» (Apartment Management Associates), зарегистрировав ее по адресу Уолтера в Манхассете. Как показывает документация, спустя два месяца эта компания начала получать управленческий гонорар, который раньше уходил на счета «Трамп Менеджмент».

Единственное отличие заключалось в том, что владельцами «Апартмент Менеджмент» был Дональд Трамп с братом и сестрами.

Гора денег Фреда Трампа быстро уменьшалась. Согласно документам, к 1998 году две компании («Олл Каунти» и «Апартмент Менеджмент») ежегодно приносили каждому из детей Трампа по 2,2 миллиона долларов в сегодняшнем эквиваленте.

Тот подоходный налог, который они выплачивали с этих сумм, был значительно ниже 55-процентного налога, который должен был заплатить Фред Трамп, просто даря каждому из детей по 2,2 миллиона долларов ежегодно.

Однако эта экономия была пустяком по сравнению с тем, что удалось сэкономить, когда Трамп передал детям свою империю недвижимости.

Алхимия стоимости

Передача основной части империи Фреда Трампа началась с «благоприятной» оценки и с невероятного ее уменьшения.

На 90-м году жизни Фред Трамп по-прежнему появлялся на работе несколько раз в неделю — неизменно в элегантном костюме и галстуке. Но он уже с трудом запоминал имена людей и мог запутаться, поскольку старческое слабоумие брало свое. В мае 1995 года он трясущейся рукой подписал документы, предоставлявшие Роберту Трампу право действовать от его имени.

Спустя шесть месяцев 22 ноября Трампы начали передачу прав собственности на большую часть империи Фреда Трампа (некоторые активы под передачу не подпадали.) Для этого они использовали особый доверительный фонд с зубодробительной аббревиатурой ДРТНП, которая могла понравиться только налоговому адвокату. Расшифровка дает мудреное название «доверительный рентный траст с нераспределяемой прибылью)

ДРТНП — это один из величайших подарков налогового кодекса супербогачам. Он позволяет династическим семьям типа Трампов передавать состояния от одного поколения другому (акции, недвижимость и даже коллекции произведений искусства), не выплачивая при этом ни цента налога на наследство.

Детали этого механизма чрезвычайно сложны, но работает он довольно просто. Одна половина собственности была переведена в ДРТНП на имя Фреда Трампа, а вторая — на имя его жены. Затем Фред и Мэри Трамп передали своим детям примерно две трети своих активов из ДРТНП. Оставшуюся треть дети выкупили за два года, внося ежегодные (аннуитетные) платежи на счета родителей. К 22 ноября 1997 года все было сделано. Дети Трампа стали владельцами почти всей империи отца, сделав это даром и без уплаты налога на наследство.

Что касается налога на дарение, то и здесь Трампы нашли лазейку.

Вся операция вращалась вокруг одного: рыночной стоимости империи Фреда Трампа. Она определяла сумму налогов на дарение, которую Фред и Мэри Трамп должны были заплатить за ту часть империи, которую они подарили детям. Она также определяла сумму аннуитетных платежей, которую дети должны были заплатить за остальное.

Федеральная налоговая служба США признает, что ДРТНП создает сильнейший соблазн занижать стоимость активов, особенно когда они не являются котируемыми на бирже ценными бумагами с прозрачными ценами. Занижение стоимости империи Фреда Трампа на 10 миллионов долларов давало семье экономию по аннуитетным платежам на 10 миллионов либо по налогу на дарение на 5,5 миллиона. Именно по этой причине Федеральная налоговая служба требует, чтобы использующие ДРТНП семьи представляли независимые оценки, и грозит штрафами тем, кто занижает стоимость.

Но на практике Федеральная налоговая служба слабо контролирует отчетность по налогам на дарение. Для налоговых экспертов не секрет, что уклонение от уплаты налогов на дарение широко распространено и что за это редко наказывают. Наказание, если оно применяется, обычно состоит в том, что аудитор требует заплатить столько, сколько должно быть заплачено. «Механизм ДРТНП обычно выстраивается таким образом, чтобы не было подлежащих выплате налогов, а поэтому у налоговой службы мало стимулов для проведения аудита, — рассказал преподаватель налогового права из Университета Хофстра профессор Митчелл Ганз (Mitchell Gans). — Поэтому если стоимость дарения занижается, это вполне может остаться незамеченным».

Похоже, что именно на это сделали ставку Трампы. Журналисты нашли доказательства того, что Трампы уклонились от уплаты сотен миллионов долларов налогов на дарение, подав налоговую отчетность, в которой очень сильно занижена стоимость недвижимости, помещенной в доверительный рентный траст Фреда и Мэри Трамп.

«Нью-Йорк таймс» отыскала отчетность Фреда Трампа по налогам на дарение за 1995 год, в которой утверждается, что недвижимость в составе 25 жилых комплексов с 6998 квартирами площадью больше Эмпайр Стейт Билдинг стоит всего 41,4 миллиона долларов. Неправдоподобность такого утверждения станет ясна в 2004 году, когда банки ту же самую недвижимость оценят почти в 900 миллионов долларов.

Методы, которыми пользовались Трампы, столь невероятным образом занижая стоимость своей собственности, разрабатывались в начале 1990-х годов на важных совещаниях, в которых принимал участие Дональд Трамп. Об этом свидетельствуют документы и интервью. В основе этой стратегии лежали два компонента: получить так называемую «благоприятную» оценку стоимости империи, а затем еще больше занизить эту цифру, изменив структуру собственности так, чтобы империя казалась Федеральной налоговой службе менее ценной.

Очень важно было найти оценщика недвижимости, с пониманием относящегося к их потребностям. Тот, кто продавал или покупал дома, знает, что разные оценщики могут дать далекие друг от друга оценки недвижимости, исходя из своих методов и допущений. Известно, что оценщики недвижимости, как и биржевые аналитики, могут манипулировать своей методикой таким образом, чтобы это соответствовало интересам их клиентов.

Трампы пользовались услугами Роберта фон Анкена (Robert Von Ancken), ставшего любимцем нью-йоркских семей, обладавших многочисленной недвижимостью. За свою 45-летнюю карьеру фон Анкен оценил многие достопримечательности города, включая Рокфеллеровский центр, Всемирный торговый центр, Крайслер Билдинг и Эмпайр Стейт Билдинг. Дональд Трамп нанял его, когда умер Фред Трамп и семье понадобились благоприятные оценки, дабы защитить свою недвижимость от налогов.

Фон Анкен провел оценку 25 жилых комплексов и прочей недвижимости из ДРТНП Трампов и пришел к заключению, что их общая стоимость составляет 93,9 миллиона долларов, на что указывает налоговая документация.

Чтобы проверить точность этих оценок, «Нью-Йорк таймс» проанализировала цены, по которым покупали похожие многоквартирные дома в том году, когда фон Анкен оценивал недвижимость Трампов. Очень быстро картина стала проясняться. Жилье, находившееся в тех же районах, что и здания Трампа, продавали (за квадратный фут) в два-четыре раза дороже стоимостной оценки фон Анкена, хотя многие из этих домов были построены на десятилетия раньше, имели меньше удобств, квартиры там были меньше, а городские оценщики считали их менее ценными.

Фон Анкен провел оценку шестиэтажного кирпичного здания Трампа в Бруклине «Аргайл Холл» и сделал вывод, что квадратный фут жилой площади там стоит 9,04 доллара. В шести кварталах от него стоял другой шестиэтажный дом на 20 лет старше, и там за несколько месяцев до этого жилье продавалось почти по 30 долларов за квадратный фут. Здание Трампа «Белкрест Холл» в Куинсе он оценил в 8,57 доллара за квадратный фут. Стоимость жилья похожего шестиэтажного дома из кирпича в паре кварталов от него, который был на 40 лет старше, а квартиры в нем — на треть меньше, составляла 25,18 доллара за квадратный фут.

Такая система применялась при оценке недвижимости Трампа настойчиво и постоянно. Фон Анкен оценил дом Трампа в Бруклине под названием «Лоуренс Тауэрс» с просторными апартаментами и балконами в 24,54 доллара за квадратный фут. За несколько месяцев до этого в паре километров от него продали многоквартирный дом, примыкающий к автомастерской, где квартиры были на 20% меньше по площади. Там цена жилья составляла 48,23 доллара за квадратный фут.

Журналисты отыскали еще больше несоответствий, сравнивая оценки доверительного рентного траста Трампов, которые делались по разным случаям и с разными целями. Выяснилось, что когда им была нужна высокая цена жилья, оценщики неизменно шли навстречу.

Так было с жилым комплексом «Патио Гарденс» в Бруклине, насчитывающим почти 500 квартир.

Из всей недвижимости Фреда Трампа «Патио Гарденс» приносил наименьшую прибыль, и, видимо, поэтому он решил использовать его для получения налоговых льгот. В 1992 году он подарил этот комплекс Национальному фонду почечных заболеваний Нью-Йорка/Нью-Джерси. Это было одно из самых крупных благотворительных пожертвований Фреда Трампа. Правило было такое: чем выше стоимость «Патио Гарденс», тем больше налоговая скидка. В оценке, на которую Фред Трамп ссылается в налоговой отчетности за 1992 год, указанная стоимость «Патио Гарденс» составила 34 миллиона долларов, то есть 61,90 доллара за квадратный фут.

В отличие от этой оценки, фон Анкен оценил главные сокровища империи Трампа «Бич Хевен» и «Шор Хевен» в совокупности всего в 23 миллиона долларов (11,01 доллара за квадратный фут), хотя квартир там было в пять раз больше.

Давая интервью, фон Анкен сказал, что поскольку ни у него, ни у «Нью-Йорк таймс» нет рабочих документов с описанием того, как он пришел к таким цифрам, сейчас просто нет возможности оценить методику его расчетов. «Обоснования такой стоимости в оценке есть, — заявил он. — По сути дела, когда мы готовим такие оценки, мы знаем, что они будут представлены в Федеральную налоговую службу для проверки, а поэтому лучше все сразу делать правильно».

Из всех оценок, которые фон Анкен сделал для ДРТНП Трампов, больше всего поражает оценка 886 сдаваемых внаем квартир в двух домах комплекса «Трамп Вилидж» на Кони-Айленде. Фон Анкен утверждал, что их стоимость вообще отрицательная — минус 5,9 миллиона долларов, если быть точным. Но в том же году городские налоговые оценщики оценили те же самые 886 квартир в 38,1 миллиона долларов, а один банк в 2004 году дал им оценку в 106,6 миллиона долларов.

Похоже, что фон Анкен сделал такую оценку с отрицательным значением не по той методике, которую он неоднократно называл самой подходящей для объектов недвижимости типа «Трамп Вилидж» и в которой прежние прибыли дают неверное представление о будущей стоимости жилья.

В 1992 году Трампы вывели два дома в «Трамп Вилидж» из программы доступного жилья, чтобы поднять арендную плату и увеличить прибыль. Но из-за этого они лишились налоговых льгот на недвижимость, и эти здания временно стали убыточными. Фон Анкен, действуя по своей методике, скорее всего, проигнорировал бы такое сползание в минус и оценил здания исходя из поднятой Трампами арендной платы. Но, похоже, он произвел свою оценку на основании убытков, и из-за этого Фред Трамп столкнулся с необходимостью заплатить миллионы долларов, чтобы сбыть с рук эту недвижимость.

По словам фон Анкена, он не помнит, какую методику оценки использовал для двух домов из «Трамп Вилидж». «Я могу сказать лишь то, что мы оцениваем недвижимость исходя из рыночной информации, а также из ожидаемого дохода, расходов по домам и их продажной цены», — сказал он. А что касается огромных расхождений между его оценками с одной стороны и оценками налоговиков от 1995 года и банка в 2004 году с другой, то фон Анкен отметил бессмысленность таких сравнений. «Я не могу сказать, что было после, — заявил он. — Может быть, у них произошло колоссальное увеличение доходов».

Неосновной владелец

Чтобы еще больше уменьшить оценочную стоимость империи, семья Трампов создала видимость, что ее главе принадлежат всего 49,8%.

Вооружившись оценкой фон Анкена в 93,9 миллиона долларов, Трампы сосредоточились на урезании даже этой суммы, для чего стали вносить изменения в структуру собственности империи Фреда Трампа.

Федеральная налоговая служба уже давно смирилась с мыслью о том, что владение контрольным пакетом намного ценнее, чем владение без такого контрольного пакета. Человек, владеющий контрольным пакетом здания, может принимать решение, продавать ли этот дом и когда это делать; как рекламировать сделку; на какую цену соглашаться. Но поскольку человек, владеющий, скажем, 10% дома за 100 миллионов долларов, не может влиять на такие решения, налоговики разрешают ему сделать так, чтобы его доля облагалась налогом, как будто она составляет всего 7 или 8 миллионов.

Однако Фред Трамп полностью контролировал свою империю более 70 лет. За редкими исключениями, он владел 100% своих зданий. Поэтому Трампы решили создать видимость того, что Фред Трамп — неосновной собственник. Для этого нужно было лишь изменить структуру собственности его империи. В итоге Фред и Мэри Трамп стали собственниками 49,8% тех корпоративных юридических лиц, которые владели его домами. Остальные 0,4% были поделены между его четырьмя детьми.

Такое разделение собственности на миноритарные доли широко используется при уклонении от уплаты налогов. Но есть одно обстоятельство, из-за которого это порой считается незаконным. В налоговом законодательстве это называется концепцией пошаговой операции, когда можно показать, что корпоративная реструктуризация является элементом быстрой последовательности отдельных на первый взгляд маневров, которые на самом деле замышлялись и осуществлялись для уклонения от налогов. По словам налоговых экспертов, главный вопрос в случае с империей Трампа состоял в том, когда они поделили империю Фреда Трампа — до или после создания доверительного рентного траста Трампов.

Всего Трампы разделили 12 компаний для создания видимости неосновного владения. Журналисты не смогли определить, когда произошел раздел пяти из 12 компаний. Однако по остальным семи компаниям документация показывает, что структура их собственности была изменена накануне учреждения доверительного рентного траста.

Обнаружилась четкая система. На протяжении десятилетий компании находились в единоличном владении Фреда Трампа, и каждая из них занималась эксплуатацией своего жилого комплекса или торгового центра. В сентябре 1995 года Трампы сформировали семь новых обществ с ограниченной ответственностью. С 31 октября по 8 ноября они передали права собственности на семь объектов недвижимости этим новым ОАО. 21 ноября они официально зарегистрировали шесть таких документов о передаче права собственности. Седьмой был зарегистрирован 24 ноября. А 22 ноября 49,8% акций этих семи ОАО были переведены в ДРТНП Фреда Трампа, а еще 49,8% — в ДРТНП Мэри Трамп.

Это позволило Трампам уменьшить стоимостную оценку фон Анкена, причем с правовой точки зрения это была весьма сомнительная операция. Они заявили, что, поскольку Фред и Мэри Трамп стали миноритарными владельцами, а здание невозможно продать так легко, как пакет акций, из оценки стоимости фон Анкена в 93,9 миллиона долларов надо вычесть 45%. Эта заявка в сочетании с нормативным вычетом из облагаемого дохода в объеме 18,3 миллиона долларов позволила завершить процесс превращения недвижимости стоимостью почти в 900 миллионов долларов в собственность с ценой 41,4 миллиона.

По словам специалистов по налогообложению, заявка на 45-процентную скидку не внушала доверия даже в то время, поскольку сегодня стандартная скидка, которую дает Федеральная налоговая служба, составляет от 20 до 30%.

Тем не менее ДРТНП Трампов привлекли к себе определенное внимание налоговиков. Полученные редакцией газеты документы указывают на то, что они провели проверку налоговой отчетности Фреда Трампа по дарению за 1995 год, придя к выводу, что Фред Трамп и его жена существенно занизили стоимость активов, переведенных через их ДРТНП.

Федеральная налоговая служба определила, что недвижимость Трампов стоит 57,1 миллиона долларов — на 38% больше, чем утверждала эта семейная чета. С точки зрения аудиторов, дополнительные доходы почти на 5 миллионов долларов нельзя считать правильными. Но для Трампов оценка налоговиков в 57,1 миллиона была настоящей победой.

«Всеми вопросами недвижимости занимались лицензированные юристы, дипломированные бухгалтеры и оценщики с соответствующими разрешениями, которые строго придерживались всех законов и правил», — отметил в своем заявлении адвокат президента Хардер.

В итоге передача собственности на империю обошлась Фреду и Мэри Трампам в 20,5 миллиона долларов налога на дарение, а их детям — в 21 миллион долларов аннуитетных выплат. Это на сотни миллионов долларов меньше, чем они заплатили бы исходя из рыночной стоимости семейной недвижимости.

Но дети Трампов получили еще один подарок, поскольку из своего кармана им не пришлось платить ни цента. Они просто использовали империю отца в качестве залога обеспечения кредита, полученного от банка M&T. Этот кредит они использовали для выплаты 21 миллиона долларов, а потом на доходы от империи отца вернули заемные деньги.

В тот день, когда дети Фреда Трампа стали владельцами его империи, состояние Дональда Трампа мгновенно увеличилось на многие десятки миллионов долларов. Теперь доходы от отцовской империи потекли напрямую в его карманы и в карманы братьев и сестер. Журналистам удалось выяснить, что уже на следующий год доля Дональда Трампа соответствовала сегодняшним 9,6 миллиона долларов.

Такой внезапный прилив богатства случился спустя всего несколько недель после того, как он опубликовал книгу «Искусство возвращения» (The Art of the Comeback).

«В эти сложные времена я очень многое узнал о себе, — писал он. — Я узнал, как справляться с нагрузками. Я научился фокусировать внимание, серьезно и решительно браться за дело для достижения успеха, возвращаться к основам и приводить все в движение. Я начал работать намного упорнее, я сосредоточился, я снял с глаз шоры».

На протяжении всего этого повествования длиной в 244 страницы он ни разу не упомянул о том, что получил почти четверть империи своего отца.

Остатки империи

После смерти Фреда Трампа его дети продолжали пользоваться знакомыми методами для занижения стоимости того, что еще принадлежало ему.

В последние годы жизни Фреда Трампа старческое слабоумие украло у него остатки памяти. Когда его посещали дети, он уверенно вспоминал только одного из них. Дональда.

7 июня 1999 года Фреда Трампа поместили в Еврейский медицинский центр на Лонг-Айленде с диагнозом «пневмония». Он скончался там 25 июня в 93-летнем возрасте.

Спустя 15 месяцев душеприказчики Фреда Трампа Дональд, Мэриэнн и Роберт заполнили его налоговую декларацию. Она стала яркой иллюстрацией эффективности той налоговой стратегии, которую Трампы разработали в начале 1990-х годов.

На момент своей кончины Фред Трамп, один из самых преуспевающих нью-йоркских застройщиков, владел всего пятью жилыми комплексами, двумя маленькими торговыми центрами и кучкой кооперативов. Человек, который в 1990 году заплатил себе 50 миллионов долларов, умер, имея на банковском счету всего 1,9 миллиона долларов. У него не было ни единой акции, облигации или казначейского векселя. Согласно налоговой отчетности, самым ценным его активом была долговая расписка Дональда Трампа на 10,3 миллиона долларов. По всей видимости, сын позаимствовал эти деньги у отца за год до его смерти.

Основную часть империи Фреда Трампа невозможно было отыскать по данным налоговой отчетности. Тем не менее Дональд Трамп со своими родственниками и на этом не успокоился. Переработав сомнительные с точки зрения права методы, которые они освоили, работая с ДРТНП, Трампы уклонились от уплаты десятков миллионов долларов посмертного имущественного налога на остатки империи, которыми владел Фред Трамп на момент своей кончины.

Как и раньше, они получили от фон Анкена оценки, в которых реальная рыночная стоимость этих остатков была существенно занижена. Далее они еще больше уменьшили оценки фон Анкена. Каков результат? Трампы заявили, что пять жилых комплексов и два торговых центра стоят 15 миллионов долларов. Как показывают документы, в 2004 году банкиры оценили ту же самую недвижимость в 176,2 миллиона долларов.

Самой невероятной была оценка жилого комплекса из восьми зданий с 1019 квартирами «Апартаменты Тайсенс Парк», расположенного в Статен-Айленде. В той графе налоговой декларации, где надо было указать стоимость этого комплекса, Трампы просто поставили прочерк, заявив, что никакого налога на наследство по нему им платить не надо.

Как и при оценке «Трамп Вилидж», это семейство, по всей видимости, скрывало от налоговых органов важнейшие факты и обстоятельства. «Апартаменты Тайсенс Парк», как и «Трамп Вилидж», долгие годы входили в программу доступного жилья, что по закону предусматривало ограничение прибылей Фреда Трампа. Такое ограничение существенно снижало рыночную стоимость данной недвижимости.

За исключением одного важного момента. Как выяснили журналисты, за год до смерти Фреда Трампа его дети вывели «Апартаменты Тайсенс Парк» из программы доступного жилья. Когда Дональд Трамп со своими родственниками подал налоговые документы, никаких ограничений на прибыль там не было. Надо сказать, что к тому моменту они уже начали повышать арендную плату.

Будучи душеприказчиками отца, Дональд, Мэриэнн и Роберт по закону отвечали за точность заполнения налоговой декларации на наследство. Они были обязаны не только представить в налоговое ведомство полную отчетность по стоимости наследства, но и указать в ней все налогооблагаемые подарки, которые отец подарил при жизни, например, 15,5 миллиона долларов непогашенных долгов Дональда по «Трамп Палас», а также миллионы, которые отец передал детям через «Олл Каунти» посредством завышения стоимости работ и цен.

«Если они знали, что что-то не так, они могли действовать в нарушение закона, — сказал профессор Флоридского университета Тритт. — Они не могли просто так прятать головы в песок».

Но в налоговой отчетности по наследству Фреда Трампа не только была существенно занижена стоимость жилья и торговых центров. В этих документах вообще не упоминается ни «Трамп Палас», ни «Олл Каунти».

Только после смерти жены Фреда Трампа Мэри, которая скончалась 7 августа 2000 года в возрасте 88 лет, Федеральная налоговая служба провела аудит их наследства. Аудиторы сделали заключение, что их наследственное имущество стоит 51,8 миллиона долларов, то есть на 23% дороже, чем указали Трамп с братьями и сестрами. Теперь им предстояло дополнительно заплатить 5,2 миллиона долларов налогов.

Тем не менее сумма выплаченных Трампами налогов была лишь малой долей того, что они должны были бы заплатить, сообщив рыночную стоимость собственности Фреда и Мэри Трамп на момент их смерти.

Президентский адвокат Хардер выступил в защиту той налоговой документации, которую подали Трампы. «Декларации и налоговые позиции, которые сегодня критикует «Нью-Йорк таймс», были проверены в режиме реального времени соответствующими налоговыми органами, — сказал он. — Налоговые органы потребовали внести небольшие изменения, что и было сделано, а затем полностью утвердили всю налоговую отчетность. Этот вопрос закрыт более десяти лет назад».

Пора продавать

Дональд Трамп, снова оказавшийся в трудном финансовом положении, выдвинул идею продать приносившую прибыль империю, которую его отец хотел сохранить для семьи.

В 2003 году родственники Трампа собрались в Башне Трампа на совещание по оценке работы унаследованной империи, которое проводилось с определенной периодичностью.

Как всегда, Роберт Трамп приехал на Манхэттен с несколькими помощниками. Дональд Трамп прибыл с Алленом Вейсельбергом (Allen Weisselberg), который 20 лет проработал на Фреда Трампа, а потом стал финансовым директором его сына. Туда же приехали сестры Мэриэнн Трамп Бэрри и Элизабет Трамп Грау (Elizabeth Trump Grau).

Встреча шла в соответствии с заведенным порядком. Финансовый отчет, список оперативных вопросов, а потом главное — распределение прибыли среди Трампов. Задачу вручать чеки поручили финансовому директору империи Стивену Гурьену (Steve Gurien)

В этот момент Дональд Трамп резко изменил курс семейной истории. Он объявил, что сейчас хорошее время для продажи.

На самом деле империя Фреда Трампа продолжала приносить приличную прибыль, и предложение о продаже противоречило его желанию сохранить наследство в семье. Однако Дональд Трамп настаивал, что рынок недвижимости на пике, а поэтому нельзя упускать момент. Об этом рассказал один человек, знакомый с содержанием того совещания.

Дональд Трамп снова столкнулся с финансовыми проблемами. Его казино в Атлантик-Сити приближались к очередному банкротству. Кредиторы начинали грозить ему лишением собственности, если он не обязуется инвестировать 55 миллионов собственных денег.

Внезапное предложение Дональда Трампа о продаже поразило собравшихся, но не встретило особого сопротивления со стороны брата и сестер. Он поручил брату собрать негласные предложения, сказав, что хочет осуществить сделку по продаже быстро и тихо. На сей раз знаменитый талант Дональда Трампа — реклама бренда Трампа — был отставлен в сторону.

Потенциальных покупателей познакомили с финансами империи Фреда Трампа в составе 37 жилых комплексов и нескольких торговых центров. Крупный нью-йоркский домовладелец Руби Шрон (Ruby Schron) быстро стал фаворитом гонки. В декабре 2003 года Шрон позвонил Дональду Трампу, и они пришли к соглашению. Шрон заплатил за большую часть империи 705,6 миллиона долларов, в том числе погасив ипотечные кредиты Трампов. Остатки собственности были проданы другим покупателям, и общая сумма сделок составила 737,9 миллиона долларов.

4 мая 2004 года дети Фреда Трампа почти весь день подписывали бумаги, расставаясь с империей, которую их отец упорно строил 70 лет. Сделка по продаже не привлекла особого внимания СМИ, а в статье на страницах «Статен Айленд Адванс» прозвучала редчайшая фраза: «Трамп не откликнулся на просьбу дать комментарий».

Еще более необычным стал следующий малоизвестный факт: банки, финансировавшие покупку Шрона, оценили империю Фреда Трампа почти в один миллиард долларов. Иными словами, гениальный мастер сделок Дональд Трамп продал империю отца на несколько сотен миллионов долларов дешевле ее реальной стоимости.

За год после продажи Трамп потратил 149 миллионов долларов наличности на серию сделок, которые укрепили его миллиардерский имидж. В июне 2004 года он согласился заплатить 73 миллиона долларов за выкуп доли партнера в проекте строительства отеля в Чикаго. («Я покупаю ее на собственные деньги», — заявил он тогда репортерам.) Трамп заплатил 55 миллионов долларов своим кредиторам за казино. Затем он выделил 21 миллион на покупку поместья «Мезон де ля Амитье» в Палм-Бич, которое затем продал российскому олигарху.

***

Первый сезон «Ученика» показали в 2004 году, когда Дональд Трамп завершал продажу империи своего отца. Первые кадры шоу, в которых можно увидеть сверкающее казино Трампа, затем Башню Трампа, его вертолет в полете, лимузин, из которого Трамп выходит перед трапом своего самолета, сменяют друг друга под музыку песни For the Love of Money («За любовь к деньгам»), напоминая нам о том, что история Дональда Трампа в основе своей является историей о деньгах.

Деньги находятся в центре того бренда, который Трамп так успешно рекламирует во всем мире. Но для такого мифотворчества было очень важно скрыть или замаскировать правду об этих деньгах — сколько у него есть в действительности, а также откуда и от кого он эти деньги получил. При помощи и попустительстве пассивной журналистики Трамп на протяжении десятилетий делал бурную сенсацию из своей не такой уж и замечательной финансовой истории.

В этом году бывший репортер «Форбс» Джонатан Гринберг (Jonathan Greenberg) написал для «Вашингтон пост» статью-признание, в которой сообщил, что Трамп, представляясь своим пресс-секретарем Джоном Бэрроном (John Barron), неоднократно и нагло лгал, добиваясь того, чтобы его включили в список самых богатых американцев, который журнал начал публиковать в 1982 году. Поскольку Трамп отказывается обнародовать свою налоговую отчетность, публика вынуждена сама истолковывать противоречивую информацию о его доходах, поступающую из анонимных утечек. В сентябре 2016 года «Нью-Йорк таймс» получила по почте несколько страниц из одной налоговой декларации. Они показывают, что Трамп в 1995 году задекларировал умопомрачительные убытки в 916 миллионов долларов. А в программе Рэйчел Мэддоу показали пару страниц из другой декларации, из которой следует, что в 2005 году он заработал внушительную сумму в 150 миллионов долларов.

В заявлении для «Нью-Йорк таймс» пресс-секретарь президента Сара Хакаби Сандерс отметила, что Трамп всегда сообщал об изменениях в своем состоянии: «Отец президента дал ему первоначальный капитал в один миллион долларов, который он вернул. Президент Трамп на эти средства создал невероятно успешную компанию, а также состояние в 10 с лишним миллиардов долларов, став владельцем огромного количества недвижимости».

Блумберг оценил его состояние в 2,8 миллиарда долларов, и такая разница свидетельствует о глубокой неоднозначности этой одной из самых публичных фигур в американской истории. Возникает все больше вопросов о новых источниках доходов — из-за расследований связей с Россией и судебных исков, в которых утверждается, что Трамп нарушает конституцию, продолжая вести дела с зарубежными странами.

Во время расследования следователи получили более 100 тысяч страниц документов, которые позволяют развеять многолетний туман дезинформации и прийти к ясному пониманию того, что, а вернее, кто был изначальным источником состояния Трампа. Это его отец.

Вот что можно сказать с полной определенностью. Если бы Трамп ничего не делал, а просто инвестировал переданные ему отцом деньги в фонд, который следит за 500 компаниями из индекса «Стандард энд Пурс» (Standard & Poor's), сегодня ему принадлежало бы состояние в 1,96 миллиарда долларов. А что касается пресловутого займа на миллион, то на самом деле Фред Трамп ссудил сыну как минимум 60,7 миллиона долларов, или 140 миллионов по нынешним деньгам.

Скоро Дональд Трамп сорвет еще один неожиданный куш из империи отца. Бруклинский жилой комплекс «Старрет Сити», построенный на деньги Трампов в 1970-е годы, был продан в этом году за 905 миллионов долларов. Согласно документам, доля Дональда Трампа превысит 16 миллионов.

Это вложение было сделано на деньги Фреда Трампа и благодаря его связям. Но, по версии Дональда Трампа, «Старрет Сити» всегда был и навсегда останется «одним из лучших моих капиталовложений».

США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 8 октября 2018 > № 2752344

Полная версия — платный доступ ?


Россия. СЗФО > Внешэкономсвязи, политика > snob.ru, 8 октября 2018 > № 2751092 Оксана Дмитриева

Оксана Дмитриева: У России есть нефть, газ и Санкт-Петербург

Редакционный материал

Отставка губернатора Георгия Полтавченко резко поменяла ожидания от предстоящих в 2019 году выборов главы Санкт-Петербурга. Во втором по значению городе России, на родине Владимира Путина, впервые за многие годы могут пройти выборы без заранее известного результата. Для политиков, исторически связанных с городом, это становится шансом. Оксана Дмитриева — одно из важнейших имен оппозиционной петербургской политики — уже заявила о планах выдвинуть свою кандидатуру

Ждут сигнала

Сноб. Оксана Генриховна, у вас уже был опыт выдвижения на пост губернатора Петербурга в 2014 году. Тогда вас отсекли от выборов муниципальным фильтром. Есть основания думать, что сейчас что-то изменилось?

Сейчас ситуация иная по многим причинам: с одной стороны, много хуже, с другой — чуть-чуть лучше. В 2014 году у меня была объективная возможность самостоятельно пройти муниципальный фильтр независимо от властей. Тогда в Петербурге на муниципальном уровне было около 70 депутатов от «Справедливой России», которые давали мне подписи. Отдавали все голоса «яблочники», сторонники «Гражданской платформы», коммунисты, часть «Единой России» и независимые депутаты. И по нашим оценкам муниципальные фильтры я преодолевала. Но потом на муниципальных депутатов началось беспрецедентное давление — вплоть до того, что некоторые из подписавших вынуждены были отозвать свои подписи.

На муниципальных выборах 2014 года, которые проходили одновременно с губернаторскими, все муниципальные образования были зачищены. И оппозиционных депутатов там почти не осталось. Поэтому сейчас у Партии роста всего два муниципальных депутата. У «Яблока» их нет вообще. У сторонников «Гражданской платформы» тоже. У «Справедливой России» максимум 30 депутатов. То же самое у КПРФ и у ЛДПР. Да и там далеко не все — мои сторонники. Поэтому сейчас ни один представитель оппозиции, ни даже все вместе своими силами фильтр преодолеть не смогут. Так что наша надежда только на решение власти провести честную кампанию. Увы, на конкурентные выборы должна поступить жесткая команда сверху.

Сноб. Есть ли у вас какой-то инсайд или интуитивное ощущение, что подобная команда поступит?

Никакого инсайда нет и интуитивной подсказки тоже. Но такая команда с некоторой вероятностью может поступить. Не могу сказать, что эта вероятность высока. Тем не менее есть заметные признаки: на последних выборах четыре губернатора не прошли второй тур при честном подсчете голосов. И в итоге везде, где губернатор не победил в первом туре, он не смог победить вообще. Это случилось впервые за новейшую политическую историю. Насколько этот опыт честных выборов будет распространен на всю страну, в том числе на Петербург, — вопрос.

Сноб. В 1998 году у вас был краткий опыт работы в правительстве министром труда и соцразвития. В этот момент кабинет возглавлял нынешний первый заместитель главы Администрации президента Сергей Кириенко — человек, от которого сейчас зависят многие вопросы, связанные с выборами. Какие впечатления о нем у вас остались и представляете ли вы ход его мыслей сейчас?

По большому счету, я не была членом его команды, да и вряд ли такая команда вообще существовала. Это правительство работало всего четыре месяца, все события развивались молниеносно. Это был самый тяжелый экономический период в новейшей истории страны. Мы пришли на раскрученную не нами пирамиду Государственных краткосрочных облигаций и принятое еще до нас решение о конвертации внутреннего долга во внешний, при цене на нефть на уровне 12 долларов за баррель. Поэтому я не думаю, что тот экстремальный опыт работы можно экстраполировать на последующие годы. К тому же Кириенко тогда было всего 35 лет. Мне представляется, что основное его становление как государственного деятеля происходило позже, когда он работал в Росатоме. Знаю, что там о нем отзывались очень позитивно.

Город западных ценностей

Сноб. Есть предположения, что одна из причин, почему питерский губернатор Георгий Полтавченко был досрочно снят со своей должности, связана с высоким уровнем уличных протестов в Петербурге. Одно время вы тоже принимали участие в митингах, правда, в московских, выступали на Болотной.

В Петербурге мы также устраиваем митинги. Например, самый главный и многочисленный митинг против передачи церкви Исаакиевского собора был организован преимущественно нашей командой, и создание Комитета в защиту Петербурга было моей инициативой.

Сноб. Насколько комфортно вы чувствуете себя в роли митингового трибуна?

Это не совсем моя стихия. Я парламентский политик, склонный к законотворчеству, организационной и руководящей работе, но не к уличной активности. Однако бывают ситуации, когда нет другого способа привлечь внимание к проблеме и опереться на мнение народа. Думаю, если бы выборы были честные, а представительство в парламенте действительно отражало мнение граждан, митинги и уличные протесты случались бы гораздо реже. Депутаты исполняли бы волю своих избирателей и большинством голосов решали бы вопросы в спокойной обстановке. Уличные протесты — это вынужденные меры, когда власть не хочет слышать никого, в том числе парламентское меньшинство. Как правило, это отдаленные последствия фальсификации выборов.

Сноб. А что бы вы хотели предложить Петербургу как парламентский политик и экономист? В чем у вас, как у оппозиционного депутата, главная претензия к Полтавченко?

Эта претензия общая и к Полтавченко, и к Матвиенко. В городе отсутствует четкая стратегия социально-экономического развития. Документ, где написана стратегия, есть, а самой стратегии — нет. Нет четкой расстановки приоритетов, правильного определения, какие отрасли надо развивать, какие требуют поддержки. Мы то развиваем в городе отверточную сборку, называя это автомобильным кластером, то отчитываемся о небывалом экономическом росте за счет перевода сюда крупнейших налогоплательщиков и радуемся, как будто собираемся добывать тут нефть и газ. То мы вдруг объявляем, что будем соревноваться за право считаться финансовым центром России, хотя эта функция давно за Москвой. Поэтому мне главным видится четкое определение стратегии по развитию города. Это потянет за собой и решение других задач.

Сноб. И какова стратегия для Петербурга от Оксаны Дмитриевой?

Я считаю, что Санкт-Петербург с учетом его исторического, научного, промышленного потенциала — это меганаучный, культурный центр для всей Северной Европы. Ни у одного региона Северной Европы такого потенциала нет. Это наше конкурентное преимущество, которое нужно использовать. Если развивать его дальше, то многое еще надо сделать.

Сноб. Может ли это сделать губернатор?

Может. Если губернатор правильно ставит задачу, предлагает варианты, находит лидера, который в состоянии организовать подобный меганаучный центр. Кроме того, потребуется большая законодательная работа. По-видимому, потребуется объединение университета и академии, консолидация необходимого для этого имущественного комплекса, размещение в городе по крайней мере одного проекта типа «мегасайенс» (как ЦЕРН в Швейцарии). Второе конкурентное преимущество города сохраняется со дня его основания. Это «окно в Европу». После потери для России портов на Черном и Балтийском морях мы вернулись к первым дням Петра. Основным портом вывоза в России остается Санкт-Петербург. Это второе направление специализации. Третье — это мощный культурный пласт, исторически созданный поколениями жителей города. Питер — уникальный город, достояние страны. Я всегда говорила, что у России есть нефть, газ и город Санкт-Петербург.

Сноб. Вы предлагаете сделать город научным центром Северной Европы, развивать его порты. Мне кажется, что такой план требует другой России — открытой Европе и миру.

Россия открыта миру. Вы в силу возраста не знаете, что такое «железный занавес», а я помню. В последнее время я часто встречалась с консулами, которые работают в Санкт-Петербурге, и неоднократно высказывала эту идею. Никакого сопротивления я не встречала. Думаю, что у Северной Европы (и не только) огромная потребность в научном, культурном, экономическом сотрудничестве с Санкт-Петербургом.

Сноб. Даже если говорить о консульствах, то их становится меньше. После очередного обострения в городе закрылось британское консульство. И это те шаги, которые работают против вашего плана.

Не способствуют, это правда. Но и барьеров не ставят. Санкт-Петербург — город, ориентированный на западные ценности. Не случайно и в XIX веке он был центром западничества, тогда как славянофилы базировались прежде всего в Москве. Изначально исторически и экономически Петербург — наиболее демократичный город России. И он должен таким оставаться.

Спарринг-партнеры власти и гражданский долг

Сноб. Недавно в поддержку вашего выдвижения высказался Алексей Навальный. Известно, что на любую ассоциацию с Навальным Кремль обычно реагирует очень остро. Не окажет ли такая поддержка медвежью услугу? Каковы в принципе ваши отношения с этим политиком?

Мы лично не знакомы и никогда не встречались. Когда он пришел в «Яблоко», я уже покинула партию. Когда я выступала на Болотной площади, Навального там в тот момент не было. Так что мы никогда не разговаривали. С мнением Навального о том, что оппозиция не должна позволять власти искать себе среди оппозиционеров удобных спарринг-партнеров, я полностью согласна. В конечном счете, это плохо для региона, в случае если такой спарринг-партнер случайно побеждает на волне протеста. У меня много расхождений с Навальным по разным вопросам, но я отдаю ему должное в том, что по большому счету могли бы оценить и власти: благодаря ему молодежь становится политически активной, он разбудил у молодых людей гражданское самосознание. Для меня стало показательным поведение молодежи после трагедии в Кемерово, в «Зимней вишне». Я помню, как шла тогда на Марсово поле и видела тысячи молодых людей, которые без всяких слов просто шли отдать память жертвам пожара — никто из политиков их к этому не призывал и не организовывал. Это новый класс, приученный к публичному выражению своего мнения, сочувствия, солидарности. Они относятся к политике не как к карьере, а как к гражданскому долгу. Что касается сотрудничества, то мы уже работали с ребятами, организованными штабами Навального. Благодаря позиции Эллы Памфиловой, представленные в Петербургском парламенте оппозиционные партии, которые прежде под разными предлогами оттирались от наблюдения за выборами, наконец смогли отправить в участковые избирательные комиссии своих представителей с правом решающего голоса. Но у нас не хватало людей, надо было «закрыть» сразу 2000 участков, причем теми, кому мы доверяем, кто не окажется подставными лицами. Поэтому мы набирали людей отовсюду — из объединения «Наблюдатели Петербурга», из активистов защиты Исаакиевского собора, организаций обманутых дольщиков, защитников скверов и парков, также приглашали представителей штабов Навального. Думаю, некоторые из этих ребят, которые осуществляли контроль на избирательных участках, вполне могут стать кандидатами на муниципальных выборах.

Сноб. Нельзя исключать, что другим оппозиционным кандидатом на выборах главы Санкт-Петербурга станет Ксения Собчак. Какое у вас отношение к этой общественной фигуре?

Знаете, это тот случай, когда я согласна с председателем нашего Заксобрания: Петербург — это не «Дом-2» и не «Палата №6». И больше мне по поводу моего отношения сказать нечего. С кандидатами от власти можно соглашаться или не соглашаться, но все-таки это кандидаты. А это просто недоразумение, причем недоразумение вредное. Она вживается в роль профессионального спарринг-партнера власти на выборах. Плохо то, что этот спарринг-партнер приписывается оппозиции. Один раз она прекрасно выполнила эту роль во время президентской кампании, а теперь готовится к следующей попытке.

Времена не выбирают

Сноб. Вы последовательно выступали критиком пенсионной реформы. Сейчас эта тема стала предельно актуальной.

Я всегда была убежденным противником увеличения пенсионного возраста. Еще раз повторю, что не вижу для этого никаких оснований: ни демографических, ни социальных, ни даже фискальных. С точки зрения рынка труда это вредная вещь. Сейчас появляется уголовная ответственность за увольнение граждан предпенсионного возраста, говорят, что будут создаваться специальные программы для создания новых рабочих мест. Но фактически это дополнительное обременение для предпринимателей. Представьте себе авиадиспетчера или другого специалиста, выполняющего сложную квалифицированную работу. Он может выполнять ее только до определенного возраста. Что делать дальше? Уволить вы его не можете. Значит, должны перевести на другую работу. А такой работы просто нет.

Второе, на что хотелось бы обратить внимание: я всегда считала, что одна из причин дефицита Пенсионного фонда — это переход к обязательной накопительной системе. Повышение пенсионного возраста лоббировали именно те, кто лоббировал сохранение обязательного накопительного элемента. Это звенья одной цепи. Когда повысили пенсионный возраст, я говорила: ждите! Следующим актом в том или ином виде будет предложение о восстановлении взносов на обязательную накопительную систему. Вот оно и пришло в виде предложения финансового блока правительства осуществлять автоматическое перечисление взносов в накопительную часть пенсии, где они благополучно обесцениваются.

Сноб. Итак, вы предлагаете превратить Питер в научный центр Северной Европы, у вас четкая и обоснованная позиция по пенсионным вопросам — не кажется ли вам, что ваши планы и взгляды должны реализовываться уже на федеральном уровне?

Пенсионная реформа — это действительно не региональный уровень. Даже если меня изберут губернатором Петербурга, я не смогу решать пенсионные вопросы. Что касается моих планов развития города, то не думаю, что текущая внешняя политика является тут ограничителем. Мои планы с нею вполне совместимы, и я знаю, что надо делать.

Сноб. В 2018 году вы рассматривались кандидатом в президенты от Партии роста. Думаете ли вы об этом сейчас?

Действительно, на последних президентских выборах я была готова выдвинуться в президенты от Партии роста, если бы партия мне это поручила. Но, когда принималось это решение, никто, разумеется, не рассчитывал на победу. Мы планировали, прежде всего, обсудить нашу программу, четко изложить нашу позицию по болевым точкам развития страны — так, чтобы после кампании у будущего президента было представление о том, что обсуждают граждане и какие общественные приоритеты имеются у страны. К сожалению, эта кампания (дебаты) в итоге превратилась в балаган, причем не по вине нашего кандидата. Думаю, что если бы полемика велась чуть более серьезно, возможно, пенсионный возраст сейчас повышать бы не стали. Но, кажется, главным для некоторых кандидатов было само участие в шоу.

Губернаторские выборы — это совсем другое дело. Тут, если выборы пройдут честно и меня на них допустят, я вполне могу рассчитывать на победу.

Сноб. Сейчас с результатами президентских выборов все действительно понятно заранее. Но ничто не вечно. Готовы ли вы всерьез рассматривать борьбу за президентское кресло, если нынешняя предсказуемость в них исчезнет?

Времена не выбирают — в них живут и умирают. Поэтому лучше обсуждать реальную повестку. Тем не менее, если говорить о будущем, то успешные губернаторы — довольно уместные кандидаты в президенты на конкурентных выборах. Но думаю, что это коснется уже будущих поколений политиков.

Россия. СЗФО > Внешэкономсвязи, политика > snob.ru, 8 октября 2018 > № 2751092 Оксана Дмитриева


Россия. СЗФО > Внешэкономсвязи, политика > snob.ru, 8 октября 2018 > № 2751091 Станислав Белковский

В ожидании либерального правителя

Станислав Белковский

Предстоящие почти через год выборы главы Санкт-Петербурга — событие во всех смыслах знаковое. Поскольку может не только вернуть городу столичное самосознание, но и стать сигналом к переменам во всей России

Забрать себе

В прозаической истории «выборы губернатора Санкт-Петербурга» назрел интересный сюжет.

Да, и.о. шефа Северной столицы уже назначен — это Александр Беглов, полпред президента РФ в Северо-Западном округе и бывший глава важного Курортного района. Но до выборов еще почти год. Г-н Беглов может утвердиться на губернаторском посту, а может и нет. Не исключено, что и.о. «заполняет перерыв», будучи «губернатором на передержке». Хотя нет в России ничего более постоянного, чем временное, согласен. Вон, Владимир Путин в 2000 году тоже приходил ненадолго, чуть ли не на один срок. Просто срок в итоге оказался безразмерным.

Тем временем намечаются три существенных кандидата на главное кресло СПб.

Руководитель Федеральной антимонопольной службы РФ Игорь Артемьев.

Экс-кандидат в президенты страны Ксения Собчак.

Депутат питерского Законодательного собрания, бывший участник Государственной думы ФС РФ Оксана Дмитриева.

Любой из трех может добиться на выборах субстантивных (одно из любимых заимствованных слов президента Путина) успехов, даже если сегодня это кажется фантастичным. Концептуальные предпосылки к тому имеются.

Во-первых, основной проблемой Санкт-Петербурга с момента утраты им столичного статуса в 1918 году остается провинциальность. Травмирующая питерское коллективное бессознательное, а отчасти и сознательное.

Многие помнят программно-концептуальное стихотворение Наума Коржавина «Ленинград».

Он был рожден имперской стать столицей.

В нем этим смыслом все озарено.

И он с иною ролью примириться

Не может. И не сможет все равно.

Он отдал дань надеждам и страданьям.

Но прежний смысл в нем все же не ослаб.

Имперской власти не хватает зданьям,

Имперской властью грезит Главный Штаб.

Им целый век в иной эпохе прожит.

А он грустит, хоть эта грусть смешна.

Но камень изменить лица не может,

Какие б ни настали времена.

В нем смысл один, неистребимый, главный,

Как в нас всегда одна и та же кровь.

И Ленинграду снится скиптр державный,

Как женщине покинутой любовь.

Как сказал еще поэт и один из живых символов города Юрий Шевчук (не узнанный некогда г-ном Путиным в Михайловском театре «Юра, музыкант»), «вчера ты был хозяин империи, а теперь сирота». В большой мере это можно отнести к Питеру.

Так и есть. Провинциализация СПб с приходом к власти Владимира Путина и Ко, как ни странно, возросла, а не уменьшилась. Многие ходячие (досто)примечательности города перебрались в Москву. А уровень людей, принимающих важные и важнейшие городские решения, снизился — как, впрочем, и во всей безразмерной властной машине времен зрелого ВВП. Потому верный кандидат в губернаторы должен быть: а) давним деятелем чего-нибудь на Москве; б) хорошо узнаваемой Питером фигурой федерального уровня. По этим критериям и г-н Артемьев, и г-жа Собчак, и г-жа Дмитриева подходят.

Во-вторых, Санкт-Петербург все же, как это бы банально ни звучало, — таки окно в Европу. Символ европейского выбора нашей исторической Родины. Георгий же Полтавченко, занимавший топ-кабинет в Смольном институте с 2011 года, несколько поднадоел все тому же коллективному бессознательному (а отчасти и сознательному) Санкт-Петербурга нарочитой казенной православностью, возвращающей к стилистике допетровских времен отечественной истории. Равно как превращением экзорцизма в ключевой метод управления вторым по населению субъектом Российской Федерации.

Да и новый и.о. г-н Беглов никак редьки не слаще. Почти все заинтересованные лица уже процитировали его титульные программные высказывания на встрече со студентами в марте 2018-го. Общий смысл (чтобы не засорять текст обильным цитированием) таков. Перед Россией стоят три мегазадачи: создание нового ядерного оружия; модернизация армии; ограждение населения, особенно молодежи, от тлетворного влияния Запада. Понятно, что тогдашний полпред транслировал базовые мысли своего босса президента, чтобы еще раз обратить на себя благосклонное внимание г-на Путина. Но суть дела оттого меняется.

Петербург ждет либерального правителя. С которым органически ассоциировалась бы тяга к европеизации, «тоска по мировой культуре» (с). Конечно, это означает тенденцию и вектор, а не то, что такой правитель появится прямо завтра. Но будущее, так или иначе, начинается сегодня — это одна из смысловых основ любого стратегически окрашенного политического проекта.

В-третьих, крупнейшей исторической проблемой Питера остаются болота. Те самые, на которых он был построен. Волею императора Петра.

Болото — особая стихия. Ничто так не засасывает, как она. В болоте легко исчезнуть без следа, даже исторически.

Философия и этика болота прекрасно описаны в «Собаке Баскервилей» Артура Конан-Дойла. Помните: «Болота иногда издают странные звуки? — Нет, то был крик живого существа». Заболачивание российской политической почвы неразрывно связано с питерской командой, которая нынче у власти в РФ. Собственно, и отношения, например, между англосаксонским миром и путинской РФ во многом наблюдают уныло-мрачный диалог Баскервиль-холла с той самой страшной собакой. Баскервиль-холл слышит с болот протяжный леденящий душу вой и не вполне понимает, что с этим делать. Чего, кого и в какой момент бояться? Притом цель собаки Баскервилей — не столько стать со временем домашним животным в доме хозяина имения, сколько обеспечить перехват баскервильного наследия. Непростая, в общем, метафизика.

Возвращение Питеру самосознания и самоощущения столицы, а не просто «крупного населенного пункта» (с), невозможно без хотя бы частичного осушения болот — в переносном, разумеется, смысле. И для этого нужна активная креативная фигура, представляющая общенациональный интерес. Здесь и Собчак, и Артемьев, и Дмитриева (которую, насколько можно судить, поддерживает лидер внесистемной оппозиции Алексей Навальный) — тоже осмысленные, подходящие к рассмотрению варианты.

Думаю, мы с вами понимаем, что эпоха Путина, когда бы она ни закончилась, завершена будет частью нынешней элиты. Подобно тому, как в 1953 году к достаточно радикальной (для тех условий) ревизии наследия Иосифа Сталина приступили ключевые члены окружения почившего советского вождя. Нынешние радикальные оппозиционеры, даже такие талантливые, как г-н Навальный, сразу после Путина к власти не придут. Потому смена главы Петербурга — города, откуда нынешняя власть в большой мере есть пошла (хотя не совсем, поскольку вышла она, прежде всего, из большой дружной семьи Бориса Ельцина), — уже знаковое событие, ускоряющее ответ на вопрос, «что же будет с Родиной и с нами» (опять неизбывный и неизбежный Юрий Шевчук!) в момент X. Который так или иначе настанет. А поскольку ресурс авторитарного изоляционизма, превращающий Россию в страну железного века, исчерпан, либерализация неизбежна. Другое дело, какими силами и по какому сценарию она будет проводиться. Но это мы будем обсуждать еще долго и, желательно, не в этой статейке.

Москва с пространственно-временной точки зрения — символ суши и монгольской империи Чингисхана, фундировавшей современную РФ-государственность. Город крепостных стен и несвободных пространств.

Петербург — символ моря и попытки (пусть и весьма противоречивой/непоследовательной) снять заклятие Чингисхана. Это делает смену власти в городе событием куда как надрегионального и внерегионального значения.

Вот почему лично я, как и на президентских выборах, буду, в меру очень скромных сил и насколько она сама позволит, поддерживать Ксению А. Собчак. Что из этого выйдет — посмотрим. Может быть, и ничего. Но общий тренд, который в обозримой исторической перспективе материализуется, ясен.

Это, как сказал еще один великий петербуржец Иосиф Бродский, «победа моря в соревновании с сушей». Потому-то, собственно, на недавних региональных выборах максимальную фронду дал Дальний Восток, тоже расположенный у кромки большой воды.

А надо потерпеть — потерпим. Привыкли уж со времен улуса Джучи.

P. S. Кстати, смена северостоличного губернатора, по слухам, обернется крутым поворотом в судьбе крупного федерального политика Валентины Матвиенко. Нынешний спикер Совета Федерации может стать послом в какой-нибудь крупной стране типа КНР. И оставить позицию сенатора от Санкт-Петербурга, а значит, и спикерское кресло. Которое, в свою очередь, рискует достаться одному из ее заместителей. Скажем, легендарному Андрею Турчаку. Это совсем другая история, но тоже — в локально-бюрократическом измерении — небезынтересно. Спасибо за понимание.

Россия. СЗФО > Внешэкономсвязи, политика > snob.ru, 8 октября 2018 > № 2751091 Станислав Белковский


Россия > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 7 октября 2018 > № 2753493 Сергей Совдагаров

Скованные одной цепью. Подорожают ли товары после маркировки

Сергей Совдагаров

Президент ООО «Мультисервисная платежная система»

В России в тестовом режиме заработала система сквозного контроля и отслеживания движения товаров. Что это означает для бизнеса: снижение административной нагрузки или дополнительные затраты?

Цифровая революция претворила в жизнь мечту всех стран с крупным товарооборотом: система полного контроля цепочки перемещения товаров от производства до прилавка стала реальностью. Прозрачная и доступная властям, потребителю и бизнесу система способна заблокировать потоки контрафакта, снизить серый импорт и не оставляет места для коррупции. Работа ведется сразу по всем фронтам: создаются национальные системы, и параллельно дружественные страны замыкают эти цепочки в наднациональные системы.

В России в пилотном режиме система заработает в ближайшие полгода, а на рассмотрение в Госдуме уже лежит соглашение об интеграции России в систему прослеживаемости стран ЕАЭС. Как это часто бывает, чтобы устремиться в светлое будущее, нужно для начала сбросить груз прошлого. В частности, разобраться с системой классификации товаров, которая сегодня представляет из себя запутанный клубок разных подходов.

В России подготовка системы прослеживаемости товаров проходила в форсированном режиме — выход на пилотный режим работы занял два года. Это потребовало политической воли и объединения налоговой и таможенной служб под крышей Минфина для ускорения интеграции данных двух главных фискальных ведомств страны. Дальше — дело техники. Один из ключевых элементов системы — маркировка товаров — для нашей страны уже давно не является новинкой. Например, алкогольную продукцию Россия маркирует акцизными марками еще с 2006 года через автоматизированную систему ЕГАИС, ведя учет объема производства и оборота алкоголя. С 2016 года в рамках работы над системой прослеживания правительство начало запускать пилотные проекты по маркировке товаров современными методами — радиочастотными метками.

Первопроходцами стали товары из меха, на долю которых приходилась существенная доля серого товарооборота. Несмотря на технические сложности, которые возникли в самом начале, «пилот» сработал: легальный оборот вырос почти в 10 раз.

Спустя год, в мае 2017-го, стартовал второй проект — маркировка лекарственных препаратов. В ходе работы вскрылись правонарушения на сумму свыше 500 млн рублей, а итогом «пилота» стало создание реестра лицензированных медицинско-фармацевтических организаций.

В мае 2018 года правительство России обнародовало уже целый список товаров, которые со следующего года подвергнутся обязательной маркировке. В список вошли табачные изделия, обувь, одежда, фотоаппараты, парфюмерия, постельное и кухонное белье. Первыми из списка пойдут табачные изделия и обувь, то есть наиболее рисковые товары с точки зрения контрафакта и серого импорта. В будущем планируется существенное расширение списка вплоть до мяса. Система будет отслеживать процесс производства мяса, учитывать особенности корма и антибиотиков. Все это позволит определять себестоимость товара и его происхождение.

Наднациональный подход

Одновременно с этим на площадке ЕАЭС активно велась работа над созданием наднационального подхода в маркировке товаров. Конечная цель та же — создание прозрачной системы движения товаров среди стран — участников союза. В Госдуму России недавно вынесли законопроект о ратификации соглашения о маркировке товаров в рамках ЕАЭС. В проекте зафиксированы обязательные для пяти стран категории товаров, подлежащих маркировке, а также сам порядок маркировки.

Чтобы эта система заработала, страны-участники должны будут объединить базы данных национальных таможенных органов, а также провести интеграцию с другими заинтересованными ведомствами, в первую очередь — с налоговыми службами. Вторая часть задачи — привести системы учета к единому функционалу.

Особенности российской маркировки

Европейский союз для прослеживаемости товаров тоже использует инструменты маркировки. Особое внимание европейцы уделяют продовольственной продукции — в приоритете пищевая безопасность потребителей. В России же упор делается на группы товаров с большой величиной нелегального оборота, а требования к маркировке товаров зачастую формируют более узкие группы участников рынка. Крупные розничные сети вырабатывают свои системы спецификации, поэтому одни и те же товары у разных ретейлеров могут маркироваться по-разному.

Поэтому строгая стандартизация, за которую могут ратовать потребители и государство, вызывает сомнения со стороны бизнеса. Многие опасаются того, что соглашение о маркировке с повсеместным расширением категорий товаров и общими требованиями к процессу приведут к значительным затратам. А эти затраты в итоге лягут на плечи конечного потребителя. Оборудование для маркировки, равно как и программное обеспечение для интеграции с автоматизированной информационной системой, потребует от компаний ощутимых инвестиций. А для малого и среднего бизнеса они могут оказаться вполне внушительными. Представители российских ведомств, в свою очередь, уверяют, что роста конечной стоимости либо не будет, либо он будет незначительным.

Общий знаменатель

Вопрос создания прозрачной системы с помощью маркировки сложнее, чем кажется на первый взгляд. Несмотря на успехи маркировки радичастотными датчиками, у нас есть определенные проблемы, уходящие корнями в прошлое. После развала Советского Союза со строгой номенклатурой наш свободный развивающийся рынок не успел создать собственную систему классификации товаров. Сегодня у нас существует множество классификаторов — ТН ВЭД (товарная номенклатура внешнеэкономической деятельности Евразийского экономического союза), общероссийский классификатор, отраслевые классификаторы. Они описывают одни и те же товары по-разному. Причем чем сложнее товар, тем больше нюансов возникает даже в случае небольших модификаций, например при классификации 3G-модуля или адаптера для Wi-Fi. В этом непросто разобраться даже российским специалистам, не говоря уже о попытке интегрироваться в международную систему. Это подводит нас к потребности создания единого классификатора, и пока этот вопрос не будет однозначно решен, мы вряд ли сможем двигаться дальше.

В странах Европейского союза четко выработанная система стандартов уже давно используется как механизм защиты внутреннего рынка и инструмент конкурентной борьбы с товарами иностранного производства. Наличие жестких стандартов позволяет однозначно понять, что за товар производится, каким способом изготавливается и каким требованиям он соответствует. Протекционистская политика, реализуемая через усиление нетарифных барьеров, решает вопросы, связанные с контролем качества продукции, поставляемой из-за рубежа. Поставщику продукции приходится доказывать соответствие импортируемых товаров национальным требованиям, получать определенные сертификаты соответствия.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 7 октября 2018 > № 2753493 Сергей Совдагаров


Бразилия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 7 октября 2018 > № 2752374

Rebelión (Испания): Аддад принесет Бразилии конституционную демократию, а фашист Болсонару — диктатуру

Марио Эрнандес (Mario Hernandez), Rebelion, Испания

Интервью с Гильермо Алмейрой, редактором отдела международной политики мексиканской газеты «Ла Хорнада» («La Jornada»).

Марио Эрнандес: Мы выживаем в этой стране, зовущейся Аргентиной. Очевидно, мы очень сильный вид, поскольку пережили такие бедствия, которые уже превосходят все казни египетские.

Гильермо Алмейра: В газете «Ле Монд» я увидел фотографии опустошенного Буэнос-Айреса, которые иллюстрируют ситуацию тотальной безработицы, исчезновения Цетрального Банка и перехода его контроля к МВФ.

— Я думаю, что вся экономическая политика укрепится с назначением Гидо Сандлериса, потому что уже Николас Духовне ориентировался на МВФ, а теперь экономическую команду покинул этот мошенник из «Дж.П. Морган», Луис Капуто. Если бы он был президентом Центрального банка Северной Кореи, его бы уже давно расстреляли. Но сегодня я хотел бы поговорить о предстоящих выборах в Бразилии.

— Отношения между ультраправым Жаиром Болсонару, отставным капитаном армии, и Аддадом, преемником Лулы, который является вполне достойным человеком, без темного прошлого, все более накаляются. По опросам, Аддад сейчас отстает от Болсонару, но начинал он с 4%, а вчера достиг 22%, при том, что Болсонару начинал с 20% и достиг только 28%. По оценкам, если бы соперничали только Аддад и Болсонару, Аддад бы выиграл.

Если говорить об остальных кандидатах, Сиро Гомес — выходец из бразильской буржуазии, который теперь теряет популярность. Некоторые из его приверженцев могут проголосовать за Аддада. Алкмин — бывший губернатор Сан-Паулу, но он пока набирает от 7 до 8% голосов.

Проблема заключается также в том, что выборы висят на волоске. Они состоятся, но армия в лице главнокомандующего утверждает, что не примет популистского кандидата, не примет того, что Аддад является предвестником освобождения Лулы для его дальнейшего переизбрания. Армия начинает угрожать военным переворотом.

— Аддад заявлял, что не собирается амнистировать Лулу.

— Конечно, потому что он пытается удержать военных, которые уже преступили Конституцию, запрещающую им делать политические заявления (а делают они их каждый день). То, что Болсонару не лучший для них кандидат, даже на руку, потому что он бывший капитан, который был выгнан из армии за несоблюдение дисциплины и за отсутствие какой-либо логики в голове. Короче, за то, что был дурак. Бразильское общество сейчас настроено на демократию и свободу и против закручивания гаек. Поэтому, возможно, при выборе между бывшим реакционным военным и человеком, который может привести к массовому движению, отсутствующему сегодня, поскольку Лула вместе с Дилмой максимально демобилизовали бразильское общество и уничтожили Партию трудящихся, военные все равно поддержат Болсонару, а затем попытаются его сместить. Ситуация становится крайне неопределенной.

Партия трудящихся не существует как партия, она погрязла в коррупции, скандалах и превратилась в бесполезную для выборов машину. В центрально-правой зоне других партий нет. Партия бразильского демократического движения, бывшая союзником Партии трудящихся, перешла к Темеру, нынешнему диктатору, который уничтожает Бразилию и которого никто не любит. Значит, реально существуют только две социальные силы, которые поддерживали Партию трудящихся, — Движение безземельных крестьян и движение «Без крыши», столкнувшиеся с Лулой и Дилмой. И теперь есть еще армия, которая была вынуждена отступить и примолкнуть в 1977 году из-за великих всеобщих забастовок, из-за массового движения, которое направляла Партия трудящихся.

Таким образом, перспектива в Бразилии неутешительная. Скорее всего, Аддад наберет больше голосов, но в результате какого-то гигантского мошенничества выиграет Болсонару, который соберет голоса консервативных секторов. При этом он не подходит буржуазии, которая нуждается в более цивилизованном выходе, чем Болсонару или военный переворот в условиях глубочайшего кризиса.

Результаты выборов важны не только для Бразилии, но и для всей Латинской Америки, поскольку они влияют на то, как латиноамериканский капитал, выживший после кризиса, вызванного прогрессистами и усугубленного нынешними неолибералами, будет интегрироваться в мировую экономику.

В настоящее время финансовый капитал стремится либо совсем не допустить интеграции, которая может стать выходом для Бразилии после кризиса, или направить эту интеграцию в соответствии с нынешней политикой Трампа, подразумевающей всеобщее подчинение международному рынку и, прежде всего, интересам США.

На саммите ООН Трамп возродил доктрину Монро: «Америка для американцев», долой иностранцев, под которыми понимаются китайцы — единственные, кто приходит со своим капиталом. Таким образом, на карту поставлена судьба не только Бразилии, основной страны Латинской Америки, но и косвенно — Мексики, потому что то, что происходит в Бразилии, неизбежно повлияет на Мексику и Лопеса Обрадора.

Таким образом, бразильские выборы нужно рассматривать именно с этой перспективы: получат или нет военные зеленый свет от США.

— Следует учитывать еще то, что одним из советников Болсонару является Стив Бэннон, консультировавший Дональда Трампа. Вы дали удивительное для меня определение Аддаду — достойный человек. Я хотел бы поподробнее обсудить, какую политику можно от него ожидать в случае его победы на выборах в Бразилии.

— Аддад — адвокат, он не был замешан ни в каких аферах, он не связывался с коррупцией, как это делали многие руководители Партии трудящихся. В целом он сторонник левых идей, демократ. Он хочет отстаивать демократию, что подразумевает освобождение Лулы, находящегося в тюрьме без каких-либо убедительных доказательств, просто по причинам, связанным с выборами. Это означает также обеспечение демократических прав в Бразилии. В свое время демократические права были ущемлены Дилмой, можно просто вспомнить о подавлении студенческих движений во время Олимпийских игр в Рио-де-Жанейро.

Дилма и Лула никогда не давали земли крестьянам. Аддад не говорит об этих проблемах, потому что он боится спровоцировать волнения, которые могут выйти из-под контроля. И, прежде всего, он боится напугать избирателей в униформе, особенно военных. Поэтому он сосредоточил свои обещания на реорганизации некоторых социальных стратегий Лулы, который смешивал неолиберальную политику с элементами неокейнсианства. Аддад принимает элементы кейнсианства и дистрибутизма для обеспечения беднейших слоев населения по крайней мере одним приемом пищи в день. В этом смысле он демократ. Я не говорю «радикал», но последовательный демократ. Он не социалист, не ультралевый, а умеренный человек. Он принесет Бразилии конституционную демократию, а фашист Болсонару — диктатуру.

Бразилия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 7 октября 2018 > № 2752374


Германия > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 7 октября 2018 > № 2751210

В немецкой оппозиционной партии "Альтернатива для Германии" (АдГ) учреждено общефедеральное объединение "Евреи в АдГ" (JAfD). Об этом было объявлено на состоявшейся в воскресенье, 7 октября, пресс-конференции в Висбадене.

Председателем правления JAfD выбрана Вера Косова (Vera Kosova). Она врач, ей 35 лет, она приехала в Германию 20 лет назад из Узбекистана как контингентный беженец, в АдГ с марта 2016 года, в 2017 году была кандидатом в депутаты бундестага.

На вопрос корреспондента DW, насколько широко в JAfD представлены евреи из России и других постсоветских государств, Вера Косова ответила, что "выходцы из Советского Союза играют большую роль в еврейской общине Германии. Четыре члена правления свободно говорят по-русски. Это облегчит нам общение с еврейскими общинами". Всего в правлении 7 человек.

Вольфганг Фуль (Wolfgang Fuhl), бывший член правления Центрального совета евреев в Германии, сообщил, что в настоящий момент членами JAfD являются 24 человека.

Во Франкфурте-на-Майне прошла демонстрация против возникновения объединения. "Партия, которая вновь хочет изгнать из Германии основу еврейской жизни, ни при каких обстоятельствах не может считаться дружелюбной", - заявила Далиа Гринфельд (Dalia Grinfeld), возглавляющая Союз еврейских студентов Германии, который и призвал выйти на акцию. По словам полиции, в мероприятии приняли участие 250 человек.

Вице-председатель фракции блока ХДС/ХСС в бундестаге Штефан Харбарт (Stephan Harbarth) считает действия "АдГ" "лицемерием". Представители правопопулистской партии "систематически мало говорят о насильственных преступлениях национал-социалистов", заявил Харбарт еженедельнику Bild am Sonntag. Кроме того, 17 еврейских организаций, в числе которых - Центральный совет евреев в Германии, назвали "АдГ" расистской и антисемитской партией.

Андрей Гурков, Павел Мыльников

Германия > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 7 октября 2018 > № 2751210


Узбекистан. Франция > Внешэкономсвязи, политика > uzdaily.uz, 6 октября 2018 > № 2751032

В городе Париже (Франция) прошел Узбекско-французский бизнес-форум.

Представители Узбекистана и Франции обсудили вопросы развития сотрудничества между странами.

Деловые круги Франции получили информацию о проводимых в Узбекистане экономических реформах, факторах развития малого бизнеса и частного предпринимательства, перспективах вложения инвестиций.

Стороны обсудили вопросы реализации совместных проектов в различных сферах.

В рамках форума специалисты АО «Узбекэнерго», «Узстройматериалы», «Узшаробсаноат», «Узчармсаноат», крупных отечественных предприятий и субъектов частного предпринимательства провели переговоры с представителями почти 100 крупных французских производственных компаний, малого и среднего бизнеса.

Участники обсудили перспективы налаживания взаимовыгодного сотрудничества в различных сферах.

Рассматривались также вопросы, связанные с реализацией новых инвестиционных проектов, в том числе их основные параметры и источники финансирования.

По итогам 2017 года взаимный товарооборот достиг $251,6 млн. С января по август нынешнего года этот показатель составил $195,1 млн.

Узбекистан. Франция > Внешэкономсвязи, политика > uzdaily.uz, 6 октября 2018 > № 2751032


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter