Всего новостей: 2225984, выбрано 7342 за 0.121 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Турция. Германия > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 21 сентября 2017 > № 2318264 Екатерина Чулковская

Турецкая колонна. Зачем Анкара вмешивается в немецкие выборы

Екатерина Чулковская

Турецкая диаспора численностью 3-4 млн человек выглядит могучей электоральной силой в Германии, но реально голосовать из них сможет всего треть. В основном те, кто хорошо интегрирован в немецкое общество и скептически относится к турецкому режиму. Поэтому призывы Эрдогана не голосовать за врагов Турции рассчитаны прежде всего на тех, кто по-прежнему имеет турецкое гражданство и голосует на турецких выборах

По мере приближения немецких выборов турецкий вопрос становится в Германии одной из ключевых тем избирательной кампании. Как дальше выстраивать отношения с Эрдоганом? Стоит ли продолжать переговоры о вступлении Турции в ЕС? Надежный ли партнер по НАТО нынешний режим в Анкаре?

Поводов для таких разговоров немало. Власти Турции вынудили немецких военных покинуть турецкую базу Инджирлик, после того как Анкара долгое время не пускала туда немецких депутатов. В турецких тюрьмах находятся по меньшей мере 11 граждан Германии, некоторых из них обвиняют в связях с терроризмом. МИД Турции рекомендует своим гражданам не ездить в Германию. Берлин, в свою очередь, грозится ввести экономические санкции и уже приостановил поставку вооружений Анкаре.

Однако самым большим раздражителем для немцев стали советы турецкого президента, как следует голосовать на немецких выборах. Эрдоган прямо призвал своих соотечественников не голосовать «за врагов Турции». К их числу он относит христианских демократов Ангелы Меркель, социал-демократов и зеленых. Все эти политические силы, по мнению турецкого лидера, строят свои предвыборные кампании на антитурецкой основе.

Слова Эрдогана рассматриваются немецкими политиками не иначе как вмешательством в выборы. Представители почти всех партий назвали заявления главы Турции возмутительными. На теледебатах основных конкурентов на предстоящих выборах – канцлера Ангелы Меркель и главы социал-демократов Мартина Шульца – турецкому вопросу было уделено особое внимание. Оба политика сошлись на том, что риторика Эрдогана неуместна и с Турцией надо быть строже. Шульц пообещал, что прекратит переговоры о вступлении Турции в ЕС, если станет канцлером. Меркель была более сдержанна, заявив, что вопрос о вступлении Турции в ЕС надо вынести на уровень Брюсселя и принимать решение коллегиально.

Две части диаспоры

Чтобы реально оценить шансы Эрдогана повлиять на голоса выходцев из Турции, нужно понимать, что представляет собой турецкая диаспора в Германии и каковы политические предпочтения немецких турок. В Германии, по разным подсчетам, проживает порядка 3–4 млн выходцев из Турции. В основном они живут в крупных городах на западе страны (Кельн, Дюссельдорф), а также в Берлине.

Политически турецкая диаспора Германии очень разрозненна. Она включает в себя весь спектр политических сил Турции: националистов, левых, курдов, исламистов и так далее. Так сложилось исторически, что в Германию приезжали не только далекие от политики турецкие рабочие и их семьи – сюда также убегали, спасаясь от преследований на родине, разнообразные политические активисты и их сторонники.

Если посмотреть на турецкую диаспору упрощенно, то она делится на две части. Большая часть проживающих в Германии турок – это так называемый консервативный сегмент. Выходцы из турецкой провинции, которые, как правило, заняты в сфере обслуживания и торговли. У них обычно многодетные семьи, женщины традиционно не работают, многие из них не владеют немецким языком на должном уровне, они поддерживают тесные связи с исторической родиной. Про таких турок в Германии говорят как о не поддающихся интеграции мигрантах.

Подавляющее большинство этой части диаспоры поддерживает нынешнее руководство Турции, за исключением некоторых сторонников религиозного движения Фетхуллаха Гюлена, признанного в Турции террористическим. Удивляться тут нечему. Любовь к турецкому режиму вполне объяснима: Эрдоган и его риторика им ближе, она своя – ставит религиозные и семейные ценности превыше всего и скептически относится к так называемому западному образу жизни. Именно эти немецкие турки ходят на митинги правящей в Турции Партии справедливости и развития, которые Анкара любит проводить в Германии перед различными политическими событиями в самой Турции. Что же касается немецкой политики, то консервативная часть турецкой диаспоры там практически никак не представлена.

Но есть и совсем другая часть турецкой диаспоры. Это выходцы из Турции, которые успешно интегрировались в немецкое общество, свободно владеют языком, имеют среднее или высшее образование, полученное в Германии. Они активно вовлечены в немецкую экономику. К сегодняшней Турции у них своеобразное отношение. Они, как и консервативные турки, с любовью отзываются о своей родине, но при этом, за очень редким исключением, критикуют нынешние турецкие власти и уж точно не восхищаются ими.

Эта часть турецкой диаспоры очень активна в немецкой политике. Многие являются членами политических партий Германии, в основном это социал-демократы и левые. Яркие представители этой части выходцев из Турции – сопредседатель Партии зеленых Джем Оздемир и уполномоченная федерального правительства по вопросам миграции Айдан Озогуз. Озогуз, кроме всего прочего, еще и первая женщина-мусульманка в Германии, занимающая министерский пост.

Попытка создать лобби

Хотя многие выходцы из Турции вовлечены в немецкую политику, а в самой Германии проживает 3–4 млн турок, оформленного турецкого лобби в Германии нет. Скорее наоборот, немецкие политики турецкого происхождения жестко критикуют нынешнее руководство Турции и лично президента Эрдогана. Они постоянно привлекают внимание к болезненным для Анкары вопросам: проблеме прав человека, свободе слова, курдской проблеме, исламизации страны и так далее.

До недавнего времени единственной точкой соприкосновения немецких политиков турецкого происхождения и нынешнего руководства Турции был вопрос евроинтеграции. И те и другие выступали за европейское будущее Турции. Но сейчас ситуация изменилась и здесь: турецкие власти все реже говорят о намерении вступить в ЕС, а порой и вовсе угрожают вынести вопрос о европейском будущем страны на референдум. Учитывая растущие антизападные настроения в Турции, подпитываемые властью и государственными СМИ, исход такого референдума предречен.

Правда, в последнее время Анкара попыталась найти в Германии лояльную политическую силу, но безуспешно, поэтому решила создать собственную протурецкую партию. В 2016 году выходцы из Турции основали в Кельне партию Альянс немецких демократов. Многие сразу же назвали ее зарубежным отделением эрдогановской Партии справедливости и развития. Партия апеллирует к консервативным ценностям и обещает защитить мусульман Германии от роста исламофобии и правых настроений. На предвыборных плакатах Альянса немецких демократов изображен не кто иной, как сам Эрдоган. Но, судя по опросам, популярность проэрдогановской партии крайне низка, и ей вряд ли удастся пройти в Бундестаг.

За кого голосуют турки

По предварительным опросам, большинство турок, которые могут участвовать в немецких выборах, отдадут свои голоса социал-демократам. До недавнего времени отношения Анкары и СДПГ были вполне позитивными. На выборах в 2005 году власти Турции, где уже тогда лидером был Эрдоган, открыто агитировали своих соотечественников, проживающих в Германии, голосовать за СДПГ и Герхарда Шредера, который в то время поддерживал курс Турции на евроинтеграцию в отличие от христианских демократов во главе с Меркель.

Но сейчас ситуация иная: нынешний лидер социал-демократов Мартин Шульц занимает более антитурецкую позицию, чем Меркель. В случае победы он обещает прекратить переговоры о вступлении Турции в ЕС, да и в целом отзывается о турецком режиме гораздо более критично, чем ХДС.

Турецкая диаспора численностью 3–4 млн человек выглядит могучей электоральной силой даже в 80-миллионной Германии, но тут надо учитывать, что далеко не все живущие в стране турки имеют право участвовать в немецких выборах. На предстоящих выборах проголосовать смогут только 1,25 млн турок, проживающих в Германии. То есть примерно треть от общего количества, причем это та треть диаспоры, которая лучше всего интегрирована в немецкое общество, придерживается в основном светских взглядов и скептически относится к турецкому режиму.

В Анкаре об этом прекрасно знают и не особенно рассчитывают, что проэрдогановский Альянс немецких демократов станет серьезной силой в немецкой политике. Показательные призывы Эрдогана не голосовать за врагов Турции рассчитаны прежде всего на тех немецких турок, кто по-прежнему имеет турецкое гражданство и голосует на турецких выборах и референдумах. Для Эрдогана гораздо важнее заручиться их поддержкой во внутритурецкой политике.

Как показали результаты голосования по поправкам в турецкую Конституцию, турки, живущие в Германии, поддерживают политический курс Анкары гораздо активнее, чем те, что живут в Турции. За предложенные Эрдоганом изменения в Германии проголосовали 60%, в то время как в Турции всего 51%. Для немецких турок с турецким гражданством образ сильного лидера и все более консервативной Турции оказывается гораздо привлекательнее, чем чуждые им западные ценности.

Турция. Германия > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 21 сентября 2017 > № 2318264 Екатерина Чулковская


Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > carnegie.ru, 21 сентября 2017 > № 2318260 Иван Давыдов

Технология обиды. Как живая Матильда помогла мертвому Сталину

Иван Давыдов

Чему научила коммунистов история с «Матильдой»? Бьющиеся против гламурного фильма церебожники, похоже, и не знают, за что Николай Второй причислен к лику страстотерпцев. Важна не историческая правда, важен миф. Миф о великой России, растоптанной инородцами и безбожниками. Но от тезиса «святой государь неприкосновенен» до тезиса «любой государь свят» небольшая дистанция. У коммунистов есть прекрасный шанс эту дистанцию преодолеть, и комедия «Смерть Сталина» может стать в этом деле хорошим подспорьем

На официальном сайте КПРФ – показательная, достойная анализа речь высокопоставленного функционера. «Член президиума и секретарь ЦК КПРФ Сергей Обухов в разговоре с «360» заявил, что не слышал о фильме («Смерть Сталина» Армандо Ианнуччи), но подчеркнул, что провокация против Сталина – это провокация не против коммунистов, а против России. «Дискредитация лидеров страны, а тем более Верховного главнокомандующего в годы Великой Отечественной войны – это и принижение роли России в мировых делах, – сказал он. – Если Россия правопреемница и победы, и продолжательница СССР, то все вот эти инсинуации – очередная форма психологической войны против нашей страны в целом», – сказал Сергей Обухов.

Источник новости для официального сайта КПРФ, а следом и для всей страны – телеканал правительства Московской области «360», о существовании которого и в Московской области немногие слышали. Сами коммунисты, в том числе и ответственные за официальный сайт, спросить Обухова не догадались. Оно и неудивительно: Обухов честно говорит, что до заданного журналистами вопроса о фильме даже не слышал. Не слышал, но готов не просто обидеться, а также и разоблачить враждебные происки. Срабатывает понятный раздражитель: слова «Сталин» и «комедия» оказываются рядом, этого достаточно, чтобы в голове заслуженного коммуниста заиграл органчик.

«Матильда» и окрестности

Контекст и правда давит. Контекст – это борьба разнообразных обиженных граждан во главе с депутатом Натальей Поклонской против фильма Алексея Учителя «Матильда». Борьба настолько напряженная, что борцы уже начали жрать друг друга – Поклонская ликует по поводу задержания лидера движения «Христианское государство – Святая Русь» Алексея Калинина, который еще зимой грозился сжечь все кинотеатры, рискнувшие показать кощунственное кино, и даже заявляет, что его арест – ее рук дело.

Ранимые граждане обижаются не в первый раз. Обиды ранимых граждан – привычный фон российского бытия. Обижались на вагнеровского «Тангейзера» в постановке Тимофея Кулябина, на «Нуреева» в постановке Кирилла Серебренникова, на многие менее заметные спектакли и выставки, да что там – даже на рок-оперу «Иисус Христос – суперзвезда» Эндрю Ллойда Уэббера и Тима Райса. Это если не вспоминать про дело Pussy Riot, один из ключевых моментов становления зрелого путинизма, подаривший стране закон о защите чувств верующих, а заодно и фразу эксперта на телевизионном шоу, которая чувства обидчивых верующих характеризует исчерпывающе: «Кто вообще придумал эту ерунду про необходимость подставлять вторую щеку?»

Но Pussy Riot – особый случай. Прочие истории хоть и были резонансными, но их все же получалось списать на местечковую дурь, даже если дело происходило в столице. Война против «Матильды» – дело всероссийского масштаба, и дело явно успешное. В активе борцов – сожженный кинотеатр в Екатеринбурге, отказ крупнейшей сети кинотеатров от показа фильма «из соображений безопасности» и обильные рассуждения прогрессивной общественности про «православный ИГИЛ*» (впрочем, стоит упомянуть, наверное, что во времена скандала вокруг кулябинского «Тангейзера» модно было рассуждать про «православный "Талибан"»).

Как тут не соблазниться, не позавидовать чужому успеху, не встать грудью на защиту любимого тирана? Коммунисты готовы.

Два тезиса

Любителям людоеда обижаться на фильм Армандо Ианнуччи вроде бы немного странно. «Смерть Сталина» показали на фестивале в Торонто, критики довольны, хотя французский комикс, ставший основой для сценария комедии, говорят, скучный. Главный герой там не Сталин, а Хрущев (Стив Бушеми). Сталин умирает в самом начале, следовательно, у режиссера со сценаристами просто нет времени на его «дискредитацию».

Фильм о том, как интригуют людоеды помельче, как недооцененный коллегами весельчак Хрущев затевает заговор против грозного Берии и в конце концов получает трон. Кстати, это все действительно смешно. В России права на прокат купила продюсерская фирма «Вольга», за прокатным удостоверением в Минкульт пока никто не обращался (это утверждает сам министр Владимир Мединский, его тоже успели спросить, общество ждет битв за фильмы, журналисты греют ожидания). Мировая премьера – впереди. Но контекст важнее реалий и уж точно важнее содержания фильма.

Чему же научила коммунистов история с «Матильдой»? Бьющиеся насмерть против гламурного фильма про любовь наследника к балерине царебожники, похоже, даже и не знают, за что именно государь Николай Второй причислен к лику страстотерпцев. Иначе просто не стали бы отрицать общеизвестный факт – да, была по юности интрижка, в десятках мемуаров зафиксирована. Важна не историческая правда (хоть и странно ее требовать от художественного произведения, но это спор вечный), важен миф. Миф о великой России, растоптанной инородцами и безбожниками. Сегодня, когда Россия снова провозгласила себя великой, инородцы и безбожники подняли головы и пытаются Россию, олицетворяемую святым царем, убить еще раз. Об этом и речь, в этом и конфликт.

Но от тезиса «святой государь неприкосновенен» до тезиса «любой государь свят» не такая уж большая дистанция. И вот сейчас у коммунистов есть прекрасный шанс эту дистанцию преодолеть, и англо-французская комедия может оказаться в этом благом деле хорошим подспорьем.

Гимн человекоядцу

Все девяностые, когда возможность «красного реванша» казалась вполне реальной, коммунисты стряпали новую идеологию взамен похороненной под руинами СССР. Пытались скрестить марксизм-ленинизм с черносотенством и рассуждениями о величии тысячелетней империи. Потом пришел Путин и сначала, в 1999-м, конфисковал вершки этой идеологии.

Теперь докопались и до корешков, один из отцов дикого красно-коричневого коктейля Александр Проханов – у Путина в советниках, но коммунисты все равно чувствуют себя обделенными. Это их изобретение стало цементом для современной российской пропаганды, это их постперестроечные идеи про особый путь России, предательство элит в 90-е и мировой заговор против родины сделались мейнстримом, – но они-то вроде как и ни при чем. Марксизм с ленинизмом – за скобками формул государственного величия, а прочее досталось на прокорм единороссам, среди которых немало выходцев из проклятых девяностых.

К тому же есть скользкий момент – история политических репрессий и отношение к образу Сталина. Он, конечно, теперь не только тиран и убийца, но еще образцовый государственник, эффективный менеджер, Отец Победы. Однако все же – тиран и убийца. Памятники Сталину, как прыщи, вылезают то тут, то там, но ставят их отдельные энтузиасты, а не государство. Министр культуры уже не стесняется рядом с таким памятником позировать для фотожурналистов, но президент пока держится. Больше того, в Москве достраивают памятник не тирану, а его жертвам. Плюс – грандиозный храм в память о новомучениках, возведенный в том числе и на пожертвования больших людей с Лубянки, где настоятелем сам Тихон Шевкунов, а речь на открытии произносил Путин.

При этом Сталин для того представления о России, созданием которого бредит государственная пропаганда, много удобнее, чем, к примеру, неоднократно помянутый выше государь-страстотерпец. Сталин – победитель, Сталин – созидатель, Сталин – собиратель земель. В КПРФ этот шанс чувствуют и со времен последнего «патриотического подъема» натужно пытаются защитить светлое имя палача от либеральных нападок, а заодно – застолбить права на бренд, который для государства все-таки не совсем удобен.

Используют любую возможность. Ссылаются на данные соцопросов (соцопросы стабильно фиксируют рост позитивных оценок личности и деяний великого вождя, и заслуга здесь, конечно, пропаганды с ее образом России), вписывают Отца Победы в квазирелигиозный культ Победы, который фактически уже учредило государство.

Мелкий, но показательный пример – печальная история музея политических репрессий «Пермь-36». Опубликованный «Комсомольской правдой» донос местных коммунистов, которые усмотрели в экспозиции «Перми-36» «реабилитацию бандеровцев», сыграл, возможно, и не ключевую, но важную роль в деле разгрома музея. Отметим, как удачно донос был вписан в актуальный пропагандистский контекст, здесь чувствуется мастерство, здесь видна хватка.

«Смерть Сталина» в такой ситуации – просто подарок. Вспомним речь Обухова, с которой мы начали. Обухов фильма не видел и явно не знает, о чем он, но это не мешает ему почти на автомате воспроизвести все необходимые штампы: «дискредитация Верховного главнокомандующего» оказывается «принижением России в мировых делах», и все это прет на нас, как «Тигр» на выдуманных панфиловцев, с тлетворного Запада. «Очередная форма психологической войны», и даже объяснять не надо, кто войну развязал и почему сейчас. Это все от зубов отскакивает у любого современного пропагандиста вне зависимости от партийной принадлежности.

Есть Сталин, мог бы сказать Обухов, есть Россия. Нет Сталина – нет России. А дальше оскорбляться можно и на само название. Кто это решился утверждать, что Сталин смертен? Что это за гнусный плевок в нашу русскую душу?

Место на карте

Российский коммунизм не столько политическое учение, сколько религиозная вера, давно замечено, и не нами. Но и со стороны светских консерваторов у коммунистов в их борьбе за честь и достоинство генералиссимуса наметились союзники. Глава общественного совета при Министерстве культуры Павел Пожигайло (знаменитый, кстати, и нападками на «Матильду», и ценными идеями по защите детей от классической русской литературы) намерен добиваться права на «предпросмотр» фильма Армандо Ианнуччи.

Иные его аргументы – под стать обуховским: «Это спланированная провокация, которая имеет своей целью попасть в разные группы населения. Если история с Николаем Вторым – это православные люди, то история со Сталиным – это коммунисты. И то же самое, что сейчас с «Матильдой», возникнет и в коммунистических рядах. Я не удивлюсь, если одновременно появится фильм про имама Шамиля, например. Потому что еще один удар должен быть по мусульманам. Тогда это технология, просто технология цветной революции. По разным слоям населения можно выпустить 5–6 фильмов, и в России вспыхнет череда национальных конфликтов».

Но посещают министерского советника и более игривые мысли: «Если в фильме будет намек на какую-то любовь Иосифа Виссарионовича и Никиты Сергеевича, в западных фильмах такое практикуется, то, наверное, это будет не очень допустимо». Есть ли вещь страшнее любви однополой для настоящего русского консерватора? Нет такой вещи, а от Запада настоящий русский консерватор и не ждет ничего, кроме педагогона в афедрон. Кстати, в английской комедии, конечно, ничего такого нет, а вот в заслуженно не любимой господином Пожигайло русской литературе имеется. Но, по счастью для писателя Владимира Сорокина, роман «Голубое сало» Пожигайло, видимо, не читал.

Красные и белые консерваторы готовы совместно ринуться на защиту Сталина от западных хулителей – это ли не вожделенное национальное примирение, да еще и в год столетия октябрьского переворота? Ненависть к нормальному миру, умеющему ценить хорошую шутку, – идеальная скрепа для такого союза. Жаль, директор екатеринбургского цирка, клоун Анатолий Марчевский (кстати, видный единоросс) проиграл свою войну против фильма «Оно» по роману Стивена Кинга. Отлично смотрелся бы третьим в компании Обухова и Пожигайло.

Сама собой приходит на ум еще одна история с кинематографом – история борьбы Северной Кореи против фильма «Интервью», американской комедии про покушение на Ким Чен Ына. Прокат фильма в КНДР, естественно, и не предполагался, но некоторые действия северокорейской стороны кажутся знакомыми до боли. КНДР жаловалась в ООН, обвиняя авторов фильма в «спонсировании терроризма» и «развязывании войны». Корейские хакеры грозили организовать серию терактов в американских кинотеатрах. Россия здесь могла бы увидеть себя как в зеркале, и это зеркало совсем не льстит. Это как раз и есть то самое место на интеллектуальной карте мира, куда спихивают родину разноцветные консерваторы, озабоченные поточным производством обид.

Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > carnegie.ru, 21 сентября 2017 > № 2318260 Иван Давыдов


Украина. Венгрия > Образование, наука. Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 21 сентября 2017 > № 2318259 Габор Штир

Венгерский эксперт: Украинский закон об образовании – это самоубийство

Новый закон «Об образовании», принятый парламентом Украины, 19 сентября направлен на подпись президенту Петру Порошенко. Обеспокоенность законом уже выразили Венгрия, Польша, Румыния, Болгария, Греция и Молдова. С особенно резкой критикой выступил венгерский МИД, назвав новый закон «ножом в спину Венгрии». Глава МИД Венгрии Петер Сийярто дал указание дипломатам не поддерживать ни одной украинской инициативы на международном уровне. Что именно вызвало столько громкое возмущение Венгрии и других соседей Украины? Об этом корреспонденту «Евразия.Эксперт» рассказал политолог Габор Штир, заведующий отделом внешней политики крупнейшей венгерской газеты Magyar Nemzet.

- Господин Штир, украинский закон «Об образовании» вызвал резонанс в ряде европейских стран. то именно вызывает недовольство Венгрии?

- В Венгрии давно не было такого единства политических сил: правительство и оппозиция вместе выступили по этому вопросу. У нас недовольство очень сильно, и говорят, что попробуют нажимать на все дипломатические педали и протестовать везде, где это возможно.

В Украине в Закарпатье живет 150 тыс. венгров – это 14-15% населения всего Закарпатья. В пяти районах число венгров превышает 50% населения.

Украина сейчас пытается строить национальное государство средствами Советского Союза. Мы часто слышали, как они страдали от Советского Союза, не могли разговаривать и учиться на украинском языке. Сейчас они забыли это и тем же самым образом относятся к нацменьшинствам.

- Какова была политика по отношению к нацменьшинствам на Украине до этого закона, и как он изменит ситуацию?

- После распада Советского Союза в образовании было все нормально. Венгры могли учиться даже до аттестата зрелости (в основном с венгерским финансированием). Есть высшая школа в Берегово, где студенты могут учиться на венгерском языке.

В целом новый закон нормальный, кроме седьмого параграфа о языках. Если все будет так, как в нем написано, после 2020 г. в Украине венгерские дети смогут учиться на венгерском языке только в детском саду и младшей школе (до четвертого класса). С пятого класса все предметы будут преподаваться только на украинском языке, и высшая школа также будет на украинском.

Все выступают против этого, так как это нарушает букву основного закона Украины и международные соглашения, не соответствует европейским ценностям. Украина с утра до вечера твердит о том, что идет в Европу и уважает европейские ценности, но это абсолютно им противоречит.

Мы понимаем, что в основном это геополитический проект, который придуман против русских, но касается он всех нацменьшинств. Против русских – это тоже не европейский подход. Если есть нацменьшинства, они должны получить возможность учиться и выражать себя на родном языке.

- Как украинские политики объясняют необходимость этого закона?

- По поводу венгерского нацменьшинства в украинском Закарпатье говорят, что это ее [Украины] граждане, и этим законом они только помогут им. Якобы если сохранится текущая ситуация, то дети не смогут поступать в университеты Киева, у них не будет перспектив, смогут учиться только в Будапеште.

Я не думаю, что те, кто живет на Украине, не должны говорить на украинском языке. Это нормально: если живешь там, то и говоришь на языке своего государства. Но на родном языке обязательно надо говорить.

Им стоит продумать, как обучать украинскому языку как иностранному. Сейчас эти методы не работают. Из-за этого венгры, румыны, поляки плохо говорят на украинском языке. В Украине на это отвечают, что на украинском долго не могли разговаривать – только последние 25 лет [начали], поэтому методы еще не выработаны. Тогда вырабатывайте, туда надо вкладывать.

Раньше большинство венгров плохо говорили на украинском и не могли поступать в Киев или в другой украинский вуз. Они шли в Берегово или в Будапешт. Теперь получается, что венгры не будут хорошо разговаривать по-украински, потому что эти методы так и не выработаны, но они и не будут знать математику, физику, химию, потому что будут слушать их на украинском языке. И предмет не знают, и язык не знают. До этого только язык не знали.

В украинской прессе это не главная тема, многие даже не знают о том, что Венгрия и ряд стран выразили протест. Уже появляются статьи о том, что протесты в Венгрии – это российский проект с целью усилить сепаратизм в Закарпатье. Это громко прозвучит в украинской прессе, если пойдет туда.

Педагогически – это тупик. Политически – это тупик и цинизм. Когда уже заключено соглашение об Ассоциации и безвизовый режим с Евросоюзом, стало «можно» это делать. Если говорить о правах человека, то это не европейский подход. Нельзя строить государство, вытесняя из него всех, кто не украинец. Украина – это многонациональная страна, для нее это – самоубийственный подход. После Майдана первые мысли были запретить русский язык. Теперь они наступают на те же грабли. Это тупик.

- Министр иностранных дел Венгрии Петер Сиярто употребил очень жесткую риторику, заявив, что Украина таким образом «вонзила Венгрии нож в спину»…

- Да, это очень точно. Мы пригласили к себе 2600 украинских ребят, которые страдали последние годы – месяц они отдыхали в Венгрии. Деньги даем на Закарпатье, дали газ через Венгрию, много делали жестов и в ответ на них получили это. Конечно, это цинизм и нож в спину.

- Венгрия намерена приостановить поддержку инициатив Украины в международных организациях. На Ваш взгляд, повлияет ли это на решение проблемы?

- Мы говорим об этом. Но тут важно еще то, что никто не хочет принимать Украину в Евросоюз в ближайшем будущем. Давить на Украину можно будет, если Венгрия, Польша, Румыния, Болгария, Греция, которые связаны с этой проблемой, вместе выступят на европейских площадках. Если выступит только Венгрия, ответ будет один: «Вы это делаете, потому что Венгрия – это пророссийская страна. Это [Владимир] Путин и [Виктор] Орбан вместе хотят отделить Закарпатье».

Только вместе получится чего-то добиться, тем более что это касается не только 150 тыс. венгров, но и 400 тыс. румын и молдаван. Немногим меньше, чем венгров, число поляков, проживающих на Украине. Многим это затруднит жизнь, и исчезнут эти нацменьшинства, если исчезнут языки.

- Какие варианты рассматриваются для разрешения конфликта?

- Пишут, что [Петр] Порошенко не подпишет этот закон еще год, хотя, мне кажется, что невозможно его дольше задерживать. Я не знаю, есть ли у него внутриполитическое пространство для маневра по этому вопросу. Другой вариант – из этого закона изымают языки Евросоюза. Тогда Венгрию он не затронет, но это тоже дискриминация: что будет с другими нацменьшинствами, которые не в Евросоюзе?

Есть третий вариант, более политический. Новый закон не касается крымских татар, потому что Украина определила их как коренное население. А венгры не коренные? Тысячу лет там живут. Тем не менее, если все будут определены как коренные меньшинства, тогда закон их тоже не коснется, но тогда он потеряет смысл, так как единственной целью его будет запрет русского языка.

- Как Запад отреагировал на новый закон?

- Обычно Запад не реагирует на вопросы, касающиеся нацменьшинств. Мы привыкли, что Евросоюз к этим вопросам нечувствителен. Но в какой-то группе в Евросоюзе уже начали изучать, что это за закон. Официальных заявлений не было, но он рассматривается. Американское посольство в Киеве одобрило новый закон об образовании.

- Украина сама как-то пытается решить возникшее противоречие?

- Чувствуется, что в дипломатических кругах Украины уже начали пытаться объяснить то, что необъяснимо, искать пути, как, сохранив лицо, выйти из этого тупика. Поссориться одновременно с Венгрией, Болгарией, Румынией, Польшей не в их интересах.

В последние два года уже обостряются польско-украинские отношения. Политически Варшава поддерживает Киев, но когда речь заходит об образовании, нацменьшинствах, историческом прошлом, начинаются споры.

Раньше невозможно было представить высказывание со стороны Польши, что с Бандерой Украину не ждут в Европе (об этом в феврале 2017 г. заявил лидер правящей в Польше партии «Закон и справедливость» Ярослав Качиньский – прим. «ЕЭ»). Качиньский и раньше критиковал Украину, но не так. В интересах Киева наладить отношения и не поссориться с западными соседями. В Венгрии есть надежда, что они придумают что-то, чтобы выйти из этого тупика. Что будет с другими нацменьшинствами – это еще вопрос.

Беседовала Юлия Рулева

Источник – Евразия.Эксперт

Украина. Венгрия > Образование, наука. Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 21 сентября 2017 > № 2318259 Габор Штир


Казахстан. Киргизия > Внешэкономсвязи, политика > newskaz.ru, 20 сентября 2017 > № 2318296 Султанбек Султангалиев

Встреча президента Казахстана Нурсултана Назарбаева с кандидатом в президенты Кыргызстана Омурбеком Бабановым стала причиной ноты протеста, которую власти соседнего государства предъявили официальной Астане.

По мнению кыргызских властей, встреча главы Казахстана с Бабановым отражает "предпочтение казахстанской стороны относительно будущего президента Кыргызской Республики".

Почему рядовая в расписании президента Казахстана встреча вызвала недоумение МИД Кыргызстана, в интервью Sputnik Казахстан прокомментировал политолог Султанбек Султангалиев.

- Может ли беседа президента Казахстана Нурсултана Назарбаева с одним из кандидатов в президенты Кыргызстана повлиять на исход выборов в соседней республике?

— Никаких опасений по поводу влияния на исход выборов в Кыргызстане от беседы президента Казахстана с кыргызским кандидатом Омурбеком Бабановым не может быть, хотя бы потому что количество этнических казахов среди граждан Кыргызстана составляет всего 0,5%. Собственно, данная встреча может навредить самому Бабанову, но подобный исход зависит от успешности информационной войны, развязанной против него оппонентами.

- Можно ли назвать эту ноту протеста МИД Кыргызстана скандальной?

- Полагаю, что нота кыргызстанского министерства иностранных дел вызвана, в первую очередь, обострившейся в ходе президентской гонки внутриполитической борьбой, то есть оппоненты Омурбека Бабанова из властных структур не преминули воспользоваться случаем, чтобы поднять шумиху, используя свои свой административный ресурс. Конечно, такой подход кыргызской стороны вызывает удивление, так как никакого вмешательства во внутренние дела нашего южного соседа в самом факте встречи одного из кандидатов в президенты не существует.

- Почему на ваш взгляд Нурсултан Назарбаев встретился с кандидатом? Может ли этот факт свидетельствовать о преследовании каких-то целей?

— Во-первых, от действующего президента Кыргызстана Алмазбека Атамбаева Акорде пришлось услышать немало шпилек в свой адрес. Аудиенция с кандидатом, который борется на выборах с выдвиженцем Атамбаева — это своего рода эмоциональное напутствие уходящему руководителю соседней страны и намек будущему президенту Кыргызстана на необходимость лояльных дружественных отношений впредь. Это, пожалуй, главный мотив встречи.

Во-вторых, сейчас трудно спрогнозировать, кто же победит на президентских выборах, и если Омурбек Бабанов выиграет, то он никогда не забудет Нурсултану Назарбаеву демонстративно проявленного внимания. В восточной политике такие дипломатические авансы весьма ценятся.

Ну и в-третьих, в случае победы одного из конкурентов – данная встреча не окажет никакого отрицательного влияния на двухсторонние казахстано-кыргызстанские отношения.

Личные эмоции будущего президента Кыргызстана не являются фактором, достойным внимания во внешней политике Казахстана.

Казахстан. Киргизия > Внешэкономсвязи, политика > newskaz.ru, 20 сентября 2017 > № 2318296 Султанбек Султангалиев


Киргизия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 20 сентября 2017 > № 2317998 Денис Бердаков

Победу президенту Киргизии принесут «ключевые элитные игроки»

Вера элит в договороспособность кандидата станет одним из главных факторов, ведущих к победе на президентских выборах в Киргизии

«Суть политики в Киргизии — правильно взвесить вес тех или иных кланов и разделить все сферы так, чтобы не было сильных противоречий», — киргизский политолог Денис Бердаков озвучил ИА REGNUM свой взгляд на сложившуюся в стране предвыборную ситуацию.

ИА REGNUM: Почему из всех претендентов из своей же партии СДПК президент Киргизии Атамбаев выбрал Сооронбая Жээнбекова?

Приведу цитаты самого Алмазбека Шаршеновича, приведенную им по поводу этого кандидата в президенты.

«Я надеюсь, что мой надежный друг станет президентом».

«Я Сооронбая Жээнбекова знаю с 1995 года, я тогда был вместе с ним депутатом в парламенте. И буквально в первый же год мы создали фракцию «Реформа», в которую входило 29 депутатов из 70 и которая очень не нравилась тогдашнему президенту. Сооронбай Жээнбеков был моим замом, и все эти 20 с лишним лет я его знаю как глубоко порядочного, очень честного человека».

Итак, почему именно Жээнбеков? Во-первых, это давний и проверенный друг президента страны. Не перессориться за 20 с лишним лет в киргизской политике — это рекорд. Когда-то и Темир Сариев, и Омурбек Бабанов были в партии СДПК.

Во-вторых, Жээнбеков, при том, что он непубличный политик, решает ключевой и самый болезненный вопрос в киргизской политике — вопрос преемственности.

Две революции в Киргизии приводили к тому, что в министерствах и ведомствах вычищали иногда до 70% среднего и высшего руководства. Первые полтора-два года новые люди привыкали к своим кабинетам. Это никак не способствовало повышению управляемости системы, а институциональная память «отшибалась» напрочь. Тут Сооронбай Жээнбеков как человек без излишнего реформаторского зуда и грандиозных идей вполне подходит.

В-третьих, если бы Атамбаев выдвинул политика, представляющего север страны, то повторился бы традиционный для Киргизии сценарий: против кандидата объединились бы кланы и политики с юга, что создавало бы угрозу новой дестабилизации.

ИА REGNUM: А то, что он южный и еще склонен к религии? Звучит много критики и прогнозов, что страна превратится в оплот ваххабитов … как вы это оцениваете?

Жээнбеков умеренно религиозен. Почему был выбран южный кандидат? Ответ прост — 60% населения живут на юге Киргизии, и там социальная и культурная исламизация — это данность. Большинству избирателей на юге ближе кандидат, который не чужд исламских моральных принципов. Севера Киргизии это тоже касается, хотя и в меньшей степени.

Его основной конкурент Омурбек Бабанов в этом ему проигрывает. Электорат этого политика — Таласская, Иссык-Кульская и Чуйская область с меньшим количеством населения. Плюс Бишкек с традиционно низкой явкой.

Важно отметить, что накал экстремизма в целом по стране за последние полтора года удалось сбить. Кто-то уехал воевать в ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) и там погиб. Киргизские правоохранительные органы (стоит им отдать должное) мобилизовались и взяли под контроль все мечети, нелегальные молельные комнаты. Почти каждую неделю происходят задержания подпольных групп различного толка. И за год в стране не было ни одного теракта.

Мнение о том, что при Жээнбекове в стране расцветет ваххабизм, — это страшилки. Радикальных призывов от него никто никогда не слышал. Сооронбай Жээнбеков — это в чем-то типовой киргиз, а киргизской культуре чужд максимализм. Здесь и коммунизм (восприняв его социалистическую подложку) восприняли позитивно, но не растворились в нем, ислам на территории республики давно, но традиционные верования и культурно-обрядовые «вещи» никуда не ушли. И в людях все это перемешалось.

Это я к тому, что Жээнбеков — это часть системы, он не может быть радикален, он показатель того, что есть и чем живет большая часть киргизского общества (минус Бишкек). А все радикальные исламские течения толком на территории Киргизии не приживаются.

Рост религиозного самосознания в стране продолжается, количество мечетей и медресе растет, и все это накладывается на сложнейшие процессы внутри общества по формированию общенациональной идентичности, поиска своего пути, который столетиями формировался из традиционных верований, обрядов, переработанного ислама ханафитского толка, советской модернизации, постсоветского плавания в рамках глобализации.

ИА REGNUM: Жээнбеков в начале гонки значительно уступал не только популярному и богатому Омурбеку Бабанову, но и некоторым другим лидерам-претендентам. Сейчас ситуация изменилась. У кого сейчас больше шансов?

В Киргизии реальный рейтинг и политическая общенациональная сеть лидеров есть у Алмазбека Атамбаева. Медийно раскручен, богат и умеет быстро и эффективно создавать политические и бизнес-проекты Омурбек Бабанов. Сооронбай Жээнбеков уступает до сих пор по медийной известности своему главному оппоненту — Бабанову.

Это объяснимо: Омурбек Токтогулович в политике уже давно. Начало его кампании показало, что он крутой игрок, давно готовился к выборам. По баннерам, рекламе в СМИ, работе с избирателями — он круче всех остальных кандидатов, вместе взятых. Впрочем, неизвестно, с каким багажом каждый придет ко дню выборов.

ИА REGNUM: Почему неизвестно?

Это и партийная машина работает (Жээнбекова поддерживает президентская партия СДПК — прим. ИА REGNUM ), и тот факт, что он был на посту премьера последний год. Но победу ему принесет следующее: южный электорат, верующие люди и, самое главное, политические элиты. Они уверены в его договороспособности.

В отношении Жээнбекова политический консенсус сложился. Да, за него не все элиты, но ключевые кланы юга за него, и на его сторону встает все больше северных. В Киргизии выборы президента, как раньше хана, — это всегда поиск политического консенсуса. Побеждает не самый сильный, медийный или богатый. Побеждает тот, кто устраивает большинство.

Атамбаев покидает свой пост, и он, по сути, поставил вопрос ребром: доверяете мне и вас устраивает та политика, которую я проводил, — тогда вот вам молодой и готовый на реформы премьер-министр Сапар Исаков, а президента выбирайте сами, но я рекомендую Сооронбая Жээнбекова, который гарантирует преемственность и стабильность всей системы. В день выборов 15 октября киргизстанцы буду голосовать за систему в целом, а это уже совсем другой расклад.

ИА REGNUM: Что со сторонниками у Омурбека Бабанова и Темира Сариева?

У Сариева даже нет своей парламентской партии (это крайне важно в системе, где парламентское большинство формирует правительство). Бабанов всем силен, но есть один большой, но могущий сыграть ключевую роль минус. Ему не доверяют ключевые элитные игроки, они считают его недоговороспособным. И это крайне серьезно.

Только честно выигранные выборы (и соответственно частичный транзит власти) — это залог того, что можно передать власть и завтра не начнется новый внеправовой передел власти. И именно поэтому действующий президент Атамбаев делает ставку на биометрические паспорта, на прозрачность и цифровизацию процесса выборов. Поэтому никаких 75% за кандидата от СДПК ждать не стоит. Это будут конкурентные выборы, а значит, предельно жесткие. Давно не помню, чтобы столько компромата сливали на ключевых претендентов.

Причем, скорее всего, не купят (хотя пару десятков миллионов долларов в выборы каждый кандидат вкладывает как минимум), не задавят админресурсом — тут скорее можно будет получить обратный эффект, особенно в случае второго тура.

Думаю, основным инструментом будет мобилизация населения в селах, городах. В Киргизии все четко знают, что будет конкретно ему, если на другой стороне республике семиюродный родственник получит тот или иной пост. Поэтому сейчас идет разумный торг. Только деньги и только административный ресурс — это не то, что даст выигрыш на выборах любому кандидату. Нужно договориться (т.е. четко определить зоны влияния и дать гарантии) с региональными элитам, нац. меньшинствами, родами, олигархами.

ИА REGNUM: У Сооронбая Жээнбекова шесть братьев и сестер и много родственников, не повторится ли ситуация как с первыми двумя президентами Киргизии Бакиевым и Акаевым, когда президентский клан управлял страной?

Да, такая опасность есть, и Омурбека Бабанова это не меньше касается. Она неизбежна при тех родоклановых и патронажных отношениях, которые сейчас доминируют в киргизском обществе. Даже самый принципиальный государственник или либеральный бизнесмен, когда на него надавят пара десятков родственников, откатывается к родовой идентичности. Сам это все видел, как человек с незапятнанной репутацией становился перед выбором: или остракизм, или он оправдывает родственника, который совершил преступление.

Именно поэтому сейчас Киргизия переходит к двухглавой системе управления, которая задумывалась после второй революции 2010 года. У недавно назначенного премьера Сапара Исакова больше полномочий, чем у его предшественников. Экономическая политика, конкретные проекты, огромный пласт кадровых назначений — это все прерогатива премьера, который опирается на парламентское большинство.

В целом спроектирована система, в которой президент и премьер будут друг друга дополнять, уравновешивать и создавать систему сдержек и противовесов. Не идеальную, но это хоть какой-то рабочий вариант на некоторое время.

ИА REGNUM: Насколько вероятно скатывание политической ситуации в Киргизии к силовому противостоянию между кандидатами, если один из них не согласится с итогами выборов?

Открытый конфликт может быть вызван отсутствием консенсуса в политических элитах республики. Пока что он есть, хотя напряжение и растет. Реальных кандидатов на пост президента два — это Омурбек Бабанов и Сооронбай Жээнбеков. Они лидеры гонки, все остальные кандидаты пиарятся с заделом на будущее. Никто из них не обладает реальным потенциалом к массовым беспорядкам. У всех перед глазами пример Садыра Жапарова, осужденного на длительный срок.

Да, Омурбек Бабанов обладает и финансовым, и организационно-техническим потенциалом к оспариванию итогов выборов. Но не думаю, что он на это пойдет. Бабанов, на мой взгляд, склонен договариваться. Особенно если выборы пройдут без фальсификаций.

ИА REGNUM: В последние год-полтора властная вертикаль в Киргизии усиливается, оппозиция утверждает, что в стране «закручиваются гайки». Откуда у местных властей взялись ресурсы на упрочнение своих позиций?

В киргизской политике всегда не хватает ресурсов на поддержание вертикали власти. Это усугубляется тем, что окружение первого президента Аскара Акаева и второго президента Курманбека Бакиева переводило на себя большую часть «ренты» (доход крупнейших бизнесов, «крышевание» международных проектов, захват чужого бизнеса, распределение госзаказов). Как итог — недовольная часть местной элиты сносила эти кланы.

Суть политики в Киргизии — правильно взвесить вес тех или иных кланов (их потенциал людской, организационный, ресурсный) и разделить все сферы так, чтобы не было сильных противоречий. Это огромное искусство. Я называю ее «устуканология».

ИА REGNUM: Поясните, пожалуйста

«Устукан» на киргизском языке — это кусок мяса с костями, который дается гостю. Каждому человеку за столом полагается своя доля в зависимости о его социального статуса, пола, родственных отношений и возраста. Получив не тот кусок мяса, гость может смертельно обидеться. Нужно быть тонким политиком и обладать полной информацией о всех гостях, чтобы нарезать корову, лошадь или барана на правильные куски и правильно распределить их между присутствующими.

Атамбаев за шесть лет своего правления создал систему, при которой во власть приходят те региональные элиты, которые опираются на серьезные патронажные сети и финансы (достаточно вспомнить парламентские выборы 2015 года). Это не создает конфликта среди влиятельнейших кланов и олигархов Киргизии и является залогом того, что они все не объединятся против главы государства.

Последние годы Киргизия жила на переводах трудовых мигрантов (2 млрд долларов в 2016 году), а вертикаль власти стабилизировалась за счет привлечения грантовых средств и кредитов, большая часть из которых шла на создание инфраструктуры. Улучшилось таможенное администрирование и сбор налогов (как итог усиления вертикали власти и, соответственно, управляемости), продажа лицензий на освоение месторождений стала приносить больше средств (права на разработку месторождения «Джеруй», к примеру, проданы за 200 млн долларов).

В ближайшие годы Китай, Россия (с перспективой понижения), а также монархии Аравийского полуострова будут ключевыми донорами Киргизии. Стране для сохранения вертикали власти нужны дополнительные деньги, которые она пока не может генерировать.

Григорий Михайлов

Киргизия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 20 сентября 2017 > № 2317998 Денис Бердаков


США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 20 сентября 2017 > № 2317590 Дональд Трамп

Первое выступление Трампа на сессии Генеральной Ассамблеи ООН

В своем первом выступлении на сессии Генеральной Ассамблеи ООН Трамп обрушился с критикой на Северную Корею и Иран.

Дональд Трамп, CNN, США

Полный текст речи американского президента Дональда Трампа на сессии Генеральной Ассамблеи ООН:

Господин Генеральный секретарь, господин председатель, мировые лидеры и глубокоуважаемые делегаты, добро пожаловать в Нью-Йорк. Это огромная честь — выступать здесь, в моем родном городе в качестве представителя американского народа и обращаться к народам мира. Миллионы моих сограждан продолжают страдать от последствий разрушительных ураганов, нанесших удар по нашей стране, и я, пользуясь случаем, хочу выразить признательность всем тем руководителям в этом зале, которые предложили содействие и помощь.

Американский народ силен и несгибаем. Он переживет эти трудности и невзгоды, проявив больше решимости, чем когда бы то ни было. К счастью, после выборов 8 ноября прошлого года Соединенные Штаты чувствуют себя очень хорошо. Фондовый рынок находится на максимальной отметке, устанавливая рекорды. Уровень безработицы самый низкий за последние 16 лет. А благодаря нормативно-правовым и прочим реформам сегодня в США работает больше людей, чем когда бы то ни было. Возвращаются компании, обеспечивая такой рост занятости, какой наша страна не видела очень давно. Совсем недавно прозвучало объявление о том, что мы потратим на нашу армию и оборону почти 700 миллиардов долларов. Скоро наши вооруженные силы будут самыми сильными, какими они были всегда.

На протяжении 70 с лишним лет на сессиях этой ассамблеи в мирное и военное время выступали руководители стран, движений и религиозные лидеры. Как и они, я намерен обратить внимание на самые серьезные угрозы, с которыми мы сталкиваемся сегодня, а также на тот колоссальный потенциал, который еще не задействован и ждет своего часа. Мы живем во время чрезвычайных возможностей. Прорывные открытия в науке, технике и медицине помогают излечивать болезни и решать проблемы, которые предыдущие поколения преодолеть не могли. Однако каждый день приносит с собой новости о все более серьезных опасностях, которые угрожают всему тому, что мы ценим и бережем. Террористы и экстремисты набирают силу и распространяются по всей планете. Режимы-изгои, представленные и в этом зале, не только поддерживают террористов, но и грозят другим странам и своим собственным народам самым разрушительным оружием в истории человечества.

Власть и авторитарные режимы пытаются подорвать ценности системы и альянсы, которые предотвращают конфликты и ведут мир к свободе со времен Второй мировой войны. Международная преступность торгует наркотиками, оружием, людьми, провоцирует массовую миграцию, угрожает нашим границам и создает новые формы агрессии, используя инновационные технологии для запугивания наших граждан. Попросту говоря, наша встреча проходит в момент огромных надежд и колоссальных опасностей.

И только от нас зависит, сумеем мы поднять мир на новые высоты, или позволим ему скатиться в хаос.

При желании мы вполне можем спасти миллионы людей от бедности, помочь нашим гражданам осуществить свои мечты, сделать так, чтобы новые поколения не знали насилия, ненависти и страха. Эта организация была основана после двух мировых войн, чтобы помогать создавать лучшее будущее. Она зиждется на представлении о том, что разные страны могут сотрудничать в целях защиты своего суверенитета, обеспечения своей безопасности и процветания. Ровно 70 лет назад Соединенные Штаты разработали План Маршалла, чтобы помочь Европе в восстановлении. В его основе лежат прекрасные понятия: мир, суверенитет, безопасность и процветание. План Маршалла был основан на благородной идее о том, что наш мир станет безопаснее, когда страны будут сильны, независимы и свободны. Как сказал президент Трумэн, выступая в то время в конгрессе, та поддержка, которую мы оказываем Европе в процессе восстановления, полностью соответствует той поддержке, которые мы оказываем ООН. Успех Организации Объединенных Наций зависит от силы ее членов, преодолевающих трудности сегодняшнего дня и реализующих надежды будущего. И начать мы должны с мудрости прошлого. Наш успех зависит от коалиции сильных и независимых государств, которые отстаивают свой суверенитет, независимость, благополучие и мир, действуя в собственных интересах и в интересах всего мира.

Мы не рассчитываем на то, что у разных стран будут одинаковые культуры, традиции и даже системы государственного управления. Однако мы полагаем, что все страны мира будут выполнять две ключевые обязанности: соблюдать интересы своих собственных народов и права всех прочих суверенных наций. Такова замечательная концепция этой организации. И это является основой для сотрудничества и успеха. Сильные суверенные страны создают возможность для того, чтобы различные государства с разными ценностями, культурами и чаяниями не только сосуществовали, но и работали бок о бок, руководствуясь принципом взаимного уважения.

Сильные суверенные страны дают возможность своим народом строить собственное будущее и распоряжаться своей судьбой. Сильные суверенные страны позволяют человеку жить полной жизнью, дарованной ему Богом.

У себя в Америке мы не стремимся навязывать свой образ жизни никому, однако делаем так, чтобы он стал ярким примером для каждого. На этой неделе у нас особый повод для гордости. Мы отмечаем 230-ю годовщину нашей любимый Конституции, которая является самой старой действующей конституцией в мире. Этот неподвластный времени документ заложил основы мира, процветания и свободы для американцев и для миллионов и миллионов людей во всем мире, чьи страны черпали вдохновение в американской конституции, в ее уважительном отношении к человеческой природе, человеческому достоинству и власти закона. Первые слова конституции США являются самыми великими, самыми прекрасными. Они звучат так: «Мы, народ». Многочисленные поколения американцев жертвовали собой, чтобы подтвердить величие этих слов, величие нашей страны и величие нашей истории.

В Америке правит народ. Правят люди. И эти люди независимы. Меня избрали здесь не для того, чтобы я взял в руки власть, а для того, чтобы я дал власть американскому народу, которому она принадлежит по праву. В международных делах мы возрождаем этот основополагающий принцип суверенитета. Главный долг нашего государства — перед его народом. Перед нашими гражданами. Отвечать их потребностям. Обеспечивать безопасность, защищать их права и наши ценности.

Как президент Соединенных Штатов, я всегда буду ставить Америку на первое место, как и вы, главы государств, всегда будете ставить на первое место интересы своих стран.

(Аплодисменты)

Все ответственные руководители обязаны служить своим гражданам, а государство остается оптимальным инструментом для улучшения жизни людей. Но чтобы сделать жизнь людей лучше, мы должны работать вместе в тесной гармонии и единстве, создавая более безопасное и мирное будущее для всех народов. Соединенные Штаты всегда будут большим другом для всего мира, и особенно для своих союзников. Но мы больше никому не позволим пользоваться собой в своекорыстных интересах и заключать однобокие сделки, от которых Соединенные Штаты ничего не будут получать взамен.

Пока я занимаю этот пост, я буду прежде всего защищать интересы Америки. Но выполняя свои обязательства перед собственными странами, мы понимаем, что в наших общих интересах строить такое будущее, где все страны могут быть суверенными, процветающими и защищенными.

Америка больше делает, чем говорит, отстаивая ценности, изложенные в Уставе ООН. Наши граждане порой ценой собственной жизни защищают нашу свободу и свободу многих других стран, представители которых находятся в этом зале. Преданность Америки свободе проверяется на полях сражений, где наши мужчины и женщины воюют и приносят себя в жертву вместе с нашими союзниками. Они делали это на берегах Европы, в пустынях Ближнего Востока и в джунглях Азии. В заслугу американскому характеру можно поставить то, что даже после того, как мы со своими союзниками одержали победу в самой кровавой войне в истории, мы не стали стремиться к территориальной экспансии, не стали навязывать свой образ жизни. Вместо этого мы помогали создавать институты, такие как Организация Объединенных Наций, защищать суверенитет, безопасность и благополучие всех.

Таковы наши надежды, надежды самых разных стран мира. Нам нужна гармония и дружба, а не конфликт и вражда. Мы руководствуемся не идеологией, а результатами. Мы проводим политику принципиального реализма, основанную на общих ценностях, интересах и целях. Такой реализм заставляет нас искать ответ на вопрос, с которым сталкиваются все руководители, находящиеся в этом зале. Это вопрос, которого нам не избежать, от которого не уйти. Скатимся ли мы на путь благодушия и самоуспокоенности, игнорируя вызовы, угрозы и даже войны, которые могут возникнуть на нашем пути? Или же нам хватит силы и гордости, чтобы уже сегодня взяться за преодоление этих опасностей, чтобы завтра наши граждане могли наслаждаться миром и благополучием?

Если мы хотим воодушевить своих граждан, если мы хотим получить одобрительный вердикт истории, то в таком случае нам необходимо выполнять свой священный долг перед теми людьми, которых мы преданно представляем. Мы должны защищать свои страны, их интересы и их будущее. Мы должны отвергнуть угрозы суверенитету, которые существуют от Украины до Южно-Китайского моря. Мы должны поддерживать соблюдение закона, границ, уважение к культуре и мирное взаимодействие, которое появляется в итоге.

Согласно намерениям учредителей этой организации, мы должны работать вместе и бороться с теми, кто угрожает нам хаосом, беспорядками и террором.

Бедствием для нашей планеты сегодня является небольшая группа стран-изгоев, которая нарушает все те принципы, на которых строится Организация Объединенных Наций. Они не уважают ни своих собственных граждан, ни суверенные права своих стран. Если добропорядочное большинство не станет бороться с порочным меньшинством, в мире возобладает зло. Когда порядочные люди и страны становятся сторонними наблюдателями, силы зла и разрушения набирают вес и могущество. Никто не демонстрирует такого презрения к другим странам и к благополучию собственного народа, как безнравственный режим Северной Кореи. Он несет ответственность за голодную смерть миллионов северокорейцев, а также за пытки, убийства, аресты и угнетение бесчисленного множества людей.

Все мы стали свидетелями кровавых злодеяний этого режима, когда умер ни в чем не повинный американский студент Отто Уормбир (Otto Warmbier). Мы стали свидетелями этих злодеяний и тогда, когда при помощи запрещенного нервно-паралитического газа в международном аэропорту был убит брат диктатора. Мы знаем, что они похитили милую 13-летнюю японскую девочку на пляже в ее собственной стране, сделав ее рабыней и преподавателем языка у северокорейских шпионов.

Северокорейскому режиму и этого оказалось недостаточно. Сегодня он бездумно испытывает ядерное оружие и баллистические ракеты, угрожая всему миру и создавая опасность бесчисленных людских жертв. Это возмутительно, когда некоторые страны не только торгуют с таким режимом, но и вооружают, снабжают его и оказывать ему финансовую поддержку, зная, что он угрожает миру ядерным конфликтом.

Ни одна страна на нашей планете не хочет, чтобы эта банда преступников вооружилась ядерным оружием и ракетами. У Соединенных Штатов много сил и терпения, но если Америку вынудят защищаться или защищать своих союзников, у нас не останется выбора, кроме как полностью уничтожить Северную Корею.

Человек-ракета встал на самоубийственный путь для себя и для своего режима. Соединенные Штаты готовы и в состоянии отразить удар, но надеются на то, что необходимости в этом не будет. В этом весь смысл Организации Объединенных Наций. Именно для этого она и создавалась. Посмотрим, как они себя поведут.

Северной Корее пора понять, что отказ от ядерного оружия это единственное приемлемое будущее. Недавно Совет Безопасности ООН провел два голосования, единогласно утвердив жесткие резолюции против Северной Кореи. Я хочу поблагодарить Китай и Россию за то, что они проголосовали за введение санкций вместе со всеми другими членами СБ ООН. Спасибо всем присутствующим и причастным к этому голосованию. Но мы должны сделать гораздо больше.

Пришло время, когда все страны мира должны начать совместную работу по изоляции режима Кима, делая это до тех пор, пока он не откажется от своих агрессивных и враждебных действий. Такое решение нам предстоит принять не только в отношении Северной Кореи. Странам мира давно пора выступить против другого безрассудного режима, который открыто говорит о массовых убийствах, призывает уничтожить Америку, разрушить Израиль и погубить многих лидеров государств, находящихся в этом зале. Под личиной демократии в Тегеране прячется коррумпированная диктатура. Она превратила богатую страну с многовековой историей и культурой в изгоя с полуразрушенной экономикой, главной статьей экспорта которого является насилие, кровопролитие и хаос. А главной жертвой иранских руководителей стал народ этой страны.

Вместо того, чтобы направить ресурсы на улучшение жизни иранцев, свои доходы от продажи нефти Тегеран использует для финансирования «Хезболлы» и других террористических организаций, убивающих ни в чем не повинных мусульман и нападающих на своих мирных соседей в арабских странах и Израиле. Богатство Ирана, по праву принадлежащее народу этой страны, идет на поддержку диктатуры Башара аль-Асада, на продолжение гражданской войны в Йемене и на подрыв мира на всем Ближнем Востоке.

Мы не можем допустить, чтобы этот кровожадный режим продолжал свою дестабилизирующую деятельность, одновременно создавая опасные ракеты. И мы не можем выполнять соглашение, которое является прикрытием для продолжения ядерной программы.

(Аплодисменты)

Сделка с Ираном была одной из худших и самой неравноправной из тех, которые когда-либо заключали Соединенные Штаты. Честно говоря, эта сделка — позор для США. И я думаю, это еще не конец, поверьте мне.

Всему миру пора присоединиться к нам и потребовать, чтобы иранское правительство отказалось от своего стремления к смерти и разрушениям. Этому режиму пора выпустить на свободу всех американцев и граждан других стран, которых он удерживает у себя, попирая закон. И прежде всего иранское правительство должно отказаться от поддержки террористов и начать служить своему собственному народу, а также с уважением относиться к суверенным правам соседних государств.

Весь мир понимает, что замечательный народ Ирана хочет перемен, и что кроме огромной военной мощи Соединенных Штатов его лидеры больше всего боятся собственного народа.

Это заставляет режим ограничивать доступ к интернету, демонтировать спутниковые антенны у людей, расстреливать безоружных студентов, участвующих в митингах протеста, и бросать за решетку сторонников политических реформ. Репрессивные режимы не могут жить вечно, и придет день, когда народ встанет перед выбором. Что выберет иранский народ: идти дальше тропой бедности, кровопролития и террора, или вернуть стране былую славу центра цивилизации, культуры и благосостояния, где люди снова смогут жить счастливо, в богатстве и достатке?

Своей поддержкой террора иранский режим резко отличается от соседей, многие из которых в последнее время взяли на себя обязательство по борьбе с терроризмом и по прекращению его финансирования. Находясь в начале года в Саудовской Аравии, я имел честь обратиться к лидерам 50 с лишним арабских и мусульманских стран. Мы договорились о том, что все ответственные страны должны совместно противостоять террористам и исламскому экстремизму, который их вдохновляет. Мы остановим радикальный исламский терроризм, потому что не можем ему позволить разрывать нашу нацию и весь мир на части.

Мы должны лишить террористов безопасных убежищ, финансирования, путей перемещения и отказать им в поддержке их злобной и порочной идеологии. Мы должны изгнать их из своих стран. Пришло время разоблачить и призвать к ответственности те страны, которые поддерживают и финансируют такие группировки как «Аль-Каида», Талибан (запрещенные в России организации — прим. пер.) и «Хезболла», уничтожающие ни в чем не повинных людей.

Соединенные Штаты вместе с союзниками работают на всем Ближнем Востоке, чтобы сокрушить не имеющих никаких перспектив террористов и не допустить восстановления надежных укрытий, из которых они могли бы наносить удары по нашим народам. В прошлом месяце я провозгласил новую стратегию по достижению победы в борьбе против этого зла в Афганистане. Отныне продолжительность и масштабы военных операций будут определяться интересами нашей безопасности, а не какими-то произвольными сроками и графиками, устанавливаемыми политиками.

Я также полностью изменил правила ведения боевых действий против Талибана и против других террористических группировок.

В Сирии и Ираке мы добились больших успехов в борьбе против ИГИЛ (запрещенная в России организация — прим. пер.) За последние восемь месяцев наша страна в борьбе с ИГИЛ сделала гораздо больше, чем за многие годы. Мы стремимся к деэскалации сирийского конфликта и к политическому решению, в котором будет учтена воля сирийского народа. Действия преступного режима Башара аль-Асада, который применяет химическое оружие против собственных граждан и даже ни в чем не повинных детей, потрясли всех добропорядочных людей.

Ни одно общество не может чувствовать себя в безопасности, если продолжается распространение запрещенного химического оружия. Именно по этой причине Соединенные Штаты нанесли ракетный удар по авиабазе, с которой была осуществлена химическая атака. Мы высоко ценим действия ведомств Организации Объединенных Наций, которые оказывают важную гуманитарную помощь в районах, освобожденных от ИГИЛ. В первую очередь, мы благодарны Иордании, Турции и Ливану, которые размещают у себя людей, бегущих от сирийского конфликта.

Соединенные Штаты это отзывчивая страна, которая потратила миллиарды и миллиарды долларов на оказание помощи такого рода. Что касается расселения беженцев, то мы придерживаемся такого подхода, который поможет этим отчаявшимся людям, а со временем позволит им вернуться к себе домой и принять участие в процессе восстановления.

На те деньги, которые необходимы для переселения одного беженца в США, мы можем помочь 10 беженцам в их собственной стране или регионе. Действуя по зову сердца, мы предлагаем финансовую помощь всем странам региона, которые их размещают. Мы также поддерживаем достигнутые недавно соглашения стран-членов «Большой двадцатки», которые предусматривают размещение беженцев рядом с родными странами.

Это безопасный, ответственный и гуманный подход. Соединенные Штаты на протяжении десятилетий решают проблемы миграции как внутри страны, так и во всем Западном полушарии. Мы уяснили, что неконтролируемая миграция наносит большой ущерб тем странам, откуда бегут беженцы, и где их принимают. В странах, которые покидают беженцы, снижаются стимулы для проведения необходимых политических и экономических реформ. Кроме того, они лишаются человеческого капитала, необходимого для реализации этих реформ. В странах, которые принимают у себя беженцев, от неконтролируемой миграции больше всего страдают граждане с низкими доходами, а средства массовой информации и государственная власть зачастую игнорируют их интересы и проблемы.

Хочу отдать должное той работе, которую ООН проводит в рамках решения проблем, вынуждающих людей покидать свои дома. Миротворческие миссии под руководством ООН и Африканского Союза вносят бесценный вклад в стабилизацию обстановки и прекращение конфликтов в Африке Соединенные Штаты по-прежнему возглавляют международные усилия по оказанию гуманитарной помощи, в том числе, в рамках предотвращения голода и ликвидации его последствий в Южном Судане, Сомали, на севере Нигерии и в Йемене. Мы вносим свой вклад в доступное здравоохранение во всем мире, осуществляя такие программы как PEPFAR, в рамках которой оказывается помощь больным СПИДом, Malaria Initiative, Global Health Security Agenda, Global Fund to End Modern Slavery и Women Entrepreneurs Finance Initiative. Последняя инициатива осуществляется для расширения прав и возможностей женщин во всем мире.

Мы благодарим Генерального секретаря за признание того, что Организация Объединенных Наций должна реформироваться, если она хочет стать эффективным партнером в ликвидации угроз суверенитету, безопасности и процветанию. Слишком часто эта организация в своей работе нацелена не на результат, а на бюрократический процесс. В некоторых случаях государства, стремящиеся подорвать благородные цели ООН, захватывают те самые системы, которые должны отстаивать данные цели.

Например, огромное смущение и замешательство в этой организации вызывает то обстоятельство, что некоторые страны, вопиющим образом нарушающие права человека, участвуют в работе Совета ООН по правам человека. США — одна из 193 стран-членов ООН, а мы оплачиваем 22% всего ее бюджета и даже больше. На самом деле, мы платим гораздо больше, чем можно себе представить. На США ложится несправедливое бремя расходов. Но честно говоря, если благодаря этому можно будет реализовать все заявленные ООН цели, в первую очередь, достижение мира, то эти затраты будут в полной мере оправданы.

Многие районы нашего мира находятся в состоянии конфликта. А некоторые из них фактически скатываются в преисподнюю. Но влиятельные люди, находящиеся в этом зале, действуя в соответствии с указаниями и под эгидой Организации Объединенных Наций, могут решить многие из этих серьезных и сложных проблем. Американский народ надеется, что когда-нибудь ООН станет гораздо более подотчетным и эффективным органом, выступающим в защиту человеческого достоинства и свободы во всем мире. Между тем, мы считаем, что ни одна страна мира не должна нести несоразмерную долю нагрузки как в финансовом, так и в военном отношении.

Страны мира должны активнее поддерживать безопасные и процветающие общества в своих регионах. Именно поэтому США в Западном полушарии противостоят коррумпированному и дестабилизирующему режиму на Кубе и приветствуют давнюю мечту кубинцев о свободной жизни.

Моя администрация недавно сообщила, что не снимет санкции с кубинского правительства, пока тот не проведет основательные реформы. Мы также ввели новые жесткие, но тщательно выверенные санкции против социалистического режима Мадуро в Венесуэле, который довел благополучную прежде нацию до полного краха. Социалистическая диктатура Николаса Мадуро причиняет ужасную боль и страдания народу этой страны. Этот безнравственный режим уничтожил процветающую страну, навязав ей несостоятельную идеологию, которая порождала бедность и страдания во всех странах, где она начинала господствовать. Что еще хуже, Мадуро демонстративно не подчиняется воле своего собственного народа, украв власть у их избранных представителей ради сохранения своего собственного катастрофического режима.

Народ Венесуэлы голодает, а его страна рушится. Его демократические институты уничтожаются. Эта ситуация совершенно неприемлема, и мы не можем оставаться в стороне и наблюдать за происходящим. Как у ответственной страны и соседа, у нас и у других стран есть цель. Эта цель — помочь венесуэльцам вновь обрести свободу, возродить их страну и восстановить их демократию.

Хотел бы поблагодарить собравшихся в этом зале руководителей за то, что они осудили венесуэльский режим и оказывают очень важную поддержку венесуэльского народу. Соединенные Штаты предприняли важные шаги для того, чтобы призвать этот режим к ответу. Мы готовы пойти на дальнейшие действия, если правительство Венесуэлы будет упорствовать, навязывая свою авторитарную власть народу страны. Нам повезло, потому что у нас невероятно прочные и здоровые торговые отношения со многими латиноамериканскими странами, руководители которых собрались здесь. Сегодня наши экономические отношения создают важные и прочные основы для отстаивания мира и процветания всех наших народов и всех наших соседей.

Я прошу все представленные здесь сегодня страны подготовиться к дальнейшим действиям по выходу из этого очень реального и серьезного кризиса. Мы требуем полного восстановления демократии и политических свобод в Венесуэле.

(Аплодисменты)

Проблема Венесуэлы не в том, что там неверно трактуются и претворяются в жизнь идеи социализма. Проблема в том, что идеи социализма там претворяются в жизнь настойчиво и преданно.

(Редкие аплодисменты)

Везде, где претворялись в жизнь идеи истинного социализма и коммунизма, начиная с Советского Союза и кончая Кубой и Венесуэлой, это вело к страданиям, разрушениям и провалу. Те, кто проповедует заповеди этих дискредитировавших себя идеологий, лишь продлевают страдания людей, живущих под игом этих жестоких систем. Америка выступает на стороне всех тех людей, которые живут под властью деспотичных режимов. Наше уважительное отношение к суверенитету также является призывом к действию. Каждый народ заслуживает такую власть, которая заботится о его безопасности, интересах, благосостоянии и процветании.

У себя в Америке мы стремимся укреплять деловые и торговые связи со всеми странами доброй воли. Но такая торговля должна быть справедливой и взаимной. Слишком долго американскому народу говорили, что гигантские многосторонние торговые сделки, никому не подотчетные международные трибуналы и влиятельные международные бюрократические аппараты это лучший способ обеспечить ему успех. Но пока звучали эти обещания, страна лишалась миллионов рабочих мест и тысяч заводов и фабрик. Находились и такие, кто обманывал систему и нарушал правила. Наш великий средний класс, составлявший когда-то незыблемую основу американского благополучия, был забыт и заброшен. Но больше это не повторится. Больше этих людей никто не будет игнорировать.

Американцы будут и дальше стремиться к сотрудничеству и торговле с другими странами, но мы вновь заявляем о главной обязанности каждого правительства, о долге перед нашими гражданами. Эти узы всегда были источником силы Америки, как и каждой ответственной страны, представленной сегодня в этом зале.

Если ООН надеется на успешное преодоление стоящих перед нами проблем, она, как сказал 70 лет назад президент Трумэн, будет полагаться на силу своих стран-членов. Если мы хотим воспользоваться возможностями будущего и преодолеть существующие опасности вместе, никто не сможет сделать это лучше, чем сильные, суверенные и независимые страны, которые помнят свою историю и думают о своей судьбе. Страны, стремящиеся создавать альянсы, а не наживать врагов, которых им придется покорять. Страны, где живут патриоты, люди, готовые пожертвовать собой ради своей родины, своих сограждан и всего того, что есть лучшего в человеческой душе. Вспоминая великую победу, которая привела к созданию ООН, мы никогда не должны забывать тех героев, которые сражались со злом и воевали за те страны, которые они любили всем сердцем. Патриотизм заставлял поляков погибать ради спасения Польши, французов — воевать за свободную Францию, а британцев стойко защищать Британию. Если мы сегодня не посвятим себя, свои сердца, умы и души своей стране, если мы не будем создавать прочные семьи, безопасные кварталы и здоровые общества, за нас это никто не сделает. Мы не можем ждать, пока кто-то другой из какой-то далекой страны или далекой бюрократии не поможет нам в этом. Нам это непозволительно. Мы сами должны решать собственные проблемы, сами должны создавать свое благополучие, защищать свое будущее. Иначе нам грозит упадок, порабощение и поражение.

Главный вопрос, стоящий сегодня перед Организацией Объединенных Наций, перед народами всего мира, которые надеются на лучшую жизнь для себя и для своих детей, состоит в следующем: являемся ли мы как и прежде патриотами, достаточно ли сильно мы любим свою родину, чтобы защищать ее суверенитет и бороться за ее будущее, достаточно ли мы уважаем свою страну, чтобы отстаивать ее интересы, сохранять ее культуру и обеспечивать мир ее гражданам?

Один из величайших патриотов Америки Джон Абрамс писал, что американская революция началась раньше гражданской войны. Эта революция была в умах и сердцах людей. Это был момент пробуждения Америки, когда мы оглянулись вокруг и поняли, что являемся единой нацией, поняли, кто мы такие, что мы ценим, и за что мы готовы отдать свою жизнь.

Американская история с самого начала является историей того, что можно сделать, когда люди берут будущее в свои собственные руки. Соединенные Штаты Америки являются величайшей силой добра в истории мира и величайшим защитником суверенитета, безопасности и процветания всех. Сегодня мы призываем страны мира к великому пробуждению, к возрождению духа, гордости, патриотизма. История спрашивает, по силам ли нам эта задача. В ответ мы должны проявить силу воли, продемонстрировать решимость и преданность делу. Нам необходимо разгромить врагов человечества и раскрыть потенциал самой жизни. Мы возлагаем надежды на слово и дело гордых и независимых стран, которые выполняют свой долг, стремятся к дружбе, уважают других и борются за общее дело в интересах всех. За достойное будущее и мир для всех народов нашей замечательной планеты Земля. Таков истинный замысел и предназначение Организации Объединенных Наций. Такова древняя воля всех людей и глубочайшее стремление, которое живет внутри каждой священной души. Так пусть же это станет нашей миссией. Пусть это станет нашим посланием миру: мы будем вместе бороться, будем вместе жертвовать собой, будем вместе выступать за мир, за свободу, за справедливость, за семью, за человечность, за Всемогущего Бога, который сотворил всех нас. Благодарю вас. Благослови вас, Господь. Господи, благослови страны мира. Господи, благослови Соединенные Штаты Америки. Большое спасибо.

США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 20 сентября 2017 > № 2317590 Дональд Трамп


Германия. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Нефть, газ, уголь > inopressa.ru, 20 сентября 2017 > № 2317583 Герхард Шредер

Герхард Шредер: "Бундесвер в странах Балтии - абсолютно неверный сигнал"

Катя Глогер | Stern

Герхард Шредер вынужден сносить шквал критики в свой адрес в связи с ангажементом в России. Экс-канцлера это не особенно тревожит, напротив: в интервью Stern он говорит об ошибках НАТО, о будущем Крыма и своем друге Путине.

Экс-глава федерального правительства Германии подверг критике присутствие бундесвера в странах Балтии. О непосредственной угрозе России речи нет, сказал он, но "присутствие немецких военных у российских границ - это абсолютно неверный сигнал: он говорит о нехватке чутья относительно определенных моментов нашей совместной истории". В рамках натовской стратегии устрашения Enhanced Forward Presence в Литве в настоящее время размещены 450 военнослужащих бундесвера, напоминает Stern.

Шредер, на которого обрушилась критика в связи с его работой в российском энергетическом секторе, считает "опасным" получившее негативную окраску определение "человек, понимающий Путина". По словам экс-канцлера, нужно приложить усилия, чтобы понять своего визави, и, "конечно, надо иметь желание понять и Россию, и ее президента". С точки зрения России, НАТО смыкается в кольцо, которое идет от Турции через Южную и Центральную Европу, и заканчивается у Балтийского моря.

Комментируя аннексию Крыма, Шредер предупредил об угрозе отчуждения России и Германии: "На фоне объединяющих нас исторических моментов многие русские выражают разочарование позицией Германии, особенно касающейся санкционной политики". В беседах нередко слышится такой упрек: "Мы же помогли Германии объединиться", - пояснил Шредер.

Крым, сказал экс-канцлер, был частью России начиная с XVIII века. "Я могу предсказать, что ни один российский президент больше не вычленит полуостров из состава РФ".

Что касается "восточной политики", по мнению Шредера, Германия "в отношении России не должна ориентироваться на интересы США". Америка не заинтересована в сильной России, уверен экс-канцлер, "а Европа, и особенно Германия, заинтересованы".

С Путиным они друзья, и дружеские отношения с российский президентом для него важны, подчеркнул Шредер. Политической значимости эта дружба не имеет, сказал он: "Я же больше не занимаю политической должности".

Германия. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Нефть, газ, уголь > inopressa.ru, 20 сентября 2017 > № 2317583 Герхард Шредер


Польша. Евросоюз. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 20 сентября 2017 > № 2317517 Катажина Пелчиньска-Наленч

Самоизоляция Польши в ЕС выгодна России

Интервью с Катажиной Пелчиньской-Наленч — бывшим послом Польши в Москве, руководителем программы «Открытая Европа» в Фонде имени Стефана Батория.

Норберт Новотник (Norbert Nowotnik), Dziennik Gazeta Prawna, Польша

Польское агентство печати (PAP): После распада Советского Союза Россию много лет считали слабой периферийной постимперией, однако, нападение на Украину и последние выборы в США заставили мировую общественность «проснуться» и признать, что Россия остается опасной. Могут ли эти российские деструктивные возможности, которые мы увидели, представлять угрозу для Польши?

Катажина Пелчиньская-Наленч (Katarzyna Pełczyńska-Nałęcz): В польских общественных дискуссиях тема российских угроз звучит очень часто. О ней говорят эксперты и политики, а последние соревнуются во взаимных оскорблениях, выясняя, кто на самом деле предает интересы Польши, работая на Москву… На мой взгляд, нам, однако, недостает серьезного обсуждения, в котором прозвучат рациональные доводы в пользу того, что России следует опасаться. Таких разговоров очень мало. Можно сказать, что мы гораздо охотнее говорим о своих страхах, связанных с россиянами, чем пытаемся реально ограничить российское разрушительное влияние.

Я имею в виду не военную угрозу (мы должны знать, как ей противостоять), а так называемые гибридные операции, которые ослабляют Польшу изнутри и на международной арене. Речь идет о действиях, которые могут в будущем облегчить России манипулирование внутренней ситуацией в нашей стране. К сожалению, в последнее время мы могли наблюдать эти деструктивные российские действия во многих странах Запада: не только в США, но также во Франции и Германии. Сложно надеяться, что Польша станет здесь исключением. Она наверняка окажется в числе стран, против которых будут направлены российские гибридные операции.

— Как они выглядят?

— Россия использует слабые места других государств — например, политические и общественные разногласия. Понятно, что чем больше общество раздроблено в той или иной стране, тем оно слабее. Это, к сожалению, касается не только Польши, но и тех стран, государственные институты в которых недостаточно сильны. Москва умеет ловко использовать такого рода слабые точки для достижения своих политических целей. Имперской России выгодна изоляция Варшавы, ее ссоры с соседними странами, в особенности с Германией и Украиной. Очевидно, что изоляция нашей страны вписывается в российскую стратегию ослабления Запада и дробления Европы, то есть снижения роли таких государств, как Польша, в евроатлантических структурах. Россияне надеются, что в Европе возникнут неразрешимые конфликты, а отдельные государства не смогут сотрудничать друг с другом, в особенности в сфере противостояния российским влияниям.

— Вы можете привести конкретные примеры российских гибридных действий в Европе?

— Есть наглядный пример из Германии. Это разлетевшаяся в 2016 году по российским СМИ история 13-летней девочки, которую якобы изнасиловали в Берлине мигранты. На самом деле ничего такого не было, а россияне, запустив эту «утку», старались поднять волну антимусульманских и антииммигрантских настроений, чтобы убедить жителей Германии в ошибочности курса Ангелы Меркель. России выгодно, чтобы они оценивали канцлера негативно вне зависимости от того, какова ее политика на самом деле. Во-первых, Меркель и немецкая администрация стали оплотом европейской интеграции, а во-вторых, канцлер превратилась в основного европейского лидера, который выступает за сохранение антироссийских санкций.

Гибридные операции России до сих пор тщательно не исследовались, поэтому мы, к сожалению, вынуждены опираться здесь на различные догадки, которые могли бы подтвердить спецслужбы. Конечно, некоторые государственные ведомства, СМИ, неправительственные организации сообщают, что такие случаи имели место, однако, этого мало, чтобы оценить масштаб явления. В том, что это явление в Польше существует, я не сомневаюсь, но над этой темой у нас опущена завеса молчания, и это тревожный знак.

— Почему эта тема не звучит в общественных дискуссиях?

— На мой взгляд, это связано с возникшим сейчас в Польше политическим конфликтом. Можно с уверенностью утверждать, что россияне стараются воздействовать на определенные процессы в нашем государстве посредством националистических организаций. В этом нет польской специфики, россияне используют те же методы во многих странах: они поддерживают, например, «Национальный фронт» Марин Ле Пен и партию «Альтернатива для Германии», которая выступает с антииммигрантскими лозунгами. Польша — одно из многих государств, которое столкнулось с такими механизмами воздействия. В связи с этим государство (в особенности гражданские и военные спецслужбы) должно взять такого рода силы под особый контроль.

— Как могут выглядеть деструктивные действия Москвы в отношении Польши?

— Она может заняться формированием своей агентуры внутри националистических организаций, часть из которых занимает в большей степени пророссийскую, чем проукраинскую или пронемецкую позицию, что позволяет россиянам налаживать с ними контакты. Эти организации даже могут не быть пророссийскими, для проникновения в них достаточно, чтобы они негативно относились к украинцам или немцам.

Вполне правомерен вопрос: насколько действия и провокации тех или иных националистических группировок выступают плодом фантазии их собственных членов, а насколько инспирируются извне. Легко понять, что, например, эскалация польско-украинского конфликта выгодна россиянам. Источником такой эскалации могут служить как национализм сам по себе, так и влияние России, подпитывающей националистические настроения. Обращу внимание, что с организациями, выступающими за сильную и неделимую Европу, такой проблемы не возникает, ведь их деятельность не пересекается с интересами Москвы. Уже один этот факт должен склонять нас относиться к польскому национализму с особенной осторожностью.

— Но ведь вы согласитесь с тем, что усматривать в каждом критическом высказывании в адрес ЕС влияние пророссийских сил тоже неправильно. В таком случае мы отметем даже справедливые мнения об этой организации, назвав их проявлением повиновения Кремлю.

— Конечно, открытая дискуссия на тему Европейского Союза в Польше необходима, а его романтическая идеализация может нанести вред. Но одно дело — дискуссия, а другое — самоизоляция Польши в Европе, которая наверняка выгодна России.

— Москва также пытается вести активные действия в сфере исторической политики. Она, например, выступает против демонтажа коммунистических монументов, которым занялись польские власти. Стоит ли на этом фоне ждать инцидентов с осквернением польских мемориалов на российской территории, например, катынских некрополей?

— Я так не думаю, это не соответствует российскому сценарию. Осквернение польских могил в России, особенно военных кладбищ, противоречит тому образу, в котором россияне хотят предстать в Европе и в мире. В каждом цивилизованном государстве военные некрополи окружены особой заботой, а их разрушение считается варварством. Чаще всего обвинения в том, что они не заботятся должным образом о военных захоронениях, слышат от российских властей Польша и Украина, которые предстают таким образом «государствами-варварами». Сами россияне хотят продемонстрировать, что они в отличие от поляков и украинцев способны контролировать ситуацию на своей территории.

Если говорить об исторической политике, то Россия будет, скорее, продвигать свой собственный дискурс, отличающийся от нашего. Например, поблизости от польского военного кладбища в Катыни скоро появится экспозиция, рассказывающая о судьбе пленных большевиков в Польше. Это известная нам тема «анти-Катыни»: россияне стремятся обвинить наше государство в том, что оно умышленно уничтожило десятки тысяч красноармейцев, оказавшихся во время Польско-советской войны в лагерях для военнопленных. Россияне не занимаются уничтожением польского кладбища, но приравнивают катынское преступление к гибели советских пленных в Польше.

В этом контексте следует обратить внимание, что нападения вандалов на находящиеся в Польше могилы бойцов Красной армии, работают на русофобский образ нашей страны, который продвигает Россия. Сейчас сложно сказать однозначно, в каких случаях разрушение памятников красноармейцам (нарушающее польское законодательство) было инспирированной извне провокацией, а в каких — акцией одержимых националистов. В любом случае, если польское государство не сможет продемонстрировать силу и сдержать эти круги, они станут инструментом российских агентурных операций.

Контролировать силы, которые могут совершать провокации и раздувать конфликты на национальной почве — дело первостепенной важности. Без такого контроля мы вступим на путь дестабилизации государства. Это очень опасная игра. Некоторым кажется, что они способны использовать радикальные движения в своих целях, играть на их популярности и так далее, но они должны осознавать, что если внешний игрок даже частично подчинит эти силы себе, безопасность нашего государства окажется под угрозой. Не стоит забывать и о том, что на подготовку некоторых ресурсов требуются годы, но в подходящий момент их можно пусть в ход. Иллюстрацией этому служит аннексия Крыма. Украинцы не знали, что готовят там россияне, а в 2014 году внезапно оказалось, что полуостров отделяется от России. Москва много лет работала там над созданием выгодной для себя ситуации, а когда подвернулся подходящий момент, воспользовалась им.

— Как вы считаете, остается ли Польша для Запада авторитетом в сфере восточной политики?

— В какой-то мере да. Долгие годы Польшу считали таким авторитетом и особенно внимательно прислушивались к нашему мнению по Украине. С Россией в этом плане было сложнее. В последнее время из-за кризиса в контактах между Варшавой и европейскими институтами, а также отдельными странами ЕС к нам в этой теме стали прислушиваться меньше. Сильнее всего нашему имиджу вредят двусторонние проблемы. Во-первых, это отношения с Украиной, которые в последние 25 лет еще не бывали такими сложными. С одной стороны, на них оказывают влияние споры на тему истории, с другой — наши разногласия с Брюсселем. Из-за них Киев больше не считает Варшаву своим адвокатом на европейской арене. Похоже выглядит ситуация с Россией, которая была готова сотрудничать с польским государством только при условии, что оно сохранит влияние на процесс принятия решений в Европе. Раз Варшава его утратила, Кремль больше не считает ее привлекательным партнером. В свою очередь, с нашей точки зрения, проблемы в отношениях с Россией и Украиной проистекают из их идеологизированной исторической политики, которая осложняет диалог.

— Перед лицом угрозы российского империализма стратегическое сотрудничество с Украиной должно стать для Польши приоритетом, однако, украинские власти выдвигают нам удивительные требования, например, по поводу восстановления памятника УПА (запрещенная в РФ организация — прим.ред.) в селе Грушовичи.

— Я считаю, что в этом историческом споре незрело ведут себя обе стороны — и Киев, и Варшава. Каждый ошибается по-своему. Варшава, которая справедливо, но, на мой взгляд, слишком резко поднимает тему, например, Волынской резни, забывает, что Украина ведет на востоке войну с Россией. Польское руководство не умеет отделять исторические вопросы от стратегических, а в некоторых высказываниях мы слышим, что стратегия даже становится заложницей истории. Кроме того, мне кажется, что Польша недостаточно твердо осуждает антиукраинские инциденты, которые происходят на территории нашей страны.

Киев же старается не замечать любые сложные для него темы, как, например, Волынская резня, выстраивая таким образом довольно плоский образ, прославляющий украинский народ. Такой курс явно контрпродуктивен, и к примирению с Польшей он не приведет. Украину оправдывает лишь ее очень молодая государственность и продолжающаяся война.

Я считаю, что существующие проблемы в настоящий момент решить невозможно. Единственный выход — это «согласие на несогласие», которое должны высказать обе стороны. Речь идет о том, что мы можем в чем-то не соглашаться, но одновременно — вести диалог, не позволяя разногласиям его парализовать. Другого выхода я сейчас не вижу. Придется подождать подходящего момента, когда обе стороны станут более зрелыми и смогут окончательно нормализовать свои отношения, к чему следует стремиться и полякам, и украинцам.

Польша. Евросоюз. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 20 сентября 2017 > № 2317517 Катажина Пелчиньска-Наленч


Евросоюз. Россия > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 20 сентября 2017 > № 2317361 Ирина Бусыгина

Разворот к малым. Что России следует пересмотреть в своем подходе к ЕС

Ирина Бусыгина

Из-за ставки на дальнейшее ослабление Евросоюза Россия уверена, что развивать отношения имеет смысл только с крупными державами ЕС. Но европейские институты устроены так, что крупные страны не имеют возможности там доминировать. России необходимо изменить подход в отношении малых стран Евросоюза, ведь именно они будут стремиться к большему объединению в сферах обороны и безопасности

Отношение России к Евросоюзу всегда отличала некая мелодраматичность: от надежд мы переходили к разочарованию, от разочарования – к почти открытому пренебрежению. ЕС как региональное объединение не принимался в серьезный расчет, «политический карлик» не считался и не считается серьезным игроком на международной арене.

Из такой перспективы строились и политические калькуляции: почти общим местом стало рассуждение о том, что сплоченный Евросоюз и невозможен, и невыгоден России, так что вместо выстраивания продуманного подхода к ЕС в целом России целесообразнее строить отношения сепаратно, с наиболее крупными его членами, особенно с теми, кто по различным причинам склонен относиться к России с пониманием.

Эти расчеты оказались неверны. Именно сейчас в Евросоюзе идет интенсивное развитие процессов интеграции, причем в тех областях, которые до сих пор считались неподъемными для интеграции, – это сферы общей обороны и политики безопасности.

Тем не менее ЕС, этот «восточный фланг Большого Запада», еще не потерян для России. И если принципиальное улучшение отношений, по крайней мере в краткосрочной перспективе, невозможно, поскольку доверие к России подорвано, то существует надежда на неухудшение отношений, что уже означало бы изменение неблагоприятной для России динамики последних лет. Один из способов добиться этого – принципиально изменить подход к малым странам Союза.

Как мы читаем сигналы

Казалось бы, ничто из происходящего в ЕС не остается в России без внимания. А происходит в последние годы многое. Тем удивительнее, что практически любой процесс получает в России исключительно негативную оценку с точки зрения дальнейших перспектив евроинтеграции.

Кризис еврозоны толкуется как манифестация того, что ряд входящих в нее стран не способен и не желает соответствовать навязанным другими странами критериям в ущерб собственным национальным интересам. Миграционный кризис – как неспособность наднациональных институтов разработать и ввести механизмы регулирования и добиться солидарности стран Союза. Брекзит – как первый (но важный и, главное, не последний) кирпичик, выпавший из здания Евросоюза, свидетельство неизбежности его грядущего распада. Наконец, подъем популизма в Европе интерпретируется как манифестация разочарования европейских граждан в общих ценностях и наступление эпохи национализма. Выражения типа «бессильная старушка Европа» все больше определяют нынешний российский дискурс в отношении ЕС.

Фактически речь идет о том, что, рассматривая извне происходящее в чрезвычайно сложной системе, мы видим то, что хотим видеть, то, что полагаем выгодным для себя, и пропускаем те сигналы и интерпретации, которые либо могут свидетельствовать о чем-то другом, либо просто не укладываются в наши изначальные – увы, жесткие и примитивные – предпосылки. Боюсь, что подобный подход касается не только отношения к ЕС, но и используется шире – часто в отношении всего внероссийского: если кризис происходит не у нас, то это признак дефектов, ошибок, слабостей; если кризисные явления затрагивают Россию – это проверка ее жизнеспособности, которую она выдержит с большей или меньшей легкостью. Но выдержит непременно.

Ставка на ослабление

Между тем однозначная и плоская оценка происходящего в ЕС, которую в концентрированном виде можно сформулировать как ставку на ослабление и/или распад Евросоюза, чрезвычайно вредна для России. Вредна по двум причинам.

Во-первых, она не стыкуется с общей логикой интерпретаций и прогнозов общемировых процессов, принятой сегодня в России, и тем самым делает эту логику несостоятельной в глазах мирового сообщества. Ставка на провал ЕС противоречит отстаиваемой Россией идее об объективном и теоретически обоснованном процессе регионализации мирового пространства, ведущем к оформлению макрорегионов. Именно на этом теоретическом фундаменте базируется интеграция в рамках ЕАЭС. Однако если принять эту теорию, то она объясняет не только ЕАЭС, но и Евросоюз, возникший много раньше. Почему же ЕС в этом отказано?

Помимо этого, отказ от восприятия Евросоюза как консолидированного игрока ведет к тому, что и у Союза, в свою очередь, появляются не только стимулы, но и основания не воспринимать серьезно ЕАЭС. Вспомним, в 2015 году Комиссия ЕАЭС направила официальное предложение в Еврокомиссию начать диалог о создании общего экономического пространства. В ответ председатель Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер направил письмо о принципиальной готовности рассмотреть такую возможность при соблюдении Россией ряда условий. Примечательно, однако, что письмо было направлено не в Комиссию ЕАЭС, а лично российскому президенту Путину. Это ясное указание на то, что ЕС считает Евразийский союз не более чем российским проектом.

Во-вторых, следствием неверного видения и оценок становятся неверные политические калькуляции и неверные предсказания реакции ЕС на российские действия. Посмотрим, в чем расчеты оказались неверны.

Прежде всего это санкции. В 2014 году расчет России состоял в том, что, невзирая на принятые в отношении нее санкции США, Евросоюзу договориться по этому вопросу не удастся. Такие расчеты базировались, казалось бы, на вполне достоверных данных. Действительно, в отличие от простого президентского декрета в США, в ЕС по процедуре для принятия санкций нужен консенсус, то есть одобрение всех 28 государств в Европейском совете. А это практически невозможно, принимая во внимание различную интенсивность экономических связей с Россией, а значит, и разную тяжесть экономического бремени, которую страны-члены будут нести при приеме санкций.

Следовательно, ЕС должен был расколоться по российскому вопросу. В пользу такого предположения вроде бы свидетельствовали и заявления глав ряда государств ЕС. Тем не менее консенсуса в ЕС достигли: санкции были не только одобрены, но и неоднократно продлены. И едва ли стоит рассчитывать на их отмену в начале 2018 года.

Далее. Ставка на ослабление ЕС явно игнорирует происходящее. Пока мы тщательно собираем свидетельства грядущего распада и общего хаоса, охватившего Союз, он объединяется, как никогда ранее. Причем сотрудничество идет как раз в тех областях, которые наиболее сложны для интеграции, – в области оборонной политики и политики безопасности. В этих областях за последний год было сделано больше, чем за прошлые десять.

Обеспечение безопасности стало главным приоритетом Евросоюза, большинство его граждан поддерживают лозунг «больше Европы», когда речь идет о безопасности и обороне. В «Глобальной стратегии ЕС», представленной Федерикой Могерини, верховным представителем ЕС по иностранным делам и политике безопасности, в июне 2016 года усилия по продвижению к созданию полноценного союза европейских государств в этой области были названы определяющими для будущего ЕС. Интересно, что именно выход Великобритании из ЕС (пресловутый кирпичик, выпавший из здания) считается многими экспертами позитивным событием с точки зрения такого продвижения, поскольку Британия была основным тормозом процесса.

Не стоит забывать и то, что практическое воплощение такого подхода России к Союзу объективно подталкивает ЕС к сближению его позиции по России с позицией США. Серьезное военное сдерживание России в ЕС считают (пока) слишком рискованным, идея о формулировании альтернативы подходу к России, который сложился в США, пока не отброшена, и России стоит это использовать.

Наконец, следствием ставки на дальнейшее ослабление Евросоюза становится идея, что развивать отношения имеет смысл только с крупными державами ЕС. Понятно, что видение международных отношений в духе игры с нулевой суммой между несколькими мощными странами, где выигрышем является доминирование и контроль, отличает российский подход в принципе. Не стоит обсуждать в рамках этой статьи эффекты такого подхода в глобальном масштабе, однако можно утверждать, что он точно неразумен в отношении ЕС, где малых стран значительно больше, чем крупных (которых, кстати, после брекзита стало на одну меньше). А нормы представительства в институтах ЕС, по крайней мере Европейского совета, который и определяет внешнюю политику Союза, устроены таким образом, что крупные страны не имеют возможности доминировать.

О важности малых стран ЕС

Одним из основных мотивов, определяющих внешнюю политику малых стран, является чувство уязвимости – политической и экономической. Экономическая открытость и уязвимость по отношению к внешним вызовам как следствие контроля над относительно небольшими ресурсами повышают вероятность и масштаб потерь для малого государства по сравнению с крупным. Следовательно, малые государства будут более склонны к формированию коалиций или вступлению в уже существующие; участие в коалициях потенциально должно позволить малым странам разделить бремя потерь с союзниками и/или успешнее отвечать на внешние вызовы, действуя в группе. Иными словами, в составе коалиции малые страны получат больше шансов сформировать и реализовать успешную политику в отношении изменяющихся внешних условий и проводить решения, которые они бы не смогли проводить, действуя независимо.

Вступая в союзы (альянсы, коалиции), малые государства получают сразу несколько выгод – от экономии на расходах (прежде всего на обеспечение безопасности) и возможного фрирайдерства (что дает возможность еще большей экономии) до формирования коалиций внутри союзов (что позволяет повышать вероятность появления желаемого общего решения). Исследователи малых европейских стран сходятся в одном: по тем или иным причинам малые государства будут стремиться либо сформировать коалицию, либо присоединиться к уже существующей и, находясь в ее составе, предпринимать усилия для того, чтобы поддерживать и наращивать ее жизнеспособность. Сказанное тем более верно для политики малых стран ЕС, когда в Союзе отсутствует гегемон и институты устроены благоприятным для представительства малых стран образом.

Кроме того, в отличие от крупных стран ЕС, которые формируют свои приоритеты по всей повестке Союза, малые страны (в силу ограниченности ресурсов) концентрируют свои интересы внутри ЕС более направленно, то есть по ограниченному кругу вопросов. Малый размер позволяет им четко формировать свои приоритеты и отстаивать их, проводя более гибкую политику по другим вопросам. Малые страны служат важной опорой Еврокомиссии, мотора европейской интеграции. В то время как крупные страны зачастую выступают против брюссельских инициатив.

Помимо этого, сила малых стран в ЕС существенным образом зависит от их способности формировать коалиции и в дальнейшем поддерживать их, находя компромиссы между участниками. Формируя и поддерживая коалиции, малые страны делают существенный шаг вперед в продвижении своих интересов: от выгод пассивного фрирайдерства к проактивной защите своих интересов в Евросоюзе.

Существует так называемая дилемма малых стран, которую можно описать как «сопротивляться или примкнуть к победителю» (balance-or-bandwagon dilemma). Эта дилемма традиционно обостряется для малых стран в период конфронтации между крупными державами.

В случае Евросоюза дилемма малых стран выглядит следующим образом. Сценарий, предполагающий, что после распада ЕС малые страны сформируют в дальнейшем свои союзы, не выглядит реалистичным. Сценарий, предполагающий, что часть этих стран (расположенных на восточном фланге Евросоюза) примкнет к коалиции вокруг России, попросту безумен. Поэтому логично предположить, что малые страны будут активно выступать за дальнейшую интеграцию в рамках Евросоюза, особенно в приоритетных ныне сферах политики безопасности и обороны, располагая при этом институциональными ресурсами, которые много больше их чисто экономического потенциала.

Что может сделать Россия

Как пишет Андрей Кортунов: «Прежде всего, не следует тешить себя иллюзиями, что наши проблемы в отношениях с Западом каким-то образом решатся за счет радикальных перемен на самом Западе и что главная задача Москвы – перетерпеть, переждать, пересидеть, пережить пусть крайне неприятный для нас, но непродолжительный период неблагоприятной мировой политической конъюнктуры». Это чрезвычайно здравое и справедливое замечание. Однако если в отношении США такой иллюзии нет (что бы ни утверждалось публично), то в отношении Евросоюза она явно присутствует. Дескать, подождем – сами ослабеют и развалятся.

Подобные калькуляции не только неверны в принципе, они опасны в практическом отношении, поскольку подталкивают российское руководство к неверным внешнеполитическим подходам и решениям. Гораздо разумнее было бы использовать нынешний момент для перелома динамики в отношениях с Евросоюзом, пока такая возможность существует и мысль, что нужно искать выход из сложившегося тупика в отношениях с Россией вне сценария жесткого сдерживания, присутствует в умах европейских элит. Необходимо ставить задачу не качественного улучшения отношений (это сейчас невозможно), но хотя бы не ухудшения переговорной позиции России.

Для этого необходимо изменить подход в отношении малых стран Евросоюза, ведь именно они будут стремиться к большему объединению в сферах обороны и безопасности. Изменить подход следует принципиально, а не селективно, когда отношения развиваются с теми национальными элитами, которые настроены пророссийски или, по крайней мере, критичны в отношении наднациональных институтов.

Послать соответствующий сигнал о диалоге Евросоюзу можно было бы, предложив возродить институт саммитов ЕС – Россия, последний из которых состоялся в 2014 году. А разговаривать об этом можно было бы с малой страной Эстонией, которая сейчас председательствует в Совете ЕС.

Такой поворот к малым странам труден для России по многим соображениям, однако он не означает (или может не означать) принципиального изменения общего подхода России к структуре международных отношений. Речь идет лишь о признании того, что в Евросоюзе все устроено по-другому и малые страны действительно играют чрезвычайно важную роль. Понятно, что даже это признание потребует усилия, однако его необходимо сделать. Иначе дальше потерь будет больше, причем потерь стратегических.

Евросоюз. Россия > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 20 сентября 2017 > № 2317361 Ирина Бусыгина


Россия > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 19 сентября 2017 > № 2317425 Андрей Архангельский

Пост-«Матильда»: новый консерватизм или старая манипуляция?

Андрей Архангельский

Это хороший противовес тем же «либералам». Кремлю выгоднее не противостоять им напрямую, а быть арбитром между ними и консерваторами. Отсюда вытекает и идейное обоснование четвертого срока – примирение враждующих сторон. Видите, одна «Матильда» до чего довела страну, расколола. Нельзя вас оставлять одних. Людей нужно успокоить, с этим мы и идем к людям. Это и есть наша задача – удерживать хрупкий мир

На прошлой неделе, после отказа многих кинотеатров показывать «Матильду» и новых актов насилия, скандал с фильмом Алексея Учителя перешел в качественно новую фазу, скажем так, пост-«Матильды». У Хантингтона в «Столкновении цивилизаций» есть интересный пассаж: говоря о религиозном ренессансе после конца идеологического противостояния в 1990-х, автор указывает, что этот ренессанс не «та же самая религия». То есть неправильно рассматривать это как «возвращение к традициям», это не возвращение, а, напротив, преломление. Религия, пережитая и переоткрытая по-новому, по-своему. Не я меняюсь, а я вижу это «иначе».

Самая большая ошибка поэтому – рассматривать проявления религиозного фанатизма или экстремизма в рамках традиционных религий. Они, эти религии, сами, так сказать, в шоке – они не знают, как себя вести с этим новым явлением. Нет даже языка для описания этой проекции.

Это важно для понимания глубинных причин человеческого бунта в XXI веке – в самом, казалось бы, комфортабельном мире, – они также описаны у Хантингтона. Все дело в кризисе идентичности – конец идеологий не только освободил человека политически, но и экзистенциально, лишив его заодно, как выяснилось, оснований бытия. В этой ситуации человек судорожно цепляется за то, что всегда под рукой, – за расу, национальность, территорию, наконец, религию. Но это всегда уже новая проекция: «того же самого», которое становится «не тем же самым».

Например, традиционное понятие «национализм» – это всего лишь старое слово для нового явления, которое точнее было бы называть «пред- или пранационализмом». Поиск новой веры, новых оснований – лишь знаки масштабного экзистенциального кризиса после 1990-х годов.

Лоялистские радиостанции типа «Комсомольской правды» или «Говорит Москва», в отличие от официоза, иногда дают слово представителям «царебожия», тем самым, которые являются инициаторами процесса против «Матильды». Они весьма откровенны – сообщают нам, что пугающая движуха последних недель доказывает сохранившуюся еще в народе «пассионарность», и употребляют выражение «что-то настоящее» – в том смысле, что наконец появилась сверхценность, ради которой и стоит жить.

То, что этим настоящим стал, в свою очередь, довольно искусственный концепт – вера в то, что царь своей мученической смертью искупил прежние грехи России, – не имеет значения. Как и то, что поводом стал фильм «Матильда», а не, допустим, какой-то мультфильм про князя или идентификационный номер, цифровой код, – это лишь игра случая.

Кризис идентичности порожден в том числе и постмодернистской разомкнутостью личного пространства. Модернизм предполагал интеллектуальную оппозицию всему внешнему, то есть кухня или келья как спасение от мира; внутреннее как спасение от внешнего мира (подробнее см.: Тишунина Н. В. Современные глобализационные процессы). Ситуация постмодернизма принципиально иная: она буквально выгоняет из кельи и кухни наружу, как бы принуждая к выходу в мир. Человек, лишенный опоры, вынужден еще и куда-то при этом идти – на редкость некомфортное сочетание.

Но почему этот поиск себя, настоящего сегодня превращается в насилие над другими, откуда берется парадоксальное понимание насилия как спасения?

Ничего своего

Справиться с этим кризисом идентичности пока невозможно, это не только российская проблема, рецептов нет ни у кого в мире. Но есть компромиссный вариант. Это возможность создания собственного малого мира, малого выхода в мир – утверждение себя через разные социальные практики, от обустройства клумбы перед домом до участия в политике. Это создает пусть и иллюзорную, но все же возможность обрести себя рыночным путем, выставляя свой мир на общий аукцион идей существования.

В любом европейском городе нас поражает многовариативность обустройства придомового пространства: клумбы, кадки, вазы с цветами, побогаче, победнее, не важно – каждая неповторима, видно, что это сделано руками людей, живущих тут. Это и есть метафора выставления себя на публичный аукцион, ведь клумба повернута к обществу, к миру, и одновременно попытка обретения малой идентичности.

В России в крупных городах вместо этого предусмотрено типовое оформление – согласно стандарту и ГОСТу. Российское социальное пространство устроено таким образом, что тут нет почти ничего своего: понятие «частная собственность» ограничилось для большинства квартирой, дачей и машиной. Но понятие «собственость» предполагает и символическое значение: хочется владеть, например, чужим вниманием. Чтобы его добиться, нужно что-то предложить другим. Но такого символического рынка идей в России так и не появилось – государство не впустило человека в публичную сферу. Это суть государственного эгоизма в России – власть не хочет делиться даже иллюзией власти. Не понимая, что сегодня как никогда именно участие в публичном поле, то есть в политике, стало самым универсальным способом обретения себя, обретения идентичности.

В России нет возможности выставлять свой малый мир на торги. Ах так, говорит человек, не признаете мой малый мир, тогда получайте большой, теперь вы все будете жить по моему плану. И выкатывает из кельи или кухни, как в «Сноу-шоу» Славы Полунина, огромный ком – плод длительных размышлений – со словами «либо вы принимаете его, либо он вас раздавит».

Было бы наивно думать, что всего этого в Кремле не знают. Напротив, там делают все возможное, чтобы предупредить ваши желания. Множество людей буквально занимаются тем, чтобы придумать вам судьбу – как в компьютерной игре, чтобы она была хорошо детализирована, с максимальным эффектом присутствия. Для вас предусмотрен разнообразный ассортимент, то есть это уже не два типа существования, как в позднем СССР (комсомол или рок-н-ролл), а двадцать два.

Кремль использует национализм с самого начала как инструмент, впрочем, как и либерализм; но до сих пор считалось, что вариантов хватит на любой вкус. Вариант «за веру, царя и Отечество» также был предусмотрен как пространство для подгруппы «религиозный консерватизм» – об этом подробно написал Александр Баунов.

Но идентичность не формируется сверху, коллективно, не совершается с помощью только разрешенных каналов – вот в чем главный парадокс. Люди не могут обрести себя новых под тотальным контролем. А возможность сделать что-то самому в легальном поле исключена. Тем самым власть как бы вынуждает искать себя вне легального поля, то есть через те каналы, которые до сих пор по каким-то причинам не приватизированы государством.

Самые низовые, непрезентабльные, архаичные практики, граничащие с нарушением табу. Пространство мистического, ритуального, катакомбного, пространство карго-культа и карт Таро. Но именно неподконтрольное действие и рассматривается его участниками как единственное «настоящее», и в этом объяснение пассионарности анти-«Матильды», а также запредельной архаичности их сознания – с точки зрения XXI века.

Там, где самостоятельное действие становится дефицитом, оно превращается в сверхценность. Чем оно архаичнее, тем более «настоящее». Вина тут целиком на власти, которая опять закупорила сферу публичного, и теперь поиск себя означает «делать что-то вне или поперек государства». Так, пространство архаики парадоксально понимается в качестве свободы и настоящего: как свобода быть хуже других, свобода не считаться с общечеловеческими ценностями, свобода как насилие.

Точно так же поступали государственые пропагандисты, которые в 2014 году довели общество до истерики, они понимали агрессию сверх разрешенной государством как «свободу» – свободу быть хуже и бесчеловечнее. Как необъяснима была самоубийственная логика милитаристов (ведь «превратить Америку в ядерный пепел» означало автоматически самим превратиться в то же самое), так же необъяснима и логика яростного сопротивления какому-то фильму о романе царя. Но все эти порывы означают в первую очередь одно: сигнал о болезни общественного организма.

Политическое измерение

Политическое закрыто, заперто от всех; ключ у Кремля. Но любой запрет только политизирует ситуацию – в этом еще один парадокс нового времени. «Матильда» еще недавно проходила по ведомству общественного раздражения; ситуация пост-«Матильды» вводит ее уже в качестве политического фактора. Пост-«Матильда» политически многогранна.

Понятие «консерватизм» настолько же привычно для России, насколько и невербализованно. Оно как бы растворено в воздухе, оно есть – и его нет. Все ссылаются на «консервативные ценности», которые никем и никогда не формулируются. Это поразительный эффект: в стране, где на каждом шагу повторяют про консерватизм, до сих пор нет консервативной партии, хотя все партии используют консерватизм как постулат, модус и каркас.

Парадокс: либерализм во враждебном окружении как раз сумел сформулировать свои основные принципы, артикулировать их – они выражаются простым словом «свобода»; недавно это было впервые политически капитализировано – с помощью муниципальных выборов в Москве. С консерватизмом дело обстоит иначе: он вроде бы везде – и нигде. Есть какие-то частные попытки его сформулировать, но они тонут в яростном разоблачении чужого, либералов и демократии. Консерватизм весь состоит из «не»: мы не Европа, не Америка, не Азия. А кто? Нет ответа. В теоретическом плане российский консерватизм оказался слаб, он ничто, он целиком состоит из отрицания чужого, а не из утверждения своего.

Это в известном смысле образовало лакуну на предвыборном поле перед 2018 годом. И скандал с «Матильдой», вышедший на федеральный уровень, очень подходит именно для того, чтобы легализовать партию консерваторов, ввести ее наконец в легальное политическое поле. Вообще овеществить идею консерватизма, внушить себе и остальным, что консервативное большинство существует и его окончательная идентификация, а точнее, архаизация состоялась благодаря «Матильде».

Первая такая попытка была в 2014 году, но мы помним, как недолго продержался в умах концепт «русский мир». Мир анти-«Матильды» продержится, думается, еще меньше. Но сейчас это очень выгодный конструкт: с одной стороны, он будет держать под контролем этих самых консерваторов; с другой – можно будет опять говорить от лица консерватизма, вводя новые запреты. Подземный бунт можно легко перевести в организованный – вот уже и киносети прислушиваются к голосу консерваторов, – а затем приватизировать его.

Наконец, это хороший противовес тем же «либералам»; Кремлю выгоднее не противостоять им напрямую, а быть арбитром между консерваторами и либералами. Заодно это и хороший таран против самих либералов, если что. Отсюда вытекает и идейное обоснование четвертого срока – примирение враждующих сторон. Видите, одна «Матильда» до чего довела страну, расколола. Нельзя вас оставлять одних. Людей нужно успокоить, с этим мы и идем к людям. Это и есть наша задача – удерживать хрупкий мир.

Наконец, история с «Матильдой» совершенно заслонила «подведение итогов революции 1917-го». Кремль весь год всячески избегал этической оценки революции, прикрываясь формулой «решайте для себя сами, триумф это или поражение». «Матильда» вообще затмила тему революции, отшвырнула ее подальше. Какие там итоги, когда фильм вот-вот выйдет в прокат? В общем-то овчинка стоит выделки, а то еще придется произнести что-то принципиальное, дать оценку террору, Гражданской войне, не говоря уже о прощении и покаянии. «Матильда» тут очень кстати, она уводит от обсуждения сущностных вещей. Будоражит новыми вызовами.

Таким образом, случай с «Матильдой» является выплеском снизу, вызванным искусственной закупоркой сверху. Что тут подлинно, а что следствие манипуляции, невозможно разобрать. В имитационной модели все конфликты так и выглядят – и будут в дальнейшем: они просачиваются через случайные прорехи со свистом обреченного, с уханьем и гиганьем «спасибо, что живой». Это в большей степени всегда заявление о собственном существовании, чем что-то еще; и выглядят они всегда как бунт плоти или кипение разума. И, как и в 2014 году, новая политическая реальность – это всплеск животных инстинктов внутри наглухо застегнутого общества. Этот скандал и невыгоден, и выгоден власти одновременно, сейчас она пытается капитализировать его полезную часть и нивелировать негативную. Именно этим и объясняется двойственность реакции власти: с одной стороны, осуждение проявлений экстремизма, а с другой – попытка сделать вид, что это «не страшно».

Однако отныне мы живем в пространстве пост-«Матильды», где каждое слово и каждый жест способны поколебать устои. И это история не про фильм или секту, а о том, что общество слишком хрупкое и не имеет никаких внутренних скреп – чем громче о них кричат, тем с большим треском они вываливаются из обшивки.

Россия > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 19 сентября 2017 > № 2317425 Андрей Архангельский


Франция > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 19 сентября 2017 > № 2317266 Игорь Бунин

Модернизация Макрона: что хочет и что сможет реформировать президент Франции

Игорь Бунин

Для реализации той глубинной трансформации Франции, о которой говорит Макрон, требуется ряд благоприятных условий, большинства из которых в стране нет. Нет доверия к элите, которую постоянно подозревают в своекорыстных замыслах. Нет понимания смысла реформ и их неотвратимости. Все время возникают сомнения в справедливости распределения того бремени, которое вынуждено нести общество из-за преобразований

В мае Эммануэль Макрон стал президентом Франции, породив надежды на обновление социально-политической жизни страны. Рейтинг одобрения президента достигал 62%. Но к новому политическому сезону эйфория сменилась разочарованием – рейтинг популярности Макрона резко упал. К сентябрю новый президент потерял 22 процентных пункта по сравнению с моментом избрания. Эффект кампании был исчерпан, и даже сообщение о проведении в Париже Олимпийский игр не вызвало особого энтузиазма.

Разочарованный реакциями французов, Макрон стал говорить о сложностях проведения реформ во Франции. «Французы ненавидят реформы. Если можно их избежать, они обязательно это делают», – заявил он недавно в Бухаресте. В своем программном интервью еженедельнику Le Point он вновь подчеркнул, что «Франция идет на реформы реже, чем меняется в результате внезапных судорог».

Политические реформы Макрона

Еще во время избирательной кампании французская пресса называла Макрона «разрушителем традиционных форм общественной жизни», ломающим все прежние политические устои. Он подорвал традиционное разделение на левых и правых, нарушил принцип правительственной солидарности, взорвал Социалистическую партию. Он создал новую, ни на что не похожую партию – «На марше!», которую объявил «и правой, и левой», поменяв традиционный кофликт между трудом и капиталом на принципиально новый – отношение к глобализации и национальному суверенитету.

Он выиграл парламентские выборы, опираясь не на профессиональных политиков (нотаблей), а на выходцев из гражданского общества. Он назначил премьер-министром Эдуара Филиппа, представителя Республиканской партии, тем самым создав раскол в правом лагере, от которого республиканцы до сих пор не избавились.

После победы Макрон продолжил ломать традиционные структуры во всех сферах общественной жизни, включая международные отношения. Он пообещал превратить Францию «просто в великую державу», когда рассуждал о планах Валери Жискар д'Эстена в 1970-е годы сделать Францию «великой державой среднего уровня». Выступая в Афинах, на родине европейской демократии, Макрон предложил организовать в ЕС в течение шести месяцев широкое обсуждение реформы европейских институтов, чтобы выявить приоритеты развития на ближайшие 5–10 лет. Правда, пока предложения самого Макрона ограничиваются созданием общего бюджета и поста министра финансов ЕС. Как обычно, для Макрона главное – замутить ситуацию, а потом попытаться найти решение для возникшей проблемы.

Во французском госаппарате Макрон изменил систему найма высших чиновников, введя ряд элементов американской spoils system. Президент Франции подверг жесткой критике «политический класс» и методы его функционирования и обвинил политиков в «бесплодных спорах и пустых амбициях». Подход Макрона соответствовал настроениям, царившим во французском обществе. По данным CEVIPOF, накануне президентских выборов 89% опрошенных думали, что «политические деятели практически не задумываются о проблемах простых людей».

Реагируя на этот запрос, Макрон первым делом приступил к подготовке законопроектов, призванных вернуть доверие общества к политикам. В связи с делом «Пенелопагейт» жены Франсуа Фийона, обвиненной в фиктивной работе в качестве его помощника, был принят закон, запрещающий депутатам, сенаторам, министрам и деятелям местного самоуправления нанимать близких родственников на работу в качестве помощников. Одновременно был принят закон, лишающий депутатов права на представительские расходы, за которые они даже не были обязаны отчитываться (5372 евро в месяц), а также упраздняющий специальный фонд на поддержку общественных ассоциаций в своем округе (130 тысяч евро в год).

Макрон заявил, что уже готовятся законопроекты, оптимизирующие деятельность парламента, изменяющие избирательную систему с помощью введения элементов пропорциональности, сокращающие численность депутатов, сенаторов и выборных лиц местных органов власти на треть, а также резко уменьшающие возможность совмещать выборные мандаты.

Социальные реформы

В программе Макрона намечены преобразования во всех сферах социальной жизни (шесть крупных реформ): от реформы трудовых отношений (закон уже принят) до реформы системы пособий по безработице, которую предполагается распространить на «независимых» занятых (ремесленников, торговцев и фермеров) и сделать государство третьим участником этой системы, жилищной реформы, реформы пенсионной системы, реформы системы образования и правил введения режима чрезвычайного положения, который продлевался шесть раз. Главный лозунг этих изменений: «Освободить энергию, защитить французов, инвестировать в экономику».

Понятно, что для реализации той «глубинной трансформации», о которой говорит Макрон, требуется ряд благоприятных условий, большинства из которых во Франции нет. Нет доверия к элите, которую постоянно подозревают в своекорыстных замыслах. Нет понимания смысла реформ и их неотвратимости. Все время возникают сомнения в справедливости распределения того бремени, которое вынуждено нести общество вследствие преобразований. Если же реформы затрагивают сущностные интересы и «завоеванные права» (droit acquis) или бьют по устоявшимся привычкам, то французское общество зачастую отказывается принимать реальность, предпочитая минимизировать возникшие угрозы и сохранить целостную картину мира.

Только в долгосрочном плане можно будет понять реальный реформаторский потенциал Макрона и его команды и оценить готовность французов принять «глубинную трансформацию».

Реформа трудового законодательства

Эту реформу Макрон назвал «коперниковской революцией», основой «глубокой трансформации» французского общества. Она продолжала те преобразования, которые начались еще во время правления Франсуа Олланда, в период проведения закона эль-Хомри через парламент. Этот законопроект натолкнулся на жесткое сопротивление профсоюзов, которые, организовав единый фронт из двух крупнейших профсоюзных объединений – ВКТ и «Форс увриер», сумели провести десятки демонстраций и получить мощную поддержку в Национальном собрании.

Правительство пошло на ряд уступок, которые совершенно не удовлетворили работодателей, и вынуждено было прибегнуть к статье Конституции 49.3, дающей возможность принимать законы без обсуждения в нижней палате.

Правительство Филиппа избрало другую тактику: обладая устойчивым парламентским большинством, оно провело через Национальное собрание закон, позволяющий принимать законы с помощью ордонансов. Затем правительство в течение трех месяцев согласовывало свой проект с профсоюзами и работодателями. Во время переговоров министру труда Мюриэль Пенико удалось разбить прежний единый фронт двух профсоюзов и склонить на свою сторону президента «Форс увриер» Жан-Клода Майи, занявшего менее критическую позицию, чем даже профсоюз ФДКТ, который в 2016 году поддержал законопроект эль-Хомри.

Макрон пошел на важную уступку профсоюзам, сохранив в ряде отраслей приоритет общеотраслевых соглашений над трудовым договором на предприятии. Но в целом профсоюзы вынуждены были отступать. Главным достижением работодателей стала статья одного из ордонансов, позволяющая предприятию пересматривать такие важные параметры коллективного договора, как зарплата и график рабочего времени, если дирекция добьется согласия представителей персонала.

В целом реформа практически не касается гигантов французской промышленности, тех 250 компаний, где производится около трети добавленной стоимости французской экономики, но дает прекрасные возможности для развития мелких фирм, которые создают менее 15% ВВП страны. Она не приносит особых плюсов и для среднего бизнеса, по показателям которого Франция отстает от многих других стран Запада.

Если сравнивать с жаркой весной 2016 года, когда начинались дебаты по законопроекту эль-Хомри, то реакция профсоюзов сейчас была весьма умеренной и скорее инерционной. Да и общественное мнение, которое первоначально воспринимало эту реформу с опаской и тревогой, сейчас даже ее поддерживает. По данным института общественного мнения ODOXA, 60% опрошенных считают, что Макрон должен идти до конца, а не отступить под давлением профсоюзов.

С помощью трудовой реформы Макрон выиграл битву за общественное мнение, но вряд ли она сильно поможет в борьбе с безработицей. Реформа не затрагивает все те структурные элементы, от которых, по мнению большинства экономистов, зависит уровень безработицы: ни содержание трудовых договоров, которые во Франции носят весьма жесткий и обязывающий характер для предпринимателей, ни 35-часовую рабочую неделю, ни высокую минимальную зарплату, ни пособия по безработице. Конечно, безработица может упасть, но скорее не под воздействием этого закона, а за счет экономического подъема и более позитивного настроя предпринимателей.

Реформа жилищной политики

Еще одна реформа нового президента касается жилищной политики. В своей предвыборной программе Макрон настаивал на том, что французское государство тратит слишком много денег на помощь нуждающимся в жилье (около 40 млрд евро), но не добивается существенных успехов. Макрон стремится изменить ситуацию, когда государственная поддержка нуждающимся арендаторам приводила лишь к росту арендной платы, а также сделать упор на жилищное строительство в районах с особенным дефицитом, чтобы стоимость жилья начала падать.

Первым шагом этой политики стало сокращение с октября жилищных пособий на пять евро в месяц, что тут же вызвало широкое недовольство многих социальных групп. Макрон подтвердил, что эта политика будет продолжена, но в правительстве уточнили, что сокращение пособий будет происходить только в результате снижения арендной платы социального жилья. Неясным, правда, остается вопрос, почему собственники жилья должны понижать арендную плату после сокращения пособий нуждающимся.

Реформы образования

Министр Жан-Мишель Бланке готовит реформы в системе национального образования, философия которых прямо противоположна идеологии Соцпартии. Наджад Валло-Белкасем, министр образования в правительстве Олланда, исключила из школьной программы изучение древних языков, двуязычные классы, стажировку в других европейских странах. Ее главной целью было уменьшить социальное неравенство и ограничить принцип меритократии.

Новый министр, напротив, обещает восстановить и преподавание латыни и греческого, и двуязычные классы, и систему европейских стажировок в коллежах. В начальной школе классы сокращаются вдвое, до 12 детей в одном классе, восстанавливается возможность делать уроки вечером в классе под присмотром школьного учителя. Также разрешено переходить на четырехдневную наделю (для одной трети коммун).

Требует реформы и система бакалавриата (выпускников средней школы во Франции), которую Макрон собирается провести в конце своей легислатуры: сократить количество экзаменов до четырех, сэкономив таким способом немало денег, а по остальным предметам выставлять оценки на основании успеваемости учеников в школе.

Это ключевой момент, поскольку диплом бакалавра во Франции считается начальным этапом высшего образования и открывает доступ в университет. Однако Макрон заявил, что каждый бакалавр не может обладать правом поступления в университет, хотя это законодательно закреплено. Он настаивает на том, чтобы отказаться от жеребьевки бакалавров при поступлении в университет, когда на том или ином факультете больше абитуриентов, чем мест (при этом никто не решается ввести реальный отбор, который никак не вписывается во французскую левую культуру).

Деканаты предлагают предоставить им возможность самим формировать предварительные условия поступления, но могущественные студенческие профсоюзы усматривают в этом «скрытую селекцию» и обвиняют министра в консерватизме и ориентации на правых. Тем не менее создание предварительных условий поступления на всех факультетах включено в президентскую программу и становится своеобразной формой отбора, который всегда воспринимался левыми как реакционная идея.

Борьба с террором

В области борьбы с терроризмом Макрон решил не продлевать в ноябре чрезвычайное положение, которое действует во Франции после теракта в Ницце в конце 2015 года. Однако все меры по борьбе с террористами должны войти в гражданский кодекс: МВД без судебного разбирательства получит право задерживать подозреваемых, принимать решение о ношении электронного браслета, проводить административные обыски (в том числе и ночью), закрывать места религиозного культа (мечети). Все эти меры будут возможны только в рамках борьбы с терроризмом, тогда как в период действия чрезвычайного положения они могли быть распространены и на обычных преступников.

Если сравнивать программу борьбы с терроризмом Макрона и Олланда, то главное отличие заключается в том, что новый президент стал называть кошку кошкой – борьбу с «исламским терроризмом» он назвал приоритетом своей внешней политики, тогда как левые и даже другие государственные деятели Франции избегали использовать подобную терминологию.

Новый формат общения

В своих размышлениях о природе власти Макрон писал, что его не устраивает концепция «нормальной» власти, которую проповедовал Франсуа Олланд во время своего правления, так как такая власть превращается «в президентство анекдота, кратковременных событий и немедленных реакций». C точки зрения Макрона, необходимо действовать как король («быть Юпитером»), восстановить вертикаль, авторитет и даже сакральность власти, одновременно стараясь быть ближе к народу.

Президент-«Юпитер» не должен заниматься всем и за все отвечать. Он должен быть гарантом системы и нести ответственность только за основные приоритетные программы. Каждое слово президента должно быть на вес золота, поэтому необходимо ограничить его общение с журналистами.

Во-первых, сам имидж президента стал важнее, чем содержание его дискурса, что уже привело к негативным последствиям. Слишком много PR, слишком много фотографий создали Макрону образ «избалованного ребенка, попавшего в магазин с конфетами», как писала газета «Фигаро».

Во-вторых, Макрона подводит его ставка на технократов, его нежелание опираться на реальных политиков. В правительстве практически нет медийных фигур, широко известных публике и обладающих реальным весом в общественном мнении. В результате Макрон остается без команды политиков, которые могли бы его поддержать или даже заменить в случае необходимости.

Наконец, его поведение на общественной сцене грешит явным высокомерием. Специалисты по коммуникациям отмечают, что у французов возникает ошущение, что перед ними «отличник в школе, гений, живущий в башне из слоновой кости, который не нуждается в общении, чтобы объяснить гениальность своих мыслей, и который, следовательно, всегда будет не понят своим окружением».

Но надо отдать должное молодому президенту: он способен быстро осознавать свои ошибки и сразу же их исправлять. В своей медийной политике он совершил поворот на 180 градусов: во время поездки в Восточную Европу он взял с собой журналистов, с которыми беседовал без записи, чего раньше не делал. Мало того, во время поездки Макрон объяснял в том числе и свою внутриполитическую стратегию, хотя ранее он обещал не говорить о ситуации во Франции за рубежом.

Есть ли у Макрона шанс?

По сравнению со своими предшественниками Макрон изначально оказался в невыгодном положении. Он получил в первом туре меньше голосов, чем другие президенты, столкнулся с небывалым абсентеизмом во втором туре, вынужден отменять патерналистские решения своих предшественников.

Кроме того, система власти, которую пытается построить Макрон, наталкивается на ряд объективных препятствий. Во-первых, попытки создать искусственную вертикаль в обществе, исторически основанном на демократических принципах и на системе сдержек и противовесов, вызывают негативную реакцию французов. Каждая попытка выйти хотя бы на сантиметр из традиционной системы разделения властей наталкивается на сопротивление и элиты, и общества. Отсюда осуждение увольнения начальника Генштаба Пьера де Вилье как «злоупотребление властью» или петиция французов, моментально собравшая 300 тысяч подписей против особого статуса для жены Макрона.

Во-вторых, эгалитаристские и индивидуалистические тенденции общественного развития, впервые ярко проявившиеся во Франции еще во время майской революции 1968 года, вступают в конфликт с «монархическим» характером Пятой республики, в которой президента называли «республиканским монархом» и к истокам которой хотел бы вернуться Макрон.

В-третьих, хотя разделение на левых и правых во Франции во многом стирается, его базовые принципы сохранились. Макрон, проповедующий центристскую систему ценностей, оказывается между двух огней: одни идеи вызывают критику правых, другие – левых.

Наконец, сам технократический подход Макрона, отсутствие широкой общественной поддержки, которую могла бы дать только идеология с элементами новой утопии, способной заменить и идеалы социализма, и идеологию либерализма, обрекает нового президента на политическое одиночество.

Вместе с тем падение рейтинга Макрона несопоставимо с провалом Трампа в американской политической системе. Трамп столкнулся с сопротивлением всего истеблишмента, с конфликтами в собственной партии, кризисом своей команды, ужесточением политической борьбы в американском обществе. Макрону, напротив, в краткосрочном плане ничто не угрожает: у него устойчивое большинство в Национальном собрании и сплоченная команда, а его политические конкуренты ослаблены и раздроблены и не знают, какую стратегию им избрать.

Само падение рейтингов у Макрона и Трампа носит принципиально разный характер: у Макрона рейтинг падает, потому что он пытается системно реализовать долгосрочную программу модернизации, которая требует жертв от большинства социальных групп. Что касается Трампа, то он пришел к власти без долгосрочной стратегии, опираясь лишь на ресентимент простых американцев, на потерю ими прежних статусных позиций, на ностальгию по прежнему величию. Отсюда непоследовательность и хаотичность его действий.

Главный вопрос заключается в том, примут ли французы подготовленную Макроном стратегию модернизации Франции, несмотря на те жертвы, которые она от них потребует, или предпочтут политику «иммобилизма» и сохранение завоеванных позиций в социальной сфере – защиту droits aquis, как это традиционно было во Франции.

Франция > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 19 сентября 2017 > № 2317266 Игорь Бунин


Россия. Германия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inopressa.ru, 19 сентября 2017 > № 2316296 Анна Немцова

Вот лишь несколько из российских грязных трюков, нацеленных на немецкие выборы

Анна Немцова | The Daily Beast

"С приближением федеральных выборов многие в Германии интересуются, какие сюрпризы Москва готовит для Mutti - "мамочки", как многие немцы называют канцлера Ангелу Меркель, с любовью или с иронией", - пишет Анна Немцова в американском издании The Daily Beast. По словам журналистки, либералы по всему миру возлагают на 63-летнюю фрау канцлер наибольшие надежды в момент неустойчивого лидерства США. И именно по этой причине чиновники в Бундестаге, по их словам, ожидают "русские сюрпризы" в последние дни перед выборами 24 сентября.

Один из ведущих экспертов Бундестага по иностранным делам, Нильс Аннен, рассказал Немцовой, что Берлин уже года три наблюдает за российскими усилиями, имеющими целью взбудоражить, дискредитировать и поиздеваться над немецкими институтами и европейскими ценностями.

"Российские хакеры атаковали нас в Бундестаге в 2015 году, но никакие данные, украденные у Меркель и других чиновников, не были пока обнародованы, - сообщил Аннен. - И хотя мы слышали слова главы российского МИД [Сергея] Лаврова, российского президента [Владимира Путина] и премьер-министра [Дмитрия] Медведева о том, что у Кремля нет намерений вмешиваться в наши выборы, я не столь наивен, чтобы верить, что это что-то значит; мы пытаемся подготовиться к любым событиям".

Попытки Москвы разжечь и использовать эмоции примерно 4 млн русскоговорящих граждан Германии были очевидными, пишет Немцова. История "девочки Лизы" в конце концов оказалась фейком, но она вдохновила многих русскоговорящих немцев на поддержку крайне правой популистской партии "Альтернатива для Германии" (АдГ). "Сотни русскоговорящих граждан Германии - иммигранты из бывших советских государств и ярые критики европейской демократии - вступили в АдГ за прошедшие три года, включая несколько русских сотрудников, работающих в штаб-квартире АдГ в Берлине, - передает автор. - Немецкие чиновники до сих пор недоумевают, почему московские чиновники, включая главу российского МИД Сергея Лаврова, так и не извинились за запущенную в Берлине кампанию, основанную на очевидно ложной истории об изнасиловании".

Политический обозреватель Борис Райтшустер описывает в книге "Скрытая война Путина" сеть активистов, действующих в Германии при поддержке Кремля. "Кажется, как будто кто-то в Москве нажал кнопку и активировал "спящих солдат" в соответствии с каким-то старым руководством КГБ", - сказал Райтшустер в беседе с журналисткой. Особенно его беспокоит множество спортивных клубов под названием "Система", которые обучают техникам боевых искусств по "системе спецназа", разработанной в ГРУ, говорится далее. Как рассказал Райтшустер Deutsche Welle в прошлом году, это привлекает многих энтузиастов, потом некоторых отбирают для дальнейших тренировок в России, где их могут вербовать как агентов после возвращения в Германию.

В Свободном университете Берлина профессор Мартин Эммер следит за спонсируемыми Кремлем СМИ, Sputnik и Russia Today, продолжает Немцова. Недавно он заметил на сайте Russia Today на немецком языке "статью о докладе 1950-х годов, в котором говорилось, что ЦРУ заявило, будто бы Гитлер пережил Вторую мировую войну, - это пример антиамериканских новостей, согласно обычной схеме: RT издевается над идиотами из ЦРУ".

"Если вчитаться, там нет ложных фактов, но схема демонстрирует наличие стратегии по мобилизации людей", - цитирует автор Эммера. "Антиамериканская риторика нацелена как на немецкоговорящую, так и на русскоговорящую аудиторию, превращая будущие отношения между Россией и Германией в одну из ключевых тем выборов", - отмечает журналистка.

"Никто в Германии не является русофобом. Большинство немцев любят российскую литературу, музыку, хотят, чтобы Сибирь осталось русской, а не стала китайской. Мы хотим видеть процветающую, модернизированную Россию, - говорит Карл-Георг Вельман, председатель парламентской группы, занимающейся немецко-российскими и немецко-украинскими делами. - Однако большинство немцев не одобряет политику Путина, "гибридные войны" Кремля, которые нацелены на подрыв нашей демократии; это напрасные усилия. Ничто не может испортить репутацию Меркель".

Как передает Немцова, парламентарий надеется, что после проигрыша во Франции крайне правой Марин Ле Пен, которую поддерживал Кремль, Москва прекратит тратить зря миллионы долларов и серьезно задумается о примирении с Европой.

Россия. Германия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inopressa.ru, 19 сентября 2017 > № 2316296 Анна Немцова


США. Россия > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 19 сентября 2017 > № 2316288 Владимир Козловский

Русские тролли в Америке

Владимир Козловский, 7 Дней, США

В прошлую среду «Вашингтон пост» вышла с шапкой «Русская фирма, которую связывают с прокремлевской пропагандой, во время выборов размещала рекламу в «Фейсбуке». Имелось в виду санкт-петербургское ООО «Интернет исследования», известное как «фабрика троллей» («ферма троллей» по-английски) и неоднократно описанное в прессе США. Это контора, в которой сидят люди (обычно молодежь, но попадаются и пенсионеры), за деньги гадящие в сети, в том числе и в «Фейсбуке». Тролли также проказничают в «Твиттере» и других соцсетях, на форумах и в чатах.

Привычному глазу распознать их почерк нетрудно, хотя в сети полно и самодеятельных идиотов, которые троллят не за плату, а по зову сердца. Я плохо разбираюсь в российских реалиях и не могу отличить платных путинских троллей от бесплатных дебилов. Вот, например, комментарии на форуме сайта Ura.ru под сообщением о том, что журналистка Юлия Латынина покинула отечество после того, как у нее сожгли машину. До этого ее дом облили каким-то химикатом, а ее саму — фекалиями. Сообщение иллюстрируется ее фотографией, которая вызвала самые хамские отклики.

«Блеванул», — пишет некий Мика. «Обезьяна на фото», — вторит ему Микс. «Алгоритм понятен, — пишет Опер. — Обливаешь свой дом, сжигаешь надоевшую, сломавшуюся машину — кровавый режим готов, плюс запад прижал к груди, аншлаг на лекциях о режиме, профит, все в шоколаде». «В добрый путь», — пишет Олег. «Туда ей и дорога», — пишет Юрий. «На гиену похожа», — пишет Зоозащитник. «Скатертью дорога», — опять возникает Олег. И в таком духе. Я не могу отличить тех, кто написал комментарии за деньги, от тех, кто написал от души.

Вернемся в Америку. «Нью-Йорк таймс» в тот же день поместила пространную статью, озаглавленную «Фейковые русские аккаунты купили в «Фейсбуке» политическую рекламу на 100 тысяч долларов». Одновременно главный специалист соцсети по безопасности Алекс Стамос вывесил в ее блоге сообщение, из которого явствовало, что в связи с разговорами о российском вмешательстве в американский избирательный процесс «Фейсбук» провел расследование закупок у него политической рекламы, которое обнаружило злоупотребления. Оказалось, что с июня 2015 по май 2017 года владельцы примерно 470 липовых аккаунтов и страниц истратили вышеуказанную сумму на закупку рекламы, поместив в соцсети более 3 тысяч объявлений. «Наш анализ приводит к выводу, — продолжал Стамос, — что эти аккаунты и страницы были связаны друг с другом и, скорее всего, находились в России».

Поскольку «Фейсбук» не признает недостоверных аккаунтов, он закрыл те из них, которые еще продолжали действовать. По словам Стамоса, оплаченные их владельцами политические объявления в массе своей не содержали комментариев по поводу американских выборов и не упоминали имен конкретных кандидатов. Вместо этого они касались тем, вызывающих раздоры в Америке, таких как положение ЛГБТ, расовые проблемы или право на оружие. Примерно четверть объявлений была нацелена на жителей конкретных географических районов США. В 2015 году такая географическая привязка наблюдалась гораздо чаще, чем в 2017-м.

Эксперты «Фейсбука» также изучили политическую рекламу, которая теоретически могла иметь российское происхождение. Например, это были объявления, оплаченные с аккаунтов, имеющих американские IP-адреса, но настроенные на русский язык. Они не нарушили никаких правил «Фейсбука» и поэтому не были закрыты соцсетью. Ими была оплачена политическая реклама объемом примерно 2 тысячи 200 объявлений и стоимостью 50 тысяч долларов. Вместе со 100 тысячами, которые потратили для этой цели тролли в России, в общей сложности речь идет о 150 тысячах долларов.

Многие комментаторы не понимают, зачем было огород городить из-за такой суммы, которую один назвал «смехотворной», а несколько охарактеризовали как «каплю в море». СМИ напоминают, что штаб Дональда Трампа истратил на цифровую агитацию не много, ни мало 90 миллионов долларов, и что доход «Фейсбука» от рекламы составил в прошлом квартале 9 миллиардов долларов. Однако в пятницу разом появилось несколько публикаций, доказывающих, что даже за такую сумму можно разместить в «Фейсбуке» политическую пропаганду, которая охватит буквально миллионы людей. Комментаторы расходились лишь в том, сколько миллионов.

Например, Аарон Саари, консультирующий компании по вопросу наиболее оптимального использования рекламы в «Фейсбуке», написал на сайте Business Insider, что реклама, купленная в этой соцсети за 100 тысяч долларов, может в конечном итоге достигнуть 100 миллионов американцев. Если россияне истратили за два года 100 тысяч, то они тратили около 140 долларов в день. В результате несложных калькуляций Саари заключает, что если бы они целились во все 320-миллионное население США, то, тратя по 140 долларов в день, они сумели бы охватили от 12 до 73 миллионов американцев. Но, продолжает эксперт, тролли «Интернет исследований» скорее всего не стремились охватить американцев вообще — они, видимо, рассчитывали достучаться до каких-то конкретных групп населения. Например, они могли бы обрабатывать афроамериканцев, возмущенными постами о нашумевших случаях, когда полиция открывала огонь по чернокожим.

По выкладкам Саари, 10 тысяч долларов хватило бы на то, чтобы донести эти посты до 7 миллионов афроамериканцев. За те же деньги можно было бы охватить пропагандой более миллиона американцев, дорожащих Второй поправкой к конституции США, которая ограждает их право на оружие. Автор приходит к выводу, что Россия, вполне вероятно, могла за 100 тысяч долларов прямо или косвенно повлиять своей пропагандой на 100 миллионов или более американцев.

А популярный сайт The Daily Beast заявляет, что, по выкладкам его экспертов, «русские фейковые новости в «Фейсбуке» могли достичь 70 миллионов американцев». Эта цифра вынесена в заголовок статьи, а в ее тексте говорится, что пропагандистские посты, скорее всего, видели в соцсети как минимум 23 миллионов людей. Как считают американские комментаторы, цель этой кампании вряд ли состояла в том, чтобы кого-то всерьез переубедить: идея, по всей видимости, была в том, чтобы посеять смуту, усугубить идеологические раздоры и обострить в США расовые противоречия.

Анализ российской пропаганды в «Фейсбуке» осложняется тем, что он закрыл подозрительные аккаунты и не оглашает имена их владельцев или содержание оплаченной ими политической рекламы. Соцсеть ссылается при этом на свои внутренние правила и на федеральный закон, хотя не указывает, на какой именно. В СМИ несколько раз мелькало мнение, что вышесказанное — это лишь верхушка айсберга, и предсказывают, что конгресс или спецпрокурор Роберт Мюллер, расследующий предполагаемый сговор Трампа с Кремлем, рано или поздно затребуют у «Фейсбука» информацию повесткой, которую ему, скорее всего, придется уважить.

Предположение, что Россия помещает рекламу в «Фейсбуке», первым высказал в мае журнал Time. Как замечает The Daily Beast, сейчас «Фейсбук» впервые официально признал, что он «неосознанно сыграл роль в кремлевской кампании активных мероприятий». Сайт The Verge ехидно напоминает, что не далее как 20 июля соцсеть уверенно заявила: «Мы не видели никаких признаков того, чтобы русские деятели покупали в связи с выборами рекламу в «Фейсбуке». Закон США запрещает иностранным правительствам, компаниям и гражданам участвовать в американских избирательных кампаниях деньгами или агитацией.

США. Россия > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 19 сентября 2017 > № 2316288 Владимир Козловский


Греция. Евросоюз. ЕАЭС > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > camonitor.com, 19 сентября 2017 > № 2316029 Иоаннис Михалетос

ЕС не одобрит геостратегических проектов Греции с Евразийским союзом – греческий эксперт

В сентябре в греческих Салониках прошел деловой форум «ЕАЭС – Греция», что стало очередным шагом укрепления отношений двух сторон. Ранее в июне была подписана Совместная декларация о сотрудничестве Евразийской экономической комиссии и правительства Греческой республики. Афины стараются занять нишу моста между Западом и Востоком Европы. Однако стране может помешать плачевная ситуация в экономике, которой грозит катастрофа без новых кредитов МВФ и ЕС. Не боится ли Греция, все больше поворачивающаяся в сторону ЕАЭС, неодобрения со стороны Евросоюза? И несколько серьезны риски исключения страны из еврозоны? Своим видением ситуации с «Евразия.Эксперт» поделился греческий политолог, научный сотрудник Средиземноморского центра стратегического анализа и информации Иоаннис Михалетос.

- Господин Михалетос, 11 сентября в Салониках состоялся деловой форум «ЕАЭС – Греция». Как вы оцениваете итоги форума?

- Этот конкретный форум не породил каких-либо из ряда вон выходящих решений. Однако, если принять во внимание, что за последние несколько лет Россия довольно много инвестировала в Грецию, плюс имели место оперативные обсуждения крупных проектов, таких как «Турецкий поток», то можно сказать, что этот форум сыграл свою роль в укреплении отношений.

- На форуме предприниматели обеих сторон обсудили переход к сотрудничеству в высокотехнологических отраслях и создании совместных предприятий. Что может Греция предложить ЕАЭС в высокотехнологических отраслях?

- У греческой экономики есть определенные преимущества. Во-первых, это большое количество квалифицированного персонала и ученых с опытом работы за рубежом в данных отраслях. Довольно много греческих компаний заняли свою нишу в мире в области высоких технологий. В то же время внутренний рынок нуждается в модернизации своей высокотехнологичной инфраструктуры, чтобы достичь уровня остальных стран ЕС. В этой сфере существует множество проектов, рассчитанных на ближайшие годы.

Из совместных проектов большой интерес представляют агротехнические (высокотехнологичное животноводство), проекты по переработке отходов с использованием высоких технологий, а также основанные на интернет-технологиях проекты, связанные с онлайн-торговлей и туризмом.

Для примера представим, что интернет-платформа с сотнями миллионов активных пользователей наподобие vk.com запустила проект, направленный на греческий туристический рынок. Например, краткосрочная онлайн-аренда жилья для туристов из стран ЕАЭС. В перспективе это могло бы стать выгодным для обеих сторон бизнесом, если суметь связать его с другими платформами – онлайн-банкингом, онлайн-сервисами бронирования, телекоммуникаций и т.д.

- На ваш взгляд, может ли усилиться давление ряда европейских стран на Грецию из-за ее желания более тесно сотрудничать с ЕАЭС?

- В отношении крупных геостратегических проектов дипломатическое и политическое давление со стороны ЕС возможно. Но в вопросах повседневных торговых сделок мы можем не беспокоиться. Деньги границ не знают, и все страны ЕС участвуют в более или менее крупных бизнес-проектах со странами ЕАЭС.

Более того, большинство стран ЕС (Италия, Германия, Австрия, Финляндия, Чехия, Венгрия) связаны своего рода стратегическими отношениями в сфере энергетики с Россией и обсуждают будущие совместные проекты.

Поэтому нет нужды осторожничать в вопросе двусторонних инвестиций между Грецией и странами-членами Евразийского экономического союза.

- На ваш взгляд, какие европейские страны могли бы перенять опыт Греции в плане сотрудничества с ЕАЭС?

- В той или иной мере в этом ключе можно говорить обо всех странах ЕС. У некоторых стран есть долгосрочные интересы, совпадающие с интересами ЕАЭС. Это – Германия (особенно в области энергетики, сырьевых товаров и транспорта), Австрия (энергетика, финансы, логистика), Венгрия (энергетика, сельское хозяйство, логистика), Италия (энергетика, туризм, недвижимость), Нидерланды (энергетика, торговля, сырьевые товары, финансы), Болгария (энергетика, туризм, недвижимость, сельское хозяйство).

Вообще, если учесть, что ЕАЭС – это идеальное связующее звено между Европой и Китаем и развивающимися экономиками Восточной Азии, то можно говорить о долгосрочных стратегических проектах стоимостью в миллиарды долларов. Они могли бы способствовать планомерному развитию торговли между всеми участвующими странами, а также геополитической стабилизации, которая станет залогом мира и процветания для примерно 3,5 млрд человек.

- Как вы знаете, еще летом 2015 г. Греция и Евросоюз договорились о программе выхода из долгового кризиса. Афины получат 86 млрд евро в течение трех лет. Как Греция собирается возвращать долги?

- На данный момент греческое правительство отказалось от реформ и привлечения инвестиций и взамен решило обложить чрезмерным налогом частный сектор. ЕС неохотно согласился с этим решением, но в сущности оно убило перспективы восстановления греческой экономики.

Я думаю, нам предстоит стать свидетелями серьезных экономических трудностей, поскольку частный сектор рушится, а государственный, сохранивший все свои привилегии, расширяется и занимает все большую долю на рынке, взамен не обеспечивая отдачи для общества.

ЕС сейчас держится довольно тихо. Однако другие страны, например, Германия разрабатывают проект [будущих реформ] Евросоюза, который будет состоять из ядра, второго яруса (в который войдет Греция) и третьего яруса. Он будет включать страны, не входящие в еврозону. Таким образом, нам следует ждать больших изменений в ближайший год или около того.

- Программа финансовой помощи Греции, которую ей оказывают Международный валютный фонд и страны Евросоюза, должна завершиться в августе 2018 г. Положительно ли сказывается на экономике Греции эта финансовая помощь?

- Если не произойдет финансовое чудо, Греция не сможет обеспечить свои нужды после августа 2018 г. без очередного вливания финансовой помощи в виде комплексных кредитов. Что касается второго вопроса, деньги, поступающие в Грецию, выдаются под процент, который гораздо выше ставки Европейского Центробанка или облигационных займов других стран. То, что получает Греция – это не «легкие деньги», а кредит, который надо будет отдать с процентами.

В результате государственный долг растет – и быстро. В 2010 г., когда началась выдача займов со стороны МВФ и ЕС, долг составлял 118%. Теперь же – 178%. Плюс 30% ВВП было потеряно, а экономика – разрушена.

В данной ситуации можно говорить о финансовой катастрофе. К тому же, сменяющие одно другое правительства Греции не могут и не хотят сокращать огромный бюрократический сектор и неэффективный государственный сектор. У них отсутствует видение будущего, и они неспособны привлечь в страну сколько-нибудь значительные иностранные инвестиции. Это опасная смесь, которая может привести греческую экономику к окончательному краху и даже в будущем стать причиной исключения страны из еврозоны.

Беседовал Сеймур Мамедов

Источник – Евразия.Эксперт

Греция. Евросоюз. ЕАЭС > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > camonitor.com, 19 сентября 2017 > № 2316029 Иоаннис Михалетос


Мьянма. ЕАЭС > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > camonitor.com, 19 сентября 2017 > № 2316026 Александр Князев

Александр Князев: «Сценарий Мьянмы может быть применен и против стран ЕАЭС»

Мировая политика демонстрирует новые сюжеты. Ближний Восток ждет решающих битв с ИГИЛ* в Сирии. Россия направила в ООН проект резолюции о введении миротворцев в Донбасс. Северная Корея демонстрирует мускулы США и их партнерам. Мьянма может стать новой горячей точкой на карте мира. События в этой малоизвестной стране вызвали достаточно бурную реакцию у мусульман постсоветского пространства. Прозвучали мнения о возможности «экспорта радикализма» на евразийское пространство. Известный востоковед, доктор исторических наук, профессор Александр Князев поделился с порталом «Евразия. Эксперт» своим мнением по этому поводу.

– Александр Алексеевич, по вашему мнению, события в Мьянме – логическое «звено в цепи» после Балкан, Грузии, Украины, стран Ближнего Востока, или они не имеют отношения к геополитическому соперничеству?

– Эти события – один из элементов геополитической конкуренции, направленной, в данном случае, против Китая. Уместно вспомнить о том, что нападения террористической экстремистской группировки народности рохинджа «ARSA» на военные и пограничные посты начались после того, как китайская компания CNPC объявила о завершении строительства глубоководного нефтеналивного порта Ситуэ на территории анклава рохинджа в Мьянме. Через этот порт нефть из Персидского залива пойдет по трубе в Китай.

И сразу после этого начинается активизация риторики о притеснениях по религиозному принципу. Вполне предсказуемый и не раз обкатанный сценарий. По моему мнению, он до боли напоминает то, что происходило в Сербии, когда защита одной этнической и конфессиональной группы населения переросла в массовое переселение ее представителей в соседние страны.

В случае Югославии албанцы переселялись в Сербию. В текущей ситуации рохинджа переселились из Бангладеш в Мьянму. Постепенно эта группа начинает претендовать на права если не этнического большинства, то большой национальной общины, с которой следует считаться. Тут же встает вопрос о соблюдении прав человека, далее следует референдум об отделении, возникновение нового государства и т.д. Повторюсь, что сценарий опробован неоднократно и не исключено, что в Мьянме все так и пойдет.

– Стоит ли странам ЕАЭС волноваться из-за событий в Мьянме, или они несут угрозу лишь китайскому проекту «Один пояс – один путь»?

– С одной стороны, Мьянма далеко. Страны ЕАЭС и вместе, и по отдельности не имеют с ней никаких особых отношений. Конечно, у России есть военно-техническое сотрудничество, но это в данном случае неважно.

С другой стороны, события в Мьянме важны для стран Евразийского союза с той точки зрения, что необходимо понимать сущность тех технологий, с помощью которых раскачивается ситуация в этой стране, поскольку эти же сценарии могут быть применены против любой из стран, входящих в ЕАЭС.

– Если мы вспомним реакцию на эти события в Москве, то она настораживающая. Масса людей одной конфессиональной принадлежности организованно собирается в центре Москвы, заранее сформулированы тезисы, заготовлены плакаты и прочая агитационная продукция. Вопрос такой: могут ли события в Мьянме запустить процесс радикализации мусульманской уммы стран ЕАЭС?

– Сама по себе Мьянма – вряд ли. Московский митинг собрал несколько сотен человек, но благодаря информационному резонансу выглядел весьма масштабным и более значимым, чем само событие. Собственно так все, видимо, и задумывалось.

Я не думаю, что сами по себе события в Мьянме способны раскачать мусульманские регионы России. Но как один из элементов, один из кирпичиков общей раскачки, они вполне встраиваются в схему «в ЕАЭС тоже не все хорошо с правами мусульман». То есть их надо рассматривать как некий элемент, поддерживающий актуальность темы защиты прав мусульман. И в этом плане события в Мьянме уже использованы.

– Образно говоря, угроза пантюркизма и исламизма «пролезла в форточки» стран Центральной Азии. Поэтому хотелось бы пробежаться по странам региона. Начнем с Казахстана. Угроза из разряда гипотетических перешла в разряд реальных. Год назад один человек с автоматом Калашникова парализовал город. Сложилась специфическая религиозная ситуация на западе страны. Налицо другие попытки создать очаг напряжения в Казахстане. Гипотетически, могут ли «невидимые дирижеры» использовать ресурс «исламской солидарности» для провоцирования нестабильности в стране и регионе?

– Мне кажется, что если попытаться, говоря о ситуации в Казахстане, сопоставить те группы населения, которые могут «повестись» на радикальные лозунги и консолидироваться вокруг этих идей, и другую часть населения, которая индифферентно относится к этим призывам, то доля вторых окажется значительно больше.

Попытки спровоцировать нестабильность могут повториться, но в условиях Казахстана маловероятно, что это будут скоординированные действия, запущенные синхронно в разных регионах, так, чтобы у государства возник дефицит ресурсов для их нейтрализации.

Взглянем на события, которые уже происходили. Например, трагедию в Жанаозене в 2011 г. Она, конечно, не имела религиозной окраски, но ее дестабилизирующий ресурс был довольно высоким. Я наблюдал за этими событиями, и мне показалось, что во всех остальных регионах Казахстана они не вызвали особого отклика. Ну, конечно, в Алматы и в Астане собрались несколько «профессиональных представителей гражданского общества», но на этих тусовках было гораздо больше журналистов и сотрудников спецслужб.

Вообще у казахстанских властей много возможностей контролировать такого рода эксцессы. На руку играет и географический фактор – большая страна, большие расстояния. У государства в любом случае больше ресурсов, чем у радикальных группировок. Начнись что-нибудь в условном Мангистау, власти легче перебросить туда силовые структуры для локализации радикалов, чем соратникам последних прибыть туда для поддержки своих единомышленников из других регионов.

– Возьмем чуть южнее – Кыргызстан. Пару десятков лет назад в системе образования и молодежной среде КР активно действовали религиозные фонды «Туркия Диянет Вакфи» (ТДВ) и «Сулеймания», а в обществе в целом «Таблиги Джамаат» (ТД). Насколько они активны сейчас? Могут ли они организовать граждан на деструктивные действия?

– Два первые фонда турецкого происхождения. Они не единственные, но самые крупные. Сферой их деятельности являются учебные заведения. При их участии выросло новое поколение людей, в том числе входящих в нынешнюю политическую элиту страны, воспитанное на ценностях, чуждых национальным интересам Кыргызстана.

– Это пантюркистские ценности?

– Это, скорее, некий синтез пантюркистских и панисламистских ценностей. В центре этих ценностей идея пантюркизма, одетая в религиозную оболочку. Определенный риск эти структуры для Кыргызстана, конечно, представляют, но его степень не самая большая.

Попадая на должности в госаппарате, работая в СМИ, бизнесе, образовании, их адепты могут оказывать влияние на политические решения на местном уровне, расширять число сторонников. Но каких-либо планов дестабилизирующего характера пока не просматривается.

А вот с «Таблиги Джамаат» (ТД) ситуация иная. Надо сказать, что во всех странах ЦАР [Центрально-азиатского региона – прим. «ЕЭ»], кроме Кыргызстана, это движение официально запрещено как экстремистское. Несмотря на это, ряд киргизских экспертов и политиков апеллируют к тому, что ТД – это мирная и не деструктивная форма распространения ислама в массах. Мол, совершают люди даават – ходят по домам и по учреждениям с проповедями, разъясняют религиозные людям религиозные моменты.

Это, конечно, так, но ТД – это «форма», а содержание идей, которые они пропагандируют, вызывает вопросы, поскольку в киргизской практике они содержат те же призывы, что и идеология запрещенной везде партии «Хизбут-Тахрир»* – халифат, джихад и прочие сопутствующие элементы.

И это очень опасная ситуация. Когда в конце 90-х годов XX в. происходил процесс запрета ТД в ЦАР, достаточно большое число активистов этой организации получило поддержку в Кыргызстане, кое-кто перебрался туда и из Кыргызстана пытается воздействовать на своих сторонников в странах региона.

Для современного Кыргызстана норма, когда члены ТД работают в государственных структурах. Особенно сильны их позиции в силовом блоке и спецслужбах. Я знаю примеры, когда активисты ТД занимают должности начальников районных управлений внутренних дел и ГКНБ (Государственный комитет национальной безопасности КР - прим. ЕЭ). И при этом, что, на первый взгляд, парадоксально, структуры ТД очень тесно переплетаются с криминалитетом.

Все это, конечно, представляет потенциальную угрозу. Но пока все прогнозы по радикализации религиозных структур и их активному вовлечению в политические процессы не состоялись. Если говорить конкретно о текущем моменте, то я не думаю, что у радикалов есть возможность и ресурсы для того, чтобы серьезно расшатать ситуацию. Но уровень опасности религиозной радикализации в Кыргызстане значительно выше, чем в Казахстане.

– Посмотрим на север. Поскольку большое видится на расстоянии, хочется узнать ваше мнение о ситуации с радикальным исламом в России. Северный Кавказ, Поволжье, а теперь и Крым. Ситуация в исламских регионах России схожа или в каждом случае есть своя специфика? Насколько велика вероятность, что раскачивать Россию начнут оттуда?

– Ситуация в этих регионах отличается. В Татарстане автохтонное население не доминирует, элиты удовлетворены теми полномочиями, которые им дает федеральный центр. С Крымом ситуация сложнее. Он лишь недавно в составе России и сам процесс практического вхождения проходит непросто. Крымско-татарская община всегда была сильна связями в Турции. Сегодня эти связи ограниченны, они контролируются. Я думаю, что религиозный фактор в Поволжье и Крыму не представляет серьезных рисков.

Чечня вызывает гораздо больше беспокойства. Сейчас она умиротворена финансовыми вливаниями со стороны федерального центра, но если будут ограничены возможности, в том числе и теневые, для зарабатывания денег, то градус конфликтности может существенно повыситься.

– Раз уж разговор зашел о Чечне. Массовый митинг в защиту мусульман Мьянмы в Грозном и несколько фрондерское заявление лидера Чечни – насколько это серьезно и о чем это говорит вдумчивому наблюдателю?

– Мне кажется, что лидер Чечни в случае с митингом и с заявлениями несколько переиграл и перегнул палку. Будучи должностным лицом Российской Федерации, он должен был учесть действия России по Мьянме в том же СБ ООН, или подать в отставку и тогда делать заявления. Это не внутренние дела, это официальная внешнеполитическая позиция страны.

Продолжение следует

Беседовал Антон Морозов (Алматы, Казахстан)

*ИГИЛ, Хизбут-Тахрир – запрещенные в России террористические организации – прим. «Е.Э».

Источник – Евразия.Эксперт

Мьянма. ЕАЭС > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > camonitor.com, 19 сентября 2017 > № 2316026 Александр Князев


Германия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 18 сентября 2017 > № 2316033 Станислав Климович

Чего ждать России от немецких выборов

Станислав Климович

От того, кто станет новым партнером Меркель по правящей коалиции, не приходится ожидать резкого изменения статус-кво в отношении России – ни в сторону отмены санкций, ни в сторону их ужесточения. Пока ХДС придерживается своего внешнеполитического курса и остается правящей партией, в зависимости от младшего партнера по коалиции она может предложить чуть больше или чуть меньше диалога с Россией, но не более того

До выборов в немецкий Бундестаг осталось еще несколько дней, но мало кто сомневается, что победит на них опять Христианско-демократический союз во главе с действующим канцлером Ангелой Меркель. Правда, абсолютного большинства мест в парламенте она, скорее всего, не наберет, а значит, придется создавать коалицию. Собственно, главная интрига нынешних немецких выборов и состоит в том, кто станет партнерами Меркель по правящей коалиции. Этот выбор может серьезно повлиять на политику нового правительства Германии, особенно на российском направлении, где позиции потенциальных союзников ХДС заметно расходятся.

Коалиционная классика

Традиционно федеральные правящие коалиции в Германии состоят из двух партий, в немецкой политической традиции соображать на троих не принято. Только во времена отца-основателя новой Германии Конрада Аденауэра создавались многопартийные союзы, но тогда политические институты еще не устоялись и в парламент попадало много самых разных объединений. С тех пор коалиции были двухпартийными и минимальными выигрышными – такими, чтобы голосов просто хватило для устойчивого большинства в парламенте. Считается, что так проще договориться и выработать общий политический курс.

Cложилась прочная система двух идеологических блоков: право- и левоцентристского, где каждая из больших «народных» партий (ХДС и СДПГ) обладала комфортным союзником. Христианские демократы стремились создать правительства вместе со Свободной демократической партией (СвДП), а их вечные оппоненты – социал-демократы – с Зелеными.

Когда для таких удобных коалиций с обеих сторон не хватало мест, как это было в 2005 и 2013 годах, ХДС и СДПГ договаривались о новом правительстве между собой и вступали в своеобразный брак по расчету (нем. Zwangsehe) – большую коалицию. При первой же возможности, то есть после очередных выборов, этот брак распадался в пользу идеологически близкого варианта. Так, в 2009 году ХДС сформировал коалицию с либеральными свободными демократами, оставив социал-демократов в оппозиции. Сегодня вторая большая коалиция доживает последние дни перед выборами. И канцлеру Меркель вскоре предстоит сделать выбор между чувствами, расчетом и поиском новых ощущений.

Брак по любви: ХДС и СвДП

Если по результатам выборов христианские демократы и либералы вплотную приблизятся к отметке 50% голосов, дорога к правоцентристской коалиции будет свободна. Перераспределение голосов, поданных за партии, которые не прошли в парламент, сможет сыграть в пользу ХДС и СвДП, создав для них большинство в пару-тройку мест.

Правда, лидеры СвДП оговариваются, что арифметическая возможность черно-желтой (по цветам партий) коалиции не предполагает ее автоматического создания, но это скорее демонстрирует стремление либералов обстоятельно поторговаться со старшим партнером как в вопросе распределения министерских постов, так и при определении политического курса нового правительства. Они хорошо помнят, как в спешке договорились с ХДС о коалиции в 2009 году, не смогли отстоять свою повестку, растворились в составе правительства и в результате на следующих выборах вылетели из Бундестага. В этот раз СвДП собирается действовать по-другому: например, продвинуть свою технологическую повестку и добиться создания на федеральном уровне министерства цифровизации.

В вопросах внешней политики либералы, ориентирующиеся на немецкий бизнес, стремятся к конструктивному диалогу с Россией. В своей программе они выступают за поэтапное смягчение санкций вплоть до их отмены (при деэскалации конфликта на Украине) и указывают на то, что наши страны крепко связаны – экономически, культурно и политически.

Лидер СвДП Кристиан Линднер вообще недавно отметился нетипичным для представителя германского истеблишмента заявлением, что присоединение Крыма к России, которое его собственная партия в своей программе считает оккупацией, является «долгосрочным временным состоянием» (нем. Dauerhaftes Provisorium). Таким образом, Линднер предлагает заморозить текущий статус Крыма, снять его с повестки и в переговорах с Россией сконцентрироваться на достижении взаимопонимания по другим вопросам. Это заявление ожидаемо вызвало бурю эмоций: от восторженной поддержки со стороны левых и правых популистов, сдержанного сочувствия социал-демократов до резкой критики из рядов ХДС и особенно Зеленых.

Пока голосов для черно-желтой коалиции не хватает, но либералы четко обозначили, что готовы бороться за министерские портфели только при условии их наполнения соответствующим политическим курсом. Они заранее заготовили виртуальную «таблицу противоречий» с ХДС, чтобы пункт за пунктом отстаивать свои интересы, и вопрос отношения к России занимает довольно высокое место в этом списке.

Брак по расчету: ХДС и СДПГ

Однако запрос на перемены в немецком обществе может оказаться настолько слабым, что его не хватит даже для того, чтобы сменить второго участника правящей коалиции. Принцип «лучшее – враг хорошего» в этом смысле очень немецкий. Ответом на такое поведение избирателей может стать политический курс «дальше в том же духе» (нем. Weiter-so-Politik), когда впервые в истории после выборов может быть продолжена работа большой коалиции. У этой опции есть немало сторонников в обеих партиях, правление расширенного центра сегодня многими воспринимается как безальтернативное.

Декларативно СДПГ, разумеется, выступает за смену правительства, за новый политический курс. Но серьезность таких заявлений социал-демократов с трудом выдерживает критику: опросы дают им 23–24% голосов, а с таким активом получить возможность сформировать правительство можно только в фантастическом фильме, которых немцы практически не снимают. На деле СДПГ очень рассчитывает на то, что при итоговом распределении мест арифметически создание правоцентристской коалиции окажется невозможным и Меркель будет вынуждена опять пригласить их на переговоры. При этом сама канцлер, по-видимому, также намерена оставить эту опцию открытой, для чего совсем недавно публично хвалила «большую» коалицию и отмечала ее достижения.

СДПГ в ходе предвыборной кампании разыгрывает карту «партии мира» на фоне ястребов из ХДС. Их программа пропитана политикой разрядки, социал-демократы стремятся к политическому диалогу и поэтапной отмене антироссийских санкций. Они убеждены, что мир и безопасность в Европе невозможно представить без России и уж тем более в противостоянии с ней.

За такую позицию СДПГ активно критикуют их давние соратники по левоцентристскому политическому лагерю – Зеленые. Лидер этой партии Джем Оздемир прямо обвиняет социал-демократов в «политике обнимашек» (нем. Kuschelkurs) по отношению к России. За социал-демократами прочно закрепился ярлык «ферштееров», то есть политиков, активно продвигающих повестку более плотного сотрудничества с Россией, отказ от санкций и переход к стратегическому партнерству.

Но, учитывая, что в рамках действующего правительства эту повестку социал-демократы отстоять не смогли, вероятность серьезного изменения курса в отношении Росссии при продолжении большой коалиции крайне мала. Ведь политика «дальше в том же духе» распространяется на всю программу потенциального правительства, в том числе и на ее внешнеполитическую часть.

Ямайский эксперимент: ХДС, СвДП и Зеленые

Третий возможный вариант будущего правительства самый интересный и необычный. На федеральном уровне такого состава коалиции еще не было. Зеленые длительное время были слишком левыми, чтобы оказаться в одной лодке сразу с двумя правыми партиями – христианскими демократами и либералами. Но идеологические изменения последнего десятилетия привели к тому, что вся немецкая политика сместилась чуть влево, а Зеленые, наоборот, – чуть вправо. В результате программная и ценностная дистанция между непримиримыми в прошлом политическими лагерями сократилась, а пространство для переговоров и компромиссов увеличилось.

В 2008 году в Гамбурге была создана первая в истории коалиция ХДС и Зеленых на региональном уровне. В 2013 году этот опыт повторили в Гессене. Полноценная «Ямайка» (коалиция ХДС, СвДП и Зеленых, как ее называют по партийным цветам, похожим на флаг этой страны) состоялась в 2009 году в Сааре – маленькой земле на западе Германии. Последняя репетиция перед федеральными выборами этим летом – выборы в ландтаг Шлезвиг-Гольштейна – завершилась еще одним успешным формированием «Ямайки», что стало лишним доказательством принципиальной готовности и партий, и общества к такой коалиции.

Сегодня в публичном поле звучат самые разные коалиционные сигналы: пока представители ХДС все активнее говорят о возможности такого союза, согласия среди либералов и Зеленых нет. Премьер-министр Шлезвига Даниэль Гюнтер заявил, что его земля может послужить примером для строительства коалиции на федеральном уровне. Зампреды СвДП говорят прямо противоположные вещи: Катя Зундинг считает, что «Ямайка» в Берлине может получиться; ее коллега Вольфганг Кубики парирует, что успех в Шлезвиге и успех в Берлине – это «две большие разницы».

Джему Оздемиру, лидеру Зеленых, «не хватает фантазии», чтобы представить себе тройственную коалицию после выборов в Бундестаг, а Ангела Меркель, напротив, «позитивно настроена» относительно возможной коалиции с либералами и Зелеными. В конце июня она сделала явный шаг навстречу: не стала препятствовать легализации в Германии однополых браков. Учитывая, что «брак для всех» был обязательным условием со стороны СвДП и Зеленых для потенциального участия в будущем правительстве, Меркель таким образом устранила важный барьер на пути возможных переговоров с этими партиями после выборов.

Что касается внешнеполитической повестки, в таком тройственном союзе позиции хардлайнеров в отношении России могут быть существенно усилены именно за счет Зеленых. Вдобавок к Крыму и Украине они ставят в вину российскому руководству еще и поддержку режима Башара Асада в Сирии. В своих программных документах Зеленые признают целенаправленные санкции эффективным методом внешней политики, которым они намерены пользоваться и дальше. Этот подход радикально отличается от того, что предлагают либералы. При этом лидер старшего партнера по потенциальной коалиции Меркель осторожно говорит о необходимости укрепления контактов с российским руководством, признавая, что обеспечение безопасности в Европе невозможно без России.

Право первой ночи

По традиции победившая на выборах партия получает преимущественное право на проведение переговоров и может приглашать потенциальных партнеров для консультаций. Сразу после объявления итогов начинается политический спид-дейтинг – партии проходят через серию встреч (нем. Sondierungsgespräche), на которых стараются прощупать своих визави на предмет совместимости интересов.

Вероятность того, что в случае победы Меркель решит зондировать сразу все опции, очень высока. Постепенно начнут отсеиваться неудобные варианты, а партии перейдут к конкретным переговорам. Весь переговорный процесс занимает около месяца, когда партии близки идеологически (ХДС + СвДП), и около двух – когда есть существенные расхождения (ХДС + СДПГ и ХДС + СвДП + Зеленые). Поэтому в любом случае к декабрю у Германии должно появиться новое правительство.

Любой из обозначенных вариантов будущей коалиции предполагает, что выбор остается за Меркель. Наличие ясной альтернативы – ее главный козырь на переговорах: оппонент знает, что если договориться не получится, то она запросто хлопнет дверью и уйдет к другому.

Какая опция наиболее вероятна? В принципе, если земли воспринимаются как пространство для эксперимента (16 немецких земель сейчас управляются 13 разными видами коалиций), то на федеральном уровне классика все же выглядит предпочтительнее. Больше всего будет зависеть от того, набирает ли союз ХДС и СвДП большинство. Возможно, если этого не произойдет, Меркель решится на глубокое изменение политического курса и попытается убедить либералов и Зеленых войти в состав правительства. А если переговоры зайдут в тупик, у нее всегда есть запасной аэродром в виде большой коалиции с социал-демократами.

Сообразит Меркель на троих или нет, резкого изменения статус-кво в отношении России ожидать не приходится – ни в сторону отмены санкций, ни в сторону их ужесточения. Пока ХДС строго придерживается своего внешнеполитического курса и остается правящей партией, в зависимости от младшего партнера по коалиции (хардлайнера или ферштеера) она может предложить чуть больше или чуть меньше диалога с Россией, но не более того. Поэтому тем, кто требует радикальных перемен, остается надеяться только на сюрприз от немецких избирателей, хотя они к неожиданностям не особенно склонны.

Германия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 18 сентября 2017 > № 2316033 Станислав Климович


Ирак > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 18 сентября 2017 > № 2314961 Икбаль Дюрре

Иракский Курдистан — «гарант стабильности Ирана, Турции и Сирии»

На вопросы ИА REGNUM отвечает кандидат исторических наук Икбаль Дюрре

25 сентября в Иракском Курдистане состоится референдум о независимости края. По преданию 25 сентября считается днём сотворения мира. О каком новом мире идёт речь? Что ожидает курдский народ после референдума?

Икбаль Дюрре: 25 сентября — не день независимости, а просто референдум, где народ будет голосовать по вопросу независимости, хочет он её или нет. Скорее всего, результат будет положительным. В этом случае начнётся процесс, подобный Brexit.Я не думаю, что на следующий день президент Масуд Барзани объявит о независимости, поскольку он неоднократно говорил о необходимости решения всех вопросов с Багдадом исключительно мирным путём.

Одновременно Эрбиль начнёт активную дипломатическую работу с Турцией и Ираном, чтобы их убедить в следующем — Иракский Курдистан не является «головной болью» региона, это страна, которая хочет добрососедских отношений со своими соседями. Почему президент Барзани на это идёт?

Курдистан — федеративная республика в составе Ирака. У данной системы отношений были свои правила и законы. По конституции Ирака каждая сторона должна была выполнять определенные условия, чтобы страна оставалась единой. Багдад, со своей стороны, неоднократно нарушал конституцию. Самый яркий пример — пять лет назад было прекращено финансирование Курдистана. Потом Багдад отказался провести референдумы в районах, которые оспаривались между ним и Эрбилем.

Есть и психологический аспект. За последние тридцать лет жизнь курдов в составе Ирака не была простой. Я имею в виду трагедию в Халабдже 1988 года (применение иракской армией химического оружия в отношении гражданского населения —С.Ц.), политику Саддама Хусейна, так называемую «анфаль», в результате которой погибли почти 200 тысяч курдов. Конечно, подобные события оставляют отпечаток в сознании народа. Так что психологически курды уже давно себя отделяют от арабской части Ирака. Раздел основан на политических, культурных и социальных отличиях.

Эти два общества имеют разное понимание жизни. Например, если попасть из курдской части Ирака в арабскую, вы сразу обнаружите разницу. Во-первых, у арабов разрешено многоженство. Во-вторых, им нельзя употреблять алкоголь. Я не говорю, что это плохо, такова их традиция. А в Курдистане всё по-другому. За выпивку тебя никто не накажет, многоженство запрещено. И таких различий множество. Не могут курды и арабы больше находиться вместе в составе единого государства, я так понимаю.

ИА REGNUM Однако подлинная независимость Курдистана без выхода к Средиземному морю невозможна. Пока же выход к морю обеспечивает только Турция, которая не поддерживает референдум. Получается, что единственной альтернативой турецкому маршруту служит Сирия. Вы согласны с такой постановкой проблемы?

Икбаль Дюрре: Нет. Во-первых, есть много государств, которые не имеют выхода к морю. Так что Иракский Курдистан будет далеко не первой страной, у которой отсутствует морское побережье. Во-вторых, Турция ещё ни разу не грозилась перекрыть трубопровод. Обратите внимание на сделку Эрбиля с «Роснефтью». Речь идёт о крупной сделке, вся нефть по которой пойдёт через турецкую трубу.

ИА REGNUM В таком случае Курдистан усиливает свою зависимость от Анкары…

Икбаль Дюрре: Да, но здесь зависимость обоюдная. Ведь Турция тоже деньги зарабатывает. Второй момент: официальный товарооборот между Турцией и Иракским Курдистаном составляет $12 млрд; у России же товарооборот с Турцией составляет $27 млрд, превышает более чем в два раза. Для Анкары регион имеет особое экономическое значение. Курдистан богат нефтью и газом, а у Турции, как известно, запасов углеводородов нет.

Уже говорят о наличии пятидесятилетнего контракта между Анкарой и Эрбилем на поставки углеводородов в Турцию и через Турцию. Поэтому после референдума Турции придётся смириться с курдской независимостью. Есть основания думать таким образом, особенно если проследить отношение Турции к семье Барзани. Сначала их турецкая пресса всячески оскорбляла, обвиняла в терроризме. Сейчас же, когда президент Барзани приезжает в Анкару, его принимают со всеми почестями, курдский флаг соседствует с турецким. Поэтому руководство Турции должно объяснить своему населению природу отношений с Курдистаном.

Я считаю, что соседи Иракского Курдистана не могут сразу отказаться от политики, которая столетиями была направлена на непредоставление курдам особого статуса и независимости. Никто не ожидает, что завтра Турция и Иран будут аплодировать независимости Иракского Курдистана. Просто есть реалии, с которыми в течение определенного времени придётся смириться. Я так это вижу.

Конечно, всегда остаётся риск того, что внутриполитические процессы в Турции могут заставить Эрдогана принять жесткие меры в отношении Иракского Курдистана сразу после референдума, но они не будут носить долгосрочного характера. Не надо забывать, что Эрдогана ждут нелегкие выборы, а электорат, на который он рассчитывает, очень националистически настроен. И он не может этот фактор не учитывать. Заставит ли этот фактор его предпринять радикальные меры в отношении Барзани или нет? Всё зависит от предстоящей встречи Эрдогана с Трампом.

ИА REGNUM Израиль поддерживает независимость Иракского Курдистана. Сенсации здесь нет. Об этом премьер-министр Биньямин Нетаньяху говорил ещё в 2014 году. Интересует другое. Тель-Авив считает боевиков Рабочей партии Курдистана террористами, что Анкару явно устраивает. Что будет тогда с Киркуком? Ведь Турция по-прежнему на него претендует.

Икбаль Дюрре: Мулла Мустафа Барзани, отец нынешнего лидера Иракского Курдистана, в своё время говорил, то Киркук — «сердце» Курдистана. Без Киркука независимый Курдистан можно было создать ещё десять лет назад. Вся проблема состоит в нём. Мы знаем стратегическую и экономическую значимость этого района. В Киркуке живут разные народы, в том числе арабы, туркоманы и другие этносы. Поэтому не исключено, что Иракский Курдистан будет федеративным государством. И Киркук может войти в состав нового объединения на правах автономии. Об этом говорили многие высокопоставленные чиновники. В любом случае Киркук будет в составе Иракского Курдистана. Сейчас город находится под контролем курдских вооруженных сил.

Президент Барзани на днях четко заявил, что «все курды готовы умереть ради Киркука». Из-за Киркука уже возникают проблемы: 14 сентября с.г. парламент Ирака освободил от занимаемой должности губернатора края. Так что Ваш вопрос совершенно справедлив. Киркук становится «яблоком раздора». Но для курдов этот вопрос уже решен. Курды Киркук не уступят.

ИА REGNUM Теперь взглянем на восточную границу Иракского Курдистана, на Иран. Тегеран договорился о поставках газа в Иракский Курдистан, строит железную дорогу к Сенендеджу, подводя коммуникации к Иранскому Курдистану. Президент Хасан Рухани говорит о железной дороге из Ирана в Иракский Курдистан, откуда путь должен пройти к сирийской Латакии. Понятно, что без Киркука здесь также не обойтись. Как Вы оцениваете перспективы данного проекта?

Икбаль Дюрре: Отношения с Ираном у нас особые. Если будет независимый Иракский Курдистан, который станет фактором стабильности железной дороги и ее оператором, тогда перспективы у проекта вполне реальные. Иран — серьезное государство, с которым нельзя не считаться. Тегеран ведёт прагматичную политику. В своё время Иран несколько раз отказывался признавать Азербайджан в Генеральной Ассамблее ООН. Но в конце концов он его признал. Я в отношении Курдистана ожидаю такого же эффекта.

Естественно, ситуацию осложняют израильско-иранские отношения. Израиль настороженно относится к росту влияния шиитского Ирана. В лице курдов Тель-Авив видит противовес Тегерану и «Хезболле», которая подбирается к его границам. Поэтому Израиль поддерживает Курдистан. Однако следует помнить, что в самом Иране живет в два раза больше курдов, чем в Ираке. И президент Барзани в этом смысле проводит разумную политику, призывая иранских курдов вести себя спокойно, быть лояльными Ирану. Если Тегеран с пониманием отнесется к независимости Курдистана, то Эрбиль это непременно учтёт. Ведь независимый Курдистан может стать стабилизирующим фактором для самого Ирана.

Более того, курдский вопрос следует решить в Иране, Турции и Сирии. Сегодня никто не говорит о том, что будет создан Большой Курдистан. Это нереально. Почему мы говорим об Иракском Курдистане? Потому что как такового Багдада нет. У курдов за сотни лет накопилась огромная энергия, многомиллионный народ нуждается в собственном государстве.

Правительствам Ирана, Турции и Сирии будет проще решать внутренние проблемы после фактического признания ими независимости Иракского Курдистана, поскольку таким образом они не будут противопоставлять себя курдскому народу. А их право на защиту собственной территории и на борьбу с экстремистами Эрбиль отрицать не собирается. Далее они сами урегулируют проблемы с курдами, предоставив им право на автономию или же на культурную автономию. Таким образом курдский вопрос будет решен на десятилетия вперед.

ИА REGNUM Эксперты часто рассуждают о противоречиях между иракскими и турецкими курдами. Это межклановая борьба или нечто большее?

Икбаль Дюрре: Если речь идёт об Иракском Курдистане, то там можно говорить о клановых противоречиях. Если же говорить о противоречиях между Рабочей партией Курдистана (РПК) и Барзани, то налицо идеологические разногласия. В РПК доминируют социалистические идеи. А для Барзани коммунистическая идеология не имеет значения. Более того, насколько мне известно, РПК не имеет цели создать независимое курдское государство.

ИА REGNUM То есть РПК стремится сохранить нынешнюю Турцию?

Икбаль Дюрре: Не только Турцию, но и нынешнюю Сирию. У них следующие лозунги — «Мы хотим демократическую Турцию»; «Мы хотим демократическую Сирию». С другой стороны, Барзани не претендует на Турецкий Курдистан. Его цель более локальная — создать независимый Иракский Курдистан. Проблемы между турецкими и иракскими курдами есть. Для курдов важно, чтобы они не переросли в вооруженный конфликт. Впрочем, сами разногласия являются естественными, поскольку курды — многомиллионный народ, в рамках которого все не могут думать одинаково.

ИА REGNUM Каким Вы видите Иракский Курдистан в контексте изменений на Ближнем Востоке?

Икбаль Дюрре: Курды создают государственность на собственной земле. На чужие территории они не претендуют. Подход курдов к государственному строительству следующий: это будет демократическое, светское государство, которые стремится решать вопросы с соседними странами исключительно переговорным путём. Курды хотят жить спокойно на землях, которые им даны Богом, нападать на кого-либо курды не собираются.

Однако надо понимать, что события на Ближнем Востоке зависят не только от курдов. В мире всё меняется. Мы неоднократно говорили об этом в том числе и с Вами. Ближний Восток уже не будет прежним. И начались данные изменения не с Курдистана. Давайте вспомним процессы в африканских странах, что произошло, например, с Суданом. Показательны также события в Йемене. Мы понимаем, что могло бы произойти с Сирией, если бы Россия не вмешалась в ситуацию. На этом фоне роль независимого Курдистана будет исключительно положительной, поскольку в нём живут представители разных народов и конфессий.

Саркис Цатурян

Ирак > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 18 сентября 2017 > № 2314961 Икбаль Дюрре


Иран. Ирак. Турция. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 18 сентября 2017 > № 2314510

Почему сейчас не нужен независимый Курдистан

Алексей Романов, специально для Iran.ru

25 сентября должен состояться референдум о независимости Иракского Курдистана, а еще через полтора месяца, намечено провести выборы в парламент этого региона, который может провозгласить национальную независимость и тем самым создать первое курдское государство на Ближнем Востоке. Это может привести не только к расчленению Ирака, но и к резким изменением расстановки сил, как в регионе, так и на глобальном уровне.

Этот процесс сравним по своему значению с созданием государства Израиль. Со всеми вытекающими последствиями. Включая новый раскол на Ближнем Востоке и появление нового очага конфликтов. Хотя, конечно, отрицать право почти 30-миллионного курдского народа на самоопределение нельзя. Просто курды выбрали для этого не самый удачный момент, когда в регионе идет беспрецедентная война с терроризмом глобального масштаба, а суннито-шиитский конфликт достиг своего апогея. И в условиях, когда уже почти 70 лет палестинский народ не может добиться создания своего независимого государства, несмотря на многочисленные резолюции ООН и его Совета Безопасности. И тем более (и это вполне естественно), что в странах со значительным курдским меньшинством — Ираке, Иране, Турции и Сирии – отношение к референдуму резко отрицательное.

Ирак

В Багдаде понимают, что вслед за выходом Курдистана из состава иракского государства, последует дальнейший распад страны с созданием независимых арабских государств с условным названием Шиитостан и Суннитостан. Кроме того, Ирак может потерять часть территорий на севере и северо-востоке, на которые претендуют курды, включая Киркук и крупнейшее киркукское месторождение нефти, на котором добывается почти 40 % всей нефти этой страны. Не случайно 12 сентября иракский парламент, не дожидаясь итогов предполагаемых консультаций в Багдаде между центральным правительством и руководством курдской автономии, выразил свое решительное несогласие с идеей его проведения в принципе.

Турция

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган назвал референдум ошибкой и угрозой территориальной целостности Ирака. Это вполне понятно, поскольку независимость Иракского Курдистана подтолкнет турецких курдов, составляющих почти треть населения страны, к аналогичному шагу. Тем самым вооруженные столкновения армии с боевиками РПК (Рабочей партии Курдистана - ред.) разгорятся с новой силой, как и теракты в Юго-Восточной Анатолии, а возможно и в крупных городах Турции. В этой ситуации возможно вторжение турецкой армии на Север Ирака. Анкара сделает все, что может, чтобы не допустить выхода из состава турецкой республики провинций, населенных курдами.

Сирия

Дамаск, ослабленный 6-летней войной с вооруженной оппозицией и террористами, не хочет раздражать сирийских курдов резким отношением к референдуму, пока они сражаются против общего врага. Но руководство Сирийской Арабской Республики прекрасно понимает, что и так курдские группировки не только сильно окрепли за время противостояния с ИГ и "Джабхат ан-Нусрой", но и де-факто создали свою автономию на Северо-Востоке САР, которая соприкасается с Иракским Курдистаном. Поэтому в случае объявления независимости последнего, сирийская курдская "автономия" наверняка захочет присоединиться к новому государству. Да и США толкают их на откол от Дамаска.

Иран

Свое негативное восприятие проведения референдума демонстрируют и в Иране. Главный военный советник религиозного лидера Ирана аятоллы Али Хаменеи генерал Яхья Сафави несколько дней назад, в интервью иранскому информационному агентству ISNA, выразил консолидированное мнение высшего иранского руководства и иранской военно-политической элиты, заявив, что референдум может вызвать "войну и длительную нестабильность" в ближневосточном регионе. "Его, — сказал Сафави, — реализуют враги мусульман, причем, вынашиваемая ими идея раздела не только Ирака, но и Сирии, чревата самыми серьезными последствиями".

Главный политический советник аятоллы Али Хаменеи, бывший долгие годы главой МИД ИРИ, Али-Акбар Велаяти, в своем выступлении в Свободном университете Тегерана (Университет Азад - ред.) сказал, что Иран не поддерживает идею референдума, так как его позиция вытекает из принципа защиты территориальной целостности стран региона Ближнего Востока. При этом, иранские курды, в отличие от иракских, сирийских и турецких, к независимости не стремятся и не выступают против центрального правительства Исламской Республики Иран, которое в последнее время потратило огромные средства на развитие экономики и инфраструктуры курдских районов страны.

Мировое сообщество пытается избежать нового конфликта

Категорически против проведения референдума выступили Лига арабских государств (ЛАГ) и ООН, и, что крайне важно, Россия и США. А на Вашингтон ориентируется только Масуд Барзани и его сторонники. Правда, Белый дом уклонился от резких и категоричных суждений, предложив отложить проведение этого референдума и признав его сейчас нецелесообразным. Хотя определяющей все-таки, скорее всего, является позиция Анкары, которая может просто перекрыть иракским курдам любой выход во внешний мир в обход Багдада. Более того, турки просто могут ввести на территорию Иракского Курдистана свои войска под предлогом преследования боевиков РПК. А наряду с Анкарой, решающее слово и за Тегераном. Ведь в свое время именно ИРИ спасла тысячи курдов от преследований Саддама Хусейна, в том числе и видных членом семьи Барзани, включая нынешнего премьер-министра Иракского Курдистана Нечирвана Барзани.

Поэтому в Эрбиле ожидают главу турецкой спецслужбы MIT (Milli İstihbarat Teşkilatı, Национальная разведывательная организация - ред.) Хакана Фидана и командующего спецподразделением "Кудс" иранского КСИР генерала Касема Сулеймани, которые хотят убедить Масуда Барзани пойти на компромисс с Багдадом. Кроме того, Хакан Фидан намерен обсудить с руководителем спецслужбы курдов Масруром Барзани его встречу с главой военного крыла Рабочей партии Курдистана (РПК) Кемалем Байюком, который недавно приезжал в Эрбиль для того, чтобы провести консультации с главой разведслужбы Иракского Курдистана. Анкара подозревает, что между двумя этими силами явно намечается альянс. И он становится очевидным опять же в рамках проведения референдума, а вернее — крайней заинтересованности клана Барзани в поддержке этой идеи РПК и ее филиалами в лице прежде всего Партии демократического союза (ПДС) в Сирии.

Это означает, что референдум в Иракском Курдистане автоматически приведет к проведению аналогичных плебисцитов уже в Сирии и к явно вырисовывающейся перспективе образования там сначала квази-государственной автономии с последующим присоединением к независимому курдскому государству. А это уже угроза национальной безопасности Турции и ее территориальной целостности. Тем более что Вашингтон уже создал в курдских районах на севере и северо-востоке Сирии свое военное присутствие.

В принципе, уже давно известно, что США выступают за создание независимого курдского государства для оказания давления на Ирак, Сирию, Иран и Турцию. Однако не сейчас, когда в Сирии и Ираке продолжаются военные конфликты, а международные силы ведут борьбу с террористическими группировками, окопавшимися там. Да и обижать весьма важного союзника по НАТО в лице Анкары Вашингтон не хочет. Кроме того, в США понимают, что еще один конфликт в регионе из-за независимости Курдистана, американская армия просто не потянет, поскольку против курдов в этом случае единым фронтом выступят Турция, Иран, Сирия и Ирак, да и все арабские страны. Ни Саудовской Аравии, ни Египту, ни другим арабским странам независимый Курдистан в чувствительном месте арабского мира не нужен.

Но в обозримом будущем Вашингтон обязательно вернется к этой идее. Прежде всего, чтобы создать прецедент для развала Ирана и Сирии под лозунгом демократизации Ближнего Востока и права народов на самоопределение, для начала отколов от них курдские районы. Не надо забывать, что в ИРИ проживают и другие крупные этносы – азербайджанцы и белуджи. Вслед за Ираном и Сирией, США возьмутся за Турцию. А в дальнем прицеле – многонациональная Россия, где США давно разжигают сепаратизм на национально-религиозной почве, используя для этого Саудовскую Аравию, Катар, Турцию и т.д., особенно на Северном Кавказе и в Поволжье.

На сегодня есть только одна страна, которая однозначно и решительно выступает за создание независимого курдского государства – это Израиль. Еврейскому государству выгодно создать на Ближнем Востоке подальше от своих границ мощный очаг напряженности, который отвлечет внимание и ресурсы основных оппонентов Израиля. Но в данном случае от Тель-Авива мало что зависит, поскольку он не является участником всего этого процесса. В этой связи интересны высказывания Секретаря Совета политической целесообразности, бывшего главкома КСИР Мохсена Резаи на недавней пресс-конференции в Багдаде, сказавшего, что проталкивание идеи референдума в Иракском Курдистане можно сравнить с навязыванием войны Ираку, Сирии и Турции, которая может длиться несколько десятилетий, ввергнув регион в зону нестабильности. Турция, отметил иранский политик, попытается реально противостоять этому событию, и есть вероятность того, что она попытается помешать этому вооруженным путем. "Имеется вероятность и того, что наступит военная фаза также в отношениях между центральным правительством Ирака и регионом Иракского Курдистана", - заявил Резаи.

Он также отметил: "Иран убежден, что Ирак не должен быть расчленен. Если он распадется на несколько частей, то такая же участь постигнет и Сирию, и Турцию. На самом деле, враги ислама хотели бы территориального распада, как Сирии, так и Турции. Начало такого процесса представляет самую большую угрозу миру, безопасности и прогрессу ближневосточного региона".

Внутрикурдский расклад

На этом фоне не все гладко и с раскладом сил внутри самой курдской автономии. В Эрбиле продолжаются тяжело идущие переговоры между делегациями Демократической партии Курдистана (ДПК), Патриотического союза Курдистана (ПСК) и движения "Горран", которое уже 2 года бойкотирует курдский парламент, для достижения соглашения о поддержке этими тремя основными партиями самой идеи референдума через созыв парламента Иракского Курдистана. Отсутствие одобрения на законодательном уровне его итогов просто дезавуирует саму идею его проведения.

Если брать уже согласованные пункты соглашения, то движению "Горран" удалось настоять на том, что Масуд Барзани и его ближайшие родственники не будут баллотироваться на высшие посты в автономии. Остаются нерешенными вопросы согласования закона о выборах президента и новые модели распределения доходов от экспорта углеводородов. Отход "Горран" от идеи проведения референдума возможен путем согласования его позицией с рядом мелких политических партий Иракского Курдистана, например, с Исламской партией Курдистана, которые категорически отвергают идею проведения референдума. Тем более что тема торговли углеводородами и распределение прибыли от этого остается пока непреодолимым препятствием.

И даже если референдум состоится, он, наверняка, останется во многом на бумаге и неким больше пропагандистским явлением в силу просто непризнания его со стороны международного сообщества. При этом, блокирование экспорта углеводородов со стороны одного только Багдада способно вызвать в курдской автономии полный экономический коллапс. Не говоря уже о транспортной изоляции со стороны Турции.

******

Ясно одно – поощряя расколы и сепаратизм на этно-религиозной почве, США и Израиль создали массу проблем в регионе, одной из которых стал референдум о независимости Иракского Курдистана. Все это – продолжение "цветных" революций, запущенных США на Ближнем Востоке в 2010 году. Превращение в кровоточащую рану Ливии, Сирии и Ирака, куда тысячами хлынули международные террористы – итог недальновидной стратегии США с опорой на ваххабитские монархии Персидского залива. И в этих условиях, Россия правильно проводит свою линию, не поддерживая проведение референдума сейчас, но при этом, не отрицая за курдами их национальные права.

Иран. Ирак. Турция. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 18 сентября 2017 > № 2314510


Россия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 18 сентября 2017 > № 2314501 Вольфганг Ишингер

Вольфганг Ишингер: "Пока что Путину сопутствует успех, но в перспективе он этого темпа не выдержит"

Герхард Гнаук | Die Welt

Глава Мюнхенской конференции по безопасности Вольфганг Ишингер считает, что Россия гораздо слабее, чем кажется. В интервью Die Welt он говорит о шансах в украинском конфликте и хвалит Дональда Трампа за позицию по Северной Корее.

"Россия действительно демонстрирует изменения своей позиции (по Украине), - замечает Ишингер, комментируя готовность президента Путина разместить на Донбассе "голубые каски" ООН. - Тут надо в любом случае все детально проверить, получится ли из этого что-то сделать? И, возможно, не только для Донбасса, но и для взаимоотношений между Востоком и Западом в целом, для выстраивания доверия между Западом и Россией. Это было бы правильной дипломатией. Неправильной, ошибочной дипломатией было бы отметать российскую инициативу, изначально считая ее трюком или уловкой".

По мнению собеседника издания, "было бы хорошо, если бы миссия состояла не из представителей стран - постоянных членов Совбеза ООН. Предпочтительнее страны, не втянутые в политическом смысле в события в регионе. Например, Индия или другие азиатские государства".

Комментируя причины, которые могли толкнуть Москву на подобные перемены, руководитель Мюнхенской конференции по безопасности указывает на то, что, возможно, "Москва хочет скинуть немного балласта на фоне (...) застоя в российско-американских отношениях. Возможно, это происходит и из-за новых американских санкций, которые в этот раз задели Москву сильнее. Кроме того, Вашингтон взвешивает возможность поставок противотанковых вооружений для украинской армии - Россия определенно хочет этого избежать. Что касается Донбасса, Москва, вполне вероятно, все больше понимает, что из этих квазигосударств, в которых происходит и много незаконного, ничего не получается и что вся эта ситуация стоит России и денег, и репутации".

"Валовой национальный продукт России меньше итальянского. Тем не менее, Россия пытается вести себя как великая мировая держава и несет в связи с этим значительные политические убытки - в том числе в Сирии и на Украине. Внутри страны Москва вынуждена чудовищно напрягаться, чтобы продемонстрировать хотя бы минимальный рост. В итоге: энергичная внешняя политика России пока что выглядит успешной, но в перспективе страна такого темпа не выдержит", - уверен Ишингер.

Останавливаясь на антироссийских санкциях, Ишингер говорит о том, что "не стоит переоценивать их эффективность".

По словам главы Мюнхенской конференции по безопасности, было бы неплохо, если бы ЕС был задействован в переговорах по Северной Корее, если им суждено состояться - причем в соответствии с показавшей себя успешной "иранской моделью". "В Сирии ЕС отодвинули на задний план, на переговорах по Украине ЕС вообще не представлен: это неправильно. ЕС представляет 500 млн европейцев и должен уверенно заявлять об интересах стран Евросоюза на подобных переговорах. Это касается и ситуации вокруг Северной Кореи".

"Весьма необычная внешняя политика Дональда Трампа впервые привела здесь к успеху. (...) Именно благодаря США удалось достичь консенсуса в Совбезе ООН относительно новых санкций против Северной Кореи. (...) Но что, если режим в Пхеньяне продолжит как ни в чем не бывало проводить свои испытания? Военная интервенция США исключена, поскольку в таком случае не обойтись без гигантского числа человеческих жертв. И что тогда? Если ядерное устрашение и сдерживание показали свою эффективность в эпоху холодной войны в отношении СССР, почему они не должны сработать и в отношении Северной Кореи? Мировые политические кризисы редко имеют идеальное решение", - констатирует собеседник Die Welt.

"На фоне "тихой" дипломатии могут открыться новые каналы для переговоров с Северной Кореей, - замечает Ишингер. - Центральную роль при этом должен взять на себя Китай. Можно предположить, что первым шагом станет двойная заморозка: северокорейская сторона замораживает свои испытания, а США и Южная Корея не проводят учений. (...) Позитивным стимулом могут стать и программы экономической поддержки. Северная Корея также должна получить весомые гарантии того, что никто, в том числе и США, не намеревается начать военную операцию с целью свержения режима".

Россия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 18 сентября 2017 > № 2314501 Вольфганг Ишингер


Германия. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inopressa.ru, 18 сентября 2017 > № 2314496 Федор Лукьянов

Что действительно интересует Россию на выборах в немецкий Бундестаг

Федор Лукьянов | Frankfurter Allgemeine

Если верить определенным людям в Германии, то "Россия (...) собирается участвовать в предвыборной кампании в Германии. Целая армия хакеров только и ждет команды "фас" от Владимира Путина, чтобы наконец-то вмешаться и сделать Александра Гауланда канцлером Германии, а Сару Вагенкнехт - главой немецкого МИДа", пишет главный редактор журнала "Россия в глобальной политике" Федор Лукьянов в статье для немецкой газеты Frankfurter Allgemeine.

"Возможно, я плохой патриот, но я, как, впрочем, и подавляющее большинство россиян, не в состоянии поверить в подобную мощь моей страны, - отмечает автор. - Да, на Западе уже более года считают аксиомой, будто Путин фальсифицирует выборы во всем мире и хочет подорвать западную демократию. Но в самой России эта версия вызывает отчуждение и вопрос: "А можем ли мы действительно все это сделать?" "Так, если у нас и вправду есть такие высококвалифицированные специалисты, то почему мы не видим никаких следов их таланта внутри самой России, где ничего не работает так, как должно, и где чиновники ставят рекорды в бумажных войнах и неэффективности?" - подчеркивает Лукьянов.

"Тем не менее, выборы в Германии все же представляют огромный интерес для России", - продолжает Лукьянов. Во-первых, в России верят в то, что "Европейский союз - это, по большей части, Германия. (...) Отсюда и убеждение, что вопрос санкций зависит от позиции канцлера или ее преемника". Во-вторых, для многих русских сама по себе интересна роль Ангелы Меркель: "В России, как известно, смена политиков происходит довольно проблематично. И потому тот факт, что Меркель, которая и так находится у власти почти 12 лет, останется еще на четыре года, сыграет на руку тем, кто полагает, что России не нужна смена власти". "И, разумеется, многих в России интересует, продолжится ли после выборов отход Германии от США", - отмечает Лукьянов.

Германия. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inopressa.ru, 18 сентября 2017 > № 2314496 Федор Лукьянов


Россия > СМИ, ИТ. Финансы, банки. Внешэкономсвязи, политика > comnews.ru, 18 сентября 2017 > № 2314450

Сбербанк поместил торговлю в облако

Мария Андреева

Сбербанк запустил облачный сервис "Моя торговля" для небольших компаний, интернет-магазинов, малых производственных предприятий. В банке отметили, что сервис позволяет привести деятельность предпринимателей в соответствие с требованиями нового федерального закона №54 ("О применении контрольно-кассовой техники"), в том числе и для онлайн-торговли. Эксперты наблюдают тенденцию внедрения облачных технологий во все аспекты коммерческой деятельности, начиная от продаж через интернет-площадки, заканчивая передачей данных в налоговую при помощи онлайн-каналов.

О запуске облачного сервиса для предпринимателей рассказал представитель Сбербанка. Он уточнил, что сервис объединяет в одной системе продажи, закупки, склад, финансы и CRM (Customer Relationship Management). "Владелец магазина в любой момент видит остатки товаров по всем торговым точкам и понимает, какие из них необходимо докупить, может удаленно контролировать работу продавцов (открытие/закрытие смены, продажи, сумму скидок, создаваемые в сервисе документы)", - рассказали в пресс-службе банка, добавив, что уже через несколько дней накопившиеся данные помогут оценить эффективность торговли. Оператором сервиса является разработчик облачных решений для торговли – компания "МойСклад" (ООО "Логнекс").

"Мы активно развиваем линейку облачных небанковских сервисов для клиентов Сбербанка. С их помощью можно существенно облегчить предпринимателю ведение дел в самых разных областях", - заявил директор проектов дивизиона "Цифровой корпоративный банк" Сбербанка Сергей Паршиков.

В пресс-службе банка уточнили, что воспользоваться сервисом "Моя торговля" может любой предприниматель, зарегистрировавшийся на специальном сайте. Представитель Сбербанка отметил, что первые три месяца предприниматель может воспользоваться сервисом бесплатно.

"После регистрации аккаунта потребуется пройти 15-минутное интерактивное обучение. Затем можно приступать к работе: загружать каталог товаров и поставщиков, оформлять продажи. Если у бизнесмена есть интернет-магазин, он может воспользоваться возможностями интеграции с любой популярной CMS (Content Management System), что займет не более получаса", - сказали в пресс-службе Сбербанка.

Кроме того, в банке отметили, что сервис интегрирован с другими подобными продуктами Сбербанка: онлайн-кассой "Эвотор" и сервисом "Сайт для бизнеса". "Используя их, предприниматель может существенно снизить издержки, вести автоматизированный учет, анализировать и систематизировать производственные процессы", - добавили в Сбербанке.

"ВТБ24 предлагает несколько сервисов с заявленным функционалом. При этом не с "триал-периодом", а я с постоянной скидкой для клиентов банка", - сказал корреспонденту ComNews представитель банка. Он добавил, что в маркетплейсе, интегрированном в интернет-банке для малого бизнеса, есть сервис от "Калуга Астрал" (ООО "Астрал-М"), позволяющий быстро начать работу в соответствии с 54-ФЗ, который работает с прошлого года. Кроме того, добавил представитель ВТБ24, в это решение включен аналитический модуль, позволяющий вести учет и статистку по торговле. Помимо этого, в маркетплейс входит сервис от компании InSales, позволяющий помимо создания интернет-магазина вести также полную статистику и учет в точках электронной торговли, он был запущен в сентябре этого года.

"До конца 2017 г. в маркетплейсе мы планируем запуск самостоятельного сервиса (не white label) "МойСклад", - добавил представитель ВТБ24.

В разговоре с корреспондентом ComNews представитель "Почта Банка" сказал, что у банка сервиса, подобного тому, который предлагает Сбербанк, пока нет, так как основные клиенты "Почта Банка" – розничные. "Мы только в перспективе планируем обслуживать малый бизнес", - отметили в "Почта Банке".

В Альфа Банке, банке "Открытие" не стали комментировать данную тему.

По словам руководителя проекта 1office.pro (ГК "ИТ-Град") Павла Захарова, использование онлайн-касс, передающих данные о совершенных операциях продажи в налоговую через сеть Интернет, согласно 54-ФЗ "О применении контрольно-кассовой техники" создает дополнительное финансовое бремя для предпринимателей, которые должны заменить действующие кассовые аппараты на новые.

"Безусловно, новый закон касается и интернет-торговли, поскольку теперь печатать чеки необходимо при оплате банковской картой или через электронные кошельки, а сведения о таких операциях должны поступать в налоговую через операторов фискальных данных", - заметил эксперт.

Павел Захаров сказал, что в "ИТ-Граде" наблюдают тенденцию внедрения облачных технологий во все аспекты коммерческой деятельности, начиная от продаж через интернет-площадки, заканчивая передачей данных в налоговую при помощи онлайн-каналов. "Услуга "Аренда 1С в облаке" становится все более востребованной в рамках управления торговлей и бухгалтерского учета", - добавил он.

В разговоре с корреспондентом ComNews руководитель отдела разработки и внедрения департамента бизнес-решений группы компаний Softline Михаил Савицкий отметил, что компании с большой клиентской базой, независимо от отрасли, стараются монетизировать этот ресурс за счет предоставления новых услуг. "Сбербанк со своей базой корпоративных клиентов – не исключение. Тем более, что Сбербанк уже давно диверсифицировал свой бизнес: буквально несколько дней назад был анонсирован пилотный проект по выдаче гражданам паспортов и других документов", - заметил Михаил Савицкий.

На его взгляд, все крупные компании идут по аналогичному пути. Например, добавил эксперт Softline, МГТС (ПАО "Московская городская телефонная сеть") предоставляет различные бытовые услуги жителям Москвы и Московской области – начиная от генеральной уборки помещений и химчистки ковров, заканчивая ремонтом окон.

"Любой современный банк, как и любой телеком – это по сути ИТ-компания. Любой банк, особенно федерального уровня, имеет собственную огромную сеть передачи данных и ИТ-инфраструктуру, которая функционирует в рамках всей страны. Так как все клиенты банка имеют личные кабинеты, все они заведены в CRM, подключены к интернет-банкингу и т.д., для организации не представляет большой сложности подключение дополнительных сервисов. Как правило, они привлекают для этого внешних подрядчиков, таких как компания "МойСклад" в случае с сервисом "Моя торговля", - сказал Михаил Савицкий.

Россия > СМИ, ИТ. Финансы, банки. Внешэкономсвязи, политика > comnews.ru, 18 сентября 2017 > № 2314450


Россия. США > Финансы, банки. Внешэкономсвязи, политика > bankir.ru, 18 сентября 2017 > № 2314419 Роман Ткачук

Рубль пока не воспринимает всерьез страшные сказки дяди Сэма

РОМАН ТКАЧУК

старший аналитик группы компаний «Альпари»

Как известно, финансовыми рынками правят страх и жадность. Неудивительно, что там периодически появляются мифы, подталкивающие граждан к резким и необдуманным решениям. На мой взгляд, страшилка о новых санкциях США в отношении российского госдолга именно из этой серии.

Безусловно, в этом мире ничего исключать нельзя, но всё же такой сценарий – инициатива, исходящая от Госдепа США в адрес международных инвесторов, запрещающая покупку госдолга России - выглядит маловероятным. США может трясти оружием в направлении Северной Кореи и грозить принять санкции в отношении всех, кто имеет торговые отношения с этой страной. Но с Россией такой фокус не пройдёт. Россия тесно интегрирована в мировую финансовую систему, а Европа и вовсе зависит от поставок российской нефти и газа. В ближайшие годы избавиться от этой зависимости европейским странам даже при всём желании не представляется возможным. И США помочь в этом вопросе не могут. А, значит, не стоит ждать и запрета на покупку российских энергоносителей.

Можно перевести деньги в другую юрисдикцию, например, в азиатскую, при желании можно использовать офшоры. Через них можно вкладываться в любые активы

Аналогично не стоит ждать запрета на покупку российского долга. Даже если США введут его, инвесторы найдут способ обойти. Можно перевести деньги в другую юрисдикцию, например, в азиатскую, при желании можно использовать офшоры. Через них можно вкладываться в любые активы. Smart money найдут лазейки в погоне за более высокой доходностью. Как говорится: мухи – отдельно, котлеты – отдельно. То есть политика политикой, а бизнес бизнесом. А раз так, то смысла в запрете на покупку российских облигаций, кроме ещё большего ухудшения отношений, нет.

Если это всё же произойдёт, то спрос на российские облигации немного снизится, а рубль окажется под давлением, но в любом случае о девальвации речи не идёт. Российская экономика адаптировалась к санкциям и давлению со стороны западных стран, а российские власти готовы к различным сценариям.

Показательно, что рубль пока не воспринимает всерьёз угрозу запрета покупки российского госдолга. Показателен высокий спрос на российские облигации. Индекс ОФЗ RGBI (Russian Government Bond Index) даже рос на 1,5% за до 140 пунктов, что являлось очень сильным движением для облигаций и пятилетним максимумом. Последнее размещение ОФЗ Минфином вызвало небывалый ажиотаж, спрос превысил предложение в три раза.

Рис.1 Индекс российских облигаций RGBI – на пятилетних максимумах

После заседания Центробанка мы ожидаем ослабления национальной валюты. Об этом говорят макроэкономические факторы: дефицит бюджета и отрицательный счёт текущих операций платёжного баланса

На прошлой неделе рынком российского долга двигали другие факторы. Прежде всего – это растущие нефтяные цены и ожидание снижения ставки на заседании Центробанка России, которое произошло 15 сентября. У регулятора были все карты на руках, чтобы смягчить денежно-кредитную политику – инфляция замедлилась, рубль крепок, экономический рост нужно стимулировать. Впрочем, на наш взгляд, середина сентября может стать разворотной точкой для рубля. После заседания Центробанка мы ожидаем ослабления национальной валюты. Об этом говорят макроэкономические факторы: дефицит бюджета и отрицательный счёт текущих операций платёжного баланса. Да и непростые отношения с западными державами не стоит сбрасывать со счетов. Я считаю, что девальвации рубля ждать не стоит, но прикупить немного валюты вполне разумно.

Россия. США > Финансы, банки. Внешэкономсвязи, политика > bankir.ru, 18 сентября 2017 > № 2314419 Роман Ткачук


Китай. Россия. ЕАЭС > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 18 сентября 2017 > № 2313634 Ли Хуэй

Китай и Россия совместными усилиями в течение двух последних лет достигли очевидных успехов в сотрудничестве по сопряжению "Экономического пояса Шелкового пути" с ЕАЭС. Об этом заявил сегодня посол Китая в России Ли Хуэй.

"Благодаря совместным усилиям Китая и России, в течение двух последних лет были достигнуты очевидные успехи в сотрудничестве по сопряжению национальных стратегий развития, которые касаются нескольких ключевых аспектов", -- сказал Ли Хуэй, выступая на открытии российско-китайского форума "Москва-Пекин: торгово-экономическое и культурное сотрудничество на Шелковом пути".

Среди перечисленных послом сфер -- торгово-экономическое и энергетическое сотрудничество, инфраструктурная взаимосвязанность, реализация крупных проектов, финансово-инвестиционное взаимодействие и гуманитарные обмены.

По словам Ли Хуэя, значительно вырос товарооборот между КНР и РФ. "За первые 7 месяцев 2017 года он достиг 46,626 млрд долларов, что на 24,96 проц больше по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Китай на протяжении 7 лет подряд остается крупнейшим торговым партнером России", -- отметил дипломат.

"Идет успешная реализация проекта китайско-российского газопровода по восточному маршруту. Китай и Россия запустили совместное строительство Амурского газоперерабатывающего завода", -- заявил посол, говоря об энергетическом сотрудничестве. Он добавил, что уже в нынешнем году будет завершена работа над первой очередью проекта "Ямал СПГ"

Среди выделенных Ли Хуэем инфраструктурных проектов -- строительство трансграничного железнодорожного моста, соединяющего северо-восток Китая и Дальний Восток России, и крупных транспортных коридоров "Приморье-1" и "Приморье-2".

По словам посла, стороны достигли новых сдвигов в сельскохозяйственном сотрудничестве, трансграничной интернет-коммерции и сфере высоких технологий. "Эти успехи имеют большое значение для расширения торгово-экономического сотрудничества, улучшения его структуры, содействия продолжительному развитию и координации двусторонней торговли", -- подчеркнул Ли Хуэй.

"В будущем Китай и Россия развернут более интенсивное сотрудничество в реализации инициативы "Пояс и путь", чтобы превратить его в новый канал укрепления традиционной дружбы, чтобы еще быстрее, лучше и больше работать на благо народов двух стран, а также внести новый вклад в достижение мира, стабильности и продолжительного развития в Евразии", -- заявил посол.

Китай. Россия. ЕАЭС > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 18 сентября 2017 > № 2313634 Ли Хуэй


Россия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 18 сентября 2017 > № 2313508 Вольфганг Ишингер

«У Путина непродолжительный успех, но он перенапрягается»

Герхард Гнаук (Gerhard Gnauck), Die Welt, Германия

Вольфганг Ишингер (Wolfgang Ischinger) почти десять лет руководит влиятельной Мюнхенской конференцией по безопасности. Опытный дипломат и госсекретарь по вопросам внешней политики, он является глубоким знатоком глобальных конфликтов. На киевском форуме YES 2017 71-летний политик выступил по поводу российско-украинского конфликта. В нем в последнее время наблюдается некоторое движение.

DIE WELT: Украина давно требовала введения «голубых касок» ООН в Донбасс. Сейчас президент России Путин впервые заявил о готовности к этому и ссылается при этом даже на позицию Ангелы Меркель. Что это — шанс или уловка?

Вольфганг Ишингер: Российская позиция действительно изменилась. Здесь в любом случае следует тщательно проверить: может ли из этого что-то получиться? И, если возможно, то не только для Донбасса, а в конечном итоге вообще для отношений между Западом и Востоком, для создания доверия между Западом и Россией. Это хорошая дипломатия. Совершенно неправильной, плохой дипломатией было бы просто отмахнуться от этого российского предложения без дальнейшей проверки, не является ли это предложение обманом или уловкой.

— Какие страны должны будут посылать солдат «голубых касок»? Например, сама Россия?

— Было бы хорошо, если бы постоянные члены Совета безопасности ООН не принимали в этом участия. Лучше было бы, если бы это были страны, которые не задействованы в этом регионе политически. Например, Индия или другие азиатские государства.

— Почему Россия выступила сейчас с этим предложением?

— Возможно, Россия хочет из-за нынешнего, а также из-за ожидаемого в ближайшем будущем застоя в российско-американских отношениях сбросить некий балласт. Также и из-за недавно объявленных санкций США, которые заденут Москву сильнее, чем предыдущие. Кроме того, в Вашингтоне планируют поставлять на Украину противотанковое оружие. Россия, конечно, хочет этого избежать. Что касается Донбасса, то в Москве, пожалуй, все больше замечают, что с этими так называемыми государствами, в которых происходит много криминального, ничего не получится и что все это стоит России только много денег и авторитета.

— Политик США Ньют Гингрич (Newt Gingrich) сказал на конференции YES 2017 здесь в Киеве, что последняя экспансия российской власти из-за «изнеможения» в среднесрочной перспективе снова закончится. Как и к 1989-му году в случае с Советским Союзом.

— Российский ВВП — немного меньше, чем ВВП Италии. Несмотря на это, Россия пытается представить себя как великую или мировую державу и платит за это высокую цену своей политики, в том числе в Сирии и на Украине. В самой стране Москве приходится сильно напрягаться, чтобы добиться хотя бы малого роста. Короче: активистская внешняя политика России на ближайшую перспективу кажется успешной, но в долгосрочной перспективе страна не рассчитывает свои силы. В этом Гингрич не так уж неправ.

— Сыграли ли прежние санкции Запада из-за кризиса на Украине большую роль в переосмыслении в России? По оценкам, они обошлись России всего в один процент ее ВВП.

— Эта цифра, пожалуй, реалистична, но один процент — это и есть один процент. И кроме того, есть еще санкции, направленные против отдельных лиц. Однако российские политики неоднократно спрашивали меня: господин Ишингер, можете ли Вы объяснить мне, почему я не состою в санкционных списках? Очевидно, они полагают, что тот, кто состоит в этих списках, считается на Западе более важным. В любом случае нам не следует переоценивать действие таких санкций.

— Какой видится Вам роль ЕС в кризисе с Северной Кореей?

— Предпринимаемые с 90-х годов попытки провести переговоры, чтобы заставить Северную Корею отказаться от ядерного курса, каждый раз заканчивались провалом, по разным причинам. Кстати, ЕС еще в 90-е годы участвовал в этом. Поэтому хорошо, что канцлер ФРГ сейчас вновь заявила о готовности принять участие. Однако я не вижу здесь какой-либо специальной немецкой роли. Лучше всего было бы, если бы ЕС как таковой принимал участие во всевозможных переговорах, по примеру удачной модели переговоров с Ираном. В Сирии ЕС вытеснили на обочину, в переговорах по Украине он вообще не сидит за столом переговоров: это неправильно. ЕС представляет интересы 500 миллионов европейцев и должен уверенно отстаивать интересы ЕС на таких переговорах. Это касается также и конфликта с Северной Кореей.

— Кое-что говорит о том, Россия помогла своему соседу Северной Корее в осуществлении ее ракетной программы.

— Если это так, то русские должны сейчас глубоко сожалеть об этом. У России не может быть заинтересованности в Северной Корее с ядерными ракетами.

— Ваш прогноз по поводу этого конфликта?

— Очень нетрадиционная внешняя политика Дональда Трампа здесь впервые привела к успеху, надо отдать ему должное. В Совете безопасности ООН удалось по поводу новых санкций против Северной Кореи достичь консенсуса благодаря США. Здесь я должен сказать: снимаю шляпу! Но что, если Северная Корея будет и дальше спокойно проводить свои испытания? Военная интервенция США отпадает, потому что в таком случае опасаются слишком большого количества жертв среди мирного населения. Но что же тогда? Если по отношению к Советскому Союзу ядерное устрашение и сдерживание в холодной войне в течение десятилетий подействовали, то почему это не может сработать в случае с Северной Кореей? Идеальные решения в мировых политических кризисах являются редкостью.

— Как могло бы выглядеть решение?

— Путем тихой дипломатии, возможно, удалось бы создать новый переговорный канал с Северной Кореей. При этом центральную роль должен играть Китай. Тогда двойное замораживание могло бы стать, вероятно, первым шагом. Северокорейская сторона замораживает свои испытания, США и Южная Корея отказываются от военных учений. Это могло бы стать началом. Экономические программы по поддержке могли бы создать положительные стимулы. И Северную Корею надо правдоподобно заверить в том, что никто, в том числе и США, не планирует интервенцию с целью смены режима. Так это видят и некоторые американские коллеги.

Россия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 18 сентября 2017 > № 2313508 Вольфганг Ишингер


Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 18 сентября 2017 > № 2313502 Михаил Ходорковский

Вместо Путина может прийти только другой Путин

Беседа с Михаилом Ходорковским.

Марис Антоневичс (Māris Antonevičs), Latvijas Avize, Латвия

Существует мнение, что именно Михаила Ходорковского президент России Владимир Путин считает своим самым серьезным политическим оппонентом. Один из богатейших в свое время людей в мире, владелец нефтекомпании «ЮКОС» примерно в 2003 году начал демонстрировать политические амбиции, критикуя кремлевскую власть и поддерживая российскую либеральную оппозицию. Вскоре последовал ответ: Ходорковского арестовали и обвинили в мошенничестве. Пока другие российские олигархи в это время друг за другом находили убежище за границей, у владельца «ЮКОСа» не только отобрали бизнес, но и посадили в тюрьму на 10 лет. Возможно, этот срок был бы еще дольше, если бы не стечение обстоятельств. В 2013 году Путин накануне Олимпийских игр в Сочи хотел улучшить свой международный имидж и подписал акт о помиловании.

После освобождения Ходорковский сразу же покинул Россию, вначале направился в Германию, затем — в Швейцарию, сейчас живет в Лондоне. Путь в Россию для него в данное время закрыт, потому что там, по всей вероятности, снова ожидает тюрьма. Несмотря на пережитое, Ходорковский не расстается с желанием изменить российскую политику, к тому же, считает, что перемены должны быть радикальными.

С Ходорковским мы беседовали в Таллине, куда он прибыл, чтобы принять участие в совещании группы Европейского парламента «Европейская народная партия» и разъяснить депутатам европейских стран, чего можно ожидать от современной России.

LA: На мероприятии вы были представлены как российский «оппозиционный активист». А как вы шире охарактеризуете свою нынешнюю позицию?

Михаил Ходорковский: Хотя я живу за границей, по-прежнему являюсь гражданином России. Свое занятие могу охарактеризовать как общественную деятельность, потому что я не борюсь ни за какой политический пост. Сейчас в России политикой считают все, что каким-то образом связано с критикой власти. Хорошо, допустим, я занимаюсь общественно-политической деятельностью… Я основатель движения «Открытая Россия». Наша цель — смена режима в России. Речь не только об уходе Путина, что, разумеется, важно. Но задача шире — исправить ошибку, которая была допущена в 1993 году, когда изменили Конституцию России, и президент получил очень большую единоличную власть. Мы должны вернуться к модели парламентской республики и к реальному федерализму. Государство большое, регионы развиваются по-разному, и довольно глупо пытаться все унифицировать из Москвы.

— Но готов ли к этому русский народ? В истории России фактически не было периода без явного лидера во главе государства.

— Действительно, за последние 300 лет не было периода, когда отсутствовал какой-либо персонифицированный символ власти. Но если посмотрим в еще более давнее прошлое, то найдем достаточно много примеров, когда Россия развивалась, скорее, как парламентская республика. Скажем, северо-западная Русь в 12-м — 15-м веках, в которую входили Новгород и Псков, боярская дума… И если посмотрим историю новейших времен, то увидим, что не всегда руководители государства были сильными лидерами. К примеру, Брежнев не был сильным лидером, он, возможно, был «лицом» Политбюро КПСС, но не тем человеком, кто реально принимал решения. И царь Николай II или руководитель Временного правительства Керенский в 1917 году не были сильными лидерами. Это не высечено в камне, что у России только авторитарный путь развития.

— Российская экономика переживает довольно тяжелые времена, и внешнее давление усиливается, однако очень большая часть общества выражает доверие президенту Путину. Почему?

— Если верить социологическим опросам (но это не всегда обязательно нужно делать), то я большую поддержку Путину объясняю тем, что он выдавливает с политического поля все более-менее серьезные альтернативы. Люди, может быть, и хотели бы другого лидера, но им такой выбор не предлагается. Каждый, кто пытается вступить в политическую борьбу, незамедлительно сталкивается с огромным давлением пропаганды. Но главная проблема в том, что российскому обществу навязана парадигма: или Путин, или какой-то другой лидер. Каждый, кто придет на место Путина, вскоре начнет вести себя так же, как Путин, если не будет изменена система. Мне хочется вырвать людей из этой парадигмы, сказать, что не обязательно менять Путина на какого-то Шмутина…

— Самым сильным кандидатом оппозиции обычно называют Алексея Навального…

— Нет, нет, у него нет никаких шансов стать президентом при такой парадигме. Там может быть только какая-то рокировка, аналогичная рокировке «Путин-Медведев-Путин». Может быть, (министр обороны) Шойгу или даже (нефтяной бизнесмен) Сечин, но не Навальный.

Но не нужно сейчас говорить о кандидатах в президенты и рассуждать, кто будет лучше. Если у человека диабет, то неправильно обсуждать, какой торт ему следует съесть — шоколадный, бисквитный или какой-то другой. Все торты будут плохими для его здоровья.

Во главе государства должен быть не президент, а правительство, которое формирует сотрудничество между регионами, чтобы от этого была большая польза для общества. Россия большая, и между регионами имеются существенные различия, нельзя всеми управлять по одной модели, поэтому регионы должны быть достаточно самостоятельными.

— Как вы намерены добиться таких изменений системы?

— Убеждая людей, образовывая их. Люди не должны думать, кого выбрать «царем горы», а больше должны думать о том, какое представительство выбрать в парламент от своего региона.

— Коль скоро речь зашла о самостоятельных регионах, нельзя не упомянуть Чечню, где сейчас фактически свой режим.

— Чечня не такая, как нам пытается преподнести Кадыров. Многие люди там считают себя частью России. Они учат детей русскому языку, собирают деньги, чтобы отправить их в вузы России. Там, конечно, есть «золотая молодежь», дети элиты, для которых это не проблема, но большая часть жителей бедные, и им приходится прилагать много усилий. Однако власть на этой территории принадлежит банде — примерно 15-20 тысячам человек, которые все контролируют и определяют. Это ответственность Путина, что он отдал чеченцев в рабство это средневековой феодальной банде. Это просто предательство. Может ли ситуация измениться? Могут ли чеченцы выбрать выход из Российской Федерации, когда избавятся от этой банды? Мне это сложно представить. Чеченцы знают, что они тесно — экономически и культурно — связаны с Россией, там живут их родственники и друзья. Но, естественно, демократическая Чечня, как и демократическая Шотландия, могут инициировать референдум о независимости. И если на референдуме большинство проголосует за это, то такое решение нужно будет уважать.

— Вы допускаете, что упомянутая банда может отступить без насильственной борьбы?

— Суверенные государства для того и существуют, чтобы ни одна банда не могла диктовать гражданам, как жить. Наверное, будут столкновения, придется разрешать конфликт, искать мирный выход, если кто-то не согласится, может быть, нужно будет воевать…

— Значит, будет третья чеченская война…

— Нет, это будет не третья чеченская война, это будет война с бандитами. Нужно объяснить чеченцам, что никто их не собирается колониальными методами держать в составе России, а при принятии решений необходимо соблюдать демократические процедуры. Пусть они подумают, примут решение. Лично я считаю, что чеченцы проголосуют за то, чтобы остаться в составе России. Может быть, я ошибаюсь. Но каким бы ни было решение, оно не должно быть принято под дулами автоматов.

— Считаете ли вы, что в будущем в России возможно рассмотрение вопроса о возврате Крыма Украине?

— Мне сложно представить, что демократически избранный парламент России может получить такой мандат от российского общества. Есть много причин, почему русские считают Крым своей национальной территорией. И то общество, которое сейчас живет в Крыму, считает себя частью России. К примеру, сложно представить, что Украина начала бы обсуждать вопрос о возврате Львова Польше, хотя с исторической точки рения об этом можно было бы говорить. Однако уже сама постановка такого вопроса вызовет резкую контрреакцию. Я думаю, что и в России таким образом вопрос Крыма не удастся обсудить. Но дискуссию можно начать иначе. Россия так же, как и Украина, стремится и будет стремиться в Европу, даже если русские временами пытаются это отрицать. Даже географически — 128 миллионов человек живут к западу от Урала и только 20 миллионов по другую сторону. То есть: подавляющее большинство — это часть Европы. Вот, именно сближаясь с Европой, можно начать поиск возможностей урегулирования конфликта.

— Страны Балтии уже привыкли к тому, что России нужно остерегаться. Например, сейчас обеспокоенность вызывают военные учения «Запад-2017». Но является ли военная угроза самой опасной для нашего региона?

— Вероятность того, что Кремль может напасть на страны Балтии, я оцениваю, как очень низкую. Путин не очень любит применять такие прямые методы, он больше ищет различные гибридные формы, как это теперь обозначают. Самое опасное для Балтии — это информационное влияние, при помощи которого может быть разрушен внутриполитический консенсус. Если еще точнее — конституционный и национальный консенсус — это самое важное, потому что относится к суверенитету государства. По другим политическим вопросам точки зрения могут различаться. С этой угрозой надо бороться.

Что касается внешнеполитических целей Путина, то неверно воспринимать его как империалиста, который только и мечтает захватить новые территории. Его главная цель — обеспечить себе полную свободу действий в России. Но это не причина расслабляться. В случае Крыма главную роль сыграли не борьба за новую территорию или противодействие присутствию НАТО на полуострове. Это была борьба за рейтинг. Популярность Путина в конце 2013 года резко упала, и аннексия Крыма позволила эту ситуацию переломить. В ближайшее время в России не ожидается экономического расцвета. У Путина еще не раз может возникнуть соблазн решить внутренние проблемы при помощи какой-либо внешнеполитической авантюры. У Европы есть несколько слабых сторон, и самая важная из них — энергетическая зависимость. В среднем ситуация нормальная, доля России на европейском энергетическом рынке составляет 20-30%, но в отдельных государствах ситуация довольно драматична.

Еще одна угроза — Путин нащупал слабые места Запада на информационном поле, что ловко использует, но пока ни Европа, ни США не нашли на это надлежащий ответ.

— Вы время от времени встречаетесь с западными политиками. Как вам кажется, насколько хорошо они понимают Россию?

— Могу сказать, что политики стран Балтии Россию понимают очень хорошо. Даже несмотря на то, что более 25 лет мы развивались в параллельных реальностях, опыт и знания не исчезли. Я не могу сказать, что, к примеру, в Германии такое же глубокое понимание о России. Там много мифов. На Западе, разумеется, есть эксперты по России, но со времен холодной войны их стало меньше, что мешает полноценно понять российские реалии.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 18 сентября 2017 > № 2313502 Михаил Ходорковский


США. Украина. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 18 сентября 2017 > № 2313411 Роберт Гейтс

Экс-глава Минобороны США: Проблема в том, что санкции против России — навсегда

Сергей Сидоренко, Українська правда, Украина

Роберт Гейтс — незаурядная личность в американской политике. Он был одним из самых влиятельных людей в стране при нескольких президентах-республиканцах. В начале 1990-х, при президенте Буше-старшем, Гейтс работал заместителем советника президента по вопросам нацбезопасности, затем — возглавил ЦРУ. В 2006 году, уже при Буше-младшем — стал главой Пентагона.

Сейчас 73-летний политик — вне активной политики, но его мнение до сих пор имеет значение в Вашингтоне. Это особенно важно для нас с учетом того, что Гейтса считают специалистом по России.

В конце прошлой недели он выступил на конференции Yalta European Strategy, раскритиковав решение Конгресса США закрепить законом санкции против РФ. Своим мнением по этому вопросу, а также позицией по Украине и Грузии Роберт Гейтс поделился с «Европейской правдой» в беседе на полях YES.

— Начнем с вашего заявления о санкциях. Почему вы считаете, что санкционное решение Конгресса было ошибкой?

— Во-первых, хочу подчеркнуть, что я полностью поддерживаю сами санкции, утвержденные Конгрессом. Ограничения, введенные против России, обоснованны. Единственное мое замечание касается того, что до сих пор в санкционном законодательстве в отношении всех стран — речь идет не только о России — была норма о том, что президент имеет право снять санкции, если такое снятие — в интересах Соединенных Штатов.

Однако решение Конгресса лишило президента возможности торговаться с россиянами, убеждать их изменить политику в обмен на снятие санкций.

Так что меня беспокоят не собственно санкции — я их полностью поддерживаю. Но я считаю, что у президента должна быть возможность корректировать их.

— Вы верите, что отношения с Россией могут улучшиться так резко, что возникнет необходимость снять санкции?

— Но проблема в том, что эти санкции — они навсегда!

— Почему же навсегда? Любой закон можно изменить, и санкционный тоже.

— Это вроде бы так. Но можете ли вы себе представить, чтобы Конгресс США поддержал снятие санкций с России, пока Крым останется оккупированным?

А это значит, что на протяжении многих лет эти санкции останутся в силе.

— Может, это и правильно? Россия продолжает нарушать международное право — значит, она должна быть наказана.

— А представьте, если президент решит договорится о частичном снятии санкции, об их ослаблении, и следствием этого будет освобождение Крыма? Теперь это невозможно.

— Странно, что во второй половине XX века, когда действовали ограничения в отношении СССР, когда действовала поправка Джексона-Вэника, не было слышно аналогичных призывов — мол, почему бы не снять санкции с Союза.

— Так именно это давнее решение США и является моим аргументом! В 1974 году, когда принимали поправку Джексона-Вэника, я работал в Белом доме (Гейтс был сотрудником Национального совета безопасности в период, когда президенты Никсон и Форд взяли курс на потепление с Москвой, а в Конгрессе преобладало противоположное мнение. — ЕП).

Тогда санкции были наложены на Советский Союз и, по логике, их следовало снять, как только СССР исчез с карты мира. Но Союза нет уже более 25 лет, а эти санкции до сих пор в силе! (Формально поправка Джексона-Вэника была отменена в 2012 году, с принятием более жесткого «акта Магнитского», но ограничения действительно до сих пор действуют. — ЕП).

Это — наглядная иллюстрация того, как сложно снять санкции, введенные решением Конгресса.

Поэтому я хочу подчеркнуть: я полностью поддерживаю введенные против России санкции. Я считаю, что Россия должна платить цену. Но я не считаю полезным то, что Конгресс не оставил президенту никакого пространства для гибкости и нивелировал роль санкций как рычага давления на Москву.

— В 2008 году, когда Россия напала на Грузию, вы были шефом Пентагона. Рассматривалась ли тогда возможность военной помощи Грузии со стороны США?

— Нет, администрация Буша никогда не рассматривала возможность военного вмешательства. Что мы сделали — так это обеспечили возвращение домой грузинской бригады, которая была в то время в Ираке. Мы предоставили свой военный самолет, чтобы они вернулись в Тбилиси.

— Вы не думаете, что такая позиция США дала Москве четкий сигнал, что они могут делать что угодно?

— Что ж, народ Америки не хотел участвовать в этой войне.

— Кроме участия американских войск, есть множество других типов помощи — вы могли, например, предоставить Грузии оружие.

— Мы оказывали Грузии немало военной помощи. Оружие мы не предоставляли, но поддержка была.

— То самое же, что и сейчас с Украиной — Штаты оказывают помощь, но нам нужно вооружение.

— Что касается Украины, то я прежде всего хочу подчеркнуть, что каждая страна имеет право на оборону, может просить США о помощи оружием. И если вы будете просить, то в конце концов это оружие будет предоставлено. Но я бы рекомендовал Киеву просчитывать на два-три шага вперед.

Россия гораздо ближе к вашим границам, чем мы. Более того, российские военные уже есть внутри ваших границ. Поэтому у Путина есть невероятная способность к эскалации конфликта на Востоке Украины, если США предоставят вам оружие. Поэтому подумайте, хотите ли вы идти этим путем.

— Многие в Украине с вами не согласятся. Напротив, предоставление высокоточного оружия поможет в деэскалации, поскольку будет сдерживать агрессора.

— Что ж, решение и оценка — за вами.

— В 2008 году, после российско-грузинской войны, вы говорили в интервью, что США потратили более 40 лет на постепенную нормализацию отношений с РФ, и не время все разрушать. Сейчас вы такого же мнения?

— Я, конечно, не припомню в деталях все интервью, которые я давал девять лет назад, но моя позиция была и остается следующей: США должны быть чрезвычайно осторожными и очень мудрыми, выбирая для себя битву.

Штаты должны быть крайне осторожными с решением бросить вызов большой стране, особенно — ядерному государству.

Тогда, в 2008 году, у России было превосходство над Грузией во всем — военное, географическое. Наша возможность военным путем противостоять России в Грузии была крайне ограниченной! Даже если бы мы выбрали возможность военного вмешательства,

Этой позиции я придерживаюсь и сейчас: США должны быть особенно осторожными, когда решают вопрос о поддержке (другой стороны) в конфликте с таким мощным противником, как Россия.

— Где та красная линия, после которой США будут участвовать? Это граница НАТО?

— Абсолютно верно!

Поэтому США продолжают подчеркивать и подтверждать, что положения статьи 5 договора НАТО (о коллективной обороне) являются абсолютными, несомненными. И я думаю, что Путин это понимает.

— Значит, Россия может безнаказанно делать что угодно — если только она не пересечет границы НАТО?

— Не безнаказанно. Действия России имеют свою цену для нее, и дальнейшие действия будут нести дополнительную цену.

— Не думаете ли вы, что Украина заслуживает большего в отношениях с НАТО? Я говорю, в частности, о возможности предоставления нам ПДЧ.

— НАТО уже поставил Украину на путь к обретению членства, в соответствии с решением 2008 года. Но чтобы говорить о членстве, Украине нужно выполнить условия, это — прежде всего!

Я помню, как посещал Украину в 2008 году, когда был министром обороны США. Украина — огромная страна, по площади почти как Техас. Но в те годы Украина тратила на оборону лишь 1 миллиард долларов.

Итак, перед Украиной еще очень много работы. Вы должны изменить свою военную структуру, чтобы у вас была возможность претендовать на будущее в составе НАТО.

Как быстро это будет сделано — зависит от Украины.

США. Украина. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 18 сентября 2017 > № 2313411 Роберт Гейтс


Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 18 сентября 2017 > № 2313319 Максим Трудолюбов

Москва преподнесла Путину неприятную неожиданность: влияние его оппонентов растет

Максим Трудолюбов, Newsweek, США

Выборы, которые прошли во многих российских областях в воскресенье, 10 сентября, оказались одновременно скучными и многообещающими. Эти выборы, в ходе которых граждане выбирали в основном глав органов местного самоуправления, во многих областях были лишены соревновательного компонента и служили лишь для того, чтобы узаконить позиции назначенцев Кремля, сделав их избранными чиновниками.

Интересная ситуация сложилась в Москве. То, что там произошло, не смогло поколебать позиции правящей партии, однако оно все же смогло нарушить сонный ритм излишне предсказуемых российских выборов.

На выборах мэра в 2013 году Алексей Навальный стал воплощением народной альтернативы той тактике проведения предвыборной кампании «сверху-вниз», которой обычно пользуется Кремль. На этот раз группа предприимчивых политтехнологов, которые, как и Навальный, не относятся к тем политическим кругам, где господствует Кремль, нашли способ сделать предвыборные кампании кандидатов из народа более успешными.

Примерно год назад 37-летний Дмитрий Гудков, бывший депутат Государственной Думы, и 33-летний Максим Кац, бывший член муниципального совета одного из московских округов, решили попытать счастья на выборах в муниципальные советы в Москве. Члены местных советов, в сущности, не имеют никакой власти, но Гудков и Кац все равно решили помочь независимо мыслящим москвичам получить несколько из этих мандатов.

И их протеже, многие из которых — это довольно молодые люди, действительно получили как минимум 266 мандатов, что составляет немногим более 15% мест в советах Москвы. Правящая партия «Единая Россия» получила 1 154 места.

Это не слишком много. Получить достаточное количество мест в советах очень важно. Если получить места во всех 110 избирательных округах, это позволит пройти сквозь региональный избирательных фильтр. Чтобы зарегистрироваться в качестве кандидата на выборах губернатора, нужно набрать определенное количество голосов сторонников из числа членов муниципальных советов.

Кампания оппозиции в этом смысле оказалась не слишком успешной. Число выигранных мест не позволяет кандидату от оппозиции принять участие в выборах губернатора Московской области в 2018 году. Таким образом, те законодательные препятствия, которые были созданы для того, чтобы помешать аутсайдерам участвовать в выборах губернатора, сделали свое дело.

Однако результаты все равно впечатляют из-за новизны подхода. Лидеры этого проекта создали единую платформу, открытую для кандидатов от большинства движений, независимых от правящей партии. Она стала своего рода инкубатором — благоприятной почвой для политических кампаний, а не для бизнеса.

Гудкову и Кацу помогал Виталий Шкляров, политтехнолог, который живет в США и который работал в предвыборных штабах Барака Обамы и Берни Сандерса (Bernie Sanders), а также на некоторых кандидатов на губернаторских выборах в США.

По словам Шклярова, выборы в муниципальные советы Москвы 2017 года, вероятно, стали одной из его самых эффективных кампаний. Было более тысячи кандидатов, и 267 из них одержали победу каждый в своей маленькой битве. Эта кампания привлекла около 50 миллионов рублей, и это был бюджет на всю тысячу кандидатов. «Мы тратили примерно по 2 доллара на каждого кандидата в день», — с гордостью сообщил Шкляров.

Правительство тоже сыграло свою роль. Московские власти могли с легкостью помешать независимым кандидатам принять участие в выборах, но решили этого не делать. Места в муниципальных советах почти никак не влияют на работу правительства города, но их приятно занимать.

Муниципальные власти не стали рекламировать предстоящие выборы и сделали ставку на низкую явку избирателей. Очевидно, план состоял в том, что пенсионеры и работники бюджетных организаций, как всегда, явятся на избирательные участки и проголосуют за нужных депутатов.

Явка избирателей (15%) действительно оказалась очень низкой, однако все сработало не совсем так, как было рассчитано. В районах с высокой долей избирателей, придерживающихся оппозиционных взглядов, такая низкая явка сработала против действующих чиновников.

Претенденты на места в муниципальных советах проводили агитационную работу в социальных сетях и мобилизовали свой оппозиционно настроенный электорат. Так произошло в центральном и юго-западном округах Москвы. В социальных сетях также много внимания было уделено тому факту, что на избирательном участке к югу от Садового кольца, где в качестве избирателя зарегистрирован президент России Владимир Путин, была представлена только оппозиция.

Разумеется, все это ниже уровня правления Путина. Возможно, он даже не обратил внимания на результаты. Мало кто обратил на них внимание. Большинство вообще не стало голосовать. Это всего лишь символический переворот, а не настоящий. Однако результаты этой кампании имеют значение.

Кремлевские политтехнологи и оппозиционные группы в других регионах проанализируют ноу-хау Гудкова. Тысячи молодых людей, которые приняли участие в этой кампании в качестве кандидатов, менеджеров и добровольцев запомнят этот свой опыт и будут отталкиваться от него в будущем.

В течение нескольких месяцев, предшествовавших голосованию, они выстраивали стратегии, планировали и координировали сотни маленьких, но вполне реальных кампаний своих сверстников. Это было похоже на игру, однако это одновременно было курсом прикладной политики.

Своими собственными глазами они увидели, что претендовать на государственную должность в рамках рестриктивной политической системы, такой как Россия, — это вполне реально. Гудков также продемонстрировал, что оппозиция не сидит сложа руки, что она способна выступить единым фронтом и что она не ограничивается Алексеем Навальным.

Тем не менее, проект Навального пока остается самым динамичным проектом, способным генерировать свою собственную политическую программу.

Та «поквартирная» предвыборная кампания, которую пропагандируют Навальный и Гудков, возможно, в будущем станет новым стандартом. Москвичи неоднократно демонстрировали, что ничто в их культуре не может помешать им принять участие в конкурентных выборах.

Между тем опыт Москвы 2017 года может оказаться всего лишь эпизодом. Давайте не будем забывать о том, что символический успех оппозиции на выборах в прошлое воскресенье во многом объясняется крайне низкой явкой. На избирательные участки пришли только самые активные и независимо мыслящие люди. Даже в таком богатом и разностороннем городе, как Москва, типичный избиратель поддерживает линию Кремля.

«Оппозиции необходимо заручиться сочувствием медианного избирателя повестке постепенной демократизации региональной политической жизни», — написал в своей статье известный политический комментатор Кирилл Рогов.

Предвыборные кампании, подобные тем, которые проводят Гудков и Шкляров, должны быть официальными, то есть они должны соответствовать множеству требований. Они также должны уметь противостоять прихотям администрации. Кремль руководит ходом выборов, регулируя доступ к участию в них.

Исход большинства выборов определяется уже в момент регистрации кандидатов, потому что уже в этот момент становится понятно, что голосовать можно только за одного конкретного кандидата. Это значит, что власти регионального и федерального уровней могут с легкостью предотвратить любые новые неожиданности, подобные тем, которые неделю назад произошли в Москве.

Максим Трудолюбов — старший научный сотрудник Института Кеннана, главный редактор независимой деловой газеты «Ведомости».

Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 18 сентября 2017 > № 2313319 Максим Трудолюбов


Россия. Украина > Внешэкономсвязи, политика. Финансы, банки > gazeta.ru, 18 сентября 2017 > № 2312796 Георгий Бовт

Миротворцы без мира

Георгий Бовт о том, «сдаст» ли Россия Донбасс

Донбасс «сдают», а «русскую весну» окончательно хоронят. Поскольку «денег нет, но вы держитесь». Так можно было подумать, прочитав на днях «утечки» в ряде российских СМИ: якобы правительство намерено отказаться от «гуманитарной поддержки отдельных территорий» в пользу финансирования проектов в Крыму и Калининграде (речь идет примерно о 165 млрд рублей на три года). «Отдельные территории» — это как раз Донбасс и есть.

Публикации появились на фоне обсуждения перспектив ввода на юго-восток Украины миротворцев ООН. Вопрос впервые встал года два назад, однако Россия неизменно была против такого варианта. А тут вдруг сам президент РФ недавно предложил миротворцев ввести. Но разместив их лишь на линии разграничения ЛНР и ДНР и украинских войск, для выполнения узкой функции охраны наблюдателей ОБСЕ и только с легким вооружением.

Предложение после первоначальной вроде бы сдержанно-положительной реакции (видимо, от удивления и неожиданности) позже была встречена резко в штыки и отвергнута Украиной и Америкой. Ясно, что вторая в таком виде наложит вето на проект резолюции в СБ ООН, требуя расширенного мандата для миротворцев ООН, которые в этом случае должны взять под контроль всю территорию ЛНР и ДНР, включая соответствующий участок российско-украинской границы. Но на такой проект резолюции вето наложит уже Россия.

Передача под контроль границы, что обозначено в Минских соглашениях пунктом последним, после выполнения всех прочих, означало бы в нынешних условиях действительно полную «сдачу Донбасса».

Тем не менее Владимир Путин в телефонном разговоре с Ангелой Меркель идет на новые уступки – соглашаясь с тем, чтобы функция «охраны наблюдателей ОБСЕ» распространялась не только на непосредственно линию фронта, но и на другие районы самопровозглашенных республик. Означает ли такая гибкость, что Россия все же начинает отступление?

Что касается так называемой гуманитарной помощи, а на самом деле поддержки всей системы жизнеобеспечения ЛНР и ДНР, то слухи/сливы в прессе опроверг пресс-секретарь президента Дмитрий Песков. Он заявил, что «Россия не откажется от гуманитарной помощи Донбассу ни сейчас, ни в будущем… Россия продолжит заботиться об этих людях, которые были отторгнуты в результате гражданской войны из своей собственной страны».

Если бы он на этом поставил точку, то вопрос можно было на текущий момент считать исчерпанным. Однако он добавил: «Там идет определенное перераспределение… речь идет просто об упорядочении». И это вдобавок к тому, что ряд правительственных чиновников, включая пресс-секретаря премьера-министра, отказались комментировать информацию о сокращении помощи, якобы прозвучавшую на совещании у вице-премьера Дмитрия Козака. А сам Песков отказался назвать объем такой помощи, — он, дескать, не владеет цифрами.

Термин «упорядочение» не имеет четкого толкования — в смысле «увеличение» это или «уменьшение».

В советское время «упорядочение цен» означало их повышение, а в нынешние времена «упорядочение» социальных программ означает их урезание.

В современном контексте термин «упорядочение» для Донбасса скорее тревожный. Означая эволюцию позиции Москвы по отношению к самопровозглашенным республикам и к перспективам урегулирования кризиса на юго-востоке Украины. Вопрос в том, сколь далеко может зайти эволюция? Есть ощущение, что некие «подвижки» по украинскому кризису могут произойти в ближайшие полгода.

Реперные точки просматриваются следующие.

1. Принятие Верховной радой закона о реинтеграции Донбасса — ориентировочно октябрь. Где, помимо того, что Россия будет названа «страной-агрессором», состоится фактически отказ Киева от Минских соглашений по целому ряду важных пунктов.

2. Возможное принятие (хотят пока это кажется маловероятным) в каком-то формате СБ ООН решения об отправке миротворцев на Украину — до конца текущего года.

3. Доклад Минфина США о целесообразности масштабных финансовых санкций против России (январь 2018 года), в случае принятия которых начнется также тотальная охота за активами представителей российской элиты по всему миру. Теоретически такая угроза может использоваться как средство давления на Москву.

4. Использование «фактора «Новороссии» в контексте президентской предвыборной кампании в России и непосредственно после нее, на «четвертом сроке» – в плане конструирования некоей «новой идеологической реальности». Отзвуки чего уже можно услышать как в «деле Серебренникова», так и в истерике охранителей (за которой просматривается вполне определенная борьба внутривластных группировок) вокруг не вышедшего фильма «Матильда», так и в предстоящих довольно масштабных действиях по блокировке VPN и анонимайзеров в интернете, соответственно, по более эффективной блокировке неугодного контента.

В этих условиях Москве придется проявить чудеса гибкости и упорства в принципиальных вопросах одновременно, имея ввиду, что именно поражение в Донбассе не только неприемлемо по целому ряду внешнеполитических причин, но и внутренних тоже.

Сначала о том, сколь «тяжел чемодан без ручки» — помощь Донбассу. Во многих других странах объем подобной помощи, выделяемой в том числе из госбюджета, а также косвенно за счет ряда российских компаний (закладывающих это в издержки внутри страны) давно бы стал объектом, скажем, парламентского внимания, а также внимания широкой общественности. Что, конечно, правильно.

«Проект Новороссия» изначально пользовался поддержкой части общества, а сама гуманитарная составляющая в донбасской истории очевидна. Более того — бесспорна.

Особенно на фоне разошедшегося на нынешней Украине дурного национализма и огульной травли и разгрома всего, что связано с «треклятыми москалями». Злорадствовать по последнему поводу, как и по поводу насильственной украинизации, включая запреты на русский язык (на преподавание на нем) неуместно.

А ничего зазорного в том, чтобы русское общество знало, почем нам выходит Донбасс, не было и нет.

Если уж оно знает, почем обошелся, скажем, парк «Зарядье» или обойдется мост в Крым. Как в других странах, к примеру, знают, почем стоят США разные гуманитарные программы, а также помощь египетской армии или Израилю.

Но мы – не «другие страны». У нас почти все – секрет. Есть лишь разрозненные данные из разных источников. Есть данные МЧС, которое поставило в Донбасс 68 автоколонн с более 70 тысяч тонн грузов. Однако эти грузы якобы не оплачивались непосредственно из бюджета МЧС. А из какого бюджета – неизвестно.

В Совете нацбезопасности и обороны Украины оценивают помощь ЛНР и ДНР примерно в $3 млрд в год (якобы не считая «военных расходов»), но насколько можно верить этим цифрам? По другим украинским оценкам, расходы по «гражданским статьям» составляют €1 млрд в год. В начале года агентство Bloomberg со ссылкой на источники в ЛНР и ДНР сообщало, что ежемесячные перечисления из России на юго-восток Украины составляют не менее 2,5 млрд рублей только на пенсии, что было опровергнуто Минфином России. Близкие цифры, правда, приводила немецкая газета «Бильд», учитывая общее число пенсионеров в двух республиках около 700 тыс. человек.

Со своей стороны, Украина, вопреки все тем же Минским договоренностям, прекратила выплаты пенсий по крайней мере 407 тыс. пенсионерам на юго-востоке на том основании, что они не проходят «регулярной верификации» каждые полгода, а также при внезапных проверках (согласно постановлению кабмина №365 от июня 2016 года) на основной территории страны. То есть не платят всем, кто не выехал с юго-востока окончательно.

Это происходит, подчеркнем, потому, что Киев не выполняет свою часть Минских соглашений, отказавшись от всех форм социальной поддержки населения этой части Украины. При полном попустительстве Германии и Франции как гарантов Нормандского формата.

В одной из версий готовящегося в Раде законопроекта об интеграции Донбасса так и вовсе сказано об «ответственности» именно России за эти территории до их «освобождения».

С начала этого года Киев ввел полную экономическую блокаду ЛНР и ДНР. Прекращены закупки угля, теперь его везут аж из США. Трамп тем самым, как и обещал, «поднимает с колен» какую-нибудь угольную Западную Вирджинию. Пусть Киеву это дороже обходится, но зато «назло москалям». Объем производства угля в ДНР был в 2016 году примерно 12 млн тонн, основным потребителем была Украина.

Прекращены поставки воды, газа и электроэнергии на эти территории. «Газпром» поставляет газ туда бесплатно (объем можно оценить примерно в $1 млрд в год). Электричество в ЛНР (на 2-4 млрд руб. в год, в ДНР вроде есть свое) тоже идет бесплатно, но не за счет российского бюджета, а за счет производителей.

Кто-то с готовностью подскажет тут же «простое решение»: перестать тащить «чемодан без ручки», и дело с концом. Однако не всегда в международной политике самые «экономные решения» бывают самыми удачными.

Сэкономив, потом можно много дороже заплатить по другим счетам.

«Экономам» можно напомнить эпизод с блокадой Западного Берлина в 1948-1949 годах. Если бы тогда западные союзники не организовали, сэкономив, весьма дорогостоящий «воздушный мост», история Германии, да и всей Европы, возможно, пошла бы совсем по другом пути. В этом смысле в геополитике — сколько ни плати, не переплатишь.

Нынешняя осень может стать переломным моментом в кризисе в Донбассе и по причине внутриполитической ситуации на Украине.

Положение Порошенко осложнено периодическими вспышками внтуриэлитных разборок. Нынешний фантасмагорический казус Саакашвили, отправившегося в «наполеоновский поход» по стране — одно из таких проявлений. И Порошенко не может в таких условиях «проявить слабость»: ни признать «особый статус» юго-востока, ни амнистировать тамошних «ополченцев». В этой части Минские соглашения для Киева политически невыполнимы.

Зато после некоторого периода неуверенности в действиях новой администрации США теперь Киев увидел, что она будет с Москвой пожестче, чем Обама. Порошенко рассчитывает на поставки вооружений (а в перспективе и на поддержку военного варианта решения проблемы Донбасса), на усиление давления на Москву. Прежде всего – в части пересмотра Минских соглашений.

Важную роль в этом могут как раз сыграть миротворцы ООН. Их широкий самостоятельный мандат будет означать для Москвы фактически «сдачу Донбасса». По аналогии, как в свое время именно под прикрытием «голубых касок» произошло отделение Косово от Сербии, причем без всякого референдума. Но Запад, что нельзя исключать полностью, может пойти на их ввод сначала и при «ограниченном мандате», а уже потом начать расширять его непосредственно на месте по факту.

Одно дело, когда «ополченцы» будут лишь разграничены с ВС Украины миротворцами по линии фронта, а другое — когда те перекроют границу с Россией и закроют затем глаза на неизбежные жесткие «чистки» «освобождаемых территорий» силами ВСУ. После чего, а также после проведения «местных выборов» под руководством украинского ЦИК и с участием всех украинских партий и СМИ и в свете неизбежного в этом случае «ухода» России из Донбасса, можно «развить успех» и интегрировать Украину в НАТО.

Угроза втягивания Украины в НАТО, напомним, изначально была одной из главных причин вмешательства Москвы в украинский кризис и продолжает оставаться для российского правящего класса экзистенциальной угрозой. Это именно то, что называется «загнать в угол».

Четкие гарантии о нейтральном статусе Украины – это тот рубеж, за которым начинается состояние, выражаемое лозунгом «Отступать некуда, позади Москва!»

Можно много рассуждать о надуманности такой угрозы, однако Кремль воспринимает ее серьезно. А уроки той же Северной Кореи, с одной стороны, и Ливии при Каддафи, с другой, лишь подтверждают бытующее в Кремле убеждение: будешь слабым – тебя сожрут, а труп правителя выставят в музее на всеобщее обозрение. Тем более, что история России богата столкновениями не на жизнь, а на смерть с теми, кто назывался «цивилизованными просвещенными народами».

В этом смысле лучше быть «всемирным хулиганом», но «вечно живым», как Ким из Пхеньяна, чем прогнуться до смерти, как Каддафи.

Сколь серьезна угроза в этой связи ужесточения санкций со стороны США в начале 2018 года, когда нынешняя свара вокруг консульств покажется невинной забавой? Она воспринимается как достаточно серьезная для того, чтобы попытаться, проявив некоторую гибкость, сдвинуться в урегулировании на Украине, но она все равно не заставит Кремль пойти на капитуляцию. Которая при определенных условиях будет означать движение в направлении «сноса» нынешнего режима.

Если бы мы были небольшой латиноамериканской страной, то часть нынешнего истеблишмента уже вела бы переговоры об условиях «сдачи и замены» действующего президента. Однако таковых «дезертиров», готовых выйти из строя, пока не наблюдается.

Также «капитуляция» в Донбассе будет воспринята консервативно-патриотической частью правящего класса, включая силовиков, примерно так же, как в свое время была воспринята «сдача» Восточной Европы Горбачевым. И тогда действия разных поклонских со стрелковыми точно покажутся невинными детскими шалостями по сравнению с теми, кто может выйти на новые крестные ходы «во имя великой России».

В силу всех этих обстоятельств мы уже в ближайшие месяцы, не исключено, можем увидеть на юго-востоке Украины не столько установление мира, сколько новую полномасштабную войну.

Россия. Украина > Внешэкономсвязи, политика. Финансы, банки > gazeta.ru, 18 сентября 2017 > № 2312796 Георгий Бовт


Украина > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 16 сентября 2017 > № 2313405 Михаил Саакашвили

Сага Саакашвили: о причинах возвращения и намерениях экс-президента Грузии

Михаил Саакашвили хочет вернуться в большую политику, а власть видит в нем угрозу.

Инна Жолобович, 24 Телеканал Новин, Украина

Пересечение границы Украины Михаилом Саакашвили, которое превратилось в силовой прорыв, стало топ-темой не только отечественных СМИ. С другой стороны, удивляет чрезмерное внимание к событию, которое могло остаться вообще незамеченным. Почему приезд Саакашвили вызвал такой ажиотаж, и как ситуация будет развиваться дальше, — в материале сайта «24».

Законно-незаконный переход

Мнения относительно того, правильно ли сделал Михаил Саакашвили, пересекая весьма «нестандартным» способом польско-украинскую границу, как положено, разделились. По крайней мере, эксперты считают, что независимо от того, законно или нет экс-губернатора Одесской области лишили гражданства, надо было обжаловать это решение в судах. А уже потом ехать на Украину. В то же время, как замечает директор аналитического центра «Политика» Николай Давидюк, Саакашвили с точки зрения политики все делает правильно, но исключительно для себя.

Юрист Анна Маляр считает, что Саакашвили, безусловно, совершил правонарушение, еще и оказывал сопротивление пограничникам и правоохранителям. Поэтому есть все основания задержать его и лиц, которые вместе с ним незаконно пересекали границу. Хотя, отмечает юрист, есть одно «но».

«Мы не знаем, какое будет решение суда относительно законности/незаконности прекращения украинского гражданства Саакашвили. Если такой иск будет подан. Пока один из адвокатов Саакашвили говорил лишь о намерении обратились в суд», — отмечает Анна Маляр в Facebook.

То есть, если Саакашвили удастся выиграть суд, то тогда можно будет утверждать, что он на законных основаниях пересекал границу. В общем, вопрос о законности действий экс-президента Грузии можно считать открытым до момента вынесения судебного решения.

Скандал с Саакашвили заметили даже в США. Спецпредставитель США по Украине Курт Волкер считает, что бывший глава Одесской ОГА имеет право на публичное судебное рассмотрение вопроса об утрате украинского гражданства.

Хотя есть еще один нюанс. Похищение у Саакашвили паспорта. По его словам, это спланированная акция, и его паспорт находится в администрации президента. При этом, отмечает председатель правления Центра прикладных политических исследований «Пента» Владимир Фесенко, если у Саакашвили не было паспорта перед тем, как пересекать границу, как он собирался попасть на Украину?

«Саакашвили не собирался пересекать границу законно или не очень надеялся на то, что это удастся? Или была ставка на силовой сценарий. И неизвестно точно, паспорт изъяли или он якобы потерялся», — замечает политолог.

Сценарий власти: от жесткого до осторожного

По словам Владимира Фесенко, во власти есть разные сценарии относительно Саакашвили. Как в пословице: и хочется, и колется. Был, говорит эксперт, вариант пропустить его без скандала, забрать паспорт, дать справку, а дальше — до удобного случая. Если будет слишком негативно действовать — отдать грузинам. Но выбрали жесткий вариант — не пускать.

По мнению политолога, сценарий, который предусматривал не пускать Михаила Саакашвили на Украину, почти сработал. Но в пункте перехода «Шегини» оказалось уязвимое место, где пограничники не были готовы к такому прорыву.

«Сейчас Порошенко предлагают разные подходы и варианты. Один из них — мягкий, осторожный: сделать паузу, чтобы ситуация успокоилась. Можно объявить подозрение Саакашвили, но не делать резких действий, пока есть эмоциональная волна. Потому что у Саакашвили и группы его поддержки сейчас эйфория. Нужно, чтобы она прошла, национальная волна спала, а потом применять какие-то действия», — говорит эксперт. Но, считает политолог, в вопросе возвращения гражданства власть на уступки не пойдет.

Сейчас правоохранители ограничились вручением Саакашвили административного протокола о совершенном им нарушении. Правда, это обернулось очередным скандалом и часовым брифингом экс-губернатора Одесской области. Также правоохранители хотят допросить ряд активистов и пять народных депутатов, среди которых и Юлия Тимошенко, относительно прорыва границы.

При этом Владимир Фесенко считает, что с государственной точки зрения все правильно. Ведь, по его мнению, любые нарушения закона должны наказываться. Иначе начнется распад в политическом смысле и с точки зрения деятельности государственных институтов, то есть анархия.

Задерживать Михаила Саакашвили, похоже, пока не спешат. По крайней мере, в Министерстве юстиции достаточно завуалировано отметили, что анализируют, есть ли для этого основания. Хотя понятно, что если бы не громкий резонанс, и если бы это был бы обычный нелегал — его давно бы арестовали.

Главный козырь власти — экстрадиция Саакашвили в Грузию, на что уже есть соответствующий запрос из Тбилиси. В определенном смысле — это крайняя мера. Выдача Саакашвили Грузии если и вызовет волну протеста на Украине, то не слишком сильную. Но репутацию Порошенко точно испортит, добавив к ней признаки авторитаризма. Незадолго до начала президентских выборов это вряд ли будет способствовать росту популярности главы государства.

Кстати, интересный момент. Как отмечает Анна Маляр, хотелось бы знать, почему Грузия запрос о выдаче Саакашвили не направила в Польшу?

А директор социологической службы «Украинский барометр» Виктор Небоженко убежден, что грузинским властям вообще не выгодна экстрадиция Саакашвили. Власти Грузии, замечает эксперт, не хотят его видеть у себя.

«Если у Саакашвили на Украине 1,5% поддержки населения, то в Грузии — 15%, есть своя партия, СМИ. Поэтому властям Грузии он не надо, она не готова к политическому кризису. Другой вопрос, что в процессе депортации, пока посольство США спит, самолет будет пролетать над зоной АТО. А у русских большой опыт сбития самолетов. Но его не депортируют», — говорит Небоженко. Собственно, в Минюсте уже заявили, что Украина может не выдавать Саакашвили, пока нет решения грузинского суда по уголовному делу политика.

Сценарий Саакашвили: новый майдан и постепенная волна протеста

Власть своими попытками не позволить Михеилу Саакашвили въехать на территорию Украины, во-первых, способствовала повышению к нему внимания украинцев и, соответственно, увеличению симпатий, хотя рейтинги партии «Движение новых сил» находились в пределах статистической погрешности. По словам Виктора Небоженко, из Саакашвили не надо делать национального лидера. Но населению уже настолько надоела нынешняя власть, что оно использует любой повод, чтобы выразить свой протест. На Украине эта вспышка протеста продлится, потому что, говорит он, мы недооцениваем степень политической наглости власти.

«Если завтра в прокуратуру или полицию начнут вызывать журналистов, депутатов, активистов, то тем самым вместо того, чтобы изолировать Саакашвили, власть будет увеличивать группу протеста и его влияние», — считает политолог.

Во-вторых, Саакашвили получил фору. В ближайшее время все, что будет делаться против Саакашвили или его соратников, будет восприниматься как политическое преследование. Таким образом, у экс-президента Грузии в определенной степени развязаны руки. Даже для организации еще одного майдана. По словам Владимира Фесенко, Саакашвили сознательно пошел на риск с прорывом границы. Это, считает эксперт, связано с его политической психологией — он не видит для себя спокойной жизни политического пенсионера. Для Саакашвили, по его мнению, это последний шанс вернуться в большую политику на Украине.

В то же время, отмечает Фесенко, исключать сценарий нового Майдана нельзя. Но на данный момент Саакашвили и Юлия Тимошенко финансово и организационно не готовы к Майдану.

«Саакашвили и другим надо было действовать сразу же. С границы ехать в Киев и на эмоциональной волне организовывать акцию протеста. Сейчас потерян темп, эмоции, внимание постепенно будут снижаться. Хотя во время следующей парламентской пленарной недели может быть попытка организовать акцию протеста с участием Саакашвили в Киеве. Дальше, как получится, и она получит массовую поддержку. К серьезному Майдану нужно тщательно подготовиться», — подчеркивает Фесенко.

Михаил Саакашвили решил пойти другим путем — провести большое турне по Украине (кстати, похожую акцию, причем довольно успешную, в свое время проводил Виктор Ющенко во время президентской избирательной кампании, — прим. ред.). Говорить об успехе турне Саакашвили рано. Но, как отмечает Фесенко, достаточно четко появились очертания условно антипорошенковской коалиции. Причем вторую (на самом деле первую) скрипку играет всегда протестная Юлия Тимошенко, которая, считает Николай Давидюк, перехватила лидерство у Саакашвили.

Миссия, которую озвучивал Саакашвили — новое поколение при власти. Ребята-девушки, которые ехали его поддерживать, поверили, надеялись на то, что придут к власти новые люди. Но что мы видим на самом деле: Тимошенко снова, снова те же лица, говорит Давидюк.

Действительно, Юлия Тимошенко начала активную фазу предвыборной президентской гонки благодаря Саакашвили. Экс-президент Грузии, вернут ему гражданство или нет, все равно баллотироваться ни в президенты, ни в парламент в 2019 году не сможет. Но Тимошенко на этой растущей волне протеста с подачи Саакашвили имеет шансы существенно увеличить свои рейтинги. Фактически — имеем опять дело с популистами, которые играют на протестных настроениях населения.

С другой стороны, скандальное пересечение границы Саакашвили не настолько привлекло бы внимание украинцев, если бы они понимали, что это политические игры между властью и оппозицией. Вопрос не в том, что наши сограждане живут довольно в трудных условиях. А в том, что они видят, что руководство страны выбрало направление не к развитию и процветанию государства, а к обогащению высшего властного эшелона. И каждый политик, даже самый откровенный популист, который выступает против, будет поддержан украинцами.

Украина > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 16 сентября 2017 > № 2313405 Михаил Саакашвили


Украина > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 16 сентября 2017 > № 2313403 Леонид Кожара

Леонид Кожара: «В Украине создаются настоящие левые»

Леонид Кожара, Еженедельник 2000, Украина

Сложно найти хоть одно подтверждение, что националистическая модель государства и общества в Украине сработала. За 26 лет независимости Украина превратилась из потенциального мирового экономического лидера в отсталую агонизирующую страну с разрушенной экономикой, потерей суверенитета над громадными территориями, затяжным кровавым вооруженным конфликтом и катастрофической депопуляцией, которая в последнее время достигла чудовищных темпов — около 1 млн. человек в год.

В конце 80-х годов прошлого века 52-миллионная Украина как самостоятельная единица в составе СССР входила в десятку самых развитых экономик мира с ВВП около 410 млрд. долл., что тогда превышало ВВП всего Китая.

Нынешней власти должно быть исключительно стыдно за то, что с 2014 г. наша страна установила абсолютный для Европы рекорд падения экономики, социальных стандартов и уровня жизни граждан. В 2016 г. Украина «провалилась» в шестую десятку экономик мира, и весь наш сегодняшний экономический потенциал приблизительно равен потенциалу очень маленькой, но процветающий Словакии. А по доходам на душу населения украинцы заняли 131-е место в разряде беднейших государств, которые и полноценными государствами назвать-то сложно.

Руль вправо заклинило

Конечно, главная причина такой деградации государства — бездарность, неспособность и нежелание наших правителей за все годы независимости сформулировать основные приоритеты и ориентиры развития страны и общества, о чем мы, социалисты, уже неоднократно говорили и писали.

Но не менее важным является и то, что украинская политическая система по своей сути антинародна и безнадежно больна. Это касается и основных ветвей власти — законодательной, исполнительной и судебной, и политических партий, и самого гражданского общества, и общего состояния демократических институтов и правопорядка.

К сожалению, в процессе «незалежной» эволюции украинская политическая система мимикрировала только в одном направлении — обеспечить стабильное обогащение и безопасность нескольких семей и бизнес-кланов, которым удалось правдами и неправдами захватить основную часть народного богатства в процессе «дикой» антинародной приватизации в 90-х годах прошлого века. Именно тогда извращенное представление олигархов и прочих нуворишей о мире, государстве и обществе стало определять основные направления развития Украины. Каждый государственный или общественный институт, каждый закон и даже решение местных органов власти созданы и функционируют в интересах не всего народа, а десятка «кровопийц» на теле Украины.

В этой системе координат наивно полагать, что может прийти такая власть, которой будет интересно заботиться об установлении прочного мира и согласия в Украине, об увеличении ее населения, повышении стандартов жизни обычных граждан и просто о счастливой жизни каждого украинца. Именно в этой системе координат и приняты законы о выборах в стране, по которым сколько б раз ни проводили выборы, все равно победит какая-нибудь из партий власти. Все дело в политической системе: она, как сито, пропускает только партии олигархов, то есть правые.

То, во что превратилась Украина за 26 лет независимости, и есть не что иное, как классическая «Олигархия» по Платону и Аристотелю — абсолютная власть кучки миллиардеров над государством, обществом и жизнью каждого украинца. И нынешний режим ничего не сделает для установления мира в Украине, улучшения жизни каждого из нас, потому что это противоречит их сущности и угрожает их капиталам. И этим капиталам нужны сторожевые псы, роль которых выполняют олигархические партии, продажные СМИ и радикальные организации. Правые партии на страже сверхдоходов меньшинства и бедности большинства.

Все это в полной мере касается и важнейшего элемента политической системы — политических партий, которые являются идеологической основой для формулирования национальных интересов и в процессе выборов различного уровня участвуют в формировании соответственно государственных и самоуправленческих институтов.

Приходится констатировать, что в стране практически нет настоящих политических партий, которые сформировались бы на основе идеологии и широкого народного представительства. К сожалению, настоящие идеологические, истинно народные партии сегодня сталкиваются с определенными трудностями на политическом рынке в силу коррумпированности самой политической и избирательной систем, а также из-за отсутствия собственных финансовых средств и материальной поддержки государства.

Совершенно очевидно, что в нынешней Верховной Раде VIII созыва нет ни единой фракции, созданной на основе идеологических партий. Вследствие этого сам парламент стал абсолютным импотентом, не может полноценно работать и решать злободневные проблемы внутреннего и внешнего развития страны. Что у этой Верховной Рады получается неплохо — так это сведение счетов между олигархами и передел их богатств.

Собственно, сама идеология, фундаментальные взгляды на основы человеческого развития стали игрушкой в руках популистов и коррумпированных политиков. И смех и грех, но олигархи в Верховной Раде вполне серьезно обещают увеличение пенсий, боевики — установление мира в стране, а откровенные бандиты — правопорядок. Прямо «Страна лжецов» какая-то из известной сказки Джанни Родари. Как раз в этом и есть одна из главных проблем нашего сегодняшнего развития. Мы живем во лжи и двоемыслии.

Без людей страны не будет

Сегодня бедной, разоренной войной, запутавшейся в геополитических ориентирах Украине необходимо встать на путь четких гуманистических, социальных и демократических ориентиров, предложить которые может только социально ориентированная левая политическая партия.

Почему левая партия? Почему не сторонники либерального рынка или консерваторы, или оголтелые националисты? Потому что главная задача ныне — остановить катастрофическое сокращение населения страны, сохранить каждого человека, а не только успешных бизнесменов. Потому что без людей не будет и Украины, а людской потенциал и есть основа всего дальнейшего развития общества. Потому что не будут сторонники либерального рынка заботиться о пенсионерах, о народном здравоохранении и всеобщем образовании. Потому что в условиях предельной ограниченности финансовых и инвестиционных ресурсов только левые могут предложить планово-рыночные модели и государственные нерыночные методы поддержки стратегических направлений развития. Потому что только гуманистическая партия общенационального примирения, а не агрессивная «партия войны» может установить мир и согласие в стране, вернуть единство.

Настоящая левая социально ориентированная идеологическая партия нужна, потому что этого хотят миллионы граждан Украины.

Политическая мимикрия

Власть олигархов тоже хорошо понимает, за кем будущее и кто угрожает ее существованию. Именно поэтому она нанесла главный удар по левым политическим силам. Старые традиционные силы (КПУ, СПУ, ПСПУ) подлежат разгрому, вместо них появляются провластные силы под левыми флагами. Украинские олигархи создают бутафорские «левые» политические проекты, основная задача которых — компрометация всего левого движения. Поэтому и возникли соответствующие политические проекты, возглавляемые боевиком И. Кивой и другом Порошенко С. Каплиным.

Именно поэтому мы и создаем политическую партию «Социалисты» как новую, левую, объединяющую, идеологическую, оппозиционную политическую силу.

Чем мы отличаемся от других левых партий

Мы — новая партия, и нам не нужно «доказывать, кто нес бревно». Другие левые партии погрязли в выяснении — кто «самый правильный социалист», «кто участвовал в съезде в 1991 г.», «кто тайно прятал печать» и т. д. Мы честно говорим, что созданы в 2015 г., лишены негативного груза левого движения независимой Украины.

Мы ничем не обязаны ни одному олигарху — ни в Украине, ни за рубежом. Нынешние псевдосоциалисты, которые на слуху, — это порождение олигархата. Кива и Каплин — это по сути проекты Авакова и Порошенко, и борьба между двумя наиболее интегрированными во власть олигархами. Так же можно охарактеризовать и все парламентские партии, и большинство партий в стране вообще.

Мы же смотрим в будущее, и наша цель — не участвовать во внутренних разборках власти, а сменить власть в интересах граждан Украины. Изменить страну в интересах каждого, а не найти свое место в существующей политической системе страны — вот наша задача.

Мы — самая проукраинская партия. Мы — партия не лидерского типа, а партия идеологическая. Именно идеологичность партии позволяет наиболее эффективно и быстро изменить ситуацию в стране к лучшему. Новая, идеологическая, оппозиционная партия, объединяющая вокруг себя всех сторонников левых взглядов, — вот наше конкурентное преимущество.

Мы в наибольшей степени соответствуем международным критериям социалистических и социал-демократических партий. Партия, которая в полной мере использует мировой опыт, имеет серьезных международных партнеров, ставит целью членство в Партии европейских социалистов (ПЕС) и Социнтерне.

И последнее. Кого больше всего прессует с помощью праворадикалов власть? Нас. Значит, она нас боится. Она боится новых принципов, новой политики, новых лиц в руководстве. Все это несет наша партия — «Социалисты» — Украине.

Задача партии «Социалисты» — не пристроиться к властному корыту, а изменить политическую ситуацию в корне. Мы понимаем, что Украина шла по ложным ориентирам, и именно это привело к тому плачевному состоянию, в котором она оказалась. Теперь мы собираем силы для того, чтобы строить страну для простых граждан, а не для верхушки кукловодов. И мы будем рады помощи от каждого неравнодушного человека.

Леонид Кожара — украинский политический и государственный деятель, дипломат. Председатель партии «Социалисты». Депутат Верховной рады Украины нескольких созывов. Министр иностранных дел Украины с 24 декабря 2012 до 23 февраля 2014, бывший председатель ОБСЕ и ОЧЭС.

Украина > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 16 сентября 2017 > № 2313403 Леонид Кожара


Казахстан. Киргизия. Таджикистан. Азия > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 16 сентября 2017 > № 2311084

Центральная Азия: исламизация неизбежна?

Правительства стран ЦА ведут двоякую политику в отношении ислама: внешние почести и подавление «за кулисами», но эксперты считают, что исламизация неизбежна

Эксперты из четырех стран Центральной Азии – Казахстана, Кыргызстана, Таджикистана, Узбекистана – презентовали в сентябре исследование на тему «Ислам и политика».

Аналитическая работа была проведена региональной экспертной платформой Central Asia Policy Group в рамках проекта «Центральная Азия: пространство «шелковой демократии», инициированного немецким Фондом имени Ф. Эберта.

Хотя все четыре исследования охватывали одни и те же аспекты – динамику изменений в постсоветский период, сегодняшнюю практику и страновые перспективы, каждый автор сумел выделить свой ракурс заявленной проблемы.

Исламизация – это протест?

Представитель кыргызстанского экспертного сообщества Эльмира Ногойбаева, редактор всего издания, остановилась на двойственности восприятия ислама государством, характерной для всех четырех стран.

С одной стороны, растет число мечетей, имамов, исламских школ. В одном Кыргызстане открыто 102 медресе, 7 исламских институтов и один исламский университет.

С другой – ужесточаются законы, мусульманские организации берутся под госконтроль, а политики смотрят на ислам как на угрозу безопасности государства.

По словам эксперта, на поверхности идет демонизация ислама, обсуждается, как бороться с экстремизмом и терроризмом, но вместе с тем растет исламская религиозность, развивается религиозная грамотность.

«Ощущение параллельности миров становится очевидным, когда выезжаешь из Бишкека хотя бы на один километр. Там основное место социализации молодежи – мечеть», – рассказывает Ногойбаева.

Двойственность во всем

Такая же двойственность наблюдается и в сфере религиозного образования, и в поведении первых лиц государств: ужесточая правила и контроль для мусульман, президенты совершают хаджи, принимают участие в религиозных обрядах и праздниках.

Единственный фактор, отсутствующий во всех четырех странах, – это религиозные политические партии.

Печально известная Партия исламского возрождения Таджикистана (ПИВТ) была запрещена в стране два года назад, а в Кыргызстане, как выразилась Ногойбаева, наблюдаются поползновения в этой сфере.

Так, по время принесения присяги депутат Жогорку Кенеша Турсунбай Бакир-уулу убрал Конституцию и принял присягу на Коране. В то же время большинство мулл вовлечены в проходящую сейчас в КР предвыборную кампанию.

По мнению эксперта, подоплека массовой исламизации в Кыргызстане – это протестность среди населения, разочарованного итогами «революций» 2005 и 2010 годов:

«Протестность уходит в религиозность, что видно по отношению к таким институтам, как медицина и образование. Все чаще детей отдают в религиозные школы, обращаются к альтернативным целителям. Даже в местах заключения у исламистов получается то, что не получается у государства. Это тревожный сигнал».

Третья стадия исламизации

О противоречиях государственной политики в сфере религии говорил и политолог из Узбекистана Сардор Салимов.

«Доминирует представление, что религия и современность несовместимы. Секуляризация (процесс освобождения всех сфер общественной и личной жизни из-под контроля религии, в том числе изъятие церковной собственности в пользу государства. – Прим. Ц-1) понимается у нас как неотъемлемая часть современности. Считается, что на место религии должна прийти научная альтернатива. Светская элита в лице государства пытается если не убрать религию, то хотя бы обезвредить», – отметил автор.

Однако опыт показал другое, продолжает он. Теоретики секуляризации признают, что их теория оказалась ложной: большая часть мира является религиозной.

«Но узбекские власти пытаются быть святее папы римского и исходят из того, что чем меньше религии, тем лучше для общества. Пока религию не свела на нет модернизация, ее надо контролировать и ограничивать. Однако, вопреки этой позиции, в Узбекистане идет стремительная исламизация», – считает Салимов.

По мнению эксперта, выраженному в исследовании, реисламизация как таковая проходит три взаимопереплетенные стадии в своем развитии.

Готова ли власть?

Первая, ориентированная на идентичность, ассоциируется с возрождением исламской культуры. В ходе этого периода бывшая атеистическая система демонтируется, политическая риторика насыщается религиозными выражениями, исторические места, связанные с исламским прошлым, реконструируются, начинается массовое паломничество в Мекку и Медину и т. д.

Следующей является интеллектуально ориентированная на знания стадия. В ходе этого периода интерес к пониманию смысла ислама, содержания Корана и Сунны становится жизненно важным. Все больше верующих людей не просто осуществляют ритуальную молитву, но и стараются понимать то, что они произносят на арабском языке во время молитвы.

Когда появится «критическая масса» образованных, зрелых мусульман, начнется третья стадия, которую можно назвать ориентированной на действия или даже политически ориентированной.

Все больше мусульманских активистов теперь будут готовы требовать, чтобы государственная политика проводилась, а страна управлялась в соответствии с исламскими ценностями.

Как считает политолог, третья стадия исламизации уже идет в Узбекистане. «Готовы ли власти к этому? – задался эксперт вопросом и сам же на него ответил: – В сборнике мы показали, что нет».

«Они точили свой нож…»

В Таджикистане ислам играет еще более значительную роль, уверен политолог Абдугани Мамадзимов. Религиозная идентичность «я – мусульманин» порой «перехлестывает» самоидентификацию «я – таджик».

В последние годы советской власти, напомнил эксперт, национально-демократические общественные движения Таджикистана состояли в тесной связи со стремительно возрождаемым исламом.

Неготовность правящей коммунистической номенклатуры к диалогу со светскими реформаторскими движениями вынудила демократические силы вступить в альянс с силами политического ислама.

В Советском Таджикистане одним из первых в регионе было образовано Таджикское отделение Партии исламского возрождения (Советского Союза), которое после независимости республики превратилось в самую мощную оппозиционную партию.

Первые месяцы после приобретения независимости в таджикском обществе наблюдался неуправляемый и хаотичный процесс политизации ислама и исламизации политики. В итоге страна была более чем на пять лет ввергнута в гражданскую войну.

Исламисты – в светской власти

После установления мира сложилась парадоксальная ситуация. С одной стороны, характер национальной государственности был объявлен светским, с другой – легально функционировала мощная политическая партия религиозного характера, представители которой стали народными депутатами.

Партия была закрыта в 2015 году.

«Само существование ПИВТ бросало тень на светскую государственность, – подчеркнул Мамадзимов. – Нас ругают: была модель мирного сосуществования религиозной партии в рамках светского государства. Да, мирного, но они точили свой нож».

Потеряв ключевого партнера, государство в Таджикистане взяло на себя функцию управления религиозной сферой.

В настоящее время Совет улемов Таджикистана, являющийся общественной организацией, контролируется государством. Имам-хатибам (проповедникам) пятничных намазов назначена фиксированная заработная плата, что означает придание им статуса государственных служащих.

«Когда нас будут жечь на кострах…»

«У Казахстана не было такой исламской альтернативы, как в Узбекистане и Таджикистане, но это мировой тренд, и Казахстан не остается в стороне», – отметил доктор политических наук Санат Кушкумбаев.

В качестве примера он привел освещение в 2013 году паломничества (умры) президента Казахстана Нурсултана Назарбаева.

Кроме того, официальные праздники – Курбан-айт, Рождество, массовые жума-намазы, на время которых уже не назначают встречи даже государственные чиновники, – все это говорит о том, что в РК принцип светскости уже не работает, считает эксперт.

Однако, по мнению Кушкумбаева, попытки огосударствления религии, которые проистекают из советского периода, уязвимы, что показывает создание Министерства по делам религий и гражданского общества как ответа на события в Актобе и Алматы.

Это означает, что группа или даже один человек может стать вызовом для государства. «Религиозные протесты неизбежны, когда нет иных форм выражения своего мнения», – сделал вывод эксперт.

Исламизация будет нарастать

Отчасти с ним согласился начавший дискуссию после презентации казахстанский политолог Айдос Сарым.

«Это не исламизация политики, а замена протеста, – сказал он. – Сейчас белые нацисты становятся исламистами. Исламизм становится глобальной альтернативой, как в свое время фашизм, как либерализм. И когда нас, условно говоря, будут жечь на кострах, мы будем думать: почему мы тогда не реагировали?»

Свой способ выхода из ситуации предложил политик Амиржан Косанов. Он считает, что должны появиться цивилизованное духовенство, мусульманские лидеры, «которые будут президента или даже премьер-министра ставить выше Корана».

Пока же этого не произошло, эксперты единодушны, что тенденция исламизации будет только нарастать.

И государствам региона стоит прислушаться к мнению научного сообщества, чтобы не упустить время для реагирования на вероятные риски.

Источник – Centre1

Казахстан. Киргизия. Таджикистан. Азия > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 16 сентября 2017 > № 2311084


Казахстан > Недвижимость, строительство. Внешэкономсвязи, политика > dknews.kz, 16 сентября 2017 > № 2311031

По иску прокурора Астаны суд передал дольщикам незавершенный жилой комплекс «Есиль-ЭК», передает МИА «DKNews» со ссылкой на МИА «Казинформ».

«8 сентября экономический суд города Астаны удовлетворил иск прокурора столицы в интересах более 175 членов жилищно-строительного кооператива «Триумф Есиль». С недобросовестного застройщика ЖСК «Есиль-ЭК» и ТОО «Номад-Строй ЭК» Логвинова А.С. взыскана сумма ущерба в размере более 1 млрд. 800 млн. тенге», - отмечается в сообщении ведомства.

В счет взысканной суммы жилищно-строительному кооперативу «Триумф Есиль» передан недостроенный жилой комплекс «Есиль-ЭК» с земельным участком.

На сегодняшний день у пайщиков жилого комплекса для завершения строительства появилась возможность привлечь нового инвестора (застройщика).

Напомним, 25 июля недобросовестный застройщик ЖК «Есиль-ЭК» Логвинов А.С. был признан виновным по ст.189 ч.4 п.2 Уголовного кодекса РК (присвоение, растрата вверенного чужого имущества) и осужден к 8 годам 6 месяцам лишения свободы, с конфискацией имущества и лишением права заниматься строительной деятельностью на 10 лет.

Казахстан > Недвижимость, строительство. Внешэкономсвязи, политика > dknews.kz, 16 сентября 2017 > № 2311031


Казахстан. Узбекистан > Внешэкономсвязи, политика > dknews.kz, 16 сентября 2017 > № 2311025

Сегодня, в рамках официального визита Президента Республики Казахстан Нурсултана Назарбаева в Узбекистан, в Ташкенте состоялся казахско-узбекский бизнес-форум, сообщает пресс-служба акима ЮКО.

В мероприятии, направленном на укрепление торгово-экономического сотрудничества между братскими странами, приняли участие более 500 предпринимателей двух стран. Кроме того, в рамках прошедшего форума состоялась выставка, где представлена продукция, производимая в Казахстане.

Отметим, что на выставке, которая началась вчера, представлена продукция около 90 отечественных производителей. В общей сложности в Ташкент привезли свыше 500 наименований продукции - машиностроительной, металлургической, химической, пищевой, фармацевтической, строительной, упаковочной и IT-отраслей.

Кроме того, на выставке, которая проходит в выставочном комплексе «Узэкспоцентр», представлена продукция ряда крупных предприятий Южно-Казахстанской области. В частности, продукция ТОО «Балтекстиль» - фабрики по производству ковров и ковровых изделий; ТОО «Алтын Дан» - одного из лидеров в производстве мучных и молочных продуктов; АО «Шымкент цемент» - цементного завода, мощностью 1,3 млн. тонн в год, а также завода «Стандарт цемент», компании «Экофарм Интернейшнл» - первого в СНГ предприятия, выпускающего вакуумные пробирки и двухсторонние иглы, завода «Химфарм», ассортимент выпускаемой продукции которого состоит из более чем 200 наименований генерических и оригинальных лекарственных препаратов, ТОО «Marai E7 Group» - предприятия по выпуску 17 видов медицинских оборудований.

Наряду с этим, на выставке был презентован проект строительной компании «АтаСтрой» по модернизации таможенного поста «Жибек жолы» в Сарыагашском районе. При реализации проекта, стоимость которого составляет 18 млн. долларов США, в сутки через границу двух стран смогут свободно проходить более 30 тысяч человек.

На узбекско-казахстанский бизнес-форум, организованный Палатой предпринимателей и акиматом ЮКО, прибыла делегация в составе 150 государственных и финансовых организаций и предпринимателей во главе с акимом области Жансеитом Туймебаевым.

Вместе с тем, в ходе форума с участием предпринимателей двух стран состоялись переговоры в формате B2B. В свою очередь, участники выразили уверенность, что данные переговоры придадут значимый импульс взаимодействию и сотрудничеству.

Казахстан. Узбекистан > Внешэкономсвязи, политика > dknews.kz, 16 сентября 2017 > № 2311025


Казахстан. Узбекистан > Внешэкономсвязи, политика > inform.kz, 16 сентября 2017 > № 2310990

Вопросы укрепления сотрудничества обсудили президенты Казахстана и Узбекистана в Ташкенте

В Ташкенте состоялись переговоры с Президентом Республики Узбекистан Шавкатом Мирзиеевым. Об этом сообщает пресс-служба Акорды.

По завершении торжественной церемонии встречи в резиденции Президента Узбекистана лидеры двух стран провели переговоры в узком и расширенном составе.

Открывая встречу, Шавкат Мирзиеев сердечно поприветствовал Президента Казахстана на узбекской земле и в лице Нурсултана Назарбаева выразил глубокое уважение всему народу Казахстана.

«Нынешний год в отношениях двух стран можно по праву считать историческим. Между двумя государствами наблюдается серьезный прорыв во всех сферах экономики. Это уже наша шестая по счету встреча, что является свидетельством дружеских намерений между двумя братскими странами», - сказал Президент Узбекистана

. Шавкат Мирзиеев отметил, что проведение Казахстаном международной выставки «ЭКСПО-2017» и первого Саммита Организации исламского сотрудничества по науке и технологиям на самом высоком уровне стало возможным благодаря огромному авторитету Нурсултана Назарбаева.

В свою очередь, Президент Казахстана поблагодарил узбекского лидера за приглашение и теплый прием, отметив поступательное развитие двусторонних отношений, а также большой потенциал их дальнейшего расширения.

«Вы многое сделали для успешного развития двусторонних отношений за короткий промежуток времени. Благодаря нашим встречам мы сумели решить многие проблемные вопросы. У нас много общего: язык, культура, религия, и поэтому мы не имеем другого пути кроме тесного сотрудничества. Для эффективного взаимодействия необходимы конкретные дела, реальная взаимная поддержка», - сказал Нурсултан Назарбаев.

Глава государства отдельно отметил особую роль Узбекистана в регионе и подчеркнул заслуги Шавката Мирзиеева в активизации делового сотрудничества двух стран.

«Огромная работа вами проделана за год президентства. В полной мере историческим можно назвать принятое вами решение по вопросам валютного регулирования, открыты границы, созданы условия для развития бизнеса. Наши деловые отношения должны быть основаны на взаимовыгодных условиях», - заключил Президент Казахстана.

Также в ходе переговоров были обсуждены вопросы укрепления сотрудничества между двумя странами в торгово-экономической, инвестиционной, сельскохозяйственной, транзитно-транспортной, военно-промышленной и культурно-гуманитарной сферах.

Казахстан. Узбекистан > Внешэкономсвязи, политика > inform.kz, 16 сентября 2017 > № 2310990


Польша. Евросоюз. США. РФ > Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика > oilcapital.ru, 15 сентября 2017 > № 2311414

Польша надеется отсрочить проект «Северный поток – 2» при помощи США.

Польша «еще не использовала последние аргументы» против «Северного потока – 2», но пока не намерена их раскрывать.

Председатель правления польской энергетической компании PGNiG Петр Возняк высказал надежду, что США помогут республике если не остановить реализацию проекта «Северный поток – 2», то хотя бы отсрочить этот процесс на длительное время.

«Эти шансы есть с момента появления союзника. Речь идет именно о союзе, а не только о декларациях с американской администрацией, – заявил Возняк в эфире польской радиостанции RMF FM. – Я верю в то, что возможно нам удастся если не заблокировать, то надолго отсрочить этот проект».

«В этом нам помогает угроза американских санкций – инструмента, который американцы не отправили на полку, а действующего в случае необходимости», – сказал он, отметив, что «этот инструмент отталкивает инвесторов с европейской стороны». По словам Возняка, «мы говорим о еще не наложенных санкциях, но перспектива замораживания в США активов той или иной европейской компании в достаточной степени охлаждает энтузиазм желающих войти в общий проект с «Газпромом».

При этом глава PGNiG признал, что пока проект «Северный поток – 2» реализуется в соответствии с планом и должен быть завершен в срок – к 2019-2020 гг. По утверждению Возняка, Польша «еще не использовала последние аргументы» против «Северного потока – 2», но пока не намерена их раскрывать.

Один новый аргумент Варшава намерена озвучить в самое ближайшее время. Как пояснил Возняк, речь идет о немецком газопроводе Eugal, который должен стать продолжением «Северного потока – 2». По словам главы PGNiG, «Газпром» уже получил полный доступ к его мощности на 20 лет вперед.

«Северный поток – 2» должен пройти по дну Балтийского моря от российского побережья до побережья Германии. Пропускная способность каждой из двух ниток – 27,5 млрд кубометров в год. Капзатраты оцениваются в 8 млрд евро, а общая стоимость проекта с учетом привлечения проектного финансирования – в 9,9 млрд евро.

Польша. Евросоюз. США. РФ > Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика > oilcapital.ru, 15 сентября 2017 > № 2311414


Турция. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 15 сентября 2017 > № 2311095 Екатерина Чулковская

Амбиции и просчеты. Куда завела Турцию ее политика на Ближнем Востоке

Екатерина Чулковская

Несмотря на первоначальные успехи, неоосманский курс Турции на Ближнем Востоке принес ей целый ряд болезненных неудач и привел к почти полной потере союзников в регионе. Однако Анкара по-прежнему не теряет надежды стать региональным лидером, выстраивая особые отношения с Катаром, сотрудничая с Ираном и борясь за симпатии простых мусульман

Когда речь заходит о внешней политике Анкары на Ближнем Востоке, то критики турецкого режима сходятся в одном – политика Турции в регионе потерпела полный крах. Они говорят, что срочно требуется ее перезагрузка, иначе у Турции в регионе не останется не только союзников, а даже тех, кто к ней относится хотя бы нейтрально.

Такие обвинения в адрес Анкары вполне обоснованны: турецкая модель демократии, про которую было столько разговоров, так и не стала образцом для новых правительств на Ближнем Востоке после «арабской весны»; поддерживаемые Турцией «Братья-мусульмане» в Египте были отстранены от власти в ходе военного переворота; ненавистный режим Башара Асада, в свержение которого турецкое руководство вложило немало сил, продолжает оставаться у власти в соседней Сирии, а тут еще иракские курды надумали провести референдум о независимости, из-за чего у турецких границ может появиться курдское государство.

Возвращение в регион

Вину за ближневосточные проблемы в Турции принято возлагать на бывшего премьер-министра Ахмета Давутоглу, который в мае прошлого года покинул свой пост. С его уходом, по мнению турецких экспертов, закончился период ближневосточных авантюр Турции.

Советник Эрдогана по внешней политике, затем министр иностранных дел и премьер-министр, Давутоглу был главным архитектором внешней политики Турции начиная с 2002 года, когда исламистская Партия справедливости и развития (ПСР) пришла к власти в стране. Особое внимание он уделял развитию отношений Турции со странами Ближнего Востока. По мнению Давутоглу, которое разделяли многие однопартийцы, Турция долгое время уделяла слишком много внимания странам Запада, при этом игнорируя Ближний Восток, как и свои восточные корни, османское прошлое и мусульманскую идентичность.

Именно при ПСР Анкара решила наверстать упущенное и стала активно развивать отношения с регионом. Политика Турции была весьма идеологизированная. Так называемый неоосманизм стал своего рода неофициальной идеологией новых властей, прославляющих былую имперскую мощь и славу Турции. Анкара решила вернуться на Ближний Восток, хотя переговоров о вступлении в ЕС это возвращение не отменяло.

Новое турецкое руководство начало с нормализации отношений с Сирией и Ираком, следуя предложенной Давутоглу концепции «ноль проблем с соседями». Турции удалось установить дружеские отношения с Иракским Курдистаном, что с симпатией было встречено турецкими курдами. Также Анкара стала активно развивать экономическое сотрудничество со странами Персидского залива.

Наконец, волна протестов «арабской весны» стала шансом для Турции заявить о себе как о влиятельной региональной державе. Анкара поддержала требующих перемен арабов и стала претендовать на то, чтобы стать моделью демократии для будущих арабских правительств. На некоторое время (до военного переворота в Египте в 2013 году) что-то похожее получалось в отношении Туниса и Египта, где к власти пришли «Братья-мусульмане», идеологически близкие правящей в Турции ПСР.

Сирийский просчет

Анкара хотела добиться того же и в Сирии. С самого начала кризиса турецкие власти объявили сирийские события «внутренней проблемой» Турции. Они стали поддерживать сирийскую оппозицию, организовывать встречи оппозиции в Стамбуле, принимать сирийских беженцев, которых в Турции сейчас порядка миллиона. Турецкие спецслужбы даже были замечены в переправке оружия сирийской оппозиции, согласно расследованию газеты «Джумхурийет».

В идеале Турция хотела немедленного ухода Асада, установления в Сирии протурецкого режима – желательно прихода к власти «Братьев-мусульман». Но в реальности ситуация в Сирии гораздо сложнее и запутаннее: с помощью России и Ирана Асаду удалось удержать власть; поддерживаемая Турцией оппозиция оказалась слабой и была либо физически уничтожена, либо перешла на сторону радикальных группировок; Сирия стала причиной глубокого кризиса в отношениях с Россией в ноябре 2015 года, когда Анкара сбила российский истребитель над сирийской границей.

Однако самым большим раздражителем для турок стали сирийские курды. Благодаря своим успехам в борьбе с «Исламским государством» (запрещено в России) они заручились поддержкой США и стали претендовать на автономию в послевоенной Сирии. В августе прошлого года Анкара даже начала военную операцию «Щит Евфрата», чтобы очистить приграничные районы от отрядов сирийских курдов.

Для руководства Турции было крайне важно не допустить создания подконтрольных курдам районов у себя на границе. Анкара полагает, что отряды сирийских курдов из Демократического союза являются частью Рабочей партии Курдистана (РПК), курдской сепаратистской организации, признанной террористической в Турции, США и странах ЕС. Если сирийским курдам удастся создать свою автономию в Сирии, то это станет плацдармом для РПК и укрепит позиции группировки.

Теперь сирийские проблемы действительно стали внутренними проблемами Турции – беженцы, обострение курдского вопроса, терроризм. Сейчас Анкара, конечно, пытается как-то спасти лицо – участвует в трехсторонних переговорах по урегулированию сирийского кризиса вместе с Москвой и Тегераном, усилила контроль на границе, даже стала допускать сохранение режима Асада на время переходного периода в послевоенной Сирии. Тем не менее сирийская политика Турции очевидно потерпела крах – Анкара просчиталась по-крупному, став заложницей своих имперских амбиций.

База в Катаре и дружба с Ираном

Сейчас единственным союзником Турции на Ближнем Востоке остается Катар. По многим региональным вопросам Анкара и Доха придерживаются схожих взглядов. Это сирийский кризис, военный переворот в Египте, отношения с Ираном и так далее. Обе страны поддерживают движения «Братья-мусульмане» и ХАМАС, которые во многих странах региона признаны террористическими.

Для экономики Турции особенно важны прямые катарские инвестиции, которые только за последние два года составили более $700 млн. Начиная с 2015 года Катар приобрел в Турции несколько крупных компаний и банков – например, ONB Finansbank, Abank, Digitürk, BMC и Boyer. В свою очередь, турецкие компании в Катаре занимаются реализацией около 130 проектов, в том числе строят метро в Дохе, стоимость которого составляет $4,4 млрд.

Когда в начале июня многие арабские страны во главе с Саудовской Аравией объявили блокаду Катара, турецкое руководство сразу же встало на защиту эмирата. «Мы не оставим наших катарских братьев», – заявил тогда президент Эрдоган. Более того, спустя два дня после объявления Катара региональным изгоем турецкий парламент ратифицировал два соглашения с Дохой, согласно которым турецкие войска будут направлены в Катар, чтобы обучать местных военных. Это первая и единственная военная база Турции на Ближнем Востоке. Соглашение о размещении турецких войск в Катаре обе страны подписали три года назад, в 2014 году. Согласно договору, на базе в Катаре может быть размещено порядка пяти тысяч турецких военных.

В отличие от Катара Иран нельзя назвать союзником Турции на Ближнем Востоке. Скорее их отношения больше похожи на сдержанное соперничество за влияние в регионе. Две страны придерживаются очень разных взглядов на ситуацию в Сирии, но тем не менее участвуют в одном переговорном формате по урегулированию кризиса. Тегеран и Анкару объединяют схожие взгляды на курдскую проблему – никто из них не хочет создания курдской автономии в послевоенной Сирии и независимого курдского государства в Ираке.

Пятнадцатого августа Турцию посетил начальник Генштаба Вооруженных сил Ирана Мохаммад Хосейн Багери. Он встретился с президентом Эрдоганом и начальником Генштаба Турции Хулуси Акаром. Этот визит примечателен тем, что впервые после исламской революции 1979 года Турцию посетил иранский глава Генштаба. По данным открытых источников, стороны договорились обмениваться разведывательными данными и сотрудничать в борьбе с терроризмом. Но можно предположить, что главной темой закрытых переговоров стал курдский вопрос в Сирии и Ираке.

Надежды на лидерство

Несмотря на болезненные неудачи и почти полное отсутствие союзников в регионе, за исключением изолированного Катара, руководство Турции по-прежнему не теряет надежды однажды стать лидером Ближнего Востока. Анкара открыла военную базу в Катаре, продолжает выстраивать особые отношения с Ираном, турецкий бизнес активен по всему арабскому миру. Кроме того, Турция открывает новые арабоязычные СМИ и уже не первый год успешно демонстрирует ближневосточной аудитории турецкий образ жизни в своих сериалах.

Эрдоган все чаще позиционирует себя как защитника всех мусульман, повышая свою популярность на Ближнем Востоке. Начиная со словесной перепалки с президентом Израиля Шимоном Пересом на форуме в Давосе в 2010 году турецкий лидер не упускает возможности обрушиться с критикой на власти Израиля, страны ЕС, США и многих других. Он выступает против притеснения мусульман, роста исламофобии и так далее.

Сейчас Эрдоган активно заступается за мусульман Мьянмы. Анкара по линии своего Агентства по сотрудничеству и координации (TİKA) направила гуманитарную помощь для мусульманских беженцев. Сам турецкий лидер практически ежедневно публично выражает беспокойство по поводу положения мусульман в Мьянме, призывая международное сообщество к действиям. Такая активность нравится жителям Ближнего Востока и, несомненно, добавляет симпатии к президенту Турции. Но эта симпатия существует уже не один год, и у турецкого руководства пока не очень получается конвертировать ее в более конкретные достижения.

Турция. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 15 сентября 2017 > № 2311095 Екатерина Чулковская


Иран. Китай > Внешэкономсвязи, политика. Финансы, банки > iran.ru, 15 сентября 2017 > № 2310769

Китай подписал соглашение с Ираном о предоставлении кредитной линии в размере $10 млрд. для инфраструктурных проектов, что считается крупнейшим экономическим соглашением между двумя странами после отмены санкций против Исламской Республики в 2016 году.

Соглашение было подписано между китайской корпорацией "CITIC Group" и консорциумом иранских банков, в который вошли "Банк промышленности и шахт", "Рефах Банк", "Парсиан Банк", "Банк Пасаргад" и "Банк развития экспорта Ирана".

Исходя из этого, CITIC предоставит займы иранским банкам для финансирования проектов в таких областях, как энергетика, природная среда, транспорт и управление водными ресурсами, сообщает Press TV.

Губернатор Центрального банка Ирана (CBI) Валиолла Сеиф заявил, что иранские банки могут начать получать кредиты от CITIC уже в октябре. Сеиф подчеркнул, что CBI продемонстрировал "широкую гибкость" в отношении CITIC при заключении этого соглашения. Он добавил, что это было основано на истории положительного сотрудничества банка с Исламской Республикой.

Пекинская корпорация "CITIC Group", ранее являвшаяся "Китайской международной трастовой и инвестиционной корпорацией", является государственной инвестиционной компанией, созданной в 1979 году. В настоящее время она владеет 44 дочерними компаниями, включая "CITIC Bank", "CITIC Holding", "CITIC Trust Co." и "CITIC Merchant Co . Ltd" в Китае, Гонконге, США, Канаде, Австралии и Новой Зеландии.

Иранские СМИ, в сентябре прошлого года цитировали чиновника CITIC, заявившего о том, что предприятие рассматривает возможность предоставить Ирану финансирование в размере 10 миллиардов долларов, в основном в рамках проектов в стране в сфере добычи меди и угля.

Чиновник, названный Чжоу Яфангом англоязычной газетой Financial Tribune, добавил, что китайское правительство должно было предоставить необходимые разрешения к концу 2016 года, и что процесс финансирования начнется в 2017 году. Он также подчеркнул, что финансирование полностью поддерживается корпорацией страхования экспорта и кредита Китая, известной как "Sinosure".

Иран. Китай > Внешэкономсвязи, политика. Финансы, банки > iran.ru, 15 сентября 2017 > № 2310769


Саудовская Аравия. Израиль. Иран > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 15 сентября 2017 > № 2310649

Саудовская Аравия и Израиль готовят новый заговор против Ирана

Редакционный материал Iran.ru

Как сообщают некоторые арабские СМИ, и это было подтверждено радиостанцией «Кол Исраэль» («Голос Израиля») на арабском языке 10 сентября, со ссылкой на саудовские и эмиратские источники, наследный принц и министр обороны Саудовской Аравии Мухаммед бен Сальман в сопровождении ряда высокопоставленных чиновников, представителей спецслужб и военных КСА (среди них был и отставной генерал Анвар Ашаки, который в летом 2016 года уже ездил в Тель-Авив) тайно посетил Израиль на прошлой неделе. Состоялась его продолжительная встреча с главой правительства Беньямином Нетаньяху. Канцелярия израильского премьер-министра и министерство иностранных дел воздержались от комментариев в связи с вопросами местных журналистов, но и не опровергли эту информацию.

Характерно поэтому и заявление, сделанное в МИД Израиля премьер-министром Биньямином Нетаньяху 6 сентября на торжественном мероприятии в честь приближающегося еврейского Нового года (20 сентября), о том, что отношения еврейского государства с арабскими странами находятся сейчас на взлете за всю историю, и что сотрудничество Израиля с арабским миром сейчас теснее, чем когда бы то ни было прежде.

Если верить неназванному сотруднику разведки ОАЭ, на которого ссылаются некоторые интернет-сайты, Саудовская Аравия в настоящее время сталкивается с серьезными экономическими трудностями, и потому нуждается в ссудах от Международного валютного фонда (МВФ) и от Всемирного банка. А без официального признания Израиля, этих кредитов не получить, поскольку это является, в данном случае, одним из условий их утверждения со стороны МВФ и МБРР.

Однако трудно поверить в то, что тайный визит министра обороны Саудовской Аравии и делегации высокопоставленных офицеров саудовской армии и спецслужб в Израиль состоялся исключительно по экономическим соображениям, учитывая нынешнюю военно-политическую ситуацию в регионе, прежде всего в Сирии, Ираке, Йемене и вокруг Ирана. В ходе противостояния между суннитами и шиитами, в котором, судя по событиям в Сирии и Ираке, сунниты терпят поражение.

Израиль, открыто являющийся врагом шиитского Ирана, воспринимается Саудовской Аравией и другими суннитскими арабскими монархиями Персидского залива в качестве естественного союзника в борьбе с шиитской коалицией, возглавляемой Ираном. Тем более что Вашингтон тоже проводит жесткую антииранскую политику и периодически призывает к силовым сценариям против ИРИ. Израиль же любыми средствами стремится предотвратить закрепление Ирана и «Хизбаллы» в Сирии, особенно в районах сирийско-израильской границы вблизи Голанских высот. Именно ради этого, Бенъямин Нетаньяху в конце августа с.г. прилетал в Сочи на встречу с президентом России Владимиром Путиным в сопровождении директора разведки "Моссад", который изложил российскому лидеру "факты" усиления иранского военного присутствия в САР.

Саудовская Аравия, со своей стороны, тоже хотела бы убедить Россию в том, что Ирану не следует находиться в Сирии, так как это якобы направлено против суннитского мира и способствует распространению радикальных идей. Этот вопрос поднимался 10 сентября в Джидде руководством КСА во время визита туда Сергея Лаврова. Он будет поднят и в ходе анонсированного на конец октября с.г. приезда в Москву саудовского короля Сальмана.

При этом саудовцы опять предлагают Москве закупить российское оружие и влить инвестиции в российскую экономику, если Россия отойдет от сотрудничества с Ираном. Ничего нового. Такое уже было, и не раз. Но когда Москва проголосовала за американский проект резолюции СБ ООН по введению санкций против ИРИ и отказалась продать Тегерану ЗРК "С-300", саудовцы сразу же аннулировали свои щедрые посулы. А с учетом ситуации вокруг РФ, нагнетаемой США, и предстоящими в России президентскими выборами, верить обещаниям КСА уж точно не стоило бы. Да и ссориться с Ираном нет смысла, учитывая общность интересов Москвы и Тегерана в Сирии, Ираке, мировых газовых делах и т.д.

Обращает на себя внимание и то, что тайные переговоры саудовского принца проходили на фоне ужесточения антииранской линии США. На днях стало известно, что президент США Дональд Трамп рассматривает возможность применения новой, более жесткой политики в отношении Ирана. В том числе планируется ужесточить меры, связанные с перехватом поставок иранского оружия хуситам в Йемене и, палестинским группировкам в Секторе Газа и на Синайском полуострове. Также Трампу предлагается активнее действовать и в Бахрейне.

Пока, конечно, рано делать выводы. Но одно ясно: Израиль, Саудовская Аравия и США готовят новый план действий против Ирана, а значит и против российских интересов на Ближнем Востоке.

Саудовская Аравия. Израиль. Иран > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 15 сентября 2017 > № 2310649


Германия. Украина. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inopressa.ru, 15 сентября 2017 > № 2310623 Урсула фон дер Ляйен

Министр обороны Германии: "Из-за действий на Украине Россия полностью утратила доверие к себе"

Корреспондент | Bild

Глава Минобороны Германии Урсула фон дер Ляйен прокомментировала в интервью Bild начавшиеся российско-белорусские учения "Запад-2017".

Численность солдат на учениях, повторила свое мнение министр, превосходит официально указанную. "Точную численность знают только в Москве и в Минске. На прошлой неделе я была в Прибалтике. И страны, граничащие с Россией, а также многие партнеры по НАТО исходят их того, что истинное количество войск на российской и белорусской стороне превышает указанные 12,7 тыс. человек в несколько раз", - сказала фон дер Ляйен.

По поводу маневров "Запад-2017" министр сказала, что Германия ничего не опасается, но "я понимаю те серьезные опасения, которые испытывают наши союзники". "У них был опыт с Россией, и теперь им приходится сталкиваться со столь крупной концентрацией войск у своих границ. Из-за действий на Украине Россия полностью утратила доверие к себе", - заявила она.

"НАТО очень хорошо реагирует на эти крупномасштабные военные учения: разумно, с прохладной головой, но и настороженно, - считает фон дер Ляйен. - Очень важно, чтобы наши союзники из стран Балтии и поляки почувствовали солидарность альянса".

Германия. Украина. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inopressa.ru, 15 сентября 2017 > № 2310623 Урсула фон дер Ляйен


Россия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 15 сентября 2017 > № 2310622 Марк Галеотти

"Казаться агрессивной - один из способов России повлиять на дискуссию"

Вероника Дорман | Libération

Специалист по российской обороне и безопасности Марк Галеотти, исследователь Института международных отношений в Праге, описал в интервью Веронике Дорман из французской газеты Libération состояние российской армии и смягчил беспокойство, которое вызывают учения "Запад-2017".

"Эти учения, повторяющиеся каждые четыре года, более масштабны в этом году?" - осведомилась корреспондент.

"Как ни странно, эти учения, вероятно, имеют меньший размах, чем предыдущие, которые более явно инсценировали наступательные операции, - ответил эксперт. - В этот раз сценарий предполагает проникновение террористических групп из воображаемых пограничных стран. Ответные действия будут агрессивными и наступательными, поскольку они отражают российское видение ведения войны. Но в такие уж времена мы живем: напряженная политическая атмосфера заставляет воспринимать негативно абсолютно обычные военные учения".

"Значит, эскалация, по существу, риторическая? Или у России действительно есть воинственные намерения в Европе?" - спросила Дорман.

"Я это называю дипломатия "хеви-метал". Кремль использует армию как политический инструмент, - заявил Галеотти. - Например, Швеция и Финляндия продолжают публично обсуждать планы по присоединению к НАТО. Один из способов, которым Россия пытается повлиять на дискуссию, - это казаться агрессивной, чтобы натолкнуть на мысль, что риски слишком велики, что лучше договориться с Путиным. Цель состоит в том, чтобы вызвать беспокойство, поднять напряжение, прибегнув к принудительной дипломатии. Не то чтобы российская армия бессильна, но нужно понять, что Россия не хочет и не будет затевать войну с НАТО, ибо она не сможет ее выиграть".

"В каком состоянии сейчас находится российская армия?" - "В том же состоянии, что во Франции и Великобритании. Она может обеспечить оборону своей территории и вести ограниченные операции за рубежом, - сообщил эксперт. - Но Россия - не глобальный игрок. В этом году оборонный бюджет сокращен, он будет сокращаться и в будущем году".

"В том, что касается программы модернизации армии, речь идет о восстановлении или о массивном перевооружении?" - уточнила журналистка.

"Россия тратит на военно-промышленный комплекс больше, чем должна, примерно 6% ВВП", - ответил эксперт. "В то же время у России бескрайние границы и огромные проблемы безопасности. Один из ее кошмаров был бы коллапс соседней республики в Центральной Азии под воздействием гражданской войны или джихадизма. Лично я думаю, что русские должны тратить меньше на танки и больше на больницы, но нет, мы не имеем дело с чрезмерной милитаризацией".

"Однако официальный дискурс остается милитаристским", - констатировала Дорман.

"Так же, как Россия использует армию для ведения дипломатии, она прибегает к ней во внутренней политике, - пояснил Галеотти. - Военные парады, патриотические речи прокремлевских СМИ, демонстрация военной силы, весь этот "war porn" нужен, чтобы поднять национальную гордость. (...) Но тот факт, что дислоцирование войск в Донбассе остается тайным, показывает: власти понимают, что население всего бы этого не поддержало; так гласят опросы. То же касается Сирии, где Россия действует через наемную организацию Вагнера". "Конечно, Кремль активно прибегает к риторике, но он знает, что обычные россияне не милитаристы и что они не хотят получать сыновей в цинковых гробах", - заключил Галеотти.

Россия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 15 сентября 2017 > № 2310622 Марк Галеотти


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 15 сентября 2017 > № 2310619 Хиллари Клинтон

Рашагейт страшнее Уотергейта

Хиллари Клинтон о выборах 2016: «Что случилось»

Хиллари Клинтон написала книгу воспоминаний (вышла в свет 12 сентября 2017) «Что случилось» (What Happened) о кампании по выбору в 2016 году президента США. Редакция ИноСМИ перевела отрывки, касающиеся нашей страны.

Хиллари Клинтон (Hillary Clinton), ИноСМИ, Россия

Часть пятая

Но даже если о прямых связях ничего не удастся узнать, мы должны понять, каким образом война правых против правды открыла двери для российской атаки.

После выборов бывший радиоведущий консервативного ток-шоу из Висконсина по имени Чарли Сайкс (Charlie Sykes) попытался объяснить, как это получилось. По его словам, средства массовой информации и политики правого толка на протяжении нескольких лет убеждали своих сторонников не верить ничему из того, что сообщают ведущие СМИ основного направления, и в то же время проталкивали сумасбродные конспирологические теории таких людей как Алекс Джонс (Alex Jones) (ведущий, продюсер, режиссер, известный конспиролог — прим. пер.) и Трамп, который стал главным распространителем расистской лжи о месте рождения Обамы. «Цена оказалась гораздо выше, чем я предполагал, — сказал Сайкс. — Суммарным эффектом этих атак стало то, что медийный мейнстрим лишился своей легитимности, а правые утратили невосприимчивость к ложной информации». Это принесло пользу Трампу, когда он стал кандидатом, потому что он получил возможность отмахиваться от негативных материалов ведущих СМИ и нашел восприимчивую аудиторию, которая верила его лживым словесным нападкам на меня. Русским это тоже было выгодно. А Трамп продолжил свою линию даже после того, как пришел в Белый дом. «Лгут все администрации, но в данном случае мы наблюдаем атаку на саму правдоподобность», — сказал Сайкс. Он привел слова российского шахматного гроссмейстера и противника Путина Гарри Каспарова, который сказал: «Смысл современной пропаганды не только в дезинформации и проталкивании той или иной повестки. Смысл состоит в истощении нашего критического мышления, в уничтожении правды».

Наверное, больше всех в этом плане сделал Руперт Мердок и ныне покойный Роджер Айлс (Roger Ailes). Долгие годы Fox News является самой мощной и самой заметной площадкой для ведения войны с правдой силами правых. Бывший советник Ричарда Никсона Айлс создал Fox, демонизируя и выставляя в ложном свете ведущие средства массовой информации, которые пытались придерживаться традиционных стандартов объективности и точности. Fox дала гигантский мегафон в руки тем, кто утверждал, что климатические изменения — это выдумки науки, что снижение безработицы — это результат математических манипуляций, что свидетельству о рождении Барака Обамы нельзя верить. Айлс и Fox настолько успешно раскалывали аудиторию, что к 2016 году большинство либералов и консерваторов получали новостную информацию из разных источников, а поэтому у них уже не было общего набора фактов.

В годы президентства Обамы появилась Breitbart News Network, которую поддержали Роберт и Ребекка Мерсер (спонсоры республиканцев — прим. пер.), а возглавил их советник Стив Бэннон, ныне являющийся главным стратегом Трампа. Эта сеть составила достойную конкуренцию Fox. Как сообщает правозащитная организация Southern Poverty Law Center, Breitbart поддерживает идеи «экстремистов-маргиналов из рядов правых консерваторов». Чтобы вы поняли, о чем речь, приведу несколько запоминающихся заголовков Breitbart:

КОНТРОЛЬ РОЖДАЕМОСТИ ДЕЛАЕТ ЖЕНЩИН НЕПРИВЛЕКАТЕЛЬНЫМИ И БЕЗУМНЫМИ

НЕТ НИКАКОЙ ПРЕДВЗЯТОСТИ ПРИ ПРИЕМЕ ЖЕНЩИН НА РАБОТУ В КОМПАНИИИ ИНФОРМАЦИОННЫХ ТЕХНОЛОГИЙ. ПРОСТО ОНИ НЕПРАВИЛЬНО СЕБЯ ВЕДУТ НА СОБЕСЕДОВАНИЯХ

НАЦИОНАЛЬНАЯ АССОЦИАЦИЯ СОДЕЙСТВИЯ ПРОГРЕССУ ЦВЕТНОГО НАСЕЛЕНИЯ ПРИСОЕДИНЯЕТСЯ К АРМИИ СОРОСА, КОТОРАЯ МЕШАЕТ РАБОТЕ ВАШИНГТОНА, ПРИЗЫВАЕТ К ГРАЖДАНСКОМУ НЕПОВИНОВЕНИЮ И МАССОВЫМ АРЕСТАМ

ТЕМПЕРАТУРА В МИРЕ ОПУСКАЕТСЯ. ЛЕДЯНОЕ МОЛЧАНИЕ ПАНИКЕРОВ, ТВЕРДЯЩИХ О КЛИМАТИЧЕСКИХ ИЗМЕНЕНИЯХ

ДЕРЖИ ЕГО ВЫСОКО И ГОРДО: СЛАВНОЕ НАСЛЕДИЕ ФЛАГА КОНФЕДЕРАЦИИ

ПРОВЕРКА НА СООТВЕТСТВИЕ ФАКТАМ: БЫЛИ ЛИ ОБАМА И ХИЛЛАРИ ОСНОВАТЕЛЯМИ ИГИЛ? ЕЩЕ БЫ!

Это было бы смешно, если бы не было так страшно. Весь этот информационный мусор «убеждал» американцев, говоря словами Сайкса, признать и поверить российской пропаганде, хлынувшей в нашу страну в 2016 году.

Роберт Мерсер является ключевой фигурой для понимания произошедшего. Этот специалист по информатике сколотил миллиардное состояние, применяя сложные алгоритмы и анализ данных на финансовых рынках. Находящийся под его управлением хедж-фонд Renaissance Technologies добивается колоссальных успехов. По всем меркам, Мерсер — правый антиправительственный экстремист. Еженедельник New Yorker привел слова одного его бывшего коллеги по Renaissance, который сказал: «Мерсер счастлив, когда люди не верят государству. А если президент — идиот? Его это устраивает. Он хочет, чтобы все рухнуло». New Yorker также привел слова другого сотрудника Renaissance Technologies, занимающего высокий пост, который рассказал, что Мерсер ненавидит Билла и меня, и что однажды он обвинил нас в принадлежности к секретному наркокартелю ЦРУ и в убийстве оппонентов. Если эти обвинения кажутся вам горячечным бредом, вы правы. Но Мерсер сегодня является одним из самых влиятельных людей в Америке.

Breitbart — это лишь одна из многих организаций, которыми управляют Мерсер и его семья. Еще у них есть Cambridge Analytica, получившая скандальную известность за то, что при помощи данных Facebook она воздействовала на избирателей в интересах своих клиентов, таких как Трамп. Если посмотреть на деятельность Cambridge Analytica, трудно отделить реальность от вымысла; но недооценивать Мерсера нельзя. Как пишет New Yorker, «проведя революцию в сфере использования данных на Уолл-Стрит, он захотел совершить такой же подвиг в сфере политики». Вообще-то в использовании данных и воздействии на избирателей нет ничего необычного, поскольку этим занимаются все предвыборные штабы, в том числе и мой. Проблемы могут возникнуть в том случае, если данные получены или используются неподобающим образом. Когда появились статьи с вопросами о том, не причастна ли Cambridge Analytica к Брекситу, британские власти начали расследование, пытаясь выяснить, какова ее роль в создании и работе сайта Leave.eu, и не противоречат ли методы работы Cambridge британским и европейским законам о конфиденциальности информации (компания это отрицает).

Мерсер не одинок. Братья Кох, управляющие второй по величине частной компанией в Америке, которой принадлежат многочисленные нефтяные и газовые холдинги, тоже вкладывают в это дело огромные деньги, лишая общество связи с реальностью и продвигая свои идеологические установки. Например, они потратили десятки миллионов долларов на финансирование целой сети аналитических центров, фондов и лоббистских организаций, которые занимаются лженаукой, отрицая климатические изменения и отстаивая их интересы. От Кохов можно ожидать еще большего, поскольку они намерены потратить любые деньги на укрепление своей власти над правительствами штатов и на расширение своего влияния в Вашингтоне.

И давайте не будем забывать самого Дональда Трампа. Прошло какое-то время, и Мерсер, Кохи и Fox News осознали, что Трамп может поднять их войну против правды на новый уровень, и что их поддержка его кандидатуры бесценна. Во многом Трамп является олицетворением всего того, за что они боролись и борются, а также идеальным троянским конем для Путина. Часто и много пишущая о Путине журналистка Маша Гессен как-то заметила: «Дело не в том, что Путин и Трамп лгут. Дело в том, что они лгут одинаково и с одной целью: лгут нагло, утверждая свою власть над правдой».

Что дальше?

На слушаниях в сенате в июне 2017 года сенатор от штата Мэн Ангус Кинг (Angus King) спросил Джима Коми: «Была ли активность России на выборах 2016 года единичным случаем? Или это составная часть долгосрочной стратегии? Вернутся ли они?»

«Вернутся, — уверенно ответил Коми. — Дело здесь не в республиканцах или демократах. Дело в Америке».

Спустя несколько минут он вернулся к этому вопросу. «Речь идет об иностранном государстве, которое посредством технического проникновения и множества других методов пыталось повлиять на наш образ мышления, на наши действия, на то, как мы голосуем. Это очень важно. И это необходимо признать, — сказал Коми. Дело не в республиканцах или демократах. Они ведут охоту на Америку».

В этом Коми был абсолютно прав. В вышедшем в январе 2017 года докладе разведывательного сообщества кампания российского влияния была названа «новой нормой». Там прозвучал прогноз о том, что Москва будет продолжать нападки на США и на наших союзников. А поскольку Путин добился больших успехов, следовало ожидать вмешательства в будущие выборы, а также еще более агрессивных кибератак и пропагандистских усилий. И действительно, после выборов стали появляться новые сообщения о российских кибератаках на американскую армию, в ходе которых русские нацелились на тысячи аккаунтов американских солдат в соцсетях; о хакерах, взламывающих компьютерные системы компаний, управляющих американскими атомными электростанциями; а также о расширении российских шпионских сетей на территории США.

Нам также следует исходить из того, что война против правды будет продолжаться. Поскольку Трамп сталкивается с нарастающими политическими и правовыми проблемами, он со своими союзниками будет все активнее пытаться опорочить ведущие СМИ, судебную власть и всех тех, кто угрожает его версии действительности.

Можно ли каким-то образом устранить эти угрозы и защитить нашу демократию? Да, если мы отнесемся к этому со всей серьезностью. В 1940 году, когда наша страна была в гораздо большей опасности, писатель Джон Бакен (John Buchan) написал: «Из нас вытрясли наше самодовольство, нас предупредили о большой беде, и в этом предупреждении лежит наше спасение. Диктаторы оказали нам большую услугу, напомнив об истинных ценностях жизни». Сегодня американцы нуждаются в такой же бдительности и решимости.

Во-первых, нам надо добраться до сути того, что на самом деле произошло в 2016 году. Следователи и пресса должны копать и дальше. Судя по тому, как развиваются события, вполне возможно, как это часто случается в вашингтонских скандалах, что предполагаемое укрывательство станет самой серьезной юридической и политической проблемой для Трампа. Но что бы ни случилось, американский народ все равно должен узнать правду о том, что сделали русские. Поэтому я считаю, что в дополнение к расследованию специального прокурора надо создать независимую комиссию с правом вызова для дачи показаний, подобно той, что расследовала теракты 11 сентября. Эта комиссия должна представить полный публичный отчет об атаке на нашу страну и выработать рекомендации по укреплению мер безопасности на перспективу. Трудно понять, каким образом республиканцы, с большим энтузиазмом требовавшие создания специальной комиссии для расследования моих действий в связи с событиями в Бенгази, могут помешать такому шагу.

Во-вторых, мы должны со всей серьезностью отнестись к кибервойне. Государственный и частный сектор должны теснее объединить свои усилия в целях совершенствования нашей обороны. Для защиты наших сетей и национальной инфраструктуры потребуются значительные капиталовложения, и корпоративная Америка должна считать это своей первоочередной обязанностью, так как государство в одиночку с этим не справится. В то же время наши вооруженные силы и спецслужбы должны в ускоренном порядке разрабатывать средства ведения кибернетической и информационной войны, чтобы мы в случае необходимости были готовы ответить на агрессию соответствующим образом.

Сейчас у нас нет эффективных средств сдерживания и предотвращения кибернетической и информационной войны, в отличие от ядерной и неядерной войны. Россия, Китай и другие страны полагают, что они могут действовать в так называемой серой зоне между войной и миром, крадя наши секреты, срывая наши выборы, манипулируя нашей политикой, а также запугивая наших граждан и компании, и не опасаясь при этом серьезных последствий. Чтобы изменить их расчеты, я предлагаю провозгласить новую американскую доктрину, в которой будет сказано, что кибератака на жизненно важные объекты нашей инфраструктуры считается актом войны, на который обязательно будет дан соразмерный ответ.

В-третьих, нам надо занять более жесткую позицию по отношению к Путину. Он реагирует только на силу, и именно ее мы должны продемонстрировать. Было отрадно смотреть на то, как новый французский президент Эммануэль Макрон, стоя на пресс-конференции в Париже рядом с Путиным, осудил Россию за вмешательство и пропаганду. Если на такое способны французы, то наши собственные лидеры и подавно. Недавно конгресс вопреки возражениям Трампа принял закон об ужесточении санкций против России, и он неохотно подписал его. Мы должны делать все возможное в целях изоляции Путина. Бывший госсекретарь Кондолиза Райс заявила в мае: «Я потрясена тем, что сделали русские, и мы должны найти способ наказать их за это». Администрация Обамы доказала жесткими санкциями против Ирана, что такого рода давление может принудить наших противников к изменению курса. Россия намного больше и намного сильнее, но у нас в распоряжении есть немало средств, и даже Путину не защититься от такого давления. Мы должны укреплять НАТО, помогать союзникам снижать свою зависимость от российских энергопоставок, которые для Путина являются ключевым инструментом воздействия, и вооружать украинское государство, чтобы оно могло оказывать сопротивление агрессии Москвы.

В-четвертых, нам надо отразить нападки на правду и благоразумие у себя дома и возродить доверие к нашим институтам. Руководитель компании Apple Тим Кук призвал провести массированную кампанию против фальшивых новостей. «Все наши компании информационных технологий должны создать некие инструменты, помогающие уменьшить объем информационных вбросов», — сказал он.

Такие компании как Twitter, Facebook и Google уже предпринимают шаги в этом направлении, внося поправки в алгоритмы, деактивируя сети ботов и сотрудничая с организациями по проверке фактов. Но они должны сделать гораздо больше.

Facebook на сегодня является самой крупной новостной платформой в мире. Такая огромная власть сопряжена с большой ответственностью, и мы должны это признать.

Ведущие средства массовой информации также несут ответственность за разоблачение лжи, которая отравляет жизнь нашего общества, и должны гораздо решительнее призывать лжецов к ответу. Американские журналисты, с готовностью и безо всякой критики повторявшие все то, что во время кампании вываливала на них WikiLeaks, могут многому научиться у французской прессы, которая более ответственно отнеслась к хакерской атаке против Макрона. Важно также сохранять бдительность и разоблачать дезинформацию, как это сделала в июле 2017 года Рэйчел Мэддоу (Rachel Maddow) из MSNBC. «Чтобы нанести удар прямо в сердце агрессивным американским репортажам на эту тему, достаточно расставить ловушки для американских журналистов», — предупредила она. Да, о скандале с Россией журналисты писали много и замечательно, но нам надо с такой же твердостью разоблачать ложь администрации и республиканцев в конгрессе по всем вопросам, начиная с бюджета и здравоохранения, и кончая изменениями климата. (Я восхищаюсь, когда CNN проводит проверку фактов в режиме реального времени в своих титрах с наложенным изображением. Пожалуйста, продолжайте в том же духе.)

Если говорить о республиканцах, то они должны прекратить потакать Трампу и преклоняться перед миллиардерами типа Мерсеров и Кохов. Здесь немалую роль может сыграть действенная реформа в вопросах финансирования избирательных кампаний, а также усиленная Федеральная избирательная комиссия. Но если этим не займутся принципиальные республиканцы, нашей демократии придется и дальше расплачиваться за такое бездействие.

Каждый из нас должен внести свой вклад, если мы действительно хотим восстановить доверие друг к другу и к нашему государству. Бывший агент ФБР Клинт Уоттс (Clint Watts), ныне работающий старшим научным сотрудником в Центре кибернетической и внутренней безопасности (Center for Cyber and Homeland Security), заявил в своих показаниях в сенатском комитете по разведке: «Пока мы основательно не разберемся в фактах и вымыслах в нашей стране… у нас будут большие проблемы». Каждый из нас должен быть хорошо информирован и принимать верные решения, которые должны быть разумными и хорошо продуманными. Это особенно важно при голосовании. Выбирать надо мудро, не поддаваясь обману. Голосовать надо внимательно и осознанно, действуя точно так же, как вы поступаете, когда вкладываете деньги, или покупаете машину. Все мы имеем возможность прислушаться к себе и к другим, а также пообщаться с людьми, придерживающимися иных политических взглядов. Действовать надо непредубежденно, с готовностью время от времени изменить свои взгляды. И даже если нас будут отвергать, не стоит оставлять эти попытки. У нас у всех в Америке общее будущее — и лучше идти в него с открытыми сердцами и с распростертыми объятиями, нежели с недоверием и со стиснутыми кулаками.

Хуже, чем Уотергейт

События продолжают развиваться, но в кампании был один момент, который я постоянно прокручиваю в голове, делая это снова и снова. Это было во время моих третьих дебатов с Трампом. Он только что выступил с нападками на меня, вырвав из контекста и процитировав несколько фраз из моего письма, украденного русскими и опубликованного WikiLeaks. Модератор Крис Уоллес (Chris Wallace) из Fox News тоже наседал на меня. Я подумала, что американский народ имеет право знать, что происходит на самом деле.

«Самый важный вопрос сегодняшнего дня, Крис, в конечном итоге состоит в том, признает ли Дональд Трамп, что это сделали русские, осудит ли он их за это, и скажет ли без обиняков, что на этих выборах он не станет прибегать к помощи Путина», — сказала я. Трамп занялся перечислением своих обычных аргументов в защиту Путина: «Он хорошо обо мне отзывался. Если бы мы поладили, то это было бы здорово». Затем он повернулся ко мне и добавил: «Насколько я вижу, Путин без уважения относится к этому человеку».

«Что ж, — ответила я, — все это из-за того, что он хотел бы видеть на посту президента США марионетку». Трамп был сбит с толку. «Не марионетка. Не марионетка. Это вы — марионетка», — пробормотал он.

Сейчас я вспоминаю эту фразу всякий раз, когда вижу его на телевидении. Когда он смеялся в Овальном кабинете с российским министром иностранных дел и разглашал секретную информацию. Когда он оказывал холодный прием канцлеру Германии Ангеле Меркель и другим европейским союзникам. Когда он бессовестно лгал о России и обо всем остальном. «Не марионетка. Не марионетка. Это вы — марионетка». И этот человек — президент Соединенных Штатов. Больше всех этим доволен Владимир Путин.

====================

В середине июля 2017 года, когда я заканчивала писать эту книгу, Трамп встретился с Путиным в Германии. Он не только не осудил его публично за вмешательство в наши выборы — он выдвинул идею создания совместного подразделения кибербезопасности, что является классическим примером приглашения лисы в курятник. А потом появилось сообщение о том, что Дональд Трамп-младший, Пол Манафорт и Джаред Кушнер встречались в июне 2016 года с юристом из Россия, которая была связана с Кремлем и обещала предоставить компрометирующую информацию на меня, а также хотела обсудить вопрос о снятии санкций против России, в том числе, включенных в закон Магнитского. И Дональд Трамп-младший все это признал! Он был разочарован тем, что ему не принесли ту грязь, которую он надеялся получить. Тут и добавить нечего. Но я уверена, что появятся и другие новости такого рода, так что не переключайтесь.

Я знаю: найдутся люди, которые небрежно отмахнутся от всего того, что написано в этой главе, назвав это моей попыткой снять с себя вину за поражение на выборах. Это не так. Речь идет о будущем. В 19-м веке было два типа войн: на суше и на море. В 20-м веке войны начали вести еще и в небе. В 21-м веке войны будут все чаще разыгрываться в киберпространстве. Однако наш президент слишком высокомерен, слишком слаб или слишком близорук, и не хочет встретить эту угрозу лицом к лицу. В современной истории ни одна держава не нападала на нас столь безнаказанно, и это создает опасность для всех нас.

Я говорю об этом не как демократ и не как бывший кандидат в президенты. Я говорю об этом как человек, который любит нашу страну и всегда будет благодарен Америке за те благодеяния, которые она принесла мне и миру. Я встревожена. Меня беспокоит состояние демократии у нас в стране, беспокоит ложь и коррупция, угрожающая нашим основополагающим ценностям, институтам и власти закона. Меня также тревожит будущее демократии во всем мире. Целые поколения дальновидных лидеров по обе стороны Атлантики объединяли свои усилия, чтобы построить новый либеральный порядок на пепелище Второй мировой войны. Они отстаивали всеобщие права человека, бросали вызов тоталитаризму, и тем самым обеспечили беспрецедентный мир, процветание и свободу. Это наше американское наследие. Мы должны им гордиться, и мы должны его защищать. Но сейчас все то, что стоит между Трампом и Путиным, оказалось в опасности.

В июне 2017 года Джима Клэппера (Jim Clapper) (бывший директор Национальной разведки — прим. пер.) спросили, можно ли сравнивать скандал с Россией и Уотергейт. «Я пережил Уотергейт. В то время я находился на действительной военной службе в ВВС. Я был молодым офицером. Это было страшное время, — ответил он. — Но я должен сказать, что если сравнивать два этих скандала, то, на мой взгляд, Уотергейт бледнеет в сравнении с тем, что мы видим сейчас».

Я тоже пережила Уотергейт. Я была молодым юристом и работала в юридическом комитете палаты представителей, занимаясь расследованием по делу Ричарда Никсона в рамках подготовки импичмента. Я слушала записи. Я копалась в доказательствах преступлений Никсона. И я согласна с Джимом Клэппером. То, с чем мы сталкиваемся сейчас, — намного серьезнее. Это нападение на нашу демократию со стороны нашего главного внешнего противника, который мог действовать при поддержке и подстрекательстве президентской команды.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 15 сентября 2017 > № 2310619 Хиллари Клинтон


Германия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 15 сентября 2017 > № 2310584 Зигмар Габриэль

Зигмар Габриэль: «Меркель отчасти виновна в успехе АдГ»

Вице-канцлер, министр иностранных дел — а после выборов? Зигмар Габриэль рассказал о своем политическом будущем, длительной службе в качестве антикризисного дипломата и неудачах канцлера.

Флориан Гатман (Florian Gathmann) Северин Вейланд (Severin Weiland), Der Spiegel, Германия

График поездок Зигмара Габриэля в последнее время — напряженный, как никогда. Кроме поездок в качестве министра иностранных дел, он принимает участие в предвыборной кампании: социал-демократ колесит сейчас по всему миру и по стране. Это интервью также проводилось в самолете.

Габриэль ведет борьбу в пользу СДПГ и ее кандидата на пост канцлера Мартина Шульца, а также против обвинений в том, что он заботится прежде всего о себе. «Я всеми силами поддерживаю Мартина Шульца. Что мне ответить на такую чепуху?— говорит он Spiegel Online. — И да, я верю в нас. ‘Чувство удовлетворения приходит в конце' — так всегда говорил Герхард Шредер. Исход выборов решится 24 сентября в 18 часов, не раньше».

Он борется и против АдГ. «Если АдГ действительно окажется в бундестаге, то впервые за 70 лет в рейхстаге будет звучать голос нацистов», — говорит Габриэль. По его мнению, виновна в этом в том числе и политика Ангелы Меркель, и политика коалиционных партий.

Министр также затронул эскалацию в отношениях с Турцией, свои усилия по выстраиванию новой политики в отношении России и роль Герхарда Шредера.

Spiegel Online: Турция выпустила предостережение для туристов из Германии — как далеко может зайти напряженность в отношениях с президентом Реджепом Тайипом Эрдоганом?

Зигмар Габриэль: Предупреждение турецких властей абсурдно. Мы приняли решение не реагировать на это. По всей видимости, турецкий президент совсем не заинтересован в том, чтобы вернуться к нормальному диалогу. Но намного хуже в действительности все новые аресты немцев в Турции. Каждый раз нам приходится с трудом добиваться доступа из консульства, хотя по нормам международного права это само собой разумеющаяся вещь. Отсутствуют правдоподобные причины арестов, и даже после многих месяцев в камере предварительного заключения обвинения остаются неясными для тех, кого это затрагивает.

— Лидер «Зеленых» Джем Оздемир обвиняет федеральное правительство в дружественном курсе по отношению к Эрдогану.

— Глупость. И он это знает.

— Больше ничего?

— Я ценю усилия г-на Оздемира по вопросам прав человека в Турции или еще где-то. Но такие высказывания связаны сейчас не с Турцией, я с его личной предвыборной кампанией. Мы сократили экономическую помощь, ужесточили рекомендации для туристов, ввоз оборонной продукции в Турцию практически сокращен до нуля, что из-за членства Турции в НАТО не совсем просто — я не знаю, что еще представляет себе г-н Оздемир? Мы не прекратим дипломатические отношения с Турцией — тогда у нас было бы меньше возможностей позаботиться о задержанных немцах и добиться их освобождения.

— А что с требованием главы вашей партии и кандидата на пост канцлера Мартина Шульца относительно прекращения переговоров о вступлении в ЕС?

— То, что он сказал, — это только то, что знают и думают подавляющее большинство немцев. Было бы фарсом продолжать переговоры с Турцией при Эрдогане о вступлении в ЕС. Что немецкая политика не может делать постоянно, так это приводить аргументы против собственного населения. Кстати, Эрдоган сам больше никак не заинтересован во вступлении в ЕС.

— Но на уровне ЕС настроения, очевидно, другие.

— В ЕС интересы, как это часто бывает, и по данному вопросу неоднозначные. Европарламент давно настаивает на приостановке переговоров о вступлении, для других речь идет о своих национальных экономических интересах. Но для меня понятно: как мы можем говорить с таким человеком, как Эрдоган, о членстве в ЕС, когда он безосновательно отправляет за решетку наших и, кстати, многих своих соотечественников? Он отдаляет Турцию от ЕС — не мы.

— СДПГ ужесточила курс по отношению к Турции. Правда ли, что Вы также изменили и курс в отношении России — только в противоположном направлении?

— Срочно необходимо налаживать отношения с Москвой. В этом меня убеждал недавно и Генри Киссинджер. Иначе мы окажемся в очень опасном мире.

— И поэтому Вы хотите ослабления антироссийских санкций и перемирия на востоке Украины до того, как будут выполнены условия Минских соглашений?

— Я с удовольствием сказал бы о том, почему над миром нависла угроза опасности. Если Северная Корея получит ядерное оружие, многие другие страны начнут это делать. И наши соседи. Мир с большим количеством маленьких стран, обладающих ядерным оружием, станет намного более опасным, чем прежняя конфронтация между Востоком и Западом. Только при помощи сотрудничества США с Россией и, кстати, Китаем это можно предотвратить. Нам нужна новая политика разрядки.

— Вернемся к антироссийским санкциям.

— Я давно выступил с предложением пошагового ослабления санкций в случае пошагового выполнения Минских соглашений. Это просто нереалистично говорить, что когда Минские соглашения будут выполнены на 100%, последуют эти шаги. По-настоящему стабильное, длительное перемирие будет важным шагом. Для этого российский президент сейчас выступил с предложением, которым он явно изменил свою прежнюю позицию — если он говорил серьезно. Сейчас это нужно рассматривать как основу для дискуссий — тем более, что фигурировавшее в словах Путина задействование миротворцев на востоке Украины уже несколько лет является нашим требованиям. Я сам неоднократно говорил с ним об этом, и, по моей просьбе, это делала и Ангела Меркель.

— Но ведь Путин выдвигает другие условия.

— Верно. Но тем временем он и тут сделал шаг нам навстречу. Поэтому мы поступим правильно, если примем эту инициативу. Сейчас нам следует оперативно начать переговоры в Нью-Йорке. Если это получится, и мы сумеем это быстро реализовать, нам, конечно, тоже следует действовать, то есть ослабить санкции.

— Возможно ли, что в разговорах на эту тему проявляется позиция Вашего однопартийца Герхарда Шредера?

— А если бы это было так?

— Тогда?

— Если бы Герхард Шредер дал мне совет, я не утаил бы это. Но верите вы мне или нет, я в состоянии мыслить самостоятельно.

— Бывший канцлер должен возглавить совет директоров российской нефтяной компании «Роснефть». Г-жа Меркель и Мартин Шульц раскритиковали его за это. Вы приняли бы такой пост после окончания вашей политической карьеры?

— Вопрос глупый.

— Почему?

— Потому что я сейчас вместе с Мартином Шульцем борюсь за то, чтобы возглавить следующее правительство.

— Вы недавно дали интервью неоднозначному российскому телеканалу RT Deutsch, до этого вы встречались в Йене с русскими немцами. Это попытка привлечь избирателей?

— Если бы это было так, что в этом такого? Мы, немецкие политики, должны привыкнуть к тому, что есть не только наши авторитетные СМИ. Во-первых, существуют социальные сети и иностранные телеканалы, которые выпускают программы на немецком языке. Мы говорим и с другими, такими как Al Jazeera, почему бы не разговаривать и с китайскими телеканалами? А что касается RT, то я не хочу отдавать их зрителей АдГ.

— Вы возвышаете такой канал, давая ему интервью как вице-канцлер и министр иностранных дел.

— Я этого не понимаю. В любом случае там я получаю доступ к людям российского происхождения, которые живут у нас в Германии и не читают Spiegel Online.

— Вы, наверное, добились бы этого, дав интервью право-национальной Junge Freiheit, но несмотря на это, Вы не даете ей интервью.

— RT — не Junge Freiheit. Мы как немецкие демократы заинтересованы в том, чтобы наш голос слышали и в авторитарных странах.

— Но RT — инструмент российской пропаганды.

— Это скорее аргумент в пользу того, чтобы давать им больше интервью. Вы можете мне поверить, я и там в состоянии четко выразить свою позицию.

— Недавно в Галле в ходе предвыборного выступления против Вас выступили правые радикалы, и Вы дали им отпор. Ангела Меркель тоже с этим сталкивается, но она им не мешает. Это неправильно?

— Это должен каждый решать для себя сам. Тут я не дам советов канцлеру. Мое лично убеждение — таким людям нужно оказывать сопротивление и разоблачать их мнимые аргументы. И необходимо провести различие.

— Что Вы имеете в виду?

— Нарушителям я оказываю сопротивление. Но не каждый потенциальный избиратель АдГ — правый радикал. Было невероятно сложно дать понять Ангеле Меркель и ХДС/ХСС, что мы должны заботиться и о тех, у которых возникло чувство, что мы о них забыли. Когда я потребовал увеличить в три раза постройки жилых домов и ввести минимальные пенсии, чтобы показать, что мы заботимся и о социальных проблемах граждан внутри страны, министр финансов от ХДС назвал это «достойным сожаления». Я потребовал двойной интеграции — интегрировать тех, кто приезжает в статусе беженцев к нам, но также и сплотить тех, кто уже живет здесь. Правые радикалы бесстыдно используют эти упущения. И поэтому я на последнем заседании бундестага на прошлой неделе был несколько расстроен и опечален.

— Почему?

— Потому что я думал о том, что это было, вероятно, последнее заседание нашего парламента без праворадикальных депутатов. Если АдГ действительно попадет в бундестаг, впервые за более чем 70 лет голос получат нацисты в рейхстаге.

— Вы знаете о критике, отчасти и в рядах вашей партии, связанной с тем, что вы ведете своего рода параллельную предвыборную кампанию.

— Нет, о такой критике в своей партии я не знаю.

— Но мы знаем. Говорят, что вы заботитесь прежде всего о собственном продвижении.

— Если бы для меня было это важно, я бы сам мог выступить в качестве кандидата на пост канцлера. Но я считал и считаю немецкого европейца Мартина Шульца правильным кандидатом от СДПГ. Я поддерживаю всеми силами Мартина Шульца. Что я еще должен сказать в ответ на такую чепуху?

— Мы ждем с нетерпением.

— На счет этих инсайдерских берлинских сплетен мне нечего сказать.

— СДПГ, согласно опросам, значительно отстает. Сейчас Шульц определил четыре основных социал-демократических пункта. Что это должно принести?

— Это было абсолютно правильно, мы об этом долго говорили друг с другом. Надежная пенсия, лучшее образование, равенство зарплат для женщин и мужчин и Европа — за это выступает СДПГ. И да, я верю в нас — «Результаты известны в конце» — так говорил Герхард Шредер. Исход выборов решится 24 сентября в 18.00 часов, не раньше. И за это я борюсь вместе с Мартином Шульцем.

— Черно-желтое большинство, кажется, не исключено. Почему ваша партия больше не атакует СвДП?

— Давайте подождем. Граждане еще хорошо помнят, какими катастрофичными были четыре черно-желтых года с 2009-го по 2013-й. Кстати, глава СвДП Кристиан Линднер в свое время написал для Гидо Вестервелле неолиберальную партийную программу. Я всегда удивлялся, когда говорили, что только Филипп Реслер и Райнер Брюдерле виновны в падении СвДП.

— Многое говорит в пользу того, что следующим министром иностранных дел будет не Зигмар Габриэль.

— Это было бы, конечно, жалко. А если серьезно, в действительности, мои шансы при канцлере Мартине Шульце остаться в этой роли, малы. Но здесь нужно принести это в жертву.

Германия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 15 сентября 2017 > № 2310584 Зигмар Габриэль


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 15 сентября 2017 > № 2310582 Хиллари Клинтон

Атака русских, Джеймс Коми, Обама и команда Трампа

Хиллари Клинтон о выборах 2016: «Что случилось»

Хиллари Клинтон написала книгу воспоминаний (вышла в свет 12 сентября 2017) «Что случилось» (What Happened) о кампании по выбору в 2016 году президента США. Редакция ИноСМИ перевела отрывки, касающиеся нашей страны.

Хиллари Клинтон (Hillary Clinton), ИноСМИ, Россия

Часть четвертая

Что сделало ФБР

Во-первых, нам стало известно, что расследование ФБР началось гораздо раньше, чем о нем было публично объявлено.

В конце 2015 года европейские разведывательные агентства узнали о контактах между соратниками Трампа и агентами российской разведки. Разведка США и их союзников, по всей видимости, вела за ними наблюдение и перехватывала их коммуникации на протяжении всего 2016 года. Теперь мы знаем, что к июлю 2016 года элитный Отдел национальной безопасности ФБР уже начал проверять, могли ли предвыборный штаб Трампа и Россия координировать свои действия с целью оказать влияние на исход выборов. Они также занялись изучением финансовых связей Пола Манафорта (Paul Manafort) с пророссийскими олигархами.

Летом 2016 года, как сообщило издание Washington Post, ФБР убедило Суд по делам о надзоре за иностранными разведками в том, что есть повод полагать, что советник Трампа Картер Пейдж (Carter Page) действовал как агент России, после чего бюро получило разрешение вести наблюдение за его коммуникациями. ФБР также занялось анализом досье, подготовленного бывшим агентом британской разведки, в котором содержались скандальные заявления о том, что русские собрали компромат на Трампа. Разведывательное сообщество отнеслось к этому досье достаточно серьезно и ознакомило президента Обаму и избранного президента Трампа с его содержанием до инаугурации последнего. К весне 2017 года большое жюри федерального суда уже выписывало повестки в суд деловым партнерам Майкла Флинна (Michael Flynn), которому пришлось уйти в отставку после того, как он солгал о своих контактах с русскими.

Мы также многое узнали о том, насколько по-разному различные департаменты правительства США реагировали на данные, касавшиеся связей между командой Трампа и Россией, которые поступали от разведки на протяжении 2016 года. ЦРУ, казалось, было встревожено больше всех, и его руководство тоже было убеждено, что цель России — помочь Трампу и навредить мне. Еще в августе 2016 года директор ЦРУ Джон Бреннан (John Brennan) позвонил своему московскому коллеге и предупредил его о необходимости прекратить вмешиваться в ход выборов. Бреннан также провел беседы с каждым из членов «банды восьми» (Gang of Eight) лидеров Конгресса, поделившись с ними своими опасениями. Это объясняет, почему в своем августовском письме Гарри Рейд (Harry Reid) попытался привлечь внимание общественности к этой угрозе.

Нам известно, что ФБР выбрало иной подход. Они начали расследование в июле 2016 года, однако директор Коми не стал информировать об этом лидеров Конгресса США, гораздо медленнее приближался к выводу о том, что цель России заключалась в избрании Трампа, и отказался присоединиться к руководителям других разведывательных агентств, чтобы выступить с совместным заявлением 7 октября, потому что не хотел вмешиваться в процесс всего за месяц до дня голосования — между тем эта его позиция не помешала ему раструбить новости о ходе расследования, касавшегося моих электронных писем. Источники внутри ФБР также убедили издание New York Times опубликовать материал, где говорилось, что они не нашли «прямых связей с Россией» — в противовес сенсационной статье Франклина Фойера (Franklin Foer) в Slate, где рассказывалось о необычном компьютерном траффике между Трамп-тауэр и одним российским банком. Это стало одним из тех материалов, которые омбудсмен New York Times позже раскритиковал.

Только после выборов ФБР наконец сделало определенные выводы и присоединилось к остальному разведывательному сообществу, опубликовавшему в январе 2017 года доклад, где говорилось, что Россия действительно активно помогала Трампу. А в марте 2017 года Коми наконец подтвердил, что его бюро действительно проводит расследование возможного сотрудничества. Тайрон Гейл (Tyrone Gayle), один из моих бывших помощников по связям с общественностью, очень емко охарактеризовал то, как мы себя почувствовали, услышав эти новости: «Звук, который вы только что слышали, — это все бывшие сотрудники клинтоновского штаба от Калифорнии до Вашингтона бьются головой о стену». Отчасти наше отчаяние объяснялось осознанием того, что молчание ФБР помогло Путину добиться своего и что большая открытость могла дать американскому народу ту информацию, которая ему была нужна.

Пока Бреннан и Рейд отчаянно пытались собрать доказательства, а Коми умышленно тянул время, лидер республиканцев в Сенате Митч Макконнелл (Mitch McConnell) активно выступал в защиту Трампа и русских. Сейчас нам известно, что даже после того, как ЦРУ ознакомило его со всеми материалами, Макконнелл отказывался принимать эти данные во внимание и предупреждал администрацию Обамы, что в случае, если она попытается проинформировать об этом общественность, он выступит против нее с обвинением в ведении нечестных политических игр. Мне даже в голову не приходит более позорный пример национального лидера, который мог бы настолько откровенно ставить интересы своей партии выше интересов национальной безопасности. Макконнелл это понимал, но он все равно сделал это.

Я знаю, что некоторые бывшие чиновники администрации Обамы сожалеют о том, как все произошло. В июне 2017 года бывший министр внутренней безопасности Джей Джонсон (Jeh Johnson) сообщил комитету по делам разведки Палаты представителей, что администрация не заняла более агрессивную позицию, потому что боялась таким образом подкрепить жалобы Трампа на нечестность выборов и доказать, что в этих выборах она открыто поддерживает одну из сторон. Бывший заместитель советника по вопросам национальной безопасности Бен Роудс (Ben Rhodes), которому я начала доверять и которого я стала ценить, когда мы вместе работали в администрации Обамы первого срока, сообщил изданию Washington Post, что администрация Обамы сосредоточилась на традиционной киберугрозе, тогда как «русские вели гораздо более масштабную игру» в рамках многосторонней информационной войны. «В тот момент мы не смогли сложить все кусочки воедино», — сказал Бен.

Майк Макфол (Mike McFaul), бывший посол Обамы в России, суммировал все в очень лаконичном твите:

ФАКТ: Россия нарушила наш суверенитет во время выборов 2016 года.

ФАКТ: Обама разоблачил эту атаку.

МНЕНИЕ: Нам стоило обратить на это больше внимания.

Я понимаю, в каком затруднительном положении оказалась администрация Обамы: Макконнелл ей угрожал, и все были уверены, что я одержу победу. Ричард Кларк (Richard Clarke), советник президента Джорджа Буша по борьбе с терроризмом, писал о том, насколько трудно бывает прислушиваться к предупреждениям об угрозах, о которых прежде никто ничего не знал, и, несомненно, тогда было очень трудно поверить, что русские решатся провести такую масштабную и беспрецедентно скрытую операцию. Кроме того, президент Обама в частных беседах прямо предупреждал Путина о том, что тому необходимо отступиться.

Иногда я думаю, что случилось бы, если бы президент Обама выступил с телевизионным обращением к нации осенью 2016 года и предупредил, что наша демократия подвергается атаке. Возможно, в тот момент больше американцев обратили бы внимание на эту угрозу. Мы никогда этого не узнаем. Однако мы доподлинно знаем, что Макконнелл и другие лидеры республиканцев сделали все возможное, чтобы оставить американцев в неведении и сделать их уязвимыми перед атакой.

Что сделала команда Трампа

Давайте разберемся, что нам стало известно после выборов о действиях команды Трампа.

Теперь мы знаем, что во время предвыборной кампании и переходного периода между соратниками Трампа и русскими было множество контактов — личных, по телефону, посредством текстовых сообщений и электронной почты. Во многих из них принимал участие посол России Сергей Кисляк, который, как многие считают, помогал контролировать проведение разведывательных операций на территории США, однако в этих взаимодействиях принимали участие и другие российские чиновники и агенты.

К примеру, Роджер Стоун (Roger Stone), давний политический советник Трампа, заявлявший о том, что он поддерживает связь с Джулианом Ассанжем, намекнул в августе 2016 года, что в скором времени должна появиться информация, касающаяся Джона Подесты (John Podesta). В октябре Стоун намекнул, что Ассанж и WikiLeaks собираются опубликовать материалы, которые могут оказаться губительными для моей предвыборной кампании, а позже он признал, что он обменивался в Твиттере сообщениями с Guccifer 2.0 — ширмой для российской разведки — после того как некоторые из их сообщений появились на сайте The Smoking Gun.

Мы также знаем, что в декабре 2016 года зять и старший советник Трампа Джаред Кушнер (Jared Kushner) встретился с Сергеем Горьковым, главой контролируемого Кремлем банка, который попал в санкционный список США и который тесно связан с российской разведкой. Издание Washington Post вызвало настоящую сенсацию, опубликовав статью, где говорилось, что российские чиновники обсуждают предложение Кушнера использовать российские дипломатические комплексы в Америке для тайного общения с Москвой.

New York Times сообщило, что российская разведка попыталась завербовать Картера Пейджа, который был советником Трампа по вопросам внешней политики, еще в 2013 году (как говорится в этой статье, ФБР сочло, что Пейдж действительно не знал, что человек, подошедший к нему, был шпионом). И, как написало Yahoo News, американские чиновники получили сообщения о том, что Картер Пейдж встретился с высокопоставленным помощником Путина, связанным с российской разведкой.

Некоторые советники Трампа либо утаили информацию, либо солгали, отвечая на вопросы о контактах с русскими, в частности при заполнении анкет для допуска к работе с секретной информацией, что может квалифицироваться как преступление по федеральному уголовному праву. Генеральный прокурор Джефф Сешнс (Jeff Sessions) солгал Конгрессу о своих контактах, а позже избежал расследования. Майкл Флинн сначала солгал о своих контактах с Кисляком, а затем и о том, обсуждали ли они возможность отмены санкций.

Материалы и сообщения, которые публиковались после выборов, ясно указывали на то, что Трамп и его ближайшие советники были совершенно не заинтересованы в том, чтобы выяснить правду о российской тайной операции против американской демократии. Сам Трамп неоднократно называл все это мистификацией, одновременно обвиняя Обаму в том, что тот не предпринял более решительные меры. В июле 2017 года он продолжил унижать разведывательное сообщество, заявив, что во взломе серверов Национального комитета Демократической партии могут быть виновны другие страны, а вовсе не Россия. В ответ на это бывший заместитель генерального прокурора Салли Йетс (Sally Yares) написала в Твиттере, что «необъяснимый отказ Трампа признать факт вмешательства России в выборы оскорбляет профессионалов разведки и лишает нас возможности предотвращать подобное в будущем».

Но есть один вопрос, в решении которого команда Трампа, очевидно, глубоко заинтересована: отмена антироссийских санкций США. Именно этот вопрос Флинн обсуждал с российским послом. Как сообщила информационная служба Reuters, следователи Сената хотят выяснить, обсуждал ли Кушнер этот вопрос в ходе своих встреч с русскими, а также могли ли российские банки в обмен на это предложить финансовую помощь соратникам и организациям Трампа. Как только команда Трампа захватила контроль над Госдепартаментом, она начала разрабатывать планы по отмене санкций и возвращению России ее дипломатических комплексов в Мэриленде и Нью-Йорке, которые администрация Обамы конфисковала в связи с тем, что русские использовали их для ведения слежки. Профессиональные дипломаты в Госдепартаменте были настолько встревожены этими переменами, что они поставили в известность Конгресс. Пока я пишу это, администрация Трампа рассматривает возможность вернуть эти комплексы без всяких условий. Все это имеет большое значение, потому что наглядно показывает нам, как именно могли работать отношения «ты — мне, я — тебе» с русскими.

Несомненно, в будущем мы еще многое узнаем. Но основываясь на том, что уже сегодня находится во всеобщем доступе, мы знаем, что Трамп и его команда публично поддерживали российскую операцию и сумели извлечь из нее максимальную выгоду. Ведя себя таким образом, они не только подтолкнули, но и помогли враждебной иностранной державе провести эту атаку против нашей демократии.

Что сделали русские

Итак, что нам стало известно после выборов о действиях русских. Мы уже знаем о хакерских атаках и публикации украденных электронных писем на сайте WikiLeaks, однако это только часть гораздо более масштабной кампании. Выяснилось, что русские также взломали системы комитета Демократической партии по выборам в Конгресс и передали компрометирующую информацию местным блогерам и репортерам, работающим в самых разных избирательных округах по всей стране, для чего требуется довольно высокий уровень подготовленности. И это только начало.

В официальном докладе разведывательного сообщества говорится, что российская стратегия пропаганды «совмещает в себе тайные разведывательные операции — к примеру, кибероперации — и открытую деятельность российских правительственных агентств, финансируемых государством СМИ, посредников и оплачиваемых пользователей социальных сетей, то есть „троллей"». Давайте попробуем разобраться, что все это значит.

Самым простым и понятным элементом являются государственные СМИ — в данном случае речь идет о таких российских телеканалах, как RT и Sputnik. Благодаря вещанию на различные страны они имеют возможность продвигать линию и интерпретации Кремля на радио и телевидении, а также в социальных сетях — в том числе такие вредоносные заголовки, как «Клинтон и ИГИЛ финансируются из одного источника» (Clinton and ISIS Funded by Same Money). Sputnik часто использовал то же хештег, что и Трамп — #CrookedHillary. Довольно трудно сказать, каковы масштабы аудитории RT. В одной статье издания Daily Beast говорилось, что канал RT преувеличивает число своих зрителей. Возможно, их больше, чем вы думаете (возможно, несколько сотен тысяч), однако этого все равно недостаточно для того, чтобы оказать существенное влияние на исход выборов. Но если пропаганду RT подхватывают и начинают повторять американские издания и каналы, такие как Fox News, Breitbart и Infowars Алекса Джонса (Alex Jones), а также пользователи Фейсбука, охват аудитории этих телеканалов в значительной мере увеличивается. Такое часто случалось в период предвыборной кампании. Трамп и его команда тоже помогали распространять российские выдумки, что позволяло еще больше расширить аудиторию.

Кроме того, русские распространяли пропаганду менее традиционными способами, к которым можно отнести тысячи фейковых новостей и интернет-троллей, проводивших атаки в Фейсбуке и Твиттере. Как сообщило разведывательное сообщество, «Россия использовала троллей, а также канал RT в рамках своей кампании влияния, направленной на подрыв позиций госсекретаря Клинтон… Некоторые аккаунты в социальных сетях, по всей видимости, связанные с российскими профессиональными троллями — прежде они проводили кампанию в поддержку действий России на Украине — начали выступать в поддержку избранного президента Трампа уже в декабре 2015 года». Некоторые из распространявшихся троллями историй были откровенной выдумкой — к примеру, история о том, что папа римский поддержал Трампа, — но другие представляли собой сбивающие с толку нападки на меня или неприкрытую рекламу Трампа. Значительная часть того контента позже попадала в оборот, и его сначала подхватывал канал RT, а затем и такие американские агентства, как Fox.

Русские хотели убедиться в том, что впечатлительные избиратели в ключевых «колеблющихся» штатах увидят их пропаганду. Поэтому они отправились в интернет.

Значительная часть того, что мы видим в интернете, обуславливается серией алгоритмов, которые определяют, какой именно контент появится в ваших лентах в Фейсбуке или Твиттере, в результатах поиска Google и так далее. Один из факторов, определяющих работу этих алгоритмов, — это популярность. Если множество пользователей делятся каким-то конкретным постом или проходят по какой-то конкретной ссылке — и если это делают ключевые пользователи соцсетей, способные оказывать влияние на общественное мнение — то этот пост или ссылка с гораздо большей вероятностью появится у вас на экране. Чтобы манипулировать этим процессом, русские «наводнили эту зону» огромной сетью фейковых аккаунтов в Твиттере и Фейсбуке, некоторые из которых выглядели как аккаунты колеблющихся американских избирателей. Некоторыми из этих аккаунтов управляли тролли (то есть живые люди), другими — роботы, но цель всегда была одна: искусственно увеличить объемы и популярность пропаганды России и правого крыла. Автоматизированные аккаунты называются «ботами» — сокращение от слова «робот». Русские были не единственными, кто использовал ботов, однако им удалось перенести все это на совершенно иной уровень. Эксперты из университета Южной Калифорнии обнаружили, что почти 20% всех твитов политической тематики, отправленных с 16 сентября по 21 октября 2016 года, были сгенерированы ботами. Многие из них, вполне возможно, были российскими. Такая тактика, как сказал сенатор Марк Уорнер (Mark Warner), вице-председатель комитета по разведке, могла помочь «завладеть» поисковиками, чтобы в лентах новостей пользователей начали появляться такие заголовки, как «Хиллари Клинтон больна» или «Хиллари Клинтон крадет деньги Госдепартамента».

По словам экспертов Фейсбука, другая эффективная тактика заключается в том, чтобы создавать фальшивые группы по интересам и странички сообществ, которые могут определять направление онлайн-бесед и втягивать в них ничего не подозревающих пользователей. К примеру, представьте себе фальшивую группу Black Lives Matter, созданную для того, чтобы внушать пользователям идею о наличии связей между демократами и Ку-клукс-кланом и рабством и чтобы таким образом спровоцировать снижение явки афроамериканцев на выборах. Русские совершали подобное. Похожесть их атак на привычные мемы правого крыла помогала им. К примеру, известный сторонник Трампа и епископ евангелистской церкви Обри Шайнс (Aubrey Shines) опубликовал в сети видео, в котором он выступал против меня, потому что демократы «принесли в нашу страну рабство, Ку-клукс-клан и законы Джима Кроу». Это обвинение было подхвачено и раздуто консервативной медийной компанией Sinclair Broadcast Group, которая передала это видео всем своим 173 телестанциям по всей стране. Теперь компания Sinclair готовится увеличить число своих телестанций до 223. Таким образом, ее телеканалы появятся у 72% американских семей.

Когда я узнала о том, что эти фальшивые группы распространяются в Фейсбуке и отравляют политический диалог в нашей стране, я не могла не подумать о миллионах моих сторонников, которых подверглись таким унижениям и оскорблениям в интернете, что это заставило их сделать свои онлайн-сообщества, такие как Pantsuit Nation, частными. Они заслуживали лучшего — как и вся наша страна.

Сложите все эти кусочки вместе, и вы получите многоуровневую информационную войну. Сенатор Марк Уорнер кратко охарактеризовал происходящее так: «Русские использовали тысячи оплачиваемых интернет-троллей и ботов, чтобы навязывать дезинформацию и фейковые новости в огромных объемах, концентрируя эти материалы в наших лентах новостей в Твиттере и Фейсбуке и наводняя наши социальные сети ложной информацией. Эти фейковые новости и дезинформация затем раздувались в эхокамере американских СМИ и наших собственных социальных сетях, чтобы они могли достичь более широкой аудитории и потенциально оказать влияние на миллионы американцев».

Дальше — хуже. Как пишет журнал Time, русские навязывали свою пропаганду неопределившимся избирателям и «мягким» сторонникам Клинтон, которых можно было убедить остаться дома или поддержать кандидата от других партий — в том числе покупая рекламу на Фейсбуке. Использовать деньги иностранного государства для поддержки кандидата, а также согласовывать деятельность предвыборного штаба с иностранными лицами противозаконно, поэтому один из членов Федеральной избирательной комиссии призвал провести тщательное расследование в связи с этими обвинениями.

Мы знаем, что на колебавшихся избирателей обрушилась настоящая лавина. По словам сенатора Уорнера, «в таких штатах, как Висконсин и Мичиган, мишенью стали женщины и афроамериканцы». Согласно результатам одного исследования, только в Мичигане почти половина политических новостей в Твиттере в последние несколько дней перед голосованием представляла собой фейковые новости или сбивающую с толку пропаганду. Сенатор Уорнер задал вполне правомерный вопрос: «Как они узнали, что нужно так тщательно проработать аудиторию в этих юрисдикциях?»

Что интересно, русские предприняли особые усилия для того, чтобы проработать избирателей, которые на праймериз поддержали Берни Сандерса (Bernie Sanders): они размещали фейковые новости на досках сообщений и в группах, созданных в Фейсбуке в поддержку Сандерса, а также активно распространяли сообщения, публикуемые так называемыми Bernie Bros. Российские тролли публиковали истории о том, что я убийца, что я отмывала деньги, что я страдают болезнью Паркинсона. Не знаю, зачем нужно верить подобным сообщениям, если вы читаете их в Фейсбуке — хотя часто довольно трудно сказать, видите ли вы перед собой настоящую новостную статью или фейковую — но, возможно, если вы испытываете достаточно сильное недовольство, вы поверите всему, что подтверждает вашу точку зрения. Как объяснил Конгрессу бывший глава Агентства национальной безопасности генерал в отставке Кит Александер (Keith Alexander), цель русских была очевидной: «Что они пытались сделать, так это вбить клин внутри Демократической партии, между сторонниками Клинтон и сторонниками Сандерса, а затем и внутри нашей нации, между республиканцами и демократами». Возможно, это стало одной из причин того, что в 2016 году кандидаты от других партий набрали на пять миллионов голосов больше, чем в 2012 году. В этом и заключалась цель русских и республиканцев, и они добились своего.

Как сообщают CNN, Time и McClatchy, Министерство юстиций и Конгресс США в настоящий момент изучают, мог ли отдел анализа данных предвыборного штаба Трампа, возглавляемый Кушнером, сотрудничать с русскими, чтобы провернуть все это. Конгрессмен Адам Шифф (Adam Schiff), ведущий демократ в комитете Палаты представителей по делам разведки, заявил, что хочет знать, «согласовывали ли они свои действия в смысле выбора целей, в смысле выбора времени или в смысле каких-либо других мер». Если они это делали, это тоже было нарушением закона.

Полагаете, что все это ужасно? Но это еще не конец. В период предвыборной кампании нам стало известно, что российские хакеры взломали избирательные системы двух штатов. Теперь же мы знаем, что масштабы этих усилий были гораздо более значительными, чем мы полагали ранее. В июне 2017 года чиновники из Министерства внутренней безопасности, давая показания в Конгрессе, заявили, что хакерским атакам подверглись избирательные системы 21 штата. Bloomberg News сообщило, что число таких штатов может достигать 39. Согласно опубликованному докладу АНБ, атакам хакеров подверглись аккаунты более 100 чиновников местных избирательных комиссий по всей стране. Более того, хакеры получили доступ к программному обеспечению, которым пользовались члены участковых избирательных комиссий в день выборов. По всей видимости, целью всех этих атак было получение доступа к учетным записям избирателей. Хакеры пытались удалить или изменить регистрационные данные отдельных избирателей. Они также могли использовать эти данные, чтобы лучше спланировать свои действия по распространению пропаганды. Как сообщает Time, следователи хотят выяснить, была ли какая-то украденная хакерами информация использована предвыборным штабом Трампа.

Я знаю, что постепенное раскрытие информации касательно действий русских сделало многих людей невосприимчивыми к тому, насколько это ужасно. Помните лягушку в горшке, которая не понимает, что она варится, потому что все происходит так медленно и постепенно. Но сделайте шаг назад и задумайтесь: русские взломали наши избирательные системы. Они проникли в них. Они пытались удалить или изменить данные избирателей. Это должно вызывать ужас у любого американца.

Но и это еще не конец. Как пишет Washington Post, русские также использовали поддельные документы, чтобы повлиять на исход выборов. Согласно Washington Post, Москва тайно передала ФБР поддельный документ, в котором описывался сфабрикованный диалог между председателем национального комитета Демократической партии и помощником финансиста и либерального спонсора Джорджа Сороса о том, как генеральный прокурор Линч пообещал проявить мягкость по отношению ко мне в рамках расследования дела о моих электронных письмах. Это была довольно странная выдумка, не понятно откуда появившаяся. Вполне возможно, Джим Коми знал, что этот документ — фальшивка, но, как сообщило издание Washington Post, он был озабочен тем, что, если документ просочится в прессу, он спровоцирует бурю негодования. Однако существование этого документа — хотя он и был поддельным — дало ему еще один повод проигнорировать устоявшийся протокол и провести его печально известную пресс-конференцию, в ходе которой он подверг меня резкой критике. Я не знаю, о чем думал Коми, но мысль о том, что своими манипуляциями русские могли заставить его совершить такую серьезную ошибку, просто не укладывается у меня в голове.

Наконец, в этой истории остался еще один момент, связанный со шпионскими тайнами. Создается впечатление, что у многих российских чиновников после выборов начались неприятности. В день голосования сотрудник российского консульства в Нью-Йорке был найден мертвым. Первым объяснением было то, что он упал с крыши. Потом Россия заявила, что у него случился сердечный приступ. 26 декабря бывший агент КГБ, который, как принято считать, помог в составлении досье на Трампа, был обнаружен мертвым в своем автомобиле в Москве. 20 февраля внезапно скончался посол России в ООН, тоже от сердечного приступа. Кроме того, российские власти арестовали эксперта по вопросам кибербезопасности и двоих чиновников разведки, которые разнимались разработкой киберопераций, и обвинили их в шпионской деятельности в пользу США. Я могу сказать только то, что работать на Путина, должно быть, крайне трудно.

Если вам трудно поверить во все это, то я знаю, что вы чувствуете. Все это похоже на сюжет тех шпионских романов, которые мой муж читает по ночам. Даже зная, что русские сделали на Украине, я, тем не менее, была шокирована тем, что они посмели провести масштабную тайную кампанию, направленную против США. Но доказательств слишком много, а оценка разведывательного сообщества однозначна.

Более того, теперь мы знаем, что русские проводили подобные операции и в других западных демократических государствах. После выборов в США эксперты Фейсбука обнаружили и удалили десятки тысяч фальшивых аккаунтов во Франции и Соединенном Королевстве. Члены немецкого парламента тоже подверглись хакерским атакам. Дания и Норвегия утверждают, что русские взломали системы их ключевых министерств. В Нидерландах даже пришлось отключить компьютерные системы подсчета и считать голоса вручную. Более того, во Франции прямо накануне выборов хакеры провели мощную кибератаку на системы предвыборного штаба Эммануэля Макрона, что немедленно породило сравнения с операцией, направленной против меня. Но поскольку французы наблюдали за тем, что происходило в Америке, они оказались более подготовленными. Команда Макрона ответила на российские фишинговые атаки фальшивыми паролями и разместила поддельные документы в других файлах, чтобы запутать хакеров и притормозить их операцию. Когда серия украденных электронных писем Макрона все же появилась в сети, французские СМИ не стали освещать их как некую сенсацию — с чем мы столкнулись здесь, в США, — и отчасти это объясняется тем, что действующие во Франции законы запрещают делать это накануне дня голосования. По всей видимости, французские избиратели учли наши ошибки и отвергли Ле Пен, ультраправого промосковского кандидата. Меня немного успокаивает мысль о том, что наше несчастье помогло защитить Францию и другие демократии. Это уже кое-что.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 15 сентября 2017 > № 2310582 Хиллари Клинтон


США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 15 сентября 2017 > № 2310573 Джордж Сорос

В США методы «цветных революций» расценивают как терроризм

Петиция произвела эффект разорвавшейся бомбы: СМИ в полный голос заговорили о противостоянии Сороса — Трампа.

Виктор Медведчук, Корреспондент, Украина

Петиция с просьбой к президенту США признать Джорджа Сороса террористом набрала более 145 тысяч подписей. Едва ли не в одночасье миллиардер-филантроп, к которому, несмотря на тысячи разгромных статей о его причастности к госпереворотам («цветным революциям» в ряде постсоветских государств и «арабской весне» в странах Ближнего Востока), американцы относились с не меньшим пиететом и почитанием, чем к отцам-основателям, превратился в маргинала.

«Поскольку Джордж Сорос умышленно и на постоянной основе пытался дестабилизировать ситуацию и подстрекал к антигосударственной деятельности против Соединенных Штатов и их граждан, создал и профинансировал десятки (и, вероятно, сотни) отдельных организаций, единственная цель которых — с помощью террористической тактики, основанной на учении Алинского, который способствовал краху систем и конституционной власти США, сформировал нездоровое и необоснованное влияние на всю Демократическую партию и большую часть федерального правительства США, Министерство юстиции должно немедленно объявить Джорджа Сороса и все его организации и сотрудников внутренними террористами…» — с таким требованием американцы обратились к президенту.

Петиция произвела эффект разорвавшейся бомбы: СМИ в полный голос заговорили о противостоянии Сороса — Трампа, а украинское экспертное сообщество взялось обсуждать, чем эта конфронтация обернется для Украины. Действительно, на выборах в 2016 году Сорос активно поддерживал Хиллари Клинтон, а после победы Дональда Трампа сделал шокирующее заявление: «…США… избрали своим президентом мошенника и потенциального диктатора». На фоне такого заявления антитрамповские акции (после избрания президента по стране прокатилась волна протестов) выглядели хорошо спланированными и тщательно организованными.

Бывший советник Трампа Роджер Стоун обвинил Сороса в подстрекательстве американцев к насилию: «Сорос подстрекает людей к насилию, он платит им, чтобы они это делали».

Любопытно, что долгие годы американцев не волновали ни методы Сороса, ни жертвы его операций, ни результаты организованных им «революций». Манипулирование общественным сознанием, навязывание чуждых ценностей, тысячи погибших в конфликтах, спровоцированных американским «дилером демократии», разрушение инфраструктуры, крах экономики, кризис и обнищание населения — все это было далеко от Америки и потому не волновало ее граждан.

Однако теперь методы «цветных революций» применяются в самой Америке, а ее граждане сами стали «подопытными кроликами» в экспериментах Сороса — и позиция американцев меняется. Они не хотят быть пушечным мясом в борьбе миллиардера за свои деньги или амбиции, они против дестабилизации политической ситуации в стране, их не прельщает перспектива раскола общества, кризиса, разрухи и обнищания. А именно это сулит Америке «война», объявленная Соросом нынешнему — законно избранному — президенту. И потому граждане США с полным правом называют миллиардера террористом.

Чем закончится это противостояние и как отреагирует на петицию Дональд Трамп, прогнозировать трудно. Но очевидно одно: столкнувшись с методами Сороса, американцы осознали их недопустимость в цивилизованном мире и развенчали миф о всемирно известном и всеми почитаемом филантропе, благотворителе и миротворце.

США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 15 сентября 2017 > № 2310573 Джордж Сорос


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 15 сентября 2017 > № 2310546 Хиллари Клинтон

Змеи!

Хиллари Клинтон о выборах 2016: «Что случилось»

Хиллари Клинтон написала книгу воспоминаний (вышла в свет 12 сентября 2017) «Что случилось» (What Happened) о кампании по выбору в 2016 году президента США. Редакция ИноСМИ перевела отрывки, касающиеся нашей страны.

Хиллари Клинтон (Hillary Clinton), ИноСМИ, Россия

Часть 3

Змеи!

Я не была шокирована связями между WikiLeaks и российскими разведывательными службами. По крайней мере, это будет способствовать дальнейшей дискредитации одиозного лидера этой организации Джулиана Ассанжа. На мой взгляд, Ассанж является лицемером, который заслуживает того, чтобы быть привлеченным к ответственности за свои действия. Он называет себя чемпионом в области транспарентности, однако в течение многих лет он помогает Путину, одному из наиболее репрессивных и наименее транспарентных автократов в мире. WikiLeaks не только не публикует то, что может не понравиться Путину, но вместо этого выбирает себе в качестве мишеней его противников. На самом деле Ассанж ведет программу на телеканале RT, являющемся частью пропагандистской сети Путина, и получает там восторженные отзывы. А если одного лицемерия недостаточно, то следует добавить, что Ассанж был обвинен в изнасиловании в Швеции. Для того, чтобы избежать предъявления ему наказания, он воспользовался тем, что его отпустили под залог, и скрылся в посольстве Эквадора в Лондоне. После нескольких лет ожидания Швеция, наконец, заявила о том, что не будут больше добиваться его экстрадиции, однако было также сказано, что в случае его возвращения в Швецию расследование может быть возобновлено.

Ассанж, как и Путин, уже давно испытывает неприязнь ко мне. Причину вражды следует искать в 2010 году, когда WikiLeaks опубликовала более 250 похищенных депеш Госдепартамента, в том числе многочисленные секретные наблюдения от наших дипломатов в других странах. Будучи госсекретарем, я несла ответственность за безопасность наших представительств по всему миру и понимала, что публикация этих конфиденциальных сообщений ставит в опасное положение не только их самих, но и их контакты, включая активистов в области защиты прав человека и диссидентов, которые могли столкнуться с репрессиями со стороны собственного правительства. Мы должны были действовать быстро для того, чтобы эвакуировать уязвимых людей, и, к счастью, никто из них, насколько известно, не был убит или посажен в тюрьму.

Можно было сойти с ума от того факта, что эти два противника времен моего пребывания на посту госсекретаря — Ассанж и Путин, — казалось, работали вместе для того, чтобы нанести ущерб моей избирательной кампании. Уже достаточно плохо было то, что нужно было выступать против противника-миллиардера и Республиканской партии в целом, а теперь нужно еще будет бороться с такими бесчестными внешними силами. Журналист Ребекка Трейстер (Rebecca Traister) однажды заметила, что в настоящее время «используется стиль под названием Индиана Джонс». «Должна быть змеиная необходимость» в том, чтобы соперничать с Трампом. «Конечно, Хиллари будет вынуждена соперничать с мужчиной, который, похоже, и воплощает собой мужчин и, кроме того, обеспечил себе поддержку всех представителей мужского пола, всех белых, всех недовольных увеличением роли женщин и чернокожих людей в Америке», — написала она. Мне нужно было ответить на этот вызов. И я могла бы добавить: Конечно, я вынуждена бороться не только с одним очерняющим Америку женоненавистником, а с тремя. Конечно, мне нужно было справиться также с Путиным и с Асанжем.

К середине лета 2016 года весь мир уже знал, что Трамп и его команда с радостью воспринимают российские атаки на нашу демократию, и они делали все для того, чтобы воспользоваться этим. Трамп даже никогда не пытался скрыть тот факт, что у них общее дело. А что если они делают больше, чем только это? Что если они, в действительности, находятся в сговоре с российской разведкой и с WikiLeaks? Доказательств этого не было, однако количество совпадений увеличивалось.

Затем, 8 августа, давнишний советник Трампа Роджер Стоун (Roger Stone) — он приобрел свой первый опыт «в качестве специалиста по грязным делам» еще в команде Ричарда Никсона, — выступая перед сторонниками Республиканской партии во Флориде, похвалился тем, что поддерживает контакт с Ассанжем, а также заявил о том, что ожидаются «октябрьские сюрпризы». Это было шокирующее признание, публичное признание, сделанное политическим советником Трампа, обладающим самым большим опытом работы.

Стоун сделал такие же заявления 12 августа, 14 августа, 15 августа и 18 августа. 21 августа он разместил следующее сообщение в Твиттере: «Поверьте мне, скоро настанет очередь Подесты. #Нечестная Хиллари». Это было особенно важно, поскольку, как я уже упомянула ранее, мы уже предполагали, что электронная почта Джона могла быть взломана, но полной уверенности еще не было. Стоун продолжал говорить об этом в течение нескольких следующих недель и даже называл Ассанжа своим «героем».

Я не была единственным человеком, обратившим на это внимание. В конце августа Гарри Рейд (Harry Reid), один из «банды восьми» в Конгрессе, находившийся в курсе наиболее конфиденциальных вопросов в области разведки, написал письмо директору ФБР Джеймсу Коми, в котором были процитированы утверждения Стоуна, и попросил провести полное и тщательное расследование. «Количество доказательств прямой связи между российским правительством и штабом президентской избирательной кампании Дональда Трампа продолжает увеличиваться», — подчеркнул Рейд. Он также указал на вероятность попыток фальсификации результатов голосования на выборах.

Это была ссылка на опубликованные данные о том, что российские хакеры проникли в регистрационную базу данных в Аризоне и Иллинойсе, и это заставило ФБР предупредить сотрудников государственной электоральной службы по всей стране о необходимости провести обновление систем безопасности. Как и комментарий Морелла (Morell), письмо Реида представляло собой попытку встряхнуть страну и вывести ее из благодушного состояния, а также заставить прессу, администрацию президента и всех американцев обратить внимание на существование непосредственной угрозы. Но это не сработало.

Кап, кап, кап

Ближе к осени количество тревожных сообщений и слухов продолжало увеличиваться. Пол Манафорт подал в отставку 19 августа на фоне растущего количества вопросов относительно его финансовых связей с Россией. 5 сентября газета Washington Post сообщила о том, что американские разведывательные ведомства считают, что в настоящее время «проводится масштабная тайная российская операция в Соединенных Штатах для того, чтобы посеять в обществе недоверие к предстоящим президентским выборам, а также к американским политическим институтам». Это означало, что речь идет о чем-то большем, чем хакерская атака на Национальный комитет демократической партии.

Мы узнали о существовании межведомственной специальной группы, занимающейся изучением финансовых связей команды Трампа, однако никому из журналистов не удалось получить подтверждение под протокол. Были также разговоры о том, что ФБР изучает вопрос о странном компьютерном трафике между Башней Трампа и одним российским банком. Репортеры также занимались этим вопросом, а сотрудник онлайного журнала Slate Франклин Фоэр (Franklin Foer) 31 октября опубликовал, наконец, статью на эту тему. Кроме того, ходили слухи в Вашингтоне о том, что у русских есть компрометирующие данные на Трампа, возможно речь шла о видеозаписях непристойного характера, сделанных в одном из московских отелей. Но доказательств ни у кого не было.

Во время моих первых дебатов с Трампом, состоявшихся 26 сентября, я сильно надавила на него по вопросу о России, но он продолжал защищать Путина, а его заявления противоречили выводам разведывательных агентств, с которым он лично был ознакомлен. «Я не думаю, что кому-то известно о том, что это Россия взломала почту Национального комитета Демократической партии, — подчеркнул Трамп. — То есть, это могла быть Россия, но это мог быть и Китай. И многие другие люди могли это сделать. Это мог быть кто-то сидящий на кровати и весящий 400 фунтов, ведь так?» Что он имел в виду? Человек весом в 400 фунтов в его подвале? Возможно, он имел в виду одного из героев кинофильма «Девушка с татуировкой дракона»? Мне было бы интересно узнать, кто рассказал Трампу об этом.

Тем временем Роджер Стоун продолжил публиковать в Твиттере угрозы, и говорил о том, что WikiLeaks готовит сбросить на нас очередную бомбу, которая уничтожит нашу кампанию, а я, в конечном итоге, окажусь в тюрьме. Это довольно странный человек, и было сложно понять, насколько серьезно он говорит. Но с учетом всего того, что уже произошло, трудно было сказать, какие еще грязные трюки нас ожидали.

Затем наступило 7 октября, один из самых важных дней избирательной кампании. Я в этом время была занята подготовкой ко вторым дебатам и усиленно пыталась сконцентрироваться на стоящей передо мной задаче.

Но сначала произошло вот что — Джим Клэппер, директор Национальной разведки, и Джен Джонсон, глава Министерства национальной безопасности, выступили с кратким заявлением и впервые формально обвинили «самых высокопоставленных российских официальных лиц» в том, что взлом электронной почты Национального комитета Демократической партии был совершен по их указанию. Мы уже это знали, однако формальное заявление возложило всю полноту ответственности на американское правительство. Большое удивление вызывало то обстоятельство, что ФБР не присоединилось к этому заявлению, а позднее мы узнали о том, что Коми отказался это сделать и заявил о неуместности такого шага прямо накануне выборов (гм).

Затем, в 16:00 газета Washington Post сообщила о видеозаписи Трампа из материалов программы «Доступ в Голливуд» (Access Hollywood), на которой он хвалится своими приставаниями к женщинам. Это была катастрофа для кампании Трампа. Менее чем через час WikiLeaks объявила о том, что у нее в распоряжении находятся 50 тысяч электронных писем Джона Подесты и опубликовала первую часть — примерно две тысячи писем. Создавалось впечатление, что это было сознательной попыткой сменить тему и отвлечь внимание избирателей. Кроме того, эта публикация служила еще одни доказательством того, что WikiLeaks и российские патроны этой организации в значительной мере синхронозировали свои действия с избирательной кампанией Трампа.

Оказалось, что российские хакеры получили в марте доступ к личному аккаунту электронной почты Джона, и сделано это было в результате проведенной фишинговой атаки. WikiLeaks продолжила публикацию похищенных материалов, и делалось это почти каждый день в течение всего оставшегося срока предвыборной кампании.

В какой-то момент возникло ощущение, что гамбит WikiLeaks терпит неудачу. История с видеозаписью «Доступ в Голливуд» занимала доминирующее положение в газетных заголовках, что вынуждало Трампа обороняться, а также заставляло его республиканских сторонников срочно искать себе защиту. Пресса с готовностью обсуждала каждое новое опубликованное электронное сообщение — был даже напечатан любимый рецепт Джона по приготовлению ризотто,- однако ни одна из этих историй не смогла так монополизировать новостной цикл, как это сделала видеозапись Трампа.

Я сочувствовала Джону в связи с этим возмутительным вторжением в частную жизнь — я была одним из немногих людей, которые хорошо знали, что это такое, — однако он отнесся к этому довольно спокойно. Ему не нравился тот язык, который использовался в ходе обсуждения этого дела. Но еще больше он сочувствовал своим друзьям и коллегам, которые направили ему частные сообщения, а теперь их письма были выставлены на всеобщее обозрение. Организация WikiLeaks не позаботилась о том, чтобы отредактировать личные данные, включая номера телефонов и данные карточки социального страхования, что доставляло немало неприятностей этим людям, хотя они этого не заслуживали.

Но, в конечном итоге, оказалось, что большинство электронных писем Джона были… скучными. В них речь шла об основных механизмах проводившейся избирательной кампании, а также о том, как члены избирательного штаба обсуждали политику, как они редактировали речи и давали советы по поводу успехов и неудач проводимой кампании. На самом деле, Том Фридман из газеты New York Times написал комментарий о том, каким образом закулисная переписка отразилась на мне и на моей команде. «Когда я прочитал материалы WikiLeaks о Хиллари (WikiHillary), я услышал голос умного, прагматичного правоцентристского политика, — отметил он. — Я еще больше, чем раньше, убежден в том, что она может быть тем самым президентом, который нужен сегодня Америке».

Сложнее в то время было понять другое: постоянный поток материалов гарантировал то, что такие темы как «Клинтон» и «электронная переписка» будут оставаться в газетных заголовках до самого дня выборов.

Ничто из этого не имело совершенно никакого отношения к моему использованию личной электронной почты в Госдепартаменте — вообще ничего, — однако для многих избирателей все это было перемешано. И это было еще до того, как Коми отправил свое ошибочное письмо в Конгресс, которое значительно усугубило дело. В результате мы столкнулись с идеальным штормом. А Трамп сделал все, что было в его силах, для того, чтобы увеличить наши проблемы — он процитировал WikiLeaks более 160 раз в течение последнего месяца перед выборами. Он с трудом скрывал свое удовольствие, когда в печати появлялась новая партия украденных электронных писем.

Сравнение воздействия публикаций WikiLeaks и видео «Доступ в Голливуд» может служить доказательством старого вашингтонского клише о том, как постепенный — кап, кап — скандал может нанести больший ущерб, чем одноразовая даже очень плохая история. Видеозапись Трампа была подобна взрыву бомбы, ущерб от которого был мгновенный и значительный. Однако никаких других видеозаписей не последовало, и поэтому этой истории было некуда дальше развиваться. В конечном итоге, пресса и общество начали двигаться дальше. Удивительно, как быстро работает сегодня метаболизм средств массовой информации. В отличие от этого, материалы WikiLeaks постоянно продолжали публиковаться. Это было похоже на китайскую пытку водой. Не было ни одного очень плохого дня, но история продолжалась, и покончить с ней мы не могли. WikiLeaks играла на интересе публики к тому, что «происходит за занавесом». Все, что говорится за закрытыми дверями, автоматически считается более интересным, более важным и более откровенным, чем то, что говорится на публике. Нет ничего лучше, чем возможность немного потрудиться и поискать в Google информацию. Иногда мы шутили и говорили так: если мы хотим, чтобы пресса обратила внимание на наш рабочий план — о чем я постоянно говорила, но без особого результата, — то нам тогда следует устроить утечку этих данных из частного электронного сообщения. Только в этом случае эта новость будет заслуживать освещения.

Кроме того, WikiLeaks помогла ускорить тот феномен, который, в конечном счете, получил название «лживых новостей». Лживые статьи стали в большом количестве появляться в Facebook, Redit, Breitbart, Drudge Report, а также на других сайтах, и часто там говорилось о том, что они основаны на материалах похищенных электронных сообщений. Так, например, WikiLeaks 6 ноября разместила в Twitter сообщение о том, что Фонд Клинтонов оплатил свадьбу Челси, что совершенно не соответствовало действительности, о чем сообщил позднее Гленн Кесслер (Glenn Kessler) из газеты Washington Post в своей колонке Fact Checker. Кесслер, который никогда не стеснялся меня критиковать, получил сообщение о своих читателей. Они говорили о том, что эта ложь помогла убедить их в том, что надо голосовать за Трампа. После выборов он провел расследование и обнаружил, что у этой публикации «не было никаких доказательств», и он призвал читателей к тому, чтобы они были «более осторожными потребителями новостей». Отсутствие доказательств не остановило газету New York Post и телеканал Fox News — они повторили эту ложь и предоставили ей возможность массового распространения. Это, на самом деле, меня сильно разозлило. Билл и я были рады заплатить за свадьбу Челси и Марка, и эта память дорога для нас. Ложь обо мне и о Билле — это одно дело, однако я совершенно не выношу ложь о Челси. Она этого не заслуживает.

Российские пропагандистские сети, RT и Sputnik, были активными поставщиками лживых новостей. Так, например, американские разведывательные ведомства позднее указали на появившийся на телеканале в августе 2016 года видеоматериал, озаглавленный «Как 100% „благотворительных" средств Клинтонов попали…к ним самим». Это было очередная ложь. Поскольку Билл и я в течение многих лет публиковали наши налоговые декларации, то в общественном доступе находятся данные о том, что с 2001 года мы перечислили более 23 миллионов долларов таким благотворительным организациям как Фонду Элизабет Глейзер (Elisabeth Glaser Pediatric AIDS Foundation), а также образовательным учреждениям, больницам, церквям, Фонду защиты детей и Фонду Клинтонов. И никто из нас — ни Билл, ни Челси, ни я — никогда не брали никаких денег из этого фонда.

В тот момент я почти не имела понятия о том, что подобного рода глупые российские обвинения распространяются в американских социальных сетях. Тем не менее, по данным американской разведки, одно это видео телеканала RT получило более девять миллионов просмотров, в основном на Facebook.

Даже если бы я это знала, мне было бы сложно поверить в то, что многие избиратели серьезно к этому отнесутся. Однако публикации в BuzzFeed и в других изданиях свидетельствуют о том, что распространение лживых новостей в Facebook и в других социальных сетях было намного более масштабным, чем предполагалось, и что многие из них были сделаны в таких далеких странах как Македония. Все это было довольно странно. А Трамп сделал все возможное для того, чтобы помочь лживым новостям распространяться и укореняться — он воспроизводил фейковые заголовки из таких российских пропагандистских органов как Sputnik в своих речах на митингах, а также публиковал в Twitter наиболее экстремистские мемы.

За день до выборов президент Обама проводил кампанию в мою поддержку в Мичигане (да, мы проводили кампанию в Мичигане!) и выразил разочарование, которое все мы испытывали: «Когда это находится в Facebook и когда люди могут это видеть, когда это распространяется в социальных сетях, люди начинают в это верить, — сказал он, — и это создает подобное пыльное облако вздора». Вздор — правильное слово.

30 октября Гарри Рейд написал еще одно письмо Джиму Коми, пытаясь в последний момент обратить внимание нации на беспрецедентное иностранное вмешательство в президентские выборы. Этот бывший боксер из города Серчлайт, штат Невада, знал, что мы ведем борьбу за нашу жизнь, и он не мог поверить, что никто не обращает на это внимание. Гарри был проинформирован представителями разведывательного сообщества, и он был возмущен тем, что они ничего не говорят американскому народу о том, что, на самом деле, происходит. «Стало очевидным, что вы располагаете сенсационной информацией о тесных связях между Дональдом Трампом, его советниками и российским правительством, — подчеркнул он в своем письме Коми. — Общество имеет право знать эту информацию». Тем не менее, Коми — он всегда был готов публично выступать с рассказами о расследовании относительно моей электронной почты — отказывался произнести даже одно слово по поводу Трампа и России.

Меня беспокоило то, что мы можем увидеть еще больше примеров вмешательства в День выборов. Но что мы еще могли сделать? Члены моей избирательной команды и я в течение месяцев кричали, но это был глас вопиющего в пустыне. Мы могли лишь донести нашу позицию до избирателей и надеяться на лучшее.

Телесериал «Сети зла»

После выборов я отключилась от внешнего мира, я избегала новостей и старалась не думать слишком много обо всем произошедшем. Однако вселенная отказывалась сотрудничать.

Всего спустя четыре дня после выборов российский заместитель министра иностранных дел в своем интервью похвалился тем, что его правительство имело «контакты» с непосредственным окружением" Трампа в ходе президентской кампании. Люди Кремля и Трампа пытались отгородиться от этого удивительного признания, однако ничего с этой информацией уже нельзя было поделать. Спустя несколько дней президент Обама дал указание разведывательному сообществу — речь идет о 17 различных разведывательных ведомствах — провести полное расследование того, как проводились выборы.

Затем в начале декабря 28-летний мужчина из штата Северная Каролина приехал в Вашингтон, округ Колумбия, вооруженный штурмовой винтовкой Colt AR-15, револьвером Colt 38-го калибра и ножом. Он прочитал в интернете о том, что в популярной в Вашингтоне пиццерии тайно проводят свои встречи члены группировки педофилов во главе с Подестой и мной. Это было особенно отвратительная лживая новость, которая стала распространяться после публикации WikiLeaks невинного по своему содержанию электронного сообщения о том, что Джон любит пиццу. Это информация была тут же искажена в темных углах интернета и появилась уже в виде теории заговора, от которой кровь стыла в жилах. Алекс Джонс (Alex Jones), человек правых взглядов и ведущий телешоу, которого сильно расхваливает Трамп, считает, что события 11 сентября (2001 года) были внутренним делом, а события в начальной школе «Сэнди Хукс» были чистым розыгрышем, опубликовал на портале YouTube видео о том, что «всех детей Хиллари Клинтон собственноручно убивала, разрубала на части и насиловала». Вскоре после этого упомянутый уже молодой человек из штата Северная Каролина сел в машину и направился в Вашингтон. Когда он вошел в эту пиццерию, он начал везде искать детей, который, как он полагал, должны были там находиться и где их должны были удерживать. Но никаких детей там не оказалось. Он произвел один выстрел, после чего он был схвачен полицейскими и, в конечном итоге, приговорен к четырем годам лишения свободы. К счастью, никто тогда не пострадал. Но я была в ужасе. Я тут же связалась с одной моей подругой, книжный магазин которой находится на этой же улице. Она сказала мне, что персонал этой пиццерии также испытывал давление и получал угрозы со стороны помешенных на конспирологических теориях людей.

В начале января Разведывательное сообщество представило свой доклад президенту и опубликовало несекретную часть своего расследования. Главным в нем было то, что сам Путин дал указание о проведении секретной операции, цель которой состояла в том, чтобы унизить меня, нанести мне поражение, добиться избрания Трампа, а также подорвать веру американского народа в демократический процесс. Это не стало неожиданным для меня, как не стало это неожиданным для тех, кто внимательно следил за развитием событий, хотя важным было то, что теперь это стало официальной точкой зрения американского правительства. Однако настоящая новость состояла в том, что российское вмешательство не ограничилось взломом электронной почты и публикацией файлов. Москва вела изощренную и масштабную информационную войну, она занималась манипулированием социальных медиа, заполняя их пропагандой и лживыми новостями.

Вскоре возникло ощущение, что каждый день появлялись новые разоблачения относительно масштабов российской операции, тайные контакты с представителями избирательного штаба Трампа, а также о проводящемся федеральном расследовании в этом отношении. Начались слушания в Конгрессе. Газеты New York Times и Washington Post публикуют один за другим сенсационные материалы. Я знаю, что поставляю много неприятностей прессе, особенно газете New York Times, но это, на самом деле, было проявлением лучших качеств журналистики.

Я не была просто бывшим кандидатом, пытающимся объяснить причины своего поражения. Я была также бывшим госсекретарем, проявляющим беспокойство по поводу национально безопасности нашей нации. Я просто не могла действовать иначе и самым внимательным образом следила за малейшими поворотами этой истории. Я читала все, что могла получить. Я позвонила друзьям в Кремниевой долине, а также проконсультировалась с экспертами в области национальной безопасности и опытными специалистами по России. Я узнала больше, чем могла себе представить об алгоритмах, «контентных фермах» и оптимизации поисковых систем. Огромная папка с вырезками на моем столе становилась все толще и толще. Для того упорядочить все это я начала составлять список всего того, что стало известно о разворачивающемся скандале. Временами я чувствовала себя похожей на агента Кэрри Мэтисон (Carrie Mathison) из телесериала «Homeland», которая отчаянно пытается разобраться в деталях зловещего заговора и которая начинает казаться весьма ненормальной в этом процессе.

Такой вариант никого не красит, не говоря уже о бывшем госсекретаре. Вместо этого дайте мне посмотреть телесериал «Сети зла» (Dragnet), который я любила смотреть в детстве в Парк-Ридже. «Только факты, мадам».

Я многое узнала о том, что сделали русские, что было сделано сотрудниками избирательного штаба Трампа, а также о том, как на это ответило американское правительство. Давайте шаг за шагом пройдет по всему списку.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 15 сентября 2017 > № 2310546 Хиллари Клинтон


Люксембург. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 15 сентября 2017 > № 2310535 Жан-Клод Юнкер

Идея Юнкера: почему Восточная Европа не хочет повторять ошибку с евро

Председатель Еврокомиссии выступает за расширение валютного союза. При этом евро уже сейчас представляет собой проблему для многих стран еврозоны. И некоторые не хотят вводить у себя единую европейскую валюту — и вот почему.

Аня Эттель (Anja Ettel), (Holger Zschäpitz), Die Welt, Германия

Жан-Клод Юнкер (Jean-Claude Juncker) строит грандиозные планы. «Евро предназначен для того, чтобы стать единой валютой всего ЕС», — сказал председатель Еврокомиссии в своем ежегодном послании депутатам Европарламента. И именно единой валюте он отводит центральную роль в деле реформирования Европы. По его словам, евро должен стать чем-то большим, чем валютой нескольких избранных стран, а именно валютой для всех.

Нельзя сказать, что Юнкер не прав. Договор о Европейском союзе действительно предусматривает, что его члены, за исключением Дании и Швеции, после выполнения определенных требований должны стать членами клуба евро. Но есть проблема: по меньшей мере, после начала кризиса еврозоны стало очевидно, что некоторые страны не перенесут пребывания «под крышей» единой валюты.

За последние годы от излишних иллюзий избавились не только граждане стран — членов еврозоны, но и жители стран, лишь претендующих на вступление в нее. Это заметно и на примере нынешней избирательной кампании в Германии. Хотя практически все партии, теоретически могущие претендовать на участие в будущей правящей коалиции, высказываются в пользу единой Европы и готовы передать ЕС дополнительные полномочия. Однако идею об общеевропейском евро никто из них не включил в собственную предвыборную программу.

Члены ЕС двигаются в разные стороны

И на то есть причина. Надо признать, что евро с момента своего появления в 1999 году принес людям немало пользы: стало проще осуществлять трансграничные банковские транзакции, ездить в отпуск в другие страны еврозоны — все это так. Но цель углубить европейскую интеграцию с помощью евро вполне можно считать проваленной. Уже вскоре после введения евро в оборот различия между разными странами стали еще больше. А уж после финансового кризиса 2008 года некоторые страны, совершенно очевидно, развиваются буквально в противоположных направлениях.

Это наглядно видно на доходах на душу населения в Италии, Испании и Германии. До 1999 года развитие шло, в основном, синхронно. Но после введения евро вместо песеты в Испании разразился невиданный бум, в то время как Германия после изъятия из оборота марки в первое время столкнулась с серьезной стагнацией. А Италия, в свою очередь, в первые годы после замены лиры на евро развивалась, не привлекая к себе особого внимания — ни в хорошем, ни в плохом смысле. Неприятные сюрпризы появились лишь позднее.

После начала финансового кризиса всем странам еврозоны пришлось столкнуться со снижением уровня благосостояния своих граждан. Но в то время как Германия преодолела кризис относительно быстро и в настоящий момент переживает одну из наиболее продолжительных фаз экономического роста за новейшую историю, Италии после нескольких этапов рецессии лишь с большим трудом выкарабкивается из кризиса. А Испания после драматичного падения, вызванного «лопнувшим пузырем» на рынке недвижимости, удалось вновь выйти на путь роста.

Евро как фактор грехопадения

«Единая валюты неизбежно ведет к тому, что различные экономики двигаются в разные стороны: сильные становятся еще сильнее, а слабые еще слабее», — сказал стратег независимой аналитической компании Gavekal Research Чарльз Гейв (Charles Gave). Это классический англосаксонский взгляд, согласно которому, евро является фактором своего рода грехопадения.

По этой теории, страны, имеющие долги не в своей валюте или пользующиеся валютой, на которую они не могут оказывать какого-либо влияния, имеют проблемы с развитием и благополучием. Таким образом, общая валюта подходит лишь тем странам, у которых наблюдаются синхронные конъюнктурные циклы или которые достаточно гибки, чтобы подстраиваться под стремительно изменяющиеся обстоятельства.

С этим пришлось столкнуться даже Финляндии, после 2000 года пережившей целых три шока: закат гиганта мобильной связи Nokia, кризис когда-то важной для страны бумажной промышленности и, наконец, санкции, введенные против ее важного экономического партнера — России, от которых другие страны еврозоны пострадали в значительно меньшей степени.

Поскольку Финляндия не могла девальвировать не существующую больше собственную валюту, ее экономика погрузилась в стагнацию, из-за чего она намного отстала, к примеру, от соседней Швеции, у которой есть собственная валюта. При этом в 1990-х годах Финляндия благодаря радикальному снижению курса своей марки относительно быстро справилась с последствиями тогдашнего экономического кризиса в России.

Чехия больше не заинтересована в евро

Многие восточноевропейские страны ввиду негативного опыта других стран не горят желанием отказываться от возможностей, связанных с сохранением собственной валюты. В частности, Польша и Венгрия смогли благодаря обесцениванию своих валют (злотого и форинта) быстро справиться с последствиями финансового кризиса. При этом, в соответствии с Договором о Европейском союзе, обеим странам уже давно следовало бы ввести у себя евро, потому что как по налогам, так и по инфляции и размеру долга они давно уже соответствуют критериям конвергенции.

Еще более показательна ситуация в Чехии, которая является образцовой страной среди всех кандидатов на вступление в зону евро. Рейтинговое агентство Fitch прогнозирует, что Чехия закончит этот год с бюджетным профицитом. Да и по долгам страна — соседка Германии имеет показатель в 35% от ВВП при допустимой планке в 60%.

Прага уже давно привязала свою крону к евро, однако, весной текущего года отказалась от этой меры. Эксперты видят в этом ясный сигнал, что чехи больше не заинтересованы в скором вступлении в клуб евро. И это притом, что опыт соседней Словакии (там евро действует с 2009 года) подтверждает, что это вовсе не обязательно плохо. Страна, которая во времена Чехословакии была намного беднее Чехии, после вступления в еврозону развивается быстрее.

Юнкер нашел решение

Члены ЕС Болгария, Румыния и Хорватия, в свою очередь, еще весьма далеки от того, чтобы соответствовать критериям для вступления в еврозону. В то время как у Румынии слишком велик бюджетный дефицит, а у Хорватии долг составляет 82% от ВВП, Болгария является экономическим аутсайдером в ЕС. По доходам на душу населения, которые формально не являются критерием для вступления в еврозону, страна не дотягивает даже до 50% среднего показателя.

Но даже для этой проблемы у Юнкера готово решение. Так, он требует создания инструмента стимулирования вступления в еврозону, который обеспечит финансовую и техническую поддержку будущим странам — членам еврозоны. Это было бы классическим европейским решением: желание решить все возникающие проблемы с помощью как можно большего количества денег и программ спасения.

Люксембург. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 15 сентября 2017 > № 2310535 Жан-Клод Юнкер


Россия > Рыба. Приватизация, инвестиции. Внешэкономсвязи, политика > fishnews.ru, 15 сентября 2017 > № 2310439 Андрей Коваленко

Новый статус позволит работать эффективнее.

Андрей КОВАЛЕНКО, Бизнес-омбудсмен в сфере рыболовства и аквакультуры

У предпринимателей в рыбном хозяйстве появились новые возможности для защиты законных интересов. Бизнес-омбудсмен при президенте РФ Борис Титов определил общественных представителей по различным направлениям. Вопросы рыболовства и аквакультуры будет курировать Андрей Коваленко, много лет посвятивший работе в отрасли. При этом он продолжит защищать права предпринимателей в качестве бизнес-омбудсмена Сахалинской области. В интервью «Fishnews – Новости рыболовства» он рассказал, как будет вестись работа в новом статусе и какие вопросы в рыбной отрасли требуют незамедлительного решения.

РАБОТА ПРОДОЛЖАЕТСЯ

– Андрей Сергеевич, поздравляем вас с назначением на новую должность. Нужно отметить, что вопросы рыбохозяйственного комплекса в статусе бизнес-омбудсмена вы решали и ранее, в том числе те, которые волнуют рыбопромышленников не только Сахалинской области.

– Да, в общем-то, те вопросы, которые поступали в аппарат уполномоченного при президенте РФ, направлялись в том числе и мне как эксперту. Более двух лет мы такую работу вели. Теперь я получил официальную должность, позволяющую специализироваться на вопросах рыболовства и аквакультуры.

Обращения, поступающие региональным уполномоченным, аккумулируются у федерального бизнес-омбудсмена и, если в них есть вопросы по рыбохозяйственному комплексу, будут передаваться общественному представителю. Думаю, новый статус позволит мне более оперативно и эффективно решать проблемы, волнующие бизнес в области рыболовства и аквакультуры.

И, конечно, остается задача собирать все предложения предпринимательского сообщества, профильных ассоциаций, от региональных до федеральных, и доносить актуальные проблемы и их системные решения до федерального уполномоченного, чтобы создавать более комфортные условия для бизнеса.

– В ежегодных докладах, которые бизнес-омбудсмен Борис Титов представляет президенту Владимиру Путину, находят отражения в том числе и вопросы рыбной отрасли. Насколько мы знаем, вы участвовали в подготовке этих документов?

– Совершенно верно. Причем это не просто набор жалоб от бизнес-сообщества – в докладе приводятся «узкие» места и предлагается, как их «расширить», как усовершенствовать нормативно-правовую базу.

Мы аккумулировали вопросы, которые поступают по рыбохозяйственному комплексу, – в итоге они включались в доклад главе государства. В основном это были проблемы аквакультуры. Как вы знаете, нормативно-правовая база для этой отрасли формировалась недавно, долгожданный закон об аквакультуре был принят всего несколько лет назад. Конечно, у предпринимателей возникает много вопросов, определенные положения законодательства они считают необходимым изменить, что-то – дополнить.

Одна из острых проблем, которую мы поднимали, – предоставление рыбоводных участков лососевым рыбоводным заводам. Этот вопрос также отражали в докладах президенту. По итогам заместитель председателя Правительства РФ Аркадий Дворкович дал поручение проработать внесение в законодательство изменений, чтобы у ЛРЗ, действовавших до вступления в силу закона об аквакультуре, было преимущественное право на участок для пастбищного рыбоводства.

– То есть в новом статусе вы продолжите работу, которая велась ранее?

– Да, думаю, статус общественного представителя уполномоченного при президенте РФ упростит взаимодействие с федеральными госструктурами. Хотелось бы отметить, что у нас и сейчас конструктивный диалог с Министерством сельского хозяйства, Росрыболовством – с профильными для отрасли ведомствами. И, конечно, мы сотрудничаем и продолжим сотрудничать с отраслевыми объединениями, в том числе ведущими – ВАРПЭ, Ассоциацией «Росрыбхоз». Налажено у нас взаимодействие и с региональными объединениями, и, естественно, с коллегами-уполномоченными из других регионов.

ГЛАВНОЕ – ИНФОРМИРОВАТЬ

– Сейчас осуществляется реформа контрольно-надзорной деятельности: паспорт этой приоритетной программы был утвержден в конце прошлого года президиумом Совета при Президенте РФ. Там целый ряд направлений – риск-ориентированный подход, профилактика нарушений, информатизация госконтроля, совершенствование кадровой политики госорганов и многое другое. Определенные шаги предпринимаются на федеральном уровне, чтобы внедрять эти новые модели контроля и надзора. На что, как вы считаете, бизнесу нужно обратить внимание, чтобы защитить себя от злоупотреблений контролеров?

– Не просто предпринимаются какие-то шаги, а идет целая реформа контрольно-надзорной деятельности. И касается она любого бизнеса, в том числе и рыбной отрасли. Если посмотреть обращения от предпринимателей, то большая часть связана как раз с контрольно-надзорной деятельностью.

Совершенствование в этой сфере – одно из самых сложных направлений. И прежде всего надо обратить внимание на то, о чем говорит президент Владимир Путин, – на профилактику нарушений. Если предприниматель допускает нарушения, нужно указать на это и дать ему время на исправление, а не гнаться за наказаниями.

Во-вторых, действия представителей контрольно-надзорных органов должны быть четко регламентированы, должны использоваться так называемые проверочные листы (чек-листы), чтобы предприниматель понимал, соблюдение каких требований проверяется.

Сейчас очень много направлений, связанных с контрольно-надзорной деятельностью, переводятся в электронный формат. В июле на конференции в Южно-Сахалинске заместитель руководителя Россельхознадзора Николай Власов рассказал о внедрении электронной ветеринарной сертификации. Это тоже часть контрольно-надзорной деятельности: изменения должны привести к тому, чтобы предприниматели оформляли ветеринарно-сопроводительные документы в электронном виде, без контакта с должностным лицом госоргана. Это помогает избежать человеческого фактора, который может повлечь отрицательные последствия: где-то контролер может злоупотребить полномочиями, где-то – предприниматель негативно повести себя по отношению к проверяющему. Но пока к системе электронной ветсертификации очень много вопросов и, конечно, она должна совершенствоваться.

В принципе же переходить на электронные технологии должны и другие контрольно-надзорные органы. Где есть такая возможность, контроль должен осуществляться дистанционно.

– Думаю, работа по реформированию контроля и надзора только начинается. Цели заявлены благие: четко регламентировать проверки, сформировать и периодически актуализировать списки документов, требования которых должен соблюдать бизнес, исключить устаревшие требования. Предпринимателям стоит отслеживать эти нововведения?

– Вы совершенно правильно уточнили. Информации об изменениях очень много. И контрольно-надзорных органов немало: зайти на сайт каждого из них, посмотреть проверочные листы – наверняка некоторым предпринимателям сложно к этому привыкнуть. Поэтому мы на базе офиса федерального уполномоченного проводим «ситаны» – ситуационные анализы, где разбираются различные направления работы, например ветеринария. Попробуем организовывать такие мероприятия и для предпринимателей по рыбохозяйственному комплексу.

– То есть надо рассказывать бизнесу о том, как происходит реформа?

– Не просто рассказывать, а приглашать, в том числе ведомства, которые работают над реформированием. Иногда достаточно просто донести информацию напрямую. Буквально недавно мы выезжали в Невельск, где предприниматели достаточно жестко выступали за изменения в сфере контроля и надзора. Вопрос был решен, когда они смогли получить необходимые разъяснения.

– Какие болевые точки вы как уполномоченный видите в рыбной отрасли? Что бросается в глаза?

– Вы уже отметили одну из проблем – это вопросы в сфере контрольно-надзорной деятельности. Тема несовершенного регулирования сегодня поднимается на самом высоком уровне. В июне в Хабаровске прошло совместное заседание коллегий Минвостокразвития и Генпрокуратуры, участвовали вице-премьер – полномочный представитель президента в ДФО Юрий Трутнев и генпрокурор Юрий Чайка. Обсуждались в том числе и вопросы рыбной отрасли. Рассматривались не только проблемы, с которыми сталкиваются крупные, известные компании, но и трудности малого бизнеса.

Направление, которое, я считаю, важно сейчас в целом для России, – аквакультура. Нужно совершенствовать законодательство, вопросов очень много у бизнеса. Не только в Сахалинской области, но и, например, в Приморье, по тем же рыбоводным участкам. Сейчас совместно с уполномоченным в Приморском крае Мариной Шемилиной ищем, как помочь хозяйствам.

Конечно, вопросов очень много и по прибрежному рыболовству, и по другим темам. Здесь мы работаем во взаимодействии с Федеральным агентством по рыболовству и отраслевыми ассоциациями.

– Давайте немного напомним нашим читателям о том, какими возможностями обладает уполномоченный по защите прав предпринимателей. Представитель бизнеса может обратиться к вам, если столкнулся с нарушением своих законных интересов?

– Речь идет не только о нарушении прав, но и о предложениях, как улучшить нормативно-правовое поле для бизнеса, создать для него более комфортную среду.

Возможности есть разные, в частности, руководители и другие должностные лица органов госвласти обязаны отвечать на наши запросы в срок не более 15 дней. Ответ должен поступить непосредственно от того лица, которому было направлено обращение. Уполномоченный вправе выступать в судебных инстанциях третьим лицом, не заявляющим самостоятельных требований, такая практика уже есть, причем положительная в части защиты бизнеса.

Госорганы обычно не просто оперативно отвечают на наши обращения, но и стараются взаимодействовать с нами. Мы, в свою очередь, обычно не сразу переходим на официальный тон, а стремимся пообщаться, донести проблему, о которой говорит бизнес. Конструктивные взаимоотношения выстроены с прокуратурой. Когда мы обращаемся в этот орган, вопрос решается очень быстро, если запрос бизнеса имеет под собой законные основания.

– Каким образом можно связаться с уполномоченным по защите прав предпринимателей в Сахалинской области?

– Все наши контакты указаны на сайте бизнес-омбудсмена при президенте РФ. Можно обратиться по телефонам: 8 4242 510-666, 8 914 759-10-00. Факс: 8 4242 510-650. Электронный адрес: sakhalin@ombudsmanbiz.ru. Мы всегда готовы прийти на помощь предпринимательскому сообществу!

Маргарита КРЮЧКОВА, журнал «Fishnews – Новости рыболовства»

Россия > Рыба. Приватизация, инвестиции. Внешэкономсвязи, политика > fishnews.ru, 15 сентября 2017 > № 2310439 Андрей Коваленко


Украина. США > Агропром. Внешэкономсвязи, политика > ukragroconsult.com, 15 сентября 2017 > № 2309263

Украинский экспорт в США в первом полугодии 2017 г. вырос в 2,5 раза в сравнении с аналогичным периодом прошлого года, а товароборот достиг $2 млрд.

Об этом заявил посол Украины в США Валерий Чалый в ходе бизнес-коктейля, посвященного Бизнес-миссии в Вашингтон 11–13 октября 2017 г., говорится в сообщении организатора мероприятия.

По его словам, на рынке США выигрывают те производители продуктов питания, которые могут представить американским дистрибьюторам и торговым сетям конкретные и понятные предложения.

О перспективах работы украинских производителей в США рассказал также президент Hy-Vee Food Stores, член совета директоров в Food Marketing Institute Рендалл Едекер. Сеть Hy-Vee насчитывает более 240 супермаркетов, входит в десятку лучших прайвэт брендов и занимает 25 место в рейтинге крупнейших сетей супермаркетов.

По его словам, Украина с ее рынком высококачественной продукции и опытом производства сельскохозяйственных продуктов питания мирового класса по принципу «от грядки до стола», имеет серьезные бизнес-перспективы на рынке собственных торговых марок (СТМ) и американском рынке в целом. А наиболее интересными товарными позициями для американских ритейлеров станут фреш-категории и свежие готовые продукты.

В свою очередь член наблюдательного совета компании «Чумак» Андрей Носок отметил что основные факторы успешной работы на американском рынке с дилерами и торговыми сетями — наличие растаможенного товара на складе в США, соответствие упаковки американским стандартам, сертификация отгрузки с американского юрлица и др. Его компания которого уже наладила экспортные поставки на этническом рынке и планирует выйти на основной рынок США.

«Интересным вариантом является практика поставки товаров в формате Private Label. В этом случае украинский производитель может получить доход без высоких затрат на продвижение товара и маркетинг», — отметил Носок.

Украина. США > Агропром. Внешэкономсвязи, политика > ukragroconsult.com, 15 сентября 2017 > № 2309263


Казахстан. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kursiv.kz, 14 сентября 2017 > № 2310173 Тимур Сулейменов

Тимур Сулейменов об устранении торговых барьеров с Россией: "Настрой жесткий"

Иван ВАСИЛЬЕВ

Министр национальной экономики Казахстана Тимур Сулейменов в четверг заявил о готовности его ведомства, курирующего в Казахстане взаимоотношения с партнерами по Евразийскому экономическому союзу, жестко отстаивать интересы казахстанского бизнеса в части устранения барьеров на пути продвижения казахстанской продукции на российский рынок.

Одновременно он заметил, что в каждом отдельном случае возникновения проблем у казахстанского бизнеса надо разбираться детально, поскольку он может быть следствием "недоработок" и казахстанской стороны.

Вопрос о том, что Министерство национальной экономики Казахстана, которое, как подчеркнул сам Тимур Сулейменов, является в республике "координирующим органом по работе в Евразийском союзе по всем вопросам, будь это ветеринарные, санитарные вещи или техническое регулирование", возник у участников международного форума "K17: Kazakhstan Growth Forum" в связи с появившимся накануне заявлением министра сельского хозяйства Российской Федерации Александра Ткачева о возможном запрете ввоза в Россию сахара из Казахстана и Белоруссии. Глава российского МСХ мотивировал это тем, что Казахстан и Белоруссия беспошлинно импортируют сахар-сырец, перерабатывают его, а затем продают дешевый сахар - в том числе и в России, получая, тем самым, преимущество перед российскими производителями.

Тимур Сулейменов накануне пояснил журналистам, что такой запрет вряд ли навредит казахстанским производителям, поскольку "лишнего" сахара на экспорт в Казахстане просто нет, а квота на ввоз сахара-сырца устанавливается на уровне, позволяющем закрыть собственные потребности. Но на "KazakhstanGrowth Forum" вопрос был поставлен шире "сахарных" потенциальных ограничений: предпринимателей интересовало, не видит ли миннацэкономики некоторого перекоса в торговле двух стран, когда российские товары входят на казахстанский рынок практически беспрепятственно, а казахстанские производители постоянно натыкаются на какие-то ограничения. И Тимур Сулейменов вынужден был признать, что такая проблема существует.

"Согласен, что у нас негативный баланс увеличивается с Россией... Получается, что вот так: мы в одну сторону их пускаем, у нас какие-то проблемы есть, - сказал казахстанский министр. - Я считаю, там, где мы правы, мы эту правоту должны и будем доказывать. Что касается настроя - я согласен, что настрой должен быть достаточно жестким в этом вопросе", - добавил он.

Одновременно глава Министерства национальной экономики Казахстана призвал различать те случаи, когда барьеры на пути казахстанской продукции возникают под "давлением отраслевых лобби и отраслевых групп", и те ситуации, когда "некоторые вещи связаны с тем, что у них бюрократии больше в разы, чем у нас".

"Тут добавляются федеративное устройство государства, удаленность регионов от центра, - утверждает Тимур Сулейменов. - Я раньше, пока не начал там (министром по экономике и финансовой политике Евразийской экономической комиссии с 2012-го по 2016 год - прим. авт.) работать, тоже думал: это, наверное, отговорки. Но на самом деле, действительно, есть объективная взаимосвязь - чем больше госаппарат, тем хуже он управляется, и соответственно, то, что принято на центральном уровне, тем сложнее оно доходит до мест и реализуется там", - заметил он.

Он подчеркнул, что это обстоятельство не делает подобные инициативы российского госаппарата "более правыми".

"Нет, но я просто говорю об этом, чтобы у нас: у общества, у бизнесменов не складывалось мнение, что они специально ставят барьеры исключительно, чтобы нам досадить - своих только поддержать. Это совмещение факторов, надо на это таким образом смотреть", - пояснил глава казахстанского министерства экономики.

И призвал казахстанский бизнес постоянно "проговаривать" в диалогах с казахстанскими властями все свои проблемы, связанные с попаданием на рынки ЕАЭС.

"Говорите - я могу это под свой личный контроль брать, у нас есть замминистра, который постоянно бывает в Москве, раз в месяц, первый вице-премьер (Аскар Мамин - прим. авт.) этими вопросами занимается, формируется перечень барьеров и препятствий, прямо формально утвержденный вице-премьерами. Проговаривайте эти барьеры, мы будем прорабатывать их устранение, но просто нужно их знать, нужно понимать - это барьер или нет, потому что иногда мы сами недорабатываем, иногда мы сами каких-то вещей не видим и нам проще сказать: не пускают. Давайте разбираться, вот у меня настрой такой, очень позитивный и конструктивный, я готов по этому вопросу работать", - заключил Тимур Сулейменов.

Казахстан. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kursiv.kz, 14 сентября 2017 > № 2310173 Тимур Сулейменов


Россия > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 14 сентября 2017 > № 2310013 Александр Баунов

Раздвоение лояльности. Почему не получается остановить кампанию против «Матильды»

Александр Баунов

Провозгласив для России идеологию, Путин создал новую точку отсчета для обезличенной системы координат, и Поклонская может претендовать на то, что воплощает этот набор не хуже его самого. В точке кристаллизации идеологии возникает пока не четко оформленный союз верных не столько Путину, сколько провозглашенным им идеалам священников, представителей спецслужб, бизнесменов и государственных функционеров. Чиновники среднего и низшего уровня начинают диверсифицировать свою лояльность, разделяя ее между президентом и этим новым неопределенно-личным идеологическим центром

Всего за несколько дней Россия пересекла важную черту, к которой шла давно: православные экстремисты совершили две настоящие попытки терактов. Один в Екатеринбурге на машине, нагруженной газовыми баллонами, врезался в витрину кинотеатра; другие возле офиса Константина Добрынина сожгли машины – всё за «Матильду».

Россия привыкла к религиозно мотивированным мусульманским терактам, но, несмотря на часто общее гражданство убийц и жертв, они воспринимались как теракты чужих против своих, меньшинства против большинства. Нынешние нападения – это атаки своих против своих, проводимые от имени большинства. Там была борьба за независимость, здесь – борьба за власть в виде права определять границы дозволенного для всех.

В спектакле (а потом и фильме) «Ученик» Кирилла Серебренникова молодой христианский фанатик спорит с приходским священником: другие религии смеются над христианами, они готовы умирать и убивать за свою веру, а мы нет. Герой пьесы просто не нашел своего правильного священника.

С исламским терроризмом бороться трудно, потому что на десять мулл, которые осуждают насилие, найдется один, который благословляет, и нет верховной инстанции, чтобы сказать, кто из них прав. В христианстве такая инстанция есть: в русском православии это патриарх, но он молчит. А СМИ и сети обычно в таких случаях усиливают голос радикалов, а не осуждение их Екатеринбургской епархией. Традиционный крестный ход в Петербурге, где из всех тем требование отменить прокат «Матильды» оказалось самым заметным, притом что церковь нападавших не осудила, выглядел как их поддержка.

Русская церковь, чрезвычайно централизованная в административном смысле, оказалась децентрализованной в идеологическом – там, где речь идет об очагах фундаменталистского непослушания. Проблема, известная внутри церкви с 1990-х, когда религиозные националисты по своему почину боролись с неправильными, либеральными священниками, а патриархия не решалась им возразить, теперь распространилась за пределы церкви.

В горящей избе

Российский режим относится к тому типу, где дисциплина важнее согласия, а власть не нуждается в соавторах политической повестки и предпочитает принимать поддержку в пассивной форме подчинения и порядка. Время от времени власть старается ограничить слишком инициативных сторонников – то пытается закрыть сайт «Спутник и погром», то ограничивает гранты байкерам и НОДу, дисциплинирует добровольцев Донбасса, оттирая самых непослушных; по 282-й статье о преступлении словом осуждено больше националистов, чем условных либералов. И то, что власть не способна дисциплинировать неукротимую Поклонскую, свидетельствует не о том, как ее идеи крепнут, а как она слабеет под напором собственных идей.

Восходящий поток «инициатива в обмен на лояльность» (по формуле «мы определяем цель, вы нас ведете») хорошо работает между нижним и средним уровнем, но не всегда или с запозданием доходит до верхнего. Когда кипучая низовая инициатива достигает наконец самого верха, Кремлю приходится иметь дело уже не с экстравагантным одиночкой, который хочет быть святее системы, а с полновесным общественным явлением.

В этом парадокс ситуации с «Матильдой»: верхнее звено, хотя предпочитает статику динамике, не всегда пресекает избыточно деятельный восторг на ранних стадиях – это мелко и не по чину и жаль одергивать полезных энтузиастов. Когда же инициатива разрастается до масштабов, при которых Кремлю незазорно ее замечать, цена ее усмирения растет, теперь оно чревато отчуждением ценных групп поддержки и демонстрацией раскола внутри патриотического большинства. В результате уже не Кремль проверяет низовые движения на лояльность себе, а они проверяют Кремль на лояльность провозглашенной им самим идеологии.

Президент России достаточно силен, чтобы одернуть начинающего депутата Поклонскую и бригаду следователей, которые открыли дело Серебренникова и тем самым осложнили ему отношения с множеством потенциальных доверенных лиц. Но на начальном этапе опускаться на уровень Поклонской или следственной группы – слишком мелко. А когда дело Серебренникова или скандал с «Матильдой» сами поднимаются до уровня Кремля, их не так просто остановить: они уже вбирают некоторую часть кремлевских союзников и единомышленников, которых не хочется одергивать, обижать и противопоставлять себе ради какого-то там театра или фильма. Энтузиасты привыкают измерять равенство всех перед законом в арестованных режиссерах.

Когда вопрос поднимается на уровень, не стыдный для Кремля, участники кампании гораздо более многочисленны и распалены, чем в начале, и в ее рядах уже мелькают влиятельные лица. Одно дело, когда Поклонская нападет на фильм Учителя от своего имени, другое – когда к ней присоединяется епископ Тихон Шевкунов, который много лет считается духовником Путина и некоторых высоких чинов из российских спецслужб.

Один за всех

Одна из проблем персоналистского режима, выстроенного в России, в том, что в нем нет сдержек, кроме самого Путина. Его слово, сказанное ex сathedra, то есть в тронной, управленческой ситуации, все еще принимается всерьез, но именно потому, что слова других высокопоставленных функционеров становятся все менее обязательными к исполнению.

В этом отношении нынешняя верхушка действительно больше похожа на двор, чем на политбюро. Путин не может девальвировать свое царское слово, обращаясь к Поклонской или следственной бригаде, а слово практически любого другого функционера, даже если он претендует на то, что вступает в разговор от имени Кремля, весит слишком мало, чтобы остановить патриотическую кампанию, уже нарастившую мышечную массу. Ни министр культуры Мединский, который наконец выступил с весьма категорическим осуждением «гвалта» Поклонской, ни президентский пресс-секретарь Песков, ни премьер-министр Медведев с замами для этого уже недостаточно авторитетны: для участников национал-патриотических кампаний они сами – потенциальный объект публичной или келейной борьбы и желательной замены на более патриотичных чиновников.

На публичное одергивание со стороны неавторитетных для себя людей они найдут публичное и еще чаще негласное одобрение в кругах более уважаемых в их среде. Именно так надо понимать дерзкий ответ депутата Поклонской министру Мединскому: «Давать оценку должны эксперты, не знаю о том, что Мединский имеет стаж экспертной работы». Министр – никто, найдем на него своих авторитетов.

Для организаторов публичных патриотических кампаний в стране нет идеологов, кроме Путина и их самих. Но Путин отвечает уклончиво, не разменивая высокий сан даже на легкий риск попасть в число оппортунистов, значит, осталось найти «правильного священника» и получить благословение. Русская церковь (как и лидеры мнений из мирян), подобно миру ислама, сейчас достаточно диверсифицирована на среднем уровне. А средний уровень, объединившись с активистами снизу, получает способность навязать волю высшему: и вот на свечных ящиках по приходам лежат подписные листы против «Матильды», и уже не важно, кто их положил, важно, что их не убирают.

Рождение гибрида

Кроме очевидного смешения мученичества как итога жизни и святости, упрощенно понятой как пятерка за поведение, для внешних наблюдателей не всегда понятно, почему именно последний царь, проспавший империю, так почитаем среди имперских националистов. У этой традиции два корня. Еще в советское время подлинность православного духа многими измерялась признанием святости последнего царя: эмигрантская Зарубежная церковь давно почитала его святым, в то время как РПЦ и ее, по общему мнению, завербованные КГБ иерархи под давлением атеистической власти этой святости не признавали. Так что неофиту предлагалось сделать выбор между настоящим и конформистским советским православием. По этой причине культ царя-мученика существовал в русской церкви задолго до того, как Путин в процессе объединения Русской и Зарубежной церкви сделал его официальным.

Тогда же в позднем СССР в спецслужбах стал распространяться культ белогвардейцев как настоящих (не чета большевикам) патриотов, парадоксально совмещаясь с почитанием Сталина и Дзержинского. Проект истинно русского СССР с православием вместо коммунизма уже в 1970-е был таким общим местом, что попал в пародийном виде в «Остров Крым» Аксенова.

Что касается происхождения Поклонской, оно еще более прозрачно. Украина, со всеми оговорками, так и не вышла из постсоветских 90-х – как это и следует из показателей ее социально-экономического развития. И Поклонская вместе с Крымом взята прямо оттуда – не только из другого пространства, где власть не авторитет, но и из другого времени. Депутат Поклонская, сама того не подозревая, возрожденный персонаж из толпы политических проповедников начала 90-х у закрытого музея Ленина, предлагавших фантастические проекты обустройства голодной и обиженной России.

Однако в момент, когда Поклонская со своим экзотическим проектом появилась в Москве, политический центр здесь уже два года сдвигался в сторону бывшего края, примерно туда, где давно трудился философ Дугин, заседало Афонское братство, а православие превращалось в коллективную идентичность, дающую право на превосходство над победителями в холодной войне.

Векторы России и Поклонской совпали и дали умножающий эффект, и теперь трудно отдельно остановить Поклонскую, не ставя под вопрос заданное в последние годы идеологическое движение всей России.

Для тех, кто разработал для страны консервативный маневр, депутат Поклонская – беспокойная, но в целом своя, а ее критики – хоть и более уравновешенные – чужие. Противопоказано бить своих на радость чужим. С патриотическими эксцессами власть считает, что разберется сама: они полностью внутреннее дело, у их инициаторов нет внешней поддержки; слабый Ельцин справился с полным Белым домом Поклонских. Зато немногочисленные диссиденты, имея за спиной Запад, развалили целый Советский Союз.

Кампания Поклонской для консервативной части российского политического класса – способ поставить флажки на дальних подступах, предотвратить сползание России в прагматизм, антиоппортунистическая прививка ее руководству, которое то и дело думает о реформах и возвращении в клуб западных держав. Так пусть имеет в виду: уж если ради таких диковинных предметов, как новый фильм и давний царь, вдруг идет такая битва, отступничество в принципиальных вопросах будет стоить дорого.

Двойная лояльность

Путин оказался в классической ловушке начинающего идеолога. Провозгласив идеологию, он создал новую точку отсчета для обезличенной системы координат, но набор идей связан с лицом опосредованно, и Поклонская может воплощать этот набор не хуже его самого. В прежней, неидеологической России лояльность принадлежала только ему. В новой – еще и набору идей, имеющему независимое существование.

В точке кристаллизации идеологии постепенно возникает пока не четко оформленный союз верных не столько Путину, сколько провозглашенным им идеалам священников, представителей спецслужб, бизнесменов и государственных функционеров, который можно условно назвать союзом ряс и погон. Чиновники среднего и низшего уровня начинают диверсифицировать свою лояльность, разделяя ее между президентом и этим новым неопределенно-личным идеологическим центром. Так, за запрет «Матильды» вдруг начинают высказываться местные руководители, силовики, директора, тем более что снизу им кажется – такая громкая кампания вряд ли идет без одобрения с самого верха. В результате уже после заявления министра Мединского против кампании и в поддержку проката «Матильды» несколько прокатчиков Камчатки приняли решение не включать фильм в репертуар, уточнив, что это их «гражданская позиция», а местное министерство культуры разместило их манифест на своем сайте: двойная лояльность, верный идеалам средний уровень спорит с представителями более высокого, делая удобный выбор на ярмарке авторитетов.

Удивительно, как долго Кремлем не прочитан содержащийся в кампании против «Матильды» личный упрек. В той же среде, где уверены, что у настоящего святого русского царя не может быть романов, возникают вопросы к нынешнему. В неофициальной, но, по его собственным словам, удачной («все в порядке») личной жизни президента именно в силу ее неофициальности и таинственности романтическое и романическое начало преобладает над суровым иконографическим: императора времен Матильды тут никак не меньше, чем императора времен венценосной семьи. Сообщая, что у великого и святого русского царя не может быть романа, активисты задают жесткую систему координат для любого правителя России, не исключая нынешнего.

Сторонники свободной России давно мечтали, чтобы церковь заговорила независимым от государства голосом, а парламентарии вновь не боялись министров. Это происходит, но разговор идет явно на чужом для них, пугающем языке.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 14 сентября 2017 > № 2310013 Александр Баунов


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter